Зачту или сочту за комплимент: Перевод «Сочту за комплимент» на английский. Сочту или зачту за комплимент

Зачту или сочту за комплимент: Перевод «Сочту за комплимент» на английский. Сочту или зачту за комплимент

Содержание

Говорим 'Спасибо' красиво! Фразы благодарности: сказать "спасибо" очень просто

Каждой представительнице прекрасного пола приятно слышать комплименты в свой адрес. Приятные слова, произнесенные собеседником, способны моментально улучшить настроение и задать позитивный настрой. Как отвечать на комплимент, чтобы стало понятно, насколько лестно слышать хвалебную фразу? Реакция на речь комплиментщика может показать, как высока или низка самооценка женщины, в какой мере она воспитана, а также ее отношение к человеку.

Почему важно знать, как отвечать на комплимент

Важно запомнить главное: то, как девушка реагирует на похвалу, помогает мужчине выстроить конкретное мнение о личности. Он оценивает мимику, жесты и слова, которые будут произнесены в ответ на любезность. Если женщина слишком бурно реагирует на хвалу, можно подумать, что ее самомнение предельно высоко. В то же время, демонстрирующая непривычку к хвалебным одам барышня, породит в сознании парня мнение, что ей редко говорят приятные слова – возможно, она неинтересна противоположному полу.

Как реагировать на комплимент правильно? Дав грамотный ответ, женщина продемонстрирует:

  • что высоко, но главное адекватно, себя ценит;
  • привыкла к комплиментам – привлекательна для мужчин;
  • не считает банальные любезности поводом растаять перед комплиментщиком.

Как принимать комплименты, чтобы показать, что действительно их достойны?

Поведенческие ошибки

Многие девушки, услышав любезность, испытывают не положительные эмоции, а наоборот – краснеют, эмоционально закрываются, лепечут несвязные фразы. Это недопустимая, неверная реакция. Отвечая на любезные речи, постарайтесь не допускать распространенных ошибок.

  1. Оправдываться.
  2. Возражать.
  3. Демонстрировать пренебрежительность.
  4. Игнорировать.
  5. Реагировать слишком эмоционально.

Как реагировать на комплименты окружающих, чтобы убедить их, что услышанное действительно чрезвычайно приятно объекту похвалы? Искренне улыбнитесь, распрямите плечи и доброжелательно посмотрите в глаза собеседнику. Если вас смутила любезность, то скажите, что слегка растеряны, а после выразите благодарность.


Подборка правильных ответов

Что ответить на комплимент?Существует набор стандартных фраз, использование которых уместно в любой ситуации.

  • Благодарю! Я польщена, что вы так считаете!
  • Спасибо! Ваш знак внимания очень ценен.
  • Спасибо, я приложила много стараний!
  • Спасибо за комплимент, очень приятно!
  • Примите мою благодарность! От ваших слов поднялось настроение.

Отвечая на любезность, не употребляйте фразу «Сочту за комплимент!». Она может расстроить собеседника, натолкнув его на мысль, что вы совершенно не доверяете сказанным искренне словам.

Как ответить девушке на комплиментот мужчины, чтобы продемонстрировать воспитание и личное достоинство?

Хвала красоте

Как ответить на комплимент «Ты красивая»? Это одна из самых распространенных любезных фраз, которую одинаково приятно слышать всем представительницам слабого пола. Что ответить, когда говорят, что ты красивая?

  1. Не нужно спорить. Если мужчина произнес эту фразу, значит, он действительно считает девушку привлекательной. Улыбнитесь и со скромным видом скажите пару слов благодарности.
  2. На искреннюю любезность можно ответить необидной шуткой. Например, скажите: «Спасибо! Очень любезно с вашей стороны, но меня вредно перехваливать».
  3. Если красоту похвалил неприятный вам человек, грубить все же не стоит. Грубость унизительна для обоих собеседников, не опускайтесь до нее.
  4. Отвечая, смотрите комплиментщику прямо в глаза.


Сомнительная любезность

Если хвалебная фраза вам кажется неискренней и даже оскорбительной, помните, что она не унижает вас, а говорит о невоспитанности и неуверенности произнесшего ее человека. Как поблагодарить за комплимент, если он вам неприятен?

  • Мне приятно, что вы обратили на меня внимание, но я не понимаю, что означает сказанное. Вам не трудно будет объяснить?
  • Мне наверняка повезло, но удачу мне принес нелегкий труд.

Язвительные комплиментики не игнорируйте, но и не позволяйте им портить настроение.

Комментарии к фото

Сегодня живое общение удачно заменяет виртуальное. Выкладывая в социальных сетях фотографии, можно снискать десятки восхищенных отзывов о красоте, манере одеваться или достижениях. Как красиво ответить на комплимент к фото?

  1. Отправьте комплиментщику позитивный смайлик, если сомневаетесь в уместности выражения благодарности словами.
  2. Напишите: «Спасибо! Это фото отличное, но не совершенное».
  3. Ответ на комплимент к фотоможет быть ироничным или самокритичным. Однако не стоит забывать, что он будет доступен к просмотру всем.
  4. Как ответить на комментарий, если он не слишком лестный? Проанализируйте ситуацию, а потом напишите то, что думаете. Не старайтесь обидеть горе-комментатора – его уже обидела природа, обделив тактом и умом.
  5. Что ответить мужчине на комментарий,если он вам нравится? Можно оставить короткий коммент после его записи, а после написать более развернутые слова благодарности в личные сообщения. Это поможет завязать более интимную беседу и даже пофлиртовать с кавалером.

Получив ответ на комментарий к фото, поблагодаритьотправителя нужно обязательно. Простому знакомому можно отослать банальное «Спасибо», а близкому человеку написать развернутый благодарственный опус. Не скупитесь на добрые слова – и доброта сторицей вернется!


Ирония в помощь

Как оригинально ответить на комплимент? Хорошее чувство юмора спасает в разных ситуациях. Негативно настроенного собеседника можно легко обезоружить, если парировать ему иронично. Как ответить на комплимент с юмором?

  • Сама удивляюсь, как у меня это получается!
  • А я еще и другими талантами обладаю!
  • Это ты сегодня выглядишь прекрасно, а мне, несмотря на старания, за тобой не угнаться.
  • Мой парикмахер и не такое умеет!

Держитесь доброжелательно, и никто не захочет вас словесно обидеть, маскируя подколки под любезности. Собеседник должен чувствовать вашу внутреннюю уверенность.

Комплимент, сказанный от души, – истинная радость. Его приятно слышать, а для произнесшего хвалу человека хочется сделать что-то хорошее. Примите любезность с достоинством, как небольшой подарок, и верните за него позитивную энергетику!

Вам может быть интересно:

Мир и люди в нем изменились. Мы часто равнодушны друг к другу и если человек слышит в свой адрес комплимент – он смущается и невнятно лепечет слова благодарности. Мы расскажем, как достойно отреагировать на комплимент и что ответить.

Как ответить на комплимент – неправильная реакция

Сначала узнайте, как не следует отвечать на похвалу:

  • никогда не оправдывайтесь. Вы уверены, что вами восхищаться невозможно, но это ошибочное мнение. Самооценка у вас занижена – вот в чем проблема. Вы получили комплимент от знакомых или незнакомых людей заслуженно;
  • не говорите, что похвала не соответствует действительности. Человек похвалил вашу прическу или макияж. А вы ему заявили в ответ, что нет ничего особенного и никто об этом раньше не говорил. Эти слова – провокация на дальнейшую похвалу;
  • не обижайтесь. Даже если комплимент вам не нравится – не кричите на человека и не набрасывайтесь на него с кулаками. Просто проигнорируйте его слова или улыбнитесь и скажите «Спасибо»;
  • не испугайте человека излишней радостью от комплимента в ваш адрес. Не нужно громко благодарить и целовать собеседника во все щеки.

Отвечаем на комплимент правильно

Вы услышали похвалу в свой адрес. Постарайтесь расправить плечи и посмотрите доброжелательно собеседнику в глаза. Искренне улыбнитесь, и человек почувствует, что его слова вам приятны. Если вы смущаетесь, скажите: «Я немного растеряна» и потом идут слова благодарности.

Отвечайте на комплимент так:

  • «Спасибо! Мне приятно знать, что Вы так считаете»;
  • «Спасибо! Я ценю Ваши знаки внимания»;
  • «Мне очень сложно работать над этим проектом (статьей и тому подобное), но спасибо, что Вы это понимаете». Другой вариант – «Благодарю, я так старалась». Эти слова благодарности станут ответом за похвалу начальника или сотрудника о вашей проделанной работе;
  • «Спасибо! Мне так приятно это слышать»;
  • «Спасибо! У меня поднялось настроение от приятных слов».


Отвечаем правильно на комплимент разным собеседникам

Ваш ответ может зависеть от человека, из уст которого прозвучала похвала;

  • комплимент от подруги. Обнимите ее и искренне поблагодарите;
  • комплимент от партнера по бизнесу. Скромно скажите: «Беру пример с Вас!»
  • комплимент от любимого человека. Слова благодарности дополняются страстным поцелуем;
  • комплимент от незнакомого мужчины. На щедрые хвалебные оды незнакомца кивните головой и скажите «Да, спасибо!» Эти слова дадут ему понять, что вы знаете о своем красивом платье, прическе и тому подобное;
  • комплимент от друзей. Можете ответить шуткой. К примеру: «Благодарю! Я тоже без ума от своего парикмахера». Другой вариант – «Я всегда стараюсь выглядеть хорошо, но за тобой угнаться не могу».

Вам будет проще отреагировать на похвалу друга или родственника. Даже если ответ глупый – искренность исправит щекотливое положение дел.


Как ответить на комплимент сомнительный

Сомнительные и даже оскорбительные комплименты направлены не на вас. Помните об этом. Они указывают на неуверенность в себе человека, который сказал глупость. Не отвечайте со злостью, но и без ответа ехидные слова не оставляйте. Варианты ответа:

  • «Я знаю, что Вы хотите сделать комплимент мне, но непонятно, о чем вы сказали. Может, просто поговорим?» Эти слова заставят собеседника с вами начать разговор, и вы поймете, почему он грубит;
  • «Может мне и повезло, но успех мне принесла не удача, а тяжелый труд», Этими словами отвечайте на язвительную похвалу коллег по работе, если они завидуют вашим успехам.

Если услышали на улице язвительный комплимент от незнакомца – просто пройдите мимо. Вы покажете ему своим видом, что игнорируете таких людей и не хотите с ними общаться.


Правильные ответы на комплименты – это настоящее искусство. Если нет слов – просто улыбнитесь, посмотрите на собеседника и дружески пожмите ему руку. Он все поймет.

Привет всем, совсем недавно один из моих читателей в комментариях спрашивал, как сообщить пользователю, что на сайте можно установить свой аватар, с помощью системы . Кстати, и комментарий был написан именно к этой статье, если интересно, можете ее прочитать.

И тут у меня возникла идея, ведь можно благодарить читателя за комментарий , там же и агитировать его зарегистрироваться на Gravatar. Что бы комментарии и у вас, и на других блогах были красочные и «настоящие». И так, мы сегодня с вами поговорим о том, как сказать читателю спасибо за комментарий ().

Для чего нужна страница «Спасибо за комментарий»?


Первое. Поблагодарить читателя за оставленный комментарий
, как я уже , некоторые пользователи бояться оставлять комментарии, потому не хотят показаться глупыми. Этой страницей вы сможете показать, что любой комментарий для вас важен. и еще больше завоевать доверие читателя.

Второе. Улучшить поведенческие факторы на сайте. Если читатель оставил комментарий, значит он точно не равнодушен к вашему материалу, стоит вам предложить перейти ему на другие самые , и вы полечите еще несколько дополнительных переходов по сайту, что несомненно понравится поисковым системам.

Третье. Увеличить подписную базу. Если человек заинтересован вашим материалом, его можно не только заманить на другие интересные статьи, но и предложить подписаться на бесплатную рассылку вашего сайта ( 😉). Достаточно вывести красивую форму подписки и быть готовым к шквалу новых подписчиков

Как создать страницу «Спасибо за комментарий»?

Давайте создадим непосредственно саму страницу, это все делается очень просто, если вы не знаете даже таких азов, то вам срочно нужно прочесть . Создаем страницу с нужным текстом, который вы хотите показать автору, и Опубликовываем ее.

Но тут возникает ошибка, в главном меню сразу же появляется эта страница, как мне кажется лучше что бы ее в меню не было. Для решения этой проблемы существует два способа: один зависит от того, оборудована ли ваш шаблон таким функционалом (), второй — обычный способ с помощью .

Способ №1 . Для этого, мы должны проверить оборудована ли ваша тема этим функционалом. Переходим в «Внешний вид» => «Меню» => «Управление областями». Тут вы сможете увидеть все области, для которых вы сможете создавать меню в шаблоне. В моем случае — это как раз то меню, которое мне нужно.

Я создаю новое меню, либо редактирую старое, добавляю нужные мне категории в меню и обязательно убираю галочку напротив — «Автоматически добавлять в это меню новые страницы верхнего уровня». После чего новые, созданные страницы там появляться не будут. Отмечаю галочкой в какой области темы использовать меню, то же самое можно сделать и во вкладке «Управление областями» и сохраняю результат.

Способ №2 . Данный способ, как я уже говорил предполагает установку плагина. Плагин называется Exclude Pages. Я описывал три способа установки плагина, по этому думаю с установкой и активацией проблем возникнуть не должно.

После того как вы все сделаете, около каждой страницы появится новый блок, пока галочка стоит — страница отображается в меню, стоит вам убрать галочку — страница сразу же исчезает. Данный плагин немного староват, но отлично справляется со своей работой, если вы знаете другие, более эффективные, прошу вас в комментариях 😉

И так, из меню мы нашу страницу извлекли, что теперь? А сейчас выходит еще одна проблема, страница автоматически появилась в карте сайта, которую мы создавали с вами с помощью . Но ее довольно легко убрать…

Для этого достаточно перейти в раздел «Настройки» => «DDSitemapGen» и в строке исключить страницы написать их ID. Но как узнать этот ID? Все просто, переходите в вашей страницы и в ссылке ищем несколько цифр, я подчеркнул их на картинке, это и будет ваш ID.

Наконец то мы исправили все проблемы со страницей и сейчас займемся непосредственно самим плагином, который будет перенаправлять нас на только что созданную страницу. Плагин называется . После активации плагина он уже начинает работать, достаточно сделать пару штрихов.

В разделе «Плагины» => «Comment Redirect» достаточно выбрать нужную страницу и сохранить результат. Все готово, все работает, если будут какие-то вопросы, с радостью отвечу каждому в комментариях. А сейчас, всем спасибо за внимание 😉

в правом меню и оставляйте комментарии что бы посмотреть какая страница получилась у меня. Так же рекомендую замечательный плагин Wp Recent Comments — для того, что бы . *acute*

Спасибо за внимание, с вами был ваш покорный слуга Миннагалиев Альберт и блог …

Выразить словами искреннюю благодарность не всегда бывает легко. Ведь не спроста успешные люди заранее подготавливают слова благодарности к важным моментам своей жизни. Заблаговременное ознакомление с основными правилами позволит узнать, как сказать спасибо красиво словами родным людям, коллегам, учителям или начальнику.

Как ваша фамилия?
- Спасибо, хорошо! А ваша?
Автор неизвестен

Основные правила при выражении благодарности словами за поздравления

Слова благодарности отличаются в зависимости от того, для кого они предназначены. Взаимоотношения с близкими людьми (любимыми, родителями, друзьями) предполагают искренние и теплые слова благодарности. Затруднения чаще всего появляются, когда нужно выразить благодарность за поздравления коллегам по работе, начальнику или учителям.

Как правило, на работе поздравляют своего коллегу со значимым событием всем коллективом, поэтому слова благодарности должны быть краткими, но содержательными и искренними. Работа в коллективе принуждает к общению порой совершенно разных по характеру и темпераменту людей. С каждым из коллег устанавливаются особые отношения: с одними дружеские или почти дружеские, с другими – нейтральные, с третьими могут быть враждебными. Сказать спасибо учителям, руководителю или коллегам можно, конечно, с помощью общих фраз, но лучше подготовить что-то более подходящее для конкретной ситуации.


Научиться, как сказать "спасибо" красиво словами за поздравление с днем рождения или любым другим праздником можно ознакомившись с несложными правилами:
  • подготовить слова благодарности заранее;
  • говорить искренне;
  • уделить внимание жестам и мимике;
  • включить в слова благодарности имя того, кому она адресована;
  • говорить отчетливо;
  • улыбаться;
  • не проявлять навязчивость.
Благодарность – это момент взаимности. Каждому человеку приятно, когда его ценят, выделяют, поздравляют. С помощью слов благодарности можно выразить то, насколько приятно такое отношение. Можно прорепетировать накануне и придумать основные фразы и проработать жесты и мимику.

Слова благодарности

При произношении слов благодарности, нужно постараться выделить несколько моментов, которые особо понравились в поздравлении. Например, можно сказать так: «Искреннее всем спасибо за поздравления и теплые слова. Действительно, здоровье ( , успех) – самое главное в нашей жизни». Красиво поблагодарить можно, глядя человеку в глаза, так проще выразить чувства. Если же поздравляющих несколько, можно смотреть немного выше лиц аудитории, так у поздравляющих появится ощущение, что виновник мероприятия смотрит на всех.


Слова благодарности за подарок мало чем отличаются от благодарности за поздравления. По возможности нужно распаковать и посмотреть подарок сразу, так благодарность будет выглядеть более уместной и настоящей. Сказать спасибо за песню, подаренную, к примеру, на день свадьбы или дня рождения нужно эмоционально и от чистого сердца, ведь дарящие хотели пробудить приятные эмоции и воспоминания, а это самый дорогой подарок.

Как выразить благодарность за услугу

Когда человек оказывает ближнему помощь – это признак доброты и самопожертвования. Выразить благодарность в таком случае нужно обязательно, ведь человек потратил свое время, уделил внимание. Как правило, в таком случае прибегают к материальной благодарности (цветы, конфеты и т.п.), что не возбраняется в ряде случаев. Однако сухое преподношение вряд ли оставит у человека хорошее впечатление. Слова благодарности в таком случае должны быть лаконичными, выражающими, насколько ценна была оказанная помощь или услуга.

Нежелательно ограничиваться банальным «спасибо», лучше сделать некоторые акценты, например, сказать так: «Искреннее спасибо за помощь с отчетом. Без Ваших советов пришлось бы очень трудно». При произношении благодарности, лучше смотреть прямо на человека, не пряча взгляд. Если это уместно в конкретном случае, можно коснуться руки или плеча – прикосновение поможет добавить искренности к словам благодарности.

Видеооткрытка: "Огромное спасибо вам!"

Благодарность любимой девушке или мужчине

С любимыми людьми общение происходит более непринужденно, открыто и тепло, чем, скажем, с коллегами или друзьями.

Для женщины не составит особого труда, ведь большинство представительниц прекрасного пола отличаются эмоциональностью и способностью открыто выражать свои чувства.

Мужчинам нравится удивлять своих вторых половинок, дарить им положительные эмоции. Преподнося подарок или поздравление любимой девушке, мужчина бессознательно надеется на энергетическую подзарядку от положительного настроения своей избранницы.

А вот для большинства мужчин многословное и открытое выражение благодарности является затруднительным из-за более сдержанного темперамента. Чересчур сухое «спасибо» может оскорбить вторую половину.

В случае выражения благодарности любимой женщине нужно постараться подобрать такие слова, чтоб у женщины не осталось сомнений, понравился ли ее подарок или поздравление. Обязательно нужно подкрепить слова благодарности прикосновением, объятием или поцелуем.

Видео: Как сказать спасибо за 1 секунду

Как подготовить слова благодарности заранее

Заранее подготовленная благодарственная речь может понадобится при выражении благодарности родителям на свадьбе, учителям на выпускном и т.п. В таких случаях подойдет как проза, так и стихотворение. Сейчас не обязательно быть поэтом, чтоб поблагодарить родителей или учителей стихотворением – можно подыскать подходящее произведение в интернете или же заказать индивидуальное благодарственное стихотворение у профессионалов. Главное требование к такому стихотворению – это качество и оригинальность. Банальные слова будут звучать на торжестве тускло и неуместно.


Произносить благодарность родителям на свадьбе должны оба молодожена, несмотря на то, что один может оказаться красноречивее. Это отличная возможность показать единство молодой семьи, поэтому желательно разделить речь на обоих молодоженов.

Как красиво сказать СПАСИБО за комплимент: пример

– Какой вкусный плов!
– Ой, да что там вкусно, вечно тороплюсь, казанок куда-то делся, в другой посуде уже не то, рис вышел суховат и цвет бледнее, чем обычно…


Вы действительно считаете, что собеседник хотел услышать от вас именно это? Подобным ответом вы либо подчёркиваете, что он разбирается в вопросе гораздо меньше вас, либо даёте ему понять, что лучше воздерживаться от комплиментов в ваш адрес (от греха подальше) – а то и вовсе не ходить к вам в гости. По крайней мере, обоюдная неловкость в разговоре обеспечена. А ведь человек просто похвалил ваше блюдо.

Почему так происходит?

Причина 1: Избыток скромности

Строгое воспитание или заниженная самооценка нередко заставляют человека реагировать на любой комплимент отрицанием - «Замечательно выглядишь!» - «Ну что ты, перестань…»
Пересмотрите отношение к себе.

Причина 2: Комплимент = ложь

Распространённая фраза «Это не комплимент, это – правда» заставляет все приятные замечания считать лестью и ложью. Совершенно безосновательно. Даже если собеседник немножко лукавит – это не повод отказаться от констатации факта в плюс себе.
Вы же действительно отлично готовите, не лукавьте сами!

Причина 3: Страх внимания

Комплимент, произнесённый прилюдно, действительно обратит на пару секунд софиты на вашу персону. Отлично, и в каком же виде комфортнее под ними оказаться? Неловким жалким комочком – или с достойной улыбкой на лице? То-то.

Причина 4: Подводная часть

Некоторые люди считают, что комплимент их обязывает к ответной любезности. Но инсценировать басню «Кукушка и петух» вовсе незачем: если похвалили вас, просто поблагодарите. Когда у вас будет повод и желание похвалить других – тогда вы это и сделаете.

Другая крайность

Ещё более неразумно в ответ на комплимент отчаянно заниматься самовосхвалением – или пускаться в пространные монологи о предмете одобрения.

Если подруга отметила интересную сумочку – совершенно не нужно пулемётной очередью сообщать о том, из чего она сделана, какой фирмой выпущена, где вы её купили и как трудно должно быть найти такую же. Разве вы ставили себе цель отвадить эту подругу от разговоров с вами? Нет – значит, упраздните энциклопедические обозрения в ответ на комплименты.

Исключением будет случай, когда ваш собеседник всерьёз заинтересуется предметом сам – тогда вы сможете ответить на вопросы, где куплена такая красивая вещь или какой мастер делает такие интересные стрижки.

Как же быть?

Золотое слово. Почему бы просто не поблагодарить? Искренне скажите «Спасибо!» – и этого будет достаточно, если, конечно, у вас при этом всё в порядке с интонацией и выражением лица. Этот вариант ответа уместнее всего, если хвалят ваши личные черты.

Отвечаем вниманием. Совсем не нужно впопыхах фабриковать ответный комплимент. Просто отметьте, что вам значимо мнение собеседника: «Рада, что вам понравилось!», «Спасибо, я очень старалась». Отлично подойдёт, когда хвалят ваш подарок, блюдо, проделанную работу.

Немного информации:
Иногда можно добавить к благодарности пару слов: «Спасибо, это мамин рецепт», «Спасибо, блюдо известное, я просто добавила другие приправы».

А ларчик в очередной раз открывался просто. Возьмите на вооружение сдержанную благодарность и искреннюю улыбку – и комплименты рядом с вами будут звучать чаще, к тому же принося радость.

Заключение

Самыми значимыми признаками мудрости человека являются умения прощать и быть благодарным. Не пренебрегайте освоением этих навыков, ведь развитие гармоничной личности без них невозможно.

Глава 3, Я - Боруто — фанфик по фэндому «Naruto», «Boruto: Naruto Next Generations»

Даже несмотря на мое состоянии в виде чакроистощения, я не смог долго проваляться в кровати. По крайней мере медсестра сказала, что очнулся я ровно через сутки после того, как отец притащил меня в местную больницу. Что ж, теперь стоит подготовиться к приближающейся встрече с Орочимару. Я не рассчитываю на быструю встречу с ним, но хоть какой-то контакт Наруто с ним, я думаю, поддерживает. - Эээ? Какаши-доно? Что вам нужно? Сыну Узумаки Наруто сейчас нужен отдых! - Он очнулся и вполне спокойно может говорить, верно? Это все, что мне нужно. Это ненадолго, – дверь резко распахнулась, и в комнату зашел легендарный «копипаст» Конохи. Сделаю вполне приятную настоящую улыбку и спокойно приветствую его. - О! Какаши-сан! Я так рад встретится с вами! Вы уж меня простите, я там немного ваше лицо подпортил на скале Каге. - Да, подпортил — это мягко сказано. В чем все это заключалось? - Не понимаю о… - Не играй в игры. Если бы ты хотел показать свою настоящую силу своему отцу, ты бы не предпочел ее показать таким образом. - Вы правы, – кривой злобной усмешкой сделал выражение истинного злодея, - это сделано для привлечения внимания особого гостя. Я просто не собираюсь тратить свое время в академии шиноби. Я не буду хоронить свой талант и потенциал в этих стенах… - моментально меняюсь в выражении и делаю копию улыбки Наруто, - но бросать я ее вовсе не собираюсь! - Для чего тебе сила? - Внутреннее удовлетворение, защита близких и самое главное - защита «будущего»? - Я слышал от твоего отца о твоей «особой» способности, но, если честно, я в нее не особо верю. - Тогда позвольте задать вопрос, Какаши-сан. Все еще чувствуете вину и ненависть к себе? – он тяжело вздохнул и закрыл глаза, видимо, что-то вспоминая. Если честно, мне не нравился Хатаке Какаши. Точнее то, как он себя показывает. Несмотря на то, что внешне он показывает то, как он счастлив, внутри он сгорел, как человек. Страдает от того, что все, кто ему дорог, умерли. Что-то наподобие комплекса «выжившего». - Нет. Это все в прошлом и «я» в прошлом. Я давно простил себя и смотрю лишь вперед. - Правда ли это? Тогда почему вы до сих пор не завели семью? Боитесь? Не заслуживаете? Странно, что такому человеку, как вы, давали титул Хокаге. Человеку, что боится быть счастливым. - Сейчас мы говорим не обо мне… - Верно, но все же это лучше, чем говорить обо мне. Мои сны ничем вам не помогут. Я четко вижу прошлое, но будущее вижу словно сквозь туман, но даже сквозь него я видел одни лишь смерть и разрушение. - Решил все взвалить на свои плечи? - А вы забыли, кто мой отец? Кто как не я?! - Такой же глупый и непредсказуемый. - Сочту это за комплимент. После этого Какаши-доно покинул мою скромную обитель, а я через пару часов валяния в постели захотел встать, ибо в некотором смысле понимал, почему Наруто сбегал с больниц, будучи генином. Здесь было до ужаса скучно! Стоило моему телу произвести резкие движения или намек на движение, я про себя ругнулся самым черным японским матом. Все тело будто ватное. - Братик! В комнату влетел комок милоты, и имя этому комку - Узумаки Химавари. Сейчас ей было всего три года. Стоило ей, словно самолет, влететь в комнату, она тут же в прыжке набросилась на меня. Я был бы рад такому жесту, если бы не боль по всему телу. - Боруто, опять ты устроил невероятную и опасную глупость, – мама тут как тут, с корзиной фруктов зашла в палату. – Неужели хотя бы перед знаменательным днем нельзя было не вытворять подобное? - На то и расчет… - пробурчал я, протянув руку к корзине с фруктами, но был незамедлительно шлепнут ладонью матери. – Мы все беспокоимся о тебе. Почему тебе так сложно это понять? Блин, теперь чувствую себя паршиво. Делаю лицо болванчика, улыбку на все лицо и показываю большой палец. - Но ведь все прошло как надо, верно? Теперь я круче самого отца! Даже ему в столь раннем возрасте не удавалось сделать нечто подобное. - Ну да, разрушение памятника Хокаге не сравнится с разукрашиванием его лица. - Нужно же с чего-то начинать свои достижения. - Я боюсь представить, какие будут твои достижения, если это одно из них. Помню, как четыре года назад моя мать завела один забавный разговор… Это было в то время, когда я подхватил какой-то вирус, напоминающий грипп, от которого мое тело постоянно либо горело, либо дрожало от холода. - Боруто, я тут немного подумала и… как ты смотришь на появление у нас в семье братика или сестренки? Таааак… То-то я смотрю в комнате по соседству родители прошлой ночью были… активнее обычного. Было, мягко говоря, трудно заснуть под эротичные стоны матери, что периодически умолкали, будто таким образом пытались не разбудить меня. - Я не против, а папа не боится? - Боится? О чем ты? - Нуууу… я же, вроде как, проблемный ребенок и все такое… - Не говори глупости. Ни у меня, ни у отца не было сожалений, даже после всех твоих вышедших наружу особенностей. - И да, когда вы начинаете делать мне братика или сестренку, постарайтесь в следующий раз догадаться поставить «звуковой барьер», я там не знаю… - как бы невзначай проговорил я, отведя взгляд, краем глаза отмечая, как лицо матери быстро начало приобретать багровый оттенок, а указательные пальцы на ее руках нервно теребились от волнения. - И давно ты… начал слышать? - Тебе действительно нужно отвечать на этот вопрос? – судя по тому, как ее ладони от стыда закрыли лицо, она уже знала ответ на собственный вопрос. – Можешь не беспокоиться, мам. Я уже в курсе всех этих взрослых вещей. Можешь в какой-то степени вздохнуть с облегчением, потому как объяснять, что да куда «Вставлять» тебе не придется. - Ч-ч-что? Как ты обо всем узнал? Хм… добивающий? - Я как-то раз подсматривал за вами. Вы тогда были слишком сильно увлечены друг другом. Мне кажется, со стороны я выглядел каким-то дьяволом, потому как с каждым вышедшим из моего рта словом она буквально закипала. Самое ужасное было то, что я не солгал. Это было всего раз, но после этого я чувствовал в себе… зависть? Не знаю. Трудно описать подобное чувство. Просто несмотря на то, что эта женщина была моей матерью, она все еще оставалась Чертовски красивой женщиной. Ох-хо-хо!!! СтопЭ! СТОПЭЭэ!!! Прочь, инцест! Прочь, я сказал!!! Так-так-так мозг! Выдай мне картинку, подходящую под параметры сексуальности! Картинка Цунаде в одном нижнем белье белого цвета погасила тот ужасный порочный образ в голове. И да, кому интересно, мне неважно, сколько лет Цунаде. Она все еще остается Горячей даже после Великой Войны. Видел ее последнее «шуточное» письмо Наруто. Где она, будучи в шикарном платье, рассказывает о своей жизни за пределами деревни Наруто. Она была неким странствующим медиком и решила просто в какой-то степени отдохнуть от местной суеты Конохи. - Ну, а все остальные понятия о том, что такое К****ю(пикающий звук) и прочее, я подчерпнул из книг. - Ты не должен был узнать об этом таким… способом. - Да ладно тебе, что было, то прошло. Поэтому впредь я буду аккуратнее и не стану «спускать» все вну… - Боруто! – похоже, я сейчас ее доведу до истерики от смущения. - Да-да, никаких отношений и только с твоего согласия. - И-именно так! – и с важным таким видом скрестила свои руки на груди, что на секунду колыхнулась словно… Так! Снова мысли начинают течь в совсем не том направлении. – «Этим» можно заниматься только с тем, кого любишь! - Ага, – без энтузиазма проговорил я, отведя взгляд. Я не то, чтобы не верил в истинную любовь, но я не особо понимаю смысл секса только именно с тем, кого Любишь. Просто иногда, чтобы чувствовать себя увереннее, требуется набраться хоть какого-то «опыта». Все равно ваша вторая половинка - это не центр вселенной и небольшая шалость никому не повредит, о которой знать необязательно. Хотя, зная Наруто и Хинату и то, какие у них были отношения... Могу предположить, что их совместная сексуальная жизнь была как у первопроходцев, что зашли на неизученную территорию. - Ма, если я захочу с кем-то заняться сексом, ты об этом узнаешь первой, договорились? Неужели во мне проснулся садист? Такое выражение шока, неверия, смущения и стыда я еще никогда не видел. - Т-ты невыносим. «О да! Я такой!» - мысленно, словно кот, наевшись сметаны, ответил я, чувствуя на моральном уровне абсолютную победу и капитуляцию Хинаты. - Я, пожалуй, пойду, а ты никуда не сбегай из больницы, понятно?! – похоже, режим «строгой матери» был включен и к моему горлу подступил комок. Вид угрожающей матери с включенным Бъякуганом очень впечатлял. - Я — само спокойствие! – как можно увереннее протянул я, потирая шею от накопившегося пота… Мне кажется, или в комнате похолодало? Это и есть то знаменитое Ки? - Вот и замечательно, – этот образ тут же был развеян ее милой улыбкой, и я уже смог нормально дышать. - Выздоравливай поскорее, – обычный поцелуй в лоб послужил неким прощальным жестом, после которого она покинула мою комнату. Чакрой я после того инцидента не мог пользоваться и даже более, отец перевязал мои руки специальными бинтами, что были покрыты специальными простыми фуин печатями, не позволяющими мне использовать чакру. «Перегрузил каналы», - был вердикт и посему, чтобы я своими действиями себе не делал еще хуже, отец подстраховался. И все же мне удалось поговорить с Орочимару, но разговор вышел несколько необычный… Сижу я себе, никого не трогаю в кровати, тупо пялюсь в белый потолок, как внезапно в комнату заходит Орочимару в своем белом халате со своим любимым ассистентом, Якуши Кабуто, что по внешности напоминал своего наставника. Если честно, я не думал, что встреча произойдет так скоро, и поэтому я просто тупо удивленно уставился на него. Выглядел он, как по канону, за исключением слишком гладкого и тонкого лица. Общие черты были все те же… Чуть позже я осознал, что выбрал он очередное тело женского пола. Ну не могу я понять, почему его так тянет к женскому телу. ПОЧЕМУ и ЗАЧЕМ?!!? Спокойно! В его голове столько техник, что даже тот же копипаст Какаши позавидует. - Сын Наруто Узумаки, что любит прыгать выше головы и не замечает потолка… - как бы в пустоту проговорил он пустым голосом, не выражающим эмоций, но стоило ему закончить как на его лице появилась садистская улыбка, – я вижу, энергия из тебя бьет ключом, а твое желание заполучить все и сразу напоминает меня в мои ранние годы. Только вот какое дело… За все нужно платить. Меня не интересуют деньги, власть, положение. Я не вижу простой причины, по которой должен обучать тебя. - Я мало говорю о своей особой способности своим родным, потому что её трудно объяснить. Мой отец ведь говорил вам о ней? Именно поэтому вы так быстро решили встретиться со мной, не так ли? - Проницателен. Зачтем как плюс за сообразительность. Продолжай. - Я… я могу четко видеть события прошлого. Не только моего отца, но, к сожалению, видения приходят обрывками, отчего это не позволяет мне видеть мотивы и причины тех или иных действий. Когда видел «ваш» сон, я не мог понять, как вы так легко проводили эксперименты над шиноби под носом у Хокаге. Он не мог не знать… верно? - Хех, сейчас ты затронул очень опасную тему, и это меня немного взбудоражило. Отвечу лишь: да, Хокаге Знал и играл свою роль, и Более того, он Верил, что является тем самым «Добрым Светом своей деревни», но все-таки я так и не услышал четкого ответа. Зачем. Мне нужен. Ты. - Я готов стать экспериментом. Вы видели мой потенциал, мою силу в столь раннем возрасте. Неогранённый алмаз, которому требуется очистка. Стоит мастеру взяться за дело и он будет «сиять» ярче самых дорогих драгоценностей. - Не боишься последствий своего легкомысленного предложения? - Нет. Мне нужно стать сильнее, чего бы мне это ни стоило. - Что ж, это может быть интересно. Подпиши эти две бумаги. Одна мне, другая твоему отцу. В бумаге было указано, что я, официально становясь его учеником, обязуюсь соблюдать ряд условий: - Угроза смерти? Чек. - Согласие на сдачу тех или иных анализов? Чек. - Абсолютное подчинение приказам(за исключением приказов, которые ведут к неминуемой смерти)? Чек. - Десять тысяч рё в месяц? Чек. - Никаких Выкриков или Тупых Вопросов? Чек. Причем жирно подчеркнуто. Так… стоп… он решил, что я буду такой же, как отец? Насколько я помню, Орочимару как раз-таки не любит крикливых личностей на подобие Наруто, но он уважает его силу. - Эм… я все подписал и подробно прочитал. - Отлично, в таком случае встретимся через две недели, когда твое тело окончательно окрепнет после чакроистощения. Отдыхай, заводи друзей в академии, проводи время со своей семьей. Вскоре ты мало-помалу будешь отдаляться от них, а все из-за твоей жажды силы. - Это нормально. Я понял это, когда осознал свой потенциал. Я просто хочу знать, на что я способен, – эти слова заставили его всего на мгновение вздрогнуть. Ведь о чем-то подобном мечтает и он сам. - Мне тоже хочется это узнать, Боруто Узумаки. Пойдем, Кабуто, у нас еще есть работа, – тихо кивнув, он уже хотел было развернуться и уйти, как я решил задать ему один банальный вопрос который меня мучил еще с прошлой жизни. Его судьба. - Кабуто-сан, позвольте вопрос? - Да, Боруто-кун? - Вы нашли свой путь? Нашли свое имя? Я… простите, за столь личный вопрос, но я видел вас и ваше прошлое очень четко и очень соболезную. – я видел как его лицо заметно погрустнело. Затронул не самую приятную тему для разговора. - Ничего страшного. Это все в прошлом. Теперь же я знаю, где мне надлежит быть и кем быть. Для тебя я обычный медик S-ранга деревни Звука Якуши Кабуто. Это все, что тебе нужно знать. - Я рад! И я вовсе к вам не подмазываюсь из-за секрета режима отшельника Дракона! – похоже своим откровением я их не капельки не удивил, лишь Кабуто с усмешкой добавил. - Не прыгай выше головы и сначала овладей основами. К этому вопросу мы еще вернемся когда наступит время. Я наконец-то смог покинуть эту ужасную обитель именованной больницей. Если в детстве мой отец славился морем чакры, регенерацией и неплохой выносливостью, то помимо контроля я заметил в себе не менее читерную способность. Мое малое количество чакры компенсировалось ее быстрой восполняемостью. Этот секрет я открыл в себе не так давно и решил не раскрывать его до поступления в академию. Я не только мог ощущать чакру в себе, но и физически ощущать ее повсюду. Где-то ее было много, где-то не очень, но сам подобный факт открыл мне возможность экспериментировать с этим. Когда я был «Пуст» в плане чакры, я решил попробовать собрать ее. Принял позу медитации и поставил печать концентрации. Так как я спокойно ее ощущал. «Приказать» окружающей чакре впитаться в мое тело было несколько… сложно. Мягко говоря. Она не была «моей» и посему приходилось довольно сильно концентрироваться на желании. После одного года практики я смог создать технику под названием «Рестарт». Назвал ее немного по глупому, но в тоже время передающая суть техники название. То-есть исчерпав свой лимит, я мог буквально за три секунды восполнить его. Минус был таков, что даже с этим я мог совершить не больше трех раз и мог ее использовать лишь тогда, когда у меня было, хотя бы минимальное количество чакры. Тело не могло выносить издевательств по истощению чакры и нагрузки каналов. У меня есть небольшое предположение, что эта техника имеет косвенное, а возможно и прямое отношению к одному из искусств Риннегана по поглощении чакры. Как по мне самая недооцененная способность позволяющая вынудить противника использовать лишь тайдзюцу и гендзюцу, что не слишком популярны у шиноби. Сейчас по умениям я уже превосхожу базового генина, а то и возможно чунина, так как Теневой Клон, Расенган и Рестарт были не единственными умениями, которые я изучал за это время. Как я уже говорил ранее, я сильно увлекся физической подготовкой и решил применять в ближнем бою оружие на подобие катаны. «Ну да! Куда ж в аниме без крутого чувака с Катаной! Классика!» - подумал я про себя и тут же грустно вздохнул, так как оружие могли носить только Шиноби и только с Лицензией. То есть заметь у меня кто-то настоящее оружие, я незамедлительно бы его лишился, но, прогуливаясь как-то по парку и случайно забредя на один из скрытых полигонов для тренировок, я смог найти слегка нестандартную прямую длинную катану почти в идеальном состоянии, что валялась около потрепанного жизнью человекоподобного манекена. «Это как-то слишком хорошо…» - подумал я про себя, загребя его словно хомяк и спрятав неподалеку, закрыв ветками и листьями. Так, как же мне хватило ума набраться таких сил еще не поступив толком в академию? Как я уже говорил ранее. Мои родители очень занятые люди, лишь Химавари была неким талисманом, что скрашивала мои серые будни. Отец недолго пробыл любящим отцом и посвятил свою жизнь титулу Хокаге, забыв об одной простой важной вещи. Мать была постоянно дома и заботилась о моей маленькой сестренке, иногда прерываясь на встречи со своими подругами детства. Завидовал ли я сестре что ей уделяли больше времени, чем мне? Отнюдь. Будь я обычным ребенком в обычном мире, я бы завидовал. Честно завидовал, но для меня это ситуация где я оказывался, скажем «лишним», давало мне возможность самостоятельно развиваться. В перерывах между ниндзюцу и простыми физическими тренировками, я пытался развить в себе некий стиль боя. Как кулачный, так и фехтовальный. Проблема в том, что создавать его с нуля очень проблематично. Поэтому я искал самый легкий путь для достижения этой цели. Раздумывал я очень долго и лишь случайно вспомнил об одной методике, которая применяется еще в моем родном мире.

Гипноз.

Войдя в транс солдаты некоторых наций могли совершать действия словно «на автомате». Роботы или механизмы, что сначала делают, а потом думают. Так, как мой мозг из-за переселения в тело Боруто несколько отличался и я практически в идеале помнил, тот или иной момент своей жизни, я снова в Очередной Раз Считерил. Я не ограничивался просмотром только Наруто, Блича и прочих популярных серий аниме. Я также посматривал такую неплохую серию аниме, как Fate. Проблема заключалась в том, что там способности почти у всех слуг были… мягко говоря вне моей досягаемости, но это «почти» не относится к Сасаки Коджиро. Меня импонировали его «пустые» амбиции и простое желание сразиться с достойным противником, а также его Фантазм Тсубаме Гаеши, что производил один единовременный удар в трех разных плоскостях пространства. Я нашел довольно интересный способ ввести себя в некий транс. Я доставал обычное раскладное зеркало, складывал свободной рукой печать концентрации и направлял взглядом потоки чакры точно обратно в себя. Эдакое гендзюцу целью которого был сам я. - Нимпо: Повтор. – решил не издеваться над названием на подобие «Пародия», «Плагиат» или «Вор» и решил назвать эту… эм… технику, простым обычным словом. В отражении я практически никак внешне не менялся, лишь взгляд становился почти «пустой». После этого я мог практически в точности производить каждое движение его стиля, но повторить прием, который искажает пространства я абсолютно не мог, поэтому решил просто заменить искажение на скорость исполнения. В конце-концов я решил несколько изменить ее. Так как я уже говорил ранее, искажать пространство ударами катаны - это просто вершина искусства владения меча, а так как я был нелегальным читером, я нашел более простой способ ее применения. Не сказать что на одном уровне, но сюрприз противнику даст определенно. Итак, у меня есть еще около недели, прежде чем Орочимару навестит меня и даст первую вводную моих будущих тренировок, а пока у меня есть время познакомиться с моим классом и моим будущим учителем в академии. - Пап, ты можешь пожалуйста снять повязки? Я вроде как уже полностью выздоровел. - Даешь слово никаких «расенганов» в классе? - Я тебе идиот, даттебаса?! – он посмотрел на меня со скептицизмом, но все же тяжело вздохнув, снял их. – Пожалуйста, постарайся со всеми поладить. - Не волнуйся, я не стану полагаться на свою невероятную глупость, удачу и свою абсолютную неколебимую веру в добро, чтобы завести друзей как ты в прошлом… - А…? - Бэ! Я говорю опаздываем мы!!! – взглянув на свои ручные часы, он комично закричав умчался со сверхзвуковой скоростью в сторону резиденции Хокаге. - Пф, всего-то делов часы перевести на час вперед. – в пустоту проговорил я, взяв с собой лишь небольшой тонкий портфель с тетрадями, ручками и обедом. Внешне я же представлял из себя не слишком особенно. Белая майка, черная жилетка без рукавов, темные штаны и те самые популярные шлепанцы шиноби, что способны проводить чакру. На поясе за спиной крепился всего один свиток с запечатанной катаной. Кто знает, когда сможет пригодиться? Прическа по форме напоминало некое колючее солнце, за исключением длинного конского хвоста сзади. Уговорить родителей отрастить хвост было нелегко. Я объяснил им причину моей прически в том, что я в некотором роде хотел походить на Джирайю. Видимо поддавшись приятным воспоминаниям об учителе, отец дал добро. Осталось только его книгу продолжить, чтобы пойти по его стопам. Хммм… а может действительно книгу начать писать? Лишь бы общественность не узнала истинного автора, а то не сносить мне головы от своей семьи и от самой Цунаде. Я был в некоторой степени взволнован, а все потому, что у меня не было опыта в заведении друзей. Прошлая жизнь не в счет ибо… виртуальные друзья не заменят настоящих. Первое впечатление самое важное и лучше сделать все в лучшем виде. - О! Сарада! Не думал, что встречу тебя по дороге в академию. Представляю вашему вниманию комбинацию самого Худшего Папы в истории и лучшего медика Конохи, что способен раздробить одним ударом все внутренности человека на куски. Удивительно, что комбинация столь разных людей получало нормального человека, а не психопата с манией величия. Хотя я сам себе все накручиваю, потому как у нее "почти" совершенно обычная семья и обычная жизнь. Пусть наши родители и были друзьями, назвать нас друзьями детства сложно. Из-за того что этих самых встреч можно было пересчитать по пальцам. - А? А это ты Боруто. «Ах, это всего лишь ты.» - прочитал я ее истинную мысль. Обидно как-то… но проигнорируем. - Я слышала от матери, что ты в первый же день академии заболел… - Вот оно как. Как жизнь? - Ничего особенного. Какой-то идиот правда взорвал памятник Шестого Хокаге. Я лишь надеюсь, что его упекут в тюрьму до конца его дней. – я лишь неуверенно посмеялся потирая шею. То, что я взорвал новой формой расенгана лицо Хокаге, все же не афишировали общественности. - И никакой информации по поводу преступника? Ну там, приметы или мотивы? - Никаких явных улик или причин. Просто факт того, что кто-то так запросто может совершить нечто подобное и уйти от ответственности меня крайне бесит. Что ж, не думаю, что говорить о том, что это сделал я разумная идея. - Да, было бы неплохо. – в пустоту проговорил я, взглянув на небо. – Сарада, что ты знаешь о своем отце? - А почему ты спрашиваешь? - Да так… Я бы мог рассказать тебе о нем немного больше, чем твоя мать. - И откуда же такие познания? – со скептицизмом спросила она, поправив очки. Наверняка сейчас думает что я лгу. - Секрет. Лишь моя семья и пара человек о нем знает. Ну если хочешь я могу рассказать. - И для чего тебе это? - Просто... эксперимент? Я не знаю. Просто хочу знать, что будет если ты узнаешь. По крайне мере тебе также очень хочется узнать, как пробудить шаринган, разве нет? – как-то по глупому пожал я плечами. - Твой отец… эм… мягко говоря скрытная личность и поэтому я думаю он с большой вероятностью не дал твоей матери почти никакой информации касательно его тренировки, а ведь глаза – это гордость Учихи. - Какая тебе от этого польза? - А разве во всем нужно искать пользу? – удивленно переспросил я, переведя взгляд с неба на нее. – Я делаю, потому что делаю. Причины вторичны если тебе этого просто хочется. Это, как с моими тренировками. Хочу – сделаю, желаю – достигну, даю слово значит сдержу пока не умру. - Хмпф, ты вправду идиот. «Сочту за комплимент.» - молча спокойно наблюдал за ее реакцией и переменами в лице. Сомнение, неверие и очень сильное любопытство. - Если надумаешь узнать подробности, ты знаешь где я живу и да, не рассказывай это никому. У меня будут большие проблемы из-за этого. Хотя нет, вру, не будут. Просто жить будет немного неуютно и беспокойно от факта что мой «секрет» все знают. Спокойно дойдя до своего класса мы одновременно зашли внутрь. Внутри уже был почти весь класс, в некоторых из них легко по определенным чертам лица узнал Шикадая, Метала Ли, Чо-чо Акамичи и Иноджина. Остальных впервые видел. - Ус! Всем здоров! – «улыбаемся и машем», как говорится. Присаживаюсь на ближайшее свободное место и блаженно разваливаюсь на парте, так как, будучи не способным выбраться из своей «Обители Зла», мама решила меня завалить теоретической частью, что будут преподавать в академии. Чуть позже я услышал, как за моей спиной начали шептаться, что я якобы «тот самый сын Хокаге» и т.д. - Блиииин… Как же скучно… - обреченно простонал я. Я бы лучше потратил это время на тренировки, чем вот так беспечно сидел за партой, поглядывая на часы на стене. - Ты, вроде как, только первый день здесь, а уже начинаешь ворчать о том, что тебе скучно, – Иноджин тут как тут со своей отцовской фальшивой улыбкой. - Ну так! Я бы лучше создал что-нибудь крутое, чем сидел тут… - А под крутым ты подразумеваешь?.. – рядом по соседству поинтересовался Шикадай, ожидая, пока я продолжу мысль. Я устало вздохнул и, выставив вперед ладонь, быстро создал в ладони мини разенган с некой особенностью чакры ветра. - Мне потребовалось не много не мало три года, чтобы создать его. Короную технику моего отца… - Расенган?! – Сарада тут как тут. - Эм… а ничего, что он какой-то маленький? – сомнительно спросил Шикадай. - Дело не в размере, а его эффективности. Сейчас мне не хочется показывать его способность. Не хочу портить чужую собственность, – спокойно сжал его в руке и развеял по ветру. – Если будет время как-нибудь сыграем в Шоги, Шикадай? – тот как-то с подозрением покосился на меня. - Ты хоть правила знаешь? - Неа. Научишь? - Слишком проблематично, - протянул он с самой ленивой ноткой, но все же добавил чуть позже. - Но я попробую найти время. - Значит договорились! Чо-чо! - Хмпф?! – удивленно уставилась девчонка с «толстой костью», а то за употребления запрещенного слова будут жестоко бить. – Чипсы или Кукурузные палочки?! Время! - Э?Эээ?! О чем ты? - На свете остается только одна пачка твоего любого продукта! Проверка на истинного шиноби! Ну же! – тут она резко сменила лицо на некого ученого, который открывал новый элемент… - По вкусу побеждает чипсы, но по составу и полезности преобладают кукурузные палочки. Соль или Сахар, вот в чем вопрос? И все-таки… - Следующее, что ты скажешь. – эпичная поза модельного качка и указательный палец прямо на задумчивую Чочо. – «Я бы ни за что не стала выбирать и забрала обе пачки», верно? - Я бы ни за что не стала выбирать и забрала бы… NANI?! Как ты догадался?!* - Это моя особая сила - предсказывать ход мыслей людей. - Он просто угадал. Простая случайность. – устало вздохнув, объяснила Сарада. - Хе-хе, так кто там на очереди? - У тебя что список есть? - Так я время знакомства пропустил, нужно наверстывать упущенное! – с самым умным видом указал пальцем в потолок. - О! Метал Ли! - А?! Хай! – и чего он такой серьезный и немного нервный? Стесняется? Да не, показалось наверно. - Сила Юности все также непоколебима и несокрушима? – похоже я активировал его какой-то секретный протокол, ибо после слов «Сила Юности», вокруг него вдруг появилась аура огня, а взгляд приобрел недюжинную решимость. - Сила Юности все преодолеет! - Только не здравый смысл. – чуть тише продолжил я, на что я заметил слабую улыбку Сарады. Неужели кто-то видел его тренировки и их «боевые кличи». - Всем встать! – воу, похоже в классе уже есть молодая староста. Тело сработало на автомате и я вместе с классом встал. В класс зашел Абураме Шино, он же мой учитель в академии. - Всем сесть. Сегодня первые три урока мы проведем краткий курс по теории, а после перейдем к практике в виде полосы препятствий… Все было обыденно и я бы сказал слишком просто. Не было каких-то задач, которые предоставляли для меня сложность. На одном из самых скучных уроков в истории, а именно Каллиграфии, учитель попросил вырисовать символ, который близок к нам по значению. Я надолго задумался и решил не сильно отличатся от остальных и написать качество, что обычно наиболее важное для меня.

«Решимость.»

Пока ты идешь по своему пути уверенно и не оглядываясь назад ты можешь преодолеть все. Я полон решимости дойти до конца и стать больше, чем «Бог-Шиноби». - Хорошая форма. Чувствуется агрессия и та самая решимость, молодец Боруто. После сдачи практической части удивленно отмечаю, что был не на первом месте. Я хоть и не выкладывался по полной, но все ровно считал, что такого показателя будет достаточно. - А этот первый он…? - Ивабе Юино. – подал голос паренек, чуть меньше меня в прямоугольных очках. – Он на текущий момент является лучшим по части физической подготовки. - А что он здесь делает тогда? - Пусть по физическим показателям он и превосходит обычных студентов, но в плане теории ужасен и из-за этого он уже дважды не смог сдать экзамен на генина. - Мда уж, сильный, но тупой, да? – в пустоту проговорил я, после чего наконец решил спросить. – А ты собственно кто? - Меня зовут Денки. - Ну, а меня ты знаешь. Узумаки Боруто! Приятно познакомиться. – протянул ему руку и тот в ответ ее спокойно пожал. - Итак, класс! Через пятнадцать минут всех жду вас в классе, а мне нужно передать отчет в резиденцию Хокаге. Не стал особо гулять по академии все равно место неинтересное. Зайдя в класс я увидел парня с каштановой прической в какой-то шапке. - Шикадай, будешь обедать? – но прежде, чем я смог удосужиться услышать ответ, ответил мне тот самый парень, что был единственный в классе. - Ты не видишь, что класс занят? - Хммм… а ничего, что ты в нем один? Мне кстати Узумаки Боруто звать, а тебя? - Ивабе Юино и тебе лучше проваливать по-хорошему. - А! – ударил я кулаком о ладонь будто вспомнив только что. – Ты тот самый идиот, который не может сдать экзамен на генина. - Что сказал?! – в одном прыжке настигает и пытается схватить за майку. Эээ, нет дружище, не сегодня. Уворачиваюсь и провожу простую подсечку, отпрыгивая назад. - Верткий, чертов сын Хокаге. – признал он, злобно зашипев, вставая с пола. - Если у тебя есть проблемы непосредственно ко мне, то не лучше ли нам их решить сразу на полигоне? - Торопишься сдохнуть? – я радостно засмеялся найдя своего первого противника. – Что смешного придурок?! - Не обращая внимание, я просто так рад, что смогу наконец-то с кем-то сразиться, а то тренировки в одиночестве не дают мне реального опыта против реальных противников. - Самоуверен только из-за того, что ты сын Хокаге?! - Я прежде всего Узумаки Боруто и кстати… я тебе уже говорил что такое Нарутотеропия?*

Новое чудо — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»», «Yowamushi Pedal»

Когда будильник разбудил к завтраку, у Манами смогло появиться только одно желание: забить на все и снова отключиться, а лучше вообще впасть в кому на пару недель. Он просто жутко не выспался. Ночью он вернулся в спальню только ближе к трем часам. В тот момент ему было плевать на последствия, потому что он едва не умирал от счастья и был вообще где-то за пределами реального мира. Мысленно он все еще был с Онодой, все еще лежал вместе с ним на траве квиддичного поля, мучительно медленно целовал его губы, распаляя желание вновь, но не делая ничего для получения новой разрядки. Хорошо, что они смогли воспользоваться такой теплой ночью. И плохо было то, что Манами совершенно не вспомнил о том, что утром как-никак его ждали занятия. Встав с постели только с пятого раза, он двинулся в ванную последним, а когда вернулся, староста прошел мимо, натянуто улыбнувшись и вручив ему пергамент с расписанием. Продолжая зевать, Манами снова уселся на свою кровать и заметил, что сегодня пройдут два интересных урока. Сразу после завтрака стояли заклинания, а после обеда — защита от Темных искусств. Кажется, будет отличная возможность поближе познакомиться с новым преподавателем и проверить теорию Кабураги. Здорово, что этот урок все еще проводился совместно с гриффиндорцами — для Манами это было приятным дополнением, потому что он мог сесть вместе с Онодой, а еще в классе будут Наруко и Имаизуми, и, наверное, он будет чувствовать себя просто отлично. Вспомнив об этом странном побочном эффекте магического артефакта, Манами свернул расписание и задумался о том, что он, по сути, поделился своими ощущениями только с Тодо, а больше так никому и не сказал. Может быть, стоило обсудить все с кем-нибудь из взрослых? С директором школы, например, который и придумал способ создания, или хотя бы с профессором Пьером, хотя… С другой стороны, не хотелось откровенничать с людьми, которые скрывали от него прошлое, что-то очень важное из прошлого, а то, что происходило сейчас с ним и артефактом, Манами почему-то воспринимал как нечто очень личное. В какой-то степени так оно и было, наверное, потому что ощущения, которые он испытывал, смутно напоминали ему крепкую привязанность или даже, Боже, любовь. Он чувствовал что-то подобное на третьем курсе к Оноде, когда его серьезно накрыло первой влюбленностью и воздушным осознанием, что с Онодой можно целоваться и что его губы самые потрясающие в мире. Было бы неловко сейчас обсуждать ощущения подобной природы с кем-то посторонним. Нет, Манами, конечно, не испытывал бесконтрольного желания поцеловаться с Наруко или Имаизуми — кошмар какой, это было просто жутко, но вот потребность почувствовать их присутствие рядом была слишком очевидной, чтобы ее отрицать. И Манами она, честно говоря, не совсем нравилась. Иногда, как, например, сейчас, он чувствовал себя так, будто кто-то заставляет его, и он бы очень хотел узнать, как все будет, если убрать браслеты с ошейником. К сожалению, такая мечта могла остаться лишь мечтой, потому что артефакт нельзя было снять, и приходилось только мириться со своей участью, хотя она с какой-то стороны, возможно, была не такой уж и плохой, пока это гриффиндорское трио было на его стороне и было не против, чтобы Манами находился рядом. Неохотно оторвавшись от мыслей, Манами вспомнил, что ему нужно поторопиться, если он хочет успеть позавтракать, поэтому пришлось переодеваться в быстром темпе, скидывать в сумку нужные вещи и бежать в Большой зал. Внутри к тому времени уже было очень шумно и оживленно. Манами занял место теперь за своим, слизеринским столом рядом с однокурсниками и взялся за сэндвичи. Краем глаза он заметил Оноду, который с неожиданным энтузиазмом раздавал первокурсникам какие-то бумажки (возможно, расписание) и о чем-то рассказывал. Прежде чем сесть на скамейку и приняться за завтрак, Онода все же почувствовал на себе взгляд Манами, посмотрел в ответ, улыбнулся и, о Боже, он смутился. Манами тоже на секунду почувствовал себя неловко, вспомнив их ночную прогулку и то, чем они занимались на квиддичном поле, а потом приподнял ладонь в приветственном жесте. Вернувшись к еде, он подумал, что нужно будет обязательно повторить это, но вскоре от приятных мыслей пришлось отвлечься, потому что кто-то снова смотрел на него, и это был уже не знакомый человек. Манами невольно удивился, когда понял, что это всего лишь девочки с младших курсов. Вместо того чтобы завтракать, они, похоже, говорили о нем, а когда заметили его взгляд, то начали глупо улыбаться и в смущении прятать глаза. Что еще за фигня? — напряженно подумал Манами и, быстро опустошив кубок сока, решил уже отправиться на свой первый урок в этом году… и первый за долгое время нормальный, полноценный урок с другими учениками. С непривычки он чувствовал себя немного странно. Оказаться в шумном классе, погрузиться в атмосферу оживленной учебы было словно в новинку. Словно он никогда раньше не бывал на таких уроках. Он смотрел на сокурсниц со своего факультета, пока они обсуждали нового преподавателя по защите от Темных искусств, не в силах дождаться самого урока, и практически переставал верить, что он действительно здесь. Он здесь. Когда входная дверь снова скрипнула, чтобы впустить на этот раз профессора, Манами на секунду повернул голову и его взгляд зацепился за одну дальнюю парту, а точнее за девушку, которая сидела за этой партой со своей подругой. Ну ничего себе, — подумал тут же Манами, увидев, что Мияхара безжалостно отрезала свои длинные волосы. Сейчас они едва достигали хрупких плеч, и с этой прической она выглядела очень необычно. Словно другой человек — Манами мог бы и не узнать ее сразу, если бы они не дружили на ранних курсах. Подумать о том, что могло послужить причиной столь кардинальной перемены, не хватило времени: профессор начал урок и начал очень энергично, словно он тоже соскучился по занятиям, хотя его перерыв составлял всего лишь каких-то два месяца. Первые пятнадцать минут он болтал ни о чем, в основном вспоминая результаты экзаменов за пятый курс, но делал это так, что отвлечься было сложно. — Я очень рад, что к нам вернулся кое-кто, кто всегда может стать отличным примером для вас всех в заклинаниях, — бодро и весело сказал профессор, что получилось довольно внезапно, потому что он перескочил с темы и посмотрел прямо на Манами. Манами почувствовал неловкость, мечтая сейчас спрятаться под партой и очень жалея, что их занятия проходят не с гриффиндорцами, потому что так бы профессор ставил в пример ученикам Имаизуми, а на Манами никто бы не обратил внимания. Но нет. Теперь полкласса смотрело на него, и от этого было слишком дискомфортно. — Надеюсь, что в этом году ты так же покажешь нам отличные результаты, потому что мы переходим к очень сложной теме, — улыбаясь, добавил профессор и зашагал к доске, чтобы что-то записать. Чужое внимание отпустило, и Манами выдохнул. Он был готов поклясться, что несколько рейвенкловцев посмотрели на него с явным опасением, хотя уж они-то должны были понимать, что его здесь не было бы, если бы он представлял для кого-то из них опасность. Или же против иррационального страха здравый смысл был бессилен? Интересно, а Мияхара тоже смотрела? — невольно задумался Манами, но взглянуть в ее сторону так и не решился. Интересно, что она чувствовала теперь? Что думала о нем? Сможет ли он вообще узнать это? Размышляя над этими вопросами, Манами успешно пропустил следующие слова профессора, но все же вернулся в реальность, когда всему классу был задан вопрос. — Итак, кто-нибудь из вас уже пробовал практиковать невербальные заклинания? Ученики молчали, и Манами мог бы спокойно поднять руку, но не стал, потому что это было его маленьким секретом. Его палочка прекрасно подходила для этого, он отлично справлялся с невербальными заклинаниями — по крайней мере, справлялся отлично до середины четвертого курса, пока не появилась проблема с обскуром, но в последнюю пару месяцев он начал постепенно возвращаться к невербальному колдовству, хотя это уже оказалось сложнее, чем научиться в первый раз. Сейчас он мог бы сделать какое-нибудь легкое заклинание, возможно. — Я понимаю, — снова сказал профессор, начиная бродить перед доской. — Такая практика невероятно сложная, мало кто может обучиться ей самостоятельно, тем более в таком возрасте, но нужно когда-то начинать, верно? Ребята снова молчали, просто наблюдая за тем, как преподаватель вдруг зачем-то вытаскивает из ящичка белое перо для письма и кладет его на середину своего стола. — Очень надеюсь, что уже сегодня хотя бы один из вас покажет нам удивительную красоту невербального заклинания… Ну что? — спросил он, с улыбкой повернувшись к классу. — Кто рискнет попробовать? Мисс Мияхара? Не хотите? Насколько я помню, на вашем первом курсе вы первой освоили чары левитации. Как и все, Манами на автомате взглянул в сторону Мияхары, но сразу же почувствовал себя так, словно совершает преступление. Мияхара смотрела вниз, плотно сжав губы, а потом отказалась, сказав тихо: — Простите. Я не смогу. Манами, конечно, помнил тот самый момент, о котором сказал профессор. И, к сожалению, тот успех был не совсем честным, потому что не Мияхара подняла свое перо в воздух, а Манами сделал это за нее, надеясь таким образом отплатить за помощь с домашней работой. Но тогда он и не думал, что это будет важно… сейчас. — Как насчет тебя, Манами? — обратился к нему профессор, отстав от Мияхары, и Манами тихо вздохнул, поднимаясь с места. — Ладно. Попробую. Честно говоря, это было нежелательным вариантом. Манами не хотел в первый же учебный день становиться центром внимания, даже если это было всего для одного класса, но, видимо, выбора у него не было. Профессор смотрел на него с такой надеждой и верой в глазах, что внутри все сжималось. Разбить его мечты сейчас было бы таким неприятным действием. Поэтому, подойдя к учительскому столу, Манами позволил профессору взять себя за плечи и развернуть, чтобы всем было хорошо видно. — У тебя все получится. Но учти… я буду следить за твоими губами, и не волнуйся, если практика займет некоторое время. В первый раз никогда не получается… Профессор все говорил. Манами устал, не дослушав до конца, просто вытянул руку с палочкой и, сделав движение, молча заставил перо оторваться от поверхности стола. — Невероятно! Какой быстрый результат! — восхищенно воскликнул профессор, совершенно игнорируя, как браслет на руке Манами, показавшийся из-за манжеты рубашки, слабо засветился белым сиянием. Только вот он привык к этому, потому что видел не в первый раз, но насчет других все было иначе, конечно. Манами услышал очень тихие переговоры шепотом, которые начались почти сразу со стороны парт, и от этого стало неприятно. Наверняка после этого урока одной из самых обсуждаемых тем среди учеников будут попытки предположить, как именно работают браслеты. Заставив перо подняться повыше, Манами положил его обратно на стол и опустил волшебную палочку. — Пятнадцать баллов, — довольно сказал профессор, похлопав по плечу. — Хочешь получить еще? Манами удивленно моргнул и посмотрел в его сторону. — Как? Профессор улыбнулся, а потом достал из ящичка чистый пергамент и расправил его на столе. Манами с непониманием наблюдал, и класс тоже притих в ожидании того, что будет дальше. Достав еще и баночку с чернилами, профессор поставил ее рядом с листом и объяснил: — Напиши свое имя, используя невербальное заклинание, и, если сможешь, получишь сорок баллов. Класс удивленно загалдел, потому что это было действительно очень большим вознаграждением за одно задание, но если Манами сделает это… Слизерин только за этот урок получит пятьдесят пять баллов, и они непременно хотя бы на неделю вырвутся далеко вперед в соревновании между факультетами. Что ж, предложение было очень заманчивым — Манами решил попробовать и, кивнув, снова поднял палочку. После нужного движения перо снова зашевелилось. Поднять его в воздух было довольно легко, но вот заставить перевернуться или написать что-то… Напряженно нахмурившись, Манами сжал губы и постарался максимально сосредоточиться, даже если чужие взгляды сильно нервировали его и мешали. Понадобилось немного времени, но перо наконец перевернулось, приняв удобное положение для того, чтобы опустить кончик в чернильницу. С этим Манами справился вроде неплохо, но, когда черная капля упала на лист пергамента, он понял, что дальнейшие действия требуют слишком большой искусности. Имаизуми бы, возможно, справился. Нет, он справился бы точно, а вот Манами приходилось большую часть концентрации тратить на то, чтобы не выпустить слишком много магии, иначе перо просто воткнется в стол и сломается. Прошла, наверное, целая вечность, прежде чем на бумаге появилась далеко не очень ровная буква «С». Профессор подбодрил его, Манами продолжил, чувствуя, как от напряжения начинает дрожать рука. Он сосредоточился так сильно, что не сразу заметил, как некоторые из учеников покинули свои места и подошли ближе, с любопытством наблюдая за процессом. Все смотрели на то, как перо словно само пишет буквы, и, кажется, уже даже не обращали внимания на то, что браслет на руке Манами светится и роняет крошечные искры на пол. Фамилия получилась уже ровнее и аккуратнее. Манами вывел последнюю букву и с шумным вздохом опустил руку, мысленно радуясь, что это сложное испытание закончилось. Перо упало, нарисовав еще один случайный штрих, но в целом задание было выполнено, профессор смотрел пораженным взглядом, а потом случилось то, чего Манами уж точно не мог ожидать. Кто-то за его спиной захлопал. Сначала тихо и неуверенно, но потом аплодисменты подхватили и другие. Это оказались ученики Рейвенкло, которые осмелились подойти ближе, и, увидев их, Манами слабо улыбнулся, кивнув в знак благодарности. Было… необычно. Даже парочка девушек со Слизерина похлопала ему, и Манами, получив свои заслуженные баллы, пошел на место почти довольным. Если так и дальше пойдет, он выиграет Кубок школы, обогнав другие факультеты только своими собственными баллами. Вот Юто утерся бы, подумал Манами и подавил рвущийся наружу смешок. Первый урок ему определенно понравился. Он забыл о всяком дискомфорте и покидал класс с мыслями, что в следующий раз, когда вернется сюда, он должен снова получить баллы за какое-нибудь достижение. Его маленькое мысленное празднество было прервано в тот момент, когда он вышел за дверь и столкнулся с глазами Мияхары. Она стояла недалеко от выхода, у стены, смотрела именно на него и довольно однозначным взглядом. Манами замедлился, дождавшись, пока парочка учеников за ним пройдет мимо и они останутся только вдвоем. Только после этого он улыбнулся и подошел к Мияхаре. — Хэй, а ты не пришла посмотреть на то, как я пишу свое имя. Мияхара слабо улыбнулась в ответ, теряя свой нахмуренный вид и протягивая вперед правую руку. Манами сделал еще шаг навстречу и обнял ее, на пару секунд прижимая к себе, а потом отпуская. — Ну, я знала, что ты сделаешь это, — мне не нужны были подтверждения, — ответила Мияхара, в неловкости убирая за ухо прядь волос, и Манами удивился тому, как же он вырос за то время, что они не виделись. Мияхара теперь была такой… крошечной. — Спасибо, что сохранила мой секрет, — улыбнулся Манами, разворачиваясь и опираясь спиной о стену. — Лицо профессора было бесценно, когда он подумал, что я сделал невербальное с первого раза. — Было приятно увидеть его довольным, — ответила Мияхара, копируя позу Манами, и теперь смотрела куда-то в сторону высокого окна, за которым светило утреннее солнце. — И тебя тоже. Если что, я думаю, ты честно заслужил полученные баллы — у тебя ведь действительно талант. — Ты бы тоже могла попробовать, когда он тебя пригласил, — решил сказать Манами, но его собеседница только покачала головой. — Я пробовала — у меня не получается пока что. — Вскоре обязательно получится — потренируйся еще немного, — попытался заверить Манами, и Мияхара, взглянув на него, снова улыбнулась. — Ты как вообще? Задумчиво подняв голову, Манами покусал губу и ответил: — Смотря что тебя интересует… Каждую неделю я должен посещать целителя для осмотра, и пока что мое состояние можно назвать нормой, немного притянув, конечно. А если ты о моем настроении, то… здесь сложно сказать однозначно — я и сам еще до конца не понял, как чувствую себя. — Он неловко посмеялся, но улыбка Мияхары исчезла. Она снова отвернулась, продолжая смотреть в окно. — Вчера после ужина… — нерешительно начала она, — в гостиной все только о тебе и говорили. И, наверное, вся школа говорит. Поэтому я волновалась. Честно, не знаю, как бы я ощущала себя на твоем месте. — С этим ничего не сделаешь, — пожал плечами Манами. — Когда-нибудь они все равно успокоятся. Привыкнут. — Я точно не смогу. Я даже… не могу поверить, что сейчас действительно разговариваю с тобой. Что ты… все еще Сангаку, которого я всегда знала. — Это я. — Манами тихо посмеялся. — Может быть, я немного изменился, но ты ведь тоже изменилась, разве нет? — Не так, как ты, — покачала головой Мияхара. — Но я все время думала… Я знала, что не могу спросить и сейчас не должна, но… — Научный интерес? — улыбнулся Манами. — Так ведь ты это называешь? Мияхара на секунду посмотрела на него, а потом опустила взгляд. — Знаешь, — задумчиво проговорил Манами. — Перемена скоро закончится, а у меня сейчас окно. Тебе не нужно на занятие? — Нет — у меня тоже свободное время до обеда, — ответила Мияхара, и Манами, улыбнувшись, схватил ее за запястье и потянул за собой в сторону выхода с этажа. — Удача. Значит, сходишь со мной в библиотеку — мне в субботу сдавать зелья за пятый курс, и сама знаешь, какая это задница. Надо взять парочку книг из дополнительного материала. — С-сангаку, я не… — запротестовала Мияхара всего на момент и почти сразу сдалась. — В твоих интересах пойти со мной, — отпустив ее руку и развернувшись, чтобы некоторое время идти спиной вперед, сказал Манами и подмигнул. — Я попробую утолить твое… неиссякаемое любопытство. Мияхара ничего не ответила на это — только едва заметно кивнула, и они дошли до библиотеки в молчании. Там Манами сразу же направился к большой секции, посвященной зельеварению, и Мияхара следовала за ним тихая, как призрак. — Это как разбиться надвое, — сказал Манами между делом, пока оглядывал высокий стеллаж со старыми книгами. — Что? — непонимающе спросила Мияхара, подняв голову. — Если заглянешь в свои воспоминания, то найдешь что-то такое. Это бывает почти с каждым. Одна часть тебя хочет что-то, а другая понимает, что так нельзя, и ты начинаешь сражаться. Иногда сдаешься, — сказал Манами, а потом оживился и дотянулся рукой до книги, чувствуя, что именно она и нужна. — Может быть, сейчас ты сделала именно это? — улыбнулся он, повернувшись к Мияхаре, и, заметив в ее глазах тревогу, пожал плечами. — Пойдем присядем, ладно? Выбрав пустой стол неподалеку отсюда (хотя сейчас все столы были пустыми), Манами отодвинул стул и, положив книгу, бросил рядом свою сумку. Мияхара села напротив, с другой стороны стола, и так ее напряженный вид еще больше бросился в глаза. — Если честно… — снова заговорил Манами, проведя пальцами по корешку старого учебника. — Я не знаю, возможно ли объяснить что-то подобное. Я уже не чувствую… ничего необычного внутри себя. Но он там. Я знаю это. Просто знаю. Мияхара снова не ответила, не подняла взгляда, и казалось, что она сейчас вообще задрожит. — Магический мир не всегда такой потрясающий и классный, да? — усмехнулся Манами. — Обскур — наверное, самое худшее явление, которое может случиться, но теперь уже ничего не сделаешь. Мы немного усмирили его амбиции, с помощью этого, — сказал он, поставив локоть на стол и немного дернув рукав вниз, чтобы браслет на левой руке снова показался, — так что можно пока жить, не думая о том, что он что-то разрушит или навредит кому-нибудь. — У тебя… — тихо сказала Мияхара, вроде бы начиная приходить в себя. — И на другой руке есть? И на шее… — Ага, — ответил Манами, положив руку. — Этот магический артефакт состоит из трех вещей. Рассказать тебе про него? Мияхара пару раз кивнула, что вышло довольно бодро, и это заставило Манами снова усмехнуться. Его подруга детства сейчас была прямо олицетворением фразы «страшно, но интересно». И он рассказал все. Начиная с самого начала. Про то, как директор впервые принес браслеты и ошейник, которые оказались непригодными к использованию, про то, как они работают и как он сам несколько месяцев пытался повторить все три стадии колдовства. Про Оноду, Наруко, Имаизуми, и даже про то, что этим артефактом он, кажется, привязал себя к ним, словно протянув невидимые цепи от каждого элемента. Говорить оказалось тяжело, но Мияхара внимательно слушала, и это было, наверное, меньшим из того, что Манами мог сделать. — Прости, — сказал он в самом конце и поймал на себе удивленный взгляд. — Я чувствую себя виноватым из-за того, что у нас с тобой все так получилось. Обскур появился, и... — Не извиняйся, — тихо попросила Мияхара, грустно улыбнувшись. — Это не твоя вина, а скорее моя. Я должна была быть мужественней, но в итоге я как будто просто сбежала. Так что это я здесь должна просить прощения. — И я тоже молодец… — вздохнул Манами. — Мог бы написать тебе хоть раз, но решил, что ты теперь не хочешь забивать себе голову моими проблемами. — Ужасно получилось, — неловко и тихо рассмеялась Мияхара. — Давай просто забудем? Незачем тревожить прошлое сейчас. — Ага, — согласился Манами. — Только вот не пойму… зачем ты обрезала волосы? Они ведь были такими длинными уже, — все-таки спросил он. — А, волосы. — Мияхара определенно смутилась от этого вопроса и занервничала, словно что-то скрывая. — Ну… мне они мешали, вот и все. Сейчас гораздо удобнее. — Тебе идет, — кивнул Манами. — С такой стрижкой ты выглядишь взрослее. Ну, не так, будто тебе все еще тринадцать. — Сочту за комплимент, — уклончиво отвечая, улыбнулась Мияхара и медленно поднялась со стула. — Ладно, Сангаку, я пойду — скоро обед уже начнется, а мне нужно еще зайти к себе. Поболтаем еще как-нибудь. — Поболтаем конечно, — согласился Манами. — Увидимся, — кивнула Мияхара и поторопилась сбежать, или Манами так просто показалось. Может, я задел запретную тему? — задумался он, но потом отвлекся, потому что в библиотеке стало как-то слишком шумно. Они что, проговорили весь урок? Забрав сумку, Манами вышел из-за стеллажа, чтобы направиться к стойке библиотекаря и записать книгу на себя, но там уже толпилась небольшая кучка девочек со Слизерина. Блин, это снова были те младшекурсницы. Увидев Манами, они запищали, и одна из них подпрыгнула к нему с записной книжкой. — Привет, Манами, дай автограф, пожалуйста, — попросила девочка, протягивая уже раскрытую книжку. — Чего? — не понял Манами, выгнув бровь. Это шутка такая? — Пожалуйста, всего один, — сказала девочка, и за ней столпились другие с совершенно странными выражениями на лицах. Они были то ли напуганы, то ли восхищены. То ли все вместе сразу. — Зачем он тебе? — рискнул спросить Манами, все еще ничего не понимая. — Ну… — Девочка замялась, краснея и прижимая книжку к своей груди. — Ты крутой… Ты ведь обскуриал и уже почти взрослый! А расскажи, как ты сдерживаешь обскур! Остальные почти запрыгали на месте, начиная поддакивать, словно стая маленьких птиц, которые просили еды. У Манами едва голова не закружилась от всего этого безумия, однако… он вдруг быстро придумал, как можно извлечь выгоду из ситуации. Улыбнувшись, он немного наклонился прямо к девочкам и ответил: — Я его не сдерживаю. Его нельзя сдержать. Девочки ахнули, задрожали, а потом, кажется, начали восхищаться еще больше. Господи, они что, совсем тупые? Манами устало выдохнул, расписался в записной книжке протянутым пером, а потом добавил: — Уделяйте побольше времени учебе. Мы ведь Слизерин — а значит, должны быть самыми лучшими и должны выиграть школьный Кубок в конце года. Девочки энергично закивали, а потом одна из них обратилась с вопросом: — А ты позанимаешься с нами уроками? — Мм… — задумчиво протянул Манами, а потом ему пришла идея. — Знаете, я так не люблю учиться, но кое-кто с нашего факультета точно не откажет. Вы смотрели квиддич в прошлом году? — Девочки закивали, и Манами снова улыбнулся. — Значит, вы его знаете. Подойдите к Юто с домашкой — он обожает таких милых и маленьких девочек, как вы. — Правда? Он нам поможет? — спросили у Манами с недоверием. — Конечно! — заверил он. — Только скажите, что тоже хотите выиграть школьный Кубок. — Хорошо, — ответили девочки едва не хором, а потом ушли с взятыми учебниками, и Манами, пытаясь не хихикать, положил свою книгу на стойку библиотекаря. Знакомая женщина, видимо все прекрасно услышавшая, недобро глянула на него поверх очков, но молча выписала разрешение и попрощалась. Манами вернулся в свою спальню, оставил взятую книгу, поменял содержимое сумки и отправился в Большой зал, где должен был уже начаться обед. Сидевший за слизеринским столом Юто еще пока ничего не подозревал, но Манами знал: скоро начнется настоящее веселье. Он сел на другое место специально, чтобы все было видно, и ему не пришлось долго ждать. Те второкурсницы, с которыми он говорил, подбежали к Юто уже через пятнадцать минут и начали лепетать про домашку. Юто от такого повышенного внимания покраснел не хуже помидора, а потом сбежал из зала, едва не запинаясь по дороге. Манами усердно пытался не засмеяться, но добился только того, что суп чуть не потек из носа, и после этого трапезу пришлось закончить. За гриффиндорским столом было все еще шумно, когда Манами незаметно подошел к Оноде, а потом обнял его со спины, наклоняясь. — Хэй, ты даже не вздрогнул, — почти с обидой протянул Манами, прижимаясь губами возле уха. Отпустив Оноду, он присел на краешек скамейки рядом, но случайно уперся лопатками в плечо Наруко. — Привет, что сегодня на обед? — спросил Манами, повернув голову, и Наруко практически пихнул ему в лицо кусок мяса. — Куриные ножки. Объедение. Хочешь попробовать? — Господи, тут же просто дохрена перца, — поморщился Манами и отодвинулся поближе к Оноде. Пару раз чихнув, Манами прижал ладонь к носу и подумал, что у него сейчас глаза даже заслезятся. — Нужна салфетка? — предложил Онода, потянувшись куда-то вперед. — Не, порядок, — отказался Манами и улыбнулся, когда сидевший с другой стороны стола Имаизуми, не отрываясь от чтения газеты, приподнял ладонь, чтобы поприветствовать его. — Кстати, — снова обратился к Оноде Манами, — похоже, мы первыми проверим теорию Кабураги? — Какую теорию? — поинтересовался Наруко с набитым ртом. — По поводу нового профессора, — ответил Онода. — Ага, — кивнул Манами. — Мы поспорили о том, окажется он хорошим или строгим. — Господи, вы что, дети? — устало спросил Имаизуми. — Ладно Кабураги, но не говори мне, что и ты туда же, Сакамичи. — Эй, я тоже хочу поспорить! — вмешался Наруко. — Я за то, что он классный! Имаизуми тяжело вздохнул, а потом откуда-то издалека послышался знакомый голос: — Только не говорите, что у вас сейчас ЗОТИ! Я должен был быть первым! Манами повернул голову и удивился, увидев через несколько мест возвышающегося над остальными ребятами Кабураги с непомерно обиженным видом. — Исса, пожалуйста, не вставай на скамейку ногами — с нас могут снять баллы за это, — обреченно сказал Онода, и Кабураги спрыгнул на пол, чтобы быстро подойти к ним. — Нет, ну почему вам первым поставили этот урок? Что за несправедливость? — оскорбленно возмутился он, размахивая руками. Наруко ехидно улыбнулся и показал ему язык. — Просто учебное расписание такое — нам больше повезло, — ответил Манами. — Можно я с вами пойду? Я тоже хочу посмотреть на нового профессора, — начал просить Кабураги, дергая Манами за рукав. — Мне применить к тебе уменьшающее и засунуть тебя в сумку? — спросил Манами, с трудом освободившись. — А можно? — засветился Кабураги. — Нет! — резко возразил Онода, подпрыгнув на месте. — Вы не будете делать ничего такого. Исса, ты пойдешь на свой урок. ЗОТИ у тебя… — Онода задумался с напряженным видом, а потом договорил: — В четверг. Подожди день еще. — Только в четверг! — обреченно простонал Кабураги. Он вдруг обогнул Оноду с другой стороны, зачерпнул большой ложкой соус и, подкравшись к Наруко, который снова принялся за еду, сзади, вылил ему эту ложку прямо за шиворот. Манами округлил глаза и раскрыл рот от потрясения. — Вот блять, ты че сделал, мелкая зараза? — Наруко подпрыгнул на месте и быстро вытащил свою палочку, чтобы послать какое-нибудь заклятие следом за убегающим с места преступления Кабураги. Манами едва успел надавить на запястье Наруко, и палочка выстрелила в пол. — Да твою ж мать, парни, — выругался рядом Онода, и после этого предел безумств, которые мог воспринять Манами за один раз, был превышен. — Черт, Шустряк, помоги мне! — застонал Наруко, дергаясь обратно. — У меня, блять, вся спина в соусе! — Сам разбирайся — нечего было его злить с утра, — спокойно ответил Имаизуми, все еще читая газету. Кого злить? Кабураги? — спросил про себя Манами, а потом суетливо зашарил по карманам, пытаясь найти собственную палочку. — Я уберу? — нерешительно предложил он, и Наруко снова поежился — видимо, ощущения были вовсе не из приятных. — Только быстрее. Манами кивнул и осторожно сунул кончик палочки за ворот рубашки, применяя очищающее заклинание. — Ну что, все? — спросил он, и измученное выражение лица Наруко сменилось на облегченное. — Ага, спасибо. — Вы, ребят, просто дикие какие-то, — прокомментировал Манами, убирая палочку. Естественно, произошедшее не осталось незамеченным. Гриффиндор получил минус десять баллов от собственного декана за сквернословие, и им еще повезло, что она не видела, как из палочки Наруко вылетело заклинание. Тем не менее сам Наруко из-за потери баллов не расстроился — наоборот, как будто повеселел и, пока они шли на урок, без умолку потешался над тем, как накосячил на трансфигурации и поменял цвет волос Имаизуми на розовый. В кабинете было еще мало учеников, но постепенно класс заполнялся, и многим, похоже, не терпелось познакомиться с новым преподавателем. Активнее всего переговаривались девушки, и их восхищенные вздохи доносились даже до парты Манами, где он сел вместе с Онодой. — Я слышала, как он разговаривал с директором. У него небольшой акцент, представляешь, но голос такооой приятный — кажется, я умираю. — И шрамов никаких нет — он точно не мракоборец. — Где он работал до этого, интересно? — А кольцо на пальце есть? — Кажется, он даже популярнее тебя в этой школе, — хихикнул Онода, осторожно толкнув Манами локтем. — Еще бы, — улыбнулся Манами, говоря почти шепотом. — Он же красавец-иностранец. Кто я вообще рядом с ним? — Хэй, — обиженно, но с улыбкой произнес Онода. — Ты самый красивый парень в мире — не веришь мне? Никакому, даже самому молодому профессору не переплюнуть тебя. — Перестань, — засмеялся Манами, смущаясь от этих слов. Он и не заметил, как все вокруг резко затихли. Вместе со звоном колокола в кабинет наконец вошел сам профессор, и почти все ученики не могли оторвать от него взгляда. «Нет, ну что за пиздец — он же не вейла какая-нибудь», — услышал Манами голос Наруко, и это снова было что-то странное, как вчера на станции Хогсмид. Он посмотрел на парту перед ними, и да, он был уверен, что Наруко не открывал рта в последние несколько секунд. Он просто сидел с хмурым видом, подперев голову одной рукой, а другой ковыряя царапину на парте. Да что такое? — подумал Манами и поморщился. Почему он опять услышал голос? Это слуховые галлюцинации? Он сходил с ума? Или… Наруко действительно мог думать об этом сейчас? Может быть… стоило спросить его об этом? Нет, бред полный, — быстро решил Манами и поднял голову, взглянув на профессора, который остановился возле учительского стола и дружелюбно улыбнулся. — Шестикурсники, — сказал он, обведя класс взглядом. — Значит, теперь начнутся по-настоящему интересные уроки. Что ж, в правда приятном голосе правда звучал небольшой акцент, а еще этот человек выглядел ну действительно слишком необычно для того, чтобы преподавать защиту от Темных искусств. Ему, возможно, подошло бы что-нибудь точное и искусное, вроде трансфигурации, подумал Манами и снова заметил, с каким благоговением смотрят на профессора девушки. — Ну, пришло время познакомиться, наверное, — снова улыбнулся профессор и, откинув полы идеально выглаженной мантии, присел на краешек стола. — Меня зовут Котаро Ишигаки. Я — ваш новый преподаватель по защите от Темных искусств. Надеюсь, мы хорошо сработаемся — вы ведь уже совсем взрослые ребята, верно? Несколько рук взметнулись к потолку — кажется, ученики уже не могли сдержаться с вопросами. Профессор тихо рассмеялся. — Вижу, вас многое интересует. Давайте по очереди, — сказал он, и начался хаос. — Профессор Ишигаки, а как давно вы приехали в Англию? — Профессор Ишигаки, вы работали мракоборцем? — Профессор, вы имели дело с опасными существами? Вопросы все сыпались и сыпались. Ученики уже пытались перекричать друг друга, но профессор приподнял ладонь, призывая всех успокоиться. — Вы так интересуетесь всеми новыми преподавателями? — спросил он. — Я обычный волшебник с ничем не примечательным прошлым. И нет, в Англии я совсем недавно. Я не был мракоборцем, но надеюсь, вы не думаете, что это значит, что я буду неважным учителем. Я работал в шведском драконьем заповеднике. Вот здесь уже оживился Наруко. Услышав заветное слово, он быстро отвлекся от своей парты и тоже вытянул руку вверх, привстав со стула. — А там был хоть один Китайский огненный шар? Это мой любимый! Потому что он красный? — улыбнулся про себя Манами. — О да, один был. Просто красавец, — ответил профессор. — Я принесу к следующему уроку колдографии и покажу тебе, если хочешь. — Ваа! Обязательно принесите! Большое спасибо! Манами не выдержал и хихикнул в кулак — ну вот, кажется, еще одно сердце было покорено, а Наруко удивительно быстро мог меняться в настроении. Онода тоже улыбнулся, заметив реакцию Манами, а после этого ученики более-менее успокоились, и начался полноценный урок. — Что ж, совсем скоро каждый из вас станет совершеннолетним, — говорил профессор Ишигаки, медленно расхаживая перед доской. — Министерство считает, что к такому важному событию любой волшебник должен познакомиться с самыми страшными заклятиями, которые существуют в этом мире… — Несколько учеников посмеялись, и профессор продолжил. — Шучу. Дело, конечно, не в вашем дне рождения, и это не значит, что на своем празднике вы должны хвастаться тем, что представляете, что такое Круциатус. — Я все-таки надеялся, что мы не начнем тему Непростительных так рано, — шепотом сказал Онода и немного поморщился. — Не хочу об этом слушать. — А мне вроде интересно — он хорошо рассказывает, как будто мы просто беседуем, — так же тихо ответил Манами, пододвинувшись ближе. Профессор продолжал говорить, и все до единого его слушали, хотя подобное было редким зрелищем на каком-нибудь из уроков. Он неторопливо прошелся по трем Непростительным заклятиям, пока что затрагивая только основы, и смог сделать это так, что Манами показалось, что он впервые услышал о них. Убивающее заклятие, пыточное заклятие, заклятие, подчиняющее своей воле. Из уст профессора эти рассказы звучали как фантастическая и страшная сказка, в которую сложно было поверить. Сложно было представить, что такие заклинания действительно существовали и что некоторые волшебники действительно прибегали к ним. — Профессор, можно вопрос? — поднял руку один из учеников Слизерина, когда преподаватель снова вернулся к теме о пыточном заклятии. — Да, попробуй, — улыбнулся тот, остановившись. — А вы… вы когда-нибудь применяли Круциатус к кому-нибудь? Дракон… или, может быть… человек? — Хорошая попытка для того, кто хитрым путем хочет добиться признания о преступлении, — ответил профессор, получая несколько тихих смешков от ребят. — Нет. Я никогда не применял это заклятие, но… Один раз мне пришлось испытать его на себе. Класс снова оживился, руки взметнулись вверх. — Кто это сделал? Это был преступник? — При каких обстоятельствах произошел этот случай? — Что вы почувствовали? — Хороший. Хороший вопрос, — ответил профессор, снова поднимая ладонь и призывая учеников к молчанию. — Я думаю, что, испытав на себе действие такого заклятия, каждый из вас раз и навсегда забыл бы о мысли применить его к кому-то другому… Боль, — сказал он, пару секунд помолчав. — Жуткая, нестерпимая боль пронзает каждую клеточку тела. Вы не можете вздохнуть, не можете двинуться, не можете думать. Только мимолетно приходит короткая, как вспышка, мысль… «Пожалуйста, просто убей меня». Многие волшебники сходили с ума после увлеченного использования на них этого заклятия. В классе повисла такая мертвая тишина, что Манами услышал, как где-то за окном пролетела птица. — Представить это сложно, даже если вы стараетесь, — продолжил профессор, сев за учительский стол. Он вдруг достал волшебную палочку и положил ее рядом со свитком пергамента возле своей руки. — Но я могу попробовать показать вам. Любому желающему, если такой найдется, конечно. Вы не почувствуете физическую боль, однако увидите воспоминания об этой боли. Только слабую ее тень. Даже этого может показаться достаточно. Ребята продолжали молчать — никто не рисковал вызваться проверить слова профессора, но Манами, низко опустив голову, думал. Он и сам не понимал, почему чувствует такой нарастающий сильный, почти одержимый интерес. От этого было некомфортно и почти страшно, но он хотел… увидеть. — Хорошо. Вставай и иди ко мне. — Голос профессора вырвал из транса, и Манами только теперь понял, что поднял руку, кажется сделав это совершенно бессознательно. — Сангаку? Ты серьезно? — очень тихо и испуганно спросил Онода, и Манами, сглотнув, медленно поднялся со стула, а потом пошел… «Ну нахер — не делай этого», — сказал Наруко в его голове. Манами слабо улыбнулся и удержался от желания направить ответную мысль «не беспокойся». Он нерешительно подошел к учительскому столу и взглянул на профессора, который выглядел очень доброжелательно, но словно немного сочувствующе. Профессор взял свою палочку и спросил: — Тебя зовут Сангаку, кажется? Манами кивнул. — Хорошо, Сангаку. Ты уверен в том, что хочешь этого? Ты ведь понимаешь, что тебе не понравится? — спросил профессор. — Д-да, — ответил Манами, но его голос чуть дрогнул. — Хорошо, — снова повторил профессор, приподнимая палочку и направляя ее на Манами. — Расслабься и старайся ни о чем не думать. Манами глубоко вздохнул, пытаясь сделать как сказано, а потом услышал знакомое слово, которое до этого видел лишь на страницах учебников. — Легилименс. Моргнув, Манами почувствовал, как пол будто проваливается, уходит из-под ног, перед глазами стало так мутно, будто у него резко и очень сильно ухудшилось зрение — он мог видеть лишь расплывчатые неразборчивые образы. Тело стало неестественно легким, будто земное притяжение исчезло, а потом он почувствовал себя очень странно. За один миг его душа каким-то неестественным образом наполнилась жгучим отчаяньем, безысходностью и бесконечным, бесконечным ужасом. Это было так… как при встрече с дементором. Это было так, как при создании магического артефакта. Это было знакомо. Слишком знакомо. Манами почувствовал желание вырваться, прекратить все это, а потом вдруг смог различить среди мутных пятен перед глазами что-то… напоминающее человеческое лицо и… поднятую ладонь… Ладонь без палочки. Когда его швырнуло обратно из чужих образов, Манами снова увидел учительский стол и пошатнулся, едва устояв на ногах. Он увидел и профессора, который все так же сидел на своем месте, и прижал ладонь к щеке, вытирая соленую влагу. — Тот… кто сделал это… — едва слышно произнес Манами, частично приходя в себя, — он был близким для вас? Только спустя пару секунд дошло осознание, что вопрос был слишком личным — Манами стало неловко, и он опустил взгляд, стараясь не смотреть в глаза, которые на мгновение стали удивленными. — Ого, — произнес профессор, и в его голосе почему-то слышалась задорность. — Ты смог увидеть больше, чем я хотел тебе показать. Мои новые коллеги не приукрашивали, когда говорили, что ты очень талантливый ученик. Возможно, легилименция тоже хорошо дастся тебе, если ты решишь обучиться ей. — Простите, — тихо извинился Манами за свой бестактный вопрос. — Ничего. Иди на свое место, — ответил профессор, и Манами повиновался. Он сел обратно за парту, не поднимая глаз, но все равно знал, что Наруко и Имаизуми сейчас обернулись и смотрят на него. Онода смотрел. И некоторые другие ученики тоже, словно все разом испугались за него. — И как это… было? — нерешительно спросил Имаизуми. Манами поднял голову и постарался улыбнуться, хотя его глаза наверняка все еще были влажными. — Неописуемо. Лицо Наруко же было скорее подавленным и удрученным, чем взволнованным. Он быстро отвернулся, что вызвало у Манами новое удивление, а потом он отвлекся, когда Онода на пару секунд сжал его ладонь. — Не надо было тебе идти. Ну чего ты добился? Манами не ответил, слушая, как профессор снова встает и просит учеников достать пергаменты для небольшой записи под диктовку. Мысли, конечно, все еще были о произошедшем. Манами не понимал, почему он так отчетливо вспомнил свою первую встречу с дементором, когда Эли, вырвав какое-то неизвестное воспоминание из его памяти, вынудил ощутить его так сильно, что Манами просто закричал от боли. И что это вообще было за воспоминание? Он до сих пор не знал этого, не мог догадаться сам или решиться спросить у мамы, но… Неужели когда-то давно кто-то применил к нему нечто вроде такого же Круциатуса, о котором рассказывал профессор? Почему? В чем он так провинился? Он был настолько плохим ребенком? Совсем загрустив от таких мыслей, Манами пропустил мимо ушей почти всю оставшуюся часть урока. Когда профессор объяснил домашнее задание, которое было и так довольно маленьким, то добавил, что не будет снимать баллы, если кто-то не успеет сдать его вовремя. Кабураги, похоже, выиграл их спор. Ну или по крайней мере был очень близок к этому. — И еще одна вещь, о которой я хотел сообщить вам сегодня, — сказал профессор перед самым концом урока. Он весело улыбнулся и снова окинул взглядом свою аудиторию. — Кто из вас знаком с магическими дуэлями? — Класс тут же оживленно и воодушевленно загалдел. — Если вам так нравится это слово, у меня для вас просто отличная новость, — сказал профессор, чуть повышая голос, чтобы его услышали. — Я собираюсь обучить желающих дуэльному мастерству, так что с начала следующего месяца будет введен особенный факультатив, который будет проходить в Большом зале после ужина раз в неделю. Это не обязательный урок, но прийти может каждый. Сообщите мне о своем решении на следующем уроке — я составлю список. От этой информации все, кажется, были в восторге. Видимо, профессора Ишигаки ждала всеобщая любовь до конца его работы, и Манами уже сомневался, что это впечатление изменится. Но, отпуская учеников после окончания, профессор снова обратился к нему и попросил подойти. Манами кивнул и вскоре вновь стоял возле учительского стола, чувствуя себя растерянным. Ученики сзади все еще покидали класс с шумными обсуждениями, но уже спустя полминуты стало тихо. — Наверное, нелегко каждый день ходить с такой штукой, да? — с улыбкой спросил профессор, указав пальцем на свою шею, после чего принялся складывать пергаменты на столе. Манами напрягся и отвел взгляд. — Если вы хотите спросить про обскур, то вынужден разочаровать вас… — О нет, — сразу возразил профессор и неловко рассмеялся. — Я вовсе не хотел обидеть или расстроить тебя. Я позвал тебя по другому вопросу. Как ты относишься к магическим дуэлям, позволь спросить. Манами немного удивился и пожал плечами. — Не знаю. Мне не особо… интересно, наверное? И я никогда не пробовал практиковать атакующие заклинания, которые не входили бы в программу, а с прежним преподавателем мы их редко затрагивали и почти не тренировались. — Вот такой подход мне и не нравится, — ответил профессор Ишигаки, улыбнувшись и снова присев на стул. — Я думаю, каждый волшебник должен уметь защитить себя, ведь жизнь долгая и непредсказуемая — случиться может что угодно. — Манами ничего не ответил на это, и профессор продолжил: — Ты ведь должен сдавать мне экзамен за прошлый курс по моему предмету, хотя… ты получше многих здесь знаком с темной стороной магии, правильно? — На что вы намекаете? — вздрогнул Манами. — Я думаю, мы с тобой можем договориться о небольшой сделке, — объяснил профессор. — Ты запишешься на мой факультатив, посетишь несколько занятий — и я зачту тебе экзамен. Как смотришь на это? — Вы… — Манами здорово растерялся, — хотите, чтобы я сражался с кем-то на волшебных палочках? — Это будут тренировочные дуэли, — поспешил успокоить профессор. — Безопасно и под моим присмотром — не о чем беспокоиться. Ох… прости мне мое любопытство, но ты действительно уникальный волшебник и обладаешь огромным магическим потенциалом, судя по всему. Я бы хотел увидеть тебя в действии… хотя бы один раз. Манами снова опустил взгляд, не зная, что и делать. С одной стороны, он, конечно, не хотел соглашаться на что-то подобное, не хотел обрекать себя даже на самую крохотную возможность причинить кому-то боль с помощью магии, но… рассчитаться с экзаменом на халяву. Он и без этого жутко устанет сдавать все остальные предметы, и если можно будет забыть хотя бы об одном… — Ладно, — сказал Манами, соглашаясь. — Я приду на несколько занятий. — Отлично, — улыбнулся профессор. — Значит, мы договорились, но… ни слова никому об этом, хорошо? Манами кивнул и постарался улыбнуться в ответ.

* * *

После первого дня учебы жизнь в Хогвартсе понемногу начала казаться чем-то привычным, хотя Манами и не ожидал, что это чувство придет так скоро. У него не было свободного времени: после уроков он приходил в библиотеку, чтобы готовиться к экзаменам, которые должен сдать, и возвращался в гостиную своего факультета только перед отбоем. Это было, пожалуй, единственным местом в замке, где ему все еще было некомфортно, потому что каждый раз, когда отворачивался, он чувствовал чужие взгляды, от которых было неприятно. Юто не стремился испортить ему жизнь, но и мириться тоже не собирался, что было также не радужным обстоятельством с учетом того, что он остался практически единственным из тех, с кем Манами общался до того, как его забрали в Мунго. Со вторым загонщиком команды, который, как и Манами, доучивался последние два года, отношения после возвращения тоже оказались какими-то натянутыми, и общая ситуация с собственным факультетом просто вгоняла в тоску. В первую субботу пришлось снова вставать раньше, вместо того чтобы отдыхать. Манами сдал сложный экзамен по зельеварению за прошлый курс, а потом снова засел в библиотеке, чтобы сделать домашнюю работу на следующую неделю, потому что до этого момента даже не притронулся к ней. На пару часов к нему присоединился Онода, но большую часть времени он уделял своему эссе или перебиранию пачки разрешений на посещение Хогсмида, сравнивая со старыми и проверяя, не подделал ли какой-нибудь ученик его факультета родительскую подпись. Когда до ужина оставалась пара часов, Манами с трудом вспомнил, что сегодня должен посетить больничное крыло для осмотра, и, быстро собрав пергаменты и учебники, поспешил на выход. Целительница их школы, мадам Бланд, была рада снова его увидеть, и Манами тоже не смог не улыбнуться, когда невольно вспомнил, как она заботилась о нем раньше каждый раз, когда он заболевал и не мог посещать уроки. — В последнее время я намного реже простужаюсь, — рассказал он, когда мадам Бланд спросила о его самочувствии. — Болел в конце августа, но обошлось даже без температуры. Ну а сейчас все просто отлично, наверное. — Хорошо, — ответила целительница, присаживаясь на край одной из кроватей и доставая палочку. — Я быстро посмотрю тебя — и можешь быть свободен. Манами кивнул, скидывая мантию на стул, расстегнул рубашку и подошел ближе. Мадам Бланд подняла руку, чтобы медленно провести волшебной палочкой от самого подбородка до кромки брюк, не касаясь кожи, а потом повторила это действие, вдумчиво глядя куда-то в сторону окна. — Ты стал совсем высоким, хотя прошло только чуть больше года с того времени, когда я видела тебя в последний раз, — тихо сказала она. — Дети так быстро растут, ага? — улыбнулся Манами, но целительница не улыбнулась в ответ и напряженно сказала: — В отчете, который я получила от целителей Мунго, ничего не сказано про твое сердце. — Мое сердце? — удивленно переспросил Манами. — А что с ним? Покачав головой, мадам Бланд зажала волшебную палочку между большим пальцем и ладонью, а потом прижала эту ладонь к солнечному сплетению, словно к чему-то прислушиваясь. — Ничего, извини, — сказала она, убирая руку. — Не беспокойся об этом. Манами недоверчиво приподнял бровь, но ничего не ответил и просто начал застегивать пуговицы. — Ты ведь летал на метле после прибытия в школу? — спросила целительница, убирая палочку. — Ага, — кивнул Манами, возясь с мелкими пуговицами. — Я очень люблю летать. — Да, я знаю. Поэтому у меня к тебе есть небольшая просьба. — Целительница постаралась улыбнуться, но это только насторожило еще больше. Что? Что такое? Сейчас ему скажут, что летать больше нельзя? — Не перенапрягай себя на больших скоростях, — сказала она. — Если почувствуешь себя плохо, сразу спускайся и не рискуй, ладно? А лучше бери себе в партнеры кого-нибудь каждый раз. Это просто… ради безопасности. Ты можешь летать, но тебе нужно беречь себя, понимаешь? Твой организм слабый, и он стал еще слабее. И даже если пока твоей жизни ничего не угрожает, перегрузки ни к чему хорошему не приведут. Манами прикусил губу, едва не задрожав, а потом рискнул спросить: — А если бы… если бы я захотел играть в квиддич, вы бы сказали, что это недопустимо? Мадам Бланд тихо вздохнула и отвернулась. — В твоем положении лучше ограничить любую физическую нагрузку. Будет не очень здорово, если после каждого матча ты будешь оказываться здесь, да? Манами ничего не ответил. Ему было больно это услышать, но еще больнее было осознавать тот факт, что он даже не сможет проверить эти слова, потому что… никакой квиддич ему больше не светил. Команде он не нужен. — Я могу идти? — тихо спросил он, забирая мантию. Получив в ответ короткое согласие, Манами больше не задержался ни на секунду. Он чувствовал себя просто кошмарно, когда торопливо шел по коридору, — в груди все сдавило, и каждый вздох давался с трудом, потому что нет, он не мог принять то, что ему сказали. Не мог ограничивать себя в полете. Не стал бы делать этого, даже если бы пришлось расплачиваться попаданием в больничное крыло. Сейчас полеты оставались, наверное, единственной вещью, в которой он был пока еще свободен. Как он мог лишить себя этого? Разве недостаточным было то, что он лишил себя квиддича? Добравшись до входа в гостиную, Манами заставил себя остановиться и переждать легкую одышку. У него слезились глаза, он совсем не хотел появляться среди своих товарищей в таком виде, однако плюнул на все и назвал пароль. То, что он увидел, когда спустился по небольшой лестнице, снова заставило его задохнуться. Ему показалось, что это видение, иллюзия, потому что как… Как этот человек мог быть здесь сейчас? Это невозможно, пытался убедить себя Манами, но только вздрогнул, когда услышал голос, который все-таки заставил его поверить, что это действительно Курода. — Извинись перед ним, ясно тебе? — говорил Курода кому-то, полностью закрыв собой обзор, и оказалось, что перед ним стоял Юто, который ответил почти с яростью: — Нет, ни за что! Это не мне нужно извиняться! Манами не понимал, что делает. Кажется, его тело двигалось само по себе, потому что он и сам удивился тому, как стремительно подошел к Куроде и как обнял его за шею, едва тот успел развернуться. — Сангаку? — В голосе, который оказался таким необходимым сейчас, послышалось смятение, но Манами только крепче прижался, утыкаясь лицом в плечо и жмурясь. — Ой, да ладно! Вы серьезно? — возмутился Юто, но остался без ответа. Курода с какой-то осторожностью взял Манами за плечи, чтобы отодвинуть от себя, а потом потянул куда-то за локоть, сказав лишь короткое «пошли». И Манами пошел. Не разбирая дороги, не понимая, куда они, потому что перед глазами было мутно от слез. Только когда его усадили на что-то мягкое, он смог вытереть лицо и узнать свою кровать. В спальне было тихо и пусто. Курода сел рядом, положив ладонь на плечо и погладив. — Эй, ты как? Порядок? Манами кивнул два раза, прикусил губу, а потом снова вытер щеки. — Я тут услышал кое-что интересное, — вздохнул Курода, взяв за подбородок, развернул лицо Манами к себе и попытался что-то разглядеть. — Я убрал его. Нет следов, — вывернулся Манами, поняв, что Курода искал подтверждение того, что Юто и правда не поскупился на удар. — Мне жаль. Я надеялся, что он остынет, но ошибся. — Это ерунда, мне все равно, — мотнул головой Манами, но ему не поверили. — Действительно? Ты мне врешь или себе? — Курода очень слабо улыбнулся, но Манами заметил и улыбнулся в ответ. — Что ты здесь делаешь, а? Я чуть не упал, когда зашел в гостиную и увидел тебя. — Мой отец состоит в попечительском совете школы. Я не говорил тебе? — объяснил Курода, и Манами пожал плечами — может быть, такое и было, но он забыл. — Я здесь по его поручению. Он очень занят, поэтому попросил меня проверить совятню. — Совятню? Что? — не понял Манами, изумленно выгнув бровь. — Он хочет выделить деньги на ремонт — нужно было прикинуть, сколько нужно, — сказал Курода. — И так как я быстро справился, то решил зайти сюда. Так и знал, что не увижу ничего хорошего. — Из-за Юто? — спросил Манами. — Все нормально, правда. Я не обижаюсь. И если ты просил его извиниться передо мной, то не надо. — Сангаку, — позвал Курода, развернувшись сильнее, и его колено коснулось колена Манами. — Ответь мне, ты действительно думаешь, что здесь твое место? Удивившись вопросу, Манами поднял голову и попытался найти в глазах Куроды причину его слов, но не смог. — Что? Конечно. Здесь мое место — я потратил много сил, чтобы вернуться… В ответ на это Курода слабо улыбнулся, опуская взгляд, и Манами окончательно перестал понимать что-либо. — Может быть… ты просто плохо искал? Ты не думал об этом? — спросил Курода, и Манами, покачав головой, отвернулся. Искать? Зачем? Зачем ему было искать что-то другое, когда в Хогвартсе были самые дорогие ему вещи? Даже мысли об этом казались чем-то совершенно неуместным. — Как твои экзамены? — продолжил разговор Курода, переведя тему. Манами переключился не сразу, но потом ответил, глядя на комод возле своей кровати. — Сегодня сдал зелья. Но в следующую субботу придется сдавать два экзамена друг за другом — надеюсь, справлюсь. — Ну, ты должен, раз уж так цепляешься за это место, — хмыкнул Курода, на что Манами не сдержался и несильно толкнул его в плечо. — Эй, ты уже школу закончил — тебе все равно, конечно. Курода в ответ на его действие только улыбнулся, и Манами устало вздохнул. Забравшись на кровать с ногами, он задернул зеленый полог с одной стороны, чтобы их не увидели, если кто-то вдруг решит ворваться в спальню. — Я могу летать здесь, — сказал Манами, рухнув на покрывало и оказавшись лицом за спиной Куроды. — Но знаешь… — Курода переместился в сторону, чтобы развернуться, и Манами снова стало больно, когда они на мгновение встретились взглядами. — Я сегодня ходил к мадам Бланд, и она сказала… сказала не перенапрягать себя. Она сказала, что я больше не должен летать… свободно. Я слышал много страшных слов. Я слышал, как мне говорили, что я не проживу долго, но это… это хуже всего. Рассказать об этом кому-то было нелегко, но после стало чуть спокойнее, хотя Манами очень боялся расплакаться. Он боялся снова выглядеть слабым, но каково было его удивление, когда он увидел, как отворачивается Курода, как начинают дрожать его плечи. — Эй? Что? — испугался Манами, приподнимаясь на руках и пододвигаясь ближе. Он коснулся ладонью чужого плеча, но Курода в ответ на его действие только отвернулся еще сильнее, словно пытаясь спрятаться. Он что, плакал? — Юки… — еле слышно позвал Манами, не зная, что делать. — Если это из-за меня, прости — я не должен был ничего говорить. Мне жаль, что я расстроил тебя. — Это мне следует извиняться, — так же тихо ответил Курода, и Манами впервые услышал его голос таким. Слабым и дрожащим от слез. — Потому что я провалился. Я должен был заботиться о тебе, но я не справился даже с таким простым заданием. Единственное, что я смог, — это испортить все еще больше. И меня… меня просто не покидает мысль, что я мог предотвратить… — Эй, — мягко позвал Манами, прерывая его, и снова положил ладонь на плечо. — Не говори так. Здесь никогда не было твоей вины. Никого в этой школе, на самом деле. Виновата только моя собственная ошибка. Больше ничего. Курода вроде попытался успокоиться. Он развернулся обратно, прижимая ко рту тыльную сторону ладони, и Манами действительно заметил слезы на его щеках… Боже, это было так ужасно. Ну почему он мог только причинять страдания другим людям? — Мне приятно, если я не безразличен тебе, — снова заговорил Манами, опуская голову. — Но, пожалуйста, не страдай из-за меня. Иначе мне… мне будет еще хуже. — Это то, что ты хотел рассказать мне, но не смог? Ошибка, о которой ты говоришь, — тихо спросил Курода, и Манами кивнул, даже если собеседник и не смотрел на него в этот момент. — Я попробую объяснить тебе, когда найду в себе смелость на это, и если… тебе все еще будет нужно, я расскажу. — Если тебе сложно, не заставляй себя, — ответил Курода. — Я останусь на твоей стороне, даже если никогда не смогу понять твои действия. Это не имеет значения. — Спасибо, — грустно улыбнулся Манами, чувствуя слабое тепло в сердце. — Но я правда думаю, что ты сделал достаточно, чтобы иметь право знать правду. Похоже, это единственное, чем я могу отблагодарить тебя, — поэтому я должен сделать это рано или поздно. Но в обмен... могу я попросить тебя об одном маленьком одолжении? — Курода посмотрел на него вопросительным взглядом, и Манами продолжил: — Позаботься обо мне еще немного? Потому что я там, где никто, кроме тебя, не сможет это сделать.

trilogy - флипбук страница 551-600

Буровы, или Эгоизм 551 Home lessons (из дневника Последа) Моя врожденная исключительность отчаянно сопротив-лялась отцу и школе. Мать единственная, кто не покушалсяна нее; наоборот. Ведя меня в первый класс, говорила: — Будешь сидеть за второй партой, один. — Почему один? — Потому что ты — самый способный, к тому же подго-товлен лучше других; равняться не на кого. Слушай учителя,а дома обсудим. Я  старался дословно пересказывать, чему нас учили.Но  мать интересовали не  прописи, а  исключительно под-робности школьного воспитания. В шестом классе я заявил,что  все люди равны. Царица усадила напротив и  сказаласо всей твердостью: — Запомни раз и  навсегда: люди неравны. Одни умные,их мало, а подавляющее большинство глупы как лошадь с го-ловой в дупле. Кто в классе успевает лучше тебя? Я задумался. — Даша Соловьева, у нее с изложениями лучше. — Ответ неверный. Ты  — лучший! Одно из  двух: либоДаша станет прислуживать тебе, либо наоборот. В мире однипричиняют боль, а другие страдают от нее; но лучше чувст-вовать себя виноватым, чем униженным. Кстати, я слышала,как она разговаривает — у нее интеллект коровы. Но важноиное: хочешь править людьми — обрети уверенность. В этомделе требуется многолетнее самовоспитание. Для  началапрочти “Жизнь цезарей”167. — Мама, ты бы еще фараонов вспомнила… — “Времена не выбирают, в них живут и умирают”. Во всеэпохи так: человек есть то, кем себя считает. Сядешь на лавкус  глупцами — станешь ковыряться в носу. Люди, Послед,—они не  без  способностей, каждый на  свой лад. Но  ты… ты167 “Жизнь двенадцати цезарей” — основной труд древнеримского историка Свето- ния. Представляет собой сборник биографий Юлия Цезаря и 11 первых римских императоров: от Августа до Домициана.

552 Владислав Гриньцелеустремленный феномен; таких  — один на  миллион.Станешь утверждаться как лучший — через год все поверят.А главное, сам поверишь! Двуликий (из воспоминаний начальника УСР генерала Заварухина) Вчера общался с Викторией Буровой — Майонезной Ца-рицей. Когда вошел, она стояла у огромного окна, спиной ко мне.В ответ на приветствие степенно обернулась и жестом указа-ла на кресло. Ни “здравствуйте”, ни “садитесь”. Стала бесце-ремонно разглядывать меня, словно не было до этого как ми-нимум пяти встреч. Госпожа Бурова чуть выше среднего роста, худощаваи  стройна несмотря на  то, что  ей за  шестьдесят. Краше-ная коротко стриженная блондинка; минимум косметикина  ромбовидном лице с  выразительным носом и  чувствен-ным ртом. И  все же облик Царицы определяли зеленыеглаза, края которых благодаря искусной пластике успешнопротивостояли гравитации. За  десяток секунд эти глубокопосаженные глаза выразили целую гамму чувств: от стально-го блеска, пока хозяйка пребывала в плену мрачных мыслей,до удивления, стоило обратить внимание на мою ярко-крас-ную бабочку. Я нацепил ее специально, чтобы сбить собесед-ницу с решительного настроя. В соответствии со статусом Майонезная Царица была эки-пирована Шанелью, начиная от  черного костюма с  каран-дашной до колен юбкой, приталенным двубортным жакетомс широкими белыми лацканами, заканчивая темно-серымибархатными с  кожаным носком туфлями на  платформе.Насколько я мог судить, серьги, кольца и часы не выпадалииз  ансамбля. Не  было ничего блестящего и  золотого, толь-ко матовое и платиновое, возможно, сообразно моменту, но,скорее всего, выражая врожденный характер. Как  бы то  ни  было, Виктория начала разговор дажене предложив чая или кофе. — Судя по вашему виду, радоваться нечему…

Буровы, или Эгоизм 553 Я пожал плечами. — Это смотря по тому, что вы хотите услышать. Виктория презрительно улыбнулась кончиками губ и  усе-лась напротив. Наши кресла разделял небольшой стеклянныйстолик. Положив ногу за  ногу, госпожа Бурова глубоко заду-малась. Причем так глубоко, что время от времени качала го-ловой, словно отвечая на собственные вопросы. Спустя минутуя кашлянул — Майонезная Царица очнулась и произнесла: — Держу пари, вы пришли к  выводу, что  смерть Анаста-сии  — предумышленное убийство.— Она сделала значитель-ную паузу и продолжила: — Но доказательств у вас нет. Верно? Я предпочел не отвечать прямо. — Почему вы так решили? — Я спросила! — Виктория не собиралась терять иници-ативу. — Да,— пришлось сознаться,— мы сошлись на  мнении,что ваша дочь убита. — Но доказать пока не в состоянии? — Верно, пока. Виктория повернулась всем телом. — Преступник не оставил следов? Пришла время повиниться. — Должен признаться, что  это произошло в  том числеи по вине Управления. В частности, из‑за сбоев в системе ви-деонаблюдения… Слов было много, но она безошибочно уловила главное. — Сбоев? — не дала договорить госпожа Бурова.— Хоти-те сказать, их было несколько? — Совершенно верно, четыре, и компьютер ни разу не вы-дал тревогу. Мы считаем, кто‑то поработал с программой си-стемы безопасности отеля. Виктория поморщилась и совсем не по‑женски почесалазатылок. — Помнится, рассказывали нечто подобное, когда погибПавел,— задумчиво, но на удивление беззлобно произнеслаона. — Верно, но  в  первом случае… извините, после смертиПавла Бурова, мы доказали халатность оператора цеха.

554 Владислав Гринь — До суда не дошло? — Действия оператора цеха нельзя было квалифициро-вать преступной халатностью, скорее, использование ком-пьютерного оборудования не по назначению. — Ах да, припоминаю,— едва заметно улыбнулась госпо-жа Бурова.— Порнушка, ха-ха… надо же было клюнуть на та-кую нелепицу! Я  хотел возразить, но  Виктория протянула растопырен-ную пятерню: — Помолчите! Деликатность — не  семейный козырь Бу-ровых! Вы убеждали, что смерть Павла — несчастный случай!Теперь, похоже, переменили мнение! Нужно было осадить Царицу. Я  замолчал и  уставилсяна  пустой журнальный столик. Виктория сидела с  прямойспиной и сверлила меня взглядом. — Знаете, госпожа Бурова, я  сейчас задумался о  нашейстрасти к коллекционированию. Все что угодно собираем: мар-ки, значки, бабочки, тарелочки, вина… Один мой приятель,страстный любитель футбола, коллекционирует стадионы,на  которых побывал. Их  у  него семьдесят два. Представляе-те? — я несколько раз цокнул языком от восхищения.— Но я —оригинал, коллекционирую вкус кофе из кабинетов олигархов! И  прервался. Но  Царица недаром считается крепкиморешком. — Надо же, вкус кофе… Есть бородатый анекдот о  том,как встрять в разговор, поинтересовавшись, не падал ли сун-дук, извините, на яйца. Разочарую: на дух не выношу кофе.Могу предложить краснодарский чай без  сахара или  водуиз унитаза. — На ваше усмотрение. Виктория подошла к столу и вызвала секретаршу по гром-кой. — Кофе? — не дожидаясь требования, спросила секретар-ша. Майонезная Царица открыла рот, словно обделавшийсяребенок. А потом коротко рассмеялась: — Два кофе. Мне, как всегда, с долькой лимона,— верну-лась в кресло, забросила ногу за ногу и едко улыбнулась:

Буровы, или Эгоизм 555 — В нашем мирке немало людей, которым деятельностьвашего Управления облегчила кошелек. Прояви я  несдер-жанность, они очень рассердятся. — Рассердятся? С  какой осторожностью вы подбираетеслова! — ответил ваш покорный слуга, не скрывая иронии.—Наберусь наглости и отмечу, что даже с учетом неудач с Буро-выми общий счет в пользу Управления. И счет разгромный:100–2. Согласитесь, мало случаев, чтобы болельщики отвер-нулись от бойца, побеждающего за явным преимуществом. — Вот этого не нужно! — Не понял? — Использовать банальности в  качестве аргументов!Тем более что ваши болельщики, выражаясь вашим же тра-фаретным языком, предпочитают нокаут… сухую победу…баранку, черт вас дери! — Кричать на  меня  — не  лучший способ избежать про-блем в  будущем. И, пожалуйста, не  смотрите как  Американа Путина! — Иногда есть смысл покричать, особенно если тобой пы-таются верховодить ищейки. — Вы провоцируете на  ответное хамство, но не  выйдет!Давайте поговорим о вас. — Явились с очередным вариантом спасения? Так слушайте,мессия! В  корне неверно смотреть на  кого‑то  с  благоговением:“Он — последняя надежда”. Последняя надежда — это ты сам. Сказав это, Виктория Бурова успокоилась и резко сменилатон. Теперь он был не гневным, а заинтересованным. — Генерал, скажите прямо, все, что произошло,— звеньяодной цепи? Я утвердительно кивнул. — Несомненно. Только еще  раз прошу, выслушайте,—Царица сомкнула веки.— Понимаете, госпожа Бурова, ни-что не  указывало на  возможность второго убийства. Мы,тем  не  менее, не  дремали. Не  спорю, прошляпили, хотяи не можем понять, где. Я подался вперед на стуле.— Теперьна кону ваша жизнь! Виктория ухмыльнулась, но уже без прежней брезгливо-сти; подходящий момент раскрыть карты.

556 Владислав Гринь — Несмотря на  свежие раны, вынужден разбередитьеще  и  старую,— Майонезная царица опустила голову.—Дело в том, что мы имеем серьезные подозрения по поводумладшего сына, Георгия. Я ожидал от Виктории Буровой любой реакции. Она мо-гла подскочить в  кресле, разрыдаться, оскорбить, даже на-броситься. Но, к  удивлению, осталась сидеть уставившисьв окно и покачивая головой из стороны в сторону. Будто ужене раз думала эту мысль. — Это не может быть совпадением? Я как мог смягчил глаза и губы: — Будучи, как вы выразились, ищейкой, я запрещаю себеверить в совпадения. Царица, казалось, сдалась. — Не знаю, что ответить… Послед не слишком интересо-вался компьютером, не говоря уже о хакерстве. Даже в ком-пьютерные игры не  играл. Тетрис только любил, говорил,развивает реакцию. Итак, она сама перевела разговор в деловое русло. — Возможно, стал хакером, ума не занимать,— аккуратновозразил я.— При желании мог найти сообщника. — Мог, конечно, но маловероятно. Мы немного помолчали. Ее готовность согласиться с при-частностью Последа без веских доказательств с моей стороныбыла, мягко говоря, неожиданной. Я  решился произнестиэто вслух: — Извините, вас, похоже, не смутило само предположе-ние… — Будет вам ходить кругами! Едва узнав, какой смертьюумер Павел, я  подумала, что  это Последова работа. Но  тутваше Управление с трогательной историей про похотливуюоператоршу. Дала себя убедить! Но  теперь, после смертиНасти, у меня не осталось сомнений: его рук дело! Послед та-кой! Майонезная Царица боднула головой. Правы мудрецы,утверждавшие, что цель женщины — ребенок! Я не стал переубеждать. — Что дальше?

Буровы, или Эгоизм 557 Госпожа Бурова ответила не задумываясь: — Лично мне интересно, как он обведет вас вокруг пальца! — А вы? “Удастся ли умыться не кровью, а росой?” — Скорее всего, нет… хоть позлорадствую на ваш счет. — Если успеете, хотя это позиция. Раз так, имею предло-жение. Рассмотрите? Виктория снисходительно кивнула: — Валяйте! — Вы поможете нам поймать Последа, а  я  освобожу“Штучки Буровых” от  абонентской платы. На  два ближай-ших года. Госпожа Бурова стала размышлять. Не  думаю, что  ееволновали деньги. На  лице читалась решимость сохранитьсправедливые правила игры: не дать Управлению слишкомбольшую фору. Возникло ощущение нереальности происхо-дящего, которое, к счастью, было разрушено вошедшим сек­ретарем. Я с удовольствием глотнул кофе, а Виктория сталадавить дольку лимона серебряной ложечкой. Потом остави-ла ложечку и  сделала летающие движения руками, словногладя воздух: прислушивалась к внутреннему голосу. Все это длилось несколько минут, после чего Царица ре-шилась: — Погубить любимого сына, даже если он мерзавец…—Виктория покачала головой.— Годы-годы, много передума-но. Грешна, переусердствовала с сыном… оглянуться не успе-ла — все пошло кувырком. В одном уверена: Последу не былопредназначено нести бремя убогости. Майонезная Царица зажмурилась и  отчеркнула рукойвоздух, как  бы покончив с  лирикой. Потом открыла глазаи продолжила: — Жаль Павла, но, судя по всему, Послед сам разделалсяс братом, без посредников. Думаю, было что‑то типа поедин-ка.— Криво ухмыльнулась: — По крайней мере, хочется в этоверить. Но  Анастасия  — иной случай. Мог ли Послед при-думать и организовать расправу? Конечно. Проблема в том,что убил чужими руками! — она посуровела, на лбу обозна-чились две вертикальные морщины.— Мне это категориче-ски претит!

558 Владислав Гринь Виктория встала и  отошла к  окну, став ко  мне спиной,как в самом начале. — Поступим так: выслушаю ваше предложение, и, еслине  сочту иезуитским, приму. Что  до  денег, поступайтекак знаете. Я фактически получил согласие; теперь бы не испортить. — Капитан Дымов, который ведет дело Буровых, пред-положил, что убийца хочет завладеть компанией. Но он по-нимает, что, даже погубив вас, не  сумеет сделать этого. Мыпредлагаем поймать Последа на жадности. — Вот как? — в глазах собеседницы впервые с начала раз-говора промелькнул откровенный интерес. — Именно! Нужно объявить о выпуске новых акций ком-пании. Но  не  простых акций, а  на  предъявителя. Три годаназад, после введения новых биржевых правил, это стало воз-можным. Есть у убийцы деньги или нет, он не должен упу-стить возможность подать заявку на приобретение пакета. — Но ведь в заявке не будет данных о покупателе. — Завладеть подобной информацией не  представляеттруда… для Управления. И добавил с нажимом: — Для этогомасса верных средств имеется. Царица скривилась, точно муху проглотила. — “Масса верных средств”,— съязвила она.— Скажу от-кровенно: выслушав этот бред, я успокоилась по поводу По-следа. — Что  ж, по  крайней мере, не  прилепите ярлык иезуи-та,— парировал я. — А вашу красную бабочку куда деть? Не иначе Нобелев-ский лауреат в области ботаники. — Спасибо за комплимент, но ему явно не хватает сердеч-ности. — А ваши слова отдают уксусом! Я  улыбнулся. Виктория мне определенно нравилась.Бьюсь об заклад, она это почувствовала, потому что от былойнатянутости не осталось и следа. Надув губы, Виктория про-мычала капризным тоном: — Двуличие чистой воды! Приваживаете, а сами хитрите! — Что вы!

Буровы, или Эгоизм 559 — Хотите еще кофе? — Кофе не хочу. — Что  ж предложить?  — в  ее голосе промелькнулочто‑то, отдаленно напоминающее кокетство. Видимо, крас-ная профессорская бабочка выпятила мою львиную при-влекательность, исходившую от  копны волнистых седыхволос. Подыграем Царице. — Меня всегда интересовало, как, начиная с нуля, умудря-ются выстроить целую империю. Виктория глянула с хитрым прищуром, даже с рисовкой. — Ждете, чтобы я  употребила высокие слова: гениаль-ность, талант, целеустремленность… Так? Я развел руками. Майонезная Царица ухмыльнулась: — Ах да! Забыла, что  беседую со  следователем. Вы за-даете вопросы, а  отвечать нам. Хорошо, слушайте секретпредпринимателя: команда — единственное, без чего нель-зя. И  еще: не  болтайте, не  медлите  — действуйте! Пустьне все пойдет, как задумали. Неважно, пусть просто идет! Я не сдержался и захлопал. — Это нужно в учебник по управлению бизнесом! — Вы думаете?  — спросила госпожа Бурова с  ехидст-вом.— Я уже говорила подобное на десятках званых обедов.Уже процитировали.— Она грустно улыбнулась:  — Но  мыотклонились от темы. Еще раз спрашиваю, будете кофе? В моем взгляде была настойчивая кротость, как у испове-дующего священника. — Нет, спасибо. Хотелось бы услышать окончательныйответ. Виктория не моргнула глазом. — То, что предлагаете, напоминает поддавки. Шансов —ноль. — Не согласен. Скорее, это гамбит, а еще вернее, откро-венный блеф — попытка выиграть в покер, показывая карты. — В любом случае, топорный замысел! — Давайте отвлечемся, Виктория. На первый взгляд “топор-ный замысел” — несуразное словосочетание. А взять по жизни,очень даже нормальное. Так и в нашем деле. Послед — прагма-тик до мозга костей. Мыслит до того рационально, что обошел

560 Владислав Гриньвсе силки, все спецмероприятия. Это, между прочим, никомуне удавалось. Раз так, забросим эмоциональную наживку! Царица хмыкнула в ответ: — Он вам этого не простит — по всей форме облапошит;хуже того, сделает очень больно! Я пожал плечами. — Что ж, с годами вырабатывается философское отноше-ние к  боли; по  крайней мере, перестаешь воспринимать еекак худшее из зол. — И что выходит на первый план? — Понимание того, что прожил никчемно. Виктория отвернулась и  задумалась, примеряя послед-нюю фразу. — Пожалуй, да,— кивнула она,— только еще раз преду-преждаю: раскусив коварство, он примется за вас. Я улыбнулся: — Раз пугаете, значит, самой страшно. Отвечу уклончиво:удел Последа — воевать, а наш — договариваться. — По-стариковски? — Называйте как хотите, лишь бы с толком. — Смешно, когда старики торгуются ради жизни. — Утешьтесь тем, госпожа Бурова, что к вам это не отно-сится. Ни в каком смысле. В кабинете повисло долгое молчание. Согласно поверью,где‑то родился круглый дурак. “Не страшно, лишь бы не По-след”,— подумал я. — Согласна,— неожиданно тихо произнесла МайонезнаяЦарица. Открыла было рот, что‑то  добавить, но  мигом пе-редумала. Напротив, к ней вернулось обычное высокомерие.Скорее всего, этим она маскировала внезапно возникшее же-лание поскорее избавиться от моего присутствия; Царице на-верняка захотелось собраться с мыслями. — Могу понять Последа, если он убивает из  мести.Но  быть жадным  — не  по‑буровски.— Она встала и  протя-нула руку.— Ваше предложение принимается; техническиевопросы можно обсудить с моим ассистентом. Потянулась к  интеркому, но  внезапно передумала. Ока-зывается, не все сказала. Ее внимание привлек шум начина-

Буровы, или Эгоизм 561ющегося дождя. Царица глянула на первые капли, бьющиепо стеклу, и вторя им, стала цокать ногтями по полирован-ной столешнице. — Вам его не взять,— качая головой, изрекла Виктория,—попомните мои слова! Не потому, что перехитрит Управле-ние, хотя и  умнее каждого по  отдельности. Просто Последне смирится с клеткой.— Царица встала и приняв подобаю-щую осанку, добавила: — Моя прививка! Заповедник снобов (из воспоминаний Виктории Буровой — Майонезной Царицы) Вчера был суматошный день  — великосветская тусовка.Можно даже сказать мегатусовка, поскольку имелся соответ-ствующий повод  — завершение необычного кругосветногопутешествия, в которое меня угораздило вляпаться. Все началось года полтора назад, когда в почту попал кон-верт-оригами в  виде лодки, напоминавшей межгалактиче-ский корабль из “Звездных войн” — ромбовидный и плоский. Стоило потянуть за  нос и  корму, конверт превратилсяв лист четвертого формата с изображением парня в шортах,рассекающего океанские волны на чем‑то отдаленно напоми-нающем велосипед. Парень держался за руль, вытянув впередруки. Опущенная голова отвернулась от брызг, демонстрируяискаженное лицо с раскрытым ртом. Босые ноги, вращающиеводяное колесо, неестественно отставлены назад. Композициябыла настолько экспрессивной, что человек как бы сплавлял-ся с железом, напоминая прыгающего на волнах дельфина. На обороте крупный текст: “Мечтателям и пионерам! Дерзким! Приглашаем на презентацию кругосветной экспедиции! Девиз: Virtus Dum Spero! — “Пока верчу, надеюсь!” В приглашении было много цепляющего душу. Особенноподкупали слова из жизнерадостного, самонадеянного детст-ва: пионер, дерзость, девиз, мечта, надежда. Голова маловерно ухмылялась: “Примитивный развод,слова дорого не  стоят!”.— Но  сердце трепетало: “А  вдруг!”

562 Владислав ГриньПодумав — решилась: “Пойду, пионер, но попытаешься про-вести — держись!” Не  припомню, чтобы желание ухнуть денежки откли-калось мурашками. Конечно, организаторы постарались,но и звезды сошлись. Как бы то ни было, по ходу презентациине покидало чувство, что я на Sotheby’s, а желтый бриллиантДжины Лоллобрижиды168 уйдет к  прибранной кикимореиз предпоследнего ряда. Если все же умрет, в гроб велит по-ложить. Все потому, что аукционист даже не смотрит на си-дящих у него под носом! Но не умей побеждать, не была быЦарицей. На сей раз пришлось выложить порядочную сумму(четыре с лишним миллиона), чтобы никто рядом не стоял. Подготовкой к  экспедиции не  занималась, только утвер-дила план и  смету. Меня привлек не  путешественник, смо-тревшийся скорее ерником, чем смельчаком, а перспективавкусить духа и  стихии, страха и  отчаяния; возможность по-нять, каково это  — зачерпнуть смерть. Увы, не  зачерпнула!Как всегда, получила только деньги: благодаря подводной ре-кламе продажи “Штучек Буровых” выросли, шутка сказать,на восемь процентов; спонсорство окупилось за месяц. Повторюсь, к великой досаде, драйва недостало. Наседкиндва раза в неделю звонил по спутнику, как и предусмотреноконтрактом, иногда чаще. Но  не  по  душевной надобности,а из уважения к сану; такого не скроешь. В конце концов, ути-хомирилась, убедив себя, что нынешние путешествия не четапрежним, легендарным, и  если искушаться, то  полетомна Марс. На  финише Наседкин выглядел хуже мартовского бом-жа. Признаю, это дало почву сомнениям. Потом Петя вы-здоравливал, мы не виделись месяц. А по приезду в столицуявился со  своими хрониками. Наседкин поправился, ногтинаполовину отросли; он уже был почти нынешний, только168 На женевском аукционе Sothesby’s в 2013 году был продан желтый бриллиант в 74,53 карата, принадлежавший сначала последнему представителю династии Каджаров султану Персии Ахмад-шаху, а позднее известной итальянской актрисе Джине Лоллобриджиде. Бриллиант был продан за рекордные 2,9 миллиона долларов частному лицу.

Буровы, или Эгоизм 563не распрямился, руки болтались ниже колен. Запавшие гла-за с пергаментными веками выделяли фирменный наседкин-ский нос, торчащий наподобие Сахарной головы169, какойона видится из акватории Рио. Волевые губы подчеркивалифальшивость этого носа. Полистав Петин дневник, поняла, что не зря сомневалась:путешествие оказалось почище чем  у  Бомбара170; скрывалот меня Петя! Не человек я для него, не женщина… не мать,а мешок с деньгами. Потом раскинула мозгами: чему удив-ляться, станете жаловаться на болячки банкиру? Так и Петя —взял и закупорил душу. Обидно… но что делать с дневником?Во мне, в очередной раз обманувшейся, воспламенилось же-лание порезвиться. Разумеется, не по отношению к Наседки-ну, он хоть орел, а к циничным физиономиям, воплотившимв себе самодовольное безволие. Мне захотелось, чтобы не самПетя, а  эти циничные физиономии  — авторитеты всех ма-стей — наперебой восторгались и пропагандировали насед-кинские мысли. Подумав, решила организовать чествование путешествен-ника. С  самого начала договорились о  присутствии Прези-дента. Вбросив эту новость в  прессу, приказала затаиться,чтобы создать ажиотаж. В течение недели сайт экспедицииатаковали тысячи славолюбцев. Потом стали звонить высо-кие начальники, чтобы раздобыть приглашение. Я отвечала,что формат согласовывается на самом верху, поэтому обра-щайтесь ближе к  дате. В  конце концов, заехал давний при-ятель, заместитель главы Администрации, и  пожаловался,что ему вынесли мозги.169 Сахарная голова — гора в Рио‑де-Жанейро. Высота — 396 м. Вершина, возвышаю- щаяся над заливом Гуанабара в восточной части города, является одной из основ- ных достопримечательностей.170 Ален Бомбар (1924–2005 гг.) — французский врач, биолог, путешественник и поли- тик. В 1952 году в качестве научного опыта и акции по пропаганде разработанных им методов выживания для потерпевших кораблекрушение в одиночку пересек Атлантический океан на надувной резиновой лодке, преодолев 4400 километров за 65 дней. В пути питался пойманной рыбой и планктоном.

564 Владислав Гринь — Мне такие деньги сулят за  контрамарки, не  вообра-зишь! — Издеваешься! — Ничуть! Твой коллега по олигархическому цеху пред-лагает реальный лям171, если посажу недалеко от Президента. Мне в голову пришла мысль. — Николай, что  если сделать благотворительный вечер?Раскошелятся? Приятель положил руки на  стол и  наклонился ко  мне,что выражало абсолютную уверенность. — Не  то  слово, передерутся! Мне ли, Царица, не  знать!Ты, главное, обещай показать их  лощеные моськи на  фонечеков… и сделай чеки крупнее, метровыми. — Это легко, только ты, Коленька, подсоби, накошмарьпо своей линии. Тот злорадно улыбнулся и потер руки: — С удовольствием! На следующий день напросился Наседкин. — Как дела, Царица? — спросил он, едва переступив по-рог. — Согласно уму и здоровью. Наседкин удивленно приподнял брови и тут же ухмыль-нулся. — Хм… тогда вопрос не  покажется сложным: что  вы за-думали? Что за возня вокруг экспедиции? Небылицы всякиерассказывают, даже Президента приплели. Я указала на стул. — Садись. Будешь чего? Наседкин отказался. — Правду, Петя, болтают, просто ты не в курсе. Я заговорщицки подмигнула, а Петя спросил: — Задумала-таки, Царица? — Считай, да. В его глазах мелькнуло озорство. — Ударим велопробегом…171 Лям (жарг.) — миллион. Реальный лям — миллион долларов США.

Буровы, или Эгоизм 565 — … по снобизму и эгоизму,— закончила я. Мы дружно рассмеялись. — Не возражаю,— чуть погодя сказал Петя. — Конечно, сам такой! После этих слов Наседкин превратился в нахохлившегосяпопугая; хотел возразить, но, подумав, махнул рукой: — Точно! — Давай обсудим детали. На вот бумагу, ручку… Он тряхнул головой: — Так запомню,— но потом однимдвижением сгреб писчие принадлежности.— Готов. — Думается, вначале нужно, чтобы ты с народом побра-тался: сфотографировался, раздал автографы, чокнулся. Петя записал.— Согласен, что дальше? Я задумалась: — Дальше  — самое важное, только я  еще  не  придума-ла.— Наседкин иронично улыбнулся: — Понимаю! — Ничего не понимаешь: мы должны собрать с этого ве-чера не меньше десяти миллионов долларов. Иначе не будуБуровой! Наседкин присвистнул: — Ничего себе! Что потом? Я  встала из‑за  стола, взяла маленькую зеленую лейкуи  стала поливать декоративный молочай.— Сам‑то  как  ду-маешь? — Никак не  думаю,— огрызнулся Петя, не  поднимаяглаз.— Пусть лошадь думает, у нее голова большая. — Я  не  лошадь,— ответ был наставительным, но  без  от-тенка обиды.— Считаешь, присвою деньги? Заблуждаешься:я про твой календарь думаю… десяти миллионов, Петя, хва-тит, на очень хорошее продвижение. Наседкин откинулся на стуле и стал краснеть, не отрываявзгляда от своих записей. — Извините, меряю по себе,— он все же поднял глаза.—Сразу не отвечу, подумать надо.— Петя заложил руки за го-лову и  широко развел локти.— Не  скрою, были кое‑какиемыслишки. — Хорошо,— я с готовностью простила.— Принимается? Петя взял ручку и пощелкал ею.

566 Владислав Гринь — Дело, конечно, благородное. Может на дело всей жиз-ни потянуть. Принимается! “Поблагодарил бы!” Будучи задетой, ответила с максиму-мом сарказма: — Большое тебе человеческое спасибо!  — но  Наседкинухом не повел. “Свинья!” — Теперь, когда с целями опреде-лились, подумаем, чем завлечь народ. Как насчет… Раздался сигнал интеркома, пришлось прерваться, чтобыответить. Когда закончила, Петя улыбался временными зуба-ми: — … чтобы презентовать дневник экспедиции! Посмотрела на него с нескрываемым удивлением. — Мысли читаешь? Он устало улыбнулся: — Учусь. Вы хоть пробежали дневник? — Честно говоря, одним глазком. — А-а,— разочарованно протянул Петя. Я хотела пообе-щать, что прочту, но он вдруг посерьезнел. — Что? — Вспомнил “Бесов”172. — ??? — По  сюжету один признанный поэт затеял бенефис,чтобы прочесть прощальную поэму. Вышел трам-тарарам.Я подумал… — Не читала, не знаю…— я внезапно вспомнила про важ-ное дело.— Погоди, сделаю несколько звонков.— Чтобы за-нять собеседника, спросила: — Не помнишь, как называласьпоэма? Отвлеклась на несколько минут, а покончив с делом, взгля-нула на путешественника. Тот сидел в растерянной задумчи-вости, с глуповатым видом. Потом по лицу вдруг прошла су-дорога: вспомнил!172 “Бес́ ы” — роман-предсказание Ф. М. Достоевского, изданный в 1871–1872 годах. Написан под впечатлением ростков террористического и радикального движений в среде русских интеллигентов, разночинцев и пр.

Буровы, или Эгоизм 567 — “Мерси”! Пьеса называлась “Мерси”! Еще, помню, по­думал: плохое название, несуразно-западное… Точно, “Мер-си”! — Да-а, ухмыльнулась я,— еще то названьице. Кстати, На-седкин, как хроники назовешь? Я бы на твоем месте задума-лась. Петя задиристо взметнул брови. — Уже подумал — “Так говорил Наседкин!” Его слова отозвались пафосной музыкальной заставкойнекогда популярной телеигры173. — Замахнулся! — Почему нет,— со  сдержанным достоинством ответилПетя. Я  подняла руки:  — Бога ради, хозяин-барин…— и  сталавертеть название на языке: — Так говорил Наседкин! Так го-ворил Наседкин! — Не обидься, но от смеха не удержаться! Наседкин посмотрел как  ребенок, которого заставляютпрыгнуть в бассейн без нарукавников. — А в жизни иначе? *** Изначально думали провести благотворительный вечерв камерной обстановке, человек на сто. Однако за две неделидо  мероприятия перезвонил Николай из  Администрациии огорошил: — Плохие новости — Президента не будет. — Ты же обещал!173 Основная мелодия, звучащая в заставке телеигры “Что? Где? Когда?”,— это вступительная часть к симфонической поэме Рихарда Штрауса “Так говорил За- ратустра”. В свою очередь “Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого” (1883–1885 гг.) — философский роман Фридриха Ницше, его главное произведение. В книге повествуется о судьбе и учении бродячего философа, взявшего себе имя За- ратустра в честь древнеперсидского пророка. Центральная идея романа — мысль о том, что человек — промежуточная ступень в превращении обезьяны в сверхче- ловека. Доктрине прогресса Ницше противопоставил учение о вечном возвращении, о цикличности любого развития.

568 Владислав Гринь — У  вас по  сценарию запланировано чтение како-го‑то  дневника. Короче, Шеф отказал; проще, говорит, На-седкину “Героя” присвоить. Нужно не упустить такую возможность. — Хорошая идея. Сможем организовать? На той стороне помолчали. — Думаю, да, только до мероприятия не успеем. — Понятно, Наседкин не Гагарин. Николай засмеялся. — Погоди, дай подумать,— он снова замолчал, причемнадолго — я даже сделала себе комплимент.— Билеты не на-чали продавать? — Нет, с понедельника. — Отлично, можно поменять формат. — Ты о чем? — Смотри, планировалось пригласить сто человеки получить с каждого тысяч по сто. Предлагаю пригласитьтысячу, но сократить взнос до десяти тысяч. Те же самыеденьги. — Думаешь, согласятся? Ты же сказал, Президента не бу-дет… — А кто за язык тянет? В программе напишем, что при-сутствие планируется. Всегда так пишут.— Он помолчал, что-бы я переварила.— А мы что‑нибудь придумаем, это я твер-до обещаю. — Что придумаем, Коля? Не скажем же, что заболел. На противоположном конце хмыкнули: — По этому поводу целый алгоритм прописан. Для тебя,Царица,— он придал голосу максимум теплоты,— лучшийвариант подберем. Поверь…— он чертыхнулся,— постой,отвечу по “первой”, не отключайся… В трубке громыхнуло и стало тихо, видимо, опытный ца-редворец засунул мобильник в  ящик стола. Пока отвечалШефу, я собралась с мыслями. Наконец, снова зашумело —Коля вышел на связь: — Извини! — Я понимаю… скажи, где устроиться с мероприятием? — Как тебе Конгресс-холл?

Буровы, или Эгоизм 569 Я задумалась на несколько секунд. — Новый? — Правильно, места хватит, кстати, многие в  немеще не побывали. — Вроде неплохо…— замялась я,— надо подумать. — Надумаешь — звони,— закончил разговор Николай.—Если что, договорюсь! Наседкину все это не понравилось. — Давайте отменим,— в  сердцах бросил он.— Хуже нетврать… тем более, люди большие деньги заплатят! — Мне плевать, обманем так обманем, не велика печаль.Главное, это поможет раскрутить дело. Потом, обществен-ный резонанс… — Зачем еще? — заволновался Наседкин. — Николай кое‑что  пообещал насчет тебя,— намекнулая,— пока рано говорить.— Петя продолжал смотреть с подо-зрением.— Не переживай, обижен не будешь; в худшем слу-чае ничего не произойдет. Он упорно тряхнул головой: — Чувствую, закончится скандалом. — Ну, подумай, с  чего выйти скандалу. Вначале бро-уновское движение в  холле. Затем “Так говорил На-седкин!”. Наконец, сюрприз от  Президента. Разошлемпресс-релизы, подберем доброжелателей... Ну, пошушу-каются, в крайнем случае, позлятся. На следующий деньзабудут! Я внимательно взглянула на него и сообразила, что, несмот­ря на внешнее внимание к моим успокоительным речам, Петяусиленно думает о чем‑то своем. Я замолчала и точно — онне отреагировал. Ладно, еще помолчим. Прошло с полмину-ты, и Наседкин неуверенно произнес: — Можно сделать гостям презент; не  то  что  в  качествекомпенсации, а просто так, идеи ради. — Продолжай. Наседкин стал что‑то  искать в  большом бесформенномпортфеле: — Я в экспедиции придумал одну вещицу…

570 Владислав Гринь *** По  совету Николая мы остановились на  Конгресс-холле,построенном на  окраине столицы. Он был задуман в  сти-ле деконструктивизма174 и  символизировал устремленностьк новым мирам. Архитекторы пошли на  заведомый риск, бросив вызовмногочисленным недругам идеи разрушающихся форм,и  создали образ, способный послужить прототипом гряду-щих космических кораблей. Было построено что‑то среднеемежду летающей тарелкой и лунным модулем175. Сооруже-ние производило неизгладимое впечатление прежде всего,масштабами, хотя критики доказывали, что  архитектурныелинии намекают на  тщетность попыток покорить Вселен-ную. У каждого свое мнение: пролетая над Конгресс-холлом,я не могла отделаться от мысли, что созерцаю печь с отвалив-шимся дымоходом на  месте сгоревшей белорусской хаты.Даже интересовалась у знакомых по поводу их впечатлений,но понимания не встретила. Что касается нашего мероприятия, то билетов было про-дано меньше, чем планировалось, в общей сложности на семьмиллионов долларов, но  это не  огорчило. Конечно, я  нерв-ничала из‑за Президента, тем более, Николай не раскрывал,как обыграет его отсутствие.174 Деконструктиви́зм — направление в современной архитектуре, сформированное в конце 1980‑х. Оно основано на применении в строительной практике идей французского философа Жака Деррида. Для деконструктивистских проектов характерны визуальная усложненность, неожиданные изломанные и нарочито деструктивные формы, а также подчеркнуто агрессивное вторжение в городскую среду. Теоретической подоплекой движения стали рассуждения Деррида о возмож- ности архитектуры, которая вступает в конфликт и упраздняет саму себя.175 Лунный модуль — посадочный модуль, часть корабля “Аполлон”, построенный компанией Grumman Corporation для экипажа из двух человек с целью доставки с лунной орбиты на поверхность Луны и обратно. Шесть модулей успешно приземлились на Луне в 1969–1972 годах.

Буровы, или Эгоизм 571 *** Двери Конгресс-холла отворились в  пятницу, ровнов  шесть вечера. Я  подъехала к  VIP- подъезду, где ждал ди-ректор, мужчина тридцати пяти лет с  видом и  манерамивыпускника английского колледжа. Мы прошли в холл и не-спешно двинулись к центру, кивая гостям, стоящим мелкимигруппками. Завидев окруженного толпой Наседкина, обра-довалась и помахала рукой. А  в  душе посочувствовала  — едва ли каждый десятыйгость знал подробности экспедиции или  хотя бы заглянулпо этому поводу в Википедию. Однако никто не выказывалдурных манер, интересуясь деталями; лишь желали сфото-графироваться с  человеком, величие которого освятит самПрезидент. Директор, кивая по сторонам и усердно работая локтями,прокладывал дорогу сквозь вязкую толпу с  бокалами. Мнекивали и  целовали руки ароматизированные физиономии.Каждый силился предстать фигурой планетарного масшта-ба, однако ехидный внутренний голос нашептывал, что  всеони если чем  и  примечательны, то  родственными связямии половой несдержанностью. Но об этом чуть позже. Изнутри Конгресс-холл напоминал центральную секциюмеждународной космической станции. Имелся круглый цен-тральный иллюминатор и  шесть трапециевидных боковыхокон. На них проецировалось изображение “бегущей” зем-ной поверхности. Каждых сорок шесть минут день сменялсяночью; виднелись переливающиеся светлячки крупных го-родов. По телу прошел озноб: вспомнила “Землю”, до такойстепени эти сооружения дополняли друг друга. Захотелосьсказать что‑то высокопарное, но для начала следовало унятьдрожь. Мое состояние не укрылось от пытливых глаз дирек-тора: повернувшись, увидела его в позе собаки, ожидающейкоманды дрессировщика. — Лично меня переполняют заоблачные чувства. Пред-ставляю, каково приходить сюда каждый день! При всей профессиональной корректности, директорне стал врать.

572 Владислав Гринь — Первое время  — да, а  теперь реже и  реже,— ответилон, давая понять, что не прочь развить тему. Мне и самой ста-ло любопытно. — Неужели надоело? — Хуже, госпожа Бурова, финансовые сложности. Я категорично помотала головой: — Не верю! — Смысл обманывать, госпожа Бурова? Спасибо Ни-колаю Васильевичу, что  знакомит с  великими людьми…—и словно поперхнулся — по душевной доброте… Я раздраженно прервала его оправдания: — Можете не продолжать, я знаю Николая Васильевичадесятки лет! Интересуюсь как  бизнесмен: спрос, думаю, ог-ромный — и вдруг денежные затруднения. Не вяжется! Директор грустно вздохнул и развел руками. — Так не  в  тренде мы…— и  поспешил добавить дове-рительным голосом, наклонившись к  самому уху.— Толькопрошу, это инсайдерская информации; пронюхают конку-ренты — сами понимаете. — Что значит “не в тренде”? — Комплекс проектировали в  2007  году, тогда толькои разговоров было, что про МКС. И вообще было впечатле-ние, что скоро на край Вселенной выдвинемся. А потом гря-нул кризис, о строительстве думать забыли; до самого 2017‑го.Вот тогда‑то  и  совершили роковую ошибку: понятно было,что с пилотируемой космонавтикой покончено. Так нет, ввя-зались на мою голову. — А вы правы,— призналась я.— Стоило Николай Васи-льевичу сказать про Конгресс-холл, дискомфорт какой‑то по-чувствовала. Сродни тому, что  возникает при упоминанииоб эпических советских стройках. — Тлен негасимой мечты,— с понурым видом подсказалдиректор; потом подобрался и уже бодрее продолжил: — Десяток лет продержались бы за  счет оригинальногодизайна и “бега Земли”. Но после аварии на станции все рез-ко просело. Теперь строят прогнозы, где эта штуковина гро-банется, не факт, что в Тихом океане. — Страсти какие! — поежилась я.— Лучше не думать!

Буровы, или Эгоизм 573 Директор понял, что  перегнул палку, и  поспешил успо-коить. — Не  волнуйтесь, придумают что‑нибудь. Потом, стан-ция даже без управления пяток лет полетает. — А там сдохнем… Будут хорошие новости, дайте знать,—взяла его под руку: — Вы про “Землю” слышали? — директор утвердительнокивнул.— Советую объединить проекты, замкнуть цикл.—Директор посмотрел заинтересованно-недоверчиво:  —Как это? — Сами посудите: тут вид сверху, а там снизу, здесь стужа,там жара — диалектика! Директор совсем не по протоколу укусил ноготь: — Понял-понял… единство и  борьба противоположно-стей! Спасибо, госпожа Бурова, отличная идея! Великосветская тусовка — мероприятие, стоящее особня-ком от  развлечений бомонда, поскольку тех, кто  там  оши-вается, к  высшему свету не  отнесешь. Профессиональныетусовщики, привыкшие к  шампанскому и  черной икре,или волкеры (ходоки) — это отпетые создания без гроша в кар-мане. Фасонистые обладатели смазливых физиономий. Успехволкеров обусловлен тем, что они ухватили три простые исти-ны. Во-первых, человеку свойственно засматриваться на  тех,кто на ступеньку выше. Во-вторых, люди склонны все прини-мать на веру, особенно подаваемое с большой уверенностью.Наконец, в  смысле тупого подражательства мы хуже шим-панзе; правильнее говорить не обезьянничать, а людничать. Я иногда хожу на тусовки, чтобы понаблюдать за волке-рами: как они играют в аристократизм, а также за их ис-кусством хорошо выглядеть за  смешные деньги. Откроюсекрет бутиков: если хотите, чтобы безумно дорогое пла-тье продалось за  один день, дайте его напрокат волкеру.Это правило срабатывает даже для  шикарных автомоби-лей. Естественно, одним вечером и  рядовым волкеромне  обойдешься. Даже крутые профессионалы катаютсяпо нескольку месяцев, но, в конечном итоге, успех гаран-тирован.

574 Владислав Гринь Чаще всего волкеры не  заморачиваются, копируя запад-ные наряды и прически. Но есть редкие особи, брезгающиеплагиатом; я их уважаю и привечаю. На наседкинском вече-ре таких было две штуки, на зависть всем остальным, рутин-ным волкерам. На  тусовках царят ханжество, ненависть, презрениеи  опять же зависть. Это вам не  юбилейный банкет и  дажене  новогодний балл; реально важные персоны захаживаютпо большой необходимости. Остальные тусуются по причи-не снобизма и  страха выпасть из  обоймы; причем страстножелают попасть на подобное мероприятие. Мы с  Владимиром (так звали директора) поравнялисьсо стайкой девиц, окруживших пару волкеров. Их ошибоч-но считали мужем и  женой, не  подозревая, что  так былонужно для титула стильной пары — привлечь внимание пу-ританских изданий. На “супруге” (Николь) было объемноев груди и узкое в бедрах гофрированное фиолетовое платьес широкими бретелями и глубоким V-образным вырезом.Николь была без  сумочки, зато, словно невеста, держаладвумя руками яркий букетик из  разноцветных орхидей,перевязанный серебряной лентой. “Супруг”, урожденныйДима Конфеткин, он же Никодим Шереметьев, или Шока,был одет, как  и  полагается случаю, в  смокинг и  лакиро-ванные туфли. Помимо легенды, Николь и Шоку роднилипрически: сверху, сзади и  сбоку оба были выбриты до ко-жаного блеска. Также имелись идеально настриженные,доходящие до уха челки, закрывавшие правый глаз Никольи левый Никодима. Девицы, окружавшие Шереметьевых, были явно не с ули-цы: уговорили богатых отцов купить билеты и явились сфото-графироваться с Президентом. С двумя я часто летала однимбортом, третья недавно вышла замуж за  канадского хокке-иста. Пару лесбиянок не  спутаешь, они держались за  рукии томно улыбались, предвкушая, как сядут друг другу на лицо.Остальных видела впервые. — Смотрите, раз, два, три…— Николь состроила влю-бленную мимику и отняла руки от прижатого к животу буке-та, чтобы обнять Шоку.

Буровы, или Эгоизм 575 — А-ах! — вскрикнула стайка девиц, но к их изумлениюничего не  произошло: букет не  упал. Девицы завизжалиот восторга. — Круто, Николь, отпад! — Походу, пришили… — А я такая рот раскрыла! — Только не надо, что типа сама придумала, колись! Николь заговорщицки подмигнула. — По-чесноку, из  Милана привезла. Но  это тля, правда,Шока! У них новый прикол: мазать подбородок и щеки бели-лами; таких зовут… забыла как, по‑нашему отмазанные. Они так увлеклись, что  мне удалось подойти незамечен-ной. — И снова он, нетленный жаргон! Николь всплеснула руками: — Кто с таким форсом, Царица! Ослепительное появле-ние! — она не рискнула кинуться на шею, но Шока галантноприложился к ручке. О том, чтобы поблагодарить за пригла-шение, не могло быть и речи. — Николь, как усядешься с букетом? Я, грешным делом,подумала, ты пришла героя послушать! Та приняла игру. — Где я и где подвиги. На вас, Царица, пришла полюбо-ваться! — На Ясно Солнышко! — добавил Шока. В  повседневной жизни мы сталкиваемся с  вульгарнымтщеславием  — надуванием щек по  любому поводу, отчегочеловек делается смешным и  неинтересным. Но  есть фено-мен  — изощренное тщеславие, когда продвигают редкиекачества: особое мнение, смелые утверждения, крупныедостижения, осведомленность, высокие знакомства, рабо-та на износ, самодостаточность и тому подобное. Несмотряна  то, что  обыватель верит этому бахвальству, тщеславцыостаются без удовлетворения, поскольку не в состоянии об-мануть единственного, ради кого стараются,— самих себя.Действительно: особого мнения нет. Делая смелое утвер-ждение, ничем не рискуешь, достижения непримечательны,

576 Владислав Гриньосведомленность напускная, знакомства шапочные, работана износ не имеет смысла, а, что касается самодостаточности,стоит ли притворяться скучающим на вечеринке, куда явил-ся без приглашения. Мы поравнялись с кучкой могучих руководителей, акаде-миков и лауреатов, которые предавались занятию неудовлет-воренных и неуверенных людей — хвастали. — Вымотался, жить не  хочу,— жаловался директор на-ционального нейрохирургического центра.— Каждый деньпо четыре операции. А тут еще из Европы поперло, как в со-рок первом. Оказывается, местные врачи… австрийские, не-мецкие, утверждают, что у нас лучшие в мире результаты ле-чения запущенных мозговых опухолей. — Небось откаты платите?  — позлорадствовал замести-тель министра строительства. — Какие откаты?! — Со  мной поделитесь!  — попросил министр образова-ния.— А то дошло до фарса: три наших технических универ-ситета в первой мировой двадцатке. По части нанатехноло-гий Эм-Ай-Ти176 обошли, не имея даже путевой электроннойбиблиотеки. Недавно в Манчестер ездил; у них в читальномзале диваны разноцветные. Заместитель министра строительства понимал, что  всеуслышанное — ахинея, чушь собачья и чистой воды бахваль-ство. Ее, ахинею, даже развенчивать не нужно, просто отойтис  праведной физиономией. Но  заместитель министра стро-ительства, как и остальные, был зависим от чужого мнения. — Доложу вам, ребята, через полгода сдаем жилой квар-тал в одной из центральных областей — закачаешься! Я отту-да неделями не выкисаю, зато какое чудо! Все рядом: жилье,универсам с  развлекательным центром, школа, спортгоро-док!176 Массачу́сетский технологи́ческий институт́ (англ. Massachusetts Institute of Technology, MIT) — университет и исследовательский центр США. Одно из са- мых престижных технических учебных заведений мира. 81 член сообщества МИТ являются лауреатами Нобелевской премии — рекордный показатель.

Буровы, или Эгоизм 577 Среди них была женщина моего возраста — журналисткакакого‑то  культурного фонда. Судя по  рыскающим глазам,ее нечасто удостаивали подобными приглашениями. Выстав-ляться было нечем, поэтому оставалось важничать. — Не исхалтуриться бы за суетой — всюду зовут, еще уточ-няют, придешь-не придешь. Сами понимаете, людей не оби-дишь. На прошлой неделе Премьер собирал в Гранд-отеле… — И вы были, Аркадия Мстиславовна? — перебил строи-тель.— Я вас не видел. Несмотря на неочевидность разоблачения, “культура” поте-рялась, но академик от нейрохирургии проявил благородство: — Слушайте анекдот. На  светском мероприятии встре-тились два сатирика и  обнаружили друг на  друге одинако-вые рубахи. Понятно, разбежались по разным углам, но таквышло, что в итоге их маршруты пересеклись; какой‑то гостьзаметил и прошелся по поводу рубах. Молодой сатирик рас-терялся, а маститый надул губы: “Не знаю, как он, я — шил!” Аркадия Мстиславовна зашлась в благодарном смехе. Они заметили мое приближение и почтенно замолчали.Этим людям достаточно было услышать несколько привет-ственных слов, чтобы посчитать вечер удавшимся. Директорнейрохирургического центра приготовился принять благо-дарность за тещу финдиректора “Штучек”. Какая еще благо-дарность, если после его золотых ручек несчастную женщинудважды оперировали в Японии! Ладно, доставлю удовольствие: кивнула и прошла мимо. *** Меня усадили в центре первого ряда. Два стула слева пу-стовали, якобы ожидая Президента. “Правильно, сохраня-ем интригу!” Подошел директор и  сообщил, что  с  минутына  минуту подвезут запись выступления Президента с  по-здравлениями Наседкину. Я, наконец, успокоилась: “Хоро-шо придумали!”. Возникла волнительная мысль: “А  вдругНиколай успел со  званием Героя и  хочет сделать сюрприз?Как было бы кстати!…Интересно, директор знает, о чем пой-дет речь?”

578 Владислав Гринь — На сколько минут выступление? — Честно говоря, мне о  таких вещах не  докладывают.Но вы не волнуйтесь, все будет выдержано и оптимистично.Как всегда. — Понятно. Директор отошел. По правую руку посадили жену путе-шественника, аппетитную, благодушную девушку со  смеш-ной кличкой Ряба. Славянскую красоту чуть омрачала избы-точная округлость лица. Вопреки внешности Ряба оказаласьстойкой как самурай, не выказывающей благодарности и за-висти, свойственных берущей стороне. Ряба, видимо, воспри-нимала меня в качестве кармического наказания, непонятно,правда, за что. Как бы то ни было, в ней отчетливо просма-тривался человек, начисто лишенный способностей судитьдругих. И  в  то  же время Ряба не  чувствовала себя потерян-ной среди всей этой припомаженной публики. Она пришлана свое мероприятие, неважно, где оно проходило. За исклю-чением близких и меня (мне она поклонилась прикрыв глазаи прижав руку к сердцу), остальных воспринимала в качествеобезличенного фона. Ряба явно выпадала из привычного че-ловеческого мира, этого балагана зоосоциальных страстей. Справа от Рябы примостились девочки-близняшки, взяв-шие внешность от Пети, но характеры от Рябы — идеальноперспективные невестки. У меня мелькнула мысль снабдитьих приданым, но отвлеклась, завидев подругу Рябы, помогав-шую Наседкину в сборе денег. Нас познакомили на заре про-екта; девушка запомнилась дерзко-нежным именем — Эвита.Редкая удача, когда имя соответствовало нутру. Эвита и самабыла забиячливо-деликатной. Внешне походила на молодуюМиранду Отто177 — тонкое, полупрозрачное лицо, серо-зеле-ные глаза и  нос с  горбинкой; светловолосая. Взыскательнаябез фанаберии, гордая без ханжества. Почти как я, но не вы-сокомерная, просто с  чувством собственного достоинства.177 Миранда Отто (1967 г.) — австралийская актриса. Наиболее известна по своей роли в кинотрилогии “Властелин колец”, где сыграла Эовин, племянницу короля Теодена.

Буровы, или Эгоизм 579Миллиард не заработает, но страдать не станет. Я вздохнула:был бы жив Послед — сама бы посватала. Отзвенели звонки, но зал оставался полупустым. Я подо-звала директора. — Время? — Да. — Ну и где все? Директор удивился. — Где и положено, пьют в холле. Это же не концерт! — Может, позвать… некрасиво как‑то… Директор, согнувшийся перочинным ножиком, прижалруки к груди: — Увольте, госпожа Бурова, так не  делается. Тем  более,учитывая ситуацию с Президентом, нам это на руку. — Да? Ну ладно. Подошел Наседкин. — Пора начинать,— а сам рыскает по рядам. Обидно ему,но что поделаешь. — Наплюй, Петя, те, что  в  зале, будут слушать. Кстати,наконец, уладили щекотливое дело: Президент поздравитс экрана. — Серьезно? — с деланной радостью переспросил Петя.—Не ожидал.— Потом что‑то вспомнил и улыбнулся.— Я с от-казниками ручкался! — Не поняла, диссидентов вроде извели? Петя улыбнулся. — Отказники — кто полтора года назад мне денег не дал. Пошли приветственные речи. Я  видела, как  люди вытя-гивают шеи, пытаясь понять, где Президент; заметив пустыестулья рядом со  мной, успокаивались. Неужели не  знают,что приход Президента не может пройти незамеченным. Выступила Ряба, очень хорошо выступила. Ни слова о себе,только восхищалась мужем. Сказала, что открыла в нем мно-го нового, даже литературные способности. Мне тоже предо-ставили слово. Я говорила недолго, в основном дежурнымифразами, мол, счастлива, что  стала спонсором эпохальнойэкспедиции, каким мужественным и  цельным человеком

580 Владислав Гриньоказался Петр Наседкин, как досталось семье. Не сдержаласьи добавила, что задета его сухими звонками. А в конце пред-ложила набраться терпения и послушать отрывки из хроникпутешествия. Петя вышел на  сцену и  стал читать, пытаясь с  помощьюритма и интонаций передать эмоции. Чувствовалось, что впе-чатления улеглись в его голове плотно и надежно, как камен-ный уголь. Но спустя десять-пятнадцать минут стало понят-но, что его не слушают, разве что десятая часть зала, сидящаяна галерке. “Хорошо хоть уговорила сократить текст!” Но  и  это не  помогло: напряжение нарастало. Прошлоеще с десяток минут, и по залу пошел ропот: “Где Президент?За что заплатили?” Потом люди стали покидать зал, демон-стративно хлопая сиденьями. Я ерзала как на иголках, непре-рывно поглядывая на  часы, а  когда пошел массовый исход,закрыла глаза и предалась спасительным воспоминаниям… …— Во время экспедиции я придумал занимательную ве-щицу,— сказал Наседкин, шурша руками в  бесформенномпортфеле. — ??? — Одноглотковую стопку. — Как это? — Щас,— Петя отвоевал несколько секунд, пытаясьчто‑то разыскать в портфеле; затем разочарованно отложилего в сторону. — Потом найду, слушайте. Начиная с Тихого океана менястало тянуть на  выпивку; особенно перед сном. Держалсяс месяц, но однажды налил сто граммов крепкого. Не пред-ставляете, каким восхитительным оказался процесс: запахводки, глоток  — ожог неба… захмелел вкусно и  быстро.В  следующий раз выпил больше. Снова было великолепно,но  с  утра подступила смертельная тоска, державшаяся тридня. С  тех пор в  океанах не  употреблял, но  дело не  в  этом.Я стал думать, как наслаждаться водкой не пьянея? И понял:крайне важно то, что видишь и чувствуешь в процессе. Подни-мая рюмку, ощущаешь вес и холод, пьешь глазами. Потом за-пах, ну и, конечно, глоток… водка попадает на язык и ударяет

Буровы, или Эгоизм 581в нос. Оказывается, глоток всего 20–25 миллилитров, в четырераза меньше стандартной стопки. Тут и пришла идея создатьстопку, в которую можно налить всего один глоток. Но чтобывсе было натурально, как будто в ней правильные сто грам-мов; и  с  виду, и  по  весу, и, само собой, на  вкус. На  первомэтапе мои резоны ограничились стремлением избежать по-хмелья, но  чуть погодя уразумел, что одноглотковая стопкаполезна во многих житейских ситуациях: от лечения алкого-лизма до цирроза печени. — А что в твоей стопке особенного? — Гораздо больше стекла. И еще: когда стопка наполнена,это не бросается в глаза, стекло сливается с водкой. Пока ле-жал в госпитале, связался со специалистами… Наседкин с  новой энергией схватился за  портфель, бук-вально влез туда своим лепным носом.— Вот. Он протянул обычную с  виду граненую стопку. Правда,весьма тяжелую за счет толстых стенок, сходящихся к донцуконусом. Я велела принести воды и налила в стопку. Теперь,как ни посмотри, избыток стекла не был заметен. — Слу-шай! — восхищенно протянула я. Петя сделал важное дополнение. — Обратите внимание, что утолщение стенок начинаетсяне  сразу, а  отступая полсантиметра от  верхнего края. Ина-че неестественно выходит. Зрительный эффект достигаетсяза счет подбора коэффициента преломления стекла; с этимпришлось повозиться. — Дорого обходится? — Не дороже обычного. Я  посмотрела на  него долгим внимательным взглядом,но  Петя с  наигранным безразличием поглаживал деревян-ную дарума178 для загадывания желаний. — Ты понимаешь, что придумал? — В смысле? — В смысле, авторские права оформил?178 Дарума — японская традиционная кукла-неваляшка, олицетворяющая божество, приносящее счастье.

582 Владислав Гринь — Да,— скромно ответил Петя, и я поняла, что он далеконе идеалист. Пока собиралась с мыслями, Петя продолжил: — Предлагаю подарить каждому гостю благотворитель-ного вечера набор одноглотковых стопок с логотипом Dime-trio… хотя вернее было бы написать “Халява”. Я не стала сдерживать навернувшихся слез: — Наседкин, ты постиг альфа и омега! Петя вопросительно вскинул голову. — Ты, Петя, понял, что  жизнь  — маркетинг!  — нажалакнопку интеркома.— Лена, мигом два кофе! — и повернуласьк нему: — Слушай, Наседкин, деловое предложение! …Я отважилась разлепить веки и взглянула на сцену. На-седкин дочитывал хроники. Он, казалось, не замечал пустогозала, по крайней мере, не показывал этого голосом. “Возмож-но, увлекся? Надо себе почитать!”. Каждые десять-пятнадцатьсекунд Петя поднимал глаза и смотрел в мою сторону. Я по-вернулась влево — никого, только в конце ряда кто‑то разго-варивал по мобильному телефону. Скосила направо — ясно!Ряба сидела с абсолютно прямой спиной и смотрела на Петюотрешенно-сконцентрированным взглядом; как  студентка,безнадежно влюбленная в  лектора, седовласого циничногопрофессора. Петя читал ей одной, словно публично при-знавался в любви. “Ну, Ряба, насидела‑таки счастье!” — мнестало завидно и  стыдно. Я  тоже выпрямилась и  уставиласьна него во все глаза. “Бесам не торжествовать, Бесам не тор-жествовать, Бесам не  торжествовать”,— твердила как  мант-ру… Теперь Петя смотрел и на меня. Я дала зарок завтра жепрочесть дневник. Когда все закончилось, раздались жидкие хлопки. Слововзял ведущий и торжественно произнес: — Дамы и господа! Поздравление от Президента! Зазвучал гимн, редкие зрители поднялись со своих мест,напомнив отступающий пехотный батальон после пулемет-ного обстрела. Зато начался прилив — люди, пьянствующиев холле, хлынули в зал, создавая затор в кажд­ ом из четырех

Буровы, или Эгоизм 583входов. На экране появилось знакомое лицо со сдержаннойулыбкой: “Дорогие друзья! Заканчивается год; через несколько ми-нут мы сделаем еще один шаг в будущее и, как всегда, возь-мем с собой надежду. Давайте вспомним, каким был уходя-щий год, чем запомнился…” В зале воцарилось молчание, абсолютное до ушной боли.Только голос Президента напоминал о  беспрецедентноуспешном проведении сразу двух чемпионатов мира. Людизамерли в проходах; вновь вошедшие напирали сзади. У всехв руках были подарочные наборы с одноглотковыми стопка-ми. Постепенно шок прошел, тут и там замелькали понятли-во-загадочные улыбки, как у детей, подсмотревших родитель-ский секс. Но никто не проронил слова! Наконец, прозвучалипоследние слова: “С Новым Годом, дорогие друзья, С НовымСчастьем!” Пошли куранты… Я посмотрела на директора; тот обхватил голову рукамии покачивался в такт музыкальному бою. “Этому не позави-дуешь. И еще ведущему… Интересно, как выпутается?” Теле-визионщики прильнули к мониторам камер. Когда куранты стихли, люди стали перемаргиваться; а ге-рой вечера Петр Наседкин спросил в микрофон: — Которое сегодня число? — подумал и сам ответил: —двадцать восьмое декабря…— Его лицо, и без того обделен-ное мягкими линиями, приобрело гранитные черты: — Ура, господа! Через три дня меня поздравят на  всюстрану! *** Следующим утром зашла на сайт Администрации Прези-дента в страхе нарваться на указ “О переходе Николая Перце-ва, заместителя главы Администрации Президента, на  дру-гую работу”. Но, к радости, ничего не обнаружила. До самоговечера смотрела официальные новости  — снова ничего,в  том числе по  поводу вчерашнего мероприятия  — словнои не было благотворительного вечера. Зато в социальных се-тях это стало главной темой, особенно последняя наседкин-

584 Владислав Гриньская фраза. Значит, к лучшему: после такого афронта любойпричастный распухнет от самодовольства. После ужина вспомнила, что  должна прочесть Петиндневник. Улеглась пораньше и взяла отпечатанную на прин­тере брошюру. ТАК ГОВОРИЛ НАСЕДКИН 28–31 декабря 2022 г. Западная оконечность острова Суматра.Экватор, 100 градусов в. д. Красивая цифра и в придачу Новый год.Закончен первый этап путешествия — без малого семь тысяч ки-лометров по Индийскому океану! Сорок четыре дня в пути. Решил вести дневник. До этого кое‑что записывал, можносказать, вел судовой журнал; однако теперь понял, что это не-правильно. Начать хочу с описания лодки и быта. Лодка задумана как  средство относительно безопасно-го одиночного плавания на  большие расстояния; для  лю-бителей экстрима, но  не  специалистов в  мореходном деле.Лодка в  самом деле непотопляема. Во-первых, потомучто  сварена из  двух половин сверхпрочного углепластика;во‑вторых, благодаря водонепроницаемости кабины. И, ко-нечно, из‑за  устойчивости. Чтобы было понятно, вырежьтеквадратный метр пенопласта толщиной десять сантиметров,привяжите к  центру гирю на  полуметровой веревке, поло-жите на воду и попытайтесь перевернуть! Только лодка по-мимо основного управляемого киля располагает еще одним,в который превращается мачта, опускаясь под воду, как пе-рископ подлодки. Еще новшество — система регулируемыхплавучих якорей. Обычно используют парусиновый конусна веревке, прикрепленной к носу судна. Иногда применяюткормовой якорь, но при этом в кабину попадает много воды.Если кабина, как в нашем случае, герметична, такой пробле-мы нет. Можно ставить одновременно оба якоря, тем болеечто  бортовой компьютер автоматически регулирует длинуверевок и даже диаметр горловин. Учитывая, что лодка почтине  возвышается над  водой, а  также убираемую мачту, пла-вучие якоря позволяют оставаться на месте при любой силе

Буровы, или Эгоизм 585ветра. Наконец, бортовой компьютер, меняя угол атаки двухклиновидных парусов и руля, обеспечивает преодоление не-обходимого расстояния независимо от  направления ветра.Можно идти бейдевиндом, то есть против ветра, главное, что-бы не было трехбалльного шторма, при котором компьютердает команду на свертывание парусов и погружение мачты. Надеюсь, теперь понятно, что  для  достижения цели  —пересечь экватор на  велосипеде  — лучшего плавсредстване  найти. Вы спросите, почему не  крутить педали, будучипассажиром на  яхте? Отвечаю: это слишком легко. Нужныэкстремальные условия  — одиночество, отсутствие меди-цинской помощи, качка, жара, влажность, сложности с лич-ной гигиеной, плохое питание, дефицит еды, питьевой водыи прочее. Если не  считать широких плоских крыльев, лежащихна воде, лодка имеет легко герметизируемый кокпит (каби-ну), а  также крохотную корму со  сходнями, рыболовнымиснастями и боксом для вяления морской живности. Кабинапредставляет собой закрытую с обеих сторон трехметровуютрубу; диаметр требы не  превышает метра. Верхняя перед-няя часть кабины оборудована двухстворчатым люком-ок-ном, который можно открыть, сдвинув одну или обе створкив сторону и вниз. Для прочности, а также чтобы уменьшитьшум и  избавиться от  палящего солнца, люк сделан из  двухслоев прозрачного плавленого кварца. Между ними закре-плены алюминиевые жалюзи, настолько плотные, что лежанапротив солнца (на  экваторе весь день только так) можноспать не надевая глазной накладки. Кабина проветривается благодаря трем воздухозаборни-кам, улавливающим воздушный поток, в том числе для выра-ботки электроэнергии. Нет ветра — нет энергии, нет свежеговоздуха. Правда, в  запасе солнечные батареи, приклеенныек  парусам и  крыльям лодки, но  их  немного; электричестваеле‑еле хватает на работу опреснителя. Понятно, что штиле-вые дни самые неприятные: жарко, влажно, и, что еще хуже,топчешься на  месте. Хотя можно крутить педали впрок:компьютер зачтет эти километры, и  при благоприятномветре лодка наверстает упущенное. Забегая вперед, скажу,

586 Владислав Гриньчто я не сразу в этом убедился. И потом, попробуйте покру-тить педали при обморочной духоте. Не  то  что  семь, двад-цать потов сойдет, никакого опреснителя не хватит! Дефицит питьевой воды  — реальная физиологическаяпроблема. Мощность опреснителя  — пять литров в  сутки,казалось бы, немало. Только это при обычных условиях,а не когда шесть-семь часов крутишь педали. Поэтому пить-евой воды не  хватает и  приходится добирать с  рыбой; зна-чит, ежедневная рыбалка обеспечена. Это не беда — времениполно, просто не во всякую погоду поудишь. Чтобы создатьзапас, приходится таскать за  собой садок с  пойманной ры-бой, сделанный из  непрозрачного полиэтиленового кулька,и закреплять под днищем, чтобы не болтался и не привлекалхищников. Хищники в океане — особая тема; лично я их очень боюсь.Чтобы предохраниться, купаюсь в маске и с трубкой. Опуска-ясь в океан, даже при полном штиле пристегиваюсь десяти-метровым линем, закрепленным на корме. Внутри кабины ничего лишнего: пятнадцатидюймовыйпланшет на  тонкой гибкой консоли, универсальное сиде-ние (ложемент) и конструкция с регулируемыми педалями.Планшетная консоль и  педальная конструкция закрепленына вертикальной муфте из титанового сплава, через которуюосуществляется подъем или  погружение мачты. Планшеттоже уникален. Мало того, что оборудован мощнейшим ком-пьютерным мозгом и  откидной клавиатурой, так еще  и  за-щищен от влаги. Компьютерный мозг — шестнадцатиядер-ный процессор  — позволяет анализировать “накрученные”пилотом километры (пилот — это я), количество выработан-ной электроэнергии, осуществлять навигацию, наблюдатьза ветром и высотой волн, корректируя курс и скорости лод-ки. Но главная задача бортового компьютера — следить, что-бы перемещение лодки по маршруту точно соответствовалорасстоянию “накрученному” пилотом, и поддерживать не-прерывную связь с любой точкой земного шара, прежде все-го, с координационным центром экспедиции. Планшет снаб-жен фото- и кинокамерой; благодаря влагостойкости можноснимать под водой, что я многократно делал. Конечно, будь

Буровы, или Эгоизм 587планшет на  борту в  единственном экземпляре, не  рискнулбы, но, как вы поняли, имеется запасной, спрятанный в боко-вом ящичке. Ящичков ровно десять, по пять с каждого бортакабины. Они одинаковые: сорок сантиметров длиной, трид-цать высотой и сорок глубиной. Все утоплены в стенки каби-ны, чтобы не воровать полезное пространство. Ложемент сделан из  титанового сплава, покрытого мяг-ким полиуретаном, и состоит из четырех секций: для головы,туловища, таза и ног. При открытом люке в нем можно си-деть высунув голову наружу — отдыхать или крутить педали.В  разложенном состоянии ложемент устанавливается гори-зонтально; кроме того, имеется практически неограниченноечисло промежуточных положений, что, доложу вам, не ме-нее важно, чем питьевая вода. Особенно во время затяжныхштормов и штилей. В конструкции педалей есть два принципиальных момен-та. Вращая их, пилот вырабатывает электричество, необхо-димое для  энергообеспечения лодки. Кроме того, педалиодним переключением превращаются в  ножной упор-фик-сатор, без которого, как быстро выяснилось, в плохую погодуне поспишь. Пожалуй, все. Да, чуть не забыл, лодка, или Мой Dimetrio,снизу белая, а сверху оранжевая, для заметности. Пилота этоне раздражает, поскольку, находясь в кабине, не видишь па-лубы. О  распорядке. Прием пищи два раза в  сутки: примернов  одиннадцать утра и  в  девять вечера. Педали на  экваторелучше крутить до  восхода. Поэтому просыпаюсь в  четыре,налаживаю рыболовные снасти и кручу до половины десято-го — сто десять километров или две трети дневной нагрузки.После этого проверяю снасти и завтракаю. Чем? В основномрастворимыми кашами с сухими сливками. У меня прилич-ный запас каш: овсяной, гречневой, рисовой и  перловой.На переход по Индийскому океану взял тридцать килограм-мов. Еще  есть десять килограммов сухих белковых смесейна случай безрыбья; столько же сухих фруктов, в основном,инжира… правильно, от запоров. И то, без чего категориче-ски нельзя в океане — соль и мультивитамины.

588 Владислав Гринь Позавтракав, на три минуты ныряю в океан; после проти-раю тело одноразовыми салфетками, пропитанными обез-зараживающим и увлажняющим кремом. Это единственнаягигиеническая процедура, если не  считать крайне редкихдней, когда можно помыться под горячим экваториальнымдождем, или, как я это называю, пройти крещение. Не по-зже одиннадцати усаживаюсь в кабину, задраиваю жалюзи,завтракаю и читаю с планшета. Или смотрю фильмы, кото-рых закачано не меньше тысячи, как и книг. На пару часовв день подключаюсь через систему спутниковой связи к Ин-тернету. После часа дня появляется ощущение, что ты в доменнойпечи. Даже смотришь, не  раскалились ли стенки кокпита.Честно признаюсь, после четырех случаются световые гал-люцинации, когда все видится как  в  инфракрасной камере:колпак и  стенки кабины ярко-желтые, консоль велосипедакрасная, а  тело фиолетовое. Чтобы избежать галлюцина-ций, нужно после завтрака впасть в  некое подобие анабио-за, стараться ни о чем не думать и, если получится, поспать.Но  у  меня с  этим большие проблемы, особенно в  полныйштиль. Думаешь о потерянном времени, о том, что не упра-вишься за год. Это заводит нервы: тревожишься, раздража-ешься и  под  конец обязательно гневаешься. В  таком состо-янии на месте не улежать. Начинаешь вертеться, подбиратьконфигурацию ложемента, но это уже не спасает; возникаетощущение, что  находишься в  спускаемом аппарате, кото-рый плавится в плотных слоях атмосферы… В отчаянии рас-пахиваешь колпак и… оказываешься в  облаке раскаленнойплазмы. Если хватает ума, немедленно задраиваешь створки.Но вместо этого две-три минуты жаришься на солнце. Делов  том, что  в  расплавленных мозгах спасительная кабина ка-жется металлическим гробом. Позднее прозрение дорого обходится. Несколько минутна прямом солнце, и день потерян. Все равно задраиваешь-ся, но  уже не  человеком… неважно, с  какого перепуга рас-психовался! В голове бухает огромный барабан, кожа стяну-та широкими раскаленными обручами. Умоляешь барабанзаткнуться, иначе вспененные мозги сорвут крышу. Мысли

Буровы, или Эгоизм 589превращаются в галушковое тесто, как при гриппозной ли-хорадке… впадаешь в эмбриональное состоянии… теряешьсознание… Солнце падает за горизонт. Придя в чувство, гло-таешь успокоительные пилюли, а потом еще, чтобы заснуть.О двухчасовой вечерней крутке и речи нет, до утра бы восста-новиться. Подобные приступы, к  счастью, случаются раз в  неделю,не чаще. В целом физическое состояние неплохое, по край-ней мере, серьезно не болел… пока. Первые две недели с не-привычки изводился, “проезжая” сто миль в день, посколькуеще  нужно выдавать сто двадцать ватт, имитирующие пе-ремещение по  суше. Кроме того, если крутить вхолостую,не хватит электроэнергии. Поэтому налегал на белки, добав-ляя к свежей рыбе сухие смеси. В итоге бедра несоразмернораздулись и стали походить на искрученные слоноподобныестволы домашних фикусов. Зато перестал выматыватьсяи успевал восстановиться за семь часов сна. Это я рассказал о хорошем, а теперь о плохом — об эмо-циональных проблемах. В  детстве родители и  те старалисьбыть обходительнее, тем  более учился на  “отлично”. Присверстниках сдерживался, иначе задразнили бы; но наединес собой давал волю чувствам. По молодости на это не обра-щаешь внимания, но, заведя семью, прозреваешь; вспыльчи-вость семье не помощник. Моей Рябе с ее врожденно легким характером этого былоне  понять. Какое‑то  время старалась не  реагировать, но  по-сле рождения Даши и  Маши сама на  какое‑то  время сталанеустойчивой. И  пошло: косые взгляды, пожимание плеча-ми, демонстративное молчание и, наконец, скандалы. Ду-маю, Ряба со временем притерлась бы к моим психам, но тутеще  мой эгоизм. Стоило эгоизму стать угрозой семейнымценностям, пеструшка оказалась прочнее стали! Ох, Ряба,преодолев океан, как люблю тебя… а как хочу! Но  это сейчас, а  год назад нашла коса на  камень. Чтобыне  разбежаться и  чтобы мне измениться, организовал эква-ториальную компанию — человечность укореняется в нече-ловеческих условиях. Ряба, конечно, напугалась до  смерти,молилась, чтобы экспедиция сорвалась, ну а  потом, когда

590 Владислав Гриньсрослось, обратилась Ярославной Декабристовой. Ни вздоха,ни слезинки, только спокойствие и оптимизм. Когда в сома-лийском Кисмайо уселся в лодку, наклонилась и  поцелова-ла в щеку: “Я на связи… пока”. Махнула рукой, повернуласьи прыгнула на пирс; пошла не оглядываясь, словно не в кру-госветку отправляла, а за черешней на дачу. Я под впечатлением вышел из порта и проспал до следую-щего утра, хотя очень переживал из‑за первой ночи. Проснул-ся в шесть и крутил до одиннадцати с перерывами. Первуюнеделю страдал из‑за отсутствия душа, но потом притерпел-ся. Теперь могу утверждать, что спокойствие Рябы очень по-могло в начале экспедиции, когда все было пугающе новым. Пока привыкал к  бытовым проблемам и  физическим на-грузкам, мозг был занят тысячей мелочей; держался крайнесобранно. Но войдя в колею, расслабился, потерял концентра-цию. Включил однажды на ночь фильм ужасов; пять минут по-смотрел… бр-р-р, оторопь взяла. Глянул по сторонам — тьма-тьмущая. Небо тучами подернуто, ветер воет. Быстро справилнужду и задраил люк, но страхи не отпустили, не дали толкомуснуть. Задним числом понимаю: надо было снотворное при-нять или хотя бы ложку меда съесть. Нет, мучился до двух часов,а после ненадолго забылся. Следующим утром взялся крутить,а сил никаких — “проехал” половину дневной нормы. Передсном полезли мысли, что и завтра сяду в калошу — опять спалурывками. На этот раз крутил как перед смертью, с частымиперерывами; сделал сто двадцать километров. Спустя два днявроде восстановился, но  покой не  вернулся. Напротив, ка-кое‑то  смутно-тревожное чувство укоренилось, мол, в  непро-стое дело ввязался, приятель, будет еще тебе… Тогда и  стал терять эмоциональную форму. Поначалукак было: закрыл вечером глаза и провалился; днем в дикуюжару хоть на час отключался. Теперь дневной сон испарил-ся  — лежал и  переживал: “Когда заболею? … обязательноведь заболею! Никто не прошел кругосветку, чтобы не слечь.Магеллан и  вовсе не  доплыл179. А  мне болеть невозможно,179 Первое кругосветное плавание — испанская морская экспедиция (1519-1522 гг.) под руководством Фернана Магеллана. Экспедиция была укомплектована большой

Буровы, или Эгоизм 591крутить надо!”. Потом был сильный трехдневный шторм,когда крутил, но  лодка дрейфовала на  месте  — мачта авто-матически опустилась. Все дни мутило, даже рыбы не  ел,только каши и белковые концентраты. Мысли зациклилисьна том, что лодка не покроет дефицита. Потом океан успо-коился, Мой Dimetrio понесся как  наскипидаренный, хотяпоначалу шел против ветра — галсировал. Меня с непривыч-ки било о стенку кабины, пока не догадался потуже затянутьпривязные ремни; но бровь успел разбить. Плакал весь вечерот боли и отчаяния, пока не догадался взять в рот большойпалец. Пососал как в младенчестве и отключился… проснул-ся в  два ночи и  до  полпятого глядел на  часы. Открыв люк,увидел луну, тусклую и  щербатую, словно от  нее откусилиприличный кусок. Если настроение на нуле, такую луну луч-ше не замечать… Сон, страж покоя, с той ночи разладился; через короткоевремя окончательно угодил во власть тревоги. В дополнениестал заводиться с полоборота, а вместо успокоения — опятьже тревога. Эта изуверская тревога сдавила голову как  пы-точная машина; и не отпускала ни на минуту даже когда всебыло путем: помылся под вожделенным дождем, побрился,надраил кабину  — покоя все равно нет. Поначалу физиче-ские кондиции не страдали, но последние дни перед сушейвыкручивал не больше ста километров. На подгибающихся ногах, с трясущейся головой пришле-пал на  Суматру. Выстоял церемонию встречи и, наспех по-мывшись, закрылся в трейлере. 12 февраля 2023 г. Тихий океан; 7 градусов ю. ш., 122 градуса в. д. Неделю, пока лодку ремонтировали и готовили к Тихомуокеану, места не  находил. Наконец, Мой Dimetrio откоман-дировали вертолетом на  восточную оконечность Суматры,а я отправился туда на маунтинбайке в сопровождении трей-командой на 5 судах. Только одному судну — “Виктории” под командованиемХуан Себастьяна Элькано удалось вернуться в Испанию. Сам Магеллан был убитв стычке с туземцами на острове Себу (Филиппины) в 1521 году.

592 Владислав Гриньлера. Тут выяснилось, что крутить в лодке не так уж плохо,даже приятнее, чем на такой суше. В лодке душно, зато кру-тишь в  постоянном темпе и  в  относительной безопасности.А в горах Индонезии я на второй день расшиб колено; да таксильно, что три дня не вставал. Тогда‑то тревога и завладелавсем телом: перед Суматрой была в  голове, потом оккупи-ровала ноги, а за эти три дня проникла в каждую клеточку.Придавило как на Юпитере. Пока пересекал Суматру, подумывал бросить; в  концеконцов, “переехать” Индийский океан тоже неплохо. Былоутро, когда уже твердо решил не  подниматься: колено рас-пухло, саднит, настроение такое, что  по  сторонам не  гля-дится. Тем более понимал, что если сходить, то сейчас, покана суше. А потом вспомнил, что предстоит побывать на озереТоба. Дело в том, что маршрут пролегал чуть севернее эква-тора, чтобы избежать высоких гор. Местные на все лады рас-хваливали озеро, и  я  решил заехать. Короче, вытащил себяза  шиворот из  трейлера и  усадил на  велосипед. Докрутилдо озера и… доложу вам — зрелище! Если встать на вершинекратера вулкана, извергшегося семьдесят тысяч лет назад, от-крывается нечто похожее на гигантский атолл с центральнымостровом. Оно и  понятно, Тоба  — крупнейшее вулканиче-ское озеро мира. Кратер вечнозеленый, а вода из‑за полуки-лометровой глубины не просто синяя, а цвета насыщенногоультрамарина. Нужно отметить, что, спустившись к воде, я мгновенно ис-пытал душевную легкость; тревога словно испарилась — голо-ва очистилась, освежилась; потом наполнилась возвышеннымимыслями, которые захотелось записать. Я так и сделал: “Пред-назначение разума — улучшать в себе человеческое, а не мучиться,потакая гордыне… Чтобы успокоиться, нужно стать добрее…” Я много думал, почему на берегу горного озера мне сталохорошо. Но ответа не получил, даже обратившись к специ-альной литературе. Тем не менее, всякий раз во время экспе-диции подворачивал к большим озерам; ни разу не пожалел. После Тоба целых десять дней был полон энтузиазма; мыс-ли прервать экспедицию испарились. По плану нужно быловзять южнее экватора, чтобы обойти большие индонезий-

Буровы, или Эгоизм 593ские острова: Калимантан (Борнео) и Сулавеси. Но за первуюнеделю плавания снова ввалился в эмоциональный штопор.Шарниры заклинило — опять захотелось все бросить. Катаясьпо Суматре, я рассчитывал искоренить ипохондрию, и послеТоба, казалось, получилось. Но нет, тревога — цепкая тварь,квадратный гвоздь в набухшей палубе. А впереди Тихий оке-ан. А после Тихого океана душная Амазония с мутными ре-чушками и москитами. И так далее. Углубившись в будущиетрудности, допустил очередную ошибку, в  результате чегомои переживания переросли в  беспричинный страх: сталдрожать от волн и любых резких звуков. Мыслимо ли в такомсостоянии выдержать четырехмесячное одиночное плавание! Но  я  был в  ожидании чуда. Предстояло пройти непода-леку от  острова Бали — уникального места, куда, несмотряна  расстояние, едут за  душевным покоем, перезагрузиться.Направив лодку к острову, лелеял последнюю надежду… И  вот на  виду Бали, всего в  десятке километров. Покаприближался, страх внезапно усилился, теперь любой за-бортный шорох отзывался дрожью в желудке. Захотел иску-паться и в ужасе отпрянул от борта: прозрачная тихая водапоказалась омутом. Невзирая на снотворное, не заснул; толь-ко урывками проваливался в липко-теплую воздушную ямуи барахтался в ней, боясь разлепить глаза. Когда проходил мимо самой широкой части острова, рез-ко вспотел, в груди заныло, сердце стало падать. Добравшисьдо живота, заколотилось — охватил безотчетный ужас, поме-шательство, от которого я выскочил наружу, чтобы спрятать-ся в  океане, закутаться в  нем как  в  одеяле… но  океан пред-стал Коцитом — замерзшим озером! Воздел руки и заревелзагнанным оленем, хрипло и с присвистом… …Обнаружил себя на корточках, трясущимся, но паникачуть улеглась. Прыснул в  кабину и  рванул от  острова: выли  крутил, выл и  крутил. Мысли испарились, все, кроме од-ной: “Уноси ноги!” Что  думаете? Отошел на  сто километров  — полегчало:в первый раз проспал пять часов кряду! Проснулся с одноймыслью: крутить сколько есть сил! В  обед решил почитать,но бросил: пока мозги просветлели, нужно найти выход.

594 Владислав Гринь Стал вспоминать. Все началось с того, что заводился по пу-стякам, давая волю дурным мыслям. А дурные мысли — не-насытные твари; не  выев голову, не  отвяжутся! Для  началанарушат сон, чтобы мозг стал податливее. Я  этот моментпрозевал, думал, само пройдет, но  тревога не  угомонилась,выпестовала страхи и  панику. В  следующий раз, Наседкин,окажешься за бортом! Я  пододвинул планшет, готовясь записать. Задача номеродин — бороться с дурными мыслями, не давать им завладетьмозгом, давить в зародыше. За средством далеко не ходить,известно с  младенчества. Средство, не  просто спасающее,а и саму жизнь дающее,— дышать. Гони, Наседкин, дурныемысли с помощью глубоких вдохов! Но как быть с тревогой о будущем? Может, не стоит пы-таться заглянуть за  горизонт, тем  более, с  годами человексклонен видеть жизнь мрачнее, чем  она есть. Не  лучше липрожить сегодняшний день как  последний. Чтобы, налетибелая волна180, от которой не спастись, было не стыдно. Если вдуматься, чем  плохо жить одним днем? Зачем за-гадывать, если завтрашний день еще только грядет. Другоедело — позаботиться о нем: выкрутив норму, обеспечить себяэнергией и продвижением, насытиться калориями, запастисвежей рыбки, выспаться. Тем более, сон — страж здоровья;его следует беречь как  зеницу ока. Если хорошо спишь  —проблем не будет! Как  улучшить сон? Да  как  угодно, например, объявляявойну дурным мыслям и не празднуя лодыря. Трудись, Петя,поскольку усталость — лучший друг сна! Последнее — делись мыслями; пусть не застревают в моз-гу, не блуждают эхом. Освобождай мысли вместе с эмоция-ми; к тому же это мысли путешественника. Веди, Наседкин,дневник!180 Белая волна — волна-убийца неизвестной природы

Буровы, или Эгоизм 595 6 марта 2023 г. Тихий океан; экватор, 149 градусов в. д. Три недели живу одним днем и гоню дурные мысли. Расска-жу, как это делается. Просыпаясь, говорю себе: “День за жизнь;закончив день, нужно смертельно устать, но быть удовлетворен-ным сделанным. Еще нужно быть сытым, здоровым и со свежейрыбой. Тогда прожил не зря, можно спать со спокойной душой. Сонрасправится с беспокойством как костер с хворостом”. Сосредоточился на  том, чтобы крутить, теряя меньшежидкости, поскольку пресной воды не  хватает. Работая,думаю только об  этом, постоянно пересчитываю в  умекилометры, калории, миллилитры… Улегшись вечеромспать, обдумываю завтрашнее кручение: когда начну,сколько будет перерывов, сколько попью воды и так далее.Еще думаю про наживку и блесну… засыпаю под ревизиюпровианта. Ужесточил распорядок дня, личную гигиену и уход за ка-биной. Теперь я занят на час больше, чем в Индийском океа-не. Кроме того, потихоньку изживаю пустопорожние страхии иную чушь с помощью глубоких вдохов. Придумал коро-тыш и  повторяю его десять раз подряд: Праздность  — врагсчастья, страх  — залог страданий. Тоска хоронит надежду  —можно удавиться. Это к тому, что покончить с собой посредиокеана не с руки, пока найдут, завоняюсь. Хоть и хорохорюсь, результаты пока средние. Сплю луч-ше, но  через раз. Кручу хорошо, но  мучит боль в  колене:не  могу не  думать, что  это помешает доехать. Кроме того,беспокоюсь, как будет в плохую погоду; все‑таки Тихий оке-ан. В  общем, начинаю беспокоиться  — вдыхаю; спустя ми-нуту снова беспокоюсь — снова вдыхаю. Жаль, не приучилсяк этому сызмальства. Мало читаю. Для  чтения, как  ни  странно, маловато вре-мени, разве что перед сном. Днем, когда самое пекло, читатьне получается, мозги плывут.

596 Владислав Гринь 14 марта 2023 г. Тихий океан; экватор, 153 градуса в. д. Чертова неделька! Продвинулся всего на  четыреста пять-десят километров (вместо тысячи). Тревожился по  поводуплохой погоды и накликал. 7 марта проснулся от удара голо-вой о стенку; спросонья чуть не открыл люк. Паруса не видно.Я включил планшет: так и есть, мачта спряталась под воду,я даже не услышал. Носовой плавучий якорь отдан, но раз-мер горловины близок к  максимальному. Значит, штормнеслабый. Действительно, компьютер показывал четырес лишним балла; тем не менее, дрейфа пока не было. Волныперекатывались через Мой Dimetrio, словно не замечая пре-пятствий. Это нормально, лодка так и  устроена. Дополни-тельно задраил люк, надел подгузник, перенастроил педали,улегся на спину, пристегнулся и стал крутить. До этого максимальный шторм не превышал трех баллов.Я с плохим предчувствием открыл прогноз погоды: к вечеруон обещал усилиться до  пяти баллов; хуже того, никакогопросвета на ближайшие дни. Это неприятная неожиданность,поскольку накануне ничего подобного не прогнозировалось. Крутить педали, когда за бортом больше четырех баллов,—все равно что танцевать в невесомости. Только гораздо опас-нее: без жесткой фиксации бьешься о кабину, еще и риску-ешь травмировать лодыжки. По неопытности вначале выбралоблегченную фиксацию, как у пассажиров самолета. С ложе-мента не падал, но плечи, оставшись свободными, болтались.Что еще хуже, из‑за продольной качки голова и таз скользи-ли вдоль ложемента как поплавок, отчего мог крутить толькона гребне и внизу; это было невыносимо. Пришлось зафик-сироваться по полной программе, как в истребителе, пятьюремнями. Примерно за пару часов приспособился работатьбез остановок, хотя в моменты взлета приходилось прилагатьдополнительные усилия. Не  представляете, как  это нерви-ровало! К  исходу дня вместо положенных ста шестидесятикилометров выкрутил всего восемьдесят пять, а  вымоталсякак  за  три смены. К  вечеру шторм усилился до  шести бал-лов и воленс-ноленс пришлось бросить. Лежал и радовался,что хотя бы не страдаю морской болезнью!

Буровы, или Эгоизм 597 Настало время сухомятки (забегая вперед, доложу: це-лых пять дней!). Запас рыбы был, но  попробуй доберись!Все штормовые дни раскрывал колпак на несколько секунд,и  то  подветренную створку, чтобы выбросить использован-ный подгузник. С физиологическими отправлениями… самипонимаете, но подгузники спасают. К  вечеру стал мандражировать из‑за  дефицита энергии.Мало того, что  не  докрутил, еще  и  пасмурно было, солнеч-ные батареи не работали. Чтобы сохранить энергию для кон­троля курса, пришлось скрепя сердце выключить опресни-тель воды. Это было тяжелое решение, поскольку без  водыдолго не  покрутишь. С  другой стороны, стоит два-три дняне  сделать нормы, придется пустить лодку в  свободныйдрейф. Значит, отнесет на сотни километров от экватора —попробуй нагони! Но  было и  кое‑что  положительное, а  именно отсутствиепалящего зноя, изнурившего за предыдущий месяц. К вече-ру второго дня от нечего делать попробовал почитать. Здесьнужно сделать отступление. Я без прикрас начитанный; для среднестатистического сла-вянина даже чересчур. В курсе всех русских классиков. Но всеурывками, бессистемно. К  примеру, прочитав “Одиссею”,даже не раскрыл “Илиады”. Знаком с Апулеем, но не в курсеЭсхила. Про римских стоиков только слышал. До Серванте-са, просвещенцев и философов серебряного века руки вооб-ще не  дошли. Мне хотелось посмотреть на  жизнь с  высотычеловеческого опыта, но  без  исторического контекста этогопри всем желании не сделать. Не  то  чтобы решил, наконец, взяться за  большое дело,просто во  время затянувшейся бури возникла потребностьв чем‑то жизнеутверждающем, но при этом не слишком за-умном. Подумал, что подойдет “Оптимизм” Вольтера181.181 “Кандид, или Оптимизм” (1758 г.) — наиболее часто публикуемое и читаемое произведение Вольтера. В финале повести герои оказываются в Константинополе, где местный дервиш излагает простой рецепт счастья: забыть о треволнениях окружающей жизни, посвятив себя деятельности, или избранному ремеслу — “возделыванию сада”.

598 Владислав Гринь Открыл файл и, зафиксировав планшет руками, углубил-ся в чтение; незаметно увлекся и позабыл про шторм. Когдадошел до отрезанной ягодицы, примерил ситуацию на себяи  чуть было не  развинтился. Но, к  счастью, вовремя опом-нился: глубоко подышал и успокоился. А прочтя последнююфразу (про собственный сад), напротив, обрадовался. Полу-чается, верным было решение сконцентрироваться на  еже­дневной деятельности. Вот и  нынче, несмотря на  непогоду,“возделываю сад”: кручу. Шторм пройдет, сад останется. Ло-жась спать, поставил задачу: крутить и читать! Утром за  бортом снова четыре балла. Крутил, невзираяна взлеты и падения. Раздумывал, что бы еще почитать. Хо-телось чего‑то  объемного, чтобы хватило на  всю непогоду.В  итоге открыл файл с  “Илиадой”. Не  знаю, как  вы, личноя  пожалел, что  не  родился в  начале девятнадцатого века  —прибил бы Гнедича. Как же тяжело читается по сравнениюс “Одиссеей”! А все перевод, даром что Пушкин хвалил! Вечером снова шесть баллов. В  кабине стало пахнутькак на Gemini-7 в конце двухнедельного полета182. Однако, как бы плохо ни складывалось, настроение передсном было оптимистичным: энергии, а значит воды, хвата-ло. Был рад, что освоил чтение на борту; это сулило хорошиеперспективы. Шторм длился шесть дней. Наконец стало стихать. В тричаса дня автоматически выдвинулась мачта, но  ветер пона-чалу был почти лобовым, и Мой Dimetrio пошел зигзагами.Еще  нужно было пару часиков поработать, но  я  был счаст-лив, что исчезли изматывающие ямы. Как же их не хватало,чтобы понять прелесть спокойной крутки! Перед закатом ветер приблизился к  попутному, галси-рование прекратилось. Открыл люк… нос получил оргазми чуть не провалился в глотку! Я сорвал подгузник и нырнулс кормы. Еще в полете сообразил, что забыл пристегнуться;поэтому погрузился в полуразвороте с четырьмя вытянуты-ми конечностями, как  кошка, выброшенная с  третьего эта-182 Gemini-7 (рус. “Джемини-7”) — американский пилотируемый космическийкорабль (1965 г.).

Буровы, или Эгоизм 599жа. Выметнулся, словно ошпаренный, и давай назад — лод-ка‑то  уплывает! Не  догоню в  десять секунд  — смерть! Глазаот ужаса зажмурил; маму давно умершую узрел: глядит се-рьезно и  осуждающе… бабах головой о  сходни! Представ-ляете, какую скорость набрал! Вылез из воды и дрожащимируками пристегнулся линем к лодке; опустился на корточкии обхватив себя, покрытого мурашками, зарыдал. Спустя час уселся ужинать в  убранной и  проветреннойкабине. Было ощущение, что, помучившись, обрел наконецсилу. Но чего‑то не хватало; потом понял: этот вечер достоинвыпивки. Налил пятьдесят граммов водки. Мой Dimetrio несся на  восток. Я  сидел в  ложементе, под-ставив голову ветру, пьяный и оптимистичный, как молодаялуна, что висела неподалеку — над левым плечом. Хмель нака-тывал волнами, и тогда перед моим уютненьким мирком всесхлопывалось, формируя восторженное ощущение, что  моякоманда выигрывает… баловались травкой — поймете! Вот так в дни большого шторма я полюбил трудности. 29 июня 2023 г. Тихий океан; экватор, 83 градуса з. д. Уверен: заканчиваю самый продуктивный фрагмент экс-педиции. Сами посудите, за пятнадцать недель прошел че-тырнадцать тысяч километров! Через несколько дней с  Ти-хим океаном будет покончено. Вспоминаю, что  в  одиннадцатом классе при подготовкек  поступлению в  университет вдруг столкнулся с  пробле-мой усвоения материала. Начинал читать учебник, а мыслиразлетались  — не  получалось концентрироваться. Первыйраз в жизни потребовалось собрать волю в кулак, посколькуна кону стояло будущее. Спустя пятнадцать лет все повторилось: в  Тихом океане,как  до  этого в  Индийском, духота и  навязчивые мысли ме-шали сосредоточиться на чтении. В водах Индонезии у меняполучилось угомонить внутренние бури; в том числе, с помо-щью глубоких вдохов. Но я понимал, что это лишь средствопожаротушения. Предстояло докопаться до  глубин созна-

600 Владислав Гриньния, до сокровенного местечка, где вообще рождаются мыс-ли, где из камешков мировосприятия складывается мозаикасовести, противостоящая инстинктам. Однако нужны не про-сто разноцветные камешки — нужна смальта183, а еще лучшерадужные алмазы. Я  попытался извлечь алмазы из  правильных книг, или,как любит выражаться Эвита, из книг хорошего вкуса. В обыч-ной жизни не складываются условия, но океан предоставляетто, что  нужно: одиночество, время и  желание. Я  прибегнулк  простому, но, как  уже не  раз убеждался, эффективно-му средству: добавил в  распорядок дня, наравне с  кручени-ем, личной гиеной и  рыбной ловлей, еще  одно обязатель-ное дело  — чтение. Поначалу бестолково глядел в планшетили шарился по Интернету. Потом спросил: не имей жест-кой нормы по расстоянию, крутил бы педали по семь часовв  сутки? Так возникла установка: читать пятьдесят страницв день! В противном случае лишаешься развлечений: филь-мов, музыки и даже общения с близкими. В  итоге научился прочитывать эти обязательные пятьде-сят страниц, с двенадцати до двух дня. Утомившись, дремалдо  захода солнца, а  после крутил. При таком распорядкене оставалось времени на Интернет. Не  стану расписывать, но  за  десять недель много про-чел и  увидел. Пользуясь иносказаниями, бодро утверждаю,что нашел в Тихом океане уйму редких алмазов, и не толькокнижных. На днях проходил рядом с Галапагосскими остро-вами; на лодку села пара голубоногих олушей. Спустя полча-са еще одна птичка прилетела, как потом выяснил, дятловыйвьюрок. Та еще птичка — на моих глазах расклевала основа-ние перьев олуши, чтобы питаться ее кровью; птичка-вам-пир! Согласно поверью, Дарвин, увидев, что олуша не сопро-тивляется вьюрку, вдохновился на эволюционную теорию…183 Сма́льта — в данном контексте цветное искусственное стекло, изготовленное по специальным технологиям выплавки с добавлением оксидов металлов, а также кусочки различной формы, полученные из него методом колки или резки. Кусочки смальты — традиционный материал для создания мозаичных панно.


404 - Страница не найдена - Центр здорового питания и общения «Джаганнат». Вегетарианство, рецепты, духовная литература, мастер-классы, семинары

  Кузнецкий мост Курская Маросейка Проспект мира Белорусская

Страница, которую вы ищете, не была найдена. Возможно этой страницы больше не существует, её имя могло измениться или интернет-адрес (URL) введен неверно.

Пожалуйста, используйте меню навигации или ссылку, чтобы перейти на главную страницу.

Напишите Директору Сотрудничество
Мысль дня:

...Прежде чем выразить человеку свое мнение, подумай о том, в состоянии ли он его принять... Позаботься о том, чтобы он получил твой совет, как получает воду тот, кто изнывает от жажды, и тогда твое наставление поможет ему исправить ошибки

Наш форум Сдай квартиру вегетарианцу

случайное фото


рецепты



личный кабинет


 

Как отвечать на комплимент: благодарите за любезность грамотно

Каждой представительнице прекрасного пола приятно слышать комплименты в свой адрес. Приятные слова, произнесенные собеседником, способны моментально улучшить настроение и задать позитивный настрой. Как отвечать на комплимент, чтобы стало понятно, насколько лестно слышать хвалебную фразу? Реакция на речь комплиментщика может показать, как высока или низка самооценка женщины, в какой мере она воспитана, а также ее отношение к человеку.

Почему важно знать, как отвечать на комплимент

Важно запомнить главное: то, как девушка реагирует на похвалу, помогает мужчине выстроить конкретное мнение о личности. Он оценивает мимику, жесты и слова, которые будут произнесены в ответ на любезность. Если женщина слишком бурно реагирует на хвалу, можно подумать, что ее самомнение предельно высоко. В то же время, демонстрирующая непривычку к хвалебным одам барышня, породит в сознании парня мнение, что ей редко говорят приятные слова – возможно, она неинтересна противоположному полу.

Как реагировать на комплимент правильно? Дав грамотный ответ, женщина продемонстрирует:

  • что высоко, но главное адекватно, себя ценит;
  • привыкла к комплиментам – привлекательна для мужчин;
  • не считает банальные любезности поводом растаять перед комплиментщиком.

Как принимать комплименты, чтобы показать, что действительно их достойны?

Поведенческие ошибки

Многие девушки, услышав любезность, испытывают не положительные эмоции, а наоборот – краснеют, эмоционально закрываются, лепечут несвязные фразы. Это недопустимая, неверная реакция. Отвечая на любезные речи, постарайтесь не допускать распространенных ошибок.

  1. Оправдываться.
  2. Возражать.
  3. Демонстрировать пренебрежительность.
  4. Игнорировать.
  5. Реагировать слишком эмоционально.

Как реагировать на комплименты окружающих, чтобы убедить их, что услышанное действительно чрезвычайно приятно объекту похвалы? Искренне улыбнитесь, распрямите плечи и доброжелательно посмотрите в глаза собеседнику. Если вас смутила любезность, то скажите, что слегка растеряны, а после выразите благодарность.

Подборка правильных ответов

Что ответить на комплимент? Существует набор стандартных фраз, использование которых уместно в любой ситуации.

  • Благодарю! Я польщена, что вы так считаете!
  • Спасибо! Ваш знак внимания очень ценен.
  • Спасибо, я приложила много стараний!
  • Спасибо за комплимент, очень приятно!
  • Примите мою благодарность! От ваших слов поднялось настроение.

Отвечая на любезность, не употребляйте фразу «Сочту за комплимент!». Она может расстроить собеседника, натолкнув его на мысль, что вы совершенно не доверяете сказанным искренне словам.

Как ответить девушке на комплимент от мужчины, чтобы продемонстрировать воспитание и личное достоинство?

Хвала красоте

Как ответить на комплимент «Ты красивая»? Это одна из самых распространенных любезных фраз, которую одинаково приятно слышать всем представительницам слабого пола. Что ответить, когда говорят, что ты красивая?

  1. Не нужно спорить. Если мужчина произнес эту фразу, значит, он действительно считает девушку привлекательной. Улыбнитесь и со скромным видом скажите пару слов благодарности.
  2. На искреннюю любезность можно ответить необидной шуткой. Например, скажите: «Спасибо! Очень любезно с вашей стороны, но меня вредно перехваливать».
  3. Если красоту похвалил неприятный вам человек, грубить все же не стоит. Грубость унизительна для обоих собеседников, не опускайтесь до нее.
  4. Отвечая, смотрите комплиментщику прямо в глаза.

Сомнительная любезность

Если хвалебная фраза вам кажется неискренней и даже оскорбительной, помните, что она не унижает вас, а говорит о невоспитанности и неуверенности произнесшего ее человека. Как поблагодарить за комплимент, если он вам неприятен?

  • Мне приятно, что вы обратили на меня внимание, но я не понимаю, что означает сказанное. Вам не трудно будет объяснить?
  • Мне наверняка повезло, но удачу мне принес нелегкий труд.

Язвительные комплиментики не игнорируйте, но и не позволяйте им портить настроение.

Комментарии к фото

Сегодня живое общение удачно заменяет виртуальное. Выкладывая в социальных сетях фотографии, можно снискать десятки восхищенных отзывов о красоте, манере одеваться или достижениях. Как красиво ответить на комплимент к фото?

  1. Отправьте комплиментщику позитивный смайлик, если сомневаетесь в уместности выражения благодарности словами.
  2. Напишите: «Спасибо! Это фото отличное, но не совершенное».
  3. Ответ на комплимент к фото может быть ироничным или самокритичным. Однако не стоит забывать, что он будет доступен к просмотру всем.
  4. Как ответить на комментарий, если он не слишком лестный? Проанализируйте ситуацию, а потом напишите то, что думаете. Не старайтесь обидеть горе-комментатора – его уже обидела природа, обделив тактом и умом.
  5. Что ответить мужчине на комментарий, если он вам нравится? Можно оставить короткий коммент после его записи, а после написать более развернутые слова благодарности в личные сообщения. Это поможет завязать более интимную беседу и даже пофлиртовать с кавалером.

Получив ответ на комментарий к фото, поблагодарить отправителя нужно обязательно. Простому знакомому можно отослать банальное «Спасибо», а близкому человеку написать развернутый благодарственный опус. Не скупитесь на добрые слова – и доброта сторицей вернется!

Ирония в помощь

Как оригинально ответить на комплимент? Хорошее чувство юмора спасает в разных ситуациях. Негативно настроенного собеседника можно легко обезоружить, если парировать ему иронично. Как ответить на комплимент с юмором?

  • Сама удивляюсь, как у меня это получается!
  • А я еще и другими талантами обладаю!
  • Это ты сегодня выглядишь прекрасно, а мне, несмотря на старания, за тобой не угнаться.
  • Мой парикмахер и не такое умеет!

Держитесь доброжелательно, и никто не захочет вас словесно обидеть, маскируя подколки под любезности. Собеседник должен чувствовать вашу внутреннюю уверенность.

Комплимент, сказанный от души, – истинная радость. Его приятно слышать, а для произнесшего хвалу человека хочется сделать что-то хорошее. Примите любезность с достоинством, как небольшой подарок, и верните за него позитивную энергетику!

Вам может быть интересно:  Искусство флирта с мужчиной: основные правила       Как ведет себя влюбленный мужчина       Психология общения с мужчинами: основные правила

Тонкая грань между хвастовством и получением кредита

Хвастовство редко бывает простительным преступлением. Нас с раннего возраста учат не быть слишком «самодовольными», иначе мы рискуем получить ярлык нарцисса.

Но если не хвастаться собой, кто будет? Ну, много людей, если вы действительно чего-то достигли, и если у вас есть друзья и члены семьи, которые ценят вас за то, кто вы есть.

Очень важно, чтобы тебя ценили и ценили, а также привлекали внимание. Но как этого добиться при сохранении скромности и приличия?

Получение кредита

В деловом мире важно получать признание за свои достижения. Без него новые возможности редко открываются.

Авторы и писатели заявляют об авторстве с пометкой о том, что они действительно создали произведение. Продавцы перечисляют достигнутые цели и увеличивают процентное соотношение в резюме. Если его можно измерить, кто-то может потребовать его.

Тем не менее, сообщая о достижении - лично или письменно - лучше оставить его общим.

  • Скорее, чем: «Я очень много работал над этим успешным достижением».
  • Скажите вместо этого: «Проект удался, и я хотел бы поблагодарить всех, кто так усердно работал, чтобы добиться его».

В качестве индивидуальной отчетности по проекту вы запросили кредит. Но, признав, что вы сделали это не в одиночку, вы отклонили любое восприятие хвастовства.

Когда кто-то хвалит вас за ваши достижения, можно ответить: «Я тоже очень доволен.Спасибо ». Вы снова взяли на себя кредит, только скромно. Вы приняли комплимент и поблагодарили человека за то, что он вам его сказал.

Косвенное хвастовство

Есть две формы косвенного хвастовства.

Первый в бизнесе. Обычно на собеседовании, но не всегда. В любом случае, вы позволили своему резюме сделать основную часть хвастовства.

Вы также можете разместить эту информацию в Интернете на сайте бизнес-сети. Вместо того, чтобы быть хвастуном, вы следуете рекомендациям сайта по созданию своего профиля.Люди увидят ваш профиль и могут сделать вам комплимент. Вы наполняетесь гордостью - внутри - благодарите их и сохраняете свою скромность.

Вторая форма косвенного хвастовства возникает, когда кто-то спрашивает вас о достижении. Больше, чем комплимент, эта ситуация позволяет вам рассказать анекдот о том, что вы сделали, почему вы это сделали и как вы это сделали, если вы решите поделиться этой информацией.

Просто помните, даже анекдот может превратиться в хвастливый монолог, если вы не будете осторожны.Своевременно и кратко делитесь своей историей, сохраняя при этом свою скромность.

Самодостаточный

Вы слышали выражение «похлопайте себя по спине». Что ж, комплименты - одна из форм этого.

Посмотрите на себя в зеркало с максимальной гордостью и восхищением. Затем скажите себе: «Вы очень много работали и достигли _______. Вы сделали это! Отличная работа!»

Это не только удовлетворит на определенном уровне вашу потребность в комплименте или признании, но также поможет вам немного похвастаться своей системой и обеспечит дипломатичность при общении с другими о ваших достижениях.

Суть в том, что иногда делать себе комплименты просто приятно. Приятно осознавать, что ты себя ценишь.

Права хвастовства

Установлено, что мы не должны хвастаться собой, хотя мы имеем право требовать признания за достижение или хорошо выполненную работу.

Итак, это нормально, если вы просто не можете удержаться от небольшого хвастовства, сказав: «Я не хочу хвастаться» или «Я действительно не хвастаюсь, но ...»?

Ну нет, это не так. Утверждать, что вы не собираетесь что-то делать, а затем делать это, никогда не поможет вам завоевать доверие и признание. Иногда это даже вызывает более раздражающее впечатление.

Если нужно хвастаться собой, лучше пусть это делают другие. А если никто этого не сделает, лучше молчать. Ваше время в центре внимания придет. А пока позвольте людям узнать вас, как вы сами. В конце концов, это будут ваши настоящие друзья.

Вы также можете получить удовольствие от чтения.. .
Используйте светскую беседу, чтобы найти что-то общее


Как принять комплимент - даже если это от вас самих

Отслеживание достижений может иметь такое же важное значение в нашей личной жизни. По словам доктора Нефф, когда мы переживаем трудные времена, нас часто учат представить, как мы будем доброжелательно поговорить с другом в подобной ситуации, но легко забыть, что тот же образ мышления работает и для принятия похвалы. В зависимости от человека такие задачи, как здоровое питание, принятие душа или общение с другом, могут быть отнесены к числу достижений.

«Поскольку мы, как правило, довольно хорошо напоминаем себе о наших сомнениях в себе, - сказал доктор Сиан Бейлок, когнитивный ученый, написавший книгу« Удушье »и являющийся президентом Колледжа Барнарда при Колумбийском университете, - важно« быть очень конкретно и осознанно напоминать себе о хорошем ».

Поскольку небольшие неудачи могут иметь негативное влияние в три-четыре раза сильнее, чем торжество небольшой победы, ведение списка достижений не только помогает повысить вашу мотивацию в этот день.Это также может быть подтверждающим напоминанием о ваших сильных сторонах в следующий раз, когда вы пройдете через тяжелый период.

Как обналичить этот кредит (и внести сдачу)

Ведение записей о вещах, которыми вы гордитесь, и значимых комплиментах, которые вы получили, не только дает вашему мозгу хорошие чувства и повышает ваше самовосприятие.

Восемьдесят шесть процентов лиц, принимающих решения о приеме на работу, согласны с тем, что кандидатам важно иметь возможность четко сообщать о своих достижениях, «но поскольку наш мозг умеет игнорировать положительные моменты, мы часто не запоминаем их, когда нам нужно случай для нас самих », - сказала г-жа- сказал Уилдинг. Во избежание недоразумений она рекомендует использовать ежедневные размышления для создания «файла хвастовства» с осязаемым вкладом, который вы внесли.

Эксперты говорят, что также стоит выделять несколько минут каждую неделю, чтобы поговорить о своих достижениях с коллегой, другом или членом семьи. Это может помочь вам привыкнуть к таким разговорам, чтобы, когда придет время поделиться своими победами в более серьезной обстановке - например, на собеседовании, - вы точно знали, как о них говорить. Это также помогает укрепить цикл положительной обратной связи и заставляет вас активно думать о своих недавних победах и о том, как они способствуют достижению более крупных целей.

Но рассмотрение конкретных примеров достижений может пригодиться не только во время переговоров или интервью, - сказал д-р Бейлок. По ее словам, повышение осведомленности о том, как мы проводим свое время и куда направляем свою энергию, также может быть полезным катализатором изменений и решения проблем. По словам доктора Кашио, чувство уверенности в своих сильных сторонах часто улучшает нашу способность слышать конструктивную критику, а способность замечать вредные привычки и иметь мотивацию к их изменению может способствовать дальнейшему прогрессу, которым стоит гордиться.

«Лучший способ почувствовать прогресс, - сказал доктор Амабайл, - это действительно добиться прогресса».

Принять комплимент | Hasseman Marketing

Я был придурком, но и не имел в виду. Это случилось в минувшие выходные у меня дома. Моя жена планировала вечеринку по соседству, и у нас была подъездная дорожка, полная друзей с улицы. У нас на улице стояли грили, чтобы люди могли приготовить себе мясо. В нашем гараже было полно столов со всевозможной крытой посудой, а во дворе были игры для детей.Люди улыбались, ели, пили и прекрасно проводили время. Были представлены все возрасты из района… молодые и старые. Это было здорово. И все гости хвалили мероприятие и хвалили меня. Однако, поскольку всю работу на вечеринке выполняла моя жена (я имею в виду… буквально все… я ничего не делал), я не хотел отдавать ей должное. Я говорю о своем беспокойстве по этому поводу здесь. Вот в чем проблема. Иногда нам нужно просто сказать «спасибо» и принять комплимент.Когда вы этого не сделаете, вы лишитесь того хорошего чувства, которое человек хвалит, что вы намереваетесь. Джефф Хейден говорит об этом здесь. Видите ли, когда вы делаете кому-то комплимент, вы не только заставляете другого человека чувствовать себя хорошо. Вы тоже чувствуете себя хорошо. Вы чувствуете себя хорошо, когда хвалите кого-то. Вы чувствуете себя хорошо ... заставляя других чувствовать себя хорошо. Когда мы не принимаем комплименты вежливо, мы заставляем другого человека чувствовать себя плохо. И это именно то, что я делал, когда откладывал кредит на соседской вечеринке.Гости любезно дали мне понять, что им понравилось, и они оценили усилия. Мне просто нужно было принять это. Так что в следующий раз, когда вы получите комплимент, примите его. Тебе не нужно оправдываться. Вам не нужно проходить квалификацию. И помните, это не для вас ... это для них. Это просто. Когда вы получаете похвалу, просто следуйте этим простым шагам. 1. Посмотрите человеку в глаза. Улыбка 3. Скажи спасибо." Убедитесь, что вы никогда не пропустите обновления. Подпишитесь на нашу VIP-рассылку здесь.Ох… и если вы хотите поблагодарить своих клиентов или команду, делайте покупки в Интернете здесь.

Как сделать комплимент

Вы стоите за занавесом, вот-вот выйдете на сцену, чтобы столкнуться с множеством лиц, наполовину окутанных тьмой перед вами. По мере того, как вы приближаетесь к прожектору, ваше тело с каждым шагом становится все тяжелее. Знакомый стук эхом разносится по вашему телу - ваше сердцебиение зашкаливает.

Не волнуйтесь, не только вы страдаете глоссофобией (также известной как речевое беспокойство или боязнь говорить с большой толпой).Иногда беспокойство возникает задолго до того, как вы даже стоите на сцене.

Защитный механизм вашего тела реагирует, заставляя часть вашего мозга выделять адреналин в кровь - то же химическое вещество, которое выделяется, как если бы за вами гнался лев.

Вот пошаговое руководство, которое поможет вам преодолеть страх публичных выступлений:

1. Подготовьте себя морально и физически

По мнению экспертов, мы созданы для того, чтобы показывать тревогу и распознавать ее в других.Если ваше тело и разум обеспокоены, ваша аудитория заметит. Следовательно, важно подготовиться перед большим шоу, чтобы выйти на сцену уверенными, собранными и готовыми.

«Ваш внешний мир - это отражение вашего внутреннего мира. То, что происходит внутри, видно снаружи ». - Боб Проктор

Легкие упражнения перед презентацией помогают улучшить циркуляцию крови и отправить кислород в мозг. С другой стороны, умственные упражнения могут помочь успокоить ум и нервы.Вот несколько полезных способов успокоить ваше учащенное сердцебиение, когда вы начинаете чувствовать бабочек в животе:

Разогрев

Если вы нервничаете, скорее всего, ваше тело будет чувствовать то же самое. Ваше тело напрягается, мышцы стянуты или вы вспотели. Аудитория заметит, что вы нервничаете.

Если вы заметили, что именно это происходит с вами за несколько минут до выступления, сделайте пару растяжек, чтобы расслабить и расслабить ваше тело. Перед каждым выступлением лучше разминаться, так как это способствует повышению функционального потенциала организма в целом.Мало того, это увеличивает мышечную эффективность, улучшает время реакции и ваши движения.

Вот несколько упражнений, которые помогут расслабить тело перед началом шоу:

  1. Повороты для шеи и плеч - Это помогает снять напряжение и давление мышц верхней части тела, поскольку повороты сосредоточены на вращении головы и плеч, расслабляя мышцы. Стресс и беспокойство могут сделать нас неподвижными в этой области, что может вызвать возбуждение, особенно когда вы стоите.
  2. Растяжка рук - Мы часто используем эту часть наших мышц во время речи или презентации с помощью жестов и движений рук.Растяжка этих мышц может снизить утомляемость рук, расслабить вас и улучшить диапазон языка тела.
  3. Повороты талии - Положите руки на бедра и вращайте талией круговыми движениями. Это упражнение направлено на расслабление брюшной полости и поясницы, что очень важно, так как оно может вызвать дискомфорт и боль, что еще больше усиливает любые беспокойства, которые вы можете испытывать.

Избегайте обезвоживания

Вы когда-нибудь чувствовали себя иссохшими за секунды до того, как заговорить? А потом выходить на сцену скрипучим и скрипучим перед публикой? Это происходит потому, что адреналин от страха перед сценой вызывает ощущение сухости во рту.

Чтобы предотвратить все это, важно, чтобы перед выступлением мы получали достаточно жидкости. Глоток воды поможет. Однако пейте умеренно, чтобы вам не приходилось постоянно ходить в туалет.

Старайтесь избегать сладких напитков и кофеина, так как это мочегонное средство, а это значит, что вы почувствуете сильную жажду. Это также усилит ваше беспокойство, из-за которого вы не сможете говорить ровно.

Медитация

Медитация хорошо известна как мощный инструмент успокоения ума.Дэн Харрис из ABC, со-ведущий выпускных программ Nightline и Good Morning America и автор книги под названием 10% Happier , рекомендует, чтобы медитация могла помочь людям почувствовать себя значительно спокойнее и быстрее.

Медитация - это тренировка для ума. Это дает вам силу и концентрацию, чтобы отфильтровать негатив и отвлекающие факторы словами поддержки, уверенности и силы.

Медитация осознанности, в частности, является популярным методом, чтобы успокоить себя перед выходом на большую сцену.Практика включает в себя удобное сидение, сосредоточение внимания на своем дыхании, а затем сосредоточение внимания вашего ума на настоящем, не отвлекаясь от забот о прошлом или будущем, что, вероятно, включает в себя блуждание на сцене.

Вот хороший пример управляемой медитации перед публичным выступлением:

2. Сосредоточьтесь на своей цели

Людей, которые боятся публичных выступлений, объединяет одна общая черта: слишком много внимания уделяется себе и возможности неудачи.

Я выгляжу смешно? Что делать, если я не могу вспомнить, что сказать? Я глупо выгляжу? Люди будут меня слушать? Кого-нибудь волнует, о чем я говорю? »

Вместо того, чтобы думать таким образом, переключите свое внимание на единственную истинную цель - внести что-то ценное для вашей аудитории.

Решите, какого прогресса вы хотите добиться от аудитории после презентации. Обратите внимание на их движения и выражения, чтобы адаптировать свою речь к тому, чтобы они хорошо проводили время и выходили из комнаты как более лучшие люди.

Если ваше собственное внимание не приносит пользы и каким должно быть, когда вы говорите, переключите его на то, что приносит пользу. Это также ключ к установлению доверия во время вашей презентации, поскольку аудитория может ясно видеть, что вы серьезно относитесь к их интересам.

3.Превратите негатив в позитив

Внутри нас постоянно борются две стороны: одна наполнена силой и храбростью, а другая - сомнениями и неуверенностью. Кого ты будешь кормить?

«Что, если я испорчу эту речь? Что, если я недостаточно смешной? Что, если я забуду, что сказать? »

Неудивительно, почему многим из нас неудобно проводить презентации. Все, что мы делаем, - это терпим поражение, прежде чем у нас появится шанс проявить себя. Это также известно как самоисполняющееся пророчество - убеждение, которое сбывается, потому что мы действуем так, как будто оно уже есть.Если вы считаете себя некомпетентным, то со временем это станет правдой.

Мотивационные тренеры рекламируют, что положительные мантры и утверждения имеют тенденцию повышать вашу уверенность в наиболее важных моментах. Скажите себе: «Я справлюсь с этой речью, и я смогу это сделать!»

Воспользуйтесь своим выбросом адреналина, чтобы добиться положительного результата, а не думать о негативных «а что, если».

Вот видео психолога Келли МакГонигал, которая призывает свою аудиторию превратить стресс в нечто позитивное, а также предлагает методы, как с ним справиться:

4.Разберитесь в своем контенте

Знание того, что у вас под рукой, помогает снизить беспокойство, потому что есть одна вещь, о которой нужно беспокоиться. Один из способов добиться этого - несколько раз попрактиковаться перед выступлением.

Однако дословное запоминание вашего сценария не приветствуется. Вы можете замерзнуть, если что-то забудете. Вы также рискуете показаться неестественным и менее доступным.

«Никакое чтение или запоминание не принесут вам успеха в жизни.Главное - это понимание и применение мудрых мыслей ». - Боб Проктор

Многие люди неосознанно делают ошибку, читая со своих слайдов или дословно запоминая свой сценарий, не понимая их содержания - это определенный способ переутомить себя.

Понимание вашего речевого потока и содержания облегчает вам преобразование идей и концепций в ваши собственные слова, которые затем вы можете ясно объяснить другим в разговорной манере.Создание слайдов, включающих текстовые подсказки, также является легким приемом, чтобы вы могли быстро вспомнить свой поток, когда ваш разум становится пустым.

Один из способов понять это - запомнить общие концепции или идеи, содержащиеся в вашей презентации. Это поможет вам говорить более естественно и позволит проявиться вашей индивидуальности. Это похоже на путешествие вашей аудитории с несколькими ключевыми вехами.

5. Практика ведет к совершенству

Как и большинство людей, многие из нас от природы не настроены на публичные выступления.Редко люди подходят к большой аудитории и безупречно выступают без каких-либо исследований и подготовки.

На самом деле, некоторые из ведущих докладчиков делают это легко во время показа, потому что они провели бесчисленные часы за кулисами в глубокой практике. Даже такие великие ораторы, как покойный Джон Ф. Кеннеди, заранее готовили свою речь несколько месяцев.

Публичное выступление, как и любой другой навык, требует практики - будь то повторение речи бесчисленное количество раз перед зеркалом или ведение заметок.Как говорится, совершенство достигается на практике!

6. Будьте аутентичны

Нет ничего плохого в том, чтобы чувствовать стресс перед тем, как подняться, чтобы выступить перед аудиторией.

Многие люди боятся публичных выступлений, потому что боятся, что другие будут судить их за то, что они показали свое истинное, уязвимое «я». Тем не менее, уязвимость иногда может помочь вам выглядеть более искренним и понятным, как оратор.

Отбросьте притворство, будто пытаетесь вести себя или говорить как кто-то другой, и вы обнаружите, что риск стоит того.Вы становитесь более искренним, гибким и спонтанным, что позволяет легче справляться с непредсказуемыми ситуациями - будь то жесткие вопросы от толпы или неожиданные технические трудности.

Узнать свой подлинный стиль речи очень просто. Просто выберите тему или вопрос, который вам интересен, и обсудите это, как обычно, с близкой семьей или другом. Это похоже на личный разговор с кем-то один на один. Отличный способ сделать это на сцене - выбрать случайного члена аудитории (с надеждой на успокаивающее лицо) и поговорить с одним человеком во время выступления.Вы обнаружите, что легче общаться с одним человеком за раз, чем с целой комнатой.

С учетом сказанного, чтобы чувствовать себя достаточно комфортно, чтобы быть собой перед другими, может потребоваться немного времени и некоторый опыт, в зависимости от того, насколько вам комфортно быть собой перед другими. Но как только вы примете это, страх сцены не будет таким пугающим, как вы изначально думали.

Докладчики, такие как Барак Обама, являются ярким примером искреннего и страстного оратора:

7.Оценка выступления после выступления

И последнее, но не менее важное: если вы выступали публично и испытали шрамы от неудачного опыта, попробуйте воспринимать это как урок, полученный для улучшения себя как оратора.

Не ругайте себя после презентации

Мы самые суровые к себе, и это хорошо. Но когда вы закончите выступление или презентацию, дайте себе признание и похлопайте по плечу.

Вы успели закончить все, что должны были сделать, и не сдавались.Вы не позволили своим страхам и неуверенности добраться до вас. Гордитесь своей работой и верьте в себя.

Совершенствуйте свою следующую речь

Как упоминалось ранее, практика действительно ведет к совершенству. Если вы хотите улучшить свои навыки публичных выступлений, попробуйте попросить кого-нибудь снять вас на видео во время выступления или презентации. После этого наблюдайте и наблюдайте, что вы можете сделать, чтобы улучшить себя в следующий раз.

Вот несколько вопросов, которые вы можете задать себе после каждого выступления:

  • Как я это сделал?
  • Есть ли области для улучшения?
  • Я выглядел или казался напряженным?
  • Я наткнулся на свои слова? Почему?
  • Я слишком часто говорил «ммм»?
  • Как проходила речь?

Запишите все, что вы наблюдали, и продолжайте практиковаться и совершенствоваться.Со временем вы сможете лучше справляться со своими страхами перед публичными выступлениями и выглядеть более уверенно, когда это необходимо.

Если вы хотите получить еще больше советов о публичных выступлениях или проведении отличной презентации, ознакомьтесь с этими статьями:

синонимов чести, антонимы чести | Тезаурус Мерриам-Вебстера

Чтобы выразить признательность, уважение или привязанность к (кому-то) на публичном празднике
  • молодожены чествовали обедом от бабушки невесты
1 верность высоким моральным нормам
  • мэр, человек чести , ни разу не нарушил обещание, данное избирателям
  • безупречность,
  • персонаж,
  • добросовестность,
  • порядочность,
  • справедливость,
  • благородство,
  • неподкупность,
  • безупречность,
  • безупречность,
  • правосудие,
  • мораль,
  • дворянство,
  • репутация,
  • респектабельность,
  • правильность,
  • щепетильность,
  • добродетель,
  • добродетель
  • коррупция,
  • коррупция,
  • коррумпированность,
  • обесценивание,
  • разврат,
  • декаданс,
  • вырождение,
  • деградация,
  • разврат,
  • позор,
  • безобразие,
  • неблагонадежность,
  • рассеиваемость,
  • рассеивание,
  • расплывчатость,
  • рыхлость,
  • извращение,
  • извращенность,
  • расточительство,
  • бесстыдство,
  • продажность
2 актив, приносящий похвалу или известность
  • преданный, заботливый учитель, который является чести профессии учителя
3 публичное признание или восхищение достижением
  • честь мы отдаем нашим солдатам в День ветеранов
  • признание,
  • награда,
  • аплодисменты,
  • отсек (-ы),
  • кредит,
  • знак отличия,
  • слава,
  • дань уважения,
  • престиж,
  • лауд,
  • лавр,
  • реквизит
  • [сленг],
  • réclame,
  • солнце
4 что-то данное в знак признания достижения
  • получил несколько наград бойскаутов за многолетнюю службу
5 что-то подаренное как особая услуга
  • для меня будет честью показать вашу тетю по городу
См. Определение словаря

Amazon.com: Когда кто-то делает вам комплимент - не возражайте. Примите это с благодатью и, самое главное, верьте тому, что они говорят. Виниловые настенные художественные вдохновляющие цитаты. Наклейка: Инструменты и товары для дома

.


Цена: 9 долларов.99 +6,99 $ перевозки
Рекомендации по поверхности стена
Марка Компания "Южный стикер"
Цвет Матовый черный
Материал Винил

  • Убедитесь, что это подходит введя номер вашей модели.
  • Размер: 22 x 8 дюймов.
  • Авторское право2014 SSC inc.
  • Инструкции по установке прилагаются. Цвет: ЧЕРНЫЙ МАТОВЫЙ
  • Поставляется с БЕСПЛАТНОЙ наклейкой для практики с каждым заказом

Возьмите набор карточек комплиментов от Brass Monkey Goods

Smartassery в винтажном стиле
Наш новейший бренд, пополнивший семейство Galison, Brass Monkey, был запущен в 2021 году.Brass Monkey любит говорить, что это грань между придорожными сувенирами и прекрасным фарфором. Хорошо продуманные продукты, у которых просто есть чувство юмора. Познакомьтесь с другими продуктами Brass Monkey с их фирменным остроумием и винтажным шармом на brassmonkeygoods.com

Вау, сегодня ты выглядишь отлично ... намного лучше, чем вчера. В любом случае, этот набор карт от Brass Monkey включает 200 уникальных карточек-комплиментов, которые можно раздать..100 комплиментов и 100 комплиментов в ответ.

На каждой карточке есть уникальная фраза на лицевой стороне и место для личной заметки на оборотной стороне (если вы не хотите оставаться анонимным).

Раздайте их по одному или поставьте на кофейный столик. Ты умный, ты что-нибудь придумаешь.

- Включает 100 карточек комплиментов и 100 открыток комплиментов.

- Пример комплимента: вы похожи на 20-долларовую купюру, найденную в зимнем пальто.

- Пример комплимента: я рад, что вы не культурист.Ваши вены уже идеального размера.

- Пример обратного комплимента: ваша привлекательность более чем компенсирует вашу индивидуальность.

- Пример обратного комплимента: Ух ты, в этом свете ты действительно хорошо выглядишь.

- Художник: Медная обезьяна

Галисон.com отправляется только в пределах континентальной части США. Мы не можем отправить товар по адресу P.O. коробки. Мы можем отправить только экономику для FPO / APO / DPO.

Большинство заказов обрабатывается в течение 1-3 рабочих дней и отправляется с нашего склада в Иллинойсе через UPS.

КОГДА ПРИБЫЛ МОЙ ПАКЕТ?

Заказы обрабатываются и отправляются в течение 1-3 рабочих дней с момента получения.

Срок доставки зависит от вашего местоположения и способа доставки.Вы можете увидеть предполагаемое прибытие в вашу страну на страницах наших продуктов под кнопкой «Добавить в корзину» (рассчитано на основе UPS Surepost. Все заказы на бесплатную доставку доставляются как экономичные.

Сроки доставки:

Экономика:

1-3 дня обработки + 5-8 дней доставки = 6-11 рабочих дней от заказа до доставки

Стандарт:
1-3 дня обработки + 3-4 дня доставки = 4 -7 рабочих дней от размещения заказа до доставки

Express:
1-3 дня обработки + 1-2 дня доставки = 2 -5 рабочих дней от размещения заказа до доставки

Обратите внимание: .Мы не несем ответственности за любые задержки, вызванные UPS. Указанные выше дни доставки UPS являются средними, не гарантируются и могут варьироваться в зависимости от вашего местоположения и особых обстоятельств.

ЦЕНЫ

США

Эконом

Сумма заказа: $ 0 - $ 40.00 | Стоимость доставки: $ 7,99

Сумма заказа: 40,01 $ и выше | Бесплатная доставка (не действует для FPO / APO / DPO)

Стандарт:

Сумма заказа: от $ 0 | Стоимость доставки: 9 долларов США.99

Экспресс:

Сумма заказа: от $ 0 | Стоимость доставки: 31,99 $

ОТМЕНА

Мы начинаем обработку вашего заказа, как только вы его отправите, поэтому мы не сможем отменить, изменить или добавить продукты к вашему заказу после того, как вы его завершите.


ВОЗВРАТ

Возврат не производится.Мы предлагаем возврат или обмен только в случае поломки товара. Наша политика длится 30 дней. Если с момента покупки прошло 30 дней, к сожалению, мы не сможем предложить вам возврат или обмен.

Пожалуйста, не отправляйте вашу покупку обратно, если вы не получили этого от нашего отдела обслуживания клиентов.


ВОЗВРАТ

Если вы одобрены для возврата, ваш возврат будет обработан, и кредит будет автоматически зачислен на вашу кредитную карту или исходный способ оплаты в течение 2-5 рабочих дней.


ПОСЛЕДНИЙ ИЛИ ОТСУТСТВИЕ ВОЗВРАТА

Если вы еще не получили возмещение, обратитесь в компанию, обслуживающую вашу кредитную карту, или в банк. Официальная публикация возмещения может занять некоторое время.

Если вы сделали все это, но еще не получили возмещение, свяжитесь с нами по адресу [email protected]

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *