Вытеснение как механизм психологической защиты: 9 видов психологической защиты, которые важно вовремя осознать / AdMe

Вытеснение как механизм психологической защиты: 9 видов психологической защиты, которые важно вовремя осознать / AdMe

Содержание

9 видов психологической защиты, которые важно вовремя осознать / AdMe

Защитные механизмы человеческой психики направлены на уменьшение отрицательных и травматичных переживаний и проявляются на бессознательном уровне. Этот термин был введен Зигмундом Фрейдом, а затем более глубоко разработан его учениками и последователями, в первую очередь Анной Фрейд. Попробуем разобраться, когда эти механизмы полезны, а в каких случаях они тормозят наше развитие и лучше реагировать и действовать осознанно.

AdMe.ru расскажет о 9 основных видах психологической защиты, которые важно вовремя осознать. Именно этим и занимается большую часть времени в своем кабинете психотерапевт — помогает клиенту осмыслить защитные механизмы, которые ограничивают его свободу, спонтанность реагирования, искажают взаимодействие с окружающими людьми.

1. Вытеснение

Вытеснение — это устранение из сознания неприятных переживаний. Оно проявляется в забывании того, что причиняет психологический дискомфорт. Вытеснение можно сравнить с плотиной, которую может прорвать — всегда есть риск, что воспоминания о неприятных событиях вырвутся наружу. И психика затрачивает огромное количество энергии на их подавление.

2. Проекция

Проекция проявляется в том, что человек неосознанно приписывает свои чувства, мысли, желания и потребности окружающим людям. Этот механизм психологической защиты дает возможность снять с себя ответственность за собственные черты характера и желания, которые кажутся неприемлемыми.

Например, необоснованная ревность может быть результатом работы механизма проекции. Защищаясь от собственного желания неверности, человек подозревает в измене своего партнера.

3. Интроекция

Это склонность неразборчиво присваивать чужие нормы, установки, правила поведения, мнения и ценности без попытки разобраться в них и критически переосмыслить. Интроекция похожа на заглатывание огромных кусков пищи без попытки ее разжевать.

Все образование и воспитание построено на механизме интроекции. Родители говорят: «Не суй пальцы в розетку, не выходи на мороз без шапки», — и эти правила способствуют выживанию детей. Если же человек во взрослом возрасте «заглатывает» чужие правила и нормы без попытки понять, насколько они подходят лично ему, он становится не способен различить, что действительно чувствует и чего хочет сам и чего хотят другие.

4. Слияние

В слиянии отсутствует граница между «я и «не-я». Есть только одно тотальное «мы». Наиболее четко механизм слияния выражен в первый год жизни ребенка. Мать и дитя находятся в слиянии, что способствует выживанию маленького человека, потому что мама очень тонко чувствует потребности своего ребенка и реагирует на них. В данном случае речь идет о здоровом проявлении этого защитного механизма.

А вот в отношениях мужчины и женщины слияние тормозит развитие пары и развитие партнеров. В них сложно проявлять свою индивидуальность. Партнеры растворяются друг в друге, и из отношений рано или поздно уходит страсть.

5. Рационализация

Рационализация — это попытка подобрать разумные и приемлемые причины возникновения неприятной ситуации, ситуации провала. Целью этого защитного механизма являются сохранение высокого уровня самооценки и убеждение себя в том, что мы не виноваты, что проблема не в нас. Понятно, что более полезным для личностного роста и развития будет взять ответственность за произошедшее на себя и извлечь уроки из жизненного опыта.

Рационализация может проявляться как обесценивание. Классический пример рационализации — басня Эзопа «Лиса и виноград». Лисица никак не может получить виноград и отступает, объясняя это тем, что виноград «зеленый».

6. Отрицание

Этот защитный механизм позволяет игнорировать (отрицать) очевидные факты, защищая психику от травм. Это полный отказ от неприятной информации. Отрицание часто становится первой реакцией на боль потери.

7. Регрессия

Регрессия позволяет приспособиться к травмирующей ситуации за счет неосознанного возвращения к привычным с детства формам поведения: плачу, капризам, эмоциональным просьбам и др. Мы на бессознательном уровне усвоили, что такие формы поведения гарантируют поддержку, безопасность.

Регрессия дает возможность сбросить с себя бремя ответственности за происходящее: ведь в детстве за многое отвечали родители. Злоупотребление регрессией приводит к отсутствию успешной жизненной стратегии, сложностям в отношениях с окружающими людьми и появлению психосоматических заболеваний.

8. Сублимация

Сублимация проявляется в том, что в попытке забыть о травмирующем событии мы переключаемся на деятельность, приемлемую для нас и окружающих: начинаем заниматься творчеством или спортом. Сублимация — это продуктивный защитный механизм, давший миру огромное количество произведений искусства.

Гораздо полезнее и для себя, и для общества написать стихи, нарисовать картину или просто нарубить дров, нежели напиться или отлупить более удачливого соперника.

9. Реактивное образование

В случае с реактивным образованием наше сознание защищается от запретных импульсов, выражая в поведении и мыслях противоположные побуждения. Этот защитный процесс осуществляется двухступенчато: сначала неприемлемый импульс подавляется, а затем на уровне сознания проявляется совершенно противоположный, при этом достаточно гипертрофированно и негибко.

Иллюстратор Sergey Raskovalov специально для AdMe.ru

Защитный механизм: вытеснение

Вытеснение как феномен

В психологии вытеснением называется механизм психической защиты, который связан с устранением из сознания определенной информации. В начале XX века это явление обнаружил Зигмунд Фрейд, оно является одним из важных открытий в психоанализе и одним из ключевых его понятий.

В жизни вытеснение понимается как спонтанное забывание какой-либо информации, которая с рациональной точки зрения кажется неважной, но имеет ценный психологический смысл. Забывание затрагивает не только отдельные моменты, например, даты, имена, лица, но и распространяется на события и длительные временные периоды.

Замечание 1

В широком смысле вытеснение считается базовым и универсальным психическим процессом, поскольку именно он лежит в основе формирования отдельной области психики – бессознательного.

На протяжении всей жизни те импульсы и влечения, которые вытесняются из сознания и перестают осознаваться, влияют на формирование характера личности, ее эмоциональные реакции и переживания.

Вытеснение является элементарной защитой собственного «Я». В самом начале жизни психика каждого человека начинает использовать вытеснение, по мере взросления она возвращается к этой защите в такие моменты, когда более гибкие и сложные способы защит оказываются недоступны или не срабатывают вовсе.

Указанный защитный механизм становится базовым способом реагирования на внутренние конфликты. Это приводит к развитию измененного или диссоциативного (в этом случае вытеснение может охватывать всю личность в целом) типа личности. Если объем и количество вытесненного материала оказывается для личности разрушительным и вызывает патологические изменения, то вытесняются и значительные участки воспоминаний длительных периодов времени. Например, масштабному вытеснению подвергаются воспоминания о физическом насилии в детском возрасте. В результате развивается посттравматическое расстройство личности.

Готовые работы на аналогичную тему

Для использования вытеснения по отношению к эмоциям психика должна быть достаточно развита, а также обладать чувством целостности собственного «Я». Примером вытеснения у здорового человека может выступать временное забывание в беседе имени человека, к которому есть приятные, неприятные или непозволительные чувства. В психике детей обычно вытеснению подвергаются агрессивные фантазии по отношению к родителям. Таким образом, репрессии (вытеснению) часто подвергаются элементы эмоциональной жизни, вступающие в конфликт с другими: ненависть, желание навредить и, а также противоречащие морально-этическим нормам желания т.п.

Психоаналитики выяснили, что мысль о чем-либо, будучи вытесненной в бессознательные образы и идеи продолжает активную деятельность внутри психики, пытаясь вернуться в сознание. В итоге получается динамический процесс, который расходует силы человека на выполнение неразрешимой задачи. Человек не избавляется от желаний полностью, вытеснив их, а лишь нагружает мозг работой по удерживанию желаний в бессознательном.

Возникновение проблем

Вытеснение становится помехой для полноценного функционирования психики в таких случаях:

  • Защитный механизм недостаточно хорошо удерживает беспокоящие мысли, чувства и эмоции от сознания.
  • Вытеснение становится преградой для нового опыта, не позволяет человеку жить полной жизнью.
  • Наиболее эта проблема характерна для истерических личностей, она влечет за собой трудности в межличностных отношениях и социальной жизни.

Непосредственно механизм вытеснения связан с чувством тревоги. Тревога может сама вызывать импульс к вытеснению для того, чтобы избавиться от фактора тревоги. Однако, следует отметить, вытесненная информация провоцирует у человека чувство неясной, невыраженной тревоги.

Как работает механизм

Психоаналитик Зигмунд Фрейд разработал несколько теорий, касающихся процесса вытеснения в разных его проявлениях. В психоанализе рассматриваются 3 этапа этого процесса:

  1. На этапе первичного вытеснения из сознания устраняются элементы, первоначально связанные с влечением. Из вытесненного создается бессознательное «ядро вытеснения», притягивающее другие элементы психики, которые необходимо вытеснять.
  2. Вытеснение как процесс устранения из сознания образов и представлений. Также этот процесс вызывает возникновение тенденции к возращению уже вытесненной информации.
  3. Этап возврата вытесненного – процесс, проявляющийся в виде тревожных симптомов, снов, ошибочных действий.

Замечание 2

Этапы механизма вытеснения характеризуют защиту в широком смысле. Следует отметить, что 2 этап является динамическим процессом, а следующий за ним 3 этап не сменяет его, а присоединяется к процессу.

Возврат вытесненной информации

Отметим, что возвратом называется процесс, при котором элементам, которые были вытеснены, вновь удается проявиться в сознании. Конкретные представления меняют форму, искажаются под воздействием механизма вытеснения и проявляются в состояниях, меньше всего находящихся под контролем разума.

Отметим, по сигналам, которые подают нашему разуму эмоциональные образы из сновидений, человек может распознать то или иное содержание, которое было когда-либо вытеснено.

Следует обращать внимание на сновидения, вызывающие сильную эмоциональную реакция, например, эйфорию, тревогу, страх и т.п. Важно стараться понимать эмоциональный смысл образов, поначалу кажущихся бессмысленными.

Возврат вытесненного материала является неравномерным процессом. Он провоцируется ослабеванием защит, усилением влечения в измененном состоянии сознания или процессе психотерапии. Часто возврат представлений, которые окончательно не удалось вытеснить из сознания, сопровождается болезненными переживаниями. Так выражается еще один механизм защиты – сопротивление, он проявляется в чувстве вины, стыде, ненависти, отвращении. Такие чувства могут быть интенсивными и способны вызвать внутренний конфликт, став причиной развития невроза, психического заболевания.

Задачей психотерапии является возвращение в сознание неудачно вытесненной информации и развитие новых способов обращения с чувствами, мыслями, влечениями, которые помогут человеку стать психически устойчивым и уравновешенным.

Вытеснение — Психологос

О вытеснении часто говорят в психоанализе и редко в быту. В повседневной жизни чаще говорят: «Чтобы что-то забыть. нужно сконцентрироваться на чем-то другом». «Чтобы от чего-то отвлечься, нужно привлечь свое внимание к другому». Какие бы здесь ни использовались формулировки, здесь говорится о самой простой форме вытеснения. С феноменом вытеснения знаком каждый из нас. Все наблюдательные люди замечали, что в поле внимания два события (или процесса) одновременно происходить не могут: они начинают конфликтовать, и одно начинает вытеснять другое.

Если в голове навязчиво крутится мелодия, то один из простых способов от нее избавиться — это начать напевать мелодию другую. Новая мелодия скоро вытеснит прежнюю.

Если голова загружена проблемами, один из простых (хотя и не очевидно лучших) способов разгрузить голову — включить телевизор или встретиться с друзьями: новые впечатления и картинки вытеснят (по крайней мере на время) вытеснят прежние тревоги.

Молодой человек груб, но сам это не видит и не замечает. В его памяти этого — не останется.
скачать видео

Более интересный и проблемный вариант вытеснения — бессознательное вытеснение человеком из поля своего восприятия того, что человеку видеть невыгодно или неприятно. Все знают: разбираясь в конфликте, обязательно нужно выслушать обе стороны. Почему? Потому что в памяти каждого из участников конфликта остались те моменты и эпизоды, которые говорят о его правоте, в его пользу, и каждый из участников как правило не помнит тех слов и действий, которые говорят о нем менее красиво. А самое интересное, что это не осознанное вранье (хотя такое случается также), это происходит с людьми, которые действительно хотят вспомнить все честно. Вытеснение — происходит.

Любопытнейший вариант вытеснения происходит в гипнозе, точнее в постгипнотической амнезии. Если под гипнозом человеку дали внушение что-то сделать в определенное время или при определенных обстоятельствах, человек это сделает после того, как выйдет из гипноза. Он не помнит об этом внушении, содержание внушения вытеснено из сознания, но оно влияет на его поведение. Смешно, но человек будет пытаться придумать такому своему поведению рациональное основание, несмотря на то что стремление выполнить его было импульсивным.

Например, молодой человек искал рациональное объяснение тому, почему он открыл окно, когда гипнотизер сняла очки (это был условный сигнал), сказав, что в комнате немного душно.

Вытеснение в психоанализе

З.Фрейд рассматривал и продвигал только один вариант вытеснения: он утверждал, что вытеснение — это механизм защиты человека от внутреннего конфликта между Супер-Эго и несовместимыми с ним желаниями ребенка.

В «Толковании сновидений» Фрейд писал, что основным условием вытеснения («оттеснения») является наличие детского комплекса; процесс вытеснения касается сексуальных желаний человека из периода детства; вытеснению легче подвергается воспоминание, а не восприятие; вначале вытеснение целесообразно, но в конце концов оно превращается «в пагубный отказ от психического господства».

Фрейд различал первичное вытеснение, с помощью которого предотвращается первоначальное появление инстинктного импульса, и вторичное вытеснение, с помощью которого производные и скрытые проявления импульса удерживаются в подсознании. Он использовал следующую метафору: если во время лекции кто-то плохо ведет, его удаляют из зала (вытесняют в бессознательное). Если из-за двери он шумит, предпринимаются меры, чтобы этот шум не мешал. Работа психоаналитика — организовать переговоры между нарушителем и лектором, чтобы нарушитель на каких-то условиях мог вернуться в зал. Подробнее взгляды Фрейда смотри Вытеснение в психоанализе

Однако сегодня уже понятно, что бессознательное — не одно, видов бессознательного множество; достаточно понятно, что вытеснение — лишь одна из причин невротических реакций, и не самая серьезная, и при этом направление и содержание вытеснения может быть самым разнообразным: в результате столкновения могут проиграть и быть вытеснены не только детские влечения, но и взрослые установки, идущие от социума.

Психологические механизмы защиты

Особая ситуация повышения активности возникает в условиях внутриличностного конфликта и в сложных ситуациях обострения межличностных отношений. Здесь проявляют свое действие соответствующие психологические механизмы. Среди них вычленяется механизм психологической защиты. Последний, в сущности, создает интрапсихический механизм переформирования личности как малоосознаваемого столкновение противоречивых потребностей, мотивов и отношений.

Термин «психологические защитные механизмы» был впервые введен 3. Фрейдом в 1894 году в работе «Защитные нейропсихозы» и был использован в ряде его последующих работ для описания борьбы <Я» против болезненных или невыносимых мыслей и аффектов. В работе Зигмундта Фрейда были выделены следующие психологические механизмы защиты: вытеснение, подавление, регрессия, проекция, интроекция, рационализация, компенсация, реактивные образования, отрицание реальности.

Вытеснение. Это процесс непроизвольного устранения в бессознательно неприемлемых мыслей, побуждений или чувств. Когда действие этого механизма для уменьшения тревожности оказывается недостаточным, подключаются другие защитные механизмы, позволяющие вытесненному материалу осознаваться в искаженном виде.

Наиболее широко известны две комбинации защитных психологических механизмов:

  • вытеснение + смещение. Эта комбинация способствует возникновению фобических реакций. Например, навязчивый страх матери, что маленькая дочка заболеет тяжелой болезнью, представляет собой защиту против враждебности к ребенку, сочетающую механизмы вытеснения и смещения;
  • вытеснение + конверсия (соматическая символизация). Эта комбинация образует основу истерических реакций.

Подавление. Суть механизма — исключение из сознания смысла травмирующего события и связанных с ним эмоций. Подавление развивается для сдерживания эмоции страха, проявления которой неприемлемы для положительного самовосприятия, а также грозят попаданием в прямую зависимость от агрессора. Происходит как бы сокрытие от себя факта этого негативного опыта. Страх блокируется посредством забывания реального стимула, вызвавшего страх, а также всех объектов, фактов и обстоятельств, ассоциативно связанных с ним.

Регрессия. Возвращение в проблемной ситуации к ранним или более незрелым (детским) формам удовлетворения потребностей и поведения. Регрессия может быть частичной, полной или символической. Большинство эмоциональных проблем имеют регрессивные черты. Регрессия развивается для сдерживания чувства неуверенности в себе и страха неудачи, связанных с проявлением инициативы, и, соответственно, чувства вины за неудачу («я — малое дитя, и вы обязаны мне помочь»). Решение проблем посредством запроса о помощи. В класс «регрессии» входит также механизм «двигательная активность», предполагающий уменьшение беспокойства, вызванного запретным побуждением, путем разрешения его косвенного выражения и через непроизвольные движения без развития чувства вины. Регрессивное поведение, как правило, поощряется взрослыми, имеющими потребность в симбиотических эмоциональных отношениях.

Проекция. Это механизм отнесения к другому лицу или объекту мыслей, чувств, мотивов и желаний, которые на сознательном уровне индивид у себя отвергает. Механизм развивается для сдерживания чувства неприятия себя и окружающих как результата эмоционального отвержения с их стороны. Проекция призвана справиться со страхом самонеприятия в ответ на отвергающее поведение других. Проекция предполагает приписывание окружающим различных негативных качеств как рациональную основу для их неприятия и самоприятия на этом фоне («если плохой человек меня отвергает, значит я хороший» или «мнение плохого для меня не значимо»). Нечеткие формы проекции проявляются в повседневной жизни. Многие из нас совершенно некритичны к своим недостаткам и с легкостью замечают их только у других. Мы склонны винить окружающих в собственных бедах. Проекция бывает и вредоносной, потому что приводит к ошибочной интерпретации реальности. Этот механизм часто срабатывает у незрелых и ранимых личностей.

Интроекция. Это символическая интернализация (включение в себя) человека или объекта. Действие механизма противоположно проекции. Интроекция выполняет очень важную роль в раннем развитии личности, поскольку на ее основе усваиваются родительские ценности и идеалы. Механизм актуализируется во время траура, при потере близкого человека. С помощью интроекции устраняются различия между объектами любви и собственной личностью. Порой вместо злобленности или агрессии по отношению к другим людям унижительные побуждения превращаются в самокритику, самообесценивание, потому что произошла интроекция обвиняемого. Такое часто встречается при депрессии.

Рационализация. Это защитный механизм, нахождение правдопобных причин, оправдывающих мысли, чувства, побуждения, поведение, которые на самом деле неприемлемы. Рационализация — это распространенный механизм психологической защиты, потому что наше поведение определяется множеством факторов, и когда мы объясняем его наиболее приемлемыми для себя мотивами, то рацианализируем. Рационализация помогает сохранять самоуважение, избежать ответственности и вины.

Компенсация. Это бессознательная попытка преодоления реальных или воображаемых недостатков. Этот механизм развивается При формировании основных структур психики как самый поздний механизм защиты. Используется, как правило, сознательно и предназначен для сдерживания эмоции печали, горя по поводу утраты Или страха утраты. Реализуется через настойчивую работу над сосамосовершенствование, через стремление к достижению значительных результатов в избранных для этого видах деятельности. Компенсаторное поведение универсально, поскольку достижение статуса является важной потребностью почти всех людей. Компенсация может быть социально приемлемой (слепой становится знаменитым музыкантом) и неприемлемой (компенсация низкого роста стремлением к власти и агрессивностью: компенсация инвалидности — грубостью и конфликтностью). Еще выделяют прямую компенсацию (стремление к успеху в заведомо проигрышной области) и косвенную компенсацию (стремление утвердить себя в другой сфере).

Реактивные образования. Этот защитный механизм подменяет неприемлемые для осознания побуждения, желания и чувства (особенно сексуальные и агрессивные) путем развития и акцентирования противоположного по смыслу отношения или поведения. Развитие этого механизма защиты связывают с усвоением человеком «высших социальных (моральных) ценностей». Реактивное образование развивается для сдерживания эмоции радости обладания определенным ценным объектом (например, собственным телом) и возможностями использования его (в частности, для секса и агрессии). Этот механизм предполагает реализацию в поведении прямо противоположной установки (в частности, подчеркнутая строгость нравов, вплоть до ханжества, нарочитая скромность, подчеркнутая забота и милосердие и т.п.). Защита носит двуступенчатый характер. Сначала вытесняется неприемлемое желание, а затем усиливается его антитеза. Например, преувеличенная опека может маскировать чувство отвержения, преувеличенное слащавое и вежливое поведение может скрывать враждебность и т.п.

Отрицание реальности. Это механизм отвержения мыслей, чувств, желаний, потребностей или реальности, болезненных в случае их осознания. Отрицание развивается с целью сдерживания эмоции приятия окружающих, если они демонстрируют безразличие или отвержение. Поведение таково, словно проблемы не существует. Примитивный механизм отрицания в большей мере характерен для детей (если спрятать голову под одеялом, то реальность перестанет существовать). Взрослые часто используют отрицание в случаях кризисных ситуаций (неизлечимая болезнь, приближение смерти, потеря близкого человека и т.п.). Беззащитное восприятие факта отвержения значимыми другими подвергает серьезному испытанию ощущение своей ценности (первоначально для других, затем и для себя, может привести к самонеприятию). Отрицание подразумевает инфантильную подмену приятия окружающими вниманием с их стороны.

Сублимация (замещение). Это механизм психологических защиты способом направления эмоций от одного объекта к более приемлемой замене. Например, смещение агрессивных чувств к работодателю на членов семьи или другие объекты. Смещение проявляется при фобических реакциях, когда тревожность от скрытого в бессознательном конфликта переносится на внешний объект. В случае возникновения конфликта с более сильным старшим или значимым субъектом высвобождение своих эмоций агрессии, гнева на него становится опасным, поскольку это может привести к ответной агрессии или отвержению. Для сдерживания упомянутых эмоций гнева и агрессивности развивается специальный механизм защиты, который позволяет высвободить скрытые эмоции и направить их на предметы, животных или людей, воспринимаемых как менее опасные, чем те, которые действительно вызвали агрессивные эмоции. Человек снимает напряжение, обращая агрессию на более безопасный объект или на себя самого, происходит смещение ответственности по типу «вот, кто во всем виноват».

Примеры и механизмы психологической защиты вытеснения

Вытеснениеформа психологической защиты, при которой психотравмирующий фактор исчезает из сознания, вытесняясь в бессознательное.

То есть я, как бы забываю неприятный для меня факт.

Примером такой формы психологической защиты может служить вытеснение из сознания гибели близкого человека. Действительно, если он не погиб, то и переживать незачем. Такой вид защиты культивировался у нас во время войны. В средствах массовой информации, кинолентах упор делался на такие случаи, когда женщина не верила, что ее муж погиб и продолжала его ждать, а потом оказывалось, что он жив и здоров. Вред у такой защиты есть? … Если жен ждет мужа, который на самом деле погиб, она будет делать попытки снова устроить личную жизнь? Нет. Научиться жить самостоятельно и счастливо без него? Нет. В итоге многие женщины отказывались вновь и устраивать свою личную жизнь, делая несчастными себя, своих детей и претендентов на их руку и сердце. Правда же такова, что, во первых, таких случаев было мало, во вторых, о чем говорят клинические факты, когда пропавший без вести вдруг возвращался, через много лет, это был тот же человек, c которым она рассталась? Нет. Это был уже совсем другой человек, который оказывался ненужным жене, да и она уже изменилась и привыкла к роли страдалицы. Внезапное возвращение супруга лишало ее этого ореола, а при анализе часто выявлялось, что жизнь с мужем у нее была тяжелой, вытеснение же позволяло ей не делать пугающую ее вторую попытку.

Приведите примеры аналогичных ситуаций, когда люди не хотят мириться со смертью или уходом своего партнера.

Что еще вытесняется?

Вытесняются некоторые факты личной жизни, когда человек проявил себя не с лучшей стороны, некоторые желания, стремления, отрицательные черты характера, враждебность к близким.

В бессознательное может вытесниться ненависть к родителям, детям, близким родственникам или иным нашим благодетелям, которым, казалось бы, на уровне ума мы должны бы быть только благодарны. И нас воспитывают быть им благодарными. Например, самая мягкая форма ненависти к родителям: «Я свою маму люблю, но общаться с нею не хочу».

Скажите, много ли людей считают, что у них плохие отношения со своими родителями?…

А многие ли осознают что у них плохие отношения и что они ненавидят их по сути?…

А можно ли строить свою жизнь успешно, если не наладишь (не по форме, а по сути) отношения с ними?

Когда-то у меня была такая неосознаваемая ненависть к моей бабушке. Внешне я была очень привязана к ней до 20 лет. Когда, будучи студенткой жила вдалеке от нее, то скучала, старалась как можно чаще приезжать в гости. Но и для нее и для меня самой были очень странными реакции вдруг необоснованной грубости к ней, я могла вспыхнуть на ровном месте от ее мелкого замечания в свой адрес. При этом я страдала от ее гиперопеки и желания контролировать даже мои мысли. Но признаться себе, что я ее ненавижу за это я не могла. Как же, она ведь столько доброго мне сделала!

А у вас так бывает с вашими любимыми родственниками?

Как вы думаете, отражался ли гнев и скандалы с бабушкой на моих отношениях с другими значимыми людьми? Конечно. Я имела репутацию скандалистки, с которой ни один вопрос спокойно решить нельзя.

Поэтому, когда я осознала, что я ее ненавижу — мне стало легче. А когда с помощью определенных приемов я эту ненависть пережила, то в душе поселилась и благодарность за все хорошее, что я от нее получила, а отрицательные воспоминания перестали беспокоить. Ведь по-сути, основное воспитание, развитие и манеры до 12 лет, когда формируется личность, я получила от нее.

Всегда ли так хорошо как у меня оканчивается ненависть к родителям? Если не осознать и не пережить — нет. Подробно о том, как выросшие дети неосознанно мстят старым родителям за свои непережитые детские обиды у меня описано в мифе о Тезее и Минотавре* . Там, рвущийся к власти Тезей, фактом того, что «забыл» предупредить отца о своей победе и что остался жив, по сути убил его. Нет, в глазах юристов и общества он выглядел очень прилично. И даже несчастной жертвой, потерявшей отца. Ведь отец сам сбросился со скалы от неверного известия, что сын мертв.

Знаете ли вы детей, которые так же убивают своих родителей?..

Не звонят им вовремя?..

Постоянно критикуют?…

В СССР выживали из квартиры в надежде на жилплощадь. Клубок из адской смеси люби и ненависти к самым, казалось бы близким людям, показан в фильме «Родня» с Мордюковой и Крючковой в главных ролях. Посмотрите фильм. Кишки выворачивает.

Так стоит ли жить с ненавистью в душе к своим родителям? …

Очень часто может вытесняться и сексуальный инстинкт. Слышали ли вы от женщин старше 50 лет, разведенных или оставшихся не замужем, что «мне это не надо», «для меня главное — дети», и пр. В психологии известен факт, что мира между свекровью и невесткой быть не может по определению. Почему? Потому, что как правило у свекровей не налажены отношения со своими сексуальными партнерами, и «психологическим супругом» становится сын. Так одна невестка рассказала о комичной фразе в запале вылетевшей от свекрови. Свекровь обвиняла своего женатого сына, что он мало уделяет ей внимания вообще. И когда тот пришел к ней в гости на чай вместе со своей женой, прокричала: «А! Как трахаться — так ты к жене идешь! А как покушать — так к маме!»

Думаю, что про скандалы между свекровями и невестками у вас своих примеров достаточно.

Можно ли верить тем, кто говорит что им секс не нужен? Лишь в то, что они искренне заблуждаются. Секс всем нужен. Просто они не знают как наладить личную жизнь счастливо, и тогда аналогом секса, по мнению Фрейда, становится скандал.

Какие еще качества личности могут вытесняться?…

Вытесняются такие свойства, как любовь к власти, желание быть первым, и здоровые амбиции тоже, и такие качества, как глупость, недальновидность, сексуальные влечения и некоторые другие потребности.

Скажите, уважаемые руководители, когда вы проводили собеседования, у вас были кандидаты, которые говорили:

— мне не надо быть первым,

— мне должность не нужна,

— я не хочу быть руководителем,

— не хочу иметь свой бизнес,

— не нужна большая зарплата,

— я — человек маленький и мне и так всего достаточно…

Бывали? Так вот не верьте им! Так не бывает. Это против законов природы, против Божьих законов. Мы все созданы по одному образу и подобию. Мы все созданы реализовать заложенные в нас способности и задатки. Стать первыми в своем деле. Просто у этих людей уровень невротизма таков, что они вытеснили эти свои потребности даже не осознают их. Пожалейте их. А вот вопрос, надо ли вам разоблачать их и доказывать что это не так? Нет. Конечно они говорят все это искренне. И сами в это верят. И если в этот момент вашего спора будут свидетели разговора, то станут они скорее всего на сторону этого кандидата. Почему? Потому что они будут уверены в своей правоте, и будут очень красноречивы, эмоциональны и убедительны. И на их фоне вы, скорее всего, будете выглядеть растерянными. Это почти правило, которое можно взять на вооружение. Тот, кто вытесняет, побеждает в споре. Отсюда: не спорь с тем, кто вытесняет.

Пример из моей управленческой практики. К нам на работу устроилась молодая перспективная женщина после неудачной попытки построить собственный бизнес. Она с порога заявила: «Мне свой бизнес не нужен! Я никогда сама не буду организовывать свое агентство!». Что в итоге? Сначала она активно и хорошо работала. А потом превратилась в антилидера, всячески доказывающего неверность моих управленческих методов. Я конечно, с нею в итоге рассталась. Но из-за того, что не до конца верила в законы психологии, потратила силы и время на ее «перевоспитание». Отчего расставание только стало более болезненным.

Но выгодно ли нам вытеснение? Тактически выгодно, оно позволяет получать какие-то выгоды. Психологические или материальные. Например, выгодно ли в обществе мне заявлять что я ненавижу свою мать или начальника? Нет. Будут осуждать. И мне приходится «убедить» себя в любви к ним.

Но ведь ненависть никуда не девается!!! И она потом обязательно как-то проявится.

«Если есть ненависть в душе — найдешь кого ненавидеть». М.Литвак.

Все вытесненное необходимо вернуть теми или иными путями в сознание и осмыслить. Как? Пережить гибель близкого, и смириться с нею. Поумнеть, реализовать свое властолюбие реальным ростом, избавиться от неосознаваемой враждебности к близким, наладив с ними отношения. Кстати, еще один очень хороший прием избавления от ненависти к родителям: написать список чего они вам недодали и за что вы на них обижаетесь — и додать теперь во взрослом возрасте себе самому.

Чем больше вытесняется в бессознательное, чем хуже человек себя знает, тем менее он ориентирован, тем чаще жизнь его будет заходить в тупик. Поэтому прежде всего «Познай самого себя», как сказал один из древнегреческих мудрецов Фалес. И это и есть главная задача психологического тренинга — стать самим собой.

Давайте резюмируем как бороться с собственным вытеснением:

  1. Осознание его с помощью психоаналитических процедур.

  2. В качестве профилактики — бдительность.

Задание для самостоятельной работы по избавлению от вытеснения:

  1. У кого острый конфликт (с начальником, женой, мужем, ребенком или свекровью). В течение 1-4 недель (а лучше полгода) записывайте ВСЕ разговоры с ними сразу же, как они прошли. Анализируйте свои РЕПЛИКИ самостоятельно (или с помощью специалиста нашей школы) с помощью техники «Психологическое айкидо»*: где и что вы сказали не так, чем провоцировали конфликт. И после скандала, найдя свою ошибку, применяйте отставленную амортизацию. Если сразу разговор вспомнить не можете — поживите все это время под диктофон, сообщив своему партнеру по общению об этом: «я работаю над собой, чтобы прекратить с тобой скандалить. Поэтому все свои слова буду записывать, чтобы найти свою ошибку».

  2. У кого хронические забывания важных дел — ведение режима дня и графика своих мероприятий на неделю-год-5 лет. Заранее постарайтесь планировать все важные дела письменно, не полагаясь на оперативную память, а потом по-возможности, придерживайтесь графика. Если какое-то событие для вас очень волнующее (встреча с начальником или ключевым заказчиком), сделайте его первым! Как сможете. А потом, проведите тут же работу над ошибками, чтобы избежать дальнейшего «пережевывания» ситуации. Возможно в этом вам поможет «Инструкция по работе с чувством вины или обиды» *

  3. По работе с хроническим и неосознаваемым вытеснением. Ежедневное ведение дневника. Написание биографии и разбор ее с помощью специалиста нашей Школы.

Фрейд вытеснение описал как первую ПЗ именно потому, что сначала у человека неприятное для него качество вытесняется. А потом с ним уже происходят разные метаморфозы. Оно может спроецироваться на другого. И тогда я свой недостаток неосознанно приписываю собеседнику. Оно может трансформироваться в хорошее качество, которым стоит гордиться. Оно может сублимироваться, и тогда я могу сказать что секс мне не нужен, погрузиться в работу, но при этом скандалить с окружающими. Но об этом в следующих статьях.

Зачем избавляться от психологических защит?

Трансформация

Получить консультацию

Механизмы психологической защиты

Описано много механизмов психологической защиты. Охарактеризуем вкратце основные из них:

1. Вытеснение. Это процесс непроизвольного устранения в бессознательное неприемлемых мыслей, побуждений или чувств. Freud подробно описал защитный механизм мотивированного забывания. Он играет существенную роль в формировании симптомов. Когда действие этого механизма для уменьшения тревожности оказывается недостаточным, подключаются другие защитные механизмы, позволяющие вытесненному материалу осознаваться в искаженном виде. Наиболее широко известны две комбинации защитных механизмов: а) вытеснение + смещение. Эта комбинация способствует возникновению фобических реакций. Например, навязчивый страх матери, что маленькая дочка заболеет тяжелой болезнью, представляет собой защиту против враждебности к ребенку, сочетающую механизмы вытеснения и смещения; б) вытеснение + конверсия (соматическая символизация). Эта комбинация образует основу истерических реакций.

2. Регрессия. Посредством этого механизма осуществляется неосознанное нисхождение на более ранний уровень приспособления, позволяющий удовлетворять желания. Регрессия может быть частичной, полной или символической. Большинство эмоциональных проблем имеют регрессивные черты В норме регрессия проявляется в играх, в реакциях на неприятные события (например, при рождении второго ребенка малыш первенец перестает пользоваться туалетом, начинает просить соску и т.п.), в ситуациях повышенной ответственности, при заболеваниях (больной требует повышенного внимания и опеки). В патологических формах регрессия проявляется при психических болезнях, особенно при шизофрении.

3. Проекция. Это механизм отнесения к другому лицу или объекту мыслей, чувств, мотивов и желаний, которые на сознательном уровне индивид у себя отвергает. Нечеткие формы проекции проявляются в повседневной жизни. Многие из нас совершенно некритичны к своим недостаткам и с легкостью замечают их только у других. Мы склонны винить окружающих в собственных бедах. Проекция бывает и вредоносной, потому что приводит к ошибочной интерпретации реальности. Этот механизм часто срабатывает у незрелых и ранимых личностей. В случаях патологии проекция приводит к галлюцинациям и бреду, когда теряется способность отличать фантазии от реальности.

4. Интроекция. Это символическая интернализация (включение в себя) человека или объекта. Действие механизма противоположно проекции. Интроекция выполняет очень важную роль в раннем развитии личности, поскольку на ее основе усваиваются родительские ценности и идеалы. Механизм актуализируется во время траура, при потере близкого человека. С помощью интроекции устраняются различия между объектами любви и собственной личностью. Порой вместо озлобленности или агрессии по отношению к другим людям уничижительные побуждения превращаются в самокритику, самообесценивание, потому что произошла интроекция обвиняемого.

Такое часто встречается при депрессии.

5. Рационализация. Это защитный механизм, оправдывающий мысли, чувства, поведение, которые на самом деле неприемлемы. Рационализация — самый распространенный механизм психологической защиты, потому что наше поведение определяется множеством факторов, и когда мы объясняем его наиболее приемлемыми для себя мотивами, то рационализируем. Бессознательный механизм рационализации не следует смешивать с преднамеренными ложью, обманом или притворством. Рационализация помогает сохранять самоуважение, избежать ответственности и вины. В любой рационализации имеется хотя бы минимальное количество правды, однако в ней больше самообмана, поэтому она и опасна.

6. Интеллектуализация. Этот защитный механизм предполагает преувеличенное использование интеллектуальных ресурсов в целях устранения эмоциональных переживаний и чувств. Интеллектуализация тесно связана с рационализацией и подменяет переживание чувств размышлениями о них (например, вместо реальной любви — разговоры о любви).

7. Компенсация. Это бессознательная попытка преодоления реальных и воображаемых недостатков. Компенсаторное поведение универсально, поскольку достижение статуса является важной потребностью почти всех людей. Компенсация может быть социально приемлемой (слепой становится знаменитым музыкантом) и неприемлемой (компенсация низкого роста — стремлением к власти и агрессивностью; компенсация инвалидности — грубостью и конфликтностью). Еще выделяют прямую компенсацию (стремление к успеху в заведомо проигрышной области) и косвенную компенсацию (стремление утвердить себя в другой сфере).

8. Реактивное формирование. Этот защитный механизм подменяет неприемлемые для осознания побуждения гипертрофированными, противоположными тенденциями. Защита носит двуступенчатый характер. Сначала вытесняется неприемлемое желание, а затем усиливается его антитеза. Например, преувеличенная опека может маскировать чувство от-вержения, преувеличенное слащавое и вежливое поведение может скрывать враждебность и т.п.

9. Отрицание. Это механизм отвержения мыслей, чувств, желаний, потребностей или реальности, которые неприемлемы на сознательном уровне. Поведение таково, словно проблемы не существует. Примитивный механизм отрицания в большей мере характерен для детей (если спрятать голову под одеялом, то реальность перестанет существовать). Взрослые часто используют отрицание в случаях кризисных ситуаций (неизлечимая болезнь, приближение смерти, потеря близкого человека и т.п.).

10. Смещение. Это механизм направления эмоций от одного объекта к более приемлемой замене. Например, смещение агрессивных чувств от работодателя на членов семьи или другие объекты. Смещение проявляется при фобических реакциях, когда тревожность от скрытого в бессознательном конфликта переносится на внешний объект.

Источник: Р. Кочунас. Основы психологического консультирования

 


См. также

Психологическая защита

 


   RSS     [email protected] 

Механизмы психологической защиты Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

МЕХАНИЗМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ Тухужева Л.А.1, Джанкулаев А.А.2, Тухужева Ж.З.3

1Тухужева Ляна Анзоровна — студент, Институт педагогики, психологии и физкулътурно-спортивного образования; Джанкулаев Адам Амерханович — студент, Институт архитектуры, строительства и дизайна; 3Тухужева Жаннета Зауровна — студент, Институт химии и биологии Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова, г. Нальчик

Аннотация: в данной статье рассматриваются кратко все механизмы психологической защиты, которые описаны Р.М. Грановской.

Ключевые слова: механизм, психология, защита.

Психологическая защита — это регулятивная система психической стабилизации личности, направленная на устранение (уменьшение) негативного эффекта, вызванного каким-либо психотравмирующим воздействием. Она защищает человека от психотравмирующих переживаний, в частности, переводя их в бессознательные ощущения, чувства и идеи. Психологическая защита — это психическая безопасность личности. Это один из компонентов антисуицидального барьера.

Механизмы психологической защиты представляют собой совокупность таких бессознательных методов, благодаря которым человек обеспечивает себя внутренним комфортом, защищая себя от негативных переживаний и психологических травм. Механизмы психологической защиты обычно включают отрицание, вытеснение, проекцию, идентификацию, рационализацию, замещение, изоляцию и некоторые другие. Разные ученые рассматривают разные механизмы. В статье буду рассматриваться механизмы

35

психологической защиты в соответствии с особенностями каждого из механизмов, описанных Р.М. Грановской.

Первым рассмотрим такой механизм, как отрицание.

Отрицание — это бессознательный отказ человека воспринимать неприятную для него информацию, механизм отказа от мыслей, чувств, желаний, потребностей или реальности, которые неприемлемы на сознательном уровне. Отрицание сводится к тому, что мешающая информация не воспринимается. Этот метод защиты характеризуется заметным искажением восприятия реальности.

Следующий механизм психологической защиты вытеснение.

Вытеснение — это самый универсальный способ избавиться от внутреннего конфликта, активно отключая неприемлемую причину или неприятную информацию от совести. Вытеснение — это процесс исключения мыслей, чувств, желаний и побуждений из сферы сознания, которые вызывают боль, стыд или вину. Действие этого механизма может объяснить многие случаи, когда человек забывает выполнять определенные задачи, что, как видно из более внимательного изучения, ему неприятно.

Перейдем к проекции в качестве механизма психологической защиты.

Проекция — это неосознанная атрибуция своих собственных качеств, бессознательная передача другому человеку своих собственных чувств, желаний и побуждений, в которых человек не желает признаться самому себе, понимая свою социальную неприемлемость. Механизм проекции позволяет вам оправдывать свои действия.

Одним из основных механизмов психологической защиты является также идентификация.

Идентификация — это процесс бессознательной идентификации себя с другим субъектом, группой, моделью, идеалом. В процессе идентификации человека бессознательно сравнивают с другим (объектом идентификации). Как отдельные лица, так и группы могут выступать в качестве объектов идентификации.

Идентификация приводит к имитации действий и переживаний другого человека.

Перейдем к рационализации.

Рационализация — это псевдорациональное объяснение человеком его стремлений, причин действий, действий, фактически вызванных причинами, признание которых угрожало бы потере самооценки. Самоутверждение, самозащита является основной причиной обновления этого механизма психологической защиты личности.

Замещение также является одним из механизмов психологической защиты.

Замещение — это реализация невыполненных желаний и стремлений посредством другого субъекта. Другими словами, замена — это передача потребностей и желаний другому, более доступному объекту. Если невозможно удовлетворить определенную потребность одним объектом, человек может найти другой (более доступный) объект, чтобы удовлетворить его. В случае замещения происходит частичный разряд энергии, напряжение, которое возникает в результате одной потребности и связано с определенной передачей энергии другому объекту. Но это не всегда позволяет достичь желаемой цели, поскольку существует опасность восстановления напряженности.

Рассмотрим последний механизм психологической защиты.

Изоляция — это изоляция в осознании травмирующих факторов для человека. В этом случае неприятные эмоции блокируются сознанием, то есть нет связи между эмоциональной окраской и событием. Этот тип защиты напоминает синдром отчуждения, для которого характерно чувство потери эмоциональной связи с другими людьми, ранее важные события или их собственный опыт, хотя их реальность признается. Живыми примерами такого механизма часто могут служить алкоголизм, самоубийство, бродяжничество.

Эти механизмы применяются человеком непосредственно на практике, чаще всего без размышлений, на подсознательном уровне, поскольку это

уже присуще природе. Каждый должен иметь возможность защитить себя в конфликтной ситуации, и эти механизмы способствуют этому.

Список литературы

1. Психология сознания / Сост. и общая редакция Л.В. Куликова. СПб.: Питер, 2001. 80 с.: ил. (Серия «Хрестоматия по психологии»).

2. Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. М.: «Академический проект», 1999 .

3. Набиуллина Р.Р., Тухтарова И.В. Механизмы психологической защиты и совладания со стрессом.

4. Фрейд А. Психология «Я» и защитные механизмы. М., 1993.

Что это такое и как они помогают нам справиться

  1. Психодинамический подход
  2. Фрейд
  3. Защитные механизмы

Доктор Саул МакЛеод, обновлено 2020


Зигмунд Фрейд (1894, 1896) отметил ряд эгоизма. защиты, на которые он ссылается в своих письменных работах. Его дочь Анна Фрейд (1936) развила эти идеи и развила их, добавив десять собственных. Многие психоаналитики также добавили дополнительные типы защиты эго.

Защитные механизмы — это психологические стратегии, которые неосознанно используются для защиты человека от беспокойства, возникающего из-за неприемлемых мыслей или чувств. Согласно теории Фрейда, защитные механизмы включают в себя искажение отношений по-женски, чтобы мы могли лучше справляться с ситуацией.

Зачем нам нужна защита Эго?

Мы используем защитные механизмы, чтобы защитить себя от чувства тревоги или вины, которое возникает из-за того, что мы чувствуем угрозу, или потому, что наше id или суперэго становится слишком требовательным.

Защитные механизмы действуют на бессознательном уровне и помогают отражать неприятные чувства (например, тревогу) или заставляют человека чувствовать себя лучше.

Механизмы защиты эго естественны и нормальны. Когда они становятся несоразмерными (то есть используются часто), развиваются неврозы, такие как состояния тревоги, фобии, навязчивые идеи или истерия.

Вот несколько общих защитных механизмов: Существует большое количество защитных механизмов; основные из них приведены ниже.

1. Отрицание

Отрицание — это защитный механизм, предложенный Анной Фрейд, который включает отказ принять реальность, тем самым блокируя внешние события от осознания.

Если ситуация слишком сложна, человек может ответить отказом воспринимать ее или отрицанием ее существования.

Как вы могли догадаться, это примитивная и опасная защита — никто не игнорирует реальность и надолго ей сходит с рук! Он может работать сам по себе или, чаще, в сочетании с другими, более тонкими механизмами, которые его поддерживают.

Какой пример отрицания?

Многие люди используют отрицание в своей повседневной жизни, чтобы не иметь дела с болезненными чувствами или областями своей жизни, в которых они не хотят признаваться.

Например, муж может отказаться распознавать явные признаки неверности своей жены. Студент может отказаться признать свою очевидную неподготовленность к экзамену!

2. Подавление

Подавление — это бессознательный защитный механизм, используемый эго, чтобы не дать тревожным или угрожающим мыслям стать сознательными.

Подавление, которое Анна Фрейд также называла «мотивированным забыванием», — это просто неспособность вспомнить угрожающую ситуацию, человека или событие. Часто подавляемые мысли могут вызвать чувство вины со стороны Суперэго.

Это не очень успешная защита в долгосрочной перспективе, поскольку она включает в себя передачу мешающих желаний, идей или воспоминаний в бессознательное, где, хотя они и скрыты, они будут вызывать беспокойство.

Подавленные воспоминания могут появляться подсознательными средствами и в измененных формах, таких как сны или оговорки («оговорки по Фрейду»).

Какой пример репрессий?

Например, в эдиповом комплексе агрессивные мысли о родителях одного пола подавляются и выталкиваются в бессознательное.

3. Проекция

Проекция — это механизм психологической защиты, предложенный Анной Фрейд, в котором человек приписывает нежелательные мысли, чувства и мотивы другому человеку.

Проекция, которую Анна Фрейд также называла смещением вовне, почти полная противоположность обращению против себя.Это связано со склонностью видеть в других людях свои собственные неприемлемые желания.

Другими словами, желания все еще существуют, но это больше не ваши желания.

Какой пример проекции?

Чаще всего на другого проецируются мысли, вызывающие чувство вины, например, агрессивные и сексуальные фантазии или мысли.

Например, вы можете кого-то ненавидеть, но ваше суперэго говорит вам, что такая ненависть недопустима. Вы можете «решить» проблему, полагая, что они вас ненавидят.

4. Смещение

Смещение — это перенаправление импульса (обычно агрессии) на бессильную замещающую цель. Целью может быть человек или предмет, который может служить символической заменой.

Смещение происходит, когда Ид хочет сделать что-то, чего не позволяет Супер-эго. Таким образом, Эго находит другой способ высвободить психическую энергию Ид. Таким образом, происходит передача энергии от вытесненного объекта-катексиса к более приемлемому объекту.

Обращение против себя — это особая форма смещения, когда человек становится их собственной альтернативной целью. Обычно он используется в отношении ненависти, гнева и агрессии, а не более позитивных импульсов, и это фрейдистское объяснение многих наших чувств неполноценности, вины и депрессии.

Идея о том, что депрессия часто является результатом гнева, который мы не признаем, принимается многими людьми, как фрейдистами, так и нефрейдистами.

Какой пример смещения?

Тот, кто чувствует себя некомфортно из-за своего сексуального влечения к реальному человеку, может заменить его фетишем.

Кто-то, недовольный своим начальством, может пойти домой и пнуть собаку, избить члена семьи или устроить перекрестный поджог.

5. Регрессия

Регрессия — это защитный механизм, предложенный Анной Фрейд, посредством которого эго возвращается к более ранней стадии развития, обычно в ответ на стрессовые ситуации.

Регрессия функционирует как форма уединения, позволяющая человеку психологически вернуться во времени к тому периоду, когда он чувствовал себя в большей безопасности.

Какой пример регрессии?

Когда мы обеспокоены или напуганы, наше поведение часто становится более детским или примитивным.

Ребенок может снова начать сосать большой палец или мочиться в постель, когда ему нужно провести некоторое время в больнице. Подростки могут бесконтрольно хихикать, когда попадают в социальную ситуацию с участием противоположного пола.

6. Сублимация

Сублимация похожа на смещение, но имеет место, когда нам удается сместить наши неприемлемые эмоции в поведение, которое является конструктивным и социально приемлемым, а не деструктивными действиями. Сублимация — один из оригинальных защитных механизмов Анны Фрейд.

Сублимация для Фрейда была краеугольным камнем цивилизованной жизни, поскольку искусство и наука — все это сублимированная сексуальность. (NB. Это ценностная концепция, основанная на устремлениях европейского общества в конце 1800-го века).

Какой пример сублимации?

Многие великие художники и музыканты прожили несчастливую жизнь и использовали музыкальное искусство для самовыражения. Спорт — еще один пример того, как наши эмоции (например, агрессия) превращаются во что-то конструктивное.

Например, фиксация на оральной стадии развития может позже привести к поиску орального удовольствия во взрослом возрасте через сосание большого пальца, ручки или сигареты. Кроме того, фиксация во время анальной стадии может заставить человека сублимировать свое желание работать с фекалиями с наслаждением гончарным делом.

7. Рационализация

Рационализация — это защитный механизм, предложенный Анной Фрейд, включающий когнитивное искажение «фактов», чтобы сделать событие или импульс менее опасным. Мы делаем это достаточно часто на довольно сознательном уровне, когда придумываем себе оправдания.

Но для многих людей с чувствительным эго извиняться так легко, что они никогда не осознают этого. Другими словами, многие из нас вполне готовы поверить своей лжи.

Какой пример рационализации?

Когда человеку трудно принять ситуацию, он придумывает логическую причину, почему это произошло.Например, человек может объяснить стихийное бедствие «волей Бога».

8. Формирование реакции

Формирование реакции, которое Анна Фрейд назвала «верой в противоположное», представляет собой психологический защитный механизм, при котором человек выходит за рамки отрицания и ведет себя противоположно тому, как он или она думает или чувствует.

Сознательное поведение принято для чрезмерной компенсации беспокойства, которое человек испытывает по поводу своих социально неприемлемых бессознательных мыслей или эмоций.Обычно формирование реакции характеризуется преувеличенным поведением, например, эффектностью и компульсивностью.

Используя формирование реакции, Ид удовлетворяется, в то же время сохраняя эго в неведении об истинных мотивах.

Терапевты часто наблюдают формирование реакции у пациентов, которые утверждают, что твердо верят во что-то, и злятся на всех, кто не согласен.

Какой пример образования реакции?

Фрейд утверждал, что мужчины, которые предвзято относятся к гомосексуалистам, защищаются от своих собственных гомосексуальных чувств, занимая резкую антигомосексуальную позицию, которая помогает убедить их в их гетеросексуальности.

Другой пример формирования реакции — послушная дочь, которая любит свою мать, реагирует на ее ненависть Эдипа к матери.

9 Интроекция

Интроекция, иногда называемая идентификацией, включает в себя учет ваших личностных характеристик другого человека, потому что это решает некоторые эмоциональные трудности. Для

Интроекция очень важна для теории Фрейда как механизм, с помощью которого мы развиваем наши суперэго.

Какой пример интроекции?

Ребенок, который часто остается один, может каким-то образом попытаться стать «мамой», чтобы уменьшить свои страхи.Иногда можно поймать, как они говорят своим куклам или животным, чтобы они не боялись. И мы обнаруживаем, что старший ребенок или подросток подражает своей любимой звезде, музыканту или спортивному герою, пытаясь установить свою идентичность.

10. Идентификация с агрессором

Идентификация с агрессором — это защитный механизм, предложенный Шандором Ференци и позже разработанный Анной Фрейд. Он предполагает, что жертва перенимает поведение более сильного и враждебного по отношению к ней человека.

Интернализируя поведение агрессора, «жертва» надеется избежать жестокого обращения, поскольку агрессор может начать чувствовать эмоциональную связь с жертвой, которая приводит к чувству сочувствия.

Какой пример отождествления с агрессором?

Идентификация с агрессором — это разновидность интроекции, которая фокусируется на усвоении не общих или положительных черт, а отрицательных или вызывающих страх черт. Если вы кого-то боитесь, вы можете частично победить этот страх, став более похожим на него.

Ярким примером этого является Стокгольмский синдром, когда заложники устанавливают эмоциональную связь со своими похитителями и принимают их поведение.

Пэтти Херст подверглась жестокому обращению со стороны похитителей, но она присоединилась к их Симбионской освободительной армии и даже приняла участие в одном из ограблений их банков. На суде ее оправдали, потому что она была жертвой Стокгольмского синдрома.

Как сослаться на эту статью:
Как сослаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2019, 10 апреля). Защитные механизмы . Просто психология. www.simplypsychology.org/defense-mechanisms.html

Ссылки на стиль APA

Ferenczi, S. (1933). Смешение языков у взрослых и детей (стр. 156-67) .

Фрейд А. (1937). Эго и механизмы защиты , Лондон: Hogarth Press и Институт психоанализа.

Фрейд, С. (1894). Защитные нейропсихозы .SE, 3: 41-61.

Фрейд, С. (1896). Дальнейшие замечания о нейропсихозах защиты . SE, 3: 157-185.

Фрейд, С. (1933). Новые вводные лекции по психоанализу . Лондон: Hogarth Press и Институт психоанализа. Стр. xi + 240.

Paulhus, D. L., Fridhandler, B., & Hayes, S. (1997). Психологическая защита: Современная теория и исследования. В: Р. Хоган, Дж. А. Джонсон и С. Р. Бриггс (ред.), Справочник по психологии личности (стр.543-579). http://dx.doi.org/10.1016/B978-012134645-4/50023-8

Дополнительная информация

Назовите деятельность защитного механизма Статья BPS о репрессиях, исследуя концепцию идентификации Ференци с агрессором: ее роль в повседневной травме Жизнь и терапевтические отношения П. Крамер (2015). Понимание защитных механизмов. Психодинамическая психиатрия, 43 (4), 523-552. Механизмы защиты Фрейда и Эмпирические данные в современном обществе Психология: формирование реакции, Проекция, Смещение, Отмена, Сводная таблица механизмов защиты изоляции, сублимации и отрицания Психологическая защита: современная теория и исследования
Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2019, 10 апреля). Защитные механизмы . Просто психология. www.simplypsychology.org/defense-mechanisms.html

сообщить об этом объявлении

Защитные механизмы — StatPearls — Книжная полка NCBI

Непрерывное образование

Анна Фрейд определила защитные механизмы как «бессознательные ресурсы, используемые эго» для снижения внутреннего стресса в конечном итоге . Пациенты часто изобретают эти бессознательные механизмы, чтобы уменьшить конфликт внутри себя, особенно между Супер-Эго и Ид.Психодинамическая терапия используется клиницистами, чтобы помочь пациентам ориентироваться в их собственных бессознательных процессах. Распознавая и идентифицируя эти процессы, пациенты улучшают свое самосознание и получают новое понимание своего поведения. Эта деятельность определяет основные защитные механизмы, чтобы улучшить понимание клиницистами своих пациентов во время встреч с пациентами и роль межпрофессиональной команды в уходе за этими пациентами.

Цели:

  • Выявить и определить общие механизмы психологической защиты.

  • Опишите цель психодинамической терапии в отношении защитных механизмов.

  • Обзор клинического значения защитных механизмов в отношении психодинамической терапии.

  • Опишите стратегии межпрофессиональной команды для улучшения координации и коммуникации при оказании помощи пациентам с защитными механизмами.

Получите бесплатный доступ к вопросам с несколькими вариантами ответов по этой теме.

Введение

Зигмунд Фрейд, известный как отец психоанализа, начал обсуждение защитных механизмов в девятнадцатом веке в связи с подсознательной защитой ид, эго и суперэго.[1] Эти первоначальные защитные механизмы были более четко определены и проанализированы его дочерью Анной Фрейд в двадцатом веке. Она создала 10 основных защитных механизмов, но с тех пор их количество было увеличено более поздними психоаналитиками.

Функция

Анна Фрейд определила эти защитные механизмы как «бессознательные ресурсы, используемые эго» для окончательного уменьшения внутреннего стресса [2]. Пациенты часто изобретают эти бессознательные механизмы, чтобы уменьшить конфликт внутри себя, особенно между Супер-Эго и Ид.Психодинамическая терапия используется клиницистами, чтобы помочь пациентам ориентироваться в их собственных бессознательных процессах. Распознавая и идентифицируя эти процессы, пациенты улучшают свое самосознание и получают новое понимание своего поведения. Эти выводы могут быть полезны пациентам с различными психическими расстройствами, включая депрессию, тревогу, расстройства пищевого поведения и расстройства личности. [3]

Проблемы, вызывающие озабоченность

По мере того, как мы переходим от детства к подростковому возрасту, а затем переходим от подросткового возраста к взрослому, эти механизмы психологической защиты могут сохраняться от одной фазы к другой, регрессировать к более ранним фазам в ответ на стрессоры или могут развиваться с течением времени.[4] Защитные механизмы могут быть интернализованы или экстернализованы, что приводит к соответствующим поведенческим проблемам, которые могут усложнять психиатрическое лечение. [5] Тщательное понимание защитных механизмов может помочь клиницистам пройти курс лечения и избежать ошибок. Например, признание наличия защитных механизмов во время контакта с пациентом может помочь поддерживать соответствующие терапевтические и профессиональные отношения. [6]

Клиническая значимость

Если защитные механизмы определены и в подростковом возрасте, это может помочь предсказать дальнейшее развитие расстройств личности.[7] Таким образом, раннее выявление защитных механизмов может иметь большое клиническое значение. В зависимости от контекста и тяжести защитные механизмы могут быть дезадаптивными или адаптивными [8].

Примитивные механизмы защиты [1] [9]

Разыгрывание: Развитие пагубного поведения, отвлекающего внимание и энергию от других факторов стресса. Этот защитный механизм может присутствовать при расстройстве поведения, антисоциальном расстройстве личности или оппозиционно-вызывающем расстройстве.

Избегание: отвергать мысли или чувства, которые вызывают дискомфорт, или держаться подальше от людей, мест или ситуаций, связанных с неприятными мыслями или чувствами. Этот защитный механизм может присутствовать при посттравматическом стрессовом расстройстве, когда человек избегает места травматической автомобильной аварии или полностью избегает вождения.

Преобразование: Развитие физических симптомов, которые не могут быть объяснены патофизиологией или физическими травмами. Этот защитный механизм распознается при конверсионном расстройстве, также известном как расстройство с функциональными неврологическими симптомами.

Отрицание: игнорирование внешней реальности и вместо этого сосредоточение на внутренних объяснениях или заблуждениях и, таким образом, избегание неудобной реальности ситуации. Этот защитный механизм может присутствовать в том, кто продолжает покупать дорогую дизайнерскую одежду, несмотря на серьезную финансовую задолженность.

Идентификация: Интернализация или воспроизведение поведения, наблюдаемого у других, например у ребенка, развивающего поведение своих родителей без сознательной реализации этого процесса.Идентификация также известна как интроекция.

Проекция: приписывание собственных дезадаптивных внутренних импульсов кому-то другому. Например, кто-то, кто совершил эпизод неверности в своем браке, может затем обвинить своего партнера в неверности или может стать более подозрительным по отношению к своему партнеру.

Регрессия: адаптация поведения к более ранним уровням психосоциального развития. Например, стрессовое событие может заставить человека вернуться к ночному недержанию мочи после того, как он уже перерос это поведение.

Подавление: Подсознательная блокировка нежелательных идей или импульсов. Этот защитный механизм может присутствовать у кого-то, кто не помнит о травмирующем событии, даже если он был в сознании и осознавал это во время события.

Шизоидная фантазия: внутреннее укрытие в своем воображении, чтобы избежать неудобных ситуаций. Этот защитный механизм может обычно присутствовать у детей или на более позднем этапе развития, может присутствовать при шизоидном расстройстве личности.

Расщепление: Неспособность согласовать положительные и отрицательные атрибуты в целостном понимании человека или ситуации, что приводит к мышлению «все или ничего».Расщепление обычно связано с пограничным расстройством личности.

Защитные механизмы высшего уровня [10]

Ожидание: Преданность делу решения проблем до того, как они возникнут. Этот защитный механизм может присутствовать в том, кто готовится к важному собеседованию при приеме на работу, отрабатывая ответы на самые сложные вопросы.

Компенсация: Сосредоточение внимания на достижениях в одной сфере жизни, чтобы отвлечь внимание от несоответствия или страха несоответствия в другой сфере жизни.Этот защитный механизм может присутствовать в ученике, который получает плохие оценки в табеле успеваемости, а затем уделяет больше времени и усилий внеклассным клубам и занятиям.

Перемещение: перенос эмоционального бремени или эмоциональной реакции с одной сущности на другую. Этот защитный механизм может присутствовать у кого-то, у кого напряженный день на работе, а затем он набрасывается на свою семью дома.

Юмор: уменьшение или борьба с отрицательными эмоциями, связанными с ситуацией, с помощью комедии.Например, рассказать смешную историю о ком-то во время панегирика.

Интеллектуализация: Развитие шаблонов чрезмерного мышления или чрезмерного анализа, которые могут увеличивать дистанцию ​​от эмоций. Например, человек, у которого диагностирована неизлечимая болезнь, не проявляет эмоций после постановки диагноза, а вместо этого начинает исследовать все источники о болезни, которые они могут найти.

Изоляция аффекта: избегание переживания эмоции, связанной с человеком, идеей или ситуацией.Этот защитный механизм может присутствовать в человеке, который описывает день, когда его дом сгорел дотла, фактическим образом, не проявляя никаких эмоций.

Рационализация: оправдание своего поведения попытками рационального объяснения. Этот защитный механизм может присутствовать у кого-то, кто крадет деньги, но считает это оправданным, потому что он нуждался в деньгах больше, чем человек, у которого они украли.

Формирование реакции: Замена первоначального импульса к ситуации или идее противоположным импульсом.Этот защитный механизм может присутствовать в ком-то, кто дразнит или оскорбляет романтический интерес, которого он любит. И наоборот, формирование реакции может присутствовать у тех, кто слишком добр к тем, кого они не любят.

Сексуализация: связывание сексуальных аспектов с опытом общения с определенными людьми, местами, объектами или идеями. Сексуализация может относиться к развитию сексуальной идентичности в целом. С другой стороны, сексуализация может относиться к развитию определенных фетишей или сексуальных отсылок к условно несексуальным сущностям.

Сублимация: преобразование своего беспокойства или эмоций в занятия, которые общественные или культурные нормы считают более полезными. Этот защитный механизм может присутствовать в том, кто направляет свою агрессию и энергию на занятия спортом.

Подавление: сознательное решение блокировать нежелательные идеи или импульсы, в отличие от подавления, подсознательного процесса. Этот защитный механизм может присутствовать у кого-то, у кого навязчивые мысли о травмирующем событии, но он вытесняет эти мысли из головы.

Улучшение результатов команды здравоохранения

Распознавание и межличностное общение психиатра, психолога, социального работника, основного лечащего врача, медсестры и членов семьи о любых защитных механизмах, используемых пациентом, может помочь сориентировать команду и повысить качество ухода, ориентированного на пациента. Психодинамическая терапия может вовлечь пациента в его заботу о себе за счет более глубокого понимания их собственных паттернов механизмов психологической защиты. Некоторые метааналитические исследования показали, что психодинамическая терапия имеет равную эффективность по сравнению с когнитивно-поведенческой терапией и фармакотерапией при лечении легких и умеренных расстройств настроения.Важно понимать, что терапевтическое лечение, основанное на самосознании и общении, позволит избежать возможных осложнений фармакотерапии, таких как побочные эффекты и межлекарственные взаимодействия, и некоторые пациенты могут быть более склонны пробовать эти методы лечения по сравнению с фармакотерапией. [11]

Защитные механизмы | Психология сегодня

Проекция: Приписывание неприемлемых чувств или желаний кому-то другому. Например, если хулиган постоянно высмеивает сверстника из-за неуверенности в себе, он может проецировать на другого человека свою борьбу с самооценкой .

Отказ: Отказ признать или признать реальные факты или события, которые могут привести к тревоге. Например, человек с расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ, может быть не в состоянии четко видеть свою проблему.

Репрессия: Блокирование трудных мыслей от проникновения в сознание, например, выжившего после травмы, не позволяющего пережить трагедию.

Регрессия: Возвращение к поведению или эмоциям на более ранней стадии развития.

Рационализация: Обоснование ошибки или проблемного чувства с помощью, казалось бы, логических причин или объяснений.

Перемещение: Перенаправление эмоциональной реакции с законного получателя на другого человека в целом. Например, если менеджер кричит на сотрудника, сотрудник не кричит в ответ, но сотрудник может накричать на своего партнера позже той же ночью.

Формирование реакции: Вести себя или выражать противоположное истинным чувствам.Например, мужчина, который не уверен в своей мужественности, может действовать чрезмерно агрессивно.

Сублимация: Направление сексуальных или неприемлемых побуждений в продуктивное русло, такое как работа или хобби.

Интеллектуализация: Сосредоточение внимания на интеллектуальных, а не эмоциональных последствиях ситуации. Например, если сосед по комнате неожиданно уехал, другой человек может провести подробный финансовый анализ, а не обсуждать свои обиженные чувства.

Разделение: Разделение компонентов своей жизни на разные категории для предотвращения противоречивых эмоций.

10 общих защитных механизмов психического здоровья

Люди — живые существа, а человеческий мозг — удивительно сложная структура. Инстинкт самосохранения глубоко укоренился в человеческой психике. По мере развития нашего мозга, с течением времени и опыта, наши инстинкты самосохранения могут становиться сильнее, к лучшему или к худшему. Это касается не только физического самосохранения, но и защиты нашего психического здоровья от негативных внешних сил и травм.

Защитные механизмы — это набор действий, образов мышления и поведения, которые люди используют, чтобы отделить себя от вредных мыслей, событий или действий. Человеческий мозг использует эти психологические стратегии, чтобы дистанцироваться от нежелательных чувств и угроз, таких как чувство вины или стыда.

Идея механизмов психологической защиты была впервые предложена поп-психологом Зигмундом Фрейдом в начале 20 века. Хотя многие из его теорий подвергались критике и даже опровергались, работа Фрейда по этому конкретному вопросу в целом считается точной. Его дочь, Анна Фрейд, расширила эту тему и написала самую первую полную книгу о защитных механизмах, Эго и механизмы защиты в 1936 году.

Фрейдистская теория механизмов психической защиты утверждает, что такое поведение не всегда находится под сознательным контролем. Многие люди демонстрируют один или несколько из этих механизмов, даже не подозревая, что они это делают.

Также важно понимать, что эти защитные механизмы являются естественной и нормальной частью психологического развития. Зная признаки каждого защитного поведения, это может помочь вам лучше понять, через что проходит ваш любимый человек и даже вы сами.

10 самых распространенных механизмов психологической защиты

Психологи классифицировали защитные механизмы в зависимости от того, насколько они «примитивны». Чем примитивнее защитный механизм, тем менее эффективен он для человека в долгосрочной перспективе. Примитивные механизмы защиты обычно очень эффективны в краткосрочной перспективе, поэтому многие люди, особенно дети, предпочитают их. Взрослые, которые так и не научились более эффективным и здоровым стратегиям выживания, также могут полагаться на эти примитивные защитные механизмы.

Со времени первоначальной работы Фрейда по этому вопросу было идентифицировано гораздо больше типов защитных механизмов, но было показано, что , следующие за 10, наиболее часто проявляются людьми.

1.Проекция

Этот первый распространенный тип психического защитного механизма возникает, когда человек приписывает свои чувства стыда или незащищенности другому человеку. Это также происходит, когда любые мысли или чувства, которые они могут иметь о ком-то, вызывают у них дискомфорт. Вместо того, чтобы противостоять своему чувству незащищенности, они могут подсознательно убедить себя, что проблема в другом человеке, а не в них самих.

Типичный пример этого явления происходит на школьном дворе.Мы все видели, в фильмах или в реальной жизни, как школьный хулиган по той или иной причине приставал к детям. Этот хулиган может преследовать другого ребенка постоянными насмешками и оскорблениями, но на самом деле этот хулиган проецирует на другого ребенка свои чувства незащищенности и неполноценности. Большинство случаев школьного издевательства в той или иной степени связаны с проекцией или одним из других распространенных защитных механизмов.

2. Отказ

Пожалуй, самый распространенный психологический защитный механизм — отрицание. Когда кто-то отказывается смотреть правде в глаза или принимать реальность или факты, несмотря на то, что ему представлены веские доказательства, они, как говорят, отрицают это. Это происходит, когда человек блокирует внешние обстоятельства или события, чтобы избежать любого эмоционального воздействия, которое они могут нести.

Это обычно наблюдается у людей, страдающих зависимостью или употреблением психоактивных веществ. Хотя человек может полностью осознавать свои проблемы с употреблением психоактивных веществ, он может отрицать негативные последствия своих действий.Они избегают реальности, несмотря на то, что негативность ситуации очевидна для окружающих.

3. Репрессии

Подавление происходит, когда человек блокирует тревожные события или переживания от проникновения в его сознательные мысли. Болезненные воспоминания, тревожные мысли или иррациональные убеждения могут расстраивать. Вместо того, чтобы смотреть им в глаза, человек может подсознательно блокировать их, пытаясь полностью забыть о них.

Примером этого может быть кто-то, кто в детстве переживал травмирующее событие, только для того, чтобы вернуть это воспоминание в свое подсознание.Это воспоминание не исчезло полностью, оно просто ушло из сознательной мысли. Думайте об этом, как о том, что кладете что-то в шкаф. Предмет все еще существует, хотя он может быть не в прямой видимости.

Подавленные воспоминания могут проявляться разными способами. Они все еще могут влиять на поведение и отношения, что приводит к проблемам с доверием и другим вещам. Многие люди, подавляющие воспоминания, даже не осознают, что делают это, поэтому обращение за советом к специалисту в области психического здоровья может быть полезным.

4. Регрессия

Хотя чаще всего встречается у детей, регрессия возникает, когда кто-то возвращается к более ранней стадии зрелости или развития, когда сталкивается с ситуациями, которые вызывают тревогу или заставляют человека чувствовать угрозу.

Регресс как защитный механизм наиболее заметен у маленьких детей. Многие дети, пережившие травмирующие события или утрату, могут начать вести себя так, как будто они находятся на более ранней стадии развития. Некоторые примеры регрессивного поведения у детей могут включать сосание пальца или мочиться в постель.

Регресс у взрослых может быть похожим, но также имеет свой собственный набор симптомов. Взрослый, которому трудно справиться с травмой, может вернуться к сну с плюшевым животным из детства или перекусить едой из своего детства, которая заставляет его чувствовать себя комфортно. Многие психологи считают, что для людей, страдающих от злоупотребления психоактивными веществами, рецидив может быть формой регресса. Человек регрессирует к употреблению вещества, которое когда-то доставляло ему удовольствие или комфорт.

5.Рационализация

Один общий защитный механизм возникает, когда человек объясняет негативное поведение, представляя свой собственный набор логических причин или объяснений. Это позволяет человеку чувствовать себя комфортно в своих действиях или выборе, осознавая на каком-то уровне, что они неверны.

Один из примеров этого на рабочем месте: один работник набрасывается на коллегу за несвоевременное выполнение задания, полностью игнорируя при этом то, что он также часто опаздывает.

Это также происходит у людей, страдающих расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. Например, человек может установить произвольные правила и сказать себе: «Я не имею ничего против употребления психоактивных веществ, потому что я все еще могу оплачивать все свои счета». Эта рационализация может полностью игнорировать то, как человек пренебрегает своими отношениями или другими аспектами своей жизни.

6. Отделение

Не все механизмы психической защиты по своей природе нездоровы. Компартментализация может быть эффективным способом управления множеством факторов стресса, если все сделано правильно. Это предполагает, что человек разделяет свою жизнь на независимые части, чтобы не дать стрессу из одной части своей жизни проникнуть в другие части.

Это также может быть потенциально вредным для здоровья. Компартментализация предполагает, что человек строит ментальные стены, чтобы предотвратить внутренний конфликт. Это часто может привести к логическим противоречиям с личностью человека. Например, рассмотрим ученого, который также является глубоко религиозным человеком. Поскольку они могут блокировать части своего разума в когнитивные области, они могут иметь полную веру, находясь в церкви, но ставить под сомнение логику всего, находясь в лаборатории.

Наиболее распространенная форма этого защитного механизма возникает, когда кто-то предпочитает отделить свою трудовую жизнь от домашней и наоборот. Находясь дома, человек может блокировать или изолировать свой стресс от работы, чтобы избежать беспокойства дома.

7. Интеллектуализация

Интеллектуализация предполагает сосредоточение внимания на интеллектуальных, а не эмоциональных последствиях ситуации. Это устранение всех эмоций позволяет человеку использовать разум и логику, чтобы избежать вызывающих тревогу или неудобных ситуаций.

Например, если партнер человека неожиданно уехал, он может отреагировать на это, составив подробный финансовый план на следующие шесть месяцев, а не на то, что его чувствует уход партнера. Негативные эмоциональные переживания разрыва могут проявляться способами, о которых человек даже не подозревает.

Хотя этот защитный механизм может быть полезен в определенных ситуациях, он также может заставить людей преуменьшать важность своих эмоций и чувств или не осознавать их. Скорее, этот человек может относиться ко всем сложным ситуациям как к объективным проблемам, которые необходимо решать.

8. Сублимация

Сублимация — еще один распространенный защитный механизм, который может быть положительным при правильном использовании. Чтобы сделать это правильно, требуется немного более осознанный подход. Это происходит, когда человек направляет свои социально неприемлемые импульсы или поведение в социально приемлемые действия и поведение. Во многих случаях это может привести к долгосрочному преобразованию первоначального нездорового импульса в нечто более приемлемое.

Этот тип поведения часто встречается у людей, страдающих зависимостью, будь то наркотическая или сексуальная. Многие выздоравливающие люди направляют свои негативные побуждения на такие вещи, как упражнения и другие физические нагрузки.

Один из примеров сублимации как защитного механизма включает навязчивые сексуальные побуждения. Представьте себе женатого мужчину, который уезжает из города по делам и испытывает сильное желание завязать роман и изменить жену. Способ сублимировать эти чувства — направить их на то, чтобы больше узнать о городе, его отрасли или расширить сеть его деловых партнеров.

9. Рабочий объем

Перемещение как защитный механизм включает в себя перенаправление эмоциональной реакции с законного получателя на другого человека в целом. Обычно это ребенок или другой человек, не представляющий угрозы. Это позволяет человеку удовлетворить свою потребность в реакции, избегая потенциально неловкой конфронтации с человеком, на которого он злится.

У кого-то, кто использует перемещение как стратегию, может быть трудный рабочий день, и он не справляется с этим должным образом.Естественной реакцией на несправедливое обращение на работе было бы обращение к отделу кадров или другому вышестоящему органу. Вместо того, чтобы реагировать должным образом, наш субъект решает снять агрессию со своей супруги и ребенка. Ни один из этих людей не заслуживает того, чтобы стать целью его сильных отрицательных эмоций, но последствия того, что он вылил на них свой гнев, меньше, чем последствия нападения на своего босса.

10. Реакционное образование

Этот защитный механизм предполагает выражение или поведение, противоположное истинным чувствам человека. Обычно человек полностью осознает, что он чувствует, но предпочитает действовать в манере, противоположной его инстинктам. Думайте об этом как об отрицании, доведенном до крайности. Человек, использующий формирование реакции в качестве защитного механизма, может начать проявлять сознательное поведение, чтобы чрезмерно компенсировать беспокойство, которое он испытывает по поводу бессознательных мыслей или эмоций, которые он считает социально неприемлемыми.

Классический пример образования реакции может происходить на рабочем месте.C считают, что человек испытывает особую неприязнь к коллеге, но вместо того, чтобы позволить этим чувствам стать достоянием общественности, они предпочитают относиться к этому человеку слащаво или излишне вежливо.

SUN Behavioral Delaware может помочь вам разработать здоровые способы справляться с трудностями повседневной жизни.

В SUN Delaware наши квалифицированные и отзывчивые специалисты по психическому здоровью используют лучшие отраслевые и научно обоснованные методы лечения, чтобы помочь вам узнать новые, здоровые способы справиться с жизненными трудностями.

Наши программы используют все имеющиеся в нашем распоряжении инструменты, чтобы помочь нашим пациентам пройти путь к выздоровлению и благополучию. Это включает в себя все, от психофармакологии до когнитивно-поведенческой терапии (КПТ). Команда SUN проводит каждого пациента через весь процесс и предоставляет все инструменты, необходимые для выздоровления.

Позвоните нам сегодня по телефону 302-604-5600, чтобы начать свой путь к благополучию.

Часто задаваемые вопросы

  • Что такое защитные механизмы?

Защитные механизмы — это стратегии, которые наш мозг использует для защиты от негативных чувств, таких как чувство вины или беспокойства.Идея была впервые представлена ​​Зигмундом Фрейдом в начале 20 века, и делается вывод, что эти мысли часто возникают подсознательно или даже без нашего осознания.

  • Почему мы используем защитные механизмы?

Мы разработали разные стратегии самосохранения. Это относится к физическому самосохранению, например, к инстинктам реакции при падении, но также может относиться к психологическим инстинктам. Наш мозг вырабатывает защитные механизмы, чтобы защитить себя от негативных чувств, таких как стыд, вина или беспокойство.

границ | Интеграция между полушариями головного мозга способствует защитным механизмам

Введение

Защитные механизмы имеют решающее значение в повседневной жизни и в психопатологии (Fenichel, 1946; Lowenstein et al., 1975; Wallerstein, 1983; Lampl-de Groot, 1985; Cramer, 2006), играя существенную роль во всестороннем понимании и управлении психическое заболевание (Справочник психиатрических мер, 2008 г.). Оценка защитных механизмов дает диагностическую и прогностическую информацию о развитии и психопатологии (Vaillant, 2011).Помимо того, что они служат важным показателем индивидуального уровня адаптации, защитные механизмы являются сильными предикторами психологической адаптации после многих десятилетий жизни (Vaillant, 1994) и поддаются изменению от менее зрелого к более зрелому после успешной динамической психотерапии (Albucher et al., 1998).

DSM-5 описывает защиты как «механизмы, которые опосредуют реакцию человека на эмоциональные конфликты и внешние стрессоры» (Американская психиатрическая ассоциация, 2013 г., стр. 819).Следуя выводам своей ранней клинической работы, Зигмунд Фрейд определил силу, направленную на то, чтобы модулировать или останавливать (подавлять) неприемлемые импульсы, которые в противном случае спровоцировали бы подавляющую тревогу (Freud and Breuer, 1895). Подавление, первая защита, которую Фрейд включил в свой монументальный труд, заложивший основы психоанализа, начинается в раннем возрасте. Когда ребенок узнает, что выполнение некоторых желаний может вызвать тревогу, эта мощная эмоция может запустить подавление желания. Механизмы, подобные вытеснению, были ранее отмечены Артуром Шопенгауэром и Иоганном Фридрихом Гербартом (психологом и основателем академической педагогики, 1776–1841 гг.), Но именно Фрейд установил вытеснение (на немецком языке Verdrängung ) как краеугольный камень психоанализа.Позже его дочь Анна обсуждала и разъясняла различные типы защиты (10 или более), которые появлялись в публикациях ее отца (Freud, 1936).

На сегодняшний день описано более 40 различных защит (Bibring et al., 1961), что существенно расширило ранние указания Фрейда. Например, в последнее время особое внимание уделяется межличностным факторам в использовании и развитии защиты. Ребенок, который обнаруживает, что значительному взрослому опекуну не хватает сочувствия, может «не признать» этого недостатка, чтобы сохранить первоначальные чувства по отношению к взрослому.Согласно Кохуту (1977) защитные механизмы, таким образом, выполняют дополнительную функцию: защищать взрослых от разочарования в результате неудач эмпатии, тем самым защищая себя и поддерживая чувство собственного достоинства (Cramer, 2006). Таким образом, защитные механизмы — это психические функции, которые обращаются к восприятиям, возникающим внутри себя или из внешнего мира, которые вступают в противоречие с личными желаниями и чувствами или несовместимы с явными или скрытыми мнениями о себе.

Как нейробиологи, мы предполагаем, что структура и функции мозга критически влияют на все психические функции, включая защитные механизмы.На сегодняшний день попытки связать современную неврологию и психодинамическую теорию сосредоточены на определении (или переопределении) неврологических симптомов в рамках психодинамических рамок. Например, анозогнозия (т. Е. Отрицание дефицита / болезни), возникающая после повреждения правого полушария, интерпретируется как проявление трудностей в преодолении разлуки и потери (терпение отрицательных эмоций) и интерпретируется психодинамически как отрицание личных ограничений (физических, а также эмоциональных). для ограничения эмоциональных последствий катастрофических изменений (например,г., Каплан-Солмс и Солмс, 2000; Turnbull et al., 2002, 2005, 2014). Напротив, настоящее исследование напрямую оценивает использование защитных механизмов в популяции с известной нейроанатомической аномалией.

Было высказано предположение, что защитные механизмы

лежат в основе сложных когнитивно-эмоциональных взаимодействий (Westen and Gabbard, 2002a, b), требующих скоординированного функционирования множества анатомически различных областей мозга (т.е. крупномасштабной интеграции нейронов) (Northoff and Boeker, 2006; Northoff et al. ., 2007). Эта точка зрения составляет основу настоящего исследования. В настоящем исследовании мы проверили главный аспект нейроанатомической интеграции, то есть интеграцию между двумя полушариями головного мозга. Необходимость интактной межполушарной связи через мозолистое тело для развития защитных механизмов была проверена путем изучения использования защит в редкой выборке людей с врожденным отсутствием мозолистого тела (AgCC). Отсутствие мозолистого тела в этой выборке является врожденным, поэтому настоящее исследование проверяет критическую важность этой структуры мозга в развитии защитных сил.

Мозолистое тело человека с его ~ 200 миллионами аксонов, передающих информацию между двумя полушариями мозга (Tomasch, 1954), является самым большим волокнистым трактом в человеческом мозгу. У лиц с AgCC наблюдается полное или частичное отсутствие мозолистого тела. 20-летнее исследование регистров врожденных дефектов в Калифорнии показало, что AgCC встречается у 1 из 4000 родов (Glass et al., 2008). Хотя AgCC связан с множественными синдромами пороков развития мозга, связанными с известными токсико-метаболическими состояниями или генетическими причинами, в 55–70% случаев причина AgCC неизвестна (Bedeschi et al., 2006; Schell-Apacik et al., 2008; Tang et al., 2009, обзор см. В Chiappedi and Bejor, 2010). Хотя он может сочетаться с другими пороками развития мозга и генетическими состояниями, AgCC может быть изолированной нейроанатомической находкой (Paul et al., 2007). Когда AgCC сопровождается другими пороками развития мозга или возникает в контексте более широких синдромов развития нервной системы, эти дополнительные факторы обычно доминируют над поведенческими результатами. Однако, когда AgCC является первичным неврологическим признаком (то есть без какой-либо другой или только очень незначительной другой дисморфологии головного мозга и без известного синдрома развития), чаще можно увидеть глобально неповрежденные интеллектуальные способности с относительно тонкими ограничениями (Chiappedi et al., 2012; Браун и Пол, 2019). Настоящее исследование основано на обследовании людей, для которых AgCC является основным осложнением развития нервной системы, что дает редкую возможность проверить роль врожденного нарушения межполушарной связи в развитии защитных механизмов.

Еще в 70-х годах Клаус Хоппе предполагал, что систематическое обследование людей, перенесших хирургическую каллозотомию для облегчения трудноизлечимых приступов, может дать представление о понимании основ мозга психоаналитических теорий (Hoppe, 1977).Это направление исследований привело к серии исследований пациентов с «расщепленным мозгом», которые демонстрировали синдром отключения, характеризующийся отсутствием мозолистой передачи сенсорной информации и недостаточным бимануальным моторным контролем (Sperry, 1968; Sperry et al., 1969; Bogen and Frederiks). , 1985). Эти пациенты также демонстрировали алекситимию (см., Например, TenHouten et al., 1985a, b), паттерн плохой осведомленности о своих эмоциональных процессах и ограниченную способность их вербализовать (Taylor et al., 1997). Связь между мозолистой функцией и алекситимией была дополнительно подтверждена в последующих исследованиях людей с AgCC (Buchanan et al., 1980; Paul et al., 2007). Хотя люди с AgCC не обнаруживают синдрома полного разъединения, наблюдаемого у пациентов с расщепленным мозгом, они действительно демонстрируют сниженный межполушарный перенос по сравнению с контролем (см. Обзор Paul et al., 2007). Связь между алекситимией и незрелыми защитными механизмами (Helmes et al., 2008; Besharat and Khajavi, 2013) предлагает дополнительную поддержку общей гипотезе о том, что функциональная интеграция между двумя полушариями играет решающую роль в развитии и реализации защитных механизмов.

В настоящем отчете мы сосредоточимся на трех широко изученных и связанных с развитием защитных механизмах: отрицании, проекции и идентификации. Поскольку защиты часто имеют место ниже уровня осведомленности, мы выбрали метод наблюдения, а не метод самоотчета. Метод наблюдения дает людям полную свободу высказывать личные мысли и чувства, пока они записываются для кодирования. Для кодирования использовался широко используемый метод получения рассказа от участников, тематический тест апперцепции (TAT; Murray, 1943) вместе с Руководством по защитному механизму (DMM) (Cramer, 1991a, 2007; Porcerelli et al., 1998). Этот подход дает три вышеуказанные категории защиты (каждая из которых состоит из семи подшкал). Другие широко используемые методы (шкалы рейтингов защитных механизмов, Perry, 1990; опросник защитного стиля, Andrews et al., 1993) дают большее количество защит, которые в исследовательских исследованиях сгруппированы в меньшее количество категорий защиты. Факторно-аналитические исследования неоднократно показывали трехфакторное решение с размерами, аналогичными тем, которые были получены с помощью цифрового мультиметра (более подробное обсуждение см. В Cramer, 2006, стр.15–19). Далее следует краткое объяснение категорий защиты, используемых в этом исследовании. Отрицание направлено на минимизацию напряжения путем отражения внутренних или внешних восприятий, признание которых могло бы потенциально расстраивать. Проекция направлена ​​на минимизацию напряжения путем (неправильного) приписывания другому человеку неприемлемых мыслей, чувств или импульсов, которые исходят от него самого. Идентификация направлена ​​на минимизацию напряжения, принимая поведение, качества или установки другого человека и воспринимая их как часть себя (Cramer, 2006).Защиты связаны со стадиями развития (см. Ниже). Их также можно различить по сложности психической операции. Когда дело доходит до отрицания, операции, составляющие его, можно разделить на два типа. Большинство из них тесно связаны с системой восприятия (не видят и не искажают то, что воспринимается), в то время как другие предполагают построение личной фантазии или разыгранного сна (Фрейд, 1936), искажающего реальность и заменяющего значительную часть опыта. Из-за этой зависимости от системы восприятия (системы, которая «обеспечивает первый мост во внешний мир», Крамер, 2006, стр.44) Отрицание считается наиболее примитивным. В механизме проекции фаза восприятия практически не затрагивается, как и способность делать гедонистические суждения о восприятии. Присутствуют различные степени изменения способности приписывать их внутреннему или внешнему миру. Очевидна большая сложность отрицания. Идентификация — еще более сложная защита. В то время как идентификация описывалась как состоящая из нескольких компонентов (включение, интроекция и собственно идентификация; Meissner, 1974), которые могут включать аспекты неполной дифференциации между субъектом и объектом, на дальнем конце этого континуума (собственно идентификация) лежит зрелая способность различать другой человек как отдельный.В частности, в настоящем исследовании сообщается об идентификации как защите (т. Е. О психическом механизме, направленном на избежание беспокойства и поддержание самооценки). Развитие Идентификация — это процесс индивидуального взросления, служащий цели стать независимым и автономным от других значимых. При идентификации в качестве защиты предполагаемая или фактическая потеря значимого другого обрабатывается путем воссоздания внутреннего объекта как копии потерянного. Кроме того, частичные аспекты значимого другого могут быть включены в эго, например, моральные стандарты, чтобы сохранить одобрение родителей или уменьшить неприемлемые побуждения и импульсы.

Возникновение защитных механизмов начинается в детстве и продолжается в подростковом возрасте (Cramer, 1987, 1997; Porcerelli et al., 1998), отображая фазы развития мозолистого тела. Период быстрой каллозальной миелинизации происходит на втором году жизни (Morriss et al., 1999), непосредственно перед пиком использования отрицания, начинающимся примерно в возрасте 2 лет (Cramer, 1987, 1997; Porcerelli et al., 1998). В период между 2 и 12 годами передняя мозолистая часть значительно увеличивается (Luders et al., 2010), в то время как использование отрицания снижается и использование пиков проекции (Cramer, 1987, 1997; Porcerelli et al., 1998). Наконец, задняя мозолистая кишка начинает период значительного роста и миелинизации примерно в возрасте 9–12 лет (Ballmaier et al., 2008; Lebel et al., 2008; Knyazeva, 2013), так же как идентификация входит в репертуар защитных механизмов (Cramer, 1987). , 1997; Porcerelli et al., 1998). Идентификация — это защитный механизм, типичный для подросткового и раннего взросления, и он считается наиболее адаптивным из трех типов механизмов (Cramer, 1987, 1997; Porcerelli et al., 1998). Следует пояснить, что защиты в целом и, в частности, те, которые изучались в настоящем исследовании, различаются по возрасту исключительно по их ожидаемым «пикам» относительной частоты встречаемости.Это означает, что в нормальном детстве, подростковом и раннем взрослом возрасте защитные механизмы во многом пересекаются (Cramer, 1991b).

Предыдущие исследования людей с AgCC использовали истории, вызванные в ответ на стимулы изображения из Тематического апперцептивного теста (TAT; Murray, 1943), чтобы получить представление об аспектах когнитивного и эмоционального функционирования. Небольшое исследование пяти взрослых с AgCC и контрольной группы соответствующего возраста сначала показало, что истории, рассказанные людьми с AgCC, были бедны логикой истории, социальным пониманием и включением общего содержания (Paul et al., 2004). После этого был проведен лингвистический анализ историй, рассказанных 22 людьми с AgCC (Turk et al., 2010). По сравнению с историями, рассказанными контрольной группой, соответствующей возрасту и IQ, истории, рассказанные людьми с AgCC в этом исследовании, были гораздо более вариативными по длине и, как правило, включали больше слов в целом. По сравнению с общим количеством слов в истории, люди с AgCC использовали меньше слов, относящихся к эмоциональности, когнитивным процессам и социальным процессам, но они использовали относительно больше глаголов в настоящем времени и местоимений первого лица (Turk et al., 2010). Эти результаты предполагают, что агенез мозолистой оболочки может мешать способности изображать социальные взаимодействия и психические процессы других людей. На сегодняшний день ни одно исследование официально не изучало защитные механизмы в этой редкой популяции.

Общая гипотеза, изложенная в настоящем исследовании, заключалась в том, что для перехода от незрелой (отрицание) к более зрелой (идентификационной) защите требуется оптимальное функционирование структур мозга, предназначенных для интеграции информации. Ожидалось, что люди с AgCC будут демонстрировать большее использование незрелых защит (отрицание) и меньшее использование зрелых защит (идентификация) по сравнению со здоровыми участниками, соответствующими полу, возрасту и IQ.Кроме того, на основании данных о развитии защитных механизмов (Cramer, 1987, 1997; Porcerelli et al., 1998) ожидалось, что возраст будет значительно отрицательно коррелирован с отрицанием и значимо положительно коррелирован с идентификацией среди здоровых участников, тогда как среди участников с AgCC, прогнозировалось отсутствие таких ассоциаций. Наконец, мы ожидали, что относительная компенсация незрелых защитных реакций может возникнуть у людей с AgCC и относительно более высоким интеллектом, что привело к предсказанию, что у людей с AgCC интеллект будет значительно отрицательно коррелирован с отрицанием и значительно положительно коррелирован с более зрелыми защитами.

Материалы и методы

Участников

Участниками были тридцать человек с агенезией мозолистого тела (20 мужчин) и 30 здоровых людей сравнения (23 мужчины) (Таблица 1). Критерии включения для всех участников были следующие: полномасштабный коэффициент интеллекта (FSIQ) 80 или выше, носитель английского языка и участие в обычном образовании. Критериями исключения были наличие в анамнезе серьезной травмы головы, нейрохирургии или заболевания центральной нервной системы (за исключением агенезии мозолистого тела), более двух припадков при жизни, диагноз шизофрении или другого психотического расстройства или диагноз биполярного расстройства.

Таблица 1. Демографические, когнитивные и относительные показатели защиты.

AgCC был подтвержден МРТ у всех участников, кроме одного, получившего компьютерную томографию. МРТ была проведена в Калифорнийском технологическом институте для 11 участников, в UCSF для 1 участника и в клинических условиях для остальных. Мы смогли просмотреть 26 снимков МРТ (включая всех 4 участников с частичным AgCC) и проанализировали отчеты о клинических изображениях оставшихся четырех участников. Размер остаточного CC для каждого участника с частичным AgCC был менее <10% от типичного размера CC (на основе визуального осмотра срединного сагиттального изображения МРТ двумя экспертами).Лица с AgCC были исключены, если у них были другие серьезные аномалии мозга, обнаруженные на МРТ (кроме кольпоцефалии или небольших межполушарных кист, которые часто сопровождают полную AgCC). Трое участников с AgCC были исключены из анализа из-за наличия дополнительной невропатологии (один с двусторонней гетеротопией, один с глобальным дисгенезом левого полушария и один с двусторонним дисгенезом лобных долей). Из оставшихся 27 участников у 23 был полный AgCC, а у 4 - частичный.При прямом просмотре снимков МРТ (23 из оставшихся 27 участников) передняя и задняя спайки были видны на 20 снимках. Пучки вероятности были видны с обеих сторон у 18 участников с полным AgCC и у 3 с частичным AgCC. Пучки вероятностей - это тракты белого вещества, которые образуются во время развития нервной системы, когда аксоны, которые обычно образуют мозолистое тело, не могут пересекать среднюю линию, и вместо этого они образуют аберрантные пучки вдоль межполушарной щели от передних к задним аспектам мозга в полном AgCC (в частичные AgCC (они начинаются на заднем конце остатка мозолистой оболочки и заканчиваются в задней части мозга).

Из последней выборки 26 участников AgCC прошли соответствующий возрасту тест на интеллект Векслера (шкала интеллекта Векслера-III или шкала интеллекта Векслера для детей-III), а один получил тест Стэнфорд-Бине. Два участника AgCC принимали противоэпилептические препараты (вальпроевая кислота или фенитоин) во время тестирования. Восемнадцать участников с AgCC были включены в предыдущее исследование Turk et al. (2010) и три были включены в исследование Paul et al. (2004).

Здоровых участников были набраны из курсов психологии местных колледжей и из местных агентств по трудоустройству или были отобраны из населения начальной школы, чтобы приравнять FSIQ и возраст к участникам с AgCC. Коэффициенты вербального интеллекта (VIQ) и коэффициент умственного развития (PIQ) не были доступны для тринадцати здоровых участников, набранных из местных частных начальных школ (школьный психолог предоставил баллы FSIQ). Все остальные участники сравнения получили сокращенную шкалу интеллекта Векслера.Группы были сопоставлены по возрасту [ t (55) = 0,09, p = 0,93], FSIQ [ t (55) = 0,87, p = 0,39], VIQ [ t (41) = 1,35 , p = 0,19], PIQ [ t (41) = 0,53, p = 0,60], пол [точный критерий Фишера = 0,39] и руки [точный критерий Фишера = 0,17].

Рукопожатие было измерено с использованием Эдинбургской инвентаризации рук (диапазон от -100 до 100; Oldfield, 1971) с категоризацией руки, определенной как в исходной статье (<-40 = левша, от -40 до 40 = амбидекстр,> 40 = правша). вручил).

Процедуры

Защитные механизмы были измерены на основе архивных данных, полученных в Исследовательском институте Трэвиса. Методы и процедуры сбора данных были рассмотрены и одобрены Комитетом по рассмотрению человеческих субъектов в Исследовательском институте Трэвиса, участники прошли лечение в соответствии с этическими принципами Американской психиатрической ассоциации (APA) и предоставили информированное согласие на участие. Измерения и анализ защитных механизмов, представленные в этом наборе данных, были проведены с одобрения Институционального наблюдательного совета Калифорнийского технологического института.

В свете редкости людей с AgCC и отсутствия какой-либо предварительной оценки величины эффекта, мы приняли решение a priori зафиксировать размер нашей выборки на максимально доступном уровне, консервативный, общий и общепринятый подход, особенно с клиническими образцами. . После исключения участников, описанного выше, окончательный набор данных включал 57 транскриптов (30 HC, 27 AgCC), каждая из которых включала истории, созданные участниками в ответ на шесть изображений: 1, 2, 6BM, 8BM, 12 MF, 13MF ТАТ. (Мюррей, 1943).Использование 2–6 карт ТАТ является стандартным в психологической и психиатрической литературе (Keizer and Prather, 1990; Porcerelli and Sandler, 1995). Исследователи из Исследовательского института Трэвиса использовали эти шесть карт из-за их способности вызывать социальные выводы и эмоциональную выразительность в повествовательных ответах, а также потому, что они часто используются в клинической практике. ТАТ — это тест на свободный ответ (ранее известный как «проективный»), широко используемый для измерения защиты от историй, созданных в ответ на черно-белые рисунки, изображающие различные межличностные сценарии.Мыслительные процессы участников выводятся из относительно обширных выборок мыслей (историй), стимулированных открытыми вопросами (т. Е. Содержание мысли используется для вывода мыслительных процессов или защит) (Cramer, 1991a, 2007; Porcerelli et al., 1998). .

В соответствии со стандартным протоколом администрирования ТАТ участникам по очереди показывали карточки и просили рассказать историю для каждой карточки. В частности, администратор сказал: «Для следующего теста я сяду рядом с вами.Я покажу вам серию картинок. Для каждой картинки я хочу, чтобы вы рассказали мне историю с началом, серединой и концом. Расскажите мне, что думают, чувствуют и делают персонажи. И не забудьте рассказать мне, чем это закончится. Экзаменатор записал рассказы дословно. Когда участник указал, что рассказ закончен, использовались стандартизированные запросы для подсказки любого из шести элементов (начало, середина, конец, мышление, чувства и действия), которые еще не были предоставлены спонтанно (например,г., «О чем думают персонажи?» или «Чем заканчивается история?»). ТАТ проводился обученными специалистами, которые записывали дословные ответы участников.

Один из нас, психиатр (дипломат Американского совета психиатрии и неврологии) с обширным обучением в области психодинамики (SP), который не знал группы участников, а также демографические и клинические характеристики участников, оценил 60 случайно упорядоченных стенограмм. используя Руководство по защитному механизму (DMM) (Cramer, 1991a, 2007; Porcerelli et al., 1998). Чтобы подтвердить, что оценщик правильно применял рейтинговую систему, пятнадцать случайно выбранных транскриптов (7 из группы AgCC и 8 из группы HC; 25% исходного набора данных) были также оценены сертифицированным психологом (JHP) с 17-летним стажем. опыта работы с DMM, который не знал диагноза, демографических и клинических характеристик участников. Межэкспертная надежность для этой подгруппы была превосходной [отрицание: ICC = 0,77 (0,87 с поправкой на двойное кодирование), прогноз = 0.76 (0,86 с поправкой на двойное кодирование), идентификация = 0,81 (0,90 с поправкой на двойное кодирование)].

DMM — это подробная система оценки историй, полученных с помощью карточек ТАТ. Оценка DMM дает оценку частоты отрицания, проекции и идентификации. Каждая из этих оценок защиты состоит из суммы из 7 подкатегорий, отражающих различные аспекты защиты (подкатегории отрицания включают упущение, неправильное восприятие, обращение вспять, заявления отрицания, отрицание реальности, чрезмерное увеличение положительного, минимизирование отрицательного, неожиданное добро, оптимизм, позитив, кротость).Прямые повторы в рассказе оцениваются только один раз. См. Таблицу 2 для примера оцененного рассказа участника с AgCC и здорового участника. Группы не различались по среднему количеству слов в рассказе, U = 395, p = 0,87 или среднему количеству запросов на рассказ, U = 386,5, p = 0,77 (двусторонний).

Таблица 2. Примеры историй ТАТ.

Валидность DMM рассматривалась посредством экспериментальных исследований реакции детей и взрослых на стресс, корреляционных исследований с личностью и психопатологией, а также продольных исследований (включая исследования лечения) изменений защиты с течением времени (Cramer, 2006).

Анализ данных

Для контроля индивидуальных различий в общей реакции на стимулы ТАТ, оценка защиты каждого участника была нормализована до относительной оценки защиты (RDS). RDS был рассчитан путем деления количества защит по каждой категории на общее количество защит участника по трем категориям. Показатели RDS для всех трех защит включены в Рисунок 1 и Таблицы 1, 3.

Рисунок 1. Относительные оценки защиты. (A) Результаты по группам. (B) Результаты по группам и возрастным группам (до 12, 12–17, 18 и старше). Результаты от отдельных участников, полного AgCC (желтые кружки), частичного AgCC (синие кружки) и здоровых участников (зеленые кружки) накладываются на прямоугольные диаграммы групповой статистики. Средние группы обозначены горизонтальными красными линиями. На каждой прямоугольной диаграмме более широкая розовая область представляет стандартную ошибку среднего (95% доверительный интервал), а дополнительные темно-синие вертикальные линии указывают стандартное отклонение.* p <0,05 и ** p <0,1.

Таблица 3. Корреляция рангового порядка относительных оценок защиты с возрастом, FSIQ, VIQ и количеством слов в рассказе (двусторонние p-значения для проекции).

Наш подход к статистическому анализу обычно использовал параметрические тесты в первую очередь для более сложных и факторных планов, за которыми следовали апостериорные тесты, которые были непараметрическими. Наши причины для этого следующие. Во-первых, параметрические тесты, такие как ANOVA, имеют очень хорошо изученные свойства и, кроме того, обычно достаточно устойчивы к умеренным нарушениям предположений о распределении данных.Во-вторых, параметрические тесты обычно обладают большей статистической мощностью, чем непараметрические тесты. Напротив, непараметрические тесты делают меньше предположений о распределении, но за счет более низкой статистической мощности. Однако очевидным преимуществом непараметрических тестов является то, что они, как следствие, дают меньше ложных срабатываний (т.е. они более консервативны в этом смысле). Таким образом, в нашем подходе сначала использовались параметрические тесты для обнаружения возможных эффектов с наибольшей статистической мощностью, а затем непараметрические тесты для тестирования конкретных контрастов наиболее консервативным образом.

Чтобы напрямую обратиться к нашей априорной гипотезе относительно защит, на которые наиболее заметно влияет уровень зрелости (отрицание и идентификация), мы провели 2 × 2 ANOVA (группа субъектов × тип защиты — отрицание или идентификация). Хотя дисперсия была однородной по группам, показатели идентификации RDS в группе AgCC нарушили предположение о нормальном распределении ANOVA. Тем не менее, мы применили ANOVA к этим данным, потому что данные исследований с использованием моделирования показали, что ненормальные распределения заметно не влияют на ложноположительные результаты ANOVA (Glass et al., 1972; Harwell et al., 1992; Lix et al., 1996), и это наиболее прямая мера нашей гипотезы. Чтобы решить проблему ненормальности, были использованы непараметрические тесты (Mann – Whitney U ) для межгрупповых апостериорных сравнений баллов по шкале RDS. Для всех корреляций использовались ранги Кендалла (тау, «τ») и частичная корреляция рангов Спирмена. Поскольку наши данные и их оценка также давали прогнозные оценки, мы приводим их только для интереса читателей, но они не составляют нашу основную гипотезу, которую мы хотели проверить.

Исходя из четкой направленности гипотез [например, люди с AgCC должны были демонстрировать большее использование незрелых защит (отрицание) и меньшее использование зрелых защит (идентификация)], все прямые анализы этих мер были односторонними, если не указано иное. указано. Напротив, двусторонние тесты использовались для анализа, в котором направленность не могла быть предсказана на основе литературы (то есть прогнозных оценок RDS).

Чтобы понять связь между возрастом и защитными механизмами в каждой группе субъектов и то, как они могут различаться между группами, мы исследовали показатели RDS в зависимости от возраста для каждой группы, а также корреляцию возраста с комбинированным показателем защиты (RDS идентификация, разделенная на отказ RDS).Наконец, мы провели конкретные попарные тесты между группами испытуемых с разбивкой по возрасту, чтобы подтвердить, что предсказанные эффекты сохраняются для всех возрастов. Это включало ANOVA 2 × 2 (группа субъектов × тип защиты), проведенный в трех возрастных диапазонах: до 12 лет, когда отрицание и проекция более заметны (Cramer, 1997), период от 12 до 17 лет, когда использование идентификации увеличивается (Cramer, 2007), и возрастом от 18 лет, когда защитное использование стабилизируется. Чтобы изучить возможность того, что интеллектуальные способности могут влиять на компенсацию незрелых защитных реакций у людей с AgCC, мы коррелировали оценки RDS с оценками IQ в обеих группах.

RDS для частичных участников AgCC были равномерно распределены в порядке ранжирования для всех категорий защиты (рис. 1A). Частичные и полные группы AgCC не различались по средним и рангам по категориям RDS, что оправдывает объединение этих участников в одну группу AgCC. Кроме того, поскольку не было значительных половых различий в защитных механизмах ни во всей выборке, ни в какой-либо из групп, мы больше не рассматривали пол как переменную (полная выборка: RDS Denial U = 299.5, п. = 0,480; RDS Projection U = 321,5, p = 0,746; Идентификация RDS = 317,5, p = 0,692; двусторонние тесты).

Результаты

Группы

AgCC и здоровых участников не различались по общему количеству использованных защит, U = 357, p = 0,57 (двусторонний) или по количеству защит на каждую из шести карт. Это говорит о том, что группы были одинаково вовлечены в задачу. 2 × 2 ANOVA типа защиты (отрицание / идентификация) по группе субъектов показал значимый член взаимодействия, F (1,55) = 6.64, p = 0,013, ηp2 = 0,108 (рис. 1A) и значительно меньшее использование идентификации в целом, F (1,55) = 36,58, p <0,001, ηp2 = 0,399, но нет общей разницы между группа, F (1,55) = 0,003, p = 0,954, ηp2 <0,0000. Апостериорные сравнения , проведенные для изучения эффекта взаимодействия, показали, что участники с AgCC с большей вероятностью, чем здоровые участники использовали отрицание, U = 289, p = 0.032 и реже использовали идентификацию, U = 218, p = 0,002. Группы не различались по использованию проекции, U = 404, p = 0,987.

Мы повторно проанализировали данные, исключив участников, которые в настоящее время принимали противоэпилептические препараты ( N = 2), и повторно проанализировали данные, исключая участников с частичным AgCC ( N = 4). Для обоих анализов картина результатов оставалась совместимой с исходными данными, а изменения размера эффекта были незначительными.Поскольку ни один из показателей участников подгруппы не был выбросом, их исключение не повлияло на общие результаты, и у нас не было никакой априорной гипотезы о таких групповых различиях, они были объединены во всех последующих анализах.

В AgCC и в группе здоровых возраст положительно коррелировал с идентификацией. В группе здоровых возраст отрицательно коррелировал с отрицанием (таблица 3). Однако соотношение Идентификация RDS / Отказ RDS не было достоверно коррелировано с возрастом для обеих групп (ACC r = 0.12, HC r = 0,09), что указывает на то, что возрастные изменения не происходят как прямой переход от наименее к наиболее зрелой защите. Однако 2 × 2 ANOVA типа защиты (отрицание / идентификация) по группам субъектов, проведенное отдельно с 3 возрастными группами, выявило четкую прогрессию в развитии. Эффект взаимодействия, подтверждающий первую гипотезу, наблюдался у взрослых 18 лет и старше (AgCC N = 12, HC N = 15; рис. 1B) с той же картиной результатов в апостериорных сравнениях (участники с AgCC были больше вероятность использования отрицания выше, чем у здоровых участников, U = 53, p = 0.038 и реже использовали идентификацию, U = 44, p = 0,013). Эффект взаимодействия не был очевиден в группе младше 12 лет (AgCC N = 8, HC N = 11), несмотря на большую общую разницу в типах защиты (отрицание> идентификация), F (1, 17) = 47,61, p <0,001, ηp2 = 0,737. Никакие контрасты не были значительными в группе 12-17 лет (AgCC N = 7, HC N = 4), которая была значительно меньшей выборкой.

Наконец, мы исследовали ассоциации с когнитивными способностями. Среди участников отрицание AgCC отрицательно коррелировало с VIQ, а идентификация положительно коррелировала с количеством слов в рассказе (Таблица 3). Других важных выводов не было.

Обсуждение

Настоящее исследование стремилось ответить на следующий вопрос: критична ли межполушарная интеграция для нормального развития защитных механизмов? Мы ответили на этот вопрос положительно, изучив истории, созданные в ответ на цифры Тематического апперцептивного теста (ТАТ) уникальной выборкой из 27 высокофункциональных людей, родившихся без мозолистого тела (AgCC), самой большой структуры, соединяющей два полушария головного мозга.Используя хорошо проверенный метод оценки защиты от TAT (Руководство по защитному механизму, DMM; Cramer, 1991a, 2007; Porcerelli et al., 1998), участники с AgCC, как было обнаружено, использовали значительно больше отрицания и значительно меньше идентификации по сравнению со здоровыми добровольцами. соответствует полу, возрасту и интеллекту.

Использование большего количества отрицания и меньшей идентификации среди участников AgCC согласуется с моделью использования защиты, ожидаемой в более молодом возрасте развития (Cramer, 2007), и поддерживает вывод о том, что межполушарная передача информации во время развития имеет решающее значение для соответствующего возрасту созревания. защиты.Кроме того, настоящее исследование подтвердило упорядоченное развитие защитной защиты как функцию созревания (мозга), поскольку отрицание было относительно более частым на ранних стадиях и идентификация на более поздних стадиях развития среди здоровых участников. Отсутствие мозолистого тела от рождения может быть далее выведено как нарушение упорядоченного развития защитных механизмов, поскольку единственная корреляция, которая оказалась значимой среди участников с AgCC, была между старшим возрастом и идентификацией. Поскольку разница в использовании защиты между здоровыми людьми и людьми с AgCC была особенно очевидна после более позднего подросткового возраста (возраст 18 лет и старше), можно предположить, что разница в использовании защиты между AgCC и здоровыми участниками требует полной траектории созревания среди здоровых людей. появляться.Из-за небольшой выборки подростков в этом исследовании мы не можем предоставить более подробную информацию о возрасте, в котором паттерн защитных механизмов у людей с AgCC отличается от их сверстников. Тем не менее, наши результаты показывают, что остановка созревания защитных механизмов у людей с AgCC может быть очевидна только при сравнении со здоровыми людьми, которые находятся на пути к эффективному завершению созревания.

Среди людей с AgCC отрицание было ниже среди участников с более высоким вербальным интеллектом, тогда как идентификация, как правило, чаще использовалась людьми, которые были способны произнести больше слов за рассказ.В группе сравнения здоровых защитные механизмы были относительно независимы от всех когнитивных показателей. Эти результаты показывают, что более высокий вербальный интеллект и большая способность к вербальной беглости при написании историй могут компенсировать более незрелые защитные реакции в AgCC.

Перед обсуждением результатов настоящего исследования необходимо признать некоторые ограничения. У людей с AgCC могут наблюдаться другие анатомические изменения в дополнение к агенезу мозолистого тела.К ним относятся внутриполушарные аномалии белого вещества, включая сокращение ипсилатеральных ассоциативных трактов коры или неправильное направление мозолистых волокон, идущих параллельно межполушарной щели (Tovar-Moll et al., 2007), аномальная микроструктура и уменьшенный объем вентрального поясного пучка (Nakata et al. , 2009) или сокращение числа нейронов фон Экономо, крупных веретенообразных нейронов, локализованных в передней поясной коре и лобно-островковой коре (Kaufman et al., 2008), которые, как предполагается, играют роль в социальном познании.Это ограничивает нашу способность приписывать слабое развитие защитных механизмов исключительно отсутствию мозолистого тела. Кроме того, полное отсутствие мозолистой оболочки в AgCC не приводит к полному прерыванию межполушарной передачи информации. Примечательно, что в то время как межполушарная связь в AgCC может быть в пределах нормы при количественной оценке с помощью фМРТ в состоянии покоя, передача информации на основе задач, тем не менее, снижается (Paul et al., 2007; Tyszka et al., 2011). Раздельные анализы полных и частичных участников AgCC не выявили существенных различий в защите, указывая на то, что даже неполное отключение каллозы может повлиять на созревание защитных механизмов.Еще один вопрос касается стабильности защитных механизмов, учитывая, что измерения в настоящем исследовании были ограничены одним сеансом. Однако за пределами детского и подросткового развития результаты обычно показывают, что защитные функции демонстрируют относительную стабильность с течением времени (Perry, 2001; Perry and Bond, 2012).

Защитные механизмы развиваются в результате взаимодействия между человеком и его родителями или другими важными опекунами. У нас нет информации о качестве взаимоотношений между участниками AgCC и их важными опекунами во время разработки.Эти взаимодействия могут оказывать некоторое влияние на развитие защиты, так как плохое социальное взаимодействие (Paul et al., 2014) может быть одним из механизмов, с помощью которого первичный AgCC вносит вклад в беспорядочное развитие защиты.

Некоторые ( N = 2) участники AgCC принимали противосудорожные препараты (вальпроевая кислота или фенитоин), но показатели защиты этих участников не выходили за пределы группового распределения AgCC. Потенциальные участники были исключены, если у них был диагноз шизофрении или другого психотического расстройства или диагноз биполярного расстройства, но мы не тестировали другие психиатрические симптомы или поведенческие трудности, которые могут возникнуть у людей с первичным AgCC.Связь между психиатрической и другой симптоматикой развития и защитными механизмами при AgCC может быть плодотворной областью исследования в будущих исследованиях. Однако у нас не было никаких гипотез относительно такого исследования, и, учитывая небольшой размер нашей выборки, мы считаем его выходящим за рамки настоящего исследования.

Атипичное созревание защиты при агенезе мозолистого тела предлагает доказательства того, что защита требует крупномасштабной интеграции нейронов. Первичная интеграция, рассматриваемая здесь, будет перекрестным взаимодействием между двумя полушариями головного мозга или подмножеством корковых гомологов.Также возможно, что есть вклад от аномалий развития в областях мозга, подчиняющих механизмы когнитивного контроля, обработку эмоций и собственные функции. Например, медиальная префронтальная / передняя поясная кора, область мозга, которая структурно аномальна в AgCC, была выделена в исследованиях нейровизуализации регуляции эмоций (Dixon et al., 2017), когнитивного контроля (Kerns et al., 2004) и когнитивный диссонанс (Botvinick et al., 2004). При AgCC кора вдоль медиальной стенки каждого полушария обычно имеет радиальную организацию без структурного эквивалента передней поясной коры (Hetts et al., 2006).

Также могут быть задействованы несколько других областей мозга, участвующих в защите обработки. Например, как кратко рассмотрено выше, отрицание дефицита как следствие повреждения правого полушария (Solms, 2000) понималось как защита. Прямое значение очагового повреждения головного мозга в возникновении новых защит остается предположительным, поскольку в исследованиях поражений отсутствует оценка стилей защиты до повреждения головного мозга. Конфабуляция — это пример поведения, к которому обращаются как теоретики психодинамики, так и клиническая неврология.Подобно примеру отрицания дефицита, описанному выше, конфабуляция также интерпретируется как защитный механизм, даже если она возникает после повреждения головного мозга — лобной доли (Turnbull and Solms, 2007). В неврологической литературе также описана конфабуляция у людей, перенесших хирургическую каллозотомию в качестве лечения трудноизлечимой эпилепсии. Основываясь на наблюдении паттернов конфабуляции у этих людей, Майкл Газзанига предположил, что левое полушарие служит интерпретатором неполной и неоднозначной информации, включая информацию, относящуюся к собственному поведению и идентичности (Gazzaniga, 2000).Если тело отсутствует с рождения, возможно, что переводчик не будет получать адекватную информацию из всего мозга. Использование неточной или неполной информации может иметь чистый эффект, неотличимый от отрицания. Тем не менее следует иметь в виду, что отрицание в стандартном психоаналитическом мышлении — это функция разума, который старается держаться подальше от информации осознания, которая считается особенно едкой для самого себя. Вышеупомянутые неврологические модели не учитывают конкретный тип сигналов, скрытых от осознания, или, другими словами, почему одни, а не другие, основанные на качестве (что), а не на точности (сколько) информация, как это часто бывает в стандартной психоаналитической практике.

Исследование активации мозга во время подавления (т. Е. Преднамеренного вывода тревожных мыслей из поля зрения) обнаружило повышенную активность в двусторонней дорсальной и вентральной латеральной лобной доле, передней поясной извилине, домоторных областях, внутри теменной борозде (BA 7) и правая скорлупа и обнаружили подавленную активацию в гиппокампе (Anderson et al., 2004). В то время как в стандартной психоаналитической теории защиты могут возникать за пределами области осознания, с учетом этих ограничений, эти результаты предполагают, что координированный набор областей мозга работает во время (осознающего) формирования защиты, и, следовательно, этот процесс может быть нарушен из-за сбоя в любой из эти специфические области или пути, которые их соединяют.

Интеллектуальные и защитные механизмы являются ресурсами для психосоциальной адаптации (Cramer, 2006). Однако вербальный IQ и IQ в целом не связаны с защитами у детей и подростков (Cramer and Brilliant, 2001) и лишь умеренно связаны в молодом и среднем возрасте (Cramer, 2003). В группе AgCC VIQ отрицательно коррелировал с оценками отрицания, а количество слов положительно коррелировало с оценками идентификации. Экономное объяснение этого феномена состоит в том, что при AgCC, неврологическом состоянии, при котором социальные навыки, как правило, менее эффективны, люди могут в большей степени зависеть от вербального (символического) интеллекта для поддержки и компенсации личной и социальной психологической адаптации.Результаты этого исследования показывают, что в AgCC вербальные навыки предлагают компенсаторные стратегии, так что зависимость от вербального интеллекта особенно актуальна для модуляции использования защит на более низком уровне развития, а вербальная генеративность имеет отношение к модуляции использования защит более высокого уровня.

Атипичное поведение у подростков и взрослых с изолированным AgCC и нормальным уровнем интеллекта наиболее вероятно проявится при участии в решении сложных новых проблем (Gott and Saul, 1978; Sauerwein et al., 1994; Brown et al., 2005a) и обработка социально значимого материала (Paul et al., 2004; Symington et al., 2004; Turk et al., 2010). При выполнении задач, связанных с более сложными когнитивными и социальными процессами, их производительность особенно ограничивается медленным временем реакции и скоростью обработки (Marco et al., 2012), плохим пониманием синтаксиса и лингвистической прагматики (Sanders, 1989; Banich and Brown, 2000), ограниченное словесное выражение эмоционального опыта (Paul et al., 2006), плохое понимание юмора и буквальная предвзятость интерпретации (Paul et al., 2003; Браун и др., 2005а, б; Huber-Okrainec et al., 2005), а также трудности с представлением социальной точки зрения других (Paul et al., 2004; Symington et al., 2004; Turk et al., 2010). Для выяснения взаимосвязи между этими областями необходимы более масштабные лонгитюдные исследования, изучающие когнитивное, социальное и психологическое развитие параллельно.

Заключение

В заключение, настоящее исследование показало, что на плавное созревание защитных механизмов (отрицание, проекция и идентификация) влияет отсутствие мозолистого тела.В частности, люди с AgCC демонстрируют большее использование отрицания и меньшее использование идентификации по сравнению со здоровыми добровольцами. Эти результаты согласуются с общим мнением о том, что крупномасштабное взаимодействие между областями мозга необходимо для поддержки использования соответствующих возрасту защитных механизмов.

Заявление о доступности данных

Все наборы данных, созданные для этого исследования, включены в статью / дополнительные материалы.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Комитетом по рассмотрению субъектов исследования в Исследовательском институте Трэвиса (сбор данных) и Советом по институциональному обзору Калифорнийского технологического института (анализ данных).Письменное информированное согласие на участие в этом исследовании было предоставлено участниками в возрасте 18 лет и старше и законным опекуном участников / ближайшими родственниками участников в возрасте 17 лет и младше.

Авторские взносы

LP и SP разработали исследование. LP и Всемирный банк собрали данные. SP и JP управляли оценкой DMM. LP проанализировал данные. SP, LP, RA и DT составили рукопись. JP отредактировал рукопись. Все авторы прокомментировали рукопись.

Финансирование

Частично финансируется за счет гранта Фонда Саймонса (LP и RA) и Национального института здоровья детей и развития человека Юнис Кеннеди Шрайвер Национального института здоровья под номером R01HD092430 (LP).Авторы несут полную ответственность за содержание, которое не обязательно отражает официальную точку зрения Национальных институтов здравоохранения. Время исследования SP в Калифорнийском технологическом институте было поддержано Национальным институтом старения (5K23AG027837).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https: // www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2020.01534/full#supplementary-material

ДАННЫЕ S1 | рассказ о ТАТ от людей с AgCC.

DATA S2 | рассказ о ТАТ из группы сравнения.

Список литературы

Альбухер Р. К., Абельсон Дж. Л. и Нессе Р. М. (1998). Изменения защитных механизмов у успешно пролеченных пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством. Am. J. Psychiatry 155, 558–559. DOI: 10.1176 / ajp.155.4.558

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Американская психиатрическая ассоциация (2013 г.). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, DSM-5 , 5-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация.

Google Scholar

Андерсон, М. К., Охснер, К. Н., Кул, Б., Купер, Дж., Робертсон, Э., Габриэли, С. В. и др. (2004). Нейронные системы, лежащие в основе подавления нежелательных воспоминаний. Наука 303, 232–235. DOI: 10.1126 / science.1089504

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эндрюс, Г., Сингх М. и Бонд М. (1993). Анкета стиля защиты. J. Nerv. Ment. Дис. 181, 246–256.

Google Scholar

Баллмайер М., Кумар А., Элдеркин-Томпсон В., Нарр К. Л., Людерс Э., Томпсон П. М. и др. (2008). Картирование морфологии мозолистой оболочки при депрессии пожилого возраста с ранним и поздним началом: индекс отчетливых изменений корковой связности. Нейропсихофармакология 33, 1528–1536. DOI: 10.1038 / sj.npp.1301538

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Банич, М., и Браун, В. С. (2000). Перспектива взаимодействия между полушариями головного мозга на протяжении всей жизни. Dev. Neuropsychol. 18, 1–10. DOI: 10.1207 / S15326942DN1801_1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бедески, М. Ф., Бональя, М. К., Грассо, Р., Пеллегри, А., Гаргентино, Р. Р., Батталья, М. А. и др. (2006). Агенезия мозолистого тела: клинико-генетическое исследование у 63 пациентов молодого возраста. Pediatr. Neurol. 34, 186–193. DOI: 10.1016 / j.pediatrneurol.2005.08.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бешарат, М.А., Хаджави, З. (2013). Взаимосвязь между стилями привязанности и алекситимией: опосредующая роль защитных механизмов. Asian J. Psychiatr. 6, 571–576. DOI: 10.1016 / j.ajp.2013.09.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бибринг, Г. Л., Дуайер, Т. Ф., Хантингтон, Д. С., и Валенштейн, А. Ф. (1961). Вклад в психоаналитическую теорию.Изучение психологических процессов во время беременности и самых ранних отношений матери и ребенка. Психоанал. Study Child 16, 9–72.

Google Scholar

Боген Дж. И Фредерикс Дж. (Ред.). (1985). «Синдромы расщепленного мозга», в Справочник по клинической неврологии , Vol. 45, (Амстердам: издательство Elsevier Science Publishing Co), 99–106.

Google Scholar

Ботвиник М. М., Коэн Дж. Д. и Картер К. С. (2004). Мониторинг конфликтов и передняя поясная извилина: обновленная информация. Trends Cogn. Sci. 8, 539–546. DOI: 10.1016 / j.tics.2004.10.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун, В. С., Пол, Л. К., Симингтон, М., и Дитрих, Р. (2005a). Понимание юмора при первичной агенезии мозолистого тела. Neuropsychologia 43, 906–916. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2004.09.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун, В. С., Саймингтон, М., Ван Ланкер-Сидтис, Д., Дитрих Р. и Пол Л. К. (2005b). Паралингвистическая обработка у детей с агенезией мозолистой оболочки: возникновение нейролингвистических нарушений. Brain Lang. 93, 135–139. DOI: 10.1016 / j.bandl.2004.09.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крамер П. (1991b). Развитие механизмов защиты. Теория, исследования и оценка. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Springer-Verlag.

Google Scholar

Крамер П. (2003).Изменение личности в более позднем взрослом возрасте предсказывается использованием защитных механизмов в раннем взрослом возрасте. J. Res. Чел. 37, 76–104. DOI: 10.1016 / s0092-6566 (02) 00528-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крамер П. (2006). Защита себя: механизмы защиты в действии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Google Scholar

Диксон М. Л., Тируксельвам Р., Тодд Р. и Кристофф К. (2017). Эмоции и префронтальная кора: интегральный обзор. Psychol. Бык. 143, 1033–1081. DOI: 10.1037 / bul0000096

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фенихель О. (1946). Психоаналитическая теория неврозов. Лондон: W. W. Norton & Co.

Google Scholar

А. Фрейд (1936). Эго и механизмы защиты. Лондон: Hogarth Press.

Google Scholar

Фрейд С. и Брейер Дж. (1895). Исследования по истерии. Лондон: Hogarth Press.

Google Scholar

Газзанига, М. С. (2000). Церебральная специализация и межполушарная коммуникация: влияет ли мозолистое тело на условия жизни человека? Мозг 123 (Pt 7), 1293–1326. DOI: 10.1093 / мозг / 123.7.1293

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гласс Г. В., Пекхэм П. Д. и Сандерс Дж. Р. (1972). Последствия невыполнения предположений, лежащих в основе анализа дисперсии и ковариации с фиксированными эффектами. Rev. Educ. Res. 42, 237–288. DOI: 10.3102 / 00346543042003237

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гласс, Х. К., Шоу, Г. М., Ма, К., и Шерр, Э. Х. (2008). Агенезия мозолистого тела в Калифорнии 1983–2003 гг.: Популяционное исследование. Am. J. Med. Genet. А 146А, 2495–2500. DOI: 10.1002 / ajmg.a.32418

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Справочник по психиатрическим мерам (2008 г.). Справочник по психиатрическим мерам , 2-е изд.Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Publishing, Inc.,

Google Scholar

Харвелл, М. Р., Рубинштейн, Э. Н., Хейс, В. С. и Олдс, К. С. (1992). Обобщение результатов Монте-Карло в методологическом исследовании: одно- и двухфакторный дисперсионный анализ с фиксированными эффектами. J. Educ. Стат. 17, 315–339. DOI: 10.3102 / 10769986017004315

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хелмс, Э., Макнил, П. Д., Холден, Р. Р., и Джексон, К. (2008). Конструкция алекситимии: ассоциации с защитными механизмами. J. Clin. Psychol. 64, 318–331. DOI: 10.1002 / jclp.20461

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хеттс, С. В., Шерр, Э. Х., Чао, С., Гобуты, С., и Баркович, Дж. (2006). Аномалии мозолистого тела: МРТ-анализ фенотипического спектра ассоциированных пороков развития. AJR Am. J. Roentgenol. 187, 1343–1348. DOI: 10.2214 / AJR.05.0146

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Huber-Okrainec, J., Блазер, С. Э., и Деннис, М. (2005). Нарушения понимания идиом в отношении агенеза и гипоплазии мозолистого тела у детей с менингомиелоцеле spina bifida. Brain Lang. 93, 349–368. DOI: 10.1016 / j.bandl.2004.11.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каплан-Солмс, К., и Солмс, М. (2000). Клинические исследования в нейропсихоанализе: Введение в глубинную нейропсихологию. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Карнак Букс.

Google Scholar

Кауфман, Дж.A., Paul, L.K., Manaye, K.F., Granstedt, A.E., Hof, P.R., Hakeem, A.Y., et al. (2008). Избирательное уменьшение числа нейронов Фон Экономо при агенезии мозолистого тела. Acta Neuropathol. 116, 479–489. DOI: 10.1007 / s00401-008-0434-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кернс, Дж. Г., Коэн, Дж. Д., Макдональд, А. В. III, Чо, Р. Ю., Стенгер, В. А., и Картер, К. С. (2004). Мониторинг конфликта передней части поясной извилины и корректировка контроля. Наука 13, 1023–1026. DOI: 10.1126 / science.1089910

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кохут, Х. (1977). Восстановление личности. Мэдисон, Коннектикут: Издательство международных университетов.

Google Scholar

Lampl-de Groot, J. (1985). Человек и разум: Сборник статей Жанны Лампл-де Гроот, доктор медицины Нью-Йорк, Нью-Йорк: International Universities Press.

Google Scholar

Лебель, К., Уокер, Л., Лиманс, А., Филлипс, Л. Дж., И Болье, К. (2008). Микроструктурное созревание мозга человека от детства до зрелого возраста. Нейроизображение 40, 1044–1055. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2007.12.053

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ликс, Л. М., Кесельман, Дж. К., и Кесельман, Х. Дж. (1996). Еще раз о последствиях нарушения допущений: количественный обзор альтернатив одностороннему дисперсионному анализу «F» теста. Ред.Educ. Res. 66, 579–619. DOI: 10.3102 / 00346543066004579

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левенштейн, Р. М., Крис, Э., и Хартманн, Х. (1975). Éléments de Psychologie Psychanalytique. Париж: Университеты Франции.

Google Scholar

Людерс, Э., Томпсон, П. М., и Тога, А. У. (2010). Развитие мозолистого тела в мозге здорового человека. J. Neurosci. 30, 10985–10990. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.5122-09.2010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Марко, Э. Дж., Харрелл, К. М., Браун, В. С., Хилл, С. С., Джереми, Р. Дж., Крамер, Дж. Х. и др. (2012). Задержки скорости обработки данных способствуют дефициту управляющих функций у людей с агенезией мозолистого тела. J. Int. Neuropsychol. Soc. 18, 521–529. DOI: 10.1017 / S1355617712000045

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мюррей, Х.А.(1943). Руководство по тематическому тестированию апперцепции. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Наката Ю., Баркович А. Дж., Валь М., Строминджер З., Джереми Р. Дж., Вакахиро М. и др. (2009). Нарушения диффузии и уменьшение объема вентральной поясной связки при агенезии мозолистого тела: исследование с визуализацией 3T. AJNR Am. J. Neuroradiol. 30, 1142–1148. DOI: 10.3174 / ajnr.A1527

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, G., Bermpohl, F., Schoeneich, F., and Boeker, H. (2007). Как наш мозг представляет собой защитные механизмы? Нейробиология и психоанализ от первого лица. Psychother. Психосом. 76, 141–153. DOI: 10.1159 / 000099841

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, G., и Boeker, H. (2006). Принципы нейрональной интеграции и защитных механизмов: нейропсихоаналитическая гипотеза. Нейропсихоанализ 8, 69–84. DOI: 10.1080 / 15294145.2006.10773514

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олдфилд, Р. К. (1971). Оценка и анализ руки: Эдинбургская описи. Neuropsychologia 9, 97–113. DOI: 10.1016 / 0028-3932 (71) -4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пол, Л. К., Браун, В. С., Адольф, Р., Тишка, Дж. М., Ричардс, Л. Дж., Мукерджи, П. и др. (2007). Агенезия мозолистого тела: генетические, онтогенетические и функциональные аспекты связности. Нат. Rev. Neurosci. 8, 287–299. DOI: 10.1038 / nrn2107

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пол, Л. К., Корселло, К., Кеннеди, Д. П., и Адольф, Р. (2014). Агенезия мозолистого тела и аутизм: всестороннее сравнение. Мозг 137, 1813–1829. DOI: 10.1093 / brain / awu070

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пауль, Л. К., Лаутценхайзер, А., Браун, В. С., Харт, А., Нойман, Д., Spezio, M., et al. (2006). Эмоциональное возбуждение при агенезии мозолистого тела. Внутр. J. Psychophysiol. 61, 47–56. DOI: 10.1016 / j.ijpsycho.2005.10.017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пол, Л. К., Шиффер, Б., и Браун, В. С. (2004). Дефицит социальной обработки в агенезе мозолистого тела: рассказы из Тематического теста на оценку. Arch. Clin. Neuropsychol. 19, 215–225. DOI: 10.1016 / S0887-6177 (03) 00024-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пол, Л.К., Ван Ланкер-Сидтис, Д., Шиффер, Б., Дитрих, Р., и Браун, В. С. (2003). Коммуникативные дефициты при агенезии мозолистого тела: нелитеральный язык и аффективная просодия. Brain Lang. 85, 313–324. DOI: 10.1016 / s0093-934x (03) 00062-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Перри, Дж. К. (1990). Рейтинговые шкалы защитных механизмов , 5-е изд. Кембридж, Массачусетс: Перри.

Google Scholar

Перри, Дж. К. (2001). Пилотное исследование защитных механизмов у взрослых с расстройствами личности, поступающих на психотерапию. J. Nerv. Ment. Дис. 189, 651–660. DOI: 10.1097 / 00005053-200110000-00001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Перри, Дж. К., и Бонд, М. (2012). Изменение защитных механизмов при длительной динамической психотерапии и пятилетнем исходе. Am. J. Psychiatry 169, 916–925. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2012.110

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Порчелли, Дж. Х., Томас, С., Хиббард, С.и Коган Р. (1998). Развитие защитных механизмов у детей, подростков и подростков. J. Pers. Оценивать. 71, 411–420. DOI: 10.1207 / S15327752jpa7103_9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сандерс, Р. Дж. (1989). Понимание предложений после агенезии мозолистого тела. Brain Lang. 37, 59–72. DOI: 10.1016 / 0093-934x (89)

-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sauerwein, H.C., Nolin, P., and Lassonde, M.(1994). «Когнитивное функционирование в агенезе мозолистой оболочки», в Callosal Agenesis: A Natural Split Brain? , ред. М. Лассонд и М. А. Дживс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Plenum Press), 221–233. DOI: 10.1007 / 978-1-4613-0487-6_23

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Schell-Apacik, C.C., Wagner, K., Bihler, M., Ertl-Wagner, B., Heinrich, U., Klopocki, E., et al. (2008). Агенезия и дисгенезия мозолистого тела: клинические, генетические и нейровизуализационные данные у 41 пациента. Am. J. Med. Genet. А 146А, 2501–2511. DOI: 10.1002 / ajmg.a.32476

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сперри, Р. У., Газзанига, М., Боген, Дж., Винкен, П. Дж., И Бруйн, Г. У. (1969). Межполушарные отношения: неокортикальные спайки; синдромы отключения полушария. Handb. Clin. Neurol. 4, 273–290.

Google Scholar

Саймингтон, С., Пол, Л., Оно, М., Симингтон, М., и Браун, В. (2004).«Теория психики у людей с агенезией мозолистого тела», в Трудах Международного нейропсихологического общества , , Нью-Йорк, штат Нью-Йорк.

Google Scholar

Тан П. Х., Барта А. И., Нортон М. Э., Баркович А. Дж., Шерр Э. Х. и Гленн О. А. (2009). Агенезия мозолистого тела: МРТ-анализ ассоциированных аномалий у плода. Am. J. Neuroradiol. 30, 257–263. DOI: 10.3174 / ajnr.A1331

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тейлор, Г.Дж., Бэгби Р. М. и Паркер Дж. Д. А. (1997). Нарушения регуляции аффектов: алекситимия при медицинских и психиатрических заболеваниях. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

ТенХоутен, В. Д., Хоппе, К. Д., Боген, Дж. Э. и Уолтер, Д. О. (1985a). Алекситимия и расщепленный мозг. I. Контент-анализ на лексическом уровне. Psychother. Психосом. 43, 202–208. DOI: 10.1159 / 000287880

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

TenHouten, W.Д., Хоппе, К. Д., Боген, Дж. Э. и Уолтер, Д. О. (1985b). Алекситимия и расщепленный мозг. III. Контент-анализ фэнтези и символики на глобальном уровне. Psychother. Психосом. 44, 89–94. DOI: 10.1159 / 000287898

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Товар-Молл, Ф., Молл, Дж., Де Оливейра-Соуза, Р., Брамати, И., Андреуоло, П. А., и Пост, Р. (2007). Нейропластичность при дисгенезе мозолистой оболочки человека: исследование визуализации тензора диффузии. Cereb.Cortex 17, 531–541. DOI: 10.1093 / cercor / bhj178

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Терк А., Браун В. С., Симингтон М. и Пол Л. К. (2010). Социальные нарративы в агенезе мозолистого тела: лингвистический анализ Тематического апперцептивного теста. Neuropsychologia 48, 43–50. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2009.08.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тернбулл, О. Х., Эванс, К.Э. и Оуэн В. (2005). Отрицательные эмоции и анозогнозия. Cortex 41, 67–75. DOI: 10.1016 / s0010-9452 (08) 70179-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тернбулл О. Х., Фотопулу А. и Солмс М. (2014). Анозогнозия как мотивированное неосознавание: пересмотр гипотезы «защиты». Cortex 61, 18–29. DOI: 10.1016 / j.cortex.2014.10.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тернбулл, О. Х., Джонс, К., и Рид-Скрин, Дж.(2002). Неявное осознание дефицита при анозогнозии? Эмоциональный отчет об отрицании дефицита. Нейропсихоанализ 4, 69–87. DOI: 10.1080 / 15294145.2002.10773381

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тернбулл, О. Х., и Солмс, М. (2007). Осведомленность, желание и ложные убеждения: Фрейд в свете современной нейропсихологии. Cortex 43, 1083–1090. DOI: 10.1016 / s0010-9452 (08) 70706-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тышка, Ю.М., Кеннеди, Д. П., Адольф, Р., Пол, Л. К. (2011). Неповрежденные двусторонние сети в состоянии покоя при отсутствии мозолистого тела. J. Neurosci. 31, 15154–15162. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.1453-11.2011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Vaillant, G.E. (1994). Эго-механизмы защиты и психопатология личности. J. Abnorm. Psychol. 103, 44–50. DOI: 10.1037 // 0021-843x.103.1.44

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Vaillant, G.Э. (2011). Непроизвольные механизмы совладания: психодинамическая перспектива. Dialogues Clin. Neurosci. 13, 366–370.

Google Scholar

Валлерстайн Р. С. (1983). Защиты, защитные механизмы и структура разума. Am. Психоанал. Доц. 31S, 201–225.

Google Scholar

Вестен Д. и Габбард Г. О. (2002a). Развитие когнитивной нейробиологии: I. Конфликт, компромисс и коннекционизм. J. Am. Психоанал.Доц. 50, 53–98. DOI: 10.1177 / 00030651020500011501

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вестен Д. и Габбард Г. О. (2002b). Развитие когнитивной нейробиологии: II. Последствия для теорий переноса. J. Am. Психоанал. Доц. 50, 99–134. DOI: 10.1177 / 00030651020500011601

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Защитный механизм — Энциклопедия Нового Света

Защитные механизмы — это психологические механизмы, направленные на снижение тревожности.Впервые они были обсуждены Зигмундом Фрейдом как часть его психоаналитической теории и в дальнейшем развиты его дочерью Анной Фрейд. Альфред Адлер и другие также выявили дополнительные механизмы. Часто бессознательные защитные механизмы используются для защиты человека от психологической боли или беспокойства.

Хотя такие механизмы могут быть полезны в краткосрочной перспективе, облегчая страдания, которые в противном случае могли бы вывести человека из строя, они могут легко заменить устранение основной причины и, таким образом, привести к дополнительным проблемам.Решение, следовательно, состоит в том, чтобы устранить основные причины боли, которую эти механизмы используют для устранения. Однако в идеале люди должны расти и жить в здоровой психологической среде, в обществе, которое заботится о каждом человеке и питает его, так что в использовании этих защитных механизмов нет необходимости.

Определение

Защитные механизмы — это бессознательные механизмы, направленные на снижение тревоги, возникающей из трех различных сценариев:

  • Когда импульсы id конфликтуют друг с другом;
  • Когда импульсы Оно противоречат ценностям и убеждениям Супер-Эго;
  • Когда эго представляет собой внешнюю угрозу.

Концепция этих биологических импульсов «ид» взята из структурной модели сознания Зигмунда Фрейда. Импульсы Id основаны на «принципе удовольствия»: мгновенное удовлетворение собственных желаний и потребностей. Фрейд считал, что Ид представляет собой инстинктивные импульсы в нас самих, а именно агрессию и сексуальность. Сексуальное влечение — это наше стремление жить, процветать и расти. Стремление к агрессии — это наше стремление к безопасности и защите нашей жизни. Согласно Фрейду, эти два импульсивных побуждения мотивируют наши действия.

В эго действуют два процесса. Во-первых, это бессознательный первичный процесс, когда мысли не организованы согласованным образом, чувства могут меняться, противоречия не конфликтуют или просто не воспринимаются таким образом, и возникают сгущения. Нет никакой логики и временной шкалы. В противоположность этому есть сознательный вторичный процесс, в котором установлены жесткие границы и в котором мысли должны быть организованы последовательным образом. Здесь обычно возникают познания.

Для того, чтобы индивидуум функционировал в обществе, импульсы от Оно не могут быть сосредоточены на удовлетворении, они должны уважать реальность мира и суперэго. Суперэго представляет собой усвоенный (в процессе взросления) и усвоенный набор ценностей и этики, который дает человеку представление о том, что правильно и что неправильно думать, чувствовать и делать. Так, например, когда импульсы Ид (например, желание заняться сексом с незнакомцем) вступают в конфликт с суперэго (например, вера в общественные обычаи не заниматься сексом с неизвестными людьми), тогда на поверхность выходят чувства тревоги, часто сопровождаемые чувство вины, смущения и стыда.Когда тревога становится слишком непреодолимой, тогда эго использует защитные механизмы для защиты человека.

Анна Фрейд описала в своей книге Эго и механизмы защиты (1936) концепцию сигнальной тревоги, заявив, что это «не напрямую конфликтное инстинктивное напряжение, а сигнал, возникающий в эго об ожидаемом инстинктивном напряжении». Таким образом, сигнальная функция тревоги рассматривается как решающая и биологически адаптированная для предупреждения организма об опасности или угрозе его равновесию.Тревога ощущается как увеличение физического или психического напряжения, и сигнал, который организм получает таким образом, дает ему возможность предпринять защитные действия по отношению к предполагаемой опасности. Защитные механизмы работают, искажая импульсы Ид в приемлемые формы или бессознательно блокируя эти импульсы.

Основные защитные механизмы

Знаете ли вы?

Защитные механизмы работают, преобразуя неприемлемые импульсы в приемлемые формы или бессознательно блокируя такие импульсы, тем самым уменьшая тревогу.

Зигмунд Фрейд был первым, кто разработал концепцию защитных механизмов, однако его дочь Анна Фрейд прояснила и концептуализировала их. Она описала десять различных защитных механизмов: отрицание, вытеснение, интеллектуализация, проекция, рационализация, формирование реакции, регресс, вытеснение, сублимация и подавление. Позже исследователи добавили к этому списку еще несколько защитных механизмов: компенсация (впервые описанная Альфредом Адлером), диссоциация, фантазия, идентификация, уничтожение и уход.

Нет единого мнения относительно количества защитных механизмов. Была предпринята попытка классификации защитных механизмов в соответствии с некоторыми из их свойств (т. Е. Лежащих в основе механизмов, сходства или связи с личностью).

Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-IV), опубликованное Американской психиатрической ассоциацией (1994), включает предварительную диагностическую ось для защитных механизмов, в значительной степени основанную на иерархическом взгляде Джорджа Эмана Вайланта (1977) на защиту.Согласно классификации Вайланта, защиты образуют континуум, связанный с их психоаналитическим уровнем развития:

  • Уровень I — патологические защиты (психотическое отрицание, бредовая проекция)
  • Уровень II — незрелая защита (фантазия, проекция, пассивная агрессия, отыгрывание)
  • Уровень III — невротические защиты (интеллектуализация, формирование реакции, диссоциация, смещение, вытеснение)
  • Уровень IV — зрелая защита (юмор, сублимация, подавление, альтруизм, ожидание)

Отрицание

Отрицание — это механизм защиты эго, который действует бессознательно для разрешения эмоционального конфликта и уменьшения беспокойства путем отказа воспринимать более неприятные аспекты внешней реальности.

Отрицание используется в ситуации, когда человек, столкнувшийся с фактом, который неудобно или болезненно принимать, отвергает его, вместо этого настаивая на том, что это неправда, несмотря на то, что может быть неопровержимым доказательством. Субъект может полностью отрицать реальность неприятного факта (простое отрицание), признать факт, но отрицать его серьезность (минимизация), или признать как факт, так и серьезность, но отрицать ответственность (перенос). Концепция отрицания особенно важна для изучения зависимости.

Теория отрицания была впервые серьезно исследована Анной Фрейд. Она классифицировала отрицание как механизм незрелого ума, потому что он противоречит способности учиться и справляться с реальностью. Отрицание у зрелых людей чаще всего связано со смертью и умиранием. Исследования в этой области значительно расширили масштаб и полезность концепции. Элизабет Кюблер-Росс использовала отрицание как первую из пяти стадий психологии умирающего пациента, и эта идея была расширена, чтобы включить реакцию выживших на известие о смерти.Таким образом, когда родителям сообщают о смерти ребенка, их первая реакция часто бывает такой: «Нет! У вас, должно быть, не тот дом, вы не можете иметь в виду нашего ребенка!»

В отличие от некоторых защитных механизмов, постулируемых психоаналитической теорией (например, вытеснение), общее существование отрицания довольно легко проверить даже неспециалистам. С другой стороны, отрицание — один из наиболее спорных защитных механизмов, поскольку его можно легко использовать для создания неопровержимых теорий: все, что говорит или делает субъект, что, кажется, опровергает теорию интерпретатора, объясняется, а не как доказательство того, что теория интерпретатора является несостоятельной. неверно, но как свидетельство того, что субъект «отрицает».»

Концепция отрицания важна в программах «двенадцати шагов», где отказ или обращение отрицания составляет основу первого, четвертого, пятого, восьмого и десятого шагов. Способность отрицать или преуменьшать — важная часть того, что позволяет наркоману продолжать свое поведение перед лицом свидетельств, которые для постороннего кажутся подавляющими. Это цитируется как одна из причин того, что принуждение редко бывает эффективным при лечении зависимости — сохраняется привычка отрицать.

Понимание и недопущение отрицания также важно при лечении различных заболеваний.Американская кардиологическая ассоциация называет отрицание основной причиной задержки лечения сердечного приступа. Поскольку симптомы очень разнообразны и часто имеют другие возможные объяснения, у пациента есть возможность отрицать экстренную ситуацию, часто с фатальными последствиями. Пациенты часто откладывают маммографию или другие анализы из-за боязни рака, даже если это явно неадекватно. Бригада по уходу и, в частности, медперсонал обязаны обучать пациентов из групп риска избегать такого поведения.

Рабочий объем

Смещение — это бессознательный защитный механизм, посредством которого разум перенаправляет эмоции с «опасного» объекта на «безопасный». В психоаналитической теории смещение — это защитный механизм, который смещает сексуальные или агрессивные импульсы к более приемлемой или менее угрожающей цели, которая может служить эмоциональной заменой. Самый классический пример: рабочий, злой на своего начальника, очевидно неспособный направить свой гнев и враждебность на намеченную цель, приходит домой и кричит на жену.Она, теперь также рассерженная и расстроенная, переносит свой гнев на ребенка, который затем переносит его на свою собаку. Чаще всего мы переносим разочарование на людей, которых любим.

Другая, гораздо более деструктивная форма замещения — это то, что Анна Фрейд назвала «обращением против себя». Это происходит, когда гнев и / или другие негативные эмоции (например, ненависть) перенаправляются на вас, а не на другой объект. Эта динамика обычно ассоциируется с депрессией и самоубийством.

Интеллектуализация

Интеллектуализация — это защитный механизм, в котором рассуждение используется для блокирования конфронтации с бессознательным конфликтом и связанным с ним эмоциональным стрессом.Это включает в себя концентрацию на интеллектуальных компонентах ситуации, чтобы дистанцироваться от провоцирующих тревогу эмоций, связанных с такими ситуациями. Таким образом, он эффективно уводит себя эмоционально от стрессового события.

Интеллектуализация помогает защитить нас от беспокойства, отделяясь от болезненных или стрессовых событий, скрывая эмоции, которые она вызывает, за громкими словами, почти научным акцентом на фактах. Это достигается за счет холодного, рационального обдумывания события и его клинического анализа.Например, жена, чей муж умирает, может попытаться узнать все о его болезни, ее прогнозе и вариантах лечения. Она может говорить об этом с научной точки зрения, анализируя и описывая медицинские факты о его состоянии. Это может помочь ей не чувствовать всю боль, гнев и натиск других эмоций, вызванных неминуемой смертью ее возлюбленного.

Проекция

Проекцию можно определить как приписывание другим неприемлемым или нежелательным мыслям и / или эмоциям другим людям.Проекция уменьшает тревогу, позволяя выразить импульс или желание, не позволяя эго распознать это.

Этот защитный механизм «проецирует» собственные нежелательные мысли, мотивации, желания, чувства — в основном части себя — на кого-то другого (обычно другого человека, но также бывает психологическая проекция на животных и неодушевленные предметы).

Чтобы понять процесс, представьте себе человека (например, Алису), который испытывает неприязнь к другому человеку (скажем, Бобу), но чье подсознание не позволяет ей осознавать эту отрицательную эмоцию.Вместо того, чтобы признаться себе в том, что она испытывает неприязнь к Бобу, она проецирует свою неприязнь на Боба, так что ее сознательная мысль не «мне не нравится Боб», а скорее «Боб не любит меня». Таким образом, можно увидеть, что проекция связана с отрицанием, единственным защитным механизмом, который считается более примитивным, чем проекция. Алиса отвергла часть себя, которая отчаянно пытается выйти на поверхность. Она не может категорически отрицать, что ей не нравится Боб, поэтому вместо этого она проецирует неприязнь, думая, что это Боб не любит ее.

Эту концепцию предвосхитил Фридрих Ницше: «Тот, кто сражается с монстрами, может позаботиться о том, чтобы тем самым не превратиться в монстра. И если вы долго смотрите в бездну, бездна смотрит и в вас». (За гранью добра и зла)

При обращении к психологической травме этот защитный механизм иногда становится «контрпроекцией», включая навязчивую идею продолжать и оставаться в повторяющейся ситуации, вызывающей травму, и навязчивую одержимость предполагаемым виновником травмы или ее проекцией.В этом контексте Карл Юнг писал: «Все проекции вызывают контрпроекцию, когда объект не осознает качество, проецируемое на него субъектом».

Рационализация

В психологии рационализация — это процесс построения логического обоснования решения, которое изначально было принято в результате другого умственного процесса. Этот процесс может варьироваться от полностью осознанного (например, чтобы представить внешнюю защиту от насмешек со стороны других) до в основном подсознательного (например,грамм. чтобы создать блок против внутреннего чувства вины). Проще говоря, рационализация оправдывает свои ошибки и тем самым избегает самоосуждения или осуждения со стороны других.

Есть два типа рационализации. Один из них — «кислый виноград», термин из басни Эзопа о лисе, который сказал, что виноград, который слишком высок, чтобы дотянуться до него, в любом случае был кислым. Например, человек, не поступивший в юридический институт, может оправдываться, говоря: «Я бы в любом случае ненавидел быть юристом.«Второй, более продуктивный тип рационализации — это« серебряная подкладка », предположение, что все происходит к лучшему, поэтому нужно попытаться найти замаскированное благословение». Итак, я не поступил в юридический институт, но теперь я действительно могу сосредоточиться на поиске своего истинного призвания «.

Рационализация — это post-hoc (постфактум) защитный механизм, связанный с корыстной предвзятостью: неудача приписывается внешним факторам, тогда как успех исходит от вас самих.

Образование реакции

В психоаналитической теории формирование реакции — это защитный механизм, в котором вызывающие тревогу или неприемлемые эмоции заменяются их прямыми противоположностями.Например, тот, кого сильно привлекает порнография, но имеет моральные или религиозные обязательства избегать ее, может стать ее стойким критиком.

Анна Фрейд назвала этот защитный механизм «верой в обратное». Когда у нас есть эмоция или реакция, которая слишком угрожает или вызывает тревогу, мы превращаем ее в противоположную. Таким образом, не будет угрозы от этой эмоции или даже от осознания этой эмоции. Любовь превращается в ненависть, а ненависть — в любовь.

Это перевернутое чувство, возникающее в результате формирования реакции, может стать чрезмерным: «В аду нет ярости, как у презираемой женщины.»Проблемы могут начаться, особенно когда (как в случае с отрицанием и подавлением) человек начинает делать это автоматически, теряя из виду свои настоящие чувства.

Кен Уилбер (в своей книге Integral Psychology ) считал формирование реакции невротической защитой. Исходя из проблем самооценки, он предположил, что это поддается раскрывающей и интерпретирующей терапии.

Регрессия

Регрессия включает возврат к более ранней стадии развития перед лицом неприемлемых импульсов.Когда мы сталкиваемся с тревогой, мы склонны отступать, словно в «психологической машине времени», к моменту времени, когда мы в последний раз чувствовали себя в безопасности и безопасности, — к нашему детству. Под воздействием стресса или в ситуации, провоцирующей тревогу, люди очень часто становятся более ребячливыми и примитивными. Даже взрослый человек может захотеть свернуться калачиком в постели в позе эмбриона.

Регрессия — это попытка вернуть себе некоторое удовлетворение детства, относясь к миру так, как раньше было эффективно (хотя теперь уже не так), и отказываясь от зрелых методов решения проблем.Это как если бы человек пытается «угодить миру» так же, как он пытался доставить удовольствие своим родителям в детстве. В таких случаях люди не выполняют сознательно запланированные рациональные действия, а, скорее, возвращаются к старым детским привычкам, которые возвращаются автоматически.

Подавление / подавление

Подавление и подавление — очень похожие защитные механизмы. Оба они включают процесс втягивания мыслей в бессознательное и предотвращения проникновения болезненных или опасных мыслей в сознание.Разница в том, что подавление — это бессознательная сила, а подавление — это сознательный процесс, сознательный выбор не думать о чем-либо.

Репрессии часто бывают пагубными. Однако подавление полностью сознательно, и поэтому с ним можно справиться. Поскольку подавление бессознательно, оно проявляется через симптом или серию симптомов, иногда называемых «возвращением подавленного». Подавленное сексуальное желание, например, может снова проявиться в форме нервного кашля или оговорки.Таким образом, хотя субъект не осознает своего желания и поэтому не может говорить его вслух, тело субъекта все же может сформулировать запрещенное желание через симптом.

Часто утверждается, что травмирующие события «подавляются», однако кажется, что более вероятно, что возникновение этих событий запоминается в искаженном виде. Одна из проблем с точки зрения объективного исследования этой ситуации заключается в том, что «воспоминание» обычно определяется как то, что кто-то говорит или делает.Его нельзя измерить или записать объективно, поскольку нет способа проверить существование и / или точность воспоминания, кроме как через его соответствие некоторым другим, независимым представлениям о прошлых событиях (письменные записи, фотографии; отчеты других лиц и т. Д.).

Нормальное вытеснение в психоаналитической теории считается разделенным на две стадии, которые постепенно участвуют в формировании у индивида чувства «я» и «другого», «хорошего» и «плохого», а также тех аспектов личности, которые называются «эго» и «суперэго».»

В фазе первичного вытеснения младенец узнает, что одни аспекты реальности приятны, а другие — неприятны; что некоторые из них управляемы, а другие нет. Чтобы определить «я», младенец должен подавить естественное предположение, что все вещи равны. Таким образом, первичное подавление — это процесс определения того, что есть «я», что есть «другой», что хорошо, а что плохо. После этого ребенок сможет различать желания, страхи, себя и мать / другого.

Вторичное вытеснение начинается, когда ребенок понимает, что выполнение некоторых желаний может вызвать тревогу.Например, ребенку, который желает материнской груди, может отказать, и он почувствует угрозу наказания, возможно, со стороны отца. Это беспокойство приводит к подавлению желания материнской груди. Угроза наказания, связанная с этой формой тревоги, при интернализации становится «супер-эго», которое заступается против желаний «эго» без необходимости какой-либо идентифицируемой внешней угрозы.

Аномальное подавление или сложное невротическое поведение, включающее подавление и суперэго, происходит, когда подавление развивается или продолжает развиваться из-за интернализованного чувства тревоги, что ведет к нелогичному, саморазрушающему или антисоциальному поведению.Психотерапевт может попытаться уменьшить это поведение, выявив и повторно представив подавленные аспекты психического процесса пациента его сознательному осознанию, а затем научив пациента, как уменьшить любые беспокойства, возникающие в связи с этими чувствами и импульсами.

Подавление обычно дает больше положительных результатов, чем подавление. В первую очередь, это касается неприятных, но не совсем отвратительных действий или мыслей. На самом деле может быть даже полезно и рационально сосредотачиваться на одной вещи за раз, подавляя другие проблемы, пока она не будет решена.Счет до десяти в гневе — перед тем, как действовать — это не только пример подавления, это также очень полезная техника в повседневной жизни.

Проблема с подавлением заключается в том, что все, что мы пытаемся оттолкнуть в подсознание, не потеряно. Подсознание имеет тенденцию усиливать его, и чем больше человек пытается что-то подавлять, тем более мощным и привлекательным это становится. Наконец, подавленное желание начинает проявляться в действиях, часто незаметными для подавляющего его человека, но заметными для других.

Сублимация

Сублимация — это перефокусировка психической энергии (которая, по мнению Зигмунда Фрейда, была ограниченной) с отрицательных выходов на более позитивные. В теории Фрейда эротической энергии или либидо разрешено лишь ограниченное выражение из-за подавления, и большая часть остальной эротической энергии данной группы используется для развития ее культуры и цивилизации. Таким образом, сублимация — это процесс преобразования либидо в «общественно полезные» достижения, перенаправления побуждений, которые не могут найти выхода, в приемлемые формы выражения, такие как искусство.

Фрейд считал этот защитный механизм наиболее продуктивным, а психоаналитики продолжали называть сублимацию единственным действительно успешным защитным механизмом.

Сублимация связана со смещением, другим перенаправлением импульса, но считается более здоровой из двух. Многие крупные благотворительные организации были основаны людьми, которые потеряли кого-то из-за болезни или чьи близкие пострадали от инвалидности.

Собственная жизнь Анны Фрейд кажется примером сублимации.Анна осталась с отцом всю жизнь, никогда не выходила замуж, но она много работала, чтобы продвигать его теорию. С точки зрения Фрейда, она оставалась в ловушке своего Эдипова комплекса, но она сублимировала это бессознательное сексуальное желание своего отца, отождествляя себя с тем, что он любил, — его учением.

Компенсация

Альфред Адлер заметил, что большая часть человеческой жизни посвящена компенсации того, что мы считаем своими слабостями. Иногда мы пытаемся улучшить то, в чем мы слабы, самый известный пример — Демосфен, который стал отличным оратором.

Иногда люди признают слабость в одной области, но стараются преуспеть в другой. Некоторые примеры этого можно увидеть в том, что среднестатистические студенты становятся выдающимися спортсменами, а студенты, которые физически не очень привлекательны, становятся великими учеными. Это здоровый способ справиться с тревогой, связанной с чувством неполноценности или неполноценности. Однако существуют нездоровые способы компенсации, например, человек, который чувствует себя нелюбимым, становится беспорядочным в связях, заменяя качество количеством.

Диссоциация

Диссоциация обычно возникает из-за травмы, сильной боли или серьезного кризиса личности.Это может проявляться в таких расстройствах, как посттравматическое стрессовое расстройство, потеря памяти, множественное расстройство личности, диссоциативная амнезия, а также в более распространенных явлениях воспоминаний и забывании чего-то смущающего.

Однако при диссоциации воспоминания не просто теряются в подсознании (как при вытеснении), но они расщепляются и искажаются. Это как если бы при сильном стрессе способность сознания включать в себя все мысли, эмоции и соматические ощущения теряла свою способность, и некоторые аспекты становились разделенными и недоступными.Таким образом, человек может вспомнить, что произошло, но забыть, что он чувствовал. Или человек может чувствовать себя обезличенным, как робот.

Существует также уровень диссоциации «повседневной жизни», включающий предположения о вещах и людях. В этом случае люди склонны отбрасывать некоторые части реальности, которые противоречат убеждению, которое они считают истинным.

Фэнтези

Фантазия (мечты, литература, телевидение, Интернет) — это способ избежать реальных проблем. Представление о том, что кто-то успешен, может вызвать чувство успеха, особенно когда реальность противоположна успеху.В некоторых случаях это может быть полезно: фантазия служит репетицией нашего будущего успеха. Размышления о предстоящем отпуске или награде за работу, когда она становится слишком напряженной, — это здоровое использование фантазии. Многие методы самопомощи основаны на фантазии: скрытая репетиция, скрытая сенсибилизация / десенсибилизация, сочувствие и т. Д.

Однако, как фантазия может быть частью решения, она может стать частью проблемы. Представление о худших последствиях может привести к страху, а повторное переживание плохой ситуации может привести к гневу и депрессии.Кроме того, воображение решений проблем вместо их реального решения может иметь негативные последствия. Когда человек действительно начинает жить в мире фантазий, который он создал, вместо того, чтобы сталкиваться с реальным миром и реальными проблемами, он становится патологическим.

Идентификатор

Идентификация (иногда также называемая интроекцией) включает отождествление с кем-то другим, принятие его личностных характеристик, чтобы решить некоторые эмоциональные трудности и избежать беспокойства.Изначально это было решением Фрейда комплексам Эдипа и Электры: отождествить себя с родителем того же пола и попытаться стать таким, как он или она.

Отмена

Защитный механизм «отмены» основан на представлении о том, что можно исправить, исправить допущенные ошибки. По сути, это включает в себя чувство вины и попытку что-то сделать, чтобы устранить вред, который мог быть причинен. Он пытается повернуть вспять или избавиться от чувства, действуя противоположным или компенсирующим образом.Самый простой пример работы этого защитного механизма — извинение.

Фрейд использовал отмену для объяснения некоторых обсессивно-компульсивных действий, например, когда юноша декламировал алфавит задом наперед, чтобы исправить свой грех сексуальных мыслей и чувств.

Вывод

Отстранение включает отстранение от всего, что несет напоминания о болезненных или стрессовых мыслях и эмоциях. Поскольку нормальная социальная жизнь включает в себя множество ситуаций, связанных с болезненным событием, и друзья или коллеги могут задавать неудобные вопросы, использование ухода означает конец социальной жизни.Более того, даже телевидение или литература могут содержать изображения или сцены, вызывающие болезненные эмоции или стрессовые мысли, и поэтому следует избегать многих обычных занятий. Отстранение — один из самых серьезных защитных механизмов, потому что он может привести к чувству отчуждения и одиночества, которые вызывают еще большее беспокойство и боль. В сочетании с фантазией отстранение может парализовать жизнь.

Неадаптивное использование

Защитные механизмы полезны и полезны при правильном использовании. Однако при неправильном или чрезмерном использовании те же защитные механизмы также могут быть нездоровыми.

Неадаптивное использование защитных механизмов может происходить во множестве случаев, например, когда они становятся автоматическими и не позволяют людям реализовывать свои истинные чувства и мысли. Частое или постоянное использование защитных механизмов мешает проверке реальности. Отрицание и параноидальная проекция считаются психотическими по своей природе, поскольку их повторное использование может привести к тому, что люди потеряют связь с реальным миром и своим окружением и, следовательно, изолируют себя от реальности и живут в мире, созданном по их собственному замыслу.

Защитные механизмы также могут быть вредными, если:

  • Слишком мало средств защиты, которые можно использовать для борьбы с угрозами;
  • Слишком много активности Супер-Эго, что приводит к использованию слишком многих защит.

Заключение

Есть два основных способа справиться с угрозами:

  1. избегать, подавлять, отрицать, смотреть в сторону, убегать от ситуации или позволять кому-то другому взять на себя вину;
  2. приближается, узнает больше и берет на себя ответственность.

Первый метод может включать использование защитных механизмов, таких как отрицание, подавление / подавление, отстранение или проекция. Второй метод может включать использование защитных механизмов рационализации, сублимации, идентификации, компенсации и уничтожения. Однако подходить к ситуации и брать на себя ответственность по-прежнему можно нездоровыми способами.

Как правило, первый способ снижает стресс, а второй увеличивает шансы справиться с ситуацией. Таким образом, первый способ более эффективен, когда ситуация находится вне нашего контроля, второй способ работает, когда есть что-то, что можно сделать с проблемой.Большинство людей используют оба способа в зависимости от ситуации, но, как правило, предпочитают другой способ. У каждого есть свои недостатки: больше стресса и беспокойства для «приближающихся» и недостаточная осведомленность для «избегающих».

Фрейд считал защитные механизмы необходимыми, но он считал большинство из них отрицательными, и единственным положительным из них была сублимация. Многие исследователи продолжили эту точку зрения, заявив, что большинство защитных механизмов связаны с ложью, и единственное, что они делают, особенно при постоянном использовании, — это создают больше проблем.

Основная проблема с защитными механизмами заключается в том, что, если они используются в течение длительного времени, они могут стать автоматическими и отделить человека от его истинных чувств и от реальности. Однако, как было замечено, сублимация, подавление, отмена и идентификация могут использоваться здоровым образом для решения проблем. Другие механизмы, которые могут быть полезны для краткосрочной адаптации к конкретной ситуации (но не здоровой в долгосрочной перспективе), — это интеллектуализация, подавление, вытеснение и диссоциация.

Защитные механизмы сами по себе не являются ни хорошими, ни плохими. Все зависит от того, как и как долго они используются. Защитные механизмы часто необходимы и используются, чтобы защитить себя от боли. Однако обычно это временное решение, и в конечном итоге приходит к точке, когда им приходится сталкиваться с реальной ситуацией. Если человек отказывается сделать это, он пересекает очень тонкую грань между здоровым и нездоровым использованием этого психологического «обезболивающего», точно так же, как пациент может стать зависимым от медицинских обезболивающих, используемых для лечения физической боли.Однако окончательным решением является устранение причины боли, а в случае психологической боли следует надеяться, что будущие человеческие общества будут обладать пониманием и способностью заботиться и лелеять всех своих отдельных членов таким образом. что защитные механизмы больше не нужны.

Список литературы

  • Американская психиатрическая ассоциация. 1994. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам DSM-IV . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация.ISBN 08629
  • Бори, К. Джордж. 1998. Анна Фрейд. Проверено 28 февраля 2018 г.
  • Крамер, Фебе. 2006. Защита себя: механизмы защиты в действии . Гилфорд Пресс. ISBN 1593852983
  • Фонаги П. и М. Target. 2003. Психоаналитические теории: перспективы психопатологии развития . Рутледж. ISBN 0415934885
  • Фрейд, А. 1993. Эго и механизмы защиты. Карнак Букс. ISBN 0946439850
  • Грей, Пол.2005. Эго и анализ защиты . Джейсон Аронсон. ISBN 076570336X
  • Vaillant, George E. 1977. Адаптация к жизни . Бостон, Массачусетс: Маленький, Браун. ISBN 0316895202
  • Vaillant, Джордж Э. 1992. Механизмы защиты эго: руководство для клиницистов и исследователей . Американское психиатрическое издательство. ISBN 0880484047

Внешние ссылки

Все ссылки получены 28 февраля 2018 г.

Кредиты

New World Encyclopedia писатели и редакторы переписали и завершили статью Wikipedia в соответствии со стандартами New World Encyclopedia .Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, участников, так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних публикаций википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в Энциклопедию Нового Света :

Примечание. Некоторые ограничения могут применяться к использованию отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

Преподавание клинической психологии — механизмы защиты

Ниже я раздаю студентам раздаточный материал, который мы используем для обсуждения некоторых типичных защитных механизмов. После обсуждения я разбиваю студентов на небольшие группы, чтобы они могли разработать ролевые игры, демонстрирующие эти защиты. Инструкции для этих ролевых игр описаны в конце раздаточного материала.

Защитные механизмы

Защитные механизмы защищают нас от осознания мысли или чувства, с которыми мы не можем мириться.Защита позволяет лишь косвенно выражать бессознательную мысль или чувство в замаскированной форме. Допустим, вы злитесь на профессора, потому что он очень критичен к вам. Вот как различные защиты могут скрыть и / или трансформировать этот гнев:


Отрицание : Вы полностью отвергаете мысль или чувство.

«Я на него не сержусь!»

Подавление : Вы смутно знаете о мысль или чувство, но постарайтесь это скрыть.

«Я постараюсь быть с ним вежливым».

Формирование реакции : Вы превращаете чувство в его противоположность.

«Я думаю, он действительно великолепен!»

Проекция : Вы думаете, что у кого-то есть ваши мысли или чувства.

«Этот профессор меня ненавидит».
«Этот студент ненавидит проф.»

Displacement : Вы перенаправляете свои чувства на другую цель..

«Ненавижу эту секретаршу».

Рационализация : Вы придумываете различные объяснения, чтобы оправдать ситуацию (при этом отрицая свои чувства).

«Он так критичен, потому что он пытается нам помочь сделай все, что в наших силах «.

Интеллектуализация : Тип рационализации, только более интеллектуальный.

«Эта ситуация напоминает мне о том, как Ницше сказал, что гнев онтологическое отчаяние.»

Отмена : Вы пытаетесь повернуть вспять или отменить свое чувство, ДЕЛАЯ что-то, что указывает на противоположное чувство. Это может быть «извинение» за чувство, которое вы считаете неприемлемым внутри себя.

«Думаю, я дам это профессор яблоко «.

Изоляция аффекта : Вы «думаете» о чувстве, но на самом деле не чувствуете его.

«Думаю, я злюсь на его, вроде того.»

Регрессия : Вы возвращаетесь к старому, обычно незрелому поведению, чтобы успокоить свои чувства.

«Давайте стрелять шарами в люди! »

Сублимация : Вы перенаправляете чувство в продуктивную общественную деятельность.

«Я напишу стихотворение о гневе ».


** Защиты могут скрывать любые из множества мыслей или чувств: гнев, страх, печаль, депрессию, жадность, зависть, соперничество, любовь, страсть, восхищение, критичность, зависимость, эгоизм, величие, беспомощность.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.