Статьи юнг: Юнг, Карл Густав — Википедия – Чем гениален Юнг. 5 основных открытий психиатра | Психология жизни | Здоровье

Содержание

Юнг, Карл Густав — Википедия

Ка́рл Гу́став Юнг (нем. Carl Gustav Jung [ˈkarl ˈgʊstaf ˈjʊŋ]) (26 июля 1875, Кесвиль, Тургау, Швейцария — 6 июня 1961, Кюснахт, кантон Цюрих, Швейцария) — швейцарский психиатр и педагог, основоположник одного из направлений глубинной психологии — аналитической психологии. С 1907 по 1912 год был близким соратником Зигмунда Фрейда.

Задачей аналитической психологии Юнг считал толкование архетипических образов, возникающих у пациентов. Юнг развил учение о коллективном бессознательном, в образах (архетипах) которого видел источник общечеловеческой символики, в том числе мифов и сновидений («Метаморфозы и символы либидо»). Цель психотерапии согласно Юнгу — осуществление индивидуации личности.[источник не указан 418 дней]

Также получила известность концепция психологических типов Юнга.

Ранние годы[править | править код]

Детство[править | править код]

Юнг родился 26 июля 1875 года в семье пастора швейцарской реформаторской церкви в Кесвиле, Швейцария. Мать Юнга — Эмили Юнг — выросла в богатой семье. Дед и прадед со стороны отца были врачами.

«
«Я помню себя с двух или трех лет. Помню дом священника, сад, прачечную, церковь, водопады, величественную громаду Лауфена, миниатюрный замок Верц и ферму церковного сторожа. Это лишь маленькие островки воспоминаний, проплывающие в море смутных очертаний, каждый сам по себе, без связи с остальными».«Воспоминания, сновидения, размышления»»

Когда мальчику было шесть месяцев, его отца назначили в более престижный приход в Лауффене. Однако, родители Карла не могли найти общий язык. Эмили Юнг была эксцентричной и депрессивной женщиной. Большую часть времени она проводила в спальне, где, по её словам, общалась по ночам с духами. Юнг больше общался с отцом. Хотя, днём всё было нормально. Юнг рассказывал, что ночью его мать становилась странной и загадочной. Он утверждает, что однажды ночью увидел слегка светящуюся неясную фигуру, выходящую из комнаты матери, голова фигуры была расположена отдельно от шеи и парила в воздухе перед телом.

Мать Юнга покинула Лауффен на несколько месяцев по причине госпитализации под Базелем из-за неопознанной болезни. Отец взял с собой Карла, чтобы увидеться с незамужней сестрой Эмили в Базеле, но позже снова вернулся домой. Продолжающиеся эпизоды депрессии и подавленного настроения Эмили Юнг повлияли на отношение Карла к женщинам: он чувствовал «присущую ненадёжность» среди женщин. Позже он это описывает, как «гандикап, с которого всё началось». Он полагал, что это поспособствовало его патриархальному отношению к женщинам. В 1879 Юнга отправили в Клингхондинген недалеко от Базеля. Перемена места жительства принудила Эмили Юнг к более тесному контакту с семьёй. Это вызвало у неё тоску.

Юнг был одиноким и замкнутым ребёнком. С самого детства он, как и его мать, верил, что у него есть две личности — современный швейцарский гражданин и личность, которая, скорее всего, относится к 18-му веку. «Личность № 1», как он это называл, была типичным учеником, живущим в нынешнем веке. Личность № 2 была гордым, авторитетным и влиятельным человеком прошлого. Хотя Юнг был близок к обоим родителям, он был разочарован академическим подходом отца к вере.

Детские воспоминания оставили огромный след в его жизни. В детстве он вырезал маленькую человеческую фигуру из школьной линейки и положил её в пенал. Он также положил камень, который он разрисовал, и спрятал коробку на потолке. Периодически он возвращался к статуэтке, часто неся маленькие кусочки бумаги с сообщениями, записанными на его собственном секретном языке. Позже Юнг понимает, что эти ритуалы приносят ему чувство безопасности и насыщают его внутренний мир. Годы спустя он обнаружил, что между его опытом и практикой, связанной с тотемами в местных культурах, например, с коллекционированием камней возле Арлесхайма или с предметами тюрунга из Австралии, было обнаружено совпадение. Он пришел к выводу, что его интуитивные церемониальные действия были бессознательным ритуалом, который он практиковал так, что это было поразительно близко к тому, как это практиковались в отдалённых местах, о которых он, будучи мальчиком, ничего не знал. Его выводы о символах, психологических архетипах и коллективное бессознательное были частично вдохновлены этим опытом.

В возрасте 12 лет, незадолго до окончания его первого года обучения в Базельской гуманитарной средней школе, Юнг был жестоко сбит с ног другим мальчиком. Также Карл на время потерял сознание (позже Юнг посчитал, что инцидент был косвенно его ошибкой). Затем он решил: «Теперь нет смысла ходить в школу». С тех пор каждый раз, когда он ходил в школу или начинал писать домашнее задание, он терпел неудачу. Он оставался дома в течение шести месяцев, пока однажды не услышал, как его отец разговаривает со своим гостем, обеспокоенный будущими способностями мальчика поддерживать себя. Гость предполагал, что у мальчика эпилепсия. Столкнувшись с реалиями своей бедной семьи, Юнг осознал необходимость академического успеха. Он ходил в кабинет отца и изучал латинскую грамматику. Провалившись ещё 3 раза, Юнг в конце концов преодолел импульс и больше не впадал в подобное состояние. Позже, когда Юнг вспоминал о своём детстве, он понял, что это был невроз.

Университетские годы и начало карьеры[править | править код]

Юнг не планировал изучать психиатрию, потому что тогда она не считалась престижной. Но, читая учебник по психиатрии, он был очень воодушевлён, обнаружив, что психосоциальные заболевания являются болезнями личности. Также она подходила его интересам — эта дисциплина включала как биологическое, так и духовное образование. Это было то, что он искал. В 1895 году Юнг начал изучать медицину в Базельском университете.

В 1900 году Юнг начал работать в психиатрической клинике Bürgholz в Цюрихе в качестве ассистента Эйгена Блейлера. В то время Блейлер уже общался с австрийским неврологом Зигмундом Фрейдом.

Диссертация Юнга, опубликованная в 1903 году, называлась «О психологии и патологии так называемых оккультных феноменов». В 1906 году он опубликовал «Исследование словесных ассоциаций», а позже в этом же году отправил копию книги Фрейду. Наконец, между пожилым Фрейдом и Юнгом сложились тесная дружба и прочные профессиональные отношения. В течение шести лет они сотрудничали в своей работе. В 1912 году Юнг опубликовал «Символы и метаморфозы. Либидо» (известный в английском языке как «Психология бессознательного»), в котором были выявлены теоретические различия между ними. Их личная и профессиональная дружба рухнула — они оба утверждают, что не в состоянии признать, что могут ошибиться. После своего прорыва Юнг претерпевает сложные, существенные психологические преобразования, усугубленные началом Первой мировой войны. Генри Элленбергер называет этот опыт «творческой болезнью» и сравнивает его с тем периодом Фрейда, который он сам называет неврастенией или истерией.

»
Военная служба[править | править код]

Во время Первой мировой войны Юнга призвали военным врачом, и вскоре он стал комендантом лагеря для интернированных британских солдат и офицеров (швейцарский нейтралитет вынудил швейцарцев задержать всех солдат, независимо от того, с какой стороны конфликта они пересекли границу Швейцарии, пытаясь избежать ловушек). Юнг прилагает усилия для улучшения условий жизни солдат, застрявших на нейтральной территории, и поощряет их посещение университетских курсов. В это время Юнг начал создавать свои первые рисунки мандалы.

Брак[править | править код]

В феврале 1903 года Юнг женился на Эмме Раушенбах, женщине из богатой швейцарской семьи. У них было пятеро детей: Агата (1904), Грета (1906), Франц (1908), Марианна (1910) и Хелена (1914). Брак продолжался до смерти Эммы в возрасте 73 лет в 1955 году.

Во время его брака у Юнга были и внебрачные отношения. Самыми известными его девушками были:

  • Тони Вульф — любовница, друг семьи.
  • Сабина Шпильрейн — пациентка Юнга, впоследствии — его ученица. В 1942 году была расстреляна нацистами в Ростове-на-Дону.

Однако Юнг очень любил свою жену и горько оплакивал её смерть.

Изоляция в середине жизни[править | править код]

Из-за публикации «Символы и метаморфозы. Либидо» в 1912 году происходит разрыв между Юнгом и Фрейдом. Фрейд отправил письмо, чтобы показать свой отказ рассмотреть идеи Юнга. Это отклонение приводит к тому, что описал Юнг в «Воспоминания, сновидения, размышления», как громкое неодобрение. Все кто знал Юнга, ушли от него, за исключением двух коллег. Юнг описывает свою книгу: «попытка была успешной лишь частично, создать более широкие рамки медицинской психологии и привести целостность психического явления в его компетенции» Книга была позже отредактирована и опубликована под названием «Символы трансформации» в 1922 году

Лондон 1913—1914[править | править код]

Юнг посещал лекции на собраниях Лондонского психомедицинского общества в 1913 и 1914 годах. Его поездки вскоре были прерваны войной, но его идеи продолжали привлекать внимание в Англии, главным образом благодаря усилиям Констанса Лонга. Затем первые тома его сборников были переведены на английский язык и опубликованы.

Красная книга[править | править код]

В 1913 году, в возрасте 38 лет, Юнг начал испытывать ужасную «конфронтацию с бессознательным». У него есть видения и он слышит голоса. Время от времени Карл беспокоится о том, что ему угрожает психоз или шизофрения. В одиночестве он начинает практиковать метод, который он позже называет активным воображением. Юнг записывает все, что он чувствует или видит в небольших дневниках. Затем он начал транскрибировать эти заметки в большую книгу, переплетённую красной кожей, над которой он работал с перерывами в течение 16 лет.

Юнг не оставлял инструкций о том, что делать с «Красной книгой» после его смерти. В конце концов, в 1984 году его семья поместила её в банковскую ячейку[5]. Начиная с 2004 года в течение 3 лет британский историк Сону Шамдасани пытался убедить наследников Юнга опубликовать книгу, но они отказались. К середине сентября 2008 года книгу увидели менее десятка человек. Ульрих Хорни, внук Юнга, который управлял архивами Юнга, решил опубликовать «Красную книгу», чтобы собрать дополнительные средства для фонда «Филемон». Фонд был создан Сону Шамдасани и американским аналитиком и редактором Стивеном Мартином в 2003 году

[5], чтобы опубликовать все прежде не изданные труды и письма Юнга.

В 2007 году два техника из компании DigitalFusion для издательства WW Norton & Company сканируют рукопись при помощи сканера с разрешением 10 200 пикселей. Книга была опубликована 7 октября 2009 года на немецком языке с отдельным переводом на английский вместе с введением и примечаниями Шамдасани.

В Художественном музее Рубина в Нью-Йорке с 7 октября 2009 года по 15 февраля 2010 года впервые в истории была выставлена оригинальная рукопись «Красной книги» вместе с другими дневниками Юнга. По мнению организаторов выставки, «в период, когда Юнг работал над этой книгой, он развил основные теории об архетипах, коллективном бессознательном и процессе индивидуализации»[6]. Две трети книги содержат иллюстрации, выполненные самим Юнгом[6].

Поздние годы и смерть[править | править код]

Юнг продолжает публиковать книги до конца своей жизни, в том числе «О летающих тарелках. О вещах, наблюдаемых в небе» (1959), в которых он анализирует архетипическое значение и возможное психологическое значение наблюдений НЛО. Он также сдружился с английским римско-католическим священником Виктором Уайтом, c которым состоял в переписке в течение 15 лет, начиная с 1945 года

[7]. Уайт восхищался Юнгом, однако по временам подвергал его довольно жесткой критике, в частности, за его работу «Ответ Иову» (1952).

В 1961 году Юнг закончил последний свой труд – первую часть коллективной работы «Человек и его символы» (опубликована в 1964 году) под названием «К вопросу о подсознании». Соавторами Юнга были Мари-Луиза фон Франц, Джозеф Л. Хендерсон, Аниэла Яффе и Иоланда Якоби.

Юнг умирает 6 июня 1961 года в Кюснахте после непродолжительной болезни.

»

Первоначально Юнг развивал гипотезу, согласно которой мышление превалировало над чувством у мужчин, а чувство имело более высокий приоритет по сравнению с мышлением среди женщин. Впоследствии Юнг от этой гипотезы отказался.

Юнг отрицал идеи, согласно которым личность полностью детерминирована её опытом, обучением и воздействием окружающей среды. Он считал, что каждый индивид появляется на свет с «целостным личностным эскизом … представленным в потенции с самого рождения». И что «окружающая среда вовсе не дарует личности возможность ею стать, но лишь выявляет то, что уже было в ней заложено», таким образом, отказавшись от ряда положений психоанализа. Вместе с тем Юнг выделял несколько уровней бессознательного: индивидуальное, семейное, групповое, национальное, расовое и коллективное бессознательное, которое включает в себя универсальные для всех времён и культур архетипы.

Юнг полагал, что существует определённая наследуемая структура психики, развивавшаяся сотни тысяч лет, которая заставляет нас переживать и реализовывать наш жизненный опыт вполне определённым образом. И эта определённость выражена в том, что Юнг назвал архетипами, которые влияют на наши мысли, чувства, поступки.

Юнг является автором ассоциативного теста, в ходе которого испытуемому предъявляют ряд слов и анализируют скорость реакции при назывании свободных ассоциаций к этим словам. Анализируя результаты тестирования людей, Юнг предположил, что некоторые сферы опыта у человека приобретают автономный характер и не подчиняются сознательному контролю. Эти эмоционально заряженные части опыта Юнг назвал комплексами. В основе комплекса, по его предположению, всегда может быть обнаружено архетипическое ядро.

Юнг предполагал, что часть комплексов возникает в результате психотравмирующих ситуаций. Как правило, это моральный конфликт, целиком проистекающий из невозможности полного включения сущности субъекта. Но доподлинно природа возникновения и развития комплексов неизвестна. Образно, травмирующие ситуации откалывают от эго-комплекса кусочки, уходящие глубоко в подсознание и приобретающие далее определённую автономию. Упоминание информации, связанной с комплексом, усиливает защитные реакции, препятствующие осознаванию комплекса. Комплексы пытаются проникнуть в сознание через сновидения, телесные и поведенческие симптомы, паттерны отношений, содержание бреда или галлюцинаций в психозе, превосходя наши сознательные намерения (сознательную мотивацию). При неврозе грань, разделяющая сознательное и бессознательное ещё сохранена, но истончена, что позволяет комплексам напоминать о своем существовании, о глубоком мотивационном расколе личности.

Лечение по Юнгу идет по пути интеграции психологических составляющих личности, а не просто как проработка бессознательного по Фрейду. Комплексы, возникающие как осколки после ударов психотравмирующих ситуаций, несут не только ночные кошмары, ошибочные действия, забывание необходимой информации, но и являются проводниками творчества. Следовательно, объединить их можно посредством арт-терапии («активного воображения») — своего рода совместной деятельности между человеком и его чертами, несовместимыми с его сознанием в других формах деятельности.

Из-за разницы в содержании и тенденциях сознательного и бессознательного их конечного сращивания не происходит. Вместо этого происходит появление «трансцендентальной функции», делающей переход от одной установки к другой органически возможным без утраты бессознательного. Её появление является высоко эффективным событием — обретением новой установки.

Ряд исследователей отмечает, что представления современного оккультизма прямо соотносятся с аналитической психологией Юнга и его концепцией «коллективного бессознательного», которую привлекают адепты оккультизма и деятели нетрадиционной медицины в стремлении научно обосновать свои взгляды[8].

Отмечается, что многие направления оккультизма сегодня развиваются в русле основных идей Юнга, которые адаптируются к научным представлениям современности. Юнг ввел в культурный обиход огромный пласт архаической мысли — магического и гностического наследия, алхимических текстов средневековья и др. Он «возвел оккультизм на интеллектуальный пьедестал», придав ему статус престижного знания. Это, безусловно, не является случайностью, поскольку Юнг был мистиком, и по мнению исследователей, именно в этом следует искать подлинные истоки его учения. Карл Юнг с детства находился в обстановке «соприкосновения с другими мирами». Его окружала соответствующая атмосфера дома Прейсверков — родителей его матери Эмилии, где практиковалось общение с духами умерших. Мать Юнга Эмилия, дед Самуил, бабка Аугуста, кузина Хелен Прейсверк практиковали спиритизм и считались «ясновидящими» и «духовидцами». Спиритические сеансы устраивал и сам Юнг. Даже его дочь Агата впоследствии стала медиумом.

В воспоминаниях Юнга мы узнаём, что мёртвые приходят к нему, звонят в колокольчик и их присутствие ощущает вся его семья. Вот он задаёт «крылатому Филимону» (своему «духовному руководителю») вопросы своим собственным голосом, а отвечает фальцетом своего женского существа — анимы, вот в его дом стучат мёртвые крестоносцы… Неслучайно психотерапевтическая техника «активного воображения» Юнга разрабатывала принципы общения с мистическим миром и включала моменты вхождения в транс[8].

В то же время безусловный знак равенства между юнгианством и эзотерическими представлениями нашего времени ставить нельзя, поскольку учение Юнга отличается от них не только своей сложностью и высокой культурой, но и принципиально иным отношением к миру мистики и духа[8].

  • «Гений» — сериал 2017 г.
  • «Опасный метод» — фильм Дэвида Кроненберга 2011 г.
  • «Сабина» — фильм Роберто Фаэнца 2002 г.
  • «Меня зовут Сабина Шпильрейн» — фильм Элизабет Мартон 2002 г.
  • «Карл Юнг: Мудрость сновидений» — 3-серийный документальный фильм 1989 г.
  • «Фрейд» — 6-серийный телесериал 1984 г.

Публикации сочинений на русском языке[править | править код]

  • Юнг К. Г. Психологические типы / Рузер Е. И.. — М.: Госиздат, 1924. — 96 с. — (Психологическая и психоаналитическая библиотека. Вып. 7).
  • Юнг К. Г. Неизвестный Юнг. Собрание переводов / Терин В. П.. — М.: Колос, 2010. — 188 с. — ISBN 978-5-10-004084-2.
  • Юнг К. Г. Архетип и символ. — Москва, 1991. — 304 с. — ISBN 5-7664-0462-X.
  • Юнг К. Г. Душа и миф: шесть архетипов. — Киев: Государственная библиотека Украины для юношества, 1996. — 384 с. — ISBN 5770789581.
  • Юнг К. Г. Либидо, его метаморфозы и символы. — СПб., 1994. — 415 с.
  • Юнг К. Г. Психологические типы. — М.—СПб.: Прогресс-Универс, 1995. — 718 с.
  • Юнг К. Г. Йога и запад: Сборник. — Львов: Iніцiатива, 1994. — 230 с. — ISBN 5-8823-0-014-2.
  • Юнг К. Г. Божественный ребенок. — М.: АСТ-ЛТД, 1997. — 400 с. — ISBN 5-7370-0493-4, 5-15-000037-Х.
  • Юнг К. Г. Воспоминания, сновидения, размышления. — Минск: ООО Харвест, 2003. — 496 с. — ISBN 985-13-1220-7.
  • Юнг К. Г. Психология и алхимия. — М.: Рефл-бук, 2003. — 592 с. — ISBN 5-87983-049-7.
  • Юнг К. Г. Психология бессознательного. — М.: Когито-Центр, 2010. — 352 с. — ISBN 978-5-88373-354-2.
  • Юнг К. Г. Проблемы души нашего времени. — СПб.: Питер, 2017. — 336 с. — ISBN 978-5-496-02567-6.
  • Юнг К. Г. ЭОН Исследование о символике самости. — М.: Академический проект, 2009. — 340 с. — ISBN 978-5-8291-1128-1.
  • Юнг К. Г. Человек и его символы. — Серебряные нити, 2017. — 352 с. — ISBN 978-5-902582-37-3.
  • Юнг К. Г. Красная книга. — Клуб Касталия, 2011. — 396 с.
  • Юнг К. Г. Карл Юнг: Психологические типы. — Академический проект, 2019. — 538 с. — ISBN 978-5-8291-2178-5. — ISBN 978-5-8291-2327-7.
  1. Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #118558749 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  2. 1 2 идентификатор BNF: платформа открытых данных — 2011.
  3. 1 2 3 4 5 Anguera J. E. Enciclopedia universal ilustrada europeo-americana — Editorial Espasa, 1905. — Vol. Suplemento 1961-1962. — P. 233–234. — ISBN 978-84-239-4500-9
  4. 1 2 3 Юнг Карл Густав // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохорова — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  5. 1 2 Corbett, Sara. Carl Jung and the Holy Grail of the Unconscious, The New York Times (16 сентября 2009). Дата обращения 21 июня 2019.
  6. 1 2 Rubin Museum of Art:Current Exhibitions at the Rubin Museum of Art (неопр.). web.archive.org (11 июля 2009). Дата обращения 21 июня 2019.
  7. Jung, C. G. The Gnostic Jung : Including.. — Hoboken: Taylor and Francis, 2013. — С. 49. — 1 online resource (284 pages) с. — ISBN 9781317761969, 1317761960.
  8. 1 2 3 Фесенкова Л. В. Теория эволюции и её отражение в культуре — М.: ИФ РАН, 2003. — 174 с. — ISBN 5-201-02118-2 Гл. 2. Проблемы научного обоснования эзотеризма (юнгианство и современная эзотерика)
на русском языке
  • Аверинцев С. С. «Аналитическая психология» К. Г. Юнга и закономерности творческой фантазии // Вопросы литературы. 1970. № 3.
  • Гуревич П. С., Стаховский Е. А. К.-Г. Юнг как эзотерик (беседа главного редактора журнала Павла Гуревича с писателем, ведущим научно-популярного шоу «Объект 22» на радиостанции «Маяк» Евгением Стаховским) // Психология и психотехника. — М.: НБ-Медиа, 2016. — № 11. — С. 883—889. — ISSN 2454-0722.
  • Липов А. Н. К. Юнг об «автономном комплексе» в искусстве // Ориентиры. М., 2003. С.153-182.
  • Юнг, Карл Густав / Ляликов Д. Н. // Экслибрис — Яя. — М. : Советская энциклопедия, 1978. — (Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 30).
  • Леденева Е. В. Природа и культура в концепции Карла Густава Юнга. Философия хозяйства, № 6 2018, С. 179 - 196
  • Узланер Д. А. Эволюция взглядов К. Г. Юнга на христианство и феномен национал-социализма // Вестник Московского университета. Сер. 7. Философия. — М.: МГУ имени М. В. Ломоносова, 2007. — № 3. — С. 76—96.
  • Шойфет М. С. Юнг (1875–1961) // 100 великих врачей. — М.: Вече, 2008. — 528 с. — (100 великих). — 5000 экз. — ISBN 978-5-9533-2931-6.
на других языках
  • Fordham F. An introduction to Jung’s psychology, L., [1953];
  • Fordham F., Fordham M. S. M. (англ.)русск. Carl Jung // Encyclopædia Britannica
  • Jacobi J., Die Psychologie von C. G. Jung, 5Aufl., Z.‒ Stuttg., 1967
  • Meier С. A., Experiment und Symbol. Arbeiten zur komplexen Psychologie C. G. Jungs, Z., 1975.
  • Shamdasani S. (англ.)русск.. Jung and the Making of Modern Psychology : The Dream of a Science. — Cambridge University Press, 2003. — xvi, 387 p. — ISBN 978-0-521-83145-1.
⛭

Сексуальность человека

Сексуальное поведение

Чем гениален Юнг. 5 основных открытий психиатра | Психология жизни | Здоровье

26 июля 1875 года родился основоположник аналитической психологии Карл Густав Юнг. Об открытиях, которые сделали психиатра известным во всём мире, АиФ.ru рассказала психолог Анна Хныкина.

Комплексы, архетипы и коллективное бессознательное

Карл Густав Юнг известен как последователь Фрейда, продолживший развитие психоаналитической теории. Правда, он не следовал фрейдовским традициям, а шёл своим путём. Потому их сотрудничество не было столь уж долгим. Концепция коллективного бессознательного была основной причиной расхождений во взглядах между ними.

По Юнгу, структура личности (он называл её душой) состоит из Эго, Личного бессознательного и Коллективного бессознательного. Эго — это то, что мы привыкли называть сознанием, или всё, что мы имеем в виду, когда говорим «Я». Личное бессознательное — личный опыт, по каким-то причинам забытый или вытесненный, а также всё то, что мы как будто не замечаем вокруг себя. Личное бессознательное состоит из комплексов — это эмоционально заряженные группы мыслей, чувств и воспоминаний. У каждого из нас есть материнский и отцовский комплексы — эмоциональные впечатления, мысли и чувства, связанные с этими фигурами и сценариями их жизни и взаимодействия с нами. Распространённый в наше время комплекс власти — это когда человек очень много своей психической энергии посвящает мыслям и чувствам о контроле, доминировании, долге, подчинении. Хорошо также известен комплекс неполноценности и т. д.

Коллективное бессознательное содержит мысли и чувства, общие для всех людей, являющиеся результатом нашего общего эмоционального прошлого. Как говорил сам Юнг: «В коллективном бессознательном содержится всё духовное наследие человеческой эволюции, возродившееся в структуре мозга каждого индивидуума». Таким образом, коллективное бессознательное передаётся из поколения в поколение и является общим для всех людей. Примером могут служить мифология, народный эпос, а также понимание добра и зла, света и тени и т. д.

По аналогии, как комплексы составляют содержание личного бессознательного, коллективное бессознательное состоит из архетипов — первичных образов, которые все люди представляют себе одинаково. К примеру, мы все примерно одинаково реагируем на родителей или незнакомцев, смерть или змею (опасность). Юнг описал много архетипов, среди которых стоят мать, ребёнок, герой, мудрец, плут, Бог, смерть и т. д. В его трудах многое посвящено тому, что архетипические образы и идеи нередко встречаются в культуре в виде символов, используемых в живописи, литературе и религии. Юнг подчёркивал, что символы, характерные для разных культур, часто обнаруживают поразительное сходство именно потому, что они восходят к общим для всего человечества архетипам.

Как это применяется сегодня?

Сегодня эти знания широко используются в работе психологов и психотерапевтов всех направлений. Недооценить слово «комплекс» или «архетип» в работе психолога довольно сложно, согласитесь? При этом аналитик не вешает на вас ярлык, но знание о характере и сценарии архетипов и ваших комплексов помогает лучше понимать ваш личный «психический калейдоскоп».

Аналитическая психология

Получив в Базельском университете медицинскую степень по психиатрии, молодой Юнг поступил ассистентом в клинику для душевнобольных под руководством Эжена Блейлера, автора термина «шизофрения». Интерес к этому душевному заболеванию и привёл его к работам Фрейда. Вскоре они познакомились лично. Образованность и глубина взглядов Юнга произвели на Фрейда колоссальное впечатление. Последний считал его своим преемником, а в 1910 году Юнг был избран первым президентом Международной психоаналитической ассоциации. Однако уже в 1913 году они разорвали отношения из-за разницы во взглядах на бессознательное, как я уже говорила выше — Юнг выделил коллективное бессознательное, с чем Фрейд был не согласен, а также расширил и дополнил понятие «комплекс» до того вида, в котором оно дожило до наших дней. И уже дальше Юнг пошёл своим собственным внутренним путём. Его автобиография «Воспоминания, сновидения, размышления» начинается с утверждения: «Моя жизнь — это история самореализации бессознательного».

В результате этой «самореализации бессознательного» у Юнга появился целый комплекс идей из таких разных областей знания, как философия, астрология, археология, мифология, теология и литература и, конечно, психология, наложенных на его психиатрическое образование и идеи Фрейда о бессознательном. Результатом явилось то, что сегодня называется аналитической психологией.

Плюс ко всему юнгианцы (так называют себя психологи-приверженцы теории доктора Юнга — аналитические психологи) активно используют спектр других психологических методов: арт-терапия, психодрама, активное воображение, все виды проективных техник (как, например, анализ рисунков) и т. д. Юнг особенно любил арт-терапию — терапию творчеством. Он считал, что посредством непрекращающейся творческой деятельности можно буквально продлевать свою жизнь. С помощью творчества (арт-терапии), любых спонтанных видов рисования, особенно мандал (схематическое изображение либо конструкция, используемая в буддийских и индуистских религиозных практиках), высвобождаются глубокие слои психики.

Как это применяется сегодня?

Психоаналитики всего мира делятся на фрейдистов и юнгианцев. Ортодоксальный психоаналитик-фрейдист уложит вас на кушетку, сядет за изголовьем и будет слушать вас с минимальным проявлением своего присутствия 2–3 раза в неделю по 50 минут. Все визиты, включая пропущенные, оплачиваются. Время не изменяется и не передвигается, даже если вы работаете сутки через трое и не имеете возможности соблюдать договорённости по своему рабочему графику. Зато, когда вы изъявите желание выяснить, почему аналитик к вам так несправедлив и не хочет войти в ваше положение, вам будет задана пара вопросов о том, почему в вашей жизни всё так неудобно складывается? А также кто обычно в реальной жизни склонен входить в ваши обстоятельства и подстраиваться под вас?

Юнгианцы ведут приём иначе. Как правило, это 1 раз в неделю, и условия могут оговариваться и быть более гибкими. Например, пропущенные по уважительным причинам сессии можно отрабатывать в другое время. Ложиться на кушетку вовсе не обязательно, можно сидеть на креслах и беседовать, как вы привыкли в обычной жизни. Также, помимо диалога, вам могут предложить прокомментировать изображение, пофантазировать вслух, а потом нарисовать свою фантазию или чувство, представить напротив себя кого бы то ни было и с ним поговорить, пересаживаясь то на его место, то обратно на своё, могут предложить слепить что-нибудь из глины или песка…

Границы и правила общения между аналитиком и пациентом всё равно остаются довольно жёсткими, что определяет качество контакта и, соответственно, работы.

Сегодня можно смело утверждать, что все направления психотерапии и практической психологии уходят своими корнями в аналитическую и проективную практику. Таким образом, аналитическая психология — это то, что объединяет в себе базовые знания по психоаналитической практике, коллективный многовековой опыт работы людей со своим внутренним миром и его самовыражением и современные достижения в науке о душе — психологии.

Концепция психологических типов

Юнг ввёл понятия экстраверсии и интроверсии как основных видов направленности личности (эго-ориентации). Согласно его теории, которая богато подкреплена практикой по всему миру вот уже около 100 лет, обе ориентации существуют в человеке одновременно, но одна из них обычно лидирует . Всем известно, что экстраверт — более открытый и общительный, а интроверт — весь в себе. Это популярная версия этих понятий. На самом же деле всё не совсем так, экстраверты тоже бывают замкнутыми. У экстраверта психическая энергия направлена вовне — на ситуацию и окружающих людей, партнёров. Он воздействует сам на всё это, как будто приводя ситуацию и окружающее в «нужный вид». Интроверт же действует прямо противоположно, так, как будто ситуация и окружающее воздействуют на него, и он вынужден всё время отступать, оправдываться или обороняться. В своей книге «Психологические типы» Юнг приводит возможное биологическое объяснение. Он говорит, что есть два способа приспособления к окружающей среде у животных: неограниченное размножение при подавленном защитном механизме (как у блох, кроликов, вшей) и немногочисленное потомство при великолепных защитных механизмах (как у слонов, ежей и большинства крупных млекопитающих). Таким образом, в природе существует две возможности взаимодействия с окружающей средой: вы можете защищаться от неё, строя свою жизнь максимально независимо (интроверсия), или можете устремиться во внешний мир, преодолевая трудности и завоёвывая его (экстраверсия).

Позже Юнг дополняет свою теорию психотипов четырьмя основными психическими функциями. Это мышление и чувство (рациональные), ощущение и интуиция (иррациональные). Каждая из этих функций есть у каждого из нас, кроме этого, каждая функция бывает ориентирована вовне или вовнутрь и бывает экстравертной или интроверной. Итого получается 8 разных психических функций. Одна из них является наиболее удобной для адаптации, потому считается ведущей и определяет одноимённый тип личности по Юнгу: мыслящий, чувствующий, ощущающий или интуитивный (экстравертный или интровертный).

Как это применяется сегодня?

Ведущий тип личности для практикующего психолога определить несложно, и это даёт массу информации о человеке, в частности о его способе восприятия и выдачи информации и адаптации к реальности.

Например, если у человека ведущая функция — мышление, ему будет трудно говорить о своих чувствах и ощущениях, он будет всё сводить к фактам и логике. У человека с ведущим экстравертным мышлением жизнь проходит под гнётом чувства справедливости. Чаще всего это военные, директора, учителя (математики, физики). Все они, как правило, тираны, поскольку у них сильно построены причинно-следственные связи, им сложно представить, что по какой-то причине их можно нарушать, они фокусируются всегда на объективных фактах окружающего мира, имеющих практическое значение.

А вот например, человек с ведущей интровертной интуицией будет сосредоточен на внутреннем мире и собственных представлениях о внешней реальности, он спокойно относится к окружающим его людям и предметам, предпочитая проживать свою жизнь внутри, нежели производить впечатление снаружи.

На основании типологии Юнга создана масса упрощённых подобий, самое известное из которых — соционика.

Ассоциативный метод

Началось всё с метода свободных ассоциаций Фрейда. По Фрейду, вы должны давать ассоциацию на только что возникшую ассоциацию. Например, вас беспокоит чёрный ворон за окном (А), вы должны сказать психоаналитику, что всплывает в вашей памяти в связи с этим образом (В). Потом аналитик попросит вас найти ассоциацию (С) на возникшую ассоциацию (В) и так далее по цепочке. Предполагается, что в результате вы должны выйти на свой Эдипов комплекс.

Юнг же однажды обратил внимание на то, что над какими-то словами в ассоциативном ряду люди задумываются дольше, чем над другими. Он подумал, что сильные эмоции вызывают ступор или «кашу в голове», и по этой причине выдать резкую реакцию сложнее. Так родился ассоциативный эксперимент Юнга, который прекрасно показан в фильме «Опасный метод». В данном эксперименте Юнг доказывает, что ключевым значением является именно время, затраченное на построение ассоциации. Позже анализируются слова, которые заставляют задуматься (обычно более, чем на 4 секунды), и интерпретируются смыслы ассоциаций.

Как это применяется сегодня?

В дальнейшем на основании своего ассоциативного эксперимента и фрейдовского свободного ассоциирования Юнг создал метод амплификации, когда вокруг одного образа (ворон в нашем примере) собирается множество ассоциаций, образов из культурного наследия, мифологии, искусства, приводящих пациента к осознаванию комплекса, стоящего за этим.

Теория сновидений

С точки зрения теории Юнга, воздействие сновидений постоянно компенсирует и дополняет видение реальности человеком в сознании. Поэтому осознавание и интерпретация сновидений в аналитическом процессе с психологом позволяет обратить явное внимание на неосознаваемое в психике. Например, человек может рассердиться на своего друга, но гнев его быстро проходит. Во сне он может ощущать сильную злость на этого друга. Сохранившийся в памяти сон возвращает сознание человека к уже пережитой ситуации, чтобы привлечь его внимание к сильному чувству гнева, которое было подавлено в силу каких-то причин.

Так или иначе, сновидение рассматривается как прорыв бессознательного содержания в сознание.

Когда пациент рассказывает психоаналитику свой сон, последний может использовать не только ассоциативный ряд пациента, но и знания об архетипах, иерархии и структуре символов. Также интерпретировать сновидения позволяют ещё и сказочные, мифологические сценарии.

Как это применяется сегодня?

Психоаналитики и аналитические психологи интерпретируют сновидения, и это является частью их работы точно так же, как первичное интервью, активное воображение или ассоциативный тест. Вас могут спросить на первом сеансе психоанализа о ваших самых важных снах или о том, что, возможно, приснилось вам накануне первого визита. Для аналитика это будет очень важная информация, не только диагностического, но и прогностического характера — нередко первый сон в анализе описывает будущую работу.

«Я знаю, что демоны существуют»

Die Weltwoche: Не считаете ли вы, что окончание войны вызовет громадные перемены в душе европейцев, особенно немцев, которые теперь словно пробуждаются от долгого и ужасного сна?

Карл Густав Юнг: Да, конечно. Что касается немцев, то перед нами встает психическая проблема, важность которой пока трудно представить, но очертания ее можно различить на примере больных, которых я лечу. Для психолога ясно одно, а именно то, что он не должен следовать широко распространенному сентиментальному разделению на нацистов и противников режима. У меня лечатся два больных, явные антинацисты, и тем не менее их сны показывают, что за всей их благопристойностью до сих пор жива резко выраженная нацистская психология со всем ее насилием и жестокостью.

Когда швейцарский журналист спросил фельдмаршала фон Кюхлера (Георг фон Кюхлер (1881-1967) руководил вторжением в Западную Польшу в сентябре 1939 г. Он был осужден и приговорен к тюремному заключению как военный преступник Нюрнбергским трибуналом) о зверствах немцев в Польше, тот негодующе воскликнул: «Извините, это не вермахт, это партия!» — прекрасный пример того, как деление на порядочных и непорядочных немцев крайне наивно. Все они, сознательно или бессознательно, активно или пассивно, причастны к ужасам.

Они ничего не знали о том, что происходило, и в то же время знали.

Вопрос коллективной вины, который так затрудняет и будет затруднять политиков, для психолога факт, не вызывающий сомнений, и одна из наиболее важных задач лечения заключается в том, чтобы заставить немцев признать свою вину. Уже сейчас многие из них обращаются ко мне с просьбой лечиться у меня. Если просьбы исходят от тех «порядочных немцев», которые не прочь свалить вину на пару людей из гестапо, я считаю случай безнадежным. Мне ничего не остается, как предложить им анкеты с недвусмысленными вопросами типа: «Что вы думаете о Бухенвальде?» Только когда пациент понимает и признает свою вину, можно применить индивидуальное лечение.

Но как оказалось возможным, чтобы немцы, весь народ, попали в эту безнадежную психическую ситуацию? Могло ли случиться подобное с какой-либо другой нацией?

Позвольте сделать здесь небольшое отступление и наметить в общих чертах мою теорию относительно общего психологического прошлого, предшествовавшего национал-социалистической войне. Возьмем за отправную точку небольшой пример из моей практики.

Однажды ко мне пришла женщина и разразилась неистовыми обвинениями в адрес мужа: он сущий дьявол, он мучит и преследует ее, и так далее и тому подобное. В действительности этот человек оказался вполне добропорядочным гражданином, невиновным в каких-либо демонических умыслах.

Откуда к этой женщине пришла ее безумная идея? Да просто в ее собственной душе живет тот дьявол, которого она проецирует вовне, перенося собственные желания и неистовства на своего мужа. Я разъяснил ей все это, и она согласилась, уподобившись раскаявшейся овечке. Казалось, все в порядке. Тем не менее именно это и обеспокоило меня, потому что я не знаю, куда пропал дьявол, ранее соединявшийся с образом мужа.

Демоны прорываются в искусство барокко: позвоночники изгибаются, обнаруживаются копыта сатира

Совершенно то же самое, но в больших масштабах произошло в истории Европы. Для примитивного человека мир полон демонов и таинственных сил, которых он боится. Для него вся природа одушевлена этими силами, которые на самом деле не что иное, как его собственные внутренние силы, спроецированные во внешний мир.

Христианство и современная наука дедемонизировали природу, что означает, что европейцы последовательно вбирают демонические силы из мира в самих себя, постоянно загружая ими свое бессознательное. В самом человеке эти демонические силы восстают против кажущейся духовной несвободы христианства. Демоны прорываются в искусство барокко: позвоночники изгибаются, обнаруживаются копыта сатира. Человек постепенно превращается в уробороса, уничтожающего самого себя, в образ, с древних времен символизирующий человека, одержимого демоном. Первый законченный пример этого типа — Наполеон.

Немцы проявляют особенную слабость перед лицом этих демонов вследствие своей невероятной внушаемости. Это обнаруживается в их любви к подчинению, в их безвольной покорности приказам, которые только иная форма внушения. Это соответствует общей психической неполноценности немцев, как следствие их неопределенного положения между Востоком и Западом. Они единственные на Западе, кто при общем исходе из восточного чрева наций оставались дольше всех со своей матерью. В конце концов они отошли, но прибыли слишком поздно.

Все обвинения в бездушии и бестиальности, с которыми немецкая пропаганда нападала на русских, относятся к самим немцам

Поэтому немцев глубоко терзает комплекс неполноценности, который они пытаются компенсировать манией величия: «Am deutschen Wesen soll die Welt genesen» (Приблизительный перевод: «Немецкий дух спасет мир». Это нацистский лозунг, заимствованный из поэмы Эммануэля Гейбеля (1815-1884) «Признание Германии». Строки из Гейбеля стали известны с тех пор, как их процитировал Вильгельм II в своей речи в Мюнстере в 1907 году), — хотя они не чувствуют себя слишком удобно в собственной шкуре!

Это типично юношеская психология, которая проявляется не только в чрезвычайном распространении гомосексуальности, но и в отсутствии образа anima в немецкой литературе (великое исключение составляет Гете). Это обнаруживается также в немецкой сентиментальности, которая в действительности не что иное, как жестокосердие, бесчувственность и бездушие.

Все обвинения в бездушии и бестиальности, с которыми немецкая пропаганда нападала на русских, относятся к самим немцам. Речи Геббельса не что иное, как немецкая психология, спроецированная на врага. Незрелость личности ужасающим образом проявилась в бесхарактерности немецкого генерального штаба, мягкотелостью напоминающего моллюска в раковине.

В искреннем раскаянии обретают божественное милосердие. Это не только религиозная, но и психологическая истина

Германия всегда была страной психических катастроф: Реформация, крестьянские и религиозные войны. При национал-социализме давление демонов настолько возросло, что человеческие существа, подпав под их власть, превратились в сомнамбулических сверхчеловеков, первым среди которых был Гитлер, заразивший этим всех остальных. Все нацистские лидеры одержимы в буквальном смысле слова, и, несомненно, не случайно, что их министр пропаганды был отмечен меткой демонизированного человека — хромотой. Десять процентов немецкого населения сегодня безнадежные психопаты.

Вы говорите о психической неполноценности и демонической внушаемости немцев, но как вы думаете, относится ли это также к нам, швейцарцам, германцам по происхождению?

Мы ограждены от этой внушаемости своей малочисленностью. Если бы население Швейцарии составляло восемьдесят миллионов, то с нами могло бы произойти то же самое, поскольку демонов привлекают по преимуществу массы. В коллективе человек утрачивает корни, и тогда демоны могут завладеть им.

Поэтому на практике нацисты занимались только формированием огромных масс и никогда — формированием личности. И также поэтому лица демонизированных людей сегодня безжизненные, застывшие, пустые. Нас, швейцарцев, ограждают от этих опасностей наш федерализм и наш индивидуализм. У нас невозможна такая массовая аккумуляция, как в Германии, и, возможно, в подобной обособленности заключается способ лечения, благодаря которому удалось бы обуздать демонов.

Но чем может обернуться лечение, если его провести бомбами и пулеметами? Не должно ли военное подчинение демонизированной нации только усилить чувство неполноценности и усугубить болезнь?

Сегодня немцы подобны пьяному человеку, который пробуждается наутро с похмелья. Они не знают, что они делали, и не хотят знать. Существует лишь одно чувство безграничного несчастья. Они предпримут судорожные усилия оправдаться перед лицом обвинений и ненависти окружающего мира, но это будет неверный путь. Искупление, как я уже указывал, лежит только в полном признании своей вины. «Меа culpa, mea maxima culpa!» (Моя вина, моя большая вина (лат.).)

Всякий человек, который утрачивает свою Тень, всякая нация, которая уверует в свою непогрешимость, станет добычей

В искреннем раскаянии обретают божественное милосердие. Это не только религиозная, но и психологическая истина. Американский курс лечения, заключающийся в том, чтобы провести гражданское население через концентрационные лагеря, чтобы показать все ужасы, совершенные там, — совершенно правильный путь.

Однако невозможно достичь цели только моральным поучением, раскаяние должно родиться внутри самих немцев. Возможно, что катастрофа выявит позитивные силы, что из этой погруженности в себя возродятся пророки, столь характерные для этих странных людей, как и демоны. Кто пал так низко, имеет глубину.

Вероятно, католическая церковь соберет богатый улов душ, поскольку протестантская церковь переживает сегодня раскол. Есть известия, что всеобщее несчастье пробудило религиозную жизнь в Германии: целые общины преклоняют по вечерам колени, умоляя Господа спасти от антихриста.

Тогда можно надеяться, что демоны будут изгнаны и новый, лучший мир поднимется на руинах?

Нет, от демонов пока не избавиться. Это трудная задача, решение которой в отдаленном будущем. Теперь, когда ангел истории покинул немцев, демоны будут искать новую жертву. И это будет нетрудно. Всякий человек, который утрачивает свою Тень, всякая нация, которая уверует в свою непогрешимость, станет добычей.

Мы испытываем любовь к преступнику и проявляем к нему жгучий интерес, потому что дьявол заставляет забыть о бревне в своем глазу, когда мы замечаем соринку в глазу брата, и это способ провести нас. Немцы обретут себя, когда примут и признают свою вину, но другие станут жертвой одержимости, если в своем отвращении к немецкой вине забудут о собственных несовершенствах.

Спасение заключается только в мирной работе по воспитанию личности. Это не так безнадежно, как может показаться

Мы не должны забывать, что роковая склонность немцев к коллективности в неменьшей мере присуща и другим победоносным нациям, так что они также неожиданно могут стать жертвой демонических сил. «Всеобщая внушаемость» играет огромную роль в сегодняшней Америке, и насколько русские уже зачарованы демоном власти, легко увидеть из последних событий, которые должны несколько умерить наше мирное ликование.

Наиболее разумны в этом отношении англичане: индивидуализм избавляет их от влечения к лозунгам, и швейцарцы разделяют их изумление перед коллективным безумием.

Тогда мы должны с беспокойством ожидать, как проявят себя демоны в дальнейшем?

Я уже говорил, что спасение заключается только в мирной работе по воспитанию личности. Это не так безнадежно, как может показаться. Власть демонов огромна, и наиболее современные средства массового внушения — пресса, радио, кино etc. — к их услугам. Тем не менее христианству было по силам отстоять свои позиции перед лицом непреодолимого противника, и не пропагандой и массовым обращением — это произошло позднее и оказалось не столь существенным, — а через убеждение от человека к человеку. И это путь, которым мы также должны пойти, если хотим обуздать демонов.

Трудно позавидовать вашей задаче написать об этих существах. Я надеюсь, что вам удастся изложить мои взгляды так, что люди не найдут их слишком странными. К несчастью, это моя судьба, что люди, особенно те, которые одержимы, считают меня сумасшедшим, потому что я верю в демонов. Но это их дело так думать.

Я знаю, что демоны существуют. От них не убудет, это так же верно, как то, что существует Бухенвальд.

Источник: перевод интервью Карла Густава Юнга «Werden die Seelen Frieden finden?» на сайте gestaltterapija.lv

Читайте также

Карл Юнг - Стадии жизни (статья) читать онлайн

Рассмотрение проблем, касающихся стадий человеческого развития, является весьма ответственной задачей, потому что это означает не что иное, как отображение картины психической жизни во всей ее полноте, от колыбели до могилы. В рамках лекции такую задачу можно выполнить лишь в общих чертах. Вот почему мы не будем здесь описывать нормальные психические явления на различных стадиях, а ограничимся лишь некоторыми проблемами, то есть вещами сложными, спорными и неоднозначными; короче говоря, вопросами, позволяющими не одну, а несколько трактовок, и более того, трактовок не бесспорных. Так что многое из обсуждаемого нам придется мысленно сопроводить вопросительным знаком. Хуже того, кое-что мы будем вынуждены принять на веру, и время от времени отталкиваться от предположений.

Если бы психическая жизнь состояла только из самоочевидных истин — что все еще имеет место на примитивном уровне — то мы смогли бы довольствоваться здоровым эмпиризмом. Но психическая жизнь цивилизованного человека полна проблем; мы даже не можем думать о ней под другим углом зрения. Наши психические процессы состоят большей частью из размышлений, сомнений, опытов, в основе своей совершенно чуждых бессознательному, инстинктивному уму первобытного человека. Именно росту сознания мы обязаны существованием проблем, воплощающим данайский дар цивилизации. Именно отрыв человека от инстинкта-его противопоставление себя инстинкту — создает сознание. Инстинкт — это часть природы, и он стремится увековечить природу, тогда как сознание может лишь стремиться к культуре или к ее отрицанию. И даже когда мы возвращаемся к природе, вдохновленные тоской по ней в духе Руссо, мы "облагораживаем" ее. До тех пор, пока мы еще погружены в природу, у нас нет сознания и мы живем под защитой инстинкта, не знающего проблем. Все, что осталось в нас от природы, бежит проблем, поскольку они суть сомнения, а где властвует сомнение, там и неопределенность и возможность выбора. А где есть возможность выбора, там инстинкт более не управляет нами и мы предаемся страху. Ибо сознание ныне призвано сделать то, что природа всегда делала для своих детей: а именно, принять определенное, бесспорное и безошибочное решение. И здесь нас охватывает слишком человеческий страх за то, что сознание- наша Прометеева победа — в конечном итоге не сможет послужить нам так же хорошо, как природа.

Таким образом, проблемы вовлекают нас в состояние одиночества и изоляции, где мы оставлены природой и стремимся к сознанию. Для нас нет другого пути; мы вынуждены прибегать к сознательным решениям и действиям там, где раньше доверялись естественному ходу событий. Следовательно, любая проблема несет в себе возможность расширения сознания, но вместе с тем и необходимость расставания с детской неосознанностью своих поступков и верой в природу. Эта необходимость является психическим фактом такого значения, что он лег в основу одного из самых существенных символов христианства. Речь идет о жертве простого человека природы, не осознающего себя бесхитростного существа, чья трагическая карьера началась со съеденного в раю яблока. В библейском сюжете грехопадений человека приход сознания рассматривается как проклятие. И действительно, именно в этом свете мы первоначально воспринимаем каждую проблему, подталкивающую нас в сторону сознания и все дальше удаляющую нас от рая бессознательного детства. Каждый из нас с удовольствием поворачивается спиной к своим проблемам, стремясь, по возможности, не слышать о них или-еще лучше-забыть об их существовании. Мы желаем, чтобы наша жизнь была простой, определенной, успешной и поэтому проблемы для нас — запретная тема. Мы хотим определенности, но не сомнений, результатов, но не экспериментов, как будто бы не видя, что определенность может возникнуть только через сомнения, а результат-только через опыт. Искусное отрицание проблемы не приведет к убеждению — напротив, требуется более широкое и глубокое сознание для того, чтобы дать нам определенность и ясность, в которых мы нуждаемся.

Это предисловие, хотя несколько затянутое, кажется мне необходимым для прояснения предмета нашего обсуждения. Когда нам приходится иметь дело с проблемами, мы инстинктивно сопротивляемся идти по пути, ведущему сквозь неизвестность и мрак. Нам нужны только несомненные результаты, при том мы совсем забываем, что такие результаты достижимы, лишь когда отважиться войти в темноту и снова выйти из нее. Но чтобы пройти через темноту, мы должны собрать все силы озарения, имеющиеся у сознания, и, как я уже отмечал, даже вооружиться предположениями, потому что при рассмотрении проблем психической жизни мы постоянно сталкиваемся с принципиальными вопросами, касающимися частных областей самых разнообразных сфер знания.

Мы беспокоим и раздражаем теолога в не меньшей мере, чем философа, врача — в не меньшей степени, чем учителя; мы даже нащупываем дорожку в области деятельности биологов и историков. Такое экстравагантное поведение объясняется не самоуверенностью, а тем обстоятельством, что человеческая психика представляет собой уникальную комбинацию факторов, которые одновременно являются предметом исследования разных направлений науки. А все потому, что науки вышли из человека и особенностей его конституции. Они являются симптомами его психики.

Следовательно, как только мы задаем себе неизбежный вопрос: "Почему человек в отличие от представителей животного мира вообще имеет проблемы?" — мы попадаем в замкнутое переплетение мыслей, узор которого создавался на протяжении столетий многими тысячами проницательных умов. Я не собираюсь брать на себя сизифов труд по совершенствованию этого шедевра путаницы, но постараюсь внести свой скромный вклад в копилку подходов человека к решению этого важного вопроса.

Не может быть проблем без их осознания, а значит, и без сознания. Поэтому необходимо поставить вопрос иначе "Как впервые возникает сознание?" На этот вопрос никто не может ответить с уверенностью, но мы можем наблюдать маленьких детей в процессе формирования их сознания. Это доступно любому родителю, если он будет внимателен. А видим мы следующее когда ребенок узнает кого-либо или что-нибудь, то есть когда он "знает" человека или вещь, тогда мы понимаем, что у ребенка появилось сознание, и, конечно, поэтому роковой плод в раю вырос именно на дереве познания.

Но что такое узнавание или "знание" в этом смысле? Мы говорим о "знании" чего-либо, когда нам удается установить связь между новым восприятием и уже существующим контекстом таким образом, что мы держим в сознании не только это восприятие, но также и части данного контекста. Следовательно, "знание" основано на воспринятой связи между психическим содержимым. Мы не можем иметь знания о содержимом, ни чем не связанном, и мы даже не можем осознать его присутствие, если наше сознание еще на самом низком уровне. Таким образом, первая стадия сознания, которую мы можем наблюдать, состоит в простом увязывании двух и более психических содержимых. На этом уровне сознание спорадично и ограничивается пониманием нескольких связей, когда содержимое позже не сохраняется в памяти.


Почему Юнг сегодня в моде

Недавний фильм Дэвида Кроненберга «Опасный метод» еще раз напомнил нам это имя — Карл Густав Юнг. И неслучайно: во всем мире растут тиражи книг по аналитической психологии, созданной Юнгом.

Слова «архетип» или «коллективное бессознательное», впервые предложены им, охотно использует политическая и даже глянцевая пресса. С другой стороны, любой специалист подтвердит: работы Юнга трудны для чтения, а идеи способны сбить с толку любого материалиста. Так в чем же сила их притяжения?

За пределами разума

Мысль Юнга сложна и многомерна: она простирается от психологии до духовных практик, странствуя через алхимию и астрологию, буддизм и каббалу, сюжеты Библии и сказок братьев Гримм.

В противоположность пессимизму Фрейда, по мысли которого человек обречен на вечный внутренний разлад, Юнг предлагает нам путь к гармонии. Тем самым он открывает простор для нашей сокровенной мечты — ускользнуть от жестких законов рассудка, правящих нашим приземленным миром, и ощутить силу духа как самую главную силу, которой мы обладаем. То, что предлагает Юнг, созвучно нашим желаниям. А поэтому есть смысл открыть его идеи для себя — или открыть заново.

Правда, для этого прежде всего нам предстоит оставить привычку верить лишь в то, что можно измерить и взвесить, и научиться доверять интуиции и воображению. Неподвластные разуму тайны — органичная часть юнгианского мира. Без связи с ними, как и без духовной пищи, Юнг не считал возможной полноценную жизнь.

Вот лишь одна характерная цитата — из его телеинтервью английскому журналисту Джону Фримену: «Душа не вполне подвластна пространству и времени. В снах и видениях можно видеть будущее. Только невежество отрицает эти факты».

Три «Я»

Наша личность в юнгианском представлении организуется вокруг трех элементов: эго и двух бессознательных. Эго — центр сознания, то, что позволяет каждому из нас оставаться собой и ощущать себя человеком. Личное бессознательное состоит из «забытых» тягостных воспоминаний и чувств, вытесненных из эго. Юнг соглашался с Фрейдом, что проблемы некоторых пациентов можно решить, работая только с личным бессознательным и помогая осознать фантазии, чувства, эмоции.

Но также он утверждал, что кроме индивидуального есть и коллективное бессознательное. Эта особая психическая реальность существует вне конкретного человека и задолго до нашего рождения. Она населена персонажами древнейших мифов и наиболее значимыми образами культуры человечества. Мы наследуем ее, приходя в этот мир.

Согласно юнгианской логике, если ребенку во сне протягивают яблоко, в душе его обязательно шевельнется на миг смутное воспоминание об утраченном рае — пусть даже никто еще не рассказывал ему историю Адама и Евы.

Даже протестные настроения не в последнюю очередь запрос на новые формы коллективности

Каким путем приходят в наше сознание эти образы? На этот вопрос нет рационального ответа. Но разве это может смутить тех, для кого душа — не фигура речи, а реальность?

«Юнг сильно опередил свое время, — размышляет юнгианский аналитик, сопредседатель Московской ассоциации аналитической психологии (МААП) Станислав Раевский, — и нам понять его проще, чем современникам. В каком-то смысле многие его идеи материализовались у нас на глазах. Так, интернет вполне можно считать коллективным сознанием, а может быть — и коллективным бессознательным наших дней: он перенасыщен сексуальностью, там много пугающих образов, и при этом он очень во многом влияет на нашу жизнь».

Фрейд говорил об индивидуальном бессознательном, и для его времени это было важно — западное общество как раз доросло до идей индивидуализма. Сегодня ситуация иная.

«Потребность в новых формах коллективности очень велика, — продолжает Станислав Раевский. — И чем глубже мы исследуем бессознательное, тем дальше уходим от отдельной личности. Русская ментальность общинна, и потому индивидуальные темы Фрейда не так ценны для нас, как коллективные темы Юнга. Даже протестные настроения — не в последнюю очередь запрос на новые формы коллективности».

Наследие человечества

Передаваемое из поколения в поколение коллективное бессознательное хранит все типичные реакции рода человеческого — страх, интуитивное предчувствие опасности или, например, любви. Это общие для всех людей эмоциональные реакции и стереотипы поведения, которые проявляются в виде архетипов.

Присутствуют архетипы и в структуре личности. Важнейшие из них — архетипы Персоны и Тени. Персона — наше публичное лицо, маска, которую мы «надеваем», подстраиваясь к ожиданиям окружающих и добиваясь того, чтобы быть понятым и принятым. А Тень — те черты нашей личности, которые мы не признаем из-за их неприемлемости. Ведь с точки зрения представлений о самих себе, ничего «дурного» в нашем внутреннем мире быть не должно. Но Тень есть у каждого, и примирить человека с ней — одна из задач аналитической психологии.

Коллективное бессознательное включает в себя великое множество архетипов. Чаша Грааля и философский камень, жертвующие собой герои и спящие красавицы — классические примеры архетипов, которые формируют наше восприятие реальности и определяют, как утверждал Юнг, наше поведение.

Скажем, еще один классический архетип — Великая мать. Символ материнства есть абсолютно во всех мифологиях. Великая мать приходит к нам в снах или волшебных сказках: персонаж одновременно положительный и отрицательный, она воплощается в добрую фею, злую ведьму или великаншу-людоедку. Она — мать-защитница, но она же и мачеха, которая препятствует дочери в достижении ее собственной женственности.

Согласно Юнгу, вечный конфликт между матерью и дочерью, фантазм идеальной матери, упрямое нежелание понять, что реальная мать никогда не будет любить нас так, как мы надеемся, — все это объясняется присутствием в каждом из нас архетипа Великой матери.

Как Юнг стал Юнгом

В 1906 году, работая в клинике Цюриха, психиатр Карл Густав Юнг увлекается идеями Зигмунда Фрейда, с которым его будут связывать несколько лет сотрудничества и дружбы. Фрейд называет Юнга своим научным преемником, но позже Юнг отказывается от многих идей психоанализа и погружается в исследования мифов, историю цивилизаций и оккультных практик. Окончательный разрыв — и философский, и личный — происходит в 1912 году, после публикации книги «Символы трансформации».

В 1914 году Юнг покидает пост президента Международной психоаналитической ассоциации и создает новый метод психотерапии — аналитическую психологию. Однако психоанализ обязан ему своим базовым принципом: каждый аналитик, чтобы практиковать, должен сам пройти длительный личный анализ.

Другой пол внутри нас

Мы все бисексуальны, утверждал Юнг, по крайней мере, в психическом отношении. В любой женщине присутствует мужская часть — ее анимус, архетип мужского начала. И не только присутствует, но и развивается: все мужчины, оставляющие след в ее жизни, образуют элементы ее анимуса, мужского архетипа. Так же и мужчине приходится выстраивать отношения с женщиной в себе — со своей анимой, архетипом женского.

Без анимы и анимуса мы никогда не смогли бы представить, что значит быть влюбленными, уверял Юнг. Ведь влюбляясь, мы находим в другом человеке черты своей анимы или своего анимуса, то есть какую-то часть самих себя. А фантазмы слияния, толкающие к бесконечным поискам того, кто раз и навсегда нас дополнит и избавит от чувства неполноценности, свидетельствуют о неумении вести диалог со своей мужской или женской частью. Что и вынуждает искать ее во внешнем мире.

Зигмунд Фрейд (в первом ряду крайний слева) и его ученик Карл Густав Юнг (в первом ряду крайний справа) — на групповом снимке участников конференции психологов в Университете Кларка (США) в 1909 году.

В поисках смысла

Цель жизни состоит в том, чтобы перейти от эго, нашей «маленькой личности», к большому «Я». Юнг называл этот переход процессом индивидуации. Имеется в виду внутреннее движение, вектор развития, благодаря которому мы должны попытаться «достичь своей самости», реализовать свою уникальность. Этот процесс поиска гармонии, целостности, осмысленности — своего рода второе рождение человека.

Обычно индивидуация становится возможной после кризиса середины жизни, первая половина которой проходит под властью сверхактивного эго. Это нелегкий путь: нам предстоит выстроить гармоничные отношения со своей Тенью, той частью, которой мы стыдимся, и Персоной, нашим социальным образом, со своей анимой и своим анимусом.

Главная причина популярности Юнга сегодня — это понимание нужд личности, которые не исчерпываются рамками материального мира

Нам нужно перестать себе лгать и отвергать в себе то, что нас беспокоит. Осуществить все это целиком нам, разумеется, не удастся, но главное — все же попытаться.

«Может быть, главная причина популярности Юнга сегодня, — размышляет юнгианский аналитик Лев Хегай, — это понимание нужд личности, которые не исчерпываются рамками материального мира. К середине жизни наше эго формируется полностью, но удовлетворенными оказываются далеко не все потребности души.

Это конфликт между эго, которое связано с традициями общества, воспитанием, семьей, обстоятельствами жизни, — и вторым, более глубоким «Я» с присущими ему мечтами о нашей особой миссии, предназначении. А если говорить шире — конфликт между двумя уровнями человеческого бытия, очень актуальный сегодня».

Рецепт достойной жизни

Юнг предупреждает: мы далеки от ангельской безмятежности, и «жизнь под знаком полной гармонии», без всяких трудностей, была бы для нас «скучной и гнетущей», даже более того — «нечеловеческой». Путь индивидуации, который он предлагает, может проходить через работу над собой, анализ снов, медитацию, молитву, созерцание, размышления на бумаге. Вы скажете — мистика, идеализм, наивность? Для кого-то — возможно.

Но разве чистый рационализм делает нас намного счастливее? Дает ли он ответы на наши главные экзистенциальные вопросы: как приблизиться к счастью, преодолеть страдание, любить, быть любимыми, противостоять болезням, потерям, смерти? В 1946 году один из давних друзей спросил у Юнга: как необходимо поступать, чтобы достойно закончить свой жизненный путь? И Юнг ответил: «Жить собственной жизнью». Главное, жить — вот и все.

Читайте также

Факты из жизни Карла Густава Юнга

"Человек без мифологии становится продуктом статистики"
К. Г. Юнг

26 июля 1875 родился Юнг, Карл Густав - швейцарский психиатр и психолог, создатель аналитической психологии. Предлагаем Вам небольшую заметку о жизни великого психолога в честь его дня рождения.

ОПАСНЫЙ МЕТОД ДОКТОРА ЮНГА

Маленький мальчик, играющий среди могил, вызывал удивление прохожих. Как он тут оказался и почему не боится в сумерках гулять среди надгробий? Но Карл не обращал внимания на оклики, он жил в своем мире, который состоял из дома, церкви, школы и кладбища. Когда живешь рядом с мертвыми, перестаешь воспринимать их как угрозу для своей жизни.

Будущий знаменитый ученый рос тихим и замкнутым ребенком. У него не было друзей, но он никогда не скучал. По словам Карла в нем самом жили два человека – пожилой человек в светлом парике и мальчик, ненавидящий математику. Такое же раздвоение личности наблюдалось и у матери. Днем она была образцовой матерью и женой, а под вечер становилась настоящей фурией. Это завораживало Карла, и эта загадка стала определяющей для выбора жизненного пути. Он уже тогда чувствовал в себе особую силу и понимал, что ему обязательно нужно во всем разобраться и раскрыть всю глубину человеческого подсознания.

Карл с детства был в обстановке общения с другими мирами, так как спиритические сеансы были обыденным делом в семье Юнгов. Спиритизм практиковали его мать, бабка, дед, а впоследствии сам Карл увлекся сеансами и увлек свою дочь Агату, ставшую медиумом. В это же время ему постоянно снился сон, где он опускается в пещеру с алтарем неизвестного божества. Впоследствии сновидения играли огромную роль в духовной жизни психиатра. Вокруг них строилась вся его психотерапевтическая практика. Сомнения в христианском учении появились так же после странных снов с чудищами. Теперь Бог не всесилен, у него есть своя темная сторона. Карл Юнг развил целую теорию из этого сновидения.

Будучи студентом, Юнга тянуло в сторону археологии, он увлекается сначала египтологией, после антропологией, постепенно подходя к медицине и психиатрии. Фрейд недаром сравнивал психоанализ с археологией, сожалея, что такое хорошее название досталось науке по поиску памятников культуры, ведь оно больше подходит для «раскопок души».

На удивление всем, Карл остановил свой выбор на психиатрии. Тогда это было самая непрестижная работа для медика. Прозябать в психиатрических лечебницах, без перспектив и денег, желающих мало. Но назад дороги не было – «мне стало ясно, как во вспышке просветления, что единственно возможной целью для меня может быть только психиатрия. Только в ней сливались воедино два потока моих интересов. Здесь было эмпирическое поле, общее для биологических и духовных фактов, которое я искал повсюду и нигде не находил. Здесь же коллизия природы и духа стала реальностью».

Его знаменитый учитель Зигмунд Фрейд только приоткрыл дверь в бессознательность человека, Юнг же проложил дорогу и сделал общедоступным тайну человеческой личности. Появились такие понятия как «архетипы» - источники сновидений, и «коллективное бессознательное». Ученый выделил несколько уровней бессознательного: индивидуальное, семейное, групповое, национальное, расовое и упомянутое уже - коллективное бессознательное, которое включает в себя универсальные для всех времён и культур архетипы.

К моменту разрыва отношений с Фрейдом, у Юнга начался непростой период. Внешне все было замечательно – богатая и именитая жена, пятеро детей, успех в психиатрии, но именно в это время психоз дает о себе знать так сильно, как никогда прежде. Постоянные повторяющиеся сны, галлюцинации и видения доводят психиатра до потери связи с реальностью. Но не так просто свести сума светило науки. Ученый начинает вести записи своих встреч с психической реальностью. Так на свет появилась «Красная книга», главным мотивом которой стал поиск потерянной души.

Душа в видениях Юнга имела женское лицо – то девушка из сказки, то библейская Саломея. Так родилась «Анима» - архетип всего женского в психической структуре мужчины. Путешествуя по закоулкам своей психики, психиатр встречает множество персонажей из Библии, мифов и преданий. Наша психика – это замок с приведениями, их можно бояться всю жизнь, пытаться избавиться от них, а можно понять, принять и научиться с ними жить в полезном взаимодействии. Именно к этому и привел нас Карл Юнг.

Психиатр ввел такие хорошо известные термины, как «экстраверт», «интроверт», «архетип», хотя часто они заимствовались и неправильно употреблялись другими авторами. Наиболее весомым и удивительным вкладом Юнга в понимание психологических процессов является его концепция подсознания, которое занимает в трактовке ученого не просто центральную позицию для подавленных желаний как у Зигмунда Фрейда, а предстает отдельным миром - живым и реальным, как сознание человека. Языком подсознания или «людьми», населяющими его, являются символы, а средством общения становятся сновидения.

Карл Густав Юнг был одним из величайших врачей и одновременно одним из величайших мыслителей этого века. Он всегда стремился помочь людям познать самих себя, чтобы они могли, зная свои возможности правильно использовать их и жить полной, насыщенной и счастливой жизнью. А как же двойственность и видения? Они не оставили психиатра до конца его жизни. Юнг объясняет эти явления возможностью контакта с коллективным бессознательным. По его мнению, каждый, кто имеет доступ к этому хранилищу всех судеб и идей, тот является настоящим провидцем.

Обратите внимание:

Интересная подборка фотографий Карла Юнга

Карл Густав Юнг

«Я часто видел, как люди становились невротиками оттого, что довольствовались недостаточными или неправильными ответами на вопросы, которые задавала им жизнь. Они искали успеха, положения в обществе, удачной женитьбы, славы, но оставались несчастными и страдали от неврозов, даже достигнув всего, к чему так стремились. Эти люди страдают какой-то духовной узостью, жизнь их обычно бедна и лишена смысла. Как только они находят путь к духовному развитию и самовыражению, невроз, как правило исчезает. Поэтому я всегда придавал столько значения самой идее развития личности», - говорил Карл Юнг.

Карл Густав Юнг - швейцарский психолог, психиатр и философ, основоположник аналитической психологии, учения о коллективном бессознательном, автор теории личности, теории сновидений, ассоциативного метода, структуры личности, концепции психотипов, комплексов, символов и архетипов. Член Королевского медицинского общества Лондона, почетный член Швейцарской академии наук, почетный доктор наук университетов Оксфорда, Гарварда, Калькутты, Бенареса и Аллахабада.

Родился 26 июля 1875 года в коммуне Кесвиль, на северо-востоке Швейцарии. Его отец, - Иоганн Юнг, - был пастором реформистской цервки, а дед и прадед по отцовской линии были врачами. С отцом, который больше времени посвящал изучению классических наук и Востока, у Карла были напряженные отношения. В то время как мать, - Эмили Прайсверк, - часто страдала истерическими припадками.

Нелюдимый, отстраненный и замкнутый, в 10 лет он вырезал 6-ти сантиметрового человечка из подобранного на улице деревянного бруска. Нередко, забираясь на чердак, он разговаривал с ним на тайном языке, когда припадки матери и раздражительность отца доводили его до крайней степени отчаяния.

Обучение

В 11 лет Юнга отдали в Базельскую гимназию. Стараниями отца он на тот момент уже неплохо знал латынь и, казалось бы, будучи уже впереди своих сверстников, должен был успешно учиться. Однако же, к наукам он не проявлял никакого интереса, и лишь зачитывался старинными книгами или увлечено рисовал старинные замки. Как он сам отмечал позднее в «Красной книге», это было вызвано не покидающим его чувством раздвоенности личности – он утверждал, что уже с детства у него было «два Я».

К 16 годам постепенно начали сходить на нет как одиночество, так и приступы депрессии. Увлеченный философией, Юнг погрузился в чтение Пифагора, Гераклита, Платона, а в работах такого немецкого философа как Артур Шопенгауэр он даже нашел отражение своих мыслей.

В 18 лет поступил в Базельский университет, на факультет естественных наук. Из-за смерти отца в его семье было некому приносить деньги, так что в свободное от учебы время он подрабатывал репетитором, что оплачивало ему учебу и довольно скромное существование.

В это же время он увлекся трудами таких философов-мистиков, как Эммануил Сведенборг и Адольф Эшенмайер, и даже имели место быть несколько спиритических сеансов. Как ни странно, это помогло ему написать диссертацию по медицине, которая так и называлась: «О психологии и патологии так называемых оккультных феноменов».

Он еще возвращался к этому, все так же в исследовательских целях, – чтобы правильным образом оформить комментарии к таким текстам, как «И-цзин», «Секрет Золотого Цветка» и «Тибетская книга мертвых».

Попавшийся перед выпускными экзаменами «Учебник психиатрии», за авторством Рихарда фон Крафта-Эбинга, определил дальнейшее получение медицинской степени по психиатрии. Юнг «внезапно понял связь между психологией, или философией, и медицинской наукой».

Стоит упомянуть, что найденную в 19 лет у Эразма Роттертадмского фразу «Призываемый или нет, Бог присутствует всегда» он не только включил в свой экслибрис, но и гораздо позднее велел высечь на каменной арке, что находилась над входной дверью. Христианская церковь еще не раз будет осуждать его работы, однако же сам он так и останется глубоко верующим человеком.

В 21 год он впервые встретил свою будущую жену – Эмму Раушенбах, из старинной немецко-швейцарской семьи. Милая, скромная девочка с аккуратно заплетенными в косу густыми волосами сразу приглянулась Густаву.

Деятельность

Переехав в Цюрих, в 1900 он поступил в клинику для душевнобольных, ассистентом автора такого термина как «шизофрения» - Юджина Эжена Блейлера. Поселившись на территории клинки, вскоре он уже начал публиковать свои первые клинические работы, а также статьи, в которых раскрывалось применение тест словесных ассоциаций, который он сам и разработал. Собранный клинический материал дополнил наблюдения, сделанные во время спиритических сеансов, что позволило выпустить одноименную его диссертации книгу.

Карл Юнг

«Расщепление личности у спиритического медиума восходит к определенным склонностям в младенчестве, а в основе галлюцинаторных систем можно проследить наличие маниакальных сексуальных влечений», - отмечал Юнг.

Неоднократно ссылаясь на такие труды Фрейда и Блейлера, как «Толкование сновидений» и «Исследования по истерии», он уже тогда четко определил направление своей будущей работы, в частности – ее отклонение от позиции Фрейда.

14 февраля 1903 Карл Юнг женился на Эмме Раушенбах. Она всегда проявляла искренний интерес к работе мужа и во всем его поддерживала, а учитывая ее денежное состояние, Юнг мог полностью посвятить свое время исследованиям. В 1904 жена родила ему дочь Агату.

17 августа 1904 в клинику поступила 18-ти летняя Сабина Шпильрейн. Отношения доктора и пациента быстро переросли в отношения любовников, а их отношения стали общеизвестными. Юнг оценил острый ум и научный склад мышления девушки, а Шпильрейн не могла не влюбиться в тонко чувствующего мир врача. Однако же, сразу с излечением недуга Сабина покинула клинику, а отношения прекратились.

В 1906 жена родила ему вторую дочь – Грету. В том же он опубликовал книгу «Психология раннего слабоумия», в начале которой был дан один из лучших обзоров теоретической литературы того времени касательно этой темы. Свою позицию он основывал на синтезе идей различных ученых, в том числе Крэпелин, Дженет, Блейлер и Фрейд. Приверженцы последнего так отзывались о книге:

«…сделала переворот в психиатрии», - Джонс.

«…стала краеугольным камнем современной толковательной психиатрии», - Брилл.

Также Юнг заслужил репутацию первооткрывателя психосоматической модели этого заболевания. Согласно его теории, характерные симптомы раннего слабоумия является следствием поражающего мозг токсина, который вырабатывается в результате аффекта. Позднее он отказался от этой гипотезы в пользу более современной концепции нарушения химического обмена.

«...без психологии не обойтись при объяснении причин и природы первичных эмоций, которые вызывают изменение метаболизма. Эти эмоции, по-видимому, сопровождаются химическими процессами, вызывающими специфические кратковременные или хронические изменения, или поражения органов», - писал он в 1958.

Своей книгой Юнг привлек широкое внимание к теориям Фрейда, «почти не признанного исследователя», а перед окончанием своей книги, в апреле 1906, он начал переписку с самим Зигмундом, которому и отправил копию своей книги.

В конце февраля 1907 Юнг отправился для встречи с Фрейдом в Вену, вместе с женой и внештатным врачом Людвигом Бинсвангером. Первая беседа, названная им позднее как «обзор горизонтов», продлилась 18 часов без перерыва. По мнению Юнга, Фрейд «производит впечатление и в то же время он "странен" для человека его квалификации». В предназначенном Абрахаму письме Зигмунд писал о Юнге: «Лишь его появление на нашей сцене спасло психоанализ от превращения в национальное еврейское предприятие». Он увидел в нем «Иисуса, которому суждено изучить обетованную землю психиатрии», а сам «подобно Моисею, смог лишь взглянуть на нее издалека».

Спустя несколько месяцев Юнг основал Фрейдистское общество в Цюрихе. А доклад в защиту психоанализа «Фрейдистская теория истерии», который он читал на первом Международном конгрессе по психиатрии и неврологии в Амстердаме, по сути превратился в апологию идей Фрейда.

Юнг и коллеги

В 1908 жена родила ему сына Франца, а Юнг организовал первый Международный конгресс по психоанализу в Зальцбурге и основал «Ежегодник психоаналитических и патопсихологических изысканий», которого стал редактором, а Фрейд и Блейлер – содиректорами.

В 1909 Юнг и Фрейд прибыли в Соединенные Штаты, где он прочел курс лекций. В том же году к Юнгу в качестве пациентки пришла 21-летняя Тони Вольф, которая после выздоровления стала его официальной любовницей, а также помощницей. В сентябре 1911 она даже сопровождала семью Юнгов на Веймарский конгресс Международного психоаналитического сообщества. Тони на протяжении 40 лет сопровождала его в жизни и работе, вместе они выпустили книгу «Метаморфозы и символы либидо». Жена прекрасно была осведомлена об это романе, но безграничная любовь к мужу не позволила ей подать на развод.

В 1910 был оставлен пост директора клиники Бургельцли, после чего Юнг вернулся в родные края и погрузился в глубинные исследования мифов, легенд, сказок в контексте их взаимодействия с миром психопатологии. В течение Нюрнбергского конгресса была основана Международная психоаналитическая ассоциация, президентом которой он был избран. Он стал первым и самым молодым президентов ассоциации за всю ее историю, даже несмотря на сердитый протест венской группы. В том же году жена родила ему дочь Марианну.

Статьи, опубликованные в годы защиты теорий Фрейда, уже не блистали той оригинальностью, а сам Юнг начал ощущать растущее беспокойство. В 1907-1910 гг. его посещали такие московские психиатры, как Михаил Асатиани, Николай Осипов и Алексей Певницкий, - все в разное время. В 1911 была выпущена книга «Метаморфозы и символы либидо, часть І», в которой он попытался применить принципы психоанализа к мифам, легендам, басням, классическим сюжетам и поэтическим образам, а в 1912 - второй том книги. В своих книгах Юнг лишает «либидо» сексуальной подоплеки, в разрез с идеями Фрейда. В опубликованной в том же году «Психологии бессознательного» он опроверг многие из идей Фрейда.

Он выделил коллективное бессознательное, вразрез со мнением Фрейда, расширил и дополнил такое понятие как «комплекс». Идеи Юнга имели отношение к философии, астрологии, археологии, мифологии, теологии, литературы и психологии, а их результатом стала аналитическая психология. Также он считал, что каждый обладает «целостным личностным эскизом … представленным в потенции с самого рождения», а «окружающая среда вовсе не дарует личности возможность ею стать, но лишь выявляет то, что уже было в ней заложено», что противоречило ряду положений психоанализа.

Идеи Фрейда по большей части повлияли на него в период до личной встречи, сам же он не отступал от мистицизма, где уже с первой работы зарождалась идея о коллективном бессознательном. Отношения между ними вскоре стали исключительно деловыми, а в сентябре 1913 они решили прекратить всяческое общение, в последний раз встретившись на Международном конгрессе в Мюнхене, где Юнг был вновь избран Международной психоаналитической ассоциации.

Драма расставания обернулась для Юнга возможностью для публикации таких работ как «Символы трансформации» и «Красная книга». Спустя месяц он ушел с поста редактора «Ежегодника психоаналитических и патопсихологических изысканий», а в апреле 1914 – покинул Международную психоаналитическую ассоциацию и более не применял в своей практике технику психоанализа.

В июле 1914 была опубликована «История психоаналитического движения», в которой Фрейд показал полную несовместимость его идей со взглядами Юнга и Альфреда Адлера. После этого из состава Международной ассоциации вышла вся цюрихская группа. В том же году жена родила Юнга последнюю дочь – Хелену.

В аналитической психологии Юнг, в отличие от концентрирующегося на неудовлетворенности сексуальных желаний Фрейда, копает глубже и шире, последовательно развивая и дорабатывая все созданные до него идеи, в том числе лучшее из работ Фрейда.

В 1920-х совершил ряд длительных путешествий в районы Африки и Северной Америки. В 1921 выпустил работу «Психологические типы», в которой люди были поделены на интровертов и экстревертов, а также впервые обоснована теория архетипов.

В 1922, после смерти матери, приобрел поместье на берегу озера в Боллингеме, неподалеку от своего дома в Кюснахте, где на протяжении многих лет строил «Башню». Изначально это было лишь примитивное круглое каменное жилище, но впоследствии она приняла вид небольшого замка, с двумя башнями, кабинетом, огороженным двором и лодочным причалом. В автобиографии он описывал процесс строительства как «воплощенное в камне исследование структуры психики». На протяжении своей жизни он нередко подолгу оставался в Башне, занимаясь исследованиями, рисованием и скульптурой.

Башня Юнга

В 1930 Юнг получил титула почетного президента Психотерапевтического общества Германии и выпустил книгу «Проблемы души нашего времени». В 1932 совет Цюриха присудил ему премию по литературе с чеком на 8 000 000 франков. В 1933 стал одним из вдохновителей и активных участников Международного интеллектуального сообщества «Эранос». В том же году стал профессором психологии Федерального политехнического университета в Цюрихе.

С 1933 по 1939 год был издателем «Журнала по психотерапии и смежным областям», поддерживающего национальную политику по очищению расы, а в прологе к любой публикации неизменно присутствовала выдержка из «Mein Kampf». Позднее, в 1948, он упоминал во взятом у него Кароль Бауман интервью, что «среди его коллег, знакомых и пациентов в период с 1933 по 1945 было много евреев». Сам Юнг утверждал, что это была вынужденная мера и официально не был осужден.

С целью изучить следы древних цивилизаций, он побывал в индийских поселениях Пуэбло, находящихся в штатах Аризона и Нью-Мексико; у потухшего вулкана Элгон, находящегося в Британской Восточной Африке; а также в Египте, Индии и Судане. А после – читал доклады на различных международных конгрессах.

Вернулся к преподаванию, читая еженедельные лекции в Высшей технической школе Цюриха, а в 1937 читал курс лекций по взаимоотношениям между психологией и религией в Йельском университете. В 1944 стал профессором кафедры медицинской психологии, которая была специально для него в университете Базеля. Долго он там не проработал – в феврале сломал ногу прямо во время экскурсии, а уже в больнице перенес сердечный приступ. Видения, которые посещали его в те несколько недель, что он балансировал на грани между жизнью и смертью, были подробно описаны в автобиографии.

В апреле 1948 в Цюрихе был организован Институт Юнга, подготовка в котором велась на английском и немецком языках. Также сторонниками его метода в Англии было создано Общество аналитической психологии, и подобные ему – в США и ряде других европейский стран.

В 1950 в честь своего 75-летия он установил к западу от Башни каменный куб, на трех сторонах которого высек надписи. На первой - «Вот лежит камень, он невзрачен, цена его до смешного мала. Но мудрый ценит то, чем пренебрегают глупцы» из «Rosarium philosophorum» и «В память о своем 75-летии К. Г. Юнг с благодарностью сделал и установил, в году 1950». На второй – Телесфор, держащий в руке фонарь, вокруг которого высечена надпись на греческом языке. На третьей – надпись на латинском языке.

В 1955, в честь 80-летия, был избран почетным гражданином Кюснахта, что он сам ценил выше избрания членом Королевского медицинского общества в Лондоне. В ноябре того же года ушла из жизни Эмма, что совершенно опустошило Юнга. Он с головой погрузился в работу, а записываемая при помощи секретаря автобиография отнимала у него много времени. Со временем ему приходилось прятать за книжные полки связки с письмами, поскольку времени на них уже не оставалось.

В 1958 в Цюрихе был собран конгресс по аналитической психологии – он был первым конгрессом международного уровня, в котором приняло участие 120 делегатов.

В мае 1961 у Юнга во время прогулки произошел новый инфаркт, который вызвал закупорку сосудов мозга и частичную парализацию конечностей. После нескольких недель, в течение которых он снова находился на грани между жизнью и смертью, за день до смерти, он увидел сон, после которого с улыбкой заявил, что уже ничего больше не боится.

Карл Густав Юнг

Умер 6 июня 1961 в своем доме в Кюснахте. Был похоронен на кладбище протестантской церкви, а на надгробии были выбиты не только его инициалы, но также и его родителей, сестры Гертруды и жены Эммы.

Работы

Ассоциативный метод

Начавшийся с метода свободных ассоциаций Фрейда, который состоит в последовательном назывании ассоциаций, этот метод ушел в сторону, когда Юнг заметил, что над определенными ассоциациями люди задумываются дольше. Позже анализируется смысл именно тех ассоциаций, которые заставляют задуматься более, чем на 4 секунды.

Методика активного воображения

Комплексы – это последствия психических травм, которые несут за собой не только ошибочные действия, забывание важной информации, ночные кошмары, но также являются и проводниками творчества. Арт-терапия позволяет напрямую взаимодействовать с чертами человека и собирать в единое целое осколки, образованные психологическими травмами.

Аналитическая психология

Юнг рассматриваем сновидения как прорыв бессознательного в сознание, например - сильное чувство, заглушенное по какой-то причине. Аналитическая психология предполагает интерпретацию таких снов, а также бреда и шизофренических расстройств на основе ассоциаций, архетипов, символов.

Концепция психотипов

Юнг ввел такие понятия основных видов направленности личности, как экстраверт, психическая энергия которого направлена вовне, и интроверт, энергия которого направлена вовнутрь. В своей книге «Психологические типы» он приводит как возможное объяснение механизм приспособления у животных: неограниченное размножение при подавленном защитном механизме (экстраверсия) или немногочисленное потомство при великолепных защитных механизмах (интроверсия).

Позднее были добавлены еще и четыре основные психические функции, которые также могут быть направлены вовне или вовнутрь: мышление и чувство (рациональные) и ощущение и интуиция (иррациональные).

Также Юнг разработал опросник, позволяющий определить свой психотип.

Структура личности

Структура личности по Юнгу, также называемая душой, состоит из:

Эго

Осознанность, внутреннее «Я», все что человек признает своим и ассоциирует с собой.

Личное бессознательное

Это личный опыт, который по какой-то причине был вытеснен из мозга человека. Переживания, которые он еще не осознал. Все, что он не помнит и не осознает, но что все равно влияет на него.

Коллективное бессознательное

Так о нем отзывался сам Юнг:

«В коллективном бессознательном содержится всё духовное наследие человеческой эволюции, возродившееся в структуре мозга каждого индивидуума <…> Бессознательное, как совокупность архетипов, является осадком всего, что было пережито человечеством, вплоть до его самых тёмных начал. Но не мёртвым осадком, не брошенным полем развалин, а живой системой реакций и диспозиций, которая невидимым, а потому и более действенным образом, определяет индивидуальную жизнь»

Красная книга

В этой книге записаны все видения, которые посещали Юнга. Это – продукт разработанной им техники активного воображения. Посещавшие образы «принесли мне понимание, что в психологии есть вещи, которые я не создаю, но которые производят сами себя и имеют собственную маленькую жизнь».

А также множество других статей и книг.

Наследие

Наследие Юнга сейчас используется специалистами по всему миру, а его последователи продолжают развитие его методологий. Его психология получила большой отклик в рядах философов, поэтов и религиозных деятелей, а учебные центры юнговской психологии свободно принимают студентов без медицинского образования.

Он разделил психологов всего мира на фрейдистов и юнгианцев. Тактика первых – уложить пациента на кушетку и выслушивать по 2-3 раза в неделю 50 минут, без возможности переноса приемов на другой день. В то время как вторые принимают раз в неделю и всегда готовы оговорить более удобное для приема время, ведут беседу в удобной для вас обстановке, применяют арт-терапию...

Концепция коллективного бессознательного также нашла отклик в представлениях современного оккультизма, хоть Юнг и отличается от них сложностью, высокой культурой и принципиально иным отношением.

Пройдите тест Юнга прямо сейчас!

Пройдите тест Юнга прямо сейчас и определите свой темперамент! Для этого не потребуется ни регистрация, ни что-либо еще!

Изображение в шапке - Alexander Londoño, Unsplash.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о