Теория джеймса: Теория эмоций Джеймса-Ланге — Психологос

Теория джеймса: Теория эмоций Джеймса-Ланге — Психологос

Содержание

Теория эмоций Джеймса-Ланге - Психологос

Теория Джеймса-Ланге сформулирована в конце 19 века. Ее авторы - американский философ и психолог Вильям Джеймс и датский медик и анатом Карл Ланге не были знакомы друг с другом и пришли к одинаковым взглядам независимо друг от друга.

В 1884 г. в журнале Mind была опубликована статья Вильяма Джеймса «Что такое эмоция». В ней автор выдвинул неожиданную и парадоксальную гипотезу: если отсечь от эмоции ее внешнее проявление, то от нее вообще ничего не останется. Более того - наблюдаемые признаки есть не столько следствие эмоции, сколько ее причина. В ответ на изменение окружающих условий в организме безотчетно возникает рефлекторная физиологическая реакция - повышается секреция желез, сокращаются определенные группы мышц и т. п. Сигнал об этих изменениях в организме поступает в центральную нервную систему, тем самым порождая эмоциональное переживание. То есть мы плачем не потому, что опечалены, но впадаем в грусть, стоит лишь нам заплакать или даже нахмуриться.

Как использовать эту теорию

Чтобы вызвать приятное переживание, надо вести себя так, словно оно уже наступило. Если у вас плохое настроение - улыбайтесь! Приучайте себя улыбаться, и вы чаще на самом деле будете чувствовать себя жизнерадостным.

Своей улыбкой или хмуростью вы формируете окружение вокруг себя, а это окружение уже влияет и на вас. Люди безотчетно сторонятся хмурых лиц. У каждого хватает своих проблем, и не хочется сталкиваться еще и с чужими. А вот человек с оптимистичной улыбкой на лице всегда встречает отклик и взаимное расположение.

Сильные стороны этой теории

Многие эксперименты ее подтверждают. Например, испытуемых просили оценить предъявлявшиеся им анекдоты и карикатуры. При этом требовалось держать во рту карандаш. Но одни испытуемые должны были удерживать его зубами, невольно изображая подобие улыбки, а другие — губами, отчего лицо принимало хмуро-напряженное выражение. Первая группа сочла предъявлявшиеся им истории и картинки гораздо более смешными.

Немецким психологом Вера Биркенбил предлагала испытуемым в минуту озабоченности или огорчения ненадолго уединиться и попытаться придать лицу радостное выражение: сделайть над собой усилие, заставить уголки губ приподняться и удержать в этом положении 10-20 секунд. Биркенбил утверждает: не было случая, чтобы изначально натужная гримаса не переросла в настоящую улыбку.

Можно уверенно утверждать, что кинестетические ключи запуска эмоций являются действенными. См.→

Слабые стороны этой теории

Набор эмоциональных переживаний человека гораздо богаче и шире, чем спектр телесных реакций.

Одна и та же органическая реакция может сочетаться с самыми разными чувствами. Так, достоверно установлено, что выброс в кровь гормона адреналина вызывает возбуждение. Но это возбуждение может получить различную эмоциональную окраску в зависимости от внешних обстоятельств. В одном эксперименте испытуемым помимо их ведома искусственно повышали содержание адреналина в крови. При этом одна группа испытуемых находилась в обстановке непринужденного веселья, другая - в угнетающей и тревожной атмосфере. Соответственно и эмоциональные проявления оказались различны: в первом случае это была радость, во втором - гнев.

Человек может дрожать от страха (по Джемсу, «мы боимся, потому что дрожим»). Но известно и то, что дрожь может быть вызвана гневом или даже сексуальным возбуждением. Аналогично, слезы - символ горя и печали. Но бывают слезы от злости и даже слезы радости.

Эмоциональные проявления во многом определяются культурными нормами.

Например, в Японии проявление печали и боли в присутствии лиц более высокого положения рассматривается как демонстрация непочтительности. Поэтому японец, которому делается выговор, должен выслушать его с улыбкой (у нас это, наоборот, сочли бы дерзостью). В Китае издавна принято сообщать старшим и вышестоящим лицам о своем горе с улыбкой, дабы преуменьшить значение несчастья и не беспокоить им почтенное лицо. У жителей Андаманских островов принято плакать при встрече после долгой разлуки, а также при примирении враждующих сторон.


Теория эмоций Джеймса-Ланге (англ. James—Lange theory of emotion) - психологическая теория эмоций, выдвинутая одновременно и независимо друг от друга В. Джеймсом (1884) и датским анатомом Г. Ланге (1885).

Восприятие возбуждающего факта (печальное известие, опасность и т.п.) непосредственно, рефлекторным путем вызывает телесные изменения (кровообращения, дыхания, мимики), а наше чувствование (ощущение) этих изменений есть эмоция. Вместо выдвигавшейся обычно последовательности: причина (стимул) - чувствование - внешнее выражение, эта теория указывает иную последовательность: причина (стимул) - телесное изменение - чувствование; то, что принимается за причину (чувствование), оказывается само следствием (результат телесных изменений). «Мы огорчены, потому что плачем; разгневаны, потому что наносим удары; испуганы, потому что дрожим» (Джеймс). Ланге особенно выдвигал роль сосудодвигательной системы в возникновении эмоций и приписывал ей первостепенное значение, без нее мы не знали бы «ни радости, ни гнева, ни забот, ни страха».

Сформулированная как закон Джеймса-Ланге, эта теория говорит о возможности управления внутренними чувствами и эмоциями: совершая действия, характерные для того или иного внутреннего чувства, мы обычно начинаем вызывать и само чувство.

Критика Д.—Л. т. э. физиологами (Ч.С. Шеррингтон, У. Кеннон и др.) основана на данных, полученных в экспериментах с животными. Главные из них свидетельствуют о том, что одни и те же периферические изменения происходят при самых разных эмоциях, а также при состояниях, с эмоциями не связанных. Л.С. Выготский подверг эту теорию критике за противопоставление «низших», элементарных эмоций, как обусловленных сдвигами в организме, «высшим», истинно человеческим переживаниям (эстетическим, интеллектуальным, нравственным и др.), будто бы не имеющим никаких материальных оснований.

Подробнее

Джеймс был наделен необычайным даром самонаблюдения и удивительно точного описания его данных. Наблюдая за эмоциональными переживаниями, он обратил внимание на одно важное обстоятельство, основываясь на котором он сделал выводы, характерные для психологической мысли того времени, но совершенно непонятные и удивительные с точки зрения обычных, устоявшихся веками психологических представлений.

Джеймс обратил внимание на то, что, пытаясь описать какую-либо эмоцию, например эмоцию страха, не принимая во внимание и изымая из описания телесные процессы — сердцебиение, бледность, специфические изменения мышечной системы и пр., обычно сопутствующие переживанию страха, оказывается, что, собственно говоря, описывать нечего. Страх представлен в сознании в виде процессов, происходящих в организме испуганного человека: в сознании не подтверждается наличие чего-либо такого, что позволило бы отличить страх, как специфическое эмоциональное переживание, от этих процессов. То, что мы называет страхом, возникает примерно следующим образом: субъект воспринимает нечто опасное, скажем, встречается лицом к лицу со страшным зверем. Это восприятие тотчас же, рефлекторным путем, вызывает в организме изменения, которые принято считать проявлением страха — мышечное напряжение, сердцебиение, стоящие дыбом волосы... Эти телесные изменения, превращаясь во внутреннее раздражение, вызывают внутренние ощущения. Но они переживаются не в виде отдельных ощущений, а вместе, в комплексе; именно это переживание и называется страхом. Стало быть, страх — это комплекс внутренних ощущений, возникающих на почве исходящего из телесных изменений раздражения. Не будь этого раздражения, не появились бы соответствующие внутренние ощущения и, следовательно, не возник их комплекс, то есть страх. Таким образом, страх появился потому, что у субъекта участилось сердцебиение, волосы встали дыбом, он приготовился убежать.

Согласно Джеймсу, сказанное о страхе можно распространить на все остальные эмоции; исходя из этого, понятно, что имел в виду Джеймс, столь парадоксально формулируя свою теорию: Мы огорчены потому, что плачем, разгневаны потому, что наносим удар, испуганы потому, что дрожим, а не наоборот — мы плачем, наносим удар и дрожим потому, что огорчены, разгневаны или испуганы.

Следовательно, по мнению Джеймса, эмоция представляет собой отражение телесных процессов в сознании; эмоция — всего лишь комплекс внутренних ощущений и не более.

Принципиально так же рассуждает и Ланге. Он тоже убежден в том, что основу эмоций составляют чисто периферические соматические процессы, что эмоции, в сущности, следует считать психическим отражением этих процессов. Однако, по его мнению, в этом случае решающую роль выполняет расстройство иннервации кровеносных сосудов. Из-за аномального расширения или сужения кровеносных сосудов объем кровотока в тех или иных органах нашего тела ненормально увеличивается или уменьшается, и это следует считать первичной причиной так называемых эмоциональных переживаний. Возьмем, например, грусть: Устраните усталость и вялость мускулов, пусть кровь прильет к коже и мозгу, и вы увидите, что появится легкость в членах, а от грусти ничего не останется, — говорил Ланге.

Таким образом, согласно взглядам как Джеймса, так и Ланге, эмоция строится на основе чисто периферических телесных процессов, она по сути представляет собой определенный комплекс ощущений, поэтому нет никакой необходимости наряду с познавательными психическими процессами допускать существование принципиально отличных от них эмоциональных процессов.

В пользу теории Джеймса приводятся следующие соображения:

1. При отсутствии чувствительности внутренних органов — так называемой висцеральной анестезии человек становится эмоционально совершенно индифферентным. Помимо этого, обычный опыт также свидетельствует о влиянии задержки телесных проявлений эмоциональных переживаний на саму эмоцию — обычно в сторону ее ослабления.

2. Воздействие алкоголя или опиума улучшает настроение, а брома — ухудшает. Следовательно, в данном случае эмоциональное переживание возникает исключительно на основе телесных процессов.

3. Болезням вазомоторной системы обычно сопутствуют эмоциональные переживания без какой-либо иной причины: неврастеник переживает совершенно обычный страх, не имея на то абсолютно никаких оснований.

Но все эти аргументы опровергают данные, полученные в ходе экспериментальных исследований последних лет — прежде всего известными физиологами Шеррингтоном и Кенноном.

Шеррингтон перерезал собаке спинной мозг в шейной области и нерв вагус, почти полностью исключив возможность возникновения каких-либо внутренних ощущений. Следовательно, коль скоро теория правомерна, у такого животного не должны возникать какие-либо эмоциональные состояния. Но, как оказалось, животное на соответствующие условия отвечало привычными эмоциональными реакциями: на угрожающую ситуацию — страхом, а на приятную — удовольствием.

На основании этого Шеррингтон пришел к выводу, что эмоциональное переживание возникает без органических ощущений, постольку сущность эмоций никоим образом не может быть сведена к висцеральным процессам.

Аналогичный вывод был сделан и Кенноном. Оперативным путем он полностью вырезал у кошки часть нервной системы, ответственной за висцеральные реакции, сопутствующие эмоции страха или гнева, исключив тем самым возможность возникновения органических ощущений. Затем он поместил подопытное животное в ситуацию страха (показал собаку). Выяснилось, что в этих условиях кошка реагирует точно так же, как до операции — выявляет выраженную реакцию страха, то есть теория Джеймса—Ланге еще раз была опровергнута.

ДЖЕЙМС • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 8. Москва, 2007, стр. 644

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Д. А. Леонтьев

ДЖЕЙМС, Джемс (James) Уиль­ям (11.1.1842, Нью-Йорк – 26.8.1910, Чо­ко­руа, Нью-Гэмп­шир, США), амер. пси­хо­лог и фи­ло­соф, один из ос­но­ва­те­лей на­уч­ной пси­хо­ло­гии. По­то­мок ирл. эмиг­ран­тов, стар­ший из 5 де­тей из­вест­но­го тео­ло­га Ген­ри Джейм­са Стар­ше­го, брат пи­са­те­ля Г. Джейм­са. Окон­чил Гар­вард­ский ун-т (д-р ме­ди­ци­ны, 1869). По­сле трёх­лет­не­го кри­зи­са (Д. стра­дал де­прес­си­ей, бу­ду­чи не в со­стоя­нии раз­ре­шить про­ти­во­ре­чие ме­ж­ду ес­те­ст­вен­но-на­уч­ным и ре­лиг. по­ни­ма­ни­ем че­ло­ве­ка) на­чал пре­по­да­вать в Гар­вар­де (с 1873) ана­то­мию и фи­зио­ло­гию, за­тем пси­хо­ло­гию (в 1876 ос­но­вал пер­вую в США ла­бо­ра­то­рию экс­пе­рим. пси­хо­ло­гии) и фи­ло­со­фию.

В 1890 опуб­ли­ко­вал про­сла­вив­шую его кн. «The principles of psychology» (vol. 1–2; в рус. пер. «На­уч­ные ос­но­вы пси­хо­ло­гии», 2003), в ко­то­рой сис­те­ма­ти­зи­ро­вал осн. раз­де­лы пси­хо­ло­гич. нау­ки, вне­ся осо­бый вклад в раз­ра­бот­ку про­блем соз­на­ния, эмо­ций, во­ли и лич­но­сти. Д. рас­смат­ри­вал пси­хич. жизнь как ак­тив­ность, на­прав­лен­ную на при­спо­соб­ле­ние к сре­де, став од­ним из ос­но­ва­те­лей функ­цио­на­лиз­ма в пси­хо­ло­гии. В ак­те са­мо­соз­на­ния че­ло­век об­на­ру­жи­ва­ет в се­бе не­пре­рыв­но ме­няю­щие­ся це­ло­ст­ные со­стоя­ния («по­ток») соз­на­ния, в ка­ж­дом из ко­то­рых он вы­сту­па­ет как субъ­ект, по­знаю­щий Я, вы­де­ляю­щий из это­го по­то­ка ощу­ще­ний, эмо­ций и мыс­лей се­бя как объ­ект, как «моё, при­над­ле­жа­щее мне», т. е. по­зна­вае­мое, «эм­пи­ри­че­ское Я», или лич­ность. По­след­няя вклю­ча­ет «фи­зи­че­скую лич­ность» (те­ло, оде­ж­да, дом и т. п.), «со­ци­аль­ную лич­ность», ори­ен­ти­ро­ван­ную на при­зна­ние со сто­ро­ны др. лю­дей (со­ци­аль­ная лич­ность мно­же­ст­вен­на и вклю­ча­ет ро­ли со­ци­аль­ные, с ко­то­ры­ми иден­ти­фи­ци­ру­ет­ся че­ло­век, – друг, отец, под­чи­нён­ный и т. п.), и «ду­хов­ную лич­ность» (идеа­лы, мыс­ли, чув­ст­во внутр. ак­тив­но­сти и т. п.). Сре­ди важ­ней­ших ха­рак­те­ри­стик лич­но­сти Д. ввёл в пси­хо­ло­гию по­ня­тия «са­мо­оцен­ка», «са­мо­ува­же­ние», «са­мо­то­ж­де­ст­вен­ность». Со­глас­но пред­ло­жен­ной им пе­ри­фе­ри­че­ской тео­рии эмо­ций (т. н. тео­рия Джейм­са – Лан­ге), эмо­ции от­ра­жа­ют про­изо­шед­шие чуть ра­нее фи­зио­ло­гич. из­ме­не­ния, свя­зан­ные с реф­лек­тор­ной ре­ак­ци­ей на вос­при­ня­тое (мы огор­че­ны, по­то­му что пла­чем, ис­пу­га­ны, по­то­му что дро­жим, и т. п.). Эта тео­рия неск. де­ся­ти­ле­тий оп­ре­де­ля­ла раз­ви­тие пси­хо­ло­гии эмо­ций, по­ка не по­лу­чи­ла экс­пе­рим. оп­ро­вер­же­ния. В пси­хо­ло­гии во­ли впер­вые по­ста­вил во­прос о ме­ха­низ­мах пе­ре­хо­да от пред­став­ле­ний к про­из­воль­ным дей­ст­ви­ям. Явив­шись од­ним из ини­циа­то­ров пси­хо­ло­гич. изу­че­ния фе­но­ме­нов па­ра­пси­хо­ло­гии, спи­ри­тиз­ма, ре­лиг. опы­та как со­стоя­ния соз­на­ния, Д. при­шёл к вы­во­ду, что обыч­ное соз­на­ние че­ло­ве­ка по­доб­но ма­лень­ко­му ост­ро­ву сре­ди океа­на мно­го­об­раз­ных воз­мож­но­стей че­ло­ве­че­ской пси­хи­ки.

В 1890-е гг. центр ин­те­ре­сов Д. сме­стил­ся в сто­ро­ну фи­ло­со­фии. Вслед за Ч. С. Пир­сом Д. раз­ви­ва­ет кон­цеп­цию праг­ма­тиз­ма, со­глас­но ко­то­рой цен­ность лю­бых идей, тео­рий и сис­тем пред­став­ле­ний свя­за­на с те­ми след­ст­вия­ми, ко­то­рые вы­те­ка­ют из них для прак­тич. жиз­ни. Пред­став­ле­ния, ко­то­рые счи­та­ют­ся ис­тин­ны­ми, со­от­вет­ст­ву­ют не «объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти», а ус­пеш­ным ре­зуль­та­там их при­ме­не­ния на прак­ти­ке, вы­пол­няя цен­но­ст­ную и на­прав­ляю­щую функ­ции по от­но­ше­нию к дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка. В ча­ст­но­сти, ис­тин­ны­ми сле­ду­ет счи­тать ре­лигиозную ве­ру, ве­ру в сво­бо­ду че­ло­ве­ка, «ме­лио­ризм» – по­зи­цию, про­ти­во­пос­тав­лен­ную край­но­стям оп­ти­миз­ма и пес­си­миз­ма, со­глас­но ко­то­рой бу­ду­щее че­ло­ве­ка на­хо­дит­ся в его ру­ках.

«Ра­ди­каль­ный эм­пи­ризм» Д. ис­хо­дит из по­ня­тия «чис­то­го опы­та» как не­раз­дель­но­го един­ст­ва ду­хов­но­го и ма­те­ри­аль­но­го, ду­ши и те­ла, субъ­ек­та и объ­ек­та. В про­цес­се по­зна­ния этот це­ло­ст­ный «по­ток жиз­ни» в це­лях прак­тич. удоб­ст­ва раз­де­ля­ет­ся на час­ти (фи­зич. и пси­хич. объ­ек­ты и т. п.), и по­зна­ние вы­сту­па­ет как ус­та­нов­ле­ние внеш­них от­но­ше­ний ме­ж­ду эти­ми разъ­е­ди­нён­ны­ми час­тя­ми опы­та. Соз­на­ние, вы­пол­няю­щее важ­ную по­зна­ва­тель­ную функ­цию, не яв­ля­ет­ся осо­бой суб­стан­ци­ей: про­об­ра­зом по­ня­тия «ду­ха» Д. счи­тал обыч­ный про­цесс ды­ха­ния, так что вме­сто «я мыс­лю» мож­но бы­ло бы ска­зать «я ды­шу». Не­замк­ну­тая и не­за­вер­шён­ная «плю­ра­ли­сти­че­ская Все­лен­ная» пред­ста­ёт нам во мно­же­ст­ве форм, и раз­ные ви­ды упо­ря­до­чи­ва­ния опы­та от­ли­ча­ют­ся толь­ко сво­ей от­но­си­тель­ной прак­тической цен­но­стью.

В тру­дах по пе­да­го­ги­ке Д. рас­смат­ри­вал про­цесс вос­пи­та­ния как ор­га­ни­за­цию стрем­ле­ний и на­вы­ков че­ло­ве­ка в оп­ре­де­лён­ные фор­мы по­ве­де­ния, ис­хо­дя при этом из ре­шаю­ще­го влия­ния ин­стинк­тов и эмо­ций. Вы­сту­пал как убе­ж­дён­ный про­тив­ник фор­маль­ных приё­мов обу­че­ния, не за­тра­ги­ваю­щих глу­би­ны пси­хич. жиз­ни уча­щих­ся. Эти воз­зре­ния Д. по­лу­чи­ли раз­ви­тие в праг­ма­ти­ст­ской пе­да­го­ги­ке.

В 1900-х гг. Д. мно­го пу­те­ше­ст­во­вал по Ев­ро­пе и США, вы­сту­пал с лек­ция­ми, в осн. на фи­лос. те­мы. Эдин­бург­ский (1902) и Гар­вард­ский (1903) ун-ты при­су­ди­ли ему сте­пень док­то­ра пра­ва. Д. ока­зал ог­ром­ное влия­ние на пси­хо­ло­гию; в чис­ле фи­ло­со­фов, опи­рав­ших­ся на его идеи, бы­ли Дж. Дьюи, Дж. Г. Мид, Э. Гус­серль, Б. Рас­сел, Л. Вит­ген­штейн и др.

Теория Джеймса – Ланге. Психология. Люди, концепции, эксперименты

Читайте также

6. Факторный анализ. Двухфакторная теория способностей Ч. Спирмена. Многофакторная теория способностей Т. Л. Килли и Л. Терстона

6. Факторный анализ. Двухфакторная теория способностей Ч. Спирмена. Многофакторная теория способностей Т. Л. Килли и Л. Терстона Тестовые батареи (комплекты) создавались для отбора поступающих в медицинские, юридические, инженерные и другие учебные заведения. Основой для

«Классификация феноменов установки в экспериментальной психологии» Джеймса Гибсона

«Классификация феноменов установки в экспериментальной психологии» Джеймса Гибсона В психологии понятие «вероятностное прогнозирование» появилось относительно недавно. Оно и молодое и старое. Ему немногим больше десяти лет, если ориентироваться на первое

1. Психология религии У. Джеймса и его теория сознания

1. Психология религии У. Джеймса и его теория сознания Философия и психология Уильяма Джеймса (1842-1910) вновь возрождается после периода относительного забвения. Совсем недавно его основные работы были переизданы и теоретические воззрения получили новую оценку. Его

Скрытые намерения Джеймса

Скрытые намерения Джеймса Джеймс – скрыто-агрессивная личность. Под «прикрытием» служения Господу и другим людям он удовлетворяет свое стремление к власти, карьере и престижу. Его характер серьезно поврежден. Человек со здоровым характером умеет соблюдать равновесие

Душа и ее окрестности: взгляд Джеймса Хиллмана на психологию

Душа и ее окрестности: взгляд Джеймса Хиллмана на психологию В измененном виде впервые опубликована в: Хиллман Дж. Самоубийство и душа. М., 2004, с. 5–62.В течение последней четверти ХХ века Джеймс Хиллман создавал новое видение психологии, при котором психология становится

24. Понятие мотивации. Теории мотивации. Теория Мак-Клелланда о потребности в достижениях. Теория иерархии потребностей А. Маслоу

24. Понятие мотивации. Теории мотивации. Теория Мак-Клелланда о потребности в достижениях. Теория иерархии потребностей А. Маслоу Мотивация – это набор потребностей человека, который может стимулировать его как члена рабочего коллектива на достижение определенных

Энергетическая теория или когнитивная теория?

Энергетическая теория или когнитивная теория? По формулировке Фрейда, первичный процесс отсылает нас как к тому, что является ответственным за искажение логического, рационального мышления в поисках удовлетворения, так и к форме ментальных процессов. Конечно, как

Ситуация Джеймса: долгие отголоски смерти брата

Ситуация Джеймса: долгие отголоски смерти брата Джеймс, 46-летний помощник юриста, обратился ко мне по ряду причин: он ненавидел свою работу, чувствовал беспокойство и неприкаянность, злоупотреблял алкоголем, не имел близких отношений ни с кем, кроме своей жены, с которой

Темная триада и психология Джеймса Бонда

Темная триада и психология Джеймса Бонда Способность Джонни заправлять делами в переломные моменты жизни и извлекать для себя максимум из любой ситуации пошла ему на пользу. Он отправился служить в разведку.«Кев, наверху плавают не только сливки, но и пена, — сказал

Про нереального Джеймса Бонда и реальных алкоголиков

Про нереального Джеймса Бонда и реальных алкоголиков Дорогие мои любительницы элитной дичи! Хочу предостеречь вас от одной ужасной ошибки, которую рано или поздно совершают многие охотницы на альфа-самцов. Поделюсь своим кровавым опытом во имя спасения ваших

Джеймса — Ланге теория эмоций

Джеймса — Ланге теория эмоций
теория, согласно которой эмоциональное состояние человека является производным от состояния его внутренних органов.

1. Малая медицинская энциклопедия. — М.: Медицинская энциклопедия. 1991—96 гг. 2. Первая медицинская помощь. — М.: Большая Российская Энциклопедия. 1994 г. 3. Энциклопедический словарь медицинских терминов. — М.: Советская энциклопедия. — 1982—1984 гг.

  • Деэфферента́ция
  • Дже́ймса зерни́стость

Смотреть что такое "Джеймса — Ланге теория эмоций" в других словарях:

  • Джеймса-Ланге теория эмоций — выдвинута независимо друг от друга американским философом и психологом У. Джеймсом и датским медиком К. Г. Ланге (80–90 е гг. XIX в.). Согласно Д. Л. т. э., возникновение эмоций обусловлено вызываемыми внешними воздействиями изменениями как в… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Джеймса-Ланге теория эмоций — (W. James, 1842 1910, амер. психолог и философ; G. Lange, 1834 1900, датский психолог) теория, согласно которой эмоциональное состояние человека является производным от состояния его внутренних органов …   Большой медицинский словарь

  • Джеймса–Ланге периферическая теория эмоций — (James W., 1884; Lange С., 1885). Психофизиологическая теория, связывающая появление эмоций с периферическими изменениями, возникающими сугубо рефлекторно, без непосредственной реакции высших центров на внешние впечатления. Эмоция рассматривается …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • ДЖЕЙМСА-ЛАНГЕ ПЕРИФЕРИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЭМОЦИЙ — [James W., 1884; Lange С., 1885]. Психофизиологическая теория, связывающая появление эмоций с периферическими изменениями, возникающими сугубо рефлекторно, без непосредственной реакции высших центров на внешние впечатления. Эмоция рассматривается …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • Теория эмоций Джеймса–Ланге — Теория, согласно которой возникновение эмоций обусловлено состоянием внутренних органов и поведенческими реакциями. По мнению Джеймса, «мы печальны потому, что плачем, боимся потому, что дрожим, радуемся потому, что смеемся». При этом Ланге… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • теория эмоций Джеймса-Ланге — философско психологическая теория, рассматривающая возникновение эмоциональных состояний как следствие определенных движений, жестов, физиологичческих изменений, а не наоборот. По У. Джеймсу, мы печальны потому, что плачем; боимся потому, что… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Двух-факторная теория эмоций — Двухфакторная теория эмоций это теория в социальной психологии, которая рассматривает эмоцию как сочетание двух компонентов (факторов): физиологического возбуждения и когнитивной интерпретации этого возбуждения. Двухфакторную теорию эмоций… …   Википедия

  • Двухфакторная теория эмоций — Двухфакторная теория эмоций  социально психологическая теория, рассматривающая эмоции как сочетания двух компонентов (факторов): физиологического возбуждения и когнитивной интерпретации этого возбуждения. Двухфакторную теорию эмоций… …   Википедия

  • Психологические теории эмоций — Психологические теории эмоций  теории о природе, структуре, функциях и динамике протекания эмоций или эмоциональных процессов, с точки зрения психологии. Содержание 1 Эволюционная теория эмоций 2 …   Википедия

  • Кеннон Уолтер — (1871–1945) американский физиолог. Изучая влияние аффектов на работу внутренних органов, открыл физиологические механизмы эмоционального поведения («Телесные изменения при боли, голоде, страхе и гневе», 1915), показав роль симпатической нервной… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Эмоция — Эта статья  об одном из видов эмоциональных процессов. О более общем понятии см. Эмоциональный процесс. Эмоция (от лат. emoveo  потрясаю, волную)  эмоциональный процесс средней продолжительности, отражающий… …   Википедия

Книги

  • Психология за 30 секунд, Кристиан Джарретт. "Собака Павлова, психоанализ, исследование подчинения Милгрэма, когнитивная терапия Бека… Вы, конечно, знаете, что это такое (или, по крайней мере, слышали), но насколько хорошо вам ясна суть… Подробнее  Купить за 189 руб аудиокнига

Фокеев Ф.В. Проблема единства и многообразия в прагматизме У.Джеймса

  

Уильям Джеймс (1842–1910) – выдающийся американский психолог и философ, один из основателей прагматизма, автор фундаментального научного труда «Принципы психологии» (1890), исследований по философии религии «Воля к вере» (1896) и «Многообразие религиозного опыта» (1902), а также ряда философских работ, в которых изложены концепции прагматизма и радикального эмпиризма. Среди последних необходимо отметить «Прагматизм» (1907), «Вселенная с плюралистической точки зрения» (1909), «Значение истины» (1909), «Введение в философию» (1911), «Очерки радикального эмпиризма» (1912).

В историческом контексте творчество У.Джеймса предстает одной из форм адаптации европейского интеллектуального наследия к специфике американской культуры начала XX века. Свою концепцию Джеймс считал продолжением и развитием традиции британского эмпиризма. Одновременно его работы отличает характерная особенность, которую Д.Дьюи оценивает как «революционную перемену точки зрения»: в отличие от предшественников, философ обращает внимание не на первые принципы и начала бытия и познания, а на следствия и ожидаемые результаты. Такой подход привел к новой трактовке базовых философских понятий знания, истины, опыта, действительности, рациональности. По сути дела, это была трансформация эмпиризма. По мнению многих исследователей, решающее влияние на нее оказала эволюционная теория Дарвина и связанное с ней представление о функциях интеллекта в процессе приспособления к условиям среды.

 

 

– 125 –

 

Во многом благодаря усилиям Джеймса новое философское направление приобрело широкую известность. Об этом, в частности, свидетельствует интенсивность и количество переводов работ У.Джеймса на русский язык за период с 1896 по 1911 год[1]. Выражая мнение значительной части философского сообщества России тех лет, Л.М Лопатин называет Джеймса «самым тонким и глубоким психологом и одним из наиболее крупных мыслителей»[2] своего времени и отмечает далее, что прагматистскому учению свойственны новизна, свежесть, чрезвычайная простота и искренность нравственного подъема. Большинство современных исследователей согласно в том, что интерпретация и популяризация прагматистских идей в работах У.Джеймса оказали значительное влияние на философию. «На некоторое время прагматизм, с которым Джеймс был наиболее тесно связан, сделался влиятельным философским направлением. Не только его прямые последователи, но даже такие философы, как Рассел, критиковавшие это учение, тем не менее признавали, что они обязаны Джеймсу. Они рассматривали прагматизм как одну из могущественных сил, стремившихся порвать с ортодоксальной идеалистической традицией в метафизике, и видели в нем союзника»[3]. В полемической ситуации начала XX века именно проблема единства и многообразия представляла собой один из пунктов наиболее острого разногласия между сторонниками новых и традиционных течений в западной философии. В современной философской литературе широко применяются методы и понятия, разработанные в рамках классического прагматизма. И в наши дни с его идей, как отмечают специалисты, «не приходится стряхивать пыль забвения»[4].

 

1. «Центральная проблема» метафизики У.Джеймса

 

Для философии прагматизма характерно рассмотрение любых теоретических идей с точки зрения их практического значения и возможных эмпирических последствий, в качестве планов возможных действий или инструментов, позволяющих согласовать ожидания с опытом. С этой общей ориентацией тесно связан замысел прагматизма как метода прояснения содержания научных и философских понятий. Основатель прагматизма Чарльз Сандерс Пирс (1839–1914) в работе «Как сделать наши идеи ясными» (1877 г.) сформулировал правило, согласно которому для того, чтобы достигнуть по-настоящему ясного понятия о некотором объекте, необходимо представить,

 

 

– 126 –

 

какие существенные с практической точки зрения последствия может произвести объект данного понятия, и тогда представление об этих эмпирических последствиях составит все содержание нашего понятия об объекте. В своих работах Пирс применил прагматистский метод для анализа ряда научных понятий. Наиболее значительных результатов он ожидал от его применения в области метафизики. По мнению философа, благодаря анализу понятий по методу прагматизма каждая не лишенная смысла философская абстракция должна приобрести ясность, а традиционная метафизика будет преобразована в ряд проблем, доступных для научного исследования.

В работах У.Джеймса метод прояснения понятий, разработанный Ч.С.Пирсом, применяется для исследования традиционных вопросов теологии и метафизики, для преодоления разногласий между представителями различных философских взглядов и направлений. Прагматистское правило, или «Принцип Пирса», позволяет Джеймсу отделять реальные теоретические расхождения от мнимых, чисто словесных. К числу реальных проблем философии Джеймс относит вопрос о «едином и многом», отмечая его особую значимость: «Классификация по признаку веры в единое или многое – это классификация с максимальным количеством последствий»[5]. Джеймс формулирует соответствующий вопрос как дилемму в области онтологии, одновременно затрагивающую теорию истины, теологию и другие аспекты его концепции. Проблема «единого и многого» занимает центральное место в размышлениях философа в силу многообразия и значимости практических следствий, которые потенциально заключает в себе ее решение.

Джеймс стремился создать концепцию, промежуточную по отношению к крайним формам монизма и плюрализма. Это намерение связано не только с задачей примирения противоположных сторон в дискуссии о «едином и многом», но также с тем, что прагматистский подход порождает аргументы в пользу обеих гипотез.

Основная задача философии, по мнению У.Джеймса, заключается в исследовании проблем метафизики, теологии и морали. В его работах речь идет о поиске истины в этих областях знания, и в связи с этим понятие истины и проблема ее природы занимают в прагматизме одно из центральных мест. Представления об истине определяются, по Джеймсу, двумя основными принципами: инструментализма и гуманизма.

Концепция инструментализма заключается в том, что идеи или теории могут быть названы истинными постольку, поскольку они помогают устанавливать удовлетворительные отношения с разными

 

 

– 127 –

 

частями опыта и позволяют осуществлять эффективные операции. Принцип «гуманизма» (термин ввел английский философ Ф.К.С.Шиллер) гласит, что все истины до некоторых, точно не определимых пределов, являются продуктом человеческого творчества, а в формировании представлений о реальности участвуют субъективные факторы и предпосылки.

У.Джеймс применяет эти представления об истине к вопросам и гипотезам, относящимся к области метафизики. Практические последствия и результаты метафизических концепций и религиозных учений состоят, по мнению Джеймса, в том воздействии, которое они способны оказывать на состояние духа их последователей, а также проявляются во внушаемых ими поступках. По его утверждению, например, «истинный смысл материализма и спиритуализма заключается не в отвлеченных тонкостях насчет внутренней сущности материи или насчет метафизических атрибутов Бога – он состоит в различных вызываемых ими эмоциях и образах действия, в различных характерах надежды и ожидания и во всех тех тонких вторичных последствиях, которые влекут за собой эти различия»[6]. Согласно концепции инструментализма, из этого положения допустимо сделать вывод, что ни одна религиозная или философская доктрина не является более истинной, чем другая, – в смысле точного соответствия реальному положению дел, – но все они хороши в той мере, в какой способны вызывать оптимизм, внушать чувство уверенности или доставлять утешение, но не истину. Принцип гуманизма, составляющий вторую отличительную особенность позиции прагматизма, также позволяет сделать вывод, что возможно множество метафизических и теологических концепций, созданных в соответствии с различными субъективными установками, причем ни одну из них нельзя назвать более истинной, чем другие. В этом случае дискуссии об истине между сторонниками различных направлений и убеждений лишаются смысла в силу того, что единой универсальной истины нет. Однако понятие истины применительно к утверждениям философии Джеймс считал правомерным: «Мы сознательно решаемся признать постулат, что истина существует и что назначение нашего ума – познать ее, хотя скептик и не хочет признавать этого постулата. Поэтому мы безусловно расходимся со скептиком в этом пункте»[7]. Чтобы объяснить позицию философа, необходимо дополнить и уточнить прагматистское представление об истине.

По мнению Джеймса, различие между истинными и ложными представлениями на практике заключается в следующем. Истинные идеи подразумевают определенные действия на их основе и тем

 

 

– 128 –

 

самым допускают подтверждение и проверку. Благодаря этому истинные идеи философ приравнивает к ценным, с практической точки зрения, орудиям. У.Джеймс полагал, что прагматистская теория истины полностью совместима с точкой зрения реализма в гносеологии, согласно которой предметы физического мира существуют независимо от мысли, а истина имеет объективные основания. В ходе всякого опыта установления истины существуют ограничивающие и оказывающие сопротивление факторы, которые Джеймс рассматривает как независимую объективную реальность. Философ указывает три области действительности, которые необходимо принимать во внимание, рассматривая процесс формирования истин: непосредственный опыт, отношения между компонентами опыта и вся совокупность прежде установленных истин. Все три области до некоторой степени допускают свободу интерпретации, субъективность оценок и вмешательство человеческих соображений и интересов.

Джеймс ввел в теорию истины существенное ограничение, подчеркнув, что новое знание может быть признано истинным только при условии его согласования со всей совокупностью прежде установленных истин. Такое согласование достигается путем трансформации и взаимного приспособления идей. Но это последнее условие, так же как критерий полезности, не дает основания считать, что только одно определенное решение вопросов метафизики может быть истинным[8]. Например, допустимо предположить, что существует множество равноценных истинных ответов. Не имеет общепринятого решения и вопрос о том, следует ли подчинять исследование философских проблем правилам традиционной или какой-либо иной, предположительно более высокой и совершенной логики.

В пользу первого мнения свидетельствует отмеченная Джеймсом связь проблем метафизики с многообразием практических интересов. К числу практически важных философ относит вопросы, касающиеся моральных суждений, выбора целей и средств, предпочтения определенных форм и способов поведения, а также задачи, связанные с оценкой намерений, действий и их возможных результатов, с прогнозированием ожидаемых событий и их следствий, способных оказать влияние на поведение в будущем.

Следуя духу прагматизма, Джеймс скептически относился к умозрительным философским конструкциям и априорное решение проблем метафизики путем строго логичного, общеобязательного доказательства не представлялось ему возможным. Если бы решение философских проблем можно было отложить на неопределенное время, рассуждал философ, то наиболее оправданной позицией

 

 

– 129 –

 

оставался бы скептицизм: «Если бы неизвестное было безразлично для мыслителя... тогда философский нейтралитет и отказ от всякого убеждения был бы для него самым мудрым исходом. Однако, к несчастью, нейтралитет не только труден сам по себе, но и провести его в жизнь нелегко при живом практическом отношении к какой-либо альтернативе»[9]. Сохранению нейтральной позиции препятствует связь метафизических представлений с проблемами практического и морального характера, нередко требующими незамедлительного решения. Джеймс утверждал, что решающую роль в метафизических объяснениях мира играет практическая потребность в определенности представлений о будущем: «Наш ум спокойно примет всякое последнее данное, хотя бы иррациональное с логической точки зрения, если только его качества таковы, что оно может удовлетворить наши ожидания; если же оно оставит в нас хоть каплю неуверенности в будущем, мы тотчас же почувствуем в душе беспокойство или даже страх. Но в тех объяснениях вселенной, которые порождаются стремлением человеческого ума к рациональности, самую главную роль всегда играет потребность в удовлетворении ожиданий. Принцип, признаваемый философами за первичный, всегда исключает всякую неопределенность»[10] . Этой потребности полностью соответствует последовательное монистическое представление об универсуме, из которого исключается всякий элемент случайного, иррационального, непредсказуемого или проблематичного: «Можно сказать, что абсолютное превращает категорию возможности в более спокойные и надежные категории»[11]. С точки зрения прагматизма это является убедительным аргументом в пользу монистической онтологии и говорит о ее соответствии определенным практическим интересам и склонностям.

Но из характерного для прагматизма принципа оценки идей по эмпирическим последствиям и результатам следуют возражения против последовательного монизма. Смысл этих возражений состоит в том, что монистическая гипотеза слишком абстрактна, бесплодна и вызывает представление об отчуждении. Так, общей чертой монистических концепций является отрицание всевозможных различий и оппозиций в единой основе мира. В частности, наблюдаемые в опыте и существенные с практической точки зрения различия в ценности вещей или поступков не находят отражения в монистической онтологии, в силу чего представляются нереальными. Среди важнейших оппозиций такого рода Джеймс называет противоположность добра и зла. Философ убежден, что последовательный монизм ведет к фатализму, отрицанию свободы воли и невозможности нравственных

 

 

– 130 –

 

оценок. На этом основании он предпочитает плюралистическую точку зрения. «Моральные соображения, – пишет Джеймс, – могут привести нас к постулату несводимости друг к другу отдельных фактов мира»[12]. Таким образом, важнейший аргумент философа в пользу плюрализма основан на моральных соображениях. Этот вывод подтверждает английский исследователь прагматизма А.Дж.Айер: «Для Джеймса характерно, что в значительной мере корни его протеста против гегельянства имели эмоциональную и моральную природу. Эмоционально атмосфера гегельянства представлялась ему удушливой... В моральном отношении он находил возмутительной гегельянскую теорию о том, что страдание и зло нереальны или во всяком случае недостаточно реальны, чтобы о них беспокоиться»[13] .

С точки зрения Джеймса, плюралистическое мировоззрение «более соответствует моральной и драматической насыщенности жизни». Плюралистическая трактовка реальности позволяет принимать во внимание многие существенные с практической точки зрения факты и оппозиции. Кроме того, в пользу плюрализма философ приводит следующие соображения.

Гипотеза плюрализма наилучшим образом соответствует концепции опыта в прагматизме Джеймса. В опыте наблюдаются взаимодействия и связи, объединяющие его части. Однако, как считает философ, невозможно судить о том, представляет ли собой опыт в целом универсальное единство, поскольку он незавершен и постоянно расширяется за счет новых фрагментов, дополняющих существующую картину. Именно поэтому Джеймс полагает, что в качестве рабочей гипотезы плюрализм предпочтительнее монизма: «Прагматизм, не предрешая эмпирического ответа на вопрос об окончательном итоге единства и разделения в вещах, должен, разумеется, стать на плюралистическую точку зрения. Он признает возможным, что когда-нибудь наиболее приемлемой из всех гипотез может оказаться даже гипотеза о полном единстве вещей... Но пока следует честно и открыто принять противоположную гипотезу о мире, все еще не совершенно объединенном и, может быть, обреченном навсегда оставаться таковым. Это и есть учение плюрализма»[14].

Философ понимал, что людям присуща склонность к созданию рациональной картины мира. Но все попытки исчерпывающим образом определить и сформулировать смысл бытия или предложить всеобщую схему действительности Джеймс расценивал как неудачные, преждевременные и поспешные обобщения. По его мнению, ни одна концепция не принимает во внимание всех аспектов реальности. Характерные для монистической философии попытки обнаружить

 

 

– 131 –

 

в разнообразном и незавершенном опыте, в природе или в истории единую логику, гармонию, цель или порядок не приводят к успеху: «Философ требует или все, или ничего. Если мир не может быть рациональным так, как я это понимаю, т.е. в смысле безусловного подчинения мне, я отказываюсь признавать его рациональным вообще. Он – воплощенная неурядица, хаос...»[15]. С другой стороны, чем больше принимаются во внимание факты, тем менее полезными для практических целей кажутся отвлеченные схемы и концепции: «С помощью абсолютного вы не можете спуститься в мир конкретной действительности. Исходя из своего понятия об его природе, вы не сумеете сделать ни одного сколько-нибудь значительного и важного для вашей жизни конкретного вывода»[16]. В качестве альтернативы монизму У.Джеймс выдвинул гипотезу относительного систематического единства мира: «Между отдельными типами вещей имеются бесчисленные типы связей; если взять многообразие, образуемое одним каким-нибудь из этих типов, то мы получим некоторую систему, объединяющую между собой вещи»[17]. Благодаря этому можно рассматривать последовательности объектов, связанных тем или иным видом взаимодействия и являющихся проводниками соответствующих влияний. Подобное мысленное объединение вещей основано на знаниях локального и конкретного характера о природе отдельных частей опыта и восприимчивости объектов к тому или иному роду воздействия. Таким путем можно надеяться создать не только более реалистический, но и более рациональный образ действительности: «Настаивая на том, что, говоря о единстве мира, надо всегда иметь в виду лишь такие формы связи его частей, которые могут быть констатированы вполне определенно опытным путем, плюрализм представляется учением более «научным»»[18]. Соответствие научному типу рациональности философ считает одним из преимуществ плюралистической гипотезы.

Идея плюрализма гипотез и мнений в философии Джеймса связана с плюралистической онтологией. На его взгляд, практически невозможно указать элементы действительности, совершенно свободные от влияния субъективных особенностей восприятия, от человеческих вкусов и предпочтений. В связи с этим Джеймс делает вывод, что разногласия между сторонниками и оппонентами прагматизма неизбежно должны затрагивать не только теорию истины, но и область онтологии. Прагматизм, по его мнению, противоположен рационалистической точке зрения, согласно которой действительность является завершенной, а задачи и возможности разумных существ ограничены познанием мира. С точки зрения прагматизма,

 

 

– 132 –

 

напротив, формирование действительности продолжается непрерывно и оставляет определенные возможности для творческой деятельности человека.

В своих представлениях об устройстве и путях развития вселенной философ исходит из предположения, что мир развивается в рамках множества отдельных фрагментов или центров роста, частично под влиянием деятельности людей. Убеждения, идеи и принципы приобретают большое значение в качестве фактора, определяющего характер человеческих действий. Различные идеи являются причиной развития опыта по разным путям, а множественность идей и мнений делает возможным плюрализм направлений в развитии опыта.

В то же время последовательный плюрализм не вполне совместим с исходными установками прагматизма. Джеймс полагал, что рациональные объяснения мира обусловлены человеческим стремлением к определенности ожиданий и уверенности в будущем. Недостатком плюрализма философ считает неопределенность: «Мир, полагают плюралисты, может быть спасен при условии, если его составляющие будут самым лучшим образом выполнять свое назначение, но возможность частичных крахов и даже возможность гибели целого не исключена»[19]. В своих работах У.Джеймс подчеркивал не только разнообразие мира, но также относительное и возрастающее со временем единство опыта: «Вселенная непрерывно количественно растет за счет новых звеньев опыта, которые ответвляются от массы предыдущих; и эти последние звенья часто способствуют тому, что вся масса становится более консолидированной»[20]. Поэтому, «исходя из своего критерия практических различий, он [прагматизм] должен одинаково отвергнуть как абсолютный монизм, так и абсолютный плюрализм. Мир ... становится все более и более объединенным благодаря тем системам связей, которые одну за другой создает человеческая энергия»[21].

Таким образом, проблема единства и многообразия в метафизике У.Джеймса не разрешается односторонним предпочтением крайней плюралистической точки зрения. Исходя из стремления к примирению различных позиций, философ предпочел умеренный плюрализм как наименее догматичную концепцию, допускающую существование любой меры фактического единства в мире.

Полагая, что метафизические теории строятся посредством аналогий и экстраполяции, на основе знания отдельных частей опыта, Джеймс анализирует конкретные виды многообразия и единства, которые являются прототипами соответствующих философских категорий. Отмечается, что действительность не свидетельствует

 

 

– 133 –

 

исключительно или преимущественно в пользу монизма или плюрализма. Но, признавая это, философ не допускал, что обе гипотезы могут быть одновременно и в равной степени истинными.

Джеймс полагал, что требуется определенный выбор в пользу одной из этих концепций: «В качестве любителей философии мы вправе, может быть, называть себя монистическими плюралистами или детерминистами, защищающими свободу воли или чем-нибудь еще иного примиряющего рода. Но если мы, как философы, стремимся к ясности и логической последовательности, если мы чувствуем прагматистскую потребность в согласовании одной истины с другой, то мы должны по самому характеру вопроса решиться на выбор»[22]. Такой выбор необходим, когда разные доктрины предполагают разные перспективы, разные пути или тенденции развития событий в будущем, а также разные способы действия.

По мнению философа, принципы, составляющие дилемму единства и многообразия, порождают различные ожидания. Монизм подразумевает предопределение, предсказуемость развития, отсутствие индивидуальной свободы, отсутствие оснований для моральных суждений. Напротив, практические последствия плюрализма составляют индетерминизм, свобода воли, индивидуальная моральная ответственность, многообразие реальных возможностей и непредсказуемость будущего. Поэтому в практическом отношении наиболее важным аспектом дилеммы «единого и многого» может быть названо противоречие между гарантией осуществления идеалов и представлением о ценности индивидуальной свободы и сохранения реальных возможностей.

При этом Джеймс расценивает плюрализм как менее догматичную позицию, по сравнению с монизмом. Если плюрализм в принципе допускается, то количество наблюдаемых проявлений множественности не имеет решающего значения и может быть минимальным. С другой стороны, монизм не допускает независимости какой бы то ни было части универсума от целого: «Малейший намек на плюрализм, ничтожнейшая попытка какой-нибудь из частей всеединого освободиться от контроля целого разрушили бы его единство. Абсолютное единство не допускает степеней. Ведь нелепо было бы говорить об абсолютной чистоте стакана воды, в котором содержался бы один крохотный холерный вибрион. Даже минимальнейшая независимость какой-нибудь минимальнейшей части была бы так же гибельна для целого, как холерный вибрион в нашем примере со стаканом воды»[23]. Отсюда следует вывод философа: допуская плюрализм в принципе, приходится допустить все возможные последствия,

 

 

– 134 –

 

несовместимые с монистическим подходом. Различие ожиданий и возможных последствий делает, на его взгляд, необходимым однозначный, последовательный выбор между двумя гипотезами.

Обсуждая возможные пути решения проблемы «единого и многого», Джеймс выдвинул ряд возражений против концепции абсолютного идеализма. Одно из них связано с тем, что в рамках этой доктрины все вещи и факты рассматриваются как совокупности, узловые точки или «фокусы» разнообразных отношений. По мнению Джеймса, именно эта идея представляет собой догматическое убеждение, из которого следует, что монизм и плюрализм являются одинаково односторонними учениями и должны быть заменены их синтезом. Джеймс полагал, что сущность или природа вещей не сводится без остатка к отношениям, многие из которых имеют внешний и случайный характер. Философ подчеркивает, что он полностью согласен с гегельянцами в том, что вселенная является и единством, и множественностью. «Однако есть одно обстоятельство, препятствующее тому, чтобы мы с Гегелем когда-либо подали друг другу руку, несмотря на эту кажущуюся формулу братства. Мы различаем, или, по крайней мере, стараемся различать, в каких отношениях мир един и в каких он множествен, тогда как Гегель прямо не терпит таких твердых разграничений»[24]. Иначе говоря, Джеймс не допускал, что вселенная может быть единой и множественной одновременно, в одном и том же отношении.

Таким образом, исходя из намерения устранить теоретический «конфликт» между монизмом и плюрализмом, Джеймс вынужден отвергнуть крайние, догматические формы этих учений. При этом стремление философа к ясности и логической последовательности, а также внимание к практическим следствиям идей препятствуют решению данной проблемы путем синтеза или совмещения концепций, имеющих разные последствия на деле. Джеймс склонялся к выводу, что соотношение единства и множественности в составе опыта невозможно адекватно понять и выразить логическими средствами.

 

2. Гипотеза радикального эмпиризма и перспективы решения проблемы единства и многообразия

 

Онтологическая концепция У.Джеймса изложена в статьях «Существует ли сознание?», «Мир чистого опыта», «Вещь и ее отношения». В первой работе критически анализируется понятие сознания. По мнению Джеймса, в современной ему философии все еще ощутимо

 

 

– 135 –

 

влияние предшествующих дуалистических концепций, утверждавших противоположность духа и материи, души и тела, мысли и вещи, субъекта и объекта. Критика Джеймса направлена против сохраняющихся форм подобного дуализма. Корректируя неверное понимание, Джеймс допускает, что слово «сознание» может обрести более ясный смысл, если мы поймем, что оно обозначает не субстанцию, а функцию познавания.

Центральное место в концепции радикального эмпиризма занимает понятие чистого опыта. Чистый опыт определяется как недифференцированный поток ощущений и противополагается опыту осознанному, структурированному под влиянием рассудка. Предварительно излагая свою версию эмпиризма, Джеймс условно изображает чистый опыт в качестве единой мировой субстанции или универсального «вещества», объединяющего субъект и объект, вещи и мысли о вещах, объекты и отношения. Позже он отметит, что «опыт» является только собирательным именем для множества разнообразных эмпирических качеств или «природ», которые и представляют собой подлинные элементы реальности.

Понятия субъекта и объекта в концепции радикального эмпиризма приобретают несколько значений. В одном случае они представляют собой один и тот же фрагмент опыта, рассмотренный в двух разных контекстах, а именно в ряду физических предметов и в контексте последовательности мыслей. В другом случае субъект и объект предстают в качестве взаимосвязанных аспектов процесса эмпирического познания, протекающего во времени. Начало такого непрерывного процесса становится субъектом знания, а конец – объектом знания или представления. Наконец, третья возможность отношений субъекта и объекта связана с тем, что в некоторых случаях познаваемое представляет собой не реальный, а только возможный, потенциальный опыт субъекта, который мог бы осуществиться при условии продолжения необходимых для этого промежуточных стадий опыта. Во всех случаях субъект и объект являются частями опыта: прошлого, настоящего или возможного будущего опыта.

Джеймс считает необходимым пересмотреть традиционное представление о фундаментальном различии качеств, характерных для вещей и для мыслей. По его мнению, эти сферы опыта различаются не свойствами субстанций, а главным образом характером связей и отношений. Так, в реальном физическом пространстве сохраняется устойчивый порядок, при котором предметы образуют некоторое единство и размещаются, взаимно исключая друг друга. Напротив, в

 

 

– 136 –

 

пространстве воображаемом порядок менее строгий, отношения в потоке следования мыслей и образов текучи и характерное для физического пространства единство утрачивается.

Отличительную особенность философии радикального эмпиризма Джеймс видит в том, что она допускает существование только тех элементов и отношений, которые могут быть даны в непосредственном опыте. Традиционно представители философии эмпиризма, а также психологи, изучавшие механизмы ассоциации, подчеркивали разобщенность отдельных фрагментов опыта. По мнению У.Джеймса, недостатком соответствующей картины мира было отсутствие в ней необходимых связей между частями, поэтому в своих работах он обращает особенное внимание на отношения, которые также считает компонентами опыта. Отношения включают как соединение, так и разделение предметов. Из всех отношений соединения наиболее интересным философ называет переход от одного фрагмента опыта к другому в рамках одного индивидуального сознания. По мнению Джеймса, эти отношения позволяют непосредственно познавать непрерывность опыта. Непрерывность является важной характеристикой опыта и означает, во-первых, отсутствие переживания разрыва и, во-вторых, определенное чувство преемственности. «Я придерживаюсь, – писал Джеймс, – того неопровержимого представления, что каждый момент опыта в результате перехода всегда наполняет собою другой, следующий и все переходы, соединительные либо разделительные, продолжают плетение общей ткани»[25].

Радикальный эмпиризм Джеймс характеризует как «мозаичную», плюралистическую философию. Элементы изображенной философом картины опыта напоминают частицы мозаики, лишенные общей основы и соединенные друг с другом за счет ощущаемых непрерывных переходов. Опыт в целом имеет неопределенные, подвижные границы и постоянно расширяется благодаря присоединению новых фрагментов. Множество сочетаний и соединений фрагментов опыта, например отношения места и времени, имеют внешний и случайный характер, не зависящий от внутренней природы вещей. Именно в силу этого обстоятельства плюралистическая точка зрения в области онтологии представляется Джеймсу наиболее соответствующей характеру радикального эмпиризма.

Однако существуют аргументы и в пользу монистической трактовки этой концепции. Согласно гипотезе Джеймса, чистый опыт подобен восприятию при полном отсутствии рефлексии, он текуч, непрерывен, не дифференцирован и недоступен для сознательного наблюдения. Кроме того, чистый опыт самодостаточен, он существует

 

 

– 137 –

 

независимо от каких-либо внеопытных принципов. Все эти качества действительно сообщают чистому опыту сходство с универсальным «веществом» или единой мировой субстанцией монистической философии.

Как считает У.Джеймс, посредством понятий невозможно адекватным образом представить текучий и непрерывный поток опыта, состоящий из взаимопроникающих элементов. Абстрагирующая деятельность рассудка трансформирует опыт и разделяет его на элементы и фазы в соответствии со структурой языка, что позволяет в дальнейшем объединять однородные элементы, создавать новые понятия и оперировать ими в соответствии с логикой. Но логический анализ неприменим к вопросам, касающимся природы чистого опыта: «Что касается меня, – пишет философ – то я счел себя в конце концов вынужденным отказаться от логики, отказаться от нее открыто, честно и раз навсегда. В человеческой жизни логика имеет вечное применение, но это применение не дает нам теоретического знакомства с тем, что составляет существенную природу действительности...»[26]. В работах У.Джеймса есть указания на предварительный, гипотетический характер его рассуждений. Д.Сантаяна характеризует философию Джеймса как скептическое или агностическое учение, предполагающее отказ от окончательного суждения по наиболее важным вопросам. Сам У.Джеймс пишет, что предпочитает плюралистическую точку зрения как наименее догматичную: «Прагматизм, не предрешая эмпирического ответа на вопрос об окончательном итоге единства и разделения в вещах, должен, разумеется, стать на плюралистическую точку зрения»[27]. Джеймс формулирует свою онтологическую концепцию в качестве предварительной гипотезы, предполагающей в дальнейшем эмпирическое решение проблемы единства опыта.

Характерной особенностью прагматизма У.Джеймса является намерение преодолеть существующие разногласия между сторонниками различных концепций и направлений. В связи с этой задачей он исследует противоречие между монизмом и плюрализмом, аналогичное другим антиномиям в области метафизики, теологии и этики. Джеймса интересовали причины возникновения подобных антиномий. По его мнению, в качестве наиболее влиятельной предпосылки человеческих мнений и разногласий по вопросам религии и метафизики следует рассматривать темперамент философа, субъективную склонность к той или иной форме мировоззрения. Эти убеждения, как правило, не могут быть изменены посредством рациональной аргументации. Однако они составляют часть опыта и потому допускают постепенную трансформацию под влиянием дальнейшего

 

 

– 138 –

 

опыта и размышления. Джеймс полагал, что расширение границ опыта, эмпирических знаний и теоретических представлений может привести к существенным переменам в понимании общей картины мира и изменению соответствующих гипотез. Особенно перспективными в этом отношении он считал исследования феноменов религиозного и мистического опыта, а также бессознательного и его влияния на сознание.

В аналитической философии XX века сохранился интерес к антиномиям, подобным той, которую Джеймс считал центральной проблемой метафизики. Известный английский философ Г.Райл в работе «Дилеммы» рассматривает характерные «конфликты» между теориями, которые хотя и относятся к одному предмету, но в действительности являются решениями разных проблем и отвечают на разные вопросы. Как замечает Райл, иногда философы спорят, считая, что их суждения друг другу противоречат, однако в действительности это не так. «В такого рода спорах один и тот же мыслитель... весьма склонен защищать обе стороны и в то же время всецело отвергать одну из них просто потому, что склонен поддержать другую»[28]. Данное высказывание Райла довольно точно характеризует отношение У.Джеймса к гипотезам монизма и плюрализма. По мнению Райла, подобные споры особенно часто возникают на границах различных областей знания и должны улаживаться не путем внутреннего укрепления каждой из конкурирующих концепций или поиском новых доказательств, а философскими исследованиями, предполагающими выявление различных теоретических подходов, определение границ их применимости и уточнение смысла вопросов, на которые отвечает каждая из теорий. Такой анализ и разработка методов преодоления «теоретических тупиков» требуют нестандартного, творческого подхода. При этом Г.Райл подчеркивает, что было бы грубым упрощением полагать, будто каждая научная, философская или теологическая концепция формулируется для ответа на какой-то один заранее поставленный, определенный вопрос. «Теоретик... сталкивается с запутанным клубком трудно формулируемых, ускользающих вопросов. Очень часто у него нет ясного представления о том, каковы его вопросы, пока он не выйдет на путь к ответу на них. Большую часть времени он даже не знает, каков общий характер той теории, которую пытается построить, и еще меньше – каковы точные формы и взаимосвязи составляющих ее вопросов»[29]. Принимая во внимание это замечание и стараясь избегать излишнего упрощения, можно следующим образом представить функции монистической и плюралистической тенденций в метафизике У.Джеймса.

 

 

– 139 –

 

Характерно, что в пользу плюрализма Джеймс приводит аргументы преимущественно морального характера. По его утверждению, именно моральные соображения могут привести нас к постулату несводимости друг к другу отдельных фактов мира. Эти соображения состоят в том, что, по мнению философа, моральные суждения имеют право на существование только в таком мире, свойствами которого являются случайность, неопределенность, свобода действий и реальные возможности (в отличие от необходимости). Таким образом, плюралистическая гипотеза Джеймса в значительной мере представляется обобщенным ответом на вопросы о характере основных моральных ценностей и онтологических условиях их осуществления.

Монистическая тенденция в прагматизме преимущественно объясняется стремлением к определенности ожиданий и однозначности практических выводов. «Наш интерес к религиозному умозрению, – пишет Джеймс, – зарождается, в действительности, в чувстве неуверенности относительно нашего будущего, в потребности в высшей гарантии»[30]. Монистическая философия подразумевает твердую гарантию осуществления идеалов, или «спасения мира». В частности, Джеймс указывал, что концепция абсолютного идеализма имеет огромное практическое значение, доставляя своим последователям утешение или «духовный отдых»: «Я назвал это учение величественным и сказал, что оно доставляет религиозное утешение целой категории лиц, но в то же время я упрекал его в отчужденности и бесплодности. Но, поскольку абсолют доставляет это утешение, он, конечно, не бесплоден, он имеет эту меру ценности; он выполняет реальную конкретную функцию»[31]. Таким образом, монистическая гипотеза предстает обобщенным ответом на вопрос о характере будущих событий.

В работе «Дилеммы» Г.Райл предполагает, что разногласия или «тяжбы» между теориями могут быть улажены путем анализа терминов и понятий. По мнению Райла, между теориями не может быть соперничества в том случае, если их вопросы и ответы формулируются в терминах, принадлежащих разным категориям или категориальным группам. Термин «категория» Райл заимствует из философии Аристотеля, подразумевая не какой-либо точный, профессиональный, а расхожий, «дилетантский» способ его употребления. Философ не предполагает, что можно заранее составить систематический перечень всех категорий или возможных форм вопросов и ответов. По его мнению, имеется неопределенно много подобных логических групп. Но в ряде случаев можно заметить, что вопросы и суждения, сформулированные в терминах одной теории, содержат понятия, инородные для другой концепции.

 

 

– 140 –

 

По свидетельству У.Джеймса, «предметом спора между рационалистической и эмпирической религией является вопрос о значении категории возможности»[32]. Плюралистическое мировоззрение предполагает существование реальных возможностей, некоторые из которых осуществляются. Благодаря этому плюралистический подход порождает множество вопросов и суждений, в основе которых лежит представление об альтернативности происходящих событий: вопросы о большей или меньшей вероятности того или иного события; суждения, в которых выражается раскаяние или сожаление о происшедшем; вопрос о возможности подлинно новых, оригинальных явлений; убеждение в том, что именно здесь и в данный момент предстоит сделать выбор или решить исход событий и т.п.

Напротив, в концепции монизма, с которой полемизирует Джеймс, все события разделяются на необходимые и невозможные. Очевидно, что в таком контексте многие из перечисленных вопросов не могут возникнуть, а соответствующие суждения лишены основания. В свою очередь, плюралист едва ли сочтет адекватным ответом на свои вопросы характерное для монистического подхода рассуждение об абсолютной необходимости некоторого события, о его предназначении в составе мирового целого или о его смысле в контексте единого замысла. На этом основании можно заключить, что конкретные вопросы и ответы, возможные и действительно возникающие в рамках монизма и плюрализма, относятся к разным типам, или «категориям». Согласно предположению Г.Райла, из этого непосредственно следует, что между такими гипотезами не может быть действительного конфликта, соперничества или противоречия, даже когда их различные выводы относятся к одному предмету.

 

Примечания

 



[1] Психология. СПб., 1896; О человеческом бессмертии. М., 1901; Научные основы психологии. СПб., 1902; Беседы с учителями о психологии. 1902; Зависимость веры от воли. СПб., 1904; Многообразие религиозного опыта. СПб., 1910; Прагматизм. Новое название для некоторых старых методов мышления. СПб., 1910; Вселенная с плюралистической точки зрения. М., 1911.

 

[2] Лопатин Л.М. Философские характеристики и речи. М., 2000. С. 136.

 

[3] Bird G. . 5.William James. L.-N. Y., 1986. P

 

[4] Сидоров И.Н. Классический прагматизм в неклассической перспективе // Философия достижимых целей: к столетию американского прагматизма. СПб., 1998. С. 3.

 

[5] Джеймс У. Прагматизм. Новое название для некоторых старых методов мышления // Джеймс У. Воля к вере. М., 1997. С. 257.

 

[6] Там же. С. 248.

 

[7] Джеймс У. Воля к вере и другие очерки популярной философии // Джеймс У. Воля к вере. М., 1997. С. 15.

 

[8] Рассел Б. Проблемы философии // Джеймс У. Введение в философию; Рассел Б. Проблемы философии М., 2000. С. 247.

 

[9] Джеймс У. Воля к вере и другие очерки популярной философии. С. 41.

 

[10] Там же. С. 56.

 

[11] Джеймс У. . 316.Прагматизм. Новое название для некоторых старых методов мышления. С

 

[12] Там же. С. 185.

 

[13] Ayer A.J. Francisco, 1968. P. 176–177.The origins of pragmatism. Studies in philosophy of Charles Sanders Pierce and William James. San

 

[14] Джеймс У. Прагматизм. Новое название для некоторых старых методов мышления. С. 269.

 

[15] Джеймс У. Воля к вере и другие очерки популярной философии. С. 172.

 

[16] Джеймс У. Прагматизм. Новое название для некоторых старых методов мышления. С. 235.

 

[17] Там же. С. 259–260.

 

[18] Джеймс У. Введение в философию. // Джеймс У. Введение в философию; Рассел Б. Проблемы философии М., 2000. С. 93.

 

[19] Там же. С. 92.

 

[20] Джеймс У. Мир чистого опыта // Джеймс У. Воля к вере. М., 1997. С. 393.

 

[21] Джеймс У. . 267.Прагматизм. Новое название для некоторых старых методов мышления. С

 

[22] James W. Pragmatism // The works of William James. Vol. 1. Cambridge (Mass.)–L., 1975. P. 141.

 

[23] ДжеймсУ. Прагматизм. Новое название для некоторых старых методов мышления. С. 269.

 

[24] Джеймс У. Воля к вере и другие очерки популярной философии. С. 176–177.

 

[25] Джеймс У. Мир чистого опыта. С. 392.

 

[26] Джемс В. Вселенная с плюралистической точки зрения. М., 1911. С. 117.

 

[27] Джеймс У. Прагматизм. Новое название для некоторых старых методов мышления. С. 269.

 

[28] Райл Г. Главы из книги «Дилеммы» /Пер. с англ. М.С.Козловой // Райл Г. Понятие сознания. М., 2000. С. 370.

 

[29] Там же. С. 376.

 

[30] Джеймс У. Прагматизм. Новое название для некоторых старых методов мышления. С. 254.

 

[31] Там же. С. 236.

 

[32] Там же. С. 316.

ДЖЕЙМС УИЛЬЯМ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

ДЖЕЙМС, ДЖЕМС (James) УИЛЬЯМ - американский психолог и философ, один из основателей научной психологии.

Один из ос­но­ва­те­лей на­уч­ной пси­хо­ло­гии. По­то­мок ирландских эмиг­ран­тов, стар­ший из 5 де­тей из­вест­но­го тео­ло­га Ген­ри Джейм­са Стар­ше­го, брат пи­са­те­ля Г. Джейм­са. Окон­чил Гар­вард­ский университет (доктор ме­ди­ци­ны, 1869). По­сле трёх­лет­не­го кри­зи­са (Джеймс стра­дал де­прес­си­ей, бу­ду­чи не в со­стоя­нии раз­ре­шить про­ти­во­ре­чие ме­ж­ду ес­те­ст­вен­но-на­уч­ным и ре­лиг. по­ни­ма­ни­ем че­ло­ве­ка) на­чал пре­по­да­вать в Гар­вар­де (с 1873) ана­то­мию и фи­зио­ло­гию, за­тем пси­хо­ло­гию (в 1876 году ос­но­вал пер­вую в США ла­бо­ра­то­рию экс­пе­риментальной пси­хо­ло­гии) и фи­ло­со­фию.

В 1890 году опуб­ли­ко­вал про­сла­вив­шую его книгу «The principles of psychology» (vol. 1-2; в русском переводе «На­уч­ные ос­но­вы пси­хо­ло­гии», 2003 год), в ко­то­рой сис­те­ма­ти­зи­ро­вал основные раз­де­лы пси­хо­ло­гической нау­ки, вне­ся осо­бый вклад в раз­ра­бот­ку про­блем соз­на­ния, эмо­ций, во­ли и лич­но­сти. Джеймс рас­смат­ри­вал пси­хическую жизнь как ак­тив­ность, на­прав­лен­ную на при­спо­соб­ле­ние к сре­де, став од­ним из ос­но­ва­те­лей функ­цио­на­лиз­ма в пси­хо­ло­гии. В ак­те са­мо­соз­на­ния че­ло­век об­на­ру­жи­ва­ет в се­бе не­пре­рыв­но ме­няю­щие­ся це­ло­ст­ные со­стоя­ния («по­ток») соз­на­ния, в ка­ж­дом из ко­то­рых он вы­сту­па­ет как субъ­ект, по­знаю­щий Я, вы­де­ляю­щий из это­го по­то­ка ощу­ще­ний, эмо­ций и мыс­лей се­бя как объ­ект, как «моё, при­над­ле­жа­щее мне», то есть по­зна­вае­мое, «эм­пи­ри­че­ское Я», или лич­ность. По­след­няя вклю­ча­ет «фи­зи­че­скую лич­ность» (те­ло, оде­ж­да, дом и тому подобное), «со­ци­аль­ную лич­ность», ори­ен­ти­ро­ван­ную на при­зна­ние со сто­ро­ны других лю­дей (со­ци­аль­ная лич­ность мно­же­ст­вен­на и вклю­ча­ет ро­ли со­ци­аль­ные, с ко­то­ры­ми иден­ти­фи­ци­ру­ет­ся че­ло­век, - друг, отец, под­чи­нён­ный и тому подобное), и «ду­хов­ную лич­ность» (идеа­лы, мыс­ли, чув­ст­во внутренней ак­тив­но­сти и тому подобное). Сре­ди важ­ней­ших ха­рак­те­ри­стик лич­но­сти Джеймса ввёл в пси­хо­ло­гию по­ня­тия «са­мо­оцен­ка», «са­мо­ува­же­ние», «са­мо­то­ж­де­ст­вен­ность». Со­глас­но пред­ло­жен­ной им пе­ри­фе­ри­че­ской тео­рии эмо­ций (так называемая тео­рия Джейм­са - Лан­ге), эмо­ции от­ра­жа­ют про­изо­шед­шие чуть ра­нее фи­зио­ло­гические из­ме­не­ния, свя­зан­ные с реф­лек­тор­ной ре­ак­ци­ей на вос­при­ня­тое (мы огор­че­ны, по­то­му что пла­чем, ис­пу­га­ны, по­то­му что дро­жим, и тому подобное). Эта тео­рия нескольких де­ся­ти­ле­тий оп­ре­де­ля­ла раз­ви­тие пси­хо­ло­гии эмо­ций, по­ка не по­лу­чи­ла экс­пе­риментального оп­ро­вер­же­ния. В пси­хо­ло­гии во­ли впер­вые по­ста­вил во­прос о ме­ха­низ­мах пе­ре­хо­да от пред­став­ле­ний к про­из­воль­ным дей­ст­ви­ям. Явив­шись од­ним из ини­циа­то­ров пси­хо­ло­гического изу­че­ния фе­но­ме­нов па­ра­пси­хо­ло­гии, спи­ри­тиз­ма, ре­лигиозного опы­та как со­стоя­ния соз­на­ния, Джеймс при­шёл к вы­во­ду, что обыч­ное соз­на­ние че­ло­ве­ка по­доб­но ма­лень­ко­му ост­ро­ву сре­ди океа­на мно­го­об­раз­ных воз­мож­но­стей че­ло­ве­че­ской пси­хи­ки.

В 1890-е годы центр ин­те­ре­сов Джеймса сме­стил­ся в сто­ро­ну фи­ло­со­фии. Вслед за Ч.С. Пир­сом Джеймс раз­ви­ва­ет кон­цеп­цию праг­ма­тиз­ма, со­глас­но ко­то­рой цен­ность лю­бых идей, тео­рий и сис­тем пред­став­ле­ний свя­за­на с те­ми след­ст­вия­ми, ко­то­рые вы­те­ка­ют из них для прак­тической жиз­ни. Пред­став­ле­ния, ко­то­рые счи­та­ют­ся ис­тин­ны­ми, со­от­вет­ст­ву­ют не «объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти», а ус­пеш­ным ре­зуль­та­там их при­ме­не­ния на прак­ти­ке, вы­пол­няя цен­но­ст­ную и на­прав­ляю­щую функ­ции по от­но­ше­нию к дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка. В ча­ст­но­сти, ис­тин­ны­ми сле­ду­ет счи­тать ре­лигиозную ве­ру, ве­ру в сво­бо­ду че­ло­ве­ка, «ме­лио­ризм» - по­зи­цию, про­ти­во­пос­тав­лен­ную край­но­стям оп­ти­миз­ма и пес­си­миз­ма, со­глас­но ко­то­рой бу­ду­щее че­ло­ве­ка на­хо­дит­ся в его ру­ках.

«Ра­ди­каль­ный эм­пи­ризм» Джеймс ис­хо­дит из по­ня­тия «чис­то­го опы­та» как не­раз­дель­но­го един­ст­ва ду­хов­но­го и ма­те­ри­аль­но­го, ду­ши и те­ла, субъ­ек­та и объ­ек­та. В про­цес­се по­зна­ния этот це­ло­ст­ный «по­ток жиз­ни» в це­лях прак­тического удоб­ст­ва раз­де­ля­ет­ся на час­ти (фи­зические и пси­хические объ­ек­ты и тому подобное), и по­зна­ние вы­сту­па­ет как ус­та­нов­ле­ние внеш­них от­но­ше­ний ме­ж­ду эти­ми разъ­е­ди­нён­ны­ми час­тя­ми опы­та. Соз­на­ние, вы­пол­няю­щее важ­ную по­зна­ва­тель­ную функ­цию, не яв­ля­ет­ся осо­бой суб­стан­ци­ей: про­об­ра­зом по­ня­тия «ду­ха» Джеймс счи­тал обыч­ный про­цесс ды­ха­ния, так что вме­сто «я мыс­лю» мож­но бы­ло бы ска­зать «я ды­шу». Не­замк­ну­тая и не­за­вер­шён­ная «плю­ра­ли­сти­че­ская Все­лен­ная» пред­ста­ёт нам во мно­же­ст­ве форм, и раз­ные ви­ды упо­ря­до­чи­ва­ния опы­та от­ли­ча­ют­ся толь­ко сво­ей от­но­си­тель­ной прак­тической цен­но­стью.

В тру­дах по пе­да­го­ги­ке Джеймса рас­смат­ри­вал про­цесс вос­пи­та­ния как ор­га­ни­за­цию стрем­ле­ний и на­вы­ков че­ло­ве­ка в оп­ре­де­лён­ные фор­мы по­ве­де­ния, ис­хо­дя при этом из ре­шаю­ще­го влия­ния ин­стинк­тов и эмо­ций. Вы­сту­пал как убе­ж­дён­ный про­тив­ник фор­маль­ных приё­мов обу­че­ния, не за­тра­ги­ваю­щих глу­би­ны пси­хической жиз­ни уча­щих­ся. Эти воз­зре­ния Джеймса по­лу­чи­ли раз­ви­тие в праг­ма­ти­ст­ской пе­да­го­ги­ке.

В 1900-х годах Джеймс мно­го пу­те­ше­ст­во­вал по Ев­ро­пе и США, вы­сту­пал с лек­ция­ми, в основном на фи­лософские те­мы. Эдин­бург­ский (1902) и Гар­вард­ский (1903) университеты при­су­ди­ли ему сте­пень док­то­ра пра­ва. Джеймс ока­зал ог­ром­ное влия­ние на пси­хо­ло­гию; в чис­ле фи­ло­со­фов, опи­рав­ших­ся на его идеи, бы­ли Дж. Дьюи, Дж.Г. Мид, Э. Гус­серль, Б. Рас­сел, Л. Вит­ген­штейн и другие.

Сочинения:

Бе­се­ды с учи­те­ля­ми о пси­хо­ло­гии. М., 1902. М., 1998;

The meaning of truth. N. Y., 1909;

Праг­ма­тизм. СПб., 1910; Пси­хо­ло­гия. 6-е изд. СПб., 1911. М., 1991;

Все­лен­ная с плю­ра­ли­сти­че­ской точ­ки зре­ния. М., 1911;

Essays in radical empirism. N. Y., 1912;

Вве­де­ние в фи­ло­со­фию. Бер­лин, 1923. М., 2000;

Мно­го­об­ра­зие ре­ли­ги­оз­но­го опы­та. СПб., 1993;

Во­ля к ве­ре. М., 1997.

Иллюстрация:

Архив БРЭ.

Теория личности Джеймса

Уильям Джеймс (William James) — американский психолог, один из основателей и ведущий представитель прагматизма и функционализма.

По мнению американского психолога Уильяма Джеймса, человек обладает непрерывным мышлением и селективным сознанием. Под селективностью он понимал то, что наше сознание всегда интересуется одной частью предмета больше, нежели другой. Именно такой психологический механизм лежит в основе нашего внимания и формирования привычек.

Прежде чем опыт будет пережит, ему нужно уделить внимание. Мой опыт — это то, на что я согласился обратить свое внимание. Мое мышление и ум формирует то, что я заметил.

Привычка человека

— это автоматический ответ на усвоенный опыт. Привычка отличается от инстинкта тем, что может сознательно изменяться.

У. Джеймс постулирует, что вся наша жизнь — это сумма привычек: практических, интеллектуальных, ментальных. Привычек, организованных в систему и, на определенном уровне, формирующих нашу судьбу.

Прежде чем человек примет какой-либо опыт или идею, необходимо выполнение двух критериев, двух видов потребностей:

  • Во-первых, теория должна быть интеллектуально воспринимаемой, то есть логически гладкой.
  • Во-вторых, опыт должен быть эмоционально приемлемым, побуждать нас думать и действовать удовлетворительным и допустимым для нас способом.

Чувство рационального — это эмоциональная нагрузка, сопровождаемая оцениваемую идею прежде, чем мы принимаем или не принимаем ее.

О чем бы не думал человек, в то же время он всегда, в той или иной степени, будет осознавать самого себя, свое личное существование. Это осознание участвует в принятии жизненно важных решений в каждую минуту времени. Осознаваемая информация является частью нашей личности и не может рассматриваться отдельно от опыта человека.

Составные элементы личности

Физическая личность — это наши части тела, одежда, семья (отец, мать, жена, дети), дом, произведения кровного труда.

Социальная личность — все люди имеют прирожденную склонность производить впечатление и обращать на себя внимание других. Человек поддерживает и воспринимает столько социальных личностей, сколько признают в нем окружающие его люди. Мы совершенно разные перед родителями дома и сверстниками на дискотеке.

Духовная личность — это объединение отдельных состояний сознания, некоторых духовных свойств и способностей.

Формула личности по Джеймсу:

Сознание есть познание, а это и отношение, и поведение.

Смысл жизни – в обретении нового опыта

Новые истины являются результатом нового опыта, поэтому нужно искать новые области деятельности, давать новую пищу своей самости, а для этого приходится интенсивно менять свою жизнь.

«Мы выбираем из широкого моря возможностей те, что осуществимы, и так постигаем истину».

Это значит, что истина постигается в опыте, она сама находится в становлении: истинным оказывается то, что породило верные ожидания. Иногда мы вынуждены действовать в ситуации неопределенности, не имея данных о том, какое решение верное: тогда, не поддаваясь самообману и осознавая риск, мы должны выбирать тот путь, который придаст нашей жизни осмысленность и полноту».

источн.

Уильям Джеймс | Кафедра психологии

Уильям Джеймс, философ и психолог, сыграл важную роль в создании факультета психологии Гарварда, который с самого начала был связан с кафедрой философии. Сам Джеймс не был убежден в том, что психология на самом деле является отдельной дисциплиной, и в своем обзоре 1892 года, Психология: краткий курс , он писал: «Это не наука; это всего лишь надежда науки» (стр. 335). Несмотря на скептицизм Джеймса, в следующем столетии эта надежда полностью оправдалась в отделе, который он помог основать.

Первоначально обучаясь живописи, Джеймс оставил искусство и в 1861 году поступил в Гарвард, чтобы изучать химию и анатомию. Во время длительного пребывания в Германии после окончания учебы Джеймс заинтересовался изучением не только тела, но и разума. В 1872 году Джеймс был нанят новым президентом-реформатором Гарварда Чарльзом Элиотом для преподавания физиологии позвоночных. В 1875 году Джеймс читал один из первых университетских курсов по психологии «Отношения между физиологией и психологией», для которого он основал первую демонстрационную лабораторию экспериментальной психологии.Джеймс курировал первую докторскую степень по психологии в Гарварде, которую получил Г. Стэнли Холл в 1878 году. Холл отметил, что курс Джеймса был «до настоящего времени единственным курсом в стране, где студенты могут познакомиться с методами и результатами недавнего изучения немецкого языка». исследования по физиологической психологии »(Hall, 1879).

Лабораторные исследования ощущений и восприятия Джеймса проводились в первой половине его карьеры. Его вера в связь между разумом и телом привела его к разработке того, что стало известно как теория эмоций Джеймса-Ланге, которая утверждает, что человеческое переживание эмоций возникает в результате физиологических изменений в ответ на внешние события.Вдохновленный эволюционной теорией, теоретический взгляд Джеймса на психологию стал известен как функционализм, который искал причинные связи между внутренними состояниями и внешним поведением.

В 1890 году Джеймс опубликовал очень влиятельный двухтомный синтез и краткое изложение психологии Principles of Psychology . Книги были широко прочитаны в Северной Америке и Европе, получили внимание и похвалу от Зигмунда Фрейда и Карла Юнга в Вене. Затем Джеймс отошел от экспериментальной психологии, чтобы написать больше философских работ (его считают одним из основателей школы американского прагматизма), хотя он продолжал преподавать психологию, пока не ушел из Гарварда в 1907 году.

Джеймс глубоко вдохновил и сформировал мышление своих учеников, многие из которых (включая Холла, Мэри Уитон Калкинс и Э.Л. Торндайка) сделали выдающуюся карьеру в области психологии. Он также консультировал студенческий проект Гертруды Стайн по автоматическому письму. Уильям Джеймс числится под номером 14 в списке 100 самых выдающихся психологов 20 годов Американской психологической ассоциации.

Теория эмоций Джеймса-Ланге

Что вызывает эмоции? Какие факторы влияют на то, как переживаются эмоции? Какой цели служат эмоции? Такие вопросы волновали психологов на протяжении сотен лет, и появилось множество различных теорий, объясняющих, как и почему у нас возникают эмоции.Одна из ранних теорий, предложенных исследователями, была известна как теория эмоций Джеймса-Ланге.

Независимо предложенная психологом Уильямом Джеймсом и физиологом Карлом Ланге теория эмоций Джеймса-Ланге предполагает, что эмоции возникают в результате физиологических реакций на события. Другими словами, эта теория предполагает, что люди обладают физиологической реакцией на раздражители окружающей среды и что их интерпретация этой физической реакции затем приводит к эмоциональному переживанию.

Хьюго Лин / Verywell

Как работает теория Джеймса-Ланге?

Согласно этой теории, наблюдение внешнего раздражителя приводит к физиологической реакции. Ваша эмоциональная реакция зависит от того, как вы интерпретируете эти физические реакции.

Пример

Предположим, вы идете по лесу и видите медведя гризли. Вы начинаете дрожать, и ваше сердце начинает бешено колотиться. Теория Джеймса-Ланге предполагает, что вы интерпретируете свои физические реакции и сделаете вывод, что вы испуганы («Я дрожу.Поэтому я боюсь ».)

Уильям Джеймс объяснил: «Мой тезис, напротив, состоит в том, что телесные изменения непосредственно следуют ВОСПРИЯТИЮ волнующего факта и что наше ощущение тех же изменений, которые происходят, ЯВЛЯЕТСЯ эмоцией».

В качестве другого примера представьте, что вы идете через темный гараж к своей машине. Вы замечаете, что за вами тянется темная фигура, и ваше сердце начинает бешено колотиться. Согласно теории Джеймса-Ланге, вы интерпретируете свои физические реакции на раздражитель как страх.Поэтому вы испугаетесь и как можно быстрее броситесь к машине.

И Джеймс, и Ланге считали, что, хотя можно представить себе переживание эмоции, такой как страх или гнев, ваша воображаемая версия эмоции будет плоской копией настоящего чувства.

Почему? Потому что они чувствовали, что без реальной физиологической реакции, которая, по их мнению, вызывала эмоции, было бы невозможно испытать эти эмоции «по требованию». Другими словами, физическая реакция должна присутствовать, чтобы действительно испытать настоящие эмоции.

Влияние теории Джеймса-Ланге

До появления теории Джеймса-Ланге стандартным было мнение, что первая реакция людей на восприятие была когнитивной. Затем возникли физические реакции как реакция на эту мысль. Вместо этого подход Джеймса-Ланге предполагал, что эти физиологические реакции возникают первыми и что они играют важную роль в переживании эмоций.

Хотя это может показаться небольшим различием в последовательности событий, теория оказала важное влияние на психологию и понимание эмоций.Однако, будучи влиятельными, не все согласились с тем, что физические реакции вызывают эмоции.

Немецкий психолог Вильгельм Вундт был одним из первых, кто критиковал эту теорию. Вместо этого он предположил, что эмоции - это первичная, жестко запрограммированная сенсорная реакция. Вскоре другие исследователи оспорили эту точку зрения и предложили свои собственные теории для объяснения эмоционального опыта.

Теория эмоций Кэннона-Барда, предложенная в 1920-х годах Уолтером Кэнноном и Филипом Бардом, прямо бросила вызов теории Джеймса-Ланге.Теория Кэннона и Барда вместо этого предполагает, что наши физиологические реакции, такие как плач и дрожь, вызваны нашими эмоциями.

Хотя современные исследователи в значительной степени игнорируют теорию Джеймса-Ланге, есть некоторые случаи, когда физиологические реакции действительно приводят к переживанию эмоций. Два примера - развитие панического расстройства и специфических фобий.

Например, человек может испытывать физиологическую реакцию, например, заболеть на публике, что затем приводит к эмоциональной реакции, такой как чувство тревоги.Если между ситуацией и эмоциональным состоянием образуется ассоциация, человек может начать избегать всего, что может затем вызвать эту конкретную эмоцию.

Критика теории Джеймса-Ланге

Одной из основных критических замечаний по поводу теории было то, что ни Джеймс, ни Ланге не основывали свои идеи на чем-либо, отдаленно напоминающем контролируемые эксперименты. Вместо этого теория была в значительной степени результатом самоанализа и корреляционных исследований.

И Джеймс, и Ланге представили некоторые клинические данные в поддержку своей теории.Например, Ланге процитировал наблюдения одного врача о том, что приток крови к черепу увеличивается, когда пациент сердится, что он интерпретировал как поддержку своей идеи о том, что физическая реакция на раздражители приводит к переживанию этой эмоции.

Это были более поздние работы нейробиологов и физиологов-экспериментаторов, которые продемонстрировали дополнительные недостатки теории эмоций Джеймса-Ланге. Например, исследователи обнаружили, что как животные, так и люди, которые испытали серьезную потерю чувствительности, все еще были способны испытывать эмоции.

По мнению Джеймса и Ланге, физиологические реакции должны быть необходимы для того, чтобы по-настоящему испытать эмоции. Однако исследователи обнаружили, что даже люди с параличом мышц и отсутствием чувствительности могут по-прежнему испытывать такие эмоции, как радость, страх и гнев.

Еще одна проблема теории заключается в том, что при проверке с применением электрической стимуляции применение стимуляции к одному и тому же месту не вызывает каждый раз одни и те же эмоции. У человека может быть точно такая же физиологическая реакция на раздражитель, но при этом испытывать совершенно разные эмоции.

Такие факторы, как существующее психическое состояние человека, сигналы окружающей среды и реакции других людей, могут играть роль в получающейся эмоциональной реакции.

Поддержка теории Джеймса-Ланге

Хотя кажется, что теория Джеймса-Ланге должна быть не чем иным, как чем-то, что вы могли бы изучить из-за ее исторического значения, она сохраняет свою актуальность и сегодня, потому что исследователи продолжают находить доказательства, которые подтверждают по крайней мере некоторые части исходных идей Джеймса и Ланге.

Внедрение новых технологий позволило психологии лучше понять, как мозг и тело реагируют на эмоциональную реакцию.

Одно классическое исследование, опубликованное в 1990 году, в некоторой степени поддержало теорию Джеймса-Ланге, обнаружив, что, когда людей просили выражать лица для различных эмоций, они также демонстрировали небольшие различия в своих психологических реакциях, таких как частота сердечных сокращений и температура кожи.

Некоторые другие доказательства в поддержку теории включают исследования сканирования мозга, которые показали, что основные эмоции вызывают определенные закономерности активности в нейронных сетях мозга.

Исследования также показывают, что восприятие внутреннего физического состояния играет роль в том, как люди испытывают эмоции. Одно исследование, например, показало, что участники, которые были более чувствительны к физическим сигналам своего тела, также испытывали больше негативных эмоций, таких как беспокойство.

Слово Verywell

Эмоции составляют такую ​​огромную часть нашей жизни, поэтому неудивительно, что исследователи приложили столько усилий, чтобы понять, как и почему стоят наши эмоциональные реакции.Теория эмоций Джеймса-Ланге представляет собой лишь одну из самых ранних теорий.

В то время как теории подвергались критике и значительно изменялись на протяжении многих лет, идеи Джеймса и Ланге продолжают оказывать влияние и сегодня. Со временем в эту теорию вносились изменения, и были введены конкурирующие теории эмоций, такие как теория эмоций Кэннона-Барда и двухфакторная теория эмоций Шактера.

Сегодня многие исследователи вместо этого предполагают, что наши эмоции не являются результатом физических реакций, как предполагали Джеймс и Ланге, а наши эмоциональные переживания изменяются обеими физиологическими реакциями вместе с другой информацией.

Уильям Джеймс (Стэнфордская энциклопедия философии)

(ок. 1895 г., в

, г. изд. Генри Джеймс, Бостон, 1920 г.)

1. Хронология жизни Джеймса

  • 1842. Родился в Нью-Йорке, первый ребенок Генри Джеймса и Мэри. Уолш. Джеймс. Получил образование у репетиторов и в частных школах Нью-Йорка. Йорк.
  • 1843 г. Родился брат Генри.
  • 1848. Родилась сестра Алиса.
  • 1855–8. Семья переезжает в Европу. Уильям ходит в школу в Женева, Париж и Булонь-сюр-Мер; развивает интересы в живопись и наука.
  • 1858. Семья поселяется в Ньюпорте, Род-Айленд, где учится Джеймс. живопись с Уильямом Хантом.
  • 1859–60. Семья поселяется в Женеве, где Уильям изучает естественные науки в Женевская академия; затем возвращается в Ньюпорт, когда Уильям решает, что он желает возобновить занятия живописью.
  • 1861. Уильям бросает рисовать и поступает в Lawrence Scientific. Школа в Гарварде.
  • 1864. Поступает в Гарвардскую школу медицины.
  • 1865. Присоединяется к амазонской экспедиции своего учителя Луи Агассиса, заболевает легкой формой оспы, выздоравливает и путешествует по Амазонке, собирает образцы для зоологического музея Агассиса в Гарварде.
  • 1866. Возвращается в медицинский институт. Страдает от перенапряжения глаз, проблем со спиной, и суицидальная депрессия осенью.
  • 1867–8. Путешествие в Европу за здоровьем и образованием: Дрезден, Бад-Теплиц, Берлин, Женева, Париж. Изучает физиологию в Берлине В университете, изучает философию, психологию и физиологию (Вундт, Кант, Лессинг, Гете, Шиллер, Ренан, Ренувье).
  • 1869. Получил степень магистра, но никогда не практикует. Тяжелая форма депрессия осенью.
  • 1870–1. Депрессия и плохое здоровье продолжаются.
  • 1872. Принимает предложение президента Гарварда Элиота преподавать бакалавриат по сравнительной физиологии.
  • 1873. Принимает приглашение преподавать полный год анатомии и физиологии, но откладывает обучение на год, чтобы путешествовать по Европе.
  • 1874–5. Начинает преподавать психологию; устанавливает первый Лаборатория американской психологии.
  • 1878. Женится на Алисе Хоу Гиббенс. Публикует «Замечания по Определение разума как соответствия Спенсера »в журнале Journal of Спекулятивная философия .
  • 1879. Публикует «Чувство рациональности» в . Разум .
  • 1880 г. Назначен доцентом философии в Гарварде. Продолжает преподавать психологию.
  • 1882. Путешествие по Европе. Встречается с Эвальдом Герингом, Карлом Штумпф, Эрнст Мах, Вильгельм Вундт, Жозеф Дельбёф, Жан Шарко, Джордж Крум Робертсон, Шедворт Ходжсон, Лесли Стивен.
  • 1884. Читает лекции по «Дилемме детерминизма» и издает «О Некоторые упущения в интроспективной психологии »в Mind .
  • 1885–92. Преподает психологию и философию в Гарварде: логика, этика, английская эмпирическая философия, психологическая исследовать.
  • 1890. Публикует Принципы психологии с Генри Холт из Бостона через двенадцать лет после того, как согласился написать это.
  • 1892. Публикует Психология: Краткий курс с Генри Холтом.
  • 1897. Публикует «Воля к вере» и другие сочинения в Popular Philosophy , совместно с Longmans, Green & Co.Лекции по «Бессмертие человека» (опубликовано в 1898 г.).
  • 1898. Выявляет себя прагматиком в «Философских Концепции и практические результаты », проведенного в Университете г. Калифорния, Беркли. Возникают проблемы с сердцем.
  • 1899. Публикует Беседы с учителями по психологии: и Студенты о некоторых жизненных идеалах (в том числе «Об определенных Слепота у людей »и« Что стоит жизни Жить? ») С Генри Холтом. Становится активным членом Антиимпериалистической Лига, противостоя U.Политика С. на Филиппинах.
  • 1901–2. Читает лекции Гиффорд на тему «Разновидности Религиозный опыт »в Эдинбурге (опубликовано в 1902 г.).
  • 1904–5 Публикует "Есть ли" Сознание " Существуют? »,« Мир чистого опыта »,« Как Два разума могут знать одно и то же »,« Радикальный эмпиризм. Солипсистский? и «Место нежных фактов в Мир чистого опыта »в журнале Philosophy, Психология и научные методы . Все перепечатаны в Очерки радикального эмпиризма (1912).
  • 1907. Уходит с должности профессора Гарварда. Публикует Pragmatism: A Новое название для некоторых старых способов мышления с Longmans, Green & Co., основанный на лекциях, прочитанных в Бостоне и Колумбии.
  • 1909. Публикует Плюралистическую Вселенную с Лонгмансом, Green & Co., на основе лекций Хибберта, прочитанных в Англии и Гарвард годом ранее.
  • 1910. Публикует «Плюралистический мистик» в Hibbert. Журнал . Брошенные попытки завершить «систему» философия.(Его частично завершенная рукопись опубликована посмертно как Некоторые проблемы философии ). Умирает от сердечная недостаточность в летнем доме в Чокоруа, Нью-Гэмпшир.

2. Ранние произведения

«Замечания по определению Спенсером разума как соответствия» (1878)

Хотя он официально был профессором психологии, когда опубликовал это, обсуждение Джеймсом Герберта Спенсера затрагивает характерные темы его философии: важность религии и страстей, разнообразие человеческих реакций на жизнь и идея, что мы помогаем «Создавать» истины, которые мы «регистрируем» (Е 21).Взяв Спенсера точка зрения, что приспособление организма к окружающей среде является основная черта психической эволюции, Джеймс утверждает, что Спенсер проектирует его собственное видение того, что должно быть в явлениях, которые он утверждает описывать. Джеймс утверждает, что выживание - лишь одно из многих интересов. человеческие существа имеют: «Социальные привязанности, все различные формы игра, захватывающие намеки на искусство, прелести философского созерцание, остаток религиозных эмоций, радость нравственной самоутверждение, очарование фантазии и остроумия - частично или полностью они абсолютно необходимы, чтобы сделать понятие простого существования терпимо;… »(Е 13).В основе мы все телеологические существа, Джеймс придерживается, каждое с набором из априорных значений и категории. Спенсер «просто принимает сторону telos he бывает, предпочитаю »(Е 18).

Характерный для Джеймса эмпиризм проявляется в его утверждении, что ценности и категории борются с этим в ходе человеческого опыта, и это их конфликты »могут быть разрешены только ambulando , а не какими-либо априорное определение ». «Формула, которая доказывает, что имеет «самая грандиозная судьба, - заключает он, - будет истинной» (E 17).Тем не менее Джеймс хочет защитить свое мнение о том, что любая такая формулировка будет определяться свободно действующим человеческим разумом, как и мир, позиция, которую он позже (в Pragmatism ) назвал «гуманизмом»: «Разуму с момента его рождения и выше принадлежит спонтанность, голосование. Это игра, а не просто наблюдатель; и его суждения того, что должно быть, его идеалы не могут быть отделены от тела cogitandum, как если бы они были наростами… »(E 21).

«Чувство рациональности» (1879, 1882)

Содержание этого эссе было впервые опубликовано в Mind в 1879 г. и в Princeton Review в 1882 г., а затем переиздано в The Will to Believe and Other Essays in Popular Философия в 1897 году.Хотя он никогда не говорит, что рациональность это сантимент, Джеймс считает, что сантименты - на самом деле набор сантименты - это «знак» рациональности. Философ Джеймс пишет, признает рациональность концепции, «поскольку он узнает все остальное по определенным субъективным отметкам, с которыми он влияет на него. Когда он получает оценки, он может знать, что получил рациональность ». Эти отметки включают «сильное чувство легкости, покоя, отдых »(WB 57), и« ощущение достаточности настоящего момент ее абсолютности »(WB 58).Также существует «страсть к экономия »(WB 58), которая ощущается при схватывании теоретических объединений, а также страсть к отличиям, «верность ясности и целостность восприятия, неприязнь к размытым очертаниям, расплывчатым отождествления »(WB 59). Идеальный философ, считает Джеймс, смешивает эти две страсти рациональности, и даже некоторые великие философы слишком далеко в том или ином направлении: единство Спинозы всего в одна субстанция «бесплодна», как и «рыхлость и непрочность» Юма. обособленность всего… »(WB 60).

Чувства рациональности действуют не только в логике или науке, но и в обычная жизнь. Например, когда мы впервые входим в комнату, «мы не знать, какие сквозняки могут дуть нам в спину, какие двери могут открыться, какие формы могут входить, какие интересные объекты можно найти в шкафы и уголки ». Эти незначительные неопределенности действуют как «ментальные раздражитель [ы] », которые исчезают, когда мы узнаем наш путь по комнате, чтобы «чувствовать себя там как дома» (WB 67–8).

Джеймс начинает вторую часть своего эссе с рассмотрения случая, когда «Две концепции [одинаково подходят для удовлетворения логического требования» для беглость или унификация.На этом этапе, как он считает, необходимо рассмотреть «Практическая» составляющая рациональности. Концепция, которая «пробуждает активных импульсов, или удовлетворяет другие эстетические потребности лучше, чем другой будет считаться более рациональной концепцией и будет заслуженно преобладают »(WB 66). Джеймс ставит точку в одном из психология - предсказание того, что произойдет - и как единое целое суждения, поскольку он считает, что оно восторжествует «заслуженно».

Как и в своем эссе о Спенсере, Джеймс исследует отношения между темпераменты и философское теоретизирование.Идеализм, считает он, «Будет выбран человеком одной эмоциональной конституции, материализм другим ». Идеализм предлагает ощущение близости со вселенной, ощущение, что в конечном итоге я "есть все". Но материалисты находят в идеализме «узкую, тесную, больничную комнату. воздух »и предпочитают представлять себе неопределенное, опасное и дикое Вселенная, которая «не уважает наше эго». Пусть « приливы текут, - думает материалист, - хотя они текут над нами »(WB 76). Джеймс симпатизирует обоим идее. что Вселенная - это то, с чем мы можем быть близки и с идеей что это дико и непредсказуемо.Если он критикует идеализм за его «Воздух в больничной палате», он критикует восстановительные формы материализм за отказ «нашим сокровенным силам ... всем актуальность в универсальных делах »(WB 71). Близость и дикость, изображенная в этих противоположных философиях, отвечает на склонности, страсти и силы в людях, а также «Раздор» этих двух форм «психического вспыльчивость, - предсказывает Джеймс, - всегда будет проявляться в философии (WB 76). Конечно, это всегда видно в философии Уильяма. Джеймс.

3.Принципы психологии

В 1878 году Джеймс согласился написать учебник психологии для американцев. издатель Генри Холт, но ему потребовалось двенадцать лет, чтобы выпустить рукопись, и когда он это сделал, он описал ее Холту как « отвратительная, вздутая, опухшая, вздутая, отечная масса, свидетельствующая о ничего, кроме двух фактов: во-первых, не существует такой вещи, как науки, психологии, и во-вторых, что W.J. неспособен »( Письма Уильяма Джеймса , изд. Генри Джеймс.(Бостон: Литтл, Браун, 1926, стр. 393–4). Тем не менее, этот тысяч страничный том психологии, физиологии и философии оказалось шедевром Джеймса, содержащим ранние высказывания его основные философские идеи в необычайно богатых главах, посвященных «Поток мысли», «Сознание Я »,« Эмоции »,« Воля »и многие другие. темы.

Джеймс говорит нам, что он будет следовать психологическому методу самоанализ в Принципах , которые он определяет как « заглядывая в свой разум и сообщая о том, что мы там открываем »(PP 185).Фактически он использует ряд методологических подходов в книга. С самого начала он включает главы «Функции мозга». и «О некоторых общих условиях мозговой деятельности», которые отражают его лет преподавал анатомию и физиологию в Гарварде, и он отстаивает редуктивный и материалистический тезис о том, что привычка дно физический принцип »(PP 110). По мере продвижения книги он участвует в дискуссиях с философами - например, вместе с Юмом и Кантом в его стостраничной главе о себе, и он обнаруживает, что делает метафизические заявления, которые предвосхищают его более поздние прагматизм, как, например, когда он пишет: « Нет собственности АБСОЛЮТНО необходимо для любой вещи .То же свойство, которое фигурирует как суть вещи в одном случае становится очень несущественной черта на другом »(PP 959).

Даже «самоанализ» охватывает ряд отчетов. Джеймс обсуждает эксперименты, которые проводили его современники Вундт, Штумпф и Фехнер. в своих лабораториях, что привело их к таким результатам, как что «звуки различаются по интенсивности менее деликатно, чем огни »(пп 513). Но многие из самых важных и памятные интроспективные наблюдения происходят из его собственной жизни.Для пример:

Ритм потерянного слова может быть без звука, чтобы одеть Это…. Каждый должен знать дразнящий эффект бланка. ритм какого-то забытого стиха, беспокойно пляшущий в голове, стремление быть наполненным словами (PP 244).

Наши отец и мать, наша жена и младенцы - кость от нашей кости и плоть нашей плоти. Когда они умирают, часть нас самих ушел. Если они делают что-то не так, это наш позор. Если они оскорбленные, наш гнев вспыхивает с такой готовностью, как если бы мы стояли в их место.(ПП 280).

Во время приступа плача возникает возбуждение, которое не обходится без определенное острое собственное удовольствие; но потребуется гений, чтобы счастье обнаружить любую черту искупительного качества в чувстве сухая и сморщенная печаль (PP 1061).

« Будет или не будет? ”- самый пробный вопрос, который нам когда-либо задают; нас спрашивают об этом каждый час в день, и о самых больших и самых маленьких, самых теоретических и ну и самые практичные вещи.Мы отвечаем согласия или несогласие и не на словах. Что удивительного, что эти тупые ответы должны казаться нашими глубочайшими органами общения с природа вещей! (ПП, с. 1182).

В этой последней цитате Джеймс решает философскую проблему из психологическая перспектива. Хотя он воздерживается от ответа вопрос о том, действительно ли эти «ответы» являются глубокими органами общение с природой вещей - сообщая только, что они нам так кажется - в его более поздних работах, таких как разновидностей религиозного опыта и Плюралистическая вселенная , он признает и до некоторой степени защищает свою веру в то, что вопрос следует ответить утвердительно.

В заслуженно известной главе «Поток мысли» Джеймс считает себя более богатым рассказом о своем опыте, чем те традиционных эмпириков, таких как Юм. Он считает отношения расплывчатыми крайности и тенденции переживаются непосредственно (точка зрения, которую он позже защищать как часть своего «радикального эмпиризма»). Джеймс считает, что сознание должно быть потоком, а не последовательностью «идей». Его воды смешиваются, и наше индивидуальное сознание - или, как он предпочитает называть это иногда, наша «сознательность» - «пропитанная и окрашенный »в водах сознания или мысли, которые его окружают.Наш у душевной жизни есть ритм: это серия переходов и места отдыха, «пролетов и сидений» (пп 236). Мы отдыхаем, когда мы запомните имя, которое мы искали; и мы снова в пути когда мы слышим шум, который может означать, что ребенок просыпается.

Интерес - и его близкий родственник, внимание - является основным компонент не только психологии Джеймса, но и эпистемологии и метафизика, проникающая в его дискуссию. Вещь, утверждает Джеймс в «Поток мысли» - это группа качеств. «Которые нас интересуют с практической или эстетической точки зрения, поэтому мы даем им основные имена… ».(ПП 274). А реальность « означает просто отношение к нашему эмоциональному и активная жизнь ... все, что возбуждает и возбуждает наш интерес, реальный »(ПП 924). Наша способность обращать внимание на одну вещь а не другой для Джеймса знак « активных элемент во всем сознании,… духовный что-то ... что, кажется, выходит за рамки этих качеств и содержание, в то время как они, кажется, приходят, чтобы быть полученным им ». (ПП 285). Столкнувшись с противоречием между научным детерминизмом и нашим вера в нашу собственную свободу или автономию, Джеймс, говоря не как психолог, но как философ, которым он стал - утверждает, что науке «необходимо постоянно напоминать, что ее цели не единственные цели, и тот порядок единой причинно-следственной связи, который она имеет применение и поэтому прав в своем постулировании, может быть окутан в более широком порядке, к которому у нее нет никаких претензий »(ПП 1179).

В своих рассуждениях о сознании Джеймс в разное время быть редуктивным материалистом, дуалистом, прото-феноменологом и нейтральный психолог, который не осмелился бы считать философским вопросов. Один из самых оригинальных слоев The Principles заключается в стремлении Джеймса к «чистому» описанию потока мысль, которая не предполагает, что она ментальная или материальная, преследование, которое предвосхищает не только его собственный более поздний «радикальный эмпиризм», но феноменология Гуссерля.В своей главе «Ощущение» за Например, Джеймс изо всех сил пытается отрицать, что ощущения находятся «в уме». а затем «специальным актом с нашей стороны« экстрадирован »или «Спроектирован» так, чтобы казаться находящимся во внешнем мире »(PP 678). Он утверждает, что наш первоначальный опыт объективен, что «Только по мере развития рефлексии мы осознаем внутренний мир вообще »(PP 679). Однако изначально объективный мир опыт - это не мир пространственных отношений, который мы думаем:

Конечно, ребенок, недавно родившийся в Бостоне, который испытывает сенсацию от пламя свечи, которое освещает спальню, или булавку для подгузника [who] не чувствует, что ни один из этих объектов находится на долготе 71 W.и 42 широты ... Пламя заполняет свое место, боль заполняет собственное место; но пока эти места не определены с любыми другими местами и не отличаться от них. Что приходит потом. Для мест, которые таким образом впервые осмысленно известны, являются элементы космический мир ребенка, который остается с ним на всю жизнь. (ПП 681–2)

Глава Джеймса «Привычка» в начале книги начинается с привычка как физическая материя, но заканчивается рассмотрением ее этических подразумеваемое. Джеймс утверждает, что законы природы сами по себе привычки, «ничего, кроме неизменных привычек, которые разные элементарные виды материи следуют в своих действиях и реакциях на друг друга »(пп 109).В нашем мозгу привычки - это пути нервная энергия, поскольку реки и ручьи - это пути течения воды. На уровне кожи даже шрам - это своего рода привычка, «с большей вероятностью истираться, воспаляться, страдать от боли и холода, чем соседние части »(ПП 111). На психологическом уровне как ну, «любая последовательность умственных действий, которая часто повторяется, имеет свойство увековечиваться ... »(PP 116). Привычки полезно для уменьшения внимания, которое мы должны уделять нашему действия, тем самым позволяя нам развивать «наши высшие способности разум »(PP 126).На социальном уровне привычка - это огромный маховик общества, его самый драгоценный консервативный агент. Только это удерживает всех нас в рамках установления, и спасает детей удачи от завистливых восстаний бедные »(ПП 125). «Этические последствия закона привычкой »(PP 124), как видит их Джеймс, вопрос о том, какие привычки мы выбрать развитие и когда. Многие привычки нужно начинать в раннем возрасте: «Вряд ли когда-либо изучается язык после двадцати, на котором говорят без иностранный акцент »(ПП 126).Мы должны стремиться к тому, чтобы наши «Нервная система - наш союзник, а не наш враг», формируя как можно больше хороших привычек, как можно раньше. Даже позже в жизни мы должны поддерживать нашу способность к разрешению в форме каждым день или два, делая что-то только по той причине, что вы предпочел бы не делать этого »(PP 130).

Две заслуживающие внимания главы в конце Принципов : Эмоции »и« Воля ». Первый излагает теорию - также сформулировал датский физиолог Карл Ланге, - эта эмоция следует, а не причиняет его телесное выражение: «Здравый смысл говорит: мы теряем состояние, сожалеем и плачем; мы встречаем медведя напуганы и убегают; нас оскорбляет соперник, мы злимся и забастовка.Предлагаемая здесь гипотеза гласит, что этот порядок последовательность неверна ... что нам жаль, потому что мы плачем, злимся потому что ударяем, боимся, потому что дрожим ... »(П.П. 1065–6). Значение этой точки зрения, по мнению Джеймса, заключается в том, что что наши эмоции связаны с нашим телесным выражением. Что он спрашивает, было бы горе «без его слез, его рыданий, его удушья сердце, боль в груди? » Не эмоция, Джеймс отвечает, поскольку «чисто бестелесная человеческая эмоция - ничтожество» (PP 1068).

В своей главе о «Воли» Джеймс опровергает теорию своего современный Вильгельм Вундт, что есть одно особое чувство - «Чувство иннервации» - присутствует во всех умышленное действие. В своем обзоре ряда случаев Джеймс обнаруживает, что некоторые действия включают в себя акт решимости или уходящего нервная энергия, а у других нет. Например:

Я сижу за столом после обеда и время от времени время достать из блюда орехи или изюм и съесть их. Мой обед как следует закончился, и в пылу разговора я почти не осознает, что делаю; но восприятие плода и мимолетное представление о том, что я могу съесть это, кажется фатальным, чтобы привести к действию о.Здесь определенно нет явного распоряжения;… (PP 1131).

Глава «Воля» также содержит поразительные отрывки, которые предвидеть опасения Разновидности религиозных Опыт : о настроениях, «изменениях сердца», и «пробуждение совести». Эти, Джеймс замечает, может повлиять на «всю шкалу ценностей наших мотивов. и импульсы »(ПП 1140).

Популярный и влиятельный фильм Джеймса, The Will to Believe and Other Очерки популярной философии , опубликованные в 1897 году, собирают ранее опубликованные эссе за предыдущие девятнадцать лет, в том числе «Чувство рациональности» (обсуждается выше), «Дилемма детерминизма», «Великие люди и Их окружение »и« Моральный философ и Нравственная жизнь.Заглавное эссе - опубликовано всего за два года. ранее - оказалось спорным, так как казалось, что он рекомендовал безответственные или иррациональные убеждения. Позже Джеймс писал, что он должен был назвать эссе « право на полагаю », чтобы указать свое намерение оправдать удержание определенные убеждения при определенных обстоятельствах , чтобы не утверждать, что мы можем (или должны) верить во что-то просто по воле.

В науке, отмечает Джеймс, мы можем позволить себе дождаться результатов расследование, прежде чем прийти к убеждению, но в других случаях мы «вынуждены», в том смысле, что мы должны прийти к некоторой вере, даже если все соответствующих доказательств нет.Если я иду по изолированной горной тропе, столкнулся с ледяным уступом, чтобы перейти, и не знаю, смогу ли я это, я могу быть вынужден рассмотреть вопрос, могу ли я или должен верю, что я могу пересечь уступ. Этот вопрос не только вынужденный, это «важно»: если я ошибаюсь, я могу упасть насмерть, а если я верю правильно, что я могу перейти уступ, моя вера сам может способствовать моему успеху. В таком случае, утверждает Джеймс, я имеют «право верить» именно потому, что такая вера может помочь добиться того, во что верили.Это тот случай, «когда факт вообще не может произойти, если не существует предварительной веры в его грядет »(ВБ, 25).

Джеймс применяет свой анализ к религиозным убеждениям, особенно к возможный случай, когда спасение зависит от веры в Бога в продвижение любого доказательства того, что Бог существует. В таком случае вера может быть оправдано результатом, к которому приводит вера. Он расширяет свой анализ за пределы религиозной области, однако, на широкий диапазон светской человеческой жизни:

Социальный организм любого вида - это то, чем он является, потому что каждый участник приступает к выполнению своего долга с уверенностью, что другие участники будет одновременно делать их….Правительство, армия, коммерческая система, корабль, колледж, спортивная команда - все существует на это состояние, без которого не только ничего не добиться, но и ничего даже не предпринимается (WB 24).

Моральные вопросы тоже важны и вряд ли будут поддержаны "Разумное доказательство". Это не вопросы науки, а «То, что Паскаль называет нашим сердцем» (WB 22). Джеймс защищает нашу в любом случае иметь право верить в определенные ответы на эти вопросы.

Еще один очерк из сборника «Рефлекторное действие и Теизм », пытается примирить науку и религия.Выражение Джеймса «рефлекторное действие» намекает на биологическая картина организма как реагирующего на ощущения с серией действий. У высших животных теоретический или стадия мышления находится между ощущением и действием, и это где у людей возникает мысль о Боге. Джеймс утверждает что эта мысль - естественный человеческий ответ Вселенной, независимо от каких-либо доказательств того, что Бог существует, и он предсказывает, что Бог будет «центром тяжести всех попыток решить загадка жизни »(WB, 116).Он заканчивает эссе, защищая «Теизм», который постулирует «абсолютную непрозрачность вещей, измерение бытия, которое ускользает от нашего теоретического контроля »(WB 143).

The Will to Believe также содержит наиболее развитые счет морали, «Моральный философ и моральное Жизнь." Мораль для Джеймса зиждется на разумность - без нее нет моральных требований и моральных обязательств. Но как только разум существует, делается заявление, и мораль получает « точку опоры во Вселенной »(WB 198).Хотя Джеймс настаивает на том, что в морали нет общей сущности, он находит ориентир принцип этической философии в том, что мы «Всегда удовлетворять как можно больше требований» (WB 205). Это удовлетворение должно быть достигнуто, работая над «Богаче вселенная… добро, которое кажется наиболее организованным, наиболее подходят для сложных комбинаций, наиболее склонны к участию более всеобъемлющего целого »(WB 210). Эта работа продолжается серия экспериментов, с помощью которых мы научились жить (для большей частью) без «многоженства и рабства, частной войны и свобода убивать, судебные пытки и произвол королевской власти. власть.»(WB 205). Однако Джеймс считает, что есть «Нет ничего окончательного ни в каком фактически данном равновесии человеческого идеалы, [так что] поскольку наши нынешние законы и обычаи боролись и победили других прошлых, так что они, в свою очередь, будут свергнуты любой вновь обнаруженный заказ, который замалчит жалобы на то, что они по-прежнему порождают, не производя других громче »(WB 206).

Эссе Джеймса «Об определенной слепоте у людей», опубликовано в его Беседах с учителями психологии и студентами. о некоторых жизненных идеалах в 1899 году, иллюстрирует еще одно важное элемент морального мировоззрения Джеймса.Слепота, к которой притягивает Джеймс внимание - это внимание одного человека к другому, слепота, которую он иллюстрирует рассказом из собственной жизни. Езда в горах Северной Каролины он наталкивается на опустошенный пейзаж без деревьев, шрамы на земле, кое-где кукуруза, растущая в Солнечный свет. Но после разговора с поселенцами, которые очистили лес, чтобы освободить место для своей фермы, Джеймс приезжает, чтобы увидеть его по-своему (по крайней мере временно): не как опустошение, а как проявление «Долг, борьба и успех.Джеймс заключает: «Я были так же слепы к особой идеальности их условий, как они конечно, тоже подошло бы к моему идеалу, если бы у них был взглянуть на мой странный академический образ жизни в Кембридже » (TT 233–4). Джеймс изображает множество взглядов в эссе. к которому он прилагает как метафизические / эпистемологические, так и этический импорт. Он пишет, что это множественность:

.
повелевает нам терпеть, уважать и потакать тем, кого мы видим безобидно заинтересованных и счастливых по-своему, однако для нас это может быть непонятно.Руки прочь: ни весь ни истина, ни все добро не открывается ни одному наблюдателю, хотя каждый наблюдатель получает частичное превосходство в понимании своеобразное положение, в котором он стоит. Даже тюрьмы и больничные имеют свои особые откровения (TT 264).

Хотя «Об определенной слепоте» говорится о терпении и оценивая различные точки зрения, Джеймс излагает свои собственные Романтическая точка зрения в выборе героев в эссе: Вордсворт и Шелли, Эмерсон и У.Х. Хадсон, все они Говорят, что у них есть чувство «безграничного значения в естественных вещах» (TT 244). Даже в городе есть «непостижимое значение и важность »(TT 254) в повседневных событиях на улицах, в реке, и толпы людей. Джеймс хвалит Уолта Уитмена: «седой бездельник », за умение пользоваться общими жизненными возможностями: после утреннего письма и ванны Уитмен едет на омнибусе вниз Бродвей от 23-й улицы до Боулинг-Грин и обратно, только для удовольствие и зрелище.«[W] ho знает больше правды», Джеймс спрашивает: «Уитмен на своем омнибусе, полный внутренней радости от зрелище вдохновляет его или вас, полное презрения, которое беспокоит тщетность его занятий? » (TT 252). Интерес Джеймса во внутренней жизни других людей и в таких писателях, как Толстой, которые разделяют его понимание их «таинственных приливов и отливов» (TT 255) приводит его к длительному изучению человеческого религиозного опыта, который он представлены как лекции Гиффорда в 1901–1902 гг., опубликованы под номером . Разновидности религиозного опыта в 1902 году.

5. Разновидности религиозного опыта

Как и Принципы психологии , Варианты - это “A Изучение человеческой природы », - говорится в подзаголовке. Но около пятисот страниц это только половина длины . Психология , соответствующая ее более ограниченному, хотя и большому, сфера. Джеймс изучает ту часть человеческой натуры, которая есть или есть связанные с религиозным опытом. Его интерес не в религиозном институтов, ритуалов или, по большей части, религиозных идей, но в «чувствах, действиях и переживаниях отдельных мужчин в их одиночество, поскольку они считают себя стоящими по отношению к все, что они считают божественным »(V 31).

Джеймс излагает центральное отличие книги в первых главах, посвященных «Религия здорового духа» и «Больные Душа." Здоровый религиозный человек - Уолт Уитмен является одним из основных примеров Джеймса - он глубоко понимает « добро жизни »(V 79) и душа« небесно-голубого оттенок »(V 80). Здоровое мышление может быть непроизвольным, просто естественно для кого-то, но часто принимает более умышленные формы. Либеральный Христианство, например, представляет собой торжество решительного преданность здравому смыслу над болезненным «старым адским пламенем». богословие »(V 91).Джеймс также цитирует «лекарство от разума. движение »Мэри Бейкер Эдди, для которой« зло - это просто ложь, и всякий, кто упоминает об этом, - лжец »(V 107). Для «Больная душа», напротив, «радикальное зло получает свою подач »(V 163). Как бы в безопасности ни чувствовал себя больной Душа обнаруживает, что «[u] nsnsnseedly из глубины каждого фонтан удовольствия, как сказал старый поэт, поднимается что-то горькое: легкая тошнота, падающий мертвец от восторга, запах меланхолия ... » Эти состояния не просто неприятны ощущения, так как они приносят «ощущение прихода из более глубоких региона и зачастую обладают ужасающей убедительностью »(V 136).Основными примерами Джеймса являются «Моя Признание », автобиография Джона Буньяна и отчет о ужасающий «ужас» - якобы от французского корреспондент, но на самом деле от самого Джеймса. Некоторые больные души никогда выздоравливайте, в то время как другие выздоравливают или даже торжествуют: это «Дваждырожденный». В главах о «Разделенном Я» и процесс его объединения »и« Преобразование » Джеймс обсуждает святого Августина, Генри Аллина, Буньяна, Толстого и ряд популярных евангелистов, сосредотачиваясь на том, что он называет « состояние уверенности »(V 247) они достигают.Центральное место в этом состоянии это «потеря всего беспокойства, ощущение, что все в конечном итоге хорошо с одним, мир, гармония, готовность быть , хотя внешние условия должны оставаться такими же »(V 248).

разновидностей Классическая глава «Мистицизм» предлагает «Четыре отметки, которые, когда они есть, могут оправдать нас. называя это мистическим… »(V 380). Первый - это невыразимость: «не поддается выражению ... его качество должно быть непосредственно испытанный; он не может быть передан или передан другие.Во-вторых, это «умственное качество»: мистическое состояния представляют себя как состояния знания. В-третьих, мистический состояния преходящи; и, в-четвертых, субъекты пассивны в отношении для них: они не могут контролировать их приход и уход. Эти состояния, Джеймс заканчивает главу, задавая вопрос: «Окна, через которые разум смотрит на более обширный и всеобъемлющий мир [?] »(V 428).

В главах, озаглавленных «Философия», посвященных в основном прагматизм - и «Выводы» Джеймс считает, что религиозные опыт в целом полезен, даже «среди самых важных биологические функции человечества », но он признает, что это не сделай это правдой.Тем не менее, Джеймс формулирует свои собственные убеждение - которое он не претендует на доказательство - что религиозный опыт соединяют нас с большей или более глубокой реальностью, недоступной в нашем нормальное познавательное отношение к миру: «Дальнейшие пределы нашего погружаясь, как мне кажется, в совершенно иное измерение существование из разумного и просто «понятного» мир »(V 515).

6. Поздние сочинения

Прагматизм (1907)

Джеймс впервые заявил о своей приверженности прагматизму на лекции в Беркли в 1898 году под названием «Философские концепции и практические Полученные результаты.”Более поздними источниками для Pragmatism были лекции на Колледж Уэллсли в 1905 году, а также в Институте Лоуэлла и Колумбии. Университет в 1906 и 1907 годах. Прагматизм проявляется в книге Джеймса как шесть вещи: философский темперамент, теория истины, теория смысл, целостный взгляд на знание, метафизический взгляд и метод разрешения философских споров.

Прагматический темперамент проявляется в первой главе книги, где (следуя методу, который он впервые изложил в «Замечаниях о Спенсере»). Определение разума как соответствия ») Джеймс классифицирует философов по темпераменту: в данном случае «трезвомыслящие» или «Нежный.«Прагматик выступает посредником между этими крайности, кто-то, как и сам Джеймс, с «научной лояльностью к факты », но также« старая уверенность в человеческих ценностях и вытекающая из этого спонтанность, религиозного или романтического типа »(стр. 17). В демонстрируются метод разрешения споров и теория смысла в обсуждении Джеймсом спора о том, преследует ли мужчина белка вокруг дерева тоже обходит белку. Принимая значение как «мыслимые эффекты практического характера, которые объект может вовлекать », философ-прагматик обнаруживает, что два« практических » значения слова «идти вокруг» играют роль: либо человек идет на север, либо на восток, либо К югу и к западу от белки, или он сначала встречает белку голова, затем одна из его сторон, затем его хвост, затем его другая сторона."Делать различие, - пишет Джеймс, - и нет повода для дальнейший спор ».

Прагматической теории истины посвящена шестая (и в какой-то степени это вторая) глава. Истина, по мнению Джеймса, - это «вид добра », как здоровье. Истина - это товар, потому что мы можем «ездить» на их в будущее, не будучи неприятно удивленными. Они «ведут нас в полезные словесные и концептуальные кварталы, а также непосредственно вверх к полезным разумным терминам. Они приводят к последовательности, стабильности и течет человеческое общение.Они уводят от эксцентричности и изоляция от ошибочного и бесплодного мышления »(103). Хотя Джеймс считает, что истины: « превратилось в » (104) в ходе человеческого опыта, и что по большей части живут «по кредитной системе» поскольку они в настоящее время не проверяются, он также имеет эмпирическая точка зрения, что «убеждения, конкретно подтвержденные кто-то - посты всей надстройки »(п. 100).

Глава Джеймса «Прагматизм и гуманизм» излагает его волюнтаристская эпистемология.«Мы вырезаем все», Джеймс заявляет: «так же, как мы вырезаем созвездия, чтобы служить нашим человеческие цели »(P, 100). Тем не менее он признает «Факторы сопротивления в каждом опыте установления истины» (P, 117), включая не только наши настоящие ощущения или переживания, но и все наши прежние убеждения. Джеймс не считает, что мы создавать наши истины из ничего, и эта правда не является полностью независимо от человечества. Он придерживается «гуманистического принципа: нельзя отсеять человеческий вклад »(P, 122).Он также охватывает метафизику процесса в утверждении, что «для прагматизм [реальность] все еще находится в процессе разработки », в то время как для «Реальность рационализма готова и завершена из всех вечность »(стр. 123). Прагматизм заключительная глава о «Прагматизм и религия» следует линии Джеймса в Разновидности в атакующей «трансцендентальной» абсолютизм »за непроверяемое описание Бога, и в защита «плюралистической и моралистической религии» (144) на основе человеческого опыта. «О прагматических принципов, - пишет Джеймс, - если гипотеза о Боге работает удовлетворительно в самом широком смысле этого слова, это правда » (143).

Плюралистическая Вселенная (1909)

Изначально читался в Оксфорде как цикл лекций «О Современное положение в философии », - начинает свою книгу Джеймс, начал Прагматизм с обсуждения темпераментных определение философских теорий, которые, как утверждает Джеймс, «Просто так много видений, способов ощутить весь толчок … Навязываются один за другим, от общего характера и опыта, и от все предпочли - нет другого правдивого слово - как лучший рабочий настрой »(PU 15).Поддержание что «видение» философа - это «важный вещь »о нем (PU 3), Джеймс осуждает «Излишняя техничность и, как следствие, тоскливость младшего ученики наших американских университетов… »(PU 13).

Джеймс переходит от критических дискуссий об идеализме и идеализме Джозайи Ройса. «порочный интеллектуализм» Гегеля философам чьими видениями он восхищается: Густав Фехнер и Анри Бергсон. Он хвалит Фехнеру за то, что «вся вселенная в разных пролеты и длины волн, исключения и разработки, везде живым и сознательным »(ПУ, 70), и он стремится уточнить и оправдать идею Фехнера о разделении человека, животных и растений сознания встречаются или сливаются в «сознание еще более широкого размах »(72).Джеймс использует критику Генри Бергсона «Интеллектуализм», чтобы утверждать, что «конкретные импульсы опыта не ограничены такими определенными рамками, как наши концептуальные заменители ограничены. Они сталкиваются друг с другом непрерывно и кажется взаимопроникающим »(PU 127). Джеймс заключает, принимая позицию, которую он заранее определил далее в Разновидности религиозного опыта : это религиозный опыт «указывает с разумной вероятностью на преемственность нашего сознания с более широкой духовной средой от чего обычный благоразумный человек (единственный человек, который так называемая научная психология принимает во внимание) закрыто выкл »(PU 135).Принимая во внимание, что в Прагматизм Джеймс включает религиозное в прагматическом (как еще один способ успешно продвигаясь по миру), в A Pluralistic Вселенная он предполагает, что религиозный предлагает высшее отношение к Вселенной.

Очерки радикального эмпиризма (1912)

Этот посмертный сборник включает новаторские эссе Джеймса о «Чистый опыт», первоначально опубликованный в 1904–1905 гг. Фундаментальная идея Джеймса состоит в том, что разум и материя - это аспекты, или структуры, сформированные из более фундаментального материала - чистого опыт - это (несмотря на то, что «Опыт») не является ни ментальным, ни физическим.Чистый опыт, как объясняет Джеймс, - это «непосредственное течение жизни, которое предоставляет материал для наших более поздних размышлений с его концептуальным категории… а , что , еще не определенное что , хотя готово быть всевозможным, что… »(ERE 46). То, чем может быть чистый опыт, - это умы и тела, людей и материальные объекты, но это зависит не от фундаментальное онтологическое различие между этими «чистыми опыты », но в отношении отношений , в которые они входить.Определенные последовательности чистых переживаний составляют физические объекты и другие составляющие личности; но один чистый опыт (скажем восприятие стула) может быть частью как последовательности составляющие стул и последовательность, составляющую личность. В самом деле, одно чистое переживание может быть частью двух разных умов, как Джеймс объясняет в главе, озаглавленной «Как два ума могут знать одно. Вещь."

«Радикальный эмпиризм» Джеймса отличается от его Метафизика «чистого опыта». Это никогда не бывает точно определено в Essays , и лучше всего поясняется отрывком из Значение истины , где Джеймс утверждает, что радикальный эмпиризм состоит из постулата, утверждения факта и заключение.Постулат состоит в том, что «единственное, что должно быть среди философов обсуждаются вещи, которые можно определить в терминах, нарисованных из опыта », дело в том, что отношения такие же непосредственно переживаются, как вещи, которые они связаны, и вывод что «части опыта держатся вместе от следующего к следующему отношения, которые сами по себе являются частью опыта »(MT, 6–7).

Джеймс все еще работал над возражениями против своего «чистого опыт »доктрина, отвечая критикам из Pragmatism и написание введения в философские проблемы, когда он умер в 1910 году.Его наследие распространяется на психологию и изучение религии, и в философии не только во всем прагматическая традиция, которую он основал (вместе с Чарльзом Пирсом), но в феноменологию и аналитическую философию. Эдмунд Гуссерль включил понятия Джеймса о «краю» и «ореоле» в свою феноменологию (Moran, стр. 276–80), «» Бертрана Рассела. Анализ разума обязан учению Джеймса о «чистом опыт »(Russell, 1921, стр. 22–6), Людвиг Витгенштейн узнал о« отсутствие завещания »от Джеймса Психология (Гудман, Витгенштейн и Уильям Джеймс , п.81), и версии «неопрагматизма», изложенные Нельсон Гудман, Ричард Рорти и Хилари Патнэм проникнуты Идеи Джеймса. Джеймс - один из самых привлекательных и милых философы: за его видение «дикой природы» «Открытая» вселенная, которая, тем не менее, сформирована нашим человеческим силы и ответы на некоторые из наших самых глубоких потребностей, но также, как Рассел заметил в своем некрологе из-за «большого толерантность и ... человечность », с которой он задает свое видение из. ( The Nation (3 сентября 1910: 793–4).

Теория эмоций Джеймса Ланге

Американский психолог Уильям Джеймс (1884) и датский физиолог Карл Ланге (1887) независимо друг от друга предложили свои теории эмоций примерно в одно и то же время. Их две теории позже были объединены в то, что в настоящее время известно как Теория эмоций Джеймса Ланге .

И Джеймс, и Ланге предположили, что эмоции являются результатом физиологических реакций на внешние события. В исследовании Джеймса больше внимания уделялось эмоциям как следствию физиологических изменений, в то время как Ланге подчеркивал эмоции как демонстрацию физиологических изменений.

Что такое теория эмоций Джеймса Ланге?

Теория эмоций Джеймса Ланге утверждает, что эмоции эквивалентны диапазону физиологического возбуждения, вызванного внешними событиями. Два ученых предположили, что для того, чтобы кто-то почувствовал эмоции, он / она должны сначала испытать телесные реакции, такие как учащенное дыхание, учащенное сердцебиение или потные руки. Как только эта физиологическая реакция распознается, человек чувствует эмоцию.

Вот пример из теории Джеймса Ланге:

Вы идете по темной аллее посреди ночи.Внезапно вы слышите странные звуки, и у вас учащается пульс. Согласно теории эмоций Джеймса Ланге, вы придете к выводу, что вы напуганы, потому что ваше сердце бьется очень быстро.


сообщить об этом объявлении

Это не типичный здравый смысл мышления о причинно-следственной связи между переживанием эмоции и ее проявлением. Джеймс и Ланге подчеркнули, что вегетативная активность и действия, вызываемые эмоциональными стимулами, порождают чувство эмоции, а не наоборот.


Согласно теории эмоций Джеймса Ланге, когда кора нашего мозга получает стимулы, которые могут вызывать эмоции, наша вегетативная нервная система и соматическая нервная система запускают наши внутренние органы и скелетные мышцы соответственно. Затем эти системы будут стимулировать наш мозг, который интерпретирует реакцию как переживание эмоции.

Вот еще один пример теории Джеймса Ланге:


Когда вы видите разъяренного быка:

Здравый смысл
Восприятие разъяренного быка → Чувство страха → Физиологические реакции

Джеймс-Ланге View
Восприятие разъяренного быка → Физиологические реакции → Чувство страха


Восприятие стимулов, вызывающих эмоции, сопровождается специфическими физиологическими реакциями, такими как выброс адреналина и реакция полета.Мозг интерпретирует определенные физиологические изменения как эмоцию: «Мне страшно, потому что мое сердце колотится, и я убегаю».


Критика теории эмоций Джеймса Ланге

Исследование, проведенное Мараньоном в 1924 году, показало, что физиологического возбуждения недостаточно, чтобы вызвать эмоцию. Только около двух третей участников, которым вводили адреналин, сообщили о физических симптомах.

Кроме того, были исследования, которые показали, что не все эмоции, за исключением самых сильных и основных, проявляются с определенными физиологическими изменениями.

Уолтер Кэннон, один из самых важных критиков теории эмоций Джеймса Ланге, считал, что для того, чтобы эта теория адекватно описывала эмоцию, необходимо определить различные физиологические реакции для каждой эмоции.

Кэннон добавил, что, поскольку эмоция является физиологической реакцией в теории Джеймса Ланге, один из способов отличить эмоции друг от друга - определить разные реакции на каждую эмоцию.

Некоторые из причин, выделенных Кэнноном относительно того, почему он отвергает теорию эмоций Джеймса Ланге:

  • Физиологические переживания эмоций не отличаются друг от друга в той степени, которая необходима для различения одной эмоции от другой. только от реакции нашего тела.
  • Физиологический аспект эмоции временами затмевает наше субъективное восприятие эмоции.
  • Искусственно созданные физиологические реакции не вызывают эмоций.

Поддержка теории эмоций Джеймса Ланге

В 1953 году Акс заметил, что разные физиологические изменения связаны с разными эмоциями. Например, кажется, что страх связан с физиологическими эффектами адреналина, а гнев - с эффектами норадреналина.

Другое исследование, проведенное Шватцем и др. В 1981 году, также обнаружило различные физиологические реакции на гнев, страх, счастье и печаль.

В 1990-х годах достижения в области технологий позволили психологам изучать телесные реакции, пролив больше света на теорию эмоций Джеймса Ланге и отреагировав на некоторые убедительные критические замечания, представленные Кэнноном.

Используя современные инструменты, исследователи смогли продемонстрировать, что некоторые эмоции связаны с различными моделями возбуждения вегетативной нервной системы и другими реакциями организма.


В исследовании, проведенном Левенсоном и соавторами в 1990 году, участников просили сделать выражения лица для эмоций страха, гнева, счастья, отвращения, печали и удивления и удерживать эти выражения в течение 10 секунд. Затем исследователи измерили физиологические реакции участников и обнаружили небольшие, но заметные различия в частоте сердечных сокращений, температуре кожи и других физиологических реакциях на разные эмоции.

Все эмоции вызывали изменения в частоте сердечных сокращений и температуре кожи, но они смогли обнаружить, что степень изменения на самом деле является мерой, отличающей эмоции друг от друга.Хотя это открытие не поддерживало всю теорию, оно все же придало некоторую ценность теории эмоций Джеймса Ланге.


Что такое теория эмоций Джеймса-Ланге?

Теория Джеймса-Ланге предполагает, что эмоции являются результатом физических изменений в теле. Согласно Джеймсу и Ланге, реакции нашего тела на эмоциональное событие - такое как учащенное сердцебиение или потливость, например, - это то, что составляет наши эмоциональные переживания.

Ключевые выводы: теория Джеймса-Ланге

  • Теория Джеймса-Ланге предполагает, что эмоции имеют физическую основу в теле.
  • Когда мы видим что-то эмоциональное, в теле происходят изменения, и эти изменения составляют наше эмоциональное переживание.
  • Хотя теория Джеймса-Ланге была оспорена другими теоретиками, она оказала невероятное влияние на изучение человеческих эмоций.

Обзор

Теория Джеймса-Ланге была разработана в конце 1800-х годов Уильямом Джеймсом и Карлом Ланге, каждый из которых в отдельности опубликовал похожие работы о природе эмоций. Согласно Джеймсу и Ланге, эмоции состоят из физических реакций тела на что-то в окружающей среде.Когда вы наблюдаете что-то эмоциональное, это приводит к изменениям в теле. Например, у вас может увеличиться частота сердечных сокращений или артериальное давление, вы можете начать потеть или вы можете начать дышать быстрее.

Джеймс классно объяснил эту теорию в своей книге The Principles of Psychology : он пишет, что «нам жаль, потому что мы плачем, злимся, потому что мы ударяем, боимся, потому что мы дрожим, а не то, что мы плачем, ударяем или дрожим, потому что мы извините, злой или напуганный, в зависимости от обстоятельств.Другими словами, наши эмоциональные реакции состоят из наших физических реакций на потенциально эмоциональные события в окружающей среде. Джеймс предполагает, что эти физические реакции являются ключевыми для наших эмоций и что без них наш опыт был бы «бледным, бесцветным и лишенным эмоционального тепла».

Примеры

Чтобы понять теорию Джеймса-Ланге, рассмотрим следующий пример. Представьте, что вы идете по затемненной дороге и слышите шорох в кустах поблизости.Ваше сердце начинает биться чаще, и вы чувствуете, что готовы начать бегать, если потребуется. По словам Джеймса, эти телесные ощущения составляют эмоцию - в данном случае чувство страха. Важно отметить, что наше сердце не начинает биться быстрее , потому что мы боимся; вместо этого эти изменения в нашем теле содержат эмоцию страха.

Теория пытается объяснить не только отрицательные состояния, такие как страх и гнев, но и положительные. Например, эмоция веселья обычно сопровождается смехом.

Сравнение с родственными теориями

Теория Джеймса-Ланге была несколько противоречивой - когда Джеймс писал о своей теории, он признал, что многие другие исследователи не согласились с некоторыми аспектами его идей. Одним из наиболее известных критиков теории Джеймса-Ланге является теория Кэннона-Барда, выдвинутая Уолтером Кэнноном и Филипом Бардом в 1920-х годах. Согласно этой теории, многие эмоции вызывают сходные физиологические реакции: например, подумайте о том, как страх и возбуждение приводят к учащению пульса.Из-за этого Кэннон и Бард предположили, что эмоции не могут состоять только из нашей физиологической реакции на что-то в окружающей среде. Вместо этого, полагают Кэннон и Бард, происходят и эмоциональные, и физиологические реакции, но это два разных процесса.

Более поздняя теория, теория эмоций Шахтера-Зингера (также называемая теорией двух факторов), предполагает, что эмоции возникают в результате как физиологических, так и когнитивных процессов . По сути, что-то эмоциональное вызывает изменения в теле, и затем наш мозг пытается интерпретировать, что эти изменения означают.Например, если вы идете ночью один и слышите громкий шум, вы испугаетесь, и ваш мозг интерпретирует это как страх. Однако, если вы входите в свой дом, и ваши друзья внезапно выскакивают, чтобы поприветствовать вас в день рождения, ваш мозг распознает, что вы находитесь на вечеринке-сюрпризе, и вы с большей вероятностью почувствуете себя взволнованным. Как и теория Джеймса-Ланге, теория Шахтера-Зингера признает роль физиологических изменений в наших эмоциях, но предполагает, что когнитивные факторы также играют роль в эмоциях, которые мы переживаем.

Исследование теории Джеймса-Ланге

Хотя новые теории эмоций были разработаны после того, как была впервые предложена теория Джеймса-Ланге, она до сих пор остается влиятельной теорией в области психологии. С момента разработки теории многочисленные исследователи пытались понять, как различные типы телесных реакций связаны с эмоциями. Например, в ходе исследования выяснялось, связаны ли разные эмоции с разными типами реакций вегетативной нервной системы организма.Другими словами, теория Джеймса-Ланге вдохновила на значительное количество исследований связи между нашим телом и нашими эмоциями, тема, которая до сих пор является активной областью исследований.

Источники и дополнительная литература:

  • Вишня, Кендра. «Двухфакторная теория эмоций Шахтера-Зингера». Verywell Mind (4 мая 2019 г.). https://www.verywellmind.com/the-two-factor-theory-of-emotion-2795718
  • Вишня, Кендра.«Понимание теории эмоций Кэннон-Барда». Verywell Mind (1 ноября 2018 г.). https://www.verywellmind.com/what-is-the-cannon-bard-theory-2794965
  • Джеймс, Уильям. «Обсуждение: физическая основа эмоций». Психологический обзор 1.5 (1894): 516-529. https://psycnet.apa.org/record/2006-01676-004
  • Джеймс, Уильям. «Эмоции». Принципы психологии , т. 2., Генри Холт и компания, 1918, 442-485.http://www.gutenberg.org/ebooks/57628
  • Келтнер, Дачер, Кейт Отли и Дженнифер М. Дженкинс. Понимание эмоций . 3 rd ed., Wiley, 2013. https://books.google.com/books/about/Understanding_Emotions_3rd_Edition.html?id=oS8cAAAAQBAJ
  • Vandergriendt, Carly. «Что такое теория эмоций Кэннон-Барда?» Healthline (2017, 12 декабря). https://www.healthline.com/health/cannon-bard

Интуиция: как теория эмоций Уильяма Джеймса помогает понять восприятие риска и исследования принятия решений

Основные моменты

Теория эмоций Джеймса поддерживает и расширяет текущие исследования принятия решений о рисках.

Описания Джеймса предвосхищают современные модели двойной обработки.

Эмоции часто выполняют полезные функции при принятии решений о рисках.

Предвидение эмоций может вызвать их и повлиять на принятие решений о рисках.

Индивидуальные различия в эмоциях совпадают с различиями в принятии решений о рисках.

Abstract

Основная посылка теории эмоций Уильяма Джеймса о том, что телесные изменения приводят к эмоциональным переживаниям, вызвала споры об относительной важности телесных процессов и когнитивных оценок в определении эмоций.Точно так же теории восприятия риска расширяются и включают эмоциональные и физиологические процессы наряду с когнитивными процессами. Более подробно рассматривая The Principles of Psychology, , эта статья исследует, как предложения Джеймса поддерживают и расширяют текущие исследования восприятия риска и принятия решений. В частности, Джеймс (1) описал эмоциональные чувства и связанные с ними познания способами, аналогичными нынешним моделям двойной обработки; (2) защитил предположение, что эмоции и их выражения выполняют полезные и адаптивные функции; (3) предположили, что ожидание эмоции может вызвать эту эмоцию из-за ассоциаций, извлеченных из прошлого опыта; и (4) подчеркнули индивидуальные различия в эмоциональных переживаниях, которые хорошо согласуются с индивидуальными различиями в принятии решений, связанных с риском.

Ключевые слова

Эмоции

Влияют

Восприятие риска

Принятие решений

Индивидуальные различия

Уильям Джеймс

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

© 2015 Elsevier Ltd. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Что такое эмоция? Революционная теория 1884 года Уильяма Джеймса о том, как наши тела влияют на наши чувства - Brain Pickings

«Эмоции - это не просто топливо, которое приводит в действие психологический механизм разумного существа», - написала философ Марта Нуссбаум в своем мастерском трактате об интеллекте движений, «они являются частями, очень сложными и беспорядочными частями, рассуждения самого этого существа. Но эмоции и интеллект - это всего лишь две части нашего творческого трифекта опыта. Третье, которое невозможно отделить от двух других и которое находится в постоянном динамическом диалоге с ними, является физическим - реальностью тела.

Более чем за столетие до Нуссбаума новаторский психолог Уильям Джеймс (11 января 1842 г. - 26 августа 1910 г.), который сформировал наше понимание психологии привычки, представил революционный аргумент в пользу того, «насколько тесно наша ментальная жизнь связана вместе с нашим телесным телом »в эссе 1884 года под названием « Что такое эмоция? » включен в Сердце Уильяма Джеймса ( публичная библиотека ).

Задолго до того, как ученые пришли, чтобы продемонстрировать, как наши эмоции влияют на наши тела, Джеймс утверждал, что эти отношения являются двунаправленными и что, хотя «телесные расстройства» традиционно считаются побочными продуктами или выражениями так называемых стандартных эмоций - «удивление, любопытство, восторг, страх. гнев, похоть, жадность и тому подобное »- эти телесные отголоски на самом деле являются сырым материалом самой эмоции.

Джеймс пишет:

Наш естественный способ мышления об этих стандартных эмоциях состоит в том, что ментальное восприятие некоторого факта возбуждает ментальную привязанность, называемую эмоцией, и что это последнее состояние ума дает начало телесному выражению.Мой тезис, напротив, состоит в том, что телесные изменения непосредственно следуют ВОСПРИЯТИЮ захватывающего факта, и что наше ощущение тех же изменений, которые происходят, ЯВЛЯЕТСЯ эмоцией . Здравый смысл говорит: мы теряем состояние, сожалеем и плачем; встречаем медведя, пугаемся и бежим; нас оскорбляет соперник, мы злимся и бьем. Гипотеза, которую здесь следует защищать, гласит, что этот порядок последовательности неверен, что одно психическое состояние не индуцируется непосредственно другим, что телесные проявления должны быть сначала вставлены между ними, и что более рациональное утверждение состоит в том, что мы сожалеем, потому что мы плачем, злимся из-за того, что ударяем, боимся из-за того, что дрожим, а не потому, что плачем, ударяем или дрожим из-за сожаления, злости или страха, в зависимости от обстоятельств.Без телесных состояний, следующих за восприятием, последнее было бы чисто познавательным по форме, бледным, бесцветным, лишенным эмоциональной теплоты. Тогда мы могли бы увидеть медведя и решить, что ему лучше бежать, получить оскорбление и счесть правильным нанести удар, но на самом деле мы не могли чувствовать страх или гнев .

Фотография из новаторского исследования эмоций Чарльза Дарвина, на которое Джеймс ссылался при разработке своей теории.

Тонкости нашего языка тела и физического инстинкта, утверждает Джеймс, соответствуют тонкости нашего эмоционального опыта:

Никакой оттенок эмоции, каким бы слабым он ни был, не должен быть без телесного отражения, столь же уникального, если рассматривать его в целом, как и само ментальное настроение.

Огромное количество частей, измененных в каждой эмоции, - вот что делает нам настолько трудным хладнокровно воспроизвести полное и целостное выражение любой из них.

[…]

Вся наша кубатура разумно жива; и каждый его кусочек вносит свои пульсации чувств, тусклые или острые, приятные, болезненные или сомнительные, в то чувство личности, которое каждый из нас неизменно несет с собой.

Указывая на то, что каждый из нас знаком с телесным переживанием эмоциональных состояний - инстинктивным нахмурением бровей при беспокойстве, комком в горле при тревоге, - Джеймс излагает центральный пункт своей теории:

Если мы воображаем какую-то сильную эмоцию, а затем пытаемся абстрагироваться от нашего сознания ее всех ощущений, присущих ее характерным телесным симптомам, мы обнаруживаем, что у нас ничего не осталось позади, никакого «умственного вещества», из которого может быть составлена ​​эмоция. , и что все, что осталось - это холодное и нейтральное состояние интеллектуального восприятия.

[…]

Можно ли представить себе состояние гнева и представить себе, что оно не закипает в груди, не приливает к лицу, не расширяются ноздри, не стискивает зубы, не возникает импульса к энергичным действиям, но вместо них расслабляются безвольные мышцы, спокойствие? дыхание и безмятежное лицо? С одной стороны, автор данной статьи определенно не может. Гнев полностью испарился, как и ощущение его так называемых проявлений, и единственное, что можно предположить, чтобы занять его место, - это какой-то хладнокровный и беспристрастный судебный приговор, полностью ограниченный интеллектуальной сферой, о том, что определенный человек или люди заслуживают наказания за свои грехи.Точно так же горе: что было бы без его слез, его рыданий, его удушья в сердце, его боли в грудины? Бессмысленное осознание того, что определенные обстоятельства достойны сожаления, и не более того. Каждая страсть, в свою очередь, рассказывает одну и ту же историю. Чисто бестелесная человеческая эмоция - ничто.

Иллюстрация Квентина Блейка к Печальная книга Майкла Розена , острая притча о горе

Только в последнее десятилетие, более чем через столетие после того, как Джеймс разработал свою теорию, западные ученые начали изучать эти отношения через область воплощенного состояния. .Но тысячелетние восточные традиции построены на фундаментальном понимании этого осмотического взаимодействия плоти и чувств. Древние практики ума и тела, такие как медитация випассана, настолько эффективны, потому что, возвращая нас в наши тела, они ослабляют наше умственное вращение и делают нас более способными просто наблюдать наши эмоции, когда мы их переживаем, вместо того, чтобы быть возбужденными и подчиненными ими.

Отметив, что его теория «выросла из фрагментарных интроспективных наблюдений», Джеймс предлагает эмпирическое свидетельство из своей внутренней жизни:

Чем более внимательно я изучаю свои состояния, тем больше убеждаюсь, что какие бы настроения, привязанности и страсти у меня ни были, на самом деле конституируются и состоят из тех телесных изменений, которые мы обычно называем их выражением или следствием; и тем более мне кажется, что если бы я стал телесным наркозом, я был бы исключен из жизни привязанностей, как резких, так и нежных, и втянул бы существование в чисто когнитивной или интеллектуальной форме.

Искусство из Год без мамы Даши Толстиковой

Он отмечает, что чисто когнитивное восприятие вещей «больше связано с суждением о правильном , чем с чем-либо еще» - например, анализом композиции симфонии вместо того, чтобы позволить музыке , по бессмертным словам Оливера Сакса, «прямо пронзите сердце». Любопытно, что Джеймс утверждает, что интеллектуальное владение определенной областью притупляет способность чувствовать эту физиолого-эстетическую рябь эмоций:

Там, где долгое знакомство с определенным классом эффектов притупило эмоциональную чувствительность к нему настолько, насколько обострило вкус и суждение, мы действительно получаем интеллектуальную эмоцию, если таковую можно назвать, чистой и незапятнанной.И его сухость, бледность, отсутствие всякого сияния, которое может существовать в сознании досконально опытного критика, не только показывает нам, чем это в корне отличается от «стандартных» эмоций, которые мы рассматривали в первую очередь, но и заставляет нас Подозреваю, что почти вся разница заключается в том, что звуковая дека, вибрирующая в одном случае, приглушена. «Не так уж и плохо» для человека с непревзойденным вкусом может быть высшим пределом одобрительного выражения.

Великий физик Ричард Фейнман, конечно, категорически не согласился.Но Джеймс определенно был прав: когда-то я знал твердого ученого во всех смыслах этого слова, который очень сильно воплотил это увядание обширной теплоты эстетической оценки в тисках холодного интеллекта. Однажды она прислала мне фотографию из осеннего похода, на которой были изображены деревья, покрытые красивой листвой на закате. «Неплохо», - написала она.

Джеймс рассматривает взаимодействие этих двух способностей:

В каждом искусстве, в каждой науке есть острое восприятие определенных отношений, правильных или нет, и, как следствие, возникает эмоциональный всплеск и трепет.И это две вещи, а не одна. В первом из них специалисты и мастера находятся дома. Последние сопровождения - это телесные волнения, которые они едва ли могут почувствовать, но во всей полноте они могут быть испытаны Кретенами и Филистимлянами, в которых критическое суждение находится на самом низком уровне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *