Темперамент и деятельность в психологии: сенситивность, реактивность, активность, пластичность, ригидность, экстраверсия, интроверсия, темп реакций, эмоциональная возбудимость.

Темперамент и деятельность в психологии: сенситивность, реактивность, активность, пластичность, ригидность, экстраверсия, интроверсия, темп реакций, эмоциональная возбудимость.

Содержание

типы, взаимосвязь и основные различия

Темпераментом специалисты называют совокупность индивидуальных динамических особенностей поведения, которая выступает основой развития и становления характера. Таким образом, в психологии темперамент и характер рассматриваются как взаимодополняющие явления, которые также оказывают сильное влияние друг на друга. Конечно, ошибочно полагать, что данные понятия являются синонимами, но вместе с этим их тесная взаимосвязь очевидна.

Темперамент и характер: основные различия

Если выражаться доступным языком, то характером принято называть особенности поведения человека, которые влияют на общение с ним, а темпераментом – особенности проявления этого поведения, сила и яркость эмоционального реагирования. Вместе с этим следует сказать, что темперамент – это скорее индивидуальные свойства человеческой психики, которыми определяется психическая деятельность личности.

Так, под темпераментом подразумевается совокупность врожденных свойств человека, а под характером – обобщение приобретенных в течение жизни качеств.

Темперамент и характер в психологии разделяются также по определению: темперамент обусловлен различными биологическими особенностями человека, тогда как характер определяется, в первую очередь, социальной средой, в которой он существует и развивается.

Таким образом, можно обобщить, что в различных социальных условиях у людей выявляются разные черты характера, чего нельзя сказать о темпераменте: он, как правило, остается неизменным в любых условиях. Также характер не в последнюю очередь обусловлен воспитанием и культурой, тогда как на темперамент огромное влияние оказывают индивидуальные особенности нервной системы.

Кроме того, черты характера поддаются оценке, а свойства определенного типа темперамента не оцениваются. То есть сказать, что у человека хороший или плохой характер, вполне возможно, однако к темпераменту подобная характеристика неприменима. Именно поэтому в психологии темперамент и характер хотя и выступают обычно вместе, все же иногда могут рассматриваться обособленно друг от друга.

Взаимосвязь характера и темперамента: основные положения

Чтобы выявить взаимосвязь характера и темперамента, необходимо рассмотреть типы последнего:

  • Сангвиник;
  • Флегматик;
  • Холерик;
  • Меланхолик.

Сангвиник – это тип темперамента, отличающийся подвижностью и общительностью. Он живо реагирует на любые события и относительно легко переносит различные неприятности и неудачи. У людей такого типа очень живая мимика, они являются довольно эмоциональными, однако их эмоции чересчур быстро сменяют друг друга. Именно поэтому сангвиникам зачастую приписывают непостоянство и поверхностность.

Свойства темперамента и характера человека, относящегося к типу холерика, можно нередко охарактеризовать как постоянную порывистость и страстность. Он подвержен резким и частым перепадам настроения и бурным эмоциональным вспышкам. Дополнительными свойствами можно назвать неуравновешенность, эмоциональность, повышенную возбудимость, а нередко раздражительность и агрессию.

Флегматики отличаются относительным постоянством как в своих убеждениях и стремлениях, так и в настроении. Такого человека очень трудно вывести из себя или узнать, что происходит у него внутри: внешние выражения душевных переживаний у них практически отсутствуют. Основными свойствами этого типа можно назвать спокойствие, выдержку, иногда лень и равнодушие к окружающим событиям и людям.

Темперамент и характер меланхолика отличаются сверхчувствительностью, ранимостью и впечатлительностью. Люди такого типа очень долго и болезненно переживают любые незначительные неудачи, у них нередко наблюдаются проблемы с самооценкой и комплекс неполноценности. Данный тип, как правило, склонен к тревожности и замкнутости.

Как видно, темперамент и характер человека находятся в тесной взаимосвязи, однако, как было отмечено выше, именно темпераментом определяются динамические особенности проявления характера. Это значит, что такая его черта как, например, общительность у флегматика и сангвиника будет иметь разное проявление.

Кроме того, темперамент может как сильно влиять на развитие отдельных черт характера, так и препятствовать ему в конкретных случаях. Также некоторые особенности характера человека могут сдерживать проявление свойств темперамента в различных ситуациях.

Свойства характера и темперамент

Ошибочно полагать, что свойства характера и темперамент составляют единое целое и по конкретным чертам можно судить о типе темперамента. Скорее последний просто влияет на форму проявления некоторых особенностей первого.

Так, все 4 типа могут обладать такой чертой характера, как трудолюбие, но она у всех них будет выражаться по-разному:

  • Сангвиник будет проявлять инициативу, браться за новые проекты, легко переживать неприятности, быстро забывать о них и снова увлекаться новым делом;
  • Холерик посвятит себя работе со свойственной его типу страстностью, но будет то раздражаться по мелочам, то опять вдохновляться и снова злиться, доходя до настоящей агрессии;
  • Флегматик предпочтет спокойно сосредоточиться на деле, хорошенько вникнуть в его суть, обдумать и рассчитать все нюансы. Причем внешне может показаться, что он отнюдь не заинтересован в своей работе. Но на самом деле он просто не любит спешить: так проявляются его сосредоточенность и уравновешенность;
  • Свойства характера и темперамент меланхолика в данном случае приведут к тому, что он будет днями и ночами думать о своей задаче, усердно трудиться, но одновременно корить себя за малейшие ошибки. Этот тип склонен в любом деле видеть возможные промахи и неудачи, которых он безумно боится, что обусловлено его природной мнительностью.

Таким образом, взаимосвязь характера и темперамента не является данностью. Тем более что специалисты отмечают: четкий тип сангвиника, холерика, флегматика или меланхолика с его характерными свойствами можно редко встретить в реальной жизни. Чаще всего люди обладают смешанным типом темперамента, то есть им присущи свойства, которыми наделены различные типы. Конечно, не исключено преимущество одного типа над другими, за счет чего и человек, как правило, относится к конкретному из них.

Темперамент - статьи о психологии

Термин произошел от латинского temperamentum – соотношение частей. Тип темперамента является врожденным свойством нервной системы, но может немного измениться под влиянием условий жизни или воспитания.

Первым интерес к темпераменту проявил древнегреческий врач Гиппократ. Он выделил четыре типа, которые понимались им в чисто физиологическом плане. Однако его классификация людей на сангвиников, холериков, флегматиков и меланхоликов продержалась в психологии достаточно долго и впоследствии была дополнена психологическими характеристиками.

Сангвинический темперамент

Сангвиник легко сходится с людьми, жизнерадостен, легко переключается с одного вида деятельности на другой, но не любит однообразной работы. Он легко контролирует свои эмоции, быстро осваивается в новой обстановке. Его речь – громкая, быстрая, отчетливая, сопровождается выразительными мимикой и жестами. Но этот темперамент отличается некоторой двойственностью. Если раздражители постоянно меняются, и постоянно поддерживается смена впечатлений, сангвиник проявляет себя как человек деятельный, активный, энергичный. Если же воздействия длительны и однообразны, сангвиник теряет интерес к делу, становится вялым и безразличным. У сангвиника быстро возникают чувства радости, горя, привязанности и недоброжелательства, но они не отличаются длительностью и глубиной – они могут исчезнуть так же быстро, как и появились, или смениться на противоположные.

Флегматический темперамент

Человек этого темперамента медлителен, спокоен, уравновешен. В работе он проявляет основательность, продуманность, упорство. Флегматик, как правило, доводит начатое до конца. Все психические процессы у флегматика протекают замедленно. Его чувства внешне выражаются слабо. В отношениях с людьми флегматик всегда ровен, спокоен, в меру общителен, настроение у него устойчивое, он спокойно воспринимает любые события и явления. Флегматика нелегко вывести из себя или задеть эмоционально. У человека флегматического темперамента легко выработать выдержку, хладнокровие, спокойствие. Но флегматику стоит развивать в себе и другие качества: подвижность, активность, не допускать вялости и инертности, которые могут легко сформироваться в определенных условиях. Иногда у человека с таким темпераментом могут развиться безразличное отношение к работе, к условиям жизни, к самому себе.

Холерический темперамент

Люди этого темперамента быстры, чрезмерно подвижны, неуравновешенны, возбудимы, все психические процессы протекают у них быстро, интенсивно. Преобладание возбуждения над торможением, свойственное этому типу нервной деятельности, ярко проявляется в несдержанности, вспыльчивости, раздражительности. У холерика торопливая речь, резкие жесты. Неуравновешенность, свойственная холерику, проявляется и в его деятельности: он с увлечением и даже страстью берется за дело, работает с подъемом, преодолевая трудности. Но запас нервной энергии может быстро истощиться у такого человека, и тогда может наступить резкий спад деятельности: воодушевление и подъем исчезают, настроение резко падает.

В общении с людьми холерик может допустить резкость, раздражительность, эмоциональную несдержанность, что часто ему не дает возможности объективно оценивать поступки людей. Излишняя прямолинейность, вспыльчивость, нетерпимость порой делают тяжелым и неприятным пребывание таких людей в коллективе.

Меланхолический темперамент

У меланхоликов медленно протекают психические процессы, они с трудом реагируют на сильные раздражители. Длительное напряжение вызывает у людей этого темперамента замедленную деятельность, а затем и вовсе прекращает ее. В работе меланхолики обычно пассивны, мало заинтересованы (ведь заинтересованность тоже связана с напряжением). Чувства и эмоциональные состояния у таких людей возникают медленно, зато отличаются глубиной, силой и большой продолжительностью. Меланхолики весьма уязвимы, тяжело переносят обиды и огорчения, хотя внешне их переживания не слишком выражаются. Они склонны к замкнутости и одиночеству, избегают общения с малознакомыми людьми, часто смущаются и проявляют неловкость в новой обстановке.

Все новое, необычное вызывает у меланхоликов тормозное состояние.

Таким образом, каждому типу темперамента свойственно свое сочетание психических свой, активности и эмоциональности. Физиолог Павлов разработал теорию о связи темперамента с типом нервной системы. Он выделил три основных свойства нервной системы: силу, уравновешенность (то есть, баланс между торможением и возбуждением) и подвижность нервных процессов (то есть, скорость, с которой происходит смена одного нервного процесса другим). Получилась следующая схема.

  • Сангвинический темперамент обладает сильным уравновешенным быстрым типом нервной системы.

  • Флегматический темперамент обладает сильным уравновешенным медленным типом нервной системы.

  • Холерический темперамент обладает сильным неуравновешенным типом нервной системы.

  • Меланхолический темперамент обладает слабым типом нервной системы.

Однако на сегодняшний день деление на холериков, сангвиников, флегматиков и меланхоликов используется скорее в популярной психологии. Эта типология, строящаяся на учете общей активности человека (включая моторные проявления) и эмоциональности, считается устаревшей и нерелевантной для науки.

Вообще существует немало разночтений в понимании термина «темперамент». Многие психологи считают, что этот термин полностью заменим понятием «характер». Другие настаивают на том, что границы между характером и темпераментом в известной степени размыты, но, тем не менее, это разные характеристики личности.

Темпераменты людей в психологии | Pravdaonline.ru

Темпераменты людей это индивидуальные особенности, которые определяют динамику психической деятельности. Зависят от врожденных качеств, влияют на поведение и способы общения. В отличие от характера, который может меняться в течение жизни, представляют собой устойчивый комплекс личностных черт. Темпераменты людей не имеют отношения к способностям, но могут благоприятствовать или препятствовать развитию тех или иных наклонностей.

Содержание статьи

Что такое темперамент?

Темперамент – это биологический фундамент личности. Он отличается наибольшей устойчивостью по сравнению с другими психологическими особенностями людей, практически не поддается изменениям. Представляет собой целостный комплекс свойств, которые закономерно связаны друг с другом. К основным качествам темперамента относятся:

  • Общая активность. То, как человек взаимодействует с природой и социумом в целом. Уровень активности можно представить в виде шкалы, на одном конце которой находятся пассивность, вялость и инертность, на другом – динамичность, быстрая переключаемость, высокая скорость действий.
  • Двигательная активность. То, что можно заметить при непосредственном контакте. Резкость и быстрота или плавность и замедленность движений. Высокая подвижность либо малоподвижность. Темп речи. Разговорчивость или молчаливость.
  • Эмоциональность. Видна в процессе общения, но может частично скрываться либо подчеркиваться в зависимости от особенностей воспитания, которые не влияют на темперамент. Включает уровень эмоциональной восприимчивости, силу и глубину эмоций, скорость изменения эмоциональных состояний.

Все перечисленные свойства проявляются в любых взаимодействиях с внешним миром, не зависят от вида деятельности, целей человека и смыслов, который он вкладывает в свои действия. Особенности темперамента людей не являются их достоинствами или недостатками. Это – набор личностных характеристик, которые следует учитывать, чтобы быть более эффективным и удовлетворенным жизнью.

 

Виды и описания темпераментов человека

Концепция темпераментов людей была создана еще Гиппократом, который предложил 4 темперамента, объясняя их происхождение преобладанием определенной жидкости (крови, лимфы, черной или желтой желчи) в организме. Впоследствии связь между физиологическими особенностями организма и темпераментом была опровергнута. Российский ученый И.П. Павлов разработал учение о типах высшей нервной деятельности, выделив четыре типа (слабый, сильный неуравновешенные и два сильных уравновешенных – подвижный и инертный), которые оказалось легко сопоставить с типами Гиппократа.

Поэтому, а также из-за удобства и наглядности система Гиппократа прижилась в современной российской психологии и широко используется по сей день. Специалисты учитывают, что большинство людей имеют не чистый, а смешанный темперамент с преобладанием свойств определенного типа. При оценке темперамента психологи опираются на следующие характеристики:

  • Интроверсия или экстраверсия. Интроверты больше реагируют на внутренние стимулы, экстраверты – на внешние.
  • Скорость реакций. Темп протекания психических процессов: мышления, умозаключений, речи.
  • Пластичность или ригидность. Чем пластичнее психика, тем быстрее она приспосабливается к изменениям внешней реальности.
  • Активность. Интенсивность, с которой люди действуют на окружающий мир. Способность к преодолению препятствий на пути к поставленной цели.
  • Реактивность. Выраженность непроизвольных реакций на различные внешние и внутренние обстоятельства.
  • Соотношение активности и реактивности. То, насколько поведение людей определяется внешними раздражителями, намерениями, убеждениями, смыслами, целями.
  • Эмоциональная возбудимость. Параметр, определяемый скоростью появления эмоциональной реакции и силой вызывающего ее стимула.
  • Сензитивность. Уровень чувствительности людей к внешнему воздействию, необходимый для появления реакции.

Холерик

Обладает низкой сензитивностью, высокой реактивностью и активностью. Из-за преобладания реактивности отличается порывистостью, вспыльчивостью, быстрыми колебаниями настроения. Из-за некоторой ригидности может испытывать затруднения при переключении внимания, зато настойчив в стремлении к поставленным целям, очень работоспособен. Инициативен, легко генерирует необычные идеи. Из-за сочетания ригидности и возбудимости может не рассчитать силы, «перегореть» и истощиться. Чаще экстраверт.

Сангвиник

У сангвиника, как и у холерика, высокие показатели реактивности и активности, однако эти характеристики сбалансированы, что обеспечивает уравновешенность. Сангвиник обладает высокой пластичностью, поэтому легко переключает внимание, оперативно реагирует на меняющиеся обстоятельства. Достаточно сензитивен, склонен к яркому выражению чувств, но эмоции обычно неглубоки, быстро появляются и быстро исчезают. Сангвиник хорошо концентрируется, но его продуктивность напрямую зависит от заинтересованности. Легко «зажигается» при занятии чем-то увлекательным, становится безразличным при отсутствии интереса, по возможности быстро меняет сферу приложения усилий. В большинстве случаев экстраверт.

Флегматик

Характеризуется высокой активностью, низкими реактивностью, возбудимостью и сензитивностью. Уравновешенный, хладнокровный. Из-за высокой ригидности склонен к отсроченным эмоциональным реакциям (например, может начать переживать уже после завершения конфликта), тяжело переключает внимание, не любит менять привычки, достаточно медленно осваивает новые навыки. Неторопливость во флегматике сочетается с целеустремленностью, высокой работоспособностью и продуктивностью. Упрям. Как правило, интроверт.

Меланхолик

Высокая сензитивность меланхолика дополняется низкой реактивностью, что объясняет склонность к астеническому типу эмоционального реагирования – слезам, обидчивости и ранимости – при незначительном учете текущих внешних воздействий. Переживает глубоко и сильно. Сострадателен. Зачастую предпочитает работу, связанную с помощью людям, либо монотонные занятия, предполагающие отсутствие тяжелых нагрузок. При достижении внутреннего эмоционального баланса может быть очень продуктивным. Быстро обучается. Склонен к робости, неуверенности в себе. Чаще интроверт.

 

Как определить темперамент человека

Наиболее надежным способом определить собственный тип темперамента является прохождение одного или нескольких тестов (для контроля и сравнения результатов). Большой популярностью пользуется тест Айзенка – известного специалиста в области психологии, создателя факторной теории личности, базирующейся на типах темпераментов людей. Тест состоит из 40 вопросов, его используют как любители, так и профессиональные психологи. Существуют тесты, разработанные специально для родителей – с их помощью можно установить темперамент ребенка 3-4 лет и старше.

Ситуация усложняется, если нужно уточнить темперамент других людей, которых по каким-то причинам нельзя попросить пройти тест. Психологи в подобных случаях рекомендуют ориентироваться на внешние проявления, характерные для 4 темпераментов:

  • Сангвиник. Общительный, разговорчивый, легко становится частью новых компаний, находит общий язык с ранее незнакомыми людьми. Обладает выразительной мимикой, активно жестикулирует, но мимика и жесты не выглядят резкими или порывистыми. Ходит быстро, но плавно. Обычно отличается хорошей осанкой.
  • Холерик. Может быть зажигательным, увлекающим за собой, или напротив, раздражительным и грубоватым. Создает впечатление неуравновешенности из-за вспыльчивости и частой смены настроений. Общителен, разговорчив, из-за выраженной эмоциональности иногда «перетягивает одеяло» на себя, не давая говорить собеседнику. Разговаривает быстро и резко, обладает выразительной яркой мимикой, бурной жестикуляцией. Движения резкие, порывистые.
  • Флегматик. Медлителен, спокоен, нетороплив. Говорит мало и по делу, не любит пустой болтовни. Мало проявляет эмоции, мало жестикулирует. При внешней невыразительности речи и жестов обладает богатой мимикой. Двигается плавно, неторопливо. Вне зависимости от комплекции и рода деятельности обычно производит впечатление основательного человека, твердо стоящего на земле.
  • Меланхолик. Среди незнакомцев и в шумных компаниях склонен к пассивности, молчалив и малозаметен. Нередко сторонится новых людей. В комфортной для себя обстановке либо наедине с симпатичным ему человеком расслабляется и раскрывается. Сильные эмоции сочетаются со слабой жестикуляцией. Может двигаться быстро или медленно, но движения всегда сдержанные. Очень наблюдателен.

 

Психологические типы личности: экстраверт и интроверт – связь с темпераментом

Экстра- и интроверсия, как и тип темперамента, представляет собой не абсолютный показатель, а набор индивидуальных черт и склонность к определенному типу реагирования. Экстраверты преимущественно направлены наружу, восполняют энергию за счет взаимодействия с внешним миром, интроверты – истощаются во внешнем мире, восполняются в контакте с собой. У разных людей эта характеристика выражена в различной степени. Кроме того, существуют амбиверты – люди, которые с учетом обстоятельств ведут себя то как экстраверты, то как интроверты.

Согласно Айзенку, экстраверсия и интроверсия напрямую зависят от темпераментов людей. Холерики и сангвиники являются экстравертами, меланхолики и флегматики – интровертами. Однако, поскольку в каждом человеке в некоторой степени заложены черты всех типов, в отдельных случаях встречаются флегматики и меланхолики с выраженной экстравертностью, сангвиники и холерики – с преобладающей интровертностью. Существуют также «маски», обусловленные воспитанием, из-за которых экстраверты могут вести себя как интроверты и наоборот. «Маски» не меняют природную вертность, но ограничивают ее проявления и, как следствие, обычно делают человека менее продуктивным.

 

Темперамент и характер

Темперамент – это природная основа личности, обусловленная свойствами нервной системы. Характер – совокупность устойчивых индивидуальных психических свойств, проявляющихся во всех сферах жизни. Они связаны между собой, но не тождественны друг другу. Темперамент является биологической базой, характер – надстройкой, сформированной в процессе развития и воспитания. Темперамент определяет динамические аспекты поведения (скорость реакций, быстроту переключения, впечатлительность и т. д.), характер – внутреннее содержание этого поведения, в том числе:

  • Отношение к объектам окружающего мира: небрежность или аккуратность, скупость или щедрость и пр.
  • Отношение к собственной деятельности: трудолюбие или лень, упорство либо склонность бросать дела на полпути, стремление добиваться высоких результатов или удовлетворенность по принципу «сделали – и ладно» без ориентации на качество.
  • Отношение к другим людям: гуманность или жестокость, отзывчивость или равнодушие и др.
  • Отношение к себе: скромность либо завышенное самомнение, самокритичность или недостаток критики, смелость или робость, честолюбие или отсутствие притязаний.

Динамическая реализация перечисленных качеств характера определяется темпераментом, мало поддается коррекции. К примеру, холерик и флегматик могут быть одинаково щедрыми, но первый чаще будет чем-то делиться с людьми спонтанно, под влиянием душевного порыва, а второй – после обдумывания и логического анализа ситуации. С другой стороны, при одинаковой динамике поведения отношение к людям и направленность деятельности сангвиника-врача и сангвиника-преступника будут прямо противоположными.

Сила и слабость характеров людей не зависят от силы или слабости темперамента. Меланхолик с сильным характером при выборе профессии с учетом личностных особенностей может достичь больших успехов, благодаря наблюдательности, сострадательности и высокой обучаемости. Сангвиник со слабым характером может растратить себя на поверхностное общение и бесконечную смену специальностей, ни одна из которых не кажется ему достаточно интересной.

Характеры людей обладают огромной степенью свободы в сравнении с темпераментом. Они естественным образом меняются на протяжении жизни и поддаются коррекции при приложении сознательных усилий в определенном направлении. Вместе с тем, потенциал развития характера зависит от темперамента. Лучше развиваются те черты, которые заложены в человеке от природы.

Сангвиник проще осваивает любые взаимодействия с людьми даже при наличии застенчивости и сниженной самооценки. Меланхолику из-за природной сострадательности легче развить эмпатию, даже если в детстве его приучали относиться к людям равнодушно. Флегматику хорошо дается организованность. Холерику – генерация нестандартных идей. А вот усилия, направленные вразрез с природными склонностями, приносят мало результата. Особенно – если человек равняется на людей с другим темпераментом.

 

Как применить знания о темпераменте себе на пользу

Информация о темпераменте приносит практическую пользу во многих сферах жизни. Зная собственный темперамент, можно точнее определить свои возможности, сильные и слабые стороны, вектор приложения усилий для овладения новыми навыками или компенсации недостатков. Зная темперамент ребенка, можно подобрать наиболее эффективные способы воспитания, скорректировать требования и помочь в выборе профессии. Знание темперамента других людей помогает их лучше понимать, быть более гибким в контакте, четче определять стратегию своего поведения, приспосабливаться к чужой манере общения.

Специалисты в сфере психологии говорят, что представителям всех четырех типов темпераментов можно дать обобщенные рекомендации для компенсации недостатков:

  • Холерику следует учитывать, что его активность иногда становится разрушительной.
  • Сангвинику – что при решении важных вопросов стоит быть более серьезным.
  • Флегматику – что необходимо проявлять больше быстроты и гибкости.
  • Меланхолику – что обычные неудачи, неурядицы и промахи не являются жизненной катастрофой.

Существуют рекомендации по организаторской работе и общению с людьми с учетом их темперамента:

  • Холерик – «займи делом». Активность холерика может принести богатые плоды, если будет направлена в конструктивное русло. Незанятый делом холерик от скуки может начать распыляться или заняться чем-то деструктивным. Оптимальный вариант – дать человеку самому подобрать себе занятие, генератору идей это обычно сделать несложно.
  • Сангвиник – «доверяй, но проверяй». Сангвиники ценят хорошее отношение других людей, для них важно доверие. Перед ними можно ставить сложные задачи, требующие значительного приложения усилий, и ожидать хороших результатов. При этом их стоит ненавязчиво контролировать, потому что сангвиники могут что-то пообещать, чтобы не обидеть, а затем не выполнить обещанное, потому что стало неинтересно либо с самого начала не хотелось.
  • Флегматик – «не торопи». Насильно подгонять флегматика бесполезно –он наиболее продуктивен, когда работает в свойственном ему темпе. Флегматики обычно хорошо рассчитывают время и усилия, необходимые для решения задачи, поэтому, если человек за что-то взялся – не нужно его сбивать. Как и ожидать быстрого переключения между различными задачами.
  • Меланхолик – «не навреди». Меланхолики остро реагируют на отрицательные эмоциональные сигналы окружающих, общаться с ними лучше тактично и сдержанно, не забывая хвалить за успехи и не вынося на всеобщее обсуждение недочеты.

Темперамент определяет способы действий, но не их результативность. Представители разных темпераментов могут достигать успехов в одной и той же сфере, но делать это различными путями. Понимание темперамента помогает человеку найти свой путь и пройти его с меньшими усилиями, но с лучшим результатом.

Свойства темперамента - основные, психологические, психические

Свойства темперамента - это субъективные психические свойства, которые устойчивы и характеризуют динамическую активность психики и ее процессы, например, во время игры, учебы, работы и т. Д. Индивидуальные или личностные характеристики темперамента можно объяснить разными уровнями сформированности. свойств нервной системы. Темперамент как одна из черт личности человека определяется врожденными параметрами человека.Основные свойства человека, определяющие его как личность, проявляются не только в его наклонностях, но и обязательно в темпераменте.

Основные свойства темперамента

К основным свойствам темперамента относятся такие субъективные характеристики личности, которые определяют динамические критерии абсолютно всех подвидов его деятельности; дать характеристику процессам в психике; обладают устойчивостью; сохраняются длительно, выражаются после рождения.

Свойства темперамента в психологии, по мнению большинства, напрямую зависят от свойств нервной системы испытуемого. Сочетание определенных свойств нервной системы и самих свойств определяют особенности протекания процессов в психике, в свою очередь определяют психологические категории темперамента.

Основными свойствами темперамента, определяющими предметную деятельность индивида и сферу его общения, являются переключаемость, активность, продуктивность, заторможенность, скорость реакций, возбудимость.Если применить деятельность к когнитивным процессам психики, то она характеризуется возможной степенью концентрации внимания, памяти, воображения, мышления на конкретном объекте или его критериях.

Темп выражается в скорости соответствующих психических процессов. Продуктивность познавательных процессов оценивается по их продуктам, результатам, которые были получены за определенный период времени. Продуктивность будет выше, если в то же время вы сможете больше слышать, видеть, помнить, воображать или решать.

Необходимо различать производительность и производительность. Производительность характеризуется способностью поддерживать один и тот же темп работы в течение определенного времени. Переключаемость, торможение и возбудимость определяют скорость формирования и возникновения, переключения или прекращения когнитивного процесса психики от одного конкретного субъекта к другому или от одного типа действия к другому.

Если применить действие к объективной деятельности, то это означает амплитуду и силу связанных с ней движений.Темп в предмете деятельности определяется количеством операций, движений за определенный промежуток времени. Именно темп и активность напрямую определяют продуктивность деятельности, связанной с движением, если не предъявляются другие требования к соответствующим действиям.

Если применить активность к общению, то эта характеристика темперамента проявляется в вербальном и невербальном общении. Например, субъект с высокой активностью будет иметь более выраженную речь, мимику и жесты, чем субъект с пониженной активностью.В общении легче и быстрее вступают в контакт люди, обладающие возбудимым свойством темперамента. А людям, обладающим тормозящим свойством темперамента, намного легче и быстрее прекращать общение, менее разговорчивым, им сложно переключаться с одной темы разговора на другую. Продуктивность общения называется способностью воспринимать и передавать информацию в течение определенного количества времени.

В зависимости от личностных особенностей темперамента им свойственны чувствительность и реактивность.Чувствительность определяется силой внешних воздействий или воздействий, необходимых для появления психической реакции человека, и скоростью появления такой реакции. Реактивность характеризуется непроизвольными реакциями на внутренние или внешние проявления одинаковой силы. Активность показывает, насколько сильно, энергетически человек влияет на мир и преодолевает различные препятствия на пути к достижению целей, например, сосредоточенность или настойчивость. Именно соотношение активности и реактивности определяет зависимость активности субъекта от внутренних причин или от случайных внешних обстоятельств, от намерений, целей, убеждений.

Соотношение таких категорий, как реактивность и активность, определяет обстоятельства, от которых деятельность человека зависит в большей степени: от случайных внешних или внутренних факторов (настроения) или от целеустремленности, убеждений или намерений.

Пластичность показывает, насколько гибко и легко человек может адаптироваться к внешним воздействиям. Жесткость указывает на инертность поведения испытуемого.

Скорость проявления реакций характеризуется скоростью различных психических процессов и реакций, например динамикой жестов, скоростью мышления.

Интроверсия и экстраверсия показывают направление человека в самом себе или во внешней среде. Эти параметры определяют, от чего зависит деятельность субъекта: от образов, мыслей, имеющих связь с будущим или прошлым (интроверт), или от внешних впечатлений, возникающих в настоящее время (экстраверт).

Эмоциональная возбудимость показывает, насколько мало влияния необходимо для проявления эмоциональных реакций и как быстро это произойдет. Эмоциональная возбудимость (чувствительность) определяется тем, насколько мало воздействия требуется для формирования реакции и как быстро она может произойти.

Свойства нервной системы и темперамента

Свойства темперамента в психологии не полностью неизменны. Они начинают появляться не с рождения, не все сразу, а постепенно развиваются в определенной последовательности, которая определяется общими законами формирования нервной деятельности и особенностями того или иного типа или типа нервной системы.

Причина индивидуальных особенностей поведения человека кроется в свойствах нервных процессов, таких как торможение и возбуждение, и в их различных комбинациях.Павлов рассматривал основные три категории нервных процессов, которые определяют типологию нервной деятельности или системы. К ним относятся: сила проявлений процессов, сбалансированность и подвижность проявлений. Сила - показатель способности нервной системы переносить сильные раздражители. Баланс показывает соотношение двух процессов - торможения и возбуждения. Подвижность - показатель скорости изменения двух процессов - торможения и возбуждения.

Свойства нервной системы бывают частными или частичными и общими.Первые демонстрируют особые личные особенности, вторые определяют характерные черты темперамента человека.

Физиологическая основа темперамента - это взаимодействие двух сигнальных систем с подкоркой головного мозга, а не деятельность самой коры. Также были определены дополнительные системные свойства. К ним относятся: лабильность, динамизм, сосредоточенность. Лабильность характеризуется скоростью и непосредственным возникновением двух процессов - торможения и возбуждения.Динамизм характеризуется быстротой и легкостью выработки рефлексов. Концентрация - это индикатор границ дифференциации раздражителей. В ходе многочисленных исследований было выявлено наличие взаимосвязи, характеризующейся значительной зависимостью свойств темперамента от доминирующих свойств психической деятельности. Выявлено также, что свойства темперамента, основанные на типах нервных систем, более устойчивы и постоянны по сравнению с другими особенностями психики индивидов.

По данным И.П. Павлова, личностные особенности поведения испытуемого и динамика умственной деятельности зависят от индивидуальных различий в функционировании нервной системы. Психологи давно установили тот факт, что слабости нервной системы не являются отрицательными свойствами. Организм просто устроен таким образом, что более сильная нервная система более успешно справляется с одними жизненными проблемами, а слабая - с другими. Преимущество слабой нервной системы - ее высокая чувствительность.Для того чтобы изучить свойства нервных систем, нужно их изучить, учитывая все особенности поведения и действий людей в различных жизненных ситуациях.

Подводя итог вышесказанному, следует сделать вывод, что существующие в комплексе личностно-типологических характеристик его нервных структур у субъекта во многом определяют темперамент, от которого зависит личностный стиль поведения, а также деятельность в целом. будущее. Любая характеристика нервной системы имеет определенное количество проявлений, каждое из которых однозначно не оценивается как полезное или вредное.В зависимости от характера выполняемой деятельности или от ситуации, любое из этих проявлений может быть неблагоприятным и благоприятным.

Психологические свойства темперамента

Ю. Стрелов вывел следующие психологические свойства темперамента основных его типов.

  • Сангвинический тип темперамента характеризуется высокой реактивностью наряду с балансом активности и реактивности. У человека с таким типом характера подвижная мимика и выразительные движения, разная живость.Он может посмеяться над несущественным случаем и спорить из-за незначительных фактов. По лицу сангвиника достаточно легко угадать его отношение к человеку или предмету, состоянию, настроению. Поскольку порог чувствительности у сангвиников достаточно высок, он может не замечать слабые световые и звуковые раздражители. У сангвиника из-за высокой активности проявляется неутомимость. Он дисциплинирован и может быстро сконцентрироваться. Сангвиник при наличии желания может сдерживать проявление непроизвольных реакций или чувств.Ему свойственны находчивость и гибкость ума, быстрые движения и темп речи. Однако наряду с этим он склонен к изменчивости настроений, чувств, стремлений и интересов. Сангвиник очень легко сходится с совершенно разными людьми, быстро и свободно приспосабливается к новой среде или требованиям, склонен к быстрой смене. Он больше реагирует на внешние образы, чем на представления о будущем или прошлом. Сангвиник - ярко выраженный экстраверт.
  • Холерический тип темперамента человека отличается невысокой чувствительностью при высокой реактивности и активности.Однако у него все еще преобладает реактивность, поэтому его темперамент необуздан, часто безудержен, нетерпелив и вспыльчив. Холерик более инертен и менее пластичен, чем сангвиник. Поэтому для него характерна большая стабильность устремлений, интересов, большая настойчивость. Ему трудно переключить внимание. Холерик ближе к экстраверту.
  • Флегматический тип темперамента отличается высокой активностью, при которой значительно преобладает малая реактивность, эмоциональность и чувствительность.Если вы увидите среди них смеющуюся компанию и не улыбающуюся, то это будет флегматик. Обычно тяжело огорчить или рассмешить. Даже при серьезных неприятностях он остается спокойным. Узнать флегматика можно по его невыразительной и медленной манере, мимике и речи. Флегматику сложно переключить внимание и адаптироваться к новой среде, восстановить привычки и навыки, при этом он достаточно работоспособен и энергичен. Его отличительные черты - терпение, выдержка и выдержка.Ему сложно знакомиться с новыми людьми, он очень слабо реагирует на внешние образы и впечатления. Флегматик - интроверт. К основным его недостаткам можно отнести бездействие и инерционность. Для него характерно твердое постоянство личности.
  • Меланхолический тип темперамента отличается низкой реактивностью и высокой чувствительностью. Большая инертность в сочетании с повышенной чувствительностью приводит к тому, что буквально любая незначительная причина заставляет его рваться. Меланхолику свойственна чрезмерная обидчивость и болезненная чувствительность.У меланхолика тихий голос, скупость, невыразительность движений и мимики. Также характерна неуверенность в себе, робость, даже малейшие затруднения могут заставить его сдаться. Он не отличается энергичностью, настойчивостью. Меланхолик легко утомляется, не имеет достаточной работоспособности. Для него характерны отвлекаемость и неустойчивость внимания, замедление темпа психических процессов. Большинство людей с таким типом характера - интроверты.Они нерешительны, застенчивы, робки. Наряду с этим в привычной меланхолику среде он вполне успешно может выполнять жизненные задачи.

Изучение свойств темперамента показало, что непосредственно тип темперамента у испытуемого является врожденной характеристикой человека, но психологи не смогли полностью понять, от каких свойств врожденной организации на самом деле зависят.

Психические свойства темперамента личности

Сегодня в психологии, несмотря на то, что темперамент - один из древнейших терминов, четкого его определения не существует.Поэтому в зависимости от теорий, диагностики свойств темперамента, различных исследований психологи в разное время давали совершенно разные определения.

Если психика является определенным свойством нервной системы, то индивидуальные (личностные) свойства личности, в том числе свойства темперамента, определяются индивидуальными (личностными) свойствами нервной системы. О них можно судить только по субъективным характеристикам нервной деятельности.

По Павлову, субъективные характеристики различных фазовых (временных) условных рефлексов являются индикаторами определенных свойств нервной системы. Он охарактеризовал общую типологию нервной системы по определенным сочетаниям этих свойств. Поэтому соотношение индивидуальных психических свойств с субъективными характеристиками фазовых (временных) рефлексов - одна из самых надежных отличительных черт свойств темперамента.Однако это не означает, что корреляция психических свойств с любыми другими субъективными характеристиками нервной деятельности не распространяется на психические свойства темперамента человека.

Обнаружена связь субъективных психических свойств не только с фазовыми условными рефлексами, но и с условными тоническими рефлексами. В таких чертах проявляются и субъективные свойства нервной системы, а значит, психологические свойства взаимодействующего с ними человека также определяют свойства темперамента.

Поскольку свойства любой системы зависят от всех свойств человеческого тела в целом, логично предположить, что свойства темперамента зависят от всех свойств человеческого тела. Однако эта зависимость носит более косвенный, косвенный характер, а зависимость темперамента непосредственно от свойств нервной системы - прямая.

Те же двигательные характеристики психики зависят от воли и эмоций. Именно поэтому они в конечном итоге определяются соотношением волевых и эмоциональных характеристик личности.Именно это соотношение лежит в основе характерных черт понятия темперамента. Таким образом, можно сделать вывод, что субъективные характеристики эмоционально-волевой сферы выражают свойства темперамента.

В связи с тем, что темперамент определяется общей типологией нервной системы, его психологические характеристики могут быть только субъективными характеристиками эмоционально-волевой области, которые являются стабильными, постоянными и сохраняются на протяжении долгого периода жизни. К психическим свойствам темперамента относятся индивидуальные особенности, которые с раннего детства динамично проявляются в эмоционально-волевых процессах и сохраняются длительное время. Например, тревожные состояния, которые впервые были обнаружены в раннем детстве, могут сохраняться в более позднем возрасте, вплоть до взрослого возраста.

Основные свойства темперамента могут не только определять динамизм психической деятельности, но и определять динамизм отдельных психических процессов. Например, устойчивость и сила эмоций характеризуют динамику эмоциональных процессов, а экстраверсия и интроверсия определяют не только динамику эмоциональных процессов, но и динамику интеллектуальных процессов.Черты характера, мотивы и отношения хоть и определяют динамику психики в целом, но определяют динамику не свойств отдельных психических процессов, а поведения и действий человека в зависимости от ситуации.

Экспериментальное изучение свойств темперамента показало, что формальные критерии, такие как сенсорные пороги восприятия, скорость формирования условного рефлекса, точность и скорость выполнения, являются основными характеристиками, по которым экстраверты отличаются от интровертов.

Свойства темперамента и характера

В принципе, темперамент не является определяющим фактором черт характера, однако существует определенная взаимосвязь между свойствами характера и темпераментом: динамизм проявлений характера зависит от темперамента. Например, коммуникативность у флегматиков и сангвиников будет иметь другое проявление.

Одни одни свойства темперамента способствуют формированию черт характера, другие, наоборот, противодействуют.В зависимости от темперамента необходимо использовать индивидуальный подход во влиянии на ребенка, чтобы сформировать у него необходимые свойства характера. Между проявлениями темперамента и характера существует и обратная зависимость: благодаря определенным чертам характера человек может сдерживать при определенных обстоятельствах нежелательные проявления темперамента.

Итак, характер взаимосвязан с темпераментом. Он, как и темперамент, является практически неизменным и устойчивым проявлением психических свойств человека. Темперамент влияет на конфигурацию проявлений характера, усиливая или уменьшая определенные черты. Например, настойчивость у холерического типа темперамента проявляется в кипучей активности, у флегматиков - в концентрации и размышлениях. Модель холерического труда - это энергичность, азарт, флегматичность и неторопливость. Но, с другой стороны, темперамент тоже перестраивается под влиянием характера. Так, например, человек с сильным характером может подавлять некоторые негативные стороны темперамента и контролировать их проявление.

Характер человека очень сильно проявляется в общении с людьми, а именно в манере поведения и способах реагирования на различные действия или действия людей. Например, сама манера общения может быть деликатной, грубой, тактичной, невнимательной, высокомерной, заносчивой, вежливой и т. Д. В отличие от темперамента характер испытуемого определяется не специфическими свойствами нервных процессов, а воспитанием. , культура личности.

В состав личности входят такие основные черты характера, как рассудительность и рациональность, либо противоположные им свойства, определяющие действия и поведение личности при выборе направления деятельности. Целенаправленность, настойчивость, последовательность и другие, а также альтернативы им относятся к действиям, которые направлены на достижение конкретных целей.

По этим свойствам характер приближается как к темпераменту, так и к волевой сфере человека. Интроверсия и экстраверсия - это инструментальные качества, которые отвечают за спокойствие и тревогу, переключаемость и жесткость, сдержанность и импульсивность. Собственно, диагностика свойств темперамента также показывает очень тесную взаимосвязь темперамента с другими психическими свойствами человека, и прежде всего с чертами характера.

Характеристика темперамента

К характерным свойствам темперамента относятся отличительные личностные характеристики испытуемого, которые определяют динамичность сторон всех видов его деятельности и показывают особенности процессов в психике. К тому же они имеют более-менее устойчивый характер и сохраняются длительное время. Они появляются сразу после рождения.

Психофизиологическая оценка типов темперамента включает четыре параметра: энергия или выносливость, пластичность, эмоциональность или чувствительность и скорость. Эти компоненты определяются как биологически, так и генетически. Темперамент напрямую зависит от субъективных свойств нервной системы, которые являются основными характеристиками функциональных систем, обеспечивающих интегративную, синтетическую и аналитическую деятельность мозга и нервной системы в целом.

Таким образом, можно сделать вывод, что темперамент относится к психобиологической категории, т.е. свойства темперамента не могут быть полностью врожденными, а также иметь стопроцентную зависимость от окружающей среды.Свойства темперамента изначально определены генетически и относятся к индивидуальным биологическим свойствам индивида, но в процессе включения в различные виды деятельности они постепенно трансформируются и образуют обобщенную, новую индивидуальную систему инвариантных качеств, не зависящую от содержание такой деятельности.

Свойства темперамента проявляются по-разному в зависимости от основных видов человеческой деятельности - коммуникативной и предметной деятельности.

Диагностика свойств темперамента показала, что темп, скорость, переключаемость, активность (энергия), эмоциональность и уравновешенность характеризуют и определяют темперамент человека. И наиболее типичные сочетания этих свойств определяют типологию темперамента.

Темп - это частота и цикличность движений предмета, совершаемых во время выполнения какого-либо действия. Выражается в количестве движений, выполненных за определенный период времени, т.е.е. чем больше движений, тем больше темп.

Скорость характеризует скорость выполнения движений или процессов в психике человека.

Переключаемость проявляется в переходе от одного действия к другому, из одного состояния в другое, переключении с одного процесса на совершенно другой. Чем быстрее переход, тем более выражена возможность переключения.

Активность (энергия) проявляется в количестве накопленной энергии в действии, выполняемом человеком, и в количестве энергии, затраченной на выполнение любой деятельности.

Эмоциональный фон или эмоциональность выражается в силе и разнообразии потока типичных переживаний субъекта.

Равновесие определяется соотношением процессов торможения и возбуждения как в поведении или деятельности испытуемого, так и в самой нервной системе человека. Уравновешенным человеком называют такого человека, у которого эти два процесса примерно одинаковы по продолжительности и силе проявления. А у неуравновешенного человека, наоборот, эти два процесса различаются по силе и продолжительности своих проявлений.В этом случае под возбуждением понимается переход из состояния покоя в состояние активности, торможение, наоборот, - переход из возбужденного состояния в состояние пассивности.

Глава 3.3: Темперамент и личность

Темперамент и личность

Еще одна область, которой уделяется много внимания с точки зрения биологических детерминант личности, - это темперамент.

Большинство родителей скажут вам, что их дети очень рано начинают проявлять поведение. Кто-то может быть упрямым, кто-то счастливым, а кто-то сварливым. Мы видим эти общие эмоциональные реакции у младенцев и часто можем заметить тенденцию к тому времени, когда ребенку исполнится всего несколько месяцев. Многие из этих родителей также будут утверждать, что эти реакции или темпераменты сохраняются на протяжении всего развития ребенка.

Упрямый младенец, который плачет, когда его уложили вздремнуть, может превратиться в упрямого подростка, который восстает против власти или сопротивляется общественным нормам. Счастливый и довольный младенец может быть взрослым, который легко находит друзей и умеет видеть хорошее в других.Когда эти темпераменты присутствуют вскоре после рождения и сохраняются на протяжении всей жизни человека, трудно не увидеть биологической связи.

Модель темперамента EAS

Как и Айзенк, других биологов-теоретиков интересовало, сколько существует разных темпераментов. Статистические методы, такие как факторный анализ, применялись, но с неоднозначными результатами. Однако есть одна теория, которая, кажется, имеет оплот в этой области. Модель темперамента EAS была разработана с использованием трех измерений: эмоциональности, активности и общительности.

Эмоциональность - это эмоциональные реакции ребенка на раздражители окружающей среды. Другими словами, очень эмоциональный ребенок может легко плакать, бояться, быстро волноваться или проявлять другие сильные эмоциональные реакции. Ребенок с низким темпераментом может казаться более спокойным, расслабленным и менее заинтересованным в своем окружении. Во взрослом возрасте высокая эмоциональность может быть связана с творческими усилиями, отношениями и выбором карьеры.

Активность относится к уровню энергии ребенка.Люди с высоким темпераментом считаются активными, предпочитают физическую активность и игры, могут быть более суетливыми или с трудом успокаиваться. Во взрослом возрасте наш темперамент к деятельности играет важную роль в выборе профессии, хобби и социализации.

Наконец, общительность связана с комфортом человека и уровнем взаимодействия с другими. Очевидно, что люди с высоким темпераментом предпочтут групповые занятия, командные виды спорта и им будет удобнее общаться в социальной среде. Люди с низким уровнем коммуникабельности могут предпочесть уединенные занятия и испытывать тревогу из-за незнакомцев или новых ситуаций.Став взрослыми, легко увидеть, как наш уровень общительности может повлиять на нашу дружбу, выбор карьеры и хобби.

Торможение

Другая область биологических исследований сосредоточена на склонности ребенка к подавленности или раскованности. Исследования в этой области начались, когда два теоретика (Дж. Каган и Х. Мосс) намеревались наблюдать личностные черты дошкольников, а затем сравнивать эти же черты, когда их испытуемые стали взрослыми. Эта модель лонгитюдного тематического исследования показала, что, хотя некоторые черты имеют тенденцию к изменению, торможение, по-видимому, остается относительно стабильным с течением времени.

Было проведено множество исследований для изучения этого явления с относительно схожими результатами. Затрудненный ребенок, тот, кто настороженно относится к незнакомцам, более пассивен в своем взаимодействии с другими и более не решается исследовать новые ситуации, как правило, становится взрослым, который с меньшей вероятностью взаимодействует с другими, более пассивен в отношениях и предпочитает одиночество. для групповой деятельности. Те, кого оценили как раскованные, так же демонстрируют те же характеристики, что и взрослые, как и в молодости.

Некоторые исследования даже показали, что физические характеристики связаны с уровнем торможения у детей и взрослых. Например, исследования показали, что заторможенные и раскованные дети различаются по размеру тела, аллергии и даже по цвету глаз. Это предполагает наличие очень сильной биологической связи, но оставляет открытыми вопросы, поднятые ранее: относятся ли к нам по-разному в зависимости от нашего внешнего вида? Видим ли мы себя по-другому в зависимости от наших физических характеристик? Подавление напрямую связано с нашими генами или косвенно через другие биологические компоненты. На эти вопросы еще предстоит дать окончательный ответ.

границ | Ревизия психометрических свойств темперамента и описи характера в клинической выборке

Введение

Использование интервью или опросников самооценки для диагностики психических расстройств и расстройств личности вошло в повседневную клиническую практику. Научный прогресс в психопатологии, а также терапевтические процедуры все больше зависят от этой диагностической практики. Преобразование симптомов психических расстройств в элементы оценочной шкалы требует методологии, которая все еще недостаточно определена.Традиционные психометрические методы, основанные на теории ошибок (Kline, 2013), которые использовались для определения инструментов оценки личности, не подходят для измерения психиатрических симптомов; на самом деле неясно, какая характеристика или свойство симптома описывается предметом или как он измеряет интенсивность и тяжесть симптома (Berrios and Marková, 2015). Фактически, в отличие от вопросов, описывающих поведение и личностные характеристики, которые могут быть построены с помощью дихотомических ответов, элементы, описывающие симптомы, нуждаются в векторных ответах для описания интенсивности патологического проявления. Построение действительных векторных ответов ставит проблемы стабильности и достоверности, которые еще не решены (Berrios and Marková, 2015).

Таким образом, очевидно, что психометрические инструменты, используемые в клинической области, должны согласовывать требования достоверности и надежности с изменчивостью и внутренней структурой психопатологических симптомов. На самом деле диагностические потребности органической медицины сильно отличаются от потребностей психиатрии. Диагностический вопрос, вытекающий из практики медицины тела и связанного с ней полубиотика, заключается в следующем: от какой патологии страдает человек перед нами и насколько серьезны ее клинические проявления? Детерминированная ценность этого вопроса, когда он был перенесен в психиатрию, создала значительные проблемы в нозографическом определении.Это создало иллюзию описания психического расстройства как совокупности «диагностических критериев» путем создания искусственных нозографических конструкций, называемых «категориальными диагнозами». Это действительно структура текущих психиатрических нозографических руководств и, в частности, DSM IV-TR (American Psychiatric Association, 1996), в которой психические расстройства классифицируются как:

Расстройства оси I, включающие расстройства настроения, тревожные расстройства, психозы и другие психические расстройства

Расстройства оси II, которые включают, среди прочего, расстройства личности

Диагностические рамки, предоставляемые категориальными классификациями, тем не менее, решают проблему коммуникации между клиницистами, но не отвечают потребностям психиатрической клиники и предлагают объекты научных исследований, которые фиктивно ближе к концептуальным категориям, чем к естественным патологическим объектам.

Для устранения представленных трудностей в клиническом и исследовательском контексте, наряду с психиатрическими шкалами, полезно также оценить личность с целью предоставления комплексного описания данного пациента. Таким образом, мы можем ответить на вопрос: как находится перед нами человек и какие индивидуальные особенности определяют состояние дискомфорта? В настоящее время этот вопрос является наиболее подходящим для клинической практики, поскольку он позволяет определить патологию, от которой страдает пациент, с учетом его личных особенностей (Berrios, 2013).

Важный широко распространенный в клинической области инструмент, позволяющий «пространственно читать» человека, был разработан в начале девяностых годов Робертом Клонингером и его группой и породил огромное количество научной литературы, вдохновляющей многочисленных исследователей. Это психобиологическая размерная модель личности, структурированная на двух уровнях, определяемых как темперамент и характер. Он помещает нормальные и патологические аспекты личности в один континуум, нормальные и патологические аспекты личности и характеризует как патологические крайние проявления измерений темперамента и характера (Cloninger, 1992, 1994; Cloninger et al., 1993; Gutierrez-Zotes et al., 2004). Темперамент считается эмоциональным сердцем личности, он относится к индивидуальным различиям в автоматических реакциях на раздражители окружающей среды. Согласно Клонингеру, это наследуемые компоненты, наблюдаемые в раннем детстве и не подверженные влиянию социокультурного обучения и включающие четыре независимых измерения: (1) поиск новизны (NS), который представляет индивидуальные различия в поведенческой активации в ответ на новизну; (2) Предотвращение вреда (НА), которое представляет индивидуальные различия в поведенческом торможении в ответ на сигналы опасности или наказания; (3) Зависимость от вознаграждения (ЗЗ), которая представляет индивидуальные различия в поисках социально вознаграждаемого поведения; (4) Настойчивость (P), которая представляет индивидуальные различия в способности настойчиво добиваться своих целей, несмотря на усталость и разочарование. Характер описывается как явная модель сознания (Maldonato et al., 2018a) и предполагаются концептуальные ожидания в отношении личных целей, жизни в мире и других. Он определяется с точки зрения индивидуальных различий в собственном опыте, который меняется на протяжении жизни в ответ на социокультурные влияния. Он включает три измерения:

(1) Самонаправленность (SD), основанная на представлении о себе как о личности, от которой исходят чувства личной целостности, чести, самоуважения, личной эффективности, лидерства и надежды;

(2) Сотрудничество (C), основанное на представлении себя как неотъемлемой части общества или человечества, из которого вытекают чувства общности, сострадания, милосердия и совести;

(3) Самопревосхождение (СТ), основанное на представлении о себе как о неотъемлемой части вселенной, из которой вытекают чувства терпения, мистического участия и религиозной веры (Maffei, 2008; Maldonato et al., 2018б).

Клонингер считает, что этологические исследования показывают, что развитие личности развивается на основе предсемантических переживаний, связанных с темпераментом. Семантическая реорганизация опыта и представления о себе - это результат изучения новых адаптивных ответов.

При обучении, основанном на инсайтах, наши бессознательные автоматические реакции, первоначально определяемые генетическими факторами темперамента, впоследствии модифицируются непрерывной реорганизацией представления о себе и своей собственной идентичности, а также изменениями в значении, вытекающими из этого. .С этой точки зрения развитие личности - это процесс, в котором наследственные темпераментные факторы изначально мотивируют сознательное обучение и структурируют концепцию «Я», которая, в свою очередь, модулирует значение и важность стимулов, на которые человек отвечает. Темперамент и развитие характера влияют друг на друга и мотивируют поведение (Manna, 2012). Как утверждает сам Клонингер, эволюция человеческого мозга включала развитие пяти основных адаптивных систем, которые позволяют сознательно регулировать сексуальные, материальные, эмоциональные (Мальдонато и Делл'Орко, 2015), интеллектуальные и духовные аспекты жизненного опыта ( Клонингер, 2009). Эти системы находятся в тесном взаимодействии с событиями окружающей среды в непрерывном процессе круговой причинности. Таким образом, различие в том, что категориальные психиатрические модели действуют между различными системами (такими как оси I и II DSM), по-видимому, не согласуется с нелинейным режимом функционирования мозга (Cloninger, 2004; Sperandeo et al., 2018b). . Психобиологическая модель Cloninger, описываемая с помощью специального диагностического реагента для самоотчета (Temperament and Character Inventory, TCI), широко анализировалась применительно к многочисленным психиатрическим патологиям.В частности, была обнаружена корреляция между расстройствами настроения (Miettunen and Raevuori, 2012; Zaninotto et al., 2016) и высокими оценками по параметру темперамента, определяемому предотвращением вреда (Young et al., 1995; Osher et al., 1996; Engström et al., al., 2004; Nowakowska et al., 2005; Zaninotto et al., 2015). Недавний мета-анализ характеристик темперамента субъектов с психическими расстройствами (Miettunen and Raevuori, 2012) показал, что субъекты с униполярным и биполярным расстройствами настроения имели высокие баллы по размеру HA и что субъекты, страдающие большим депрессивным расстройством (Esposito et al. , 2016; Sperandeo et al., 2018a) имеют низкие оценки по параметрам темперамента, определяемым как стремление к новизне и зависимость от вознаграждения.

Однако метаанализы создают многочисленные методологические и статистические проблемы. В частности, что касается нас, они не могут различать наличие определенных смешивающих факторов, таких как социально-демографические переменные (Wasek and Endicott, 1983; Cloninger, 1992; Cloninger et al., 1993; Peselow et al., 1995; Gutierrez-Zotes et al., 2004; Hansenne et al., 2005; Mikołajczyk et al., 2008; Chen et al., 2013) и количество психопатологических эпизодов на жизненном пути (Hirschfeld et al., 1989; Zaninotto et al., 2015; Paolini et al., 2016). Наконец, метаанализ должен также включать последующие исследования, поскольку они могут помочь распутать эффект «состояние-черта», чтобы определить, существует ли модель уязвимости конкретного характера для развития аффективных расстройств (Farmer et al., 2003).

Согласно Клонингеру, можно предсказать наличие расстройства личности у субъектов, набравших менее 33 процентных баллов по сравнению с параметрами характера, определяемыми как Самонаправленность и Кооперативность. Этот балл был получен из предыдущих исследований клинических выборок, в которых были получены низкие баллы по размеру SD и C у субъектов с расстройством личности (Cloninger, 1992, 1994). Это свидетельство было подтверждено в исследовании Paolini et al. (2016), которые использовали TCI в популяции амбулаторных пациентов и обнаружили одну корреляцию между диагнозом расстройства личности и показателями ниже 27 по шкале самонаправленности и ниже 29 по шкале кооперативности (что соответствует 33% от максимального значения).TCI также использовался для изучения корреляции между нейробиологической активностью и уязвимостью к психическим расстройствам и для исследования нейробиологических основ личности, коррелируя их с исследованиями функциональной нейровизуализации, структурной нейровизуализации и генетики (Pujol et al., 2002; Garcia-Romeu, 2010; Гарсия и др., 2013). Исследования показали, что более высокие оценки HA (предотвращение вреда) были связаны с меньшим региональным объемом серого вещества в правом гиппокампе. Напротив, была обнаружена специфическая для женщин корреляция между личностными чертами, связанными с тревогой, и нижним региональным объемом мозга в левой передней префронтальной коре.Результаты могут иметь важные последствия, поскольку предрасположенность к расстройствам, связанным со стрессом, таким как тревожные расстройства и депрессия, демонстрирует индивидуальные различия, связанные с полом (Yamasue et al., 2007). Несмотря на клиническую значимость и хорошую прогностическую ценность расстройств настроения и личностных расстройств, TCI демонстрирует противоречивые психометрические свойства. Исследования надежности TCI сообщают о постоянных коэффициентах надежности во многих ситуациях. В целом, коэффициенты надежности (внутренняя альфа-согласованность Кронбаха и надежность повторных тестов) для шкал TCI адекватны в клинических и неклинических образцах, хотя шкалы RD и P показывают низкую внутреннюю согласованность в неклинических образцах (Maffei, 2008 ).

Факторный анализ показывает противоречивые результаты о латентной структуре TCI. Когда мы продолжаем совместный факторный анализ шкал темперамента и характера, некоторые измерения не проявляются как отдельные факторы, а измерения темперамента и характера накладываются друг на друга, предполагая, что концептуальное различие между двумя шкалами не подтверждается эмпирически. Несмотря на широкое распространение и клиническую значимость анкеты, в целом эти результаты указывают на необходимость дополнительных пересмотров TCI.В 1999 году компания Cloninger разработала TCI-R (Maffei, 2008). Анализируя самые последние исследования (Wong and Cloninger, 2010), выясняется, что TCI-R имеет внутреннюю согласованность и адекватную надежность повторного тестирования. С точки зрения размеров личности данные подтверждают семифакторную модель, хотя следует выделить два аспекта: (1) совместный факторный анализ темперамента и характера не проводился; (2) для проверки использовалась смешанная выборка (клиническая и неклиническая).Психометрические свойства TCI-R в его итальянской версии были оценены с использованием двух независимых выборок: клинической и неклинической. Кроме того, в клинической выборке наблюдалась умеренная конвергенция между шкалами TCI и TCI-R. Как только эти корреляции были скорректированы для смягчения из-за ошибки измерения, сходимость значительно выросла для всех шкал (Maffei, 2008). Cloninger et al. (1993) сообщили о коэффициентах внутренней согласованности для основных шкал и аспектов TCI на основе выборки из 300 добровольных покупателей в торговом центре.Хотя было некоторое улучшение внутренних коэффициентов когерентности для четырех основных шкал темперамента (диапазон α от C: от 0,65 до 0,87), внутренняя последовательность фасетной шкалы имела тенденцию быть умеренной (диапазон: от 0,54 до 0,76). Коэффициенты внутренней согласованности для трех различных размеров основных персонажей были адекватными (диапазон: 0,84–0,89), но были относительно скромными для связанных аспектов (диапазон: 0,47–0,86).

Svrakic et al. (1993) сообщили об аналогичных коэффициентах внутренней когерентности в выборках психиатрических пациентов. Результаты факторного анализа TCI заслуживают внимания, поскольку они выявили смесь темпераментных и характерных факторов и аспектов, которые не всегда подтверждают концептуальные различия Cloninger.

Цели исследования

Цель состоит в том, чтобы создать небольшой, гибкий диагностический инструмент из TCI, используя только статистически значимые элементы с использованием амбулаторных клинических выборок, организовав элементы в однородные группы с клинической точки зрения и согласованные с точки зрения теоретической модели.Тест этого типа может использоваться как инструмент скрининга для выявления клиентов с расстройствами оси I.

Материалы и методы

Инвентарь темперамента и характера (TCI)

Для оценки модели Cloninger был использован инструмент, разработанный автором: TCI. TCI - это анкета для самооценки (самоотчет), которая в полной версии состоит из 240 дихотомических пунктов ответа (верно / неверно). Из них 116 исследуют четыре измерения темперамента (NS, HA, RD и P), а 119 оценивают три измерения характера (SD, C и ST). Сумма пунктов, отмеченных как «истинно», дает исходную оценку по семи шкалам. Необработанные баллы преобразуются в стандартизованные баллы T , которые, показанные на диаграмме, предоставляют профиль личности субъекта (Manna, 2012). Этот инструмент включает вопросы о вкусах, интересах, эмоциях, ответах, целях и ценностях (Wong and Cloninger, 2010). Результаты TCI могут быть оценены как необработанный балл, балл T и балл в процентах, и между этими тремя показателями предоставляется таблица преобразования, основанная на баллах, полученных в результате стандартизации выборки из 300 взрослых, называемых чемпионом сообщества; Cloninger заявляет, что он является репрезентативным для населения в целом и подтверждает надежность и структуру измерений TCI (Cloninger et al., 1993).

Международное мини-нейропсихиатрическое интервью (MINI)

MINI - это полуструктурированная диагностическая оценочная шкала, разработанная совместно исследовательскими группами Шилана (США) и Лекрубье (Франция). Он короткий, простой, ясный и легкий в применении; является высокочувствительным и способным определять максимально возможный процент субъектов с данным расстройством, избирательно и способно исключать субъектов без нарушений, совместимо с основными международными системами диагностической классификации, ICD-10 и DSM-IV-TR; наконец, он способен улавливать наиболее важные суб-синдромные варианты.Чтобы избежать избытка ложноотрицательных результатов, авторы разработали шкалу, согласно которой каждое из исследованных расстройств было слегка гипериклюзивным * .

Каждому исследованному расстройству соответствует автономная форма; большинство модулей включают один или два предварительных скрининговых вопроса, отрицательность которых позволяет полностью исключить симптоматику, связанную с этим расстройством, и позволяет испытуемому перейти непосредственно к следующему модулю. Когда пациент положительно отвечает на вопросы скрининга, они вместо этого переходят к вопросам, связанным с обнаружением симптомов, которые следует дополнить вопросами об инвалидности, связанной с этими симптомами, о возможном сочетании с соматическими патологиями и / или использование веществ, о любых недавних потерях. Модули включают 14 расстройств оси I, расстройство оси II, антисоциальное расстройство личности (включая его стабильность во времени, последовательность, проявляемую при различных расстройствах личности, и его влияние на клинику и прогноз) и форму, относящуюся к суицидному риску (Росси и др ., 1998; Sheehan et al., 1998).

Образцы

Субъекты, принадлежащие к «экспериментальной выборке», имеют средний возраст 34,7 года ( SD = 11,48).

Из 525 субъектов, принадлежащих к этой группе: 57 не имеют нарушений; 266 человек имеют диагноз большого депрессивного расстройства; 27 - дистимия; 193 - паническое расстройство; 249 - генерализованное тревожное расстройство; 68 обсессивно-компульсивного расстройства; 26 биполярного расстройства; 17 социальных фобий; 16 расстройств, связанных с злоупотреблением алкоголем; 22 имели диагноз злоупотребления психоактивными веществами; 27 имеют психотическое расстройство; 13 расстройств пищевого поведения; наконец, 71 субъект попадает под критерии исключения. 233 мужчины и 292 женщины; 37 закончили начальную школу, 104 среднюю школу, 284 получили диплом средней школы, 99 получили степень в университете, и только 1 участник не имеет квалификации. Что касается семейного положения, 33 проживают отдельно или разведены, 12 являются вдовами, 284 не состоят в браке или не состоят в браке, 196 состоят в браке, 362 человека работают или учатся, 155 являются безработными и 8 являются пенсионерами, 71 субъект исключен, поскольку они подпадают под критерии исключения 125 субъектов имеют один диагноз оси I, 155 - два диагноза, 100 - три диагноза, 17 - четыре диагноза.

«Группа проверки» состоит из 324 человек. Из них: у 83 нарушений нет; 109 имеют диагноз большого депрессивного расстройства; 17 дистимии; 77 панического расстройства; 95 - генерализованное тревожное расстройство; 27 обсессивно-компульсивного расстройства; 12 биполярного расстройства; 8 социальных фобий; 7 расстройства злоупотребления алкоголем; 10 расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами; 13 страдают психотическим расстройством; 6 имеют расстройство пищевого поведения. 83 субъекта имеют только один диагноз оси I, 99 - два диагноза, 49 - три диагноза, 10 - четыре диагноза; 143 мужчины и 181 женщина; 22 законченных начальных школы, 64 средних школы, 175 средних школ, 61 выпускник; 2 не имеют квалификации.Что касается семейного положения, то 20 человек проживают отдельно или в разводе, 9 вдов, 177 одиноких или незамужних, 118 замужем. 225 человек трудоустроены или учатся, 94 безработных и 5 пенсионеров.

Социально-демографический и клинический статус выборок описан в таблицах 1, 2.

ТАБЛИЦА 1. Социально-демографический статус выборок.

ТАБЛИЦА 2. Клинический статус образцов.

Методология

Для проведения исследования было предпочтительно использовать TCI в его первой версии, которая в клинических образцах накладывается на последнюю версию инструмента TCI-R (Maffei, 2008).

Выбор теста с дихотомическим ответом был обусловлен двумя причинами. С клинической точки зрения, скалярный ответ менее приятен пациентам, чем дихотомический, из-за большей трудности, с которой они сталкиваются при выборе правильной оценки по шкале ценностей. При психометрическом профиле элементы с дихотомической реакцией имеют более низкий риск случайной ошибки, поскольку они меньше подвержены влиянию случайных событий, могут предложить лучший тест на надежность - повторное тестирование и, следовательно, более высокую валидность и надежность (Kline, 2013).

Выбор использования отдельных пунктов TCI, а не семи факторов модели, был обусловлен необходимостью переформулировать факторную структуру инструмента для его использования в популяциях психиатрических пациентов. Диагностические реагенты, полученные с помощью факторного анализа, теряют большую часть своей пригодности при использовании в образцах, отличных от тех, в которых они были созданы. Это зависит от того факта, что статистический тест не гарантирует соответствия теоретической эталонной модели, поскольку веса компонентов факторов генерируются математическими процедурами, очевидно, не связанными с психологической теорией.Фактически, TCI был построен в общей популяции, и его факторная структура не делает его пригодным для использования в популяции психиатрических пациентов.

Наконец, чтобы дополнительно поддержать выбор использования отдельных элементов теста, полезно принять во внимание тот факт, что они имеют явную внешнюю валидность, превосходящую валидность факторных измерений. Фактически, элементы анкеты личности, требующие от субъекта сказать, придерживаются ли они определенного поведения или мысли, запускают активацию той же нейронной сети, которая участвует в фактическом исполнении описанного поведения.Активация этой сети приводит к формулированию концепции, характеризующейся определенным уровнем абстракции, но воплощенной в идеомоторных процессах субъекта в соответствии с «реализуемой теорией» разума (Каруана и Борги, 2016).

По нашему мнению, отдельные элементы анкеты могут быть эффективно использованы для изучения ментального содержания, типичного для стиля личности, поскольку они имеют критерии конкретности и экологичности, которые теряются, когда вопросы объединяются в факторы (Maldonato et al., 2016; Сперандео и др., 2017).

Для этой цели из 240 пунктов теста были выбраны только те пункты, которые доказали, что в исследуемой выборке отрицательно или положительно связаны с наличием психиатрических патологий оси I. Пункты, выбранные на основе теста корреляции, были окончательно сокращены на основе их психопатологической согласованности. Критерий оценки психопатологической когерентности был основан на модели смешанной личности, предложенной DSM 5 в Приложении 3.Эта модель организует функционирование личности на двух уровнях: самость, понимаемая как интеграция между идентичностью и самонаправленностью, и межличностные отношения, задуманные как интеграция между эмпатией и способностью к близости (Manna, 2012).

Пункты, отобранные с помощью теста корреляции, были объединены и проанализированы в соответствии с критериями, описанными Американской психиатрической ассоциацией (2013).

Исследование проводилось на двух различных выборках субъектов, которые за последние 5 лет были последовательно зарегистрированы в двух разных службах амбулаторного лечения психических расстройств, расположенных в провинции Неаполь. Первая выборка, названная «экспериментальной выборкой», состоящая из 397 субъектов с психическими расстройствами оси I и 57 здоровых субъектов, была использована для структурирования сокращенного теста TCI (TR-TCI) для оценки внутренней согласованности и возрастающей достоверности в контекстах. клинические испытания по сравнению с первой версией TCI.

Вторая выборка, называемая «проверочная выборка», состоящая из 241 субъекта, страдающего психическими расстройствами оси I, состоит из 83 здоровых субъектов, была использована для проверки прогностической достоверности TR-TCI.

На первом этапе в «экспериментальной выборке» все элементы TCI сравнивались с наличием патологий оси I. 54 пункта, которые в значительной степени коррелировали, положительно или отрицательно, с наличием психических расстройств, были использованы для создания новых однородных измерений личности TR-TCI. Все элементы, описывающие темперамент в TCI, были разделены на две группы: первая состояла из тех, которые положительно коррелировали с наличием психических патологий, вторая - из тех, которые отрицательно коррелировали с наличием психических патологий. Описательные элементы персонажа, все положительно коррелированные с наличием психических патологий, были разделены на две группы на основе их соответствия психопатологической теории референции. Наконец, во всех четырех группах некогерентные психопатологические элементы рассматривались как артефакты корреляционного теста и были исключены. В ходе этой процедуры было идентифицировано 44 элемента, разделенных на четыре аспекта личности: оптимизм (O), близость к опыту (CE), пассивность (P) и фантазия превосходства (FS).Для каждого из четырех измерений, состоящих из 6, 13, 14 и 11 пунктов, соответственно, было измерено значение альфы Кронбаха. Каждому пункту было присвоено значение 1 для «истинного» ответа и значение 0 для «ложного» ответа, а также сумма баллов по каждому пункту, и максимальный балл был получен по каждому из параметров. Наконец, дисперсия общего балла по четырем параметрам была проанализирована, чтобы оценить ее внешнюю валидность и инкрементную валидность в клинических образцах TR-TCI по сравнению с TCI. На втором этапе четыре измерения TR-TCI, созданного в экспериментальной выборке, были оценены с точки зрения прогностической достоверности в «тестовой выборке».

Процедуры отбора проб

Субъекты двух использованных в исследовании выборок были последовательно оценены двумя амбулаторными службами по лечению психических патологий. После начала лечения у субъектов с помощью MINI был установлен диагноз Axis I в соответствии с критериями DSM IV-TR. Кроме того, диагностика расстройств оси II проводилась с использованием полуструктурированного диагностического интервью SCID II, которое обеспечивает диагностику расстройств личности в соответствии с критериями DSM IV TR.Наконец, испытуемые заполняли TCI для оценки личности в соответствии с моделью Cloninger.

Субъекты, страдающие расстройствами личности, субъекты с когнитивными нарушениями и историями черепных травм были исключены из исследования в соответствии с диагностическими критериями психических расстройств DSM 5.

Все субъекты были проинформированы и согласны с тем, что данные, собранные для клинических оценок, будут использоваться в научных исследованиях в соответствии с законодательством, касающимся соблюдения анонимности и конфиденциальности конфиденциальной информации, а также гарантии того, что использование данных не повлияет на назначенное лечение.

Статистика

«Внутренняя согласованность» четырех новых личностных измерений, определенных TR-TCI, была оценена с помощью альфа-измерения Кронбаха. «Внешняя достоверность» оценивалась путем анализа с помощью ANOVA средних значений общих баллов в подгруппах пациентов с психическими расстройствами и без них. Результаты сравнивались с результатами, полученными на основе размера фактора TCI. Сравнение двух тестов (TCI и TR-TCI) было повторено в «тестовой выборке».”

Наконец, в «проверочной выборке» «прогностическая валидность» TR-TCI была оценена путем построения кривых ROC и создания модели «логистической регрессии», в которой наличие или отсутствие психических патологий представляет зависимую переменная. При создании регрессионной модели оценки по параметру «Оптимизм» были инвертированы.

Результаты

Таблица 3 показывает значения коэффициентов корреляции Спирмена для 54 пунктов TCI, отрицательно или положительно связанных с наличием психических расстройств.Значения rho низкие, но корреляции статистически значимы, и это делает их актуальными для использования диагностического инструмента в клинических образцах. Низкое значение коэффициента корреляции согласуется с психопатологической теорией, согласно которой структура личности имеет меньший вес в развитии расстройств оси I (таблица 3).

ТАБЛИЦА 3. Пункты, положительно и отрицательно относящиеся к психическим расстройствам.

Таблица 4 показывает структуру четырех измерений TR-TCI.Он содержит элементы, которые составляют новые измерения личности, которые имеют значительную внутреннюю согласованность, измеренную тестом Кронбаха, со значениями альфа от 0,66 до 0,87. Низкое значение (0,66) альфы Кронбаха для измерения «O» объясняется малым числом элементов (6), составляющих это измерение. Четыре измерения частично коррелируют с коэффициентами корреляции между 0,17 и 0,63 со средним значением корреляции 0,43 и коэффициентом надежности по отношению к 0.66 и альфа Кронбаха 0,75.

ТАБЛИЦА 4. Описание четырех измерений сокращенного теста TCI (TR-TCI).

44 элемента были отобраны в соответствии с процедурой, описанной в разделе «Методология». 19 пунктов, основанных на темпераменте TCI, были разделены на две группы: первая, обозначенная как «Оптимизм», состоит из 6 пунктов, для которых «истинный» выбор отрицательно коррелировал с наличием болезни; второй, помеченный как «Близость к опыту», состоит из 13 пунктов, для которых «истинный» выбор положительно коррелировал с наличием заболевания.

Измерение «O» описывает субъектов, которые заметно оптимистичны в отношении будущего, с большой уверенностью в своих собственных ресурсах и полными решимости действовать. Параметр «CE» описывает субъектов, которые избегают новых стимулов, имеют выраженную тревогу, тенденцию к пессимистическому ожиданию и привычному поведению и рефлексивности, плохой поиск вознаграждений и отказ от необычных действий.

25 пунктов, полученных из символьных областей TCI, все из которых характеризовались положительной корреляцией с наличием психических расстройств, были разделены на два измерения на основе психопатологических оценок.Первое измерение, называемое «склонность к обязательствам», описывает субъектов, которые представляют себя неспособными изменить свою собственную реальность, которая в основном не очень автономна и мало осознает ценность своего существования. Второе измерение, называемое «Фантазия превосходства», описывает субъектов, которые нарциссически фантазируют о том, чтобы быть более умными, привлекательными и сильными, чем кто-либо другой, и боятся течения времени и ослабления тела (Таблица 4). Дисперсионный анализ (ANOVA), проведенный в экспериментальной выборке для семи измерений TCI и четырех измерений TR-TCI (таблица 5).Оценки, полученные от 57 субъектов без психических расстройств, сравнивали со средними показателями, полученными от 397 субъектов, по крайней мере, с одним расстройством оси I. Четыре измерения TR представляют существенно разные средние значения в двух подгруппах. Показатели TCI существенно различаются только по следующим параметрам: предотвращение вреда и самонаправленность (таблица 5).

ТАБЛИЦА 5. Размеры TCI и сравнение TR-TCI в экспериментальном образце.

На втором этапе исследования сокращенный тест оценивался на выборке из 324 субъектов, обозначенных как «оценочная выборка», с целью документального подтверждения способности этого инструмента прогнозировать наличие психиатрических патологий оси.

Таблица 6 показывает дисперсионный анализ (ANOVA), проведенный в тестовой выборке, для четырех измерений TR-TCI и двух измерений результатов TCI, коррелированных с патологией в экспериментальной выборке. Средние значения четырех измерений TR-TCI и двух измерений TCI значительно различались в двух подгруппах, как уже отмечалось в экспериментальной выборке. Значения? Eta также подтверждают в этом примере больший размер эффекта для уменьшенного размера теста.

ТАБЛИЦА 6. Размеры сравнения TCI и TR-TCI в проверочной выборке.

В частности, оптимистичный темперамент чаще ассоциируется с субъектами без патологий, где близость к опыту чаще ассоциируется с субъектами, имеющими психические расстройства. Аналогичным образом, параметры персонажа «пассивность» и «фантазия превосходства» выражаются в среднем более интенсивно в подгруппе субъектов, по крайней мере, с одним психическим расстройством (таблица 6).

В таблице 7 показаны значения кривых ROC, с помощью которых оценивались четыре измерения TR-TCI в зависимости от их чувствительности к наличию психических патологий.

ТАБЛИЦА 7. Чувствительность и специфичность уменьшенного размера теста в зависимости от наличия по крайней мере одного расстройства оси I.

Значения площади под кривой подтверждают высокую чувствительность температурного параметра «CE», среднюю чувствительность размеров: «O», «P» и «FS» (Таблица 7).

В таблице 8 представлена ​​логистическая модель прогнозирования наличия патологии оси I. Увеличение точки до размера «CE» или уменьшение точки до размера «O» позволяет предвидеть увеличение риска. психической патологии соответственно 22% и 17%. Наконец, как показывают значения R 2 , высокий процент дисперсии объясняется моделью, которая также позволяет шкале получать 74,8% глобальных правильных прогнозов (Таблица 8).

ТАБЛИЦА 8. Зависимая переменная логистической регрессии: наличие хотя бы одного нарушения оси I - независимые переменные.

Обсуждение

Из 240 пунктов TCI только 44 были использованы для построения четырех личностных измерений, тесно связанных с наличием психических расстройств оси I. Девятнадцать из этих пунктов относятся к параметрам темперамента, а 25 - к параметрам характера TCI. Размеры TR-TCI были составлены с учетом характера и темперамента предметов.В частности, предметы, основанные на величине темперамента, были разделены на две группы, которые показали, что они обладают хорошей «внутренней согласованностью». Первый, называемый «близость к опыту», состоит из вопросов, для которых «истинный» ответ положительно коррелирует с наличием психиатрических патологий оси I и, по-видимому, определяет этот фактор в структуре личности как слабое место, которое делает людей неспособными к адаптации. к давлению окружающей среды, типичному для нашей культуры. Второе измерение, определяемое как «Оптимизм», состоит из нескольких вопросов, для которых «истинный» ответ отрицательно коррелирует с наличием психических патологий и, по-видимому, определяет черту адаптивной личности, которая делает людей устойчивыми к стрессу.

Пункты, поступающие из доменов персонажей, связаны с наличием психических патологий. 25 рассматриваемых вопросов были сгруппированы в соответствии с методом, предложенным DSM 5, в два измерения, называемых «пассивность» и «фантазии о превосходстве». Оба измерения описывают режимы психиатрического функционирования, которые явно не адаптируются и не подходят для управления социальными отношениями, а также аффективными и интимными отношениями.

Эти четыре измерения были разработаны с целью определения структур личности, которые делают людей чувствительными или устойчивыми к психиатрическим патологиям оси I.Их «внешняя валидность» подтверждается более высокими баллами в подгруппе субъектов с психическими расстройствами в обеих исследованных клинических выборках. Только два измерения TCI, определяемые как «избегание вреда» и «самонаправленность», представляют более высокие значения среди субъектов, по крайней мере, с одним психическим расстройством, но разница, объясняемая измерениями TR, больше, и это свидетельствует о «возрастающей достоверности» нового инструмент по отношению к TCI в клинических образцах.

Что касается достоверности прогноза, было доказано, что параметры, полученные из темперамента «О» и «СЕ», чувствительны к наличию психиатрической патологии оси I и способны прогнозировать ее риск.В явном противоречии с этими данными модель личности Клонингера ясно показывает, что параметры темперамента не коррелируют с патологией, в то время как размеры персонажа в их крайних проявлениях позволяют прогнозировать наличие расстройств личности, аффективных и тревожных расстройств (Cloninger, 2006).

Вероятное объяснение этой разницы заключается в том факте, что параметры темперамента ТУ, по-видимому, описывают сильные стороны (оптимистическое отношение к новинкам) или слабости (эмоциональная неприязнь к новизне) в структуре личности, в то время как два измерения происходят из характерное описание способов функционирования субъекта, которые могут быть подвержены изменениям на основе обучения.Эти четыре измерения взаимосвязаны в соответствии с модальностью, которая поддерживает модель обучения на основе инсайтов, согласно которой структура личности развивается, начиная с темпераментных измерений, в динамическом процессе кругового взаимодействия между темпераментом и окружающей средой. С этой точки зрения черты характера находятся на том же уровне, что и психические расстройства, которые можно интерпретировать как продукт циклического взаимодействия между проблемными характеристиками темперамента и неблагоприятными событиями окружающей среды (Manna, 2012).В этом смысле также вероятно, что параметры личности показывают большую прогностическую ценность для расстройств личности (Cantone et al., 2012; Sperandeo et al., 2016; Maldonato et al., 2017).

Наконец, корреляции между измерениями подтверждают значительную надежность TR-TCI в отношении достоверности содержимого.

Исследование необходимо продолжить для дальнейшего определения психометрических характеристик сокращенного теста и оценки внешней достоверности и предсказания инструмента в отношении расстройств личности.Также необходимо увеличить количество людей в выборке, чтобы подтвердить достоверность конструкции и указать точность прогнозирующей способности инструмента путем оценки возможного наличия аспектов, связанных с конкретными патологиями оси I.

Кроме того, необходимо будет оценить стабильность повторных испытаний уменьшенного триммера и подтвердить внешнюю валидность путем сравнения TR-TCI с другими реагентами для оценки темперамента и характера и с другими диагностическими инструментами оси I.

Однако даже в текущем состоянии исследования очевидно, что в клинических популяциях можно использовать гибкий тест с небольшим набором пунктов, показывающих сильную связь с наличием расстройств оси I и значительную прогностическую способность. Наконец, дихотомические элементы, похоже, не ограничивают эффективность инструмента.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями «codice etico per la ricerca in psicologia, comitato etico Associazione Italiana di Psicologia» с письменного информированного согласия всех субъектов.Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол был одобрен «comitato etico per la ricerca della SiPGI Postgraduate School in Gestalt Integrated Psychotherapy» D.M.I.U.R.

Авторские взносы

Все авторы в равной степени внесли вклад в концепцию этой работы. SD: дизайн исследования и написание рукописи. EM и RS: сбор данных и статистический анализ. NMM: дизайн исследования, критические пересмотры и контроль.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Американская психиатрическая ассоциация [APA] (1996). DSM-IV Manuale Diagnostico e Statistico dei Disturbi Mentali. Милан: Изд. Массон.

Google Scholar

Американская психиатрическая ассоциация [APA] (2013). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-5) ® . Вашингтон, округ Колумбия: Американский психиатрический паб. DOI: 10.1176 / appi.books.97808

596

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Берриос, Г.Э. (2013). Per Una Nuova Epistemologia Della Psichiatria. Рома: G. Fioriti Editore.

Google Scholar

Берриос, Г. Э., и Маркова, И. С. (2015). «К новой эпистемологии психиатрии», в Re-Visioning Psychiatry , ред. Л. Дж. Кирмайер, Р. Лемельсон и К. А. Каммингс (Кембридж: Cambridge University Press), 41–64. DOI: 10.1017 / cbo9781139424745.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кантоне Д., Сперандео Р. и Мальдонато Н.М. (2012). Пространственный подход к расстройствам личности в выборке несовершеннолетних правонарушителей. Revista Latinoamericana Psicopatologia Fundamental 15, 42–57. DOI: 10.1590 / S1415-47142012000100004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каруана Ф. и Борги А. (2016). Il Cervello in Azione: Introduzione Alle Nuove Scienze Della Mente. Болонья: Il Mulino.

Google Scholar

Чен З., Лу Х. и Китамура Т. (2013). Факторная структура китайской версии описи темперамента и характера: факторная устойчивость и связь с возрастом и полом. Комп. Психиатрия 54, 292–300. DOI: 10.1016 / j.comppsych.2012.08.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клонингер, К. Р. (1992). «Перечень темперамента и характера (версия 9)», , Школа медицины Вашингтонского университета, , изд. К. Р. Клонингер (Сент-Луис: Департамент психиатрии, почтовый ящик), 8134.

Google Scholar

Клонингер, К. Р. (1994). «Инвентарь темперамента и характера (TCI): руководство по его развитию и использованию», в Центр психобиологии личности , 1-е изд., (St.Луи, Мо: Вашингтонский университет).

Google Scholar

Клонингер, К. Р. (2004). Хорошее самочувствие: наука о благополучии. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Клонингер, К. Р. (2006). Наука о благополучии: комплексный подход к психическому здоровью и его расстройствам. World Psychiatry 5, 71–76.

Google Scholar

Клонингер, К. Р. (2009). Эволюция функций человеческого мозга: функциональная структура человеческого сознания. Aust. N. Z. J. Psychiatry 43, 994–1006. DOI: 10.3109 / 00048670

0506

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клонингер, К. Р., Свракич, Д. М., и Пшибек, Т. Р. (1993). Психобиологическая модель темперамента и характера. Arch. Gen. Psychiatry 50, 975–990. DOI: 10.2298 / фунт / кв. дюйм0503295d

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Энгстрём, К., Брандстрем, С., Сигвардссон, С., Клонингер, Р., и Нюландер, П.О. (2004). Биполярное расстройство: I. темперамент и характер. J. Affect. Disord. 82, 131–134. DOI: 10.1016 / j.jad.2003.09.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эспозито А., Эспозито А. М., Ликформан-Сулем Л., Мальдонато Н. М. и Винчиарелли А. (2016). «О значении речевых пауз при депрессивных расстройствах: результаты чтения и спонтанных рассказов», в Последние достижения в нелинейной обработке речи , ред. А. Эспозито, М.Фаундез-Зануй, А. М. Эспозито, Дж. Кордаско, Т. Другман, Дж. Соле-Казальс и др. (Чам: Спрингер), 73–82.

Google Scholar

Фармер А., Махмуд А., Редман К., Харрис Т., Сэдлер С. и Макгаффин П. (2003). Пара братьев и сестер исследование шкал темперамента и характера при большой депрессии. Arch. Gen. Psychiatry 60, 490–496. DOI: 10.1001 / archpsyc.60.5.490

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарсия, Д., Лундстрём, С., Brändström, S., Råstam, M., Cloninger, C.R., Kerekes, N., et al. (2013). Темперамент и характер в исследовании близнецов детей и подростков в Швеции (CATSS): сравнение с общей популяцией и анализ генетической структуры. PLoS One 8: e70475. DOI: 10.1371 / journal.pone.0070475

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарсиа-Ромеу, А. (2010). Самотрансцендентность как измеримая надличностная конструкция. J. Trans. Psychol. 42, 26–47.

Google Scholar

Gutierrez-Zotes, J. A., Bayon, C., Montserrat, C., Valero, J., Labad, A., Cloninger, C. R., et al. (2004). Пересмотренный перечень темпераментов и характеров (TCI-R). Стандартизация и нормативные данные в генеральной выборке населения. Actas Españolas Psiquiatría 32, 8–15. DOI: 10.7717 / peerj.1481

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хансенн, М., Делез, М., и Клонингер, К. Р. (2005). Пересмотренный перечень психометрических свойств темперамента и характера (TCI – R) на бельгийской выборке. J. Pers. Оцените. 85, 40–49. DOI: 10.1207 / s15327752jpa8501-04

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хиршфельд, Р. М., Клерман, Г. Л., Лавори, П., Келлер, М. Б., Гриффит, П., и Кориелл, В. (1989). Преморбидная оценка личности первого приступа большой депрессии. Arch. Gen. Psychiatry 46, 345–350. DOI: 10.1001 / archpsyc.1989.01810040051008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маффеи, К. (2008). Граница: Struttura, Категория, Dimensione. Милан: Рафаэлло Кортина.

Google Scholar

Мальдонато, Н. М., и Делл'Орко, С. (2015). «Принятие решений в условиях неопределенности, риска и предубеждений», в Advances in Neural Networks: Computational and The Theoretical Issues , eds S. Bassis, A. Esposito и F. C. Morabito (Cham: Springer), 293–302. DOI: 10.1007 / 978-3-319-18164-6_28

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мальдонато, Н.М., Сперандео, Р., Делл’Орко, С., и Бальдо, Г. (2016). «Управляющие функции, темперамент и черты характера», в Количественный анализ взаимосвязи между личностью и префронтальными функциями Coginfocom, 5-я Международная конференция IEEE по когнитивным инфокоммуникациям , Вроцлав, 527–532.

Google Scholar

Мальдонато, Н. М., Сперандео, Р., Делль'Орко, С., Коццолино, П., Фуско, М. Л., Иорио, В. С. и др. (2017). Взаимосвязь между личностью и нейропознанием среди пожилых людей в Америке: эпидемиологическое исследование. Clin. Практик. Эпидемиол. Ment. Здоровье 13, 233–245. DOI: 10.2174 / 1745017

3010233

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мальдонато, Н. М., Сперандео, Р., Делл'Орко, С., Иеннако, Д., Черрони, Ф., Романо, П. и др. (2018a). Разум, мозг и измененные состояния сознания. Acta Medica Mediterranea 34, 357–366. DOI: 10.19193 / 0393-6384-2018-2-56

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мальдонато, Н. М., Сперандео, Р., Моретто, Э., и Делл’Орко, С. (2018b). Нелинейная прогностическая модель пограничного расстройства личности на основе многослойного персептрона. Фронт. Psychol. 9: 447. DOI: 10.3389 / fpsyg.2018.00447

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Манна, В. (2012). Approcci Dimensionali alla psicopatologia di personalità: dal disturbo di personalità alla personopatia? J. Psychopathol. 18, 210–225.

Google Scholar

Миколайчик, Э., Zietek, J., Samochowiec, A., and Samochowiec, J. (2008). Параметры личности измерены с использованием инвентаря темперамента и характера (TCI) и NEO-FFI на польской выборке. Внутр. J. Methods Psychiatr. Res. 17 210–219. DOI: 10.1002 / mpr.264

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Новаковска, К., Стронг, К. М., Сантоза, К. М., Ван, П. В., и Кеттер, Т. А. (2005). Сходства и различия темпераментов у пациентов с эутимическим расстройством настроения, творческий контроль и здоровый контроль. J. Affect. Disord. 85, 207–215. DOI: 10.1016 / j.jad.2003.11.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ошер, Ю., Клонингер, К. Р., и Белмейкер, Р. Х. (1996). TPQ у эутимических маниакально-депрессивных пациентов. J. Psychiatr. Res. 30, 353–357. DOI: 10.1016 / 0022-3956 (96) 00023-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Паолини, Э., Брустенги, Ф., Пьерри, Ф., Моретти, П., и Торторелла, А. (2016). Инвентарь темперамента и характера в диагностике расстройства личности. M. J. Psyc. 1: 006.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Peselow, E. D., Sanfilipo, M. P., and Fieve, R. R. (1995). Связь между гипоманией и расстройствами личности до и после успешного лечения. Am. J. Психиатрия 152: 232.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Пухоль, Дж., Лопес, А., Деус, Дж., Кардонер, Н., Вальехо, Дж., Капдевила, А. и др. (2002). Анатомическая изменчивость передней поясной извилины и основные параметры личности человека. Neuroimage 15, 847–855. DOI: 10.1006 / nimg.2001.1004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Росси А., Массиметти Г. и Конти Л. (1998). Il MINI (международное мини-нейропсихиатрическое интервью), стандартная диагностика и быстрое приложение. Ital J. Psycopatol. 4: 102.

Google Scholar

Шихан, Д. В., Джанавс, Дж., Бейкер, Р., Харнет-Шихан, К., Кнапп, Э., Шихан, М., и др.(1998). МИНИ-Мини международное психоневрологическое интервью - английская версия 5.0. 0-DSM-IV. J. Clin. Психиатрия 59, 34–57.

Google Scholar

Сперандео, Р., Эспозито, А., Мальдонато, Н. М., и Делл’Орко, С. (2016). «Анализ корреляций между расстройствами личности и лобными функциями: пилотное исследование», в книге Advances in Neural Networks: Computational Intelligence for ICT. Серия: Интеллектуальные инновации, системы и технологии , Vol. 34, ред. С. Бассис, А.Эспозито, Ф. Морабито и Э. Пасеро (Берлин: Springer Verlag Berlin Heidelberg), 293–302.

Google Scholar

Сперандео, Р., Мальдонато, Н. М., Мессина, А., Коццолино, П., Монда, М., Черрони, Ф. и др. (2018a). Система Orexin: сетевая многозадачность. Acta Medica Mediterranea 34, 349–356.

Google Scholar

Сперандео, Р., Монда, В., Мессина, Г., Каротенуто, М., Мальдонато, Н. М., Моретто, Э. и др. (2018b). Функциональная интеграция мозга: эпидемиологическое исследование диссоциативных явлений, вызывающих стресс. Neuropsychiatr. Дис. Рассматривать. 14, 11–19. DOI: 10.2147 / NDT.S146250

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сперандео, Р., Моретто, Э., Бальдо, Г., Делл’Орко, С., и Мальдонато, Н. М. (2017). «Управляющие функции и особенности личности: парадигма круговой интерпретации», , 8-я Международная конференция IEEE по когнитивным инфокоммуникациям, , Дебрецен, 63–66.

Google Scholar

Свракич, Д. М., Уайтхед, К., Przybeck, T.R., и Cloninger, C.R. (1993). Дифференциальная диагностика расстройств личности по семифакторной модели темперамента и характера. Arch. Gen. Psychiatry 50, 991–999. DOI: 10.1001 / archpsyc.1993.01820240075009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ямасуэ, Х., Абэ, О., Шуга, М., Ямада, Х., Иноуэ, Х., Точиги, М. и др. (2007). Гендерно-общие и специфические нейроанатомические основы человеческих тревожных черт личности. Cereb.Cortex 18, 46–52. DOI: 10.1093 / cercor / bhm030

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Янг, Л. Т., Бэгби, Р. М., Кук, Р. Г., Паркер, Дж. Д., Левитт, А. Дж., И Иоффе, Р. Т. (1995). Сравнение параметров трехмерного опросника личности при биполярном расстройстве и униполярной депрессии. Psychiatry Res. 58, 139–143. DOI: 10.1016 / 0165-1781 (95) 02684-o

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Занинотто, Л., Солми, М., Тоффанин, Т., Веронезе, Н., Клонинджер, К. Р., и Коррелл, К. У. (2016). Метаанализ характеристик темперамента и характера у пациентов с расстройствами настроения: сравнение со здоровыми людьми контрольной группы и здоровыми братьями и сестрами. J. Affect. Disord. 194, 84–97. DOI: 10.1016 / j.jad.2015.12.077

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Zaninotto, L., Souery, D., Calati, R., Di Nicola, M., Montgomery, S., Kasper, S., et al. (2015). Профиль темперамента и характера при биполярном I, биполярном II и большом депрессивном расстройстве: влияние на течение болезни, паттерн коморбидности и психопатологические особенности депрессии. J. Affect. Disord. 184, 51–59. DOI: 10.1016 / j.jad.2015.05.036

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Советская психология: деятельность, сознание и личность

Советская психология: деятельность, сознание и личность

Писатели-марксисты: Леонтьев А. Н.

Проблема деятельности и психологии


3.1. Два подхода в психологии - два плана анализа

В последние годы в советской психологии ускоренное развитие отдельных отраслей и прикладных исследование.В то же время теоретические проблемы общего психологии уделялось меньше внимания. Кроме этого, советские Психология, сформулированная на марксистско-ленинской философской основе, предложила принципиально новый подход к психике и первой ввела в психологию ряд важных категорий, нуждающихся в дальнейшем развитии.

Среди этих категорий категория деятельности является наибольшей. значимость. Вспомним известные тезисы Карла Маркса о Фейербаха, утверждающих, что главная неадекватность прежнего метафизического материализма заключалась в том, что он рассматривал чувствительность только в форме созерцания, а не как человеческую деятельность или практику; в отличие от материализма, идеализм понимал деятельность абстрактно, а не как актуальную чувственную деятельность человека.

Так стояло дело во всем домарксистском психология. Более того, в современной психологии разрабатывается вне марксизма ситуация остается неизменной. В его деятельности интерпретируется либо в рамках идеалистических представлений или по линии материалистических и естественнонаучных тенденций - как реакция на внешние воздействия пассивного субъекта обусловлено его врожденной организацией и подготовкой. Но это именно это делит психологию на естествознание по с одной стороны, и психологию как науку о духе, в с другой - поведенческая и «менталистическая» психология.В кризисы, вызванные этим в психологии, продолжаются и сейчас; они только «Отступили в глубину» и стали выражаться в менее открытые формы.

Характерным для нашего времени является интенсивное развитие междисциплинарные исследования, связывающие психологию с нейрофизиология, кибернетика и логико-математическая дисциплин, а также социологии и истории культуры; это в сам по себе не может привести к разрешению фундаментального, методологические проблемы психологической науки.Оставив их неразрешенный только увеличивает склонность к опасному физиологический, кибернетический, логический или социологический редукционизм и угрожает психологии утратой ее предмета, ее специфичность. Не то и то обстоятельство, что конфликт различные психологические тенденции утратили былую остроту свидетельство теоретического прогресса; воинствующий бихевиоризм дал к компрометирующему необихевиоризму (или некоторые авторы говорят, «Субъективный бихевиоризм»), гештальтизм, неогештальтизм, Фрейдизм, неофрейдизм и культурная антропология.Хотя термин эклектичный приобрел значение почти высшей похвалы среди американских авторов эклектичные позиции еще никогда не приводили к успех. Понятно, что синтез гетерогенных комбинации психологических фактов и обобщений, которые не может быть достигнуто с помощью их простых комбинаций и общее переплетение. Это требует дальнейшего развития концептуальная система психологии, поиск новых научных теории, способные стянуть распущенные шнурки структура психологической науки.

При всем разнообразии тенденций, о которых мы говоря, что у них общего с методологической точки зрения Считаю, что они получены из биномиального плана анализа: действие на рецепторные системы субъекта результирующая реакция феноменов (субъективные и цель) вызвано данным действием.

Этот план появился с классической ясностью в психофизике и в физиологической психологии еще в прошлом веке.Главный проблема, которая возникла тогда, заключалась в изучении зависимость элементов сознания от параметров стимулы, вызывающие их. Позже в бихевиоризме, то есть в соответствие с изучением поведения, этот биномиальный план нашел его первое прямое выражение в известной формуле S R .

Неадекватность этой схемы состоит в том, что она исключает из область исследования убедительный процесс, в котором реальные связи субъект с предметным миром, его объективная деятельность являются сделано (на немецком языке Tätigkeit , в отличие от Aktivität ).Такая абстракция от деятельности тема оправдана только в узких рамках лабораторный эксперимент, который призван выявить элементарные психофизиологические механизмы. Осталось только выйти за рамки эти границы, чтобы раскрыть невыносимость таких абстракция. Это сделало необходимым для более ранних исследователей, объясняя психологические факты, допустить вмешательство специальные силы, такие как активное восприятие, внутреннее намерение, и т. д., то есть апеллировать все к деятельности предмет, но только в его мистифицированной, идеалистической форме.

Основные трудности психологии, связанные с биномом план анализа и «постулат непосредственности» которая скрывается за ней, породила настойчивые попытки Преодолей это. Одно из направлений, по которому предпринимались эти попытки подчеркнул тот факт, что эффекты внешнего воздействия зависят от их интерпретация субъектом, на тех психологических «Промежуточные переменные» (Толман и др.), Которые охарактеризовать его внутреннее состояние. В свое время С. Л. Рубинштейн выразил это в формуле, которая гласит, что «внешние мотивы действуют через внутренние условия.Эта формула конечно, вроде бы неопровержимо. Но если мы поймем в качестве внутренних условий текущее состояние объекта подвергнутый воздействию, то существенно ничего не даст новое для формулы S R . Даже неживые объекты, когда их состояние изменились, по-разному проявляют себя во взаимодействии с другие объекты. На влажной размягченной почве колеи будут резко отпечатывается, но на сухой затвердевшей почве они не будут. Даже больше ясно это проявляется у животных и у человека: реакция голодное животное на пищевой стимул будет отличаться от сытое животное, а информация о футбольном матче вызовет совершенно другая реакция у человека, который интересуется футбол, чем в человеке, который к нему совершенно равнодушен.

Введение концепции промежуточных переменных несомненно, обогащает анализ поведения, но не удалите упомянутый постулат непосредственности. В важно то, что даже если переменные, о которых мы говорят, вмешиваются, это только в смысле внутреннего условия самого субъекта. Сказанное относится также на «мотивирующие факторы», потребности и желания. Разработка роли этих факторов происходило, как известно, в очень разные линии - в бихевиоризме, в школе К.Левина, и особенно в углубленной психологии. Однако во всех этих школах, какими бы разными ни были их направления и какими бы разными они ни были в понимании самой мотивации и ее роли, неизменным оставалось главное: противопоставление мотивации объективным условиям деятельности, противодействию мотивации. внешний мир.

Попытки решить проблему со стороны т.н. Особо следует упомянуть культурологию. Признанный основоположник этого направления Л.Уайт развивает идею «культурного определение »явлений в обществе и в поведении лиц. Возвышение человека и человеческого общества приводит к следующее: Связи между организмом и окружающей средой которые раньше были прямыми и естественными, становятся опосредованными культурой развитие на основе материальной продуктивности. Таким образом, культура для людей появляется в форме значения, придаваемого речевые знаки-символы. На основании этого Л. Уайт предложил трехчленная формула поведения человека: организм человек + культурных стимулов поведение .

Эта формула создает иллюзию преодоления постулата непосредственности и вытекающей из нее формулы: S R . Однако внедрение культуры сообщаются знаковыми системами в эту формулу как посредническое звено неизбежно заманивает психологические исследования в ловушку явления сознания, социальные и индивидуальные. Просто результаты замены: мир объектов теперь заменяется мир знаков и значений, разработанный обществом. Таким образом, мы снова стоять перед биномиальной формулой S R , но теперь стимул интерпретируется как «культурный стимул.»Это также выражается более поздней формулой Уайта, с помощью которой он объясняет различие в определении психических реакций (разума) животные и человек. Он пишет эти формулы так:

V m = f ( V b ) у животных,

V м = f ( V c ) в человеке,

, где V - переменная, м - разум, b - состояние кузова, а c - культура.

В отличие от социологической концепции и психологии унаследованный от Дюркгейма, который так или иначе сохраняет идею первичности взаимодействия человека с предметным миром, современная американская культурология знает только влияние на человека «экстрасоматических объектов», которые образуют континуум, развивающийся в соответствии с собственными «объектами». супрапсихологические »,« супрасоциологические »законы (что также делает необходимой науку, культурологию). С этой культурологической точки зрения люди выступают только как «катализаторы» и «средства выражения» культурного процесса.Ничего более.

Совершенно другая линия, вытекающая из постулата прямолинейность и по которой происходило усложнение анализа был результатом открытия регулирующего поведения с помощью обратные связи, очевидно сформулированные ранее Н. Н. Ланге.

Уже первые исследования строения сложного двигательные процессы в человеке позволили понять механизм широкого круга явлений в новом свете. Здесь работа Н.А. Бернштейн, показавший роль рефлекторного кольца с обратным подключением.

За время, отделяющее нас от ранних работ, в 1930-х годах теории регулирования и информации предполагали общенаучное значение и процессы в как в живых системах, так и в неживых системах.

Интересно, что концепции кибернетики во время этих лет позже были приняты большинством психологов как совершенно новый.У них было что-то вроде второго рождения в психологии - обстоятельство, которое вызвало у некоторых энтузиастов кибернетический подход к мысли, что наконец-то появились новые методологические основы были найдены для всеобъемлющей психологической теории. Очень Однако вскоре выяснилось, что кибернетический подход к психология тоже имела свои пределы, которые можно было преодолеть только в цена замены научной кибернетики какой-то «Кибернетическая мифология»; это правда, что психологический реалии, такие как психический образ, сознание, мотивация, и цель казалась потерянной.В этом смысле даже пришли об известном отказе от ранних произведений, в которых разработал принцип деятельности и представления об уровнях регулирование, среди которых уровень воздействия объекта и выше Следует особо отметить когнитивные уровни.

Идеи современной теоретической кибернетики образуют очень важный план абстракции, который позволяет описать особенности структуры и движения более широкого класса процессов что не могло быть описано с помощью ранее мысленный аппарат.Но расследования, проводимые в этом плоскости абстракции, несмотря на их бесспорные производительности, сами по себе не были способны решить фундаментальная методологическая проблема той или иной специальной области знаний. По этой причине нет ничего парадоксального в Дело в том, что в психологии введение понятий о регулирование, информационные процессы и саморегулирующиеся системы до сих пор не меняет постулат непосредственности упомянутого выше.

Вывод - очевидно, что усложнения исходная формула, исходящая из этого постулата, так сказать, «из внутри »может устранить те методологические трудности, которые он производит в психологии.Чтобы удалить их, нужно необходимо заменить биномиальную формулу анализа на принципиально другая формула, и без отказ от постулата прямоты.

Основной тезис, обоснование которого будет представлено. в последующей работе заключается в том, что реальный способ преодолеть это постулат, который, по мнению Д. К. Узнадзе, является «злокачественным» для психологии - через введение в психологию Категория объекта деятельности.

Вынося это предложение, необходимо сразу укажите это: вопрос касается деятельности, а не поведение, а не один из нейрофизиологических процессов, которые производят деятельность.Дело в том, что «единицы», выделенные анализом и язык, с помощью которого поведенческие, церебральные или логические процессы описаны с одной стороны, а объективные активность с другой стороны, не согласны друг с другом.

Таким образом, в психологии была изобретена следующая альтернатива: либо сохранить основную биномиальную формулу: действие объекта → изменение текущего состояния объекта (или по сути то же самое, формула S R ), или разработать трехчлен формула, включающая среднее звено («средний термин») активность субъекта и, соответственно, условия, цели, и средства этой деятельности - связь, которая опосредует связи между ними.

С точки зрения проблемы определения психики, эту альтернативу можно сформулировать так: Мы возьмем либо позиция, что сознание определяется окружающие предметы и явления, или положение, которое сознание определяется социальным существованием людей, что при определении Маркс и Энгельс - не более чем реальный процесс их жизнь.

Но что такое человеческая жизнь? Это та совокупность, точнее, та система действий, сменяющих друг друга.В действии там действительно происходит перевод объекта в его субъективную форму, в образ; также в деятельности перевод деятельности в ее объективные результаты в его продуктах. Взято из С этой точки зрения деятельность предстает как процесс, в котором взаимное переходы между полюсами «субъект-объект» выполнено. «В производстве личность объективизируется; в нужде вещь субъективизируется », - отмечал Маркс.

3.2. Категория объективной деятельности

Активность - это молярная, а не аддитивная единица срока службы физический, материальный предмет.В более узком смысле, то есть на психологический уровень, это единица жизни, опосредованная психическим отражение, истинная функция которого состоит в том, что оно ориентирует субъект в объективном мире. Другими словами, деятельность - это не реакции, а не совокупности реакций, а системы, которая структура, ее внутренние переходы и трансформации, ее собственная разработка.

Введение категории деятельности в изменения психологии вся концептуальная система психологического знания.Но для при этом необходимо рассматривать данную категорию в целом с ее важнейшие зависимости и определения: со стороны его структура и в его конкретной динамике, в различных аспектах и формы. Другими словами, нас интересует отвечая на вопрос, как именно категория деятельности входит в психологию. Этот вопрос представляет собой серию теоретические проблемы, которые далеки от решения. это Само собой разумеется, что я могу коснуться только некоторых из них проблемы.

Психология человека занимается деятельностью конкретных индивидов, происходящих либо в условиях открытых ассоциации, среди людей, или лицом к лицу с окружающий предметный мир - перед гончарным кругом или за письменным столом. При любых условиях и формы человеческой деятельности, какой бы структуры она ни была предполагает, что его нельзя рассматривать изолированным от социальных отношения, из жизни общества. Во всей своей отчетливости деятельность человека представляет собой систему, включающую в системе взаимоотношений общества.Вне этих Взаимоотношения деятельности человека просто не существует. Просто как это существует определяется этими формами и материальным и духовным означает ( Verkehr ), которые являются результатом разработки производство и это не может быть реализовано иначе, как в конкретная деятельность людей.

Само собой разумеется, что деятельность каждого отдельного человека зависит от его места в обществе, от условий, в которых он лот, и как этот лот проработан в уникальном, индивидуальном обстоятельства.

Особенно важно остерегаться понимания человеческая деятельность как отношения, существующие между человеком и противостоящее общество. Это необходимо подчеркнуть, потому что сейчас психология наводнены позитивистскими концепциями, которые во всех отношениях навязывание идеи противопоставления человеческого индивида общество. Для человека общество составляет лишь внешнее среду, к которой он вынужден приспосабливаться, чтобы не казаться «неадаптированными» и выжить точно так же как животное вынуждено приспосабливаться к внешнему, естественному окружающая обстановка.С этой точки зрения человеческая деятельность формируется как результат его усиления, даже если это не прямое усиление (для Например, через оценку, выраженную «рецензентом» группа). При этом упускается главное - то, что в общества человек находит не просто внешние условия, к которым он должны учитывать его деятельность, но эти же социальные условия несут в себе мотивы и цели его деятельности, его средства и методы; одним словом, общество производит деятельность лица, образующие его.Конечно, это совсем не значит что их деятельность лишь олицетворяет отношения общества и его культура. Есть сложные преобразования и переходы которые соединяют их так, чтобы не было прямого преобразования одного в другое возможно. Для психологии, ограниченной концепцией «Социализация» психики индивида без ее При дальнейшем анализе эти преобразования остаются подлинным секрет. Этот психологический секрет раскрывается только в исследования генезиса человеческой деятельности и ее внутренних структура.

Основной или, как иногда говорят, конституирующей характеристикой деятельности является его объективность. Собственно, понятие объекта ( Gegenständ ) уже имплицитно содержится в самом понятии деятельности. Выражение «беспредметная деятельность» лишено всякого смысла. Деятельность может казаться беспредметной, но научное исследование деятельности обязательно требует открытия ее объекта. Таким образом, объект деятельности двоякий: во-первых, в своем независимом существовании как подчинение себе и преобразование деятельности субъекта; во-вторых, как образ объекта, как продукт его свойства психологической рефлексии, которое реализуется как деятельность субъекта и иначе существовать не может.

В самом начале деятельности и психологической рефлексии раскрывается их объективная природа. Таким образом было показано, что жизнь организмов в однородной, хоть и изменчивой, среде может развиваться только в виде усложнения этой системы элементарные функции, поддерживающие их существование. Только в переход к жизни в дискретной среде - то есть к жизни в мир объектов, влияющих на процессы, которые имеют прямое биотическое значение - это процессы, возникающие в результате действия, которые могут быть нейтральными и абиотическими сами по себе, но которые сориентировать его по отношению к деятельности первого рода.Формация этих процессов, которые способствуют основным жизненно важным функциям происходит из-за биотических свойств объекта (например, его питательные свойства) как бы скрыты за другими «Поверхностные» свойства. Эти свойства поверхностны в том смысле, что раньше эффекты биотической активности могут быть испытано, надо, образно говоря, пройти через эти свойства (например, механические свойства твердого тело по отношению к его химическим свойствам).

Конечно, я опускаю здесь какие-либо утверждения о конкретном, научное обоснование упомянутых теоретических положений, просто как я при оценке проблемы их внутренних связь с учением И. П. Павлова о сигнальной функции условных раздражителей и о ориентировочных рефлексах; Я объяснил оба этих момента в других статьях.

Таким образом, предыстория человеческой деятельности начинается, когда жизнь процессы приобретают объективность. Это подразумевает также появление элементарные формы психического отражения - трансформация раздражительности ( irribilitas ) в чувствительность ( sensibilitas ), в «способность ощущать.”

Возможна дальнейшая эволюция поведения и психики животных. адекватно понимается именно как история развития объективного содержания деятельности. На каждом новом этапе есть возникло все более полное подчинение эффекта или процессы деятельности к объективным связям и отношениям свойства предметов, с которыми животные взаимодействовал. Объективный мир казался тем более «Вторгаться» в деятельность. Таким образом, движение животного вдоль забора подчиняется «геометрии», становится ассимилируется им и несет в себе; движение прыжок подчинен объективным метрикам среды и выбор способа обойти отношения.

Развитие объективного содержания деятельности находит свое выражение в последующем развитии психической рефлексии, которая регулирует деятельность в объективной среде.

Вся деятельность имеет круговую структуру: начальных афферентация эффектор процессы, регулирующие контакты с объективной средой , исправление и обогащение посредством обратных связей исходного афферентного изображения . Теперь круговой характер процессов, реализующих взаимодействие организма с окружающей средой, оказывается общепризнанным и достаточно хорошо описанным в литературе.Главное, однако, заключается не в круговой структуре как таковой, а в том, что психическое отражение объектного мира создается непосредственно не внешними силами (в том числе среди этих «обратных» сил), а теми процессами, посредством которых субъект вступает в практический контакт. с предметным миром, которые по этой причине обязательно подчинены его независимым свойствам, связям и отношениям. Это означает, что «афферентатором», управляющим процессами деятельности, изначально является сам объект и лишь во вторую очередь - его образ как субъективный продукт деятельности, фиксирующий, стабилизирующий и несущий в себе свое объективное содержание.Другими словами, реализуется двойной перенос: перенос объекта процесса деятельности , а перенос активности его субъективный продукт . Но перевод процесса в форму продукта происходит не только на полюсе предмета. Еще более отчетливо это происходит на полюсе объекта, трансформируемого человеческой деятельностью; в этом случае деятельность субъекта, контролирующего психический образ, переносится в «свойство угасания» ( ruhende Eigenschaft ) его объективного продукта.

На первый взгляд кажется, что представление о объективная природа психики относится только к сфере собственно когнитивные процессы; эта концепция, кажется, не применима к сфера потребностей и эмоций. Однако это не так.

Взгляды на эмоционально-потребную сферу как сферу состояний и процессы, природа которых лежит в самом субъекте и которые меняют свой внешний вид только под давлением внешних условий, основаны на слиянии по существу различных категорий, слияние, которое проявляется особенно в проблема потребностей.

В психологии потребностей необходимо с самого начала начиная со следующего принципиального различия: различение потребности как внутреннего состояния, как одного из необходимые предвестники деятельности и потребность как то, что направляет и регулирует конкретную деятельность субъекта в объективной окружающая обстановка. «Голод способен воспитать животное на ноги, способные придать охоте более или менее задорный характер, но в голоде нет элемента, который направил бы охотника так или иначе или изменить его, чтобы он соответствовал требованиям места или случайных встреч », - написал Сеченов.Нужно объект психологического познания, особенно в его направлении функция. Во-первых, потребность возникает только как условие потребность организма и сама по себе не способна вызвать любой вид позитивно направленной деятельности; его функция ограничена активации соответствующей биологической функции и общего возбуждение двигательной сферы, проявляющееся при ненаправленном поиске движения. Только в результате его «встречи» с объектом который отвечает, он сначала стал способен руководить и регулирующая деятельность.

Удовлетворение потребности предметом - чрезвычайный акт. Чарльз Дарвин заметил это в свое время; некоторые данные И. П. Павлова поддержите это; Д. Н. Узнадзе говорит об этом как об условии начало цели; и современные этиологи оценивают это блестящее описание. Этот необычный акт - акт объективизировать потребность, «наполняя» ее содержанием, полученным из окружающий мир. Это то, что вызывает необходимость по-настоящему психологический уровень.

Развитие потребностей на этом уровне происходит в форме развития их объективного содержания.Кстати, может быть сказал, что это условие позволяет понять появление у человека новых потребностей, в том числе не имеющих аналоги у животных, не «связаны» с биологическими потребности организма, и в этом смысле появляются «Автоматический». Их образование объясняется тем, что в человеческом обществе производятся необходимые предметы, и благодаря этому потребности производятся сами по себе.

Таким образом, требуется прямая активность со стороны субъекта, но они способны выполнять эту функцию только при условии, что они объекты.Отсюда возникает возможность обращения терминов, позволивших К. Левину говорить о мотивирующей силе самих объектов ( Aufforderungscharakter ).

Не отличается и ситуация с эмоциями и чувствами. Вот тоже следует различать, с одной стороны, необъективные, эстетические, аутентичные условия и другие правильные эмоции и чувства, вызванные отношениями между объективными активность субъекта, его потребности и мотивы.Но это Об этом нужно сказать отдельно. В связи с анализа деятельности достаточно указать, что объективность деятельности отвечает не только за цель характер изображений, но и для объективности потребностей, эмоции и чувства.

Конечно, процесс разработки объективного содержания потребности не однобокие. Другая его сторона состоит в том, что предмет деятельности сам по себе представляется субъекту как удовлетворение той или иной его потребности.Таким образом необходимо пробудить активность и направить его со стороны субъекта, но они неспособны выполнения этих функций таким образом, чтобы они казались задача.

3.3. Объективная деятельность и психология

Внешняя деятельность, чувственно практическая, генетически первоначальная и основная форма человеческой деятельности и имеет особую значение для психологов. Психология, конечно, всегда изучала деятельность - например, мыслительная деятельность, деятельность воображение, память и так далее.Только такая внутренняя активность как подпадает под декартову категорию cogito, правильно считается психологическим, принадлежащим исключительно к области психологи. Таким образом, психология отказалась от изучения практическая чувственная деятельность.

Если внешняя активность фигурировала в старой психологии, то она делал это только потому, что выражал внутреннюю активность, активность сознание. Бунт бихевиористов против этого менталистическая психология, имевшая место в начале этого века, сделал больше для углубления, чем для устранения разрыва между сознание и внешняя деятельность, только теперь ситуация была обратное: внешняя деятельность была удалена из сознания.

Вопрос, подготовленный объективным ходом развитие психологического знания теперь возникло во всех Актуальность: является ли изучение внешней практической деятельности проблемой психология? Нигде не отмечалось, в какой науке принадлежит. Кроме того, научные эксперименты показывают, что изоляция деятельность как объект чьей-то конкретной сферы знания, «праксиология» не могут быть оправданы. Как и все эмпирически заданная действительность изучается различными науки; можно изучать физиологию деятельности, но так же уместно изучать его в политической экономике или в социология, например.Не может и внешняя, практическая деятельность быть изолированным от надлежащего психологического исследования. Этот Однако ситуацию можно понять в существенно ином способами.

Еще в 30-е годы С. Л. Рубинштейн указывал на важные теоретическое значение для психологии мышления Маркса о том, что в обычной материальной работе перед нами открытая книга основных сильных сторон человека, и это психология для которую эта книга остается закрытой, не может стать существенным и настоящая наука: Психология не может игнорировать богатства человеческого деятельность.

Кроме того, в своих последующих публикациях С.Л. Рубинштейн подчеркнул, что хотя практическая деятельность, посредством которой люди изменить природу и общество тоже входит в сферу психология, объект психологического исследования «является только их конкретно психологическое содержание, их мотивация и регулирование, посредством которого действия приводятся в соответствие с отраженными ощущениями, восприятиями и сознанием объективные условия, в которых они выполняются.

Таким образом, практическая деятельность, по мнению автора, является предметом изучения психологии, но только того конкретного содержания, которое проявляется в форме ощущения, восприятия, мышления и в в целом в виде внутренних психических процессов и состояний предмета. Но это убеждение до некоторой степени одностороннее. поскольку он абстрагируется от основного факта, что деятельность - в той или иной форме - это часть самого процесса психической рефлексии, часть содержания этого процесса, и его начало.

Рассмотрим самый простой случай: процесс восприятия устойчивость объекта. Это внешний моторный процесс средства, которыми субъект устанавливает практический контакт, практический связь с внешним объектом; процесс может быть направлен к выполнению даже некогнитивной, но очень практической задачи, например, деформация объекта. Субъективный образ здесь возникает, конечно, экстрасенс и, соответственно, бесспорно, является предметом психологического исследования.Чтобы понять природу данного изображения, однако я должен изучить процесс, который его вызывает, и это, в случае под рассмотрение, это внешний практический процесс. - Будь я хотите этого или нет, согласуется ли это с моими теоретическими взглядами или нет, я все равно обязан включить в тему своего психологическое исследование внешнего, объективного действия тема.

Это означает, что неверно думать, что хотя внешняя, объективная деятельность представляет собой психологическую расследования, он делает это только в той степени, в которой он включает внутренние психические процессы и это психологическое исследование продвигается без изучения самой внешней деятельности или ее структура.

С этим можно согласиться только в том случае, если можно принять односторонний зависимость внешней активности от изображения психического образа целей или мысленного плана, направляющего деятельность. Но это не так так. Деятельность обязательно входит в практический контакт с объекты, которые противостоят человеку, отвлекают его, изменяют или обогащают Это. Другими словами, особенно во внешней деятельности происходит раскрытие круга внутренних психических процессов как бы встретить объективный мир предметов, властно вторгающихся в этот круг.

Таким образом, деятельность входит в предмет психологии, а не сама по себе. особое «место» или «элемент», но через его особые функция. Это функция доверить субъект объективной реальности. и преобразование этой реальности в форму субъективности.

Однако вернемся к случаю инициирования психического отражение элементарного свойства материального объекта при условия практического контакта с ней. Этот случай был процитирован только в качестве наглядного, очень упрощенного примера.Однако он настоящий генетический смысл. Вряд ли сейчас нужно доказывать, что на начальных этапах своего развития деятельность обязательно имеет форму внешних процессов и что, соответственно, психический образ является продуктом этих процессов, практическим образом связывающих субъект с объективной реальностью. Очевидно, что на разных генетических стадиях научное объяснение О природе и особенностях психического отражения невозможно иначе, как на основе изучения этих внешних процессов.В то же время это не означает подмены изучения психики изучением поведения, а лишь демистификации природы психики. В противном случае нам останется только признать существование секретной «психической способности», которая состоит в следующем: под воздействием внешних раздражителей, падающих на рецепторы субъекта в его мозгу - в порядке явление, параллельное физиологическим процессам - возникает некий внутренний свет, который освещает мир для человека, что происходит нечто вроде излучения образов, которые впоследствии локализуются или «объективизируются» субъектом в окружающем пространстве.

Очевидно, что реальность, с которой имеет дело психолог, неопровержимо более сложные и богатый, чем это изображается, чтобы быть в сырой схеме, представленной здесь производств изображения в результате практического контакта с объектом. Однако как бы далеко психологическая реальность ни отклонялась от этой грубой В общих чертах, какой бы глубокой ни была метаморфоза деятельности, она при любых условиях останется фактором, реализующим жизнь физического субъекта, а это, по сути, само по себе сенсорный, практический процесс.

Осложнение деятельности и соответственно усложнение его психическая регуляция представляет собой необычайно широкий круг научные психологические проблемы, из числа которых это необходимо прежде всего, чтобы изолировать вопрос о формах человеческая деятельность и их взаимосвязи.

3.4. Взаимосвязь внутренней и внешней деятельности

Старая психология имела дело только с внутренними процессами, с движение представлений, их объединения в сознание, с их обобщениями, и движение их заменитель - слова.Эти процессы, а также некогнитивные внутренние переживания считались исключительно предметом психологического исследования.

Переориентация старой психологии началась с постановки проблема происхождения внутренних психических процессов. А решительный шаг в этом направлении сделал И. М. Сеченов, который указали 100 лет назад, что психология незаконно извлекает из все звенья процесса, которые были созданы самой природой, ее центр, «экстрасенс», и противопоставляет его «Материал.«Так же, как психология родилась из этого (согласно Сеченову) операция неестественная, потом «нет прибора. могли склеить эти битые ссылки ». Такой подход к Дело, писал Сеченов, надо менять. «Научная психология и все ее содержание не могут быть ничем иным, как серией учений о происхождении психической деятельности.

Задача историка - проследить этапы развития развитие этой идеи. Отмечу только, что тщательная проработка филогенеза и онтогенеза мысли, начавшейся фактически расширили пределы психологического исследования.В психология вошла в такие парадоксальные концепции, начиная с субъективно-эмпирическая точка зрения, как понятие о практический интеллект или ручное мышление. Позиция, внутренняя интеллектуальному действию генетически предшествует внешнее действие стали почти повсеместно признанными. С другой стороны, то есть начиная с изучения поведения, была разработана гипотеза о прямой механически понятный переход внешнего процессы в загадочные внутренние процессы; мы можем помнить, для Например, формула Ватсона: поведение речи шепот полностью беззвучная речь.

Основная роль в развитии конкретной психологической взгляды на происхождение внутренних мыслительных операций, однако, были играет введение в психологию понятия интериоризация.

Интернализация - это, как известно, переход, в результате которого процессы, внешние по форме, с внешними материальными объектами, превращаются в процессы, происходящие на ментальном плане, на план сознания; здесь они проходят особую трансформация - они обобщенные, вербализованные, сгущенные, и самое главное, они становятся способными к дальнейшему развитию что выходит за границы возможностей внешнего деятельность.Это переход, если мы можем воспользоваться краткой формулой Дж. Пиаже, «ведущий от сенсомоторной плоскости к мысли».

Процесс интериоризации сейчас подробно изучается в контексте многих проблем, онтогенетических, психолого-педагогическая и общая психология. Здесь серьезно появляются различия в теоретических основах исследование этого процесса, а также его теоретические интерпретация. Для Ж. Пиаже важнейшая основа для исследование происхождения внутренней мыслительной деятельности от сенсорно-двигательные акты заключаются, по-видимому, в невозможности внедрение оперативных схем мысли прямо из восприятие.Такие операции, как объединение, упорядочивание и центрирование возникают изначально в процессе проведения внешние воздействия с внешними объектами и в дальнейшем продолжаются развиваться в плане внутренней мыслительной деятельности по свои логико-генетические законы. Другие исходные позиции на переход от действия к мысли определялся взглядами П. Джанет, А. Валлон и Дж. Брунер.

В советской психологии понятие интериоризации (« поворот ») обычно связывают с именем Л.С. Выготский и его последователи, которые провели важные исследования этого процесса. В последние годы последовательные этапы и условия целенаправленного, «Несамопроизвольное» преобразование внешнего (материализованного) действия во внутренние (умственные) действия были изучены особенно тщательно П.Я. Гальперин.

Оригинальные идеи, которые привели Выготского к проблеме происхождение внутренней психической деятельности от внешней деятельности различаются в основном из теоретических концепций других авторов, которые его современники.Эти идеи пришли из анализа особенности сугубо человеческой деятельности - трудовой деятельности, производственная деятельность, осуществляемая с помощью инструментов, деятельность, которая исконно социальный, то есть развивается только в условиях сотрудничество и обмен людьми. Соответственно, Выготский выделили две основные взаимосвязанные черты, которые должны быть считается основой психологической науки. Это оборудованные («Инструментальная») структура человеческой деятельности и ее включение в систему взаимоотношений с другими людьми.Именно эти особенности определяют особенности психологических процессов в человеке. Оборудование опосредует деятельность, связывающую человека не только с миром вещей, но и с другими людьми. Благодаря этому его деятельность вбирает в себя опыт человечества. Это также является основанием того, что психологические процессы в человеке (его «высшие психологические функции») принимают структуру, обязательным звеном которой являются социально-исторически сформированные средства и методы, передаваемые ему окружающими в процессе сотрудничества. работают вместе с ними.Но передать средство или способ осуществления того или иного процесса невозможно иначе, как во внешней форме - в форме действия или в форме внешней речи. Иными словами, высшие, собственно человеческие, психологические процессы могут возникать только во взаимодействии человека с человеком, то есть как интерпсихологические действия, и только впоследствии они начинают завершаться индивидом самостоятельно. в этом процессе некоторые из них продолжают терять свою первоначальную внешнюю форму и превращаться в интрапсихологические процессы.

К утверждению, что внутренняя психологическая деятельность происходят из практической деятельности, исторически накопленной как результат воспитания человека на основе работы в обществе, и это в отдельных особях каждого нового поколения они формируются в к ходу онтогенетического развития прилагается еще один очень важное предложение. Он состоит в том, что одновременно происходит изменение самой формы психологическое отражение реальности: Сознание предстает как отражение субъектом действительности, его собственной деятельностью и сам.Но что такое сознание?

Сознание - это со-знание, но только в том смысле, что индивидуальное сознание может существовать только при наличии социальных сознание и язык, который является его реальным субстратом. в процесс материального производства, люди также производят язык, и это служит не только средством информации, но и носитель закрепленных в нем общественно развитых смыслов.

Старшая психология рассматривала сознание как своего рода метапсихологический план движения психических процессов.Но сознание изначально не даровано и не порождается природа. Сознание исходит от общества; это произведено. По этой причине сознание не является постулатом и не условие психологии, а ее проблема, предмет для конкретное научное психологическое исследование.

Таким образом, процесс интериоризации не является внешним воздействием. перенесены в существовавший ранее внутренний «план сознание"; это процесс, в котором этот внутренний план сформирован.

Как известно, в результате первого цикла работ посвященных к изучению роли внешних средств и их «Превращая» Л. С. Выготский обратился к изучению сознание, его «клетки» - словесные значения, их формирование и структура. Хотя в этих исследованиях значение появился в его, так сказать, обратном движении и для этого разум, как если бы это было что-то, что стоит за жизнью и направляет деятельности, для Выготского непоколебимым остался противоположный тезис: Не смысл, не сознание лежит за жизнью, но жизнь лежит за сознанием.

Исследование формирования психических процессов и смыслы (идеи) могут выражать только одну часть общего движения активности, но это может быть очень важная часть: усвоение индивидом способов мышления, выработанных человечество. Но это касается не только познавательной деятельности, ее образование, или его функция. Психологическая мысль (и индивидуальная сознание в целом) шире, чем эти логические операции и те значения, в структурах которых они заключены.Значения сами по себе не порождают мысли, а опосредуют ее - точно так же, как инструменты не вызывают активности.

На более позднем этапе своих исследований Л. С. Выготский заявил, что главное важное предложение много раз в различных формах. Он видел последний оставшийся «секретный» план устного мышления в его мотивация, в аффективно-волевой сфере. Детерминированный взгляд на психическую жизнь, писал он, исключает «приписывание мысли магическая сила определять поведение человека через один конкретная система.”Позитивная программа, полученная в результате этого, сохранив активную функцию смысла и мысли, требует, чтобы проблема была рассмотрена еще раз. И для этого нужно было перейти в категорию объективной деятельности, применяя это также к внутренним процессам, процессам сознание.

Это точно в ходе движения теоретических думал в этом направлении, что основное сообщество внешних а внутренняя деятельность раскрывается как опосредующая взаимосвязь человека с миром, в котором реализуется его настоящая жизнь.

Соответственно этому принципиальное различие, лежащее в основе классической Картезианско-локковская психология - различение, с одной стороны, внешнего мира, мира пространства, которому также принадлежит внешняя физическая активность, и, с другой стороны, мира внутренних явлений и процессов сознания - должно уступить место. к другому различию: с одной стороны, объективная реальность и ее идеализированные, трансформированные формы ( verwandelte Formen ), а с другой стороны, деятельность субъекта, включая как внешние, так и внутренние процессы.Это означает, что исключается разделение деятельности на две части или стороны, как если бы они принадлежали двум совершенно разным сферам. Это также представляет собой новую проблему, проблему исследования конкретных отношений и связи между различными формами человеческой деятельности.

Эта проблема существовала и раньше. Только в наше время, однако приобрело ли это совершенно конкретное значение. Теперь, прежде чем наши глаза переплетаются все теснее и ближе между внешней и внутренней активностью: физическая работа осуществление практического преобразования материальных объектов, когда-либо более «интеллектуализированный», включает в себя выполнение более сложных умственных действий; в то же время работа современного исследователя, деятельность, которая особенно когнитивные, интеллектуальные по преимуществу, все более наполнены процессы, которые по своей форме являются внешними воздействиями.Такие унификация процессов деятельности, которые варьируются в зависимости от их форму даже сейчас нельзя интерпретировать только как результат те переходы, которые описываются термином интериоризация внешней активности. Это обязательно предполагает наличие также регулярно возникающие переходы в обратном направлении, от внутренней к внешней деятельности.

В социальных условиях, обеспечивающих всестороннее развитие людей, интеллектуальная деятельность неотделима от практической деятельность.Их мышление становится воспроизводимым до степени необходимость момента в целостной жизни индивидов.

Забегая немного вперед, сразу скажем, что взаимное переходы, о которых мы говорим, образуют наиболее важные движение объективной человеческой деятельности в ее историческом и онтогенетическое развитие. Эти переходы возможны, потому что внешняя и внутренняя деятельность имеют схожие общие черты структура. Раскрытие общих черт их структура кажется мне одним из важнейших открытий современной психологической науки.Таким образом, деятельность, которая внутренние по своей форме, происходящие из внешних практических деятельность, не отделена от нее и не стоит над ней, а продолжает сохранять существенную двоякую связь с Это.

3,5. Общая структура деятельности

Сообщество макроструктуры внешнего практического деятельность и внутренняя деятельность теоретически позволяет анализировать ее, первоначально абстрагируя его от формы, в которой он происходит.

Идея анализа деятельности как метод научного человеческого психология была предложена, как я уже сказал, в раннем произведения Л.С. Выготский. Понятие тупого («Инструментальные») операции, понятие целей и позже появилось понятие мотива («мотивационная сфера сознание »). Однако прошли годы, прежде чем в первом подходе можно было описать общие структура человеческой деятельности и индивидуального сознания. Этот первое описание теперь, спустя четверть века, появляется во многих способы неудовлетворительные и слишком абстрактные. Но именно благодаря его абстрактность, что его можно рассматривать как начальную отправную точку точка для дальнейшего исследования.

До этого момента мы говорили об активности в целом коллективное значение этого понятия. Однако на самом деле мы всегда должны иметь дело с конкретными видами деятельности, каждая из которых отвечает на определенная потребность субъекта, направлена ​​на объект этого потребность, гасится в результате ее удовлетворения и произведен снова, возможно, в другом, полностью изменен условия.

Отдельные конкретные виды деятельности могут различаться между собой по разным характеристикам: по форме, по методам их выполнения, по их эмоциональная интенсивность в зависимости от времени и пространства потребности в соответствии с их физиологическими механизмами, и т.п.Главное, что отличает одно занятие от другого, однако в этом различие их объектов. Это точно объект деятельности, который придает ему определенный направление. Согласно предложенной мною терминологии объект деятельности - ее истинный мотив. (Такое ограниченное понимание мотива как объекта (материального или идеального), который вызывает и направляет деятельность к самому себе, отличается от общепринятого понимания; но здесь не место для полемики по этому вопросу.) Подразумевается, что мотив может быть либо материальным, либо идеальным, присутствовать либо в восприятии, либо исключительно в воображении или в мысли. Главное, чтобы за деятельностью всегда стояла потребность, чтобы она всегда отвечала той или иной потребности.

Таким образом, понятие деятельности обязательно связано с понятием мотива. Деятельность не существует без мотива; «Немотивированная» деятельность - это не деятельность без мотива, а деятельность с субъективно и объективно скрытым мотивом.Базовым и «формулирующим» являются действия, реализующие отдельные виды человеческой деятельности. Мы называем процесс действием, если он подчинен представлению результата, который должен быть достигнут, то есть если он подчинен сознательной цели. Точно так же, как понятие мотива связано с понятием деятельности, понятие цели связано с понятием действия.

Появление целенаправленных процессов или действий в деятельность возникла исторически в результате перехода человека к жизни в обществе.Активность участников совместно работа вызывается ее продуктом, который изначально напрямую отвечает необходимость каждого из них. Однако развитие даже простейшее техническое разделение работы обязательно приводит к изоляции как бы промежуточных частичных результатов, которые достигаются отдельными участниками коллективной трудовой деятельности, но которые сами по себе не могут удовлетворить потребности рабочих. Их потребности удовлетворяются не этими «промежуточными» результатами, а доля продукта их коллективной деятельности, полученная каждый из них через формы отношений, связывающих их одним другим, которые развиваются в процессе работы, то есть социальные отношения.

Легко понять, что «промежуточный» результат которой подчинены рабочие процессы человека, также должны быть изолированы для него субъективно в виде представления. Это также изоляция цели, которая по выражению Маркса, «как закон определяет способ и характер его действий .... »

Выделение целей и формулирование подчиненных действий они приводят к кажущемуся разделению функций, которые раньше слились друг с другом в мотиве.Функция возбуждения: конечно, полностью сохранился в мотиве. Функция направление - другое дело: действия, реализующие деятельность, возбуждаемые его мотивом, но кажущиеся направленными к цели. Предположим, что активность человека пробуждается пищей; это также составляет его мотив. Однако для удовлетворения потребности в пище он должен выполнять действия, не направленные непосредственно на получение пищи. Например, целью данного человека может быть подготовка оборудования для рыбной ловли; независимо от того, будет ли он сам использовать подготовленное оборудование в будущем или передать его другим и получить часть общего улова, то, что вызвало его активность, и то, на что были направлены его действия, не идентичны; их совпадение представляет собой частный личный случай, результат определенного процесса, который мы обсудим.

Выделение целенаправленных действий, составляющих содержание конкретной деятельности, закономерно ставит вопрос о объединяющих их внутренних отношениях. Как уже было сказано, это не аддитивный процесс. Соответственно, действия - это не особые «единицы», которые входят в структуру деятельности. Человеческая деятельность существует только в форме действия или цепочки действий. Например, трудовая активность существует в рабочих действиях, школьная активность - в школьных действиях, социальная активность - в действиях (актах) общества и т. Д.Если мысленно вычесть из нее действия, составляющие деятельность, то от деятельности не останется абсолютно ничего. Это можно выразить по-другому: когда перед нами происходит конкретный процесс, внешний или внутренний, то с точки зрения его отношения к мотиву он выглядит как человеческая деятельность, но когда он подчинен цели, то он проявляется как действие или совокупность цепочки действий.

Кроме того, деятельность и действие представляют подлинные и несовпадающая реальность.Одно и то же действие может совершить различные виды деятельности и могут переходить от одного занятия к другому, показывая таким образом свою относительную независимость. Обратимся снова к корявой иллюстрации. Допустим, у меня есть цель - прибыть в точку N - и я это сделаю. Это понятно что у данного действия могут быть совершенно разные мотивы, что есть, чтобы реализовать совершенно разные виды деятельности. Напротив также очевидно, в частности, что тот или иной мотив может быть дано конкретное выражение в различных целях и, соответственно, может вызывать различные действия.

В связи с выделением понятия действия как основного и «Формулируя» деятельность человека (ее момент), необходимо принять во внимание эту едва начатую деятельность предполагает достижение ряда конкретных целей среди некоторые из которых связаны между собой строгой последовательностью. В другом слов, деятельность обычно осуществляется определенным комплексом действия, подчиненные определенным целям, которые могут быть изолированы от общая цель; при этих обстоятельствах происходит то, что характерным для более высокой степени развития является то, что роль общего назначения выполняется предполагаемым мотивом, который трансформируется благодаря тому, что он воспринимается как мотив-цель.

Один из вопросов, который возникает в связи с этим, - это вопрос формирование цели. Это очень важный психологический проблема. Дело в том, что только область объективно адекватных Цели зависят от мотива деятельности. Это субъективное изоляция целей, однако (то есть восприятие непосредственного результат, достижением которого реализуется данная деятельность, которая способна удовлетворить объективную по своему мотиву потребность), представляет собой особый процесс, который почти никогда не изучался.В лабораторных условиях или в педагогических экспериментах мы всегда ставим перед испытуемым, так сказать, «готовую» цель; по этой причине обычно не исследуется сам процесс целеобразования. Только в опытах, совпадающих по методике с известными опытами Ф. Хоппе, раскрывается этот процесс, даже если это одностороннее, но достаточно четкое представление с его качественной динамической стороны. Другое дело в реальной жизни, где формирование цели применяется как важный случай той или иной деятельности субъекта.В этом отношении сравним, например, развитие научной деятельности Дарвина и Пастера. Это сравнение является поучительным не только с точки зрения существования огромных различий в способах субъективной реализации изоляции целей, но и с точки зрения психологического содержания процесса их изоляции.

Прежде всего, в обоих случаях совершенно очевидно, что цели не надуманы, не ставятся предметом произвольно.Они есть дано при объективных обстоятельствах. Кроме того, изоляция и восприятие целей ни в коем случае не происходит автоматически, и это не мгновенный акт, но относительно долгий процесс апробации цели по действиям и по их объективной регистрации, если это возможно выражается таким образом. Индивид, справедливо отмечает Гегель, «не может определить цель своего действия, пока он не действует. ... »

Еще один важный аспект процесса формирования цели состоит в конкретизации цели, в выделении условия его достижения.Но это нужно учитывать по отдельности.

Любая цель, даже такая, как «достижение точки» N », объективно достигается в определенной цели. ситуация. Конечно, для сознания испытуемого цель может появиться в абстракции этой ситуации, но его действие не может быть от него отвлечено. По этой причине, несмотря на его намеренный аспект (что должно быть достигнуто), действие также имеет свой операционный аспект (как, какими средствами это можно достигнуто), что определяется не самой целью, а объективно-объектные условия ее достижения.В другом словами, выполняемое действие адекватно поставленной задаче; в Тогда задача - это цель, поставленная в конкретных обстоятельствах. За это причина того, что действие имеет особое качество, которое «формулирует» это конкретно, и особенно методы, с помощью которых выполнено. Я называю методы совершения действий, операций.

Часто нет разницы между терминами действие и действие. Однако в контексте психологического анализа деятельности различение между ними абсолютно необходимо.Действия, как уже было сказано, связаны с целями, операции - с условиями. Предположим, что цель остается прежней; Однако условия, в которых он назначается, меняются. Тогда меняется конкретно и только оперативное содержание действия.

В особо наглядной форме несовпадение действия и операция появляется в действиях с инструментами. Очевидно, что инструмент - это материальный объект, в котором кристаллизованы методы и операции, а не действия или цели.Например, материальный объект может быть физически разбираются с помощью различных инструментов, каждый из которых определяет способ выполнения данного действия. Под определенных условиях, скажем, операция резки будет в других случаях более адекватной является операция пиления; предполагается здесь этот человек знает, как обращаться с соответствующими инструментами, нож, пила и т.д. сложные случаи. Предположим, что мужчина столкнулся с цель графического представления каких-то зависимостей, которые он обнаружил.Для этого он должен применить один метод или другой построения графов - он должен реализовать конкретные операции, и для этого он должен уметь их делать. В этом случае не имеет значения, как и при каких обстоятельствах или при использовании на каком материале он научился выполнять эти операции; что-то еще важно - в частности, что формулировка операция протекает совершенно иначе, чем формулировка цель, то есть начало действия.

Действия и операции имеют разное происхождение, разную динамику, и разные судьбы.Их происхождение лежит в отношениях обмен деятельностью; однако каждая операция является результатом преобразование действия, которое происходит в результате его включение в другое действие и его последующее «Технизация». Более простая иллюстрация этого процесса может быть формированием операции, выполнение которой, для Например, требуется вождение автомобиля. Первоначально каждая операция, например как переключение передач, формируется как действие, подчиненное специально для этой цели и имеет свою сознательную «Ориентационная основа» (П.Я. Гальперин). Впоследствии это действие включено в другое действие, имеющее сложную оперативный состав в действии, например, изменение скорость машины. Теперь переключение передач становится одним из способов достижение цели, операция, которая влияет на изменение скорости, и переключение передач теперь перестает выполняться как конкретный целенаправленный процесс: его цель не изолирована. Для сознание водителя, переключение передач в норме обстоятельства как бы не существовали.Он делает еще кое-что: Он сдвигает машину с места, поднимается по крутым склонам, водит машину быстро, останавливается в заданном месте и т. д. На самом деле эта операция может, поскольку известно, полностью исключить из деятельности водителя и выполняться автоматически. В общем, судьба операции рано или поздно становится функцией машины.

Тем не менее, операция никоим образом не представляет собой своего рода «обособленность» по отношению к действию, как и случай с действием по отношению к деятельности.Даже когда операция выполняется машиной, она все еще понимает действие предмета. В человеке, решающем проблему с калькулятору, при этом внемозговом ссылка; он находит в нем свою реализацию так же, как и в других ссылки. Только «сумасшедшая» машина, сбежавшая от человеческого господство может проводить операции, которые не осуществляются целенаправленного действия субъекта.

Таким образом, в общем потоке деятельности, формирующей человеческую жизнь, в его высшие проявления опосредованы психическим отражением, анализом в первую очередь выделяет отдельные (конкретные) виды деятельности по критерию вызывающих их мотивов.потом действия изолированы - процессы, которые подчинены сознательные цели, наконец, операции, которые напрямую зависят от условия достижения конкретных целей.

«Единицы» человеческой деятельности также составляют ее макроструктура. Особенность анализа, служащего для изолировать их, заключается в том, что это делается не путем нарушения человеческих деятельность до элементов, но раскрывая ее характеристики внутренние отношения. Это отношения, которые скрывают трансформации, происходящие по мере развития деятельности.Объекты сами могут стать стимулами, целями или инструментами только в системе Человеческая активность; лишенные связей в этой системе, они теряют свое существование как стимулы, цели или инструменты. Например, инструмент, рассматриваемый отдельно от цели, становится таким же абстракция как операция, рассматриваемая отдельно от действия, которое это понимает.

Для расследования деятельности требуется анализ, в частности, его внутренние системные связи. Иначе мы не будем в положение для решения даже самых простых задач - например, вынесение суждения о том, есть ли у нас действие или операция в данном случае.В этом отношении деятельность представляет собой процесс, который характеризуется непрерывно продолжающимся трансформации. Деятельность может потерять мотив, вызвавший ее, после чего он превращается в действие, реализуя, возможно, совсем другое отношение к миру, другая деятельность; наоборот, действие может превратиться в самостоятельное стимулирующее сила и может стать отдельным видом деятельности; наконец, действие может превратиться в средство достижения цели, в операцию способен осуществлять различные действия.

Подвижность отдельных «образующих» систем деятельности выражается, с другой стороны, в том, что каждый из них может стать меньшей долей или, наоборот, может включиться в сами подразделения, которые ранее были относительно независимыми. Таким образом, в в ходе достижения изолированной общей цели может произойти разделение промежуточных целей, в результате чего все действие разделено на серию отдельных последовательных действий; это особенно характерно для случаев, когда действие происходит разместить в условиях, которые препятствуют его выполнению уже сформулированных операций.Противоположный процесс состоит из консолидация обособленных единиц деятельности. Это тот случай, когда объективно достигнутые промежуточные результаты перетекают друг в друга и субъект теряет сознание о них.

Соответствующим образом происходит фракционирование или, наоборот, консолидация «единиц» психического изображения: текст, скопированный неопытной рукой ребенка, ломается в его восприятии на отдельные буквы и даже на их графические элементы; позже в этом процессе единицы восприятия стать для него целыми словами или даже предложениями.

Невооруженным глазом процесс фракционирования или закрепление единиц деятельности и психической рефлексии - как во внешнем наблюдении, так и интроспективно - это едва различимы. Этот процесс может исследовать только средства специального анализа и объективные индикаторы. Среди этих показателей - это, например, так называемый онтокинетический нистагм, изменяющиеся циклы которых, как показали исследования, делают можно определить количество «единиц» движения входя в состав графических действий.Например, написание слов на иностранном языке существенно делится на меньшие единицы, чем написание обычных слов родного язык. Можно считать, что такое разделение явно появляется на окулограммах, соответствует разделу действия в операции, которые его составляют, которые, очевидно, проще и еще первичное.

Изоляция «единиц», образующих деятельность, имеет первостепенное значение. значение для решения ряда серьезных проблем. Один из эти проблемы, о которых я уже говорил, - это проблема объединение внутренних и внешних процессов деятельности в их форма.Принцип или закон этого объединения состоит в том, что всегда проходит именно по «швам» конструкции описано.

Существуют отдельные действия, все ссылки которых кажутся по существу внутренняя; например, познавательная деятельность может быть такой деятельность. Чаще внутренняя деятельность, которая служит познавательный мотив осуществляется процессами, которые по существу внешний; это может быть либо через внешние действия, либо через внешние двигательные операции, но никогда не через их отдельные элементы.В то же самое относится и к внешней деятельности: некоторые действия и операции, которые реализуют внешнюю деятельность, могут иметь внутреннюю форма, как мыслительные процессы, но опять же конкретно только как действия или как операции, в их целостности и неделимости. Основа ибо такое преимущественно фактическое положение вещей лежит в самом характер процессов интериоризации и экстериоризации: Нет вид трансформации отдельных «осколков» деятельности возможно в целом, так как это не будет означать преобразование деятельности, но ее разрушение.

Разделение действий и операций в деятельности не исчерпывается его анализ. За деятельностью и регулированием ее психических образов идет грандиозная физиологическая работа мозга. Этот Сама по себе ситуация не требует доказательств. Проблема в что-то еще: найти те отношения, которые связывают активность субъекта, опосредованная психическим образом, и физиологические процессы мозга.

Отношения психического и физиологического рассматривается во многих психологических работах.В связи с изучение высшей нервной деятельности теоретически объясняется в Наибольшая деталь принадлежит С. Л. Рубинштейну, развившему идею, что физиологическое и психическое - одно и то же и конкретно рефлексивная, отражающая деятельность, но рассматриваемая от под разными углами зрения, и что его психологическое исследование логическое продолжение его физиологического исследования. Рассмотрение этих позиций как как и позиции других авторов, однако, уводит нас от намеченной плоскости анализа.По этой причине, напоминая некоторые из изложенных положений, я ограничусь здесь только вопросами о месте физиологической функции в структуре объективной деятельности человека.

Замечу, что прежняя субъективно-эмпирическая психология была ограничивается убеждением в параллелизме психического и физиологические явления. На этом основании возник этот странный теория «психических теней», которая в любом из ее вариантов в сущность означала отказ от решения проблемы.С участием известная оговорка, это относится и к последующим теоретические попытки описать связь психологический и физиологический на основе представлений об их морфология и интерпретация психических и физиологических структуры с помощью логических моделей.

Другой альтернативой является отказ от прямой конфронтации между психическое и физиологическое и продолжить анализ активность на физиологическом уровне. Но здесь это необходимо преодолеть обычное противопоставление психологии и физиология как изучающая разные «вещи».”

Хотя функции и механизмы мозга составляют бесспорный предмет физиологии, из этого не следует что эти функции и механизмы должны оставаться вне сфере психологических исследований, «что есть Цезарь должен быть отдан кесарю ».

Эта удобная формула избавляет от физиологических редукционизм ведет к еще большему греху, греху изоляции психика от работы мозга. Актуальные отношения, связывающие психология и физиология больше похожи на отношения между физиология и биохимия; прогресс в физиологии обязательно приводит к более глубокому физиологическому анализу до уровня биохимические процессы; с другой стороны, только развитие физиология (в более широком смысле биология) порождает те особые проблематики, которые составляют специфическую сферу биохимии.

Продолжая эту вполне условную аналогию, можно сказать, что психофизиологические (высшие физиологические) проблематика берет свое начало в развитии психологических науке, что даже такое фундаментальное понятие физиологии, как понятие условного рефлекса возникло в «Психические» эксперименты, как первоначально называл И. П. Павлов их. Впоследствии, как известно, по этому поводу И. П. Павлов сказал эта психология в своей фазе приближений объясняет « общие конструкции психических образований и физиология на их часть пытается продолжить проблему, чтобы понять эти образования как особое взаимодействие физиологических явления.Таким образом, исследование продолжается не от физиологии к психология, а от психологии к физиологии. "Первый из все, - писал Павлов, - важно понимать психологически, а затем перевести на физиологический язык ».

Самое главное, что переход от анализа деятельности анализу его психофизиологических механизмов отражают реальные переходы между ними. Теперь мы больше не можем приближаться к мозгу механизмы (психофизиологические) иначе, чем как продукт развитие объективной деятельности.Надо держать в Помните, что эти механизмы формируются по-разному в филогенезе и в условиях онтогенетического (особенно функционального) развития и поэтому не всегда появляются в одном и том же путь.

Филогенетически созданные механизмы являются предпосылками для активность и психическая рефлексия. Например, процессы зрительное восприятие как бы вписано в черты структура зрительной системы человека, но только в виртуальном виде, как их возможность.Последнее, однако, не бесплатно психологическое исследование восприятия от проникновения в эти специфические особенности. Дело в том, что мы вообще можем сказать ничего о восприятии без ссылки на эти конкретные функции. Другой вопрос, должны ли мы сделать эти морфофизиологические особенности самостоятельный предмет изучения или следует ли наблюдать их функционирование в структуре действия и операции? Разница в этих подходах заключается в очевидно, как только мы сравним данные исследований, пусть скажем, продолжительность визуальных остаточных изображений и данные исследования постэкспозиционной интеграции сенсорных зрительных элементы в решении различных перцептивных задач.

Несколько иная ситуация, когда формирование механизмы мозга происходят во время функционального развития. Под В этих условиях данные механизмы предстают как новые «мобильные физиологические органы »(А.А. Ухтомский), новые« функциональные систем »(П.К. Анохин), оформившись, так сказать, до нашей глаза.

В человеке формирование функциональных систем, специфичных для происходит в результате овладения им инструментов (средств) и операции. Эти системы представляют собой не что иное, как внешний вид двигательные и умственные - например, логические - операции откладывается, материализуется в мозгу.Это не простой «Кальку» их, а скорее их физиологическая аллегория. В чтобы прочесть эту аллегорию, необходимо использовать другую язык, другие единицы. Эти единицы - функции мозга, их ансамбли - функциональные системы.

В том числе в следственной деятельности на уровне функции мозга (психофизиологические) позволяют охватывают очень важные реальности, из которых экспериментальная психология фактически начала свое развитие. Это правда что первые произведения посвящены, как тогда говорили, «Психологические функции» - сенсорные, мнемонические, факультативные, тонизирующие - были теоретически безнадежными независимо от значение того конкретного вклада, который они внесли.Это было случай, потому что эти функции исследовались изолированно от объективной деятельности субъекта, которую они осознали, что есть, как феномен определенных способностей - способностей дух или мозг. Суть дела в том, что в в обоих случаях они рассматривались не как вызванные деятельностью, а как вызывая это.

Факт изменчивости конкретного выражения психофизиологические функции в зависимости от содержания деятельности предмета стала очевидной очень быстро.Научный проблема, однако, заключалась не в установлении этой зависимости (она имела давно установлено в бесчисленных работах психологов и физиологов), но исследовать эти превращения деятельность, которая приводит к реконструкции ансамбля мозга психофизиологические функции.

Значение психофизиологических исследований состоит в том, что они раскрывают эти условия и последствия образования процессов деятельности, требующих реконструкции или формирование новых ансамблей психофизиологических функций, новых функциональные системы мозга для их выполнения.Просто Примером может служить формирование и консолидация операций. В инициирование той или иной операции, конечно, определяется наличие условий, средств и способов действия, которые составленные или ассимилированные извне; объединение, однако, одного элементарная ссылка на другой, образующий состав эксплуатации, их «сжатие» и перевод в нижние неврологического уровня, имеет место в подчинении физиологическому законы, с которыми психология не может не считаться.Даже для учебы, например, из-за внешних двигательных или психических привычек мы всегда интуитивно зависят от эмпирически составленных представлений о мнемоническая функция мозга («повторение - мать обучения »), и нам только кажется, что нормальный мозг психологически немой.

Другое дело, когда расследование требует точного квалификация изучаемых процессов деятельности, в частности активность, возникающая в условиях дефицита времени, повышенная требования, точность, выбор и т. д.Здесь психологическая расследование деятельности не может не включать в качестве особой проблемы анализ деятельности на психофизиологическом уровне.

В инженерной психологии проблема разделения деятельности на его элементы, определяя их временные характеристики и пропускная способность раздельного приема и «выхода» аппараты, становится наиболее актуальным. Концепция элементарного операции были введены, но в совершенно ином смысле, а не в психологическом, а в, так сказать, логико-техническом смысл, который продиктовал необходимость расширения метода анализ машинных процессов к человеческим процессам, участвующим в работа машины.Такое фракционирование активности для формального описания и применения теоретико-информационные меры, однако, столкнулись с Дело в том, что это привело к полному исчезновению основных формирование деятельности из области исследования; его главный определяющими факторами и действиями были, так сказать, дегуманизированный. Кроме того, было неправильно отказываться от изучения деятельность, которая вышла бы за пределы анализа его общая структура.Так возник особый спор: с одной стороны, в то время как их различные связи с миром служат основу для выделения «единиц» деятельности, индивида вступление в социальные отношения в этом мире может инициировать деятельность со своими целями и объективными условиями перед подразделениями можно разделить дальше в рамках данной системы анализ; с другой стороны, проблема изучения внутримозговых процессы, требующие дальнейшего разделения этих единиц, по-прежнему настаивал.

В связи с этим в последние годы получила развитие идея «Микроструктурный» анализ деятельности, проблема, которая состоит в объединении генетического (психологического) и количественного (информационные) подходы к деятельности. Необходимо было ввести понятия «функциональные блоки», прямые и обратные связи между ними, образующие структуру процессы, реализующие деятельность физиологически. Вот предполагалось, что эта структура полностью соответствует макроструктура деятельности и что изолирующие отдельные «Функциональные блоки» позволяют более глубокий анализ продолжая меньшими частями.Однако здесь мы сталкиваемся с сложная теоретическая проблема: понимание этих отношений соединяющие между собой внутримозговые структуры и структура осуществляемой ими деятельности. Дальнейшее развитие микроанализа активности обязательно принесет эту проблему вперед. Сама процедура, например, расследования обратного связи возбужденных элементов сетчатки глаза и мозга структур, отвечающих за построение первичных зрительных образов, на основе регистрации только происходящих явлений из-за последующей обработки этих первичных изображений в таких гипотетические «семантические блоки», функция которых определяется системой отношений, которые по самой своей природе кажутся экстрацеребральными - а это значит нефизиологический.

В зависимости от характера их посредничества переводы о которых мы говорим, сопоставимы с переводами, которые соединить технологию производства и само производство. Из курсовое производство осуществляется с помощью инструментов и машин, и в этом смысле производство оказывается следствием их функционирование; однако инструменты и машины берут начало в производстве, это уже категория не техническая, а социально-экономический.

Я позволил себе представить это сравнение только с одним в уме: выделить идею о том, что анализ деятельности на психофизиологический уровень, хотя и доказывает возможность адекватного использования точных индикаторов, языка кибернетики и теоретико-информационных мер, все же неизбежно абстрагируется от рассмотрения деятельности как системы, инициированной живыми отношениями.Проще говоря, объективная деятельность, как и психические образы, не производится мозгом, а является его функцией, которая состоит в том, что образы реализуются с помощью физических органов субъекта.

Как уже было сказано, анализ структуры мозговые процессы, их блоки или созвездия, представляют Дальнейшее разделение деятельности, ее моменты. Такое разделение не только возможно, но и часто неизбежно. Нужно только четко осознавать тот факт, что он передает следствие деятельности до особого уровня, до уровня изучения переход от единиц деятельности (действий, операций) к единицам мозговых процессов, реализующих их.Я хочу особенно Подчеркните, что я говорю именно об изучении переходы. Это отличает так называемые микроструктурные анализ объективной деятельности из исследования высшей нервной активности в понятиях физиологических процессов мозга и нейронные механизмы, данные которых можно сравнить только с соответствующие психологические явления.

С другой стороны, исследование церебральных процессов осознание деятельности ведет к демистификации концепции «Психические функции» в прежнем классическом значении - это связка факультетов.Становится очевидным, что это проявление общих функциональных физиологических (психофизиологические) свойства, которые обычно не существуют как отдельные единицы. Нельзя, например, думать о Мнемоническая функция, отделенная от сенсорной, или наоборот. В другими словами, только физиологические системы функций реализуют перцептивные, мнемонические, двигательные и другие операции. Но позволь мне Повторюсь, операции нельзя сводить к этим физиологическим системы. Операции всегда подвержены объективно-субъективному, то есть внемозговые, отношения.

Как отмечает Л.С. Выготский, нейропсихологические и патопсихологические - еще один очень важный способ проникновения в структуру деятельности головного мозга. Их общий психологическое значение в том, что они позволяют наблюдать активность в его перерождении в зависимости от исключения отдельных части мозга или характер более общих нарушения его функции, выражающиеся в психических болезнь.

Отмечу лишь некоторые данные, полученные из нейропсихологии.В виде отличная от наивной психоморфологии, которая локализует внешне различные психологические процессы, однозначно связывая их с функционирование отдельных мозговых центров (центров речи, письма, мышление концепциями и др.), нейропсихологические исследования указал, что эти сложные процессы социально-исторического происхождения, сформированы в течение жизни, имеют динамичный и системный локализация. В результате сравнительного анализа обширных данные, собранные в экспериментах с людьми, больными различными При нарушениях локализованных центров головного мозга возникает картина того, как в его морфологии специфически «откладываются» различные «компоненты» деятельности человека. [1]

Таким образом, нейропсихология со своей стороны - то есть из с точки зрения структур мозга - позволяет проникнуть в «исполнительные механизмы» деятельности.

Отказ отдельных отделов головного мозга, приводящий к нарушение того или иного процесса, представляет другой возможность: исследовать в этих абсолютно идеальных условиях функциональное развитие этих частей, которые появляются здесь в форма их восстановления. Точнее, это относится к восстановление внешних и мысленных действий, ношение из которых стало невозможным для пациента в результате тот факт, что центральное возмущение исключило одно из звеньев одного операция или другое, чтобы эти действия выполнялись.Чтобы обходить предварительно тщательно диагностированный дефект пациента, исследователь проектирует новый состав операций, способных выполнения данного действия, а затем активно формулирует в пациенту новый состав, в котором поврежденное звено не участвовать, но вместо этого содержит ссылку, которая при нормальном условий, является избыточным или даже не участвующим.

Нет необходимости говорить об общепсихологическом значении этого направления исследования; это самоочевидно.

Конечно, нейропсихологические исследования, как и исследования психофизиологии, обязательно представьте проблема перехода от экстрацеребральных отношений к внутримозговые. Как я уже сказал, эта проблема не может быть решается путем прямых сравнений. Его решение заключается в анализ работы системы объективной деятельности как целое, в которое также включено функционирование физического субъект - его мозг, его органы восприятия и движение.Законы, управляющие процессами этого функционирования , конечно, очевидны только до тех пор, пока мы не перейдем к исследование объективных действий, которые осуществляют эти процессов или изображений, которые могут быть проанализированы только путем исследования деятельность человека на психологическом уровне. Не отличается ситуация при переходе с психологического уровня исследование к полностью социальному: только здесь переход к новое, то есть социальные законы, происходит как переход от исследования процессов, которые реализуют взаимосвязь лиц к расследованию отношений, которые реализованы совместной деятельностью индивидов в обществе развитие из которых подчиняется объективно-историческим законам.

Таким образом, системное исследование человеческой деятельности также должно быть анализ по уровням. Именно такой анализ позволит преодолеть противостояние физиологические, психологические и социологические, а также преобразование одного из них в другое.


NB. Этот абзац был изменен после сравнения с русским оригиналом для более точного отражения намерений автора.— МВД.

Глава 4: Деятельность и сознание

Темперамент

В психологии темперамент - это врожденный аспект личности человека, такой как интроверсия или экстраверсия.

Темперамент определяется как часть личности, которая имеет генетическую основу. Считается, что вместе с характером и аспектами, приобретенными в процессе обучения, они вместе составляют личность.

Исторически это понятие было частью теории юмора, имевшей соответствующий темперамент. Он играл важную роль в досовременной психологии и был важен для таких философов, как Иммануил Кант и Герман Лотце.

Совсем недавно, с акцентом на биологическую основу личности, отношения между темпераментом и характером стали изучаться с новым интересом.

Он также вдохновил таких художников, как Карл Нильсен и Хиндемит, чья музыка представлена ​​в балете Джорджа Баланчина «Четыре темперамента». См. Также Сортировщик темперамента Кейрси.

Младенцы, дети и взрослые

Александр Томас, Стелла Чесс, Герберт Г. Берч, Маргарет Хертциг и Сэм Корн начали классическое нью-йоркское лонгитюдное исследование темперамента младенца в начале 1950-х годов (Thomas, Chess & Birch, 1968) . Исследование было сосредоточено на том, как качества темперамента влияют на приспособление на протяжении всей жизни.Шахматы, Томас и др. оценивали маленьких детей по девяти характеристикам темперамента, которые сами по себе или в связи с другими влияют на то, насколько хорошо ребенок вписывается в школу, с друзьями и дома. Поведение для каждой из этих черт находится в континууме. Если ребенок наклоняется к верхнему или нижнему пределу шкалы, хотя это типично, это может быть поводом для беспокойства. К специфическим типам поведения относятся: уровень активности, регулярность режима сна и питания, первоначальная реакция, адаптивность, интенсивность эмоций, настроение, отвлекаемость, настойчивость и продолжительность концентрации внимания, а также сенсорная чувствительность.

Каган и его коллеги сконцентрировали эмпирические исследования на категории темперамента, которую они называют «реактивностью». Четырехмесячные дети, которые часто плачут с высокой реактивностью и обладают двигательной активностью. Младенцы с низкой реактивностью плакали и двигались гораздо меньше. Каган также использовал две дополнительные классификации: одну для младенцев, которые были малоподвижными, но часто плакали (обеспокоены), и другую для тех, кто проявлял большую активность, но мало плакал (возбужден). В возрасте 14-17 лет эти группы детей показали разные результаты, включая некоторые различия в активности центральной нервной системы.Подростки, которые в младенчестве были классифицированы как высокореактивные, с большей вероятностью «подавлялись в незнакомых ситуациях, сообщали о мрачном настроении и тревоге за будущее, [и] становились более религиозными» [ Kagan, J., Snidman , Н., Кан, В., и Тоусли, С. (2007). Сохранение двух младенческих темпераментов в подростковом возрасте. Монографии Общества исследований в области развития детей, серийный номер 287, 72 (2), p.vii ]

Девять характеристик темперамента

Активность

Активность относится к количеству физической энергии у ребенка. .Ребенок должен постоянно двигаться или у него расслабляющий подход? Ребенку с высокой энергией может быть трудно усидеть на месте в классе, тогда как ребенок с низким уровнем энергии может справиться с очень структурированной средой. Первый может чаще использовать свою крупную моторику, например бег и прыжки. И наоборот, ребенок с более низким уровнем активности может больше полагаться на мелкую моторику, например рисование и сборку головоломок. Эта черта также может относиться к умственной деятельности, такой как глубокое мышление или чтение, деятельность, которая становится более значимой по мере взросления человека.

Регулярность

Регулярность, также известная как Ритмичность относится к уровню предсказуемости биологических функций ребенка, таких как бодрствование, усталость, голод и дефекация. Есть ли у ребенка распорядок дня в еде и сне, или они кажутся таковыми всегда? Прогнозируемый ребенок должен есть в 14:00 каждый день, тогда как менее предсказуемый ребенок будет есть время от времени в течение дня.

Первоначальная реакция

Первоначальная реакция также известна как подход или уход .Это относится к тому, как ребенок реагирует на новых людей или окружающую среду, положительную или отрицательную. Проверяет ли ребенок людей или предметы в своем окружении без колебаний или же они уклоняются? Смелый ребенок будет быстро подходить к делу, как будто не задумываясь. В то время как в детстве осторожный ребенок обычно предпочитает некоторое время понаблюдать, прежде чем приступить к новому опыту.

Адаптивность

Адаптивность означает, сколько времени требуется ребенку, чтобы приспособиться к изменениям.Это отличается от того, что было упомянуто выше, потому что адаптивность означает долгосрочную адаптацию, произведенную после первой реакции ребенка на новую ситуацию. Легко ли ребенок приспосабливается к изменениям в своей среде или он сопротивляется тому, что происходит вокруг него? Для ребенка, который легко приспосабливается, они могут быть быстрыми или совсем не требовать времени, чтобы привыкнуть к новому распорядку. В то время как ребенку, который сопротивляется, может потребоваться много времени, чтобы приспособиться к ситуации.

Интенсивность

Интенсивность означает уровень энергии положительного или отрицательного ответа.Реагирует ли ребенок на ситуацию интенсивно или реагирует спокойно и тихо? Ребенок, который сильнее наклоняется в сторону, может подпрыгивать и кричать от волнения. В то время как ребенок с мягкими манерами может просто улыбнуться или вообще не показывать эмоций.

Настроение

Под настроением понимается общая склонность ребенка к счастливому или несчастному поведению. У всех детей есть различные эмоции и реакции, противоположные друг другу, такие как веселые и бурные, счастливые и несчастные.Каждый ребенок с биологической точки зрения обычно имеет позитивное или негативное настроение. Выражает ли ребенок положительный или отрицательный взгляд на вещи? Ребенка, который может все время улыбаться и ворковать, можно считать веселым малышом. В то время как ребенок, который все время плачет или суетлив, может считаться беспокойным ребенком.

Отвлекаемость

Отвлекаемость означает склонность ребенка отвлекаться на другие вещи, происходящие вокруг него. Легко ли ребенок отвлекается на то, что происходит в окружающей его среде, или он может сосредоточиться, несмотря на то, что его отвлекают? Ребенок, который легко отвлекается, замечает все, что происходит вокруг него, и ему трудно вернуться к выполненной задаче.В то время как ребенок, который редко отвлекается, может оставаться сосредоточенным и выполняет поставленную задачу.

Настойчивость и объем внимания

Настойчивость и объем внимания относятся к способности ребенка не отвлекаться от задачи, несмотря на разочарование и длительность ее выполнения. Может ли ребенок продолжать заниматься чем-то надолго или он просто бросает, когда разочаровывается? Настойчивый ребенок может сидеть и натягивать носок, пока задание не будет выполнено.Если ребенок, которому обычно не хватает внимания, просто сдастся, когда он расстроится или отвлечется.

Чувствительность

Чувствительность означает, насколько легко ребенка беспокоят изменения в его окружении. Его также называют порогом чувствительности или порогом реакции . Беспокоят ли ребенка внешние раздражители в их окружении, такие как шумы, текстуры, свет и т. Д., Или ему просто кажется, что они совсем не беспокоят и просто игнорируют их? Чувствительный ребенок может отвлекаться на хлопанье двери и не сможет сосредоточиться.В то время как ребенок, который не чувствителен к внешним шумам; они могут сохранять свое внимание.

«Легкий», «сложный» и «медленный на разминку»

Томас, Чесс, Берч, Герциг и Корн обнаружили, что многих детей можно разделить на одну из трех групп: «легкие», «сложный» и «медленный на разминку». (Томас и Чесс 1977). Не всех детей можно поместить в одну из этих групп. Примерно 65% детей соответствуют одному из шаблонов. Из 65% 40% соответствовали легкому образцу, 10% попали в сложный рисунок, а 15% медленно разогревались.У каждой категории есть свои сильные и слабые стороны, и одна не превосходит другую.

Томас, Чесс, Берч, Герциг и Корн показали, что «легкие» дети легко адаптируются к новым впечатлениям, обычно демонстрируют положительное настроение и эмоции, а также имеют нормальный режим питания и сна. «Трудные» дети, как правило, очень эмоциональны, раздражительны, суетливы и много плачут. Они также склонны к нерегулярному питанию и сну. Младенцы, которые медленно разминаются, имеют низкий уровень активности и склонны отстраняться от новых ситуаций и людей.Они медленно приспосабливаются к новому опыту, но затем медленно принимают их после многократного воздействия.

Томас, Чесс, Берч, Герциг и Корн обнаружили, что эти широкие образцы темпераментных качеств удивительно стабильны в детстве. Эти черты также встречаются у детей во всех культурах.

Томас и Чесс также изучали темперамент и окружающую среду. Одна выборка состояла из семей белого среднего класса с высоким уровнем образования, а другая - из семей рабочего класса Пуэрто-Рико.Они обнаружили несколько отличий. Среди них были:

Родители детей из среднего класса чаще сообщали о проблемах с поведением до девяти лет, а у детей были проблемы со сном. Это может быть связано с тем, что дети попадают в дошкольные учреждения в возрасте от трех до четырех лет. У пуэрториканских детей в возрасте до пяти лет наблюдались редкие признаки проблем со сном, однако проблемы со сном стали более распространенными в возрасте шести лет.

Родители из среднего класса также придают большое значение раннему развитию ребенка, считая, что проблемы в раннем возрасте указывают на более поздние проблемы в психологическом развитии, в то время как родители из Пуэрто-Рико считали, что их дети перерастут любые проблемы.

В возрасте девяти лет сообщения о новых проблемах у детей среднего класса упали, но у пуэрториканских детей они выросли, возможно, из-за требований школы.

Семейная жизнь

Влияния

Большинство экспертов согласны с тем, что темперамент действительно имеет генетическую и биологическую основу, хотя факторы окружающей среды и созревание изменяют способы выражения личности ребенка. В семейной жизни важны различия в темпераменте или стилях поведения каждого человека.Они влияют на взаимодействие между членами семьи. В то время как некоторые дети могут быстро и легко адаптироваться к семейному распорядку и ладить с братьями и сестрами, другим, более активным или интенсивным, может быть трудно приспособиться. Взаимодействие между этими детьми и их родителями и / или братьями и сестрами входит в число факторов, которые могут привести к стрессу и трениям в семейной жизни.

Родители тоже могут отличаться темпераментом. Смешение родителей и детей также влияет на семейную жизнь.Термин «степень соответствия» относится к совпадению или несоответствию между детьми и другими членами семьи. Например, родители с медленным темпом могут быть раздражены очень активным ребенком или, если и родитель, и ребенок очень активны и интенсивны, это может означать большой конфликт. Это может быть полезно родителям, чтобы выяснить, как темперамент влияет на семейные отношения. То, что может показаться поведенческой проблемой, на самом деле может быть несоответствием темпераментов родителей и их ребенка. Присмотревшись к девяти чертам характера, которые Томас и Чесс выявили в ходе своего исследования, родители могут лучше понять характер своего ребенка и свой собственный темперамент.Родители также могут заметить, что из-за ситуационных факторов темперамент ребенка кажется проблемным; например, ребенок с низкой ритмичностью может вызвать трудности в семье с плотным расписанием жизни, а ребенку с высоким уровнем активности может быть трудно справиться, если семья живет в переполненной квартире наверху от чувствительных соседей.

Родители могут побуждать своих детей к новому поведению, и при достаточной поддержке ребенок, который «медленно разогревается», может стать менее застенчивым, или же «трудный» ребенок станет более легким в обращении.В последнее время младенцев и детей с проблемами темперамента называли «одухотворенными», чтобы избежать негативных коннотаций слов «трудно» и «медленно разогреваться». Написано множество книг, в которых родителям рассказывается, как воспитать их энергичную молодежь.

Понимание для улучшения

Понимание темперамента ребенка может помочь переосмыслить то, как родители интерпретируют поведение детей и как родители думают о причинах поведения. Благодаря тому, что родители, имеющие доступ к этим знаниям, теперь помогают им направлять своего ребенка таким образом, чтобы уважать индивидуальные особенности ребенка.Понимание детских темпераментов и нашего собственного помогает взрослым работать с ними, а не пытаться их изменить. Это возможность предвидеть и понять реакцию ребенка. Также важно знать, что темперамент не оправдывает неприемлемое поведение ребенка, но он указывает, как родители могут на него реагировать. Небольшие и разумные приспособления к распорядку могут снизить напряжение. Например, ребенку, который по утрам идет в медленном темпе, может понадобиться дополнительные полчаса, чтобы подготовиться.Знание того, кто или что может повлиять на поведение ребенка, может помочь облегчить потенциальные проблемы. Хотя у детей врожденный темперамент приобретается, большая часть, которая помогает определить способность ребенка развиваться и действовать определенным образом, определяется родителями. Когда родители находят время, чтобы определить и, что более важно, положительно отреагировать на темпераменты, с которыми они сталкиваются, это поможет им направить своего ребенка в попытках понять мир.

Очень важно распознавать темперамент ребенка и помогать ему понять, как он влияет на его / ее жизнь, а также на жизнь других людей.Родителям не менее важно осознавать свой темперамент. Распознавание характера каждого человека поможет предотвратить и решить проблемы, которые могут возникнуть из-за различий между членами семьи.

Темперамент сохраняется и во взрослой жизни, и более поздние исследования Чесса и Томаса показали, что эти характеристики продолжают влиять на поведение и приспособление на протяжении всей жизни.

Помимо первоначальных клинических исследований, академические психологи проявили интерес к этой области, а такие исследователи, как Бейтс, Басс и Пломин, Каган и Ротбарт, провели большое количество исследований в областях личности, нейробиологии и поведенческой генетики. .

Артистический темперамент

У высокохудожественных людей иногда бывают резкие перепады эмоций. Несмотря на то, что ею обладают не только художники, она широко распространена среди художников всех медиа, включая художников, скульпторов, музыкантов, писателей и т.д. к определенным целям, часто чрезмерно осознавая присутствие других, а иногда, казалось бы, не обращая внимания на присутствие других.Он также сопровождается полным спектром всех эмоций, часто доведенных до крайности. Существует теория Fact | date = September 2008 , что это связано с высокой частотой биполярного расстройства в художественном сообществе, однако это предмет споров.

Рудольф Штайнер и четыре темперамента

В своих лекциях по воспитанию Рудольф Штайнер по-новому подошел к четырем классическим темпераментам: меланхолику, флегматику, сангвинику и холерику. Он подчеркнул их важность в начальном образовании, поскольку в это время ребенок находится под сильным влиянием его или ее характера в этом отношении.Темперамент человека может измениться, особенно в период до полового созревания, и в любом случае его значение уменьшается по мере того, как личность становится более развитой после полового созревания.

В любом случае темперамент не исключительный; большинство людей совмещают их все аспекты. Однако один или двое могут доминировать или выделяться своим отсутствием. Кроме того, для каждого темперамента Штайнер указывал, что есть все более зрелые формы: угрюмый, самовлюбленный меланхолик может созреть до сочувствующего помощника и / или глубокого мыслителя.Человек также может трансформировать свой собственный темперамент, либо становясь более зрелым в том, что дано ему от природы, либо превращаясь в другой темперамент.

ee также

* Четыре темперамента
* Пять темпераментов
* MBTI
* Соционика # Темпераменты - довольно разное использование термина

Ссылки

* Anschütz, Marieke, «Дети и их темпераменты. ISBN 0-86315-175-2.
* Кэри, Уильям Б., «Понимание темперамента вашего ребенка».ISBN 1-4134-7028-9.
* Каган, Дж., Снидман, Н., Кан, В., и Тоусли, С. (2007). Сохранение двух младенческих темпераментов в подростковом возрасте. Монографии Общества по исследованию детского развития, серийный № 287, Vol. 72 (2).
* Штайнер, Рудольф, «Четыре темперамента». ISBN 0

2114.
* Невилл, Хелен Ф. и Дайан Кларк Джонсон, «Инструменты темперамента: работа с врожденными чертами вашего ребенка». ISBN 1-884734-34-0.
* Шик, Линдалл, «Понимание темперамента: стратегии создания семейной гармонии».ISBN 1884734-32-4.
* Thomas, Chess & Birch (1968). Нарушения темперамента и поведения у детей. Нью-Йорк, New York University Press,
* http: //wn.rsarchive.org/Lectures/FourTemps/ForTem_index.html Четыре темперамента, Рудольф Штайнер, лекция в Берлине, 1909 г.
* http: //www.SchwabLearning.org
* http: //www.psychpage.com/family/library/temperm.html Детский темперамент из Psychpage Ниолон, Ричард, доктор философии, 12/99
* http: //www.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *