Вильгельм штекель: Вильгельм Штекель – биография, книги, отзывы, цитаты

Вильгельм штекель: Вильгельм Штекель – биография, книги, отзывы, цитаты

Содержание

Зигмунд Фрейд и Вильгельм Штекель о понимании сновидений

Комментарий: Статья была представлена в качестве доклада на 14-ой Психоаналитической летней школе, прошедшей 9-15 июня 2007 в г. Одесса.
  1. Две сестры-подружки

В книге хорошо известного психоаналитика, чье имя не имеет значения  в нашем контексте, я наткнулся на следующий пример сновидения:

«Например, он видит во сне, что молочник заигрывал с его женой и его подругой. Он рассердился, отбросив  молочника как мешок, и избивал свою жену, пока не устал. Это сновидение, несомненно, находится на частично-объектном уровне: молочник – пенис-соска, жена и подруга – груди» (Мельтцер, 1973, стр. 112).

Две подруги в сновидении, следовательно, рассматриваются автором просто как груди. Знак одинаковости в тексте указывает на прямой  перевод символа сновидения. Читая текст, я спросил себя, подошла ли бы мне самому эта интерпретация, и, к сожалению, допускаю, что не принял бы ее. Теперь я задам вопрос вам. А вы поняли бы это так? А теперь я расширю  вопрос: возможно мы могли бы это знать? А если так, то  как мы могли узнать?

Это касается старой проблемы: Всегда ли определенные символы сновидений репрезентируют одно и то же? Если это так, то мы могли бы просто посмотреть в словаре символов и найти там интерпретацию. И если бы в распоряжении у психоанализа  была бы точная  история открытий, то мы бы также обнаружили, у кого впервые появилась идея, что женские  груди могут  быть представлены в сновидении двумя подругами или сестрами, и когда это открытие было сделано.

  1. Санкционирование открытия символа

Сейчас, хотя  у нас нет надежного словаря символов или детальной истории открытия, мы, однако, находимся в удачном положении, чтобы быть в состоянии сказать, какого числа и почти в какое время дня это открытие было санкционировано лично Зигмундом Фрейдом.  Поскольку это не было его открытие.

Это было 10 мая 1911 года. 18 членов и один гость-студент собрались на научное собрание Венского психоаналитического общества. В протоколе (Нанберг и Федерн, 1962), написанном Отто Ранком говорится, что в самом  начале собрания профессор Фрейд предлагает продолжить совместное исследование символов,  предложенное на Конгрессе в Нюренберге в 1910 году.

В докладе дальше сказано: 
«В качестве первого вклада проф. Фрейд ссылается на пример, который блестяще подтверждает, по-видимому, произвольное утверждение Штекеля, в котором ценная интерпретация дается, исходя из определенно второстепенных  деталей. Пациент, который сейчас привносит свой кастрационный комплекс на передний план, в сновидении сталкивает свою  сестру с двумя подругами, которые сами сестры. Он поздоровался за руку  с двумя подругами, но не со своей сестрой. Это выдает, что две подруги являются грудями».

Выражение Ранка заставляет нас обратить внимание на формулировку «по-видимому произвольное утверждение» Штекеля «блестяще подтверждено». Очевидно, кто-то высказался несправедливо по отношению к кому-то — «по-видимому, произвольное утверждение». Эта несправедливость должна быть скорректирована – «блестяще подтверждена». Очевидно, что здесь приводится  конфликт, который имеет историю и, как будет видно, катастрофическое последствие.

Имя протагониста уже упоминалось. Им был Вильгельм Штекель, и его имя будет вам, вряд ли, знакомо до тех пор, пока вы не натолкнетесь на него в «Интерпретации сновидений» Фрейда. Поскольку в более поздней литературе по психоанализу его имя едва упоминается, и сегодня оно почти забыто.

По какой причине Фрейд хвалит Штекеля за «блестящие подтверждение»? Непосредственной причиной  была встреча, которая состоялась несколькими неделями ранее. 29 апреля 1911 года Фрейд с 21 членом «Клуба по средам» обсуждали новую пространную работу под названием «Язык сновидений» (“Die Sprache des Traumes”).

Автор – вышеупомянутый Вильгельм Штекель, который после эпохальной работы  Зигмунда Фрейда 1900 года теперь, в 1911 году, представляет свою собственную книгу сновидений. Восприятие этой книги «Клубом по средам» очень критично. Едва ли были сказаны какие-либо доброжелательные слова  или слова благодарности. Автор идет домой очень разочарованный и позже пишет, что это, как если бы архитектор представил большое здание с множеством комнат, а критики обратили внимание только на ванную комнату и придрались к ней.

На вышеупомянутой майской встрече Фрейд, очевидно, заботился о смягчении обиды. Поскольку Ранк затем добавляет в протоколе: «В заключение проф.Фрейд упомянул о непосредственной причине  нового обсуждения  совместного  изучения символов —  ошибочной рецензии на Книгу сновидений Штекеля, лишенной какого-либо понимания со стороны Курта Менделя; и он выразил надежду, что с помощью объединенных  усилий будет достигнут успех в верификации символизма Штекеля и коррекции его слабостей».

  1. Организатор, пропагандист и «вынюхивающая трюфель свинья» психоанализа

Кем был этот Вильгельм Штекель?

Штекель был одним из наиболее значительных пионеров раннего психоанализа. Основание  «Клуба по средам» произошло по его инициативе. Он был наиболее трудолюбивым пропагандистом психоанализа в общественной прессе и соиздателем и редактором первых психоаналитических периодических изданий. Он был одарен чрезвычайно богатым воображением, и являлся пионером во многих областях психоанализа, таких как, например, психосоматика, сексуальные нарушения, психология сновидений или психоаналитическая интерпретация литературы. Он разработал первый вариант краткосрочной психотерапии, своего «активного анализа». Он писал очень много, и какое-то время его работы были так же хорошо известны, как и Фрейда.

Вильгельм Штекель (см. Clark-Lowes, 1999) родился 18 марта 1868 года в Бойане, который тогда находился в составе Австрийской Буковины, а сегодня является частью Украины. Его родители были ортодоксами, позже – либерально мыслящими евреями, жаждущими образования. Его отец был деловым человеком. У Штекеля был старший брат и младшая сестра. Когда ему был год или два, его семья переехала в Черновцы – столицу Буковины, которые также были важным культурным центром. Штекель был живым беспокойным одаренным ребенком. В раннем возрасте он проявлял одаренность  в музыке и интерес к поэзии и литературе. Он учился игре на скрипке  и фортепиано как виртуоз  и занимался с друзьями музыкой дома до конца своей жизни. Его сын (у него была одна дочь и один сын) позже стал широко известным дирижером и композитором.

После окончания средней школы в Черновцах Штекель поступил на медицинский факультет Венского университета. На третий год обучения он, чтобы получить грант, записался  на обучение, чтобы стать военным врачом. После окончания базового курса по медицине он продолжил свое обучение с 1890 года с Мейнерт и Краффт-Эбингом, в чьей клинике он практиковал.

Краффт-Эбинг сыграл важную роль  в развитии его интереса к сексологии, и как человек-единомышленник склонил его к пацифизму. Штекель познакомился с Бертой фон Суттнер (Bertha von Suttner, Нобелевская премия мира 1905 года) и основал пацифистское студенческое общество в Вене. В 1891 году он принимал участие в Международном пацифистском конгрессе в Берне, но немного позднее его интерес к пацифизму прошел. Из за своих обязательств в качестве военного врача он не смог использовать сотрудничество, предложенной ему Краффтом-Эбингом. Позже, однако, он смог  избавиться  от этих обязательств. Как доктор и молодой муж, он в конце концов в возрасте 26 лет в 1894 году открыл общую медицинскую практику.

В 1895 году он опубликовал свою первую медицинскую работу «О коитусе в детстве». В ней он описал наблюдения за сексуальной активностью маленьких детей; частично они имели автобиографическую природу. Фрейд использовал эту работу, чтобы показать, что другие до него тоже обнаружили детскую сексуальность. Но Штекель определенно не осознал теоретической важности своего наблюдения  (Nitzschke, 1992).

Штекель был, очевидно, восторженным и оптимистичным врачом. Он работал и как практик, и писал специальные медицинские статьи, но прежде всего преуспел в популяризации медицинских тем в серьезной  прессе, так что его можно назвать медицинским журналистом. Когда он посвятил себя непосредственно психоанализу, он стал наиболее влиятельным публичным пропагандистом Фрейда. Первый биограф Фрейда – Фритц Виттелз (Wittels, 1924) написал следующее ставшее знаменитым  предложение: «Ротационные печатающие машины всех немецких ежедневных газет стонали под панегириками ему». Но в течение своей жизни Штекель также публиковал литературные произведения, поэмы, маленькие пьесы и провел множество публичных лекций.

По-видимому, он встретил Зигмунда Фрейда еще в 1891 году, когда проходил практическое обучение в клинике Кассовиц, где Фрейд возглавлял нейрологическое отделение. Но только после наступления нового века у них развивается более тесный личный контакт, когда Штекель был пациентом Фрейда в течение нескольких сессий из-за личных проблем.

Не кто иной, как Вильгельм Штекель, предложил Зигмунду Фрейду в 1902 году встречаться для проведения научных дискуссий. Вначале в квартире Фрейда встречались пять врачей (Альфред Адлер, Зигмунд Фрейд, Макс Кахане и Вильгельм Штекель). Это было оригинальным «Клубом по средам», который  позже развился в Венское психоаналитическое общество и Международное психоаналитическое общество. Отчеты о собраниях «Клуба по средам» от 1906 года доказывают, что Штекель был одним из наиболее частых докладчиков. Была, например, проведена, в несколько этапов, выдающаяся дискуссия о том, опасной или безопасной  является мастурбация. Штекель придерживался противоположного Фрейду мнения, настаивая, что мастурбация как таковая является полностью безопасной и может быть причиной болезни, только если сопровождается конфликтными фантазиями.

Вскоре Штекель начал сам проводить психоанализ. В 1908 году он оставил  свою общую практику, чтобы сосредоточиться только на работе психотерапевта. Его первой значительной  работой была «Нервные  состояния тревоги и их лечение», 1908), над которой он работал под непосредственным и не полностью волонтерским наблюдением Зигмунда Фрейда, который не очень охотно написал к ней предисловие. У Штекеля было противоположное мнение относительно предположения Фрейда о том, что неврозы тревоги, под которыми подразумевались «актуальные неврозы», имеют органическую причину. Штекель подвел Фрейда к признанию форм невроза тревоги, который базировался только на психологических конфликтах и который Фрейд назвал «истерией тревоги». Очень странно читать, что Штекель защищал понятие конфликта от Фрейда, поскольку мы все привыкли видеть во Фрейде теоретика конфликта, и забываем, что в первоначальных концепциях Фрейда объяснения искались в органических условиях (так называемый «актуальный невроз»).

В 1911 году увидела свет уже упоминавшаяся публикация Штекеля «Язык сновидений».

Ссора с Фрейдом, которая привела к уходу Штекеля из Венского общества в 1912 году, является сложной, полностью не проясненной историей. Согласно Куну (Kuhn, 1998) Фрейд не смог простить вопиющей несправедливости, допущенной по отношению к нему на Нюренбергском конгрессе 1910 года. При основании Всемирной психоаналитической ассоциации Фрейд хотел избрать Карла Густава Юнга пожизненным президентом. Это привело к драматической сцене. Венская группа под руководством  Штекеля и Адлера выступила против этого предложения. Джонс (Jones, 1953) пишет в своей биографии (переведенной из немецкого издания):

«Фрейд, узнав, что некоторые из них в гостиничном номере Штекеля провели митинг протеста, обратился к ним со страстным призывом к  согласию. Он подчеркнул, что они окружены  недоброжелателями поэтому им необходима поддержка специалистов вне их круга.   Затем, драматически сбросив свой сюртук, он добавил: «Мои враги были бы рады, чтобы я умер с голоду; больше всего им хотелось бы всё отнять у меня!».

Эта сцена, должно быть, была еще более смущающей для Фрейда позже, когда он понял, каким ошибочным был выбор К.Г.Юнга. Все же, конечно, это было не единственной причиной роста антипатии по отношению к Штекелю, который вместе с Адлером был редактором «Zentralblatt fur Psychoanalyse». В деле  Адлера Штекель был на стороне Адлера, протестуя против его исключения. Сам он, однако, оставался членом Венского общества и единственным редактором “Zentralblatt”. Когда Фрейд предпринял попытку осуществления полного контроля над газетой, с обеих сторон были проведены хитрые маневры, которые в конце концов обеспечили Штекелю редактирование, которое он продолжал без Фрейда до начала Первой мировой войны. Фрейд, однако, способствовал уходу Штекеля из Венского общества. Когда Штекель позднее предпринимал несколько попыток примирения, последняя из которых была в 1939 году, когда Фрейд эмигрировал в Англию, Фрейд не отвечал.

Когда в 1914 году разгорелась Первая мировая война Штекель, так же как и Адлер и другие, были мобилизованы как военные врачи.

В последующие годы, Штекель выпустил свою десятитомную работу «Нарушение импульсов и эмоций», которая выдержала несколько изданий и была переведена на английский язык в США, а отдельные тома – и на другие языки. В течение двух десятилетий он, возможно, был самым известным психоаналитическим автором после Фрейда.

Кроме своих основных работ он опубликовал множество статей и отдельных работ, например, таких как «Письма матери» (3 тома), которое увидело свет на 22 языках. Студенты Штекеля собирались, чтобы обсуждать его «Активный психоанализ». Из этого однадо не возник в дальнейшем круг последователей Штекеля.

В день «Anschluss», когда Австрия была захвачена Фашистской Германией (12/13 марта 1938 года), Штекель со своей семьей незамедлительно покинул Вену и уехал  в Лондон через Швейцарию. Здесь он окончил свою жизнь 25 июня 1940 года, совершив суицид в результате серьезной болезни.

Штекель является, безусловно, наиболее впечатляющей фигурой первых двух десятилетий психоанализа. В течение длительного времени мир, вероятно, узнал больше о психоанализе через посредничество Штекеля, чем через оригинальные работы Фрейда, поскольку Штекель был неослабевающим пропагандистом, который как медицинский журналист наводнил Австрию и Германию периодическими изданиями, в которых обозревались и обсуждались психоаналитические темы. Ни один другой психоаналитический автор из его современников никогда не публиковал так много материала о сновидениях и психоаналитических проблемах. Тот факт, что его работа является также первоклассной документацией  истории цивилизации, очевидно, до настоящего времени остался незамеченным.

Психоанализ обязан Штекелю богатством открытий и изобретений, которые, хотя и упоминаются в исторической литературе, до настоящего времени глубоко не изучены, поскольку Штекель рассматривался как персона нон грата и серьезно не воспринимался после своей ссоры с Фрейдом.

Только недавно к нему снова возник интерес (Bos 2003, Bos и Groenendijk, 2004,2007), Clark-Lowes (1999,2001), Kuhn (1998), Nitzschke, 1992)). 
Он, должно быть, был бойким человеком, полным идей, с колоссальным и плохо управляемым воображением. После  веры в то, что он воспринял сущность революции Фрейда, он, не колеблясь, погружался в эти идеи и  развивал свои собственные идеи и методы. И хотя всегда, до самого конца, признавая Фрейда своим наставником, он никоим образом не был скромным, но скорее, напротив,  очень уверенным в себе и даже в том, что мог бы превзойти своего учителя.  Он высказывал самоуверенное замечание: «Карлик  на плече гиганта видит дальше, чем сам гигант», — на что Фрейд предположительно ответил: «Да, но не вошь на голове астронома!». Штекель был одним из наиболее проницательных участников «Клуба по средам» и лидером в дебатах по важным научным спорным вопросам.  Он очень много написал. Каталог Гринстайна содержит 365 единиц, а его биограф Кларк-Льюис идентифицировал более 500 названий.

Его стиль радикально отличается от стилистической элегантности Фрейда. Штекель пишет, без сомнения, небрежно и, главным образом, без ограничений. Если о Фрейде говорится, что он воспринимает своего читателя серьезно, как критика и партнера по дискуссии, и риторически спорит с ним, образцом чего являются его Вводные лекции, то Штекель беспечно выкрикивает полным голосом свои психоаналитические находки в мир. Оглядываясь в прошлое, можно легко вообразить себе, как  Фрейд обливался кровавыми слезами, когда он видел, как его последователь  ведет себя таким образом.

Штекель видел себя практиком, то есть врачом, чьим основным интересом является возможно скорейшее выздоровление его пациента. Он не был заинтересован в развитии усложненных теорий и, по-видимому, не понимал важности намерений Фрейда. Наоборот, он был одаренным  практиком, интересующимся феноменологией, чем он гордился. Его воспринимали прежде всего как одарённого интерпретатора бессознательного символизма. Эрнст Джонс даже считал  его дар большим, чем дар Фрейда, и даже сам Фрейд сделал в этом смысле случайное замечание.

И, наконец, для него типично, что он был явным собирателем. Его основные десять томов его работ состоят в основном  из изучений случаев, часто собранных под не очень систематическими заголовками. В своем «Языке сновидений» он настаивал, что знает  более десяти тысяч сновидений, из которых он, во всяком случае, представил 594 последовательно пронумерованных сновидений. Его изучения случаев варьировались по длине. Некоторые состоят всего из нескольких предложений, другие – из целых глав. Если его упрекали за то, что он базировал свои интерпретации на интуитивном понимании символов, то читатель заметит, что он часто также обеспечивал ассоциативный материал, крайне богатый в деталях. Он не выступает против метода ассоциаций Фрейда и обращается ко всем важным методологическим принципам Фрейдовского психоанализа, которые были известны до приблизительно 1915 года. Когда разногласия между Фрейдом и Штекелем уже усиливались, Фрейд с К.Г.Юнгом высмеивали его в своей переписке. Фрейд называл его «свиньей, вынюхивающей трюфели» (письмо от Фрейда к Юнгу,  240 F: 14. 3. 1911), а Юнг отвечал: «Было бы позором, если бы мы утратили его нюх» (256 J:  18. 5. 1911). Что вызывало отвращение у  Фрейда, так это огромная  коллекция символов сновидений в книге Штекеля, которые он  не очень глубоко продумывал и которые были представлены с помпой. В то же время Фрейд не мог сдержать свое восхищение Штекелем и писал Юнгу: «Но, тем не менее, он в основном  прав в своих утверждениях о бессознательном, с которым он на значительно более короткой ноге, чем мы» (253 F:  27. 4. 1911).

  1. Проблема символизма в сновидениях

Что под этим подразумевается? В своей книге о сновидениях Штекель представил следующий аргумент: Фрейдовский метод ассоциаций с деталями сновидений не срабатывает, когда символы сновидений не могут быть поняты индивидуально или происходят  из виртуально всеобщего языка сновидений. Такие символы ничего не подсказывают видящему сон, и аналитик должен понять правильное значение символа посредством своих собственных знаний или интуиции. Вместе с тем, большее значение придается манифестному содержанию сновидения. Эта процедура противоречит основной рекомендации Фрейда исходить в интерпретации из ассоциаций пациента.

По его мнению, с которым мы все знакомы, латентное содержание сновидения изменяется посредством  процесса сновидения и его хорошо известных механизмов (сгущение, замещение и т.д.) в  приемлемую для видящего сон форму, которая, если возможно, не возбудит  его. Задача психоанализа состоит, таким образом, в том, чтобы идти, так сказать, в напавлении обратно к процессу сновидения или, скорее, в исследовании латентного содержания сновидения через ассоциации пациента. Прямая интерпретация символов могла бы быть неподходящим упущением в этой трудной работе над сопротивлением.

Однако Фрейд считал себя вынужденным включить главу о символизме в сновидениях в позднее издание «Интерпретации сновидений». Даже в предисловии к третьему изданию 1911 года он написал: «Мой собственный опыт, так же как и работы Вильгельма Штекеля и других, с тех пор научили меня формулировать более верную оценку степени  и важности символизма в сновидениях (или, скорее, в бессознательном мышлении)»(Freud,S. : Standard Edition, Vol.IV, p. XXVII).

Все же только в седьмом издании 1925 года он написал введение, из которого я привожу цитату, поскольку это относилось не только к персональному конфликту, но также к научной проблеме (Freud, S.:Standard Edition, Vol.V, p. 350): 
«Анализ этого последнего, биографического сновидения – ясное свидетельство тому, что я распознавал наличие символизма в сновидениях с самого начала. Но это происходило только постепенно, и, поскольку мой опыт увеличивался, я достигал полного понимания его распространенности и важности, и я делал это  под влиянием вклада Вильгельма Штекеля (1911), о котором нелишне будет здесь упомянуть.

Этот автор, который, возможно, повредил психоанализу настолько же, насколько он принес ему пользу, выдвинул большое количество неожиданных переводов символов; прежде всего они были встречены со скептицизмом, но позже они были большей частью подтверждены и должны были быть приняты. Я не умалю ценности достижений Штекеля, если добавлю, что скептическая сдержанность, с которой были приняты его предложения, была небезосновательной.   Примеры, которыми он поддерживал свои интерпретации, были часто неубедительными, и он использовал метод, который должен быть отклонен как с научной точки зрения ненадежный. Штекель добивался успеха в своей интерпретации символов путем интуиции, благодаря специфическому дару их непосредственного понимания. Но на существование такого дара  нельзя полностью рассчитывать, его эффективность вне всякой критики и, полученные с его помощью данные не претендуют на правдоподобие».

За этим вердиктом следует странное добавление: 
«Это как будто кто-то основывает диагноз инфекционных заболеваний на обонятельных впечатлениях, полученных возле кровати пациента, хотя здесь без сомнения были клиницисты, которые могли достичь посредством обоняния большего, чем другие люди (у которых оно является обычно атрофированным), и были действительно способны диагностировать заболевание по запаху».

После формулировки дальнейших предостережений, связанных с использованием символизма, Фрейд начинает составлять их список. Перечисляются как наиболее известные, но также и пользующиеся наиболее дурной славой пассажи в работе Фрейда: 
«Император и императрица (или король и королева), как правило, представляют родителей видящего сон; а принц и принцесса представляют самого или саму сновидца/сновидицу. Все удлиненные объекты, такие как палки, ветки и зонты (открытые зонты могут быть сопоставимы с эрекцией) могут символизировать мужской орган, так же как и длинное, острое оружие, такое как ножи, кинжалы и пики. Матку представляют коробки, чемоданы, ящики, буфеты и духовки, а также пустые объекты, корабли  и суда всех видов», — и так далее.

Цитируемое введение Фрейда написано после крупной ссоры, в результате которой Вильгельм Штекель был вынужден покинуть Психоаналитическое общество Вены. Фрейд в своих работах редко использовал такие резкие  тона, когда выражал свое мнение об авторе, как он делал это с Вильгельмом Штекелем, о котором он позднее даже отзывался как о «полностью заблуждающемся»: «Кто сначала сделал такую похвальную работу, но потом начал полностью заблуждаться» («Из истории психоаналитического движения» 1914 года).   Штекель позднее в 1926 году противопоставляет версии Фрейда свою собственную «Историю психоаналитического движения», написанную в 1926 году.

Текст Фрейда, однако, выявляет, значительно более важный конфликт, а именно конфликт между наукой и интуицией. С одной стороны, Фрейд подчеркивает обоснованность полученных Штекелем данных. Он также описывает, что требуются особые личные способности, чтобы понять эти символы. С другой стороны, однако, он настаивает, что эти данные получены ненадлежащим  научным методом и не вызывают доверия. То, что можно с одной стороны подчеркивать валидность полученных данных, тем не менее, отрицая их достоверность с другой, является логическим противоречием, которое Фрейд не объясняет. Но его пример врача, нюхающего своего больного пациента, лежащего в кровати, указывает на его затаенную утопическую мечту: должен быть научный метод для объяснения неврозов или объектов сновидений так же точно и однозначно, как, наверное, бактериология это делает с инфекционным заболеванием. Я возвращусь к вопросу, что случилось с этой мечтой спустя сто лет.

Позвольте объяснить эту проблему, используя следующий пример: 
Взрослая женщина, переработывая с Фрейдом  вопрос враждебности сиблингов,  вспоминает сон, который она видела в возрасте четырех лет (Standard Edition: Vol.V, p.253):

«Целая толпа детей – все ее братья и сестры и кузены обоих полов – шумно играли в поле. Неожиданно у них у всех выросли крылья, они улетели и исчезли.

У нее не было никакой идеи относительно того, что означает этот сон, но нетрудно распознать, что в нем в оригинальной  форме была представлена мечта о смерти всех братьев и сестер, и на него только слегка повлияла цензура. Я могу рискнуть предложить следующий анализ. По случаю смерти одного из всей этой толпы детей …. видящая сон женщина, будучи в это  время четырехлетней, должно быть, спросила какого-то мудрого взрослого человека, что становилось с детьми, когда они умирали. Ответом должно быть было: «У них вырастали крылья, и они превращались в ангелов». В сновидении, которое последовало как реакция на этот фрагмент информации, у всех братьев и сестер были крылья, как у ангелов и, что является основным моментом, они улетели. Наш маленький ребенок-убийца остался сам, странно сказать – единственным выжившим из целой стаи! Мы вряд ли ошибемся, предполагая, что тот факт, что дети шумно играли в поле перед тем, как улетели, указывает на бабочек. Это как будто ребенок следовал той же цепочкой размышлений, что и люди античности, чтобы изобразить душу с крыльями бабочки».

Этот пример может быть использован для иллюстрации идеи Фрейда о надлежащем – научном – анализе, который он для этого «предназначает». Поскольку женщина, видящая сновидение, ассоциациирует и выбирает подходящий материал из своей биографии. Образ сновидения был сформирован из знания, переданного ребенку из мира взрослых. Анализ сновидения следует за следами памяти, которые были сжаты в фантазию сновидения. Это то, как должно было быть. Но это было не так. Пациентка Фрейда не могла  вспомнить ничего, кроме сновидения, и Фрейд понимал это даже без ассоциаций. Поэтому именно его интуиция позволила ему понять сновидение, а также дала возможность подумать о том факте, что мотив души-бабочки хорошо известен из греческой мифологии.

Подобным образом Фрейд поступает в своей хорошо известной краткой работе «Воспоминания  детства из ‘Dichtung und Wahrheit’» (1917, «Поэзия и истина»). Иоганн Вольфганг Гете сообщает, как, будучи маленьким ребенком, с возрастающим восхищением  выбрасывал кухонную посуду из окна на улицу, где она разбивалась на куски. Фрейд трактует эту историю как воспоминание, покрывающее  детские  желания смерти младшим сиблингам. Но он добавляет, что он бы не отважился бы сделать эту интерпретацию предметом обсуждения, если бы не то, что двое его пациентов демонстрировали свое отвращение по отношению к новорожденным сиблингам похожим образом. Мы имеем дело с символическими действиями, важности которых деятель не осознает. Психоаналитик может только предположить их значение.

С теоретической точки зрения Фрейд классифицировал символическую репрезентацию как механизмы работы сновидений. Она служит цели подавления и превращения нежелательного  содержания в нераспознаваемое. Все же рассматриваемые символы  являются, по его мнению,  частью не бессознательного, а, скорее, предсознательного. Фрейд склонялся к мнению, что существует группа предсознательных символов, которые являются всеобщими для всех человеческих существ, как своего рода проязык. Фактически тогда они не подавляются, а, скорее, используются для подавления. Позже, в своей работе по символизму Эрнст Джонс (1916) поддерживал мнение, что этот слой символики не является врожденным, но должен быть заново создан каждым индивидуумом.

  1. Символизм смерти Штекеля

Я тщательно  выбрал маленькие примеры из работ Фрейда, поскольку у них есть общая тема, а именно, фантазии о смерти или даже  желания смерти. Это обеспечивает мне переход к важному содержанию книги о сновидениях Штекеля, в которой, подчеркивая доминирование сексуального символизма, Штекель, однако, посвятил  шесть глав исключительно  символизму смерти.

Я попытаюсь наметить в общих чертах его подход.

У Штекеля была одна главная идея, которой он очень гордился. Он называет ее «биполярностью». Как он сам, так и другие комментаторы связали ее с понятием амбивалентности, разработанной  Блейлером (Bleuler), но я не думаю, что это достаточно  корректно. Идея Штекеля, кажется, заключается в том, что ни одна эмоция или даже идея не может существовать без того, чтобы в то же время в момент своего создания не вызывать свою противоположность. Эмоции и мысли, следовательно, встречаются только в противоположных парах. Любовь и ненависть, жизнь и смерть, садизм и мазохизм, гетеросексуальность и гомосексуальность, так сказать, никогда не могут быть психологически репрезентированы сами по себе. На эту идею также намекал Фрейд, например, в своей статье “Vom Gegensinn der Urworte”  («Противоположное значение первых слов» (Stand.Ed. Vol XI (1910)). Возможно, это может быть понято следующим образом: мысль, также как и эмоция, вообще может представлять себя в психологическом отношении, если она выделяется из чего-то еще, имеющего противоположный  или обратный ей образ. Это является принципом фигуры и фона в гештальтпсихологии (в лингвистике, между прочим, тоже: знак – «сигнификанд» — может быть определен только через его отличие от других знаков). Конечно, проблемой здесь является то, как в каждом случае определить другой полюс в биполярности. Теперь о Штекеле говорят, что он был первым, кто сказал об инстинкте смерти. Штекель детально не  теоретизировал об инстинкте смерти, как мы видим это позже у Фрейда, но исходит из понятия биполярности. Желание  жить, понимаемое у Фрейда как инстинкт самосохранения его и его биологического вида, является фундаментальным для Штекеля и  представляет себя как сексуальный драйв. Сексуальность является выражением желания жить или воли к жизни. Эта воля к жизни выступает против угрозы,  представляемой смертью, а также против подавленного желания дезинтеграции в смерти. Это имеет два последствия:

Во-первых, психологическая репрезентация воли  к жизни не может происходить без одновременного имаго смерти.

И, во-вторых, страх – это всегда страх смерти. Можно сразу же увидеть, что первая теория страха Фрейда – страх как трансформация либидо – ничего не значила для Штекеля. Более того, вся фрейдистская метапсихология ничего для него не значила. Это имеет ироническое последствие: у Фрейда развивалась все большая антипатия по отношению к Штекелю, поскольку последний в его глазах не мог восприниматься серьезно как ученый, а это вредило  репутации психоанализа. Штекель как практик, наоборот, возможно, рассматривал метапсихологические конструкцииФрейда как ненужную ерунду.

Штекелевская концепция  биполярности желания смерти и побуждения к жизни имела для него практический результат, который он выразил в следующем предложении: «Нет сновидения без темы смерти». Такие изречения являются типичными для Штекеля. Вначале они звучат так, как будто бы устанавливают законы. Но Штекель не был законодателем. Скорее, это случай боевого клича  или, говоря более вежливо, — методологических принципов: смотрите, сможете ли вы найти ключ к страху смерти или к стремлению к смерти в противоречивой путанице актуального сновидения.

Это приводит  нас к «трюфелям» Штекеля. Я ограничусь лишь примерами из его глав о символизме смерти.

Там он пишет, что ходьба  в сновидении или, более широко, отъезд (уход) содержит символ смерти.

Примеры: 
(373): «Мой отец должен отправиться в длительную поездку…» 
Комментарий Штекеля: «то есть он должен  умереть» 
(374): «Моя жена вышла  из комнаты и оставила меня одного…» 
Комментарий Штекеля: «то есть она умерла» 
(377): «Я видел моего лучшего друга, М-ра Джозефа С., входящим в маленький дом» 
Комментарий Штекеля: «Этот маленький дом является могилой» 
«Один из моих пациентов, например, видел стереотипный  сон, что его отец собирается совершить прогулку в горы или сложное восхождение»: 
(379): «Я вижу своего отца, поворачивающегося ко мне спиной с рюкзаком. «Куда ты едешь теперь, зимой?»- Кричал я, пораженный. —  «В горы»,-  звучало в ответ»

Это сновидение изобилует символами смерти. Отец поворачивается спиной, то есть он умирает. «Куда ты едешь зимой (добавим: в своей жизни)? Ответом является – к моей смерти».

Основываясь на таких примерах, Щтекель делает  такие огульные утверждения, как: 
«Уходить» и «продолжать путешествовать», «идти домой»,  «уезжать», «идти домой»,  «покидать комнату», «неожиданно исчезать» являются символами смерти. «Закрытие за вами дверей обычно означает «умирание» в сновидении» (стр.321) и так далее.

Наконец, транспортные средства, используемые для отъезда, такие как поезд, самолет, вагон, лифты и, наконец, даже такое передвижение как езда на велосипеде, катание на санях, на роликах  должны рассматриваться в этом контексте.

Из-за привычки Штекеля к накоплению таких связей символов и представления их в качестве фактов, его тексты трудны для чтения и вызывают рост сопротивления. Соединяющие, объясняющие размышления обычно пропускаются, возможно, потому, что он считает их ненужными.

Что может быть таким соединяющим размышлением в этих примерах Фрейда и Штекеля? Во всех случаях сновидение показывает движение «вдаль отсюда». Бабочки Фрейда улетают, и молодой Гете выбрасывает посуду из окна, видящие сон люди Штекеля уходят, удаляются  или уезжают разнообразными способами. Фантазия об объектных отношениях, представленная в этих образах, является фантазией о сепарации, либо фантазией о том, что порождает ужас, в случае чего эмоция является эмоцией страха сепарации или потери, либо нарциссическое Эго хочет уничтожение травмирующего объекта.

Часто говорилось, что сновидения используют те же средства, что и поэзия. Здесь приходит на ум  поэма швейцарского поэта Конрада Фердинанда Мейера “Die Stapfen” (Шаги). В этой поэме поэтическое Я, после встречи со своей возлюбленной, возвращается бок о бок с ее следами на влажной земле. Шаги или следы, идущие в противоположном направлении, являются широко известным «похоронным» символом. Если  можно думать и о пустых ботинках с их  носками, обращенными назад у павшего кавалериста на военной похоронной церемонии. Я подозреваю,  однако, что К.Ф.Мейер нашел свой поэтический образ совершенно без таких знаний, следовательно, то же происходит и в сновидении.

Штекель говорит, что ему потребовались годы, чтобы обнаружить  символизм смерти в сновидениях. И что он никогда не обнаружил бы его, если бы полагался только на метод ассоциаций. Поскольку  мысль о смерти является даже большим табу, чем сексуальность. Он выдвигает против Фрейда то возражение, что ассоциации не только обнаруживают бессознательное, но также привносят новые препятствия. По этой причине  он подчеркивает – в противоположность Фрейду  – значимость очевидного  содержания сновидения, которое психоаналитик должен понять с помощью своей интуиции.

  1. Научный подход против  интуиции

В своей «незваной» биографии Фрейда Фриц Виттелс (Fritz Wittels) в 1924 году уже высказал подозрение, которое разделяется биографом Штекеля Кларком-Льюисом, что Фрейд аналогичным образом натолкнулся на науку психоанализа благодаря своему дару интуитивного наблюдения, но в результате своего научного воспитания у него всегда была из-за этого нечистая совесть или,  по меньшей мере,  беспокойство, что контакт с медицинской академической наукой под угрозой. У Штекеля  не было таких предчувствий, и он был, следовательно, способен стать той фигурой, на которую проецировалась интуитивная часть Фрейда, используемая только амбивалентно.

Фрейд и его преемники, Психоаналитическое сообщество, всегда искали контакт с наукой, как она понималась в 19-м и 20-м веках. События 1910 года являются трагикомическим примером этого. Фрейд хотел связать свою новую науку с университетом, примкнув к Блейлеру, и он хотел предвосхитить  антисемитизм, передав лидерство белокурому тевтону Юнгу. Нам известно, как это закончилось: Блейлер повернулся к психоанализу спиной, а Юнг, также, пошел своим собственным путем. Фрейд никогда ни минуты не сомневался, что он был ученым, и что психоанализ является наукой. Но какого типа? Естественной наукой? Гуманитарной наукой? Прошедшая сотня лет не дала ответ  на этот вопрос, и Фрейд не избежал  судьбы, которую он видел персонифицированной в Штекеле, а именно, быть заклейменным  ненаучным подходом.

Мне очень понравилась статья на эту тему, которая недавно появилась в немецком психоаналитическом периодическом издании “Psyche”. В ней швейцарский психоаналитик Джованни Вассалли (Giovanni Vassalli, 2005)  полемизирует даже против определения психоанализа как теории. Он считает, что психоанализ должен пониматься с точки зрения своей «техники», то есть своего метода, ссылаясь на определение Фрейда от 1923 года. Там, во-первых,  говорится: «Психоанализ – это название процедуры исследования процессов мышления, которые иначе едва ли доступны». Вассалли разрабатывает «эскиз эпистемологии психоанализа», который основывается на «предполагаемых» психологических процессах и, следовательно, фиксирует «предположительный разум». Предположительный разум впервые был описан Аристотелем, но постепенно  исчез в ходе истории европейской мысли и был воскрешен только Ницше и Фрейдом. (В немецком языке существует два слова для того, что мы имеем в виду: Raten и Erraten. Raten (загадать) описывается, скорее, как акт, а Erraten – скорее, как процесс.) Интуиция определяет способность к Erraten. Если мы не обладаем этой способностью от природы, как Фрейд, Штекель, Мелани Кляйн и только очень немногие другие, то мы должны пытаться развить ее. И рассмотрение  работ этих авторов поможет нам. Поскольку они никогда не устаревают!

Вильгельм Штекель

Часть серия статей на
Психоанализ

Концепции

  • Психосексуальное развитие
  • Психосоциальное развитие (Эриксон)
  • Без сознания
  • Предсознательное
  • Сознание
  • Психический аппарат
  • Ид, эго и супер-эго
  • Либидо
  • Водить машину
  • Перенос
  • Контрперенос
  • Защита эго
  • Сопротивление
  • Проекция
  • Отрицание
  • Работа мечты

Важные цифры

  • Карл Абрахам
  • Альфред Адлер
  • Майкл Балинт
  • Уилфред Бион
  • Йозеф Брейер
  • Нэнси Чодороу
  • Макс Эйтингон
  • Эрик Эриксон
  • Рональд Фэйрбэрн
  • Пол Федерн
  • Отто Фенихель
  • Шандор Ференци
  • Анна Фрейд
  • Зигмунд Фрейд
  • Эрих Фромм
  • Гарри Гантрип
  • Карен Хорни
  • Эдит Джейкобсон
  • Эрнест Джонс
  • Карл Юнг
  • Абрам Кардинер
  • Хайнц Кохут
  • Мелани Кляйн
  • Жак Лакан
  • Рональд Лэйнг
  • Жан Лапланш
  • Маргарет Малер
  • Жак-Ален Миллер
  • Сандор Радо
  • Отто Ранг
  • Вильгельм Райх
  • Джоан Ривьер
  • Исидор Садгер
  • Эрнст Зиммель
  • Сабина Шпильрейн
  • Вильгельм Штекель
  • Джеймс Стрейчи
  • Гарри Стек Салливан
  • Сьюзан Сазерленд Айзекс
  • Дональд Винникотт
  • Славой Жижек

Важные работы

  • Толкование снов (1899)
  • Психопатология повседневной жизни (1901)
  • Три очерка теории
    сексуальности
    (1905)

  • За пределами принципа удовольствия (1920)
  • Эго и Идентификатор (1923)

Школы мысли

  • Адлериан
  • Эго психология
  • Юнгианский
  • Лаканианский
  • Межличностный
  • Интерсубъективный
  • Марксист
  • Объектные отношения
  • Рейхиан
  • Реляционный
  • Самостоятельная психология

Обучение персонала

  • Бостонская аспирантура
    Психоанализ

  • Британский психоаналитический совет
  • Британское психоаналитическое общество
  • Центр Колумбийского университета
    Психоаналитическое обучение и исследования

  • Международная психоаналитическая ассоциация
  • Всемирная ассоциация психоанализа
  • Список школ психоанализа

Смотрите также

  • Детский психоанализ
  • Глубинная психология
  • Психодинамика
  • Психоаналитическая теория
  •  Психологический портал

Вильгельм Штекель (Немецкий: [ˈƩteːkəl]; 18 марта 1868 — 25 июня 1940) был австрийским врачом и психолог, который стал одним из Зигмунд Фрейд первых последователей, и когда-то был описан как «самый выдающийся ученик Фрейда». [1] В соответствии с Эрнест Джонс «Стекель может быть удостоен чести вместе с Фрейдом основать первое психоаналитическое общество»; в то время как он также описал его как «от природы одаренного психолога с необычным талантом к обнаружению подавленного материала».[2] Позже он поссорился с Фрейдом, который объявил в ноябре 1912 года, что «Стекель идет своим путем».[3]Его произведения переведены и издаются на многих языках.

Содержание

  • 1 Карьера
  • 2 Вклад в психоаналитическую теорию
    • 2.1 Теория неврозов
    • 2.2 Вклад в теорию фетишизма и извращений
    • 2.3 Критика Фрейдом теории происхождения фобий Стекеля
    • 2.4 О технике
    • 2.5 Об эстетике
  • 3 Личная жизнь
  • 4 В популярной культуре
  • 5 Избранные публикации
  • 6 Рекомендации
  • 7 дальнейшее чтение
  • 8 внешняя ссылка

Карьера

Рожден в Бояны, Буковина, он написал книгу под названием Аутоэротизм: психиатрическое исследование онанизма и неврозов, впервые опубликовано на английском языке в 1950 году. Ему также приписывают создание термина парафилия заменить извращение.[4] Он проанализировал, среди прочего, психоаналитиков. Отто Гросс и А. С. Нил, а также первый биограф Фрейда, Фриц Виттельс. Последний воздал должное «своей странной легкости в понимании», но заметил: «Проблема с анализом Стекеля заключалась в том, что он почти всегда заходил в тупик, когда так называемые отрицательный перенос окреп ».[5] Его автобиография была опубликована в 1950 году.

Вклад в психоаналитическую теорию

Теория неврозов

Стекель внес значительный вклад в символизм в сновидениях », как последовательные выпуски Толкование снов засвидетельствовали, с их явным признанием долга Фрейда перед Стекелем »:[6] «работы Вильгельма Штекеля и других … с тех пор научили меня формировать более точную оценку степени и важности символизма в сновидениях».[7]

Учитывая навязчивые сомнения, Стекель сказал:

При тревоге либидо трансформируется в органические и соматические симптомы; в сомнениях либидо трансформируется в интеллектуальные симптомы. Чем интеллектуальнее кто-либо, тем сильнее будет сомнение в преобразованных силах. Сомнение становится удовольствием, сублимированным как интеллектуальное достижение.[8]

Стекель написал одно из трех ранних «Психоаналитических исследований психического бессилия», на которые Фрейд одобрительно ссылался: «Фрейд написал предисловие к книге Стекеля».[9] С этим может быть связано «развитие идеи Стекеля о том, что каждый, и в особенности невротики, имеют особую форму сексуального удовлетворения, которая сама по себе является адекватной».[10]

Фрейд считал Стекеля потенциальным предвестником, размышляя о возможности того, что (для обсессивных невротиков) «в порядке развития ненависть является предшественником любви. Это, возможно, значение утверждения Стекеля (1911 [Die Sprache des Traumes], 536), что в то время я нашел непонятным, в том смысле, что ненависть, а не любовь — это первичные эмоциональные отношения между людьми ».[11] Отто Фенихель считает, что эта же работа устанавливает « символическое значение правого и левого . ..верно смысл правильный и оставили смысл неправильный ‘.[12] Менее лестно то, что Фенихель также связал это со «сравнительно большой школой псевдоанализа, которая считала, что пациента следует« бомбардировать »« глубокими интерпретациями »».[13] дань уважения ранним последователям Штекеля после его разрыва с Фрейдом.

Вклад в теорию фетишизма и извращений

Стекель противопоставлял то, что он называл «нормальными фетишами», от крайних интересов: «Они становятся патологическими только тогда, когда они отодвигают весь объект любви на задний план и сами принимают функцию объекта любви, например, когда любовник удовлетворяет себя обладанием объектом любви. женская обувь и считает саму женщину второстепенной или даже беспокоящей и лишней (с. 3).[4]Стекель также рассматривает проблему извращения иначе, чем Фрейд. Многие извращения — это защитные механизмы (Schutzbauten) морального «я»; они представляют собой скрытые формы аскетизма. Для Фрейда первичный сексуальный выход означал здоровье, а неврозы были созданы из-за подавления сексуальных влечений. Штекель, с другой стороны, указывает на значение вытесненного религиозного «я» в неврозах и указывает, что помимо вытесненного типа сексуальности существует также вытесненный тип морали. Этот тип создается в условиях сексуальной распущенности, но в то же время он противостоит этому. В последнем случае «Стекель считает фетишизм бессознательной религией пациента».[14] «Нормальные» фетиши для Стекель в большей степени способствовали выбору образа жизни: таким образом, «выбор профессии был на самом деле попыткой разрешить ментальные конфликты путем их вытеснения», так что врачи для Стекель были «вуайеристами, которые перенесли свой первоначальный сексуальный поток в искусство диагностики ».[15]

Жалуясь на склонность Фрейда к нескромности, Эрнест Джонс написал, что рассказал ему «природу сексуального извращения Стекеля, которого он не должен был иметь и о котором я никогда никому не повторял». [16] Стекель «развитие идеи, что каждый, и в частности каждый невротик, имеет особую форму сексуального удовлетворения, которая сама по себе является адекватной»[17] таким образом, могли быть основаны на личном опыте.

На садомазохизм «Стекель назвал суть садомазохистского акта унижением».[18]

Критика Фрейдом теории происхождения фобий Стекеля

В Эго и Идентификатор, Фрейд писал о «звучной фразе« каждый страх в конечном счете — страх смерти »», связанной со Стекелем (1908), — что она «почти не имеет никакого значения и, во всяком случае, не может быть оправдана»,[19] возможно, свидетельство (например, психическое бессилие и любовь / ненависть) его продолжающегося взаимодействия с мыслью о своем бывшем соратнике.

О технике

Штекель «также был новатором в технике … разработав форму краткосрочной терапии, называемую активным анализом, которая имеет много общего с некоторыми современными формами консультирования и терапии». [20]

Об эстетике

Стекель утверждал, что «в каждом ребенке дремал творческий художник».[21] Однако в связи с психоаналитическим исследованием истоков искусства он подчеркнул, что «… фрейдистская интерпретация, как бы далеко она ни зашла, никогда не предлагает даже самых грубых критериев« художественного »совершенства … мы исследуем только импульс, который побуждает людей творить ».[22] Анализируя мечты как художников, так и нехудожников, Штекель отмечал, что «на уровне производства символов поэт не отличается от самой прозаической души … Разве не замечательно, что великий поэт? Гете а неизвестная маленькая женщина … должна была построить такие похожие сны? ».[23]

Личная жизнь

Стекель покончил жизнь самоубийством в Лондоне, приняв передозировку Аспирин «чтобы положить конец его боли предстательная железа и диабетик гангрена «.[24] Он был кремирован в Крематорий Голдерс Грин 29 июня 1940 г. Его прах находится в секции 3-V Сада памяти, но там нет памятника. [25]

Он был дважды женат и оставил двоих детей.[26] Автобиография Штекеля была опубликована посмертно под редакцией его бывшего личного помощника. Эмиль Гютейл и его жена Хильда Биндер Стекель.[27] Она умерла в 1969 году.[28]

Биографический отчет появился в Само-маргинализация Вильхема Стекеля (2007) Яапа Боса и Леендерта Гренендейка, который также включает его переписку с Зигмундом Фрейдом. Также L. Mecacci, Оговорки по Фрейду: жертвы психоанализа от Человека-волка до Мэрилин Монро, Vagabond Voices 2009, стр.101.

В популярной культуре

  • Он упоминается в эпизодах 22 и 26 из Призрак в доспехах: Автономный комплекс.
  • Цитата, приписываемая Штекелю («Признак незрелого человека — то, что он хочет благородно умереть за дело. Признак зрелого человека — то, что он хочет смиренно жить ради него»). Ловец во ржи к Дж. Д. Сэлинджер. Цитируемый персонажем романа как высказывание Штекеля, его иногда приписывают Сэлинджеру и действительно может быть его перефразированием высказывания немецкого писателя. Отто Людвиг (1813-1865), который сам Стекель цитировал в своих трудах: «Das Höchste, wozu er sich erheben konnte, war, für etwas rühmlich zu sterben; jetzt erhebt er sich zu dem Größern, für etwas ruhmlos zu leben». Ср. q: Wilhelm Stekel # Неправильная атрибуция.

Избранные публикации

  • Стекель В. (1911). Die Sprache des Traumes: Eine Darstellung der Symbolik und Deutung des Traumes in ihren Bezeihungen
  • Стекель В. (1911). Сексуальные корни клептомании. Варенье. Inst. Крым. L. и криминология
  • Стекель В. (1917). Ницше и Вагнер, eine Sexualpsychologische Studie zur Psychogenese des Freundschaftsgefühles und des Freundschaftsverrates
  • Стекель В. (1921). Любимое эго, основы нового изучения психики
  • Стекель В. (1921) Глубины души; психоаналитические исследования
  • Стекель В. (1922). Принуждение и сомнение (Zwang und Zweifel) Liveright
  • Стекель В. (1922). Маскировки любви; психоаналитические зарисовки
  • Стекель В. (1922). Гомосексуальные неврозы
  • Стекель В. (1922). Би-сексуальная любовь; гомосексуальный невроз (Переиздание 2003 года: Bisexual Love. Fredonia)
  • Стекель В. (1922). Секс и мечты; язык снов
  • Стекель В. (1926). Фригидность у женщин Vol. II. Grove Press
  • Стекель В., Больц О. (1927). Импотенция у мужчин: психические расстройства половой функции у мужчин. Бони и Ливерит
  • Стекель В., Ван Теслаар Дж. С. (1929). Особенности поведения: мания странствий, дипсомания, клептомания, пиромания и родственные им импульсивные расстройства. H. Liveright
  • Стекель В. (1929). Садизм и мазохизм: психология ненависти и жестокости. Liveright
  • Стекель В. (1943). Толкование снов: новые разработки и техники. Liveright
  • Стекель В., Гютейл Э. (1950). Автобиография Вильгельма Стекеля. Liveright
  • Стекель В., Больц О. (1950). Техника аналитической психотерапии. Жить правильно
  • Стекель В. (1952). Отчет штаба (3 июня 1969 г.). «Доктор Хильда Б. Стекель». Нью-Йорк Таймс.
  • дальнейшее чтение

    • Бос, Яап; и другие. (2007). Само-маргинализация Вильгельма Стекеля.
    • Кац, Майя Балакирская (2011). «Раввин, священник и психоаналитик: религия в ранней психоаналитической истории болезни». Современное еврейство. 31 (1): 3–24. CiteSeerX  10.1.1.465.8305. Дои:10.1007 / s12397-010-9059-у.
    • Кац, Майя Балакирская (2010). «Профессиональный невроз: психоаналитическая история болезни раввина». Обзор AJS. 34 (1): 1–31. Дои:10.1017 / S0364009410000280.
    • Микер, М. Дж. (1964). «Прошу моих пациентов простить меня ….: Доктор Вильгельм Стекель». Внезапные концовки, 13 подробных описаний известных самоубийств. Гарден, Нью-Йорк: Doubleday. С. 189–203.

    внешняя ссылка

    • Котировки, связанные с Вильгельм Штекель в Wikiquote
    • Статья Вильгельма Стекеля «Поэзия и невроз. Психология художника», Хексис 2/2010
    • Казимеж Домбровски «Замечания об активном психоанализе Вильгельма Стекеля», Хексис 2/2010
    • Работы Вильгельма Стекеля в LibriVox (аудиокниги в общественном достоянии)

    📖 Вильгельм Штекель (1868–1940), Глава 21. Разногласия, Книга вторая. Годы зрелости. (1901–1919). Жизнь и творения Зигмунда Фрейда. Джонс Э. Страница 26. Читать онлайн


    Вильгельм Штекель (1868–1940)

    Трудности, которые доставил Фрейду Штекель, были совершенно иной природы, чем те, которые причинил ему Адлер. У Штекеля и в помине не было той мрачности, которой обладал Адлер, и он далеко не был поглощен только одной теорией, он очень мало ею интересовался. Он являлся прежде всего человеком практичным и эмпирическим, но главное, что отличало его от Адлера, — это доступность бессознательного, тогда как Адлер настолько был от него далек, что вскоре перестал верить в его существование. Штекель был одаренным психологом с редким чутьем к обнаружению вытесненного материала, и его вклады в знание символизма, область, в которой он обладал большей интуицией, чем Фрейд, представляли значительную ценность на ранних этапах развития психоанализа. Фрейд охотно признавал это. Он говорил, что часто оспаривал интерпретацию Штекелем данного символа только ради того, чтобы при дальнейшем изучении убедиться, что Штекель оказался прав с самого начала. К сожалению, такие дарования соседствовали с его редкой неспособностью к суждению. Штекель вообще не обладал какими-либо критическими способностями; его интуиция порой дегенерировала в фантастическое угадывание, в котором ни на что нельзя было полагаться. Весной 1911 года он опубликовал большую книгу о сновидениях. В ней содержалось много хороших и ярких идей, но также много мыслей, приводящих в замешательство. Фрейд нашел эту книгу «унижающей нас, несмотря на сделанные ею новые вклады». Правда заключалась в том, что Штекель, который писал очень бегло, однако небрежно, являлся прирожденным журналистом грубого пошиба, для которого производимый эффект был намного важнее, чем истинность сообщаемых фактов. И действительно, он частично зарабатывал себе на жизнь, постоянно поставляя фельетоны в местную прессу.

    По признанию Фрейда, Штекель был хорошим парнем и, насколько я могу судить, приятным компаньоном. В противоположность Адлеру его отличали жизнерадостность, беспечность и веселость. Фрейд однажды сказал о нем Хичманну: «Он всего лишь звонарь, но все же мне нравится».

    У Штекеля, однако, имелся один серьезный недостаток в характере, который делал его непригодным для работы в академической области: у него полностью отсутствовала научная совесть. Поэтому сообщаемые им факты ни у кого не вызывали большого доверия. Например, у него была привычка открывать дискуссию на любую тему замечанием: «Только этим утром я столкнулся со случаем такого рода», так что «пациент в среду» Штекеля стал нарицательным. Когда его однажды спросили, как он может доказать справедливость некоторого поразительного утверждения, он ответил: «Я нахожусь здесь для того, чтобы делать открытия; другие люди могут их доказывать, если им это заблагорассудится».

    В своей работе о психологическом значении для людей их фамилий, в том числе в выборе карьеры и других интересов, он перечислил большое количество пациентов, чьи фамилии оказали заметное влияние на их жизни. Когда Фрейд спросил его, как он мог решиться на публикацию, указав фамилии своих пациентов, Штекель с успокаивающей улыбкой ответил: «Все эти имена вымышленные». Этот факт до некоторой степени уменьшал ценность данного материала. Фрейд отказался разрешить публикацию этой работы в «Zentralblatt» и Штекелю пришлось опубликовывать ее где-то в другом месте.

    Возможно, Фрейда очень раздражала привычка Штекеля рассказывать на собраниях общества эпизоды из своей собственной жизни, которые, как Фрейд знал по опыту, являлись целиком вымышленными, а затем с вызовом пристально глядеть на Фрейда, как бы провоцируя его на нарушение профессионального такта опровержением его слов. Однажды я спросил Фрейда, считает ли он «Я-идеал» универсальным атрибутом, и Фрейд с озадаченным видом ответил: «Вы думаете, Штекель обладает „Я-идеалом“?»

    Но повод для разрыва был в определенной степени косвенным. По некоторой причине Штекель и Тауск ненавидели друг друга, и на последнем собрании 30 мая 1912 года между ними произошла очень некрасивая сцена. К этому времени у Фрейда, хотя он однажды и назвал Тауска «хищником», сложилось о его способностях очень высокое мнение, и Фрейд хотел поручить ему заведование отделом обзоров «Zentralblatt» которым ранее несправедливо пренебрегали. Штекель сразу же вскочил со своего места и заявил, что не позволит ни одной строчке, написанной Тауском, появиться в его «Zentralblatt». Фрейд напомнил Штекелю, что это официальный орган Международного объединения и что подобные личные притязания неуместны. Но Штекель заупрямился и не хотел уступать. Его успех в области символизма позволил ему считать, что он превзошел Фрейда. Он любил с видимой скромностью давать себе такую оценку: карлик на плече гиганта может видеть дальше, чем сам гигант. Когда Фрейд услышал об этом, он едко заметил: «Может, это и верно, но это не относится ко вши в волосах астронома».

    Фрейд написал Бергманну, издателю журнала, прося его сменить редактора. Однако Штекель также написал ему, и озадаченный издатель ответил, что до конца очередного тома все должно оставаться по-прежнему, после чего он собирается вообще прекратить издание. Тем временем на собрании 6 ноября было объявлено об уходе Штекеля из венского общества.

    В своем письме к Абрахаму Фрейд писал: «Я так рад, что теперь Штекель идет своим путем. Вы не можете себе представить, как тяжело мне было нести эту ношу, когда приходилось защищать его от всего мира. Он просто невыносим». Много лет спустя Фрейд упомянул о Штекеле в одном своем письме как о случае «морального сумасшествия».

    Sceptic-Ratio. Вильгельм Штекель

     
     

    Олег Акимов

    6. Вильгельм Штекель

    Вильгельм Штекель считался аналитиком-профессионалом, однако Фрейд отзывался о нем крайне нелицеприятно: «Он — всего лишь звонарь». Эта характеристика «папочки» в адрес «шалопутного сынишки» вызвана следующими обстоятельствами. Джонс вспоминает: «Фрейда очень раздражала привычка Штекеля рассказывать на собрании Общества эпизоды из своей жизни, которые, как Фрейд знал по опыту, являлись целиком вымышленными, а затем вызывающе смотреть на Фрейда, как бы провоцируя его на нарушение профессиональной этики опровержением его слов. Однажды я спросил Фрейда, считает ли он Я-идеал универсальным атрибутом человеческой психики, и Фрейд с задумчивым видом отвечал: «Вы думаете, Штекель обладает

    Я-идеалом?»»

    Джонс привел фразы, которые Штекель частенько повторял на заседаниях Психоаналитического общества, собиравшегося по средам в квартире Фрейда. «Только этим утром, — заверял он присутствующих, — я столкнулся с аналогичным случаем…». Далее шло повествование мгновенно сочиненной им истории с «пациентом в среду», как окрестили больного, которого Штекель приводил в качестве примера. Если его просили каким-либо способом доказать сообщенную им странную информацию, он сердито отвечал: «Я нахожусь здесь для того, чтобы делать открытия; другие люди могут их доказывать, если им это заблагорассудится» [10, с. 263].

    Понятно, что сообщаемые Штекелем факты, пишет Джонс, «ни у кого не вызывали большого доверия»; «у него полностью отсутствовала научная совесть». Фрейда раздражало, что Штекель не подчинялся заведенным им правилам солидной игры. Фальсификациями занимались многие, но они старались хотя бы создать видимость науки; этот же «паяц» ничуть не беспокоился о приличии. Его вызывающее поведение сильно раздражало психоаналитиков, в том числе и Фрейда. К шутовству добавлялись и другие пороки его испорченного характера. В письме к Ференци от 17 октября 1912 г. Учитель написал: «Штекель — свинья, он постоянно сеет вокруг себя недовольство и мелочную зависть, разжигает возмущение по самым ничтожным поводам». Но «свинство» Штекеля не проистекало от его злонамеренности; в общем, он был добрым и веселым малым. Любимый предмет психоаналитиков — лингвистика; они разложили фамилию Штекеля на два компонента —

    St. Ekel, что означает «святая дрянь».

    Уже неоднократно говорилось, что всякий психоаналитик был, прежде всего, литераторам, мастером слова и, конечно же, большим фантазером. Это железное правило никем не нарушалось, во всяком случае, для психоаналитиков первого призыва, к которым относился Штекель. Не стесняясь, он придумывал такие душещипательные истории, что исповеди Блаженного Августина и Жан-Жака Руссо покажутся блеклыми и недостаточно искренними. Обычно Штекель сочинял малые произведения – новеллы, рассказы и фельетоны, многие из которых носили остро публицистический характер, но были у него и большие романы. Почти во всех его произведениях так или иначе затрагивалась характерная для психоаналитиков сексуальная тематика. Штекель, Гроддек, да и сам Фрейд положили начало литературному течению, которое затем развивалось в тесном взаимодействии с экзистенциалистской философией и сюрреалистическим восприятием действительности. Чтобы получить представление об этой художественной форме, можно порекомендовать прочесть что-нибудь написанное Шницлером, Камю или Сартром.

    По поводу литературных дарований Штекеля Джонс пишет: он «писал очень бегло, но небрежно, являлся прирожденным журналистом грубого пошиба, для которого производимый эффект был намного важнее, чем истинность сообщаемых фактов.

    И действительно, он частично зарабатывал себе на жизнь, постоянно поставляя фельетоны в местную прессу» [10, с. 263]. Лу Андреас-Саломе в письме к Фрейду от 25 февраля 1924 г. обвинила его в «погоне за сенсациями, граничащими с непристойностью». Его излюбленный литературный прием — гипербола; ею он пользовался постоянно и весьма изобретательно. Мекаччи привел большой отрывок его типичного сочинительства, в котором описывается психология некоего «зеркального человека». У читателя, которого больше интересует наука, чем литература, после прочтения этого рассказа непременно возникнет вопрос: существуют ли такие люди на самом деле?

    «Господин Дж. Л., — пишет Штекель, — тридцать девять лет. Он может совершить половой акт только в том случае, если видит себя за этим занятием [в зеркале]. Интерес к половой партнерше для него вторичен. Самое страстное его желание — покрыть зеркалами стены и потолок своей комнаты. Он влачит жалкое существование, поскольку копит деньги в надежде осуществить свою мечту и сделать это с размахом.

    В своих фантазиях во время мастурбации пациент всегда видит себя в такой комнате, полной зеркал. Обычно он мастурбирует, глядя на свое отражение в зеркале. Это — «зеркальный человек». Он носит с собой множество карманных зеркал и часто подносит их к своему лицу» [4, с. 101]. Гиперболический эффект возникает в силу зацикливания на одном и том же предмете, в данном случае, зеркале. Автор решил выдать за паранойю выдуманную черту человека, жизнь которого целиком замыкается на этот предмет. Возможно, что толчком для этого рассказа послужил реальный случай, только автор слишком уж усилил и расширил его болезненное пристрастие к зеркалам.

    Подобно Фрейду, Штекель ушел из жизни добровольно в 1940 г. В молодые годы он часто мастурбировал, после чего сильно переживал, о чем написал в автобиографии. На этой почве у него развилась импотенция, а затем сильный невроз. Одна из первых работ Штекеля, написанных в 1895 г., т.е. до знакомства с Фрейдом, посвящена странной теме — коитусу в детстве.

    Таким образом, слишком многое говорит о том, что этого душевно нездорового человека нельзя было подпускать к пациентам, страдающим, как и он, нервно-психическими расстройствами. Однако, не умея помочь себе, психоаналитики смело шли на помощь другим. В принципе, это понятная ситуация: если у врача диабет, он, естественно, будет особенно внимателен к диабетикам. Аналогично поступал и Штекель: у своих пациентов он в первую очередь допытывался, какие проблемы у них с сексом, занимаются ли они онанизмом и не страдают ли от импотенции. Другой дело, что причина заболевания пациента часто лежала совершенно в иной плоскости. Тогда шокирующие вопросы психоаналитика выводили его из равновесия. Как показывает практика, психоанализ часто приводил не к улучшению состояния больного, а к его резкому ухудшению.

    Никто не мог длительное время находиться рядом с Фрейдом, чтобы не петь ему дифирамбы и Штекель не был исключением. Например, об «Анализе фобии пятилетнего мальчика» он написал: «я не знаю такого документа, который позволял бы настолько глубоко проникнуть в самую суть жизни ребенка и столь же полно раскрывал бы конфликты человека искренней души». Обманщик обычно подозревает в своем грехе других. Наверняка, Штекель считал Учителя таким же обманщиком, как и себя самого, поэтому его отзыв об «исповеди малыша Ганса» вряд ли был искренним. В «Исходах психоаналитического лечения» Штекель писал: «Каждый невротик бережет тайну своего невроза, как драгоценному сокровище, как золото Рейна, которое он никому не позволит похитить» [20, с. 83]. Обманывая сам, Штекель не верил и своим пациентам, что подавалось под вывеской «закономерного сопротивления» больного лечению. Это антигуманное понятие было введено в психоанализ Фрейдом как раз из-за постоянного неприятия пациентами методов «лечения» врача. В качестве альтернативного понятия у него выступал «позитивный перенос».

    Однако Штекель, которому с трудом удавалось вызвать симпатию пациента к своей персоне, сделал ставку на первой, негативной категории. Так, под прикрытием клятвы Гиппократа, обязывающей не разглашать медицинские тайны, он стал буквально мучить своих беззащитных пациентов, при этом заверял своих коллег, что пациент ради обмана врача пойдет на любые хитрости. В частности, больной начинает изучать специальную литературу по психоанализу с целью упредить возможные ответные действия врача. Но, говорит Штекель, «я вполне согласен с Фрейдом, который не советует подготавливать пациентов к пониманию психоанализа и помогать этим лечению», так как «аналитик, подготавливающий своих больных чтением, похож на стратега, раскладывающего перед неприятелем план своих военных действий». По его мнению, из опасения лишиться своего невроза, пациент затевает длительную игру с лечащим его врачом, и так как намерения врача ему становятся известны, он нередко одерживает победу в навязанном им поединке. «Чем глубже я проникаюсь в сущность анализа, — пишет Штекель, — тем тверже мое убеждение, что анализ есть непрерывная борьба с сопротивляющимся больным, который не хочет быть здоровым, хотя он патетически заявляет всегда противоположное» [20, с. 85].

    Штекель поделился своим опытом борьбы с уловками пациентов. Однажды он попросил пациента проинтерпретировать свою повышенную чувствительность к скрежету мела по ученической доске. Пациент, знавший о приверженности врача к теории сексуальных символов, не долго думая, выпалил: мел — символ фаллоса, доска — символ влагалища. «Мудрый» врач быстро сообразил, что этим прямолинейным толкованием его хотят ввести в заблуждение. Он решил перехитрить «образованного» больного, предложив несексуальную трактовку указанных предметов: мел — символ кости, доска — символ бархатистой кожи.

    И тут, говорит Штекель, пациента неожиданно прорвало; оказывается, кожа и кости сильно беспокоили пациента. Психоаналитик пишет: «Вчера он говорил целый час о каннибализме. Он открыл множество садистских фантазий, которые играли большую роль в его детстве» [20, c. 93]. Пациент рассказал о торговце «сладкой ветчиной», у которого в магазине имелся потайной люк, куда проваливались непонравившиеся ему покупатели («сладкая ветчина» была приготовлена из мяса этих несчастных покупателей). На впечатлительного ребенка, каким был пациент, оказали гнетущее воздействие история о «съеденной возлюбленной», он также верил антисемитским басням о евреях, которые пьют кровь младенцев. Задача психоаналитика, назидательно поучал Штекель, как раз и состоит в том, чтобы избавить больного от подобных «страшилок».

    Но давайте задумаемся, о чем, собственно, написал автор. Он утверждает, что все те, кого раздражает скрежет мела о доску или металла о стекло, являются психически ненормальными людьми, заработавшими в детстве упомянутый или похожий на него комплекс. Но на чем обосновывается такой страшный для пациента вывод? По Штекелю получилось, что мел и доска могли символизировать по паре взаимоисключающих вещей; в действительности же вариантов толкования может быть бесконечно много. Создается впечатление, что аналитик, говоря о коже и кости, заранее знал о предметах беспокоящих пациента. Как можно было угадать с этой интерпретацией? Понятно, что плодотворно лечить при наличии многозначности невозможно. Неожиданное попадание в десятку подсказывает нам, что «каннибальскую» историю, как и историю с «зеркальным человеком» Штекель вероятнее всего придумал — уж слишком у него все хорошо сошлось.

    Теперь представьте на месте его пациента — себя. Что вы почувствуйте, когда из вашего отвращения к скрипу рессор конного экипажа психоаналитик делает следующий вывод: это раздражение вызвано скрипом кровати, когда отец домогался вас в детстве? Сам травмирующий эпизод, уверяет он, стерся из вашей памяти, но чувство отвращения — осталось. Разумеется, вам и в голову не придет, что этот милого вида «доктор» может так бессовестно обманывать.

    В 1911 г. Штекель опубликовал главный научный труд своей жизни — «Язык сновидений», где развил свою теорию символов. Книга оказала решающее влияние на формирование психоанализа. В связи со штекелевским тотальным символизмом Фрейд в третьем издании «Толкований сновидений» внес серьезные изменения в интерпретацию некоторых снов. Об этом он написал следующее: «Я обнаружил присутствие символизма в сновидениях с самого начала. Но лишь постепенно, с расширением опыта я по достоинству оценил весь его размах и значение и сделал это под влиянием… Вильгельма Штекеля. .. [Он] пришел к своей интерпретации символов интуитивно, благодаря особому дару непосредственного их понимания… Продвигаясь вперед в наших психоаналитических исследованиях, мы обратили внимание на пациентов, у которых такого рода непосредственное понимание символизма сновидений было выражено в удивительной степени… Этот символизм не специфичен для сновидений, а характерен для бессознательного формирования и восприятия идей вообще, в особенности в рамках одного народа; его можно обнаружить в фольклоре, народных мифах, легендах, лингвистических идиомах, в мудрых пословицах и широко распространенных остротах в еще большей мере, чем в сновидениях». Фрейд добавил полтора десятка страниц [11, с. 285—302] к пятой главе, где привел обширный перечень расшифровки символов сновидения и дал несколько показательных примеров сексуального толкования снов в свете штекелевского символизма (кое-что я процитировал в девятой главе своей книге [1]).

    После ухода Штекеля из Психоаналитического общества Фрейд писал о нем чрезвычайно сдержано. Так, в историческом очерке 1914 г. он написал: «я мог установить символику сновидения гораздо раньше, чем нашел указания на этот счет в сочинениях Шернера. Я оценил в полном объеме это средство выражения сновидения лишь позже, отчасти под влиянием исследований Штекеля, сначала заслуженного в психоанализе деятеля, а затем проявившего небрежность» [21, с. 19] («небрежность», видимо, в толковании снов). За глаза отец-основатель высказывался о книге Штекеля весьма нелицеприятно: она, говорил он, «унижает нас, несмотря на внесенный ею новый вклад». Однако Штекель гордился тем, что оказался полезен своему Учителю. В связи с этим он говорил: «Карлик на плече гиганта может видеть дальше, чем сам гигант». Услышав эти слова, Фрейд ехидно заметил: «Может это и так, только это не относится к вше в волосах астронома» [10, c. 264].

    Штекель сочинял пошловатые стишки и пришел к своей теории символического сновидения именно через поэзию, в которой символизм в начале XX в. был одним из самых модных течений в Европейской культуре. Однако многие исследователи культуры, говоря об идеологии символизма, ссылались не на манифесты поэтов-символистов, а на «ученое» сочинение психоаналитика-символиста. Так, исследователь мифов, Джозеф Кэмпбелл, в своем известном труде «Тысячеликий герой» (1948) привел содержание и трактовку нескольких сновидений из книги Штекеля, которые будут интересны и нам, так как позволят проследить, каким образом одна спекулятивная концепция могла оказать воздействие на самые различные культурологические изыскания.

    Кэмпбелл пересказал сновидение, взятое из штекелевской книги «Язык сновидений», в следующем контексте: «Специфические психологические проблемы человека очень часто с трогательной простотой и силой раскрываются в сновидении: «Я должен был взобраться на гору. На пути было множество разного рода препятствий. Мне приходилось то перепрыгивать через канаву, то пробираться через густой кустарник, и наконец я вынужден был остановиться, потому что у меня перехватило дыхание»» [22, с. 108]. Какую «специфическую психологическую проблему человека» характеризует это сновидение, т.е. кого имел в виду Штекель? Оказывается, он пересказал сон заики. Теперь снотолкователи решат, что заикам должны сниться подобные «препятствия», которые выдают их внутреннюю «проблему». Данный случай, позаимствованный Кэмпбеллом у Штекеля, — типичный пример ненаучного подхода к предмету исследования.

    Разумеется, человеку, потерявшему правый глаз, часто сняться кошмары, будто он теряет и левый глаз. Таким образом, «проблема» дает о себе знать в сновидениях. Однако в пересказанном сновидении препятствия в виде канавы и кустарника могут отражать реальный пейзаж, который сновидец, когда-то видел наяву. Почему всякий раз, когда будут сниться канавы и кустарники их надо привязывать к заиканию? Ответственный психотерапевт должен воздерживаться от высказывания случайно возникшей у него ассоциации, чтобы не травмировать психику обратившегося к нему за помощью пациента. Полагаться же на сновидения как первейший источник для психоаналитических выводов — значит уподобляться гадалке, которая верит в существование связи между картами и судьбой человека. Чтобы убедиться в ненадежности теории Штекеля, нашему читателю предлагается проинтерпретировать содержание восьми сновидений, изначально опубликованных в книге «Язык сновидений», а затем воспроизведенных, как наиболее показательные, в книге «Тысячеликий герой». Попытайтесь по этим сновидениям сказать что-то о людях, которым эти сны приснились.

    Сон 1: «Я стояла у озера, которое казалось совершенно спокойным; внезапно налетела буря, поднялись высокие волны, так что все мое лицо забрызгало водой».

    Сон 2: «Я следовал за девушкой, которая шла впереди меня по темной улице; я мог видеть ее только сзади и восхищался ее великолепной фигурой. Меня охватило страстное желание, и я побежал за ней. Внезапно луч света, будто бы отпущенный пружиной, пересек улицу и преградил мне путь. Я проснулся с колотящимся сердцем».

    Сон 3: «Я сел в машину, но не знал, как ею управлять. Сидящий за мной человек давал мне указания. Наконец все пошло, как следует, и мы приехали на площадь, где стояло много женщин. Мать моей невесты приветствовала меня с огромной радостью».

    Сон 4: «Камень разбил лобовое стекло моего автомобиля. Теперь я была открыта ветру и дождю. И я заплакала. Доберусь ли я когда-нибудь до нужного места на этом автомобиле?»

    Сон 5: «Я увидел лежащую на земле половину лошади; у нее было только одна передняя нога; лошадь пыталась встать, но ей это не удавалось».

    Сон 6: «Меня укусил ребенок».

    Сон 7: «Я оказался закрыт в темной комнате вместе со своим братом. У него в руке был большой нож. «Ты сведешь меня с ума и доведешь до сумасшедшего дома», — сказал я ему. Он рассмеялся со злобным удовлетворением, отвечая: «Ты никуда не денешься от меня. Нас сковывает цепь». Я посмотрел на свои ноги и впервые заметил, что меня с братом сковывала толстая железная цепь».

    Сон 8: «Человеку снится, что он находится совершенно один в глубоком подвале. Стены помещения, в котором он находится, становятся все уже и уже, так что он не может шевельнуться».

    Я лично считал бы следующие ответы близкими к истине.

    Сновидец 1 — скорее всего мы имеем дело с девушкой, у которой глаза, что называется, на мокром месте.

    Сновидец 2 — это сексуально озабоченный мужчина, которому однажды помешал луч света (возможно, свет автомобильной фары) реализовать свое вожделенное желание, отчего он и напугался.

    Сновидец 3 — неопытный водитель, который опозорился перед матерью невесты и многими другими женщинами; после этого случая горе-водитель взял урок вождения у более опытного шофера; сновидение является компенсацией испытанного унижения, хотя в реальности ничего подобного, по-видимому, не происходило.

    Сновидец 4 — девушка, попавшая в небольшую автомобильную аварию, которая ее напугала; возможно, в это время лил дождь и дул сильный ветер; с тех пор она страдает гидрофобией (боязнью воды) и не любит, когда ветер обдувает ее лицо (порывы воздуха, вероятно, напоминает ей о неприятном происшествии).

    Сновидец 5 — видел (возможно, в детстве) страшную картину: лошадь (может быть, собака, кошка или другое животное) попала под поезд, в результате чего туша животного оказалась сильно покалеченной; очевидно, лошадь пыталась встать или совершала какие-то другие беспомощные движения.

    Сновидец 6 — мать, которая не любит своего ребенка; укус — мщение ей за эту нелюбовь.

    Сновидец 7 — брат когда-то (быть может, в детстве) создавал большие проблемы для пациента, но родственные «цепи» мешали освободиться от проблем, которые, возможно, как-то связаны со свободой перемещения. Очень вероятно, что брат запирал будущего пациента в чулане или другой «темной комнате», отчего тот приобрел страх перед замкнутым пространством (клаустрофобия).

    Сновидец 8 — человек явно страдает клаустрофобией. По мнению психоаналитиков, причина страха замкнутого пространства может быть любой, но обычно она сексуально окрашена. Возможно, сновидец в юности мастурбировал в закрытом помещении, когда некто неожиданно вошел и увидел, чем он там занимался. С тех пор пациент боится остаться один в закрытом помещении, так как подсознательно ему кажется, что другие непременно обвинять его в «страшном грехе».

    На самом деле Штекель привел сны следующих сновидцев.

    Сновидец 1 — «девушка, которая боялась краснеть, когда она краснела, ее лицо покрывалось испариной».

    Сновидец 2 — «гомосексуалист; луч света является фаллическим символом».

    Сновидец 3 — «импотент, нашедший в психоаналитике своего учителя».

    Сновидец 4 — «девушка, которая потеряла свою девственность, и это беспокоило ее».

    Сновидец 5 — «поэт, которому приходилось зарабатывать на жизнь, работая журналистом» (похоже на самого Штекеля).

    Сновидец 6 — «человек, страдающий психосексуальным инфантилизмом».

    Сновидец 7 — «в роли брата выступала сама болезнь пациента».

    Сновидец 8 — по мнению Штекеля, это сновидение связано с ощущением материнской утробы, хотя не исключены абсолютно противоположные мотивы, связанные со страхом перед могилой.

    Этим небольшим экспериментом, я хотел показать читателю, что интерпретация сновидений непременно сталкивается с проблемой неопределенности. Снотолкование порождает ошибочную методику диагностики психических расстройств, так как по ним совершенно невозможно установить причины заболеваний. Если бы пациент начал возражать против предложенной психоаналитиком трактовки, врач счел бы это за сопротивление лечению. Вот почему Штекель так много говорил о сопротивлении больных его лечению: очевидно, пациенты часто и активно сопротивлялись его интерпретации снов.

    Мой скептический вывод относительно научности психоанализа снов, конечно, не разделяет Кэмпбелл. Этот атеистически настроенный исследователь мифов уверен, что методика снотолкования является вполне научной и отличается от снотолкования древних «спасителей душ», поскольку, говорит он, основывается преимущественно на естественном символизме, а не на религиозных и мистических знамениях. После цитирования сновидений из книги Штекеля Кэмпбелл обнадеживает своего читателя следующим заявлением: «Не может быть никакого сомнения в том, что психологические проблемы, которые предшествующие поколения решали с помощью символов и ритуалов своего мифологического и религиозного наследия, сегодня мы… должны решать самостоятельно или, в лучшем случае, лишь с пробным, импровизированным и зачастую не очень эффективным направляющим руководством. В этом наша проблема как современных, «просвещенных» индивидуумов, для которых вследствие рационализма все боги и демоны перестали существовать. Тем не менее в том множестве мифов и легенд, что дошли до нас и собраны со всех уголков земли, мы по-прежнему способны узреть за общими начертаниями нечто такое, чем отмечен и наш человеческий путь. Однако для того чтобы внять и последовать ему, человек должен каким-то образом пройти очищение и отречение. И наша проблема отчасти состоит в том, как это сделать» [22, с. 109].

    Что касается меня, то я сомневаюсь в том, что приведенные Штекелем и вновь воспроизведенные Кэмпбеллом сновидения достоверны. Если Штекель не выдумал их сам, то уж точно выбрал их самым предвзятым образом из множества чужих сновидений. И это помимо того, что было сказано о неоднозначной трактовке всякого снотолкования. Кроме книги Штекеля, Кэмпбелл пользовался также сборником сновидений психоаналитика Глемента Вуда, который во введении к своему сборнику написал: «Материал сновидений, представленный в этой книге, взят мною более чем из тысячи сновидений, присылаемых мне каждую неделю для анализа, в связи с моей постоянной рубрикой, которая появляется в ежедневных газетах страны. Он был дополнен сновидениями, анализ которых я проводил в ходе своей частной практики» [22, с. 52].

    Подобными сборами сновидений занимались и авторы книги [23]. Лаберж и Рейнголд отмежевались от психоаналитических интерпретаций. Свои исследования они проводили на базе Стэнфордского университета, в лабораториях которого проводились вполне научные наблюдения за физиологией и психологией сна. В их книге рассказывается о теории и практике так называемого осознанного сна («сон при не полностью выключенном сознании»), который помогает самореализации человека. Британские ученые не обещают излечить своих клиентов (в большинстве своем физически и психически здоровых людей) от каких-то тяжелых заболеваний. Их задачи по сравнению с целями психоаналитиков выглядят достаточно скромно – «повысить качество бодрствующей жизни». Осознанные сновидения, по утверждениям испытуемых, «бывают необычайно яркими, насыщенными, приятными и радостными». Они «рассматриваются как щедрый источник творческих идей в науке, искусстве, бизнесе и частной жизни. Многочисленные примеры демонстрируют, как осознанные сновидения помогли людям подобрать имя своему будущему ребенку, сменить машину, разобраться в абстрактных математических понятиях и т. д.». Что ж, подобного рода катарсис осредсвом самовнушения представляется достаточно реалистичным. Однако по своей эффективности осознанный сон, видимо, не далеко ушел от древней техники медитации и религиозного бдения.

    Мишель Фуко в своем многотомном исследовании «История сексуальности» [25] подробно рассматривает содержание «Сонника» Артемидора Далдианского, жившего в I – II вв. («Сонник» переводился на русский язык [26], однако все нижеследующие цитаты даются по Фуко.) Артемидор «почитал делом чести добыть любую книгу о снотолкованиях». «Я много лет, пренебрегая клеветой, водился с теми оболганными рыночными гадателями, которых люди важные и надменные обзывают нищими, обманщиками и шутами; и в эллинских городах и на праздничных сборищах, и в Азии, и в Италии, и на самых больших и людных островах я терпеливо выслушивал рассказы о древних вещих снах и их исполнении, ведь в таких исследованиях нельзя было и действовать иначе» [25, с. 15; из вступления]. Опираясь на книги античных авторов, Артемидор «стремился написать сочинение методическое и методологическое: с одной стороны, пособие, руководство, которое бы направляло рутинную повседневную практику, а с другой, — теоретический трактат, обосновывающий интерпретативные процедуры» [25, с. 12]. «Главное для него, — пишет Фуко, — объяснить читателю, как нужно действовать: разложив сон на элементы, раскрыть его «диагностический» смысл, а затем истолковать целое, исходя из элементов, и, памятуя о целом, расшифровать каждую часть» [25, с. 13]. Эта мысль была одной из основных и у психоаналитиков. Артемидор «не занимают чудеса, и в отличие от большинства текстов данного жанра его книга не опирается на практику культовой терапии» [25, с. 14].

    Таким образом, автор «Сонника», как и нынешние психоаналитики, претендовал на некую научность своих изысканий. «Его волнует прежде всего здоровье», — пишет Фуко, — но он беспощадно критикует экзальтированных снотолкователей, которые ищут чудесного исцеления, идущего якобы от Асклепия. … Голому изложению выводов Артемидор предпочитает хорошо продуманное исследование и дискуссию о методе. … Автор, владеющий всей наличной информацией, сопоставляет ее с данными, полученными из других источников, проверяет собственной практикой, анализирует и подкрепляет доказательствами: таким образом, все обосновано, а не взято «наудачу, что кому придет в голову» [25, с. 15 – 16].

    Свой анализ Артемидор начинает с «простых» сновидений: «»так, естественно, что влюбленный видит себя во сне с предметом своей любви, испуганный видит то, чего он боится, голодающему снится, будто он ест, жаждущему — будто он пьет, а объевшемуся — что его рвет или что его душат из-за возникшей преграды трудно-перевариваемой пищи… » (I, 1). Такие сновидения диагностировать легко: они суть «воспоминания о настоящем» и, демонстрируя сновидцу состояние («переживания») его тела и души, указывают в первом случае на недостаток или избыток чего-либо, а во втором — на его страхи или желания («надежды»)» Не таков вещий сон. Он «»действует тем, что ведет нас к осуществлению предсказания» и после пробуждения «становится толчком к делу», преображает душу, формирует ее и лепит». Таким образом, простое сновидение «говорит об индивидууме, второе [вещий сон] — о событиях в мире; первое отражает состояние тела и души, второе — предвосхищает развитие [событий] в цепи времен; одно представляет игру недостатка и избытка в плане влечений и отвращений, другое шлет душе знамения, одновременно формируя ее. И если сновидения желаний указывают на реальность души в ее актуальном состоянии, то бытийные сны говорят о будущих событиях, которые сбудутся в соответствии с мировым порядком» [25, с. 17 — 18].

    Далее Артемидор различает сновидения «ясные, не требующие расшифровки или интерпретации, и иносказательные, образы которых наделены смыслом, отличный от внешнего проявления». «Среди вещих снов различаются прямосозерцательные и аллегорические. Прямосозерцательные сны — это те, содержание которых схоже с тем, что в них привиделось. Аллегорические сны знаменуют одно через другое, и во время этих снов душа естественным образом намекает на что-то» (I, 2). Перед современными снотолкователями стоят все те же проблемы, что и перед Артемидором, а именно: «Как узнать в каждом данном случае, имеешь ли дело со сновидением состояния [тела и души] или же с событийным сном [сон о событиях в мире]? Как установить, означает ли видение именно то, что в нем «привиделось» [прямосозерцательный сон], или же следует предположить, что оно лишь «знаменует одно через другое» [аллегорический сон]?» [25, с. 17 – 19]. Надо ли говорить, что на эти вопросы по сей день не найдены ответы.

    Артемидор рассуждал ровно так, как рассуждают и нынешние психоаналитики. Для античного психоаналитика «сновидения состояний, коль скоро они возникают, могут принимать две формы: большей частью желание или отвращение у человека проявляется прямо и открыто, и тогда он «видят во сне именно то, чего желает или боится». Но людям «опытным и искушенным в толкованиях» их желания являются «в символической форме», — при этом душа снотолкователя может сыграть с ним «ловкую шутку». Ведь если обычному человеку снится, например, женщина, которую тот вожделеет, или же долгожданная смерть хозяина, то искусная и недоверчивая душа человека опытного в снотолковании никогда не покажет ему просто состояние желания, в котором он пребывает, а прибегнет к хитрости, в результате чего сновидец увидит не самое возлюбленную, но нечто, ее обозначающее: «лошадь, зеркало, корабль, море, животное женского пола, женскую одежду…»» [25, с. 19 – 20].

    В основе расшифровки аллегорий лежит принцип сходства, причем аналогии ищутся по всем направлениям — образным, языковым и символьным. Например, «снится грязь — значит, тело наполнят вредоносные субстанции; и отождествление имен: «баран» (krios) означает «хозяина, правителя, царя» в силу игры слов krios/kreion; и символическое родство: лев снится атлету в знак победы, барс же знаменует несчастье; и отсылка к поверью, пословице, мифу: медведица, ассоциируемая с аркадской Каллисто, — знак женщины; и принадлежность к одной категории существования: так, свадьба и смерть могут «намекать друг на друга» во сне постольку, поскольку и та, и другая суть telos, или «предельные события» жизни; и сходство в действиях: больному жениться на девице — к смерти, потому что с женихом «происходит все то же, что и с покойником» [25, с. 22; II, 12, 49, 65].

    Фуко интересует история сексуальных отношений, поэтому он детально разбирает сексуальные сновидения, которым Артемидор посвящает три главы (с 78 по 80) книги I своего «Сонника», состоящего из пяти книг. Французский исследователь пишет: «Артемидор выводит общее правило, согласно которому образы женщин в сновидении суть символы («подобия») «того, что приключится со сновидцем»: каковы «обстоятельства» привидевшейся женщины, какова она «видом и поведением, таковы и обстоятельства его [сновидца] ждут»» [25, с. 25 – 26]. Рассматриваются три категории женщин: жена, любовница, гетера. Если снится «соединение» с супругой, это благоприятный знак, поскольку оно признанно и законно, а «жена есть для сновидца его ремесло и занятие, доставляющее ему удовольствие, или же то, над чем он начальствует и властвует». Поэтому «сон означает что от всякого такого будет ему [сновидцу] выгода, потому что и от выгоды людям приятно, и от любовных соединений приятно». В этом отношении нет никаких различий между супругой и любовницей. Иное дело гетеры. Анализ, предлагаемый Артемидором, весьма любопытен: гетеры должны были бы сниться к добру: во-первых, видеть женщину, то есть источник наслаждения, вообще благоприятный знак, а во-вторых, они «прозываются податливыми и отдаются без отказу». В конечном счете, «соединение с гетерами в блудилище означает малый стыд и малый расход», — ведь и посетители таких домов испытывают и стыд, и расход», — что, несомненно, несколько понижает ценность события, о котором говорит сон, изображающий этих женщин.

    Но особенно отрицательно влияет на значение сна место встречи с гетерами; тому есть две причины. Одна лингвистическая: хотя слово, которым именуют «блудилище», — ergasterion, — обозначает также и мастерскую, и лавку, что придает ему положительное оттенок, его, равно как и кладбище, зовут еще «местом для всех», «общим местом», короче говоря, публичным домом. Вторая причина касается мотива, весьма распространенного в сексуальной этике философов и медиков, — речь идет о пустой трате спермы, о ее потере без «прибыли», то есть без потомства, которое должна приносить женщина: в блудилище же «семя человеческое» погибает зря. Ввиду такого двойного основания сон о посещении гетеры может предвещать смерть.

    В дополнение к классической триаде «жена/любовница/ проститутка» Артемидор упоминает и случайных, или «незнакомых», женщин. Смысл такого сна зависит прежде всего от социальной значимости представленной в нем женщины: если она «хороша собой, приятна, в дорогих тонких платьях и с золотыми ожерельями, а в любви податлива», тогда сон к добру. Если же она «стара, некрасива, отвратительна, дурно одета, бедственно живет и неподатлива», тогда предсказание неблагоприятно.

    Домочадцы — слуги и рабы — составляют другую категорию возможных сексуальных партнеров. Здесь мы оказываемся вовлечены в порядок прямого обладания: раб свидетельствует о богатстве не по аналогии, но составляют его неотъемлемую часть. Таким образом, само собою разумеется, что удовольствие, которое дает сновидцу «соединение» с партнерами этого типа, означает, что в будущем он получит удовольствие от своего имущества, которое, «очевидно, сделается больше и богаче». Здесь осуществляют законное право, извлекают выгоду из собственности. Следовательно, в силу своей «статусности» и законности это сон благоприятный. Причем, пол партнера, — девушка это или юноша, — конечно же, не имеет значения; главное, что он раб…

    К добру видеть «соединение» со знакомой женщиной, незамужней и богатой, «ибо кто кому предлагает свое тело, тот как бы предлагает и то, что при этом теле имеется»: одежду, драгоценности и прочие материальные блага. Сновидение, напротив, неблагоприятно, если женщина замужем и пребывает во власти супруга: закон запрещает вступать с ней в связь и карает прелюбодеев, а значит, в будущем сновидца ждет наказание того же толка…

    Отметим, что безусловно признавая инцест «мать/сын» достойным морального порицания, он часто толкует его в благоприятном смысле, поскольку видит в образе матери некую модель, своего рода «матрицу» множества социальных связей и форм деятельности. Так, «ремесло — это мать-кормилица», следовательно, соитие с ней предвещает «обилие работы и заработка от ремесла». Родина — тоже мать, поэтому сон о «соединении» с ней благоприятен «для демагогов и политиков» и сулит возвращение домой изгнанникам. Мать еще и плодородная земля, из которой мы вышли; обладание ею снится к добру, если сновидец «судится из-за земли, хочет купить землю, заниматься земледелием», но для больного это сон зловещий, поскольку «проникновение» в землю-мать означает смерть» [25, с. 26 – 30].

    Этих фрагментов, по-видимому, достаточно, чтобы почувствовать сходство теорий снотолкования, разработанных фрейдистами и античным психоаналитиком.



    Цитируемая литература


     
    • Главная
    • Оглавление
    • Предыдущая
    • Следующая

    Все страницы — Юнионпедия

    Все страницы — Юнионпедия

    Новый! Скачать Юнионпедия на вашем Android™ устройстве!

    Свободно

    Более быстрый доступ, чем браузер!

    Все страницы · Предыдущая (Штейнхофф, Йоханнес) · Следующий (Шыргайтинское сельское поселение)

    Из:

    Штекель, Вильгельм Штельцер Штельцер Христиан Юлий Людвиг
    Штельцер, Христиан Юлий Людвиг Штельцер, Христиан-Юлий-Людвиг Штельцель
    Штельцель, Готфрид Генрих Штельценберг Штельбаумс
    Штельбаумс Вера Ефремовна Штельбаумс, Вера Ефремовна Штельваг фон Карион
    Штельваг фон Карион, Карл Штельмах Штельмах Дмитрий Лаврентьевич
    Штельмах, Дмитрий Лаврентьевич Штельмахер Штельмахер, Роберт
    Штельмахер, Бернд Штельпхензе Штелвиу
    Штелвиу Роза да Круш Штели Штели, Грегор
    Штелин Штелин Якоб Штелин Яков (Якоб) Яковлевич
    Штелин, Якоб Штелин, Яков Яковлевич Штелин, Йоханн Якоб
    Штелле Штелле (Харбург) Штелле-Виттенвурт
    Штеллер Штеллер Павел Павлович Штеллер, Павел Павлович
    Штеле Штеле, Аделина Штеле, Андреас
    Штеле, Софи Штеле, Хуго Штемсхорн
    Штембарты Штембер Штембер Виктор Карлович
    Штембер, Виктор Карлович Штемберг Штемберг Марк Израилевич
    Штемберг, Марк Штемберг, Марк Израилевич Штемберг, Виктор Карлович
    Штемведе Штемль, Майкл Штемлер
    Штемлер Илья Петрович Штемлер, Илья Петрович Штеммль, Майкл
    Штеммлер Штеммлер, Мартин Штеммерман
    Штеммерман, Вильгельм Штеммен Штеммен (Ротенбург)
    Штемп Штемп (фильм) Штемпфли
    Штемпфли, Якоб Штемпфле Штемпфле, Бернхард
    Штемпловец Штемпеда Штемпель
    Штемпель (род) Штемпель (нумизматика) Штемпель Карл Романович
    Штемпель Наталья Евгеньевна Штемпель Рейнгольд-Франц-Оскар Александрович Штемпель Фридрих Карлович
    Штемпель железнодорожной почты Штемпель паушальной оплаты Штемпель, Кристиан Фридрих
    Штемпель, Карл Романович Штемпель, Кито Фрико Штемпель, Наталья
    Штемпель, Наталья Евгеньевна Штемпель, Рейнгольд-Франц-Оскар Александрович Штемпель, Фридрих Карлович
    Штемпель, баронский род Штемпель, Михаил Иванович Штемпель, Гюнтер
    Штеменко Штеменко С. Штеменко С. М.
    Штеменко Сергей Матвеевич Штеменко, Сергей Штеменко, Сергей Матвеевич
    Штенфельд Штенц Штенц Маркус
    Штенц, Маркус Штенциль Штенцлер
    Штенцлер Адольф Фридрих Штенцлер, Адольф Фридрих Штенцер
    Штенцер, Франц Штенцель Штенцель, Паскаль
    Штенцель, Альфред Штенцель, Густав Адольф Гаральд Штенценграйт
    Штенведель Штенведель, Альберт Штенгль
    Штенгль, Манфред Штенгель Штенгель, Фридрих Иоахим
    Штенгелов Штенгелов, Денис Николаевич Штендаль
    Штендаль (район) Штендаль (значения) Штендер
    Штендер Григорий Михайлович Штендер, Григорий Михайлович Штендера
    Штендера Марк Штендера, Марк Штендерат
    Штеннес Штеннес, Вальтер Штеннес, Вальтер Франц Мария
    Штеннер Штеннер, Герман Штепсель
    Штепсель женит Тарапуньку Штепсель женит Тарапуньку (фильм) Штепсель и Тарапунька
    Штепсельная вилка Штепура Штепура Иван Андреевич
    Штепура, Иван Андреевич Штепферсхаузен Штепа
    Штепа Антон Игнатьевич Штепа Н. И. Штепа Неля
    Штепа Неля Игоревна Штепа Борис Григорьевич Штепа В. В.
    Штепа Вадим Штепа Вадим Владимирович Штепа Владимир Алексеевич
    Штепа, Павел Штепа, Антон Игнатьевич Штепа, Неля
    Штепа, Неля Игоревна Штепа, Борис Григорьевич Штепа, Вадим
    Штепа, Вадим Владимирович Штепа, Владимир Штепа, Владимир Алексеевич
    Штепан Штепан Кучера Штепан Рак
    Штепан Трохта Штепан Щеньовский Штепан Жилка
    Штепан Вахоушек Штепан, Мирослав Штепанка Хильгертова
    Штепанка Майер Штепанка Вокржалова Штепанка Гильгертова
    Штепанка Гилгертова Штепанек Штепанек Радек
    Штепанек Якуб Штепанек, Радек Штепанек, Якуб
    Штепанек, Мартин Штепанек, Зденек Штепишник
    Штепишник, Якоб Игнац Максимилиан Штепо Штепо Виктор Иванович
    Штепо, Виктор Иванович Штеповский сельский совет (Лебединский район) Штеповка
    Штеповка (Воронежская область) Штеповка (Лебединский район) Штепп
    Штепп, Кристоф Штеппа Штеппа К.
    Штеппа К. Ф. Штеппа Константин Феодосьевич Штеппа, Константин
    Штеппа, Константин Феодосьевич Штеппес Штеппес К.
    Штеппес Карл Штеппес Э. Штеппес Эдмунд
    Штеппес, Карл Штеппес, Эдмунд Штепениц
    Штепениц (река) Штепениц (приток Эльбы) Штепенко
    Штепенко А. П. Штепенко Александр Штепенко Александр Павлович
    Штепенко, Александр Штепенко, Александр Павлович Штеели
    Штеели Конрад Штеели, Конрад Штеенбек
    Штеенбек Макс Штеенбек, Макс Штеенграхт фон Мойланд
    Штеенграхт фон Мойланд, Густав Адольф Штеенграхт ван Мойланд, Густав Адольф Шфарам
    Шчастный Шчастный, Зденек Шчасный, Зденек
    Шчанф Шчап, Иван Шчитт
    Шчитт, Ян Шчитт, Ян Феликс Шчедро
    Шченсны, Войцех Шчепан-Крст Шчепанович
    Шчепанович Срджан Шчепанович, Срджан Шчепанович, Славко
    Шчепович Шчепович Стефан Шчепович Марко
    Шчепович, Стефан Шчепович, Марко Шхут
    Шхуна Шхуна «Заря» Шхуна-бриг
    Шхуна-барк Шхунат Ревивим Шхунат-Ревивим
    Шхаур Шхафит Шхара
    Шхавр Шхагир Шхагошев Адальби Люлевич
    Шхагошев, Адальби Люлевич Шхалахов, Тагир Мусович Шханечный журнал
    Шхвацабая Шхвацабая Георгий Яковлевич Шхвацабая Георгий Георгиевич
    Шхвацабая, Георгий Яковлевич Шхвацабая, Георгий Георгиевич Шхиян
    Шхиян Анна Семёновна Шхиян Анна Семеновна Шхиян, Анна Семёновна
    Шхиян, Анна Семеновна Шхита Шхиман
    Шхина Шхип-тимерман Шхипер
    Шхоут Шхонебек Шхонебек, Адриан
    Шхетбот Шхеры Шхеры Минина
    Шхера Шхерный флот Шхерный монитор
    Шхей, Гилль Шхельда Шхельда (река)
    Шхельпот (корабль) Шхем Шхемские ворота
    Шхемские Ворота Шышки Шытты
    Шых Дурсун Шыхарх Шыхлы
    Шыршысу Шырылдак Шырынкуль Казанбаева

    Вильгельм Стекель — frwiki.

    wiki

    Для одноименных статей см. Stekel .

    Вильгельм Стекель , родилсяв Бояне, городе Буковина, в настоящее время расположенном в Украине , и умерлав Лондоне — австрийский врач и психоаналитик .

    Резюме

    • 1 Психоанализ
    • 2 Литература
    • 3 публикации
    • 4 Примечания и ссылки
    • 5 См. Также
      • 5.1 Библиография
      • 5.2 Внешние ссылки

    Психоанализ

    Вильгельм Штекель получил среднее образование в немецкой школе в Черновице , затем изучал медицину в Вене и в 1893 году защитил докторскую диссертацию . Он работает в клинике Крафт-Эбинг . В 1901 или 1902 году он стал медицинским журналистом в Neues Wiener Tagblatt , несомненно, благодаря рекомендации Фрейда, с которым он провел анализ в 1902 году. В том же году он был основателем Психологического общества среды. его член был самым активным в течение десяти лет, но он выступил против Фрейда и покинул пост вице-президента Общества в 1911 году, а через год ушел в отставку. Он создал Институт активного психоанализа в Вене и основал несколько психотерапевтических журналов, которыми руководил. Он покинул Вену во время аншлюса (1938) и поселился в Лондоне . Он автор около пятидесяти книг. Он покончил жизнь самоубийством по нескольким причинам, связанным с его здоровьем и его обеспокоенностью политической ситуацией.

    Гетеродокс и критический ученик Зигмунда Фрейда, поскольку он отвергает бессознательное [ исправление: это не потому, что Стекель подчеркивает активный метод, он отвергает бессознательное, см. Стр.11 в методике аналитической психотерапии, Payot, 1975 ], утверждая, что пациент сознательно маскирует парасознательную или предсознательную истину (которую он в основном осознает), чтобы избежать невыносимой реальности, маской которой является комплекс. [ было бы необходимо квалифицировать. Если бы Стекель опровергал бессознательное, он не был бы психоаналитиком. Это не потому, что у человека нет прямого доступа к бессознательному — о чем уже говорил Фрейд, — что человек все-таки опровергает его «актуальное» существование. Штекель подчеркивает «текущий конфликт», он никогда не опровергает бессознательное на теоретическом уровне. Он распознает «инфантильные комплексы», фантазии, «сексуальные репрессии», следовательно, бессознательное, с. 11, в методике аналитической психотерапии, Payot, 1975 ].

    Его сын Эрик-Поль Стекель — дирижер и композитор.

    Литература

    Вильгельм Штекель цитируется в конце книги Дж. Д. Сэлинджера «Ловец сердец»  : « Незрелый человек хочет умереть благородно ради дела. Зрелый мужчина хочет смиренно жить ради дела. » .

    Публикации

    • Onanie und Homosexualität (die homosexuelle Parapathie) , 1917 [ Онанизм и гомосексуализм (гомосексуальная парапатия), trad. П.-Э. Морхардт, Галлимар, 1951]
    • Беспомощный мужчина, Галлимар, 1950 год. Штекель, леденящая Женщина , Галимар (идеи), 1973, стр. 28 год
    • ↑ В «Над пропастью во ржи»  : «  Признак незрелого человека — то, что он хочет благородно умереть за дело, в то время как признак зрелого человека — то, что он хочет смиренно жить ради него  »  ; цитата из Stekel: «  Das Kennzeichen eines unreifen Menschen ist, dass er für eine Sache nobel sterben will, während der reife Mensch bescheiden für eine Sache leben möchte.  »
    • Смотрите также

      Библиография

      • Фрэнсис Кларк-Лоуз, «Стекель, Вильгельм», стр.  1636-1637 , Ален де Мижолла (реж.), Международный словарь психоанализа 2. M / Z. Кальманн-Леви, 2002, ( ISBN  2-7021-2530-1 ) .

      Внешние ссылки

      • Авторитетные записи  :

        • Виртуальный международный авторитетный файл
        • Международный стандартный идентификатор имени
        • Национальная библиотека Франции ( данные )
        • Система документации университета
        • Библиотека Конгресса
        • Gemeinsame Normdatei
        • Национальная библиотека Испании
        • Королевская библиотека Нидерландов
        • Национальная библиотека Польши
        • Национальная библиотека Израиля
        • Университетская библиотека Польши
        • Национальная библиотека Швеции
        • Чешская национальная библиотека
        • Национальная библиотека Португалии
        • Национальная библиотека Греции
        • Национальная библиотека Аргентины
        • WorldCat Id
        • WorldCat

      <img src=»//fr. wikipedia.org/wiki/Special:CentralAutoLogin/start?type=1×1″ alt=»» title=»»>

      ИМПОТЕНТНОСТЬ У МУЖЧИН: РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ ВИЛЬГЕЛЬМА ШТЕКЕЛЯ | Архив неврологии и психиатрии

      Эта проблема

      • Скачать PDF
      • Полный текст
      • Поделиться

        Твиттер Фейсбук Эл. адрес LinkedIn

      • Процитировать это
      • Разрешения

      апрель 1929

      Б. КАРПМАН, доктор медицинских наук

      Принадлежности авторов

      ВАШИНГТОН, округ Колумбия

      Арх НейрПсих. 1929;21(4):924-940. doi:10.1001/archneurpsyc.1929.02210220195011

      Полный текст

      Абстрактный

      Проблема мужской импотенции уже давно представляет особую трудность для невролога и уролога. Хотя иногда в качестве этиологического фактора встречалась физическая причина (грыжа мошонки, гидроцеле, нейросифилис, диабет, дегенеративные изменения после некоторых инфекций — паротита, гонореи и т. п.), гораздо большее число наблюдаемых случаев относилось к типу, для которого физической основы найти не удалось. Даже более старые авторитеты, такие как Хаммонд и Тейлор, говорили об определенных типах импотенции как о психических, а совсем недавно Хьюнер говорил об импотенции, возникающей из-за тормозящих психических влияний, влияющих на деятельность центров.

      Предложенное до сих пор лечение было малоэффективным, поскольку причины были неясны. В последние годы психиатрия многое узнала о проблеме мужской импотенции, главным образом благодаря психоаналитическому подходу. Клинические данные все чаще подтверждают мнение о том, что действие психических факторов иногда может быть продуктивным.

      Полный текст

      Добавить или изменить учреждение

      • Кислотно-основные, электролиты, жидкости
      • Лекарство от зависимости
      • Аллергия и клиническая иммунология
      • Анестезиология
      • Антикоагулянты
      • Искусство и изображения в психиатрии
      • Кровотечение и переливание
      • Кардиология
      • Уход за тяжелобольным пациентом
      • Проблемы клинической электрокардиографии
      • Клиническая задача
      • Поддержка принятия клинических решений
      • Клинические последствия базовой нейронауки
      • Клиническая фармация и фармакология
      • Дополнительная и альтернативная медицина
      • Заявления о консенсусе
      • Коронавирус (COVID-19)
      • Медицина интенсивной терапии
      • Культурная компетентность
      • Стоматология
      • Дерматология
      • Диабет и эндокринология
      • Интерпретация диагностических тестов
      • Разнообразие, равенство и инклюзивность
      • Разработка лекарств
      • Электронные медицинские карты
      • Скорая помощь
      • Конец жизни
      • Гигиена окружающей среды
      • Этика
      • Пластическая хирургия лица
      • Гастроэнтерология и гепатология
      • Генетика и геномика
      • Геномика и точное здоровье
      • Гериатрия
      • Глобальное здравоохранение
      • Справочник по статистике и медицине
      • Рекомендации
      • Заболевания волос
      • Модели медицинского обслуживания
      • Экономика здравоохранения, страхование, оплата
      • Качество медицинской помощи
      • Реформа здравоохранения
      • Медицинская безопасность
      • Медицинские работники
      • Различия в состоянии здоровья
      • Несправедливость в отношении здоровья
      • Информатика здравоохранения
      • Политика здравоохранения
      • Гематология
      • История медицины
      • Гуманитарные науки
      • Гипертония
      • Изображения в неврологии
      • Наука внедрения
      • Инфекционные болезни
      • Инновации в оказании медицинской помощи
      • Инфографика JAMA
      • Право и медицина
      • Ведущее изменение
      • Меньше значит больше
      • ЛГБТК
      • Образ жизни
      • Медицинский код
      • Медицинские приборы и оборудование
      • Медицинское образование
      • Медицинское образование и обучение
      • Медицинские журналы и публикации
      • Меланома
      • Мобильное здравоохранение и телемедицина
      • Оспа обезьян
      • Нарративная медицина
      • Нефрология
      • Неврология
      • Неврология и психиатрия
      • Примечательные примечания
      • Сестринское дело
      • Питание
      • Питание, Ожирение, Упражнения
      • Ожирение
      • Акушерство и гинекология
      • Гигиена труда
      • Онкология
      • Офтальмологические изображения
      • Офтальмология
      • Ортопедия
      • Отоларингология
      • Лекарство от боли
      • Патология и лабораторная медицина
      • Уход за пациентами
      • Информация для пациентов
      • Педиатрия
      • Повышение производительности
      • Показатели эффективности
      • Периоперационный уход и консультации
      • Фармакоэкономика
      • Фармакоэпидемиология
      • Фармакогенетика
      • Фармация и клиническая фармакология
      • Физическая медицина и реабилитация
      • Физиотерапия
      • Руководство врача
      • Поэзия
      • Здоровье населения
      • Профилактическая медицина
      • Профессиональное благополучие
      • Профессионализм
      • Психиатрия и поведенческое здоровье
      • Общественное здравоохранение
      • Легочная медицина
      • Радиология
      • Регулирующие органы
      • Исследования, методы, статистика
      • Реанимация
      • Ревматология
      • Управление рисками
      • Научные открытия и будущее медицины
      • Совместное принятие решений и общение
      • Медицина сна
      • Спортивная медицина
      • Трансплантация стволовых клеток
      • Хирургия
      • Хирургические инновации
      • Хирургический жемчуг
      • Обучаемый момент
      • Технологии и финансы
      • Искусство JAMA
      • Искусство и медицина
      • Рациональное клиническое обследование
      • Табак и электронные сигареты
      • Токсикология
      • Травмы и травмы
      • Приверженность лечению
      • УЗИ
      • Урология
      • Руководство пользователя по медицинской литературе
      • Вакцинация
      • Венозная тромбоэмболия
      • Здоровье ветеранов
      • Насилие
      • Женское здоровье
      • Рабочий процесс и процесс
      • Уход за ранами, инфекция, лечение

      Сохранить настройки

      Политика конфиденциальности | Условия использования

      Автобиография Вильгельма Штекеля — История жизни первопроходца-психоаналитика Вильгельма Штекеля — Электронная книга

      Длина:

      333 Страницы

      4 часа

      . чья потрясающая интуиция и медицинские навыки позволили ему собирать, изучать и интерпретировать истории болезни тысяч пациентов. Он торопился: его преследовали катастрофические события Второй мировой войны, и тяжелая болезнь, которую он хорошо понимал, терзала его изможденную, гордую фигуру. Спокойно, но с напряжённой скоростью он подготовил свою пластинку, кульминацию которой можно увидеть в этом тексте. Эта захватывающая автобиография выдающегося австрийского психолога, старательно составленная и воспроизведенная Эмилем А. Гутейлем, обязательна к прочтению всем, кто интересуется развитием психоанализа. Главы включают: «Детство», «Дни университета», «Практика медицины», «Введение во Фрейда и психоанализ», «Разрыв с Фрейдом», «Практика психоанализа», «Путешествие в Америку», «Путешествие по континенту». , и так далее. Вильгельм Штекель (1868 — 1940) был австрийским психологом и врачом. Он был одним из первых последователей выдающегося Зигмунда Фрейда, которого часто называют самым выдающимся учеником Фрейда и которого обычно называют одним из отцов-основателей современной психоаналитической методологии. Многие старинные тексты, такие как этот, становятся все более редкими и дорогими, и именно с учетом этого мы переиздаем этот том в доступном, современном и высококачественном издании. Он дополнен специально заказанной новой биографией автора.

      выпущен:

      сентября 17, 2020

      ISBN:

      9781528762403

      Формат:


      О авторите

      Глава первая

      ДЕТСТВО

      В жизни, как и в практике врача

      первые шаги решают .

      —LICHTENBERG

      ЗАНИМАЯСЬ написать свою биографию, я полностью осознаю сложность этой задачи. Даже намерение безоговорочно держаться ближе к истине и не поддаваться предрассудкам или осмотрительности представляет собой конфликтную ситуацию. Я чувствую, что должен преодолеть серьезные препятствия, чтобы преобразовать максиму Гёте «90 400 Поэзии и Истины, 90 401» в более трезвую максиму «90 400 Истина без Поэзии». Психоанализ научил нас не доверять своим воспоминаниям. Фрейд доказал, что существуют экранные воспоминания, картины внешне безобидного характера, за которыми скрываются жизненно важные переживания. Как отделить плевелы от зерен, как отличить ложные воспоминания от верных?

      Странно, что большинство людей так мало знают о своем детстве. Еще более странно, что большинство родителей слепы к опыту своих детей. Человек, слепой к собственному детству, носит психические шоры, которые мешают ему видеть многие важные качества своих детей, особенно те качества и события, которые он сам вытеснил.

      Первым ребенком, увиденным через увеличительное стекло психоанализа, был Маленький Ганс ¹, первоначальные конфликты которого Фрейд подробно описал как фобию пятилетнего мальчика. Замечательно читать, как юноше пришлось вести свою первую внутреннюю битву между тягой и торможением, между инстинктами и моралью. Каждую неделю родители водили его к Фрейду и обсуждали с мастером события и результаты своих наблюдений. Таким образом, мальчик прошел то, что можно назвать его первым психоанализом.

      Через шестнадцать лет к Фрейду пришел молодой человек и представился словами: Я «Маленький Ганс». Вчера я прочитал рассказ своего детства. Вам будет интересно узнать, что я забыл все, кроме одной незначительной детали. Я даже забыл, что каждую неделю приходил к вам.

      Это случается с большинством людей. Поэтому такие исключения, как я, ясно помнящие свои первые переживания, должны просветить человечество об истинной природе ребенка.

      Много биографий и признаний. Вы можете спросить, абсолютно ли необходимо и желательно ли мне представить публике еще одну историю из жизни. Моя книга уникальна тем, что предлагает признания психоаналитика, который поместил свой опыт под увеличительное стекло психологии в попытке сделать важные выводы по насущным текущим проблемам образования. В моей книге Учебник для матерей , ² я представил основы профилактического образования. Успех этой книги, которая на двадцати двух языках тронула умы и сердца матерей, кажется, несомненно, показывает, что она заполнила пробел.

      Из многочисленных существующих автобиографий я бы прокомментировал только « исповеди» Руссо; для всех других автобиографий и многих автобиографических романов пренебрегают первыми впечатлениями детства и не содержат правды о важных проблемах сексуальной жизни. Я понимаю нежелание этих писателей предстать обнаженными перед любопытными и пытливыми глазами непонимающих наблюдателей. Многие оставили искренние дневники с предписанием опубликовать их через определенное время. Увы, несмотря на четкие указания в завещании авторов, эти книги так и не были опубликованы. Иногда их уничтожали, иногда закапывали в какой-нибудь запертой библиотеке.

      Я знаю, что люди будут поносить меня и бросать в меня камни. Но я также знаю, что я ничем не отличаюсь от других людей, что я, может быть, лучше некоторых, что я проявляю силу в том, чтобы не ретушировать фотографию своей жизни и не представлять себя лучше, чем я есть. Гете однажды сказал: Я никогда не слышал о преступлении, которое не мог бы совершить сам при определенных обстоятельствах. Какие светлые слова! Возможно, мы все более или менее похожи.

      РАННЕЕ ДЕТСТВО

      Я третий живой ребенок у родителей, родился в г. Бояне, Буковина. В то время это была австрийская территория, а теперь она принадлежит Румынии. ³ Передо мной были мой брат, старше меня на шесть лет, и моя сестра, старше меня на три года. Четверо детей умерли до рождения моего брата. Моя бабушка была еще жива. Я могу представить себе ее морщинистое, умное и веселое лицо и ее подвижную фигуру. Мой дедушка давно умер. Его имя было Перес, а его предки были беженцами из Испании.

      Как далеко уходят мои воспоминания? Я знаю, что мы переехали из деревушки Боян в Черновицы (Чернауцы), столицу Буковины. Это было в первые годы моей жизни. О своей ранней юности я многое знаю из рассказов моей матери. Моей нянькой была украинская крестьянка Марыся, о которой я знаю, что у нее были частые приступы плохого настроения. Моим первым языком был украинский. Часто говорили, что Марыся передала мне свой буйный темперамент. Мои родители были добросердечны; Я редко видел их злыми, но Марыся рвала на себе одежду и бросала стаканы на пол. Между прочим, ее бесило, когда я сочинял бессмысленные рифмы.

      Хотя мне не хотелось бы решать, способна ли кормилица передать часть своего темперамента ребенку, которого она кормит грудью, я убежден, что она может преподать ребенку впечатляющий наглядный урок во время истерик. Мать была уверена, что мой буйный темперамент от Марысиного молока. Медсестра оставалась с нами еще долго после того, как меня отняли от груди. Однако у меня нет сознательного воспоминания об этой медсестре; то, что я знаю о ней, получено из того, что рассказала мне моя мать. Мне не так повезло, как Толстому, который в своей книге Раннее детство , написал, что вспомнил время, когда в младенчестве он был так туго забинтован, что не мог двигаться. Он плакал и хотел быть свободным. Он был уверен, что это было его первое и самое яркое воспоминание.

      Не видим ли мы в этой памяти всего позднего Толстого? Всю свою жизнь он чувствовал оковы закона, оковы брака, кабалу приличий и пытался освободиться. В своем рассказе он помнит, как вся комната оглашалась его плачем; и не наполнил ли он потом весь мир своим шумом? Он понял, что сгустил ряд воспоминаний в одну характерную картину. Что он сделал в конце жизни? Он искал свободы; он оставил свою семью и свое имение; он умер свободным человеком на вокзале в глухом уголке Российской империи. Это была его последняя станция. То, чего он жаждал в детстве и не мог достичь, потому что был закутан в пеленки, он мог достичь в то время, когда крылья смерти носились вокруг него и возвращали ему то, что он считал своим первым воспоминанием.

      Моё первое воспоминание менее драматично. Кажется равнодушным, без эмоций и без важности. Как могло бы это остаться в моей памяти, если бы мое внутреннее я не было сильно взволновано?

      Вижу дом, в котором мы жили после переезда из Бояна. Он стоит на перекрестке; есть простая телега, в которой сидит моя бабушка; после недолгого визита к нам она возвращалась в Боян. Теперь я мысленным взором вижу, как мама дает ей пососать лимон, чтобы освежиться в дороге.

      Я бы объяснил это воспоминание ревностью маленького мальчика к тому, что его мать пренебрегла им в присутствии бабушки. Действительно, у меня есть второе воспоминание, которое может подтвердить это предположение. Бабушка умерла. Мать вернулась с похорон в волнении. Она рассказала, как после смерти бабушки соседи обыскали дом покойной и украли много вещей. Мои чувства были смесью удивления и злобной радости.

      Перед этим произошло то, что определило всю мою жизнь. Я был у бабушки в Бояне, гулял в главная улица, то есть единственная улица поселка. Меня позвала маленькая девочка. Она дала мне букет вишен и попросила поиграть с ней. Мы играли в любимую игру детей, отца и матери. Моя подружка была наполовину хозяйкой, наполовину прислугой. Я чередовал роль хозяина и гостя. (Теперь у меня в голове пустота.) Рядом стоит импровизированный сарай, который я отчетливо помню. Плотники уложили доски таким образом, чтобы образовалась структура, напоминающая пирамиду. Они скрепили доски вместе, чтобы обеспечить укрытие от дождя. Мы вошли в сарай и осторожно огляделись. Потом мы продолжили играть отец и мать, и на этот раз мы наслаждались физической стороной нашего брака .

      Как знание об этой естественной процедуре пришло мне в голову? Был ли это унаследованный инстинкт или подражание тому, что наблюдалось в доме моих родителей? Я не могу решить, но знаю, что к нам обоим пришло осознание того, что мы сделали что-то запретное. Было уже темно. Мы робко выползли из своего укрытия и огляделись. Крестьянин прошел? Слышали ли мы голоса путников? Эта часть туманна, но я представляю, как мы выходим из хижины рука об руку и идем к нашим старейшинам. Должно быть, они были удивлены, что мы вернулись домой так поздно.

      Я больше не могу вспомнить свои отношения с этой девушкой. Мне было, наверное, два с половиной года. (Кстати, через тридцать лет я был врачом этой самой девушки. Она была замужем и имела двоих детей. Я спросила ее, помнит ли она нашу пьесу, и с изумлением узнала, что она совершенно исчезла из ее памяти. Она только вспомнил, как мой старший брат однажды сбил ее с ног, и она показала мне небольшой шрам, оставшийся от этого нападения.0400 экранная память. )

      Я второй раз видел свою женушку? Я не знаю. Я вижу себя едущим домой в простой телеге, в которой много взрослых. Мне поручено заботиться о мужчине во время поездки, которая занимает один час. У меня есть маленькая деревянная флейта, вроде тех, что делают крестьяне. Я пытаюсь играть на нем. Флейта выпадает из моей руки на дорогу. Я горько плачу. Вагон останавливается. Некоторые мужчины спускаются вниз, чтобы найти флейту. Пассажиры спешат. Кричат ​​водителю, 904:00 Продолжайте! Продолжать! Телега тарахтит и скрипит по пыльной дороге. С грустью оглядываюсь назад. Мой плач был напрасным. Жаркое солнце прижимает слезы к моим щекам. Чудесная флейта потеряна навсегда.

      Как я могу узнать, почему эта сцена так глубоко врезалась в мою память? Была ли флейта символом потерянной девушки? Потеря представляет собой потерю моего возлюбленного? Взял ли я эту сцену из сокровищницы моих воспоминаний и сохранил ее, потому что она напоминает мне о прекрасных словах, Все, что проходит мимо, это только улыбка ?

      Действительно ли мы знаем, какие процессы происходят в мозгу ребенка? Большинство из нас забывают собственное детство, за исключением нескольких разрозненных образов. То, что Фрейд называет вытеснением , по-видимому, представляет собой чисто защитную функцию нашей психической жизни. Жить — значит забыть то, что делает жизнь болезненной. Одна из моих пациенток, страдавшая агорафобией, призналась мне, что часто неправильно играла со своим сыном. Мальчик делил с ней постель с младенчества до некоторого времени после полового созревания. Женщина резко прекратила половые связи с сыном и с тех пор вела себя безукоризненно. Она попыталась стереть последствия своих прежних ошибок, дав сыну прекрасное образование. После ее выздоровления я долгое время ничего не слышал ни о больной, ни о ее сыне. Однажды ко мне в кабинет пришел двадцатиоднолетний мужчина, сын пациентки. Он страдал от депрессии, и один из моих опытных ассистентов взял на себя его лечение после того, как я сообщил врачу важные факты, которые я узнал от матери. Мой ассистент и я напряженно ждали недели и месяцы, чтобы увидеть, вспомнит ли наш пациент свои смущающие детские переживания; он не делал.

      Трудно определить, не хотел он или не мог вспомнить. Анализ показал, что он вновь пережил эти ранние впечатления в своих мечтах и ​​что, по-видимому, именно этот фактор был ответственен за его неспособность концентрироваться и за его депрессии. Однако, когда анализ приблизился к рассматриваемой проблеме, у пациента проявился рефлекс полета , и лечение было прекращено.

      Но вернемся к центральному персонажу и хорошему хронологическому порядку. Из моих первых воспоминаний всплывает много не относящихся к делу. Я знаю, что я не был образцовым ребенком. Я был диким, упрямым, дерзким; Я был проблемным ребенком, и меня было очень трудно воспитывать. У моей матери был замечательный принцип: у каждого человека в жизни должно быть время, когда он может выплеснуть свой темперамент. Она читала эту фразу в какой-то книге или слышала ее в театре, но это был ее принцип, и она говорила: 904:00 Лучше мой ребенок бушует сейчас, чем позже.

      Марыся уехала, и все бремя непослушного мальчика легло на мою бедную маму; но она никогда не теряла терпения, и она никогда не наказывала меня физически.

      После смерти бабушки мы переехали в место, где много домов стояло в кольцо вокруг большого двора; поблизости были большие лужайки и сады. Было много бездельников мальчишек и девчонок; мы любили перелезать через забор в большой сад, который не использовался, а потому заброшен и одичал, и этот сад был нашей игровой площадкой. Обычно мы играли в копов и грабителей, но также и во многие менее невинные игры, и у нас было много разговоров о загадке секса. История невинности детей — это сказка. Тот, кто настаивает на правдивости этой сказки, не знает детей, потому что, когда взрослые не контролируют их напрямую, они вскоре проявляют свою истинную природу.

      Я не помню первый день, когда пошел в школу (веха для каждого ребенка). Я был так поглощен своими мечтами и играми, что школа и учеба были ужасно скучными. Я помню каких-то учителей, какие-то шалости, какие-то беспутные разговоры с другими мальчиками; на уроках я не обращал внимания на лекции. Результаты были плачевными. У меня были самые плохие оценки, и меня часто оставляли в , чтобы выучить уроки.

      Предположим, что в это время меня осматривал учитель или врач; он бы заявил, что я не годен для школы и, может быть, что я отсталый ребенок. Мне часто приходилось утешать родителей, которые жаловались на плохие оценки своих детей в начальной школе. Много медлительных детей живут в мире фантазий, который сильнее всего на свете. Мир сказок доставляет им больше удовольствия, чем мир реальности. Хочу подчеркнуть, что я был не единственным непослушным ребенком; таких, как я, были десятки и десятки. Позднее они стали добродетельными гражданами; некоторые были успехами, некоторые были неудачами.

      КНИГИ

      Мы снова переехали. Теперь я посещал протестантскую школу с совместным обучением, известную как образцовая школа. Мои учителя были добрыми, дух школы был превосходным, преподавание было стимулирующим. Дети были из более высокого социального слоя, чем мои одноклассники. Не было ни одного из головорезов прежнего периода.

      Я очень рано научился читать, но никогда не читал рассказов. Но теперь у меня был восхитительный опыт. Я нашла детскую книгу. Я могу представить картинку на титульном листе: могучий великан, маленький мальчик и церковный колокол. Я вижу себя лежащим на диване и пожирающим строчку за строчкой с горящими щеками. В тот день я обнаружил свое читающее эго, и моя страсть к чтению осталась на всю мою жизнь. Мои родители использовали мое ненасытное чтение как средство сдерживания меня, когда я выходил из себя. Когда приходили гости, я был, как правило, надоедливым и возмутителем спокойствия. Я хотел быть в центре внимания и мучил посетителей тысячами вопросов; но если бы у меня была книга с иллюстрациями, я смотрел на картинки, давал волю своей фантазии, и часы проходили бы в полной тишине. Когда я сопровождал родителей в гостях у друзей, мой первый вопрос, адресованный нашим хозяевам, был: У вас есть книги с иллюстрациями? Когда мое желание исполнилось, я больше не приставал к взрослым.

      Здесь я должен отметить, что игры с мальчиками продолжались, хотя и в другой форме; теперь мы были бандой, а нашим капитаном был мальчик четырнадцати лет. Мы должны были повиноваться, как солдаты. И все же должен сказать, что интерес к книгам был сильнее всего. У моего брата, который был на шесть лет старше меня, была такая же страсть. У него уже была небольшая библиотека; книги были в запертом шкафу; Я мог видеть их сквозь стекло. Помню, у меня была мысль, что если мой брат умрет, я унаследую все эти прекрасные книги.

      Я пытался достать книги любой ценой. Я брал их у других мальчиков, а иногда покупал жестокие книги об индейцах. Большинство из них были грязными и рваными. Они прошли через многие руки. Обычно я отождествлял себя с героем, и в моих мечтах я был великим человеком, предводителем армии (австрийской армии, конечно), сражающейся против армии царя и убивающей тысячи врагов. В это время в нашем доме жила актриса, и иногда я получал от нее пригласительные билеты (стоячие места). Но пьес не помню. Я знаю только, как мне было жаль, когда театр был пуст. Я считал каждого посетителя и радовался, когда приходил новый. Я хотел создавать свои собственные пьесы. Нашим театром было крыльцо греческой православной церкви, стоявшее в центре обширного луга, обнесенного забором. Все было импровизировано, и я неизменно играл то злодея, то капитана разбойников.

      К сожалению, я тоже хотел быть настоящим грабителем; иногда все мои дикие инстинкты переполняли меня. Я украл деньги из кармана отца, купил конфет и поделился ими с бандой. Мы поймали невинных мальчишек и хорошо их попрятали. К моей маме приходили матери, чтобы горько пожаловаться на этого монстра-ребенка. Я мог бы рассказать много историй о своих проступках.

      УЧЕНИК САПОЖНИКА

      Теперь ситуация стала серьезной. Мои родители решили, что я ни на что не годен. Я никогда не был бы хорошим учеником. Я учился в первом классе средней школы и был последним в своем классе. Так мой отец сказал моей матери, 904:00 Пусть станет сапожником. Меня решили отправить к сапожнику подмастерьем. Я был очень рад этому решению. Не ходить больше в школу! Не быть принужденным к изучению латыни и математики. Это звучало как освобождение от адских мук. Чтобы на меня не смотрели, как на гантель. Не оставаться второй год в классе! Не лучше ли было стать сапожником?

      Однажды меня отвели к сапожнику Мюллеру и определили к нему подмастерьем. Мастер был добрым и остроумным человеком.

      Эта жизнь пришлась мне по вкусу. Бездельничать, слушать разговоры взрослых, не иметь ни школы, ни репетиций, ни уроков; мне казалось, что это жизнь в сказке. Первым моим разочарованием стал так называемый второй завтрак , на котором каждый человек получал по рюмочке шнапса и по кусочку черного хлеба. Я терпеть не мог шнапс, а хлеб был твердым и горьковатым на вкус. Я поспешил домой, чтобы попросить хлеба с маслом. Матери на кухне не было, но я увидела на столе ряд теплых ароматных буханок белого хлеба. Мать испекла их. Это было искусство, которым она по праву гордилась. Я схватил один из хлебов, отнес его обратно к моему господину и сказал: 904:00 С приветом от мамы! Половина этой буханки для тебя, половина для меня. Мастеру очень понравилось, и я преодолела свое первое разочарование, а потом другое.

      Нас было трое подмастерьев у Мюллера. Мы бегали по делам и должны были по очереди приносить отремонтированную обувь ее владельцам. Мне сказали, что подмастерье, выполнявшее эту работу, получил несколько копеек в качестве чаевых. Я с жадностью ждал своей очереди, но представьте мое огорчение, когда меня проигнорировали и послали другого подмастерья доставить новые туфли. Другой мальчик получит чаевые, которые я ожидал получить. Я горько почувствовал несправедливость и убежал. Я твердо сказал маме, что сотня диких лошадей не утащит меня обратно в

      Вы дошли до конца этого предварительного просмотра. читать дальше!

      Страница 1 из 1


      Отзывы

      Что люди думают об Автобиографии Вильгельма Штекеля — История жизни первопроходца-психоаналитика

      0

      0 оценок / 0 Отзывов

      Что вы думаете?

      Рейтинг: 0 из 5 звезд

      Написать отзыв (не обязательно)

      Отзывы читателей

        Вильгельм Штекель (1868-1940) — Памятник в поисках могилы

        Мемориал успешно обновлен.

        Да, больше никакой рекламы! Мемориал был успешно спонсирован.

        Ваши предложения отправлены и будут рассмотрены менеджером мемориала.

        Ваше редактирование не содержит изменений по сравнению с оригиналом.

        Спасибо! Предложенное вами слияние отправлено на рассмотрение.

        Теперь вы являетесь управляющим этого мемориала.

        Спасибо за помощь в поиске могилы!

        Запрос фото успешно отправлен.

        Запрос на фотографию успешно удален.

        Не удалось удалить запрос на фото. Попробуйте позже.

        Мемориал успешно перенесен

        Как менеджер этого мемориала вы можете добавить или обновить мемориал, используя кнопку Редактировать ниже. Узнайте больше об управлении мемориалом .

        : Запрос на фото выполнен.

        Вы уверены, что хотите сообщить администраторам об этом цветке как оскорбительном или оскорбительном?

        Об этом цветке было сообщено, и он не будет отображаться во время проверки.

        Не удалось сообщить о цветке. Попробуйте позже.

        Вы уверены, что хотите удалить этот цветок?

        Не удалось удалить цветок. Попробуйте позже.

        Вы уверены, что хотите удалить этот мемориал?

        Не удалось удалить мемориал. Попробуйте позже.

        Проблема #index#:
        Детали:
        Сообщил:
        Сообщено:

        При удалении этой проблемы произошла ошибка. Попробуйте позже.


        Проблема:

        Управление кладбища не имеет записей об этом человеке Управление кладбища подтвердило, что это захоронение не опознаноЯ обыскал все кладбище и не смог найти могилуЯ обыскал указанный участок или участок и не смог найти могилуЭто захоронение находится в частной собственности или недоступно по иным причинамДругая проблема

        Выберите проблему

        Детали:

        Какой мемориал вы считаете дубликатом Wilhelm Stekel (1265)?

        Мы рассмотрим мемориалы и решим, следует ли их объединить. Узнайте больше о слияниях .

        ID мемориала

        Недействительный мемориал

        Пожалуйста, введите действительный ID мемориала

        Вы не можете объединить мемориал сам с собой

        Мемориал уже объединен

        Мемориал уже удален

        Вы уверены, что хотите удалить это фото?

        Не удалось удалить фото. Попробуйте позже.

        Закрывать

        Добро пожаловать на страницу мемориала «Найди могилу»

        Узнайте, как максимально использовать мемориал.

        или не показывай это снова — я хорошо разбираюсь во всем

        Фотография на обложке и важная информация

        Быстро узнайте, кому посвящен мемориал, когда они жили и умерли и где похоронены.

        Фотографии

        Для мемориалов с более чем одной фотографией дополнительные фотографии появятся здесь или на вкладке фотографий.

        Вкладка «Фотографии»

        Все фотографии отображаются на этой вкладке, и здесь вы можете изменить порядок сортировки фотографий на памятниках, которыми вы управляете. Чтобы просмотреть фотографию более подробно или отредактировать подписи к фотографиям, которые вы добавили, щелкните фотографию, чтобы открыть средство просмотра фотографий.

        Цветы

        Цветы, добавленные к мемориалу, отображаются внизу мемориала или здесь, на вкладке Цветы. Чтобы добавить цветок, нажмите кнопку «Оставить цветок» .

        Члены семьи

        Члены семьи, связанные с этим человеком, появятся здесь.

        Связанные поиски

        Используйте ссылки под номером Подробнее… для быстрого поиска других людей с такой же фамилией на том же кладбище, в городе, районе и т. д.

        Спонсор этого мемориала

        Удалите рекламу с мемориала, спонсировав его всего за 5 долларов. Мемориалы, ранее спонсируемые или известные мемориалы, не будут иметь этой опции.

        Поделиться

        Поделитесь этим мемориалом в социальных сетях или по электронной почте.

        Сохранить в

        Сохранить в древе предков, на виртуальном кладбище, в буфер обмена для вставки или печати.

        Изменить или предложить изменить

        Изменить мемориал, которым вы управляете, или предложить изменения менеджеру мемориала.

        Есть отзыв

        Спасибо за использование Find a Grave, если у вас есть какие-либо отзывы, мы будем рады услышать от вас.

        Оставить отзыв

        Выбрано 1 фото…

        Выбрано 2 фото…

        Превышен размер

        Вы не можете больше загружать фотографии в этот мемориал

        «Неподдерживаемый тип файла»

        Загрузка…

        Ожидание…

        Успешно

        Неудачно

        Эта фотография не была загружена, т.к. в этом мемориале уже есть 20 фотографий

        Эта фотография не была загружена, потому что вы уже загрузили 5 фотографий в этот мемориал

        Неверный тип файла

        Загрузка 1 фото

        Загрузка 2 фотографии

        1 Фотография Загружено

        2 Фотографии Загружено

        Добавлены

        . ! На это кладбище есть 1 волонтер .

        Извините! На это кладбище нет волонтеров. Продолжение этого запроса добавит оповещение на страницу кладбища, и любые новые добровольцы будут иметь возможность выполнить ваш запрос.

        Введите числовое значение

        Введите идентификатор мемориала

        Год не должен быть больше текущего года

        Недействительный мемориал

        Повторяющаяся запись для мемориала

        Вы выбрали этого человека в качестве члена своей семьи.

        Сообщено!

        Эта взаимосвязь невозможна из-за сроков службы.

        0% Завершено

        Добавить заголовок Сохранено

        Выберите тип фото

        Могила

        Лицо

        Семья

        Прочее

        Сохранено

        Требуется Javascript: К сожалению, Найди могилу не работает должным образом без включенного JavaScript. Вам нужно будет включить Javascript, изменив настройки браузера. Научитесь включать это.

        Вильгельм Штекель, Возлюбленное Эго: основы нового исследования психики

        Варианты загрузки

        PhilАрхивная копия

        Загрузить копию этой статьи ‘+r+»). show() })»>Проверьте политику издателя Бумаги в настоящее время заархивированы: 72 318

        Внешние ссылки

        Настройте учетную запись в своей организации для доступа к ресурсам через прокси-сервер вашего университета
        Настройте пользовательский прокси (используйте это, если ваша организация не предоставляет прокси)

        Через вашу библиотеку

        Ссылки найдены в этой работе БЕТА

        Ссылки не найдены.

        Добавить больше ссылок

        Цитаты этой работы БЕТА

        Цитаты не найдены.

        Добавить цитаты

        Похожие книги и статьи

        Возлюбленное Эго: Основы нового исследования психики. Вильгельм Штекель — 2013 — Рутледж.

        Глубины души: психоаналитические исследования. Вильгельм Штекель — 2013 — Рутледж.

        Глубины души: психоаналитические исследования. Вильгельм Штекель — 2013 — Рутледж.

        Психоанализ: краткий отчет о теории Фрейда. Барбара Лоу — 2016 — Рутледж.

        Песни со второго этажа. Георгиос Цагдис — 2013 — Погремушка 4:50-66.

        Сознательное тело: психоаналитическое исследование тела в терапии. Перрин Элиша — 2011 — Американская психологическая ассоциация.

        Новая медицина экспериментальная. Хосе Ортега Ю. Гассет — 2006 — Теорема: Международный философский журнал 25 (2): 1-8.

        Эволюция концепции психики от Гомера к Аристотелю. Габор Катона — 2002 — Журнал теоретической и философской психологии 22 (1): 28-44.

        Критический анализ психоанализа. Джорджина С. Гейтс — 1924 — Journal of Philosophy 21 (18): 502-503.

        Рецензия на книгу Марка Джексона «Эмоции и психика». [ОБЗОР] Мария Г. Наварро — 2011 — Интернет-обзоры метапсихологии 15 (34).

        Психоанализ: первые десять лет 1888–1898. Уолтер А. Стюарт — 2015 — Рутледж.

        Психическая жизнь силы: теории в подчинении. Джудит Батлер — 1997 — Издательство Стэнфордского университета.

        Истина и обозначение: исследование семантической теории. М. Мартин — 1958 — Рутледж.

        Психология продуктивной диссоциации, или как будет выглядеть шеллинговская психотерапия? Шон Дж. Макграт — 2014 — Сравнительная и континентальная философия 6 (1): 35-48.

        Аргумент подсчета Грюнбаума. Аллен Эстерсон — 1996 — История гуманитарных наук 9 (1): 43-57.

        Аналитика

        Добавлено в индекс PP
        20.01.2016

        Всего просмотров
        0

        Последние загрузки (6 месяцев)
        0

        Как увеличить количество загрузок?

        Загрузки


        К сожалению, для построения этой диаграммы недостаточно данных.

        Мои заметки

        Войдите, чтобы использовать эту функцию

        О нас

        Редакция

        Общие редакторы:
        Дэвид Бурже (Западный Онтарио)
        Дэвид Чалмерс (ANU, NYU)

        Региональные редакторы:
        Дэвид Бурже
        Гвен Брэдфорд
        Берит Брогаард
        Маргарет Камерон
        David Chalmers
        James Chase
        Rafael De Clercq
        Ezio Di Nucci
        Barry Hallen
        Hans Halvorson
        Jonathan Ichikawa
        Michelle Kosch
        Øystein Linnebo
        JeeLoo Liu
        Paul Livingston
        Brandon Look
        Manolo Martínez
        Matthew McGrath
        Michiru Nagatsu
        Susana Nuccetelli
        Джузеппе Примьеро
        Джек Алан Рейнольдс
        Даррелл П. Роуботтом
        Александра Самонек
        Константин Сэндис
        Ховард Сэнки
        Джонатан Шаффер
        Томас Сеньор
        Робин Смит
        Дэниел Стар
        Юсси Суикканен
        Линн Тиррелл
        Анесс Ким Вебстер

        Другие редакторы
        Свяжитесь с нами
        Узнайте больше о PhilPapers

        Абстрактный

        Вильгельм Штекель был австрийским врачом и психологом, одним из первых последователей Фрейда. Плодовитый писатель, эта книга, впервые опубликованная в 1921 году, была сочтена переводчиком «лучшим общим представлением ее автора английской публике», поскольку содержит многие из его центральных идей. Хотя к этому времени автор уже поссорился с ним, в предисловии к этой книге он признает значение Фрейда для этой области и говорит, что рассматривает его «Психоанализ как шаг к новой психотерапии» 9.0003

        Ключевые слова Ключевые слова не указаны (исправьте)
        Категории Категории не указаны
        (категоризировать этот документ)
        Годы переиздания 2015
        Купить эту книгу 5,96 евро за новую   страницу Amazon
        ISBN (ы) 9781138018617 9781138018419 0526289295 1120728495 1138018414 1138018619 1172842957 0526289309 1110282044 1166982068
        Опции

        Изменить эту запись

        Отметить как дубликат

        Экспортная ссылка

        Найти в Scholar

        Запросить удаление из индекса

        История изменений

        О Вильгельме Штекеле: австрийский врач и психолог (1868 — 1940)

        • Люди
        • /
        • Вильгельм Штекель

        человекидентификатор пилюли: Вильгельм-Штекель

        Вильгельм Штекель

        Основы

        Краткая информация

        Введение Австрийский врач и психолог
        А.К.А. В.стекель
        Был Психолог Врач Психоаналитик Психиатр
        От Австрия
        Поле Здравоохранение
        Пол мужской
        Рождение 18 марта 1868 г. , Бояны, Украина
        Смерть 25 июня 1940 г., Лондон, Великобритания. (72 года)
        Знак зодиака Рыбы
        Семья
        Дети: Эрик-Пол Стекель

        Подробности (из википедии)

        Биография

        Вильгельм Стекель ( [ˈʃteːkəl] ; 18 марта 1868 — 25 июня 1940) был австрийским врачом и психологом, который стал одним из первых последователей Зигмунда Фрейда и когда-то был назван «самым выдающимся учеником Фрейда». По словам Эрнеста Джонса, «Стекелю может быть оказана честь вместе с Фрейдом основать первое психоаналитическое общество»; в то же время он также описал его как «от природы одаренный психолог с необычным чутьем к обнаружению подавленного материала». Позже он поссорился с Фрейдом, который 19 ноября объявил12, что «Стекель идет своим путем». Его произведения переведены и изданы на многих языках.

        Карьера

        Родился в Боянах, Буковина. Он написал книгу под названием Аутоэротизм: психиатрическое исследование онанизма и невроза , впервые опубликованную на английском языке в 1950 году. Ему также приписывают введение термина парафилия для замены извращение . Он проанализировал, среди прочего, психоаналитиков Отто Гросса и А. С. Нейла, а также первого биографа Фрейда Фрица Виттельса. Последний воздал должное «своей странной легкости в понимании», но заметил: «Проблема с анализом Стекеля заключалась в том, что он почти всегда заходил в тупик, когда так называемый негативный перенос усиливался». Его автобиография была опубликована в 1950.

        Вклад в психоаналитическую теорию

        Теория неврозов

        Стекель внес значительный вклад в символику сновидений, «как свидетельствуют последовательные издания «Толкования сновидений» , с их явным признанием долга Фрейда перед Штекелем»: «работы Вильгельм Штекель и другие . .. с тех пор научили меня более правильно оценивать степень и важность символизма в сновидениях».

        Учитывая навязчивые сомнения, Штекель сказал:

        При тревоге либидо трансформируется в органические и соматические симптомы; при сомнении либидо превращается в интеллектуальные симптомы. Чем интеллектуальнее человек, тем больше будет компонента сомнения в трансформированных силах. Сомнение становится удовольствием, сублимированным как интеллектуальное достижение.

        Стекель написал одно из трех ранних «Психоаналитических исследований психической импотенции», на которые Фрейд одобрительно ссылался: «Фрейд написал предисловие к книге Стекеля». С этим может быть связано «развитие Штекелем идеи о том, что у всех, и в частности у невротиков, есть особая форма сексуального удовлетворения, которая является единственно адекватной».

        Фрейд считал Стекеля потенциальным предшественником, когда размышлял о возможности того, что (для навязчивых невротиков) «в порядке развития ненависть является предшественником любви. ], 536), который в то время казался мне непонятным, о том, что ненависть, а не любовь, является первичным эмоциональным отношением между людьми». Та же самая работа приписывается Отто Фенихелю как установление «символического значения правого и левого… справа означает правильно и слева означает неправильно ‘. Менее лестно Фенихель также связывал это со «сравнительно большой школой псевдоанализа, которая считала, что пациента следует «бомбардировать» «глубокими интерпретациями»», что является косвенной данью той степени, в которой Штекель рано последовал за его разрывом с Фрейд.

        Вклад в теорию фетишизма и извращений

        Стекель противопоставлял крайним интересам то, что он называл «нормальными фетишами»: объекта, например, когда любовник довольствуется обладанием женской туфелькой и считает саму женщину вторичной или даже мешающей и лишней (с. 3). Штекель также иначе, чем Фрейд, подходит к проблеме перверсии. Многие извращения являются защитными механизмами (Schutzbauten) морального «я»; они представляют собой скрытые формы аскетизма. Для Фрейда первичное сексуальное выражение означало здоровье, в то время как неврозы были созданы из-за подавления сексуальных влечений. Штекель, напротив, указывает на значение вытесненного религиозного «я» при неврозах и указывает, что кроме вытесненного сексуального типа существует также вытесненный моральный тип. Этот тип создается в условиях сексуальной распущенности и в то же время противостоит ей. В последнем случае «Стекель считает, что фетишизм — это бессознательная религия пациента». «Обычные» фетиши для Стекеля в большей степени способствовали выбору образа жизни: так, «выбор призвания был фактически попыткой решить душевные конфликты путем их смещения», так что врачи для Стекеля были «вуайеристами, перенесшими свое первоначальное сексуальное течение в искусство диагностики».

        Жалуясь на склонность Фрейда к неосмотрительности, Эрнест Джонс писал, что он рассказал ему «природу сексуального извращения Стекеля, которой он не должен был иметь и которую я никогда никому не повторял». Таким образом, «развитие Штекелем идеи о том, что каждый человек, и в особенности каждый невротик, имеет особую форму сексуального удовлетворения, которая является единственно адекватной», могло быть основано на личном опыте.

        О садомазохизме: «Стекель описал сущность садомазохистского акта как унижение».

        Критика Фрейдом теории Стекеля о происхождении фобий

        В «Эго и Оно» Фрейд написал о «высокой фразе «каждый страх в конечном счете является страхом смерти»» — связанной со Штекелем (1908). ) — что это «едва ли имеет какое-либо значение и, во всяком случае, не может быть оправдано», возможно, свидетельствует (как и в случае с психическим бессилием и любовью/ненавистью) его продолжающейся вовлеченности в мысли о своем бывшем партнере.

        О технике

        Стекель «также был новатором в технике… разработав форму краткосрочной терапии, называемую активным анализом, которая имеет много общего с некоторыми современными формами консультирования и терапии».

        Об эстетике

        Стекель утверждал, что «в каждом ребенке дремлет творческий художник». Однако в связи с психоаналитическим исследованием корней искусства он подчеркивал, что «… фрейдистская интерпретация, как бы далеко она ни заходила, никогда не предлагает даже самого грубого критерия «художественного» совершенства… мы исследуем только импульс, который побуждает людей творить». Анализируя сны как художников, так и нехудожников, Штекель указывал, что «на уровне производства символов поэт ничем не отличается от самой прозаической души… Разве не замечательно, что великий поэт Гёте и неизвестная маленькая женщина. ..должны были построить такие похожие сны?».

        Личная жизнь

        Стекель покончил жизнь самоубийством в Лондоне, приняв передозировку аспирина, «чтобы остановить боль в простате и диабетическую гангрену». Он был кремирован в крематории Голдерс-Грин 29 июня 1940 года. Его прах покоится в секции 3-V Сада памяти, но мемориала нет.

        Дважды был женат, оставил двоих детей. Автобиография Стекеля была опубликована посмертно под редакцией его бывшего личного помощника Эмиля Гутейля и его жены Хильды Биндер Стекель. Она умерла в 1969.

        Биографический отчет появился в The Self-Marginalization of Wilhem Stekel (2007) Яапа Боса и Леендерта Грюнендейка, который также включает его переписку с Зигмундом Фрейдом. См. также Л. Мекаччи, Оговорки по Фрейду: жертвы психоанализа от человека-волка до Мэрилин Монро , Vagabond Voices 2009, стр. 101.

        В популярной культуре

        • Он упоминается в 22 и 26 эпизодах Ghost in the Shell: Stand Alone Complex .
        • Цитата, приписываемая Штекелю («Признак незрелого человека в том, что он хочет благородно умереть за правое дело. Признак зрелого человека в том, что он хочет смиренно жить ради одного»). Рожь Дж. Д. Сэлинджера. Процитированное персонажем романа как высказывание Стекеля, оно иногда приписывается Сэлинджеру и действительно может быть перефразированием высказывания немецкого писателя Отто Людвига (1813–1865), которое сам Стекель цитировал в своих трудах: «Das Höchste, wozu er sich erheben konnte, war, für etwas rühmlich zu sterben; jetzt erhebt er sich zu dem Größern, für etwas ruhmlos zu leben». См. q: Вильгельм Штекель#Атрибуция неверная.

        Избранные публикации

        • Стекель В. (1943). Толкование снов: новые разработки и техника. Ливрайт
        • Стекель В., Гутейл Э. (1950). Автобиография Вильгельма Штекеля. Ливрайт
        • Стекель В., Больц О.Х. (1950). Техника аналитической психотерапии . Живи правильно
        • Стекель В. (1952). Расстройства инстинктов и эмоций — Парапатические расстройства, Vol. 1 и Сексуальные аберрации — Феномены фетишизма в отношении к сексу, Том 2. (Два тома в одном.) Liveright
        • Стекель В., Больц О.Х. (переиздание 1999 г.). Состояния нервной тревоги и их лечение
        • Стекель В., Больц О.Х. (1927). Импотенция у мужчин: психические расстройства половой функции у мужчин. Бони и Ливерит
        • Стекель В., Ван Теслаар Дж.С. (1929). Особенности поведения: странствующая мания, дипсомания, клептомания, пиромания и родственные импульсивные расстройства. Х. Ливерит
        • Стекель В. (1929). Садизм и мазохизм: психология ненависти и жестокости. Ливрайт
        • Стекель В. (перепечатка 2003 г.). Бисексуальная любовь. Фредония
        • Стекель В. (1917). Ницше и Вагнер, eine sexpsychologische Studie zur Psychogenese des Freundschaftsgefühles und des Freundschaftsverrates
        • Стекель В. (1921). Возлюбленное эго, основы нового исследования психики
        • Стекель В. (1921) Глубины души; психоаналитические исследования
        • Стекель В. (1922). Принуждение и сомнение (Zwang und Zweifel) Liveright
        • Стекель В. (1922). Маскировка любви ; психоаналитические зарисовки
        • Стекель В. (1922). Гомосексуальные неврозы
        • Стекель В. (1922). бисексуальная любовь; гомосексуальный невроз
        • Стекель В. (1922). Секс и мечты; язык снов
        • Стекель В. (1911). Die Sprache des Traumes: Eine Darstellung der Symbolik und Deutung des Traumes in ihren Bezeihungen
        • Стекель В. (1911). Сексуальный корень клептомании. Дж. Ам. Инст. Крым. Л. и криминология
        • Стекель В. (1961). Аутоэротизм: психиатрическое исследование мастурбации и невроза . Гроув Пресс
        • Стекель В. (1926). Фригидность у женщин Vol. II. Гроув Пресс
        • Стекель В. (1952). Паттерны психосексуального инфантилизма Книги Grove Press и Evergreen Books
        Содержание этой страницы взято из Википедии статья от 09.03.2020. Содержимое доступно по лицензии CC BY-SA 4.0.

        Посмотреть Вильгельм Штекель галерея изображений

        Галерея изображений

        От наших партнеров

        При поддержке

        Справочные источники

        Ссылки

        http://www.enotes.com/psychoanalysis-encyclopedia/stekel-wilhelm

        http://heksis.com/index1.html?http://heksis.com/index_pliki/heksis_1_2010 /teksty_2_2010/en/wilhelm-stekel-en.htm

        https://books.google.com/books?id=R1nkj-xSzYgC&pg=PA63

        https://www.nytimes. com/1940/06/28/archives/wilhelm-stekel-once-freuds-aide -exer-chief-assistant-to-the.html

        https://archive.org /details/b20442282M001

        https://archive.org/details/belovedegofounda00stekuoft

        https://archive.org/details/depthsofsoulpsyc00stekuoft

        http://catalog.hathitrust.org/Record/000660493

        https://archive.org/details/homosexualneuros00stekiala

        https://archive.org/details/bisexuallovehomo00stekuoft

        https://archive.org/details/sexdreamslanguag00stekiala

        //citeuseerx.ist.ist.ist. edu/viewdoc/summary?doi=10.1.1.465.8305

        //doi.org/10.1007%2Fs12397-010-9059-y

        //doi.org/10.1017%2FS0364009410000280

        3

        2 https://webarchive .org/web/20120625204501/http://heksis.com/index1.html?http://heksis.com/index_pliki/heksis_1_2010/texty_2_2010/en/kazimierz-dabrowski-en.htm

        https://librivox.org/author/11424

        http://catalogo. bne.es/uhtbin/authoritybrowse.cgi?action=display&authority_id=XX1128991

        https://catalogue.bnf.fr/ark: /12148/cb119255016

        https://data.bnf.fr/ark:/12148/cb119255016

        https://d-nb.info/gnd/118617605

        http://isni.org/isni/0000000497905

        https://id.loc.gov/authorities/names/n80117214

        https://aleph.nkp.cz/F/?func=find-c&local_base=aut&ccl_term=ica=jn20000605147&CON_LNG=ENG

        http://uli.nli.org.il/F/?func=direct&doc_number=001434253&local_base=nlx10

        http://data.bibliotheken.nl/id/thes/p068302983

        https://libris.kb .se/auth/231083

        https://snaccooperative.org/ark:/99166/w66h57gx

        https://www.idref.fr/027148300

        https://trove.nla.gov.au/people /1145956

        https://viaf.org/viaf/557

        https://www.worldcat.org/identities/containsVIAFID/5 57

        Основы

        Карьера

        Вклад в психоаналитическую теорию

        Личная жизнь

        В популярной культуре

        Избранные публикации

        Галерея

        Вильгельм Штекель – Исследователь котировок

        Джордж Бернард Шоу? Энтони Андерсон? Вильгельм Штекель? Апокриф?

        Уважаемый исследователь цитаты: Драматург Джордж Бернард Шоу, по-видимому, утверждал, что безразличие к другому человеку является большим преступлением, чем ненависть. Он называл это равнодушие грехом. Не могли бы вы помочь мне найти цитату?

        Quote Investigator: Пьеса Джорджа Бернарда Шоу «Ученик дьявола» впервые была поставлена ​​в Лондоне в 1897 году. Во время второго действия персонаж Энтони Андерсон, священник, слышит, как его жена выражает ненависть к другому персонажу. Он отвечает ей следующим образом. Жирный шрифт добавлен к отрывкам QI : [1] 1906 (авторское право 1900 г.), «Ученик дьявола: мелодрама Бернарда Шоу» (Джордж Бернард Шоу), (пьеса поставлена ​​в Лондоне в 1897 г.), акт II, (разговорная линия Энтони Андерсон), Quote Page 82, … продолжить чтение

        Ну же, милый, ты не такой уж и злой, как думаешь. Самый страшный грех по отношению к своим собратьям — не ненавидеть их, а быть к ним равнодушным: в этом суть бесчеловечности. Ведь, дорогой мой, если ты внимательно понаблюдаешь за людьми, ты удивишься, насколько ненависть похожа на любовь.

        Осуждение безразличия выражено одним из персонажей Шоу, а не непосредственно самим Шоу.

        Ниже приведены дополнительные избранные цитаты в хронологическом порядке.

        Продолжить чтение Худший грех по отношению к ближним — не ненависть к ним, а безразличие к ним Мелодрама Бернарда Шоу (Джордж Бернард Шоу), (пьеса поставлена ​​в Лондоне в 1897 году), действие II, (строка, произнесенная Энтони Андерсоном), страница цитат 82, Брентано, Нью-Йорк. (Полный просмотр HathiTrust) ссылка

        Опубликовано Рубрики Джордж Бернард Шоу, Вильгельм СтекельТеги Энтони Андерсон, Джордж Бернард Шоу, Вильгельм Стекель

        Эли Визель? Вильгельм Штекель? Розали Габлер? Джон Ле Карре? Ролло Мэй? Август Стриндберг? Уильям Хейл Уайт? Отто М. Спэнглер? Дэвид Корнуэлл?

        Уважаемый исследователь цитаты: Любовь и ненависть — это сильные эмоции, которые иногда смешиваются вместе. Следующее утверждение делает удивительный вывод:

        Противоположность любви — не ненависть; это равнодушие.

        Эту пословицу часто приписывают активисту и лауреату Нобелевской премии Эли Визелю, но я думаю, что у нее может быть более длинная история. Не могли бы вы изучить эту тему?

        Quote Investigator: Эли Визель использовал это выражение в 1986 году, но оно уже было в обращении до его рождения.

        Самое раннее точное совпадение на английском языке, обнаруженное QI , появилось в «Любимом Эго: Основы нового исследования психики» известного австрийского психолога Вильгельма Штекеля. Текст был переведен с немецкого на английский Розали Габлер и опубликован в 1921. Курсив добавлен к выдержкам QI : [1] 1921, The Beloved Ego: Foundations of the New Study of the Psyche by Wilhelm Stekel MD, Перевод Розали Габлер (член Британского психологического общества и Общества для изучения … Продолжить чтение

        Нет любви без ненависти, и нет ненависти без любви Противоположностью любви является не ненависть, а равнодушие , противоположностью чувства может быть только отсутствие чувства. Ненависть и любовь должны идти рука об руку, и людей, которых мы больше всего любим, мы также ненавидим, потому что ненависть коренится в природе любви.

        Немецкое название вышеуказанной работы было «Das Liebe Ich: Grundzüge Einer Neuen Dietätik der Seele», но QI еще не исследовал эту книгу.

        Цитата на немецком языке присутствовала в издании 1921 года работы Стекеля «Die Geschlechtskälte der Frau: Eine Psychopathologie des Weiblichen Liebeslebens» («Фригидность в женщине: психопатология женской любовной жизни»): [2] 1921, Title : Die Geschlechtskälte der Frau: Eine Psychopathologie des Weiblichen Liebeslebens (англ.: Frigidity in Woman: A Psychopathology of Women’s Love Life), автор Вильгельм Штекель, … продолжить чтение

        Der Gegensatz von Liebe ist nicht Haß, sondern Gleichgültigkeit ; der Gegensatz eines Gefühls kann nur die Gefühllosigkeit sein.

        Противоположность любви не ненависть, а равнодушие ; противоположностью чувства может быть только отсутствие чувства

        Ниже приведены дополнительные избранные цитаты в хронологическом порядке.

        Продолжить чтение Противоположность любви не ненависть, а безразличие

        Ссылки

        Ссылки
        ↑1 1921, Возлюбленное эго: основы нового исследования психики Вильгельма Стекеля, доктора медицины, перевод Розали Габлер (член Британского психологического общества и Общества изучения ортопсихики) ), Глава 2: Борьба полов, страница цитаты 16, Кеган Пол, Trench, Trubner & Company, Лондон. (Полный просмотр Google Книг) ссылка
        ↑2 1921, Название: Die Geschlechtskälte der Frau: Eine Psychopathologie des Weiblichen Liebeslebens (англ. Frigidity in Woman: A Psychopathology of Women’s Love Life), Автор Вильгельм Штекель, Том 3 : Störungen des Trieb-und Affektlebens, Chapter 10: Der Kampf der Geschlechter, Quote Page 229, Urban & Schwarzenberg, Берлин и Вена. (интернет-архив archive.org) ссылка

        Опубликовано Рубрики Эли Визель, Джон Ле Карре, Ролло Мэй, Вильгельм ШтекельТеги Август Стриндберг, Дэвид Корнуэлл, Эли Визель, Джон Ле Карре, Отто М. Спенглер, Ролло Мэй, Розали Габлер , Вильгельм Штекель, Уильям Хейл Уайт

        Дж. Д. Сэлинджер? Вильгельм Штекель? Отто Людвиг? Аноним?

        Уважаемый исследователь цитаты: «Над пропастью во ржи» Дж. Д. Сэлинджера — популярное произведение, воплощающее тревогу и растерянность подростков. Во время одной из сцен учитель главного героя Холден Колфилд дает ему замечательную цитату, приписываемую психоаналитику по имени Вильгельм Штекель. Кто-нибудь пытался проследить эту цитату?

        Исследователь цитаты: Происхождение цитаты десятилетиями оставалось загадкой. В 2013 году профессор английского языка на пенсии Питер Г. Бейдлер опубликовал «Источники цитаты Стекеля в произведении Сэлинджера «Над пропастью во ржи»» в «ANQ: Ежеквартальный журнал коротких статей, заметок и обзоров». [1] 2013, ANQ: Ежеквартальный журнал коротких статей, заметок и обзоров, Том 26, Выпуск 2: Американская литература двадцатого века, Статья: Источники цитаты Стекеля в книге Сэлинджера … Продолжить чтение Бейдлер нашел совпадение за цитату, написанную на немецком языке драматургом и писателем Отто Людвигом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.