Типы привязанности боулби: Четыре типа привязанности в отношениях — Свои

Типы привязанности боулби: Четыре типа привязанности в отношениях — Свои

Содержание

Четыре типа привязанности в отношениях — Свои

Эту статью можно послушать. Вот она в подкасте:

Слушайте подкаст «Свои», где вам удобно: Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox и на других платформах.

Существует теория привязанностей, которая делит отношения между людьми на четыре типа. Она объясняет, почему люди ревнуют, постоянно пытаются расстаться с партнерами или, наоборот, спокойно решают семейные конфликты. Разбираемся, почему мы строим отношения по одним и тем же схемам и можно ли эти схемы изменить. 

Что это вообще за теория 

Теорию привязанности разработали психологи Джон Боулби и Мэри Эйнсворт в 1960 – 70‑е годы, когда изучали отношения между матерью и ребенком. До этого психоаналитики считали, что младенец поддерживает отношения с матерью, чтобы выжить, и никаких чувств при этом не испытывает. Боулби и Эйнсворт доказали, что младенцы всё же привязываются ко взрослым.

Первые месяцы младенцам действительно всё равно, кто из взрослых за ними ухаживает. Они плачут, смеются и лепечут, чтобы привлечь к себе внимание. Так работает механизм выживания: если на меня посмотрят, скорее всего, еще и накормят.

Но с двух до шести месяцев ребенок учится различать взрослых и определяет наиболее значимого: человека, который больше о нем заботится — даже если тот злой или редко меняет подгузник. У младенца нет возможности выбирать, поэтому он приспосабливается к любому взрослому. Так формируется привязанность.

Ученые провели эксперимент с участием детей в возрасте от полугода до полутора лет и посмотрели, как младенцы реагируют на разные ситуации — с матерью и без нее. Исследования показали, что дети чувствуют эмоциональную привязанность и она бывает четырех типов:

Надежная. Ребенок уверен, что близкий ему взрослый сможет помочь, тянется к нему, если сталкивается с чем-то неприятным. Такие дети смело исследуют всё, потому что чувствуют себя в безопасности. В будущем ребенок с надежным типом привязанности станет самостоятельным и уверенным в себе, будет ценить любовь и доверие.

Тревожно-устойчивая. Формируется, если ребенок не уверен, что взрослый придет на помощь в сложной ситуации. Такие дети остро реагируют на разлуку с матерью, с опаской принимают чужих и боятся исследовать мир вокруг. Когда значимый взрослый возвращается, такой ребенок одновременно испытывает радость от воссоединения и злость от того, что его бросили. С тревожно-устойчивым типом привязанности дети вырастают в неуверенных в себе взрослых, которым нужно постоянное подтверждение взаимности от других людей.

Тревожно-избегающая. Ребенок самостоятельный и независимый, не расстраивается, если матери нет рядом, но и не радуется ее приходу. Чаще всего, это дети, которые рано столкнулись с равнодушием взрослых. Они перестают ждать любви и ласки, стараются ни к кому не привязываться, потому что понимают, что в дальнейшем это принесет разочарование.

Дезорганизованная. В эту группу попали дети с противоречивым поведением. Они то боятся взрослых, то, наоборот, тянутся к ним. Обычно такой тип привязанности связан с психологическими травмами.

Поведение детей из исследования 1970‑х годов изучают и сейчас, когда они стали взрослыми. Так выяснилось, что привязанность ко взрослому в детстве отражается на отношениях в паре. Со временем теорию привязанности стали рассматривать как в отношениях между матерью и ребенком, так и между влюбленными.

Привязанность во взрослой жизни

Из-за серьезной психологической травмы тип привязанности может измениться. Например, после абьюзивных отношений человек может закрыться и не будет никому доверять. Но если с ребенком не произошло ничего страшного, он не пережил насилие и не переходил из детского дома в приемную семью, то этот ребенок переносит свою привязанность во взрослую жизнь. 

Получается, взрослые типы привязанности соответствуют детским моделям поведения из исследования Мэри Эйнсворт:

Надежный. Человек способен ценить себя и своего партнера, не попадает в зависимость от других людей и остается самодостаточным. Мужчины и женщины с надежным типом привязанности не склонны ревновать, если для этого нет причин, умеют договариваться и строят равноправные отношения.

Тревожный. Люди, которые склонны к созависимым отношениям, недооценивают свою значимость и превозносят значимость партнера. Чаще всего с этим типом привязанности человек жертвует собой ради любви.

Избегающе-отвергающий. Человек считает себя самодостаточным и независимым, но боится близости и старается избегать искренних отношений. С партнером старается держаться на дистанции, а в случае проблем старается первым сказать «мы расстаемся», чтобы не испытывать боль и разочарование.

Тревожно-избегающий. Встречается у людей, которые пережили травматичный опыт: сексуальное насилие, моральные истязания, побои. С одной стороны, им хочется найти близкого человека, которому можно доверять. С другой, они боятся быть отвергнутыми и считают, что недостойны хорошего отношения.

Представим ситуацию: один из супругов задерживается на работе и забыл об этом предупредить. Вот как поведут себя люди с разными типами привязанности.

Человек с надежным типом привязанности позвонит узнать, что случилось, или продолжит заниматься своими делами и не станет волноваться.

Люди с тревожной привязанностью будут звонить каждые полчаса и спрашивать «Ты скоро?», «С тобой есть люди другого пола?», «Ты меня любишь?». Их жизнь останавливается, пока партнер не ответит или не придет домой.

Супруг с избегающе-отвергающей привязанностью молча станет собирать вещи, потому что обиделся или подозревает партнера в измене.

Тревожно-избегающий тип людей будет собирать вещи с мыслями: «Супруг меня не любит, потому что я не достоин любви, лучше ему найти кого-то другого».

Может показаться, что надежный тип привязанности — это единственный способ построить прочные и здоровые отношения. Но это не так. Лучший тип привязанности это тот, в котором человек чувствует себя счастливым. В отношениях могут быть и ревность, и недоверие, но бороться с ними нужно тогда, когда они начинают отравлять жизнь. Например, если из-за ревности мужчина не хочет, чтобы жена работала, и на этой почве возникают конфликты.

Менять тип привязанности нужно не только чтобы отношения между супругами стали лучше, но и чтобы построить надежные связи с детьми. Тогда в будущем они тоже смогут выстраивать надежную привязанность в своей семье.

Как изменить тип привязанности

Исследования показывают, что в большинстве случаев люди переносят тип привязанности из детства во взрослую жизнь. Изменить его удается в 20 – 30% случаев, и практически невозможно сделать это самостоятельно.

Может быть такое, что с разными партнерами у человека возникает разная привязанность. Например, первые отношения подросток строит в тревоге, что не достоин любви, переживает, что партнер изменит ему и уйдет. А во взрослой жизни тот же человек выстраивает надежную привязанность без ревности и страданий.

Чтобы изменить паттерны поведения, которые были заложены в детстве, нужна долгая работа с психотерапевтом. Врач не изменит всё в один миг, но поможет скорректировать поведение взрослых людей, опираясь на их детские воспоминания.

Рассказывает Анастасия, читательница Своих:

— После пяти лет брака мы с мужем оказались на грани развода. Точнее, я считала, что муж хочет развестись, а он уговорил меня пойти к психоаналитику. 

После нескольких разговоров о моих отношениях с мужем врач спросил о родителях. Я рассказала, что папы у меня не было, а мама уехала работать в другую страну и до университета я жила с бабушкой. И тут я вспомнила бабушкины слова «Будешь плохо учиться, мама не приедет к тебе в отпуск». Оказывается, именно они заложили во мне ощущение, что я недостойна любви. И это чувство я перенесла на мужа. Мне казалось, что такой хороший человек не может меня любить, что он обязательно от меня уйдет и я останусь одна умирать в тоске.

Полгода я ходила на терапию одна, потом стала приходить вместе с мужем. На терапии мы поняли, что нужно делиться друг с другом своими проблемами, а психолог рассказал, как именно это делать.

Сначала лучше ходить на терапию по отдельности: если придется вспоминать старые травмы, будет легче рассказать о них врачу тет-а-тет. Со временем может понадобиться терапия для пар, чтобы научиться вместе решать конфликты и понимать, какие чувства испытывает каждый партнер.

4 вида привязанности между родителями и ребёнком. И как они влияют на взрослую жизнь

У кого-то без проблем складываются стабильные отношения. А кому-то постоянно «не везёт». Семейный психотерапевт Андреа Брандт рассказала изданию Psychology Today, как разные виды привязанности между родителями и детьми влияют на отношения во взрослой жизни. Мы публикуем перевод статьи.

Полезная рассылка «Мела» два раза в неделю: во вторник и пятницу

Эмоциональные травмы, полученные в детстве, могут серьёзно влиять на наши отношения во взрослой жизни. Особенно с близкими людьми. Иногда мы не можем понять, как именно, но совершенно точно это ощущаем. В зависимости от того, какими были наши отношения с родителями в детстве, у нас формируется тот или иной тип привязанности. От него и зависит то, как мы в дальнейшем будем вести себя в отношениях с партнёром. Психологи выделяют четыре типа привязанностей:

1. Надёжная привязанность

Это правильный тип привязанности. Он формируется у детей, которые растут в счастливых, дружных семьях, где родители постоянно поддерживают с ними эмоциональный контакт. Во взрослой жизни они не отталкивают от себя близких и сами не становятся зависимыми от них. Они доверяют близким, чувствуют себя достойными любви, уважают партнёра и готовы искать компромисс. Конечно, у таких людей в отношениях тоже бывают проблемы, но их причину нужно искать не в детстве, а где-то в другом месте.

2. Тревожно-избегающая привязанность

Когда родители отвергают ребёнка, не реагируют на его потребности, никак не поддерживают эмоционально, у него формируется именно такой тип привязанности. При нём человек во взрослой жизни обычно избегает близких отношений, держит партнёра на расстоянии, а ещё, как правило, скрывает свои чувства. Причём, несмотря на замкнутое поведение, такому человеку очень нужны отношения и поддержка. Без них он чувствует себя одиноким.

3. Дезориентированная привязанность

Часто формируется в семьях, где ребёнок подвергается физическому насилию. Их поведенческие реакции противоречивы и часто меняются. Человек с дезориентированным чувством привязанности может долго добиваться отношений, а добившись — тут же всё бросить и порвать.

4. Амбивалентная привязанность

Такой тип привязанности формируется, когда родители непоследовательны и непредсказуемы. Они то разрешают, то запрещают. То рядом, то их нет. И ребёнок начинает цепляться за них, чтобы не потерять. У людей с таким типом привязанности низкая самооценка. Они очень зависимы, болезненно реагируют на малейшие изменения в отношениях, боятся остаться в одиночестве и поэтому постоянно требуют подтверждения любви.


Детские травмы не только мешают нам самим строить здоровые отношения, но и плохо влияют на наших партнёров. Если у вас нездоровый тип привязанности, вам трудно распознавать эмоции близкого человека и адекватно реагировать на его чувства. Вы не знаете, как вести себя, если ваш партнёр неожиданно загрустил или, наоборот, вспылил: вы либо отстраняетесь от него, либо привязываетесь ещё сильнее, и тем самым вредите вашим отношениям. Иногда непоправимо.

Что с этим можно делать

1. Определить свой тип привязанности

Тогда если вы вдруг заметите какие-то изменения в отношениях, то сразу скажете себе: «Спокойно. Нет, это никакая не интуиция. Это просто-напросто мой страх, моя нездоровая привязанность». Представим ситуацию: ваш партнёр приходит домой в плохом настроении. Вы сразу же решаете, что сделали что-то не так и (о ужас!) он вас больше не любит. Что вы делаете дальше? Замыкаетесь в себе, устраиваете скандалы с криками: «Я тебе больше не нужен/ не нужна?». А ведь достаточно лишь успокоиться и спросить, почему он сегодня невесёлый. Скорее всего, окажется, что виноваты вовсе не вы, а работа или поражение любимой сборной по футболу.

2. Поговорить об этом с близкими людьми

Поверьте, это не будет лишним. Когда близкий человек знает о ваших проблемах, он как никто другой может помочь вам избавиться от них. Ну, по крайней мере, он станет говорить вам, если что-то не так, а не копить в себе в надежде, что вы и сами всё поймёте и изменитесь.

3. Найти человека, чей тип привязанности дополняет ваш (в идеале)

Конечно, проще всего ужиться двум людям с надёжным типом привязанности. Но такое случается намного реже, чем хотелось бы. Поэтому можно попробовать строить отношения с тем, чей тип привязанности отличается от вашего, и помогать друг другу.

4. Помнить, что детская травма с вами не навсегда

Да-да, хоть она и успела неплохо изменить ваш мозг, вы всё равно можете избавиться от неё и решить проблему. Главное — осознать, что проблема действительно есть, и быть готовым с ней бороться. А ещё не бояться обратиться за помощью.


Перевод: Мария Маленкова

Ещё больше полезных текстов с лучшими советами психологов о воспитании и о том, как строить отношения в семье (чтобы никто не остался обиженным), в нашем телеграм-канале и на странице о детской психологии в фейсбуке.

4 стиля привязанности

Привязанность зависит от нашей способности испытывать доверие к самим себе и другим. Она развивается с момента рождения: младенец привязывается к значимому взрослому, который о нем заботится, — чаще всего это мать, хотя и не обязательно она. И от этого взрослого ребенок ожидает защиты и поддержки, когда испытывает тревогу. Причем привязанность к нему возникает в любом случае, даже если взрослый лишен чуткости или невнимателен.

Ребенок не имеет возможности выбирать отношения, поэтому ему приходится подстраиваться под те, в которых он уже оказался. И возникшие в них эмоциональные привычки и реакции влияют на его будущее: от них во многом зависит, какими станут его отношения с другими людьми во взрослом возрасте. Чем теснее и ближе отношения, например, романтические, тем ярче в них проявятся черты детской привязанности.

Джон Боулби на основе работ детского психоаналитика Дональда Винникотта разработал теорию, которая описывает основные стили привязанности. По описанию каждый может узнать тот, что свойственен ему.

1.Безопасная привязанность

«Эмоции меня не захлестывают, но я и не подавляю их. Я легко общаюсь и так же легко могу оставаться в одиночестве, не теряя спокойствия и получая от этого удовольствие. Я отношусь к запросам своего партнера с вниманием и не воспринимаю их как угрозу или обязательство».

Такой стиль привязанности складывается у детей, которые уверены в том, что значимый взрослый всегда окажется рядом, когда это потребуется, и окажет помощь. Эта уверенность позволяет им чувствовать себя в безопасности и с интересом изучать окружающий мир. Они наслаждаются близостью и не испытывают зависимости.

2.Отстраненная или избегающая небезопасная привязанность

«Я избегаю близких отношений, мне свойственна недоверчивость, мне трудно выражать свои чувства, обращаться к другим за помощью или советом. Партнеров я обычно воспринимаю как незаинтересованных или отстраненных. Я не хочу быть отвергнутым, поэтому делаю вид, что не нуждаюсь в привязанности».

Такой стиль привязанности возникает, если призывы ребенка не встречают ответа, а потребности не удовлетворяются. Ребенок делает вывод, что его желания безразличны взрослому, и старается приспособиться к этой ситуации, подавляя свою потребность в любви и заботе. Он может выглядеть безразличным и незаинтересованным, но за этим скрывается страх отвержения и горе.

ПРИВЯЗАННОСТЬ: ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, СТАДИИ ФОРМИРОВАНИЯ

ПУБЛИЧНАЯ ОФЕРТА ОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ БЕЗВОЗМЕЗДНОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ПОЖЕРТВОВАНИЯ)

  1. Общие положения:

1.1. Настоящая публичная оферта (далее – «Оферта») является предложением Благотворительного Фонда «Достойный гражданин» в лице Исполнительного директора Викторова Александра Леонидовича, действующего на основании Устава, (далее – «Благополучатель») заключить на указанных ниже условиях договор об осуществлении безвозмездной благотворительной деятельности (пожертвования) (далее – «Договор») с любым дееспособным физическим или правоспособным юридическим лицом, отозвавшимся на такое предложение (далее –  «Благотворитель»).

1.2. Благополучатель является некоммерческой благотворительной организацией, созданной в форме фонда, действующей на основании Устава, обладает необходимыми правами для получения Пожертвования в интересах осуществления своей уставной деятельности.

1.3. Настоящая Оферта является публичной офертой в соответствии с пунктом 2 ст. 437 Гражданского Кодекса РФ. Внесение Пожертвования в адрес Благополучателя считается акцептом настоящей Оферты на указанных далее условиях.

1.4. Благополучатель готов заключать договоры пожертвования в ином порядке и (или) на иных условиях, нежели это предусмотрено Офертои,̆ для чего любое заинтересованное лицо вправе обратиться для заключения соответствующего договора к Благополучателю.

 

  1. Предмет Договора:

2.1. Благотворитель добровольно и бескорыстно (безвозмездно) в порядке осуществления благотворительного пожертвования передает в собственность Благополучателя денежные средства в размере, определяемом Благотворителем (далее – «Пожертвование»). Факт передачи пожертвования свидетельствует о полном согласии Благотворителя с условиями настоящего договора.

2.2. Благополучатель принимает Пожертвование и обязуется использовать полученные от Жертвователя по настоящему Договору денежные средства строго в соответствии с действующим законодательством и в рамках уставной деятельности.

2.3. Местом заключения договора является город Москва. В соответствии с п. 3 ст. 434 ГК РФ договор считается заключенным в письменной форме.

  1. Порядок передачи Пожертвования и иные условия:

3.1. Благотворитель самостоятельно определяет размер Пожертвования и вносит его в адрес Благополучателя любым удобным способом, указанным на официальном сайте Благополучателя www.blago-dg.ru (далее – «официальный сайт»).

3.2. Благотворитель может сделать пожертвование через банк по реквизитам Благополучателя, в том числе и через личный кабинет на интернет-сайте банка Жертвователя; воспользоваться системой электронных платежей, сделав пожертвование с кредитной карточки или электронной наличностью; списать средства со счета мобильного телефона или отправить SMS-сообщения. Документом, подтверждающим внесение Пожертвования, является сообщение, направленное Благополучателем или его платёжным агентом на контактные данные Благотворителя, указанные им при внесении Пожертвования, либо отметка об исполнении платёжного поручения в банке Благотворителя.

3.3. Внесение Пожертвования Благотворителем означает полное и безусловное согласие Благотворителя с условиями настоящей Оферты. Оферта считается акцептованной Благотворителем в момент внесения Пожертвования Благотворителем в адрес Благополучателя.

3.4. Благополучатель обязуется осуществлять все разумно необходимые действия для принятия Пожертвования от Благотворителя и его надлежащего использования.

3.5. Благотворитель подтверждает, что внесенное в адрес Благополучателя Пожертвование принадлежит Благотворителю на праве собственности, Благотворитель имеет право единолично распоряжаться соответствующим имуществом и/или получил все необходимые согласия и разрешения для такого распоряжения, а также что имущество не имеет каких-либо обременений. Благотворитель настоящим подтверждает, что ему не известно о каких-либо обстоятельствах или требованиях, препятствующих внесению Пожертвования в адрес Благополучателя, и его последующему использованию Благополучателем в соответствии с настоящим Договором.

3.6. Пожертвование, внесенное Благотворителем с указанием фамилии и имени подопечного Благополучателя, используется Благополучателем на оказание помощи данному лицу. При этом Благотворитель соглашается, что в случае получения Благополучателем Пожертвований в отношении подопечного в размере, превышающем сумму, необходимую для оказания помощи данному

подопечному, Благополучатель вправе использовать такие дополнительные суммы Пожертвований на оказание помощи другим подопечным Благополучателя. Если выбранный Благотворителем способ перевода пожертвования не позволяет указать «назначение платежа», Благотворитель имеет право уточнить цели пожертвования, отправив Благополучателю письмо по электронной почте                                     [email protected]

3.7. Благополучатель публикует информацию о своей работе и отчеты о результатах деятельности на официальном сайте.

3.8. По запросу Благотворителя Благополучатель подтверждает целевое использование полученных пожертвований соответствующими документами бухгалтерского учета.

3.9. Благополучатель не несет перед Благотворителем иных обязательств, кроме обязательств, указанных в настоящем Договоре.

3.10. Если иное не предусмотрено применимым законодательством, Пожертвование не облагается НДС, а Благотворитель имеет право на получение социального налогового вычета на сумму осуществлённых им благотворительных пожертвований.

  1. Срок действия Оферты:

4.1. Настоящая Оферта вступает в силу со дня, следующего за днем ее размещения на официальном сайте Благополучателя.

4.2. Оферта является бессрочной. Благополучатель вправе отозвать Оферту в любое время, либо изменить текст Оферты без предварительного уведомления; изменения действуют со дня, следующего за днем его размещения на сайте.

  1. Согласие на использование персональных данных Благотворителей – физических лиц:

5.1. Акцептуя Оферту, Благотворитель – физическое лицо дает Благополучателю согласие и право на обработку персональных данных Благотворителя (фамилии, имени, отчества, адреса, места жительства, номера мобильного телефона адреса электронной почты, банковских реквизитов) с целью исполнения обязательств, возникающих из или в связи с заключением Договора, включая следующие действия: сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных.

5.2. Благополучатель обязуется обезличить персональные данные Благотворителя в публикуемых Благополучателем информационных материалах, обеспечивая отсутствие возможности однозначной идентификации персональных данных третьими лицами.

5.3. В отношении персональных данных Благотворителя Благополучатель обязуется осуществлять только те действия, в отношении которых получено согласие Благотворителя или в отношении которых в соответствии с применимым законодательством разрешение Благотворителя не требуется.

5.4. Согласие на обработку персональных данных действует в течение 3 (трех) лет со дня его предоставления. Такое согласие может быть отозвано Благотворителем в любое время путем направления Благополучателю письменного уведомления не менее чем за 5 рабочих дней до предполагаемой даты отзыва такого согласия.

  1. Согласие на использование информации о Благотворителях – юридических лицах:

6.1. Акцептуя Оферту, Благотворитель – юридическое лицо дает Благополучателю согласие и право на обработку информации о Благотворителе (наименования, месторасположения, суммы пожертвования), включая предоставление неограниченному кругу лиц путем размещения на официальном сайте Благополучателя в сети Интернет, с целью исполнения обязательств, возникающих из или в связи с заключением Договора.

6.2.   Благотворитель имеет право попросить Благополучателя указать на сайте его пожертвование как анонимное, в этом случае он направляет Благополучателю письменное обращение.

  1. Разрешение споров:

7.1. Все разногласия и споры, возникающие между Сторонами в связи или вследствие настоящей Оферты и/ или Договора, разрешаются путем переговоров.

7.2. Настоящая Оферта и Договор регулируются и подлежат толкованию в соответствии с законодательством Российской Федерации. Все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящей Оферты и/или Договора или в связи с ними, в том числе касающиеся их исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, в случае невозможности их разрешения путем переговоров подлежат разрешению в соответствии с действующим законодательством РФ в судебных инстанциях по месту нахождения Благополучателя.

  1. Адрес и банковские реквизиты Благополучателя:

Благотворительный фонд «Центр социальной адаптации и поддержки соотечественников «Достойный гражданин»
Юридический адрес: 125190, г. Москва, Ленинградский проспект, дом 80Б, корпус 1, этаж 2, пом. IV, комната 23
ИНН: 7743228449
ОГРН: 1177700018044
Р/с: 40703810438000007697
к/с: 30101810400000000225
БИК: 044525225
Банк: ПАО Сбербанк Благотворительный фонд «Достойный гражданин»

Исполнительный директор: Викторов Александр Леонидович

разбираемся в типах привязанности • Статьи на сайте издательства БОМБОРА

Он хочет посмотреть после работы телевизор, а ей так не хватает его общения. Она хочет шумных вечеринок, а он любит побыть наедине со своими мыслями. И кажется, что они не могут быть вместе. Но это не так. Не обязательно расставаться с любимым человеком, скандалить и делать больно. Достаточно просто узнать ваш тип привязанности и наладить взаимоотношения. А поможет в этом книга семейного психотерапевта Энни Чен «Теория привязанности».

Черты людей с тревожным типом:

  • Бывают невероятно щедры и внимательны по отношению к тем, о ком заботятся
  • Бояться быть отвергнутыми и брошенными
  • С готовностью рассказывают окружающим о своих чувствах
  • Часто возлагают на других вину за собственные чувства, например, «Это из-за тебя мне так плохо!».

Самый большой страх людей с этим типом — оказаться в одиночестве. Они не чувствуют себя безопасно в отношениях, бояться, что их предадут и оставят одних. Очень нуждаются в поддержке и тепле партнера. Они быстро погружаются в отчаяние и заранее во всем разочаровываются.

Пример людей с тревожным типом привязанности:

Аше было слегка за двадцать, когда она заметила за собой странную тенденцию. Она легко сближалась с людьми и заводила друзей, но спустя несколько лет отношения заканчивались из-за ее злости и ревности, так как интересы друзей не всегда были связаны только с ней.

Исцеление тревожного «Я»

Если вы узнали себя в описании тревожного типа и хотите что-то поменять, вот несколько шагов, которые помогут вам в этом:

  • Будьте терпеливы с людьми
  • Помните, что если кто-то не может удовлетворить ваши потребности, в этом нет ничего плохого
  • Учитесь доверять партнеру и искать поддержку внутри себя
  • Простите себя за все, что вы делали в прошлом
  • Отнеситесь к себе с пониманием

Черты людей с избегающим типом:

  • Полагаются только на себя и предпочитают самостоятельно справляться со всеми проблемами
  • Не жалуются и не ноют
  • Говорят о чем угодно, но только не о себе
  • Часто замечают у себя проблемы с памятью
  • Избегают конфликтов и негативных эмоций.

Избегающее поведение может проявляться различными способами: через игнорирование конфликта, через отрицание происходящего или даже через уход от реальности.

Бывают более мягкие реакции: стремление угодить окружающим или быть нужным — вплоть до отказа от своих потребностей. Реакции могут быть разными, главное — они помогают человеку защититься от чувства стыда и неуверенности.

Пример людей с избегающим типом привязанности:

Кайл был женат уже шестнадцать лет. В последние годы ссоры с женой значительно участились. Супруга жаловалась, что Кайл не говорит о своих чувствах и реагирует на все враждебно. Кайл же хотел, чтобы супруга была счастлива, но не знал, что для этого нужно, поэтому каждый раз, когда женщина снова и снова поднимала эту тему, погружался в стресс.

Исцеление избегающего «Я»

Если вы узнали себя в описании избегающего типа привязанности и он не раз портил вам отношения, помните — в этом нет вашей вины. Эти модели поведения установились еще в детстве, до того, как вы научились самостоятельно принимать решения.

Вот некоторые шаги, которые помогут выстроить более крепкие отношения:

  • Примите свои желания и потребности
  • Учитесь быть более открытыми с близкими людьми
  • Примите то, что все люди разные
  • Учитесь улаживать отношения с другими людьми, если обижаете их.

Черты людей с надежным типом:

  • Легко приспосабливаются к новым условиям и меняющимся обстоятельствам
  • Верят в отношения и ставят их в приоритет
  • Ценят работу над отношениями, особенно если что-то идет не так
  • Уверенно справляются с возникающими сложностями и разногласиями.

Надежный тип привязанности позволяет человеку ясно мыслить и адекватно воспринимать ситуацию, даже если возникает конфликт. Человек с таким типом не испытывает стресс из-за близости с другими людьми. Для людей с надежной привязанностью связи с окружающими — естественная человеческая потребность, приятный опыт, от которого они получают удовольствие.

Пример людей с надежной привязанностью:

В прошлом году Тильда столкнулась с настоящей чередой неудач. Она попала под сокращение на работе, ее мать умерла от рака, а спустя несколько месяцев их с мужем дом сгорел в страшном пожаре. Тильда ценит свой брак за то, что, проходя через все эти трудности, отношения с мужем стали для нее источником стабильности. «Это было тяжело для нас обоих, но мы знали, что в конце концов прорвемся. Даже не знаю, что бы я делала без него», — поделилась Тильда.

Важно помнить, что любой тип привязанности можно развивать. Это не врожденное, а приобретенное качество.

Наладить отношения с родными, коллегами и друзьями поможет книга Энни Чен «Теория привязанности». В ней вы найдете упражнения, практики и тесты, которые позволят лучше понять себя и окружающих и начать строить здоровые отношения.

Купить книгу.

Как отношения с родителями влияют на романтические связи

Когда Тамара познакомилась с Грэгом, сначала все было чудесно. Но скоро он начал отдаляться: постоянно не было времени встретиться, раздражался по пустякам. Тамара искала причину. Не нашла. Периодически Грэг снова становился внимательным и нежным, потом — снова отстраненным. Это удерживало Тамару, но и причиняло ей страданий. Она зациклилась на отношениях и даже отказывалась от встреч с друзьями ради призрачной возможности провести время с Грэгом.

Эта история — из книги «Подходим другу другу» психиатра-нейробиолога Амира Левина и семейного психотерапевта Рэйчел Хеллер. И это не просто история одной пары, а типичный сценарий отношений людей со страхом близости — тех, у кого есть опыт отвержения или потери. Любовь для них связана с болью, и со страхом они справляются двумя способами. Первый — не подпускать никого близко, чтобы не было больно потерять, как это делает Грэг. Второй — стремиться к максимальному слиянию, чтобы убедиться: партнер не собирается исчезнуть. Это случай Тамары.

Проблема в том, что люди вроде Тамары и Грэга склонны выбирать друг друга в партнеры. Один постоянно требует подтверждений любви. Другой всячески от этого уклоняется. Роман заранее обречен на провал — как и следующие, которые с большой вероятностью будут примерно такими же.

Теория привязанности объясняет это так. Каждый из нас в любви следует определенному эмоциональному сценарию родом из детства. Сценарий довольно устойчив и может обречь на одиночество и ухудшить ментальное и физическое здоровье. Но его можно изменить — если выйти из порочного круга одинаковых неудачных отношений и выбрать правильного партнера.

Привязанность: от родителей к партнерам

Все началось с «героя революции отношений», психиатра и психоаналитика Джона Боулби. Когда он начинал практику, все были уверены: ребенку вредны внимание, тепло и забота. Стоит вести себя с ним холодно и отстраненно. Не обнимать, не брать на руки, не быть постоянно рядом — и только тогда он вырастет в сильного и самостоятельного взрослого. Основоположник бихевиоризма Джон Уотсон даже называл материнскую любовь «опасным инструментом» и советовал укладывать детей спать в отдельной комнате, а их плач просто игнорировать.

Боулби воспитывали именно так: видел мать раз в день за чаем, отца — по воскресеньям, в семь лет отправился в закрытую частную школу. Но он был уверен, что отсутствие эмоциональной связи с родителями или ее разрыв губителен для психики — ровно как голод для тела. После Второй мировой Боулби работал с осиротевшими или эвакуированными детьми и подростками. Так психиатр собрал доказательства и опубликовал их в докладе для ВОЗ.

Критика была бурной: идея нарушила статус-кво в психологии. Как и теория привязанности, которую Боулби сформулировал на ее основе. В ней говорится: близость — базовая потребность, поэтому мы обращаемся к значимым фигурам (родителям) за поддержкой. Получая ее, чувствуем себя в безопасности — и эффективно управляем эмоциями, самостоятельно и смело изучаем мир вокруг. Если нас отвергают, базовые потребности не удовлетворены, мы не можем по-настоящему сосредоточиться на других вещах.

Проверила тезисы психолог Мэри Эйнсворт в эксперименте «Тест незнакомой ситуации». Матерей с маленькими детьми (1–3 года) приводили в незнакомую комнату — игровую в Университете Джонса Хопкинса. Затем их ненадолго, всего на три минуты, разлучали. В первый раз ребенок остался наедине с незнакомой ему аспиранткой. Во второй — абсолютно один. Дети реагировали по-разному — смотря как мать вела себя в обычной жизни.

  1. Дети чутких и отзывчивых матерей с интересом исследовали игровую, когда мать была рядом. Без нее чуть терялись, но быстро возвращались к исследованию, стоило ей вернуться — потому что чувствовали поддержку. Эту эмоциональную стратегию назвали надежным типом привязанности.

  2. Дети непоследовательных матерей — то ласкают, то отталкивают — отчаянно цеплялись за мать и плакали, когда та возвращалась. Или были требовательно-враждебны. Их так занимала близость с матерью, что они сильно нервничали и почти не исследовали игровую. Это тревожный тип привязанности.

  3. Дети холодных, отстраненных матерей в одиночестве вели себя самостоятельно. А когда мать была в комнате, часто даже игнорировали ее присутствие. Казалось, их больше увлекает изучение обстановки. Но и все равно им не было: порой они плакали, когда мать уходила. Это избегающий тип привязанности.

Когда мы вырастаем, потребность в близости не исчезает. Во взрослую жизнь мы переносим те же детские паттерны — просто место родителя занимает партнер. Людям с надежным типом привязанности комфортно что вместе с кем-то, что в одиночестве. Тревожные так плохо переносят разлуку, что малейший ее признак мучителен, заставляет протестовать: упрекать, устраивать сцены ревности. Избегающие — ведут себя самодостаточно. Настолько, что даже при сильных чувствах к партнеру могут сохранять дистанцию.

Тревога и избегание разрушают отношения

Ненадежный тип привязанности часто обрекает на одиночество. Прежде всего — потому что может испортить даже хорошие отношения с надежным партнером. Так, тревожная привязанность делает гиперчувствительным к потенциальной угрозе любви. В одном эксперименте ученые рассмотрели на фМРТ, как при этом работает мозг. Участницам предложили думать о разных вариантах развития отношений — а потом перестать. Мозг женщин с тревожным типом привязанности реагировал на мысли о ссоре, расставании и смерти партнера значительно сильнее, чем у женщин с другим типом. Ярко светились области, связанные с эмоциями. Те, что отвечали за контроль, — наоборот, были менее активны.

Такая картина означает, что людям с тревожным типом привязанности легко начать беспокоиться и трудно взять это беспокойство под контроль. При намеке на разрыв — партнер не ответил на звонок — возникает тревога и не исчезнет без подтверждения, что все в порядке. Она выражается в протестном поведении: настойчивые звонки, обиженные и злые реплики, угрозы разрыва, попытки вызвать ревность рассказом о чьих-то знаках внимания. Стереотипы заставляют приписать такое поведение женщинам. Однако исследования показывают: от гендера тип привязанности не зависит, мужчины примерно так же часто бывают тревожными. 

Проблема людей с избегающим типом привязанности другая. Они идеализируют независимость, не готовы сближаться с партнером и при этом плохо осознают проблемы в отношениях и свою потребность в близости. Последнее исследователи оценили неожиданным образом: измерили, сколько времени нужно, чтобы испытуемые произнесли появившееся на экране слово. Высокая скорость — сигнал того, что тема хорошо осознана. Избегающие люди быстро говорили слова, связанные с худшими для них чертами отношений, вроде «требовать» и «хомутать». А вот «разлука», «ссора», «потеря», «смерть» — медленно, с очевидной паузой.

Так происходило потому, что избегающие люди концентрируются на минусах зависимости от другого и глубоко прячут переживания о расставании. Хотя оно их очень даже волнует. Если отвлечь их от экрана загадкой или тестом, они ослабят контроль и прочитают слова «разлука», «потеря» и «смерть» так же быстро, как и другие типы. Потребность в близости они подавляют и в жизни — целым арсеналом способов. Например, выискивают мелкие недостатки в партнере: неаккуратно ест, недостоин любви. Или страдают по бывшим и вступают в заранее обреченные романы с женатыми. А еще — флиртуют на стороне, не говорят «я тебя люблю», внезапно отдаляются и не звонят пару дней.

Тревожный и избегающий — худшая пара

Тревожным и избегающим людям трудно вместе. Их эмоциональные стратегии противоположны. При этом они еще и плохо понимают друг друга. Когда они ссорятся, тревожный партнер слабо распознает страдания избегающего, а избегающий — не обращается к тревожному за поддержкой. Даже физиологическая реакция на стресс у такой пары менее адаптивная, чем у других. То есть встречаться буквально вредно для здоровья.

Парадокс: тревожных и избегающих тянет друг к другу. Исследовательницы Пола Пьетромонако и Кэтрин Карнелии предположили, что так они подтверждают подсознательные убеждения об отношениях. Избегающие считают, что все только и мечтают лишить их независимости — и навязчивое поведение тревожного партнера это доказывает. Тревожные — что они не могут получить столько любви, сколько им нужно, что с ними что-то не так и их поведение слишком навязчиво. Эмоциональная отстраненность избегающего партнера только укрепляет их мнение. И этот сценарий повторяется из раза в раз.

Каждое повторение — утерянный шанс на любовь, которая возможна с надежным партнером. Он чуток к потребностям, оказывает поддержку, когда это необходимо, говорит о своих чувствах открыто. Это «амортизирует» переживания тревожного типа: запросы в близости удовлетворены. Если беспокойство вызвал пропущенный звонок, надежный партнер перезвонит и спокойно расскажет про завал на работе. Тревога будет рождаться, но быстро затихать. Уверенность в возлюбленном — расти.

При этом надежный партнер не слишком навязчив и не требует постоянного внимания и частых подтверждений, что его любят и не собираются бросить. Избегающему человеку не нужно защищать свою независимость и прибегать к своему оборонительному потенциалу из игнорирования и флирта с другими. Надежный готов дать ему больше свободы и дистанции — не в ущерб себе, естественно. Избегающий постепенно ослабит оборону и откроется близости.

Как выбрать подходящего партнера

Надежный партнер — еще и шанс улучшить свой тип привязанности. Тот формируется в отношениях с родителями, но меняется под влиянием нового опыта. То есть любовь правильного человека делает менее тревожным или менее избегающим. Правда, верно и обратное: токсичные отношения или смерть партнера могут заставить бояться близости и сделать привязанность менее надежной. 

Конечно, найти надежного партнера трудно. Во-первых, такие люди просто так не расстаются и редко бывают свободными. Во-вторых, если вы привыкли встречаться с тревожными или избегающими людьми, надежный может сначала не заинтересовать: слишком спокойно — разве это любовь? Но сложности того стоят. Если получится улучшить свой тип привязанности, это будет ценно даже для здоровья. Так, ненадежный тип привязанности связан с самокритикой, менее адаптивной реакцией на стресс и худшим клеточным иммунитетом.

Тест на определение своего типа привязанности

Для начала определите, какую эмоциональную стратегию вы используете. Для этого можно использовать короткий тест от авторов книги «Подходим другу другу». Или более длинный, но и более информативный тест исследователя Криса Фрайли (если ссылка не открывается, включите VPN). Опросник хорош тем, что не просто определяет тип привязанности, а строит график тревоги и избегания, характерный для вас в отношениях. Оценки могут выйти за рамки деления на три типа привязанности. Например, может оказаться, что вы совмещаете и тревожные, и избегающие паттерны. Это нормально: тревога и избегание — не взаимоисключающие реакции, а тип привязанности не обязательно должен быть чистым.

Сами вопросы теста уже помогут лучше понять свое поведение, оценить предыдущие романы и четче сформулировать, что было не так. После следуйте советам для своего типа привязанности (подробно описаны в книге «Подходим другу другу»). Кстати, для надежного типа отдельной инструкции нет. Но если тест покажет, к примеру, что вы близки к надежности, но слегка тревожны — будет полезно прочитать советы для тревожного типа.

Советы для тревожного типа привязанности

Вам хочется максимальной эмоциональной близости, но другие не хотят сближаться так сильно, как нужно вам. Без близких вам некомфортно. Правда, иногда кажется, что другие не любят вас так сильно, как вы их.

  1. Примите свою потребность в близости. У вашего типа привязанности есть особенная потребность в том, чтобы партнер был близко, в зоне досягаемости, и давал чувство уверенности в отношениях. Не нужно называть это «зависимостью» или «навязчивостью» и стыдиться, что в одиночестве или на дистанции вам плохо. У вас есть полное право на внимание любимого человека, без этого вы не будете счастливы. Не нужно подстраиваться под чужие желания или думать, что можно изменить партнера. Сразу ищете того, кто готов дать нужную степень близости.

  2. Отсеивайте избегающих типов. Они не дают столько близости и уверенности в любви, сколько нужно вам. С ними можно настроить конструктивный диалог, но для этого партнер должен осознавать проблемы и работать над ними вместе с вами. У избегающих с этим сложности. Чтобы определить такой тип сразу, прежде всего смотрите на два признака: безразличие к вашим эмоциональным потребностям и неопределенность в отношениях. Обращайте внимание на тревожные звоночки. Избегающий тип не дает определенности (то любит, то нет), дистанцируется («Не ищу ничего серьезного»), вспоминает идеальных бывших, обесценивает ваши чувства («Делаешь из мухи слона»), игнорирует неудобные вопросы.

  3. Будьте честны. Мы так привыкли ценить самодостаточность, что хотеть близости кажется постыдным, а дистанция — в цене. Это заставляет вас скрывать свои желания и досаду, когда те не исполнены. Лучше сразу четко формулировать, чего именно вы хотите. Во-первых, быть собой — обязательное условие счастья. А во-вторых, если честно и открыто говорить о потребностях, несовпадения с потенциальным партнером быстро бросятся в глаза. И вы не потратите время на заведомо неудачный роман.

  4. Устройте как можно больше свиданий. Перебирайте как можно больше претендентов. Так вы не только повысите шансы встретить подходящего человека, но и совладаете со своим механизмом привязанности. Тот заставляет вас быстро зацикливаться на человеке — якобы влюбляться с первого взгляда. Но если претендентов много, бурной реакции не будет. Кроме того, исчезнет страх открыто говорить о своих потребностях: если одного испугают, останутся другие.

  5. Не делайте преждевременных выводов. Сначала с надежными людьми может быть скучно. Вы склонны интерпретировать это как отсутствие чувств, но это не обязательно так. Просто вы привыкли к эмоциональным качелям с избегающим типом: любит-не-любит, приходит-исчезает. Надежные же быстро определяют, хотят ли они быть с вами, и не меняют решение внезапно. С ними все спокойно и определенно — и к этому тоже нужно привыкнуть.

Советы для избегающего типа привязанности

Вам комфортно без близких отношений. Важнее всего для вас чувствовать себя независимым и самодостаточным. Вы уверены, что лучше не зависеть от других и не позволять другим зависеть от себя.

  1. Научитесь замечать средства деактивации. Это те реакции, c помощью которых вы привыкли защищать себя от близости. Например, вы можете быть склонны фокусировать внимание на недостатках партнера или идеализировать прошлые отношения. Механизм привязанности искажает ваше восприятие, поэтому не действуйте импульсивно и помните: хотя близость причиняет дискомфорт, она вам нужна.

  2. Забудьте об идеале. Идеализировать бывших или искать идеального партнера — еще один способ избегать привязанности. Во-первых, вспомните о недостатках бывших и почему они вам не подходили — и сосредоточьтесь на настоящем. Во-вторых, не ждите идеального человека, а подпустите к себе того, кто проявляет интерес и нравится— и он станет особенным. А чтобы сделать это, обманите свой механизм привязанности, который противится любви, — отвлеките себя. Сходите с человеком на прогулку, приготовьте вместе еду: бдительность ослабнет, скрытые чувства пробьются наружу.

  3. Найдите надежного спутника. Не будет посягательств на вашу свободу — минус ссоры и страдания. А со временем вы и сами сможете стать надежным.

  4. Не домысливайте мотивы чужих поступков. Избегающим людям свойственно искать подвох в любом поступке. Ищите им положительные объяснения и ведите конструктивный диалог, если что-то не устраивает. Попробуйте вести список плюсов: каждый вечер вспоминать день и отмечать что-то хорошее, что для вас сделал партнер.

Влияние типа привязанности на развитие личности малыша

Статья:

Привязанность – это устойчивая психологическая связь. Психологи уверены, что привязанность ребенка к маме (или замещающему ее взрослому) оказывает влияние на развитие личности малыша и его способность выстраивать взаимоотношения с другими людьми уже во взрослом возрасте. В этой статье мы поговорим с Вами о том, как формируется привязанность, какие типы привязанности существуют и как они влияют на психику детей.

Что такое привязанность и как она формируется?

Теория привязанности, разработанная американским психологом Дж. Боулби, получила широкую известность по всему миру. Привязанность в данной концепции означает тесную связь, образующуюся между матерью и ребенком в первые годы его жизни. Зарождение этой связи основано на инстинктах. Ощущая свою беспомощность и беззащитность, ребенок с помощью эмоциональных реакций бессознательно стремится «привязать к себе» маму, чтобы та заботилась о нем и обеспечивала его безопасность.

Формирование привязанности происходит в несколько этапов:

  1. 0-3 месяцев. Восприятие заботы со стороны любого взрослого.
  2. 3-6 месяцев. Позитивная реакция на знакомые лица. Улыбка и движения в ответ на действия близкого взрослого.
  3. 6 месяцев – 2 года. Исследование окружающего мира при поддержке матери или замещающего ее взрослого.
  4. 2 – 3 года. Образование устойчивой формы отношений между ребенком и матерью. Взрослый служит для малыша гарантом надежности и спокойствия.

По мнению Джона Боулби, очень важно, чтобы до 3 лет у ребенка образовалась здоровая привязанность к матери или другому близкому взрослому, так как от этого напрямую зависит его способность выстраивать доверительные отношения в будущем.

Сформировавшаяся здоровая привязанность дает ребенку чувство защищенности и возможность изучать такой большой и полный неожиданностей окружающий мир. Кроха, который доверяет близкому человеку, ведет себя смелее и увереннее. Если же взрослый недостаточно отзывчив и в отношениях между матерью и ребенком не хватает теплоты, то это усиливает тревожность малыша. К сожалению, здоровая привязанность формируется не всегда, и у детей могут возникать различные нарушения привязанности.

Типы привязанностей

Психолог М. Эйнсворт провела необычный эксперимент, в результате которого выяснилось, что маленькие дети ведут себя по-разному в зависимости о того, какой тип привязанности к матери был у них сформирован. Малышей оставляли на некоторое время наедине с незнакомцем в незнакомой комнате. Затем в комнату возвращались мамы, а исследователи фиксировали дальнейшие реакции детей.

  1. Некоторые дети вели себя в присутствии незнакомца спокойно и сдержанно. На возвращение мамы практически никак не реагировали. Психологи считают, что такое поведение малышей связано с избегающим типом привязанности. Если мать обычно холодна с ребенком, он боится быть вновь отвергнутым, поэтому сам не проявляет эмоций.
  2. Второй тип привязанности был назван тревожно-сопротивляющимся. Ребенок плачет и боится оставаться без мамы, а когда она возвращается, не знает, радоваться ему или злиться. Этот тип привязанности обычно формируется в том случае, когда родители склонны проявлять агрессию по отношению к малышу, а затем, под действием чувства вины, задабривают и балуют его.
  3. Третий тип – надежная привязанность. При уходе мамы дети становятся более тревожными и беспокойными. Когда близкий человек возвращается, ребенок испытывает радость. Это самый благополучный вариант развития привязанности.

Позднее М. Мэйн и С. Аш выделили еще один тип привязанности, который был назван дезорганизованным. Он формируется у малышей, чьи родители не проявляют отзывчивость и не удовлетворяют их потребности в заботе. Также этот тип привязанности обычно формируется у детей, подвергшихся жестокому обращению и насилию со стороны близких.

В жизни редко можно встретить эти «чистые» типы привязанностей. Чаще всего наблюдаются смешанные виды, в которых преобладает тот или иной тип отношений между матерью и ребенком.

 

Последствия нарушений привязанности

Сформировавшийся в раннем детстве тип привязанности оказывает большое влияние на поведение и характер ребенка в будущем. Дети с избегающим типом привязанности часто вырастают замкнутыми и самостоятельными. Они испытывают сложности общения со взрослыми и сверстниками и не способны выстраивать близкие взаимоотношения. Дети с тревожным типом привязанности находятся в постоянном стрессе: они не знают, чего ожидать от окружающих. Они стараются всячески привлечь к себе внимание и доказать свою значимость, в том числе неадекватными способами (в дошкольном возрасте это могут быть истерики, а в подростковом – девиантное поведение).

Маленький ребенок ощущает острую потребность в постоянстве и предсказуемости мира. Удовлетворить ее помогает последовательное поведение родителей.

Самые тяжелые последствия имеет дезорганизованный тип привязанности. Такие дети не чувствуют доверия к миру. Зачастую они склонны к агрессии и не способны контролировать свои эмоции, а во взрослом возрасте не стремятся устанавливать нормальные человеческие отношения с окружающими и могут быть социально опасны.

Выводы

Развитие привязанности происходит в раннем возрасте, но оказывает влияние в течение всей жизни человека. Для того чтобы в будущем ребенок мог гармонично развиваться, любить себя и быть счастливым во взаимоотношениях с другими людьми, важно сформировать у него базовое доверие к миру. Забота о малыше, отзывчивость и эмоциональное участие в жизни крохи, формирует у него надежную привязанность к близкому человеку. Это и есть основа для крепких и доверительных отношений в будущем.

  Вся информация взята из открытых источников.
Если вы считаете, что ваши авторские права нарушены, пожалуйста, напишите в чате на этом сайте, приложив скан документа подтверждающего ваше право.
Мы убедимся в этом и сразу снимем публикацию.

Биография психолога Джона Боулби

Джон Боулби (26 февраля 1907 г. — 2 сентября 1990 г.) был британским психологом и психоаналитиком, который считал, что привязанности в раннем детстве играют решающую роль в дальнейшем развитии и психическом функционировании. Его работа, наряду с работой психолога Мэри Эйнсворт, способствовала развитию теории привязанности.

Боулби считал, что дети рождаются с биологически запрограммированной тенденцией искать и оставаться близкими к фигурам привязанности.Это обеспечивает заботу и комфорт, но также помогает выживанию ребенка. Если вы будете рядом с опекуном, это обеспечит удовлетворение потребностей ребенка и его защиту от опасностей в окружающей среде.

, известный как

  • Создатель теории привязанности
  • Исследование развития ребенка
  • Влияние на современную психологию, образование, уход за детьми и воспитание детей

Ранняя жизнь

Эдвард Джон Мостин Боулби родился в Лондоне в семье высшего среднего класса.Полагая, что слишком много родительской привязанности и внимания испортят ребенка, его родители проводили с ним лишь небольшое количество времени каждый день. В возрасте семи лет его отправили в школу-интернат, что он позже охарактеризовал как травмирующий опыт.

Боулби поступил в Тринити-колледж в Кембридже, где изучал психологию и проводил время, работая с детьми-правонарушителями. После окончания Кембриджа Боулби стал волонтером в двух школах для детей с нарушениями приспособленности и правонарушений, чтобы набраться опыта и обдумать свои карьерные цели.Это определило его будущее и вдохновило его стать детским психиатром.

Затем он изучал медицину в больнице университетского колледжа, а затем изучал психиатрию в больнице Модсли. В это время Боулби также учился в Британском психоаналитическом институте и изначально находился под влиянием работы Мелани Кляйн, психолога, создавшего технику игровой терапии. В конце концов он стал недоволен подходом Кляйна, полагая, что он слишком сосредоточен на детских фантазиях и недостаточно на событиях в окружающей среде, включая влияние родителей и опекунов.

Став психоаналитиком в 1937 году, он служил в Медицинском корпусе Королевской армии во время Второй мировой войны.

В 1938 году он женился на женщине по имени Урсула Лонгстафф, и вместе у них родилось четверо детей. По окончании войны Боулби стал директором Тавистокской клиники, а в 1950 году стал консультантом Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по психическому здоровью.

Карьера и теория

Ранняя работа Боулби с детьми привела к тому, что у него возник сильный интерес к теме развития ребенка.Он особенно заинтересовался тем, как разлука с опекунами влияет на детей.После изучения этого предмета в течение некоторого времени он начал развивать свои идеи о важности привязанности для развития ребенка.

В 1949 году ВОЗ поручила Боулби написать отчет о психическом здоровье бездомных детей в Европе. В 1951 г. была опубликована итоговая работа « Материнская забота и психическое здоровье» . В нем он писал: «… младенец и маленький ребенок должны испытывать теплые, интимные и непрерывные отношения со своей матерью (или постоянным заместителем матери — один человек, который постоянно« становится его матерью »), в которых оба находят удовлетворение и удовольствие.»

После публикации влиятельного отчета Боулби продолжил развивать свою теорию привязанности.

Боулби использовал множество предметов, включая когнитивную науку, психологию развития, эволюционную биологию и этологию (науку о поведении животных). Его полученная в результате теория предполагает, что самые ранние связи, сформированные детьми со своими опекунами, имеют огромное влияние, которое сохраняется на протяжении всей жизни.

Боулби был психоаналитиком и, как и Зигмунд Фрейд, считал, что самые ранние жизненные опыты имеют длительное влияние на развитие.По словам Боулби, привязанность также служит для удержания младенца рядом с матерью, тем самым повышая шансы ребенка на выживание. Он предположил, что и матери, и младенцы в процессе эволюции развили врожденную потребность в близости. Поддерживая эту близость, младенцы с большей вероятностью получат заботу и защиту, которые им необходимы для обеспечения их выживания.

На Боулби также повлияла работа Конрада Лоренца, зоолога и этолога, который продемонстрировал, что привязанность является врожденной и способствует выживанию.В известном исследовании импринтинга Лоренца 1935 года он смог показать, что молодые гуси могут оставлять отпечаток на фигурах привязанности в окружающей среде в течение определенного критического периода после вылупления.

Лоренцу даже удалось заставить только что вылупившихся гусей запечатлеть на его и рассматривать его как «материнскую» фигуру. Это показало, что привязанность не только врожденная, но также существует критический период, в течение которого возможно формирование отношений привязанности. Исследование Лоренца показало, что по прошествии определенного периода времени (примерно 32 часа для гусей) прикрепление маловероятно.

Центральная тема теории привязанности Боулби заключается в том, что матери, которые доступны и отзывчивы к потребностям своего ребенка, создают чувство безопасности. Ребенок знает, что на опекуна можно положиться, что создает надежную основу для того, чтобы ребенок чувствовал себя в безопасности, исследуя мир.

Теория привязанности

Боулби определил привязанность как «длительную психологическую связь между людьми». Его этологическая теория привязанности предполагает, что у младенцев есть врожденная потребность формировать привязанность с опекуном.Это развитая реакция, которая увеличивает шансы ребенка на выживание; младенцы рождаются с разными типами поведения, такими как плач и воркование, и воспитатели биологически запрограммированы реагировать на эти сигналы и заботиться о потребностях ребенка.

В то время как матери часто ассоциируются с этой ролью в качестве основных опекунов и фигур привязанности, Боулби действительно верил, что младенцы могут формировать такие связи с другими. Формирование привязанности обеспечивает комфорт, безопасность и питание, но Боулби отметил, что кормление не было основой или целью этой привязанности, позволяя формировать связи с отцами и другими важными опекунами.

Боулби также предположил, что привязанность формируется в несколько этапов:

  • Во время первой части фазы предварительной привязанности младенцы узнают своего основного опекуна, но еще не имеют привязанности. Их плач и суеты привлекают внимание и заботу родителя, что полезно как для ребенка, так и для опекуна. По мере того, как этот этап продолжается примерно через три месяца, младенцы начинают больше узнавать родителя и развивать чувство доверия.
  • Во время фазы неизбирательной привязанности младенцы в своей жизни явно отдают предпочтение лицам, обеспечивающим первичный уход, а также некоторым лицам, обеспечивающим вторичный уход.
  • В течение периода разборчивой привязанности у детей формируется сильная привязанность к одному человеку, и они будут испытывать дистресс разлуки и тревогу, когда разлучаются с этим человеком.
  • Наконец, во время фазы множественной привязанности у детей начинает развиваться сильная привязанность к людям, выходящим за рамки основных опекунов.

Вклад в психологию

Исследование Джона Боулби о привязанности и развитии ребенка произвело неизгладимое впечатление на психологию, образование, уход за детьми и воспитание детей.Исследователи расширили его исследования, чтобы разработать методы клинического лечения и стратегии профилактики. Его работа также повлияла на других выдающихся психологов, в том числе на его коллегу Мэри Эйнсворт, которая также внесла значительный вклад в теорию привязанности, расширив исследования Боулби по разработке метода наблюдения за ребенком. привязанность к опекуну.

В опросе психологов 2002 года, опубликованном в «Обзоре общей психологии», Боулби занял 49-е место среди наиболее цитируемых психологов 20-го века.

Ключевые публикации

Боулби Дж. Материнская помощь и психическое здоровье. Орган здоровья Bull World . 1951; 3 (3): 355-533.

Боулби Дж. Природа привязанности ребенка к матери. Int J Psychoanal . 1958; 39 (5): 350-73.

Боулби, Дж. (1968). Приложение и потеря, Vol. 1: Приложение . Нью-Йорк: Основные книги.

Боулби, Дж. (1973). Приложение и потеря, Vol. 2: Разделение, беспокойство и гнев. Нью-Йорк: Основные книги.

Боулби, Дж. (1980). Приложение и потеря, Vol. 3: Утрата: печаль и депрессия. Нью-Йорк: Основные книги.

Краткий обзор теории и исследований привязанности взрослых

Сводка

Исследование привязанности взрослых основывается на предположении, что та же мотивационная система, которая порождает тесную эмоциональную связь между родителями и их дети несут ответственность за связь, которая развивается между взрослыми в эмоционально интимных отношениях.Цель этого эссе — дать краткий обзор истории исследований привязанности взрослых, ключевых теоретических идеи и примеры некоторых результатов исследования. Это эссе написано для людей, которые хотят больше узнать об исследованиях привязанности взрослых.

Предпосылки: теория привязанности Боулби

теория привязанности была первоначально разработана Джоном Боулби (1907 — 1990), британский психоаналитик, который пытался понять сильное страдание пережили младенцы, разлученные со своими родителями.Bowlby заметил, что разлученные младенцы пойдут на невероятные меры (например, плачет, цепляется, лихорадочно ищет), чтобы предотвратить разлучение с родителями или восстановление близости к пропавшему родителю. Во время первых работ Боулби психоаналитические авторы считали эти выражения проявлением незрелых защитных механизмов, которые подавляли эмоциональную боль, но Боулби отметил, что такие выражения являются обычным явлением для самых разных млекопитающих, и предположили, что такое поведение может служить эволюционная функция.

Опираясь на этологическую теорию, Боулби предположил, что эти поведения привязанности , такие как плач и поиск, были адаптивными реакциями на разлуку с первичная фигура вложения — кто-то, кто оказывает поддержку, защита и забота. Потому что человеческие младенцы, как и другие младенцы млекопитающих, не могут прокормить или защитить себя, они зависят от ухода и защита «старших и поумневших» взрослых.Боулби утверждал, что в течение эволюционной истории младенцы, которые могли поддерживать близость к фигуре привязанности через поведение привязанности с большей вероятностью доживет до репродуктивного возраст. Согласно Боулби, мотивационная система, которую он называл поведенческая система привязанности постепенно «проектировалась» естественным отбором, чтобы регулировать близость к фигуре привязанности.

Система поведения привязанности — важное понятие в теории привязанности. потому что он обеспечивает концептуальную связь между этологическими моделями развития человека и современные теории регуляции эмоций и личности.По словам Боулби, система крепления по существу «просит» следующий фундаментальный вопрос: Доступна ли фигурка прикрепления поблизости, и внимательный? Если ребенок воспринимает ответ на этот вопрос как «да», он или она чувствует себя любимым, защищенным и уверенным, и в поведении может исследовать свое окружение, играть с другими и быть общительный. Если же ребенок усвоит ответ на этот вопрос чтобы быть «нет», ребенок испытывает тревогу и поведенчески может проявлять поведение привязанности, начиная от простого визуального поиска на нижнем крайнем уровне до активного следования и голосовой сигнализации на другом (см. рисунок 1).Такое поведение продолжается до тех пор, пока ребенок не сможет восстановить желаемый уровень. физической или психологической близости к фигуре привязанности, или до тех пор, пока ребенок «изнашивается», что может произойти в условиях длительного разлука или потеря. В таких случаях Боулби считал, что маленькие дети испытывают глубокое отчаяние и депрессию.

Индивидуальные различия в моделях привязанности младенцев

Хотя Боулби считал, что описанная выше базовая динамика отражает нормативные динамики поведенческой системы привязанности, он признал, что индивидуальные различия в том, как дети оценивают доступность фигуры привязанности и как они регулируют свое поведение привязанности в ответ на угрозы.Однако только после того, как его коллега Мэри Эйнсворт (1913-1999) начал систематически изучать разделение детей и родителей, которое было сформулировано формальное понимание этих индивидуальных различий. Эйнсворт и ее ученики разработали методику, названную странным. Ситуация — лабораторная парадигма для изучения привязанности младенца к родителю. В странной ситуации приносят 12-месячных младенцев и их родителей. в лабораторию и систематически отделяются друг от друга и воссоединяются друг с другом.в странная ситуация, большинство детей (т.е. около 60%) ведут себя так, как предполагалось «нормативной» теорией Боулби. Они расстраиваются, когда родитель покидает комнату, но, когда он возвращается, они активно ищут родителя и легко утешаются им или ею. Дети, демонстрирующие этот узор поведения часто называют безопасным . Остальные дети (около 20% или меньше) сначала неуютно, а после разлуки становятся крайне огорчен.Важно отметить, что, воссоединившись со своими родителями, эти дети трудно успокаиваться и часто демонстрируют противоречивое поведение которые предполагают, что они хотят утешения, но также хотят «наказать» родителя для ухода. Таких детей часто называют тревожно-устойчивых . Третий образец привязанности, задокументированный Эйнсворт и ее коллегами называется избегающий . Избегающие дети (около 20%) не появляются слишком огорчены разлукой и после воссоединения активно избегают поисков контакт со своими родителями, иногда обращая их внимание на игровые объекты на полу лаборатории.

Работа Эйнсворт была важна как минимум по трем причинам. Сначала она предоставила один первых эмпирических демонстраций того, как моделируется поведение привязанности как в безопасном, так и в пугающем контексте. Во-вторых, она предоставила первую эмпирическая таксономия индивидуальных различий в моделях привязанности младенцев. Согласно ее исследованиям, существует как минимум три типа детей: кто уверен в своих отношениях со своими родителями, те, кто тревожно-устойчивые, а тревожно-избегающие.Наконец, она продемонстрировала что эти индивидуальные различия коррелировали с взаимодействиями младенца и родителя в домашних условиях в течение первого года жизни. Дети, которые кажутся безопасными в странной ситуации, например, родители, как правило, отзывчивые к их потребностям. Дети, которые кажутся неуверенными в странной ситуации (т. е. тревожно-устойчивые или избегающие) часто имеют родителей, которые нечувствительны их потребностям, или непоследовательности, или отказа в оказываемой ими помощи.В последующие годы ряд исследователи продемонстрировали связь между ранней родительской чувствительностью и отзывчивостью и безопасность вложений.

Романтические отношения для взрослых

Хотя Боулби был в первую очередь сосредоточен на понимании природы ребенка, ухаживающего за ним отношения, он считал, что привязанность характеризует человеческий опыт всю жизнь.» Только в середине 1980-х гг. однако исследователи начали серьезно относиться к возможности того, что процессы привязанности могут разыграться во взрослом возрасте.Хазан и Шейвер (1987) были двумя из первых исследователей, которые исследовали идеи Боулби в контексте романтических отношений. По словам Хазана и Шейвера, эмоциональная связь, которая развивается между взрослыми романтическими партнерами, частично является функцией той же мотивационной системы — поведенческой системы привязанности — что вызывает эмоциональную связь между младенцами и их опекунами. Хазан и Шейвер отметили, что отношения между младенцами и опекунами и отношения между взрослыми романтическими партнеры разделяют следующие характеристики:

  • оба чувствуют себя в безопасности, когда другой рядом и отзывчивый
  • оба находятся в тесном, интимном, телесном контакте
  • оба чувствуют себя неуверенно, когда другой недоступен
  • оба делятся открытиями друг с другом
  • оба играют с чертами лица друг друга и демонстрируют взаимное восхищение. и озабоченность друг другом
  • оба занимаются «детским лепетом»

На основании этих параллелей Хазан и Шейвер утверждали, что взрослый романтик отношения, такие как отношения между младенцем и опекуном, являются привязанностями, и что романтическая любовь — это свойство поведенческой системы привязанности, а также мотивационные системы, которые приводят к заботе и сексуальности.

Три следствия теории привязанности взрослых

Идея о том, что романтические отношения могут быть отношениями привязанности, возникла. глубокое влияние на современные исследования близких отношений. Там являются по крайней мере тремя важными следствиями этой идеи. Во-первых, , если взрослый романтические отношения — это отношения привязанности, тогда мы должны соблюдать те же индивидуальные различия во взрослых отношениях, которые Эйнсворт наблюдается в отношениях между младенцем и опекуном .Мы можем ожидать некоторых взрослых, например, чтобы быть в безопасности, в своих отношениях — чтобы чувствовать себя уверенно. что их партнеры будут рядом с ними, когда это необходимо, и открыты для зависимости на других и зависимость других от них. Мы должны ожидать других взрослых, напротив, быть неуверенными в своих отношениях. Например, некоторые неуверенные взрослые могут быть устойчивыми к тревоге : они беспокоятся, что другие может не любить их полностью и легко расстраиваться или злиться, когда их потребности в привязанности остаются неудовлетворенными.Другие могут быть избегающими : они могут кажется, не слишком заботится о близких отношениях и может предпочесть не быть слишком зависимым от других людей или чтобы другие были слишком зависимы на них.

Во-вторых, если взрослые романтические отношения — это отношения привязанности, то то, как «работают» взрослые отношения, должно быть похоже на то, как отношения между младенцем и опекуном . Другими словами, одни и те же виды факторов, которые способствуют исследованию детей (т.е., имея отзывчивый опекун) должен способствовать исследованию среди взрослых (т. е. иметь отзывчивый партнер). Типы вещей, которые делают фигуру привязанности «желательно» для младенцев (т. е. отзывчивость, доступность) Вот те факторы, которые взрослые должны находить желанными в романтических партнерах. Короче говоря, индивидуальные различия в привязанности должны влиять на отношения. и личностное функционирование во взрослом возрасте так же, как и в детстве.

В-третьих, находится ли взрослый в безопасности или в незащищенности в отношениях со взрослыми может быть частичным отражением его или ее опыта с его или ее основными опекунами . Боулби считал, что ментальных представлений или рабочих моделей (т.е. ожидания, убеждения, «правила» или «сценарии» поведения и мышления), которые ребенок держит в отношении отношения являются функцией его или ее опыта заботы.Для Например, безопасный ребенок склонен верить, что другие будут рядом его или ее, потому что предыдущий опыт привел его или ее к такому выводу. Как только у ребенка возникнут такие ожидания, он или она будет стремиться искать из опыта отношений, который соответствует этим ожиданиям и воспринимать других так, как это окрашено этими убеждениями. Согласно по мнению Боулби, такой процесс должен способствовать преемственности в привязанности закономерности на протяжении всей жизни, хотя возможно, что человек модель привязанности изменится, если его или ее переживания в отношениях не соответствует его или ее ожиданиям.Короче говоря, если предположить, что взрослые отношения — это отношения привязанности, возможно, что дети, которые находятся в безопасности в детстве, вырастут в безопасности в своих романтические отношения. Или, в связи с этим, люди, которые, будучи взрослыми, чувствуют себя уверенно в отношениях со своими родителями, с большей вероятностью будут строить безопасные отношения с новыми партнерами.

В следующих разделах я кратко рассмотрю эти три последствия в свете ранних и современных исследований привязанности взрослых.

Наблюдаем ли мы у взрослых такие же типы моделей привязанности, что и мы? Наблюдать среди детей?

Самое раннее исследование привязанности взрослых включало изучение ассоциации между индивидуальными различиями во взрослой привязанности и тем, как люди думать об их отношениях и своих воспоминаниях о том, что их отношения со своими родителями похожи. Хазан и Шейвер (1987) разработали простой анкета для измерения этих индивидуальных различий.(Эти отдельные различия часто обозначаются как стили навесного оборудования , навесного оборудования шаблоны , ориентации крепления или различия в организация системы крепления .) Короче Хазан и Шейвер попросили участников исследования прочитать три абзаца, перечисленные ниже, и укажите, какой абзац лучше всего характеризует их образ мышления, чувства, и вести себя в близких отношениях:

А.Мне несколько неудобно быть рядом с другими; Мне трудно полностью доверять им, трудно позволить себе полагаться на них. Я нервничаю, когда кто-то подходит слишком близко, и часто другие хотят, чтобы я быть более близким, чем мне комфортно быть.

Б. Мне относительно легко сближаться с другими, и мне комфортно в зависимости от них и от меня.Я не волнуюсь о быть брошенным или о том, что кто-то слишком близко подошел ко мне.

С. Я обнаружил, что другие не хотят подходить так близко, как мне хотелось бы. я часто переживаю, что мой партнер меня не любит или не захочет останься со мной. Я хочу быть очень близко со своим партнером, и это иногда отпугивает людей.

На основе этой трех категорий измерения, Хазан и Шейвер обнаружили, что распределение категорий было похоже на то, что наблюдалось в младенчестве.Другими словами, около 60% взрослые считали себя безопасными (параграф B), около 20% описали как избегающие (параграф A), и около 20% назвали себя как тревожно-устойчивые (пункт С).

Хотя эта мера послужила полезным способом изучения связи между привязанностью стилей и функционирования отношений, это не позволило полностью проверить гипотеза о том, что одинаковые виды индивидуальных различий наблюдаются у младенцев может проявляться среди взрослых.(Во многих отношениях Хазан и Шейвер измеряют предположил, что это правда.) Последующие исследования подтвердили эту гипотезу. разными способами. Например, Келли Бреннан и ее коллеги собрали ряд утверждений (например, «Я верю, что другие будут там для меня, когда они мне нужны «) и изучил, как эти утверждения» вешают » вместе »статистически (Brennan, Clark, & Shaver, 1998). результаты показали, что есть два основных аспекта в отношении к моделям привязанности взрослых (см. рисунок 2).Одна критическая переменная была помечена как , связанная с вложениями. Тревога . Люди, получившие высокие баллы по этой переменной, склонны беспокоиться о том, их партнер доступен, отзывчив, внимателен и т.д. на нижнем конце этой переменной более безопасны в воспринимаемой отзывчивости своих партнеров. Другая критическая переменная называется , связанная с вложениями. уклонение . Люди высокого уровня в этом измерении предпочитают не полагаться на других или открываться другим.Люди на нижнем конце этого измерения более комфортны в интимной близости с другими и более безопасны в зависимости от и зависимость от них других. У прототипа безопасного взрослого низкий уровень по обоим этим параметрам.

Выводы Бреннана имеют решающее значение, поскольку недавний анализ статистических паттернов поведения младенцев в странной ситуации выявляют два функционально аналогичные измерения: тот, который отражает изменчивость тревожности и сопротивления ребенка и другой, который фиксирует вариативность желания ребенка использовать родителя в качестве убежища для поддержки (см. Fraley & Spieker, 2003а, 2003б).Функционально эти размеры аналогичны двумерным. обнаружены среди взрослых, что позволяет предположить, что похожие модели привязанности существуют в разные моменты жизни.

В свете выводов Бреннана, а также опубликованных таксометрических исследований Фрейли и Уоллер (1998), большинство исследователей в настоящее время концептуализируют и измерять индивидуальные различия в привязанности размерно, а чем категорически.То есть предполагается, что стили привязанности — это вещи, которые различаются по степени, а не по виду. Самые популярные меры взрослого стиля привязанности — это ECR Бреннана, Кларка и Шейвера (1998), а также исследования Фрэйли, Уоллера и Бреннана. (2000) ECR-R — переработанная версия ECR. [Щелкните здесь, чтобы пройти онлайн-викторину, чтобы определить ваш стиль привязанности основаны на этих двух измерениях.] Оба этих инструмента самоотчета непрерывно выставлять оценки по двум параметрам привязанности беспокойство и избегание.[Щелкните здесь, чтобы узнать больше о самооценке индивидуальных различий во взрослой привязанности.]

У взрослых романтические отношения «работают» таким же образом, как у младенцев-опекунов Отношения работают?

В настоящее время все больше исследований показывают, что взрослые романтики отношения функционируют аналогично отношениям между младенцем и опекуном, Конечно, за некоторыми примечательными исключениями.Натуралистические исследования взрослых разлука со своими партнерами в аэропорту продемонстрировала, что поведение признаки протеста, связанного с привязанностью, и заботы были очевидны, и что регулирование этого поведения было связано с привязанностью стиль (Fraley & Shaver, 1998). Например, при разводе пар обычно проявляли больше привязанности, чем неразлучные пары, взрослые с высокой степенью избегания проявляли гораздо меньшее поведение привязанности, чем менее избегающие взрослых.В следующих разделах я обсуждаю некоторые параллели. которые были обнаружены между тем, как отношения между младенцем и опекуном и взрослые романтические отношения функционируют.

Выбор партнера
Межкультурные исследования показывают, что надежный образец привязанности у младенчество повсеместно считается наиболее желанным образцом для матерей (см. van IJzendoorn & Sagi, 1999). По понятным причинам подобных исследование, спрашивающее младенцев, предпочитают ли они привязанность, вызывающую безопасность фигура.Взрослые, стремящиеся к долгосрочным отношениям, проявляют отзывчивый уход такие качества, как внимательность, сердечность и чуткость, как наиболее «привлекательные» в потенциальных партнерах по свиданиям (Zeifman & Hazan, 1997). Несмотря на привлекательность Однако, обладая надежными качествами, не все взрослые имеют надежных партнеров. Некоторые данные свидетельствуют о том, что люди заканчивают отношения с партнерами. которые подтверждают свои существующие представления об отношениях привязанности (Фрейзер и другие., 1997).

Безопасная база и безопасное убежище
В младенчестве безопасные младенцы, как правило, наиболее хорошо приспособлены в том смысле, что что они относительно устойчивы, ладят со своими сверстниками и очень нравятся. Подобные закономерности были выявлены в исследованиях привязанность взрослого. В целом, обеспеченные взрослые люди, как правило, более удовлетворены их отношения, чем незащищенные взрослые. Их отношения характеризуются за счет большей продолжительности жизни, доверия, приверженности и взаимозависимости (e.г., Фини, Noller, & Callan, 1994), и они с большей вероятностью будут использовать романтических партнеров. в качестве безопасной базы для исследования мира (например, Fraley & Davis, 1997). Большая часть исследований привязанности взрослых была посвящена к раскрытию поведенческих и психологических механизмов, которые способствуют безопасность и безопасное базовое поведение у взрослых. Было два основных открытия на данный момент. Во-первых, в соответствии с теорией привязанности, безопасные взрослые с большей вероятностью, чем незащищенные взрослые, будут искать поддержки у их партнеры, когда огорчены.Более того, они, скорее всего, предоставляют поддержку своим бедствующим партнерам (например, Simpson et al., 1992). Во-вторых, приписывание незащищенных людей поведение их партнера во время и после обострения конфликтов в отношениях, вместо того, чтобы облегчить их неуверенность (например, Simpson et al., 1996).

Избегающие крепления и защитные механизмы
Согласно Согласно теории привязанности, дети различаются по видам стратегий, которые они используют для регулирования тревожности, связанной с привязанностью.Следующий разлука и воссоединение, например, некоторые небезопасные дети приближаются их родители, но с амбивалентностью и сопротивлением, в то время как другие уходят от родителей, очевидно, сводя к минимуму чувства, связанные с привязанностью и поведение. Один из главных вопросов в изучении привязанности младенцев являются ли дети, уходящие от родителей, избегающие детей, действительно менее огорчены, или их защитное поведение является прикрытием за их истинное чувство уязвимости.Исследования, в которых измеряется способность внимания детей, частота сердечных сокращений или уровень гормона стресса предполагает, что избегающие дети огорчены разлукой, несмотря на тот факт, что они производят впечатление прохладной, оборонительной манеры.

Недавнее исследование привязанности взрослых выявило некоторые интересные сложности. относительно отношений между избеганием и защитой. Хотя некоторые избегающие взрослые, которых часто называют человек, избегающих боязни, взрослых, плохо приспосабливаются, несмотря на их защитный характер, другие, часто называемые увольняющими-уклоняющимися взрослые способны адаптивно использовать защитные стратегии.Например, в экспериментальном задании, в котором взрослые были проинструктированы обсудить проигрыш их партнер Фрейли и Шейвер (1997) обнаружили, что увольнение людей (т. е. люди, которые высоко ценят привязанность избегание, но низкий уровень тревожности, связанной с привязанностью). в таком же физиологическом состоянии (по оценке кожной проводимости) как и другие люди. Получив указание подавить свои мысли и чувства, однако увольнения смогли сделать это эффективно.То есть, они могли до некоторой степени деактивировать свое физиологическое возбуждение и минимизировать внимание, которое они уделяли мыслям, связанным с привязанностями. Боязливо избегающий люди не были столь успешны в подавлении своих эмоций.

Стабильны ли модели привязанности от младенчества до взрослого возраста?

Пожалуй, самый провокационный и противоречивый подтекст взрослой привязанности. теория состоит в том, что стиль привязанности взрослого человека формируется его или ее взаимодействия с фигурами родительской привязанности.Хотя идея что ранний опыт привязанности может повлиять на привязанность стиль в романтических отношениях относительно однозначен, гипотезы об источнике и степени перекрытия между двумя видами ориентации привязанности были противоречивыми.

При рассмотрении вопроса о стабильности необходимо учитывать как минимум два аспекта: а) Насколько схожи между собой люди, работающие в сфере безопасности. с разными людьми в своей жизни (например,г., мамы, отцы, романтик партнеры)? и (b) в отношении любого из этих отношений, как стабильна ли безопасность с течением времени?

Что касается этого первого вопроса, кажется, что существует скромная степень совпадений между тем, как люди чувствуют себя в безопасности со своими матерями, например, и насколько безопасно они чувствуют себя со своими романтическими партнерами. Фрейли, например, собрал самоотчеты о своем текущем стиле привязанности с значимая родительская фигура и нынешний романтический партнер и нашел корреляции в диапазоне примерно.От 20 до 0,50 (т. Е. От малого до умеренный) между двумя типами отношений привязанности. [Щелкните здесь, чтобы пройти онлайн-викторину, предназначенную для оценки сходства между ваш стиль привязанности к разным людям в вашей жизни.]

Что касается второй проблемы, то устойчивость привязанности к своему корреляция между родителями составляет примерно 0,25 — 0,39 (Fraley, 2002). Есть только одно продольное исследование, о котором мы знаем, что оценил связь между безопасностью в возрасте 1 года в странной ситуации и безопасность тех же людей 20 лет спустя в их взрослых романтических отношениях.Это неопубликованное исследование выявило корреляцию 0,17 между этими двумя переменные (Steele, Waters, Crowell, & Treboux, 1998).

Связь между ранним опытом привязанности и взрослой привязанностью стили также изучались в ретроспективных исследованиях. Хазан и Шейвер (1987) обнаружили, что взрослые, которые были уверены в своих романтических отношениях чаще вспоминали свои детские отношения с родителями как проявление нежности, заботы и принятия (см. также Feeney & Noller, 1990).

На основании исследований подобного рода представляется вероятным, что стили привязанности в дочерний-родительский домен и стили привязанности в романтических отношениях domain в лучшем случае связаны лишь умеренно. Каковы последствия таких открытий для теории привязанности взрослых? По мнению некоторых писателей, наиболее важное положение теории состоит в том, что система привязанности, система, изначально адаптированная для экологии младенчества, продолжает влиять на поведение, мысли и чувства в зрелом возрасте (см. Fraley & Shaver, 2000).Это утверждение может быть верным независимо от того, являются ли индивидуальные различия в том, как организована система, остается стабильной более десяти лет, и стабильна в различных интимных отношениях.

Хотя социальные и когнитивные механизмы, на которые ссылаются теоретики привязанности, подразумевают что стабильность в стиле привязанности может быть скорее правилом, чем исключением, эти базовые механизмы могут предсказывать долгосрочную непрерывность или прерывность, в зависимости от точных способов их концептуализации (Fraley, 2002).Фрейли (2002) обсудил две модели непрерывности, основанные на привязанности. теории, которые делают разные прогнозы относительно долгосрочной преемственности даже хотя они были выведены из одних и тех же основных теоретических принципов. Каждый модель предполагает, что индивидуальные различия в представлениях о привязанности сформированы различиями в опыте общения с воспитателями в раннем детстве, и что, в свою очередь, эти ранние представления формируют качество последующий опыт привязанности человека.Однако одна модель предполагает что существующие представления обновляются и пересматриваются с учетом новых такой опыт, что старые представления в конечном итоге «перезаписываются». Математический анализ показал, что эта модель предсказывает, что долгосрочные стабильность индивидуальных различий приблизится к нулю. Вторая модель аналогичен первому, но делает дополнительное предположение, что репрезентативный сохраняются модели, разработанные на первом году жизни (т.э., они не перезаписываются) и продолжают влиять на поведение в отношениях на протяжении всего жизненный путь. Анализ этой модели показал, что долговременная стабильность может приближаться к ненулевому предельному значению. Важным моментом здесь является то, что принципы теории привязанности могут быть использованы для получения модели, которые делают совершенно разные прогнозы о долгосрочном стабильность индивидуальных различий. В свете этого открытия существование следует учитывать долгосрочную стабильность индивидуальных различий эмпирический вопрос, а не предположение теории.

Отлично Вопросы и дальнейшие направления исследований приложения для взрослых

Есть ряд вопросов, которые текущие и будущие исследования по прикреплению необходимо заняться. Например, вероятно, что в то время как некоторые романтические отношения — это настоящие отношения привязанности, другие — нет. Будущим исследователям необходимо будет найти способы улучшить определить, действительно ли отношения обслуживают связанные с привязанностями функции.Во-вторых, хотя понятно, почему поведение привязанности может служить важная эволюционная функция в младенчестве, неясно, привязанность выполняет важную эволюционную функцию у взрослых. В третьих, у нас до сих пор нет четкого представления о точных факторах, которые может изменить стиль привязанности человека. В интересах улучшения людей жизней, необходимо будет узнать больше о факторах, способствующих безопасность привязанности и благополучие в отношениях.

© 2018 Р. Крис Фрейли

Чтобы узнать больше о теории и исследованиях привязанности, пожалуйста, прочтите книгу, которую мы с Омри написали.

стилей привязанности и их роль во взаимоотношениях со взрослыми

Работа Джона Боулби по теории привязанности восходит к 1950-м годам. На основе его теории были определены четыре стиля привязанности взрослых: 1. тревожно-озабоченная, 2. избегающая-пренебрежительная, 3. дезорганизованная / боязливая-избегающая и 4.безопасный.

Стили привязанности развиваются в раннем возрасте и часто остаются стабильными с течением времени.

Людям с незащищенным стилем привязанности, возможно, придется приложить некоторые преднамеренные усилия для решения своих проблем с привязанностью, чтобы надежно привязаться.

Что такое стили привязанности и как они влияют на наши отношения?

Это человеческая природа — искать контактов и отношений, искать любви, поддержки и утешения в других. На самом деле, по словам социального психолога Роя Баумейстера, «потребность принадлежать» — одна из основных движущих сил людей.

С эволюционной точки зрения установление и поддержание прочных отношений имеет как выживание, так и репродуктивные преимущества. В конце концов, большинству из нас действительно «нужно принадлежать» и они действительно хотят близости и интимности в нашей жизни.

Тем не менее, любовь и отношения редко бывают такими идеальными и беспроблемными, как нам хотелось бы.

Вы замечали повторяющиеся закономерности в личной жизни?

Может быть, вы никогда особо не задумывались и не анализировали свое поведение в отношениях.Тем не менее, вы могли заметить повторяющиеся закономерности в своей личной жизни.

Задумывались ли вы, почему вы продолжаете попадать в одну и ту же ситуацию, даже с разными партнерами?

Вы становитесь слишком навязчивым или ревнивым? Или вы всегда кажетесь более вовлеченным, чем ваш партнер? Может быть, вы хотите быть с кем-то, но как только все становится эмоционально интимным, вы отступаете?

Если вы заметили образец нездорового и эмоционально вызывающего поведения в личной жизни, вам может быть полезно копнуть глубже и изучить то, как вы привязываетесь к людям в интимных отношениях.Вот где пригодятся знания о теории привязанности.

Что такое теория привязанности?

Теория привязанности имеет долгую историю и использовалась в качестве основы для непрерывных исследований. Первый шаг — познакомиться с основами и понять различные стили крепления.

По словам психиатра и психоаналитика Джона Боулби, отношения человека с родителями в детстве имеют всеобъемлющее влияние на их социальные, интимные отношения и даже отношения на работе в будущем.

Другими словами, ваши ранние отношения с опекунами закладывают основу для того, как вы будете строить отношения во взрослом возрасте.

Существует четыре стиля прикрепления для взрослых:
  1. Тревожный (также называемый озабоченным)
  2. Избегающий (также именуемый отпугивающим)
  3. Неорганизованный (также называемый боязливым-избегающим)
  4. Защищенный

Прежде чем перейти к тому, что характеризует четыре группы, можно сказать, что полезно указать, как у детей развиваются стили привязанности.

Как развиваются стили привязанности в раннем детстве?

Поведение основных опекунов (обычно родителей) способствует и формирует то, как ребенок воспринимает близкие отношения.

Ребенок зависит от своих опекунов и ищет от них утешения, успокоения и поддержки. Если физические и эмоциональные потребности ребенка удовлетворены, он или она крепко привязываются.

Однако для этого необходимо, чтобы воспитатели создавали теплую и заботливую обстановку и были настроены на нужды ребенка, даже если эти потребности четко не выражены.

С другой стороны, неправильная настройка со стороны родителей может привести к ненадежной привязанности у их детей.

Какой у вас стиль прикрепления? Пройдите нашу бесплатную викторину прямо сейчас, чтобы узнать!

Каждый из четырех стилей привязанности имеет свои типичные черты и характеристики.

Тем не менее, человек не обязательно на 100% попадает в одну категорию: вы можете не точно соответствовать «профилю».

Цель самоанализа — выявить нездоровое поведение и понять, над чем вам, возможно, придется поработать, чтобы улучшить свою личную жизнь.Итак, приступим!

Как каждый из четырех стилей привязанности проявляется у взрослых?

1. Беспокойство / озабоченность

Для взрослых с тревожным стилем привязанности партнер часто оказывается «лучшей половиной».

Мысль о жизни без партнера (или о одиночестве в целом) вызывает высокий уровень беспокойства. Люди с таким типом привязанности обычно имеют отрицательное представление о себе, но при этом положительно относятся к другим.

Тревожный взрослый часто ищет одобрения, поддержки и реакции со стороны своего партнера.

Люди с таким стилем привязанности высоко ценят свои отношения, но часто обеспокоены и обеспокоены тем, что их любимый человек не так заинтересован в отношениях, как они.

Присутствует сильный страх быть брошенным, безопасность является приоритетом. Внимание, забота и отзывчивость партнера кажутся «лекарством» от беспокойства.

С другой стороны, отсутствие поддержки и близости может привести к тому, что тревожный / озабоченный тип станет более цепким и требовательным, озабоченным отношениями и отчаянно жаждущим любви.

Хотите узнать больше о тревожной привязанности? Изучите этот стиль вложения по теме:

2. Избегающий / отвергающий

Отвергающий / избегающий тип часто воспринимает себя как «волков-одиночек»: сильных, независимых и самодостаточных; не обязательно с точки зрения физического контакта, а скорее на эмоциональном уровне.

Эти люди обладают высокой самооценкой и положительным взглядом на себя.

Отвергающий / избегающий тип склонен полагать, что им не обязательно быть в отношениях, чтобы чувствовать себя полноценными.

Они не хотят зависеть от других, чтобы другие зависели от них, или искать поддержки и одобрения в социальных связях.

Взрослые с таким стилем привязанности обычно избегают эмоциональной близости. Они также склонны скрывать или подавлять свои чувства, когда сталкиваются с потенциально эмоционально насыщенной ситуацией.

Хотите узнать больше о избегающей привязанности? Изучите этот стиль вложения по теме:

3. Неорганизованный / пугающий-избегающий

Неорганизованный тип склонен демонстрировать нестабильное и неоднозначное поведение в своих социальных связях.

Для взрослых с таким типом привязанности партнер и сами отношения часто являются источником как желания, так и страха.

Люди, избегающие боязни, действительно хотят близости и близости, но в то же время испытывают проблемы с доверием и зависимостью от других.

Они плохо регулируют свои эмоции и избегают сильной эмоциональной привязанности из-за страха получить травму.

Хотите узнать больше о неорганизованной привязанности? Изучите этот стиль вложения по теме:

4.Безопасное вложение

Три стиля прикрепления, рассмотренные до сих пор, являются небезопасными стилями прикрепления.

Им свойственны трудности с установлением и поддержанием здоровых отношений.

Напротив, стиль безопасной привязанности подразумевает, что человеку комфортно выражать эмоции открыто.

Взрослые с безопасным стилем привязанности могут зависеть от своих партнеров и, в свою очередь, позволяют своим партнерам полагаться на них.

Отношения основаны на честности, терпимости и эмоциональной близости.

Безопасный тип привязанности процветает в их отношениях, но при этом не боится оставаться в одиночестве. Они не зависят от реакции или одобрения своих партнеров и, как правило, положительно относятся к себе и другим.

Хотите узнать больше о безопасном прикреплении? Изучите этот стиль вложения по теме:

Где ты стоишь?

Теперь, когда вы знакомы с четырьмя стилями привязанности взрослых, вы, вероятно, имеете представление о том, к какому из них вы склоняетесь.

Признание особенностей разных стилей в вашей истории интимных отношений — это совершенно нормально. Стили привязанности могут меняться в зависимости от важных жизненных событий или даже с разными партнерами.

Человек с ненадежной привязанностью может образовать надежную связь, если у него есть надежно привязанный партнер.

Человек с безопасным стилем привязанности может, напротив, развить нездоровое поведение в отношениях после травмы или потери любимого человека.Таким образом, нет необходимости подгонять какой-либо конкретный профиль.

Когда волноваться?

Скорее всего, многие из нас не полностью принадлежат к надежно присоединенной группе.

Даже если мы думаем, что у нас стабильные отношения, в нашем поведении могут быть шаблоны, которые продолжают беспокоить нас или заставляют нас нервничать / чувствовать себя несчастными. К сожалению, некоторые люди узнают себя в одном из трех незащищенных «профилей» — менее здоровых.

В этом случае желательно и настоятельно рекомендуется активно заняться проблемой и, при необходимости, обратиться за индивидуальной психологической помощью.

Но вот в чем дело: в этой борьбе попросту нет необходимости, поскольку есть много способов вылечиться и оправиться от нарушений привязанности.

Сильно выраженные небезопасные и нестабильные стили привязанности могут вызывать тревогу, депрессию и другие проблемы с психическим здоровьем.

Но вот в чем дело: в этой борьбе просто нет необходимости, поскольку есть много способов исцелить и оправиться от нарушений привязанности.

Вы:
  • Устали бороться или разрушать отношения после отношений?
  • Смущаетесь быть слишком навязчивой?
  • Отчаянно нуждаетесь в любви и внимании?
  • Устали беспокоиться о том, любит ли вас ваш партнер?

Готовы научиться терпеть эмоциональную близость и начать доверять людям и полагаться на них?

Очевидно, что работа с терапевтом по этому шаблону потенциально может быть наиболее выгодным способом заработать надежную привязанность.Мы предлагаем группы по ремонту навесного оборудования и онлайн-курсы, чтобы вы могли двигаться дальше.

В любом случае, если вы хотите изменить свой стиль прикрепления, вам нужно приложить усилия. Независимо от того, работаете ли вы над этим с близким другом, терапевтом или с книгой, последовательность и усилия имеют основополагающее значение.

Если вы предпочитаете идти по пути рабочей тетради, мы недавно выпустили нашу первую серию цифровых рабочих тетрадей в стиле вложения.

Цифровые рабочие тетради стиля прикрепления

Если вы хотите использовать теорию привязанности для построения более надежных и надежных отношений со всеми вокруг вас, наши рабочие тетради — идеальное место для начала!

Расширьте возможности своей ленты Instagram

Хотите узнать больше о теории привязанности? Мы здесь, чтобы помочь вам разобраться в своем стиле привязанности в различных контекстах вашей жизни.Следите за новостями The Attachment Project в Instagram.

4 стиля прикрепления и как они образуются

Хотя ее часто называют «теорией привязанности Боулби», теория привязанности в том виде, в каком мы ее знаем сегодня, была разработана несколькими исследователями в конце 20-го века. Британский психоаналитик Джон Боулби разработал концепцию поведения привязанности примерно в 1950-х годах. Его теория заключалась в том, что склонность детей эмоционально привязываться к своим опекунам и расстраиваться и искать их в их отсутствие была адаптивной эволюционной чертой, что позволяло детям выжить, цепляясь за фигуру привязанности, которая обеспечивала поддержку, защиту и заботу, когда они были слишком молоды, чтобы заботиться о себе.

Мэри Эйнсворт, психолог и одна из коллег Боулби, расширила первоначальную теорию привязанности Боулби, выявив индивидуальные различия в том, как младенцы переносили разлучение со своими родителями. Ее знаменитый эксперимент «странной ситуации» в 1969 году выявил четыре типа привязанности среди младенцев: безопасная, устойчивая к тревоге, избегающая и дезорганизованная.

Позже, в 1980-х, социальные психологи Синди Хазан и Филлип Шейвер начали применять теорию привязанности Эйнсворт и Боулби к романтическим отношениям взрослых, породив концепцию стилей привязанности взрослых, которые мы знаем сегодня.В 1998 году психолог-исследователь Келли Бреннан и ее коллеги расширили тему привязанности к взрослым, продемонстрировав два различных аспекта, которые формируют модели привязанности: тревога, связанная с привязанностью, и избегание, связанное с привязанностью. Люди могут быть низкими в обоих, высокими в одном и низкими в другом или высокими в обоих, что определяет их стиль привязанности. (См. Рисунок выше.)

Сегодня психологи критикуют теорию привязанности, утверждая, что с натяжкой можно верить, что воспитатели могут так сильно влиять на личность младенца в таком юном возрасте.Действительно, до сих пор исследования, пытающиеся провести грань между моделями привязанности младенцев и их стилями привязанности взрослых, по словам самого Фрейли, обнаружили только корреляцию «от небольшой до умеренной». «Основываясь на исследованиях такого рода, кажется вероятным, что стили привязанности в домене« ребенок-родитель »и стили привязанности в области романтических отношений в лучшем случае связаны лишь умеренно», — пишет Фрэйли в статье из Университета Иллинойса.

Но концепция стилей привязанности сохраняется по какой-то причине: она дает людям язык для описания различных способов, которыми они проявляются в своих отношениях, и заставляет их взглянуть на свой прошлый опыт, чтобы помочь им понять, почему они такие, какие они есть. находятся.

Определение, виды, предшественники, измерение и результат

Педиатр по охране здоровья детей. 2004 Oct; 9 (8): 541–545.

Язык: английский | Французский

Кафедра психиатрии, Университет Торонто, Торонто; Исследовательский институт и программа детской психиатрии, Больница для больных детей, Торонто, Онтарио

Переписка и перепечатка: Д-р Дайан Бенуа, Исследовательский институт, Больница для больных детей, 555 Юниверсити-авеню, Торонто, Онтарио, M5T 1X8.Телефон 416-813-7528, факс 416-813-6565, электронная почта [email protected] Авторские права © 2004, Pulsus Group Inc. Все права защищены. Эта статья цитируется в других статьях PMC.

Abstract

Теория привязанности — одна из самых популярных и эмпирически обоснованных теорий, касающихся воспитания детей. Цель данной статьи — рассмотреть некоторые важные аспекты теории привязанности и результаты исследований привязанности. Привязанность — это один из специфических аспектов отношений между ребенком и родителем, цель которого — сделать ребенка безопасным, защищенным и защищенным.Привязанность отличается от других аспектов воспитания, таких как воспитание, развлечение и обучение. Обсуждаются распространенные заблуждения о том, что такое привязанность, а что нет. Дается различие между прикреплением и склеиванием. Описывается признанный метод оценки привязанности младенца к родителю — процедура «Странная ситуация». Кроме того, дается описание четырех основных типов привязанности младенца к родителю, т. Е. Надежной, небезопасной-избегающей, небезопасной-устойчивой и небезопасной-дезорганизованной.Обсуждаются предшественники и последствия каждого из четырех типов привязанности младенца к родителю. Особое внимание уделяется описанию неорганизованной привязанности из-за ее связи со значительными эмоциональными и поведенческими проблемами, а также плохими социальными и эмоциональными результатами в группах высокого риска и у большинства детей, у которых дезорганизована привязанность к своему основному опекуну. Представлены практические применения теории и исследований привязанности.

Ключевые слова: Привязанность, Отношения привязанности, Привязанность младенца к родителю

Резюме

Теория привязанности — это одна из теорий, которые являются популярными и популярными, а также эмпирическими исследованиями, имеющими роль родителей.Предоставьте статью экзаменатору по определенным аспектам, относящимся к теории привязанности и определенным наблюдениям за исследованиями над привязанностью. L’attachement — это аспект précis de la Relations Entre un enfant et un parent, dont l’objectif consiste à ce que l’enfant se sente en sécurité, sécurisé et protégé. L’attachement — это разные аспекты родительской роли, tels que la дисциплина, развлечения и воспитание. Des idées fausses courantes sur ce qu’est l’attachement et ce qu’il n’est pas sont abordées.La Difference entre l’attachement et les liensffectifs est présentée. Метод «необычной ситуации», recnue pour évaluer l’attachement entre le nourrisson et le parent, est décrite. Les quatre Principaux modèles d’attachement entre le nourrisson et le parent sont également décrits, soit les modèles sécure, тревожно-амбивалентный, тревожно-живущий и дезорганизующий-дезориентирующий. Les antécédent et les conséquences de chacun de ces quatre modèles d’attachement entre le nourrisson et le parent sont étudiés.L’attachement désorganisé est décrit de manière plus approfondie, en raison de son association avec des проблем, affctifs et comportementaux marqués, avec des issues sociales et al. personne qui s’occupe d’eux. Des application pratiques de la théorie de l’attachement et des recherches sont présentées.

Родители играют много разных ролей в жизни своих детей, включая учителя, товарища по играм, воспитателя, опекуна и фигуру привязанности.Из всех этих ролей их роль как фигуры привязанности является одной из самых важных в прогнозировании более поздних социальных и эмоциональных результатов ребенка (1–3).

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Привязанность — это один конкретный и ограниченный аспект отношений между ребенком и опекуном, который участвует в обеспечении безопасности, защиты и защиты ребенка (4). Цель привязанности не в том, чтобы играть с ребенком или развлекать его (это была бы роль родителя как товарища по играм), кормить ребенка (это была бы роль родителя как опекуна), устанавливать ограничения для ребенка ( это будет роль родителя как сторонника дисциплины) или научить ребенка новым навыкам (это будет роль родителя как учителя).Привязанность — это когда ребенок использует основного опекуна как надежную базу для исследования и, при необходимости, как убежище безопасности и источник комфорта (5).

Вложение не является «скреплением». «Связь» — это концепция, разработанная Клаусом и Кеннеллом (6), которые подразумевали, что «привязанность» родитель-ребенок зависит от контакта кожи с кожей в ранний критический период. Эта концепция «привязанности» оказалась ошибочной и не имела ничего общего с привязанностью. К сожалению, многие профессионалы и непрофессионалы продолжают использовать термины «привязанность» и «связь» как синонимы.На вопрос, как выглядит «надежная привязанность», многие профессионалы и непрофессионалы описывают «картину» удовлетворенного шестимесячного ребенка, которого кормит его мать, находящаяся в довольном настроении; они также часто ошибочно подразумевают, что грудное вскармливание само по себе способствует надежной привязанности. Другие изображают «надежную привязанность» между девятилетним мальчиком и его отцом, когда отец и сын бросают мяч на заднем дворе, отправляются на рыбалку или занимаются другим делом. К сожалению, эти « картинки » имеют мало общего, если вообще имеют отношение к привязанности, они связаны с другими родительскими ролями (например, их ролью опекуна в случае кормящей матери и как товарища по играм в случае отца и ребенка). сын играет в мяч на заднем дворе).Можно спросить, почему важно различать привязанность и «привязанность». Ответ может заключаться в том, что не было доказано, что «привязанность» предсказывает какой-либо аспект исхода ребенка, тогда как привязанность является мощным предиктором более позднего социального и эмоционального исхода ребенка.

ТИПЫ ПРИВЯЗАННОСТИ И ИХ АНТЕЦЕДЕНТЫ

Существует четыре типа привязанности младенца к родителю: три «организованных» типа (безопасная, избегающая и стойкая) и один «неорганизованный» тип (). Качество привязанности, которое у младенца развивается с конкретным опекуном, в значительной степени определяется реакцией опекуна на младенца, когда система привязанности младенца « активируется » (например, когда чувство безопасности и защищенности младенца находится под угрозой, например, когда он / она больна, физически ранена или эмоционально расстроена; особенно напугана).Начиная примерно с шестимесячного возраста, младенцы начинают предвидеть реакцию конкретных опекунов на их дистресс и соответствующим образом формируют свое собственное поведение (например, разрабатывают стратегии преодоления дистресса в присутствии опекуна) на основе ежедневного взаимодействия с их конкретными опекунами. (7–9). У младенцев были идентифицированы три основных паттерна реакции на дистресс, которые приводят к трем особым «организованным» паттернам привязанности.

ТАБЛИЦА 1

Типы прикрепления и предшествующие факторы

Качество ухода Стратегия действий при бедствии Тип крепления Любящий Организованный Безопасный
Нечувствительный Отвергающий Организованный Ненадежный-избегающий Несогласованный Небезопасно-устойчивый
Атипичный Атипичный Неорганизованный Небезопасный-дезорганизованный

Младенцы, чьи заботы постоянно реагируют на такую ​​заботу как сбор ребенок быстро встает и успокаивает ребенка, чувствует себя уверенно, зная, что он может свободно выражать негативные эмоции, которые вызовут утешение у опекуна (9).Их стратегия борьбы с бедствием — «организованная» и «безопасная». Они ищут близости к опекуну и поддерживают с ним контакт, пока не почувствуют себя в безопасности. Стратегия называется «организованной», потому что ребенок «точно знает», что ему делать с чутко отзывчивым опекуном, т. Е. Подходить к опекуну, когда он в беде. Младенцы, опекуны которых постоянно реагируют на дистресс бесчувственным или « отвергающим » образом, например, игнорируя, высмеивая или раздражаясь, вырабатывают стратегию работы с дистрессом, которая также является « организованной », в которой они избегают своего опекуна, когда он расстроен, и сводят к минимуму проявления стресса. отрицательная эмоция в присутствии опекуна (9).Стратегия называется «организованной», потому что ребенок «точно знает», что делать с отвергающим опекуном, т. Е. Избегать опекунства в случае необходимости. Эта стратегия избегания также «небезопасна», поскольку увеличивает риск развития проблем адаптации. Младенцы, чьи опекуны реагируют непоследовательно, непредсказуемо и / или «вовлекают», например, ожидая, что младенец будет беспокоиться о собственных потребностях опекуна, или за счет усиления дистресса младенца и его подавленности, также используют «организованную» стратегию преодоления дистресса; они проявляют крайние негативные эмоции, чтобы привлечь внимание своего непоследовательно отзывчивого опекуна.Стратегия называется «организованной», потому что ребенок «точно знает», что ему делать с непоследовательно отзывчивым опекуном, т. Е. Преувеличенно выражать страдание и гневные, сопротивляющиеся реакции, «надеясь», что выраженная реакция на дистресс не может быть пропущена. непоследовательно отзывчивый опекун. Однако эта стратегия сопротивления также «небезопасна», поскольку связана с увеличением риска развития социальной и эмоциональной дезадаптации.

Примерно 15% младенцев с низким психосоциальным риском и до 82% младенцев в ситуациях высокого риска не используют ни одну из трех организованных стратегий борьбы со стрессом и негативными эмоциями (9).У этих детей дезорганизованная привязанность. Один из недавно выявленных путей к дезорганизованной привязанности детей включает в себя воздействие на детей определенных форм искаженного воспитания и необычного поведения опекунов, которое является «атипичным» (10,11). Атипичное поведение опекунов, также называемое «пугающим, напуганным, диссоциированным, сексуализированным или иным атипичным» (10), представляет собой отклоняющееся от нормы поведение, которое проявляют опекуны во время взаимодействия со своими детьми, которое не ограничивается ситуациями, когда ребенок страдает.Имеются данные, позволяющие предположить, что лица, осуществляющие уход за больными, демонстрирующие атипичное поведение, часто имеют в анамнезе неразрешенный траур или неразрешенные эмоциональные, физические или сексуальные травмы или травмированы иным образом (например, посттравматическое стрессовое расстройство или травмированная жертва домашнего насилия) (12) .

ИЗМЕРЕНИЕ

Три «организованные» стратегии (безопасная, избегающая и устойчивая) оцениваются в Странной ситуации (SS) (7), 20-минутной лабораторной процедуре, в которой модели поведения младенца по отношению к опекуну после двух кратких разделений классифицируются. как безопасные или небезопасные (избегающие или стойкие).SS можно использовать, когда младенцам от 12 до 20 месяцев. Младенцы с надежной привязанностью здороваются и / или подходят к опекуну и могут поддерживать контакт, но могут вернуться к игре, что происходит у 55% ​​населения в целом (9). Младенцы с небезопасной / избегающей привязанностью не могут поздороваться и / или приблизиться, не обращают внимания на возвращение опекуна и остаются сосредоточенными на игрушках, по сути избегая опекуна, что происходит у 23% населения в целом (9). Младенцы с небезопасной / устойчивой привязанностью чрезвычайно обеспокоены разлукой и не могут быть успокоены при воссоединении, по существу демонстрируя сильный стресс и гневное сопротивление взаимодействию с опекуном, что встречается у 8% населения в целом (9).

Как и в случае с «организованными» стратегиями, дезорганизация измеряется с помощью SS, а также с помощью схемы Мэйна и Соломона (13,14) для дезорганизации. В состоянии стресса младенцы, которые использовали неорганизованную стратегию преодоления стресса, демонстрируют необычное или дезорганизованное поведение в СС, включая неверно направленное или стереотипное поведение, одновременное проявление противоречивого поведения, неподвижность и замирание в течение значительных периодов времени, а также прямое опасение или даже страх перед родителем. . Такое поведение особенно важно, когда оно интенсивно и происходит в присутствии родителя (9,14).Они отражают неспособность младенца с неорганизованной привязанностью найти решение для страха и дистресса, поэтому младенцы (на мгновение) демонстрируют странное или противоречивое поведение. Младенцы с дезорганизованной привязанностью сталкиваются с неразрешимой дилеммой: их убежище в безопасности также является источником их страха и страданий (9). Когда младенцы сталкиваются с этой дилеммой, три «организованных» стратегии неэффективны для восстановления чувства защищенности и защищенности в присутствии фигуры привязанности (13,15).

РЕЗУЛЬТАТ

Лонгитюдное исследование показало, что наличие «любящего» основного опекуна и развитие «организованной и надежной» привязанности к основному опекуну действует как фактор защиты от социальной и эмоциональной дезадаптации младенцев и детей (16,17).Было доказано, что ненадежность привязанности (избегающая и устойчивая) является фактором риска для последующего развития, но ее высокий базовый уровень в нормальной популяции (примерно 40%) снизил ее прогностическую ценность для психопатологии (2).

Из четырех моделей привязанности (безопасная, избегающая, стойкая и дезорганизованная) дезорганизованная привязанность в младенчестве и раннем детстве признана мощным предиктором серьезной психопатологии и дезадаптации у детей (2,18–24). Дети с дезорганизованной привязанностью более уязвимы к стрессу (25,26), имеют проблемы с регулированием и контролем отрицательных эмоций (9), демонстрируют оппозиционное, враждебное, агрессивное поведение и принудительные стили взаимодействия (20,27–31).Неорганизованная привязанность чрезмерно представлена ​​в группах детей с клиническими проблемами и тех, кто является жертвами жестокого обращения (например, почти 80% подвергшихся жестокому обращению младенцев имеют неорганизованную привязанность) (32–34). Сочетание дезорганизации и родительской оценки трудного темперамента является мощным предиктором агрессивного поведения у детей в возрасте пяти лет (35). Кроме того, неорганизованная привязанность в младенчестве была связана с интернализацией и экстернализацией проблем в раннем школьном возрасте (20, 36), плохим взаимодействием со сверстниками и необычным или странным поведением в классе (37), а также с более высокими оценками учителей диссоциативного поведения и интернализации. симптомы в среднем детстве (19).Сопутствующее дезорганизованное / контролирующее поведение, оцененное в дошкольном и раннем школьном возрасте, связанное с оппозиционно-вызывающими расстройствами у мальчиков (38), проблемами экстернализации и интернализации, оцениваемыми родителями (30), и высокими уровнями социальных и поведенческих трудностей, оцениваемых учителем в классе (39). , 40). Дети, классифицируемые как неорганизованные со своим основным опекуном в возрасте от пяти до семи лет, имеют более низкие достижения в математике в восемь лет (39). Эти академические проблемы, по-видимому, опосредованы влиянием на самооценку и уверенность в академической среде (2).У детей с неорганизованной привязанностью низкая самооценка (41), и в девять лет сверстники чаще отвергают их (42,43).

Подростки, у которых в младенчестве была дезорганизованная привязанность к своему основному опекуну, имеют более высокий уровень общей психопатологии в 17 лет (19), а подростки, классифицированные как дезорганизованные в возрасте от пяти до семи лет, демонстрируют нарушение формальных операционных навыков и саморегуляции в 17 лет (44). Наконец, дети с дезорганизованной привязанностью уязвимы для измененных состояний ума, таких как диссоциация в молодом взрослом возрасте (19,45).Метаанализ 12 исследований (n = 734), посвященных ассоциации дезорганизации и экстернализации поведенческих проблем (9), обнаружил, что величина эффекта варьируется от 0,54 до 0,17 со средним коэффициентом корреляции 0,29. Наличие отрицательных результатов предполагает, что связь не является однозначной: Lyons-Ruth (28) обнаружил, что 25% детей с дезорганизованной привязанностью в младенчестве не были нарушены в возрасте семи лет. Тем не менее, похоже, что большинство детей с дезорганизованной привязанностью страдают от неблагоприятных исходов.

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРИМЕНЕНИЯ

Обсуждение вмешательства в ситуации, когда возникают трудности в отношениях привязанности между младенцем и родителем, выходит за рамки данной статьи; тем не мение,

  • Качество привязанности младенца к родителю является мощным предиктором более позднего социального и эмоционального исхода ребенка.

  • По определению, нормально развивающийся ребенок будет развивать отношения привязанности с любым опекуном, который обеспечивает регулярную физическую и / или эмоциональную помощь, независимо от качества этой помощи.Фактически, у детей развиваются отношения привязанности даже с самым пренебрежительным и жестоким опекуном. Следовательно, никогда не возникает вопрос: «Есть ли привязанность между этим родителем и этим дочерним элементом?» Вместо этого возникает вопрос: «Каково качество привязанности между этим родителем и этим ребенком?»

  • Дети развивают иерархию привязанностей с их различными опекунами. Например, у ребенка с тремя разными опекунами (матерью, отцом и няней) будут определенные отношения привязанности с каждым опекуном, основанные на том, как этот конкретный опекун реагирует на ребенка в периоды, когда ребенок физически ранен, болен или эмоционально расстроен; особенно, когда напуган.Если мать большую часть времени реагирует с любовью, у ребенка разовьется организованная и надежная привязанность к матери. У того же ребенка может развиться организованная, ненадежная и избегающая привязанность к отцу, если отец большую часть времени реагирует отвергающим образом на страдания ребенка. У того же ребенка может развиться неорганизованная привязанность к няне, если няня демонстрирует нетипичное поведение во время взаимодействия с ребенком и имеет неразрешенный траур или травму.

  • В ситуациях с несколькими приемными семьями, пренебрежением или помещением в специальные учреждения у детей могут развиваться расстройства непривязанности (49).

  • Реактивное расстройство привязанности (РАП) — особая проблема. Диагностика RAD, независимо от того, используются ли критерии из Международной классификации болезней : клинические описания и диагностические руководства (46) или Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, 4-е издание (47), была разработана без использования данных, и данные исследований, подтверждающие его достоверность, по-прежнему скудны (2). Зеана и его коллеги (48,49) раскритиковали критерии RAD как неадекватные для описания детей, у которых серьезно нарушены отношения привязанности, а не отношения отсутствия привязанности.Еще одна значительная проблема психиатрического диагноза РАП заключается в том, что он предполагает, что трудности привязанности лежат внутри ребенка (то есть именно ребенок получает психиатрический диагноз), тогда как на самом деле привязанность включает отношения между ребенком и опекуном. Наконец, насколько мне известно, нет убедительных эмпирических данных, позволяющих предположить, что РАП связана с любым из четырех типов привязанности (безопасная, избегающая, стойкая и дезорганизованная).

  • Будет ли позволение младенцу плакать в течение первых шести месяцев жизни влиять на отношения привязанности между этим младенцем и опекуном, который позволяет младенцу плакать? Многие специалисты по защите детей, а также специалисты в области здравоохранения и психиатрии рекомендуют родителям безопасно класть ребенка в кроватку, когда он расстроен или зол, вместо того, чтобы трясти ребенка.Такую рекомендацию следует продолжать делать; однако следует внимательно следить за тем, как часто родителю нужно класть ребенка в кроватку и не отвечать. Также допустимо, чтобы ребенок плакал, когда необходимо провести навязчивые медицинские процедуры, чтобы спасти жизнь ребенка, вылечить больного младенца или сделать прививки. Тем не менее, может быть целесообразно, чтобы в присутствии основного лица, осуществляющего уход, было как можно быстрее держать ребенка и утешать его. Однако не рекомендуется позволять ребенку плакать, потому что это «хорошо для развития их легких» (как некоторые родители утверждают клинически), потому что это «испортит» ребенка или потому, что ему нужно найти собственные способы самоуспокоения. в течение первых шести месяцев жизни.Точно так же допустимо позволять ребенку плакать в течение вторых шести месяцев жизни, когда плач не связан с привязанностью (например, когда ребенок не болен физически, не испуган или эмоционально расстроен). Поэтому с точки зрения привязанности допустимо использовать метод Фербера (50) или другой метод сна, но только в том случае, если у ребенка нет ушной инфекции, прорезывания зубов и т. Д.

  • В течение первых шести месяцев В жизни, когда ребенок сразу берет на руки плачущий ребенок, к концу первого года жизни он приводит к четырем основным последствиям.Во-первых, малыш меньше плачет. Во-вторых, ребенок научился успокаивать себя. В-третьих, если ребенку нужен попечитель, чтобы успокоить его / ее, ребенок отреагирует более оперативно. И, наконец, опекун, который большую часть времени (не всегда; никто не может идеально реагировать все время) на плач ребенка быстро и тепло реагировал на плач ребенка, установит надежную, организованную привязанность со всеми вытекающими из этого преимуществами.

ССЫЛКИ

1. Дозьер М., Стовалл К.С., Альбус К.А. Привязанность и психопатология в зрелом возрасте.В: Кэссиди Дж., Британский PR, редакторы. Справочник по вложениям. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 1999. С. 497–519. [Google Scholar] 2. Грин Дж., Голдвин Р. Аннотация: дезорганизация привязанности и психопатология: новые результаты исследований привязанности и их потенциальные последствия для психопатологии развития в детстве. J Детская психическая психиатрия. 2002; 43: 835–46. [PubMed] [Google Scholar] 3. Гринберг MT. Привязанность и психопатология в детстве. В: Кэссиди Дж., Британский PR, редакторы. Справочник по вложениям.Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 1999. С. 469–98. [Google Scholar] 4. Боулби Дж. Привязанность и потеря. Том 1: Приложение. 2-е изд. Нью-Йорк: основные книги; 1982. [Google Scholar] 5. Уотерс Э., Каммингс Э. Надежная база для изучения близких отношений. Child Dev. 2000; 71: 164–72. [PubMed] [Google Scholar] 6. Клаус MH, Кеннелл JH. Связь матери и ребенка: влияние раннего разлучения или утраты на развитие семьи. Сент-Луис: Мосби; 1976. [Google Scholar] 7. Ainsworth MDS, Blehar MD, Waters E, Wall S.Образцы привязанности. Хиллсдейл: Эрлбаум; 1978. [Google Scholar] 8. Sroufe LA. Роль привязанности к младенцу и опекуну в развитии. В: Бельский Дж., Незворский Т., ред. Клинические последствия привязанности. Хиллсдейл: Эрлбаум; 1988. С. 18–38. [Google Scholar] 9. van IJzendoorn MH, Schuengel C, Bakermans-Kranenburg MJ. Неорганизованная привязанность в раннем детстве: мета-анализ предшественников, сопутствующих факторов и последствий. Dev Psychopathol. 1999; 11: 225–49. [PubMed] [Google Scholar] 10. Лайонс-Рут К., Бронфман Э., Этвуд Г.Модель реляционного диатеза враждебно-беспомощных состояний ума: выражения во взаимодействиях матери и ребенка. В: Соломон Дж., Джордж К., редакторы. Дезорганизация привязанности. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 1999. С. 33–70. [Google Scholar] 11. Schuengel C, Bakermans-Kranenburg MJ, van IJzendoorn MH, Blom M. Неразрешенная потеря и детская дезорганизация: связи с пугающим поведением матери. В: Соломон Дж., Джордж С, редакторы. Дезорганизация привязанности. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 1999. С. 71–94. [Google Scholar] 12.Зеана СН, Данис Б., Хиршберг Л., Бенуа Д., Миллер Д., Хеллер С.С. Дезорганизованная привязанность, связанная с насилием со стороны партнера: примечание исследования. Младенческое психическое здоровье J. 1999; 20: 77–86. [Google Scholar] 13. Мэйн М., Соломон Дж. Обнаружение паттерна небезопасно-дезорганизованной / дезориентированной привязанности. В: Brazelton TB, Yogman MW, редакторы. Аффективное развитие в младенчестве. Норвуд: Ablex; 1986. С. 95–124. [Google Scholar] 14. Мэйн М., Соломон Дж. Процедуры идентификации младенцев как дезорганизованных / дезориентированных во время странной ситуации Эйнсворт.В: Гринберг М.Т., Каммингс Е.М., редакторы. Привязанность в дошкольном возрасте. Чикаго: University Press; 1990. С. 121–60. [Google Scholar] 15. Main M, Hesse E. Неразрешенные травматические переживания родителей связаны с неорганизованным статусом привязанности младенца: является ли испуганное и / или пугающее поведение связывающим механизмом? В: Гринберг М.Т., Чиккетти Д., Каммингс Е.М., редакторы. Привязанность в дошкольном возрасте. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1990. С. 161–82. [Google Scholar] 16. Эгеланн Б., Хистер М.Долгосрочные последствия дневного ухода за младенцами и привязанности матери и ребенка. Child Dev. 1995; 66: 474–85. [PubMed] [Google Scholar] 17. van IJzendoorn MH, Sagi A, Lambermon MWE. Парадокс множественных смотрителей: данные из Голландии и Израиля. В: Pianta RC, редактор. Новые направления развития ребенка № 57 Помимо родителей: роль других взрослых в жизни детей. Сан-Франциско: Джосси-Басс; 1992. С. 5–24. [Google Scholar] 18. Борис Н.В., Фуэйо М., Зеана СН. Клиническая оценка привязанности у детей до пяти лет.J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 1997; 36: 291–3. [PubMed] [Google Scholar] 19. Карлсон EA. Проспективное продольное исследование дезорганизованной / дезориентированной привязанности. Child Dev. 1998. 69: 1107–28. [PubMed] [Google Scholar] 20. Лайонс-Рут К., Блок Д. Нарушенная система ухода: отношения между детской травмой, материнской заботой и младенческими аффектами и привязанностью. Младенческое психическое здоровье J. 1996; 17: 257–75. [Google Scholar] 21. Лайонс-Рут К., Альперн Л., Репачоли Б. Классификация неорганизованной детской привязанности и материнские психосоциальные проблемы как предикторы враждебно-агрессивного поведения в дошкольном классе.Child Dev. 1993; 64: 572–85. [PubMed] [Google Scholar] 22. Мэйн М, Кэссиди Дж. Категории реакции на воссоединение с опекуном в возрасте шести лет: прогнозируемые на основе классификации младенческой привязанности и стабильные в течение одного месяца. Dev Psychopathol. 1988; 24: 415–26. [Google Scholar] 23. Майн М., Морган Х. Дезорганизация и дезориентация в поведении младенцев в странных ситуациях: фенотипическое сходство с диссоциативными состояниями? В: Майкельсон Л.К., Рэй В.Дж., редакторы. Справочник диссоциации: теоретические, эмпирические и клинические перспективы.Нью-Йорк: Пленум Пресс; 1996. С. 107–38. [Google Scholar] 24. Zeanah CH, Boris NW, Larrieu JA. Развитие и риск развития младенцев: обзор последних 10 лет. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 1997. 36: 165–78. Опечатка в: 1998; 37: 240. [PubMed] [Google Scholar] 25. Хертсгаард Л., Гуннар М., Эриксон М.Ф., Нахмиас М. Адренокортикальные реакции на странную ситуацию у младенцев с дезорганизованными / дезориентированными отношениями привязанности. Child Dev. 1995; 66: 1100–6. [PubMed] [Google Scholar] 26. Splanger G, Grossmann KE.Биоповеденческая организация у детей с надежной и ненадежной привязанностью. Child Dev. 1993; 64: 1439–50. [PubMed] [Google Scholar] 27. Гринберг М.Т., Спельц М.Л., ДеКлен М. Роль привязанности в раннем развитии проблем разрушительного поведения. Dev Psychopathol. 1993; 3: 413–30. [Google Scholar] 28. Лайонс-Рут К. Отношения привязанности среди детей с проблемами агрессивного поведения: роль неорганизованных моделей привязанности в раннем возрасте. J Консультируйтесь с Clin Psychol. 1996. 64: 64–73. [PubMed] [Google Scholar] 29.Лайонс-Рут К., Истербрукс М.А., Cibelli CD. Младенческие стратегии привязанности, младенческое умственное отставание и материнские депрессивные симптомы: предикторы интернализации и экстернализации проблем в возрасте 7 лет. Dev Psychol. 1997; 33: 681–92. [PubMed] [Google Scholar] 30. Соломон Дж., Джордж К., Де Йонг А. Дети, отнесенные к контролирующим в возрасте шести лет: свидетельства неорганизованных репрезентативных стратегий и агрессии дома и в школе. Dev Psychopathol. 1995; 7: 447–63. [Google Scholar] 31. Спельц М.Л., Гринберг М.Т., Деклен М.Привязанность у дошкольников с деструктивным поведением: сравнение детей, направленных в клинику, и детей без проблем. Dev Psychopathol. 1990; 2: 31–46. [Google Scholar] 32. Cicchetti D, Barnett D. Организация привязанности у дошкольников, подвергшихся жестокому обращению. Dev Psychopathol. 1991; 3: 397–411. [Google Scholar] 33. Лайонс-Рут К., Коннелл Д., Золл Д., Шталь Дж. Младенцы в группе социального риска: отношения между жестоким обращением с младенцами, материнским поведением и поведением привязанности младенцев. Dev Psychol. 1987. 23: 223–32. [Google Scholar] 34. Лайонс-Рут К., Репачоли Б., МакЛеод С., Сильва Э.Неорганизованное поведение привязанности в младенчестве: краткосрочная стабильность, корреляты матери и ребенка и подтипы, связанные с риском. Dev Psychopathol. 1991; 3: 377–96. [Google Scholar] 35. Shaw DS, Vondra JI. Безопасность младенческой привязанности и материнские предикторы ранних поведенческих проблем: лонгитюдное исследование семей с низкими доходами. J Abnorm Child Psychol. 1995; 23: 335–57. [PubMed] [Google Scholar] 36. Лайонс-Рут К., Якобвиц Д. Дезорганизация привязанности: неразрешенная потеря, насилие в отношениях и упущения в поведенческих стратегиях и стратегиях внимания.В: Кэссиди Дж., Британский PR, редакторы. Справочник по вложениям. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 1999. С. 520–54. [Google Scholar] 37. Якобвиц Д., Хазан Н. Пути развития от детской дезорганизации до детских отношений со сверстниками. В: Соломон Дж., Джордж С, редакторы. Дезорганизация привязанности. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 1999. [Google Scholar] 38. Гринберг М.Т., Спельц М.Л., Деклен М., Эндрига М.С. Безопасность вложений у дошкольников с проблемами экстернализации и без них: репликация. Dev Psychopathol.1991; 3: 413–30. [Google Scholar] 39. Мосс Э., Руссо Д., Родитель С., Сен-Лоран Д., Сентонж Дж. Корреляты привязанности в школьном возрасте: стресс, сообщаемый матерью, взаимодействие матери и ребенка и проблемы с поведением. Child Dev. 1998; 69: 1390–405. [PubMed] [Google Scholar] 40. Голдвин Р., Стэнли С., Смит В., Грин Дж. М.. Манчестерский рассказ о привязанности ребенка Задача: Взаимоотношения с родительским AAI, SAT и поведением ребенка. Прикрепите Hum Dev. 2000; 2: 71–84. [PubMed] [Google Scholar] 41. Кэссиди Дж. Привязанность ребенка к матери и «я» у шестилетних детей.Child Dev. 1988. 59: 121–34. [PubMed] [Google Scholar] 42. Verschueren K, Marcoen A. Репрезентация самооценки и социально-эмоциональной компетентности в детсадовцах: дифференциальные и комбинированные эффекты привязанности к матери и отцу. Child Dev. 1999; 70: 183–201. [PubMed] [Google Scholar] 43. Вершуерен К. Рассказы в исследовании привязанности. Двухгодичное собрание Европейского общества психологии развития; Упсала. 2001. [Google Scholar] 44. Якобсен Т., Эдельштейн В., Хофманн В. Продольное исследование связи между представлениями о привязанности в детстве и когнитивными функциями в детстве и юности.Dev Psychol. 1994; 30: 112–24. [Google Scholar] 45. Hesse E, van IJzendoorn MH. Потеря родителей близких членов семьи и склонность к поглощению потомством. Dev Sci. 1998; 1: 299–305. [Google Scholar] 46. Всемирная организация здравоохранения . Международная классификация болезней: клинические описания и диагностические рекомендации. 10 изд. Женева: Всемирная организация здравоохранения; 1992. [Google Scholar] 47. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам Американской психиатрической ассоциации, 4-е изд. (DSM-IV) Вашингтон: Американская психиатрическая ассоциация; 1994 [Google Scholar] 48.Zeanah CH, Mammen OK, Lieberman AF. Справочник расстройств привязанности по психическому здоровью младенцев. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 1993. С. 332–49. [Google Scholar] 49. Zeanah CH, Boris NW. Нарушения и расстройства привязанности в раннем детстве. Справочник по психическому здоровью младенцев. 2-е изд. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 2000. С. 358–81. [Google Scholar] 50. Фербер Р. Решите проблемы со сном вашего ребенка. Нью-Йорк: Саймон и Шустер; 1985. [Google Scholar]

Теория привязанности — Служба детской психологии

Теория привязанности — одна из самых влиятельных теорий, которая влияет на работу усыновителей и воспитателей.Он обеспечивает отличную теоретическую основу, и многие из недавних достижений в области ухода за детьми, подвергшимися жестокому обращению и оставленным без присмотра, стали результатом этого теоретического подхода. Эта статья предлагает краткое изложение наиболее влиятельных исследователей и писателей в этой области, обзор различных стилей привязанности, в том числе; стили воспитания, которые их вызывают, и типичное поведение детей.

Ключевые цифры:

Есть много имен, которые вы можете связать с пониманием теории привязанности.Вот краткое изложение основных показателей.

Джон Боулби был человеком, который разработал теорию привязанности в 1940-х и 50-х годах. Его идеи основывались на идеях Фрейда и его коллег в том смысле, что он формально и эмпирически продемонстрировал, что дети, которые испытывали эмоциональные трудности в раннем возрасте, часто продолжали страдать от психологических, поведенческих и умственных трудностей в дальнейшей жизни. Далее он сделал более точные выводы о предсказуемой модели стрессового поведения, проявляемой младенцами, когда они были разлучены со своими матерями, даже на короткие периоды времени.

Боулби на основании своих наблюдений пришел к выводу, что младенцы образуют прочную связь со своими основными опекунами, которая, если ее разорвать, вызывает немедленный дистресс и возможность долгосрочного психологического ущерба.

Мэри Эйнсворт работала исследователем с Джоном Боулби, а затем внесла значительный вклад в наше текущее понимание привязанности, в частности, классификации стилей привязанности, которые мы используем сегодня (см. Карту стилей привязанности).

Эйнсворт разработала эту систему классификации с помощью протокола «Странная ситуация».Это экспериментальная процедура, которая позволила ей и ее коллегам оценить реакцию маленьких детей на разлуку и воссоединение с их основным опекуном.

Эта способность классифицировать поведение привязанности способствовала лучшему пониманию оптимального и проблемного воспитания и, следовательно, позволила нам улучшить наши стратегии ухода за детьми и меры вмешательства в отношении родителей.

Эйнсворт также разработала идею «внутренних рабочих моделей», которая является предпосылкой того, что опыт взаимоотношений младенцев с их основным опекуном становится интернализированным в качестве шаблона для будущих отношений.Этот шаблон дает нам представление о нашем участии в отношениях, позволяя нам иметь представление о себе, других людях и отношениях между нами и другими. Таким образом, он дает нам руководство относительно того, как судить, наше собственное поведение, поведение других людей, нашу привлекательность и самооценку, а также эмоциональную доступность, интерес и способность других защищать. Таким образом, идея внутренних рабочих моделей помогла расширить наше понимание того, как наш младенческий опыт распространяется на наши модели взаимоотношений на протяжении всей жизни.

Способность классифицировать стили привязанности была развита такими исследователями, как Джей Бельски и Пэт Криттенден.

Сводка стилей прикрепления:

Стили привязанности — это шаблоны адаптивных (т. Е. Разумных и полезных) способов для ребенка реагировать и адаптироваться к среде, в которой он родился. Дети развивают свой стиль привязанности к 3 годам; это часто называют критическим периодом (ссылка на глоссарий) развития вложений.Таким образом, паттерн, сформировавшийся в первые три года жизни, затем сохраняется, если только терапевтическое воспитание или вмешательство не используются для изменения способа взаимоотношений человека.

Ниже приводится краткое изложение четырех основных стратегий прикрепления.

1. Надежное крепление

Надежно привязанные дети уверены, что подойдут к своим опекунам и ожидают, что их страдания будут поняты и безоговорочно отреагируют на них. Это чувство доверия распространяется и на ожидания ребенка от других отношений.

Исследования показывают, что 55% населения демонстрируют безопасный образец привязанности.

2. Избегающая привязанность

Дети, у которых есть избегающий паттерн привязанности, узнали, что на их эмоции не реагируют эмпатически. Такие дети научились предвидеть, что выражение их эмоций вызовет гнев или раздражение их опекуна. Их крики, гнев, нужда или разочарования обычно игнорировались или наказывались, поэтому их стремление к привязанности порождало противоположное тому, что требовалось от их опекуна i.е. расстояние, а не близость.

Чтобы справиться с таким воспитанием, дети, у которых есть избегающая привязанность, узнали, что для того, чтобы избежать дистанции и иметь наилучшие шансы на близость к своему опекуну, они должны отрицать и / или подавлять свои эмоциональные потребности, т.е. они минимизируют свое поведение привязанности и стать замкнутым. Это можно рассматривать как стратегию «бегства».

Дети, демонстрирующие избегающую привязанность, по крайней мере, способны разработать организованный способ достижения некоторого доступа к своей фигуре привязанности.

Исследования показывают, что 23% населения демонстрируют избегающий паттерн привязанности.

Типичные презентации избегающих привязанностей:

  • Отстраненность в отношениях;
  • Чрезмерная независимость;
  • Исчезающий в пузыре;
  • Расстройства пищевого поведения;
  • членовредительство;
  • Депрессия и др.

3. Амбивалентная (или стойкая) привязанность

Дети, демонстрирующие амбивалентный стиль привязанности, обычно сталкивались с тем, что основной опекун непоследователен и ненадежен в своей способности удовлетворять эмоциональные потребности ребенка.Это может быть связано с озабоченностью взрослого своими собственными трудностями, например, депрессией, употреблением наркотиков и / или алкоголя, или более тонкими трудностями в настройке на смысл эмоциональных выражений своего ребенка (что может быть связано с собственными трудностями привязанности взрослого. ).

Дети с амбивалентным подходом будут очень усердно работать, чтобы их потребности удовлетворял их основной опекун любыми необходимыми средствами, например, гневное, преувеличенное, угрожающее, цепляющееся поведение. Это связано с усвоенным ожиданием того, что они не заслуживают автоматического, нежелательного внимания.

Когда таким детям удается привлечь внимание своего труднодоступного опекуна, они, как правило, злятся и отвергают этого опекуна, что приводит к постоянной схватке между детьми с амбивалентной привязанностью и их опекунами. Одновременный гнев и отчаянная потребность в заботе о другом человеке постоянно приводят таких детей в бешенство. Это можно рассматривать как стратегию «борьбы».

Дети, демонстрирующие амбивалентную привязанность, по крайней мере, способны выработать организованный способ достижения определенного доступа к своей фигуре привязанности.

Типичные презентации амбивалентных вложений:

  • Чрезмерная реакция на обиды;
  • Избыточная энергия;
  • Трудность в регулировании эмоций, все эмоции сразу достигают максимального уровня;
  • СДВГ;
  • Беспокойство, поиск утешения и т. Д.

Исследования показывают, что 8% всего населения демонстрируют амбивалентную модель привязанности.

4. Неорганизованная привязанность

Самый экстремальный и беспокоящий стиль привязанности — это неорганизованный паттерн.Обычно это проявляется у детей, которым присущ стиль воспитания, который не позволяет им развить «безопасную» реакцию на их потребности в привязанности, т.е. их опекун обычно является причиной их дистресса, а также является единственной фигурой ребенка в разрешении дистресса.

Независимо от того, что ребенок делает в ответ на свои собственные потребности, это не приносит близости, безопасности и комфорта со стороны его основного опекуна.

Дети с неорганизованной привязанностью обычно несколько странно относятся к другим, потому что они не научились каким-либо четким способам общаться и регулировать свои эмоции через отношения.Они могут демонстрировать хаотичные, запутанные, бессвязные и гневные способы отношения к другим. Это часто можно рассматривать как стратегию «замораживания».

Типичные презентации неорганизованной привязанности.

Единственное, что типично — это нетипичный характер поведения. Поведение может включать любое из приведенных в предыдущих разделах.

Детей часто будут:

  • Хаотичный
  • Страшный
  • Злой
  • Диссоциативный
  • Часто поведение имеет причудливый элемент

Исследования показывают, что 15% всего населения демонстрируют неорганизованный образец привязанности.

Что такое теория привязанности? Определение и этапы

Привязанность описывает глубокие, долгосрочные связи, которые образуются между двумя людьми. Джон Боулби создал теорию привязанности, чтобы объяснить, как формируются эти связи между младенцем и опекуном, а Мэри Эйнсворт позже расширила его идеи. С момента своего появления теория привязанности стала одной из самых известных и влиятельных теорий в области психологии.

Ключевые выводы: теория привязанности

  • Привязанность — это глубокая эмоциональная связь, которая формируется между двумя людьми.
  • По словам психолога Джона Боулби, в контексте эволюции поведение привязанности у детей эволюционировало, чтобы они могли успешно оставаться под защитой своих опекунов, чтобы выжить.
  • Bowlby определил четыре фазы развития привязанности к ребенку и опекуну: от 0 до 3 месяцев, от 3 до 6 месяцев, от 6 месяцев до 3 лет и от 3 лет до конца детства.
  • Развивая идеи Боулби, Мэри Эйнсворт указала на три модели привязанности: надежную привязанность, избегающую привязанность и стойкую привязанность.Позже был добавлен четвертый стиль привязанности — неорганизованная привязанность.

Истоки теории привязанности

В 1930-х годах психолог Джон Боулби, работая с дезадаптированными и непослушными детьми, заметил, что у этих детей были проблемы с установлением близких отношений с другими. Он изучил семейную историю детей и заметил, что многие из них в раннем возрасте пережили потрясения в семейной жизни. Боулби пришел к выводу, что ранняя эмоциональная связь, установившаяся между родителем и его ребенком, является ключом к здоровому развитию.В результате проблемы с этой связью могут иметь последствия, которые влияют на ребенка на протяжении всей его жизни. Боулби исследовал ряд перспектив для развития своих идей, включая психодинамическую теорию, когнитивную психологию и психологию развития и этологию (наука о поведении человека и животных в контексте эволюции). Результатом его работы стала теория привязанности.

В то время считалось, что младенцы привязываются к своим опекунам, потому что они их кормили.Эта бихевиористская точка зрения рассматривала привязанность как усвоенное поведение.

Боулби предложил иную точку зрения. Он сказал, что человеческое развитие следует понимать в контексте эволюции. Младенцы выживали на протяжении большей части истории человечества, оставаясь в непосредственной близости от взрослых, ухаживающих за ними. Детское поведение привязанности эволюционировало, чтобы ребенок мог успешно оставаться под защитой своих опекунов. Следовательно, жесты, звуки и другие сигналы, которые младенцы издают, чтобы привлечь внимание и поддерживать контакт со взрослыми, являются адаптивными.

Фазы привязанности

Боулби выделил четыре фазы, в течение которых у детей развивается привязанность к своим опекунам.

Этап 1: от рождения до 3 месяцев

С момента рождения младенцы предпочитают смотреть на человеческие лица и слушать человеческие голоса. В течение первых двух-трех месяцев жизни младенцы реагируют на людей, но не различают их. Примерно через 6 недель вид человеческих лиц вызовет социальные улыбки, в которых младенцы будут радостно улыбаться и смотреть в глаза.В то время как ребенок будет улыбаться любому лицу, которое появляется в его поле зрения, Боулби предположил, что социальная улыбка увеличивает шансы на то, что воспитатель ответит любящим вниманием, способствуя привязанности. Ребенок также поощряет привязанность к опекунам с помощью такого поведения, как лепет, плач, хватание и сосание. Каждое поведение сближает ребенка с опекуном и способствует дальнейшим связям и эмоциональным инвестициям.

Этап 2: от 3 до 6 месяцев

Когда младенцам исполняется около 3 месяцев, они начинают различать людей и зарезервировать свое поведение привязанности для людей, которых они предпочитают.Хотя они будут улыбаться и болтать знакомым, они будут только смотреть на незнакомца. Если они плачут, их любимые люди могут их утешить. Предпочтения младенцев ограничены двумя-тремя людьми, и обычно они предпочитают одного человека. Боулби и другие исследователи привязанности часто предполагали, что этим человеком будет мать младенца, но это мог быть любой человек, который наиболее успешно реагировал на ребенка и имел с ним наиболее позитивное взаимодействие.

Этап 3: от 6 месяцев до 3 лет

Примерно к 6 месяцам предпочтение младенцев конкретному человеку становится более сильным, и когда этот человек покидает комнату, у младенцев возникает тревога разлуки.Когда младенцы научатся ползать, они также будут пытаться активно следовать за своим любимым человеком. Когда этот человек возвращается после периода отсутствия, младенцы с энтузиазмом приветствуют его. Начиная с 7-8 месяцев младенцы также начинают бояться незнакомцев. Это может проявляться в чем угодно: от небольшой дополнительной осторожности в присутствии незнакомца до плача при виде кого-то нового, особенно в незнакомой ситуации. К тому времени, когда младенцам исполняется год, они выработали рабочую модель любимой личности, включая то, насколько хорошо они реагируют на ребенка.

Этап 4: от 3 лет до конца детства

Боулби не так много сказал о четвертой стадии привязанности или о том, как привязанности продолжали влиять на людей после детства. Однако он заметил, что примерно в 3 года дети начинают понимать, что у их опекунов есть собственные цели и планы. В результате ребенок меньше беспокоится, когда опекун уезжает на какое-то время.

Странная ситуация и образцы привязанности младенцев

После переезда в Англию в 1950-х годах Мэри Эйнсворт стала научным сотрудником и постоянным сотрудником Джона Боулби.В то время как Боулби заметил, что у детей проявляются индивидуальные различия в привязанности, именно Эйнсворт провела исследование разлучения детей и родителей, которое позволило лучше понять эти индивидуальные различия. Метод, разработанный Эйнсворт и ее коллегами для оценки этих различий у годовалых детей, получил название «Странная ситуация».

Странная ситуация состоит из двух кратких сценариев в лаборатории, в которых воспитатель оставляет младенца. В первом сценарии младенец остается с незнакомцем.Во втором сценарии младенца ненадолго оставляют одного, а затем к нему присоединяется незнакомец. Каждое разделение между воспитателем и ребенком длилось около трех минут.

Наблюдения Эйнсворт и ее коллег над странной ситуацией позволили им выделить три различных типа привязанности. Позднее был добавлен четвертый тип привязанности, основанный на результатах дальнейших исследований.

Вот четыре типа крепления:

  • Безопасное прикрепление: Младенцы, которые надежно прикреплены, используют своего опекуна как безопасную базу для исследования мира.Они рискнут отправиться на поиски вдали от опекуна, но если они напуганы или нуждаются в утешении, они вернутся. Если воспитатель уйдет, он расстроится, как и все младенцы. Тем не менее, эти дети уверены, что их воспитатель вернется. Когда это произойдет, они с радостью встретят опекуна.
  • Избегающая привязанность: Дети, проявляющие избегающую привязанность, не уверены в своей привязанности к опекуну. Дети, которые избегают привязанности, не будут чрезмерно огорчаться, когда их опекун уйдет, а по возвращении ребенок намеренно будет избегать опекуна.
  • Устойчивое прикрепление: Устойчивое прикрепление — еще одна форма небезопасного прикрепления. Эти дети очень расстраиваются, когда родитель уезжает. Однако, когда опекун вернется, их поведение будет непоследовательным. Поначалу они могут казаться счастливыми, увидев опекуна, но затем начинают сопротивляться, если опекун пытается их забрать. Эти дети часто сердито отзываются о воспитателе; однако они также демонстрируют моменты избегания.
  • Неорганизованная привязанность: окончательный образец привязанности чаще всего проявляется у детей, которые подвергались жестокому обращению, пренебрежению или другим непоследовательным методам воспитания.Дети с неорганизованным стилем привязанности кажутся дезориентированными или сбитыми с толку в присутствии их опекуна. Похоже, они рассматривают опекуна как источник комфорта и страха, что ведет к неорганизованному и противоречивому поведению.

Исследования показали, что ранние стили привязанности имеют последствия, которые отражаются на всей остальной жизни человека. Например, человек, у которого в детстве был устойчивый стиль привязанности, будет иметь более высокую самооценку по мере взросления и сможет строить прочные и здоровые отношения, став взрослыми.С другой стороны, дети с избегающим стилем привязанности могут быть неспособны эмоционально вложиться в свои отношения и испытывать трудности с тем, чтобы делиться своими мыслями и чувствами с другими. Точно так же те, у кого был устойчивый стиль привязанности в годовалом возрасте, испытывают трудности с установлением отношений с другими во взрослом возрасте, и когда они это делают, часто задаются вопросом, действительно ли их партнеры их любят.

Институционализация и отделение

Необходимость формирования привязанностей в раннем возрасте имеет серьезные последствия для детей, которые растут в детских учреждениях или разлучены со своими родителями в молодом возрасте.Боулби заметил, что дети, которые растут в детских учреждениях, часто не привязываются к взрослым. В то время как их физические потребности удовлетворяются, поскольку их эмоциональные потребности не удовлетворяются, они не связываются ни с кем в младенчестве, а затем кажутся неспособными к установлению любовных отношений, когда становятся старше. Некоторые исследования показали, что терапевтические вмешательства могут помочь восполнить дефицит, который испытывали эти дети. Однако другие события показали, что дети, у которых в младенчестве не развились привязанности, продолжают страдать от эмоциональных проблем.По этой теме все еще требуются дальнейшие исследования, однако, так или иначе, кажется очевидным, что развитие идет лучше всего, если дети могут сблизиться с опекуном в первые годы жизни.

Разлучение с фигурой привязанности в детстве также может привести к эмоциональным проблемам. В 1950-х годах Боулби и Джеймс Робертсон обнаружили, что когда дети разлучены со своими родителями во время длительного пребывания в больнице — обычная практика в то время — это приводит к большим страданиям ребенка.Если детей слишком долго держали от родителей, они, казалось, перестали доверять людям и, как дети, помещенные в специализированные учреждения, больше не могли устанавливать близкие отношения. К счастью, работа Боулби привела к увеличению числа больниц, позволяющих родителям оставаться со своими маленькими детьми.

Последствия для воспитания детей

Работа Боулби и Эйнсворт о привязанности предполагает, что родители должны рассматривать своих детей как полностью оборудованных, чтобы сигнализировать о том, что им нужно. Поэтому, когда младенцы плачут, улыбаются или лепечут, родители должны следовать своим инстинктам и отвечать.Дети, родители которых быстро и заботливо реагируют на их сигналы, как правило, надежно привязаны к тому времени, когда им исполняется год. Это не означает, что родители должны проявлять инициативу и идти к ребенку, когда ребенок не подал сигнал. По словам Боулби, если родитель настаивает на том, чтобы заботиться о ребенке, независимо от того, сигнализирует он об их желании внимания или нет, ребенок может стать испорченным. Боулби и Эйнсворт считали, что вместо этого нужно просто быть рядом с опекунами, позволяя ребенку заниматься своими собственными независимыми интересами и исследованиями.

Источники

  • Черри, Кендра. «Боулби и Эйнсворт: что такое теория привязанности?» Verywell Mind , 21 сентября 2019 г. https://www.verywellmind.com/what-is-attachment-theory-2795337
  • Черри, Кендра. «Различные типы стилей привязанности» Verywell Mind , 24 июня 2019 г. https://www.verywellmind.com/attachment-styles-2795344
  • Крейн, Уильям. Теории развития: концепции и приложения.5-е изд., Пирсон Прентис Холл. 2005.
  • Фрейли, Р. Крис и Филип Р. Шейвер. «Теория привязанности и ее место в современной теории и исследованиях личности». Справочник личности: теория и исследования, , 3-е изд., Под редакцией Оливера П. Джона, Ричарда У. Робинса и Лоуренса А. Первина, The Guilford Press, 2008, стр.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.