Во что я верю во что я верую: Пьер Шоню — Во что я верую » Электронные книги купить или читать онлайн

Во что я верю во что я верую: Пьер Шоню — Во что я верую » Электронные книги купить или читать онлайн

Содержание

Молитва Символ веры | Текст и объяснение смысла

Молитва Символ веры — краткое и точное изложение основ христианского вероучения, составленное и утвержденное на 1-м и 2-м Вселенских Соборах.

Что такое молитва «Символ веры»?

Весь Символ Веры состоит из двенадцати членов, и в каждом из них содержится особая истина, или, как еще называют, догмат нашей православной веры.
1-й член говорит о Боге Отце, 2-й по 7-й члены говорят о Боге Сыне, 8-й — о Боге Духе Святом, 9-й — о Церкви, 10-й — о крещении, 11-й и 12-й — о воскресении мертвых и о вечной жизни.

Текст молитвы «Символ веры»

По-церковнославянски

По-русски

 1. Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым.  Верую в единого Бога Отца, Вседержителя, Творца неба и земли, всего видимого и невидимого.
2. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша.  И в единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единородного, рожденного от Отца прежде всех веков: Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, не сотворенного, одного существа с Отцом, Им же все сотворено.
 3. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася.  Ради нас людей и ради нашего спасения сшедшего с небес, и принявшего плоть от Духа Святого и Марии Девы, и ставшего человеком.
 4. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна.  Распятого же за нас при Понтийском Пилате, и страдавшего, и погребенного.
 5. И воскресшаго в третий день по Писанием.  И воскресшего в третий день согласно Писаниям.
 6. И возшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца. И восшедшего на небеса, и сидящего по правую сторону Отца.
 7. И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца.  И снова грядущего со славою, чтобы судить живых и мертвых, Его же Царству не будет конца.
 8. И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном спокланяема и сславима, глаголавшаго пророки.  И в Духа Святого, Господа, дающего жизнь, от Отца исходящего, с Отцом и Сыном сопокланяемого и прославляемого, говорившего через пророков.
 9. Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.  В единую святую, соборную и апостольскую Церковь.
 10. Исповедую едино крещение во оставление грехов.  Признаю одно крещение для прощения грехов.
 11. Чаю воскресения мертвых,  Ожидаю воскресения мертвых,
 12. и жизни будущаго века. Аминь.  и жизни будущего века. Аминь (истинно так).

 

Икона «Символ веры»

Как поется «Символ веры» на Литургии

Валаамский хор

Толкование молитвы «Символ веры»

Лосский Владимир Николаевич

Толкование на Символ веры

Блаженный Августин, епископ Иппонийский

О Символе Веры

Протоиерей Александр Шмеман

Объяснение «Символа веры»

протопресвитер А. Шмеман

1. Введение

В жизни христианской Церкви с давних пор занимал и продолжает занимать особое место так называемый Символ веры: сравнительно краткое исповедание того, во что верит Церковь. Слово «символ» в его первоначальном значении можно перевести так: то, что «держит вместе, соединяет, содержит». Так вот, Символ веры именно со-держит все эти истины, которые — верит Церковь — необходимы для человека, для полноты его жизни и для спасения от греха и духовной гибели.

Исторически Символ веры возник из подготовления новообращенных, т. е. вновь уверовавших, готовящихся ко вступлению в Церковь, к таинству крещения. В древности принимали крещение, главным образом, взрослые. Как и в наши дни, люди приходили к вере, принимали Христа, желали вступить в Церковь, стать членами церковной общины -каждый в итоге своего особого пути. Ибо всякое обращение, всякая встреча человека с Богом — есть тайна благодати Божией, проникнуть в которую нам не дано. Одни приходят к Богу в страдании и горе, другие в радости и счастье. Так было, так будет всегда.

Зарождение веры в душе человеческой есть тайна. И, однако, сама вера во Христа приводит человека к Церкви, к общине тех, кто верит во Христа. Сама вера ищет и требует единства верующих, которые именно этим своим единством, любовью друг ко другу свидетельствуют перед миром, что они ученики и последователи Христа. «Посему узнают все, что вы Мои ученики, — сказал Христос, — если будете иметь любовь между собою». Любовь и единство веры, про которое ап. Павел говорит, что оно составляет главную радость христиан: «я весьма желаю увидеть вас, — пишет он христианской Церкви в Риме, — чтобы утешиться с вами общей верой, вашей и моей…»

Христианская жизнь новоуверовавшего начиналась, таким образом, с того, что его приводили к епископу местной Церкви, и тот начертывал рукою крест на лбу нового христианина, как бы ставя на нем метку Христову. Человек пришел к Богу, поверил во Христа. Теперь, однако, надлежит ему узнать содержание веры. Он становится учеником его начинают, как говорится в церковных книгах, оглашать. Ибо христианство — это не эмоция, не просто чувство, нет, это — встреча с Истиной, это — трудный подвиг приятия ее всем существом. Как человек, страстно любящий музыку, для того, чтобы исполнять ее, должен пройти через трудное обучение, так и поверивший во Христа, полюбивший Христа должен теперь осознать содержание своей веры и то, к чему она обязывает.

Накануне праздника Пасхи — ибо в ранней Церкви крещение совершалось в пасхальную ночь, — каждый готовящийся к крещению торжественно читал Символ веры, совершал «отдачу» его, исповедовал его приятие и свое вступление в единство веры и любви. У каждой большой местной Церкви — Римской, Александрийской, Антиохийской — был свой крещальный символ веры, и, хотя все они были повсюду выражением единой и неразделимой веры, в стиле, фразеологии они разнились между собою. В начале IV века в Церкви возникли большие споры, касавшиеся основного христианского учения о Христе как Боге. В 325 г. в городе Никее собрался первый Вселенский Собор, и на нем был выработан общий, единый для всех христиан Символ веры. Спустя несколько десятилетий, на втором Вселенском Соборе, в Константинополе, Символ веры был дополнен и получил название Никео-Царьградского, общего для всей вселенской Церкви. Наконец, третий Вселенский Собор, в Ефесе в 431 году, постановил, чтобы этот символ оставался навеки неприкосновенным чтобы, иными словами, не делалось к нему больше дополнений.

С тех пор вселенский Символ веры поется или читается в Церкви на каждой литургии. Он есть всеобщее, для всех обязательное выражение Церковью своей веры. И потому всякий, желающий узнать, во что верит Церковь, в чем наша вера, в чем та Истина, которую несет христианство миру, — ответ на это находит в Символе веры.

2. Верую…

Остановимся на том слове, с которого начинается Символ веры. Слово это — верую. Оно определяет собою всю тональность Символа веры, его духовную исключительность и единственность. Поэтому, хотя слово это кажется знакомым и понятным, в него нужно вдуматься, его нужно заново открыть и постоянно открывать для себя каждому из нас.

Итак, что говорю я, или, лучше сказать, — о чем говорю, когда произношу слово верую? Мне кажется, достаточно задать этот вопрос, чтобы ощутить, прежде всего, глубочайшее отличие самого слова «верую» от всех других, которыми я выражаю содержание моего внутреннего «я».

Когда я говорю — «я думаю», и мне и другим понятно, о чем идет речь: о направленности моего сознания на тот или иной объект. Сказать — «я думаю, что есть Бог» — это значит высказать некую догадку, построенную на тех или иных предпосылках. . . Когда я говорю «я знаю, убежден, ощущаю» — я остаюсь в пределах вполне объяснимых, разумных, ничего загадочного в себе не содержащих состояний моего сознания. Ни к одному из этих состояний слово «верую» неприменимо, так как оно для них не нужно. Сказать «я верую, что идет дождь» — просто глупо, так как тут я имею дело с объективным фактом.

Таким образом, очевидно, что слово верую относится только к тому, что во мне и вне меня — лишено очевидности. К тому, иначе говоря, что лишено и чувственной очевидности, и очевидности рациональной, и, наконец, очевидности фактической.

А вместе с тем, и тут мы подходим к самому главному, слово верую не только существует, и, следовательно, соответствует, хотя бы во мне, чему-то реальному и наполнено внутренней силой, т. к. не нуждается в подпорках извне. Я говорю «верую» только про то, что глазами не вижу, ушами не слышу, руками не трогаю, к чему не имеет отношения никакое «дважды два четыре», но во что я верю и что этой верой я знаю.

«Бога никто никогда не видел. ..». для верующих вера отлична от всего, так в том суть ее, что направлена она на то, что «просто» знать и «просто» доказать невозможно. В этом смысле веру можно назвать и

чудом и тайной. Чудом ощущает ее, прежде всего, сам верующий. Действительно, откуда в душе, откуда в сознании эта одновременно радостная и страшная несомненность присутствия, встречи, дух захватывающей любви? Словно не я, а какая-то сила во мне говорит верую в ответ на эту встречу. Я не могу объяснить ее словами, т. к. слова -все о земном, о фактах, о видимом и осязаемом. А опыт веры — так очевидно – опыт свыше — и как выразить, передать его? Словно не я куда-то пришел, а кто-то пришел ко мне, прикоснулся к моему сердцу: «се стою у двери и стучу!»… этот стук, это пришествие ощутила душа и радуется и знает…

Чудо и, следовательно, тайна. Вера — это прикосновение к тайне, узрение другого измерения, присущего всему в мире. В вере оживает тайный смысл жизни. За гладкой, объяснимой, однозначной поверхностью вещей начинает светить их подлинное содержание. Сама природа начинает говорить и свидетельствовать о том, что над нею, внутри нее, но отлично от нее. Говоря самыми простыми словами — вера видит, знает, ощущает в мире — присутствие Бога. Она, по утверждению апостола Павла, есть «обличение вещей невидимых», и действительно — для верующего все в жизни и сама жизнь начинает ощущаться как

явление. «Небеса поведают славу Божию, творение рук его возвещает мир». Это — не поэзия, это голос, это свидетельство веры. Чудо, тайна, знание, радость, любовь. Все это звучит в слове «верую!» — одновременно и ответ и утверждение. Ответ Тому, кто возлюбил меня, утверждение моего принятия этого происшествия реальности этой встречи. «Верую!» — и дальше весь Символ веры — рассказ, свидетельство о том, что узнала в этой встрече душа.

3. Во единого Бога Отца…

Верую во единого Бога. Это исповедание единого Бога есть начало всех начал, основа всех основ христианства. Христианство вошло в мир, в котором царило многобожие. Ибо дохристианский человек Богом называл и обожествлял природу, т. е. многообразие действующих в ней сил. «Мир полон богов», — сказал греческий философ Фалес, и это, в переводе на теперешний язык, означало, что в мире действует множество сил и «законов».

Христианство своею проповедью, своим исповеданием единого Бога восставало против обожествления мира. Единый Бог — это значит, что все силы, вся жизнь, все «законы», все то, что живет в мире, и сам мир — от Бога, но не Бог. Язычество, многобожие чувствовало божественный источник мира, но не знало Бога. Его «Боги» были всего лишь отображением самого мира. Отсюда в многобожии — соперничество «богов», отсюда идолопоклоннический, магический характер язычества.

Поэтому провозгласить, исповедать единого Бога — значит утвердить примат духовного, высшего бытия, которое одно способно явить смысл каждого явления жизни.

И сразу же Символ веры называет этого единого Бога — Отцом. «Верую во единого Бога Отца…». Ибо если слово Бог означает абсолютную высоту Божества, Его абсолютное превосходство над миром, опыт Бога, как Высшего, Недостижимого, другого, то именование Бога Отцом утверждает не только связь Бога с миром, но и такую связь, сущность которой в любви, близости и заботе. Если христианство отвергает многобожие и провозглашает Бога как абсолютное бытие, то с такой же силой отвергает и то восприятие Бога, которое называется деизмом. Это понимание Бога как «причины», или, по знаменитой аналогии Вольтера, как Часовщика, создавшего сложный механизм, приведшего его в движение, но в самом движении уже не участвующего.

Именно такое — отвлеченное, чисто философское – понимание Бога и отвергается в именовании Его Отцом. Отец дарует жизнь, но продолжает любить свое создание, заботиться о нем, участвовать. Про Бога сказано в Евангелии, что «Он любовь есть». И потому в этом именовании Бога Отцом — уже заложена, уже выражена и наша ответная к Нему любовь, наше доверие, наше любовное, сыновнее Ему послушание.

Назвав Бога Отцом, Символ веры исповедует Его и как Вседержителя. «Верую в Бога, Отца Вседержителя». Словом этим выражаем свою веру в то, что Бог, которого называем мы Отцом, содержит в Своем промысле — всю жизнь, или лучше сказать, — что все в мире Его, все от Него, все живет Им.

Ни на что не положило христианство столько усилий, как на борьбу с так называемым дуализмом, с верой многих христианских религий в существование двух начал: светлого и темного, хорошего и злого. Дуализм возник из опыта страдания, зла, уродства, царствующих в мире. Поскольку же страдание, зло, в понимании дуалистов, — от материи, то от нее нужно бежать в чистую духовность. «Материя» — от зла, она есть зло… далее мы еще будем говорить о том, как понимает христианство зло, разлитое в мире, созданном благим и светлым Богом. Сейчас подчеркнем только, что понимание это исключает какой бы то ни было дуализм.

Мир создан любовью. И если отпадает от любви, то это именно падение, а не сущность мира.

И, наконец, исповедует Символ веры Бога Отцом, Вседержителем и «Творцом неба и земли, видимого же всего и невидимого». Мир сотворен, источник его в Боге. Он не сам из себя, не случайное сцепление клеточек, не абсурд. Он осмыслен, у него есть начало и есть цель, и все в нем отнесено к высшей Божественной мудрости: небо и земля, видимое и невидимое. «И увидел, что это хорошо. ..». Этим исповеданием отвергается всякое упрощенное понимание мира, всякое сведение его к чистой «объективности». Созданный Богом, мир отражает Божественную мудрость, Божественную красоту, Божественную истину. Все от Бога, все пронизано высшим смыслом — и в этом, как мы увидим дальше, — и радость, но и трагизм мира и жизни в нем.

4. И во единого Господа, Иисуса Христа…

Слово или титул Господь, по-гречески — Kupios, означало в эпоху возникновения христианства — вождя, наделенного Божественной властью и силой, посланного Богом, во имя Божие, чтобы править миром. Титул этот присвоили себе римские императоры, чтобы подчеркнуть Божественный источник своей власти.

И именно этот титул не признавали за императором христиане, не боясь ни смерти, ни преследований, утверждая, что у мира один Господь, один носитель. Божественной власти и что Господь этот — Иисус Христос. И за это, за этот отказ, Римская Империя на протяжении двухсот лет преследовала христиан. Но потому с этого слова и следует начать объяснение христианской веры во Христа.

«Верую во Единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия Единородного». Произнося эти слова, мы сразу оказываемся в самой сердцевине христианства, его «уникальности». Вера во единого Бога присуща всем большим религиям — исламу, иудаизму и тому расплывчатому «деизму», т. е. признанию высшего Божественного начала и источника жизни, которое распространено среди миллионов людей, не причисляющих себя ни к какой исторической или традиционной религии.

От всех этих религий христианство отличается тем, что, одновременно с чистейшим монотеизмом, т. е. верой во единого Бога, оно той же верой обращено ко Христу: к Человеку, по имени Иисус, жившему в Палестине около двух тысяч лет тому назад, жизнь которого: пришествие, учение, смерть — записаны в книге, называемой Евангелием — т. е. благой и радостной вестью, составленной четырьмя евангелистами: Матфеем, Марком, Лукой и Иоанном.

Христос. Произнося это слово, мы привычно соединяем два имени — Иисус Христос, и забываем, что если первое имя – Иисус – есть действительно человеческое имя, довольно частое в Палестине той эпохи, то второе — Христос — титул, означающий Помазанник. Слово это переведено с древне — еврейского Мессия. Через все книги Ветхого Завета проходит пророчество о том, что Бог пошлет в мир Мессию, Помазанника, т. е. Человека, которого Он, Бог, облечет божественной властью, наполнит Своим духом и пошлет для того, чтобы возвестить людям свою волю, спасти их от греха и зла, соединить навек с Собою.

Как царей и пророков помазывали елеем, символом духовной силы, так и этот Божественный посланец будет Мессией. Ожидание Мессии особенного напряжения достигло как раз в эпоху, описанную в Евангелии. Первое утверждение Евангелия в том и состоит, что Человек Иисус, начавший проповедь Свою в Палестине, и есть Мессия, Помазанник Божий — Христос. Тот, Кого ждали, о ком молились и кого провозглашали все пророки, пришел. Человек Иисус — есть Христос. Таково начало христианской веры.

5. ….И во единого Господа, Иисуса Христа, Сына Божьего единородного, иже от Отца рожденного прежде всех век. Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденного, не сотворенного, единосущного Отцу, имже вся быша…

И, наконец, последнее, все собою увенчивающее, все обнимающее откровение: этот Господь, этот Христос, Которого послал Бог в мир, как Свою любовь и Свое спасение, — есть Сын Божий Единородный. Я нарочно говорю — откровение. Ибо все остальные слова: Господь, Христос, Помазанник — мы находим в истории спасения, они все еще могут быть ограничены человеческим, тварным.

Но явить во Христе Сына Своего Единородного может только Бог, только Отец. И в день, когда Иисус Христос приходит креститься у Иоанна Предтечи, в смиренном послушании Богу, Бог открывает эту тайну нам:

И было в те дни, пришел Иисус из Назарета Галилейского
И крестился от Иоанна во Иордане,
И когда выходил из воды, увидал Иоанн разверзающиеся небеса.
И духа, как голубя, сходящего на Него.
И глас с небес: Ты сын мой возлюбленный,
В котором Мое благоволение.

Тут кончается спор. Ибо не с кем спорить. Здесь тайна, а о тайне не спорят, ее открывает нам Бог. Он не нуждается ни в «утверждении», ни в оправдании. Вся история мира, история спасения вела к этому Божественному Откровению, к этому дару любви и света, и всякий, кто от света, приемлет их. Христос есть Сын Божий, Христос есть Бог. И мы верим в это, потому что мы верим Отцу и верим Христу. Ибо «так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную».

Символ веры прибавляет: «в Сына Божия Единородного». Это значит, что Христос — Сын Божий не в том общем смысле, в каком все люди, поскольку сотворены они Богом, могут быть названы детьми Божьими, а в смысле единственном и исключительном слова единородный, т. е. единственный, один, — не сотворенный, а рожденный от Отца прежде всех век. Так учил Христос о Себе, и эту веру мы принимаем от Него. Мы верим Ему. И в этой вере Бог перестает быть отвлеченной идеей. Он раскрывается как Отец Сына своего единородного, потому что Он вечная Любовь к Сыну, вечная радость о Нем, вечная Ему самоотдача: «…Отец любит Сына, — говорит Христос, — и все отдал Ему…». Также и Сын: вечная любовь, послушание, вечная самоотдача любви.

Да, изнемогает наш ум, наш падший и ограниченный рассудок. Изнемогает перед глубиной, величием и – по-человечески — непостижимостью этой тайны. Но именно эту тайну возвещает нам Христос: совсем другое, новое для нас и неслыханное учение о Самом Боге. И вот на это Церковь не перестает утверждать, что Христос — «Свет от Света, Бог истинный от Бога истинного.

Тут, в этом неслыханном учении, проходит черта между теми, кто эту веру принимает и ею живет, и теми, кто не принимает, говоря, что хотя Христос и принес людям замечательное, возвышенное моральное учение, Сам Он — человек, а не Бог. Я останавливаюсь на этом выборе, потому что он, вне всякого сомнения, определяет собою все наше понимание христианства. Можно сказать так: либо мы принимаем Евангелие целиком, принимаем все учение Христа, как дано оно нам в Евангелии. Либо, подобно Толстому, что-то принимаем в нем, а что-то отбрасываем. Принимаем то, с чем согласны, что «понимаем», но отвергаем то, чего не понимаем. Только нужно понять, что, если мы выбираем второй подход, мы самих себя делаем судьями Евангелия, и, что еще страшнее, считаем, что Христос ошибся и учил неправде. Но если Он в чем-то ошибался и учил неправде, то какова ценность других Его слов и всего Его учения? Если читать Евангелие непредвзято, то не может быть никаких сомнений в том, что Христос сознавал себя Сыном Божиим, посланным в мир Отцом, чтобы спасти мир. И в этом весь смысл Евангелия, т. е. той благой вести, которую ученики Христа разнесли по всему миру, той тайны, которую Иисус Христос возвестил и явил миру.

Поэтому с приятия именно этой тайны и начинается христианская вера, и в вечном углублении в нее состоит христианская жизнь.

В чем же состоит тайна, которую отцы и учители Церкви называли пресветлой и прерадостной? Ответ на этот вопрос укладывается в одно слово, и слово это — любовь. Про Бога в Евангелии сказано, что Он есть Любовь. Не то что среди Божественных «качеств» есть и призыв к любви, а сам Бог есть Любовь. Но нет любви без любящего и любимого и их единства. И если эта любовь абсолютна, то и воплощается она в единстве абсолютном, так что любящий может сказать: мы — едины, мы — одно.

Поэтому можно сказать так: если Богом мы называем совершенное Бытие, если совершенство раскрыто нам, как Любовь, если «Бог любовь есть», то тогда Бог не есть одиночество, этакое вечное Я — без вечного Ты. Нет, Бог есть абсолютное, всеблаженное единство Любящего, Любимого и любви, или, как Им самим раскрыто нам: Отца, Сына и Святого Духа.

«Отче! — говорит Христос в ночь предательства. — Да будут все едино — как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в нас едино — да уверует мир, что Ты послал Меня». Вот смысл слов Символа веры о Сыне Божием единородном.

6. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшего с небес…

Остановимся прежде всего на слове спасение. Остановимся потому, что здесь мы имеем дело с понятием, которое каждому верующему известно, к которому он так привык что оно перестало звучать для него во всем своем смысле. Поэтому нужно подчеркнуть, что христианство — это религия спасения. А это значит — не просто «улучшения» жизни, помощи в житейских невзгодах, раскрытия отвлеченных норм и принципов поведения, а именно спасения. Спасение предполагает гибель. О спасении, а не об утешении и утешительных словах молит тонущий человек, или человек, дом которого охвачен пламенем, или человек, летящий в пропасть. Между тем, именно ощущение гибели — и потому — переживания христианства как спасения — как бы выдохлось за долгие века христианства и подавляющее большинство христиан хотя по привычке и повторяет слова «Спаситель», «спасение» и мольбу «спаси нас», внутренне, подсознательно переживают их по-иному, не так, как переживали христиане вначале.

В самом христианстве произошла своеобразная подмена слов, или лучше сказать — не слов — ибо слова-то остались те же самые, — а смысла слов, их звучания. Произошла эта подмена потому, что мы перестали ощущать себя существами действительно гибнущими, существами, чья жизнь неумолимо стремится к бессмысленному распаду, которая поглощается злом, бессмысленностью, ужасом умирания и смерти, животной борьбой за существование, страшной похотью власти, войной всех против всех, ложью, отравляющей самые истоки жизни, серостью и приговоренностью всех к смерти, то есть всем тем, что пытается, и, увы, с успехом, заглушить, замазать наша так называемая «цивилизация». Всего этого мы научились как бы не замечать, а то уж очень страшно жить. Все это мы научились заговаривать суетой повседневной жизни. Нет, не случайно все громче гремит оглушающая шумная музыка, ускоряется ритм жизни, все увеличивается число новостей, которыми глушат нас день за днем. Это человечество, боящееся остановиться, боящееся задуматься, боящееся остаться наедине с собою и увидеть гибель, страх, ненависть и зло как саму жизнь, к которой мы приговорены. Между тем, именно таково ощущение, образ жизни в Евангелии. Христос приходит к людям, «сидящим во тьме» и «сени смертной». Вот первое определение в Евангелии судьбы человеческой. Радость рождественской ночи сразу же омрачена. Ирод хочет убить Младенца и для этого убивает множество младенцев, и вот, пишет евангелист Матфей: «глас в Раме слышен, плач и рыдание, Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет…».

Только о любви, только о прощении проповедует Христос. Но откуда же эта ненависть, сгущающаяся вокруг Него и приводящая Его, безысходно, неумолимо, на крест? В центре Евангелия этот ужас предательства, измены, страшной злобы, пота, падающего на землю, как кровь. Человека, который в предсмертной муке «начал ужасаться и тосковать», вопя со креста: «Боже мой! Боже мой! Почему Ты меня оставил?» — предает от страха перед толпой Пилат, издеваются, бьют, плюют римские солдаты, издеваются фарисеи, вопит народ – распни, распни Его!- вот в Евангелии образ мира и жизни. Достаточно на минуту задуматься, чтобы увидеть что все это всегда было, всегда есть, что в мире царит и жизнью управляет гибель. И если не вернуться именно к этому ощущению, если не начать с него, то нет смысла в христианстве и ему, в сущности нечего сказать людям. Ибо только раскрывая глубину и ужас гибели, христианство раскрывает себя, — или, вернее, Христа Его учение и Его призыв — как спасение. Спасение не от того или другого а спасение самой жизни, так безнадежно оторвавшейся от собственного своего содержания от Бога, от света, от неба, от Истины, от вечности, и в отрыве этом ставшей страшным и зловонным кишением людей, одинаково приговоренных к бессмысленной гибели. Все это и исповедуем мы, когда произносим в Символе веры простые и вечные слова: «Нас ради человек и нашего ради спасения». Ради нас, для меня, для тебя, для каждого в отдельности и для всех вместе; для нашего спасения. Каждый раз, повторяя это утверждение мы утверждаем также и наше знание гибели.

Многие хотели бы удалить из христианства эту связь: спасение от гибели, спасение, потому что гибель. Многие хотели бы как бы «обезвредить» христианство сделать его придатком к жизни, бытом, древностью добрым обычаем. Но как нельзя убрать из Евангелия крест и распятие так не убрать из христианства этого соотношения гибели и спасения. Можно сказать: всякая подлинная встреча со Христом раскрывает мне, прежде всего, тьму, гибельность и бессмысленность моей жизни. Я вижу Христа и потому, что я вижу Его, я понимаю, что та жизнь, которой я живу, не та, не настоящая жизнь, а жизнь, пронизанная гибелью, осужденная на гибель. И вера моя в Него, во Христа с того начинается, что каким-то таинственным и необъяснимым и, тем не менее, самоочевидным для меня образом, я узнаю, что только Он, Христос, может спасти меня, что только Он, только у Него, только в Нем спасение и мое, и ближних, и всех, и всего. «Нас ради человек и нашего ради спасения». Так все Евангелие, вся вера отнесены этими словами Символа веры ко мне и к моей жизни. И только ощутив это всем существом, я оказываюсь способным задуматься над тем, в чем состоит спасение.

7. И воплотившегося от Духа Свята и Марии Девы и вочеловечившегося…

От Духа Святого и Марии Девы. Я думаю, для неверующих, для людей, внешних христианству, нет большего камня преткновения и соблазна, чем вера христиан в то, что Иисус Христос родился от Девы. От веры в это, увы, отказались даже многие христиане, особенно те протестантские ученые, которые изучают Евангелие и веру «научно» и которым вера в Матерь-Деву кажется неприемлемой, кажется насилием над умом, суеверием. Не сомневаются, смиренно принимают это евангельское учение люди простые и те, кто сам смиренен. И не только принимают, но принимают как радостный дар, как светлую и радостную тайну, которую Богу угодно было нам раскрыть. А так как доказать «действительность» этого безмужнего зачатия и рожденья невозможно, и мы либо верим, либо не верим в него, либо смиренно принимаем, либо, так сказать, «принципиально», во имя науки и от имени разума отвергаем его, то и говоря о нем, мы можем попытаться всего лишь поведать, что дает эта вера нашему сознанию, нашему сердцу что открывает она нам на глубине. Конечно, вера в рожденье Христа от Девы, провозглашенная в Евангелии, снова и остро ставит вопрос об уме, о разуме и о границах того научного подхода ко всем явлениям, который разум наш только и знает и в котором он действительно верховный судья. Вопрос этот так важен потому, что девство Божьей Матери, как называет Церковь Марию, Мать Иисуса, отвергается именно разумом. Разум говорит: этого не бывает, и потому этого быть не может, и потому этого не было. И потому это нужно вычеркнуть из Евангелия. Так что все сводится в конце концов к выбору: что выше — Евангелие или разум кто кого судит, кто кем проверяется — Евангелие ли разумом или разум Евангелием? Замечу сразу же, что дилемма эта относится совсем не к одному только утверждению веры — к рожденью Христа от Девы. Она относится, как мы отлично знаем, прежде всего, к самому Богу. Тот же разум та же наука не знает ни Бога-Творца, ни Бога-Любви, ни Бога-Спасителя. Ибо наука знает только то, что она может проверить и проверкой этой, как говорит философия, эмпирически доказать. Проблема следовательно, расширяется. Речь идет о том, существует ли сфера знаний, явлений жизни, которая не то что не подведомственна уму нет — христианство ставит ум очень высоко, — но в которой ум, во всяком случае, наш земной, человеческий ум, не имеет окончательной власти, не может и потому не должен выносить никакого окончательного суждения. Или еще так: есть ли у ума границы вне пределов которых он, если он только подлинный, так сказать, «умный ум», говорит: я не знаю. Я говорю «умный ум», потому что есть, вне всякого сомнения, глупый ум, и он-то обычно и кричит громче всех и считает себя всезнайкой. Настоящий ум, настоящий ученый об очень многом говорит: «я еще этого не знаю», и это незнание неизмеримо более достойно подлинной науки, чем кичливое всезнайство.

Так вот, христианская вера, христианство по отношению к уму занимает такую позицию: оно, во-первых, признает ум высшим даром Бога человеку, подлинно Божественным даром; оно, во-вторых, утверждает, что как и все в мире, как и весь человек, ум помрачен и ограничен грехом, и потому уже не все может познать и объяснить. И, наконец, в-третьих, оно считает, что ум может и должен быть просветлен, просвещен, углублен и возрожден верой. А для этого ум должен смириться, а это значит — допустить, что в мире действует не только он и не слепая и бездумная причинность, которую одну ум и постигает, а действует в мире Бог, о котором сказано, что Его пути не наши пути, Его мудрость не наша мудрость, и что Бог разрушает гордыню ума, утверждающего свое всезнайство. Но тогда как раз и отпадают все те возражения, о которых мы говорили в начале: этого не бывает, и потому это невозможно, это не соответствует известным нам законам природы, и потому этого не было, и так далее. Ибо как раз самые глубокие законы мира и неизвестны, неизвестна та его мистическая глубина, на которой ум встречается с действием в нем Бога-Творца, Бога-Любви, Бога-Промыслителя. Ведь вера и Церковь не утверждают совсем, что это «бывает» и что это «возможно», то есть дети могут рождаться без отца, от Девы. Вера и Церковь только утверждают, что это неслыханное, небывалое и для нашего падшего ума невозможное событие совершилось тогда, только тогда, когда на землю, в образе человеческом, пришел Сам Бог! Поэтому вера в девство Марии, Матери Иисусовой, зависит совсем не от того, «возможно» это или «невозможно», бывает или не бывает. Сама Церковь в одной из своих молитв утверждает: «чуждо матерям девство и чуждо девству материнство». Вера эта зависит только от того, верим ли мы, что Христос — Бог, пришедший на землю, к нам, «нашего ради спасения, нас ради человек».

Если верим, то понятной (нет, не голому разуму, а глубине нашего сознания) становится и тайна безмужнего рожденья. Ибо в этой тайне как раз и содержится вера Церкви во Христа, знание Его как Бога и Человека, как Бога, ставшего человеком, как Человека, исполненного Богом, обоженного. Нам не дано свести Бога на землю и Его вочеловечить. Это Божье решенье Божья инициатива, причина Его вочеловечения не в земном, не в одном из земных законов, но только в Боге. Христос — Сын Божий. Но человечество свое, плоть и кровь свою Христос принимает от нас, людей, и принимает от девы Марии, которой Духом Божиим, творческой силой Его и любовью дано стать Матерью и этим материнством навеки, навсегда и до конца породнить нас со Христом, Сыном Божиим, явить Его как одного из нас, как Сына Человеческого. Свободное решение Бога, творящего нового человека, свободное приятие человеком этого дара: вот смысл этой нашей веры, вот радость ее. Бог нисходит с неба, чтобы человек поднялся на небо. Через Иисуса Христа — мы дети Божии, через Марию — Христос с нами, в нас, наш брат, наш сын, наш Спаситель. Все это и выражено в кратком исповедании Символа веры: «и воплотившегося от Святого Духа и Марии Девы и вочеловечившегося…».

8. Распятого за нас при Понтийском Пилате…

Каков смысл этого упоминания в кратком перечислении всего того, во что верит Церковь, — Пилата? Почему одно это имя упоминается в связи с распятием смертью и воскресением Христа, одно имя среди бесчисленных имен людей, участвовавших в Осуждении и мучении невинного Учителя? На вопрос этот нужно дать два ответа одинаково для нашей веры важных, существенных центральных.

Первый ответ таков: имя Пилата упоминает потому, что, называя его, Церковь утверждает историчность тех событий, в которых исповедует она спасение мира и человека.

Есть и вторая причина для упоминания имени римского правителя в Символе веры, и она ясно указана в собственных словах Пилата, обращенных им, согласно Евангелию от Иоанна, к стоявшему перед ним Христу. Христос молчит. И Пилат спрашивает: «Почему Ты не отвечаешь мне? Разве ты не знаешь, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя?» Это значит, что земная судьба человека, стоявшего перед Пилатом, смерть и жизнь человека зависели от него, Пилата. И Пилат, как известно, знал, что нет никакой вины за этим человеком. «С этого времени, — пишет евангелист Иоанн, — Пилат искал отпустить Его», то есть Пилат искал случая, чтобы отпустить Христа, — и не отпустил. Не отпустил, так как боялся толпы, так как ему легче было угодить ей, предав на смерть невинного человека, чем, отпустив его, — рисковать волнениями, бунтом, доносами в Рим и тому подобным. Пилат был свободен. Его власть, говорит Христос, дана была ему свыше, и это значит — для правды, справедливо милосердия, защиты слабых. Пилат свободно выбрал зло. Был один момент, один, только один, — когда все зависело от него, и он это знал, и поступил сознательно против совести, против правды… Нет, тут не было рока, Пилат не был бессмысленным исполнителем чужой воли, игрушкой в чьих-то руках. Пилат был свободен. И именно эта свобода Пилата делает поступок его столь безысходно, столь страшно и абсолютно трагическим. Потому упоминание имени Пилата в Символе веры — это ( всегда, каждый день, на протяжении тысяч лет) — напоминание нам, каждому из нас, о том, что мы свободны. Эта минута, когда Пилат мог отпустить Христа или освободить его, — эта минута длится вечно, длится в жизни каждого из нас. Нет дня, когда не стояли бы мы перед выбором и не имели бы данной каждому из нас свыше власти по никогда не обманывающему голосу совести знать правду — и либо выбирать, либо отвергать ее. И эта свобода, эта возможность выбора делает саму нашу веру судом над нами.

В каждом человеке мы можем узнать образ Христа, и либо сделать добро, либо же предать Его — из страха, из слабости и малодушия, как тогда, в ту пятницу перед Пасхой, в час шестой сделал это Пилат. Только по отношению к этой свободе, которой никто не в силах отнять у нас, и решается наше спасение или же наша собственная духовная гибель. Христос нас спас, но сделать это Им дарованное спасение нашим спасением — мы можем только сами, только глядя на стоящего перед Пилатом, всеми брошенного, всеми преданного, всеми оставленного человека. «Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: се человек!» — не зная, что в словах этих единственный суд над нами, ибо каждый из нас свободен принять или отвергнуть и предать Его. Так, упоминая имя одного человека, Символ веры на веки веков раскрывает нам всю необъятную глубину человеческой свободы. Сам Бог стоит пред нами — не в величии и славе — ибо тогда мы подчинились бы ему и стали Его трусливыми рабами, нет — в терновом венце и багрянице. И только по отношению к нему мы свободны, как был свободен Пилат, и в этой свободе решаем каждый свою вечную судьбу.

9. Распятого…

В человеке Иисусе Бог снизошел к нам, соединил нас с собою, явил нам свою безмерную любовь, открыл нам доступ в вечное царство любви и света. И вот мир не принял и отверг Его, как говорит евангелист Иоанн Богослов: «Он пришел к своим, и свои Его не приняли.. .». Сошел с небес, и вот — распят. Воплотился, и вот — обречен на страдания. Вочеловечился — и вот убит и погребен. В этом противопоставлении, в этом столкновении любви с ненавистью, в столкновении встречи и отвержения, дара и неприятия раскрывает нам Символ веры христианское понимание, или -лучше сказать — христианское знание, христианский опыт зла, а также знание и опыт победы Христовой над злом, разрушения Им зла…

Первый вопрос: почему был Христос отвергнут? Откуда эта постепенно нарастающая ненависть к Нему, последнее выражение которой вечно звучит в страшном вопле толпы: «Распни, распни Его!»? Ведь с момента явления народу все служение Христа, вся Его проповедь — это одно сплошное воплощение любви, добра, сострадания и милосердия. Христос говорит о себе словами древнего пророка: «Дух Господень на Мне, ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу…». Христос идет через города и села, и толпы людей следуют за Ним, несут к Нему больных и страждущих, слушают Его и, казалось бы, окружают Его любовью и поклонением. Куда же девалась эта толпа, когда стоит Христос перед первосвященником, а затем перед Пилатом, когда бьют Его и издеваются над Ним римские воины, когда пробивают Ему ладони и ступни, пригвождая Его ко кресту? Или это — та же толпа, те же люди? Но тогда — что же претворило любовь в ненависть, поклонение — в отвержение? Вот Пилат говорит: «Я не нахожу в Нем никакой вины»; вот разбойник, распятый рядом с Христом, говорит: «Человек этот ни единого зла не сотворил…». Но все бессильно против страшного напора ненависти, желания, чтобы не было больше этого человека, чтобы Он был убит…

Смысл евангельского рассказа, если только вслушаться, вдуматься, вжиться в него, прост: Христа отвергают, Христа ненавидят, Христа распинают не за что-то одно, не за те выдуманные преступления, в которых лживо и клеветнически обвиняют Его перед Пилатом и которые, зная, что это ложь и клевета, отвергает и Пилат, тем не менее предавая Христа на позорную и страшную смерть. Нет, тут нет недоразумения, тут нет никакой случайности. Христа распинают только потому, что явленное в Нем добро и любовь, льющийся от Него ослепительный свет оказываются людям невыносимы. Невыносимы потому, что Его свет обличает зло, которым живут люди и которое они сами от себя скрывают. Ибо в том ужас падшего мира, что в нем зло не только царствует, но еще и выдает себя за добро, всегда скрывается за личиной добра. В мире царит круговая порука зла, выдающего себя за добро! Именем добра, свободы, заботы о человеке — и не тогда только, а всегда, и теперь, в наши дни- порабощают и убивают людей, обманывают, лгут, клевещут, разрушают; каждое зло только и кричит: я — добро! И не только кричит, но еще и требует, чтобы люди неустанно вопили в ответ: «Ты — добро, ты — свобода, ты — счастье!»

Зло не имело бы никакой победы, никакой власти в мире, если бы оно открыто являло себя как зло. Зло побеждает обманом, выдавая себя за добро. И этот обман дает возможность человеку оправдывать ненависть, убийство, рабство, ложь, уродство. Вот этот обман и обличает и раскрывает Христос. Раскрывает и обличает не только Словами Своими, а прежде всего Собою, Своим явлением, Своим присутствием Христос оказывается свидетелем, а каждый преступник знает, что прежде всего нужно уничтожить Свидетеля преступления, оградить круговую поруку зла. «И стали с того дня — со дня предательства и убийства Ирод и Пилат Друзьями». В этом коротком замечании евангелиста заключена вся страшная правда о зле.

Да, за Христом следовали толпы, пока Он помогал, исцелял, творил чудеса. И эти же самые толпы бросили Христа и кричали «распни Его!» Люди почувствовали страшным инстинктом зла, что в этом совершенном человеке, в этой совершенной любви — их обличение, что самой своей любовью, самим своим совершенством — Христос требует от них жизни, которой они не хотят, любви, правды, совершенства, которые для них невыносимы. Этого свидетеля нужно убрать, уничтожить.

Только вот — и в этом весь смысл, вся глубина креста и распятия — в этом видимом торжестве зла на самом деле торжествует добро. Ибо торжество добра начинается как раз с раскрытия зла как зла. Первосвященники знают, что они клевещут. Пилат знает, что он предает на смерть ни в чем неповинного человека. И час за часом, шаг за шагом в этом страшном торжестве начинает разгораться свет победы. Победа звучит в раскаянии распятого разбойника, в словах сотника, руководившего казнью: «Воистину человек этот — Сын Божий! » Умирающий на кресте человек — завершает свое свидетельство. И им изнутри — нет, еще не извне, — разрушено зло, ибо явлено и вечно является оно как зло. Повторяю, Крест — это начало той победы, завершение которой — в смерти и воскресении Распятого.

10. Страдавшего…

«И страдавшего…» — говорит Символ веры. Зачем это повторение, ведь слово «распятие» включает в себя понятие страдания? В ответ на это нужно сказать так: говоря «распятого», мы говорим, прежде всего, о тех, кто распинал Христа, мы говорим о зле, о том видимом торжестве и победе зла, которые выражают крест и распятие, и которыми, так как они выражают зло как зло, снимают со зла все покровы — и начинается разрушение зла. Говоря же «и страдавшего», мы говорим о Христе, мы не на распинателях, на Распинаемом сосредотачиваем свой внутренний, духовный взор. Если бы, как учили некоторые осужденные Церковью лжеучители, Христос не страдал на кресте, не испытывал ужасающих физических и душевных страданий, то все, решительно все изменилось бы в самой нашей вере во Христа, в вере в Него как в Спасителя мира и человека. Так как это означало бы, что мы убрали из этой веры самое главное, а именно — веру в спасительность как раз вольного страдания, самоотдачи Христа самому страшному, самому необъяснимому и безысходному закону «мира сего» — закону страдания.

Не требует никаких доказательств, что мир наполнен страданием. Страданием физическим и страданием душевным, болью и мученьем во всех смыслах этих слов. Страданьем, которое часто оказывается сильнее страха смерти, так как для того, чтобы освободиться от него, чтобы больше не страдать, не мучиться, человек убивает самого себя, отказывается от жизни. Но вот, столь же очевидно и то, что, несмотря на этот всеобъемлющий и всемирный закон страдания, человек не принимает его. Все религии, все философии, все идеологии, короче говоря, — все «рецепты», предлагаемые на протяжении тысячелетий человеку, все без исключения обещают освобожденье от страданья, прекращенье страданья. Тут, в этом обещании, исчезает разница между «индивидуализмом» и «коллективизмом», между религией и атеизмом, между консерватизмом и радикализмом и т. д. И тот факт, что люди принимают это обещание, верят в него, и в известном смысле только им и живут, доказывает, что в человеке неистребимо подсознательное или сознательное ощущение страданья как чего-то недолжного. Если называть нормальным то, что бывает, происходит, случается всегда и всюду, то нет ничего «нормальнее» страданья. Но именно это «нормальное» человек извечно ощущает как ненормальное.

И вот, нужно сказать со всей силой, что одно христианство, только оно не обещает человеку освобождения от страданья. «В мире печальны будете», — говорит Христос, хотя сам Он, на протяжении всего своего служения, только и делает, что помогает страдающим. Но, делая это и нам заповедав делать это, Христос ни разу, нигде не говорит, что Он пришел освободить мир от страданья, прекратить и уничтожить его. Христос вольно, свободно, зная, что ожидает Его, «восходит во Иерусалим», идет на страданье и свободно принимает его, и нас обрекает на него, если мы только в самую ничтожную меру следуем Ему и поступаем по Его заповедям. Почему? В чем смысл этого кажущегося противоречия? Вот в чем: если Христос в земной своей жизни все время страдает, и жалеет, и исцеляет, и помогает, то это потому, очевидно, что Он, как и все люди, не принимает страданья как чего-то нормального и при встрече с ним, как и всякий человек, «возмущается духом». Нет, не для страданья и мученья, а для радости и жизни преизбыточествующей создал Бог человека, и для Христа всякое страданье — это победа зла и злого в мире, созданном Богом. Однако, в том и ужас зла, что оно сделало страданье нормальным и, вместе со смертью, единственным абсолютным законом мира и жизни. И потому ни один «рецепт» против страданья, в том числе даже чудо исцеления и оживления мертвых, не освобождает мир и жизнь от страданья, может быть даже наоборот — подчеркивает всесилие страданья, его безысходность. Подчеркивает всю ужасающую «нормальность» ненормального… Исцеленный снова заболеет и умрет. Утешенный и осчастливленный снова познает печаль и боль жизни, окружающее его торжество зла, распада и муки. «В мире печальны будете…». И только поняв это, можно понять, да и то только духовным слухом, ответ Христа, ответ христианства — страданью. Ответ этот: не уничтожение страданья, что невозможно в падшем мире, а претворенье самого страданья в победу.

Вот это претворенье и совершает Христос, сам вольно принимая страданье, вольно отдавая себя ему. Мы не могли бы даже услышать этих слов: претворение страданья в победу, — или они остались бы навсегда самой бессмысленной из всех риторик, из всех самоутешений, — если бы не хранило наше сердце, наша духовная память образ страдающего Христа. Что говорит нам эта память? Христос, Сын Божий, сиянье и свет Бога на земле, вошел в наше страданье, принял его до конца, сделал его своим страданьем во всей полной и страшной мере его: с нами вместе, как один из нас, но только в сверхчеловеческой полноте, «Он начал ужасаться и тосковать». Таким образом открыв своим состраданьем и для нас возможность наше страданье претворять в состраданье Ему — и это значит в духовный подвиг, в духовную борьбу, в духовную победу. Страданье — венец и торжество бессмыслицы и абсурда — Христос наполнил своей верой, своей любовью, своей надеждой, и это значит — смыслом. Страданье — из разрушения жизни — Христос сделал возможностью рожденья в подлинную, духовную жизнь. Возможностью, говорю я, так как нет ничего магического в страданьях Христа. И нет более трудного, по-человечески рассуждая, более непосильного и невозможного подвига, чем претворение этой возможности в реальность.

По-человечески — мы все еще хотим от Бога, от Христа прекращения, а не претворения страданья, хотим того, чего хотели от Него люди, видевшие во Христе только целителя, только Того, кто может уничтожить страданье. Но Христос не уничтожил страданья ни для себя, ни для нас. Христос счел нас достойными неизмеримо большего:

включения в Его страданья, приятия страданья как разрушения его разрушительной силы, как вхождения в веру, надежду и любовь, как победы духа, как вхождения в Царство Божие. «Сила Божия в немощи совершается». И если только мы внимательно посмотрим кругом себя, то убедимся, что если есть в мире подлинные победы духа, победы веры, надежды, любви, победы в людях — Христа, то все они без исключения — это победы этого Христова страданья, нашего страданья со Христом. Все это, сказанное на слабом и нищем человеческом языке, извечно сияет и горит в одном слове Символа веры: «и страдавшего».

11 . Погребенного…

Вслед за исповеданием Христа распятого и страдавшего, Символ веры утверждает и «погребенного». И снова мы невольно спрашиваем себя: почему именно это слово, а не слово «умершего». Погребение, очевидно, включает в себя, предполагает смерть, и все-таки не случайно не смерть, а именно погребение упоминает Церковь в перечислении тех событий жизни и служения Христа, в которых и через которые, верит она, совершилось и вечно совершается спасение мира и человека. И потому, отвечая на вопрос о смысле слова «погребенного», касаемся мы чего-то самого важного, самого сердцевинного для христианской веры.

Можно сказать так: смерть, умирание еще относятся к нашей земной, видимой жизни, суть конец ее и завершение. Смерть, в ее биологической сущности, есть факт самоочевидный, непререкаемый как для тех, кто верит в то, что называют люди «загробной жизнью», так и для тех, кто не верит в нее. Но погребение умершего относится уже не к самому моменту смерти, а к тому, что следует за ней, к тому, как относятся к ней, как думают и верят о ней те, кто совершает погребение. Для одних это обряд вечного расставания признание окончательности смерти как абсолютного конца, как возвращения человека в то небытие, из которого он почему-то возник и в которое безысходно возвращается. Это расставание можно обставить с большей или меньшей торжественностью украсить речами и цветами, но это ничего не меняет в пронизывающем погребальное торжество чувстве безнадежности, бессмыслицы, абсурда: был человек и нет человека. Конец. Для других погребение выражает веру в продолжение жизни за гробом: в древних языческих культах в гробницу умершего клали пищу, оружие, иногда даже убивали жену, чтобы она могла быть и в загробной жизни со своим мужем. Такое погребение мы давно развенчали как детскую наивность, суеверие. Так или иначе, погребение всегда есть утверждение определенного понимания смерти. И потому Церковь в своем Символе веры говорит не о смерти, а именно о погребении Христа. Больше того, каждый год, в день, предшествующий Пасхе, день, который называет она Великой и Благословенной субботой, Церковь как бы повторяет это погребение, опять и опять раскрывая, являя то, что совершилось, прежде всего, с самой смертью, когда принял ее, снизошел и погрузился в нее Иисус Христос, Сын Божий. Когда после потемок Великой пятницы, дня распятия и смерти, дня проявления всей силы зла, обрушившегося на Христа, вступаем мы в субботу — посередине храма возвышается так называемая плащаница, то есть гробница с изображением на ней мертвого Христа. Но всякий, кто хоть раз в жизни пережил вместе с другими верующими этот единственный по своей глубине, по своему свету, по своей белой тишине день, знает — и знает не разумом, а всем существом своим, — что гробница эта, которая, как и всякий гроб, всегда есть свидетельство о торжестве и непобедимости смерти, начинает озаряться каким-то видимым, почти ощутимым светом, что гроб претворяется, как поет Церковь, в «живоносный гроб». Да, видимо смерть торжествует в этой неподвижности мертвого тела, этого бездыханного человека. Все совершилось, все кончено. Но смысл, глубина, ни с чем в мире не сравнимая красота этой службы в том, что, совершаемая у гроба и вокруг смерти, она есть созерцание, явление необычайности, новизны этой единственной смерти этого единственного человека. «О Жизнь! Как ты умираешь? Как можешь ты вселиться в гроб?» Вот вопрос, который задаем мы Христу, лежащему во гробе. И постепенно приходит ответ. На рыданье, на недоуменье, на отчаяние своей Матери, всего мира, всего творения Христос отвечает, и этот ответ звучит в потрясающих песнопениях этого дня: «разве ты, разве вы не понимаете, — как бы говорит Христос. — Я имел двух друзей на земле: Адама и Еву. И я пришел к ним и не нашел их на земле, которую Я дал им. И, любя их, Я спустился туда, где они, — в тьму и ужас и безнадежность смерти». Да, все это выражено, все это сказано, все это поется на языке детей, в образах, символах, как бы сказке. Но как иначе явить, показать потрясающую новизну совершающегося. Тот, кого Евангелие называет жизнью, ибо «в Нем была жизнь, и жизнь была свет человекам», — Тот, кто есть сама жизнь, — в любви и сострадании опускается в смерть, которой Он не сотворил, но которая завладела миром, отравила жизнь. Смерть поглощает жизнь, но вот — в смерти Христа сама оказывается поглощенной Жизнью. Во тьме и сени смертной, в одиночестве и ужасе смерти загорается свет. Церковь поет: «Спит Жизнь и Смерть трепещет…»

Ранним утром еще в полной темноте, обносим мы плащаницу вокруг храма. И вот уже не надгробное рыданье раздается а победная песнь: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный!» Христос шествует в царстве смерти, объявляя пленникам смерти, что царство это пришло к концу. Отныне всякая смерть, сколь ни остается она ужасной печальной и страшной изнутри, побеждена тем, что ее воспринял, пережил и в себе изжил Христос. «Поглощена смерть победой», — восклицает апостол Павел, и у гроба каждого умершего мы поем о «надгробном рыдании претворяемом в победную песнь Аллилуйя!»

«И погребенного…» Это значит — принявшего смерть как свою судьбу и наполнившего ее любовью, и это значит — жизнью, верой, и это значит — жизнью, надеждой, и это значит — жизнью. «Где твое, смерть, жало? Где твоя, о ад, победа?»

Всем нам предстоит войти в смерть, умереть. Но словом Символа веры Церковь утверждает что в смерти мы встречаем Христа, что Он смерть превратил во встречу с собою, в преддверие воскресения.

12. И воскресшего в Третий день по Писаниям…

После креста, после сошествия в смерть, воскресение из Мертвых — это основное, главное, решающее утверждение Символа веры, утверждение им самой сердцевины христианства, действительно, «если Христос не воскрес, вера ваша тщетна». Это слова апостола Павла, и они остаются для христианства основоположными по сей день. Христианство — это превыше всего вера в то, что Христос не остался во гробе, что из смерти воссияла жизнь и что в воскресении Христа из мертвых абсолютный, всеобъемлющий, не терпящий исключений закон умирания и смерти был изнутри взорван и преодолен…

Воскресение Христа составляет, повторяю, самое сердце христианской веры, христианского благовестия. И однако, как ни странно, в реальной жизни христианства и христиан в наши дни вера эта занимает мало места… Она как-то затуманена, и ее современный христианин, сам того не ведая, не то что не принимает, а как-то обходит, ею не живет, как жили ею первые христиане. Да, если он ходит в церковь, он, конечно, слышит раздающиеся в христианском Богослужении ликующие утверждения: «смертию смерть поправ», «поглощена смерть победой», «жизнь царствует» и «мертвый ни един во гробе». Но спросите его, что он действительно думает о смерти, и часто, увы, слишком часто, вы услышите некое расплывчатое, еще и до христианства существовавшее утверждение бессмертия души и ее жизни в некоем загробном мире. Это еще в лучшем случае… В худшем же — просто растерянность, незнание: «я, знаете ли, как-то никогда по-настоящему в это не вдумывался». Между тем, вдуматься в «это» абсолютно необходимо, ибо, повторяю, на вере или неверии — не просто в «бессмертие души», а именно в воскресение — в воскресение Христово и в конце времен наше «общее воскресение», — на вере этой держится все христианство. Если Христос не воскрес, то тогда Евангелие есть обман, самый страшный из всех обманов. Если Христос воскрес, то тогда радикально меняются, да попросту отпадают все наши дохристианские представления и верования в «бессмертие души», тогда весь вопрос о смерти предстает в совершенно ином, радикально ином свете. Ибо воскресенье, прежде всего, предполагает отношение к смерти, понимание смерти — глубочайшим образом отличное от обычных религиозных представлений о ней, а в каком-то смысле и попросту обратное этим представлениям.

Надо прямо сказать, что классическое верование в бессмертие души исключает веру в воскресение, ибо воскресение — и тут корень всего – включает в себя не только душу, но и тело. Простое чтение Евангелия не оставляет в этом никакого сомнения. Увидев воскресшего Христа, апостолы, по рассказу Евангелия, думали, что видят призрак, привидение. И первым делом воскресшего Христа было явить им, дать ощутить реальность своего тела. Он берет пищу и ест перед ними. Сомневающемуся Фоме он приказывает прикоснуться к своему телу, пальцами удостовериться в воскресении. И когда апостолы уверовали, именно провозглашение воскресения, его реальности, его «телесности» и становится главным содержанием, силой и радостью их проповеди. Главным таинством Церкви становится причастие хлебу и вину как телу и крови воскресшего Господа — и в этом акте, как говорит апостол Павел, «смерть Господню возвещая, воскресение Его исповедуют».

Обращающиеся в христианство обращаются не к идеям и принципам, а принимают эту веру в воскресение, этот опыт, это знание воскресшего Учителя. Больше того, они принимают с этой верой веру во всеобщее воскресение, и это значит — в преодоление, разрушение, уничтожение смерти как последнюю цель мира. «Последний же враг истребится — смерть!» — в некоем духовном восторге восклицает апостол Павел. И каждую пасхальную ночь мы восклицаем: «Где твое, смерте, жало, где твоя, аде, победа?.. Воскрес Христос и мертвый ни един во гробе, воскрес Христос и жизнь царствует!» Таким образом, принятие или непринятие Христа и христианства есть, по существу, принятие или непринятие веры в Его воскресение, и это значит, говоря языком религиозных представлений, в воссоединение в Нем души и тела, разделение которых, распад которых и есть смерть. Мы можем не говорить об отвергающих воскресение Христа по той простой причине, что они отвергают самое существование Бога, то есть мы можем не говорить об убежденных, или думающих, что они убежденные атеисты, безбожниках. Тут очевидно спор идет в другой плоскости. Гораздо важнее то странное «затуманивание» веры в воскресение, о котором я только что говорил, затуманивание его среди самих верующих, самих христиан, странным образом сочетающих радостное празднование Пасхи фактическим, зачастую даже подсознательным отвержением воскресения Христова. В историческом христианстве произошел как бы возврат к дохристианскому пониманию смерти, которое состоит, в первую очередь, в признании ее «законом природы», то есть присущим самой природе явлением, с которым по этой причине, и сколь бы ни была смерть страшной, нужно «примириться», которое нужно принять. Действительно, все нехристианские, все естественные религии, все философии в сущности только тем и заняты, что примиряют нас со смертью, стараются показать нам начало бессмертной жизни, бессмертной души в каком-то ином, загробном мире. И, конечно, если, как учит, например, Платон, а за ним и бесчисленные его последователи, смерть есть желанное освобождение души от тела, то вера в воскресение тела становится не только ненужной и непонятной, но просто ложной, неверной.

Итак, для того, чтобы ощутить смысл христианской веры в воскресение, нам нужно начать не с него, а с тела и смерти, с христианского их понимания. Именно тут корень недоразумения даже внутри христианства.

13. Бессмертие

Религиозное сознание воспринимает воскресение Христа прежде всего как чудо, каковым, конечно, оно и является. Но для бытового религиозного сознания чудо это остается «единичным», относящимся ко Христу. А поскольку Христа мы признаем Богом, то чудо это в некотором смысле перестает даже быть чудом: Бог всесилен, Богу все возможно. И, конечно, что бы ни означала смерть Христова, Его божественная сила и власть не дали Ему остаться во гробе. Но дело в том, что все это составляет только половину изначального христианского восприятия воскресения Христова. Радость раннего христианства, радость, живущая и доныне в Церкви, в ее Богослужении, в ее песнопениях и молитвах, особенно же в ни с чем не сравнимом празднике Пасхи, — не отделяет воскресения Христова от «общего воскресения», от воскресения всех людей, воскресения, начавшегося в воскресении Христовом.

Празднуя, за неделю до Пасхи, воскрешение Христом умершего друга Его Лазаря, Церковь торжественно, радостно утверждает, что это чудо есть «общего воскресения удостоверение». Но вот в сознании верующих вера в воскресение Христа и вера в начатое им «общее воскресение» как бы разъединились. Осталась нетронутой вера в восстание Христа из мертвых, воскресение Его в теле, к которому призывает Он прикоснуться сомневающегося Фому: «Вложи пальцы твои в раны Мои и не будь неверующим, но верующим.. .». В том же, что касается нашей последней участи и судьбы после смерти, то они понемногу перестали восприниматься в свете воскресения Христова и по отношению к нему. Про Христа мы утверждаем, что Он воскрес, про самих же себя говорим, что верим в бессмертие души, в которое задолго до Христа верили греки и евреи и до сих пор верят все без исключения религии, и для веры в которое воскресение Христа, как это ни странно звучит, — даже не нужно.

В чем причина этого странного раздвоения? Причина эта в нашем понимании смерти или, лучше сказать, в понимании смерти, как отделения души от тела. Вся дохристианская и внехристианская «религиозность» призывает отделение души от тела считать не только «естественным», но и положительным, видеть в нем освобождение души от тела, мешающего ей быть духовной, небесной, чистой и блаженной. Поскольку в опыте человеческом зло, болезни, страдания, страсти — от тела, то смыслом и целью религии, религиозной жизни естественно становится освобождение души от этой «темницы» тела, освобождение, достигающее полноты своей именно в смерти… Но нужно со всей силой подчеркнуть, что такое понимание смерти — нехристианское, больше того — с христианством несовместимое, ему открыто противоречащее. Христианство провозглашает, утверждает и учит, что отделение души от тела, называемое смертью, есть зло. Это то, чего Бог не сотворил. Это то, что вошло в мир и покорило его себе, но против Бога, в нарушение Его замысла, Его воли о мире, о человеке и о жизни. Это то, что Христос пришел разрушить. Но чтобы не то что понять, а ощутить, почувствовать христианское восприятие смерти, нужно сначала хотя бы несколько слов сказать об этом Божьем замысле, поскольку он открыт нам в Священном Писании и в полноте своей явлен во Христе: в Его учении, в Его смерти, в Его воскресении.

Кратко, упрощенно замысел этот можно очертить так: Бог создал человека с душой и телом, то есть одновременно духовным и материальным, именно это соединение духа, души и тела называется в Библии и в Евангелии человеком. Человек, каким создал его Бог, — это одушевленное тело и воплощенный дух, и потому всякое разделение их, и не только последнее — в смерти, но и до смерти, всякое нарушение их единства — есть зло, есть духовная катастрофа. Отсюда и наша вера в спасение мира воплощением Бога, то есть принятием Им плоти, тела, и не призрачного, не «как будто тела», а тела в полном смысле этого слова: нуждающегося в пище, устающего, страдающего. Таким образом, в смертном разделении души и тела кончается то, что в Писании называется жизнью, то есть тем, что и состоит, в первую очередь, в одушевлении человеческого тела и в воплощении духа. Нет, в смерти не исчезает человек, ибо не дано твари уничтожить то, что призвал из небытия в бытие Бог. Но он, человек, погружается в смерть, в тьму безжизненности и бессилия, он, как говорит апостол Павел, предается распаду и тлению.

Я хочу еще повторить и подчеркнуть: не для этого разделения умирания, распада и тления создал Бог мир. И потому Евангелие христианское провозглашает что «последний враг истребится — смерть!» Воскресение есть воссоздание мира в его первозданной красоте и целостности, это полное одухотворение материи и полное воплощение духа в создании Божием. Мир дан человеку как его жизнь, и потому, по нашему христианскому, православному учению, — Бог не уничтожит его, а преобразует в «новое небо и новую землю», в духовное тело человека, в храм Божьего присутствия и Божьей славы в творении.

«Последний же враг истребится — смерть…». Это разрушение, это истребление смерти началось тогда, когда Сын Божий вольно, из бессмертной любви к нам, сам снизошел в смерть и ее тьму, ее отчаяние и ужас наполнил своим светом и своей любовью. Вот почему на Пасху мы поем не только «Христос воскресе из мертвых…», но также: «Смертию смерть поправ…».

Воскрес из мертвых Он один, но разрушил Он нашу смерть, разрушил ее владычество, ее безнадежность, ее окончательность. Нет, не нирвану, не тусклое загробное житие обещает нам Христос, а восстание жизни, новое небо и новую землю, радость всеобщего воскресения. «Восстанут мертвые и сущие во гробах возрадуются…». Христос воскресе и жизнь жительствует, жизнь живет… Вот смысл, вот бесконечная радость этого действительно главного, сердцевинного утверждения Символа веры: « И воскресшего в третий день по Писаниям». По Писаниям, то есть в согласии с тем знанием жизни, с тем замыслом о мире и о человеке, о душе и теле, о духе и материи, о жизни и смерти, которое открыто нам в Священном Писании. Тут вся вера, вся любовь, вся надежда христианства. И вот почему, «если Христос не воскрес, вера ваша тщетна…».

14. И восшедшего на небеса…

«И восшедшего на небеса, — продолжает Символ веры вслед за исповеданием воскресения Христа из мертвых, — и сидящего одесную Отца» (то есть, в переводе с церковнославянского, «по правую руку от Отца»). Наш следующий вопрос, таким образом, это вопрос о том, что в нашей вере, а также и в нашей жизни выражают, к чему призывают эти слова, это утверждение вознесения Христа на небо. Здесь необходимо остановиться на христианском смысле, христианском «звучании» слова «небо». Необходимо потому, что словом этим пользуются враги религии, недобросовестно толкующие его как сохранение христианством первобытного, донаучного понимания неба — как неба, так сказать, «физического», как места во вселенной, где находится и восседает Бог.

Между тем, это древнее верование не имеет ничего общего с христианским пониманием, ощущением и употреблением слова «небо». Да, конечно, оно взято из того натурального пространственного символизма, который присущ всем культурам, и в этом смысле его нужно рассматривать по аналогии с нашим употреблением таких слов, как «высокий» и «низкий», «широкий» и «узкий» и т. п. Ведь когда мы говорим про один поступок, что он «высокий», а про другой — что он «низкий», для каждого очевидно, что речь здесь идет не о пространстве, а о нравственной, духовной оценке данных поступков, так же, как определение человека «широким» или «узким» самоочевидно не имеет ничего общего с его телесным сложением. Так вот, слово «небо» на языке всех почти народов всегда имело, кроме своего «натурального» смысла, также и смысл символический или духовный, как символ высокого, чистого и даже запредельного. Да, в своих первобытных представлениях о мире, о космосе примитивный человек часто понимал этот символизм буквально. Первобытная космология делила мир, вселенную на три этажа: небо, земля, преисподняя, и, естественно, святое, божественное, высокое поселяла на небе, а злое, греховное и страшное — в преисподней. Так как и в физическом мире, в физическом опыте небо «естественно» прекрасно, светозарно, чисто, возвышенно. Но о том, что христианство не имеет к этой космологии никакого отношения, свидетельствуют хотя бы слова апостола Павла, призывавшего христиан «помышлять о небесном, не о земном», или же слова снятого Иоанна Златоуста, радостно говорившего: «…что мне о неба, когда я сам становлюсь небом…».

Таким образом, повторяю, всякая попытка уличить христиан при помощи слова «небо» в ненаучности, примитивности, глупом суеверии — это не только попытка с негодными средствами, но и попытка, прежде всего, нечестная. И, однако, не может быть никакого сомнения в том, что слово, что символ неба имеет в христианской вере действительно ключевое значение. Прежде всего, в рассказе о творении мира Богом мир определяется как небо и земля. «Вначале, — так открывается Библия, — сотворил Бог небо и землю». Таким образом, небо — это в христианской вере не что-то внемирное, не другой мир. Это — присущее миру, присущее творению духовное, так сказать, вертикальное измерение его. Небо — это в мире то, что высоко, чисто, духовно, это то, что в человеке называет христианство его духом, душой. Не верующие в Бога, материалисты отвергают самое наличие присущей миру духовной, высокой, святой реальности. Для них все в мире объясняется снизу, из материи, из ее чисто физических безличных законов. Но для верующего не земля, то есть не материя, а небо мерит собою жизнь и ее смысл, не землей понимается небо, а небом — земля и земное. Носитель же неба в мире, по христианской вере, — человек. Человек создан «по образу и подобию Божьему», человеку дан ум — и, следовательно сила знания, человеку дана совесть — и, следовательно знание добра, человеку дан дух — и, следовательно, возможность постигать красоту и совершенство. Но в свободе своей человек может отпасть от небесного в самом себе, может захотеть жить только землей, только земным, или, говоря образно, опустить глаза свои — и это значит свой духовный взор, свое сердце — вниз. Вот это и называет христианство грехом и падением. Христианство верит и утверждает, что именно от этого греха, от этого отпадения вниз, от этого отрыва от неба и пришел нас спасти Христос.

В своем пришествии в мир, в своем «вочеловечении» Христос снова явил «небо на земле», образ жизни, обращенной ввысь, к Богу, то есть к высокому, чистому, доброму, истинному, прекрасному, — ко всему, от чего оторвался человек в своей редукции, в своем сведении жизни к земле и земному. Христос открыл нам, даровал нам небо, указал нам собою смысл жизни как подъема, восхождения, вознесения и силой, правдой, божественным совершенством неба наполнил не только землю, но и самую, говоря на языке примитивных символов, преисподнюю.

Христос снизошел на землю, Он снизошел в смерть. Но с Христом и в Нем и в жизнь и в смерть было возвращено небо, открыт путь к победе над всем тем, что только земля, только земное, и чье конечное и безнадежное завершение — тьма смерти. Совершив все это, Христос «вознесся на небо». И это значит для христианской веры, что в Христе на небо вознесен Человек, что человек приобщен к небесной правде, и это значит — вернулся к Богу, к знанию Бога, и в Нем — к единственной подлинной, а потому вечной жизни. Каждый раз, что в Символе веры мы утверждаем: «и восшедшего на небеса», — мы говорим не только о Христе, мы говорим и о самих себе. Если мы верим во Христа, если мы с Христом — то и мы на небе, или, во всяком случае, к небу, ко Христу, к Богу устремлена наша вера, наш дух, наша любовь. Мы знаем небо как нашу подлинную жизнь, и в этом знании осмысленной и радостной становится и наша земная жизнь, так как она во Христе стала восхождением к вознесению.

15. И паки грядущего…

«И паки грядущего со славою судити живым и мертвым, Его же Царствию не будет конца…». Христиане всегда верили во второе пришествие Христа. для первых христианских поколений вера эта была радостной, они сами христианство переживали, прежде всего, как ожидание Христа. Последняя книга Нового Завета, так называемое Откровение или Апокалипсис Иоанна Богослова, завершается призывом: «Ей, гряди, Господи Иисусе! ».

Апостол Павел в Послании к Фессалоникийцам говорит о радости этого пришествия: «И тогда, — говорит он, — мы всегда с Господом будем…». Однако постепенно, на протяжении веков, радость эта как бы растворилась в страхе — страхе последнего суда, который христиане стали называть страшным. И, наконец, сравнительно недавно, в последние два столетия, можно сказать, — выдыхаться стал и этот страх суда, уступивший место страху уже не перед судом, а перед смертью…

Именно поэтому нам, христианам, нужно сегодня как бы заново вдуматься в изначальную христианскую веру во второе пришествие Христа, в восприятие этой верой суда, обещанного Христом. И наконец, в христианский опыт, христианское понимание страха. И может быть именно с последнего, со страха, и нужно начать. Нужно потому, что слово «страх» в христианском Писании и Предании употребляется в двух разных смыслах — положительном и отрицательном. Уместно сначала остановиться на смысле отрицательном. Этот отрицательный, можно сказать, даже греховный смысл страха лучше всего выражен Святым Иоанном Богословом. В своем первом послании он пишет: «Боящийся несовершенен в любви, ибо в страхе есть мучение. Совершенная любовь изгоняет страх…». Смысл этих слов таков: человеческая жизнь — нужно ли это доказывать? — насквозь пронизана страхом. Страхом неизвестности, страхом несчастья, страхом страданья, страхом умирания, страхом смерти. Страшна жизнь и страшна смерть, и именно от этого страха страстно хочет и не может освободиться человек… Не может и старается как бы заглушить его. Старается запрятать куда-то, не думать, не знать о нем. Но основа христианской веры в том как раз, что Христос пришел нас от страха этого, присущего всей человеческой жизни, освободить. В этом смысле сама вера есть победа над страхом. Ибо мы верим, что Христос открыл нам Бога как любовь, своей смертью победил смерть, своим воскресением открыл нам доступ в вечную жизнь, в вечную радость. Если мы верим во Христа и, веря, любим — нет места страху в нашей душе, он уничтожен светом веры, надежды и любви. Поэтому для верующего — и именно об этом говорит Иоанн Богослов — страх греховен, он показывает недостаток любви ко Христу, недостаток веры в Него. И это же объясняет ту радость, с которой первые христиане ждали возвращения Христа, радость слов, которые, пожалуй, уже и не задумываясь о них, мы продолжаем повторять: «Да приидет Царствие Твое…».

Таков, следовательно, христианский смысл слова «страх», смысл, который я называю отрицательным. И только по отношению к нему можем мы почувствовать второй, положительный смысл. Он выражен в словах Писания: «Начало премудрости — страх Господень». Это страх, который не только не уничтожается в вере, любви и надежде, а присущ им как их глубина. Этот страх — не от незнания, а от знания Бога, от знания Его безмерной святости, любви, от знания Его призыва, обращенного к каждому из нас: «Будьте святы, ибо Я свят», «будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный». Сущность его: благоговение, восхищение, чувство недостоинства. Этот страх иногда, очень редко, испытываем мы и в нашей жизни — когда встречаемся с красотой, совершенством, когда прикасаемся к чему-то высокому, чистому и прекрасному, и в свете этой встречи постигаем свою падшесть, греховность и мелочность своей жизни. Потому это страх спасительный, страх, рождающийся от света и радости, и, по свидетельству святых, этот страх возрастает в душе человеческой по мере приближения ее к Богу. Его не способен пережить мелкий, самовлюбленный, самодовольный человек, погруженный в суету; ему противостоит цинизм, грубость, гордыня, вульгарность, все то, что в падшем человеке заглушает способность к очищению, к восхождению, к совершенству. Именно этот страх открывает нам смысл того последнего, Божьего суда над нами, который называем мы «страшным судом». Нет, это не суд Хозяина, Владыки над рабами. Это суд над нашей душой самой Божественной любви, Божественного добра, Божественной истины и Божественной красоты. Так, в своей притче о суде Христос не говорит о нарушении закона. Он говорит: вы не увидели Меня в братьях, вы не увидели Меня в вашей жизни. Здесь страх не от боязни наказания, ибо не боязнь наказания движет любовью к Богу, рождает в человеке тоску по совершенству и по подлинной жизни. Это страх Божий, это горестное сознание нами наших измен Божественной любви, дарованной нам во Христе. Первые христиане ждали Христа, ждали Его второго пришествия потому, что в них — верили и духовным опытом знали они — откроется вечное царство любви, знание Бога и в Нем — жизни вечной.

Да, они ждали Христа «со страхом и трепетом», как и к причастию подходим «со страхом Божиим и верою…». И это значит — с благоговением, с сознанием высоты дара и нашего по отношению к высоте этой — недостоинства. В свете понимания нами всего этого можно и нужно сказать, что отношение наше ко второму пришествию Христа есть мерило нашей веры во Христа и нашей любви к Нему. Если мы только боимся Его, боимся, как боятся рабы хозяина, то несовершенна наша вера и отсутствует в нас любовь. Если ждем Христа «со страхом Божиим и верою», то знаем и то, что в нем воссияло прощение грехов и что бесконечно милосердие Божие, и что одна слеза подлинного раскаяния и подлинной любви сильнее всех грехов.

16. Его же Царствию не будет конца…

Может быть именно в наши дни, дни усиления страха на земле, нужно нам внутренне вернуться к радостному и победному смыслу слов Символа веры: «Его же Царствию не будет конца». Всякий, кто хотя бы раз в жизни прочел Евангелие или же слышал его в церкви, знает, конечно, что проповедь Христа была, прежде всего, проповедью о Царстве Божьем, его возвещением. «Покайтеся, ибо приблизилось Царствие Божие», — вот первые слова Христа в Евангелии, которое говорит, что Христос проходил через всю страну , «проповедуя Евангелие Царства» , проповедуя, иначе говоря, благую, радостную весть о Царстве.

Если собрать все притчи Христа о Царстве, если вдуматься и вслушаться в то, что говорили, как свидетельствовали о нем святые, мученики, апостолы, если обратить внимание на то, что говорит, всегда говорила о нем Церковь, то смысл этого понятия, этой возвещенной Христом реальности окажется очень отличным от расплывчатого понятия «загробного мира». Царство Божие — это полнота жизни, полнота радости полнота знания, это торжество Божественной жизни — все то, для чего создал Бог человека и мир, от чего отпал человек в грехе и себялюбии и что снова явил и даровал нам Христос — как конечную цель, но и как Содержание науки и мира. В том и особенность, в том и единственность христианского учения о Царстве Божьем, в том несводимость его ни к какой другой религии, потому мы можем молиться о Царстве, желать его, любить его как Последнее и высшее сокровище уже теперь, сейчас, в нашей земной жизни. «Не придет Царство Божие приметным образом, говорит Христос, и не скажут о нем — оно тут или там, ибо Царство Божье внутри вас». Ибо Царство Божие, прежде всего, в самом Христе, в Его жизни — человеческой, но светящейся Божественной красотой, добром и истиной. Царство Божие в любви Христа, в Его послушании, в Его самоотдаче, в Его победе. Христос говорит: «если любите Меня…». Так вот, Царство Божие — это любовь ко Христу как смыслу, содержанию и исполнению жизни. «В нем была жизнь, и жизнь была свет человеков», — восклицает апостол Иоанн Богослов.

И вот эта жизнь явилась нам, дана нам, мы можем ею жить, и это и есть Царство Божье внутри нас. Вглядитесь, например, в лучезарный образ преподобного Серафима Саровского, одного из величайших русских святых. Разве о «загробном мире» и о «бессмертии души» думает он? Нет, преподобный Серафим Саровский живет Богом, Христом, радостью знания Христа, близости к нему, радостью в такой мере, что самое смерть воспринимает как еще большее соединение с любимым. Это и есть Царство Божие. Завершится, исполнится, придет во славе, как говорит Символ веры, то, что уже явилось, то, о чем тот же Иоанн Богослов говорит: «о том, что мы видели, о том, что осязали руки наши…». И это явление, эта радость столь всеобъемлюща, что апостол Павел пишет: «Ни жизнь, ни смерть не отлучат нас от любви Христовой». Итак, о Царстве Божьем можно и нужно сказать, что мы молимся о нем, потому что любим его, любим же его потому, что знаем его, потому что Христос открыл и даровал нам его. Оно не приходит «приметным образом». Мир продолжает жить своими страстями и своими страхами, своей активностью и своей жадностью. Миллионы людей топчутся на нашей планете, каждый стараясь урвать хоть немного счастья. Но тот, кто, хоть отчасти, хоть иногда открывает свою жизнь Христу — узнает об иной жизни, об ином образе жизни, изнутри освобождается от своего порабощения мировой суете, и в его душе воцаряются те «радость и мир в Духе Святом», которых никто не может дать на земле и которые, между тем, тут, внутри нас. Мы падаем, грешим, уходим от них, но забыть до конца уже не можем — и вот каемся и возвращаемся, и снова объемлет нас та же Божественная любовь, тот же свет. «И Царствию Его не будет конца», — ибо, как говорит Христос, есть жизнь вечная, да знают единого истинного Бога и Того, Кого Он послал — Иисуса Христа. Об этом вечном Царстве, вечной жизни и вечной радости — слова Символа веры.

17. И в Духа Святого…

Вот эта часть Символа веры в переводе с церковно-славянского на русский язык, ибо на славянском языке она стала, я боюсь, более непонятной, чем все остальные: «И в Духа Святого, — говорит Церковь, — Господа животворящего, который исходит от Отца, которому поклоняемся мы наряду с Отцом и Сыном, который говорил через пророков…». Кто этот Дух Святой, которого Символ называет «Господом животворящим» и которому призывает нас поклоняться вместе, то есть наравне, с Отцом и Сыном? Говорить о Духе Святом, пытаться объяснить веру в Него на нашем рациональном человеческом языке неизмеримо труднее, чем говорить об Отце и Сыне. Бог, как Творец мира, как любящий Отец, как Вседержитель, — это отчасти может вместить наш ум. В Сына Его единородного мы верим потому, что верим Христу, потому что любим образ Его, потому что Он сам утверждает о себе, что Он — Сын Божий. Но когда мы пытаемся говорить о Духе Святом, то нам трудно, если не невозможно, почувствовать, воспринять, сознать отличие Его от Отца и Сына, или, проще, воспринять смысл церковной веры в Троичного Бога, в Единого Бога, открывающегося нам в трех лицах или личностях. Между тем, именно такое знание Бога, такой религиозный опыт Его Церковь считала всегда, считает и теперь вершиной веры, вершиной духовной жизни, той последней и всеобъемлющей истиной, знание которой называет Евангелие жизнью вечной.

Остановимся, прежде всего, на самом слове дух, которое, хотя оно звучит для нас привычно и «самоочевидно», оказывается далеко не таким самоочевидным при первой же попытке определить его. Вот, например, мы говорим: «весь дух пушкинского творчества — светлый». Что это значит? Что хотим мы этими словами выразить и передать? Не то ли, что всякую реальность, в том числе и пушкинское творчество, мы можем воспринимать и воспринимаем не только в их «объективности», «фактически», но и в излучаемой ими силе — положительной или отрицательной. О Пушкине можно сказать, что у него есть стихи серьезные и шутливые, глубокие и поверхностные, счастливые и трагические. А все-таки, говорим мы, дух пушкинского творчества — светлый. И это несмотря на то, что Пушкин прожил, в сущности, не очень счастливую, трудную, а в последние годы — и просто несчастную жизнь. Таким образом, то, что мы называем духом пушкинского творчества, — это не просто отражение его характера в его произведениях. Это что-то гораздо более глубокое, самое глубокое в Пушкине, глубже его сознания, идей, настроений, то, что поистине живет и светит нам в его творчестве. Мы мало думаем об этом, но из приведенного примера можно заключить о существовании духовной глубины и духовной власти, духовного измерения жизни. Дух ни с чем не отождествим, и однако — во всем присутствует, через все просвечивает он есть, в самом последнем смысле, — жизнь самой жизни. Это то, о чем сказано в Евангелии: «Дух дышит, где хочет, и не знаем, откуда приходит и куда уходит…». На древнееврейском языке, на котором написана Библия, слово «дух» — «руах» — означает, прежде всего, ветер, силу, которая невидима глазу и тем не менее может двигать вещами, невидимую, но очевидную силу жизни. И потому, когда мы применяем слово «Дух» к Богу, то утверждаем одновременно невидимость Бога и его присутствие, Его действие, Его животворную силу в мире и в жизни. Дух Святой — это Бог в Его действии, в Его «животворной» силе в нас, в мире, во всей природе. Дух Святой — это присутствие Бога везде и всегда. Вот почему и называем мы Его — Духом, а также Господом, и, наконец, животворящим. Без опыта этого присутствия — невидимого, но ощутимого Бога — Бог был бы «идеей», и при этом самой слабой, самой недоказуемой самой, так сказать, отвлеченной из всех идей. Мы не можем «показать Бога» и потому не можем доказать Его, как не можем ни показать, ни доказать радости и красоты солнечного сияния слепорожденному как не можем доказать светлого духа пушкинского творчества тому, кто, не зная русского языка, не может прочитать его. Об идее Бога можно без конца спорить и ни до чего не договориться. Но опыту духовного Его присутствия никакие доказательства не нужны. Его, этот опыт, раз и навсегда выразил, воплотил апостол Павел, сказав: «радость и мир в Духе Святом».

Далее Символ веры говорит: «Дух Святой, который от Отца исходит». И опять, чтобы понять, что это значит, воспользуемся тем же земным примером. Дух пушкинского творчества от Пушкина, но он не есть Пушкин. Через дух пушкинского творчества мы можем узнать Пушкина, но, даже зная все подробности биографии Пушкина, мы не узнаем духа его творчества, если не прочтем его произведений. Святой Дух — это присутствие, явление, действие в мире любви Отца, мудрости Отца, творения Отца, но Он не есть Отец. Он весь от Бога Отца, поэтому Он сам — Бог, но Он не Отец. Дух Божий от Отца исходит, об Отце и Сыне свидетельствует, к Отцу приводит, но Он не есть Отец, не есть и Сын. Если Бог есть Любящий, если Сын есть Любимый, то Дух Святой есть Любовь, соединяющая их, их единство, их единый свет, сила и истина. Он есть дыхание Бога в мире, Он тот, через которого мы, по слову Достоевского, «касаемся мирам иным». Он отсвет Божественной красоты и Божественного добра, Он тот, кто все в мире раскрывает как путь к Богу, как стремление к Нему, как радость Его присутствия. Любящий, Любимый, Любовь: светлая тайна Троицы, откровение последней тайны самого бытия Божия.

Мы верим в единого Бога, но не Бога-одиночество, не Бога-себялюбие, не Бога, в себе и собою живущего. Бог есть Любовь, говорит христианство. А любовь есть обращенность к другому, в пределе — отдача себя Ему. Отец, говорит Евангелие, любит Сына и все отдал Ему. Сын, говорит Евангелие, любит Отца и Себя отдает Ему. И, наконец, сам дар любви, сама эта любовь — как дар, радость, полнота, бытие, жажда и обладание, отдача и принятие — есть Дух Святой. И этой любовью, этой отдачей Бог творит мир, призывает каждого из нас к бытию, делает каждого из нас любимым и свою любовь, свой дух дарует каждому, чтобы каждый мог приобщиться Божественной жизни. И мы молимся духу: «Приди и вселися в нас!». Мы говорим ему: «Утешитель, Сокровище благих, жизни Податель…». И Он вселяется в нас, наставляет нас, по слову Христа, на всякую истину, дарует нам вечную жизнь. Вот светозарная тайна христианской веры, тайна Бога-Троицы, Бога-Любви…

18. Глаголавшего пророки…

Остановимся на словах Символа веры о Духе Святом: «…глаголавшего пророки», то есть, в переводе с церковно-славянского «Дух Святой… который говорил через пророков». В христианской вере понятие пророчества и пророков занимает огромное место. Заметим, что в обычном употреблении слово «пророчество» стало равнозначно слову «предсказание». Пророк — это в нашем сознании тот, кто предсказывает будущее, нечто вроде «ясновидящего». Нужно со всей силой подчеркнуть, что хотя «предсказание будущего», вне всякого сомнения, входит в религиозное христианское восприятие и понимание пророчества оно, во-первых, не исчерпывает собою этого понимания, и, во-вторых, не является в нем главным, центральным. Добрая половина Ветхого Завета состоит из писаний пророков, но они совсем не сводятся к предсказанию будущего. Суть, глубина пророчества в другом, и только по отношению к этому «другому» можно по-настоящему понять отношение пророков и пророчества к будущему. Суть пророчества в даре возвещения людям воли Божьей, скрытой от человеческого взора в событиях человеческой жизни и истории, но открывающейся духовному взору пророка. Эта суть пророчества особенно хорошо выражена в религиозно гениальном Стихотворении Пушкина «Пророк».

«…И Бога глас ко мне воззвал,
Восстань пророк и виждь и внемли
Исполнись волею моей
И Обходя моря и зе

Я верую — Я тоже нет — Фредерик Бегбедер, Жан-Мишель ди Фалько

10 ч. 43 мин. 


«Я верую – Я тоже нет»

[1]

Диа­лог между нече­стив­цем и епи­ско­пом при посред­ни­че­стве Рене Гиттона

Один из вопро­сов, кото­рых мне не избе­жать, – вопрос религии.

Жан Жене (Эпи­граф, выбран­ный Фре­де­ри­ком Бегбедером)

Ты не искал бы меня, если бы уже не нашел!

Бла­жен­ный Авгу­стин (Эпи­граф, выбран­ный Жан-Мише­лем ди Фалько)

Пьеру Шасте­нье, рож­ден­ному ари­сто­кра­том и став­шему бла­го­род­ным человеком.

Фре­де­рик Бегбедер

Моей матери, упо­ко­ив­шейся в Гос­поде 4 авгу­ста 2004 года.

Жан-Мишель ди Фалько

К читателю

Истоки этой книги ухо­дят в глубь тыся­че­ле­тий, во вре­мена, когда чело­век стал заду­мы­ваться о Боге: что делаю я на земле? Зачем нужна моя жизнь? Для чего я здесь живу? И про­сто – почему я существую?

Отве­тов на эти вопросы искали и на уро­ках в париж­ской школе Бос­сюэ, где в 1974 году уче­ник Фре­де­рик Бег­бе­дер встре­тился с новым заве­ду­ю­щим началь­ными клас­сами – отцом ди Фалько.

Увы, рели­ги­оз­ное вос­пи­та­ние не удо­вле­тво­рило внут­рен­них запро­сов уче­ника. И вот в марте 2001 года воз­никло обо­юд­ное реше­ние воз­об­но­вить неокон­чен­ный раз­го­вор с того самого места, где он был когда-то пре­рван, и в свете собы­тий послед­них лет пораз­мыш­лять о дру­гих и о самих себе.

Итак, наши встречи нача­лись до роко­вого 11 сен­тября. Их вызвала неодо­ли­мая потреб­ность в диа­логе, потреб­ность про­бить брешь в стене непо­ни­ма­ния, с кото­рым рав­но­душно мири­лось обще­ство. Беседы про­дол­жа­лись регу­лярно вплоть до мая 2004 года. То был раз­го­вор о веч­ном и лич­ном, дове­ри­тель­ный и откро­вен­ный, ведь там, где речь идет о Боге, Его смысле и нуж­но­сти, обна­жа­ются тай­ники чело­ве­че­ской души. Епи­скоп не боялся при­зна­ваться в своих сомне­ниях, не боялся оши­баться, дока­пы­ва­ясь до истины. Нече­сти­вец Фре­де­рик пытался иску­пить свою неис­пра­ви­мую дер­зость, при­мер кото­рой – кощун­ствен­ный роман об инфер­наль­ных баш­нях. В диа­лог властно вры­ва­лась злоба дня: Нью-Йорк, под­го­товка к войне в Ираке и так назы­ва­е­мый «конец» этой войны в апреле 2003 года,[2] свет­ская школа, ислам, Цер­ковь, про­гулка по клад­бищу к могиле Бод­лера со скульп­ту­рой гения зла под сенью воз­нес­шейся над кре­стами Мон­пар­насской башни, откуда Фре­де­рик пытался раз­гля­деть Twin Towers[3] Ман­х­эт­тена. Мы спо­рили о его романе, еще не вышед­шем из печати, гово­рили о Боге, Дне Всех Свя­тых, Пасхе, уто­пиях, его образе жизни, о гедо­низме, мате­ри­а­лизме, и о людях, и снова о Боге.

Уходя с этих встреч (Фре­де­рик охот­нее назна­чал бы их на три часа ночи, а не на десять утра), каж­дый ста­но­вился не то чтобы лучше, но внут­ренне богаче.

Так жад­ная потреб­ность в обмене мне­ни­ями поло­жила начало книге. Конечно, она не затра­ги­вает всех тем, кото­рые тре­во­жат чело­ве­че­ство: гале­рея зем­ных тайн и бед необо­зрима! Но, само собой разу­ме­ется, в цен­тре деба­тов – Бог, рели­гия, вера, молитва, смерть, Вос­кре­се­ние, Тро­ица. Ни один из собе­сед­ни­ков не пре­тен­дует на то, чтобы все объ­яс­нить с бого­слов­ской или науч­ной пози­ций, ни один не пре­уве­ли­чи­вает важ­но­сти сво­его мне­ния. При обсуж­де­нии этих вопро­сов, горя­чем, порой рез­ком, осо­бенно когда речь захо­дит о нра­вах, глав­ное – искренность.

Убеж­де­ния одного ста­но­вятся иску­ше­нием для дру­гого, они спо­рят, выдви­гают раз­ные аргу­менты, и в этом бес­по­щад­ном про­ти­во­сто­я­нии каж­дый помо­гает оппо­ненту откры­вать в себе что-то новое. Фре­де­рик обру­ши­ва­ется на Цер­ковь, «пле­ту­щу­юся в хво­сте обще­ства», а Жан-Мишель ди Фалько стре­мится раз­гля­деть за поверх­ност­ным бун­том под­лин­ного Бег­бе­дера. Видя тщету этого мира, один счи­тает его лишь вре­мен­ным при­бе­жи­щем, дру­гой же не верит в реаль­ность иного бытия. Однако оба соли­дарны в обли­че­нии вез­де­су­щего зла: Фре­де­рик бичует инди­ви­ду­а­лизм, а Жан-Мишель про­воз­гла­шает в каче­стве аль­тер­на­тивы весть Христову.

«Бог есть», – утвер­ждает епи­скоп. «Я Его не встре­тил», – воз­ра­жает нече­сти­вец.[4] Они отдают себе отчет в том, сколь сложна эта тайна, и тем не менее порой иро­ни­зи­руют, рискуя навлечь на себя гнев моралистов.

Кто-то отмах­нется от этих раз­мыш­ле­ний, сочтя их пустыми, но мно­гие най­дут в них отра­же­ние своих раз­ду­мий, согла­сятся с одним из авто­ров, а может быть, отча­сти и с обо­ими. Этот трех­лет­ний диа­лог ясно выра­жает пози­цию каж­дого из участ­ни­ков и в то же время пред­став­ляет собой иссле­до­ва­ние чело­ве­че­ской души в ее отно­ше­нии к веч­ным идеям, что вол­нуют людей. Не должны ли в иде­але все мы, шесть мил­ли­ар­дов зем­лян, зада­ваться теми же вопро­сами, даже если не наде­емся найти на них ответы?

Рене Гит­тон

Предисловие

Фре­де­рик Бег­бе­дер: Пожа­луй, эта книга рис­кует пре­вра­титься в испо­ведь, во вся­ком слу­чае – с моей сто­роны. Не при­помню, когда в послед­ний раз испо­ве­до­вался, если не счи­тать мои романы. Так что теперь мне пред­ста­вится слу­чай вер­нуться к этому таинству.

Итак, мы встре­ти­лись, чтобы пого­во­рить о Боге. Дол­жен ска­зать, что, про­стив­шись с париж­ской шко­лой Бос­сюэ, где ты заве­до­вал млад­шими клас­сами, а мне дове­лось учиться, я вскоре пере­стал соблю­дать цер­ков­ные обряды. Ты был моим духов­ни­ком, но с той поры я ото­шел от веры, поза­был все или почти все. Я уже сла­бо­вато раз­би­ра­юсь в том, что такое грех, и, если мы будем начи­нать каж­дую главу с обсуж­де­ния одного из гре­хов, кото­рые я совер­шил, наш труд пре­вра­тится в мно­го­том­ник. Он не поме­стится в книж­ном шкафу.

В свете собы­тий послед­них лет я хотел бы задать «работ­нику Бога» вопросы более насущ­ные, чем те, что каса­ются моих пре­гре­ше­ний. Ты утвер­жда­ешь, что Бог суще­ствует. Пред­по­ло­жив, что ты прав, и видя, какие ката­строфы вызы­вает Бог, я зада­юсь вопро­сом: а нужен ли Он?

Я по-сво­ему кри­ти­ко­вал капи­та­лизм и вовсе от этого не отре­ка­юсь. Думаю, что эта система испо­ве­дует рели­гию денег, кото­рая заме­няет Бога това­рами, ком­фор­том, насла­жде­нием и т. п. Все на свете пре­вра­ща­ется в товар, при­рода при­ва­ти­зи­ру­ется. Мои книги напол­нены тоталь­ным ниги­лиз­мом, абсо­лют­ным отча­я­нием, довольно-таки злой (как я пола­гаю) сати­рой на нынеш­ний мате­ри­а­лизм. И вме­сте с тем – без­удерж­ным гедо­низ­мом, упо­е­нием мину­той. Поды­то­жи­вая, можно ска­зать, что мои пер­со­нажи ищут ско­рее удо­воль­ствие, чем сча­стье. Но почему? Потому, что они не спо­собны найти сча­стье. Мой пес­си­мизм, наве­ян­ный пост­эк­зи­стен­ци­а­лиз­мом поко­ле­ния трид­ца­ти­лет­них, – род поиска, бешено-без­на­деж­ного, когда ты влюб­ля­ешься, это длится три года, начи­на­ешь все сна­чала с кем-то дру­гим и т. д. – сло­вом, вроде бы ты неплохо устроен в жизни, а в то же время чув­ству­ешь пустоту – все это, по-моему, не исклю­чает мета­фи­зи­че­ских исканий.

Толкования Священного Писания. Толкования на Пс. 26:13

Свт. Афанасий Великий

Верую видети благая Господня на земли живых

Разумеет горний Иерусалим.

Толкование на псалмы.

Блж. Феодорит Кирский

Верую видети благая Господня на земли живых

А я «верую видети благая Господня на земли живых»; потому что не только преодолею врагов в настоящей жизни, но наслаждусь и ожидаемыми благами. Потом Пророк предлагает увещание всем людям.

Евфимий Зигабен

Верую видети благая Господня на земли живых

Верую, видети благая Господня

Верую, говорит, Святому Духу, который удостоверяет меня, что я одержу победу и получу царство и следовательно, буду наслаждаться благами Его.

На земли живых

В этом мире. Ибо земля живых есть этот мир, а земля умерших есть ад. Впрочем, можно понимать и так, что царе-пророк здесь учит о воскресении из мертвых и землею живых называет царство небесных и благами те (блага), которые приготовил Бог любящим Его.

По мнению Григория Нисского видение здесь означает—получение наслаждения, то есть верю, что получу от Господа блага, как означают тоже и сии (слова): и увидишь благая Иерусалима—вместо получишь, будешь вкушать. Другой толковник говорит: Быть может сия земля есть (земля) мертвых. Посему мы не иначе видим блага Господни, как в зерцале и загадке. А земля живых— земля в обетованиях, в вечной жизни.

Еп. Ириней (Орда)

Ст. 13-14 Верую видети благая Господня на земли живых. Потерпи Господа, мужайся, и да крепится сердце твое, и потерпи Господа

В заключение псалмопевец высказывает, что он твердо стоит в вере, что Бог не погубит его, дарует еще ему среди живых (земля живых, в противоположность к шеолу, аду) увидеть Его милость и благодатную помощь (благая). Наконец обращается к своей душе, убеждая ее терпеливо ожидать помощи Божией.

Руководственное пособие к пониманию Псалтири.

Лопухин А.П.

Верую видети благая Господня на земли живых

Я верю, что останусь жив и - мужаюсь

«Земля живых». Давид верует, что Господь защитит его и не допустит до гибели, до шеола, куда нисходят все умершие, напротив - он будет жить и вращаться среди живых людей.

Прот. Григорий Разумовский

Верую видети благая Господня на земли живых

Выражение благая Господня значит дары и милости Господни. На земли живых, т.е. там, где живут люди, значит, под «землею живых» нужно разуметь не временное только место обитания людей, но и вечные обители в Царстве Божием. Таким образом, словами сего стиха Давид выражает следующие мысли: враги мне причиняли и продолжают причинять всякое зло: изгнали меня из дома и отечества, лишили удовольствия посещать святой храм Господень, принудили жить в сообществе иноплеменников и язычников и решились погубить меня. Но я верую и надеюсь на Господа Бога и по сей надежде уверен, что буду жив, возвращусь в свое отечество и буду пользоваться дарами Божиими, обещанными мне и моему потомству, и не только обладать земными благами сподобит меня Господь, но надеюсь, что не лишит Он меня и Небесного Своего Царствия.

Объяснение священной книги псалмов.

“Верю. Помоги моему неверию!”

В Евангелии от Марка 9:14-24 мы читаем о человеке, сын которого был одержим злым духом. Он привёл его к ученикам, чтобы изгнать из него нечистый дух, однако они не смогли это сделать. Когда пришёл Иисус, они рассказали Ему о том, что потерпели неудачу и Он попросил их привести к нему мальчика.

Затем этот человек обратился к Иисусу и попросил Его изгнать из его сына этот нечистый дух: “если можешь”, на что Иисус ответил: “Если сколько-нибудь можешь веровать, всё возможно верующему.” Тогда этот человек воскликнул со слезами: “Верую, Господи, помоги моему неверию!”

Не противоречивы ли его слова? Не сказал ли этот человек в одном и том же предложении, состоящем из пяти слов, что он верит, и в то же время не верит? Или может быть он думал, что верил, а затем осознал, что нет, и пожалел о сказанном? Возможно, он думал, что Иисус хотел бы услышать от него, что он верит, но затем понял, что солгал?

Мне не кажется, что в его словах есть противоречие. Этот человек привёл своего сына к Иисусу, потому что он слышал, что Иисус может исцелить его. Если бы он не верил в это, он бы не пришёл к Иисусу, а остался бы дома. Тот факт, что он пришёл с сыном к Нему является доказательством его веры. Почему же он сказал: “Помоги моему неверию?”

Вера в Бога и личная вера.

Чтобы получить ответ на этот вопрос, не надо глубоко копать. Миллионы людей по всему миру ходят в церковь, чтобы услышать Слово Божье. Это говорит о том, что они верят в то, что читают и слышат. Однако, как обстоят дела с верой для самих себя лично? Верим ли мы в то, что Слово Божье может быть исполнено в нашей жизни? В 1 Фесс. 5:18 мы читаем: “за всё благодарите.” Благодарим ли мы действительно за всё, или только за хорошее? Очень легко быть благодарным за хорошие вещи, но мы ведь должны благодарить за всё. И когда мы слышим о том, что мы не должны раздражаться и не сердиться, верим ли мы в то, что это возможно для нас? Научиться контролировать себя и не позволять гневу управлять нашими словами и делами – это хорошо, и не позволять злу и раздражению проявляться, когда мы говорим с другими – это тоже хорошо, но верим ли мы в то, что по благодати Божьей мы можем не сердиться и не раздражаться? (Ефес. 4:31)

Когда мы сталкиваемся с нашей греховной природой и видим насколько глубоко она погрязла во грехе, и как легко мы падаем, тогда в наших сердцах может появиться этот крик: “Дорогой Бог, я верю, что Ты существуешь и, что Твоё Слово истинно, но помоги мне поверить в то, что это возможно для меня – жить согласно Твоему Слову!” Всё добро от Бога, а все проблемы и плохие вещи из-за греха. Когда мы получаем веру, что мы действительно можем жить по Слову Божьему и перестать грешить, не раздражаться и не сердиться, тогда мы получаем хорошую жизнь, что и являлось планом Божьим для нас. (1 Иоанна 3:6-9)

В тебе может появиться что-то новое!

Я лично вырос в семье верующих, и сам всю свою жизнь был активным членом церкви. У меня никогда не возникало сомнений в том, что написанное в Библии является правдой, однако прийти к личной вере в Слово Божье и в то, что Оно может быть исполнено в моей жизни было огромным шагом, выходящим за пределы веры ребёнка в то, что он услышал. Крик: “Помоги моему неверию” – это не просто что-то что происходит один раз в жизни, но он должен звучать каждый день, когда я обнаруживаю в себе грех и свою человеческую природу. Тогда я направляю свою жизнь в соответствии со Словом Божьим и Его волей для нас.

Веришь ли ты в то, что Божье Слово может быть исполнено в твоей жизни? Веришь ли ты в то, что эти славные слова, которые ты читаешь, действительно могут поселиться в тебе? Когда мы сталкиваемся с этим отсутствием веры для самих себя, тогда мы можем взывать: “Я верую, помоги моему неверию”. Эта молитва в нашей жизни не является провалом веры, но она исходит из глубокой нужды жить жизнью угодной Богу.

Guitar Songs Club - Христианские Песни — Я в бессмертье иду, наступая на зло, -

Текст

Песнь возрождения 1196
KORG PA900 Country\Country QuikStep

         Dm      A               Dm
Я в бессмертье иду, наступая на зло, -
        F         C       F
Из скорбей и страданий дорога.
      Bb      F       D        Gm
На душе у меня и тепло, и светло,
     Dm        A       Dm
Потому что я верую в Бога.
      Bb      F       D        Gm
На душе у меня и тепло, и светло,
     Dm        A       Dm
Потому что я верую в Бога.

         Dm      A               Dm
Знаю я, что мне можно и что мне нельзя,
        F         C       F
Знаю, что хорошо и что плохо,
      Bb      F       D        Gm
Знаю, что на земле существую не зря,
     Dm        A       Dm
Потому что я верую в Бога.
      Bb      F       D        Gm
Знаю, что на земле существую не зря,
     Dm        A       Dm
Потому что я верую в Бога.

         Dm      A               Dm
Против истины войско ведёт сатана,
        F         C       F
Духи зла ополчились, как звери.
      Bb      F       D        Gm
Ждёт меня впереди неземная страна,
     Dm        A       Dm
Потому что я в Господа верю.
      Bb      F       D        Gm
Ждёт меня впереди неземная страна,
     Dm        A       Dm
Потому что я в Господа верю.

МОДУЛЯЦИЯ

         Dm      A               Dm
Даже если встречаю следы катастроф,
        F         C       F
Исчезает из сердца тревога,
      Bb      F       D        Gm
Как подумаю я, что есть любящий Бог,
     Dm        A       Dm
То я счастлив, что верую в Бога.
      Bb      F       D        Gm
Как подумаю я, что есть любящий Бог,
     Dm        A       Dm
То я счастлив, что верую в Бога.

         Dm      A               Dm
Нет от радости слов, очень мне повезло,
        F         C       F
Мною найдена в небо дорога.
      Bb      F       D        Gm
На душе у меня и тепло и светло,
     Dm        A       Dm
Потому что я верую в Бога.
      Bb      F       D        Gm
На душе у меня и тепло и светло,
     Dm        A       Dm
Потому что я верую в Бога.

▶▷▶▷ сочинение я верю в любовь

▶▷▶▷ сочинение я верю в любовь
ИнтерфейсРусский/Английский
Тип лицензияFree
Кол-во просмотров257
Кол-во загрузок132 раз
Обновление:25-09-2019

сочинение я верю в любовь - Сочинение на тему : Во что я верю - dimaanvor321 LiveJournal dimaanvor321livejournalcom1786html Cached 7) Любовь Божья проявляется во всем Я в это верю потому что когда я делал плохие поступки Бог проявлял милосердие и помогал мне выбраться Да и не только мне А во что верите вы? Во что я верю: одно из последних эссе Андре Моруа о самом izbrannoecomnewsmyslivo-chto-ya-veryu-odno-iz Cached Я верю в то, что эти законы нужно уважать, и именно то общество, которое сохранит им верность, окажется наиболее долговечным Первый из этих законов разделение власти Сочинение Я Верю В Любовь - Image Results More Сочинение Я Верю В Любовь images Я ВЕРЮ В ЛЮБОВЬ ВИНКС - YouTube wwwyoutubecom watch?vijzcJZ8cDv4 Cached Я ВЕРЮ В ЛЮБОВЬ ВИНКС song: винтаж- я верю в любовь editor:me program:sony vegas pro 140 Сочинение на тему Любовь, Что такое любовь? (153 ОГЭ 9 класс) sochiniterusochineniyasochineniya-ogechto-takoe Cached А в общем любовь замечательное чувство, без нее нельзя прожить и дня, так что любите людей и всех живых существ Любовь принесет в душу чуточку радости и чувство счастья ОГЭ 9 класс ЕГЭ 11 класс Я верю в любовь - YouTube wwwyoutubecom watch?vl_3ZSridtUs Cached This feature is not available right now Please try again later Сочинение на тему Вера - Сочинение на 5 soch67infoindexphprusskij-yazyk1631 Cached Я не назвал бы себя верующим человеком, но есть то, во что я верю Это высший разум, справедливость, то, что каждый человек в этом мире получает по своим заслугам Сочинение-рассуждение 153 на ОГЭ 2015 года По тексту 72 ege-essayrusochinenie-rassuzhdenie-15-3-na-oge Cached Любовь , время, проведённое вместе, помогли Нике вылечиться Знание, что у тебя есть любящий человек, даёт силы жить Итак, я доказала, что в мире нет ничего прекраснее такого чувства, как любовь То, во что я верю - all-psycom wwwall-psycomksvo-chto-ya-veryuhtml Cached Я верю в любовь , которая помогает мне уверенно шагать по жизни, верю в себя, своих родных и близких, верю в свои возможности и силы, которые помогают преодолевать трудности Сочинение на тему Почему я верую в бога mirsochruna-svobodnuyu-temu728-sochinenie-na Cached Я верю , что все в руках Всевышнего Вера в Бога придает мне силы и уверенность двигаться по жизни Я знаю, что есть кто-то к кому я могу обратиться со своими молитвами Напишите пожалуйста мини сочинение на тему Во что я верю shkolnikucomobshtestvoznanietask435354html Cached 7) Любовь Божья проявляется во всем Я в это верю потому что когда я делал плохие поступки Бог проявлял милосердие и помогал мне выбраться Да и не только мне Promotional Results For You Free Download Mozilla Firefox Web Browser wwwmozillaorg Download Firefox - the faster, smarter, easier way to browse the web and all of Also Try сочинение я верю в любовь слова сочинение я верю в любовь текст 1 2 3 4 5 Next 28,000

  • Сочинение на тему русский язык. А цели человека определяются его взглядами на мир, тем, во что он ве
  • рит и от чего никогда не отречется. Сочинение на тему Что такое массовая культура? Мы просто это чувствуем и верим, что это есть. Сочинения На свободную тему Сочинение на тему Почему я верую в бога
  • вствуем и верим, что это есть. Сочинения На свободную тему Сочинение на тему Почему я верую в бога Здесь можно скачать любое сочинение бесплатно. Сочинение на вольную тему: Любовь Через тысячу лет. Я очень хочу взаимного высокого любовь и верю, что оно придет не только ко мне. Сочинение по повести Куприна Гранатовый браслет Слава храбрым, что осмеливаются. Предыдущие Сочинения: Современность античного мифа о Галатее и Пигмалионе в пьесе Б. Шоу Следующие Сочинения: Любовь - всегда тайна. Скажите, пожалуйста, можно ли Вам скинуть сочинение для проверки по литературе? Я посмотрела сочинение о притворстве:понравилось. Re: Мастер-класс по написанию сочинения в рамках ЕГЭ 2017 года. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение. Сочинения Пушкин А.С. Разное quot;Чувства добрые я лирой пробуждал...quot; (лирика А.С.Пушкина) Главная gt; Сочинения gt; Язык, слово. А цели человека определяются его взглядами на мир, тем, во что он верит и от чего никогда не отречется. Значит ли это, что я всегда буду стоять перед выбором быть или не быть, любить или не любить, верить или не верить? Сочинение 4 класса на тему осень мое любимое время года. В26 Почему я верю в Бога. Мн.: Издательство Белорусского Экзархата, 1998. 320 с. 16 с. илл. Любовь и бесы. Следовательно, она, как и Бог, абсолютно истинна и, стало быть, ей надо верить беспрекословно. А вы верите в любовь с первого взгляда? Я тоже не верю и считаю, что любовь приходит постепенно, в процессе узнавания человека.

она

как и Бог

  • что у тебя есть любящий человек
  • что эти законы нужно уважать
  • которое сохранит им верность

Нажмите здесь , если переадресация не будет выполнена в течение нескольких секунд сочинение я верю в любовь Поиск в Все Картинки Ещё Видео Новости Покупки Карты Книги Все продукты Я ВЕРЮ В ЛЮБОВЬ uDubacom udubacomYAVERYUVLYUBOV Я верю в Любовь Я вообще утверждаю, что в моем мире реально то, во что я верю Поэтому, я живу во срочно нужно сочинение Я не верю в любовь Школьные апр Не думаю, что такие есть сочинения Но зато есть стихотворения поэтов на эту тему к примеру Напишите мини сочинение во что я верю Школьные май Напишите мини сочинение во что я верю во чтото,не только в богов в чудеса,в любовь ,в семейную ласку,в доброту красная строка Я верю в чудеса,мне кажется если Мое эссе о любви Пикабу авг Я верю в любовь сказочную, по крайней мере, я хочу верить, мне это нравится, и мне нравится Сочинение на тему Почему я верую в бога Я верю , что все в руках Всевышнего Вера в Бога придает мне силы и уверенность двигаться по жизни Я знаю Про То, во что я верю LoveHateRu www love hateruopinions Я верю в то, что красота спасет мир Я всетаки верю в The Big L большую любовь , которая есть, что бы вы не Сочинение на тему Любовь , Что такое любовь ? ОГЭ sochiniteruchtotakoelyubovogeh Любовь это самое прекрасное чувство, которое может испытывать любой Сочинение про Любовь и ее виды Поэт, поднимая тему любви, мог закричать во всеуслышание не верю ! То, во что я верю Allpsycom allpsycomvochtoya апр Я верю в Любовь , именно благодаря любви любое действие наполнено смыслом, и результат Конкурс эссе Я верю заявки LiveLib livelibrucontestyaentries Я хоть и не мужик, но для меня эта любовь тогда действительно стала громом И именно это чувство привело к Любовь с первого взгляда существует ЗА и ПРОТИВ АиФ мар И я совершенно согласна с их выводами! Поэтому в любовь с первого взгляда я не верю как вам сочинение на тему любвипросьба кто ненавидит любовь это всего лишь часть сочинения Мини сочинение на тему Любовь это и Верю ли я в любовь ?! Что такое напишите сочинение Верите ли вы в первую любовь и счастье Ответы Любовь , как и все естественное штука очень простая И я легко могу дать определение любви Любовь это то Сочинение на тему Во что я верю dimaanvor мар Любовь Божья проявляется во всем Я в это верю потому что когда я делал плохие поступки Бог Я не верю в любовь Реалисты wwwrealistirujaneverjuvljubovht июл Но я не хочу стандартной жизни семьи, детей И я не верю в любовь , ибо любовь эмоция, а все Во что я верю Преданиеру православный портал То, во что я верю , не совпадает с тем, что я знаю отсюда первая возможность недоразумений Мне следует Почему я не верю в любовь ? Хитросплетения Психологии апр У меня всё все прекрасно в жизни Почти Мне не везет в любви Она будто обходит меня Сочинение на тему Любовь Sochinyalkaru авг Сочинение рассуждение о любви, в которой Любовь , какое простое слово Я искренне восторгаюсь этой фразой, ведь её смысл даже глубже, нежели мы все думаем Любовь всей нашей жизни остается с нами навсегда wwwpsychologiesrulyubovvsey И все же я верю в большую любовь , потому что у меня она была У меня была эта грандиозная любовь Андре Моруа Во что я верю libruMORUAmorua_txt?format Я верю в то, что рука эта по природе своей глубоко отлична от всего Тот, кто способен побороть власть инстинкта, сохранить верность взятому на себя обязательству, обратить любовь в Сочинения Результат из Книги Борис Савинков Biography Autobiography Я обнимаю вас, милые друзья и товарищи От всего сердца благодарен вам за вашу любовь и дружбу Я верю в Сочинения Результат из Книги Добролюбов Н А И она не отвечаете не верю , а говоритъ просто я нтъ, Павелъ Явовлевичъ , я верю въ ваше раекаяте, и въ ваши Академик Пирогов Избранные сочинения Результат из Книги Николай Пирогов Biography Autobiography Я предложил отправиться моей невесте с матерью в Ревель, на морские купания, куда Это сделала любовь Теперь я верю или, вернее, желаю верить в бессмертие не потому только, что я верю в любовь Перевод на английский примеры русский я верю в Перевод контекст я верю в любовь c русский на английский от Reverso Context Но я верю в любовь и Я верю в чистую любовь А К Толстой Викитека Я _ верю _в фев Я верю в чистую любовь А К Толстой Материал Источник А К Толстой Сочинения в х т Сочинение на тему Любовь Электронные учебники по Проверка и разбор сочинений на тему Любовь на форуме Расписание Константин Симонов Жди меня, и я вернусь По ком звонит Верю в тебя, дорогую подругу мою Эта вера от Любовь сильнее смерти сочинение рассуждение sdamnarulyubovsilneesmerti Пока что со мной такого не случалось, но я верю , что этот день настанет, и моя настоящая любовь не пройдет Конкурс детский сочинений о маме Для финалистов Конкурс детских сочинений Я люблю свою маму продлился с февраля по марта года в несколько Сочинение Любовь с первого взгляда ноя Любовь с первого взгляда, конечно, возможна, но, на самом деле, это всего лишь влечение Сочинения русского периода Прозаические произведения Результат из Книги Лев Гомолицкий , Лазарь Флейшман Biography Autobiography И при этом спрашиваю себя точно ли я верю в то, что я в Боге и Бог во мне? И верю лия в то, что жизнь моя в том Написать сочинение на тему Верю ли я в любовь с первого Это не моё мнение, но вот Конечно, верю ! Бывают такие моменты когда видишь человека и у тебя замирает сердце Это так прекрасно! Мамина PDF Сборник конкурсных сочинений , посвященных теме выборов izbirkomadmkrskruКонкурс_соч_ сен занявшему третье место, за сочинение Если бы я был депутатом не ошибиться и отличить искреннюю любовь от любви эгоистич Я верю , что среди них есть добро Сочинение на тему Любовь к человеку в русской литературе literasu love tomaninrussianliteratu Сочинение на тему О любви к человеку в русской литературе Я боюсь и не люблю очень серьезных физиономий, боюсь серьезных разговоров Его кредо Во что веришь , то и есть TokaTreff Культурный обмен и молодежная журналистика wwwgoethedeinsruhtm Если я верю в бессмертие, в этом проявляется моё желание быть не только частью материального мира, но и частью вечности; вера в любовь желание любить и быть любимой Веря мы Любовь в жизни Онегина, Татьяны и Пушкина по роману wwwlitraru Сочинения Пушкин АС Евгений Онегин Любовь в жизни Онегина, Татьяны и Я знаю, ты мне послан богом, Сочинение на заданную тему Учительская газета wwwugruarchive окт Их сочинения написаны от души Я стараюсь хорошо учиться, потому что убежден Родине Но я верю в себя! мне передать свою любовь к армии, поэтому я и учусь в Спор о правде и лжи в пьесе МГорького На дне ЯКласс yaklassrumateriali?mode делает вид, что верит Насте Я верю ! Коли ты веришь , была у тебя настоящая любовь значит была она ОТ ЧИТАТЕЛЬСКОЙ ПОЗИЦИИ К АВТОРСКОЙ Из сочинения ученицы Валерии Я Написание сочинения Каким поучениям взрослых я верю стало понятно, что школа дает нам воспитание, знание и какуюто искреннюю любовь , мы Существует ли любовь с первого взгляда? Психология апр Я верю в любовь с первого взгляда! Подруга уже лет замужем у них любовь с первого згляда PDF Рассказ эссе Я библиотекарь wwwrbarucontentactivitiesessepdf Я считаю себя счастливым человеком, потому что я занята любимым делом, Это любовь не только к книгам, но и к Я верю , что дело начатое нами, несколькими энтузиастами будет ОГЭ Русский язык Материал к заданию ЛЮБОВЬ esseegeruогэрусскийязыкматериал Никто не знает, во сколько лет придёт это чувство к человеку, но придёт обязательно, я верю в это Ведь любовь Донецк мой любимый город Общество и Экология wwwecogazetaruarchives янв Стоит ли говорить, что я люблю свой город?! И я верю , что дружба с ним, с моим Донецком, Лев Николаевич Толстой В чем моя вера? tolstoyruonlinevchemmoyavera томного собрания сочинений Л Н Толстого Но я чувствовал, что я мало верю и потому не могу молиться А то, что жизнь людей, в душу которых вложена жалость и любовь друг к Любите себя Психологос Дистанция psychologosrulyubite Я искренне верю , что любовь к жизни, к этому миру, к любому человеку, начинается с любви к себе Любить себя Зачем нужны воспоминания Жить интересно! фев У меня трое детей и трое внуков, я верю в любовь и в то, что человек создан для счастья класс, коллективное сочинение goldi_proudfeet янв я верю в во всех языческих богов всего мира, в любовь с первого взгляда, я верю в теорию Сочинение Сборник ЕГЭ ЕГЭ сен Чувствуешь чтото особенное, когда за дверью морем гудит аудитория За лет я не привык к Ваши стихи собственного сочинения Марина май Я верю , что может быть ты и вернешься, Что у вас там любовь ? нежность? и улыбки без DOC русский язык fipirusitesdefaultru_mr_doc Задание с развернутым ответом это сочинение на основе предложенного текста Я , как и Михалков, верю , что русский народ всегда будет читать Любовь к отеческим гробам Сочинение на тему Любовь в жизни Онегина и Татьяны kritikarupagephp?id фев Сочинение на тему Любовь в жизни Онегина и Татьяны по автора Я вас любил любовью брата, Помогите написать сочинение на тему существует ли дек На ум ничего не приходит, а сочинение нужно сдать в понедельник сказать есть ли любовь с первого взгляда и всё такое, типа я на Не верю про любовь с первого взгляда Запросы, похожие на сочинение я верю в любовь во что я верю сочинение что такое любовь эссе по философии напишите мини сочинение на тему во что я верю как начать сочинение про любовь что такое любовь сочинение что значит любить сочинение вещи в которые я верю эссе любовь это След Войти Версия Поиска Мобильная Полная Конфиденциальность Условия Настройки Отзыв Справка

Сочинение на тему русский язык. А цели человека определяются его взглядами на мир, тем, во что он верит и от чего никогда не отречется. Сочинение на тему Что такое массовая культура? Мы просто это чувствуем и верим, что это есть. Сочинения На свободную тему Сочинение на тему Почему я верую в бога Здесь можно скачать любое сочинение бесплатно. Сочинение на вольную тему: Любовь Через тысячу лет. Я очень хочу взаимного высокого любовь и верю, что оно придет не только ко мне. Сочинение по повести Куприна Гранатовый браслет Слава храбрым, что осмеливаются. Предыдущие Сочинения: Современность античного мифа о Галатее и Пигмалионе в пьесе Б. Шоу Следующие Сочинения: Любовь - всегда тайна. Скажите, пожалуйста, можно ли Вам скинуть сочинение для проверки по литературе? Я посмотрела сочинение о притворстве:понравилось. Re: Мастер-класс по написанию сочинения в рамках ЕГЭ 2017 года. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение. Сочинения Пушкин А.С. Разное quot;Чувства добрые я лирой пробуждал...quot; (лирика А.С.Пушкина) Главная gt; Сочинения gt; Язык, слово. А цели человека определяются его взглядами на мир, тем, во что он верит и от чего никогда не отречется. Значит ли это, что я всегда буду стоять перед выбором быть или не быть, любить или не любить, верить или не верить? Сочинение 4 класса на тему осень мое любимое время года. В26 Почему я верю в Бога. Мн.: Издательство Белорусского Экзархата, 1998. 320 с. 16 с. илл. Любовь и бесы. Следовательно, она, как и Бог, абсолютно истинна и, стало быть, ей надо верить беспрекословно. А вы верите в любовь с первого взгляда? Я тоже не верю и считаю, что любовь приходит постепенно, в процессе узнавания человека.

Репертуар Большого театра

Евангелие от Иоанна. Глава 11.

Был болен некто Лазарь из Вифании, из селения, где жили Мария и Марфа, сестра ее. Мария же, которой брат Лазарь был болен, была та, которая помазала Господа миром и отерла ноги Его волосами своими.

Сестры послали сказать Ему: Господи! вот, кого Ты любишь, болен. Иисус, услышав то, сказал: эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий. После этого сказал ученикам: пойдем опять в Иудею. Иисус, придя, нашел, что он уже четыре дня в гробе.

Вифания же была близ Иерусалима, стадиях в пятнадцати; и многие из Иудеев пришли к Марфе и Марии утешать их в печали о брате их. Марфа, услышав, что идет Иисус, пошла навстречу Ему. Тогда Марфа сказала Иисусу: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог.

Иисус говорит ей: воскреснет брат твой. Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему? Она говорит Ему: так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир. Сказав это, пошла и позвала тайно Марию, сестру свою, говоря: Учитель здесь и зовет тебя.

Иисус, когда увидел ее плачущую и пришедших с нею Иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и возмутился и сказал: где вы положили его? Говорят Ему: Господи! пойди и посмотри. Иисус же, опять скорбя внутренно, приходит ко гробу. То была пещера, и камень лежал на ней.

Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе. Иисус говорит ей: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию?

Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня.

Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон.

И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет.

Тогда многие из Иудеев, пришедших к Марии и видевших, что сотворил Иисус, уверовали в Него.

А некоторые из них пошли к фарисеям и сказали им, что сделал Иисус.

Распечатать

Я буду тем, во что верю - Основная песня

Музыкальное видео «Я буду тем, во что верю». Песня для Первоначального общества, написанная Блейком Джиллеттом. Слова включают: «У меня будет вера, как брат Джозеф, и сила пионеров, я буду храбрым, как юные воины, и, как Нефий, стойким…»

Если вы не слышали эту песню Блейка Джиллета, вы упускаете ее. Это очень трогательная и трогательная песня, особенно когда ее поют дети из Первоначального общества.Эту песню в моей палате пели как музыкальный номер, и я не уверена, что в комнате осталось хоть одно сухое глаза. Наслаждаться!

Посмотрите ниже личный веб-сайт Блейка и дополнительную информацию.

От Блейка:

Это одна из многих новых освежающих основных песен с моего нового компакт-диска I Will Be What I Believe. Посетите мой веб-сайт www.blakegillettemusic.com, чтобы найти больше песен, аранжировок и гибридных приложений.Надеюсь, вам понравится!

На полном компакт-диске 13 песен и 11 песен в музыкальном сборнике. Чтобы купить напрямую, перейдите по ссылкам на «Книги и вещи».

Ноты - Нажмите ЗДЕСЬ

CD-Нажмите ЗДЕСЬ

С участием Уильяма Кима, Халли Кахун, Гранта Уэсткотта, Кении Кларка и Каира МакГи из детского хора One Voice и детей начальной школы Мейплтон-кола

Обратите внимание на эти забавные музыкальные предметы, идеально подходящие для любого учителя музыки!

Чтобы получить красивую вдохновляющую цитату о Вере, которая включает БЕСПЛАТНУЮ загрузку PDF, нажмите ЗДЕСЬ

С уважением,

Музыка - это мощный способ научить принципам Евангелия и пригласить Духа на любой урок.Подпишитесь на мой ежемесячный информационный бюллетень, чтобы быть в курсе всей новейшей музыки и других вдохновляющих ресурсов здесь, в Библиотеке Мелани. Зарегистрируйтесь сегодня

🙂

Во что я верю и почему это важно?

Когда жизнь кажется не в духе, особенно в такие времена, когда национальные и глобальные новости наполнены пандемией, шаткой политикой и политическими сценами, а также другими беспорядками и мировыми проблемами, мы можем легко ускользнуть от корня того, кто мы есть, и забыть о том, во что мы верим.Возможно, вы слышали термин «оставайтесь стойкими в своих убеждениях». Важно привнести в свое существование чувство уверенности и направленность, оставаясь верным своим ценностям - своим фундаментальным убеждениям и руководящим принципам. Живя своей жизнью, основанной на своих убеждениях, вы остаетесь верными себе.

Почему важно то, во что я верю? Когда вы во что-то верите - когда вы верите в это до глубины души, - ваши искренние действия говорят за вас. Ваши действия могут говорить громче слов, если вы твердо придерживаетесь своих убеждений.Джоан Читтистер однажды сказала: «Безразличие - кислота жизни. Он разрушает весь наш дух и делает нас бесполезными для других. Мы все должны что-то отстаивать, иначе наши души перестанут дышать ».

В истинной форме, когда вы живете тем, во что верите, вы оказываете влияние не только на себя, но также на семью и общество. Когда вы основываете свой личный жизненный выбор на том, во что верите, вы поддерживаете чувство, что обладаете свободой быть собой - вы синхронизированы с собой, несмотря на любые жизненные обстоятельства.Если жизнь создает для вас трудности (а они будут), каждый выбор, который вы сделали в рамках своей основной системы убеждений, позволит вам сохранить чувство собственного достоинства и уверенности в себе. Вы можете похлопать себя по плечу, потому что вы придерживаетесь того, что для ВАС наиболее важно.

Вы верите в подавать пример другим? Когда вы искренни по отношению к себе, вы становитесь влиянием, которое ведет других через наблюдение за вами (по сравнению с тем, что вы даете указания). Строит доверие и укрепляет отношения, когда люди становятся свидетелями вашей непоколебимой преданности тому, во что вы верите.Есть ли лучший способ научить своих детей или других, чем подавать пример?

Во что я верю?

По сути, ваши основные убеждения никогда не должны основываться на том, что, по мнению других, должно вас волновать. И ваши личные убеждения не должны полностью состоять из того, что и как мир воспринимает, моделирует или моделирует. Личные убеждения и ценности определяют вашу уникальность - это вы сами! У всех нас есть набор основных ценностей, которые, по сути, являются тем, во что мы верим и о которых больше всего заботимся в мире.Основные ценности поддерживают основу того, во что мы верим. Если вы не знаете, во что вы действительно верите, подумайте о том, чтобы начать с: Как мне найти свои основные ценности?

Что важно в вашей жизни?

Вы - первое, во что вы должны верить. Когда вы верите в себя, вы снимаете ограничения, чтобы верить и поддерживать то, что ваше сердце заставляет вас ценить. Когда вы верите в себя, вы увлекаетесь защитой того, во что верите.

Вы верите в доброту? Вы можете верить в добрые дела, такие как «предоплата».Вы можете поверить, что доброта не сводится исключительно к тому, чтобы давать или делать большие дела в жизни для других. Вы можете поверить, что малейшая доброта имеет значение в мире.

Верите ли вы в то, что говорите правду? Ваша искренняя вера в то, что вы каждый момент говорите правду, способствует большей правде. Это создает круговорот веры в других и побуждает других говорить правду, а также искать правду. Сказание правды также может побудить вас или других высказаться за дело, когда правду не говорят.

Верите ли вы в прощение? Если у вас есть сердце прощения, вы можете простить до того, как произойдет какое-либо оскорбление. Прощение освобождает вас, но это также вера, которая поддерживает жизненный выбор, например, устанавливает границы вместо того, чтобы проецировать ненависть или злобу. Прощение - это не забвение, но прощение лечит. Список того, во что вы верите, может показаться бесконечным… но он находится в центре вашего сердца. Носите с собой дневник или сядьте, когда у вас будет минутка тишины, и запишите, во что вы верите.Будьте открыты и честны, позвольте своему сердцу и ценностям вести вас. Вылейте это на бумагу!

Мы здесь, чтобы помочь

Если вы боретесь или чувствуете себя подавленным и не можете осмыслить то, во что вы верите в основе своей, мы здесь, чтобы помочь. Мы поможем вам жить своей жизнью, основанной на ваших основных убеждениях и искренности по отношению к себе. Центр семейной ориентации и терапии - это место, где царит любящая доброта, где ярлыки и диагнозы - это просто кусочки информации на вашем пути к большему здоровью и счастью.Наши врачи составляют планы лечения с вашими ценностями и нашим опытом. Мы прилагаем все усилия, чтобы изменить жизнь наших клиентов и то, как мир видит лечение психических заболеваний. Есть три простых способа записаться к нам на прием: онлайн, позвонить по телефону 619-600-0683 или отправить текстовое сообщение 619-607-1230.

Витрина эссе «Это я верю» | Письменный центр

The Writing Center с гордостью представляет CSUSM This I Believe Showcase победителей и их эссе за 2018-2019 учебный год!

«Я достаточно» Адрианны Адам

Всю свою жизнь я всегда считал себя неудачником.Я был неудачником за то, что он недостаточно умен, достаточно дружелюбен или достаточно красив. Я всегда критиковал я за то, что не приложил достаточно усилий, чтобы полностью раскрыть свой потенциал. Хотя речь шла не о том, чтобы полностью раскрыть свой потенциал, а о том, что я не нереалистичные ожидания, которые я возлагал на себя и самых близких людей мне. Бремя, которое я нес, тяготило меня, как якорь удерживает лодка.Только он был привязан к моему разуму, а не к лодыжке или кораблю. Вес о ненависти к себе и заниженной самооценке, из-за которых я почувствовал, что тону. Далеко не было видно яркого горизонта, а было больше черные и серые облака, которые принесут мне еще одну бурю.

День за днем ​​я смотрел на себя в зеркало, теряя себя. я мог бы Каждую ночь говорю себе, что мне никогда не хватало.Я считал себя слабым и никчемный человек, пустая трата времени. Такое ненавистное мышление превратило его в борьбу остаться на плаву. Прежде чем я осознал это, я был отягощен тревогой и расстройством пищевого поведения. Каждое утро я просыпался только для того, чтобы подготовиться к трудностям моего болезни.

В какой-то момент меня полностью поглотила буря моих темных мыслей.У меня были проблемы переживая каждый день. Было сложно сделать вид, что все в порядке. я не мог больше даже изображать улыбку. За это время я начал гадать, что бы это было быть как будто меня больше не существует. Когда я смотрел на холодные и резкие волны Однажды ночью в заливе Монтерей я понял, что не хочу тонуть. Внезапно я вспомнил всех людей в моей жизни, которые помогали мне на разных этапах моей жизни.Я не хотел их подводить. Я думал о том, как я не хотел тратить остаток моей жизни изо всех сил пытаюсь прожить один день. Я не хотел проходить жизнь изолирована из-за моего беспокойства. Я хотел прожить жизнь, в которой мог быть счастлив и быть окруженным людьми, которыми я восхищаюсь. В тот момент, когда я смотрю на волны Монтерея В заливе вернулась моя решимость не только жить, но и желание наслаждаться. жизнь вернулась.

Я должен был сначала научиться у себя, чтобы начать отпускать темные и тревожные мысли это мучило меня. Как только я признал, что никогда не смогу выполнить эти нереалистичные ожиданий, которые у меня были, я признал, что мне нужно обратиться за помощью, поговорив с умственным медицинские работники. Я не мог вечно оставаться один в открытом море, но мне нужно было забраться на спасательную шлюпку и пообщаться с людьми в моей жизни.

В конце концов я понял, что не был неудачником. Я действительно добился успеха во многих способы: для попадания в CSUSM; возможность быть рядом с близкими мне людьми; и имея прекрасный дар свободы быть тем, кем я являюсь сегодня.

Я считаю, что мне достаточно. Я достаточно хорош для общества. Я достаточно хорош, чтобы быть собой без груза негативных мыслей и нереалистичных ожиданий.Я достаточно хорош чтобы получить помощь от других. Я достаточно хорош, чтобы жить счастливой жизнью.

«Сила Potstickers» Лорен Браун

Я верю в то, что готовит моя мама.

С тех пор, как моя мама поняла, что в колледже мне придется готовить для себя, она посвятила ее лето, чтобы научить меня способам на кухне.Учило ли это меня как управлять скороваркой, показывая мне, как лучше очистить кожу чеснок, или демонстрируя, как правильно готовить потстикеры в воке, стойкость у моей матери было столько, сколько она знала, достойного восхищения. Она настаивала на том, чтобы точные размеры или точные ингредиенты не были необходимы, и приготовление пищи было скорее искусство, чем точная наука, но я все еще чувствовал, что несомненно уничтожу любой аромат или текстура с единственной неуместной крупинкой соли; никакие компромиссы не уступят совершенство.Тем не менее, она настаивала на том, что я наливаю рис в плиту без мерного стакана и мое сердце упало от разочарования, когда я наблюдал, как водянистая, жидкая каша сильно падает в мусорное ведро.

«Иногда все бывает не идеально, - сказала она мне, - и тебе просто нужно бросить засучите рукава и поймите, что поиск другого решения - единственный способ сэкономить блюдо."

С этого момента я начал видеть компромиссы и решения, о которых говорила моя мама, не только на кухне, но и в ее жизни вокруг нее.

Моя мама хотела приготовить для нас традиционный тайваньский обед, который готовила бы ее мама. для нее перед отъездом в Америку. Однако поддон моего младшего брата только оценив сложность куриных наггетсов и кусочков пиццы, отказался от еды наша культурная семья пронизана застольем. В следующий раз, когда мама захотела воссоздать посуду, она выбрала замороженные потстикеры от Trader Joe’s с говядиной и американской брокколи. вместо капусты и бок-чой.Хотя это удовлетворило вкусы и пристрастия мой брат, я не мог не отчаяться из-за изменений в рецептах, которые у меня были так дорого, отчаяние из-за компромисса нашей культуры.

Когда я ушел в колледж, моя мама послушно упаковала сумку для морозильной камеры, полную наших заранее приготовленные блюда из дома, а поверх замороженных блюд сидели Торговцы Потстикеры Джо.

Наличие соседей по комнате в колледже само по себе было достаточно большим компромиссом, но еда доказала, что особенно сложно. Застигнутые врасплох соседи по комнате, просящие попробовать мою еду, Я обнаружил, что естественно иду на компромисс, как это делала моя мама, готовя для всех, с учетом их предпочтений и ограничений. Вместо этого яичная лапша риса. Меньше кунжутного масла и больше соевого соуса.Хотя я не приветствовал эти изменения поначалу я боялся, что заменители дадут обед некачественный. медленно обнаружил, что альтернативы мне нравятся больше, чем рецепты. Я продолжил, добавив жареные яйца, ростки фасоли, шпинат и спам в расфасованную лапшу рамэн, которая только потребовали порошкообразных ароматизаторов, и даже мои соседи по комнате начали проявлять интерес к неортодоксальное сочетание.

Хотя мне удобны точные размеры рецептов, я стараюсь добавить щепотка этого и немного того в моей еде время от времени. Вот как я пойду вне моей зоны комфорта каждый день. И я вижу в себе новообретенную мудрость: все нормально идти по проторенной дороге, можно экспериментировать, компромисс может привести к чему-то новому и красивый. Моя мама научила меня этому, и я надеюсь, что принесу это с меня, куда бы я ни пошел.

«Я верю в исцеление» Яхайры Казарес

Я верю в исцеление. Я верю в длительный процесс исцеления. Сентябрь 2017 г. У меня был опыт, который сделал прошлый год очень трудным для меня и моей семьи. Я очень хочу вылечиться, и временами мне кажется, что эти шаги к исцелению возможны, потому что Я верю в надежду, и эта надежда является частью исцеления.Идея, что если я не в порядке или не счастлив в этот момент, но иметь возможность стать счастливым и стать нормальным в будущем это движущая сила для исцеления. Я нахожусь в месте, где приветствую боль и боль, потому что я понимаю, что это часть процесса исцеления. Я также приветствую смех и новые возможности, потому что я верю, что позволю себе быть парализованным в несчастье парализует мое исцеление.

Я верю, что как человек я могу позволить любви исцелить меня. я полагаю, что когда моя собака ложится мне на грудь, она меня лечит; когда я заправляю своего младшего брата, он меня лечит; когда я обнимаю родителей, они меня исцеляют; когда я смотрю «Пока ты спал »в пятнадцатый раз, это меня лечит. Я в процессе рост, и что я имею в виду под этим, я «наполняю свою чашу, пока моя чаша не переливается» Я решаю наполнить свою чашу пониманием.Процесс заживления подобен пломбированию моя чашка с одной каплей в день, отчаянно мучительная, но отчаянно необходимая цените полную чашку.

Я езжу в Мексику почти каждые два уик-энда, вижу много бедности, мамы сидят на земле при самых высоких и самых низких температурах вместе со своими детьми и малыши на коленях, пытающиеся продать жевательную резинку за любую мелочь.Я никогда не был подвержены такому уровню бедности, и все же младенцы и малыши играли, смеяться, используя камни или одну фигурку, которой они должны были поделиться, чтобы создать фантазию, игра. Тогда я понял, что они исцеляются. Дети исцеляются, потому что верят что добро перевешивает зло. Они так охотно надеются и пренебрегают возможностью неудачи. У взрослых это уменьшается. Опыт забирает это, травма забирает это, незащищенность забирает это.Исцеление забирает это обратно. Вернув надежду, вернув непоколебимую вера в то, что не всегда будет плохо. Что всегда есть место для роста, всегда комната для исцеления. Чтобы понять, почему что-то происходит, и ценить то, что не может Быть понятым. В этом есть сила, сила, которой я надеюсь однажды обладать. Я считаю в изменении, я верю в рост, я верю в исцеление.

«Терпение и настойчивость» Эрики Гершом

Я считаю, что в этом мире нет ничего недостижимого, если человек упорно трудится, чтобы достичь своих целей.Я воочию убедился, сколько силовой стойкости есть и как он может полностью изменить образ жизни и образ мышления человека. Как честолюбивый хирург, я понимаю, что потребуется больше, чем просто хорошие оценки и волонтерский опыт стать тем, кто спасает жизни. Чтобы посвятить свою жизнь помощи пациентам, потребуется огромное количество жертв, самоконтроля и решимости. В 2016 году мой отец перенес инсульт, который навсегда лишил его способности ходить и говорить.В то время, Я был зачислен в четыре класса A.P., два класса с двойным зачислением, A.V.I.D. и I участвовал в трех клубах на территории кампуса. Я также был волонтером в больнице Лома Линда. по выходным и пение в церкви по воскресеньям. Единственная причина, по которой я смог сохранить баланс между моей академической и внеклассной деятельностью обусловлен тем, что я верил В себе. Я считал, что способен работать усерднее, чем обычно, чтобы школьная жизнь и моя семейная жизнь вместе.Я засиделась допоздна готовиться к экзаменам и проснулась рано встала, чтобы отвезти своих младших братьев в школу, так как у моей матери не было другого выбора но работать на двух работах после того, как мой отец стал инвалидом. я незнаю кто Я был бы сегодня, если бы не пережил эти тяжелые обстоятельства и не упорствовал. через среднюю школу, невзирая на трагические события, произошедшие в моей жизни. я хотел ничего, кроме как погрязнуть в жалости к себе и чувствовать себя ужасно из-за всех неудач, которые упорствовали в моей жизни.Однако я принял решение продолжать двигаться вперед, и это было лучшее решение в моей жизни.

Я постепенно начал понимать, что мое мышление играет огромную роль в определении объема работы. Я мог закончить и быть там, где я буду через два года. Я сказал себе положительно мышления и будьте терпеливы, так как я видел прямые результаты того, насколько хорошо в моей жизни. Даже сегодня я сталкиваюсь как с внутренними, так и с внешними проблемами, которые обычно сдерживал меня и мешал следовать своим мечтам, но слабый голос мотивации в моей голове говорит мне, чтобы я продолжал пробиваться.Как 19-летний женщина, я с гордостью могу сказать, что я достигла многих вех в своей жизни, которые были в моем списке дел, и это усиливает мое желание стать врачом, все благодаря усердию и терпению.

Теперь, когда меня спрашивают, действительно ли я хочу пройти еще 14 лет в школе, включая резидентура и обучение - чтобы стать хирургом, я говорю «абсолютно, без сомнения." Жесткий работа была не только инструментом для достижения успеха, но и дала мне чувство цели для моей жизни. Это научило меня соблюдать этику работы и всегда стремиться к более высокому уровню. во всем, что я делаю. Это также показало мне, что я могу изменить свою жизнь. и определить, кем я мог бы быть в этом огромном мире. Успех не измеряется должностью человек занят, а скорее то, сколько усердной работы он вложил и сколько проблем пришлось преодолеть.Имея это в виду, я готов приложить столько усилий, сколько это нужно, чтобы достичь моей цели - стать великим врачом и еще более великим человеком.

«Вера, надежда и любовь» Карен Сигуэнса

Когда мне было шесть лет, мой отец, иммигрант без документов, был депортирован. я никогда знал, что именно по этой причине он переехал в Мексику. Я всегда думал, что он просто схватил свои вещи и ушел.Через три года депортировали и мою маму. я помню когда ДВС вошел в нашу комнату в 6 утра. Мы спали, тогда все внезапно один из агентов ICE наряжает мою сестру и отправляет нас в дом моей тети. Я ничего не понимал в происходящем. Я имею в виду, что мне было девять, и моя семья никогда не говорила со мной на эту тему раньше, чем год спустя.

Каждую ночь я молился Богу, чтобы моя мама была здорова.Это была моя вера в Боге, который сделал меня сильным в последние годы. Моя мама присылала мне письма, но она никогда не позвонила, потому что она была в СИЗО. В этих письмах было молитвы внутри. Молитвы о том, чтобы мы скорее увидели друг друга, и чтобы мы были живы и здоровы. У меня была вся моя вера в Бога, я молился, чтобы увидеть свою маму. Надеясь увидеть мама снова придала мне сил. Я старался изо всех сил в школе и всегда оставался сосредоточенным.Я хотел, чтобы у меня была цель быть первым поколением в Соединенных Штатах. Америки. Я никогда не упускаю возможности.

Я хотел, чтобы мои родители гордились и до сих пор горжусь. Хотя их здесь не было физически Вместе со мной на протяжении многих лет я все еще получала поддержку от моей мамы. У меня было несколько грубых времена в жизни, которые почти сбили меня с пути. Через них моя мама помогла мне переживать трудные времена, она всегда дарила мне любовь и поддержку.Понимаете, самое главное, что может быть у человека, - это любовь. Вера дает тебе шанс иметь надежду. Из-за моей веры я никогда не отказывался от усердной работы в школе.

Я считаю, что вера и надежда прекрасны. Когда кто-то говорит вам: "Я надеюсь ты делаешь добро »или« Надеюсь, у тебя все будет хорошо », что, на мой взгляд, лучшее чувство. Я чувствую заботу и мотивацию из-за этого.Верно то, что они говорят: «это мелочи жизни». Наличие надежды мотивирует меня на достижение успех. В Библии в стихе Коринфянам 13:13 говорится: «И теперь остаются сии трое: вера, надежда и любовь. Но самое большое из них - любовь». У меня была вера в Бога, которая давала мне надежду. Вера и надежда побудили меня добиться успеха мое образование. Без него я не был бы там, где я сейчас, в Калифорнийском государственном университете, Сан-Маркос.Я здесь, чтобы получить образование и получить степень бакалавра для того, чтобы у меня была стабильная работа, которую я буду любить. Но без мамы любимый, я бы не был тем, кем я являюсь сегодня, студентом колледжа в первом поколении. Я считаю в вере, надежде и любви. Я считаю, что давая или получая эти три вещи, это может сделать вас лучше.

«Я верю в любовь к себе» Саманты Спаркенбах

Я верю в любовь к себе.Как миллениал, я являюсь частью большинства людей, которые использовать социальные сети. Я был убежден, что нужно иметь такие платформы, как Instagram, Twitter и Snapchat. Я думал, что из приложения не может быть ничего вредного, но я был неправильный. Просматривая фотографии девушек, которые вели роскошную жизнь, Мне бы никогда не пришлось сравнивать свое тело с фотографиями моделей, которые, скорее всего, были отфотошоплены, Я медленно разрушал свою уверенность.

Я вырос, любя себя, как любой другой ребенок, с такой невинностью и счастьем. когда я впивался зубами в свою любимую еду. Что бы я сделал, чтобы вернуться в время, когда я мог меньше заботиться о том, что я ем, потому что это могло повлиять на то, как мое тело выглядит. Когда я стал старше, я стал больше интересоваться модой и макияжем, Я был более склонен заходить в социальные сети, чтобы черпать идеи и вдохновение из Интернета. влиятельные лица.Я думал, что в этом нет ничего плохого, потому что все люди моего возраста были делать то же самое. Люди публиковали все приключенческие поездки, в которые они собирались в самые захватывающие моменты их дня. Я начинал замечать, как моя жизнь казалась неудовлетворительной по сравнению со всеми остальными. Я начал спрашивать, почему я жили не так увлекательно, как они. Мало того, что социальные сети моя жизнь казалась скучной, но это заставляло меня судить о своем теле определенным образом.Чем больше я нашел я провожу время, стоя в зеркале, глядя на себя и зацикливаясь на Тот факт, что мое тело было недостаточно худым, заставлял меня терять самооценку. Зеркало начинала превращаться в повседневную рутину, когда я указывал на каждую мелочь, которую я ненавидел. Я смотрел на себя совершенно иначе, чем был на самом деле, и просто вызывал разрушение внутри меня. Я больше не хотел выходить или тусоваться с людьми, потому что Я думал, что люди увидят то, что я воспринимаю, и перестанут получать от меня удовольствие.

Я помню, как однажды утром я проснулся и увидел растяжку на внутренней стороне моего нога, и я развалился. Я мог думать только о том, как у моделей нет растяжек, так почему я? Я был запутан из-за этого и просто хотел полной изоляции. Я знал, что могу не забивать себе голову нездоровыми мыслями о себе. Я решил что было бы полезно удалить все мои учетные записи в социальных сетях, чтобы посмотреть, буду ли я чувствовать более ценным.

По прошествии времени я перестану проверять свой телефон и не буду сравнивать мое тело другим, я любил себя больше. Я начал носить одежду, которую чувствовал по-настоящему прекрасна и адаптирована к моему собственному стилю, а не к тому стилю, который мне сказали в социальных сетях. следует носить, чтобы чувствовать себя сексуально. Я полностью создал идеальное тело в своей голове из того, что был идеальным, и никто не может добиться этого реалистично.Мое тело уникально и никто еще есть такой же, как и у меня. Благодаря процессу любви к себе я смог чтобы помочь такому количеству моих друзей сделать то же самое, и сияние, которое я начал видеть внутри они заставили меня почувствовать себя таким довольным. Через любовь к себе я познал внутренний мир и что значит не полагаться ни на кого, кроме себя. Я верю в любовь к себе, потому что мое тело постоянно работает, чтобы я был жив и здоров.Я верю в любовь к себе потому что я заслуживаю думать положительно, а не отрицательно. Я верю в любовь себя.

«Увлечение» Рейнмарка Винсента Лабугена

Я считаю, что страсти необходимы для усиления желания, страсти и счастья в жизни. Это слово описывает восхищение в течение короткого периода времени. Увлечения это вирусная эмоция, которая может возникнуть без предупреждения.Была ли это работа, на которой вы видели телевидение, следование по стопам кумира или телефонный номер любимого человека. Слово не обязательно должно быть романтическим. Увлечение может закончиться разочарованием. Иногда это может стать предлогом никогда больше не пытаться мечтать. Время летит незаметно, я как-то дошли до этого. Благодаря этим восхищениям.

Я считаю, что увлечение - это часть процесса, который делает меня открытой книгой для возможностей.Трудно рассматривать это как положительный результат, но иллюзия разочарования начинает исчезать, когда появляется новая возможность.

Я могу вспомнить переживания, которые состояли из нежелательного результата и разочарования. Но Я предпочитаю не делать этого, потому что кто-то хотел бы услышать, как я жалуюсь на свое прошлое. Я нигде квалифицированный для карьеры подкастера. Но я хочу поделиться с вами своим прошлым опытом, потому что Я действительно считаю, что это причина, по которой я держу страсть к успешной жизни.Мой увлечения всегда были временем, когда я делал что-то нехарактерное. Это обычно моя мать, которая первой замечает мои действия, больше, чем кто-либо.

В девятом классе я пробовал играть в баскетбольную команду университета. Моя мама позвала меня и сказал: «Зачем беспокоиться, ты физически и умственно не атлетичен». Мальчик, я хотел доказать ее неправоту. Это была бы лучшая история про неудачников, которую вы когда-либо слышали.я был исключен из команды после третьего дня проб. Я был вне зоны комфорта, буквально и физически. Да, это закончилось моей мечтой после наследства Коби Брайанта. Но я не мог Представьте, что я снова выхожу из зоны комфорта, не находясь в этом положении. Отказ - мой самый большой страх, но без него я никогда не узнаю, как справиться с неудачей. еще когда-либо.

В одиннадцатом классе я наконец понял, что баскетбол никогда не будет реальностью, и я принимаю это.Итак, я вернулся к своей страсти к государственной службе. Я баллотировался на должность в ASB не один раз, а дважды. Когда я сказал маме, что хочу вернуться на государственную службу, она сказала мне: «ты, должно быть, издеваешься надо мной, ты не переживешь это и потеряешь это» все снова. " Она позвала меня за то, что я не был мейнстримом, чтобы побеждать в школьной среде. Но, конечно же, мое увлечение взяло верх, и моя кампания была запущена. в президенты.Бежать на государственную службу - это огромное обязательство. Фаворит была не кем иным, как популярной девушкой в ​​университетском городке. Я был настроен на победу, но Население средней школы было слишком большим. Я могу с уверенностью сказать, что моя мама гадалка, я проиграл выборы с большим перевесом. Приветствую демократию.

Моя одержимость достижением мечты влияет на действия за пределами моей зоны комфорта. Я принимаю Я согласен это увлечение овладевает мной.Кратковременные желания обнаруживают нехарактерные действия. Это горько-сладкий процесс, но я благодарен за него. Хотя большинство результатов приводит к разбитию сердца, а также раскрывает новые качества меня. Я пользуюсь преимуществом этого, поэтому, когда придет следующее желание, достижение может быть действительно возможным.

Я верю.

Мы попросили студентов и выпускников лари поделиться своими убеждениями в форме эссе.В Программа GEL уже давно помогает студентам оценить себя и найти их путь через социальные и моральные ландшафты. Инструкторы в этой программе часто назначают «Я верю» эссе, иногда как отправную точку в этих пейзажах, а иногда как сувениры. Из многих 7 эссе «Я верю» были замечены читательским комитетом, состоящим из студентов, преподавателей и сотрудников.

This I Believe - популярный жанр эссе, позволяющий писателю поделиться личными убеждениями и рассказ, объясните происхождение этого убеждения или время, когда оно было приведено в действие. Жанр эссе зародился в 1950-х годах на радио-шоу с Эдвардом Р. Мерроу и был продолжение NPR в 2004 году. Многим когда-либо нравилось писать и читать эти эссе. поскольку.Вы можете прочитать или послушать десятки тысяч эссе из This I Believe на This I Believe.org.

Почему вы верите в то, что делаете? Проведите диагностику.

Государственная школа, обслуживающая общину меннонитов в Ред-Ран, штат Пенсильвания, март 1942 года. Фото Джона Коллиера-младшего / Библиотека Конгресса

Многие убеждения, которые играют фундаментальную роль в нашем мировоззрении, в значительной степени являются результатом сообществ, в которые мы были погружены. Религиозные родители, как правило, порождают религиозных детей, либеральные учебные заведения обычно выпускают либеральных выпускников, синие государства остаются в основном синими, а красные остаются в основном красными. Конечно, некоторые люди благодаря своему собственному разуму могут видеть ошибочные рассуждения, обнаруживать предубеждения и, как следствие, противостоять социальным влияниям, которые приводят большинство из нас к вере.Но я не такой уж особенный, и поэтому понимание того, насколько мои убеждения восприимчивы к такого рода влияниям, заставляет меня немного нервничать.

Давайте поработаем с гипотетическим примером. Предположим, я вырос среди атеистов и твердо верю, что Бога не существует. Я понимаю, что если бы я вырос в религиозной общине, я почти наверняка поверил бы в Бога. Более того, мы можем представить, что, если бы я вырос теистом, я бы столкнулся со всеми соображениями, которые я считаю относящимися к вопросу о том, существует ли Бог: я бы изучил науку и историю, я бы услышал все одни и те же аргументы за и против существования Бога.Разница в том, что я бы интерпретировал это свидетельство по-разному. Расхождения во взглядах возникают из-за того, что люди по-разному взвешивают доказательства за и против теизма. Это не значит, что объединение ресурсов и беседа приведут к тому, что одна сторона убедит другую - у нас не было бы столетий религиозных конфликтов, если бы все было так просто. Скорее, каждая сторона будет настаивать на том, чтобы баланс соображений поддерживал ее позицию - и эта настойчивость будет результатом социальной среды, в которой выросли люди на этой стороне.

Вызов «вы просто поверите, потому что» предназначен для того, чтобы заставить нас с подозрением относиться к нашим убеждениям, побудить нас снизить нашу уверенность или даже полностью отказаться от них. Но в чем именно состоит этот вызов? Тот факт, что у меня есть свои особые убеждения в результате того, что я вырос в определенном сообществе, является просто скучным психологическим фактом обо мне и сам по себе не является доказательством за или против чего-то столь грандиозного, как существование Бога. Итак, вы можете задаться вопросом, если эти психологические факты о нас сами по себе не являются свидетельством за или против нашего мировоззрения, почему их изучение может побудить кого-либо из нас снизить нашу уверенность в таких вопросах?

Метод веры во что бы то ни было из социального окружения не является надежным.Итак, когда я узнаю о социальных влияниях на мои убеждения, я узнаю, что сформировал свои убеждения ненадежным методом. Если выясняется, что мой градусник показывает свои показания с использованием ненадежного механизма, я перестаю доверять термометру. Точно так же знание того, что мои убеждения возникли в результате ненадежного процесса, означает, что я тоже должен перестать доверять им.

Но в гипотетическом примере, действительно ли я считаю, что моих убеждений были сформированы ненадежным механизмом? Я мог бы думать так: «Я сформировал свои атеистические убеждения в результате роста в моем конкретном сообществе, а не в результате роста в том или ином сообществе .Тот факт, что существует множество сообществ, которые внушают своим членам ложные убеждения, не означает, что мое сообщество это делает. Поэтому я отрицаю, что мои убеждения были сформированы ненадежным методом. К счастью для меня, они были сформированы чрезвычайно надежным методом: они являются результатом взросления среди умных, хорошо информированных людей с разумным мировоззрением ».

Таким образом, аналогия с термометром неуместна. Узнав, что я бы поверил иначе, если бы я вырос в другом сообществе, это не то же самое, что узнать, что мой термометр ненадежен.Это больше похоже на то, что я узнал, что мой термометр был куплен в магазине, где продается большое количество ненадежных термометров. Но тот факт, что в магазине продаются ненадежные термометры, не означает, что я не должен доверять показаниям моего конкретного термометра. В конце концов, у меня могут быть отличные причины думать, что мне повезло и я купил один из немногих надежных.

Есть что-то подозрительное в ответе «Мне повезло», потому что я бы подумал, что - это то же самое, что и , если бы я вырос в обществе, которое, как я считаю, верю в ложь.Если я атеист, я мог бы подумать: «К счастью, меня воспитали люди, которые хорошо образованы, серьезно относятся к науке и не находятся в тисках старомодных религиозных догм». Но если бы я был теистом , Я бы подумал примерно так: «Если бы я вырос среди высокомерных людей, которые верят, что нет ничего более великого, чем они сами, я, возможно, никогда лично не испытал бы Божью благодать, и в конечном итоге получил бы полностью искаженное представление о мире». реальность ». Тот факт, что ответ« Мне повезло »- это ответ , который может дать любой , похоже, подрывает его легитимность.

Несмотря на кажущуюся подозрительность ответа «Мне повезло» в случае религиозных убеждений, этот ответ вполне разумен в других случаях. Вернитесь к термометрам. Предположим, что, когда я искал термометр, я очень мало знал о различных типах и выбрал случайный с полки. Узнав, что в магазине продается много ненадежных термометров, я забеспокоился и провел серьезное исследование. Я обнаружил, что конкретный термометр, который я купил, произведен уважаемой компанией, чьи термометры чрезвычайно надежны.Нет ничего плохого в том, чтобы думать: «Как мне повезло, что у меня появился , этот отличный термометр

В чем разница? Почему кажется вполне разумным думать, что мне повезло с купленным градусом, но не думать, что мне повезло с сообществом, в котором я вырос? Вот ответ: я считаю, что сообщество, в котором я вырос, является надежным, само по себе , вероятно, результат моего взросления в этом сообществе. Если я не буду принимать как должное убеждения, которые внушало мне мое сообщество, тогда я обнаружу, что у меня нет особых причин думать, что мое сообщество более надежно, чем другие.Если мы оцениваем надежность какого-либо метода формирования убеждений, мы не можем использовать убеждения, которые являются результатом этого самого метода, для подтверждения надежности этого метода.

Итак, если нам следует отказаться от наших убеждений, находящихся под социальным влиянием, это происходит по следующей причине: обдумывание того, следует ли поддерживать или отказываться от убеждения или набора убеждений, из-за беспокойства по поводу того, как были сформированы убеждения, должно проводиться из точка зрения, которая не полагается на рассматриваемые убеждения. Вот еще один способ поставить точку: когда мы обеспокоены каким-то убеждением, которое у нас есть, и задаемся вопросом, отказаться ли от него, мы начинаем сомневаться.Когда мы сомневаемся, мы отбрасываем какое-то убеждение или группу убеждений и задаемся вопросом, можно ли восстановить эти убеждения с точки зрения, не основанной на этих убеждениях. Иногда мы узнаем, что их можно восстановить, если в них возникли сомнения, а иногда мы узнаем, что они не могут.

Что вызывает беспокойство в связи с осознанием того, что наши моральные, религиозные и политические убеждения находятся под сильным социальным влиянием, так это то, что в этом случае нам недоступны многие способы избавиться от убеждений.Мы не можем использовать обычные аргументы в поддержку этих убеждений, потому что с точки зрения сомнения правомерность самих этих аргументов ставится под сомнение: в конце концов, мы воображаем, что считаем аргументы в пользу нашей точки зрения более убедительными, чем аргументы в пользу альтернативных взглядов как результат того самого социального влияния, которое нас беспокоит. С точки зрения сомнения, мы также не можем принимать тот факт, что мы верим в свои поступки, как доказательство их истинности, потому что мы знаем, что мы верим в то, что делаем, просто потому, что мы выросли в определенной среде, и тот факт, что мы выросли здесь, и у нас нет веских оснований думать, что наши убеждения правильные.

Важно понимать, что озабоченность по поводу того, что убеждения находятся под социальным влиянием, беспокоит только , если мы размышляем о том, сохранять ли убеждения с точки зрения сомнений. Напомним, что факты о том, как были вызваны мои конкретные убеждения, сами по себе не являются свидетельством за или против какой-либо конкретной религиозной, моральной или политической точки зрения. Поэтому, если бы вы думали о том, стоит ли отказываться от своих убеждений с точки зрения, в которой вы готовы использовать все рассуждения и аргументы, которые вы обычно используете, вы бы просто подумали, что вам повезло - точно так же, как вы могли бы удачливы, купив определенный термометр, или дойдя до поезда за мгновение до того, как он закрыл двери, или завязал разговор в самолете с кем-то, кто в конечном итоге стал любовью всей вашей жизни.

Нет общей проблемы в том, чтобы думать, что нам повезло - иногда это так. Беспокоит только то, что с точки зрения сомнений , у нас нет ресурсов, чтобы оправдать утверждение о том, что нам повезло. То, что необходимо для поддержки такого убеждения, является частью того, что ставится под сомнение.

грамматики - верьте, что S + V / верьте O + O.C

Давайте сравним три предложения (предполагая, что нам разрешено использовать только и для будущего времени для сравнения) следующим образом:

(1) Я считаю, что Мэри прибыла .
(2) Я считаю, что Мэри будет прибыть .

Теперь сравните два вышеупомянутых предложения с нижеследующим:

(3) * Я полагаю, что Мэри приедет. (без грамматики с *)

Как вы можете ясно заметить, никогда не может сказать, означает ли № (3) (1) или (2). Это очень важное различие в контексте, когда вам нужно уточнить время глагола. (время прибытия).

В инфинитив называется инфинитив , потому что он не может склоняться к времени и личности.Чтобы четко указать время, не следует использовать для инфинитива .

Теперь сравните приведенные выше (1) и (2) со своим примером:

(4) Я считал (что) он был честным. = (5) Я считал ему ( было ) честный.

Считается, что и было в № (4), используемом в прошедшем времени. Не могло быть путаницы.

В п. (5) только одно время, т.е.е. поверил , что является прошедшим временем. Однако вы можете использовать в инфинитив , потому что он указывает на такое же время , как считалось . Кроме того, как может быть опущено, поскольку это не является абсолютно необходимым, и прилагательное честный может функционировать как объект , дополняющий самостоятельно.

Есть много английских переходных глаголов , которые нельзя использовать в структуре No. (3), например:

* Думаю, он придет завтра.* Надеюсь, он приедет завтра. * Думаю, он придет завтра.

Они не только не грамматичны, но и звучат неестественно.

Я хочу, чтобы ты сказал мне правду. Я надеюсь увидеть вас в ближайшее время.

Все вышеперечисленные два предложения грамматически правильны, поскольку нет особой причины указывать какое-либо время для , чтобы говорить правду, и , чтобы видеть .

Приведенное выше объяснение не охватывает все переходные глаголы в английском языке, и вам нужно научиться использовать их в каждом конкретном случае.

Однако, если вы сфокусируетесь на времени , объекте , дополнении объекта и this-clause после глагола, вы легко поймете некоторые шаблоны для английских глаголов. Следующая ссылка объясняет структуру Verb + object + TO-инфинитив . По этой ссылке перечислены глаголы со структурой Verb + that-clause .

Во что я верю - президент Гарвардского университета

Уважаемые члены Гарвардского сообщества,

Последние несколько месяцев дезориентируют всех нас.COVID-19 серьезно изменил жизнь людей во всем мире. Он стал причиной более 365 000 смертей по всему миру и более 100 000 только в Соединенных Штатах. Сорок миллионов американцев потеряли работу, а бесчисленное множество других живут в страхе как перед вирусом, так и перед его экономическими последствиями.

Посреди этой непостижимой потери наша нация снова была потрясена бессмысленным убийством еще одного черного человека - Джорджа Флойда - от рук тех, кому поручено защищать нас.Города взрываются. Наша нация глубоко разделена. Лидеры, которые должны собирать нас вместе, кажутся неспособными сделать это.

Я не могу не вспомнить 1968 год, весну моего первого года обучения в средней школе. Сначала был убит доктор Мартин Лютер Кинг-младший, затем Бобби Кеннеди. Беспорядки вспыхнули в соседнем Детройте, как и по всей стране. Тогда, как и сейчас, наша нация была сильно поляризована, и мы отчаянно пытались найти точки соприкосновения, которые могли бы нас объединить.

В то время надежды не хватало.Казалось, сложно представить, как мы будем двигаться дальше, но мы это сделали. Размышляя о проблемах, с которыми мы сталкиваемся сегодня, я снова и снова возвращаюсь к тому, во что я верю:

Я верю в доброту людей этой страны и в их стойкость.

Я считаю, что все мы, либералы и консерваторы, демократы и республиканцы, независимо от нашей расы или этнической принадлежности, хотим лучшей жизни для наших детей.

Я считаю, что Америка должна быть маяком света для остального мира.

Я считаю, что наша сила как нации в немалой степени обязана нашей традиции приветствовать тех, кто приезжает к нашим берегам в поисках свободы и возможностей, людей, которые многократно отплачивают нам своим упорным трудом, творчеством и преданностью делу. их новый дом.

Я верю в американскую мечту.

Я верю в Конституцию, разделение властей, Первую поправку - особенно право на свободную и независимую прессу, которая привлекает к ответственности власть имущих, и в свободную и независимую судебную систему.

Я верю в гарантию 14-й поправки равной защиты законов - для всех, а не только для тех, кто похож на меня.

Я считаю, что ни один человек не стоит выше закона, независимо от должности, которую он занимает, или формы, которую он носит. Те, кто нарушает закон, должны быть привлечены к ответственности.

Я считаю, что одним из показателей справедливости общества является то, как оно обращается со своими наиболее уязвимыми членами.

Я считаю, что мы должны предоставить возможность тем, кто не может столкнуться с этим самостоятельно, чтобы они могли полностью реализовать свой потенциал.

Я верю в силу знаний и идей, способных изменить мир, науки и медицины - в борьбе с болезнями, в искусство и гуманитарные науки - в освещении условий жизни человека.

Это лишь часть того, во что я верю. Я надеюсь, что вы остановитесь в эти смутные времена, чтобы спросить, во что вы верите. Что еще более важно, я надеюсь, что вы найдете в себе силы и решимость действовать в соответствии со своими убеждениями - исправить и усовершенствовать этот несовершенный мир. Те из нас, кому выпала честь работать или учиться в таком месте, несут особую ответственность.Как учит нас Лука, многого ожидают от тех, кому дано много.

С уважением,

Ларри

____________________

Лоуренс С. Бакоу
Президент
Гарвардский университет

Верю в ИТ | Книга Джейми Керн Лима | Официальная страница издателя

«Воодушевляющий, наполняющий душу… Джейми напомнит вам о вашей внутренней силе и стойкости! Феноменальная книга феноменальной женщины! »
- Робин Робертс, Доброе утро, Америка

«Believe IT помогает вам заглушить шум вашего внутреннего критика и настроиться на ваш самый искренний внутренний голос.”
- Джей Шетти, # 1 New York Times автор бестселлеров Думай как монах, Создатель видео с 5+ миллиардами просмотров

«Так проницательно и вдохновляюще!»
- Эллен ДеДженерес, телеведущая, актриса, сценарист и продюсер

«Джейми - источник вдохновения! Настоящая душа с упорным духом и львиным сердцем. Мы можем многому научиться из невероятного путешествия и ее прекрасного сердца! »
- Крисси Мец , актриса, певица, # 1 New York Times автор бестселлеров

«История Джейми вдохновит вас на мечты, какими бы невыполнимыми они ни казались.”
- Виктория Остин , New York Times Автор бестселлеров, со-пастор Лейквудской церкви

«Мощный и целеустремленный! Обожаю эту книгу! Прочтите Believe IT, чтобы раскрыть свой потенциал, бросить вызов своему мышлению, воодушевить свое сердце и достичь своей истинной цели. Такая замечательная книга такого великого человека! »
- Тони Роббинс, # 1 New York Times Автор бестселлеров, предприниматель, филантроп

«Вдумчивый, аутентичный, вдохновляющий.Приглашение к воплощению своей мечты ».
- Боб Гофф, # 1 бестселлер New York Times Автор, Любовь делает, мечтают о большом, всегда все

«Перелистывая страницы« Верь в это », я обнаружил, что болею за Джейми, чтобы осуществить ее мечту. Потом я обнаружил, что ее слова и жизнь настолько заразительны, что я начал болеть за себя !! Это случится с ВАМИ ... поверьте мне ... переверните страницы, и это перевернет вас! "
- Джон Максвелл, # 1 New York Times автор бестселлеров 86 книг, спикер и пастор

«Джейми Керн Лима - один из самых вдохновляющих людей, которых я когда-либо встречал.Believe IT показывает, как она преодолела неуверенность в себе и рассудительность, чтобы достичь своей мечты, и как вы тоже можете это сделать. Это обязательно к прочтению, Джейми - образец для подражания в наше время ».
- Брендон Берчард , # 1 New York Times автор бестселлеров, Привычки высокой эффективности

«ВЕРЬТЕ ЭТО - это история из реальной жизни, которая даст вам СМЕЛОСТЬ поверить в свои мечты и дорожную карту, чтобы ДОСТИГНУТЬ их! «Купите эту книгу! Вы заслуживаете того, чтобы это прочитать! »
- Мел Роббинс, спикер и автор бестселлеров Правило пяти секунд

«Если ваша вера низка, и вы теряете надежду в своем сне, ВЕРИТЕ, ЭТО необходимо прочитать! История Джейми Керн Лимы - мощное напоминание о том, что все возможно для тех, кто верит.ВЕРЬТЕ, ЭТО ваша профессиональная, личная и духовная подпитка! »
- Де фон Франклин , New York Times автор бестселлеров и голливудский продюсер

«От бедной официантки до предпринимателя на миллиард долларов, я не мог отложить книгу! Эта книга для всех, кто глубоко внутри знает, что они созданы для большего, и им просто нужно научиться верить! »
- Дэвид Бах, # 1 New York Times автор бестселлеров Smart Women Finish Rich и Фактор латте

« Believe It оставит вас смеяться, плакать и тронуть историю женщины, которая считала, что может.Для женщин, которым сказали, что вы слишком много и недостаточно на одном дыхании, и для всех, кто когда-либо сомневался, способны ли вы что-то изменить, эта книга для вас ».
- Дженна Катчер , ведущая The Goal Digger Podcast

«Одна из самых захватывающих, знаковых, проникновенных, честных и триумфальных историй, которые вы когда-либо читали! Эта книга сделает вас не только лучше деловым человеком, но и лучшим человеком.”
- Джон Гордон , автор бестселлеров « Энергетическая шина и сила позитивного лидерства »

«Воодушевляющая история Джейми раскрывает искренний и искренний путь, который должен пройти каждый успешный человек: преодоление чувства неуверенности в себе и незащищенности, следование своей интуиции и безжалостная надежда на то, что все можно сделать лучше. Прочтите эту книгу и узнайте, как это сделать в своей жизни.”
- Рори Ваден , New York Times автор бестселлера Take the Stairs

«История Джейми именно та, которая нам нужна прямо сейчас; история о стойкости и силе, доверии и сдаче, смелости и уверенности. Эта книга напоминает мне о том, что стоит запомнить: мои мечты стоят того, и когда я верю в себя, меня действительно не остановить, ".
-
Рэйчел Братен , автор книги Любить и отпустить (@yoga_girl)

«Изменяет правила игры.Аутентичный. Обязательно к прочтению каждой женщине и каждому предпринимателю! Джейми реальный - , и это редкость ".
- Гленнон Дойл, # 1 New York Times Автор бестселлеров, Untamed, Love Warrior

«Сырье. Настоящий. Мощный. Наполнен уязвимостью и упорством. Эта книга вдохновит вас поверить в свои силы. Это книга, которая нужна каждой женщине! "
- Сара Блейкли , основатель Spanx

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *