Переходный возраст 12 лет у девочек: Ошибка 404. Страница не найдена • Онлайн-школа «Фоксфорд»

Переходный возраст 12 лет у девочек: Ошибка 404. Страница не найдена • Онлайн-школа «Фоксфорд»

Содержание

Переходный возраст: С чем сталкивается подросток и что делать?

Переходный возраст – непростой период как для детей, так и для их родителей. В этот промежуток времени подросткам кажется, что весь мир встал против них, что никто не может понять их чувств. Особенно важно выстроить теплые и доверительные отношения между старшими и младшими поколениями, чтобы дети не чувствовали себя покинутыми и ненужными. Рассказываем о том, как пройти подростковый возраст без конфликтов и бесконечных споров.

Содержание

Что такое переходный возраст и когда он начинается?

Переходный возраст начинает активное развитие с 10-12 лет. На старт изменений в теле и в мышлении влияют биологические и социальные факторы, поэтому некоторые дети явно опережают свое окружение. Полное формирование заканчивается к 20 годам у представителей мужского пола, у девушек – в среднем в 17 лет. На фоне неравенства обостряются проблемы взаимоотношений со взрослыми и ровесниками, помочь в преодолении конфликтов должны родители.

Характерные изменения в жизни детей во время переходного возраста

Преобразования в этот период носят как внутренний, так и внешний характер, при этом два направления непрерывно взаимосвязаны. Дети стараются найти свое место в жизни, сравнивают свои достижения и внешние параметры с характеристиками сверстников, но зачастую происходит это не в пользу самого подростка.

Внешние изменения в подростковый период

  • мутация голоса;
  • рост;
  • изменение фигуры;
  • начало менструации у девочек;
  • появление высыпаний на коже;
  • развитие волосяных покровов.

Психологические изменения в подростковый период

  • Импульсивность и вспыльчивость

Дети совершают необдуманные поступки, становятся грубыми, разговаривают на повышенных тонах.

  • Агрессивность

Советы родителей начинают восприниматься как упреки. Подросткам кажется, что взрослые слишком много требуют от детей, из-за чего следуют фразы, ранящие сердца отцов и матерей.

  • Сравнение себя с другими

«Почему у нее фигура красивее моей?», «Почему он выше меня?», «Почему моя одноклассница больше нравится мальчикам? Чем я хуже?», — такими вопросами задается каждый ребенок во время переходного возраста. Дети считают, что остальные лучше их во всем, вследствие чего подростки не принимают свою внешность, самооценка и уровень удовлетворенности жизнью становятся ниже.

  • Завышенные требования к родителям

Подростки настойчиво требуют от родителей дорогих покупок, путешествий, приобретения телефонов новейших моделей. Но ребята еще не осознают тяжесть и ответственность, которые ложатся на плечи взрослых при зарабатывании денег. Дети в подростковый период оценивают любовь в деньгах, поэтому считают, что отсутствие красивой жизни и дорогой техники означает нелюбовь родителей к своему чаду. По мере взросления взгляды будут становиться другими, и ребята осознают свою неправоту, начнут по-настоящему ценить вклад родственников в воспитание личности.

С какими проблемами сталкиваются подростки?

У детей в переходном возрасте гораздо больше душевных терзаний, чем предполагают взрослые. В какие непростые ситуации может попасть ребенок?

1.Травля в школе

Отличие ребенка от одноклассников – повод для возникновения негативного отношения к нему. Если подросток чувствует себя некомфортно в коллективе школы, то эта угнетающая обстановка принимает постоянный характер и отражается на других сферах жизни.

2.Погружение в виртуальный мир

Нередко во время переходного возраста дети желают абстрагироваться от реальности, в этом случае на помощь приходят игры. Подросток может даже не заметить того, как его все больше затянет эта рутина. По итогу пострадает социализация в настоящем обществе.

1-3 октября

10-11 классы

Онлайн-пробник ЕГЭ

Меняем знания на призы

Записаться

3.Отношения с противоположным полом

Часто взаимоотношения между мальчиками и девочками доходят до двух крайностей – либо непринятие и непопулярность среди противоположного пола, либо избыточный интерес, который может привести к нежелательной беременности, заболеваниям и психологическим травмам подростков.

4.Попадание в плохую компанию

Негативное влияние сверстников – распространенная проблема. Ребенку не хочется быть белой вороной в школе и среди друзей, поэтому он начинает потакать модным движениям и установкам, заведенным в группировке лиц, не может самостоятельно принять решение и дать отпор. К установкам относятся курение, употребление алкоголя, иные пагубные привычки и опасные игры. Такие компании людей деструктивно влияют на психику, поэтому покинуть их становится не так-то просто.

Как наладить контакты с подростком? Советы для родителей

Популярными техниками для складывания гармоничных отношений взрослых и детей поделился психолог Коалиции. Применяйте советы на практике, тогда взаимодействие с ребенком значительно улучшится!

Попиль Евгения Сергеевна

Педагог-психолог. Выпускница психолого-социального факультета РНИМУ имени Н.И.Пирогова.

• С ребёнком необходимо выстраивать доверительные отношения

В этом случае выше вероятность, что он будет приходить к вам, делиться переживаниями, просить поддержки или совета. А значит, будет и меньше грубости или другого нежелательного поведения.

•Техника «Я-высказывания»

Во время конфликтов не стоит бросаться обвинениями и оскорблениями, а следует говорить о своих чувствах. Например, вместо: «Как ты смеешь так разговаривать! В кого ты превратился!», «Ни о чём тебя нельзя попросить! Сколько можно повторять!..» и т. д. – скажите о своих чувствах, что вы ощущаете в данный момент. Например: «Когда ты грубо со мной разговариваешь, я чувствую бессилие и грусть, переживаю из-за того, в эти моменты мне кажется, что ты меня не любишь», «Когда ты не выполняешь мои просьбы, я злюсь на тебя, мне больно, возникает ощущение, как будто мои слова для тебя не важны».

Обратите внимание!

Ваши чувства для подростка очень важны, хоть он и старается это скрыть. Говоря о том, что вы чувствуете, вы пресечете конфликт, не дадите ему развиться дальше. А также научите ребёнка говорить о своих переживаниях, благодаря этому у вас наладится контакт.

• Важно помогать ребёнку структурировать свой день, если у него возникают сложности

При этом обязательно включать в распорядок время на отдых от школы и учебы. Это позволит ему стать более организованным, меньше уставать, сделать своё эмоциональное состояние более стабильным.

•Обсуждайте с подростком правила, которые есть именно в вашей семье, что кого устраивает, а что нет

Договаривайтесь о новых правилах и традициях, так как ребёнок растёт, и могло что-то измениться, а зачастую не все члены семьи могут вовремя перестроиться.

•Напишите список обязанностей, которые готовы доверить своему ребёнку в его возрасте

Он должен сам выбрать, что будет делать и с какой частотой. Это поможет научиться нести ответственность за свои действия.

•Нужно дать возможность ребёнку самому заботиться о личном пространстве, в котором он живёт

Например, подросток должен сам убираться в своей комнате.

•Иногда очень помогает правило стучаться друг к другу, спрашивать, можно ли зайти, и не входить, если об этом просят

А человек, который не хочет, чтобы его беспокоили, обязательно указывает время, когда он будет готов к общению. Уважайте друг друга и ни в коем случае не стремитесь залезть в телефон школьника и прочитать переписки.

Регулярные курсы по подготовке к олимпиадам и ЕГЭ

Поступаем в вуз мечты без проблем!

Начать бесплатно

•Должно быть регулярное совместное времяпрепровождение

Активный отдых, настольные игры и т.д.

• Проводите семейные конференции

В равные промежутки времени члены семьи делятся своими переживаниями, используя «я-высказывания». Можно их проводить и вдвоём. Пока один говорит, другой не перебивает, не занимается чем-то посторонним (даже если человек какое количество из отведённого времени молчит).

•Обязательно расспрашивайте ребёнка о том, как прошёл день в школе и дома

Интересуйтесь его увлечениями, предлагайте свою поддержку или помощь в чём либо, если понимаете, что она ему нужна.

•Заботьтесь о себе

Выделяйте время на отдых, свои увлечения, как по отдельности, так и вместе (оба родителя).

•Не бойтесь обсуждать запретные темы, когда ребенок открыто задает вам вопросы

Половое воспитание должны прививать родители, а не сверстники из сомнительных компаний.

•Никогда не сравнивайте ребенка с другими учениками школы или детьми своих знакомых

Некорректные взгляды на жизнь не дают покоя и во взрослом возрасте. Люди в течение всего своего существования занимаются самокопанием, считают себя недостойными неудачниками, ведь им кажется, у остальных все почему-то лучше. Не нужно портить мировосприятие личности, иначе это может привести к плачевным последствиям, психологическим проблемам.

•Не ругайте за плохие оценки в школе

Отметка в журнале – явно не тот фактор, который должен влиять на любовь и уважение к ребенку. Неудовлетворительная оценка не делает подростка хуже или лучше. Выясняйте причины получения двоек и совместно продумывайте способы повышения успеваемости.

•Не упрекайте ребенка в том, что вы для него делали и делаете.

Во время таких ссор естественным образом следует ответ: «А я не просил(а) меня рожать!». Дети сами должны осознать ценность родительской заботы и прийти к благодарности за все.

Выводы

На протяжении становления личности родители должны поддерживать своего ребенка, мотивировать для достижения целей, давать важные советы, которые будут полезны на жизненном пути. Относитесь к детям с любовью, уважайте личные границы, окружайте подростков теплом и заботой, тогда они вырастут благодарными и ласковыми.

Поделиться в социальных сетях

Поделиться в facebook

Facebook

Поделиться в twitter

Twitter

Поделиться в vk

VK

Поделиться в odnoklassniki

OK

Читайте также

Бесплатные

вебинары Коалиции


Разбирайтесь в темах, полезных для ЕГЭ, ОГЭ и олимпиад, вместе с экспертами ЕГЭ и олимпиадными тренерами. Учитесь у лучших!

Выбрать вебинар

У девочки переходный возраст что делать. В каком возрасте пора беспокоиться о том, что не начались признаки физических изменений? Психологические проблемы переходного возраста у мальчиков

Кажется, что только недавно вы принесли маленький кричащий свёрточек домой, и вот уже этот комочек вырос и превратился в замечательную девочку, столкнувшуюся с тысячами вопросов.

Чаще всего переходный возраст у девочек наступает в 10–11 лет, но в редких случаях этот момент может наступить на 1–2 года в ту или иную сторону. Длительность этого процесса зависит от скорости формирования форм и устаканивания гормонов в организме девочки. В среднем переходной возраст длится до 15–17 лет. В отдельных случаях при некоторых физических или психических отклонениях может затянуться до 23–25 лет.

Переходный возраст – это нелёгкий период, во время которого появляются проблемы не только у детей, но и у их взрослых родителей. Как правильно определить переходный возраст у девочек до скольки лет, и по каким причинам он затягивается.
Первичные признаки прихода полового созревания.

У каждого полового возраста есть свои признаки при помощи которых для взрослых есть возможность определить назревающую проблему или разговор о первой любви, комплексах, истериках, депрессиях и физиологических изменениях.

1. Происходит расширение костей таза, визуально заметны округления бёдер и ягодиц.

2. Происходит усиление пигментации околососкового кружка.

3. Начинается прорастание первых волосков на лобке и подмышечных впадинах, продолжает расти и округляться молочная железа.

4. Происходит подготовка к менструальному циклу и непосредственное его начало, и установление.

5. Нестабильное психологическое состояние с частыми перепадами настроения.

6. Препровождение достаточно большого количества времени возле зеркала.

7. Разительная смена гардероба.

Физиологические изменения девочки в переходный период.

Усиленная работоспособность щитовидной железы и гипофиза приводит к интенсивному выделению гормонов в молодой организм девочки, что приводит, в свою очередь, к молниеносному росту и внешним изменениям, которые часто пугают подростка. Ввиду заложенной любопытности в женское существо, девочки начинают проводить много времени возле зеркала, стараясь подробно изучить и понять изменения в своём организме. Именно в это время юные создания начинают чаще всего интересоваться косметикой, кремами, парфюмерией. Внешние изменения и округления фигуры ведут за собой достаточно часто и такую неприятную вещь как прыщи. Подростковые прыщи – это, наверное, самое большое расстройство, с которым стараются в одиночку правиться маленькие девочки. Прыщи и переходный возраст у девочек до скольки лет могут шагать рука об руку, напрямую зависит от степени ухаживания за кожей. Именно в это время на девочек сваливаются сотни вопросов, ответы на которые раскроются либо с вашей помощью, либо без таковой.

Мамочки, именно в это время ваше умение слушать, рассказывать, наставлять на путь истинный необходимо проявить с максимальной осторожностью и чувством такта. Девочки в переходном возрасте очень ранимые, сверхкритичные к внешности. Поэтому всегда подбирайте выражения относительно их гардероба, вкусов, макияжа, образа жизни.

Именно в этот период вы можете стать лучшей подружкой, рассказав о грядущих изменениях и способах борьбы с ними, или же отдалиться на ещё долгие годы от своей кровиночки.

Многие родители, к сожалению, не совсем представляют, что такое переходной возраст у девочек. Признаки, которые говорят им о том, что в жизни их дочери наступает новый период, часто просто игнорируются. Взрослые забывают о своем собственном детстве и юношестве, и поэтому, когда их любимая дочурка достигает переходного возраста, они оказываются совсем не готовы к происходящим переменам. Мамы и папы не имеют представления о том, когда начинается и во сколько лет заканчивается переходный возраст у девочек, какие изменения в их физиологическом и психологическом состоянии являются нормой, а какие — нет, какие проблемы сопутствуют этому периоду и как с ними бороться.

Что такое переходный возраст?

Переходной возраст — это довольно сложный период, который проходит каждый ребенок в процессе своего факт подтверждают и психологи, и врачи. В этот промежуток времени у детей изменяется мироощущение и сознание, а их организм подвержен существенным физиологическим изменениям.

Рано или поздно каждый родитель, воспитывающий любимую дочурку, задается вопросом о том, во сколько лет начинается переходный возраст у девочек. К сожалению, однозначного ответа на этот вопрос не существует, поскольку этот период не имеет строгих временных границ. Переходной возраст у девочек, признаки и симптомы, характеризующие его, отличаются и зависят от индивидуальности каждой личности. Однако в кругу специалистов-психологов принято условно разделять переходный возраст на три основные фазы:

Какими физиологическими изменениями сопровождается переходный возраст?

Как определить, что начался переходной возраст у девочки? Признаки обычно бывают налицо, поэтому внимательные родители вряд ли пропустят этот момент. С физиологической точки зрения имеют места следующие возрастные изменения:

Аномалии пубертации

Родителям необходимо быть очень внимательными в период, когда начинается переходной возраст у девочек. Признаки любых отклонений должны быть выявлены своевременно, так как любое промедление чревато серьезными последствиями. Мамам и папам стоит забить тревогу, если:

  1. Слишком рано начинают расти молочные железа. Речь идет о преждевременном росте груди, если это происходит тогда, когда девочке еще не исполнилось 8 лет.
  2. характеризуется началом пубертатного периода у девочек, не достигших 8-10 лет.
  3. Преждевременный рост волос в области лобка и подмышек.
  4. Преждевременное или запоздалое наступление менструации.
  5. Запоздалая пубертация, характеризующаяся отсутствием у девочек 13-14 лет признаков полового созревания.

Несмотря на то, что нет определенной даты, когда начинается переходный возраст у девочек, симптомы, описанные выше, должны насторожить родителей. В случае выявления любого из них рекомендуется обратиться к врачу за консультацией.

Болезни переходного возраста

Пубертатный период сопровождается серьезными изменениями во всем организме. Затрагивается также и состояние здоровья. Проблемы, возникающие в психологическом плане, оказывают дополнительную нагрузку на организм, вследствие чего порой он дает сбой.

Какие болезни возникают, когда начинается переходный возраст у девочек? Симптомы этих заболеваний проявляются как-либо или нет?

Как правило, недуги, характерные для переходного возраста, носят временный характер. Среди наиболее распространенных следует отметить следующие:


Половое созревание и переходной возраст

У девочек признаки полового созревания проявляются, как правило, в возрасте 12-13 лет. Они быстро растут, и всего за один год их рост может увеличиться на 5-10 см. Половое созревание девочек начинается с резкого развития молочных желез и, безусловно, половых органов. Тело приобретает более округлую форму, на ягодицах и бедрах откладываются подкожные жиры, на лобке и в области подмышек начинается интенсивный рост волос. Одновременно с этим происходят изменения и в характере. Девочки становятся более застенчивыми, они все чаще кокетничают с мальчишками, первый раз влюбляются.

Одним из самых важных признаков является наступление первой менструации. В это время имеют место изменения в сердечно-сосудистой и дыхательной системах. Наблюдаются перепады настроения, повышенная утомляемость и головные боли. Поэтому, когда начинается менструация, врачи рекомендуют девочкам чаще находиться на свежем воздухе, не подвергать организм чрезмерным физическим нагрузкам и больше отдыхать.

Какие психологические проблемы возникают у девочек в переходном возрасте?

Для девочек-подростков огромное значение имеет то, как их воспринимают окружающие. Для них очень важно, как они выглядят и какое впечатление производят на представителей противоположного пола, то есть на мальчиков. Много времени они проводят перед зеркалом и пристально изучают изменения, которым подверглось их тело. Зачастую девочки относятся к себе очень критично и остаются недовольны своим внешним видом. Кроме этого, у подростков наблюдаются частые перепады настроения, что объясняется усиленным выбросом половых гормонов в кровь. Гормоны — это также причина избыточной сексуальной энергии. Однако эту энергию девочка пока не может реализовать из-за своего возраста. В результате она становится агрессивной, дерзкой и непослушной. Родителям стоит набраться терпения и не забывать, что в этот период у подростков кора надпочечников функционирует намного интенсивнее, и именно поэтому их чадо постоянно находится в состоянии стресса.

Какие комплексы возникают у девочек в период пубертации?

В семье появляются новые проблемы, когда наступает переходной возраст у девочек. Фото интимного характера в ящике стола, гора косметики и новой одежды — далеко не редкость. Желание надеть короткую юбку и нанести на лицо толстый слой косметики вовсе не говорит о том, что девочка хочет привлечь к себе внимание. Порой это признак того, что у нее развились определенные комплексы, и она потеряла уверенность в себе. Ситуация усугубляется в случае, если девочка-подросток отстает в развитии от своих сверстниц. Второй размер груди подружки на фоне ее нулевого воспринимается как настоящая трагедия. Жизнь кажется серой и никчемной.

Если девочке не помочь, позволить ей и в дальнейшем оставаться наедине со своими проблемами, в итоге комплексы приумножатся. Это, в свою очередь, может привести к развитию затяжной депрессии, из которой выйти без вмешательства психолога не представляется возможным.

Как помочь девочке преодолеть трудности переходного возраста?

В трудно приходится не только подросткам, но и их родителям. Любящие мамы и папы часто обращаются к специалистам с вопросом о том, сколько длится переходный возраст у девочек. К сожалению, ни психологи, ни врачи не смогут назвать им конкретную дату, так как все зависит от индивидуальных характеристик ребенка. Однако они могут дать родителям несколько важных рекомендаций, которые помогут справиться с трудностями переходного возраста. Например, родители должны:

Позволять девочке принимать самостоятельные решения;

Забыть о директивном стиле общения;

Предоставить девочке большую свободу;

Не делать за дочь ту работу, которую она может выполнить самостоятельно;

Не критиковать парня, с которым она встречается;

Не нарушать ее личного пространства;

Не обсуждать дочь с посторонними людьми.

Рано или поздно каждый ребенок вступает в пору взросления, вместе с ней приходят и проблемы переходного возраста. Добрый, милый, ласковый малыш начинает меняться на глазах, становится грубым, агрессивным, а возможно и наоборот замкнутым и отстраненным. В этом нет ничего удивительного, ведь в этот период детский организм начинает стремительно меняться, вместе с этим происходят и изменения в мировоззрении, отношении к себе и окружающим.

Пора взросления – это один из самых важных, но вместе с тем и самых трудных жизненных этапов каждого человека. От того, как именно он пройдет вполне может зависеть будущее ребенка. Именно поэтому главная основная задача родителей мальчика-подростка – помочь максимально безболезненно пережит ему этот период.

Период переходного возраста

Вообще переходным возрастом принято называть временной промежуток, в течение которого происходит половое созревание детей. В этот период ускоряется физическое развитие и рост, окончательно формируются системы и внутренние органы организма. Когда именно все эти процессы начнутся и закончатся – сказать очень сложно. Это связанно с тем, что организм каждого ребенка имеет свои, индивидуальные ритмы и физические особенности.

Поэтому и точно предсказать, во сколько лет переходный возраст у мальчиков наступит – нельзя. Он может начаться как в десять, так и в четырнадцать лет и продлится до пятнадцати-семнадцати. Причем и эти показатели могут варьироваться. У мальчиков взросление происходит примерно на пару лет позже, проходит намного активнее и длится дольше (около 4-5 лет)

Специалисты считают, что начало переходного возраста зависит от разных факторов – наследственности, национальности, уровня физического развития, образа жизни, наличия или отсутствия вредных привычек и т. д. Мальчики, которые правильно питались, придерживались здорового образа жизни и проявляли физическую активность, вступают в пору полового созревания, как правило, вовремя.

Но когда бы он не наступил период взросления, он будет состоять из трех основных фаз :

  • Подготовительной – ее нередко именуют еще и младшим подростковым возрастом. В этот период происходит подготовка психики и тела к грядущим переменам.
  • Пубертатной – это и есть переходный возраст или подростковый период.
  • Постпубертатной – в данный период окончательно завершается психологическое и физиологическое формирование. Он затрагивает уже пору юношества, именно в это время мальчики начинают проявлять активный интерес к представительницам противоположного пола.

Организм ребенка с началом переходного возраста подвергается сильным изменениям, такие изменения влияют и на его внешний вид и на поведение. Основной причиной перемен являются активно вырабатывающиеся гормоны. Именно они становятся виновниками резких перепадов настроения, раздражительности, нервозности, интенсивного роста и т.д.

Для начала рассмотрим физиологические изменения, по которым можно определить переходный возраст у мальчиков. Признаки полового созревания бывают следующими:


  • Станьте ребенку другом . Так как на данном этапе в жизни мальчика-подростка большую роль играют друзья, родителям нужно приложить максимум усилий, чтобы попасть в их число. Так вам будет намного легче быть в курсе того, что происходит в жизни вашего чада, а значит, вы вовремя сможете оказать ему помощь или поддержку. Конечно, стать другом ребенка очень непросто, особенно если он привык от вас слышать одни лишь нравоучения. Сделать это поможет понимание мальчика, что вы равны друг другу. Вспомните себя в этом возрасте, наверняка вы считали, что взрослые никогда не смогут вас понять. Поверьте, то же думает и ваш сын. Постарайтесь развеять это убеждение, откройтесь ребенку с другой стороны, предстаньте перед ним простым человеком со своими недостатками и комплексами. Можете рассказать мальчику что-то о себе, поведайте несколько историй о своей молодости, о первой любви, о проблемах в школе и т.д.
  • Не ограничивайте свободу ребенка . В подростковом возрасте возникает особенно острая потребность в личном пространстве. Предоставьте это ребенку. Причем, речь здесь идет не только о собственной территории в квартире (комнате, столе или уголке), у взрослеющих детей она должна быть обязательно, а еще и о свободе и праве выбора. Не следует контролировать каждый шаг сына, рыться в его вещах, подслушивать разговоры, это приведет только к негативным последствиям. Не ограничивайте ребенка во всем, стараясь таким образом оградить от неприятностей, поскольку тотальный контроль не позволит ему чувствовать себя самостоятельным и только настроит против вас. Естественно, рушить все рамки нельзя, они обязательно должны быть, но разумные. Научитесь доверять сыну, в спорных вопросах предлагайте компромиссы, ну а чтобы узнать о его личной жизни больше общайтесь, но, ни в коем случае, не допрашивайте.
  • Избегайте излишней критики . Естественно, бывают обстоятельства, когда без критики обойтись нельзя, но она должна быть только конструктивной, причем направленной не на самого ребенка (ты неряха, лентяй и т.д.), а на его поступки, поведение, ошибки, словом на все, что можно исправить. Так как подростки слишком чувствительны к любым замечаниям, свое недовольство высказывайте максимально мягко, можете даже сочетать его с похвалой.
  • Проявляйте интерес . Созревание мальчиков сопровождается изменением системы ценностей и мировоззрения, ничего удивительного, что в этот период изменяются увлечения, суждения, взгляды. Если вы будете проявлять интерес к тому, чем занимается ребенок (но не навязчиво) и поддерживать его в этом, он станет больше вам доверять. Не ленитесь разговаривать с подростком, интересуйтесь его жизнью, рассуждениями и т.д. Не лишним будет спрашивать мнение сына в решении общих вопросов (какие обои поклеить, куда передвинуть шкаф и т.д.)
  • Проявляйте терпение . Если ребенок нагрубил или нахамил, старайтесь держать себя в руках. Помните, чрезмерная эмоциональность – это последствие переходного периода. Ответив сыну тем же, вы только спровоцируете скандал. Лучше попробуйте поговорить с ним позже, в спокойной обстановке, такое общение будет куда результативней.
  • Чаще хвалите . Похвала необходима всем, после слов одобрения будто вырастают крылья, появляется желание и силы покорять все новые и новые вершины. Чаще хвалите свое чадо, причем даже за небольшие достижения или просто хорошие поступки, это послужит для него стимулом развиваться и самосовершенствоваться. К тому же похвала неплохой способ показать, что ребенок вам не безразличен.
  • Признайте его личность . Подросток, пусть маленькая, но уже личность, имеющая свои интересы, увлечения, взгляды на жизнь, мнение. Не пытайтесь изменить сына, не навязывайте свои убеждения, лучше примите его таким, какой он есть.

Распространено мнение, что у девочек взросление происходит более гладко, чем у мальчиков и сопряжено с меньшими проблемами. Однако родители девочек-подростков с этим вряд ли согласятся.

Половое созревание у большинства девочек, действительно, происходит раньше, чем у большинства мальчиков, и быстрее. Представительницы слабого пола на самом деле лучше интерпретируют свои эмоции и легче с ними справляются, в их организме не вырабатывается столько адреналина, сколько в мужском, и по этой причине и в подростковом возрасте они менее агрессивны, не так остро воспринимают происходящие с ними изменения.

Но и для девочек переходный возраст – проблемный период, который сложно пережить и им самим, и их родителям.

Физиологические особенности

Подростковый возраст – это время, когда усиливается выработка половых гормонов, происходит развитие репродуктивной системы, формируются вторичные половые признаки.

У девочек эти процессы могут начинаться уже в 8-11 лет и длиться до 16-18 лет, хотя собственно пубертатный период занимает намного меньше времени. Рассмотрим этапы полового созревания девочек – это позволит распознать начало переходного возраста, помочь ребенку понять, что с ним происходит, и принять себя.

  • Предпубертатный этап. Организм будущей женщины только готовится к предстоящему взрослению. В это время яичники уже начинают интенсивно вырабатывать эстроген. Внешние признаки взросления в это время еще не сильно заметны, но уже начинает формироваться женский тип фигуры: кости таза расширяются, бедра становятся более округлыми. Более выраженной становится пигментация вокруг соска, сам он начинает выступать, становится крупнее. В подмышечных впадинах и на лобке появляются пока еще тонкие негустые волосы. Из-за усиления выработки андрогенов усиливается секреция сальных желез, в результате чего на лице, реже и на теле появляется угревая сыпи, а волосы быстро засаливаются и загрязняются. Обычно этот этап падает на возраст от 8 до 12 лет.
  • Пубертатный этап. Главный его признак – начало менструаций. Они появляются как правило не позднее, чем через два года после начала предыдущего этапа. Если предпубератный период затянулся, есть смысл обратиться за консультацией к гинекологу. Причиной задержки могут стать как нарушения в развитии репродуктивной системы, так и недостаток питания. Так, замечено, что у девочек, растущих в семьях вегетарианцев или сидящих на диете, менструация начинается позже, чем у их сверстниц, питающихся полноценно. В течение года менструальный цикл должен наладиться: если и через год менструации нерегулярны, выделения слишком скудны или, напротив, обильны, то есть повод для обращения к специалисту.

В этот же период, примерно через год или два после начала менструаций, интенсифицируется рост. Части тела в это время формируются непропорционально, так что девушка напоминает «гадкого утенка», которому только предстоит стать «прекрасным лебедем». Сначала стремительно растут кисти рук, стопы, лицевые кости. На бедрах и животе скапливается жировая клетчатка. Из-за этого фигура выглядит неуклюжей. Юношески угри к этому времени тоже могут еще не исчезнуть.

Пубертатный период обычно длится около двух-трех лет, падать он может на возраст от 11-12 лет до 15-16 лет – все зависит от индивидуальных особенностей организма.

  • Постпубертатный период. Формирование женской фигуры продолжается, но интенсивного роста уже не наблюдается. Девушка становится стройнее, жировая клетчатка превращается в мышечную ткань, перераспределяясь на зону бедер и молочных желез. К 16-18 годам фигура девушки окончательно формируется.

Зная особенности физиологического развития девочки-подростка нетрудно догадаться, с какими психологическими проблемами она сталкивается.

Какие психологические особенности этого периода?

Эмоциональные переживания девочки-подростка во многом связаны с физиологическими процессами в ее организме.

Первый признак переходного возраста у девочек – пристальное внимание к своей внешности и стремление привлечь внимание к своей персоне, выделиться из окружения или, напротив, подчеркнуть свою идентичность ему (своим подругам и более старшим девочкам). Она начинает интересоваться модой, стремиться одеваться ярче, современней, иной раз выбирая чересчур вызывающие наряды. Экспериментирует с прической, цветом волос, начинает пользоваться макияжем, чаще всего сильно с ним перебарщивая. Очень переживает по поводу прыщей, лишних килограммов, несоответствия фигуру стандартам красоты. Некоторые девочки испытывают неуверенность из-за менструаций.

Родителям ни в коем случае нельзя критиковать девочку-подростка, сравнивать ее с другими, особенно если сравнение – не в ее пользу. Любые замечания относительно ее внешности будут восприняты в штыки и могут привести к глубоким переживаниям из-за своего несовершенства. Тактика родителей должна быть иной. Лучше всего будет, если они помогут своей дочурке выглядеть по-настоящему красивой и стильной. Не стоит дожидаться, пока она начнет таскать помаду из маминой косметички и накупит дешевых теней для век самых несуразных оттенков. Куда лучше самим отвести свою красотку к визажисту, чтобы он подобрал ей макияж. Сделать это можно и самим вместе с ребенком, ориентируясь на модные тенденции. С гардеробом стоит поступить аналогичным образом. Разумеется, надо обеспечить чадо дезодорантом, средствами гигиены, косметикой по уходу за кожей лица, волосами.

Вторая особенность переходного возраста у девочек – стремление быть взрослой , самостоятельной, самой принимать решения. У ребенка появляется свой мир, доступ родителям в который закрыт. Не стоит грубо шпионить за своим чадом – уважать его права на свою территорию необходимо. Лучше продемонстрировать, что вы готовы соблюдать эти права. Если не имеете возможности предоставить дочке во владение отдельную комнату, то выделите ей хотя бы полку в шкафу, тумбочку, в которых рыться никто из членов семьи не будет ни при каких обстоятельствах.

Увидев, что вы ей доверяете, дочка тоже станет вам доверять.Если же заслужить доверие не получается, то хотя бы сделайте так, чтобы ваш контроль остался незамеченным.

Пубертатный период – это процесс изменений в организме подростка, в результате которых он становится взрослым и приобретает способность к продолжению рода. У мальчиков переходный возраст начинается в 13-15 лет и заканчивается к 17-19 годам . Происходящие в этот период гормональные перестройки определяют не только физические перемены в теле юноши, но и влияют на его социальное поведение. Что следует знать подростку и его родителям о пубертате?

В переходный период мальчик становится мужчиной

Пубертат – это транзиторный период между детским возрастом и зрелостью. В это время происходит значительная гормональная перестройка, что и обуславливает определенное, генетически заложенное физическое развитие. Под термином пубертат обычно понимают именно половое развитие юноши, но не затрагивают происходящие при этом психологические перемены. Подростковый период по факту длится дольше, чем непосредственно пубертат и включает в себя не только физическое, но и социальное взросление.

Физическое развитие вследствие гормональной перестройки организма

Начинается переходный период у всех мальчиков в разном возрасте. В среднем первые изменения отмечаются в возрасте 13-15 лет. Для сравнения, девушки взрослеют раньше и примерно на 2-3 года опережают мальчишек. Что же происходит в этот период в организме молодого человека?

  1. Увеличивается выработка ГН-РГ (гонадотропин-рилизин гормона) в гипоталамусе.
  2. Повышается в гипофизе.
  3. Стимулируется выработка половых гормонов в яичках.

Таким образом, первым вступает в дело гипоталамус. Он начинает активно синтезировать ГН-РГ, что в свою очередь приводит к усилению выработки гормонов в подчиненном ему гипофизе и далее в тестикулах. Усиленная выработка гормонов неизбежно приводит к запуску определенных процессов и началу полового развития.

Процессы, происходящие в организме юноши под влиянием гормонов:

  • Устанавливаются связи между гипоталамусом, гипофизом и гонадами.
  • Повышается чувствительность тканей к действию половых гормонов.
  • Происходит постепенное созревание рецепторного аппарата гонад.
  • Увеличивается масса семенных канальцев.
  • Происходит созревание сперматозоидов в клетках Сертоли.

Выработка гормонов приводит к половому развитию

Все эти процессы, происходящие в организме юноши, приводят к появлению определенных изменений в теле и формированию вторичных половых признаков.

Этапы физического развития в пубертате

За 2-3 года до наступления пубертата происходит усиление выработки . Этот процесс носит название адренархе. В это время идет усиленная , что и приводит в дальнейшем к запуску остальных физиологических процессов. Точная схема регуляции адренархе до сих пор не изучена, однако отмечается влияние некоторых ферментов на этот процесс (цитохрома P450 и др.).

В переходном возрасте изменение тела юноши происходит в несколько этапов:

Увеличение наружных половых органов

Первым признаком полового созревания у мальчиков считается увеличение яичек. В допубертатном периоде их размеры остаются практически неизменными и составляют 2-3 см в длину и 1,5-2,5 см в ширину. Начиная с 12-13 лет яички увеличиваются в размерах до 4 см³. Спустя 5-6 лет пубертата объем тестикул должен составлять около 20 см³.

Половой член начинает увеличиваться в размерах вместе с ростом яичек. Повышается частота эрекций (увеличение объема пениса в результате наполнения кровью пещеристых тел на фоне сексуального возбуждения). Возникают . В норме поллюции возникают каждые 2-3 дня, но увеличение или уменьшение их частоты в подростковом возрасте не следует рассматривать как патологию. У взрослых мужчин поллюции могут быть следствием длительного полового воздержания.

К 14-15 годам у мальчика появляются полноценные сперматозоиды. После возникновения первых поллюций молодой человек теоретически готов стать отцом. Не стоит забывать о контрацепции и защите от ИППП в этот период.

Вследствие ормональных изменений формируются вторичные половые признаки

Рост волос

В первую очередь волосы появляются на лобке, и происходит это вскоре после начала роста тестикул. Первые волоски возникают у основания пениса. Становясь гуще, волосы занимают всю лобковую область, распространяются на бедра, появляются вдоль белой линии живота и доходят до пупка. Спустя 6-18 месяцев начинается рост волос в подмышечной области, вокруг сосков, над верхней губой и на подбородке. Последовательность и интенсивность роста волос индивидуальна и во многом определяется наследственностью. Не у всех юношей отмечается рост волос на груди или других частях тела. Волосы продолжают расти в течение всей жизни и со временем становятся значительно гуще.

Изменение голоса

Ломка голоса происходит под влиянием андрогенов. Усиленный синтез гормонов приводит к быстрому росту гортани, утолщению и удлинению голосовых связок. Голос юноши становится низким. В течение нескольких лет голос может быть нестабильным. Окончательно тембр голоса устанавливается к 15-16 годам и обычно предшествует появлению волос на лице.

Изменение мускулатуры

В переходном возрасте мальчики быстро растут. Увеличивается длина костей, происходит рост мышечной массы. Плечевые кости и челюсти растут значительно быстрее, чем остальные части тела, что обуславливает формирование мужской фигуры. Максимальное увеличение мышечной массы отмечается спустя год после начала полового созревания. К концу пубертата юноши имеют в два раза больше мышечной массы, чем девушки того же возраста.

Изменение запаха тела

Воспалительные процессы затрагивают кожу лица и других частей тела

Под влиянием половых гормонов меняется состав жирных кислот, входящих в структуру пота. Усиливается потоотделение, возникает специфический запах. В это же время происходит усиленная выработка секрета сальными железами, что приводит к увеличению жирности кожи. Присоединение бактерий провоцирует развитие акне – воспалительных изменений на коже лица, спины, других частей тела. После завершения полового созревания у большинства юношей угри проходят самостоятельно. В ряде случаев требуется консультация специалиста и лечение.

Психологические изменения в пубертате

Гормональные перестройки влияют не только на изменения тела. Значительные перемены происходят и в психическом состоянии юноши. В возрасте около 12 лет идет значительное ускорение темпов роста головного мозга, а также отмечаются существенные перестройки в эндокринной системе. Сложные отношения между гипоталамусом и другими железами внутренней секреции создают условия для усиления возбудимости некоторых подкорковых структур, что и приводит к перестройке нервной деятельности у подростков.

Согласно многочисленным исследованиям в переходном периоде у мальчиков отмечается:

  • Снижение концентрации внимания и памяти в начале подросткового периода и некоторое улучшение показателей к концу пубертата.
  • Некоторое снижение умственной работоспособности в возрасте 14-16 лет.
  • Нарушение процессов торможения и повышение возбудимости центральной нервной системы.

В переходном периоде в организме подростка бушует самая настоящая гормональная буря. В связи с быстрым ростом головного мозга ключевые его структуры не всегда успевают адекватно кровоснабжаться, что также сказывается на умственной деятельности юноши и определяет некоторые аспекты его поведения. Нет ничего удивительного в том, что характер молодого человека меняется. Выраженность изменений может быть разная, но в большинстве случаев отмечаются такие моменты:

В результате перестройки организма меняется характер мальчика

  • Неуверенность в себе, стеснительность, низкая самооценка (нередко компенсируется избыточной агрессией).
  • Замкнутость, склонность к депрессивным состояниям.
  • Нервозность, избыточная тревожность.
  • Повышенная агрессивность, в том числе по отношению к старшим.
  • Эмоциональная лабильность. Перепады настроения и импульсивность – обычное явление для юношей в пубертатном периоде.
  • Конфликтность, противостояние с окружающим миром.
  • Появление полового влечения, интерес к противоположному полу.

Особое значение для мальчиков приобретают вопросы личных отношений. Одноклассницы из непонятных существ с другой планеты вдруг превращаются в красивых девушек. Возникает вполне понятный интерес к этой сфере жизни. Первый сексуальный опыт также нередко происходит в этом возрасте. Стоит ли удивляться, что поведение юноши постоянно меняется и практически никогда не соответствует ожиданиям родителей?

Факторы, влияющие на пубертатный период

Нельзя заранее предсказать, когда начнется половое созревание мальчика, и сколько оно будет длиться. На течение пубертата влияют следующие факторы:

О преждевременном половом развитии говорят при появлении вторичных половых признаков у мальчиков в возрасте до 9 лет. Отставание в половом развитии отмечают, если никаких изменений не происходит в возрасте 16 лет и старше. В любой из этих ситуаций следует обратиться к врачу и найти причину таких отклонений.

Советы родителям: как пережить переходный возраст

Пубертатный период – сложное время не только для самого подростка, но и для окружающих его людей. Нескладного, вредного и порой агрессивного мальчишку сложно любить так же, как умилительного толстощекого младенца. Мальчик больше не лежит смирно в пеленках, не зависает с конструктором, не поражает родителей умением складывать слова в предложения. Он мрачен и угрюм, недоволен жизнью и собой, и все время провоцирует конфликты. Не удивительно, что у подростков довольно часто случаются проблемы и недопонимания с родителями, и этих сложностей не удается избежать даже в самой любящей семье.

Родителям мальчика-подростка важно помнить: юноше забота и любовь нужна ничуть не меньше, чем младенцу, вот только выражать ее нужно несколько в иной форме. Избыточная опека молодому человеку лишь навредит и станет очередным раздражающим фактором. Взрослым нужно быть рядом и давать понять всем своим поведением, что ребенок может на них рассчитывать, что бы ни случилось. И вместе с этим нужно дать подростку возможность выразить себя, самореализоваться, найти свое место в жизни и занять определенную позицию сверстников. Найти баланс между свободой и заботой – вот что важно для родителей, чей сын вступил в сложную пору полового созревания.

В переходном возрасте родителям важно найти баланс между свободой и заботой

Несколько советов:

  1. Направьте энергию юноши в полезное русло. Предложите ему занятие, в котором он будет чувствовать себя нужным. Это может быть подработка в свободное от учебы время, помощь в семейном деле, занятия спортом или каким-либо хобби. Важно, чтобы у молодого человека была возможность выбора, ведь деятельность из-под палки вряд ли будет эффективной.
  2. Предоставьте юноше личное пространство. В идеале это должна быть отдельная комната, куда взрослый не будет врываться без предупреждения. Если такой возможности нет, стоит хотя бы отгородить для подростка собственный угол в общей комнате. Не стоит покушаться на его личные вещи или подслушивать разговоры с друзьями. Тотальный контроль не будет способствовать хорошим отношениям и только настроит подростка против вас.
  3. Избегайте ненужной критики. Помните, что подростки воспринимают все очень остро, особенно если это касается внешности или отношений с девушками. Высказывайте свое недовольство в корректной форме и не забывайте хвалить своего молодого мужчину.
  4. Интересуйтесь его жизнью. Ненавязчиво спрашивайте, как идут его дела в школе. Будьте в курсе, чем он увлекается, какие вопросы его интересуют. Не лезьте в личную жизнь, но и будьте совсем в стороне. Это поможет вам не только стать доверенным человеком для подростка, но и позволит вовремя заменить негативные изменения, если юноша свяжется с плохой компанией или попадет в неприятности.
  5. Признайте в нем личность. Позвольте юноше реализовывать свои склонности и выбирать свой жизненный путь самостоятельно. Помните, что он не продолжение вас, а самостоятельный человек, и имеет право на личное мнение. Позвольте ему совершать свои ошибки и делать собственные выводы из произошедшего там, где это не представляет серьезной опасности здоровью и жизни.

Помните, что переходный возраст не вечен. Рано или поздно нескладный юноша станет взрослым мужчиной, и вам останется только вспоминать это сложное, но по-своему увлекательное время.

FAQ, или часто задаваемые вопросы

В каком возрасте пора беспокоиться о том, что не начались признаки физических изменений?

О запоздалом половом развитии стоит говорить в том случае, если к 15-16 годам у юноши не появилось ни одного вторичного полового признака (рост половых органов, оволосение на лобке, в подмышечных впадинах, на лице, изменение голоса). В этой ситуации следует обратиться к андрологу.

В каком возрасте мальчики заканчивают рост?

Максимальный рост отмечается у юношей в возрасте 14-16 лет. В это время молодой человек практически достигает конечной отметки своего роста, но процесс на этом не заканчивается. Медленные прибавки отмечаются до 20-22 лет (по некоторым данным до 25 лет) – до полного закрытия зон роста.

Правда ли, что прыщи «пройдут сами», как только юноша начнет жить половой жизнью?

Это расхожее мнение не имеет под собой никаких научных обоснований. У большинства подростков угри проходят к окончанию полового созревания, то есть к 17-19 годам, и интенсивность половой жизни никак не влияет на этот процесс.

Нужны ли изменения в питании после наступления переходного возраста?

Питание подростка должно быть сбалансированным по основным элементам и витаминам. В рационе подростка должно быть красное мясо, свежие овощи и фрукты по сезону. Обычно в переходном периоде у мальчиков просыпается аппетит, поэтому существенных проблем с этим не возникает. Важно только ограничить долю фаст-фуда и быстрых углеводов, чтобы не спровоцировать проблемы с весом и нарушения метаболизма.

Когда этот кошмар закончится?

Все проходит, и это тоже пройдет. К 17-19 годам гормональная буря стихает, и молодой человек вступает в новый этап своей жизни. К этому возрасту вторичные половые признаки достигают своего максимального развития. Состояние кожи улучшается, уходят угри. Психоэмоциональное состояние также нормализуется по окончании переходного возраста.

Переходный возраст у девочек: что нужно знать родителям

Переходный возраст у девочек иногда становится настоящим испытанием для родителей. Из маленькой девочки происходит превращение в девушку, которая имеет совершенно другие интересы. Многих родителей пугает сам факт таких перемен, ведь они привыкли думать о дочери как о маленьком ребенке. А, тем временем, она уже пробует краситься и проявляет интерес к мальчикам, слушает «непонятную» музыку. От особенностей отношений в семье на этом этапе зависит то, насколько легко пройдет подростковый кризис. Если все хорошо, то любой кризис – это начало чего-то нового. Но если родители не проявляют должного внимания к подростку, отказывают ему в поддержке, излишне строги – то есть риск появления различных проблем. Как этого избежать?

редакция estet-portal.com расскажет, как помочь дочери преодолеть подростковый кризис.

  • Переходный возраст у девочек: особенности периода
  • Переходный возраст у девочек: как общаться с дочерью

Переходный возраст у девочек: особенности периода

Переходный возраст у девочек начинается в 12 лет – и длится до 16-ти. И если не акцентировать внимание на физиологических изменениях в организме, то главная черта этого периода – желание девочки нравиться мальчикам. Она начинает больше внимания уделять своей внешности – ухаживает за собой, экспериментирует с одеждой и стилем, хочет быть модной и стильной. В стремлении быть самой красивой и совершенной многие девочки впадают в крайности – сидят на жестких диетах, считая себя толстыми, или вовсе не едят ничего. Именно подростковый возраст «способствует» появлению комплексов.

Подписывайтесь на нашу страницу в Instagram!

В этот период очень важна поддержка мамы, которая для девочки является неосознанным эталоном женственности. Но бывает ситуация, когда девочка стремится ни в коем случае не быть похожей на мать. В подростковый период «вскрываются» все конфликты между членами семьи, которые до этого не были явными. И если мама слишком авторитарна по отношению к дочери или наоборот – не проявляет должного внимания – то это проявится подростковыми бунтами. А «бунтовать» подростки могут по-разному, но не всегда это будет безобидная короткая стрижка или вызывающая одежда.

Читайте также: Читать или не читать личные сообщения ребенка в социальных сетях

Переходный возраст у девочек: как общаться с дочерью

Подростки переживают сложный для себя период, важность и серьезность которого многие родители недооценивают.

Подросток – это уже не ребенок, но еще и не взрослый. От него уже ждут «взрослых» поступков вроде выбора профессии, но относятся как к ребенку. Это порождает внутренний конфликт, который и проявляется эмоциональностью, агрессией, необдуманными действиями.

Переходный возраст у девочек – время, когда они нуждаются в поддержке самых близких. А для девочки самый главный такой человек – мама. Но и роль отца недооценивать не стоит, ведь от него она ждет защиты, поддержки, понимания.

Читайте также: Как вытащить старшеклассника из подростковой депрессии



Что нужно знать родителям девочки-подростка:

1. В теле девочки происходят изменения, которых она до конца может не понимать. Конечно, в век интернета она вполне уже могла узнать обо всем сама. Но лучше заранее поговорить с дочерью обо всем или приобрести специальную литературу, если вы чувствуете неловкость от подобных разговоров.

2. Девочка проявляет повышенный интерес к своей внешности, болезненно реагирует на критику. Поэтому, даже в шутку, не придумывайте ей недостатков. Лучше помочь дочери найти свой стиль – сходить к хорошему парикмахеру, подобрать подходящую одежду и качественную косметику. Но не стоит диктовать девочке, что носить. Пусть она сама сделает свой выбор.

3. Чем раньше вы объясните дочери, что не нужно ориентироваться на глянцевые стандарты красоты – тем лучше. Расскажите, как делается модная картинка в журнале, а лучше – найдите тематические видео. Важно, чтобы девочка принимала свое тело и не истязала себя диетами, не злилась на себя саму из-за «неидеального» цвета лица.

4. Если девочка из-за чего-то комплексует, помогите побороть комплексы. Если есть явный лишний вес – сходите к диетологу, займитесь вместе спортом. Проблемная кожа – повод посетить дерматолога.

5. В подростковом возрасте многие девочки начинают вести личный дневник. И даже при доверительных отношениях с родителями, она будет его от них прятать. Не читайте его, даже если очень хочется. Это на пользу точно не пойдет, ведь нарушение личных границ подростки воспринимают очень болезненно.

И главное – поддерживайте свою дочь, помогайте разобраться даже в самых пустяковых (на ваш взгляд) проблемах. Судите только поступки ребенка, а не переходите на личности. Все мы ошибались, поэтому двойка в школе или прожженное утюгом платье – не повод для унижений и оскорблений.

Читайте также: Как вырастить ребенка счастливым оптимистом

Переходный возраст у девочек – естественный период, когда начинается взросление и превращение во взрослую девушку. Она учится быть самостоятельной, делать выбор, сталкивается с первой влюбленностью. Важно поддержать дочь, уметь выслушать ее и дать совет, когда это необходимо. Главное – доверие в семье, когда подросток знает, что его любят, несмотря ни на что.

Читайте также: Поддержка детей: сила родительской опоры

Смотрите нас на YouTube:

Переходный возраст у детей: что делать?

Переходный возраст переживают все. И вы были в переходном возрасте, и ваши родители были, и даже ваша прабабушка…

Переходный возраст переживают все. И вы были в переходном возрасте, и ваши родители были, и даже ваша прабабушка кого-до – пусть в это сложно поверить – была капризной, неуправляемой и сложной барышней. Так что нечего удивляться, если и ваше чадо вдруг словно подменили. «Сорвался с катушек»», «обнаглела», «будто подменили», «не верю, что это мой ребенок», «раньше таким не был». Что, вам в голову приходят такие же мысли? Значит, вас можно поздравить. В вашей семье поселился Его Величество Подросток.

Во сколько лет наступает переходный возраст?

В 13 лет, в 12 лет, а то и раньше !

Современные дети взрослеют раньше, чем их сверстники еще пять лет назад.  Год от года происходит более ранний и потому еще более неожиданный переходный возраст мальчика или девочки. Мальчики вступают в переходный период уже в одиннадцать, а у девочек он может наблюдаться даже в десять лет. Хотя раньше переходный, или, по-другому, пубертатный период, который является своеобразным мостиком из детства в мир взрослых, начинался в двенадцать, а заканчивался в шестнадцать лет. Сегодня и длится он дольше иногда до достижения подростком восемнадцати лет. Так что родителям нужно запастись колоссальным терпением. Но поверьте – терпением приходиться запасаться и подростку, для которого в один миг мир стал непонятным, немилым, придирчивым, сложным. Давайте убедимся в этом вместе.

Здравствуйте, девочки!

Переходный возраст у девочек может начаться уже в десять лет и продлиться до шестнадцати-семнадцати лет. Щитовидная железа в этот период работает настолько интенсивно, что девочка часто просто не ладит с собой и не может найти себе место. Она начинает стесняться изменений своей фигуры: появляется грудь, расширяются бедра, начинают расти волосы подмышками, в интимной зоне, на руках и ногах. Заметные прыщи в области лба и носа, угревая сыпь в ушах и на лице, утром вымытые волосы становятся грязными и жирными уже к вечеру того же дня — все это окончательно портит настроение подростка и требует ненавязчивой поддержки.

Советы родителям: чаще радуйте свою дочь! Больше тискайте. Говорите комплименты. Балуйте. Запретите себе любую критику в ее адрес. Покупайте одежду, в которой она себе нравится. Научите ее любить себя! Особенно важно папам и старшим братьям не обидеть девочку-подростка словом – наоборот, попытайтесь быть максимально корректными и добрыми в своих высказываниях и оценках. Девочка станет лебедем лишь тогда, когда в «шкуре» несчастного закомплексованного гадкого утенка ее близкие будут видеть в ней лебедя!

Здравствуйте, мальчики!

Половое созревание у мальчиков в этот период происходит очень активно.

Переходный возраст мальчиков начинается в роста половых органов. Это происходит в конце десяти лет, а уже к концу одиннадцати лет происходит рост волос. В 14 лет голос мальчика становится грубее, «срывается», чтобы в шестнадцать лет стать твердым мужским басом. Появляются волосы в области подмышек, на ногах и руках, пушок над верхней губой и иногда в области щек и подбородка. Окружающие начинают чувствовать резкий запах пота подростка (как раз время приучить молодого человека к каждодневному душу и дезодоранту) и отмечают его огрубевший голос. Наконец, одно из главных признаков наступившего переходного возраста — семяизвержение по ночам, которое является совершенно нормальным и свидетельствует о «мужском здоровье» вашего сына. За поллюции ни в коем случае нельзя ругать, не стоит акцентировать на них внимание, чтобы не загнать ребенка в комплексы, но папа (или старший брат, или дедушка) должны аккуратно намекнуть: так у всех, это нормально.

Как и девушки, юноши крайне придирчиво относятся к своей внешности, а также к мнению о себе близких и чужих людей. Они не способны сомневаться, идти на компромиссы, уверены в своей правоте, отчего почти всегда очень резки и нелестны в отзывах о других людях. Дают жесткие оценки словам и поступкам. Они словно смотрят на мир через кривое зеркало. И все в этом мире им хочется перекроить, перестроить, а то и разрушить. Но понимание невозможности переделать всех и вся лишь загоняет их в подавленное или агрессивное состояние.

Не спешите обижаться!

Да, ребенок перестал говорить с вами по душам, он ежедневно вычитывает вам, что вы не родили его самым умным и самым красивым, он припоминает вам старые обиды и не желает фотографироваться с вами. Поверьте, все это его ранит еще больше, чем вас! Растет ваш сын стремительно: физически (за полгода может вырасти на 3 размера!), эмоционально (его швыряет из радости в грусть, из улыбки в слезы, из бодрого состояния в тяжелейшую усталость). Отсюда и перепады настроения, и желание побыть наедине и наплакаться вдоволь. И это вовсе не лень, в которой подростков принято упрекать. Это реально затраченные силы – на стремительный рост. Вы никогда не будете обижаться на цветок, который в период бурного роста «желтеет», осыпается, вдруг начинаете требовать чуть больше света, влаги, пересадки. Вот и к ребенку в переходный период нужно относиться, как к растению – самому уникальному и хрупкому.

Советы родителям: Не заставляйте сына подстраиваться под вас – это бесполезно и приведет к обязательным ссорам и стрессам. Сами подстраивайтесь! Так надо! А еще лучше – найдите ребенку авторитет!

Психологи отмечают: в подростковом возрасте дети не способны воспринимать критику, зато отлично одаривают ею маму, папу, бабушку, дедушку, братьев и сестер, учителей. Но конечно, как и любому человеку, подростку нужно «плечо» поплакать и высказаться, понимающий друг и советчик. Родителям повезет, если о таком человеке они позаботятся заранее. Здорово, если это будет тренер спортивной секции, в которой занимается ребенок, или другой хорошо знакомый вам взрослый, который понимает и разделяет увлечения вашего ребенка (инструктор по танцам, заядлый велосипедист, дайвер и пр.пр.) При наличии такого знакомого вам взрослого, которого уважает и которому доверяет подросток, контролировать и понимать подростка гораздо легче.

Подросток должен быть увлечен!

Подростки настолько переменчивы и капризны, что увлечь их в подростковом периоде очень трудно. Найти для сына или для дочери занятие по душе необходимо раньше – до их вступления в подростковый возраст – и максимально поощрять это увлечение, чтобы после достигнутых результатов и затраченных усилий даже подросток-нигилист не захотел оставить свое увлечение.

Нет запретам и нравоучениям

Так уж повелось, что мы постоянно воспитываем своих детей. И чем хуже они себя ведут, тем чаще мы читаем им лекции, запрещая одно, другое, третье. С подростком так такое не пройдет! Теперь запретов не то, чтобы не должно быть совсем – их должно быть гораздо меньше, остаться должны самые главные (связанные со здоровьем, жизнью и, скажем так, с совестью). Чем больше «нет», тем больше подросток будет сопротивляться. Но чем чаще вы будете ему говорить «да», доверяя и расширяя границы (признавая его взрослым и самодостаточным), тем скорее он станет взрослым и уверенным в себе, и тем быстрее пройдет «острый период» подросткового роста. Пусть сам покупает себе одежду (да-да, даже эти ужасные рваные джинсы и ту страшную майку, похожую на тряпку). Пусть зовет друзей в любое время дня (они тусуются на ваших глазах, так гораздо спокойнее). Пусть устроится летом на работу: это для вас лето отдых без работы. А для подростка первая работа  и первые деньги – это про доказать себе и вам: «могу». Такое «могу» так поднимает самооценку и уверенность, что действует на организм и психику терапевтически и оздоравливающе.

    Здоровье подростка: когда родителям нужно обратиться к специалисту?

    Эксперты рассказали о частых проблемах юношей и девушек и первых признаках нарушений.

    Пубертатный период или, по-другому, переходный возраст – неоднозначная и уж точно незабываемая пора для каждого человека и его родителей. Из маленького почемучки ребенок на глазах превращается в интересного собеседника.

    Всемирная организация здравоохранения утверждает, что период наступления пубертата — с 10 до 19 лет.

    Именно во время взросления и полового созревания приходится самый активный рост тела, а вместе с этим и проблемы, которые в дальнейшем могут повлиять на здоровье юношей и девушек. Регулярное посещение врачей формирует у подростков культуру профилактического посещения врачей.

    О том, какие проблемы могут возникнуть в переходном возрасте и на что обратить внимание родителям рассказывают специалисты КЛИНИКИ «ЭКСПЕРТ»

    Врач-офтальмолог Журавлева Татьяна Сергеевна

    Окулист

    Один из специалистов, с которым следует подружиться подростку – окулист. Врач-офтальмолог КЛИНИКИ «ЭКСПЕРТ» Татьяна Журавлева рассказала, что среди современных выпускников 60-70% близоруки. Миопия, или близорукость, активно развивается у подростков по нескольким причинам. Во-первых, в это время идет интенсивный рост всего организма – и глаз тоже. У ребенка удлиняется переднезадняя ось глазного яблока, поэтому близорукость еще называют «длинным глазом». Добавим сюда гаджеты, в которых подростки сидят по делу и без. Врач объяснила, что чем меньше экран – больше возрастает нагрузка на глаза. А ведь подростки иногда «живут в телефоне».

    «Раньше был ежегодный осмотр детей специалистами, а теперь проверяются только декретированные возраста (1 мес., а также 1, 3, 6, 7, 10, 12, 14-17 лет – прим. авт.), — рассказала Татьяна Журавлева. – Ответственность за зрение детей возлагалась на школу, теперь же это сфера родителей. Глаза — дело тонкое, поэтому врачи рекомендуют проходить осмотр ежегодно. Особенно актуально проверять зрение в конце учебного года. Также в сентябре можно посмотреть: с какой остротой зрения ребенок начинает учебный год?»

    Врач подчеркнула: «Обследоваться важно, чтобы вовремя заметить проблему и не допустить развития заболевания. Ложная миалгия убирается просто: лечебные капли снимают нагрузку на глазные мышцы, и зрение восстанавливается. Но если проблему запустить, диагноз прогрессирует, что может в конечном итоге привести к дистрофии сетчатки и ее отслойке… Упустить проблему легко: подростки скрывают от родителей, что зрение «подсело», из страха, что их заставят расстаться с любимым телефоном».

    Все же заметить проблему можно. Татьяна Журавлева рассказала, что о возможном снижении зрения могут свидетельствовать следующие особенности поведения подростка: прищуривание, чтение с близкого расстояния, сгорбливание. Может ли сын или дочь прочесть что-то вдали, очень просто. Спросите: «Какой там автобус подъезжает?» или «Видишь, что вон там написано?»

    Следует не только проверять зрение своего ребенка, но и обучить его простым мерам профилактики близорукости:

    • перерывы через каждые 30-40 минут во время чтения, подготовки школьных заданий,
    • упражнения у окна: «точка на стекле», «близко-далеко»,
    • гаджетами лучше пользоваться не дольше 15 минут несколько раз в день
    • монитор компьютера или планшета наносит меньше вреда здоровью глаз, чем экрана телефона.

    Фото: vogazeta.ru

    В КЛИНИКЕ «ЭКСПЕРТ» работает кабинет охраны зрения, где есть оборудование, позволяющее снять мышечную нагрузку, улучшить кровообращение, микроциркуляцию и обменные процессы в области глаз. Можно исследовать рефракцию глаза, подобрать очки. В кабинете охраны зрения мы подбираем лечение и поддерживающие меры: витамин D — проводник кальция в мышцы и кости в период активного роста ребенка, сосудистые препараты, препараты кальция, витаминно-минерально-черничные комплексы. При необходимости специалисты КЛИНИКИ «ЭКСПЕРТ» назначают инъекции и склеропластику (Прим. авт.: склеропластика — операция по укреплению склеры глазного яблока с целью остановки прогрессирования близорукости).

    Детский гинеколог Блюмина Елена Андреевна

    Гинеколог:

    Врач расскажет о методах контрацепции, проверит, соответствует ли половое развитие девушки ее возрасту. Но такой прием важен не только в информативном и психологическом смысле.

    Раннее половое созревание или его задержка могут свидетельствовать о проблемах с щитовидной железой, и ребенка вовремя направят к эндокринологу.

    Хорошо, если осмотр и беседу на интимные темы с подростком проводит врач, который умеет деликатно общаться с детьми и поможет им ответственно и без страха, стыда или отчуждения воспринимать свое меняющееся тело.

    «Первый прием очень важен для дальнейшей коммуникации будущей женщины с гинекологом, – объясняет детский гинеколог Елена Блюмина, ведущая прием в КЛИНИКЕ «ЭКСПЕРТ».– Осмотр подростка мало чем отличается от обычного гинекологического приема. Но, как правило, девочка-подросток впервые с мамой приходит на прием к гинекологу. И для нее это серьезный стресс. Здесь очень важно расположить к себе девушку, дать ей понять, что это нормально – посещать гинеколога, что это не страшно. Я всегда прилагаю максимум усилий, чтобы прием прошел комфортно для ребенка. Очень важен психологический контакт юной пациентки с врачом»

    Фото:foundationsft.com

    Елена Блюмина рассказала, что многие современные родители внимательно относятся к здоровью дочерей и не затягивают с тем, чтобы отвести подростка к гинекологу. Самые частые поводы для обращения – это вопросы контрацепции и своевременности полового созревания. Врач поделилась, как понять, что половое развитие ребенка не соответствует норме:

    «У девочек не должно быть видимых изменений в подмышечной области и лобковой зоне до 9 лет. Мамы или участковый педиатр это видят и бьют тревогу. Также признаком раннего полового созревания является наступление начала менструального цикла до 9 лет. Что касается задержки полового развития, это, наоборот, его отсутствие у девушки старше 16 лет и отсутствие вторичных половых признаков. Подросток, который приходит на прием с задержкой полового развития, преждевременным половым созреванием или нарушением цикла, должен быть комплексно обследован. УЗИ щитовидной железы, УЗИ органов малого таза, УЗИ надпочечников, МРТ гипофиза с контрастированием. Родители ребенка могут записать его в нашу клинику в удобное для них время, подобрать доктора УЗИ, который проведет для них все необходимые ультразвуковые исследования поочередно в одно время. Лабораторная диагностика необходима в этом случае. Мы обследуем подростка на гормоны гипофиза, гормоны щитовидной железы, гормоны надпочечников и яичников. Все это можно пройти у нас в нашей лаборатории, не ходя по различным адресам, не ожидаю подолгу записи. Обследоваться можно комплексно и получить результаты в кратчайшие сроки»

    Андролог-уролог Нижник Роман Георгиевич

    Андролог-уролог:

    На что обратить внимание родителям мальчиков-подростков, рассказал врач андролог-уролог Роман Нижник:

    «Конечно, в первую очередь в этом возрасте стоит обратить внимание на физиологические особенности подростка. Отцам стоит обращать внимание на внешний вид половых органов сына – симметрично ли они развиваются, нет ли отека. С этим обращаются мамы с папами, чтобы определить, нормально ли и правильно в соответствии с возрастом развивается их ребенок. И мальчиков, и девочек нередко в этом возрасте беспокоит цистит. Можно заметить, что ребенок часто ходит в туалет. Но многие дети стараются скрыть от родителей тревожные симптомы. Они боятся докторов и не хотят идти в больницу. В нашей клинике есть все условия, чтобы докторам было комфортно выполнять врачебный долг, а дети и родители чувствовали к себе внимательное, доброжелательное и ответственное отношение специалистов и медперсонала».

    С интимными вопросами нередко обращаются к врачам еще и потому, что подростковый возраст очень активный: у детей могут случаться травмы наружных половых органов. Но специалист подчеркивает, что не стоит дожидаться неприятной ситуации, чтобы отвести сына на прием к специалисту.

    Хирург Ларин Алексей Олегович

    Хирург:

    Интимные проблемы может выявить и осмотр у хирурга. Причем пока ребенок не окажется у врача, родители могут не подозревать о наличии патологии, которая может осложнить дальнейшую жизнь.

    Алексей Ларин, хирург КЛИНИКИ «ЭКСПЕРТ», рассказывает:

    «У мальчиков в подростковом возрасте иногда сохраняется фимоз. Также бывает водянка яичек или варикоцеле. Часто нарушение протекает безболезненно, и парень стесняется обратиться к родителям и рассказать о происходящем. При этом, своевременный осмотр хирурга и выявление патологии необходимы, чтобы предотвратить развитие заболевания. Может потребоваться оперативное вмешательство, чтобы патология не прогрессировала»

    Фото:Twitter

    Обычно к хирургу подростки приходят только в рамках контрольного осмотра, ни на что не жалуются. А вот действительно серьезный повод для обращения часто игнорируют. У многих детей имеются нарушения осанки. Важно обратиться к врачу именно на ранней стадии возникновения проблемы.

    «Сколиоз грудного и поясничного отдела может на первичном этапе не приносить болевых ощущений. Но это нарушает равновесие всей костно-мышечной системы и в дальнейшем может привести к остеохондрозу, возникновению межпозвонковых грыж, болевому синдрому: в пояснице, в грудном отделе позвоночника, в области шеи, а это, в свою очередь, ведет к головным болям, шуму в ушах и ограничениям физической активности, — рассказывает Алексей Ларин. – С этими вопросами важно предусмотрительно обращаться к подростковому хирургу, чтобы как можно раньше предотвратить развитие этих заболеваний. Тогда во взрослом возрасте не возникнет более серьезных нарушений».

    И если привычка горбиться или сидеть в искривленной позе еще бросается в глаза родителям, то другую серьезную проблему, которая часто дает о себе знать в подростковом возрасте, легко упустить:

    «Во время активного роста многие юноши и девушки занимаются спортом, начинаются более серьезные физические нагрузки в различных секциях. И сейчас у них могут проявиться врожденные паховые и пупочные грыжи. Внешне мы видим выпячивание брюшной стенки. Обычно это не сопровождается никакими неприятными ощущениями. Если у ребенка появилась асимметрия брюшной стенки – это первое проявление грыжи, необходимо показаться подростковому хирургу».

    Лучший способ подарить своему ребенку полноценную здоровую жизнь сейчас и в будущем привить культуру профилактического посещения врачей.

    Именно в КЛИНИКЕ «ЭКСПЕРТ» доступен весь набор анализов крови, мочи, есть возможность сдать специальные иммунологические тесты. Работает кабинет УЗИ, МРТ. Не выходя из здания, можно пройти полный спектр обследований, диагностики и лечения. Основные обследования, назначенные после первого приема, как правило, можно пройти на месте в тот же день. Если потребуется дополнительная консультация, доктор может перенаправить пациента к смежному специалисту клиники. После чего лечение назначается комплексно, на основе данных всех осмотревших пациента специалистов. Часто вопрос решается за один день.

    Записаться в КЛИНИКУ «ЭКСПЕРТ»


    можно по телефону: +7 (4872) 700-655
    Врач принимает четко по записи, не нужно
    часами сидеть в очередях.

    *О возможных противопоказаниях проконсультируйтесь со специалистом

    Комментарии для сайта Cackle

    Переходный возраст и подростковый период: как пережить — советы родителям

    «Колючие», обидчивые, ранимые, дерзкие – это всё о них, о подростках. О тех, кто вступил в трудный переходный возраст. О тех, кто находится на пути от детства к взрослости. О тех, кому сложно понять и принять всё то, что с ними происходит.

    Именно подросткам и посвящена данная статья. В ней вы узнаете, что представляет собой подростковый возраст, какие опасности подстерегают детей и родителей на этом этапе взросления и что нужно делать мамам и папам, чтобы помочь своему ребёнку пережить это непростое время.

    Чтобы удовлетворить необходимость ребёнка в самостоятельности и независимости, но продолжать заботиться об его безопасном передвижении, установите приложение Где Мои Дети из магазинов AppStore и GooglePlay. Вы всегда будете знать, где ваш ребёнок без надоедливых вопросов, звонков и СМС.

    Содержание:

    • Что нужно знать о подростковом возрасте?
      • Почему сложно детям?
      • Почему сложно родителям? 
    • Особенности переходного периода
      • У девочек
      • У мальчиков
    • Вопросы полового созревания
    • Какие опасности подстерегают детей и родителей?
    • Как помочь ребёнку пережить подростковый период?
      • Ошибки родителей в воспитании
      • Как правильно вести себя родителям в этот непростой период
      • Если ребёнок попал в плохую компанию
    • Что на самом деле происходит с подростками – определяем внутренний возраст своего ребёнка
      • Совет родителям от психолога-эксперта

    Что нужно знать о подростковом возрасте?

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    Психологи уже давно отмечают тенденцию «омоложения» подросткового возраста. Дети теперь вступают в переходный период гораздо раньше, чем их родители, – в 10-11 лет. Также отмечено «продление» подросткового возраста до 18-19 лет, когда ребёнок достигает совершеннолетия и отделяется от родителей не только психологически, но и материально, финансово.

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption]

    Все мы переживаем переходные периоды, которые можно охарактеризовать так: младенец, ребёнок, подросток, юноша (девушка), взрослый. На каждом уровне взросления происходят физиологичесике процессы. Также происходит формирование эмоционального поля, социальной адаптации, выстраивается система ценностей и своих личных принципов личности,

    В границах подросткового возраста выделяют два этапа: младший подростковый возраст (10-12 лет) и старший подростковый возраст (начиная с 13 лет и до завершения переходного периода).

    1. В младшем подростковом возрасте ребёнок уже начинает ощущать свою взрослость, у него усиливается потребность в общении со сверстниками, его организм готовится к изменениям.
    2. К 13-14 годам гормональная перестройка достигает своего пика. Ребёнок становится раздражительным, обидчивым, у него часто меняется настроение.
    3. Переходный период завершается вступлением ребёнка во взрослую жизнь. У юношей и девушек стабилизируется эмоциональное состояние, появляются зрелые, взвешенные решения. Наступает время для полного отделения от родительской семьи.

    Сколько продлится подростковый возраст у вашего ребёнка, точно неизвестно. Поскольку, созрев физически, подросток может ещё долгое время оставаться психологически не подготовленным к самостоятельной организации своей жизни.

    Почему этот период называется переходным? Потому что в развитии ребёнка совершается переход от детства к взрослости. И главная задача для подростка – осознать себя и отделиться от родителей.

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption]

    Переходный период начинается, когда начинает выделяться гормон, который приводит в действие гипофиз и половые железы,

    Подростковый возраст – это испытание как для детей, так и для родителей.

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption]

    Сейчас видны две тенденции:
    1) тенденция нежелания рано взрослеть, заводить семьи и детей как минимум до 24-28 лет. С этим показателем снижается и ответственность по отношению к своей жизни во всех сферах. Более поздние сроки наступления финансовой самостоятельности приводят к полузависимости от взрослых. Именно здесь происходят конфликты родителей и детей. Подростки с одной стороны жаждут самостоятельности и всеми поступками показывают это, исходя из гормонального развития, как и заложено природой. С другой стороны бессознательно подростки сами тормозят переход во взрослую жизнь, не желая брать ответственность.

    2) Вторая тенденция – желание быстрее выйти на своё предназначение и менять мир. Всё больше становится таких детей. Они рождаются уже взрослыми и им очень тяжело внести все уровни физиологического взросления – им хочется быстрее повзрослеть и, не обращая внимание на все подростковые выбросы в характере, они идут к своим целям, чтобы делать дела. Они понимают, что хотят, куда идут и как правило с детства заняты размышлениями и изучением мира далеко не как ребёнок,

    Почему сложно детям?

    • Они меняются внешне и внутренне. И, порой, им сложно принять эти изменения и контролировать их.
    • Хотят быть принятыми в обществе, чувствовать себя значимыми. Вместо этого могут встретить насмешки, агрессию со стороны сверстников или стать жертвой травли.
    • Ждут понимания от родителей и принятия всех их особенностей. Вместо этого сталкиваются с тотальным контролем, критикой и запретами.
    • Хотят самостоятельности и независимости, но не могут её получить, поскольку ещё не несут полной ответственности за свои поступки.

    Чтобы удовлетворить необходимость ребёнка в самостоятельности и независимости, но продолжать заботиться об его безопасном передвижении, установите приложение Где Мои Дети из магазинов AppStore и GooglePlay. Вы всегда будете знать, где ваш ребёнок без надоедливых вопросов, звонков и СМС.

    Почему сложно родителям?

    • Не знают, как вести себя с повзрослевшими детьми.
    • Привыкли быть авторитетом для своего ребёнка.
    • Не готовы отпустить от себя сына или дочь.

    Особенности переходного периода

    Prostock-studio/Shutterstock. com

    У девочек

    Что происходит с девочками в подростковом возрасте:

    • ищут себя, свой стиль, экспериментируют с внешностью и одеждой, стремятся привлечь к себе внимание;
    • появляется интерес к мальчикам как к объектам противоположного пола, возникает первая влюблённость;
    • часто возникают перепады настроения: безудержное веселье сменяется глубокой тоской;
    • появляется повышенная тревожность, связанная со школьной успеваемостью, ответами у доски, отношениями с одноклассниками;
    • стремятся к самостоятельному разрешению проблем без помощи взрослых.

    У мальчиков

    Что происходит с мальчиками в подростковом возрасте:

    • становятся агрессивными, грубыми, злыми из-за повышенной выработки мужского гормона – тестостерона;
    • озабочены своей внешностью,
    • стремятся поразить окружающих смелыми поступками, склонны к позёрству;
    • нередко демонстрируют протестное поведение: прогуливают уроки, сбегают из дома;
    • пробуют алкоголь, сигареты, курительные смеси;
    • стремятся принадлежать к «группе», быть её частью.

    Вопросы полового созревания

     

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    Половое созревание (пубертат) у подростков связано с активной выработкой половых гормонов как у мальчиков, так и у девочек. Гормональная перестройка влечёт за собой изменения и в телосложении, и в личности, и в поведении ребёнка.

    Чем характеризуется пубертатный период:

    • появление первых менструаций у девочек и ночных поллюций у мальчиков;
    • изменение роста и веса;
    • активная работа сальных желёз, которая нередко вызывает появление прыщей;
    • развитие молочных желёз и округление бедер у девочек;
    • появление волос на подмышечных впадинах и половых органах;
    • развитие мускулатуры у мальчиков;
    • усиление работы потовых желёз и как следствие – появление резкого, неприятного запаха пота.

    «Буря гормонов» влечёт за собой такие симптомы подросткового возраста, как:

    • повышенный интерес к противоположному полу, в том числе и эротический;
    • перепады настроения;
    • переживания по поводу внешности;
    • агрессивность, раздражительность, вспышки гнева.

    Родителям важно в этот период:

    • отбросить стыдливость и обговорить все вопросы, касающиеся полового созревания. Лучше, если мама или папа затронут эти «щекотливые» темы, нежели если ребёнка «просветит» интернет;
    • ни в коем случае не стоит стыдить сына или дочь за повышенный интерес к половой сфере. Многие родители приходят в ужас, застав сына за мастурбацией или дочь за просмотром порнофильма. В этом ничего ужасного нет. Ваш ребёнок растет. Если раньше он интересовался машинами, куклами и конструкторами «Лего», сегодня ему интересны отношения между мужчиной и женщиной;
    • не высмеивать переживания ребёнка, касающиеся его внешности. Лучше ещё раз напомнить сыну или дочери, что все гадкие утята когда-нибудь превращаются в прекрасных лебедей, нужно лишь немного подождать;
    • если подростка сильно беспокоят прыщи и избыточный вес, стоит посетить врача-эндокринолога.

    Какие опасности подстерегают детей и родителей?

    Теперь давайте поговорим о тех вещах, которые усугубляют прохождение ребёнком подросткового периода и на которые стоит обратить особое внимание родителям:

    1.

    Буллинг в школе

    Замкнутый и застенчивый ребёнок может стать объектом травли, жестокий и агрессивный – выступить в роли буллера. И абсолютно все подростки могут выступать в роли наблюдателей.

    2. Опасность социальных сетей

    Социальные сети – то, без чего современные дети не могут представить себе свою жизнь. Но они также несут в себе определённую угрозу.

    Ребёнок может столкнуться как с интернет-травлей, так и с предложениями вступить в «группы смерти» или поучаствовать в игре. В последнее время в социальных сетях получила распространение чрезвычайно опасная игра «Беги или умри». Смысл её заключается в следующем: один подросток должен перебежать дорогу перед движущимся транспортом, причём сделать это максимально близко, а второй должен снять этот момент на видео. После этого ролик выкладывается в соответствующую группу, и участник получает оценку своего «подвига».

    3. Попадание в плохую компанию

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    Подростки стремятся быть причастными к группе, стать в компании сверстников «своим человеком». Поэтому велика опасность, что ваш ребёнок попадет в «неподходящую» компанию, где молодые люди совершают противоправные действия, употребляют алкоголь, наркотики или курительные смеси.

    Убедитесь, что ваш ребёнок не связался с плохой компанией и не причиняет вред своему здоровью. Установите приложение Где Мои Дети из магазинов AppStore и GooglePlay.

    4. Ранняя половая жизнь

    Повышенный интерес к противоположному полу, любопытство и гормональные «всплески» нередко способствуют ранним сексуальным контактам в подростковой среде.

    5. Замена реального мира виртуальным

    Сталкиваясь с непониманием родителей и отсутствием друзей, ребёнок всё больше и больше замыкается в себе. Погружение в виртуальную реальность для него – защита от внешнего мира. В компьютерных играх подросток «реализует» себя: совершает «подвиги», «зарабатывает деньги», становится успешным.

    6. Суицидальные мысли

    Появление у подростков мыслей о смерти связано с конфликтами в семье, травлей в школе, первой любовью, отсутствием дружеских отношений с одноклассниками.

    7. Снижение школьной успеваемости

    На фоне гормонального всплеска и перестройки работы организма у подростков часто наблюдается снижение познавательных способностей и потеря интереса к обучению. В тяжелых случаях может развиться астенический синдром – повышенная утомляемость, нарушения сна, частые головные боли, вегетативные нарушения.

    Как помочь ребёнку пережить подростковый период?

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    Ошибки родителей в воспитании

    Как мы уже говорили, родителям тоже непросто пережить период взросления их сына или дочери. Поэтому многие, часто неосознанно, своими фразами или действиями разрывают те нити любви и доверия, которые связывают их с ребёнком.

    Что не рекомендуется делать родителям подростков:

    1. Критиковать и запрещать общение ребёнка с друзьями («Мне не нравится этот твой Вася, он и учится плохо, и одевается неряшливо. Я не хочу, чтобы ты с ним дружил»).
    2. Высмеивать внешность и одежду («Ты зачем так накрасилась в школу? Выглядишь как клоун»).
    3. Чрезмерно контролировать все сферы жизни ребёнка («Кто тебе сейчас звонил? Ну-ка, быстро покажи мне телефон»).
    4. Относиться как к маленькому ребёнку («Тебе ещё рано знать об этом. Вот вырастешь, тогда и поговорим»).
    5. Игнорировать переживания подростка («Что ты там опять рыдаешь в спальне? Иди лучше уроки делай»).
    6. Сравнивать со сверстниками, одноклассниками, детьми знакомых («А вот Настя из вашего класса на одни пятерки учится и маме по дому помогает, а у тебя на уме только одни мальчики»).

    Как правильно вести себя родителям в этот непростой период

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    Психология подростка такова, что он будет отстаивать своё мнение в любых ситуациях, даже если не прав. Поэтому старайтесь разговаривать с ребёнком в спокойном тоне, не срываясь на крик и обвинения. Выслушайте его точку зрения и вместе с ним найдите подходящий вариант разрешения конфликта.

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    Prostock-studio/Shutterstock. com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption]

    Позиция родителей важна, нужно понять ребёнка как себя самого в этот период. Задача – незаметно трансформировать отношения в дружеские. Поговорить по душам как друзья – единственно верный путь, и потихоньку. искренне рассказывая о своём детстве, вы найдете обоюдный интерес к общению об этом периоде с переходом во взрослую жизнь.

    Задача – наладить внутреннюю связь, которую, я думаю, важно сохранить всем родителям,

    • Чаще разговаривайте с ребёнком обо всех изменениях, которые с ним происходят. Большинство родителей этого не делают, оставляя подростка один на один с его переживаниями. Затроньте темы первой влюбленности, начала половой жизни, употребления алкоголя и психотропных веществ. Объясните ему, что не всё, что пробуют или советуют попробовать друзья, безопасно и не принесёт вреда.
    • Поддерживайте ребёнка в любых начинаниях и увлечениях (кроме тех, которые могут нанести ему вред). Даже если они вам кажутся глупыми и несерьезными. Необязательно их разделять, главное – уважайте выбор ребёнка.
    • Относитесь к подростку как к взрослому, пусть даже и не считайте его таковым. Дайте свободу в принятии решений, но пусть не забывает и об ответственности за свои поступки.
    • Перейдите из позиции «над» в позицию «рядом». Станьте для ребёнка другом, старшим товарищем.
    • Ваш ребёнок взрослеет и отдаляется от вас. Не пытайтесь остановить этот процесс запретами и чрезмерным контролем за его жизнью.
    • Обратите внимание на то, чем занимается ваш ребёнок в социальных сетях. Не стоит читать его переписку – это дело личное. Но знать, в каких он состоит группах и сообществах и нет ли в них опасности, вы имеете полное право.
    • Частые конфликты с ребёнком в большинстве случаев возникают из-за чрезмерного контроля и когда родители слишком активно начинают лезть в его жизнь.

    Для того, чтобы избавиться от чрезмерного контроля и перестать конфликтовать с подростком, предоставьте ему свободу передвижения. А чтобы не переживать за ребёнка и знать, где он находится, когда не берёт трубку, установите приложение Где Мои Дети из магазинов AppStore и GooglePlay.

    • Если все ваши разговоры с ребёнком сводятся к обсуждению оценок в школе и критике за бардак в комнате и невымытую посуду, вы рискуете потерять доверительные отношения с сыном или дочерью.
    • Совместные прогулки, поездки, походы, разговоры по душам помогут наладить отношения с подростком гораздо быстрее, нежели нравоучительные беседы.
    • Да, вам могут не нравиться друзья вашего ребёнка. Но критиковать или запрещать общаться с ними – не самый лучший выход из ситуации. Подросток воспримет это как очередное покушение на его независимость и самостоятельность в выборе приятелей.

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    Prostock-studio/Shutterstock. com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption]

    Поступки определяют людей. Ни слова, ни мысли, а поступки, и когда подростки о ком-то делают заключение, они исходят из поступков людей. Они, как сканеры, определяют, искренний ли человек или фальшивый. Из-за ясного видения и острых ощущений реальности, они конфликтуют с людьми и противятся идти туда, куда им не нужно. Они сопротивляются осознанно и нужно только через наблюдение и разговоры понять своего ребёнка, ведь именно в подростковом возрасте строится система ценностей и принципов, по которым потом ему жить,

    • Если подростковый возраст вашего ребёнка протекает особенно тяжело, сын или дочь всё больше отдаляется от вас, ходит подавленный и часто плачет – обязательно обратитесь за помощью к психологу! Это могут быть признаки травли в школе, конфликтов со сверстниками, появления у подростка депрессивных и суицидальных мыслей.

    Если ребёнок попал в плохую компанию

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    • Не впадайте в панику. Задайте себе вопрос: эта компания плохая для меня или для моего ребёнка? Если подросток получает там уважение, признание и поддержку, он будет всеми силами стремиться быть в этой компании и дальше.
    • Познакомьтесь с друзьями сына или дочери поближе, пригласите их в гости или на природу. Возможно, ваше мнение о них изменится.
    • Запомните: запреты и угрозы не помогут! Ребёнок все равно будет общаться со своей компанией, но уже втайне от вас.
    • Если ваши худшие опасения подтвердились, и ребёнок действительно связался с плохой компанией, ваша главная задача – вернуть доверительные отношения с сыном или дочерью и постараться выяснить причину, по которой эта компания так его привлекает.
    • Попробуйте заинтересовать подростка другими увлекательными вещами: спортом, музыкой, программированием.
    • Если вы узнали, что ваш ребёнок состоит в религиозной секте или связался с криминальной группировкой, ни в коем случае не медлите! Смените школу, район проживания или город, чтобы у ребёнка не было соблазна вернуться к прежним «друзьям».

    Что на самом деле происходит с подростками – определяем внутренний возраст своего ребёнка

    Оксана Тумадин,
    психолог-эксперт, автор уникальной методики раскрытию потенциала личности и уникальности:

    Для большего понимания, что происходит с подростками, рассмотрим внутренние возраста. Г. Гурджиев сформулировал более 100 лет назад семь внутренних уровней человека. Многие родители поймут своих детей, помогут им пройти подростковый период без стресса для обеих сторон и перейти в осознанный взрослый мир, не теряя своей детской непосредственности. Именно эта детская непосредственность в жизни дает успех, удачу, радость жизни, радость от своих достижений.

    Младенец

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    «Младенец» – человек, который не хочет брать ответственность и живет только ради удовлетворения своих потребностей. Наверное, вы все видели пожилых людей, которые требуют сверх внимания к себе, превращая жизнь окружающих в ад. Это как раз уровень младенца, а значит человек, пройдя всю жизнь, так и не повзрослел.

    Ребёнок

    «Ребёнок» живёт уже для семьи, но живёт по схемам, рекомендациям, правилам – для него всё должно быть понятным и расставлено по полочкам. Как раз «Ребёнок» и заботится о взрослых «Младенцах», исходя из заложенных правил в поколениях.

    Подросток

    «Подросток» хочет достигать новых высот, выделяться из толпы, познавать жизнь. Подросток старается развивать свои наиболее сильные стороны и способности. Но часто у него ещё не хватает осознанности в этичности и правилах человеческого общения и взаимоотношений, из-за этого способы достижения своих целей порой не экологичны.

    Подростки не признают авторитетов. В отношениях могут показывать своё превосходство. Часто взрослые так и остаются «Подростками» – это выражается в насильном подчинении окружающих своим правилам.

    Юноша

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    Следом идёт уровень «Юноша». Человек начинает думать о смысле жизни, часто уходит от материальной зависимости, чтобы познать другие ценности. Если произошло правильное усвоение предыдущих уровней, то юноша (девушка) осознаны во всех сферах жизни, понимают всё, что им делать, куда идти и зачем.

    Если предыдущие уровни не пройдены, то подростки становятся ленивыми, перестают делать обыкновенные задачи по отношению к семье, работе, учёбе.

    Взрослый

    «Взрослый» соединяет все предыдущие уровни и умеет ими управлять. Он ответственен за свою жизнь, за семью, отношения, работу. Может направить подростка и юношу идти в правильном направлении.

    Во «Взрослом» ещё есть эгоизм, и порой он осуждает всех, кто безответственен или не понимает элементарных вещей по отношению к жизни.

    Старец

    «Старец» живёт ради самой жизни. Он видит причины всех действий и не совершает поступков, которые приводят к разрушению. Созидает всё вокруг.

    Когда в школе, семье, встречаются такие люди, дети автоматически вырастают «Старцами», так как впитывают основы живой гармоничной жизни с рождения.

    Коротко изучив внутренние уровни и искажения, можно точно определить внутренний уровень своего ребёнка, подростка. Нужно понаблюдать за ним в повседневной жизни, понять, к кому он тянется из взрослых, а с кем-то неумолимо агрессивен, поговорить «по душам» об учёбе, поведении, мыслях.

    Совет родителям от психолога-эксперта

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    Из-за незнания тонкостей внутреннего мира и типов личности, многие родители теряют связь с ребёнком. А ведь всего лишь и нужно понять, что ребёнок стал другим: у него появилась своя уникальность, свои принципы, свои границы и нужно, исходя из позиции друга, найти контакт. Для этого следует уйти с позиции родителя «что хочу, то и делаю», и перейти в позицию друга. Друг – это поддержка, умение слушать, умение слЫшать и находить компромисс, чтобы снова и снова общаться, встречаться, ждать встреч.

    Ещё один важный момент – не нужно всегда чего-то хотеть от ребёнка. Когда он закрывается и хочет побыть в одиночестве – не мешайте ему, это пройдет. Вообще, нужно взять на вооружение фразу «и это тоже пройдет» – это как когда мы пропускаем волны на море сквозь себя. Они просто уходят – их невозможно контролировать, задерживать на месте.

    Встаньте и почувствуйте движение волн и вам сразу станет легче. Следующие волны принесут вам с детьми: радость, взаимопонимание, обнимашки, благодарность, уважение, терпение, более крепкую связь – пусть невидимую, но совершенно необходимую.

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption] Prostock-studio/Shutterstock.com[/caption]

    Запомните, дорогие родители: подростковый возраст вашего сына или дочери – не навсегда, рано или поздно он закончится. Постарайтесь сохранить хорошие, доверительные отношения с ребёнком, не оттолкните его запретами и осуждением. Подростку очень нужна ваша любовь и поддержка, хотя он всеми силами пытается доказать обратное.

    Prostock-studio/Shutterstock.com

    Оцените, пожалуйста, статью

    Это нам очень важно

    Рейтинг статьи: 3 / 5. Подсчет голосов: 2

    Оценок пока нет. Оцените первым!

    Получите чек-лист подготовки к школе на свою почту

    Письмо отправлено!
    Проверьте электронный ящик

    />

    Ранний социальный гендерный переход у детей связан с высоким уровнем трансгендерной идентичности в раннем подростковом возрасте

    В недавнем исследовании, опубликованном в Pediatrics, изучалась 5-летняя траектория развития гендерной идентичности детей с трансгендерной идентификацией, прошедших ранний социальный гендерный переход (SGT). Детям на момент СГТ было в среднем 6-7 лет. Пять лет спустя, в среднем возрасте 11–12 лет, почти все — 97,5% — продолжали идентифицировать себя как трансгендеры, в том числе небольшая часть (3,5%) развила небинарную идентификацию. Только 2,5% детей отказались от трансгендерной идентификации к концу периода исследования и повторно идентифицировали свой пол.

    Авторы пришли к выводу, что детранзишн среди ранее социально гендерно измененной молодежи встречается редко. Значительная часть молодых людей, участвовавших в исследовании, к концу исследования уже начала принимать блокаторы полового созревания (29%) и половые гормоны (31%). будущее. Этот вывод резко контрастирует с более ранними исследованиями, показывающими, что большинство случаев гендерного несоответствия, проявляющегося в детстве, имеют тенденцию разрешаться где-то в подростковом возрасте и до достижения зрелой взрослой жизни. Однако дети в предыдущем исследовании не подвергались социальному переходу, и предыдущие протоколы не поощряли ранний социальный переход.

    В некоторых новостях, освещавших это исследование, неверно указано, что исследование подтвердило, что дети, заявляющие о своей трансгендерной идентичности, редко меняют свое мнение. Это утверждение верно лишь отчасти. Более точное утверждение состоит в том, что исследование предполагает, что дети, заявляющие о своей трансгендерной идентичности и переживающие ранний социальный переход , редко меняют свое мнение, , по крайней мере, в раннем подростковом возрасте . Это связано с тем, что Trans Youth Project, источник данных исследования, специально ориентирован на оценку последствий раннего социального гендерного перехода в гендерно-разнообразной молодежи, а социальный гендерный переход был необходимым условием для участия в исследовании.

    Ниже представлен критический анализ исследования SEGM: его сильные и слабые стороны и ограничения.

    Что в исследовании получилось правильно

    1. Авторы правы в том, что мало что известно о траекториях детей, переживающих ранний социальный гендерный переход
    .

    Предварительных исследований траекторий развития детей с социальным переходом практически не проводилось, поскольку авторы голландского протокола не одобряли практику допубертатного социального перехода. Голландские клиницисты не одобряли это, потому что большинство детей с гендерной дисфорией повторно идентифицировали свой пол в период полового созревания, что делало «бдительное ожидание» — а не ранний переход — здравым смыслом.

    Следующие цитаты голландских клиницистов выразили беспокойство Нидерландов по поводу раннего SGT:

    «Как упоминалось ранее, симптомы РГИ [расстройства гендерной идентичности] в препубертатном возрасте уменьшаются или даже исчезают у значительного процента детей (оценки варьируются от 80 до 95%) [11,13]. Следовательно, любое вмешательство в детскую жизнь представляется преждевременным и неуместным». (Cohen-Kettenis et al., 2008, стр. 1895)

    «Поскольку большинство детей с гендерной дисфорией не останутся с гендерной дисфорией в подростковом возрасте (Wallien & Cohen-Kettenis, 2008), мы рекомендуем, чтобы маленькие дети еще не совершали полный социальный переход (другая одежда, другое имя, относящееся к мальчику). как «она» вместо «он») до самых ранних стадий полового созревания . (де Врис и Коэн-Кеттенис, 2012 г., стр. 308)

    «Давая эту рекомендацию, мы стремимся помешать молодым людям с непостоянной гендерной дисфорией вернуться к роли своего родного пола (Steensma & Cohen-Kettenis, 2011). В последующем качественном исследовании, несколько подростков отметили, как трудно им было осознать, что они больше не хотят жить в роли другого пола, и объяснить это окружающим людям (Steensma, Biemond, et al., 2011). даже официально перешли, а просто воспринимались всеми окружающими как принадлежащие к другому (внеродовому) полу.Можно задаться вопросом, как тяжело было бы детям, живущим уже годами в среде, где никто (кроме семьи) не зная пол ребенка при рождении, чтобы изменить его обратно». (де Врис и Коэн-Кеттенис, 2012, стр. 308)

    2. Авторы правы в своем наблюдении, что дети в их исследовании, пережившие ранний социальный переход, по-видимому, очень часто сохраняют свою трансгендерную идентичность.

    Исторически сложилось так, что 61-98% детей с гендерным несоответствием отказывались от своей транс-идентификации до достижения совершеннолетия (данные подтверждены 11 из 11 исследований, изучавших этот феномен). Однако текущее исследование предполагает, что 98% детей с ранним социальным переходом упорствуют в своем желании пройти трансгендерный переход.

    Следует отметить, что историческая статистика отказов от участия в программе 61%-98% (или 85%) была раскритикована как завышенная теми, кто отметил, что некоторые из детей с диагнозом «расстройство половой идентичности» были просто крайне неконформными в гендерном отношении. Повторный анализ этих данных был сосредоточен на подмножестве детей, которые соответствовали полным диагностическим критериям, и обнаружил, что 67% из них отказались от участия, причем большинство из них выросли и стали взрослыми геями.

    Высокий уровень отказов от лечения среди детей с гендерными вариациями неоднократно отмечался передовыми исследователями в области педиатрической гендерной медицины, а также в руководствах по лечению эндокринного общества:

    «С современными знаниями мы не можем предсказать психосексуальный исход для любого конкретного ребенка. Проспективные последующие исследования показывают, что детский БГ/гендерное несоответствие не всегда сохраняется в подростковом и взрослом возрасте (так называемые «отказники»). Объединение всех исходов Согласно современным исследованиям, БГ/гендерное несоответствие у меньшинства детей препубертатного возраста, по-видимому, сохраняется в подростковом возрасте (20, 40).В подростковом возрасте значительное число этих отказников идентифицируют себя как гомосексуалисты или бисексуалы». (Хембри и др., 2017, стр. 3876)

    3. Авторы также правы в том, что большинство детей, подвергшихся раннему социальному переходу в исследовании, перешли к медицинскому переходу, и остальные, вероятно, поступят так же.

    По данным исследования, к концу 5-летнего периода не менее 60% молодежи уже начали принимать блокаторы полового созревания и/или гормоны перекрестного полового созревания (показатель может быть даже выше, поскольку 8% участников не вернули анкеты в последние 2 года исследования — если бы некоторые из этих детей начали принимать гормональные вмешательства, исследователи бы об этом не узнали). Учитывая то внимание, которое «подтверждающая гендер» забота уделяет предоставлению медицинских вмешательств, вполне вероятно, что многие из оставшихся 40% молодых людей, участвовавших в исследовании, перейдут к гормональным препаратам и операциям.

    Ограничения исследования

    1. Отсутствие равновесия, о чем свидетельствует отсутствие обсуждения рисков

    В медицинских исследованиях «равновесие» требует, чтобы исследователи подходили к своему исследовательскому вопросу с подлинной неуверенностью в эффекте вмешательства и является этической основой. для медицинских исследований. Британский независимый обзор здравоохранения при гендерной дисфории Cass Review недавно выпустил промежуточный отчет, в котором говорится:

    .

    «Социальный переход — это нельзя рассматривать как вмешательство или лечение, потому что это не то, что происходит в службах здравоохранения. Однако важно рассматривать его как активное вмешательство, поскольку оно может оказать значительное влияние на ребенка или подростка с точки зрения их психологического функционирования. 64,65 Существуют разные взгляды на пользу и вред раннего социального перехода. Какую бы позицию ни занял человек, важно признать, что это не нейтральный поступок, и необходима более точная информация о результатах». (Касс, 2022, стр. 62)

    Тем не менее, исследователи этого исследования предполагают, что ранний переход к социальному гендеру в значительной степени полезен, и что единственным потенциальным недостатком является риск деперехода, который, как показывают их результаты, низок. Они не используют доказательства того, что изменение социального пола может не давать заявленных преимуществ (включая исследования, которые оспаривают их собственные более ранние выводы о преимуществах). Они также не считают, что настойчивость увеличивает риск проведения инвазивных медицинских и хирургических вмешательств с пожизненным бременем риска и последующего ухода.

    Поскольку более 60% участников исследования уже начали гормональные вмешательства, исследователи должны были включить обсуждение этих рисков, включая потенциальный вред для здоровья костей, развития мозга, нарушения сексуальности, сердечно-сосудистых заболеваний, а также риски бесплодия. и бесплодие, всякий раз, когда блокаторы полового созревания вводятся на стадии Таннера 2, а за ними следуют половые гормоны.

    2. Нерепрезентативная выборка

    Данные для этого исследования получены из Trans Youth Project, удобной выборки родителей, которые согласились на семейные встречи с исследователями один раз в 1-3 года, пока ребенку не исполнится 12 и, после этого, периодические анкеты. Исследовательская группа не поставила диагноз или лечение. Единственным преимуществом для семей было небольшое финансовое вознаграждение за участие и возможность внести свой вклад в базу знаний.

    Хотя неизвестно, как были набраны участники исследования, полученная в результате выборка имела весьма необычный состав. Целых 17% участников исследования сообщили о «многорасовой» идентичности по сравнению с 2,8% населения США. Участники исследования также были значительно богаче, чем средняя семья в США: 35% сообщили о доходах более 125 000 долларов по сравнению с 24% среди населения США.

    Неясно, насколько результаты этой демографически искаженной выборки применимы к остальной части населения США.

    3. Плохая применимость к молодежи с диагнозом гендерная дисфория

    Исследователи заметили, что большинство семей, участвовавших в исследовании, не считали диагноз гендерной дисфории, поставленный DSM, «этичным или полезным». В соответствии с этим выводом исследователи отметили, что во многих случаях критерий «дистресс», необходимый для диагностики DSM-5, не выполнялся. Это позволяет включать детей с определенным родительским профилем: тех, кто сильно заинтересован в идее, что их ребенок является трансгендером, даже если они не соответствуют диагностическим критериям гендерной дисфории. В настоящее время диагностика половой дисфории является необходимым условием для определения медицинской необходимости вмешательств. Поскольку в этом исследовании не требовалось диагностировать гендерную дисфорию, неясно, применимы ли его результаты к популяции молодежи с гендерной дисфорией. Отсутствие диагноза также делает неясным, как это исследование может быть воспроизведено.

    4. Неизвестная применимость к подросткам с половой дисфорией в подростковом возрасте, в частности

    Следует отметить, что соотношение родовых мальчиков и девочек в этом исследовании составляет примерно 2:1. Это преимущественно мужское проявление в сочетании с ранним возрастом социального перехода (в среднем 6,5 лет) позволяет предположить, что большая часть выборки происходила из населения, у которого трансгендерная идентичность проявилась в раннем детстве. Предыдущее исследование с использованием той же выборки показало, что у всех молодых людей, участвовавших в Trans Youth Project, было отличное психическое здоровье, причем « отсутствие повышения уровня депрессии и слегка повышенной тревожности по сравнению со средними показателями для населения. Они не отличались от контрольных групп по симптомам депрессии и имели лишь незначительно более высокие симптомы тревоги ». полового созревания и которые страдают от высокого уровня психических заболеваний или нейрокогнитивных сопутствующих заболеваний. Кроме того, большинство из них являются врожденными женщинами. Пока неизвестно, были ли результаты сохранения транс-идентичности среди ранней социально-переходной молодежи с ранним детским началом гендерной дисфории а хорошее исходное психическое здоровье применимо к подросткам с постпубертатным началом трансгендерной идентичности, которая дополнительно осложняется проблемами психического здоровья9.0003

    5. Систематическая ошибка, связанная с неучастием

    В исследовании очевидны два источника систематической ошибки, связанной с неучастием. Во-первых, дети, участвовавшие в исследовании, подвергались социальному переходу за 1,5 года до включения в исследование. Таким образом, вполне вероятно, что в исследовании недостаточно представлены семьи, в которых ребенок пережил более короткий период социального перехода, а затем совершил детранзишн. Во-вторых, значительное количество семей (8%) не смогли связаться с исследователями за последние два года, а неизвестное число не смогло поддерживать связь в последний год исследования (2020 г. ). Эти нереспонденты могут быть в непропорционально большей степени родителями детранзишнеров.

    Эта погрешность может отрицательно сказаться на надежности исследования несколькими способами, включая недооценку истинной скорости детранзиции и недооценку опыта детей, которые в течение некоторого периода подвергались социальному переходу, а затем детранзишн.

    6. Проблемы с отчетностью

    В отчетах есть несколько неточностей, которые затрудняют интерпретацию результатов исследования:

    • Исследование относится к 5-летнему периоду наблюдения, но за субъектами наблюдали только в течение 3,8 лет. Оценка за 5 лет исходит из того факта, что испытуемые уже прошли социальный переход за 1,5 года до зачисления. Хотя авторы правы, утверждая, что результат идентичности произошел через 5 лет после социального перехода, они должны были четко указать, что они могут подтвердить прогресс только в течение 3,8 из 5 лет.
    • Хотя исследователи сообщили, что 8% участников исследования не вернули анкеты за двухлетний период с 2019 по 2020 год, они не уточнили, сколько из них должны были ответить конкретно в 2020 году, но не сделали этого. Развитие детской личности часто непредсказуемо и может быстро измениться. Если неучастие в 2020 году существенно не отличается от 2019 года, это спорный вопрос. Однако, если он значительно выше, то объединение двух лет может скрыть гораздо более высокий уровень отсутствия ответов в последний год исследования. Отсутствие ответов может представлять собой «молчаливое» несогласие, когда родители официально не отказываются от участия в исследовании, а просто не считают его актуальным, поскольку их дети больше не считают себя трансгендерами. Название проекта («Транс-молодежный проект») и его заявленная цель изучения «трансгендерных детей» способствуют тому, что родители отказавшихся от сестер могут не захотеть продолжать участвовать в этом исследовательском проекте9.0110
    • Демографические данные участников, представленные в Таблице 1, содержат только три переменные: раса, годовой доход домохозяйства и географическое положение. Другие важные демографические данные опущены, включая уровень образования родителей, семейное положение и владение жильем. Ни о возрастном распределении участников исследования, ни о возрасте, в котором возникла их транс-идентичность, не сообщается. Детский и подростковый паттерн сексуального влечения/ориентации не отмечается. Это важное упущение, поскольку гендерное несоответствие в детстве сильно связано с будущим гомосексуализмом. Если значительную часть молодых людей в исследовании привлекают лица их родного пола, это предполагает, что ранний социальный переход создает риск ятрогенного вреда для ЛГБ-молодежи, подвергая их высокоинвазивным и ненужным медицинским вмешательствам.
    7. Сочетание вмешательств и отсутствие контрольной группы

    Большинство участников начали принимать блокаторы полового созревания и/или гормоны кросс-пола во время исследования, поэтому трудно отделить влияние социального перехода на сохранение трансгендерной идентичности от эффекты этих препаратов. Например, четыре исследования подтверждают, что более 95% детей, которые начинают принимать блокаторы полового созревания, сохраняют свою транс-идентификацию и продолжают принимать гормоны кросс-пола. Таким образом, прием блокаторов полового созревания может быть частично ответственен за настойчивость, обнаруженную исследованием. В более общем плане отсутствие контрольной группы затрудняет интерпретацию того, какое из вмешательств связано с сохранением транс-идентичности, а дизайн исследования не позволяет определить причинно-следственную связь или ее направление.

    8. Отсутствие длительного наблюдения

    В исследовании отмечен высокий уровень сохранения транс-идентичности в возрасте 11-12 лет. Однако мало известно, как эти подростки будут идентифицировать себя по мере того, как они проходят более поздние стадии подросткового возраста и достигают зрелой взрослой жизни. Все аспекты идентичности продолжают существенно меняться в подростковом и юношеском возрасте, и гендерная идентичность может подвергаться аналогичным изменениям. Более того, судя по начальному возрасту участников исследования, многие из них не достигли возраста, в котором они могли бы считать себя лесбиянками, геями или бисексуалами (ЛГБ). Люди ЛГБ часто переживают в детстве период половой дисфории. Многие детрансгендеры также осознали себя взрослыми ЛГБ после периода временной трансгендерной идентификации в детстве или юности.

    9. Ограничение гипотезы

    Авторы утверждают, что основная проблема раннего социального гендерного перехода заключается в том, что процесс повторной идентификации со своим родным полом после периода социального перехода может причинять ребенку страдания. Таким образом, их исследовательский вопрос касается только показателей настойчивости и отказа. Авторы правы в том, что исследователи, в том числе авторы оригинального голландского протокола, заметили, что некоторые дети могут испытывать чрезмерный стресс при детранзиции, особенно когда многие взрослые вокруг них даже не знают о натальном поле ребенка.

    Однако это не единственная проблема, связанная с ранним социальным переходом. Еще одна ключевая проблема, которую также озвучили голландские исследователи, заключается в том, что дети, пережившие социальный переход в раннем возрасте и в конечном итоге сохраняющие свою транс-идентичность, теряют связь с биологической реальностью и, как следствие, могут иметь нереалистичные ожидания относительно того, что «Подтверждающие пол» гормоны и операции могут реально помочь. Это может привести к неутешительным послеоперационным результатам или невозможности участвовать в пожизненном медицинском обслуживании, необходимом для сохранения желаемой внешности:

    «Еще одна причина, по которой мы рекомендуем отказаться от раннего перехода, заключается в том, что некоторые дети, которые это сделали (иногда в дошкольном возрасте), едва осознают, что они другого пола при рождении. У них развивается чувство реальности, настолько отличающееся от их физической реальности, что принятие многократное и длительное лечение, которое им понадобится позже, становится излишне трудным. Родители, которые соглашаются с этим, часто не осознают, что они способствуют неосведомленности их ребенка об этих последствиях». (де Врис и Коэн-Кеттенис, 2012, стр. 308)

    Директор Службы развития гендерной идентичности Великобритании (GIDS) обратил внимание на тесно связанное с ним осложнение социального перехода в раннем детстве, которое затрудняет получение согласия на более поздние медицинские процедуры перехода:

    «В Великобритании мы видим гораздо более молодых людей, совершающих социальный переход. Но иногда им становится почти невозможно думать о реальности своего физического тела. Они живут полностью тем гендером, который они ощущают, но, конечно, их тело не соответствует этому, и о нем нельзя говорить или думать. Очевидно, что тогда становится довольно сложно с точки зрения сохранения их возможностей и обеспечения полностью информированного согласия на любые соответствующие физические вмешательства». (Таймс, 29август 2015 г.)

    Еще одна проблема, поднятая исследователями, заключается в возможности того, что ранний переход в социальную среду может привести ребенка к сохранению трансгендерной идентичности, которая в противном случае естественным образом вернулась бы к своему полу:

    «С появлением в последние 10–15 лет препубертатного гендерного социального перехода как вида психосоциального лечения, инициируемого родителями самостоятельно (без формальной клинической консультации) или при поддержке/совете специалистов [ исх. опущено] – неясно, будут ли «воспроизведены» показатели отказов от лечения, о которых сообщалось в четырех основных исследованиях, в современных образцах. Действительно, данные о мужчинах, назначенных при рождении, в Steensma et al. (2013a) уже предполагают это: из 23 мужчин с рождения, классифицированных как персистенты, 10 (43%) совершили частичный или полный социальный переход до полового созревания по сравнению с только 2 (3,6%) из 56 мужчин с рождения, классифицированных как персистенты. как отказники. Таким образом, я бы предположил, что, когда станет доступно больше данных о детях, которые совершили социальный переход до полового созревания, уровень стойкости будет чрезвычайно высоким. Это не оценочное суждение — это просто эмпирический прогноз» 9.0009 (Цукер, 2018, стр. 7)

    Точно так же голландский исследователь доктор Томас Стенсма предположил, что:

    «Переход в детстве имеет эффект сам по себе и влияет на когнитивное представление гендерной идентичности ребенка и / или его будущее развитие», и что эта «связь между социальным переходом и когнитивным представлением о себе [будет] влиять на будущие показатели настойчивости». (Steensma et al., 2013, стр. 150).

    Риски раннего социального перехода также признаются в руководствах по лечению эндокринного общества:

    «Однако подавляющее большинство (около 85%) детей препубертатного возраста с диагнозом в детстве не оставались неконгруэнтными по БГ/полу в подростковом возрасте (20). Если дети совершили полный социальный переход, им может быть очень трудно вернуться к исходной гендерной роли после достижения половой зрелости (40). Социальный переход связан с сохранением БГ/гендерного несоответствия по мере того, как ребенок переходит в подростковый возраст. Возможно, наличие БГ/гендерного несоответствия у детей препубертатного возраста является самым ранним признаком того, что ребенку суждено стать трансгендером в подростковом/взрослом возрасте (20). Однако было обнаружено, что социальный переход (в дополнение к БГ/гендерному несоответствию) способствует вероятности сохранения». (Хембри и др., 2017, стр. 3879)

    10. Ненужное и сбивающее с толку изменение терминологии

    Прохождение «гендерного утверждения» часто описывается как «переход» или «гендерный переход». Когда люди останавливают процесс перехода, это обычно называют «обратным переходом». Депереход, который, по-видимому, становится все более распространенным явлением, является хорошо зарекомендовавшим себя термином, используемым в нескольких недавно опубликованных исследованиях.

    Попытка авторов изменить устоявшуюся терминологию с устоявшегося «обратного перехода» на новый «повторный переход» в лучшем случае не нужна, а в худшем — сбивает с толку. Если «депереход» — прекращение смены пола — переформулируется как «повторный переход», то как мы будем называть людей, которые на самом деле снова передумают и все-таки решат продолжать осуществлять смену пола? Несколько детей в исследовании сделали именно это. В другом исследовании сообщалось об опыте трансгендерных лиц, временно детранзишнированных.

    Хотя это замечательно, когда медицинская терминология развивается, чтобы прояснить концепцию, мы считаем, что в этом случае изменение служит скорее для того, чтобы затемнить, чем улучшить понимание темы.

    Заключительные мысли

    Это исследование показало высокий уровень сохранения трансгендерной идентичности у детей после раннего социального смены пола , что согласуется с двумя возможными объяснениями. Во-первых, в исследование были включены родители, которые исключительно хорошо предсказывали будущую трансгендерную идентификацию своего ребенка. Это означает, что, хотя большинство (61%-98%) детей с трансгендерной идентификацией естественным образом отказываются от курения во время раннего полового созревания, родители в исследовании, которые сделали прогноз, что их дети будут упорствовать, оказались правы почти в 100% случаев. Хотя это и правдоподобно, вероятность низка.

    Другое возможное объяснение – это то, что социальный переход в раннем детстве может укрепить преходящую детскую трансгендерную идентичность. Мы считаем, что последнее объяснение более вероятно. Ранее высказывалась гипотеза о том, что ранний социальный гендерный переход не является нейтральным, а может быть формой психосоциального вмешательства, предрасполагающего к сохранению преходящей детской трансгендерной идентичности. Результаты исследования подтверждают эту гипотезу. Родители, рассматривающие возможность осуществления социального гендерного перехода своих детей с гендерным вариантом, должны быть проинформированы об этой возможности. Примечательно, что участвовавшие в исследовании мальчики («транс-девочки») переходили в среднем на год раньше, чем девочки («транс-мальчики»): в возрасте 6, а не 7 лет (таблица 2). Это может отражать общественный дискомфорт в отношении мальчиков, не соответствующих женскому полу, что может привести к тому, что некоторые родители будут социально переходить мальчиков, не соответствующих гендеру, в более раннем возрасте.

    По мере того, как практика раннего социального гендерного перехода становится все более распространенной, разумно ожидать, что гораздо больше молодых людей с гендерно-вариантной идентичностью будут сохранять свою транс-идентичность. Это, в свою очередь, вероятно, значительно увеличит число молодых людей, стремящихся к гормональному и хирургическому переходу, что вызывает озабоченность из-за плохого состояния медицинских знаний: самый длинный доступный набор исходов для лиц, совершающих медицинский переход в подростковом и юношеском возрасте, отслеживает только пациентов. в среднем до 21 года, а наилучшие доказательства оцениваются как «низкое» или «очень низкое» качество.

    В настоящее время ведутся активные дебаты о возрасте, в котором дети становятся достаточно взрослыми, чтобы дать осмысленное согласие (или согласие) на изменение пола, из-за присущих ему рисков и неопределенностей, а также почти уверенности в бесплодии и даже бесплодии , который возникает, когда за блокаторами полового созревания на стадии II по Таннеру следуют половые гормоны. Споры о том, могут ли 16-летние или 12-летние подростки давать согласие на медицинские вмешательства с такими глубокими пожизненными последствиями, в настоящее время разыгрываются по всей Европе, а совсем недавно — в нескольких штатах США. Поскольку почти все дети, совершившие ранний социальный переход в исследовании Олсона и др., сохраняли трансгендерную идентичность в период полового созревания, а более 60% уже проходят медицинский переход, исследование предполагает, что многие из этих изменяющих жизнь решений принимаются не в 12, 14 лет. , или 16 лет, но фактически в гораздо более молодом возрасте 6 или 7 лет.

    Рост и развитие: от 6 до 12 лет (школьный возраст)

    По мере того, как дети вырастают из первоклассников в предподростков, вы можете ожидать многих изменений от их внешности до их любимых занятий. Дети в возрасте от 6 до 12 лет начнут ценить дружбу и будут больше участвовать в таких мероприятиях, как спорт и/или рисование.

    Врачи используют определенные вехи, чтобы определить, развивается ли ребенок так, как ожидалось. Существует широкий диапазон того, что считается нормальным, поэтому некоторые дети приобретают навыки раньше или позже, чем другие. Дети, рожденные раньше срока, достигают вех позже. Всегда говорите со своим врачом об успехах вашего ребенка.


    Что может делать мой ребенок от 6 до 12 лет в этом возрасте?

    По мере того, как ваш ребенок будет расти, вы заметите, что у него развиваются новые интересные способности. Хотя дети могут прогрессировать с разной скоростью и иметь разные интересы, ниже приведены некоторые общие этапы, которых дети могут достичь в этой возрастной группе:

    Дети от 6 до 7 лет:

    • Наслаждайтесь многими видами деятельности и оставайтесь занятыми
    • Люблю рисовать и рисовать
    • Практикуйте навыки, чтобы стать лучше
    • Скакалка
    • Ездить на велосипеде
    • Можно завязывать шнурки
    • Может выполнять простые математические операции, такие как сложение и вычитание

    Дети в возрасте от 8 до 9 лет могут:

    • Прыгать, прыгать и гоняться
    • Полностью одеться и привести себя в порядок
    • Использовать инструменты (например, молоток, отвертку)

    Дети в возрасте от 10 до 12 лет могут:

    • Любят писать, рисовать и раскрашивать

    Что понимает мой ребенок в возрасте от 6 до 12 лет?

    По мере того, как дети достигают школьного возраста, их способности и понимание понятий и окружающего мира продолжают расти. Хотя дети могут прогрессировать с разной скоростью, ниже приведены некоторые общие этапы, которых дети могут достичь в этой возрастной группе:

    Дети в возрасте от 6 до 7 лет:

    • Понимание концепции чисел
    • Знать дневное и ночное время
    • Может различать правую и левую руки
    • Может копировать сложные формы, такие как ромб
    • Может определить время
    • Может понимать команды с тремя отдельными инструкциями
    • Может объяснить предметы и их использование
    • Может повторять три цифры в обратном порядке
    • Может читать книги и/или материалы, соответствующие возрасту

    Дети от 8 до 9 лет:

    • Могут считать в обратном порядке
    • Знать дату
    • Читайте больше и наслаждайтесь чтением
    • Понимать дроби
    • Понимание концепции пространства
    • Рисовать и раскрашивать
    • Может называть месяцы и дни недели по порядку
    • Любит собирать предметы

    Дети от 10 до 12 лет:

    • Написание рассказов
    • Люблю писать письма
    • Хорошо читается
    • Наслаждайтесь разговорами по телефону или текстовыми сообщениями

    Вехи здорового образа жизни и фитнеса

    Детям в этом возрасте необходима физическая активность для развития силы, координации и уверенности в себе, а также для того, чтобы заложить основу для здорового образа жизни. Они также получают больше контроля над своей активностью. Дети, которые любят спорт и физические упражнения, как правило, остаются активными на протяжении всей своей жизни. Поддержание физической формы может улучшить развитие детей в школе, повысить самооценку, а также предотвратить ожирение и снизить риск серьезных заболеваний, таких как высокое кровяное давление, диабет и сердечные заболевания в более позднем возрасте.

    Что такое «нормальный» физический рост ребенка в возрасте от 6 до 12 лет?

    Для детей в возрасте от 6 до 12 лет по-прежнему существует широкий диапазон «нормальных» значений роста, веса и телосложения. Дети, как правило, становятся выше в постоянном темпе, прибавляя в весе примерно 2-2,5 дюйма (6-7 сантиметров) каждый год. Когда дело доходит до веса, дети набирают около 4–7 фунтов. (2–3 кг) в год до начала полового созревания.

    Это также время, когда дети начинают понимать, как они выглядят и как растут. Некоторые девочки могут беспокоиться о том, что они «слишком большие», особенно те, кто рано развивается. Мальчики, как правило, чувствительны к тому, что они слишком низкие.

    Постарайтесь помочь ребенку понять, что важно не «выглядеть» определенным образом, а быть здоровым. Дети не могут изменить гены, которые будут определять их рост или начало полового созревания. Но они могут максимально использовать свой потенциал, развивая здоровые привычки в еде и будучи физически активными.

    Ваш врач будет проводить измерения во время регулярных осмотров, а затем наносить результаты на стандартную диаграмму роста вашего ребенка, чтобы отслеживать их с течением времени и сравнивать с другими детьми того же возраста и пола.

    Как я могу помочь моему ребенку расти?

    Нормальный рост, поддерживаемый правильным питанием, достаточным количеством сна и регулярными физическими упражнениями, является одним из лучших показателей общего состояния здоровья ребенка. Модель роста вашего ребенка во многом определяется генетикой.

    Принуждение детей есть больше пищи или получать больше витаминов, минералов или других питательных веществ не приведет к увеличению их роста и может привести к проблемам с весом. Принятие детей такими, какие они есть, помогает им принять себя. Хорошее психическое здоровье важно для здорового развития, крепких отношений и устойчивости.

    Насколько активным должен быть мой ребенок в возрасте от 6 до 12 лет?

    Дети школьного возраста должны иметь много возможностей заниматься различными видами деятельности, спортом и играми, которые соответствуют их личности, способностям, возрасту и интересам. Благодаря физической активности дети узнают о спортивном мастерстве, постановке целей, преодолении трудностей, командной работе и ценности практики.

    Руководящие принципы физической активности для детей школьного возраста рекомендуют уделять им не менее 1 часа физической активности от умеренной до сильной ежедневно. Дополнительно:

    • Большая часть физической активности должна быть аэробной, когда дети задействуют большие мышцы и продолжаются в течение определенного периода времени.
    • Примерами аэробной активности являются бег, плавание и танцы.
    • У детей школьного возраста в течение дня обычно бывают кратковременные приступы умеренной или сильной физической активности, чередующиеся с легкой активностью или отдыхом. Любая умеренная или сильная активность засчитывается в 60-минутную цель.
    • Физическая активность для укрепления мышц и укрепления костей должна быть включена не менее 3 дней в неделю.
    • У детей естественным образом формируются крепкие мышцы и кости, когда они бегают, прыгают и играют. Формальные программы веса не нужны. Тем не менее, они безопасны при правильном проектировании и контроле.

    Должен ли мой ребенок заниматься спортом?

    Учитывайте возраст и уровень развития вашего ребенка, его природные способности и интересы. Дети от 6 до 8 лет оттачивают основные физические навыки, такие как прыжки, метание, удары ногами и ловля. Некоторым нравится делать это в организованных спортивных командах, но неконкурентные лиги лучше всего подходят для детей младшего возраста. Дети 9до 12 лет оттачивают, совершенствуют и координируют навыки. Некоторые становятся еще более приверженными спорту, в то время как другие выбывают из игры по мере того, как конкуренция накаляется и уровень игры повышается. Независимо от возраста или вида деятельности важно, чтобы вы демонстрировали свою поддержку, тренируя команду вашего ребенка или болея с трибун в игровые дни.

    Ничего страшного, если ребенок не интересуется традиционными видами спорта, но важно найти альтернативные способы активности. Проведите мозговой штурм вместе с детьми, какие занятия им подходят. Поощряйте ребенка, который не любит футбол, баскетбол или другие командные виды спорта, изучать другие виды активного отдыха, такие как карате, фехтование, гольф, езда на велосипеде, скейтбординг и теннис. Большинство детей не будут возражать против физической активности, пока они развлекаются.

    Фитнес дома

    Многие родители и дети думают об организованных видах спорта, когда думают о фитнесе. Хотя запись ребенка в спортивную команду дает много преимуществ, тренировок и игр один или два раза в неделю будет недостаточно для достижения целей активности. Кроме того, родители не должны полагаться только на физическое воспитание в школах, чтобы обеспечить детям достаточную физическую активность.

    Вот несколько способов заставить вашего ребенка двигаться дома:

    • Сделайте физическую активность частью повседневной жизни. От домашних дел до послеобеденной прогулки — поддерживайте активность своей семьи каждый день.
    • Выделите достаточно времени для свободной игры. Дети могут сжигать больше калорий и получать больше удовольствия, если предоставлены сами себе. Играть в пятнашки, кататься на велосипедах по окрестностям и лепить снеговиков весело и полезно.
    • Держите под рукой различные игровые и спортивные принадлежности. Это не обязательно должно быть дорого — ассортимент мячей, хула-хупов и скакалок может занять детей на несколько часов.
    • Будьте активны вместе. Это заставит вас двигаться, а дети любят играть со своими родителями.
    • Ограничьте время, затрачиваемое на сидячую деятельность, такую ​​как просмотр телевизора, использование электронных устройств, пребывание в сети и видеоигры.

    Если у вас дома нет возможностей, воспользуйтесь местными игровыми площадками и спортивными площадками. Сделайте семейные фитнес-прогулки частью вашей повседневной жизни. Позвольте членам семьи выбрать занятие — отправиться в поход, покататься на коньках или заняться скалолазанием в тренажерном зале. Все идет, пока каждый может участвовать. И помните: вы поможете показать своим детям, что физические упражнения важны, регулярно занимаясь сами.

    Предотвращение травм, связанных со спортом

    Дети, которые занимаются спортом, подвержены риску получения травм, поэтому убедитесь, что ваш ребенок носит надлежащее защитное снаряжение, например, щитки для голеней и бутсы в футболе или шлем и защитные накладки при катании на роликах или скейтбординг. Дети, которые специализируются в одном виде спорта, также подвержены риску травм, вызванных перенапряжением, в том числе стрессовых переломов и травм суставов. Если ребенок испытывает боль, лучше отдохнуть и дать травме зажить, прежде чем вернуться к игре.

    Ребенка с хроническим заболеванием или инвалидностью нельзя исключать из этих занятий фитнесом из-за опасения получить травму, связанную со спортом. Некоторые действия, возможно, придется изменить или адаптировать, а некоторые могут быть слишком рискованными в зависимости от состояния. Лучше всего поговорить со своим врачом о том, какие занятия безопасны для вашего ребенка.

    Если ваш ребенок жалуется на боль во время или после физической активности, поговорите со своим врачом.

    Как долго должен спать мой ребенок в возрасте от 6 до 12 лет?

    Детям школьного возраста ночью нужно спать 9-12 часов. Проблемы со сном могут начаться в этом возрасте по разным причинам. Домашняя работа, спорт, внеклассные занятия, время у экрана и напряженный семейный график — все это может привести к тому, что дети не высыпаются, как им нужно. Дети, лишенные сна, могут стать гиперактивными или раздражительными, и им может быть трудно сосредоточиться в школе.

    По-прежнему важно ложиться спать в одно и то же время, особенно в школьные вечера. Оставьте достаточно свободного времени перед сном, чтобы ваш ребенок мог расслабиться до отбоя. Подумайте о том, чтобы выключить электронику как минимум за час до сна. Не держать телевизор в спальне.

    Дополнительные сведения см. в нашем Руководстве по здоровому сну для детей.

    Половое созревание

    Половое созревание, или половое развитие, — это время кардинальных изменений как для мальчиков, так и для девочек. Возраст, в котором обычно начинаются физические изменения полового созревания, широко варьируется.

    Для обоих полов эти вызванные гормонами изменения сопровождаются скачками роста, которые превращают детей в физически зрелых подростков по мере развития их тел. Они также могут испытывать побочные эффекты от этих гормонов, такие как прыщи и изменения настроения.

    Половое созревание у девочек

    Развитие груди, обычно первый заметный признак полового созревания у девочек, может начаться в любое время в возрасте от 8 до 13 лет. События у девочек в период полового созревания:

    • Грудь начинает развиваться, бедра округляются .
    • Начинается увеличение скорости роста в высоту.
    • Волосы на лобке начинают появляться обычно через 6–12 месяцев после начала развития груди. Примерно у 15% девочек волосы на лобке появляются до начала развития груди.
    • Матка и влагалище, а также половые губы и клитор увеличиваются в размерах.
    • Волосы на лобке хорошо прижились, а грудь растет дальше. Каждая грудь может расти с разной скоростью, может быть разного размера.
    • Скорость роста достигает пика примерно через 2 года после начала полового созревания. Средний возраст 12 лет.
    • Менструация начинается примерно через 2 года после начала развития груди и почти всегда после достижения максимальной скорости роста. Средний возраст 12,5 лет.
    • Когда у девочек начинается менструация, они обычно вырастают еще примерно на 1–2 дюйма (от 2,5 до 5 сантиметров), достигая своего окончательного взрослого роста примерно к 14–15 годам. Девочки могут испытать это в более молодом или старшем возрасте в зависимости от того, когда началось половое созревание.

    Половое созревание у мальчиков

    У большинства мальчиков первые физические изменения полового созревания проявляются в возрасте от 10 до 16 лет, и, как правило, быстрее всего они растут в возрасте от 12 до 15 лет. Всплеск роста у мальчиков в среднем происходит примерно на 2 года позже, чем у девушки. К 16 годам большинство мальчиков перестают расти, но их мышцы продолжают развиваться.

    Другие признаки полового созревания у мальчиков включают:

    • Половой член и яички увеличиваются в размерах. Яички могут расти с разной скоростью, могут быть разных размеров.
    • Появляются лобковые волосы, затем подмышки и волосы на лице.
    • Голос становится более глубоким и иногда может трескаться или срываться.
    • Адамово яблоко, или хрящ гортани, становится больше.
    • Яички начинают вырабатывать сперму.

    Вехи общения

    Как мой ребенок в возрасте от 6 до 12 лет взаимодействует с другими?

    Очень важной частью взросления является способность взаимодействовать и общаться с другими людьми. В школьные годы родители увидят в своем ребенке переход от игры в одиночку к множеству друзей и социальных групп. В то время как дружба становится все более важной, ребенок по-прежнему любит своих родителей и любит быть частью семьи. Несмотря на то, что каждый ребенок уникален и будет развиваться по-своему, у вашего ребенка могут быть общие поведенческие черты:

    Дети от 6 до 7 лет:

    • Сотрудничество и обмен
    • Может завидовать другим, братьям и сестрам
    • Нравится копировать взрослых
    • Нравится играть одному, но друзья становятся важнее
    • Играйте с друзьями одного пола
    • Могут быть случайные приступы гнева
    • Можно скромничать о теле
    • Люблю играть в настольные игры

    Дети от 8 до 9 лет:

    • Любят соревнования и игры
    • Начать смешивать друзей и играть с детьми разного пола
    • Можно скромничать о теле
    • Наслаждайтесь клубами и группами, такими как бойскауты или девушки-скауты
    • Может интересоваться отношениями, но не признается в этом

    Дети в возрасте от 10 до 12 лет:

    • Ценит дружбу; может быть лучший друг
    • Может развить романтические интересы
    • Любите и уважайте родителей
    • Наслаждайтесь общением с другими

    Как я могу помочь улучшить социальные способности моего ребенка в возрасте от 6 до 12 лет?

    Рассмотрите следующие способы развития социальных способностей вашего ребенка школьного возраста:

    • Установите и предоставьте соответствующие ограничения, рекомендации и ожидания и последовательно применяйте соответствующие меры.
    • Демонстрируйте соответствующее поведение.
    • Делайте комплименты ребенку за сотрудничество и любые личные достижения.
    • Помогите ребенку выбрать занятия, соответствующие его способностям.
    • Поощряйте ребенка говорить с вами и открыто выражать свои чувства.
    • Поощряйте ребенка читать и читать вместе с ним.
    • Поощряйте вашего ребенка заниматься хобби и другими видами деятельности.
    • Поощряйте физическую активность.
    • Поощряйте самодисциплину; ожидайте, что ваш ребенок будет следовать установленным правилам.
    • Научите своего ребенка уважать авторитетных лиц и прислушиваться к ним.
    • Научите своего ребенка осознавать последствия своего поведения и сопереживать другим.
    • Поощряйте ребенка говорить о давлении со стороны сверстников и помогите установить правила борьбы с давлением со стороны сверстников.
    • Постоянно проводите время вместе, уделяя все внимание ребенку. Крепкие, любящие отношения могут оказать прямое положительное влияние на психическое здоровье вашего ребенка.
    • Поощряйте пребывание на улице.
    • Ограничьте время просмотра телевизора, видеоигр и компьютера.

    Отзыв доктора Лидии Вилья, Clinica CHOC Para Niños, CHOC Primary Care – май 2021 г.

    Помогите своей дочери во время перехода к женственности

    Половое созревание у девочек: помогите вашей дочери в переходе к женственности

    Взлеты и падения взросления могут привести родителей в замешательство, а их дочерей — сбить с толку. Половое созревание у каждой девушки разное, но это бурное время может быть легче, если вы понимаете, что происходит внутри.

    Что такое половое созревание?

    «Вопреки культурным мифам, половое созревание связано не только с гормонами, — говорит доктор Тара Кузино, клинический психолог и эксперт по подростковой самооценке. и непредсказуемое поведение начинает обретать смысл Мозг девочек претерпевает невероятные преобразования, которые позволят им стать заботливыми и ответственными взрослыми.

    «В то же время тело и мозг девочек подвергается бомбардировке репродуктивными гормонами, и вдобавок ко всему, как женщины, они более чувствительны к стрессу. Это часто выражается в повышенной потребности девочек «вписаться» в толпу, в их беспокойстве по поводу образа тела и беспокойстве о том, что другие люди думают о них». чего следует ожидать, когда ваша дочь достигнет подросткового возраста?Во-первых, имейте в виду, что не у всех девочек-подростков переходный возраст проходит тяжело – некоторые проходят через подростковый возраст легко и с энтузиазмом.

    Однако, скорее всего, будут моменты, когда вы обнаружите, что она более склонна к спорам – не потому, что она сознательно этого хочет, а потому, что ее биология подталкивает ее к независимости. Еще одним признаком этого является повышенная потребность в уединении. Ее спальня может быть закрыта на несколько часов подряд. Не паникуйте — вашей девушке нужно понять, кто она такая, вдали от вас.

    Вот что такое подростковый возраст – время разлуки. Хотя потребность вашего ребенка в независимости естественна, она может расстраивать, потому что часть вашей дочери все еще остается маленькой девочкой, которая обращается к маме, чтобы все исправить. Но эта новая, развивающаяся часть ее начинает понимать, что это не будет работать вечно, и ей нужна стратегия для роста и выживания в одиночестве, при этом все еще чувствуя связь с домом.

    Зарождающаяся сексуальность – и «селфи»

    Еще один фактор, о котором родители иногда стараются не думать, – это зарождающаяся сексуальность дочери. Основное побуждение женского полового созревания состоит в том, чтобы девочки сделали себя сексуально привлекательными и конкурентоспособными среди сверстниц. Хотя они могут не знать об этом бессознательном побуждении, именно поэтому в подростковом возрасте девочки, как правило, гораздо больше сосредотачиваются на своей внешности.

    Внезапно дочь, которая сопротивлялась мытью, околачивается в ванной, проводит целую вечность перед своим зеркалом и позирует для «селфи», чтобы публиковать в социальных сетях.

    «Там, где когда-то девушки часами разговаривали по телефону, передавая записки и разбираясь в драмах в школьных коридорах, в наши дни проблемы с дружбой могут усугубляться неправильным прочтением реплик из текстов и постов в социальных сетях».

    Доктор Тара Кузино

    Изменение отношений: сначала друзья, потом семья

    Гормональные и мозговые изменения в это время заставляют девочек становиться более общительными и общительными, и они действуют в соответствии с этим, ставя свою дружбу превыше всего остального.

    В период полового созревания девочки сильнее реагируют на стресс в отношениях, чем на что-либо другое. Их самооценка в подростковом возрасте связана с их способностью поддерживать близкие дружеские отношения. Им «нужно», чтобы их любили и поддерживали социальные связи, поэтому конфликты в их дружеских отношениях вызывают такой стресс.

    Доктор Кузино отмечает: «Там, где когда-то девушки часами разговаривали по телефону, передавая записки и разбираясь в драмах в школьных коридорах, в наши дни проблемы с дружбой могут усугубляться неправильным прочтением реплик из текстов и постов в социальных сетях».

    Девочки могут неверно истолковать то, что пытаются сказать друзья, потому что они не могут видеть их лица или слышать тон их голоса.

    «Это важно, когда мозг и тело девочки-подростка претерпевают большие изменения и создаются новые нервные пути», — объясняет доктор Кузино. «Межличностные сигналы, зрительный контакт и эмпатический опыт также нуждаются в тонкой настройке. Поэтому поощряйте ее к большему общению лицом к лицу».

    Подросток или малыш? Изменения настроения в период полового созревания

    В жизни человека есть две фазы, когда происходят массовые когнитивные изменения – до трехлетнего возраста и в подростковом возрасте. Может быть полезно подумать о поведении вашей дочери-подростка, как если бы она была малышкой. Она пытается осмыслить свой мир, пока ее мозг находится в стадии ремоделирования, и это может ее расстраивать.

    Доктор Кузино считает важным не полагать, что ваша дочь-подросток может реагировать как взрослая. Она не может. «Подростковый кризис может очень озадачить маму, — говорит она. «Попытки быть рациональными и логичными не работают, когда ваша дочь в ярости. Ее мозг — это эмоциональный поток, и она вас не слышит».

    Если у вашего подростка случился нервный срыв, подумайте о том, чтобы относиться к нему так же, как вы относились к своему малышу во время истерики. В зависимости от сценария лучшим вариантом может быть проявление сострадания и связь с ее эмоциональным состоянием.

    Если же она тиран, стойте на своем. Подождите, пока она не успокоится — это может произойти через несколько часов или даже на следующий день — прежде чем пытаться рационально обсудить или вдумчиво поразмыслить над ситуацией.

    Половое созревание может быть трудным, но все проблемы имеют решение

    Скажите ей, что все будет хорошо, и что вы готовы помочь», — говорит доктор Кузино. «Убедите ее, что все может получиться, потому что обычно так и бывает».

    Хотя ситуации обычно разрешаются со временем, на этом пути часто встречаются препятствия. Помогает, если вы можете быть спокойным и заземленным. Чем лучше вы подготовлены к подростковому возрасту вашей дочери, тем лучше вы сможете ее поддерживать – и тем легче вам будет пережить это самому.

    Стадии полового созревания: физические изменения по мере взросления девочки

    Половое созревание начинается со скачка роста на 5–6 см и небольшого отека сосков, обычно у девочек в возрасте от 8 до 10 лет (у мальчиков половое созревание начинается немного позже, примерно в возрасте от 9 до 11 лет). Примерно с 11 лет ареола (кожа вокруг сосков) начинает опухать, появляются лобковые волосы. Всплеск роста продолжается на уровне 7-8 см в год.

    С 12 лет грудь увеличивается, и девочкам, возможно, придется начать носить бюстгальтер. Набухшие груди ощущаются как твердый комок за соском — это может произойти в одной груди раньше другой. (Убедитесь, что ваша дочь не беспокоится о том, что у нее рак. Из-за широкой огласки об уплотнениях в груди некоторые девочки молча переживают по этому поводу. )

    Месячные могут начаться в возрасте от восьми до 14 лет, средний возраст — около 12 лет. От одного до двух лет после начала менструации скорость роста девочки замедляется. Девочки, как правило, достигают своего взрослого роста примерно в 14 лет.

    В возрасте 13-14 лет грудь приобретает более взрослую форму. Бедра начинают расширяться, и она может принять форму тела других женщин в семье. Она могла набрать до 50% своего веса за несколько коротких лет. Некоторых девушек это может беспокоить, в то время как другим это кажется естественным, когда они набирают рост.

    Это деликатное время для беспокойства по поводу образа тела и самооценки. Очень важно формировать ее ожидания в подростковом возрасте на основе биологических изменений и генетического анамнеза.

    Не волнуйтесь, если опыт вашей дочери не совпадает с ее графиком. Опыт каждой девушки уникален. Однако, если вас беспокоит какой-либо аспект ее развития, поговорите со своим врачом.

    •  Задайте несколько собственных вопросов 

      Позвольте ее ответам указать вам, с какими изменениями ей особенно трудно справиться 

    •  Дайте ей возможность высказаться 

      Используйте открытые вопросы, требующие большего, чем просто «да» или «нет», например:

      • Какие изменения вы недавно заметили в своем теле?

      • Сколько вы говорили о половом созревании в школе?

      • Что вы знаете о том, что происходит, когда у вас начинается менструация?

    •  Будьте готовы к переменам 

      Организуйте поход по магазинам, чтобы вместе выбрать бюстгальтеры, прокладки и тампоны. Это избавит ее от смущения и даст ей возможность задавать вопросы

    •  Поделитесь своим опытом 

      Поделитесь с дочерью, каким было для вас половое созревание и его ожидание. Найдите фотографии себя в ее возрасте, чтобы посмотреть вместе

    •  Говорите прямо 

      Ваша дочь обязательно услышит несколько мифов и преувеличений о половом созревании. Помогите ей отличить правду от вымысла, предоставив ей факты о половом созревании, и будьте прямолинейны в своем подходе

    •  Подумайте о том, чтобы купить ей книгу о половом созревании 

      Просмотрите его вместе или, если она хочет прочитать его в одиночку, предложите ей поговорить с вами после этого

       

    следующие шаги

    • Убедитесь, что ваша дочь знает об изменениях в груди и менструальном цикле – это успокоит ее, если она поймет, что все девочки проходят через эти изменения, и вы всегда готовы ответить на ее вопросы о половом созревании
    • Поговорите с дочерью наедине о возможностях санитарной защиты и о том, как она к ним относится. Тогда в следующий раз, когда вы будете в супермаркете или аптеке, купите ей гигиенические прокладки и тампоны, которые она хочет использовать, когда у нее начнутся месячные
    • Покупка первого бюстгальтера может быть неловкой – некоторые девушки отказываются от бюстгальтера, когда очевидно, что он им нужен. Укороченный топ, бюстгальтер без косточек или спортивный бюстгальтер могут помочь при переходе на правильный бюстгальтер
    • Поощряйте свою дочь вести журнал или дневник (только для ее глаз), чтобы помочь ей разобраться в своих чувствах. Это время огромных перемен, и запись вещей поможет ей пройти через это
    • Поддержите свою дочь в принятии здоровых привычек, таких как сбалансированное питание, физические упражнения и хороший ночной сон
    • Расслабьтесь. Мамы и папы могут служить важным примером для подражания в период полового созревания своего ребенка. Сделайте это, сохраняя спокойствие и уважительно относясь к своему телу, питаясь здоровой пищей и проявляя физическую активность. Справляйтесь с сильными эмоциями полового созревания, уделяя время себе и помни, что вы взрослый в отношениях

     

    Наверх

    Обзор академических и психологических последствий перехода к среднему образованию

    Введение

    Переход от начального к среднему образованию является нормативным событием для большинства детей во всем мире, что обычно происходит в раннем подростковом возрасте (в основном в возрасте 10–14 лет). Хотя большинство учащихся меняют школу в какой-то момент обучения, системы во всем мире значительно различаются. Например, в Англии дети переходят в 6-й класс в возрасте 11 лет, тогда как в Соединенных Штатах (США) возраст и степень перехода различаются в зависимости от школы и штата, при этом дети переходят в возрасте от 10 до 14 лет в среднюю школу. или старшая школа (5-й и 8-й класс соответственно). Хотя переход является нормой, дети могут также посещать школы, в которых они завершают свое образование в одном учебном заведении, хотя в Соединенном Королевстве это редкость. Чтобы избежать переключения между терминами, специфичными для региона, во всем этом обзоре начальное образование относится к школьному обучению до того, как дети перейдут в среднюю школу, старшую школу (Соединенное Королевство), среднюю школу или гимназию в возрасте от 10 до 14 лет. , в то время как среднее образование относится к обучению в школе после этого перехода.

    Примерно двое из пяти учащихся не достигают ожидаемого прогресса после перехода в среднюю школу (Galton et al., 1999), при этом около 40 % учащихся не достигают успехов в английском языке и чтении (42 и 38 % соответственно) и 34% не добились прогресса в математике с 6-го класса (10–11 лет) до 7-го класса (11–12 лет) (Galton et al., 1999). В Соединенном Королевстве Офстед (2002) пришел к выводу, что подготовка к различиям в преподавании и обучении, с которыми сталкиваются дети после перехода, была ограниченной.

    Переход к среднему образованию вызывает повышенный интерес исследователей в последние годы, и многие исследователи рассматривают этот переход как одно из самых стрессовых событий, с которыми сталкиваются молодые подростки (Chung et al. , 1998; Coelho and Romão, 2016). Дети сообщают о дополнительных беспокойствах в это время, в том числе о страхе перед хулиганами, страхе потеряться, беспокойстве об отношениях со сверстниками и беспокойстве о том, как справиться с возросшей рабочей нагрузкой (Zeedyk et al., 2003). Кроме того, переход к среднему образованию может напрямую повлиять на уровень образования, поскольку в течение переходного года отмечается перерыв в академическом росте учащихся (Akos et al., 2015).

    На рисунке 1 показана попытка систематизировать различные конструкции, которые, согласно исследованиям, способствуют успешному переходу к среднему образованию. Первое соображение — это то, что считается «успешным» переходом. Хотя адаптацию к среднему образованию можно измерить различными способами, большинство исследователей считают, что она включает в себя социальную, академическую и эмоциональную адаптацию (Duchesne et al., 2012). Холл и ДиПерна (2017) особо отмечают важность отношений со сверстниками, развития академических способностей и стабильного состояния психического здоровья как жизненно важных компонентов адаптации к среднему образованию. Эти компоненты не являются независимыми. Там, где наблюдается снижение эмоционального благополучия, также наблюдается ухудшение качества отношений со сверстниками и успеваемости, хотя причинно-следственная связь еще не установлена ​​(например, Woodward and Fergusson, 2000; Reijntjes et al., 2010; Mundy et al. , 2017; Рахман и др., 2018). Хотя многие учащиеся адаптируются с относительно небольшим количеством проблем, другие обнаруживают, что переход затрагивает одну, две или все эти области. Утверждается, что дети, которые выражают больше беспокойства до перехода, с меньшей вероятностью будут хорошо приспособлены во всех трех из этих областей (Duchesne et al., 2012).

    РИСУНОК 1. Краткое изложение ключевых конструкций, влияющих на успешный переход к среднему образованию.

    С точки зрения того, что предсказывает успешный переход, на рис. 1 ключевые конструкты организованы в категории более высокого порядка контекстуального, средового и индивидуального уровней. Контекстуальные конструкты — это переменные, которые могут правдоподобно модерировать любые отношения между конструктами уровня среды, конструктами индивидуального уровня и успешным переходом. Вероятно, все контекстуальные конструкции могут оказать прямое влияние на успешность перехода. Общим для них является то, что они либо фиксируются во время перехода (например, академическая успеваемость/эмоциональное здоровье до перехода, биологический пол, рассматриваем ли мы модель для конкретной предметной области, такой как математика), либо не меняются (например, SES) , или эффект изменения, вероятно, будет зафиксирован на уровне группы (например, мы можем считать, что эффекты полового созревания в некоторой степени одинаковы для всех мальчиков). Конструкты на уровне окружающей среды и на индивидуальном уровне, скорее всего, изменятся неоднородно при переходе к среднему образованию (например, вероятно, будет значительная вариабельность в том, насколько резко меняется школьная среда для разных детей). Они различаются, само собой разумеется, тем, относятся ли они к окружению ребенка или к его/ее внутренней схеме.

    В рамках этих категорий мы объединили связанные меры из литературы в конструкции более высокого порядка. Например, исследователи рассмотрели размер класса, ожидания учителей и ориентацию на академические цели как предикторы успешного перехода, и все они логически могут быть сгруппированы как часть школьной среды. Точно так же набор представлений ребенка о своем социальном окружении и его/ее эмоциональных реакциях на них (которые мы обозначили как социальная схема ) включает в себя отношения со сверстниками, отношения с учителями, аффект по отношению к школе (или принадлежность) и социальную поддержку в более общем плане. Выявленные конструкции не являются исчерпывающими или окончательными, они представляют собой просто удобный способ систематизировать существующую литературу для целей данного обзора.

    В рамках конструктов на уровне среды большая часть литературы относится к изменениям в школьной или домашней среде ребенка. Общая школьная среда обычно меняется при переходе к среднему образованию. Дети часто переходят из небольшой личной начальной школы, где их обучает один учитель, в основном в одном классе, в более крупную, более сложную, безличную среднюю школу, где они посещают уроки в разных местах с разными учителями, часто с более крупными учителями. размеры класса. Здания средних школ, как правило, больше, и людям часто приходится путешествовать дальше, часто на общественном транспорте.

    В рамках конструктов индивидуального уровня в литературе основное внимание уделяется системе представлений ребенка об его социальном положении, его обучении и его академической самооценке. Например, Cantin and Boivin (2004) сообщают об уменьшении размера сети друзей после перехода, что означает, что после перехода у детей становится меньше друзей. Точно так же Мартинес и соавт. (2011) отмечают снижение как общей социальной поддержки, так и поддержки со стороны учителей в настоящее время. Эти результаты представлены социальной схемой на рисунке 1.

    Идентифицированные конструкции, конечно, не являются независимыми. Конструкты уровня среды могут, вероятно, иметь прямое влияние на успешный школьный переход, но также и косвенный эффект, влияя на любой из конструктов индивидуального уровня. Например, структура целей в классе меняется после перехода: более важное значение придается целям производительности, где основное внимание уделяется демонстрации способностей по сравнению с другими, в отличие от целей мастерства, где основное внимание уделяется повышению компетентности по сравнению с установленными для себя стандартами. Маджар и др., 2018). Этот сдвиг в целях, в свою очередь, негативно влияет на социальную схему, такую ​​как принадлежность к школе/вовлеченность (Madjar and Chohat, 2017). Точно так же сообщалось об уменьшении эмоциональной поддержки в классе после перехода (Shell et al., 2014), что, вероятно, повлияет на социальную схему. Конструкты индивидуального уровня также могут влиять друг на друга: социальные и учебные схемы могут влиять на академическую самооценку и, вероятно, друг на друга.

    Мы стремимся оценить академические и психологические последствия перехода к среднему образованию, изучая факторы риска и защиты, которые могут усилить или уменьшить эти последствия. Основываясь на определении Холла и ДиПерны (2017), мы в первую очередь рассматриваем доказательства, касающиеся эмоционального благополучия и успеваемости. Поскольку так мало известно о причинно-следственных связях между идентифицированными конструктами, мы считаем ошибочным (не говоря уже о беспорядочном) установление отдельных связей на рис. 1 между различными конструктами, которые могут подразумевать причинно-следственную связь. Вместо этого в этом обзоре будут освещены отношения между конструктами на Рисунке 1, которые наблюдались, но могут быть и другие связи, которые еще не исследованы эмпирически.

    Влияние перехода к среднему образованию на успеваемость

    Первым показателем успешного перехода к среднему образованию является успеваемость (рис. 1). Успехи в учебе необходимы для благополучия человека на протяжении всей жизни (Gottfredson, 2004; Fiscella and Kitzman, 2009). Переход от начального к среднему является критическим периодом развития, когда многие дети особенно уязвимы к более низким уровням успеваемости. Низкая успеваемость в раннем подростковом возрасте связана с различными негативными последствиями, включая раннюю беременность и более высокий уровень правонарушений (Kasen et al., 19).98; Фройденберг и Руглис, 2007 г.; Генри и др., 2012). Кроме того, низкая успеваемость в этот период, как правило, сменяется отсевом из школы и низкими профессиональными достижениями и доходами на протяжении всей жизни (Day and Newburger, 2002). В этом разделе мы подводим итоги исследований, в которых изучалось влияние перехода от начальной школы к средней на академические результаты в раннем подростковом возрасте.

    Ряд исследований, проведенных в США, показывают, что переход от начального к среднему образованию отрицательно влияет на средний балл учащихся (GPA) и успеваемость (Felner et al., 19).81; Симмонс и др., 1991; Сейдман и др., 1994; Алспо и Хартинг, 1995 г. ; Гутман и Миджли, 2000 г.; Доттерер и др., 2009). Показательно, что учащиеся в Соединенных Штатах, которые перешли из начальной школы в среднюю, испытали снижение успеваемости после перехода, в отличие от учащихся того же класса, но не перешедших в среднюю школу (Felner et al., 1981). Alspaugh (1998) также обнаружил, что у американских детей наблюдается более низкая успеваемость после перехода из начальной школы в среднюю. Более того, дети, которые перешли в среднюю школу, где их сверстники посещали различные начальные школы, имели более низкие уровни успеваемости, чем дети, которые перешли в среднюю школу со сверстниками, посещавшими ту же начальную школу. Результаты успеваемости на уровне средней школы показали, что у американских детей, которые несколько раз переходили из начальной в среднюю школу и из средней школы в старшую школу, наблюдалось более значительное снижение успеваемости, чем у тех, у кого было меньше переходов в школу. Олспо (1998) работа согласуется с другими данными (Rice, 2001), предполагающими, что переход от начального к среднему образованию может иметь долгосрочные негативные последствия для успеваемости.

    Конструкции уровня среды

    Что касается конструкций уровня среды на рис. 1, психологи, занимающиеся вопросами развития, пытались понять, почему и как переход к среднему образованию может негативно повлиять на успеваемость. Сценическая среда соответствует модели (Eccles et al., 19).93) предполагает, что несоответствие между потребностями развития детей во время перехода и социальным контекстом средней школы способствует снижению успеваемости после перехода.

    Некоторые аспекты школьной среды среднего образования, которые отличаются от начального образования, могут оказать особое влияние на успеваемость после перехода; к ним относятся новая академическая среда (например, новые, более крупные школы и классы) и различные структурные требования (например, смена классов, учителей и учебных материалов для каждого предмета в течение дня). Дети также должны формировать новые отношения между учеником и учителем и приспосабливаться к изменениям в ожиданиях учителей и снижению самостоятельности учеников.

    Хотя учителя в большей степени контролируют классы средней школы, академические стандарты, как правило, выше в средней школе, чем в начальной, и требуют от подростков большей внутренней мотивации (Harter et al., 1992). По сравнению с начальным образованием, в классах среднего образования больше внимания уделяется оценкам, а академические ожидания учителей от учащихся, как правило, выше (Eccles and Midgley, 1989; Wigfield et al., 1991). Кроме того, дети могут по-разному воспринимать цели в классе в начальной и средней школе. Кросс-секционная работа показывает, что в условиях начального образования учащиеся сообщают, что они более ориентированы на задачу или занимаются академической работой ради обучения, в то время как в условиях среднего образования дети сообщают, что они более ориентированы на результат , или занимаются академической работой ради демонстрации способностей (Андерман и Мидгли, 1997). Лонгитюдное исследование показало, что после перехода от начального к среднему образованию дети воспринимали климат в классе как более сосредоточенный на компетентности, а не на обучении (Андерман и Мидгли, 1997). Эти изменения впоследствии влияют на конструкты на индивидуальном уровне, такие как академическая самооценка подростков, интерес и вовлеченность (схема обучения) и влияние на школу (социальная схема), как обсуждается в следующих разделах.

    Конструкты индивидуального уровня

    Академическая Я-концепция

    Академическая Я-концепция, или самооценка в отношении академических тем и обучения, имеет различные компоненты, включая когнитивный компонент, характерный для академической компетентности, и аффективно-мотивационный компонент (Marsh et al. и др., 1991; Аренс и др., 2013а). Исследования показывают, что академическая самооценка снижается между окончанием начального и началом среднего образования (Wigfield et al., 1991; Arens et al., 2013a). Например, Коэльо и др. (2017) обнаружили снижение академической самооценки учащихся с последнего года обучения в начальной школе до конца первого года обучения в средней школе, а также снижение уровня самооценки. Хотя эта выборка включала португальских детей, которые перешли в среднюю школу на 2 года раньше, чем это обычно делают учащиеся в Соединенном Королевстве или США, эти результаты согласуются с исследованиями, в которых изучались дети, которые перешли в среднюю школу в более позднем возрасте (Wigfield et al. , 19).91). Кроме того, Сейдман и соавт. (1994) обнаружили, что академическое самовосприятие учащихся снижается даже после поправки на возраст, класс и уровень способностей учащихся. В совокупности эти результаты свидетельствуют о том, что сам процесс перехода (т. е. окружающая среда), а также индивидуальные факторы (например, изменения в развитии), вероятно, играют роль в изменении академической самооценки детей.

    Однако в литературе есть противоречия: не все исследования обнаруживают снижение воспринимаемой академической компетентности после перехода к среднему образованию. Например, Хартер и др. (1992) не обнаружили существенных различий в восприятии детьми школьной компетентности после перехода к среднему образованию по сравнению с детьми, не перешедшими. Есть также исследования, демонстрирующие повышение, , а не снижение академической самоэффективности (Zimmerman and Martinez-Pons, 1990; Midgley et al., 1995). Разница в наблюдаемых изменениях в восприятии академической компетентности в течение переходного периода должна объясняться другими факторами, в том числе тем, насколько дети ценят конкретную академическую область и их интерес к ней. Более того, мы могли бы ожидать, что изменения в академической самооценке будут различаться в зависимости от дисциплины. Например, Wigfield et al. (1991) обнаружили значительное снижение воспринимаемой компетентности детей в английском языке после перехода в среднюю школу, но лишь незначительное снижение в математике. В разделе «Схема обучения» мы обсуждаем отношение и интерес учащихся к нескольким избранным академическим областям.

    Схема обучения

    Учащиеся склонны более негативно относиться к определенным учебным областям, включая математику и естественные науки, по сравнению с другими, а также к академическим достижениям в более широком смысле (Eccles et al., 1984). Самовосприятие учащимися своих способностей и отношения к математике и естественным наукам имеет тенденцию к снижению по мере того, как дети продвигаются в школе, и особенно во время перехода к среднему образованию (Eccles et al., 1984; Midgley et al., 1989a). Например, перекрестное исследование, проведенное Barth et al. (2011) обнаружили, что в переходный период отношение детей к математике и естественным наукам и их самоэффективность снизились. Точно так же интерес учащихся к математике и естественным наукам был ниже после, а не до перехода к среднему образованию. Кроме того, австралийские учащиеся сообщили о меньшей вовлеченности в занятия в классе и снижении удовольствия и отношения к математике после перехода по сравнению с теми, кто еще не перешел к среднему образованию (Deieso and Fraser, 2018).

    Различия в опыте обучения естественным наукам и математике до и после перехода от начального к среднему образованию также могут влиять на изменения в отношении и интересах учащихся к учебе. Например, до перехода учащиеся не могут выбирать, какие курсы естественных наук или математики они посещают, и обучение в этих областях стандартизировано для всех учащихся. После перехода к среднему образованию учащиеся имеют больше свободы действий в выборе количества и типа курсов по математике и естественным наукам. Более того, способности учащихся в этих областях становятся более заметными, и учащиеся, как правило, группируются в курсы со студентами, имеющими такие же способности, как и они сами. Более того, по мере того, как дети продвигаются в школе, поддержка учителей уменьшается. Барт и др. (2011) исследовали, способствовала ли роль эффективности преподавания и восприятия учащимися позитивных стратегий обучения (например, поддержка учителя, увлекательное обучение) снижению интереса учащихся и отношения к математике и естественным наукам. Результаты показали, что эффективное преподавание и восприятие учащимися позитивных стратегий обучения в значительной степени предсказывают изменения в интересе учащихся и их самоэффективности в математике и естественных науках, особенно во время перехода к среднему образованию. Таким образом, одним из способов противодействия отрицательному отношению к математике и естественным наукам, низкой самоэффективности и интересу к математике и естественным наукам в переходный период может быть противодействие через поддержку учителей.

    Переход к среднему образованию также влияет на вовлеченность и воспринимаемый контроль в обучении. Исследование Рудольфа и соавт. (2001) исследовали, влияет ли восприятие учащимися контроля над своими академическими результатами, а также вклад учащихся в академический успех на их способность успешно перейти от начального к среднему образованию. Исследователи ожидали обнаружить, что высокое восприятие контроля и личного вклада в успехи в учебе будет способствовать вовлечению в учебу и, в конечном счете, академическим достижениям. И наоборот, они ожидали, что низкий уровень контроля и инвестиций будет способствовать академическому отчуждению и препятствовать академическим достижениям. Результаты показали, что по сравнению с учащимися, которые не перешли от начального к среднему образованию, учащиеся, которые пережили переход и сообщили о более низком уровне восприятия контроля и личного вклада в школу, также сообщили о более высоком уровне стресса и симптомов депрессии. Авторы предполагают, что учащиеся с более низким уровнем воспринимаемого контроля и личного вклада в академические занятия с большей вероятностью будут отстранены от учебы и легче будут чувствовать себя подавленными или особенно чувствительными к любым вопросам, связанным со школой.

    Social Schema

    Чувство «принадлежности» учащимся к школе и то, насколько им нравится школа, также могут зависеть от перехода в другую школу и повлиять на успеваемость ребенка. Поскольку интервенционные исследования показывают, что положительный школьный климат может принести пользу психическому здоровью детей и успеваемости, в нескольких исследованиях изучалось, способствуют ли изменения в школьном климате между начальным и средним образованием снижению успеваемости после перехода (Battistich et al., 2004). . Например, Riglin et al. (2013) исследовали двунаправленные ассоциации между подростками ( M возраст = 11,78 лет) влияют на школу и их успеваемость с использованием перспективного лонгитюдного дизайна. Они обнаружили взаимосвязь между симпатиями к школе и успеваемостью в начале и в конце первого года обучения в средней школе. Однако после учета проблем с поведением степень симпатии к школе предсказывала более позднюю успеваемость, но ранняя успеваемость больше не предсказывала более позднюю симпатию к школе. Эти результаты подтверждают представление о том, что отношение к школе и чувство принадлежности к школе связаны с успеваемостью (Resnick et al., 19).97; Розер и др., 2000; Маклафлин и Кларк, 2010). Однако в некоторых исследованиях не было обнаружено доказательств того, что восприятие детьми школьного климата различается до и после перехода в школу (Thornburg and Glider, 1984; Fenzel and Blyth, 1986; Hirsch and Rapkin, 1987; Crockett et al., 1989). ; Harter et al., 1992) и другие исследования сообщают о положительном восприятии детьми школьного климата после перехода (Schulenberg et al., 1984; Nottelmann, 1987; Berndt and Mekos, 1995). Эти результаты указывают на необходимость проведения дополнительных исследований для изучения связи между школьным климатом до и после перехода от начального к среднему образованию и его влиянием на академическую успеваемость в раннем подростковом возрасте и после него.

    Взаимодействие между конструктами индивидуального уровня

    Важно понимать взаимодействие между академическими достижениями, социальной схемой, схемой обучения и академической самооценкой, потому что это дает четкие целевые области, помогающие детям поддерживать академические достижения при переходе к среднее образование. То, как учащиеся справляются с изменениями в успеваемости после перехода, может иметь долгосрочные последствия для будущих достижений. Если первоначальное снижение оценок или успеваемости после перехода приводит к тому, что некоторые учащиеся изменяют свою академическую самооценку, они могут стать менее заинтересованными в школе и иметь более негативные чувства по отношению к школе или усилить чувство оторванности. В свою очередь, учителя могут взаимодействовать с учащимися более негативным образом, и эти эффекты могут нарастать как снежный ком и приводить к будущему снижению успеваемости или вовлеченности учащихся (Eccles et al., 19).93; Фензель, 2000). И наоборот, также возможно, что для учащихся с большими ресурсами и личными инвестициями в обучение начальное снижение оценок после перехода может побудить их стать более вовлеченными в школу и усерднее работать, чтобы улучшить свои оценки. Таким образом, способность подростка продолжать хорошо учиться после перехода в школу, вероятно, зависит как от взаимодействия между факторами индивидуального уровня, так и факторами уровня окружающей среды, которые на них влияют.

    Контекстные переменные

    До сих пор мы рассмотрели факторы окружающей среды и индивидуального уровня, влияющие на переход от начального к среднему образованию. Тем не менее, ряд контекстуальных переменных был определен как предикторы академической успеваемости при переходе к среднему образованию. Например, пубертатный статус был связан с изменениями в академической самооценке и саморепрезентации, которые важны для академической успеваемости (Schaffhuser et al., 2017). В этом разделе обобщается то, что мы знаем о некоторых контекстуальных переменных, указанных на рис. 1.

    Пол

    В нескольких исследованиях, посвященных переходу в другую школу, были получены убедительные доказательства того, что гендерные различия влияют на будущие академические результаты (Wigfield et al., 1991; Harter et al., 1992; Seidman et al., 1994). Например, Сейдман и др. (1994) обнаружили, что оценки детей после перехода ухудшались независимо от пола. Исследования, изучающие мотивацию, отношение и самооценку в конкретных академических областях, показали, что мальчики, как правило, имеют более позитивное отношение к математике и более высокую самооценку в математике, чем девочки, тогда как девочки, как правило, имеют более позитивное отношение к себе и более высокую самооценку. по-английски, чем мальчики (Eccles et al., 1984; Марш, 1989). Однако результаты исследований о влиянии пола на самооценку и отношение к академическим достижениям, а также о том, как эти характеристики меняются в зависимости от пола в переходный период, противоречивы.

    Когнитивные и эмоциональные черты

    В исследованиях сообщается о ряде когнитивных или эмоциональных черт, которые повлияли на выводы, касающиеся перехода в школу и успеваемости (Petrides et al., 2004). Например, лонгитюдное исследование изучало развитие самоконтроля в раннем подростковом возрасте, когда дети переходили из начального в среднее образование, и обнаружило, что учащиеся с более высоким уровнем самоконтроля лучше адаптируются после перехода в школу, получая более высокие оценки по английскому языку, курсы математики и естественных наук (Ng-Knight et al., 2016).

    Несколько исследований показывают, что то, насколько хорошо дети адаптируются к новой школьной среде и успевают ли они в учебе, может зависеть от уровня способностей в академических областях до перехода. Например, Wigfield et al. (1991) исследовали академическую самооценку учащихся по математике до и после перехода в среднюю школу и обнаружили, что самооценка детей по математике после перехода в школу зависит от уровня математических способностей. У учащихся с высокими способностями к математике самооценка математики со временем снизилась после перехода, в то время как у учащихся с низкими способностями к математике после перехода наблюдалось небольшое повышение их самооценки математики. В других исследованиях также сообщается, что уровень академических способностей может помочь объяснить влияние перехода в школу на успеваемость молодых подростков (Midgley et al., 19).89а,б; Андерман, 1998). Например, в лонгитюдном исследовании (Midgley et al., 1989a) влияние учителя на восприятие учащимися важности математики до и после перехода в среднюю школу зависело от успеваемости учащихся по математике. Результаты показали, что по сравнению с учащимися с высокой успеваемостью, учащиеся с низкой успеваемостью имели более резкое снижение восприятия важности математики, если они переходили от более благосклонных учителей до перехода к менее благосклонным учителям после перехода.

    Что касается эмоциональных черт, Qualter et al. (2007) обнаружили, что по сравнению с учащимися с эмоциональным интеллектом ниже среднего, те, у кого средний или более высокий уровень эмоционального интеллекта, получали более высокие оценки в школе и меньше опасались учителей относительно усилий после перехода к среднему образованию (возраст 11–12 лет).

    SES и этническая принадлежность

    Поскольку молодежь с более низким социально-экономическим статусом (SES), как правило, имеет более низкую академическую успеваемость, чем молодежь с более высоким SES (Маклойд, 19 лет).98), возможно, переход от начального к среднему образованию особенно напряжен для этой группы детей. Более того, поскольку гораздо больше представителей этнических/расовых меньшинств, как правило, живут в бедности (Brooks-Gunn et al., 1996), уместно также рассмотреть, как переходный период может повлиять на академическую успеваемость этнических и расовых меньшинств. Например, Simmons et al. (1991) обнаружили, что после перехода к среднему образованию оценки афроамериканских учащихся были крайне низкими, хотя оценки всех учащихся снизились. Сербин и др. (2013) исследовали академическую успеваемость во время вторичного перехода в группе «групп риска» детей из семей с низким доходом. Результаты показали, что ресурсы семьи и пол ребенка имеют значение: дети из семей с меньшими ресурсами после перехода имели более низкую успеваемость, чем дети из семей с большими ресурсами, а девочки после перехода имели более высокие оценки, чем мальчики. Более того, многочисленные посреднические анализы показали, что связь между полом и достижениями была опосредована социальными и академическими навыками детей (т. е. правописанием), а также степенью поддержки, которую они получали от родителей до перехода. Таким образом, социальные навыки, академические навыки и поддержка родителей до перехода способствовали различиям в успеваемости мальчиков и девочек после перехода в среднюю школу. Будущая работа должна быть сосредоточена на усилиях по профилактике и вмешательству для групп детей, которые могут особенно нуждаться в помощи, чтобы сориентироваться при переходе к среднему образованию и преуспеть в школе.

    Влияние перехода к среднему образованию на эмоциональное здоровье

    Вторым ключевым показателем успешного перехода к среднему образованию на рис. 1 является эмоциональное здоровье. Подростковый возраст является важным периодом для развития расстройств психического здоровья, при этом симптомы часто усиливаются в этот период (например, Kessler et al., 2005). В отчете Управления национальной статистики говорится, что распространенность психических расстройств среди детей в возрасте 11–16 лет составляет 12% по сравнению с 8% среди детей в возрасте 5–10 лет (см. Green et al., 2005). Австралийское национальное исследование психического здоровья и благополучия подтверждает эту цифру, сообщая, что по крайней мере у 14% подростков моложе 18 лет было диагностировано психическое расстройство (Sawyer et al., 2001). Учитывая высокую частоту расстройств в этом возрастном диапазоне, кажется вероятным, что переход от начального к среднему образованию может способствовать возникновению проблем с психическим здоровьем у молодых подростков. В этом разделе мы рассмотрим эту возможность.

    Что мы понимаем под эмоциональным здоровьем?

    Если мы рассматриваем эмоциональное здоровье с точки зрения конструктов, выявленных специалистами по психическому здоровью (APA, 2017a), то в целом следует учитывать две категории кластеров симптомов: симптомы, которые в основном являются внутренними для человека (проявляются в психологических конструктах, таких как тревога и депрессия) и те, которые являются внешними по отношению к человеку (проявляются в таких конструктах, как проблемы с поведением, дефицит внимания и гиперактивность). Прежде чем рассматривать предикторы этих симптомов, связанных с переходом к среднему образованию, мы рассмотрим эти кластеры симптомов.

    Интернализация симптомов

    Одно из наиболее распространенных детских расстройств — тревожность. Тревожные расстройства могут принимать различные формы и, как правило, характеризуются чувством напряжения и тревожными мыслями, а также физиологическими изменениями, в том числе учащением пульса, повышенным потоотделением и дрожью (APA, 2017a). Сообщается, что тревога является самым ранним расстройством, возникающим в детстве, при этом 50% тревожных расстройств начинаются к 6 годам у затронутых подростков (Merikangas et al., 2010). Кроме того, при усреднении всех подтипов тревожных расстройств средний возраст начала составляет 11 лет (Kessler et al., 2005). Кроме того, это одно из наиболее распространенных заболеваний, с которыми сталкиваются дети; один метаанализ 41 исследования, охватывающего 27 стран, проведенного между 1985 и 2012 г. оценили распространенность любого тревожного расстройства во всем мире в 6,5% (Polanczyk et al., 2015). Более того, распространенность любого тревожного расстройства в течение жизни составляет ошеломляющие 31,9% (Merikangas et al., 2010). Детская тревожность также более распространена, чем депрессия, и диагностируется чаще, чем поведенческие проблемы, такие как расстройство поведения (Cartwright-Hatton et al., 2006).

    Большинство тревожных расстройств уже формируются в раннем подростковом возрасте (Kessler et al. , 2005) с небольшим изменением частоты от 13/14 до 17/18 лет (Merikangas et al., 2010). Переход к среднему образованию обычно происходит непосредственно перед этим периодом жизни ребенка и, возможно, имеет особое значение в этом процессе. Например, учащиеся, испытывающие большее беспокойство по поводу школьной среды и отношений в переходный период, как правило, имеют повышенные симптомы тревоги (Arowosafe and Irvin, 19).92; Хартер и др., 1992; Люси и Рей, 2000 г.; Акос и Галасси, 2004). Озабоченность школьным переходом как до, так и после переезда была связана с повышенной тревожностью (Rice et al., 2011), хотя исследования на сегодняшний день были несколько скудными и непоследовательными.

    Продольное исследование школьников США в возрасте 11–13 лет показало уменьшение симптомов тревожности после перехода в среднюю школу (Grills-Taquechel et al., 2010). Это снижение социальной тревожности было значительным только у мужчин. Кроме того, симптомы тревоги были предсказаны общей самооценкой и социальным признанием, причем более высокие уровни обоих факторов предсказывали большее снижение тревоги, причем у мужчин снова наблюдалось большее снижение. Это открытие предполагает, что переход может быть особенно полезен для студентов мужского пола в снижении их беспокойства. Одной из причин, предложенных для объяснения этого гендерного различия, является то, что женщины склонны участвовать в «отношенческих» формах травли, таких как сплетни, распространение слухов и исключение сверстников (Crick and Grotpeter, 19).95; Мюррей-Клоуз и др., 2007). Это может быть основным механизмом того, почему девочки испытывают большую социальную тревожность по сравнению с мальчиками, учитывая, что женщины больше ценят тесную дружбу и больше боятся быть отвергнутыми и потерять отношения (обзор см. Rose and Rudolph, 2006). Кроме того, Grills-Taquechel et al. (2010) сообщили об уменьшении влияния перехода на людей с высокой самооценкой и на тех, кто чувствовал себя более социально принятым своими сверстниками. Между тем, также, по-видимому, существует связь между тревогой, стрессом и переходным периодом. Зандстра и др. (2015) сообщили, что негативный переходный опыт был связан с ухудшением психического здоровья, проявляющимся только у людей с высоким уровнем кортизола после пробуждения — гормона, играющего важную роль в реакции на стресс. Эта ассоциация предполагает, что некоторые люди могут быть предрасположены к более сильным эмоциональным реакциям после негативного события, такого как переход в среднюю школу. Это может помочь объяснить, почему одни люди успешно переходят, а другие нет.

    В канадской когорте 11-летних школьников Duchesne et al. (2009) обнаружили, что тревога предсказывала как академические, так и учительские опасения, предшествующие переходу в среднюю школу. Дальнейший анализ показывает, что девочки считали себя более тревожными, а также сообщали о большем беспокойстве по поводу выполнения академических требований и установления отношений с учителями. Тем не менее, привязанность предсказывала уровень тревожности, причем люди, сообщавшие о более «надежных» привязанностях, демонстрировали более низкий уровень тревожности. С другой стороны, другое исследование более чем 200 английских школьников (возраст 11 лет) выявило одинаковые уровни тревожности как в начале среднего образования, так и в конце первого года обучения (Riglin et al. , 2013). Были и другие гендерные различия: женщины испытывали более высокую общую тревогу и школьную тревогу, больше беспокоились о школе и более активно посещали школу по сравнению с мужчинами, тогда как расстройство поведения было выше у мужчин, чем у женщин. Однако в этом исследовании не было никаких мер до перехода (например, в 6-м классе), что делает невозможным выводы о влиянии перехода.

    Там, где данные о возникновении общей тревожности после перехода к среднему образованию противоречивы, существует связь между переходом и развитием одного специфического типа тревожности: математической тревожности. Математическая тревожность часто определяется как чувство напряжения, опасения или страха, которое может помешать успеваемости по математике (Ashcraft, 2002). Было обнаружено, что тревожность по поводу математики возрастает во время перехода у учащихся, перешедших в новую среднюю школу, по сравнению с теми, кто этого не сделал, особенно у девочек и отличников (Madjar et al., 2016). Их анализ показывает, что существует значительный рост беспокойства по поводу математики к концу начального образования, которое остается высоким в течение некоторого времени, а затем снижается в конце первого года обучения в средней школе до исходного уровня. Это говорит о том, что переход к среднему образованию может быть важным периодом для вмешательств в эти группы, потому что боязнь математики связана со средним баллом и математическими способностями (Madjar et al., 2016).

    Вторым видом интернализирующего расстройства является депрессия. Депрессия тесно связана с тревогой, которая чаще всего проявляется несколькими симптомами, включая чувство грусти, отсутствие интереса и удовольствия от деятельности, недостаток энергии и концентрации, чувство никчемности и повторяющиеся мысли о самоубийстве (APA, 2017b). Распространенность большого депрессивного расстройства (БДР) к 14 годам составляет 8,4% (Merikangas et al., 2010), и эта цифра почти удваивается до 15,4% с 13–14 до 17–18 лет, что позволяет предположить, что подростковый возраст является критическим периодом. для развития депрессии. Дальнейшая поддержка этого аргумента исходит из сообщений о росте суицидальных мыслей в том же возрасте, что и переход к среднему образованию (Adrian et al., 2016).

    Подобно данным о переходе к среднему образованию и симптомам тревоги, исследования депрессии в этом контексте также несколько скудны. Тем не менее, депрессивная симптоматика отличается высокой стабильностью на протяжении всего подросткового возраста, однако стабильность значительно снижается при переходе от 6-го к 7-му классу, совпадающему с переходом от начального к среднему образованию (Tram, Cole, 2006). Райс и др. (2011) также сообщают о положительной связи между депрессией и проблемами в школе после перехода.

    Кроме того, в исследовании более 2000 шотландских школьников West et al. (2010) сообщили, что менее благоприятный переход в 11-летнем возрасте (включая опасения в школе и сверстников, такие как увеличение рабочей нагрузки и издевательства) предсказывает депрессию в возрасте 13 и 15 лет, в то время как опасения сверстников в 13 лет слабо связаны с психологическим дистрессом в возрасте 18 лет (ОШ). = 1,19). Их результаты противоречат Kingery et al. (2011) данные показывают, что депрессия значительно уменьшается после перехода. Тем не менее, выборка в исследовании Kingery et al. (2011) включала в основном детей европеоидной расы, проживающих в небольших, сельских, пригородных сообществах, что может сделать проблематичным обобщение данных на детей, обучающихся в городских районах, или детей из этнически разнообразного происхождения.

    Хотя вывод несколько неясен, важно помнить о депрессивных симптомах, поскольку Riglin et al. (2013) сообщили, что более высокие уровни депрессии в возрасте 11 лет предсказывают академическую успеваемость в конце первого года среднего образования. Однако при контроле расстройства поведения этот эффект уже не был значительным. Дополнительные гендерные эффекты были очевидны: депрессия была значительно связана с более низкой успеваемостью только для мужчин. Опосредующий эффект расстройства поведения между депрессией и успеваемостью еще больше подчеркивает, что эмоциональные проблемы и успеваемость не являются независимыми результатами, и что снижение в одной области часто совпадает со снижением в других областях.

    Хотя доказательств связи перехода к среднему образованию с последствиями для психического здоровья немного, существует большое количество исследований, связывающих его с психологическими характеристиками, такими как самооценка, самоэффективность и самооценка (например, Coelho et al. ., 2017). Хотя есть небольшие различия в значении, эти переменные можно в широком смысле определить как отношения, убеждения и модели собственных способностей человека, а также его способность выполнять такое поведение в данной ситуации (APA, 2017c). Эти концепции могут быть информативными в отношении последствий для психического здоровья, поскольку они связаны с благополучием, академической успеваемостью и другими преимуществами образования (например, Diener and Diener, 19).95; Марш и Крейвен, 2006).

    В исследовании более 1100 португальских студентов Coelho et al. (2017) сообщили о снижении академической самооценки, физической самооценки и самооценки после перехода от начального к среднему образованию. Эффект оставался значительным при контроле пола. Однако в Португалии переход в школу происходит немного раньше: в возрасте 9 лет. Кроме того, было обнаружено, что самооценка снижается в переходные годы и продолжает снижаться после перехода (Seidman et al., 2003; Arens et al., 2013b). Это снижение подтверждается Schaffhuser et al. (2017), которые также сообщили о снижении самооценки, а также академических и поведенческих представлений о себе в переходный период. Более того, самоэффективность учащихся, по-видимому, положительно связана с общей адаптацией к школе, оцениваемой учителем, а также с отношениями учеников с учителями после перехода (Bailey and Baines, 2012). Кроме того, Уэст и соавт. (2010) указали, что самооценка может выступать в качестве предиктора приспособления, поскольку люди с низкой самооценкой до перевода переживают более плохой переход к среднему образованию с большим беспокойством в школе и со сверстниками. Несмотря на общую последовательность перехода, оказывающего негативное влияние на самооценку, Kingery et al. (2011) сообщают об обратном: самооценка увеличилось до после перехода.

    Подводя итог, можно сказать, что данные о влиянии перехода на психологические результаты противоречивы. В то время как некоторые исследователи пришли к выводу, что переход наносит ущерб эмоциональному благополучию и психологическим характеристикам, другие не согласны с этим. Одним из последовательных выводов по доменам является то, что эффект перехода усиливается для людей, выражающих большую обеспокоенность перед переходом. Похоже, что подростки, которые выражают больше беспокойства по поводу перехода, с большей вероятностью перенесут переход хуже, чем их сверстники. Кроме того, по сравнению с мальчиками, у девочек переходный период протекает медленнее, с повышенным уровнем тревожности и большим беспокойством по поводу отношений и рабочей нагрузки (например, Duchesne et al., 2009).; Риглин и др., 2013). В разделе «Экстернализация симптомов и антисоциальное поведение» мы описываем отдельную категорию симптомов эмоционального здоровья, экстернализации симптомов и предикторов этих симптомов, относящихся к переходу к среднему образованию.

    Экстернализирующие симптомы и антиобщественное поведение

    Экстернализирующие расстройства могут включать ряд деструктивных форм поведения, включая расстройство поведения, агрессию, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) и оппозиционное поведение. Хотя такие проблемы часто могут нарушать учебную среду в самом классе, они также связаны с негативными последствиями для человека, включая низкую успеваемость, отсев из школы и незавершение дальнейшего образования (Adams et al., 19).99; Маклеод и Кайзер, 2004 г.; Рейд и др., 2004 г.; Финн и др., 2008).

    Недостаточно исследований по изучению экстернализирующих расстройств и антисоциального поведения в результате перехода от начального к среднему образованию, хотя данные свидетельствуют о том, что переход является важным событием, которое может усугубить влияние экстернализирующих расстройств на результаты обучения. Например, Палму и др. (2017) сообщили о связи между расстройством поведения и СДВГ с успеваемостью при переходе к среднему образованию. Результаты исследования более 300 учеников в возрасте от 12 до 13 лет в Финляндии показали, что экстернализирующее поведение было связано со снижением среднего балла, в частности, СДВГ до перехода отрицательно влиял на средний балл после перехода. Риглин и др. (2013) поддерживают эту связь с проблемами поведения до перехода, связанными с успеваемостью после перехода. Дополнительный анализ показал, что проблемы с поведением до перехода также были связаны с уменьшением симпатии к школе после переезда.

    Уэст и др. (2010) обнаружили, что более высокий уровень агрессии был связан с более плохим переходом в школу, но с лучшим переходом со сверстниками. Кроме того, агрессивное поведение предсказывало академические ожидания в отношении среднего образования, а также академическое функционирование после перехода (Cillessen and Mayeux, 2007). Агрессия, по-видимому, взаимодействовала со статусом сверстников, так что не было значительного влияния агрессивного поведения на академическую деятельность у людей с высокой популярностью. И наоборот, подростки с низкой популярностью и высоким уровнем агрессивного поведения с большей вероятностью будут испытывать более низкие академические способности.

    Очевидно, что существуют индивидуальные различия. Например, в переходный период были выявлены три типа траекторий агрессивного поведения, в том числе низкостабильная, убывающая и возрастающая (Malti et al., 2015). Членство в группе было изменено взглядами ребенка на дружбу. В частности, те, кто меньше понимал ценность доверия и взаимности в дружеских отношениях, с большей вероятностью попадали в группу с возрастающей траекторией. Это подчеркивает важность отношений с другими людьми во время школьного перехода и может быть фактором защиты от неадекватных результатов.

    Предикторы эмоционального здоровья

    Приведенный выше обзор показывает, что переход в школу влияет на широкий спектр результатов эмоционального здоровья и поведения подростков; тем не менее, на успех перехода может также влиять ряд других факторов, относящихся к категориям, указанным на рис. учителей), особые образовательные потребности (ООП), а также пол и пубертатный статус. Как правило, дети, наиболее подверженные риску плохого перехода, — это дети, признанные SEN, и дети с плохими социальными связями.

    Предикторы уровня среды

    По мере того, как дети переходят в среднюю школу, они часто сталкиваются с окружающей средой, существенно отличающейся от той, к которой они привыкли. Эта среда включает в себя большие классы и школьные здания для навигации, а также различные социальные сети. Переход к среднему образованию также приводит к изменению структуры образовательных целей в сторону целей, основанных на результатах (Madjar et al., 2018). В исследовании 415 школьников (в возрасте 11–12 лет) Madjar et al. (2018) исследовали целевые ориентации после перехода к среднему образованию. В настоящее время существует три общепринятых академических цели, в том числе: подход к мастерству, который включает в себя обучение для приобретения знаний и навыков; подход к производительности, предполагающий демонстрацию более высоких навыков по сравнению с другими; и избегание производительности, которое включает в себя избегание демонстрации таких навыков. Маджар и др. (2018) утверждают, что переход от начального к среднему образованию совпадает с переходом от структуры целей мастерства к структуре целей производительности после перехода. Дальнейшие исследования свидетельствуют о том, что структуры целей успеваемости наносят ущерб вовлеченности в школу (Madjar and Chohat, 2017). Эти результаты показывают, что переход в другую школу может усилить конкуренцию между людьми, и не всегда к лучшему (см. Johnson et al., 19).81). Переходные школы могли бы больше сосредоточиться на сохранении структуры целей мастерства, учитывая ее важность для участия, успеваемости в школе и общего обучения (см. Kaplan and Maehr, 2007). В противном случае это изменение в структуре целей может увеличить риск ухода из школы после перехода, что уже может стать распространенной проблемой, когда подростки становятся старше.

    Дуйневельд и др. (2017), изучавшие переход к среднему образованию в Финляндии, сообщили об уменьшении депрессивных симптомов, снижении удовлетворенности жизнью и усилении эмоционального истощения после перехода. Что касается домашней среды, они обнаружили, что матери оказывали большую поддержку автономии (т.е. поддерживали самоуправление ребенка и контроль над своей жизнью; Keller, 2016) по сравнению с отцами до перехода. Более того, Duineveld et al. (2017) сообщили, что более высокий уровень поддержки автономии до перехода значительно предсказал снижение депрессии после того, как дети перешли в среднюю школу. Это открытие указывает на то, что автономное, поддерживающее воспитание, которое поощряет независимость, может защитить детей от развития психических расстройств во время перехода к среднему образованию.

    Связанные данные подтверждают, что привязанность ребенка к матери предсказывает воспринимаемую академическую компетентность и тревогу во время перехода в среднюю школу (Maltais et al., 2017). Также утверждалось, что защитная сила привязанности смягчает взаимосвязь между социальной средой обучения в классе и симптомами тревоги (Maltais et al., 2015). Кроме того, в исследовании переходных студентов Booth-LaForce et al. (2012) сообщили, что быстрый рост тревожного ухода был предсказуем низкой родительской автономией, малым количеством времени, проведенным с матерью, как ограничительным, так и заботливым воспитанием, а также исключением сверстников. Эти результаты еще раз подтверждают связь между позитивной, поддерживающей социальной сетью и поведенческими результатами подростков во время перехода.

    Предикторы индивидуального уровня

    Социальная поддержка жизненно важна для раннего развития, обучения и психологического благополучия (например, Demaray and Malecki, 2002). Воспринимаемая социальная поддержка может быть очень важна в подростковом возрасте, когда люди испытывают быстрые биологические, эмоциональные и социальные изменения. Кроме того, позитивная сеть социальной поддержки также может защитить от проблем, возникающих при переходе к среднему образованию. Как мы упоминали выше, родительская поддержка может ограждать детей от эмоциональных последствий перехода к среднему образованию (вероятно, за счет положительного воздействия на социальную схему ребенка). Подавляющее большинство исследований, посвященных эмоциональным последствиям перехода к среднему образованию, рассматривали переменные, которые мы сгруппировали как индикаторы социальная схема на рисунке 1.

    Во-первых, отношения со сверстниками облегчают позитивный переход по целому ряду адаптационных мер. Например, Кингери и др. (2011) обнаружили, что положительные отношения со сверстниками до перехода (например, признание сверстников, качество дружбы, количество друзей) предсказывали различные положительные показатели благополучия после перехода, включая академическую успеваемость, одиночество (или отсутствие), самооценку и участие школы. Кантин и Бойвин (2004) сообщили, что переход к среднему образованию был связан с увеличением воспринимаемого социального признания, а также с усилением поддерживающих отношений со своими школьными друзьями. Сообщаемое увеличение было связано с тем, что друзья оказывали большую инструментальную, информационную и эмоциональную поддержку. Эффекты остались в течение следующих 2 лет школы после переезда. Эти результаты еще раз подчеркивают важность дружбы и отношений со сверстниками во время перехода к среднему образованию.

    В дополнение к реорганизации сетей дружбы детей, есть также свидетельства того, что переход может предоставить новые возможности для пострадавших детей. Ван и др. (2016) утверждали, что виктимизация женщин после перехода в школу уменьшилась по сравнению с девочками, которые не перешли. Тем не менее, переходный статус не повлиял на виктимизацию мужчин между двумя временными точками. Кроме того, утверждается, что отчуждение и виктимизация в среднем уменьшаются после перехода, при этом те, кто признан тревожно-одинокой молодежью, испытывают большее относительное снижение (Shell et al., 2014). Эта идея поддерживает представление о том, что среднее образование дает детям возможность изменить свою идентичность жертвы, с которой они, возможно, ассоциировались в начальной школе, а также предоставляет детям возможность найти новых друзей или сменить социальную группу на ту, которая больше позитива и поддержки. Кантин и Бойвин (2004) также заявляют, что около 61% школьных связей со сверстниками, выявленных до перехода, больше не сохранялись после переезда, что еще больше подтверждает идею о том, что дети пересматривают свои социальные сети.

    В целом существует общая поддержка того, что позитивная социальная сеть важна для благополучия детей во время перехода к среднему образованию, но детям также требуется поддержка со стороны учителей и школы, чтобы чувствовать себя в большей безопасности в новой среде.

    Второй защитный фактор против негативных эмоциональных последствий включает в себя связь со школой и принадлежность к школе ( влияет на школу на рис. 1). Например, Ваз и др. (2014a) изучили 266 австралийских учеников и сообщили, что рост принадлежности к школе привел к уменьшению проблем с психическим здоровьем, даже с учетом предшествующего психического здоровья. Более того, в сравнительном исследовании переходных и непереходных школ в Австралии и Дании, соответственно, Nielsen et al. (2017) не сообщили о существенной разнице в связности школы в переходных школах по мере взросления учащихся, в то время как в школах, которые не перешли, связь со школой со временем значительно снизилась. Тем не менее, может быть важно подчеркнуть, что, хотя количество «отключенных» учащихся в переходной выборке было одинаковым во всех возрастных группах, это было близко к значимости в переходном году с повышенными шансами отключения. Это означает, что, хотя и не являющаяся статистически значимой, в течение переходного года наблюдалась тенденция к увеличению отключенности.

    Третьим аспектом социальной схемы является отношение к учителям. После перехода к среднему образованию у детей, как правило, разные учителя по каждой дисциплине, по сравнению с одним учителем в начальном образовании. Детям может быть трудно сформировать отношения со своими новыми учителями такими же крепкими, как те, которые были раньше. Это изменение в их социальной сети может иметь пагубные последствия, учитывая потребность подростков в руководстве и поддержке в это время (Eccles and Roeser, 2009). ). Кроме того, было обнаружено, что учащиеся больше полагаются на поддержку учителей и предпочитают внешнее руководство после перехода к среднему образованию (Robbers et al., 2018). Это изменение в типе отношений с учителями было признано одной из проблем среди детей, переходящих в среднюю школу (Duchesne et al., 2009).

    Результаты исследований, касающихся отношений между учителями, несколько неоднозначны. Мартинес и др. (2011) описывает, как социальная и педагогическая поддержка значительно снижается в переходный период. Бру и др. (2010) также сообщили об общем снижении воспринимаемой поддержки учителей в школьные годы, тем не менее, они утверждают, что нет очевидных резких изменений во времени между начальным и средним образованием, и критикуют предыдущие исследования за то, что они не учитывают возрастные различия. Несмотря на неоднозначные результаты, учителя, вероятно, являются важной частью социальной сети и сети поддержки ребенка, что, как мы видели, важно для обеспечения благополучия. Таким образом, будущие исследования могут сделать больше для изучения роли учителей в сети поддержки детей. Например, было бы полезно провести исследование, оценивающее, приводит ли налаживание отношений между учащимися и учителями и сетей поддержки между учащимися и учителями, подобных тем, которые существуют в начальном образовании, к улучшению результатов после перехода к среднему образованию.

    Контекстуальные предикторы

    С ранее описанными проблемами снижения социальной поддержки и разного школьного климата сталкивается каждый учащийся. Однако очевидно, что некоторые учащиеся сталкиваются с дополнительными трудностями при адаптации к среднему образованию, включая детей с ООП. SEN относится к детям, у которых есть проблемы с обучением или инвалидность, которые могут мешать обучению по сравнению с другими детьми их возраста. Это может включать в себя трудности с чтением и письмом, поведенческие проблемы, трудности с пониманием или самовыражением, а также проблемы с физическими способностями, которые могут повлиять на них во время учебы в школе.

    Переход в школу может быть особенно проблематичным для детей с СОП. Для детей с сенсорными или двигательными нарушениями простое перемещение между классами может быть затруднительным, особенно в незнакомой среде, такой как большая новая средняя школа. Дети с поведенческими или эмоциональными проблемами могут испытывать трудности в установлении отношений с учителями и сверстниками, из-за чего они чувствуют себя изолированными. В связи с тем, что дисциплине и подчинению авторитетам в среднем образовании придается большое значение, дети с поведенческими или эмоциональными трудностями могут восприниматься учителями как разыгрывающие или «нарушители спокойствия», хотя на самом деле у них другие потребности и требования.

    К счастью, в недавнем исследовании была предпринята попытка более тщательно изучить последствия школьного перехода для детей с ООП с целью выявления наиболее распространенных проблем и трудностей, с которыми они могут столкнуться во время этого перехода. В систематическом обзоре, посвященном изучению последствий школьного перехода для детей с СОП, Hughes et al. (2013) исследовали психосоциальное функционирование, включая внутреннее функционирование, самооценку, самооценку, уверенность в себе, экстернальное функционирование и социальное функционирование. Они определили ключевые выводы о более высокой вероятности виктимизации и издевательств, более плохой социальной адаптации (т.е. одиночестве) и более низком уровне воспринимаемой социальной поддержки по сравнению с типично развивающимися детьми. Кроме того, дети сообщали о дополнительных проблемах и беспокойствах. Эти опасения касались обеспечения особых потребностей в их новой школе, способности заводить друзей, увеличения рабочей нагрузки и большего беспокойства по поводу издевательств над сверстниками без SEN.

    Поскольку Hughes et al. (2013) провели свой обзор, был опубликован ряд дополнительных исследований, в которых были получены аналогичные результаты. Во-первых, Акос и соавт. (2015) сообщили о меньшем росте как по математике, так и по чтению в течение переходного года для учащихся SEN, несмотря на самый большой годовой рост в год, предшествующий переходу. Дальнейшие исследования также показывают, что люди с ограниченными возможностями демонстрируют значительно более низкую академическую компетентность по сравнению с их типично развивающимися сверстниками до и после перехода (Vaz et al., 2014b). Интересно, что подростки с инвалидностью продемонстрировали улучшение академической компетентности в переходный период по сравнению с другими учащимися. И наоборот, статус инвалидности был связан со снижением психического здоровья до и после перехода. Очевидно, что подростки с СОП предъявляют различные требования при переходе к среднему образованию, чтобы обеспечить успешный переход. Нил и др. (2016) одобряют индивидуальный подход при разработке стратегий перехода, особенно для детей с СОП.

    Что касается других потенциальных контекстуальных переменных, было обнаружено, что пол предсказывает адаптацию к среднему образованию. Этот вывод не удивителен, учитывая, что (1) мужчины и женщины в подростковом возрасте развиваются с разной скоростью; и (2) интернализирующие расстройства чаще встречаются у женщин, чем у мужчин (Kessler et al. , 2005; Merikangas et al., 2010). Coelho и Romão (2016) обнаружили, что девочки испытывают значительно более высокий академический стресс и стресс, связанный со сверстниками, во время перехода в школу по сравнению с их сверстниками-мужчинами, тогда как мужчины сообщают о более высоком стрессе, связанном с учителями и правилами. Кроме того, у женщин в переходный период значительно увеличился стресс, связанный со сверстниками. Грилс-Такечел и др. (2010) подтвердили этот вывод результатами, свидетельствующими о значительном снижении тревожности у мужчин при переходе к среднему образованию, тогда как у девочек этого не произошло. Кроме того, девочки испытывали значительно большую общую и школьную тревожность до и после перехода. Женщины также сообщали о большем количестве проблем со школой, но о большей симпатии к школе и о меньшем количестве проблем с поведением до и после перехода (Riglin et al., 2013). Райс и др. (2011) также обнаружили, что девочки больше беспокоятся о школе как до, так и после перехода. Этот вывод также подтверждается Смитом (2016), который сообщил, что девочки чаще, чем мальчики, испытывают трудности перехода.

    Кроме того, девочки чаще испытывают беспокойство по поводу математики при переходе в среднюю школу. Маджар и др. (2016) обнаружили, что девочки сообщили о более высокой математической тревожности после перехода к среднему образованию, которая позже снизилась до начального уровня через 1 год после перехода, тогда как математическая тревожность, о которой сообщали мальчики, оставалась стабильной в течение этого времени. Это важный вывод, поскольку считается, что тревожность по математике имеет двунаправленную связь с успеваемостью по математике (Carey et al., 2015). Следовательно, если в это время у девочек возрастает тревожность по поводу математики, это также может повлиять на их дальнейшую успеваемость, что, в свою очередь, может усилить их тревожность по отношению к математике. Шаффхазер и др. (2017) также утверждали, что переходный период более негативно влияет на женщин по сравнению с мужчинами. Тем не менее, это не совсем отрицательно для женщин, поскольку девочки на самом деле сообщают о более высоких академических и социальных показателях после перехода по сравнению с мальчиками (Cillessen and Mayeux, 2007). С другой стороны, Kingery et al. (2011) не сообщили об отсутствии гендерных различий в общей адаптации к среднему образованию.

    Кроме того, у женщин, как правило, половое созревание начинается раньше, чем у мужчин (Lee, 1980), что может иметь интересные взаимодействия с эффектом перехода в школу. Как описано выше, женщины, как правило, испытывают более высокий уровень стресса в период перехода, который также приходится на время начала полового созревания. Koenig и Gladstone (1998) сообщили о более высоких показателях депрессии среди развивающихся женщин (т. е. у тех, кто начал или находится на поздних стадиях полового созревания) в переходный период, тогда как показатели среди мужчин оставались стабильными с течением времени. Однако важно отметить, что это было исследовано в выборке средней школы, в отличие от более раннего перехода от средней школы к среднему образованию. К моменту перехода в этой выборке уже полностью развилось большое количество самок.

    Обсуждение

    Цель этого обзора состояла в том, чтобы ассимилировать полученные на сегодняшний день данные о влиянии перехода от начального к среднему образованию как на академические, так и на психологические результаты. В целом переход имеет некоторые негативные последствия, хотя сделать однозначный вывод сложно, поскольку в данных много несоответствий. Эти конфликты не являются неожиданными, учитывая множество взаимодействующих факторов, которые усугубляют или смягчают последствия перехода. Тем не менее, есть еще некоторые выводы, заслуживающие внимания.

    Во-первых, переход к среднему образованию, по-видимому, имеет некоторые негативные последствия для успеваемости (Felner et al., 1981; Alspaugh and Harting, 1995; Alspaugh, 1998; Gutman and Midgley, 2000). При переходе учащиеся должны приспособиться к более крупным школам и размерам классов, большей академической независимости, ориентироваться в отношениях с новым учителем и сверстниками, более высоким ожиданиям учителей и большему вниманию к оценкам и успеваемости. Эти различия требуют от детей адаптации к новым академическим ожиданиям, нормам и критериям оценки. Эти различия могут неблагоприятно повлиять на академическую мотивацию и вовлеченность молодых подростков, академическую самооценку или компетентность, повлиять на отношение к школе и учебе, а также на их внутренний интерес к школе (Harter, 19).81; Экклс и др., 1984; Экклс и Миджли, 1989 г.; Скиннер и др., 1998). Факторы индивидуальных различий, включая уровни когнитивных и эмоциональных способностей, пол и СЭС, могут смягчить связь между этими факторами и будущими академическими достижениями после перехода к среднему образованию.

    В отношении эмоционального здоровья детей доказательства были противоречивыми. Некоторые исследователи обнаружили значительное негативное влияние на эмоциональное благополучие после перехода, в то время как другие обнаружили положительные результаты или незначительные результаты. Очевидно, нам нужно лучше понять взаимодействие между конструкциями, показанными на рис. 1, чтобы понять, что сдерживает влияние перехода на эмоциональное здоровье.

    Было определено несколько факторов риска и защиты, которые играют важную роль в переходе. Во-первых, было обнаружено, что вещи, которые могут повлиять на социальную схему ребенка, особенно важны в переходный период, включая социальную поддержку, получаемую от родителей, учителей и сверстников. Во время перехода дети часто пересматривают свои группы дружбы и сообщают об уменьшении общей социальной поддержки в это время. Коэн и Уиллс (1985) рассмотрели два основных объяснения роли социальной поддержки во время стрессовых ситуаций: во-первых, социальная поддержка действует как буфер против стресса, и, во-вторых, что человеку полезно быть только частью социальной сети. Их обзор нашел поддержку обоих объяснений, предполагая, что социальная поддержка дает различные преимущества во время стрессовых событий и повседневной жизни. Эти идеи могут также поддерживать данные, обсуждаемые в отношении важности социальных сетей при переходе к среднему образованию. Из-за повышенного стресса, испытываемого детьми в это время, социальная поддержка может помочь им почувствовать себя более защищенными и принятыми в обществе. Родители и учителя должны быть осведомлены о предполагаемом снижении социальной поддержки, о которой сообщают подростки, и стремиться оказывать дополнительную поддержку, когда это необходимо, для достижения наилучших результатов. Несмотря на ощутимое снижение родительской поддержки и ощутимое усиление поддержки сверстников во время перехода, именно родительская поддержка наиболее точно указывает на эмоциональные трудности у подростков (Helsen et al., 2000). Уотерс и др. (2014) поддерживают этот вывод, заключая, что присутствие родителей дома до и после школы является наиболее важным предиктором положительного опыта перехода.

    Кроме того, школа и классная среда могут вызывать негативные последствия. Например, дети сообщают о более высоких целях, основанных на успеваемости, в среднем образовании по сравнению с подходом мастерства в начальном образовании. Подход к производительности увеличивает конкуренцию между людьми, тогда как подход к мастерству фокусируется на обучении и работе с целью получения знаний. Это изменение может нанести ущерб вовлеченности, что является важным аспектом, который необходимо поддерживать во время перехода.

    Более того, некоторые люди более «рискуют» плохого перехода по сравнению со своими сверстниками. В число наиболее пострадавших входят дети с SEN. Во-первых, дети с СОП могут столкнуться с дополнительными трудностями во время переезда, включая вопросы, которые могут казаться простыми, такие как транспорт и мобильность, что обычно не так применимо к типично развивающимся детям. Кроме того, результаты показывают, что дети с СОП в целом сообщают о более высокой виктимизации, более плохой адаптации, более низком уровне социальной поддержки и сниженном академическом росте в течение переходного года. Заслуживают внимания и гендерные различия. Исследования показывают, что женщины, возможно, больше страдают от передачи. Девочки сообщают о более высоких показателях беспокойства в школе, а также о более высоком уровне тревоги и депрессии (согласно результатам других исследований о более высоких показателях эмоциональных расстройств и расстройств настроения среди взрослого населения среди женщин). И наоборот, мальчики сообщают о большей озабоченности по поводу правил и учителей, а также о более высоких показателях проблем с поведением и поведением по сравнению с девочками.

    Теоретические объяснения

    В идеале нам нужна теоретическая модель, чтобы объяснить, как конструкции уровня среды вызывают изменения в схеме индивидуального уровня ребенка, как конструкции уровня среды напрямую влияют на академические и эмоциональные результаты и как схемы индивидуального уровня влияют на академические и эмоциональные результаты. Это трудная задача. Существует слишком много потенциально релевантных теоретических схем, чтобы охватить их в одной статье, но мы можем использовать пример тревоги, чтобы посмотреть, как теории эмоций могут оказаться полезными.

    Во-первых, мы можем обратиться к этим моделям, чтобы объяснить, почему переход к среднему образованию может усилить тревогу. Недавние исследования обнаружили очень мало доказательств генетической передачи тревоги, что означает, что большая часть риска связана с передачей через окружающую среду (Eley et al., 2015). Учитывая, что дети проводят значительную часть своего дня в школе, школьная среда, вероятно, может быть потенциальным триггером беспокойства. Теории обучения предполагают, что тревога приобретается через систему, основанную на ассоциациях, в которой стимулы и ситуации вызывают страх посредством прямой ассоциации с вызывающими страх переживаниями, словесной информацией об угрозах и наблюдательным обучением (Mineka and Zinbarg, 2006; Field and Purkis, 2011). ). Вышеупомянутый переход к целям, основанным на успеваемости, в среднем образовании, повышенные ожидания учителей и меньшая поддержка учителей могут быть связаны с большей вербальной информацией об угрозах («если ты не будешь хорошо успевать, ты не получишь хорошую работу»), большей прямой негативный опыт (например, выговор или социальное унижение, когда производительность ниже ожидаемой) и более наблюдательное обучение угрозам (наблюдение за тем, как других отчитывают или унижают, когда они работают ниже ожидаемого). Исследования подтверждают идею о том, что структуры целей и результатов вызывают тревогу: структура целей была связана с тревожностью по математике (Federici et al., 2015; Skaalvik et al., 2017), а Baudoin and Galand (2017) сообщили, что структуры целей, основанные на результатах, были связаны с чувством стыда и тревоги у школьников. Эти повышенные ожидания и связанные с ними сообщения об угрозах в школе могут отражаться в домашней обстановке и могут усугубляться определенными стилями воспитания, которые, как известно, повышают тревожность, такими как чрезмерно критичное воспитание (Creswell et al., 2010).

    Учитывая, что существует теоретический путь, по которому переход может вызвать тревогу, мы можем посмотреть на эффект, который эта тревога может оказать на конструкты индивидуального уровня. Повышенная тревожность связана с моделями обработки информации (Hadwin and Field, 2010), такими как склонность интерпретировать двусмысленность угрожающим образом ( предвзятость интерпретации ) и склонность обращать внимание на угрозу в окружающей среде ( предвзятость внимания к угрозе ). Таким образом, когда тревожность усиливается, учащиеся могут уделять больше внимания как негативным отзывам об успеваемости (которые могут негативно повлиять на схему обучения и академическую самооценку), так и негативным социальным сигналам (которые будут влиять на социальную схему). Точно так же двусмысленность в академических и социальных вопросах может быть истолкована более негативно. Короче говоря, побочным эффектом перехода, вызывающего беспокойство, будет стиль обработки, который, вероятно, повлияет на социальную схему, схему обучения и академическую самооценку. Те, кто уже склонен к тревоге, скорее всего, будут испытывать большую тревогу и большие предубеждения в обработке информации, что приведет к еще большей тревоге. Эту идею поддерживают Lester et al. (неопубликовано), которые обнаружили, что дети с большим предубеждением в интерпретации угроз испытывали более высокий уровень тревоги перед переходом в среднюю школу. Конечно, эта теория также объясняет различия в уровнях тревожности после перехода (например, Grills-Taquechel et al. , 2010; Madjar et al., 2016; Lester et al., неопубликовано), потому что будут различия в уровне тревожности после перехода. негативность во вторичной среде и различия в детском риске тревожности.

    Для детей, у которых переход вызывает тревогу (и сдвиги в их схеме и обработке информации), теория контроля внимания, которая предполагает, что тревога нарушает целенаправленные системы внимания, предлагает теоретический механизм того, почему это может повлиять на академическую успеваемость (Айзенк и др., 2007). Одно из ключевых предположений этой теории заключается в том, что тревога увеличивает выделение внимания на стимулы, связанные с угрозой, включая как внешние, так и внутренние стимулы (например, тревожные мысли). Эта теория может объяснить, почему вызывающий тревогу переход ухудшает академические результаты, уменьшая способность внимания, доступную для когнитивных задач. Например, ребенок, испытывающий тревогу из-за перехода, будет меньше внимания уделять задачам на уроке и больше — тревожным мыслям, и в результате будет хуже успевать на уроке. Эта модель была подтверждена исследованиями, посвященными тревожности и успеваемости по математике (например, Carey et al., 2017). На успеваемость по математике, возможно, больше влияет тревожность, поскольку она требует значительных навыков исполнительной функции (Cragg and Gilmore, 2014), а поскольку тревожность поглощает доступное распределение, системы исполнительной функции, необходимые для эффективного выполнения математических задач, подвергаются нагрузке, и производительность снижается. задача уменьшается, что приводит к снижению успеваемости. Теория контроля внимания также поддерживает связь между эмоциональным благополучием и успеваемостью.

    Теории тревожности, которые мы использовали, иллюстрируют, как психологическая теория может и, вероятно, должна использоваться, чтобы попытаться построить экономные теоретические рамки для последствий перехода к среднему образованию. Конечно, выбранные нами теории мало объясняют депрессивные симптомы, проблемы с поведением и так далее. Дело просто в том, что можно опираться на хорошо зарекомендовавшую себя психологическую теорию для объяснения взаимодействия между конструктами, рассмотренными в этой статье.

    Последствия для школьных интервенционных стратегий

    Вышеизложенные результаты имеют последствия для школьных интервенционных программ, направленных на переход от начального к среднему образованию. В настоящее время эти программы могут свободно варьироваться в зависимости от школы и округа и часто направлены на повышение уверенности в себе и решение проблем (например, Shepherd and Roker, 2005). На сегодняшний день в нескольких исследованиях изучалось влияние различных школьных программ на переход, чтобы выяснить, облегчает ли это переход для учащихся. Одно исследование показало, что системные стратегии (например, групповая работа над проектами с будущими одноклассниками и модули, преподаваемые непрерывно в течение переходного периода) были связаны с более низкой тревожностью в школе, но только у типично развивающихся детей (Neal et al. , 2016). Кроме того, Розенблатт и Элиас (2008) обнаружили, что у американских детей, принимавших участие во вмешательстве, направленном на социально-эмоциональное обучение до перехода, наблюдалось меньшее снижение среднего балла при получении более высоких доз вмешательства по сравнению с группой с низкой дозировкой. Кроме того, Шеперд и Рокер (2005) исследовали проект, проводимый после школы, который был направлен на повышение самооценки и устойчивости у особенно замкнутых и застенчивых детей, и обнаружили улучшение как самооценки, так и социальных навыков и меньшее количество школьных забот.

    В то время как несколько вмешательств сосредоточены на социально-эмоциональном развитии и улучшении социальных навыков, только небольшое количество исследований изучало способы улучшения успеваемости. Одно исследование, проведенное Siddiqui et al. (2016) оценили программу чтения после перехода, который был предпринят учащимися, которые не достигли ожидаемого уровня владения английским языком в последнем году начального образования. Их результаты показали, что дети, получившие вмешательство, имели более высокие баллы по чтению по сравнению с контрольной группой. Однако в более раннем исследовании Siddiqui et al. (2014) оценили программу летней школы, направленную на развитие навыков грамотности и счета, и обнаружили, что она неэффективна для улучшения успеваемости учащихся из «группы риска».

    Хотя очевидно, что некоторые из этих программ приносят пользу учащимся, необходимы дополнительные исследования для оценки эффективности различных типов интервенционных программ с большим размером выборки и лонгитюдным исследованием. Основываясь на представленных доказательствах, будущие программы должны быть направлены на усиление воспринимаемой социальной поддержки (в том числе со стороны родителей, учителей и сверстников), продолжение академического обучения, например, введение тем в последний год начального образования, которые продолжаются до среднего образование и разработка социально-эмоциональных вмешательств, которые можно проводить по всей стране и которые эффективны для типично развивающихся детей и детей с СОП. Кроме того, трудности, связанные с переходным периодом, могут быть облегчены за счет подготовки детей к изменению структуры целей или за счет внедрения в средних школах среды мастерства, которая, возможно, более полезна для обучения детей (Meece et al., 2006).

    Ограничения

    Многие из исследований, представленных здесь, были проведены несколько лет назад, часто с использованием лонгитюдных данных, собранных несколько лет назад, что может снизить актуальность для образования и школ сегодня. Это ограничение подчеркивает необходимость проведения дополнительных исследований для изучения того, как изменения в наших образовательных системах и достижения, особенно в школьном обучении и технологиях, могут повлиять как на благополучие учащихся, так и на их учебную среду во время перехода к среднему образованию. Например, по сравнению с переходными учащимися, которые участвовали в исследованиях, проведенных в начале 2000-х годов, в настоящее время для подростков является нормой иметь мобильный телефон, компьютер или планшет или иметь доступ к ним (Ofcom, 2017). На сегодняшний день очень мало исследований изучало использование Интернета в переходных вмешательствах (например, Maher, 2010), и, по-видимому, недостаточно изучено влияние технологий на благополучие и достижения в переходные годы. Текущие исследования в этой области важны по ряду причин. Одним из примеров, иллюстрирующих это, является издевательство. Достижения в области технологий превратили травлю в онлайн-активность, в результате чего около 49% детей, ставших жертвами киберзапугивания (Raskauskas and Stoltz, 2007). Как обсуждалось ранее, переход может помочь пострадавшим детям пересмотреть свои социальные сети, чтобы они больше не были жертвами издевательств (например, Shell et al., 2014; Wang et al., 2016). Однако можно предположить, что если бы доказательства издевательств, имевших место во время начального образования, были в Интернете, пересмотр их социальной сети не мог бы произойти, и поэтому дети-жертвы продолжали подвергаться издевательствам на протяжении всего среднего образования. Другим примером является использование Интернета для практического облегчения перехода, т. е. показ интерактивных карт школьной среды и классных комнат будущим учащимся. Интерактивная онлайн-карта может быть полезной, поскольку одно из опасений, о которых сообщали учащиеся переходного периода, было потеряно (Zeedyk et al., 2003). Еще одно потенциальное использование технологии — приглашение одноклассников познакомиться друг с другом с помощью контролируемого форума, где дети могут представиться и задать своему новому учителю и нескольким нынешним ученикам любые вопросы, которые у них могут возникнуть. Дополнительные домашние задания, которые необходимо выполнить за лето до перехода, можно разместить на таком форуме, чтобы уменьшить перерывы в успеваемости, наблюдаемые в переходные годы (Akos et al., 2015). Хотя приведенные выше соображения основаны только на предположениях, будущие исследования, изучающие некоторые из этих идей, могут дать интересные сведения об использовании технологий в течение переходного года, чтобы помочь облегчить успешный переход с точки зрения благополучия учащихся, социального взаимодействия, академического роста. , и экологические практические аспекты.

    Еще одним ограничением является отсутствие культурного разнообразия в обсуждаемом исследовании. Представленные здесь исследования были сосредоточены на особенно «западных системах», например, в Америке, Европе и Австралии. Одной из причин отсутствия разнообразия являются различия, обнаруженные в системах по всему миру. Например, дети, посещающие школу в таких странах, как Мексика, Африка или Ближний Восток, с меньшей вероятностью будут посещать школу после 11 лет (Статистический институт ЮНЕСКО, 2010 г.; Гиббс и Хитон, 2014 г.), поэтому среднее образование переход несобытие. Тем не менее, одна из целей в области устойчивого развития, которую Организация Объединенных Наций должна достичь к 2030 году, заключается в обеспечении того, чтобы все дети получали полное начальное и среднее образование. Надеемся, что это увеличение посещаемости во всем мире позволит провести сравнение перехода, которое будет сделано в будущем, что позволит провести исследования в ряде культурно разнообразных стран для изучения проблем, с которыми дети сталкиваются в это время, и того, различаются ли они между странами.

    Заключение

    Важность эмоционального благополучия, особенно в школах, была признана Британским психологическим обществом в недавнем справочном документе (BPS, 2017). Сообщается, что у каждого четвертого ребенка и подростка проявляются признаки проблем с психическим здоровьем, при этом до трех детей в каждом классе испытывают проблемы с психическим здоровьем, которые поддаются лечению. Кроме того, только 25–40% молодых людей, затронутых этими проблемами, получают поддержку от специалиста в области психического здоровья на достаточно раннем этапе своего развития, если они вообще получают какую-либо помощь. Поскольку большинство расстройств, переживаемых в детстве и подростковом возрасте, продолжаются и во взрослом возрасте, для всех участников полезно обеспечить как можно более раннее вмешательство не только для улучшения эмоционального благополучия, но и из-за связи с академической успеваемостью и социальным функционированием. все это важно для успешного перехода. Чтобы помочь в это время, родители и школы могут стремиться оказывать больше социальной поддержки во время и после перехода, чтобы усилить ощутимую поддержку, которую ощущают подростки. Школы также могут предложить стратегии перехода, которые сосредоточены на тревогах детей, таких как потеря или издевательства. Кроме того, в школах можно было бы преподавать темы, которые можно перенести из начального в среднее образование, чтобы помочь с перерывами в успеваемости. Кроме того, дети с СОП должны иметь дополнительную поддержку и условия, чтобы обеспечить их переход с минимальными трудностями.

    Несмотря на все представленные доказательства, в литературе все еще есть пробелы. Исследования, изучающие интернализирующие и экстернализирующие расстройства, особенно редки и должны быть в центре внимания будущих исследований. Кроме того, исследователи должны апробировать стратегии перехода в школах на основе приведенных выше рекомендаций. Дополнительные исследования должны быть направлены на использование лонгитюдных планов, измеряющих широкий спектр факторов, чтобы точно оценить влияние школьного перехода на несколько результатов, включая академическую успеваемость и эмоциональное благополучие. Будем надеяться, что будущие исследования преодолеют противоречивые выводы, полученные на сегодняшний день, и надежно определят факторы, обеспечивающие хорошую адаптацию детей к новой среде. Определив прогностические факторы, важные для перехода из начальной школы в среднюю, исследователи могут помочь каждому ребенку получить возможность успешно перейти в среднюю школу и продолжить академическое, социальное и эмоциональное развитие.

    Вклад авторов

    Все авторы внесли свой вклад в создание статьи. DE взял на себя инициативу по написанию в целом (особенно разделы «Введение», «Обсуждение» и раздел «Влияние перехода к среднему образованию на эмоциональное здоровье»), занимался первоначальным планированием и координировал работу авторов. ГБ возглавил написание раздела «Влияние перехода к среднему образованию на академическую успеваемость» и внес свой вклад во все проекты. AF руководил проектом, прокомментировал и отредактировал первую заявку, а также реструктурировал и отредактировал исправленную версию, представив концептуальную основу на рис. 1.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Ссылки

    Адамс, Дж. В., Сноулинг, М. Дж., Хеннесси, С. М., и Кинд, П. (1999). Проблемы поведения, чтения и арифметики: оценка коморбидности с использованием опросника сильных сторон и трудностей. Бр. Дж. Образ. Психол. 69, (ч. 4), 571–585. дои: 10.1348/00070999

    05

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Адриан М., Миллер А. Б., Макколи Э. и Вандер Стоуп А. (2016). Суицидальные мысли в раннем и среднем подростковом возрасте: половые траектории и предикторы. Дж. Детская психология. Психиатрия 57, 645–653. doi: 10.1111/jcpp.12484

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Акос П. и Галасси Дж. П. (2004). Переходы в среднюю и старшую школу глазами учащихся, родителей и учителей. Проф. Советник. 7, 212–221. doi: 10.1007/BF02088419

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Акос П., Роуз Р. А. и Ортнер Д. (2015). Социально-демографические модераторы перехода в среднюю школу влияют на успеваемость. J. Ранний подростковый возраст. 35, 170–198. doi: 10.1177/0272431614529367

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    Alspaugh, JW (1998). Потеря успеваемости связана с переходом в среднюю и старшую школу. Дж. Образовательный. Рез. 92, 20–25. doi: 10.1007/s10935-008-0153-9

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Алспо, Дж. В., и Хартинг, Р. Д. (1995). Переходные эффекты организации уровня школы на успеваемость учащихся. Дж. Рез. Дев. Образовательный 28, 145–149.

    Google Scholar

    Андерман, Э. М. (1998). Опыт средней школы: влияние на достижения подростков с LD в математике и естественных науках. Дж. Учись. Инвалид. 31, 128–138. doi: 10.1177/002221949803100203

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Андерман Э. М. и Миджли К. (1997). Изменения в ориентации на достижение целей, воспринимаемой академической компетентности и оценок при переходе в школу среднего уровня. Контемп. Образовательный Психол. 22, 269–298. doi: 10.1006/ceps.1996.0926

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Андерсон Л.В., Джейкобс Дж., Шрамм С. и Сплитгербер Ф. (2000). Школьные переходы: начало конца или новое начало? Междунар. Дж. Образ. Рез. 33, 325–339. doi: 10.1016/S0883-0355(00)00020-3

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    APA (2017a). Беспокойство. Доступно по адресу: http://www.apa.org/topics/anxiety/index.aspx [по состоянию на 26 апреля 2018 г.].

    АПА (2017b). Депрессия. Доступно по адресу: http://www.apa.org/topics/depression/index.aspx (по состоянию на 26 апреля 2018 г.).

    АПА (2017c). Глоссарий психологических терминов. Доступно по адресу: https://dictionary.apa.org/ [по состоянию на 26 апреля 2018 г.].

    Аренс А.К., Юнг А.С., Крейвен Р.Г., Уотерманн Р. и Хассельхорн М. (2013a). Имеет ли значение время перехода? Сравнение самовосприятия немецких школьников до и после перехода в среднюю школу. Междунар. Дж. Образ. Рез. 57, 1–11. doi: 10.1016/j.ijer.2012.11.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Аренс А.К., Юнг А.С., Нагенгаст Б. и Хассельхорн М. (2013b). Взаимосвязь между самооценкой и академической самооценкой немецких учащихся начальной и средней школы. Учеб. Психол. 33, 443–464. doi: 10.1080/01443410.2013.772772

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Arowosafe, D.S., and Irvin, J.L. (1992). Переход в среднюю школу: что говорят дети. Средняя ул. Дж. 24, 15–19. doi: 10.1080/00940771.1992.11495162

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ashcraft, MH (2002). Математическая тревога: личные, образовательные и когнитивные последствия. Курс. Прямой. Психол. науч. 11, 181–185. дои: 10.1111/1467-8721.00196

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

    Бейли С. и Бейнс Э. (2012). Влияние факторов риска и жизнестойкости на адаптацию детей после перехода из начальной в среднюю школу. Образовательный. Детская психология. 29:18.

    Google Scholar

    Барт Дж., МакКаллум Д.М., Тодд Б., Гуаданьо Р.Э., Роскос Б., Беркхальтер К. и др. (2011). «Влияние стратегий обучения в классе и поддержки учителей на успеваемость учащихся при переходе из школы», в Proceedings of the American Society for Engineering Education, Washington, D.C.

    Баттистич, В., Шапс, Э., и Уилсон, Н. (2004). Влияние вмешательства в начальной школе на учащихся. Нэнси Дж. Первичная профилактика. 24, 243–262. doi: 10.1023/B:JOPP.0000018048.38517.cd

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Бодуан, Н., и Галанд, Б. (2017). Влияние структуры целей в классе на эмоции учащихся в школе. Междунар. Дж. Образ. Рез. 86, 13–22. doi: 10.1016/j.ijer.2017.08.010

    CrossRef Full Text | Академия Google

    Берндт Т.Дж. и Мекос Д. (1995). Восприятие подростками стрессовых и желательных аспектов перехода в среднюю школу. Дж. Рез. Подросток 5, 123–142. doi: 10.1207/s15327795jra0501_6

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    Booth-LaForce, C., Oh, W., Kennedy, A.E., Rubin, K.H., Rose-Krasnor, L., and Laursen, B. (2012). Ссылки родителей и сверстников на траектории тревожного ухода от 5 до 8 классов. J. Clin. Ребенок-подросток. Психол. 41, 138–149. doi: 10.1080/15374416.2012.651995

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    бит/с (2017). Информационный документ: Психическое здоровье детей и молодежи (CYPMH): школы и колледжи. Доступно по адресу: https://www.bps.org.uk/sites/bps.org.uk/files/Policy%20-%20Files/Briefing%20Paper%20-%20CYPMH%20Schools%20and%20Colleges.pdf [ 26 апреля 2018 г. ].

    Брукс-Ганн, Дж., Клебанов, П.К., и Дункан, Г.Дж. (1996). Этнические различия в результатах тестов интеллекта детей: роль экономической депривации, домашней среды и материнских характеристик. Детская разработка. 67, 396–408. doi: 10.2307/1131822

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Брю Э., Сторнес Т., Мунте Э. и Туэн Э. (2010). Восприятие учащимися поддержки учителя при переходе из начальной школы в среднюю. Скан. Дж. Образ. Рез. 54, 519–533. doi: 10.1080/00313831.2010.522842

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кантин С. и Бойвин М. (2004). Изменение и стабильность в детских социальных сетях и самовосприятии при переходе от начальной к средней школе. Междунар. Дж. Бехав. Дев. 28, 561–570. doi: 10.1080/01650250444000289

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    Кэри, Э., Дивайн, А., Хилл, Ф., и Шукс, Д. (2017). Дифференциация форм тревожности и их роль в успеваемости от начальной к средней школе. PLoS One 12:e0174418. doi: 10.1371/journal.pone.0174418

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Кэри Э., Хилл Ф., Девайн А. и Сюч Д. (2015). Курица или яйцо? Направление связи между математической тревожностью и успеваемостью по математике. Фронт. Психол. 6:1987. doi: 10.3389/fpsyg.2015.01987

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Картрайт-Хаттон С., Макникол К. и Даблдей Э. (2006). Тревожность в запущенном населении: распространенность тревожных расстройств у детей предподросткового возраста. клин. Психол. Ред. 26, 817–833. doi: 10.1016/j.cpr.2005.12.002

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Чанг Х., Элиас М. и Шнайдер К. (1998). Модели индивидуальных изменений адаптации во время перехода в среднюю школу. Дж. Ш. Психол. 36, 83–101._ doi: 10.1016/S0022-4405(97)00051-4

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Силлессен, А. Х. Н. , и Майе, Л. (2007). Ожидания и представления при переходе в школу: роль сверстников и агрессии. Дж. Ш. Психология 45, 567–586. doi: 10.1016/j.jsp.2007.05.004

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Коэльо, В. А., Марканте, М., и Джимерсон, С. Р. (2017). Содействие положительному переходу в среднюю школу: рандомизированное контролируемое исследование по изучению самооценки и самооценки. J Юношеский подростковый возраст. 46, 558–569._ doi: 10.1007/s10964-016-0510-6

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Коэльо, В. А., и Роман, А. М. (2016). Стресс при переходе в среднюю школу в Португалии: многоуровневый анализ. Диапазон. Дж. Психол. 19:E61. doi: 10.1017/sjp.2016.61

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Коэн С. и Уиллс Т. А. (1985). Стресс, социальная поддержка и гипотеза буферизации. Псих. Бык. 98, 310–357. doi: 10.1037/0033-2909.98.2.310

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Крэгг Л. и Гилмор К. (2014). Навыки, лежащие в основе математики: роль исполнительной функции в развитии математических навыков. Trends Neurosci. Образовательный 3, 63–68. doi: 10.1016/j.tine.2013.12.001

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Кресуэлл К., Купер П. и Мюррей Л. (2010). «Передача из поколения в поколение предубеждений при обработке тревожной информации», в Предубеждения при обработке информации и тревога: перспектива развития , редакторы Дж. А. Хадвин и А. П. Филд (Чичестер: Wiley-Blackwell), 279–295. doi: 10.1002/9780470661468.ch22

    CrossRef Full Text

    Crick, N.R., and Grotpeter, J.K. (1995). Реляционная агрессия, пол и социально-психологическая адаптация. Детская разработка. 66, 710–722. doi: 10.2307/1131945

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Крокетт Л. Дж., Петерсен А. К., Грабер Дж. А., Шуленберг Дж. Э. и Эбата А. (1989). Школьные переходы и адаптация в раннем подростковом возрасте. J. Ранний подростковый возраст. 9, 181–210. doi: 10.1177/027243168

    02

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Day, JC, and Newburger, EC (2002). Большая отдача: уровень образования и синтетические оценки доходов от работы и жизни. Вашингтон, округ Колумбия: Управление экономики и статистики, 23–210.

    Дейесо, Д., и Фрейзер, Б.Дж. (2018). Учебная среда, отношение и беспокойство при переходе от начальной к средней школе математики. Учиться. Окружающая среда. Рез. 1–20. doi: 10.1007/s10984-018-9261-5

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    Демарай М.К. и Малецки С.К. (2002). Взаимосвязь между воспринимаемой социальной поддержкой и дезадаптацией для учащихся из группы риска. Психология. Ш. 39, 305–316. doi: 10.1002/pits.10018

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Динер Э. и Динер М. (1995). Кросс-культурные корреляты удовлетворенности жизнью и самооценки. Ж. Перс. соц. Психол. 68, 653–663. doi: 10.1037/0022-3514. 68.4.653

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Доттерер А.М., Макхейл С.М. и Кроутер А.С. (2009). Развитие и корреляты академических интересов от детства до подросткового возраста. Дж. Образовательный. Psychol 101, 509–519. doi: 10.1037/a0013987

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Дюшен С., Ратель С. Ф., Пойтрас С.-К. и Друэн Э. (2009 г.). Ранняя подростковая привязанность к родителям, эмоциональные проблемы и опасения учителей и академиков по поводу перехода в среднюю школу. J. Ранний подростковый возраст. 29, 743–766. doi: 10.1177/0272431608325502

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Дюшен С., Ратель С. Ф. и Рой А. (2012). Беспокойство по поводу перехода в среднюю школу и последующей адаптации: сдерживающая роль структуры целей в классе. J. Ранний подростковый возраст. 32, 681–710. дои: 10.1177/0272431611419506

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

    Duineveld, J. J., Parker, P. D., Ryan, R. M., Ciarrochi, J., and Salmela-Aro, K. (2017). Связь между воспринимаемой поддержкой материнской и отцовской автономии и благополучием подростков в трех основных образовательных переходах. Дев. Психол. 53, 1978–1994. doi: 10.1037/dev0000364

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Экклс, Дж. С., и Мидгли, К. (1989). «Соответствие сцены и среды: подходящие для развития классы для детей раннего возраста», в Исследование мотивации в образовании , редакторы Р. Эймс и К. Эймс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Academic Press), 139–181.

    Google Scholar

    Экклс, Дж. С., Мидгли, К., и Адлер, Т. (1984). «Изменения в школьной среде, связанные с классом: влияние на мотивацию достижений», в The Development of Achievement Motivation , ed. Дж. Х. Николлс (Гринвич, Коннектикут: JAI), 283–331.

    Google Scholar

    Экклс Дж. С., Мидгли К., Вигфилд А., Бьюкенен К. М., Ройман Д., Фланаган К. и др. (1993). Развитие в подростковом возрасте. Влияние сценической среды на опыт подростков в школе и в семье. утра. Психол. 48, 90–101. doi: 10.1037/0003-066X.48.2.90

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Экклс, Дж. С., и Розер, Р. В. (2009). «Школы, академическая мотивация и соответствие сценической среде», в Handbook of Adolescent Psychology , Vol. 1, ред. Р. М. Лернер и Л. Д. Стейнберг (Хобокен: Wiley), 404–434.

    Google Scholar

    Элей Т.С., МакАдамс Т.А., Рейсдейк Ф.В., Лихтенштейн П., Нарусайт Дж., Рейсс Д. и др. (2015). Межпоколенческая передача тревоги: исследование детей близнецов. утра. Журнал психиатрии 172, 630–637. doi: 10.1176/appi.ajp.2015.14070818

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Айзенк М.В., Деракшан Н., Сантос Р. и Кальво М.Г. (2007). Тревожность и когнитивные функции: теория контроля внимания. Эмоции 7, 336–353. doi: 10. 1037/1528-3542.7.2.336

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Федеричи Р. А., Скаалвик Э. М. и Танген Т. Н. (2015). Восприятие учащимися структуры целей на уроках математики: отношения с целевыми ориентациями, тревожность по поводу математики и поведение, направленное на поиск помощи. Междунар. Образовательный Стад. 8,_ doi: 10.5539/ies.v8n3p146.

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

    Фелнер Р. Д., Примавера Дж. и Коус А. М. (1981). Воздействие школьных переходов: фокус профилактических усилий. утра. Дж. Общественная психология. 9, 449–459. doi: 10.1007/BF005

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Fenzel, LM (2000). Проспективное исследование изменений глобальной самооценки и напряжения при переходе в среднюю школу. J. Early Adolesc0 20, 93–116._ doi: 10.1177/0272431600020001005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фензел Л. М. и Блит Д. А. (1986). Индивидуальная адаптация к переходу в школу: исследование роли поддерживающих отношений со сверстниками. J. Ранний подростковый возраст. 6, 315–329. doi: 10.1177/0272431686064003

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Филд, А.П., и Пуркис, Х.М. (2011). «Роль обучения в этиологии детского и подросткового страха и беспокойства», в A Беспокойные расстройства у детей и подростков: исследование, оценка и вмешательство , 2-е издание, редакторы В. К. Сильверман и А. П. Филд (Кембридж: издательство Кембриджского университета) , 227–256.

    Финн, Дж. Д., Фиш, Р. М., и Скотт, Л. А. (2008). Образовательные последствия плохого поведения в старшей школе. Дж. Образовательный. Рез. 101, 259–274. doi: 10.3200/JOER.101.5.259-274

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    Фискелла, К., и Китцман, Х. (2009). Неравенство в успеваемости и здоровье: пересечение детского образования и политики в области здравоохранения. Педиатрия 123, 1073–1080. doi: 10.1542/peds.2008-0533

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Фройденберг, Н., и Руглис, Дж. (2007). Экспертная оценка: переосмысление отсева из школы как проблемы общественного здравоохранения. Предотвратить. Хронический дис. 4:A107.]

    Google Scholar

    Гальтон М., Грей Дж. и Раддок Дж. (1999). Влияние школьных переходов и переводов на успеваемость и успеваемость учащихся. Лондон: DfEE.

    Google Scholar

    Гиббс Б.Г. и Хитон Т.Б. (2014). Бросить учебу из начальной в среднюю школу в Мексике: взгляд на всю жизнь. Интер. Дж. Образ. Дев. 36, 63–71._ doi: 10.1016/j.ijedudev.2013.11.005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Gottfredson, LS (2004). Разведка: является ли она неуловимой «фундаментальной причиной» эпидемиологов социального неравенства в отношении здоровья? Дж. Перс. соц. Психол. 86, 174–199. doi: 10.1037/0022-3514.86.1.174

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Грин Х. , МакГиннити А., Мельцер Х., Форд Т. и Гудман Р. (2005). Психическое здоровье детей и молодежи в Великобритании, 2004 г. Basingstoke: Palgrave, doi: 10.1037/e557702010-001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Grills-Taquechel, A.E., Norton, P., и Ollendick, TH (2010). Продольное исследование факторов, предсказывающих тревогу при переходе в среднюю школу. Совладание со стрессом при тревоге 23, 493–513. doi: 10.1080/106158004127

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Гутман, Л.М., и Мидгли, К. (2000). Роль защитных факторов в поддержке академических достижений бедных афроамериканских учащихся во время перехода в среднюю школу. J. Юношеский подростковый возраст. 29, 223–248. doi: 10.1023/A:1005108700243

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Хадвин, Дж. А., и Филд, А. П. (2010). Предубеждения при обработке информации и тревога: перспектива развития. Чичестер: Уайли-Блэквелл. дои: 10.1002/9780470661468

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

    Hall, GE, and DiPerna, JC (2017). Социальные навыки детства как предикторы академической адаптации в средней школе. J. Ранний подростковый возраст. 37, 825–851. doi: 10.1177/0272431615624566

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    Хартер, С. (1981). Новая шкала самооценки внутренней и внешней ориентации в классе: мотивационный и информационный компоненты. Дев. Психол. 17, 300–312. дои: 10.1037/0012-1649.17.3.300

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

    Хартер С., Уайтселл Н. Р. и Ковальски П. (1992). Индивидуальные различия в влиянии образовательных переходов на восприятие подростками компетентности и мотивационной ориентации. утра. Образовательный Рез. J. 29, 777–807. doi: 10.3102/0002831202

    77

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Хелсен М., Воллеберг В. и Миус В. (2000). Социальная поддержка родителей и друзей и эмоциональные проблемы в подростковом возрасте. J. Подростковый возраст. 29, 319–335. doi: 10.1023/A:1005147708827

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Генри, К.Л., Найт, К.Е., и Торнберри, Т.П. (2012). Отстранение от школы как предиктор отсева, правонарушений и употребления проблемных психоактивных веществ в подростковом и раннем взрослом возрасте. J. Юношеский подростковый возраст. 41, 156–166. doi: 10.1007/s11897-014-0247-z. Патофизиология

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Хирш Б. Дж. и Рапкин Б. Д. (1987). Переход в неполную среднюю школу: лонгитюдное исследование самооценки, психологической симптоматики, школьной жизни и социальной поддержки. Детская разработка. 58, 1235–1243. doi: 10.2307/1130617

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Хьюз, Л. А., Бэнкс, П., и Террас, М. М. (2013). Переход в среднюю школу для детей с особыми образовательными потребностями: обзор литературы. Поддержка Обучение. 28, 24–34. дои: 10.1111/1467-9604.12012

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Джонсон Д. В., Маруяма Г., Джонсон Р., Нельсон Д. и Скон Л. (1981). Влияние совместных, конкурентных и индивидуалистических структур целей на достижения: метаанализ. Психология. Бык. 89, 47–62. doi: 10.1037/0033-2909.89.1.47

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Каплан, А., и Мэр, М.Л. (2007). Вклад и перспективы теории целеполагания. Учеб. Психол. Ред. 19, 141–184. doi: 10.1007/s10648-006-9012-5

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Касен С., Коэн П. и Брук Дж. С. (1998). Подростковый школьный опыт и отсев, подростковая беременность и девиантное поведение молодых людей. Дж. Адолеск. Рез. 13, 49–72. doi: 10.1177/0743554898131004

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Келлер, Х. (2016). Психологическая автономия и иерархическая связанность как организаторы путей развития. Филос. Транс. Р. Соц. Лонд. Б биол. науч. 371, 1–9. doi: 10.1098/rstb.2015.0070

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Кесслер Р. К., Берглунд П., Демлер О., Джин Р., Мерикангас К. Р. и Уолтерс Э. Э. (2005). Распространенность расстройств в течение жизни и возраст начала расстройств DSM-IV в репликации национального обследования сопутствующих заболеваний. Арх. Общая психиатрия 62, 593–602. doi: 10.1001/archpsyc.62.6.593

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Кингери, Дж. Н., Эрдли, К. А., и Маршалл, К. С. (2011). Принятие сверстников и дружба как предикторы адаптации ранних подростков к переходу в среднюю школу. Квартал Меррилл-Палмер. 57, 215–243. doi: 10.1353/mpq.2011.0012

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Кениг, Л.Дж., и Гладстон, Т.Р.Г. (1998). Половое развитие и школьный переход: совместное влияние на депрессивные симптомы у подростков среднего и позднего возраста. Поведение. мод. 22, 335–357. doi: 10.1177/01454455980223008

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Ли, Пенсильвания (1980). Нормальный возраст полового созревания среди американских мужчин и женщин. Дж. Адолеск. Здравоохранение 1, 26–29. doi: 10.1016/S0197-0070(80)80005-2

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Люси Х. и Рей Д. (2000). Идентичности в процессе перехода: тревога и волнение при переходе в среднюю школу. Оксф. Преподобный Образ. 26, 191–205. doi: 10.1080/713688522

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Маджар, Н., и Чохат, Р. (2017). Успею ли я в средней школе? Лонгитюдный анализ самоэффективности школьных переходов по отношению к структурам целей и вовлеченности. Учеб. Психол. 37, 680–694. doi: 10.1080/01443410.2016.1179265

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маджар, Н., Коэн, В., и Шовал, Г. (2018). Лонгитюдный анализ траекторий академической и социальной мотивации при переходе от начальной к средней школе. Учеб. Психол. 38, 221–247. doi: 10.1080/01443410.2017.1341623

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маджар Н., Залсман Г., Вейцман А., Лев-Ран С. и Шовал Г. (2016). Предикторы развития математической тревожности у учащихся средних классов: двухлетнее проспективное исследование. Междунар. Дж. Психол. doi: 10.1002/ijop.12403 [Epub перед печатью].

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Махер, Д. (2010). Поддержка перехода учащихся из начальной школы в старшую школу с использованием Интернета в качестве средства коммуникации. Техно. Педагогика Образ. 19, 17–30. doi: 10.1080/147593909216

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мальтаис, К., Дюшен, С., Ратель, К.Ф., и Фэн, Б. (2015). Привязанность к матери и ориентация на достижение цели в начале средней школы: опосредующая роль академической компетентности и тревожности. Учиться. Инд. Дифф. 39, 39–48. doi: 10.1016/j.lindif. 2015.03.006

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мальте С., Дюшен С., Ратель С. Ф. и Фэн Б. (2017). Учебный климат, академическая компетентность и тревога при переходе в среднюю школу: привязанность к родителям как защитный фактор. Евро. Преподобный заявл. Психол. 67, 103–112. doi: 10.1016/j.erap.2017.01.002

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Мальти Т., Макдональд К., Рубин К. Х., Роуз-Краснор Л. и Бут-ЛаФорс К. (2015). Траектории развития сообщаемого сверстниками агрессивного поведения: роль понимания дружбы, качество дружбы и агрессивное поведение друзей. Психология. Скрипка 5, 402–410. doi: 10.1037/a0039685

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Марш, HW (1989). Возрастные и половые эффекты в различных измерениях самооценки: от подросткового возраста до ранней взрослой жизни. Дж. Образовательный. психолог. 81:417. doi: 10.1037/0022-0663.81.3.417

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Марш, Х. В., и Крейвен, Р.Г. (2006). Взаимные эффекты самооценки и производительности с многомерной точки зрения: помимо соблазнительного удовольствия и одномерных перспектив. Перспектива. Психол. науч. J. доц. Психол. науч. 1, 133–163. doi: 10.1111/j.1745-6916.2006.00010.x

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Марш Х.В., Крейвен Р.Г. и Дебус Р. (1991). Я-концепции детей младшего возраста от 5 до 8 лет: их измерение и многомерная структура. Дж. Образовательный. Психол. 83, 377–392. doi: 10.1037/0022-0663.83.3.377

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Мартинес Р.С., Арикак О.Т., Грейвс М.Н., Петерс-Мышак Дж. и Неллис Л. (2011). Изменения в воспринимаемой социальной поддержке и социально-эмоциональной адаптации при переходе от начальной к средней школе. J. Подростковый возраст. 40, 519–530. doi: 10.1007/s10964-010-9572-z

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Маклафлин, К. , и Кларк, Б. (2010). Вопросы отношений: обзор влияния школьного опыта на психическое здоровье в раннем подростковом возрасте. Учеб. Детская психология. 27, 91–103.

    Google Scholar

    Маклеод, Дж. Д., и Кайзер, К. (2004). Детские эмоциональные и поведенческие проблемы и образовательные достижения. Амер.социол. Откр. 69, 636–658. doi: 10.1177/000312240406

    2

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    McLoyd, VC (1998). Социально-экономическое неблагополучие и развитие ребенка. утра. Психол. 53, 185–204. doi: 10.1037/0003-066X.53.2.185

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Мис Дж. Л., Андерман Э. М. и Андерман Л. Х. (2006). Структура целей в классе, мотивация учащихся и успеваемость. год. Преподобный Психолог. 57, 487–503. doi: 10.1146/annurev.psych.56.0.070258

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

    Merikangas, K.R., He, J.-P., Burstein, M., Swanson, S.A., Avenevoli, S., Cui, L. , et al. (2010). Распространенность психических расстройств в течение жизни у подростков в США: результаты национального исследования коморбидности — приложение для подростков (NCS-A). Дж. Ам. акад. Ребенок-подросток. Психиатрия 49, 980–989. doi: 10.1016/j.jaac.2010.05.017

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Мидгли К., Андерман Э. М. и Хикс Л. (1995). Различия между учителями и учениками начальной и средней школы: подход теории целей. J. Ранний подростковый возраст. 15, 90–113. doi: 10.1177/0272431695015001006

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    Мидгли К., Фельдлауфер Х. и Экклс Дж. С. (1989a). Изменение эффективности учителя и убеждений учащихся в отношении себя и задач по математике во время перехода в неполную среднюю школу. Дж. Образовательный. Психол. 81, 247–258. дои: 10.1037/0022-0663.81.2.247

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

    Мидгли К., Фельдлауфер Х. и Экклс Дж. С. (1989b). Отношения между учеником и учителем и отношение к математике до и после перехода в среднюю школу. Детская разработка. 60, 981–992.

    Реферат PubMed | Google Scholar

    Минека С. и Зинбарг Р. (2006). Взгляд современной теории обучения на этиологию тревожных расстройств: это не то, что вы думали. утра. Психол. 61, 10–26. doi: 10.1037/0003-066X.61.1.10

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Манди, Л. К., Кентерфорд, Л., Косола, С., Дегенхардт, Л., Аллен, Н. Б., и Паттон, Г. К. (2017). Виктимизация сверстников и успеваемость в начальной школе. акад. Педиатр. 17, 830–836. doi: 10.1016/j.acap.2017.06.012

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Мюррей-Клоуз Д., Остров Дж. М. и Крик Н. Р. (2007). Краткосрочное лонгитюдное исследование роста реляционной агрессии в среднем детстве: ассоциации с полом, дружеская близость и проблемы интернализации. Дев. Психопат. 19, 187–203. doi: 10.1017/S0954579407070101

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Нил С., Райс Ф., Нг-Найт Т., Риглин Л. и Фредериксон Н. (2016). Изучение лонгитюдной связи между вмешательствами, направленными на поддержку перехода в среднюю школу, и детской тревожностью. Дж. Адолеск. 50, 31–43. doi: 10.1016/j.adolescence.2016.04.003

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Нг-Найт Т., Шелтон К. Х., Риглин Л., Макманус И. К., Фредериксон Н. и Райс Ф. (2016). Лонгитюдное исследование самоконтроля при переходе в среднюю школу: учитывая роль пубертатного статуса и воспитания. Дж. Адолеск. 50, 44–55. doi: 10.1016/j.adolescence.2016.04.006

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Нильсен Л., Шоу Т., Мейлструп К., Кушеде В., Бендтсен П., Расмуссен М. и др. (2017). Переход в школу и психическое здоровье подростков: сравнительное исследование школьных систем в Дании и Австралии. Междунар. Дж. Образ. Рез. 83, 65–74. doi: 10.1016/j.ijer.2017.01.011

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Nottelmann, ED (1987). Компетентность и самооценка при переходе от детства к подростковому возрасту. Дев. Психол. 23, 441–450. doi: 10.1037//0012-1649.23.3.441

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ofcom. (2017). Дети и родители: Отчет об использовании СМИ и отношении. Лондон: Ofcom.

    Google Scholar

    Офштед. (2002). Смена школы: оценка эффективности механизмов перевода в возрасте 11 лет. Лондон: Управление по стандартам в образовании. Доступно по адресу: http://dera.ioe.ac.uk/10197/1/Changing_schools.pdf

    Google Scholar

    Палму, И. Р., Нари, В. М., и Саволайнен, Х. К. (2017). Экстернализирующее поведение и академическая успеваемость — взаимозависимость во время школьного перехода. Эмоции. Поведение Дифф. 23, 1–16. дои: 10.1080/13632752.2017.1376968

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

    Петридес К. В., Фредериксон Н. и Фернхэм А. (2004). Роль эмоционального интеллекта в успеваемости и девиантном поведении в школе. чел. Инд Дифф. 36, 277–293. doi: 10.1016/S0191-8869(03)00084-9

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Поланчик Г.В., Салум Г.А., Сугая Л.С., Кайе А. и Роде Л.А. (2015). Ежегодный обзор исследований: метаанализ распространенности психических расстройств у детей и подростков во всем мире. Дж. Детская психология. Психиатрия 56, 345–365. doi: 10.1111/jcpp.12381

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Квалтер П., Уайтли Х. Э., Хатчинсон Дж. М. и Поуп Д. Дж. (2007). Поддержка развития навыков эмоционального интеллекта для облегчения перехода от начальной школы к старшей. Учеб. Психол. Практика. 23, 79–95. doi: 10.1080/02667360601154584

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    Рахман, М. А., Тодд, К., Джон, А., Тан, Дж., Керр, М., Поттер, Р., и др. (2018). Успеваемость в школе как предиктор депрессии и членовредительства в подростковом возрасте: связанное исследование образования и истории болезни. Бр. J. Psychiatry 212, 215–221._ doi: 10.1192/bjp.2017.69

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Раскаускас, Дж., и Штольц, А.Д. (2007). Вовлечение в традиционный и электронный буллинг среди подростков. Дев. Психол. 43, 564–575. doi: 10.1037/0012-1649.43.3.564

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Рейд Р., Гонсалес Дж. Э., Норднесс П. Д., Траут А. и Эпштейн М. Х. (2004). Метаанализ академического статуса студентов с эмоциональными/поведенческими нарушениями. J. Spec Educ. 38, 130–143. doi: 10.1177/002246680030101

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    Рейнтьес А., Камфуис Дж. Х., Принзи П. и Телч М. Дж. (2010). Виктимизация сверстников и проблемы интернализации у детей: метаанализ лонгитюдных исследований. Пренебрежение жестоким обращением с детьми 34, 244–252. doi: 10.1016/j.chiabu.2009.07.009

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Резник, М. Д., Бирман, П. С., Блюм, Р. В., Бауман, К. Э., Харрис, К. М., Джонс, Дж., и др. (1997). От вреда лонгитудинальное исследование. JAMA 278, 823–832. doi: 10.1001/jama.1997.03550100049038

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Райс Ф., Фредериксон Н. и Сеймур Дж. (2011). Оценка беспокойства учащихся по поводу перехода в среднюю школу. Бр. Дж. Образ. Психол. 81, 244–263. doi: 10.1348/000709910X519333

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Райс, Дж. К. (2001). Объяснение негативного влияния перехода из средней школы в старшую на успеваемость учащихся по математике и естественным наукам. Учеб. Админ. кв. 37, 372–400. doi: 10.1177/00131610121969352

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    Риглин Л., Фредериксон Н., Шелтон К. Х. и Райс Ф. (2013). Лонгитюдное исследование психологического функционирования и успеваемости при переходе в среднюю школу. Дж. Адолеск. 36, 507–517. doi: 10. 1016/j.adolescence.2013.03.002

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Робберс Э., Донче В., Майер С. Д. и Петегем П. В. (2018). Лонгитюдное исследование концепций обучения при переходе от начального к среднему образованию. Рез. Пап. Образовательный 33, 375–392. doi: 10.1080/02671522.2017.1329337

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Розер, Р. В., Экклс, Дж. С., и Самерофф, А. Дж. (2000). Резюме результатов исследования раннего подросткового развития: резюме результатов исследования. Элемент. Ш. J. 100, 443–471. doi: 10.1086/499650

    CrossRef Full Text

    Rose, A.J., and Rudolph, K.D. (2006). Обзор половых различий в процессах взаимоотношений со сверстниками: возможные компромиссы для эмоционального и поведенческого развития девочек и мальчиков. Псих. Бык. 132, 98–131. doi: 10.1037/0033-2909.132.1.98

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Розенблатт, Дж. Л., и Элиас, М. Дж. (2008). Дозированное воздействие профилактического социально-эмоционального обучения на потерю успеваемости, связанную с переходом в среднюю школу. J. Первичная профилактика. 29, 535–555. doi: 10.1007/s10935-008-0153-9

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Рудольф К.Д., Ламберт С.Ф., Кларк А.Г. и Курлаковски К.Д. (2001). Переговоры о переходе в среднюю школу: роль процессов саморегуляции. Детская разработка. 72, 929–946. doi: 10.1111/1467-8624.00325

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Сойер, М. Г., Арни, Ф. М., Багхерст, П. А., Кларк, Дж. Дж., Грец, Б. В., Коски, Р. Дж., и др. (2001). Психическое здоровье молодых людей в Австралии: основные результаты детского и подросткового компонента национального исследования психического здоровья и благополучия. австр. N. Zeal J. Psychiatry 35, 806–814. doi: 10.1046/j.1440-1614.2001.00964.x

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Шаффхузер К. , Аллеманд М. и Шварц Б. (2017). Развитие представлений о себе при переходе к раннему подростковому возрасту: роль пола, полового созревания и школьного перехода. J. Ранний подростковый возраст. 37, 774–804. doi: 10.1177/0272431615624841

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Шуленберг Дж. Э., Асп С. Э. и Петерсен А. С. (1984). Школа с точки зрения подростка: описательный отчет. J. Ранний подростковый возраст. 4, 107–130._ doi: 10.1177/0272431684042002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сейдман Э., Аллен Л., Абер Дж. Л., Митчелл К., Абер Дж. Л. и Фейнман Дж. (1994). Влияние школьного перехода в раннем подростковом возрасте на самосистему и воспринимаемый социальный контекст бедной городской молодежи. Детская разработка. 65, 507–522. doi: 10.2307/1131399

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Сейдман Э., Ламберт Л. Э., Аллен Л. и Абер Дж. Л. (2003). Переход городских подростков в младшие классы средней школы и защитные семейные сделки. J. Ранний подростковый возраст. 23, 166–193. doi: 10.1177/0272431603023002003

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    Сербин Л. А., Стэк Д. М. и Кингдон Д. (2013). Успехи в учебе при переходе от начального к среднему образованию среди подростков с низким доходом: понимание влияния ресурсов семьи и пола. J. Юношеский подростковый возраст. 42, 1331–1347. doi: 10.1007/s10964-013-9987-4

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Шелл, М. Д., Газель, Х., и Фалдовски, Р. А. (2014). Тревожное одиночество и переход в среднюю школу: диатез × стрессовая модель траекторий исключения сверстников и виктимизации. Дев. Психол. 50, 1569–1583. doi: 10.1037/a0035528

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Шеперд Дж. и Рокер Д. (2005). Оценка проекта «Переход в среднюю школу», осуществляемого Национальным фондом пирамид. Брайтон: Фонд изучения подросткового возраста.

    Google Scholar

    Сиддики Н., Горард С. и Си Б. Х. (2014). Является ли программа летней школы перспективным вмешательством в подготовку к переходу из начальной школы в среднюю? Междунар. Образовательный Стад. 7:125. doi: 10.5539/ies.v7n7p125

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Сиддики Н., Горард С. и Си Б. Х. (2016). Ускоренное чтение как средство повышения грамотности на этапе перехода от начальной к средней школе. Учеб. Откр. 68, 139–154. doi: 10.1080/00131911.2015.1067883

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    Симмонс Р. Г., Блэк А. и Чжоу Ю. (1991). Афроамериканцы против белых детей и переход в неполную среднюю школу. утра. Дж. Образ. 99, 481–520. doi: 10.1086/443995

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Скаалвик Э. М., Федеричи Р. А., Вигфилд А. и Танген Т. Н. (2017). Восприятие учащимися структур целей в классе по математике: последствия для воспринимаемых значений задач и поведения при учебе. Соц. Психол. Образовательный 20, 543–563. doi: 10.1007/s11218-017-9382-1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Скиннер, Э. А., Циммер-Гембек, М. Дж., Коннелл, Дж. П., Экклс, Дж. С., и Веллборн, Дж. Г. (1998). Индивидуальные различия и развитие воспринимаемого контроля: монографии Общества исследований детского развития. Вашингтон, округ Колумбия: Общество исследований детского развития, 234.

    Google Scholar

    Смит, Э. (2016). Социальные отношения и переход к среднему образованию. Экон. соц. Преподобный Дублин 47, 451–476.

    Google Scholar

    Торнбург, Х. Д., и Глайдер, П. (1984). Размеры ранних подростковых социальных восприятий и предпочтений. J. Ранний подростковый возраст. 4, 387–406. doi: 10.1177/0272431684044008

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    Трам, Дж. М., и Коул, Д. А. (2006). Мультиметодическое исследование устойчивости депрессивной симптоматики в детском и подростковом возрасте. Дж. Ненормальный. Психол. 115, 674–686. doi: 10.1037/0021-843X.115.4.674

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Статистический институт ЮНЕСКО (2010 г.). Global Education Digest 2010: Сравнение статистики образования по всему миру. Монреаль: ЮНЕСКО.

    Google Scholar

    Ваз С., Фолкмер М., Парсонс Р., Пассмор А. Э., Паркин Т. и Фолкмер Т. (2014a). Принадлежность к школе и функционирование психического здоровья при переходе от начального к среднему в основной выборке: многогрупповой перекрестный анализ. PLoS One 9:e9956. doi: 10.1371/journal.pone.0099576

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Ваз С., Парсонс Р., Фолкмер Т., Пассмор А. Э. и Фолкмер М. (2014b). Влияние личного происхождения и факторов школьного контекста на академическую компетентность и психическое здоровье при переходе от начальной к средней школе. PLoS One 9:e89874. doi: 10.1371/journal. pone.0089874

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Ван, В., Бриттен, Х., Макдугалл, П., и Вайланкур, Т. (2016). Буллинг и школьный переход: контекст или развитие? Пренебрежение жестоким обращением с детьми 51, 237–248. doi: 10.1016/j.chiabu.2015.10.004

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Уотерс С., Лестер Л. и Кросс Д. (2014). Как поддержка со стороны сверстников соотносится с поддержкой со стороны взрослых при переходе учащихся в среднюю школу? Дж. Адолеск. Здоровье 54, 543–549. doi: 10.1016/j.jadohealth.2013.10.012

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Уэст П., Свитинг Х. и Янг Р. (2010). Переход имеет значение: опыт учеников перехода от начальной к средней школе на западе Шотландии и последствия для благополучия и успеваемости. Рез. Пап. Образовательный 25, 21–50. doi: 10.1080/02671520802308677

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    Wigfield, A. , Eccles, J.S., Mac Iver, D., Reuman, D.A., and Midgley, C. (1991). Переходы в раннем подростковом возрасте: изменения в самовосприятии детей в конкретной области и общей самооценке при переходе в неполную среднюю школу. Дев. Психол. 27, 552–565. doi: 10.1037/0012-1649.27.4.552

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Вудворд Л.Дж. и Фергюссон Д.М. (2000). Проблемы в отношениях со сверстниками в детстве и более поздние риски неуспеваемости и безработицы. Дж. Детская психология. Психиатрия 41, 191–201. doi: 10.1111/1469-7610.00600

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Зандстра, А. Р. Э., Ормель, Дж., Недерхоф, Э., Хекстра, П. Дж., и Хартман, К. А. (2015). Роль базального кортизола в прогнозировании изменений проблем психического здоровья при переходе в среднюю школу. Дж. Адолеск. Health 56, 489–495._ doi: 10.1016/j.jadohealth.2014.12.004

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Зидик М. С., Галлахер Дж., Хендерсон М., Хоуп Г., Муж Б. и Линдси К. (2003). Переговоры о переходе из начальной в среднюю школу: восприятие учеников, родителей и учителей. Ш. Психол. Междунар. 24, 67–79. doi: 10.1177/0143034303024001010

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    Циммерман, Б. Дж., и Мартинес-Понс, М. (1990). Различия учащихся в саморегулируемом обучении: связь класса, пола и одаренности с самоэффективностью и использованием стратегии. Дж. Образовательный. Психол. 82, 51–59. doi: 10.1037/0022-0663.82.1.51

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Когда дети говорят, что они трансгендеры

    Клэр — 14-летняя девочка с короткими каштановыми волосами и широкой улыбкой. Она живет за пределами Филадельфии со своими матерью и отцом, оба профессиональные ученые. Клэр может показаться интровертом, но она быстро открывается, и то, что казалось застенчивостью, оказывается тихой самоуверенностью. Как и многие дети ее возраста, она немного перегружена. В течение вечера, который я провел с Клэр и ее матерью Хизер — это не настоящие их имена, — все подошло к вопросу о театре, игре на гитаре и прослушивании треков. Мы также обсудили тот факт, что до недавнего времени она не была уверена, что она девочка.

    Чтобы узнать больше тематических статей, просмотрите наш полный список или скачайте приложение Audm для iPhone.

    Шестой класс был для нее трудным. Она изо всех сил пыталась завести друзей и испытывала тревогу и депрессию. «У меня совсем не было уверенности в себе, — сказала она мне. — Я думал, что со мной что-то не так. Клэр, которой в то время было 12 лет, тоже чувствовала дискомфорт в своем теле, который она не могла описать. Она признала, что отчасти это было связано с половым созреванием, но она чувствовала, что это было больше, чем обычные проблемы подросткового возраста. «Сначала я начала есть меньше, — сказала она, — но это не особо помогло».

    Примерно в это же время Клэр начала смотреть видео на YouTube, снятые молодыми трансгендерами. Она была особенно очарована MilesChronicles, каналом Майлза Маккенны, харизматичного 22-летнего парня. Его 1 миллион подписчиков следили за тем, как он объявил себя транс-мальчиком, перешел на тестостерон, сделал двойную мастэктомию и превратился в счастливого, здорового молодого человека. Клэр обнаружила видео случайно, а точнее по алгоритму: они появились в ее «рекомендованной» ленте. Они дали название дискомфорту Клэр. Она начала задаваться вопросом, была ли она трансгендером, то есть ее внутренняя гендерная идентичность не соответствовала полу, который ей был присвоен при рождении. Может быть, причина, по которой мне некомфортно в своем теле, в том, что я должна быть парнем », — подумала она тогда.

    Клэр нашла в MilesChronicles и подобных видео на YouTube ясное решение своего несчастья. «Я просто хотела перестать чувствовать себя плохо, поэтому я подумала: , я должна просто перейти на », — сказала она. В случае с Клэр первым шагом было получение доступа к лекарствам, останавливающим половое созревание; затем она начала принимать тестостерон для развития вторичных мужских половых признаков. «Я думала, что это заставило тебя чувствовать себя лучше», — сказала она мне.

    В представлении Клэр план был конкретным, хотя ни Хизер, ни ее муж Майк ничего о нем не знали. Клэр изначально скрывала свои чувства от родителей, исследуя шаги, которые она могла бы предпринять для перехода, не требующего медицинского вмешательства или одобрения родителей. Она искала способы сделать свой голос более глубоким, а также придумывала бандажи, чтобы скрыть грудь. Но однажды в августе 2016 года Майк спросил ее, почему в последнее время она выглядела такой грустной. Она объяснила ему, что думала, что она мальчик.

    Так началось то, что Хизер вспоминает как сложный период в ее отношениях с мужем и их дочерью. Они сказали Клэр, что любят и поддерживают ее; они поблагодарили ее за то, что она рассказала им о своих чувствах. Но они не стали поощрять ее к переходу. «Мы позволили ей полностью исследовать это самостоятельно», — сказала мне Хизер.

    Родителям Клэр казалось, что ее страдания возникли из ниоткуда. В ее детстве не было гендерной дисфории — клинического термина, обозначающего сильное чувство оторванности от назначенного вам пола. Они были обеспокоены тем, что то, что их дочь назвала дисфорией, было просто мучениями полового созревания.

    Когда Клэр достигла подросткового возраста, она продолжала бороться с проблемами психического здоровья. Ее родители нашли ей терапевта, и хотя этот терапевт работал с депрессией и тревогой Клэр — она просыпалась несколько раз за ночь, чтобы убедиться, что ее будильник установлен правильно — она не чувствовала себя достаточно квалифицированной, чтобы помочь своей пациентке с гендерной дисфорией. Терапевт направил семью в ближайшие клиники гендерной идентичности, которые предлагали услуги по адаптации для молодых людей.

    Родители Клэр опасались начинать этот процесс. Хизер, имеющая докторскую степень в области фармакологии, начала самостоятельно исследовать гендерную дисфорию среди молодежи. Она надеялась лучше понять, почему Клэр так себя чувствует и что они с Майком могут сделать, чтобы помочь. Хизер пришла к выводу, что Клэр соответствовала клиническим критериям половой дисфории в 9-м возрасте.0512 DSM-5 , диагностическое руководство Американской психиатрической ассоциации. Среди прочего, ее дочь явно не чувствовала себя девочкой, явно хотела тело мальчика и была глубоко огорчена этими чувствами. Но Хизер задалась вопросом, рассказывают ли эти критерии или большая часть информации, которую она нашла в Интернете, всю историю. «Психологи знают, что подростковый возраст чреват неопределенностью и поиском личности, и это даже не признается», — сказала она мне.

    Хизер сказала, что большинство ресурсов, которые она нашла для родителей ребенка с гендерной дисфорией, говорили ей, что если ее дочь говорит, что она трансгендерная женщина, она трансгендерная. Если ее дочь говорила, что ей нужны гормоны, обязанность Хизер заключалась в том, чтобы помочь ей принять гормоны. Самое важное, что она могла сделать, это подтверждает ее дочь, что Хизер и Майк интерпретировали как означающее, что они должны согласиться с ее заявлениями о том, что она трансгендерна. Даже если они не были так уверены.

    Пока Хизер искала ответы, вера Клэр в то, что она должна совершить переход, становилась все сильнее. В течение нескольких месяцев она настаивала на том, что хочет и тестостерон, и «верхнюю операцию» — двойную мастэктомию. Она неоднократно просила родителей найти ей врачей, которые могли бы помочь ей начать путь к физическому переходу. Хизер и Майк выиграли время, сказав ей, что ищут, но пока никого не нашли. «Мы также брали ее на каякинг, больше играли с ней в настольные игры и больше смотрели с ней телевизор, а также совершали другие короткие семейные поездки», — вспоминает Хизер. «Мы также лишили ее возможности искать в Интернете, но дали ей Instagram в качестве утешения». Они сказали ей, что понимают, что ей больно, но они также чувствовали, основываясь на том, что узнали в своем исследовании, что, возможно, ее отношение к своему полу со временем изменится. Они попросили ее начать вести дневник, надеясь, что это поможет ей исследовать эти чувства.

    Клэр потакала своим родителям, несмотря на то, что ее недовольство ими росло. Однако в конце концов что-то изменилось. В дневниковой записи, которую Клэр написала в ноябре прошлого года, она проследила свое осознание того, что она не мальчик, до одного ключевого момента. Глядя в зеркало в тот момент, когда она пыталась представить себя очень по-мужски — на «мою мешковатую, неудобную одежду; мои поврежденные короткие волосы; и мое подавленное лицо», — она обнаружила, что «мне от этого не стало лучше. Я все еще был несчастен и все еще ненавидел себя». Оттуда ее страдания постепенно начали ослабевать. «Это было неожиданно, когда я подумал: Знаешь, может быть, это неправильный ответ — может быть, это что-то другое , — сказала мне Клэр. «Но потребовалось некоторое время, чтобы на самом деле понять, что да, я определенно была девушкой».

    Клэр считает, что ее ощущение себя мальчиком проистекает из жестких взглядов на гендерные роли, которые она усвоила. «Я думаю, что у меня действительно было четкое представление о том, каким должен быть парень и какой должна быть девушка. Я думал, что если ты не следуешь стереотипам девушки, ты парень, а если ты не следуешь стереотипам парня, ты девушка». Она не видела себя в других девочках из своего класса средней школы, которые распадались на клики и становились все более сплетниками. Когда она стала немного старше, она нашла девушек, которые разделяли ее интересы, и начала чувствовать себя как дома в своем теле.

    Хизер думает, что если бы они с Майком прислушались к информации, которую нашли в Интернете, Клэр начала бы физический переход и позже пожалела бы об этом. В наши дни Клэр в целом счастливый подросток, чьи проблемы с психическим здоровьем заметно улучшились. Она до сих пор восхищается такими людьми, как Майлз МакКенна, которые выиграли от перехода. Но она пришла к пониманию, что это просто не та, кем она оказалась.

    Число самоидентифицирующих себя трансгендеров в Соединенных Штатах растет. В июне 2016 года Институт Уильямса при Юридической школе Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе подсчитал, что 1,4 миллиона взрослых в США идентифицируют себя как трансгендеры, что почти вдвое превышает оценку, полученную примерно десятью годами ранее. По данным института, по состоянию на 2017 год около 150 000 подростков в возрасте от 13 до 17 лет идентифицировали себя как транс. По-видимому, также растет число молодых людей, обращающихся за медицинской помощью. В крупной клинике в Соединенном Королевстве количество новых направлений увеличилось более чем на 300% за последние три года. В США, где молодежные гендерные клиники несколько новее — по всей стране разбросано около 40 — трудно найти солидные цифры. Как ни странно, однако, клиницисты сообщают о значительном увеличении числа новых направлений, а списки ожидания могут растянуться до пяти месяцев или дольше.

    Как родители могут получить детям поддержку, в которой они могут нуждаться, помня при этом, что подростковый возраст по определению является временем исследования личности?

    Нынешняя эпоха осознания гендерной идентичности, несомненно, облегчила жизнь многим молодым людям, которые чувствуют себя ограниченными иногда угнетающей природой гендерных ожиданий. Укоренился богатый новый язык, предоставляющий детям, которые, возможно, чувствовали себя одинокими или исключали слова, необходимые им для описания своего опыта. А появление Интернета позволило подросткам, даже в тех частях страны, где признание гендерного несоответствия по-прежнему происходит слишком медленно, найти себе подобных.

    Но когда дело доходит до физического вмешательства, эта эпоха также принесла многим родителям новые проблемы. Где грань между тем, чтобы не «чувствовать себя» девочкой, потому что общество мешает быть девочкой, и потребностью в гормонах для облегчения дисфории, которая в противном случае не исчезнет? Как родители могут сказать? Как они могут помочь своим детям получить доступ к поддержке и медицинской помощи, в которой они могут нуждаться, не забывая при этом, что подростковый возраст по определению является временем лихорадочного исследования личности?

    Maciek Jasik

    Нет недостатка в информации для родителей, пытающихся ориентироваться в этой сложной местности. Если вы прочтете библию медицинской и психиатрической помощи трансгендерным людям — Стандарты медицинской помощи , изданные Всемирной профессиональной ассоциацией трансгендерного здоровья (Wpath), — вы найдете 11-страничный раздел под названием «Оценка и лечение детей и Подростки с гендерной дисфорией». В нем говорится, что, хотя некоторым подросткам следует принимать гормоны, это решение следует принимать обдуманно: «Прежде чем рассматривать какие-либо физические вмешательства для подростков, следует провести тщательное исследование психологических, семейных и социальных проблем». В рекомендациях Американской психологической ассоциации звучит аналогичная нота, объясняющая преимущества гормонов, но также отмечающая, что «подростки могут сильно сосредоточиться на своих непосредственных желаниях». Далее в нем говорится: «Эта интенсивная сосредоточенность на неотложных потребностях может создать проблемы в обеспечении того, чтобы подростки были когнитивно и эмоционально способны принимать решения, изменяющие жизнь».

    Это руководство предлагают ведущие профессиональные организации. Но некоторые клиницисты стремятся к более быстрому процессу. А другие ресурсы, в том числе созданные крупными ЛГБТК-организациями, делают акцент на принятии, а не на исследовании. Веб-страница Кампании за права человека «Трансгендерные дети и молодежь: понимание основ», например, призывает родителей обращаться за советом к специалисту по гендерным вопросам. В нем также утверждается, что «быть трансгендером — это не этап, и попытки игнорировать его как таковой могут быть вредными в то время, когда ваш ребенок больше всего нуждается в поддержке и признании». Точно так же родители, заглянувшие на страницы с тегом «трансгендерная молодежь» на сайте glaad, найдут много статей о поддержке молодых людей, которые объявляют себя трансгендерами, но мало статей о сложных вопросах диагностики и развития, с которыми сталкиваются родители ребенка, изучающего пол.

    HRC, glaad и группы единомышленников подчеркивают важность принятия транс детей по понятным причинам: слишком долго родители, а также врачи отрицали возможность существования транс детей и подростков, не говоря уже о том, что они должны быть допущен к переходу. Многие такие организации в первую очередь занимаются повышением осведомленности и исправлением все еще распространенных заблуждений.

    Подобный мотив, по-видимому, движет большей частью освещения трансгендерных молодых людей в СМИ. Возникло два жанра репортажей. датируется по крайней мере 1993 убийство 21-летнего Брэндона Тины из Небраски, которое вдохновило документальный фильм, а также фильм Мальчики не плачут , постоянный поток ужасных историй сосредоточен на издевательствах, физических нападениях и самоубийствах — реальных рисках, которые трансгендерные и гендерно-неконформные (TGNC) молодые люди по-прежнему сталкиваются.

    Совсем недавно появилась волна историй успеха. Во многих из этих рассказов дети потеряны, сбиты с толку и разочарованы вплоть до того момента, когда им разрешают отрастить волосы и принять новое имя, после чего они, наконец, становятся самими собой. Возьмем, к примеру, статью на Parents.com, в которой мать, писавшая под псевдонимом, объясняет, что годами боролась с проблемами гендерной идентичности своего ребенка, пока, наконец, не обратилась к терапевту, который после 20-минутного осмотра объявил: детский транс. Внезапно все встало на свои места. Мать пишет: «Я смотрела на ребенка, сидящего между моим мужем и мной, ребенка, который улыбался, который казался таким счастливым, который выглядел так, как будто кто-то наконец увидел его или ее таким, каким она или он увидели себя». В Специальный выпуск National Geographic о гендере, писательница Робин Маранц Хениг рассказывает историю матери, которая позволила своей 4-летней дочери, которой при рождении был назначен мальчик, выбрать имя для девочки, начать использовать женские местоимения и посещать дошкольное учреждение в качестве девочки. . «Почти мгновенно мрак рассеялся, — пишет Хениг.

    Для многих молодых людей в начале учебы переход значительно облегчил их дисфорию. Но это не ответ для всех.

    Отчеты об успешных переходах могут помочь семьям представить счастливый исход для страдающего ребенка. И некоторые молодые люди явно переживают нечто подобное тому, что изображают эти рассказы о превращении гусеницы в бабочку. У них с самого раннего возраста стойкая, интенсивная гендерная дисфория, и переход облегчает ее. «Некоторые дети не колеблются» в своей гендерной идентичности, — сказал мне во время нашего разговора в 2016 году Нейт Шэрон, психиатр, курировавший гендерную клинику в Нью-Мексико в течение двух с половиной лет и сам являющийся трансгендером. Я вижу 11-летнего ребенка, который в возрасте 2 лет подошел к своей маме и сказал: «Когда я начну отращивать свой пенис? Где мой пенис?» В 2».

    Но эти истории, как правило, упускают из виду сложности жизни молодого транснационального человека или его родителя. Некоторые семьи найдут ряд разветвляющихся путей и не всегда будут знать, какое направление лучше. Как и родители Клэр, они могут быть убеждены, что их ребенку больно, но также обеспокоены тем, что физический переход не является решением, по крайней мере, не для молодого человека, все еще переживающего подростковые муки.

    Мы все еще находимся на самой ранней стадии понимания того, как физический переход влияет на молодых людей с дисфорией. В то время как особенности зависят от возраста вашего ребенка и могут варьироваться от случая к случаю, процесс перехода для ребенка с постоянной дисфорией обычно выглядит примерно следующим образом. Во-первых, позвольте ребенку совершить социальный переход: принять местоимения и стиль одежды своего истинного пола и изменить свое имя, если он того пожелает. По мере того, как ваш ребенок приближается к подростковому возрасту, давайте ему препараты, блокирующие половое созревание, потому что развитие вторичных половых признаков назначенного ему пола может усугубить его гендерную дисфорию. Когда они достигнут подросткового возраста, помогите им получить доступ к кросс-половым гормонам, которые позволят им развить вторичные половые признаки в соответствии с их гендерной идентичностью. (До недавнего времени гормоны, как правило, не назначались до 16 лет; сейчас гормональную терапию чаще начинают 15- и 14-летние, а иногда и дети младшего возраста.)

    В Соединенных Штатах предотвращение полового созревания стало возможным лишь немногим более десяти лет назад, поэтому исследователи только начали отслеживать детей, вовлеченных в этот процесс, и у нас еще нет исчерпывающих данных об их долгосрочных результатах. Большинство данных, которые у нас есть, относятся к детям, которые совершили социальный переход в раннем возрасте, но еще не перешли физически. Информация поступила от исследователя из Вашингтонского университета по имени Кристина Олсон. Олсон является основателем проекта TransYouth Project, который следит за когортой из примерно 300 детей в течение 20 лет — это самое продолжительное лонгитюдное исследование в США. Дети, за которыми она следит, похоже, чувствуют себя хорошо — они не кажутся такими уж разными. , с точки зрения их психического здоровья и общего счастья, из контрольной группы цисгендерных детей (то есть детей, которые идентифицируют себя с полом, который им был назначен при рождении).

    В престижном Центре экспертизы гендерной дисфории при Медицинском центре университета Vrije Universiteit в Амстердаме, который часто называют просто «голландской клиникой», группа детей старшего возраста, прошедших курс блокаторов полового созревания и кросс- Протокол половых гормонов также оказался успешным: «Гендерная дисфория разрешилась», согласно исследованию группы, опубликованному в 2014 году в Pediatrics. «Психологическое функционирование неуклонно улучшалось, а самочувствие было сравнимо со сверстниками того же возраста».

    Эти первые результаты, хотя и многообещающие, не могут нам ничего сказать. Выводы Олсона исходят от группы детей-трансгендеров, чьи родители относительно богаты и активны в сообществах поддержки трансгендеров; они вызвались своих детей для исследования. Существуют ограничения на то, сколько мы можем экстраполировать из голландского исследования: эта группа прошла комплексный диагностический процесс перед переходом, который включал непрерывный доступ к психиатрической помощи в высшей гендерной клинике — процесс, к сожалению, недоступен. каждому молодому человеку, который совершает переход.

    Среди вопросов, которые еще предстоит решить в рамках долгосрочных исследований, — влияние лекарств на молодых людей. Как объяснил мне Томас Стенсма, психолог и исследователь из голландской клиники и соавтор этого исследования, данных о потенциальных рисках введения молодым людям блокаторов полового созревания мало. Он хотел бы увидеть дальнейшие исследования возможного влияния блокаторов на развитие костей и мозга. (Потенциальные долгосрочные риски гормонов кросс-пола не очень хорошо известны, но, по словам Джошуа Сафера, одного из авторов «Клинических практических рекомендаций» Эндокринологического общества по лечению половой дисфории, они, вероятно, скромны.)

    Между тем, фундаментальные вопросы гендерной дисфории остаются без ответа. Исследователи до сих пор не знают, что вызывает ее — гендерная идентичность обычно рассматривается как сложное переплетение биологических, психологических и социокультурных факторов. В некоторых случаях гендерная дисфория может взаимодействовать с состояниями психического здоровья, такими как депрессия и тревога, но нет единого мнения о том, как и почему. Травма, особенно сексуальная травма, может способствовать или усугублять дисфорию у некоторых пациентов, но опять же, никто точно не знает, почему.

    Повторяю: для многих молодых людей, участвовавших в ранних исследованиях, переход — социальный для детей, физический для подростков и молодых взрослых — по-видимому, значительно облегчил их дисфорию. Но это не ответ для всех. Некоторые дети страдают дисфорией с самого раннего возраста, но со временем привыкают к своему телу. У некоторых дисфория развивается примерно в то же время, когда они достигают половой зрелости, но их страдания носят временный характер. Другие в конечном итоге идентифицируют себя как небинарные, то есть ни мужчины, ни женщины.

    Игнорирование разнообразия этих переживаний и сосредоточение внимания только на тех, кто фактически «родился не в том теле», может причинить вред. Это аргумент небольшой, но громкой группы мужчин и женщин, которые совершили переход только для того, чтобы вернуться к назначенному им полу. Многие из этих так называемых детранзишнеров утверждают, что их дисфория была вызвана не глубоко укоренившимся несоответствием между их гендерной идентичностью и их телом, а скорее проблемами психического здоровья, травмами, социальным женоненавистничеством или комбинацией этих и других факторов. Они говорят, что к физическому вмешательству гормонов или хирургическому вмешательству их подтолкнуло давление сверстников или врачи, которые упустили из виду другие возможные объяснения их страданий.

    Некоторые из этих вмешательств необратимы. Люди по-разному реагируют на гормоны кросс-пола, но изменения высоты голоса, волос на теле и других физических характеристик, таких как развитие ткани молочной железы, могут стать постоянными. Дети, которые принимают блокаторы полового созревания, а затем гормоны кросс-пола, могут не иметь биологических детей. Хирургические вмешательства иногда могут быть отменены дальнейшими операциями, но часто с неутешительными результатами.

    Озабоченность детранзишнеров разделяет ряд клиницистов, работающих в этой области, большинство из которых психологи и психиатры. Они очень поддерживают так называемую подтверждающую заботу, которая предполагает принятие и изучение заявлений ребенка об их гендерной идентичности с состраданием. Но они обеспокоены тем, что в похвальных в других отношениях усилиях по оказанию ТГГнК молодым людям необходимой им помощи некоторые специалисты в их области игнорируют сложность и изменчивость развития гендерной идентичности у молодых людей. Эти коллеги одобряют подросткам гормональную терапию или даже высококлассную хирургию, не изучая полностью их психическое здоровье или социальные и семейные влияния, которые могут формировать у них зарождающееся чувство гендерной идентичности.

    По мнению многих ведущих клиницистов, это слишком узкое определение поддерживающей помощи. «Подтверждение заботы не отдает предпочтение какому-то одному результату, когда речь идет о гендерной идентичности, а вместо этого направлено на то, чтобы позволить исследовать гендер без суждений и с четким пониманием рисков, преимуществ и альтернатив любому выбору на этом пути», — Арон Янссен, — сказал мне клинический директор Службы гендерных и сексуальных отношений в детской больнице Хассенфельда в Нью-Йорке. «Многие люди ошибочно воспринимают подтверждающую помощь как переход к социальному и медицинскому переходу во всех случаях без промедления, но реальность намного сложнее».

    Чтобы понять эту сложную реальность и обеспечить наилучшие результаты для всех детей, изучающих гендер, родителям нужна точная, детальная информация о том, что такое гендерная дисфория, и о множестве белых пятен в наших текущих знаниях. Они не всегда понимают.

    Для людей с гендерной дисфорией физический переход может улучшить и даже спасти жизнь. В то время как репрезентативные долгосрочные данные о благополучии транс-взрослых еще не появились, доказательства, которые существуют, а также огромное количество личных рассказов транс-людей и врачей, которые помогают им переходить, ошеломляют. Для многих, если не для большинства людей, страдающих гендерной дисфорией, гормоны работа . Хирургия работает . Это отражено в исследованиях, которые постоянно показывают низкий уровень сожалений о наименее обратимых физических процедурах для устранения гендерной дисфории. Например, один обзор прошлых исследований 2012 года показал, что операция по смене пола «является эффективным методом лечения [гендерной дисфории] и единственным методом лечения, который был эмпирически оценен на большом количестве клинических случаев». Исследование «нижней хирургии», или хирургии, предназначенной для создания полового члена или влагалища, показало, что с 19С 72 по 2015 год «только 0,6% трансженщин и 0,3% трансмужчин, подвергшихся [этим процедурам], были идентифицированы как испытывающие сожаление».

    Тем из нас, кто никогда не страдал гендерной дисфорией, может быть трудно оценить, что поставлено на карту. Ребекка Клинг, преподаватель Национального центра трансгендерного равенства в Вашингтоне, округ Колумбия, рассказала мне, что до перехода ей казалось, что она постоянно носит с собой рюкзак, полный камней. «Это сделает все в моей жизни сложнее, а во многих случаях сделает все невозможным», — сказала она. «Конечно, возможность снять это тяжелое бремя добавила комфорта и стабильности моему ощущению себя и своего тела». Другие транс*люди предлагали аналогичные описания гендерной дисфории — тяжесть, гудение, неизбежный источник размышлений и беспокойства. Гормоны и хирургия приносят трансгендерам глубокое облегчение.

    Исторически сложилось так, что им было отказано в доступе к этой помощи. Кристине Йоргенсен, первой американке, получившей широкую известность благодаря переходу с помощью гормонов и хирургии в 1950-х годах, пришлось поехать в Данию для лечения. Транс-историк Дженни Бимин отмечает, что врач Йоргенсена «получил более 1100 писем от транссексуалов, многие из которых хотели стать его пациентами» в течение нескольких месяцев после лечения Йоргенсена. В результате запросов «правительство Дании запретило такие процедуры для неграждан. В Соединенных Штатах многие врачи просто отвергли быстро растущее число людей, желающих сделать операцию по подтверждению пола, как психически больных».

    Сегодня ситуация в США улучшилась, но отсутствие доступа к услугам по переходу продолжает оставаться проблемой. Могут ли трансгендеры в этой стране получить доступ к лечению, такому как гормоны и хирургия, зависит от множества факторов, начиная от того, где они живут, заканчивая тем, что покрывает их медицинская страховка (если она у них есть), и их способностью ориентироваться в грудах документов. Эрика Андерсон, транс-женщина и клинический психолог, работающая в Детском и подростковом гендерном центре при детской больнице Бениоффа в Калифорнийском университете в Сан-Франциско, всего десять лет назад попыталась получить гормоны у эндокринолога в Филадельфии. «Даже мне с моим образованием и ресурсами было отказано в уходе и доступе», — сказала она мне. «Эндокринолог просто сказал: «Я этого не делаю». Я предложил ей рекомендации ее эндокринологического общества», — сказал Андерсон. «Она отказалась и даже не посмотрела мне в глаза. Ни обращения, ни предложения помощи. Она отослала меня ни с чем, чувствуя, что я никому не нужен».

    У многих трансгендеров есть истории, похожие на историю Андерсона. По этой причине, среди прочего, транс-сообщества могут скептически относиться к тем, кто фокусируется на негативных результатах перехода. Они уже давно имеют дело с «профессионалами, которым кажется неудобным давать трансгендерам добро на переход вообще», — сказала мне в электронном письме Зинния Джонс, транс-женщина, которая управляет веб-сайтом GenderAnalysis. Они также столкнулись с «излишне затянутыми сроками обращения за медицинской помощью, непониманием или чрезмерным скептицизмом в отношении нашей идентичности со стороны клиницистов и так далее».

    Такие группы, как Wpath, основная организация психологов, психиатров, эндокринологов, хирургов и других специалистов, работающих с ТГГнК-клиентами, в последние годы пытались обратить вспять это пренебрежение. Все большее число гендерных клиник для взрослых следуют протоколам «информированного согласия», основанным на философии, согласно которой транс-взрослые, как только они проинформированы о потенциальных преимуществах и рисках медицинских процедур, имеют право принимать собственные решения относительно своего тела и не должны их потребность в услугах ставится под сомнение специалистами в области психического здоровья и медиками.

    Этот сдвиг рассматривается многими трансгендерами и защитниками как важная коррекция курса после десятилетий надзора за воротами — отчужденные профессионалы, говорящие трансгендерам, что они не могут получить гормоны или операцию, потому что они не на самом деле трансгендеры или не имели жили как транс-человек достаточно долго или были слишком психически больны.

    Для детей и подростков, задающих вопросы о гендерной принадлежности, ситуация иная. Законный опекун несовершеннолетнего почти всегда должен давать согласие на медицинскую процедуру, будь то тонзиллэктомия или хирургическое вмешательство. Wpath и другие организации, предоставляющие рекомендации для переходных молодых людей, призывают к тщательному обследованию пациентов, прежде чем они начнут принимать блокаторы или гормоны.

    Это предостережение связано с опасениями, присущими работе с молодежью. Подростки меняются значительно и быстро; они могут воспринимать себя и свое место в мире по-другому в 15 лет, чем в 12. «У вас начинается половое созревание примерно в том возрасте, когда у них развивается концепция абстрактного мышления», — сказал Нейт Шарон, психиатр из Нью-Мексико. . «Поэтому они могут начать концептуализировать гендерные концепции гораздо богаче и шире, чем раньше, и тогда, возможно, блокаторы полового созревания или половые гормоны не для них». Это было верно и для Клэр: сдвиг в ее понимании природы пола привел ее к осознанию того, что переход не был для нее ответом.

    Для детей младшего возраста гендерная идентичность представляет собой еще более сложное понятие. Например, в одном эксперименте многие дети в возрасте от 3 до 5 лет думали, что если мальчик наденет платье, он станет девочкой. Специалисты по гендерным вопросам иногда сталкиваются с маленькими детьми, которые считают себя представителями другого пола или хотят быть ими из-за их предпочтений в одежде или играх — Мне нравится играть в драки, поэтому я должен быть мальчиком — но которые не соответствуют Критерии половой дисфории.

    В прошлом терапевты и врачи интерпретировали изменчивость гендерной идентичности среди детей как лицензию на то, чтобы помещать детей, изменяющих пол, в «правильную» коробку, поощряя — или заставляя — их играть с «правильными» игрушками и одеваться в «правильная» одежда. Примерно пять лет назад, по оценке одного клинициста, социальный переход часто вызывал неодобрение. Десятилетиями взрослые иногда терпели трансгендерность как крайнюю меру, но молодые люди чаще рассматривали ее как нечто, что нужно выбить из головы, а не исследовать или принять. Так называемая репаративная терапия нанесла вред и унизила трансгендерных и гендерно-неконформных детей. В своей книге Gender Born, Gender Made , Дайан Эренсафт, директор отдела психического здоровья в Центре гендерного равенства детей и подростков Калифорнийского университета в Сан-Франциско, пишет, что жертвы этих практик «становятся вялыми или возбужденными, тоскуют по отнятым у них любимым игрушкам и одежде и даже буквально прячутся в шкафах, чтобы продолжать играть с запрещенными игрушками или носить запрещенную одежду». Такая терапия сейчас считается неэтичной.

    Подтверждающая забота гораздо более гуманна, чем старые философии. Но это, по крайней мере, немного противоречит тому, что мы знаем о изменчивости гендерной идентичности у молодых людей.

    В наши дни ведущие молодежные гендерные клиницисты вместо этого практикуют подтверждающую помощь. Они слушают своих маленьких пациентов, серьезно относятся к их заявлениям об их поле и часто помогают облегчить социальный и физический переход. Подтверждение заботы быстро стало профессиональным императивом: не спрашивайте, кто ваши клиенты — позвольте им рассказать вам, кто они, и примите их личность в заботливой и ободряющей манере.

    Утверждающий подход гораздо более гуманен, чем подход старшего возраста, но он, по крайней мере, немного противоречит тому, что мы знаем о изменчивости гендерной идентичности у молодых людей. Что значит подтверждать, признавая при этом, что дети и подростки могут иметь представление о гендере, которое меняется в течение короткого промежутка времени? Что значит утверждать, признавая при этом, что чувство гендерной дисфории может усугубляться проблемами с психическим здоровьем, травмой или их комбинацией?

    Клиницисты все еще ломают голову над тем, как определить поддерживающую заботу и как сбалансировать одобрение и осторожность при лечении подростков. «Я не хочу быть привратником, — сказала мне Дайэнн Берг, содиректор Национального центра здоровья гендерного спектра в Университете Миннесоты. «Но я также беспокоюсь о том, что, открыв ворота, у нас будет больше подростков, которые не занимаются рефлексивной работой, необходимой для принятия правильных решений, и в конечном итоге может оказаться больше людей, когда они станут старше. нравится, Ох, хм… теперь я не уверен насчет этого .

    Когда Макс Робинсон было 17 лет, двойная мастэктомия имела для нее смысл. На самом деле, это казалось ей единственным выходом — чудодейственной спасительной процедурой. Хотя у нее было женское тело, на самом деле она была мужчиной. Хирургия, наконец, даст ей шанс быть самой собой.

    Я встретил Макс, которой сейчас 22 года, в просторном кафе в тихом городке на юге Орегона, где она живет. На ней была футболка с фланелевой застежкой поверх нее. На голове серая зимняя шапка; у ее ног лохматая белая служебная собака. К тому времени, когда мы встретились, мы поговорили по телефону и обменялись несколькими электронными письмами, и она рассказала мне свою историю, которая предполагает сложность развития гендерной идентичности.

    Макс вспоминала, что уже в 5 лет ей не нравилось, когда с ней обращались как с девочкой. «Я спрашивала своих учителей о том, почему я должна была сделать ангела вместо Санты для рождественской поделки, или почему в пропуске в туалет для девочек были ленты вместо футбольных мячей, когда я играла в футбол и знала много других девочек в нашем классе, которые любила футбол», — сказала она.

    Она росла счастливым сорванцом — до полового созревания. «Люди ожидают, что ты вырастешь из этого, — объяснила она, — в этом возрасте, и люди начинают чувствовать себя некомфортно, когда ты этого не делаешь». Хуже того, «то, как люди относились ко мне, стало все более сексуальным». Она вспомнила одного мальчика, который, когда ей было 12, постоянно просил ее взять карандаш, чтобы он мог заглянуть ей под рубашку.

    «Я стал намного больше отделяться от своего тела, когда у меня начался период полового созревания», — сказал Макс. Ее дискомфорт становился все более внутренним — меньше разочарования по поводу того, как мир относится к женщинам, и больше ощущения, что проблема кроется в ее собственном теле. Она пришла к выводу, что быть женщиной — это «что-то, что я должна контролировать и исправлять». Она пробовала разные способы уменьшить дискомфорт — в седьмом классе она колебалась между «одеванием как 12-летний мальчик» и откровенными нарядами с глубоким вырезом, попытками бросить вызов требованиям мира и удовлетворить их. ее тела. Но ничто не могло изгнать из нее ощущение, что женственность не для нее. У нее был и более плохой опыт с мужчинами: когда ей было 13 лет, она занималась сексом с пожилым мужчиной, с которым встречалась; в то время это казалось согласованным, но с тех пор она поняла, что 13-летний не может дать согласие на секс с 18-летним. В 14 лет она стала свидетелем того, как взрослый мужчина приставал к ее подруге на пижамной вечеринке в церкви. Примерно в это же время у Макса диагностировали депрессию и генерализованное тревожное расстройство.

    В девятом классе Макс впервые столкнулась с концепцией трансгендерности, когда посмотрела серию Шоу Тайры Бэнкс , в которой Бак Энджел, транс-порнозвезда, рассказал о своем переходе. Это открыло новый мир онлайн-исследований гендерной идентичности. Постепенно она решила, что ей нужен переход.

    Родители Макс поначалу отнеслись к этому скептически, но в конце концов смирились и записали ее на сеансы к психотерапевту, специализирующемуся на вопросах гендерной идентичности. Она вспомнила, что специалист был очень открыт для того, чтобы направить ее на путь перехода, хотя и предположил, что у ее дискомфорта могут быть и другие причины. Макс, однако, был уверен, что переход был ответом. Она сказала мне, что «отказалась говорить о чем-либо, кроме перехода».

    Когда Макс было 16 лет, ее терапевт выписал ей направление к эндокринологу, который мог бы помочь ей начать процесс физического перехода, прописав мужские гормоны. Эндокринолог был настроен скептически, сказал Макс. «Я думаю, что она видела подростка-лесбиянку», а не трансгендера. Однако в то время Макс интерпретировал нежелание доктора как ее «неосведомленность, попытку причинить мне боль». Вооружившись направлением от своего терапевта, Макс попросила эндокринолога назначить лечение, которое она искала.

    Макс начал принимать тестостерон. У нее были некоторые побочные эффекты — приливы, проблемы с памятью, — но гормоны также принесли реальное облегчение. Ее план с самого начала заключался в том, чтобы сделать первоклассную операцию, и первоначально многообещающие эффекты гормонов помогли убедить ее продолжить этот путь. Когда ей было 17 лет, Максу, у которого все еще были серьезные проблемы с психическим здоровьем, была назначена операция.

    Поскольку у Макс было одобрение родителей, хирург, которого она посещала, согласился оперировать ее, несмотря на то, что она была еще несовершеннолетней. (Хирурги стали чаще проводить верхние операции подросткам в возрасте 16 лет, если у них есть разрешение родителей. Медицинские нормы более консервативны, когда речь идет о нижних операциях; Wpath говорит, что их следует выполнять только взрослым, которые живут в своей гендерной роли как минимум на один год.) Макс отправился в операцию с оптимизмом. «Я была убеждена, что это решит многие мои проблемы, — сказала она, — и я еще не назвала точно многие из этих проблем».

    Макс Робинсон начала принимать гормоны кросс-пола, когда ей было 16 лет, и перенесла двойную мастэктомию, когда ей было 17 лет. Сейчас ей 22 года, она детранзиционировала и идентифицирует себя как женщина. (Хлоя Афтель)

    Сначала Макс была довольна результатами своей физической трансформации. До операции она не могла полностью сойти за мужчину. После операции, между ее недавно маскулинизированной грудью и волосами на лице, которые она смогла отрастить благодаря гормонам, она чувствовала, что оставила позади тот пол, который ей был присвоен при рождении. «Мне казалось достижением, что меня видят так, как я хотела, — сказала она мне.

    Но это чувство длилось недолго. После операции Макс переехала из родной Калифорнии в Портленд и там погрузилась в транс-сцену. Это не был счастливый дом. Ясность идентичности, к которой она стремилась — и которую она временно почувствовала после того, как начала принимать гормоны и перенесла операцию, — так и не наступила полностью. Ее дискомфорт не исчез.

    Сегодня Макс идентифицирует себя как женщина. Она считает, что неправильно истолковала свою сексуальную ориентацию, а также последствия женоненавистничества и травмы, которые она пережила в молодости, как связанные с гендерной идентичностью. Из-за гормональной терапии у нее все еще есть волосы на лице, и в результате ее часто принимают за мужчину, но она научилась жить с этим: «Мое самоощущение не полностью зависит от того, как меня видят другие люди».

    Макс является одним из растущего числа людей, которые считают, что их подвели терапевты и врачи, к которым они обращались за помощью со своей гендерной дисфорией. Хотя их отдельные истории различаются, они, как правило, затрагивают схожие темы. Большинство из них начали переход в подростковом или раннем взрослом возрасте. Многие принимали гормоны в течение длительного периода времени, что вызывало необратимые изменения их голоса, внешности или того и другого. Некоторым, как Максу, также сделали операцию.

    Многие детранзишнеры считают, что в процессе, предшествующем их переходу, благонамеренные клиницисты оставили неисследованными их накладывающиеся друг на друга проблемы с психическим здоровьем или прошлые травмы. Хотя терапевт Макс пытался работать с ней над другими проблемами, Макс теперь считает, что ее подтолкнули к скорейшему физическому переходу клиницисты, работавшие в рамках концепции, которая рассматривала это как единственный способ, которым кто-то вроде нее может испытать облегчение. По ее словам, несмотря на то, что большую часть процесса она была несовершеннолетней, ее врачи более или менее делали то, что она им говорила.

    «Я настоящая 22-летняя женщина со шрамами на груди, сорванным голосом и тенью на 5 часов, потому что я не могла смириться с мыслью о том, что вырасту и стану женщиной», — сказала Кэри Стелла. , детрансформер.

    За последние пару лет движение детранзишнеров стало более заметным. Прошлой осенью Макс рассказала свою историю журналу культуры и идей The Economist , 1843 . Депереходники, которые ранее вели блог под псевдонимом, в основном на Tumblr, начали писать под своими настоящими именами, а также говорить на камеру в видео на YouTube.

    Кэри Стелла — автор блога «Путеводитель по бушующим звездам». Стелла, сейчас 24 года, социальный переход в 15, гормональный переход в 17, двойная мастэктомия в 20 и детранзишн в 22. «Я настоящая 22-летняя женщина со шрамами на груди, со сломанным голосом и 5-часовая тень, потому что я не могла смириться с мыслью о том, что вырасту и стану женщиной», — сказала она в видео, опубликованном в августе 2016 года. «Я была не очень эмоционально стабильным подростком», — сказала она мне, когда мы говорили . Переход предлагал «уровень контроля над тем, как меня воспринимают».

    Кэри Каллахан — 36-летняя женщина, живущая в Огайо, которая отказалась от перехода после того, как в течение четырех лет идентифицировала себя как трансгендер и провела девять месяцев на мужских гормонах. Ранее она вела блог под псевдонимом Мария Кэтт, но «раскрылась» в видео на YouTube в июле 2016 года. Теперь она служит чем-то вроде старшей сестры в сети женщин, в основном молодых детранзишнеров, около 70 из которых она встречала лично. ; она сказала мне, что переписывалась в Интернете еще с 300. (Детранзишнеры, которые высказались до сих пор, — это в основном люди, которым при рождении были назначены женщины. Традиционно большинство новоприбывших в молодежных гендерных клиниках были назначены мужчинами; сегодня многие клиники сообщают что новые пациенты в основном назначаются женщинам. Нет единого объяснения этому изменению.)

    В марте я встретил Кэри в Колумбусе. Она рассказала мне, что ее решение о детранзишне выросло из ее опыта работы в трансгендерной клинике в Сан-Франциско в 2014 и 2015 годах. «Люди часто говорили мне, что при переходе ваша гендерная дисфория ухудшается, прежде чем станет лучше», — сказала она. сказал мне. «Но я видел и знал столько людей, которые резали себя, морили себя голодом, не выходя из своих квартир. Это заставило меня усомниться в повествовании о том, что если вы дойдете до медицинского перехода, то, вероятно, это сработает для вас хорошо».

    Кэри Каллахан служит чем-то вроде старшей сестры для группы женщин, которые, как и она, совершили детранзишн. (Мэтт Эйх)

    Кэри сказала, что встречала людей, которые, казалось, боролись с тяжелой травмой и психическим заболеванием, но были зациклены на своей следующей вехе перехода, убежденные , что был моментом, когда им станет лучше. «Я знала многих людей, приверженных этому повествованию, у которых, казалось, дела шли не очень хорошо, — вспоминала она. Время, проведенное Кэри в клинике, заставило ее понять, что тестостерон не сделал ее также чувствуют себя лучше. Она совершила детранзишн, переехала в Огайо и теперь призывает к более тщательному подходу к лечению гендерной дисфории, чем тот, который, по словам многих детранзишнеров, они испытали сами.

    Частично это будет означать, что клиницисты будут соблюдать такие рекомендации, как Standards of Care Wpath, которые не имеют обязательной силы. «Когда я смотрю на то, что описывает SOC , а затем я смотрю на свой собственный опыт и опыт моих друзей в отношении гормонов и хирургии, едва ли есть какое-либо совпадение между директивами SOC и реальность лечения, которое получают пациенты», — сказал мне Кэри. «Мы не обсуждали все последствия медицинского вмешательства — психологические, социальные, физические, сексуальные, профессиональные, финансовые и юридические, — которые SOC предписывает обсуждать специалистам в области психического здоровья. То, что описано в SOC , и уход, который получают люди перед получением разрешения на прием гормонов и хирургическое вмешательство, сильно отличаются друг от друга».

    Детранзишнеры, по понятным причинам, вызывают подозрения у транс-сообщества. Представьте, что вы транс-человек, который выдержал жестокую драку, чтобы доказать своему психиатру и эндокринологу, что вы трансгендер, чтобы получить доступ к гормонам, которые значительно улучшают качество вашей жизни и облегчают страдания. Вы можете со скептицизмом, по крайней мере, отнестись к группе, призывающей к большему контролю. Консервативные СМИ, со своей стороны, часто хватаются за повествования о детранзишне, чтобы продвигать идею о том, что трансгендерность — это своего рода либеральное изобретение. «Как Кэри освободили от трансгендеризма» — так консервативный веб-сайт LifeSiteNews неискренне интерпретировал историю Кэри.

    Видео: обращение вспять смены пола

    Никто не знает, насколько распространено изменение пола. Часто цитируемая статистика — что только 2,2 процента людей, которые физически совершают переход, позже сожалеют об этом, — не дает полной картины. Это происходит из исследования, проведенного в Швеции, в котором изучались только те люди, которые перенесли операцию по смене пола и официально изменили свой пол, а затем подали заявку на изменение своего пола обратно — стандарт, который, как указала Кэри, исключил бы ее и большинство из них. детранзишнеров, которых она знает.

    Само собой разумеется, что по мере того, как любая медицинская процедура становится более доступной, все больше людей будут сожалеть о ней. Зачем сосредотачиваться на детранзишнерах, если никто даже не знает, настолько ли распространен их опыт? Один из ответов заключается в том, что клиницисты, посвятившие тысячи часов работе с трансгендерными и гендерно-неконформными молодыми людьми, высказывают те же опасения.

    Когда дело доходит до помощи ТГГнК молодым людям в доступе к физическим вмешательствам, немногие американские клиницисты обладают добросовестностью психолога Лауры Эдвардс-Липер. Десять лет назад, когда она работала в Бостонской детской больнице, она посетила голландскую клинику, чтобы узнать о протоколе блокировки полового созревания, разработанном там впервые. Она помогла вернуть этот протокол в Бостон, где работала с первой группой американских детей, прошедших этот процесс.

    Сегодня Эдвардс-Липер курирует сотрудничество между Тихоокеанским университетом и Орегонской клиникой для трансгендеров в рамках некоммерческой системы Legacy Health. В Pacific она обучает аспирантов клинической психологии проводить «оценку готовности» молодых людей, нуждающихся в услугах физического перехода.

    В феврале я посетил один из ее классов в Пасифик, недалеко от Портленда. В течение часа она позволяла мне засыпать своих студентов вопросами об их опыте стажеров-клиницистов в совершенно новой области. Когда зашла речь о депереходах, вмешалась Эдвардс-Липер. «Я предсказывала это, не знаю, последние пять или более лет», — сказала она. «Я ожидаю, что их будет все больше и больше, потому что сейчас так много молодых людей получают услуги с очень ограниченной оценкой психического здоровья, а иногда и без оценки психического здоровья. Я думаю, это неизбежно».

    Лаура Эдвардс-Липер, клиницист Тихоокеанского университета и Орегонской трансгендерной клиники. Она привезла в США протокол блокировки полового созревания, впервые предложенный голландцами (Мэтт Эйх)

    . Эдвардс-Липер считает, что всесторонняя оценка имеет решающее значение для достижения хороших результатов для молодых людей с ТГГнК, особенно для тех, кто ищет физические вмешательства, отчасти потому, что некоторые дети, которые думать, что они трансгендеры в какой-то момент времени, не будут так думать позже. Это спорный вопрос в некоторых уголках транс-сообщества. Небольшая группа исследований была интерпретирована как показывающая, что большинство детей, которые испытывают гендерную дисфорию, в конечном итоге перестают ее испытывать и начинают идентифицировать себя как цисгендерные взрослые. (В этих исследованиях дети, страдающие сильной дисфорией в течение длительного периода времени, особенно в подростковом возрасте, с большей вероятностью в долгосрочной перспективе идентифицируют себя как трансгендеры.)

    Это так называемое исследование отказа подверглось критике по различным методологическим причинам. Наиболее правдоподобная критика сосредоточена на утверждении, что некоторые дети, которые были просто гендерно нонконформными — то есть они предпочитали стереотипно кросс-сексуальные действия или стили одежды — но не дисфорическими , могли быть засчитаны как отказники, потому что исследования основывались на по устаревшим диагностическим критериям, искусственно завышая процент. (Термины деперехода и desist используются разными людьми по-разному. В этой статье я провожу следующее различие: детранзишнеры — это люди, которые переживают социальные или физические переходы, а затем обращают их вспять; отказники — это люди, которые перестают испытывать гендерную дисфорию, не совершив полного социального или физического перехода. )

    Уровень отказов от точно диагностированных детей с дисфорией, вероятно, ниже, чем предполагают некоторые оспариваемые исследования; небольшое количество просто неконформных детей, возможно, действительно было ошибочно включено даже в некоторые из самых последних исследований, которые не использовали самые современные критерии, начиная с 9-го века.0512 ДСМ-5 . И остается мало крупных, тщательных исследований, которые могли бы дать более надежные данные.

    Однако в подмножестве транс-адвокации отказ рассматривается не как явление, которое нам еще предстоит полностью понять и измерить, а скорее как миф, который необходимо развеять. Часто считается, что у тех, кто поднимает тему воздержания, есть гнусные мотивы — либеральное издание ThinkProgress, например, назвало исследование воздержания «пагубной лженаукой, преследующей трансгендерных детей», а поджанр статей и постов в блогах пытается развенчать миф об отказе». Но доказательства того, что отказ происходит, неопровержимы. Американская психологическая ассоциация, Управление по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами и психическим здоровьем, Эндокринное общество и Wpath признают, что отказ от наркотиков имеет место. Я не разговаривал ни с одним клиницистом, который считает иначе. «Я видел, как это происходит клинически», — сказал Нейт Шарон. «Это не миф».

    Несмотря на это общее согласие, Эдвардс-Липер беспокоится о том, что методы лечения имеют тенденцию к интерпретации подтверждающей заботы, которая влечет за собой кивание вместе с детьми и подростками, которые говорят, что они хотят физических вмешательств, а не оценивают, могут ли они извлечь из них пользу.

    Десять лет назад все было наоборот. «Мне постоянно приходилось оправдываться, почему мы должны предлагать лекарства, блокирующие половое созревание, почему мы должны поддерживать этих транс-молодых людей, чтобы они получали необходимые им услуги», — вспоминает Эдвардс-Липер. «Люди думали, что это просто сумасшествие, и думали, что четырехчасовые оценки, которые я проводил, тоже были — как этого могло быть достаточно, чтобы решить, следует ли продолжать медицинское вмешательство? Это было в 2007 году, и теперь я получаю вопросы: «Почему вы заставляете людей проходить какие-либо оценки?», «Почему психическое здоровье должно быть вовлечено в это?» и «Мы должны просто слушать, что говорят дети». слушайте, что говорят подростки, и относитесь к ним как ко взрослым» 9 .0003

    Шесть стажеров группы Эдвардс-Липер по оценке трансгендерной молодежи рассказали о множестве способов, которыми проблемы с психическим здоровьем, а также социальные и культурные влияния могут усложнить представление ребенка о гендере. «Я бы сказал, что «утверждать» — это не всегда делать именно то, что, по словам ребенка, он хочет в данный момент», — сказал один из них. Другой добавил: «Наша роль как клиницистов состоит не в том, чтобы подтвердить или опровергнуть чью-то гендерную идентичность, а в том, чтобы помочь им изучить ее с немного большим количеством нюансов». Я спросил студентов, не сталкивались ли они с идеей, что проведение углубленного оценивания является оскорбительным или стигматизирующим. Все кивнули. — Ну, они знают, какая у меня репутация, — со смехом сказал Эдвардс-Липер. «Я рассказал им о вещах, которые чуть ли не бросали в меня на конференциях».

    «Я думаю, что маятник качнулся так далеко, что теперь мы, возможно, не так критично смотрим на проблемы, как следовало бы», — говорит психолог Дайан Берг.

    Эти проблемы с конференцией дали Эдвардс-Липер сигнал о том, что ее поле деятельности изменилось таким образом, что она нашла это неудобным. Она вспомнила, что на одной конференции несколько лет назад один из участников дискуссии, который был уважаемым клиницистом в своей области, сказал, что всесторонние оценки Эдвардс-Липера требуют от детей «прыгать через еще больше огненных обручей» и «повторно травмируют». Это вызвало аплодисменты публики, в основном семей молодых транснациональных меньшинств. Во время другой панельной дискуссии, на той же конференции с тем же клиницистом, но на этот раз с коллегами-клиницистами, произошло то же самое: больше заявлений о том, что оценки травмируют, больше бурных аплодисментов.

    Эдвардс-Липер не одинок в своем беспокойстве по поводу того, что отрасль отклоняется от собственных устоявшихся передовых практик. «Я думаю, что из-за мотивации оказывать поддержку, утверждать и не подвергать стигматизации маятник качнулся так далеко, что теперь мы, возможно, не так критично смотрим на проблемы, как следовало бы», — отмечает Национальный центр здоровья гендерного спектра. Диана Берг сказала мне. Эрика Андерсон, клиницист Калифорнийского университета в Сан-Франциско, выразила аналогичную озабоченность: «Боюсь, что некоторые из историй, которые мы слышали о детранзишне, связаны с людьми, которые поспешно приступили к медицинским вмешательствам и решили, что они не для них, и не помогли. тщательно проверить свое решение либо самостоятельно, либо с профессиональными людьми, которые могли бы им помочь».

    Даже некоторые клиницисты, подчеркивавшие необходимость почтительного отношения к молодым людям, признают наличие здесь сложностей. Психолог с многолетним опытом работы с молодежью из числа ТГГнК, Дайан Эренсафт, возможно, является наиболее часто цитируемым клиницистом по гендерным вопросам молодежи в стране. Она неустанно защищает интересы транс-детей. «Сейчас нас ведут дети», — сказала она недавно The Washington Post . Она считает это положительным моментом: «Если вы послушаете детей, вы обнаружите их пол», — написала она в одной из статей. «Не нам говорить, а им говорить».

    Но когда я разговаривал с Эренсафт у нее дома в Окленде, она описала много ситуаций, связанных с физическими вмешательствами, в которых ее работа была намного сложнее, чем просто подтверждение диагноза клиента. «Это то, что я постоянно говорю детям, особенно подросткам», — сказала она. «Часто они настаивают на быстром. Я говорю: «Послушай, я стар, ты молод. Я иду медленно, ты быстро. Нам нужно с этим разобраться».0513 просто пересказывает то, что нашел в Интернете. «Он просто деревянный, это единственное, что я могу сказать», — сказала она мне.

    В конце нашего интервью Эренсафт показала мне слайд из доклада, который она готовила, о том, что значит быть аффирмирующим врачом: «РЕАЛЬНОСТЬ: МЫ НЕ РЕЗИНОВЫЕ ШТАМПОВЩИКИ И ПУШЕРЫ; МЫ ФАСИЛИТАТОРЫ». Это не так уж далеко от определения роли клинициста, данного учениками Эдвардса-Липера.

    Компетентные клиницисты время от времени подвергают сомнению представление своих клиентов об их гендерной идентичности, чтобы убедиться, что они подходят к этому вопросу достаточно изощренно. Они хотят убедиться, что у данного пациента есть гендерная дисфория, как это определено в DSM-5 , и что их нынешняя гендерная идентичность является неотъемлемой частью того, кем они являются. Если подросток обнаружит, что его дисфория значительно уменьшается, когда он ведет себя более женственно или после того, как его перекрывающиеся проблемы психического здоровья были вылечены, у него может сформироваться другое мнение о необходимости гормонов или хирургического вмешательства.

    Это не означает, что разговорная терапия может вылечить серьезную гендерную дисфорию. Эдвардс-Липер работала над внедрением голландского протокола блокаторов и гормонов в Соединенных Штатах именно потому, что она считает, что он облегчает дисфорию в тех случаях, когда в противном случае страдания были бы продолжительными. Но такие клиницисты, как она, также осторожны, учитывая потрясения подросткового возраста и изменчивое представление о гендерной идентичности среди молодых людей, чтобы не предположить, что, поскольку у молодого человека гендерная дисфория, он должен автоматически переходить на гормоны.

    Эдвардс-Липер надеется продвигать концепцию подтверждающей заботы, учитывающую нюансы развития, которые так часто возникают в ее клинической работе. В этой работе к ней присоединяется Скотт Лейбовиц, психиатр, лечащий детей и подростков. Он является медицинским директором по поведенческому здоровью программы thrive в Национальной детской больнице в Колумбусе. Лейбовиц имеет долгую историю работы с молодежью из числа ТГГнК и ее поддержки — он выступал в качестве свидетеля-эксперта в Министерстве юстиции в 2016 году, когда администрация президента Барака Обамы оспорила «законопроекты о туалетах», направленные на то, чтобы трансгендеры не могли пользоваться общественными услугами на уровне штата. ванная комната связана с их гендерной идентичностью. Эдвардс-Липер и Лейбовиц познакомились в Бостонской детской больнице, где Лейбовиц проходил стажировку по психиатрии, и с тех пор они стали близкими друзьями и сотрудниками.

    Хотя по историческим причинам понятно, почему некоторые люди связывают всестороннюю психологическую оценку с отказом в доступе к медицинской помощи, Лейбовиц и Эдвардс-Липер не так оценивают свой подход. Да, они хотят определить, действительно ли у пациента есть гендерная дисфория. Но комплексные оценки и постоянная работа над психическим здоровьем также являются средствами обеспечения того, чтобы переходный период, который может быть физически и эмоционально тяжелым процессом для подростков даже при самых благоприятных обстоятельствах, прошел гладко.

    Скотт Падберг, один из пациентов Эдвардс-Липер, является хорошим примером того, как выглядит процесс комплексной оценки подростков с относительно простой историей стойкой гендерной дисфории и отсутствием других факторов, которые могли бы усложнить их диагностику и переходный путь. Я познакомился со Скоттом, его бабушкой и законным опекуном Нэнси в магазине в Уэлчесе, штат Орегон, недалеко от того места, где они живут. Был теплый февральский день, поэтому мы сидели в одной из сосновых кабин возле ресторана. Неподалеку маячил массивный заснеженный пик горы Худ.

    Скотт Падберг, 16-летний пациент Лауры Эдвардс-Липер, который принимал гормоны кросс-пола и недавно перенес двойную мастэктомию (Мэтт Эйх)

    Скотт, 16-летний, излучающий спокойствие, объяснил, что, несмотря на ему при рождении приписали женщину, он просто никогда не чувствовал себя девочкой. «Думаю, я почувствовал себя по-другому, так как осознал тот факт, что я жив», — сказал он. Какое-то время его детства это устраивало всех вокруг него. Ему была предоставлена ​​вся свобода, в которой он нуждался, чтобы выражать себя в гендерно-неконформной манере, от коротких стрижек до игры со стереотипно мужскими игрушками, такими как динозавры и трансформеры. Но свободы не было. Когда ему было 7, его мама вышла замуж за «суперхристианина», который пытался навязать ему женственность. «Это действительно унизительно», — сказал Скотт, когда тебя заставляют носить платье, когда ты транс-мальчик. (Два года спустя мать Скотта развелась со своим набожным мужем, и Нэнси в конце концов взяла Скотта под опеку.)

    Половое созревание принесло большие проблемы. У Скотта начала расти грудь, и у него начались месячные. «Все просто отстой, в основном», — сказал он. «Я был очень несчастен с этим». В 2015 году, когда Скотту было 13 лет, Нэнси отвела его на оценочную встречу с Эдвардс-Липер. «Она спросила меня о том, как я себя чувствовала, когда была моложе — было ли мне комфортно в своем теле? Что мне нравилось или что меня интересовало?», — вспоминал Скотт. Он сказал, что получение тестостерона заняло много времени. (Он принимал блокаторы полового созревания около года.) Но он сказал, что понимает, что Эдвардс-Липер удостоверился, что рассмотрел целый ряд вопросов — от того, что он будет чувствовать по поводу возможной невозможности иметь биологических детей, до того, готов ли он к этому. комфортно с некоторыми гормональными эффектами, такими как более низкий голос. Скотт сказал Эдвардсу-Липеру, что вполне уверен в том, чего хочет.

    Скотт сказал мне, что в целом, благодаря тестостерону, он почувствовал себя лучше, хотя и немного больше увлекся «адреналиновой наркоманией», чем раньше. (Недавно произошел инцидент, когда Скотт прокатился на машине Нэнси, несмотря на то, что у него еще не было разрешения на обучение). видел его во время нашего обеда. «О, это будет так освобождающе», — сказал он. «Я могу переодеться в раздевалке!» В апреле я связался с Нэнси, и она сообщила по электронной почте, что операция прошла хорошо: «Он ТАК счастлив, что ему не нужно носить бандаж!»

    Процесс оценки Скотта был сосредоточен в основном на основных вопросах готовности, которые, по убеждению Эдвардса-Липера и Лейбовица, следует задавать любому молодому человеку, рассматривающему гормоны. Но это был относительно четкий случай: у него с раннего детства была непоколебимая гендерная дисфория, отсутствие серьезных проблем с психическим здоровьем и в целом поддерживающая семья. Для других молодых людей с гендерной дисфорией проблемы с психическим здоровьем и динамика семьи могут осложнить переходный процесс, хотя сами по себе они ни в коем случае не являются признаком того, что кому-то не следует переходить.

    Я встретил Ориона Фосса в вегетарианском кафе в районе Деннисон-Плейс в Колумбусе. Орион — экспрессивный 18-летний парень с большими глазами, на котором через пару лет может оказаться Скотт Падберг. Однако гендерная траектория Ориона была немного другой. Подростком он идентифицировал себя как лесбиянку и стал участником местной ЛГБТК-сцены. Он говорит, что в 2014 году, когда ему было 14 лет и транс-рассказы стали чаще появляться в социальных сетях, он понял, что он трансгендер. В то время он также страдал от тяжелой депрессии и беспокойства, которые привели к проблемам с членовредительством, а также к тому, что могло быть недиагностированным расстройством пищевого поведения. Орион считал, что лишний вес ложится прямо на его бедра и грудь, подчеркивая его женские черты. В какой-то момент он опустился до 70 фунтов.

    Примерно через год после того, как он понял, что он трансгендер, он рассказал об этом своей матери, акушеру-гинекологу, которая отвела его на недавно открывшуюся программу процветания в Nationwide. (Лейбовиц там еще не работал.) Орион встретился с двумя клиницистами для восьмичасового осмотра. Он сказал мне, что был «определенно напуган», но если «вы хотите сделать что-то постоянное со своим телом, вы должны быть абсолютно уверены, что другого способа сделать это нет».

    В то время Орион сначала был расстроен тем, что, поскольку он был несовершеннолетним, процветание не назначало ему гормоны без согласия обоих родителей (его отец дал согласие, а мать — нет). Он начал рыдать, когда узнал. Но команда Thrive ясно дала понять, что это поможет ему достичь того, чего он хочет. Тем временем преуспевающий терапевт Лурдес Хилл будет работать с Орионом, чтобы справиться с его тревогой и депрессией.

    Оглядываясь назад, Орион видит ценность этого процесса. «Если бы меня назначили на гормональную терапию, когда я еще не определилась со своей личностью, не определилась с тем, кто я, и мои эмоции не уладились, это было бы сумасшествием. Потому что, когда я начала гормональную терапию, гормоны меняют ваше настроение повсюду, и не совсем безопасно просто колоть гормонами кого-то, кто нестабилен». В итоге он еженедельно встречался с Хиллом, говоря не только о своей гендерной идентичности и проблемах психического здоровья, но и о множестве других тем. «Она прочесывала все возможные проблемы со мной, до которых могла добраться», — сказал он. «Я рад, что она заставила меня ждать. И я рад, что структура была там, поэтому я не мог просто броситься во что-то, что, вероятно, ухудшило бы мое положение».

    В конце концов его мать, которая «очень колебалась» и отказывалась подписывать документы, чтобы он начал принимать гормоны, пришла в себя. Команда thrive помогла ей осознать тот факт, что ребенок, которого она всегда знала как свою дочь, станет ее сыном. «Лурдес была движущей силой в этом», — сказал мне Орион в последующем электронном письме. «Провел много времени со мной и моей мамой на терапии».

    Когда, по словам Ориона, он наконец смог начать гормональное лечение, он «сразу почувствовал, как этот груз свалился с моих плеч». Его дозировку постепенно увеличивали, а затем, в мае 2017 года, ему сделали двойную мастэктомию. Переход Ориона явно оказал глубоко благотворное влияние. Изменилось его отношение к миру. Раньше: «Я бы сидел вот так, — он сгорбился, — и скрывал в себе все возможные женские черты». Теперь, по его словам, он может сидеть прямо. Он чувствует себя самим собой.

    Орион Фосс работал с клиницистами в клинике THRIVE в Огайо над своим психическим здоровьем, проблемами его матери и, в конечном итоге, над его переходом. (Мэтт Эйх)

    Некоторые родители борются с трудностями воспитания ТГГнК-ребенка, и они могут значительно усложнить и без того сложную работу специалистов по гендерным вопросам. Многим, как, например, матери Ориона Фосса, трудно принять мысль о переходе своего ребенка. Она, по крайней мере, подошла. В других случаях родители не только отказываются помочь ребенку в лечении, но и физически оскорбляют его или выгоняют из дома. (Надежные данные о транс-молодых людях трудно найти, но ЛГБТ-молодежь на 120% чаще, чем их гетеросексуальные или цисгендерные коллеги, испытывают период бездомности, согласно исследованию, проведенному Chapin Hall, исследовательским центром Университета Нью-Йорка. Чикаго.)

    Но прогрессивно настроенные родители иногда могут быть проблемой и для своих детей. Несколько клиницистов, с которыми я разговаривал, в том числе Нейт Шэрон, Лаура Эдвардс-Липер и Скотт Лейбовиц, рассказали о новых пациентах, прибывающих в их клиники, а их родители уже разработали для них подробные планы перехода. «На самом деле у меня были пациенты, родители которых оказывали на меня давление, чтобы порекомендовать их детям начать принимать гормоны», — сказала Шэрон.

    В этих случаях ребенок может успешно пройти лиминальный период гендерного исследования; это родители, у которых проблемы с тем, чтобы не знать, является ли их ребенок мальчиком или девочкой. Как выразилась Шэрон: «Все идет отлично, но мама говорит: «Мой трансгендерный ребенок собирается покончить жизнь самоубийством, как только у него начнется половое созревание, и нам нужно начать принимать гормоны прямо сейчас». ребенок сейчас в порядке. И мы хотим оставить это открытым для него, чтобы он решил это». Не закладывайте это в камень для этого ребенка, понимаете?

    Самоубийство является темным подтекстом многих дискуссий между родителями молодых людей, принадлежащих к ТГГнК. Самоубийства и суицидальные мысли трагически распространены в трансгендерном сообществе. Анализ, проведенный Американским фондом предотвращения самоубийств и Институтом Уильямса и опубликованный в 2014 году, показал, что 41% трансгендерных респондентов пытались покончить жизнь самоубийством; 4,6 процента всего населения США сообщают о попытках самоубийства хотя бы один раз. Хотя авторы отмечают, что по методологическим причинам 41 процент, вероятно, является завышенной оценкой, это все же указывает на пугающе высокую цифру, и другие исследования неизменно показывают, что у трансгендерных людей более высокий уровень суицидальных мыслей и самоубийств по сравнению с цисгендерными людьми.

    Скотт Лейбовиц, психиатр, лечащий детей и подростков в Колумбусе, штат Огайо, является сторонником всесторонней оценки молодых людей, стремящихся к переходу. (Мэтт Эйх)

    Но наличие высокого уровня самоубийств среди трансгендерных людей — населения, сталкивающегося с высоким уровнем бездомности, сексуальных посягательств и дискриминации — не означает, что молодые люди часто склонны к суициду, если им не предоставляют немедленный доступ к блокаторам полового созревания или гормонам. В определенных ситуациях родителям и врачам необходимо довольно быстро принимать сложные решения. Например, когда дети с тяжелой дисфорией приближаются к половой зрелости, блокаторы могут стать важным инструментом, чтобы выиграть время, и иногда возникает настоящая спешка, чтобы получить к ним доступ, особенно в свете очередей во многих гендерных клиниках. Но клиницисты, у которых я брал интервью, сказали, что они редко сталкиваются с ситуациями, в которых немедленный доступ к гормонам является разницей между самоубийством и выживанием. Лейбовиц отметил, что отношения с заботливым терапевтом сами по себе могут быть важной профилактикой суицидальных мыслей для подростков с ТГГнК: «Часто в первый раз, когда медицинский или психиатр говорит им, что они собираются воспринимать их всерьез и действительно прислушиваются к им и услышать их историю часто помогает им почувствовать себя лучше, чем они когда-либо чувствовали».

    Однако разговоры родителей о детях с гендерной дисфорией в Интернете не всегда содержат такие нюансы. Во многих из этих бесед родителям, которые говорят, что у них есть вопросы о темпах перехода их ребенка или о том, постоянна ли гендерная дисфория, говорят, что они играют в игры с жизнью своего ребенка. — Что бы вы предпочли: живую дочь или мертвого сына? — обычный ответ на такие вопросы. «Этот тип повествования берет и без того напуганного родителя и заставляет его бояться еще больше, что вряд ли является типом мышления, в котором родитель хотел бы находиться при принятии сложного решения на всю жизнь для своего подростка», — сказал Лейбовиц.

    Когда родители обсуждают причины, по которым они сомневаются в желании своих детей совершить переход, будь то на онлайн-форумах или в ответ на вопросы журналиста, многие упоминают «социальное заражение». Эти родители обеспокоены тем, что на их детей влияет исследование гендерной идентичности, которое они видят в Интернете и, возможно, в школе или в других социальных условиях, а не испытывают гендерную дисфорию.

    В некоторых случаях ребенок может успешно ориентироваться в лиминальном периоде гендерного исследования; это родители, у которых проблемы с тем, чтобы не знать, является ли их ребенок мальчиком или девочкой.

    Многие сторонники трансгендеров считают идею социального заражения глупой или даже оскорбительной, учитывая издевательства, насилие и другие виды жестокого обращения, с которыми сталкивается это население. Они также отмечают, что некоторые родители могут просто не хотеть транс-ребенка — опять же, родительский скептицизм или неприятие — болезненно распространенный опыт для транс-молодых людей. Мишель Форсье, педиатр из Род-Айленда, специализирующаяся на гендерных проблемах молодежи, говорит, что транс-подростки, с которыми она работает, часто говорят ей такие вещи, как 9.0512 Никто не воспринимает меня всерьез — родители думают, что это фаза или причуда .

    Но некоторые неподтвержденные данные свидетельствуют о том, что социальные силы могут играть роль в вопросе пола молодого человека. «Я вижу это все чаще», — написала Лаура Эдвардс-Липер в электронном письме. Ее молодые клиенты открыто говорят о влиянии сверстников, говоря такие вещи, как О, Стив действительно трансгендер, но Рэйчел делает это просто для привлечения внимания . Скотт Падберг сделал именно это, когда мы встретились за ланчем: он сказал, что в его школе есть дети, которые утверждают, что они трансгендеры, но он считает, что таковыми не являются. «Они все выставляют это напоказ, типа: «Я транс, я транс, я транс», — сказал он. «Они публикуют это в социальных сетях».

    Я слышал похожую историю от причудливого 16-летнего театрального парня, которого на момент нашего разговора звали Дельта. Она живет за пределами Портленда, штат Орегон, с матерью и отцом. Волна экспериментов с гендерной идентичностью захлестнула ее круг общения в 2013 году. Внезапно оказалось, что никто больше не является цисгендером. Дельта, которой было 13 лет и она училась на дому, вскоре объявила своим родителям, что она гендерквир, затем небинарная и, наконец, трансгендерная. Затем она сказала им, что хочет перейти на тестостерон. Ее родители были настроены скептически как из-за социального влияния, которое они видели на работе, так и из-за того, что у Дельты были тревога и депрессия, которые, по их мнению, могли способствовать ее страданиям. Но когда ее мать, Дженни, искала информацию, она оказалась в онлайн-группах для родителей, где ей сказали, что, если она будет тянуть с переходом Дельты, она потенциально подвергает опасности свою дочь. «Любой допрос обрушивал на тебя молоток, — сказала она мне.

    Родители Дельты отвезли ее к Эдвардсу-Липеру. Психолог не стал спрашивать ее о том, что она трансгендерная женщина, и не закрывал дверь перед ее , в конечном счете, стартовыми гормонами. Вместо этого она задала Дельте множество подробных вопросов о ее жизни, психическом здоровье и семье. Эдвардс-Липер посоветовал ей подождать, пока она станет немного старше, чтобы предпринять шаги к физическому переходу — как вспоминала Дельта, она сказала что-то вроде: «Я признаю, что ты чувствуешь себя определенным образом, но я думаю, что мы должны сначала поработать над другими вещами, а затем, если вы все еще будете чувствовать себя так позже в жизни, тогда я помогу вам с этим».

    «Другие вещи» в основном означали ее проблемы с тревогой и депрессией. Эдвардс-Липер сказал Дженни и Дельте, что, хотя Дельта достигла клинического порога гендерной дисфории, преднамеренный подход имел наибольший смысл в свете ее проблем с психическим здоровьем.

    Дельта, пациент Лоры Эдвардс-Липер, которая хотела совершить переход. Эдвардс-Липер посоветовал ей не торопиться и работать над сопутствующими проблемами психического здоровья. В конце концов ее гендерная дисфория прошла. (Мэтт Эйх)

    «В то время я был недоволен тем, что она сказала мне, что я должен сначала пойти и разобраться с ментальными проблемами, — сказал Дельта, — но я рад, что она сказала это, потому что слишком много людей настолько фанатичны». хо и просто типа: «Ты трансгендер, просто давай», даже если это не так, и тогда они в конечном итоге совершают ошибки, которые не могут исправить». Гендерная дисфория Дельты впоследствии рассеялась, хотя неясно, почему. В декабре она начала принимать антидепрессанты, которые, кажется, работают. Я спросил Дельту, считает ли она, что ее проблемы с психическим здоровьем связаны с допросом личности. «Определенно были», — сказала она. «Потому что, как только я действительно начал работать над вещами, я стал лучше, и я не хотел иметь ничего общего с гендерными ярлыками — мне было хорошо просто быть собой, а не какой-то конкретной вещью».

    Крайне важно помнить, что история с Дельтой может случиться только там, где принимают трансгендеров и где родители, даже такие скептически настроенные, как Дженни, достаточно непредубеждены, чтобы отвести своего ребенка к врачу вроде Эдвардса. -Липер. На обширных территориях Соединенных Штатов дети, объявляющие себя трансгендерами, с гораздо большей вероятностью будут встречены враждебно, чем с повышенным социальным статусом или признанием, а у их родителей, скорее всего, не будет желания — или ресурсов — найти о них заботу. Но чтобы отрицать возможность связи между социальными влияниями и исследованием гендерной идентичности среди подростков, потребовалось бы игнорировать многое из того, что мы знаем о развивающемся мозге подростка, который более восприимчив к влиянию сверстников, более импульсивен и менее приспособлен к длительному взвешиванию. результаты и последствия, чем полностью развитый мозг взрослого человека, а также отдельные истории, подобные истории Дельты.

    Не все согласны с важностью всесторонней оценки трансгендерной и гендерно-неконформной молодежи. В небольшом сообществе клиницистов, работающих с молодыми людьми из числа ТГГнК, некоторые имеют репутацию скептически настроенных в отношении ценности оценок. Джоанна Олсон-Кеннеди, врач, специализирующийся на педиатрической и подростковой медицине в Детской больнице Лос-Анджелеса и являющаяся медицинским директором Центра трансмолодежного здоровья и развития, является одним из самых востребованных голосов по этим вопросам и имеет значительный разногласия с Эдвардсом-Липером и Лейбовицем. В «Различия в психическом здоровье среди трансгендерной молодежи: переосмысление роли профессионалов», 2016 г. 9В статье 0008 jama Pediatrics она писала, что «установление терапевтических отношений предполагает честность и чувство безопасности, которые могут быть скомпрометированы, если молодые люди верят, что им может быть отказано в том, в чем они нуждаются и чего заслуживают (возможно, в блокаторах, гормонах или хирургическом вмешательстве). в соответствии с информацией, которую они предоставляют терапевту».

    Один клиницист сказал, что ее транс-клиенты открыто говорят о влиянии сверстников, говоря такие вещи, как О, Стив действительно трансгендер, но Рэйчел делает это просто для привлечения внимания.

    Эта точка зрения основана на том факте, что Олсон-Кеннеди не убежден, что оценка психического здоровья приводит к лучшим результатам. «На самом деле у нас нет данных о том, снижают ли психологические оценки уровень сожалений», — сказала она мне. Она считает, что терапия может быть полезной для многих молодых людей, принадлежащих к ТГГнК, но выступает против обязательной оценки психического здоровья для всех детей, стремящихся к переходу. Как она выразилась во время нашего разговора: «Я не отправляю кого-то к терапевту, когда собираюсь начать терапию инсулином». Конечно, гендерная дисфория входит в число ДСМ-5 ; ювенильный диабет — нет.

    Одно недавнее исследование, проведенное в соавторстве с Олсон-Кеннеди и опубликованное в Journal of Adolescent Health , показало, что ее клиника дает гормоны перекрестного пола детям в возрасте 12 лет. Это выходит за рамки рекомендаций Эндокринного общества. , в котором говорится, что, хотя «могут быть веские причины для начала лечения половыми гормонами до 16 лет… существует минимальный опубликованный опыт лечения до 13,5–14 лет».

    Если вы видите 13- и 14-летних с гендерной дисфорией не как молодых людей с состоянием, которое может указывать или не указывать на постоянную идентичность, а как транс-детей , точка, имеет смысл предоставить им доступ к ресурсам перехода как можно быстрее. Олсон-Кеннеди сказала, что большинству пациентов, которых она принимает, нужен такой доступ. Она сказала, что наблюдает небольшое количество пациентов, которые отказываются от перехода или позже сожалеют о переходе; эти пациенты, по ее мнению, не должны диктовать уход другим. Она хотела бы увидеть радикальное изменение системы ухода за молодыми людьми из числа ТГГнК. «Способ организации ухода заключается в обеспечении уверенности и уменьшении дискомфорта специалистов (обычно цисгендерных), которые определяют, готовы ли молодые люди или нет», — сказала она мне. — А это сломанная модель.

    Как лучше всего поддерживать ТГГнК-детей — тема, вызывающая хлыстовую травму. Чтобы понять хотя бы небольшой набор историй, с которыми я столкнулся в своем репортаже — истории, связанные с относительно привилегированными белыми детьми из заботливых, вовлеченных семей, ни одна из которых не обязательно относится ко всем ТГГнК молодым людям в Соединенных Штатах, — необходимо сохранить несколько, казалось бы, противоречащих друг другу утверждений. в уме. Некоторые подростки в ближайшие годы поторопятся с физическим переходом и могут пожалеть об этом. Другие подростки будут лишены доступа к гормонам и в результате будут страдать от больших страданий. По пути душераздирающее количество трансгендерных и гендерно-неконформных подростков подвергнется издевательствам и остракизму и даже покончит с собой.

    Некоторые защитники ЛГБТК призвали убрать гендерную дисфорию из DSM-5 , утверждая, что ее включение патологизирует трансгендерность. Но гендерная дисфория, как ее понимает наука в настоящее время, — это болезненное состояние, которое требует лечения для облегчения. Учитывая разнообразие результатов среди детей, которые в тот или иной момент испытывают дисфорию, трудно представить систему без стандартизированного комплексного диагностического протокола, предназначенного для максимизации хороших результатов.

    Испытывать гендерную дисфорию — это, конечно, не то же самое, что испытывать тревогу, депрессию или психологические недуги. Но в некотором смысле это похоже: как и при других психических заболеваниях, у одних людей дисфория проявляется острее, чем у других; его тяжесть может усиливаться и ослабевать у человека в зависимости от множества факторов; во многих случаях оно тесно связано с социальной и семейной жизнью человека. Для некоторых это пройдет; у других ее можно решить без медицинских вмешательств; для третьих только самое тщательное доступное лечение избавит от огромных страданий. Мы признаем, что не существует универсального подхода к лечению тревоги или депрессии, и можно привести веские доводы в пользу того, что та же логика должна превалировать и в отношении гендерной дисфории.

    Возможно, первым шагом будет признать, что детранзишнеры и дезистеры находятся на той же «стороне», что и счастливые трансгендерные люди. Члены каждой из этих групп в какой-то момент сталкивались с гендерной дисфорией, и все они имеют право на сострадательный, всесторонний уход, независимо от того, включает ли он гормоны или хирургическое вмешательство. «Депереходник, вероятно, так же травмирован системой, как и переходник, у которого не было доступа к переходу», — сказал мне Лейбовиц. Лучший способ построить систему, которая подводит меньшее количество людей, — это признать ошеломляющую сложность гендерной дисфории и признать, насколько рано мы находимся в процессе ее понимания.


    Эта статья появилась в печатном издании за июль/август 2018 г. под заголовком «Ваш ребенок говорит, что она трансгендер. Она хочет гормоны и операцию. Ей 13».

    Согласно исследованию, дети обычно остаются последовательными, когда вступают в социальный переход.

        (CNN) – Николь Талбот было 13 лет, когда она предстала перед своим школьным собранием, рядом с ней был директор, и впервые сказала своим одноклассникам то, что всегда знала: она была девочкой.

    Тэлбот сказала, что ее часто спрашивают, когда она знала, что она трансгендер, и что ее ответ прост — она ​​всегда знала, кто она такая.

    Ее мама тоже рано увидела. До перехода она играла с поездами, но у нее были чаепития. Она обменяла свой костюм слона на Хеллоуин с подругой на Золушку. И она любила Мулан, девочку, которая должна была притворяться мальчиком, чтобы соответствовать.

    Некоторые трансгендерные дети хотят начать социальный переход в раннем возрасте, когда социальные факторы, такие как их имя, одежда и внешний вид, соответствуют их гендерной идентичности. Но некоторые семьи не решаются поддержать социальный переход, особенно учитывая возможность повторного перехода, когда ребенок переходит к небинарному полу или к полу, совпадающему с полом, присвоенным ему при рождении, говорит Кристина Олсон, профессор психологии Принстонского университета. .

    «Существует много дискуссий о социальном переходе в раннем детстве, хорошо это или плохо», — сказал Олсон. «Несмотря на то, что об этом много говорят, данных на удивление мало».

    Олсон и группа исследователей дополнили данные исследования, опубликованного в среду в журнале Pediatrics. Они обнаружили, что из более чем 300 трансгендерных детей, которые совершили социальный переход от 3 до 12 лет, только 7,3% совершили повторный переход в течение следующих пяти лет.

    «Эти результаты подтверждают необходимость верить детям и подросткам (и взрослым), когда они утверждают и делятся своим полом со взрослыми в своей жизни», — сказал Расс Туми, профессор семейных исследований и человеческого развития в Университете Аризоны, по электронной почте. . Туми не участвовал в исследовании.

    «Надеемся, что эти данные снимут необоснованные опасения общественности о том, что большинство трансгендерной молодежи на самом деле не являются трансгендерами. Скорее, трансгендерные дети и подр