Ролло мэй книги: Лучшие книги Ролло Мэй – Книги Мэй Ролло — скачать бесплатно, читать онлайн

Ролло мэй книги: Лучшие книги Ролло Мэй – Книги Мэй Ролло — скачать бесплатно, читать онлайн

Мэй, Ролло — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Мэй.

Ролло Рис Мэй (21 апреля, 1909 — 22 октября, 1994) — известный американский психолог и психотерапевт, теоретик экзистенциальной психологии. В своих произведениях подвергает тщательному рассмотрению основные проблемы человеческой экзистенции: добро и зло, свобода, ответственность и судьба, творчество, вина и тревога, любовь и насилие. Наиболее известная работа Мэя «Любовь и воля» (англ. Love and Will) стала американским национальным бестселлером и получила[1] в 1970 году премию Ральфа Уолдо Эмерсона за эрудицию в области наук о человеке.

Рис Мэй (имя данное при рождении) родился 21 апреля 1909 года в небольшом городе Ада, штат Огайо. У него была старшая сестра и пять младших братьев. То есть всего его родители, Эрл Тайтл Мэй и Мэти Баутон Мэй, имели семерых детей. Вскоре после рождения Риса его семья переехала в Марин-Сити, штат Мичиган, где он и провел свои детские годы.[2]

Родители Мэя были малообразованными. Они мало занимались детьми, плохо ладили друг с другом[2], что впоследствии привело к их разводу в 1933 году. Старшая сестра Ролло страдала шизофренией. Под влиянием этих тяжёлых жизненных обстоятельств Рис Мэй сменил имя.

[3]

Окончив школу, Ролло Мэй поступил в Мичиганский государственный колледж сельского хозяйства и прикладных наук. Во время учёбы Ролло стал сооснователем журнала, критиковавшего действия властей, что привело его к исключению из колледжа. После исключения, Ролло взяли в Оберлинский колледж, где он и получил в 1930 году степень бакалавра с основной специализацией по английскому языку и дополнительными специализациями по греческой литературе и истории.[3]

По окончании колледжа Мэй переехал в город Салоники (Греция), где занялся преподавательской деятельностью. Тогда же он посещал лекции Альфреда Адлера.[3]

В 1933 году, в связи с разводом родителей, Ролло Мэй вернулся в США, где поступил в Нью-Йоркскую объединённую теологическую семинарию.[3] Во время учёбы Мэй познакомился с известным теологом и философом Паулем Тиллихом, бежавшим из нацистской Германии и продолжившим академическую карьеру в Америке. Они стали друзьями и оставались ими более тридцати лет.[2]

В 1938 году, по окончании семинарии Ролло Мэй защитил, под руководством Тиллиха, научную степень по богословию и был рукоположен в священники церковной конгрегации Нью-Джерси,

[3] где прослужил пастором в течение двух лет.[2] В этом же году он женился на Флоренции Де Фриз (англ. Florence De Frees), своей первой жене, родившей ему сына и двух дочерей-близняшек.[3]

Оставив работу пастора, Ролло Мэй прошёл курс обучения в Институте психиатрии, психоанализа и психологии Уильяма Алансона Уайта (англ.)русск., одновременно работая в Нью-Йоркском Сити-колледже в качестве психолога-консультанта. В Сити-колледже Мэй познакомился, в частности, с одним из его основателей — Гарри Салливаном.[2]

В 1942 году Мэй заболел туберкулёзом и полтора года провёл в больнице, откуда вышел с убеждением, что основной причиной его выздоровления стала проделанная им внутренняя работа, а не усилия врачей.[3]

В 1946 году открыл частную практику.[2]

В 1948 году стал психотерапевтом[4] и вошёл в состав преподавателей Институте психиатрии, психоанализа и психологии Уильяма Алансона Уайта (англ.)русск., где продолжил работать до 1974 года.[2]

В 1949 году получил степень доктора философии по клинической психологии в Педагогическом колледже (англ.)русск. при Колумбийском университете. Это была первая Ph.D. степень в этой области, выданная Колумбийским Университетом.

[4]

В 1969 году развёлся со своей первой женой.[3]

В 1971 году женился на Ингрид Скулл (англ. Ingrid Scholl).[3]

В 1978 году вновь развёлся.[3]

В 1989 году женился на Джорджии Ли Милл Джонсон (англ. Georgia Lee Mill Johnson).[3]

В 1994 году умер от хронической сердечной недостаточности[3] в городе Тибуроне, штат Калифорния, где он жил с середины семидесятых. Ему было 85 лет.

Вскоре после возвращения из санатория, где он лечился от туберкулёза, Мэй оформил записи своих размышлений о тревоге в виде докторской диссертации и опубликовал её под заглавием «Значение тревоги» (1950 год). За этой первой крупной публикацией последовало множество книг, которые принесли ему общенациональную, а потом и мировую известность. Наиболее известная его книга — «Любовь и воля» — вышла в 1969 году, стала бестселлером и в следующем году была удостоена премии Ральфа Эмерсона (англ.)русск.. А в 1972 году Нью-Йоркское общество клинических психологов присудило Мэю Премию доктора Мартина Лютера Кинга-младшего за книгу «Власть и невинность».

Помимо этого, Мэй вел активную педагогическую и клиническую работу. Он читал лекции в Гарварде и Принстоне, в разное время преподавал в Йельском и Колумбийском университетах, в Дартмутском колледже, Оберлинском колледже и Колледже Вассара, а также в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке. Он был внештатным профессором Нью-Йоркского университета, председателем Совета ассоциации экзистенциальной психологии и членом Попечительского совета Американского фонда душевного здоровья.

На английском языке[править | править код]

  1. May R. Love and Will. — 1969.
  2. May R. The Meaning of Anxiety. — N.Y. : Pocket Books, 1977.

Переводы на русский язык[править | править код]

  1. Мэй Р. Открытие Бытия. — М. : Институт Общегуманитарных Исследований, 2004. — 224 с. — ISBN 5-88239-137-8.
  2. Мэй Р. Любовь и воля (англ. Love and Will) — М. : Рефл-бук ; К. : Ваклер, 1997.
  3. Мэй Р. Смысл тревоги (англ. The Meaning of Anxiety) / пер. с англ. М. И. Заваловой и А. Ю. Сибуриной; терминологическая правка В. Данченко. — К. : PSYLIB, 2005.
  4. Мэй Р. Искусство психологического консультирования / пер. с англ. Т. К. Кругловой. — М. : Независимая фирма «Класс», 1999. — ISBN 0-285-65099-8 (Великобритания), ISBN 5-86375-077-3 (РФ).
  5. Мэй Р. Сила и невинность (англ. Power and Innocence) / пер. с англ. п/р Д. А. Леонтьева. — М. : Издательство «Смысл», 2001. — ISBN 5-89357-117-7.

Ролло Мэй – биография, книги, отзывы, цитаты

Ролло Мэй (21 апреля, 1909 — 22 октября, 1994) — известный американский экзистенциальный психолог. В своих произведениях подвергает тщательному рассмотрению основные проблемы человеческой экзистенции: добро и зло, свобода, ответственность и судьба, творчества, вина и тревога, любовь и насилие. Наиболее известная работа Мэя «Любовь и воля» стала американским национальным бестселлером и получила в 1970 году премию Ральфа Уолдо Эмерсона за эрудицию в области наук о человеке.
Ранние годы и образование
Ролло Риз Мэй родился 21 апреля 1909 года в небольшом городе Ада, штат Огайо. Он был старшим из шести сыновей Эрла Тайтла Мэя и Мэти Баутон Мэй. Всего детей в семье было семеро — самой старшей была сестра. Вскоре после рождения мальчика семья переехала в Марин-Сити, штат Мичиган, где он и провел свои детские годы.

Юному Мэю пришлось пережить трудное детство, так как родители были малообразованными и не сильно заботились о воспитании детей, кроме того ему вскоре пришлось столкнуться с разводом родителей и умственной болезнью сестры. Отец мальчика был членом Ассоциации молодых христиан, много времени проводил в разъездах и в силу этого серьезного влияния на детей не оказывал. Мать также мало заботилась о детях, вела, как выразились бы гуманистические психологи, весьма спонтанный образ жизни.
Окончив школу юноша поступил в университет штата Мичиган. Бунтарская натура привела его в редакцию радикального студенческого журнала, который он вскоре возглавил. Неоднократные стычки с администрацией привели к исключению из университета. Он перевелся в Оберлин-Колледж в штате Огайо и здесь в 1930 году получил степень бакалавра гуманитарных наук.
По окончании университета Мэй много путешествовал по восточной и южной Европе, писал картины и изучал народное творчество, он успел в качестве свободного художника побывать в Турции, Польше, Австрии и других странах. Однако на второй год странствий Мэй внезапно почувствовал себя очень одиноким. Пытаясь избавиться от этого чувства, он с усердием погрузился в преподавательскую деятельность, но это слабо помогало: чем дальше, тем более напряженной и менее эффективной становилась проделываемая работа.
Вскоре вернувшись на родину, Мэй поступает в семинарию Теологического, чтобы найти ответы на основные вопросы о природе и человеке, вопросы, в решении которых религия играет не последнюю роль. Во время учебы в семинарии Теологического общества Мэй познакомился с известным теологом и философом Паулем Тиллихом, бежавшим из нацистской Германии и продолжившим академическую карьеру в Америке. Мэй многому научился у Тиллиха, они стали друзьями и оставались ими более тридцати лет.
По окончании семинарии он был рукоположен в священники Конгрегационной церкви. В течение двух лет Мэй служил пастором, но быстро разочаровался, сочтя этот путь тупиковым и принялся искать ответы на свои вопросы в психоанализе. Мэй изучал психоанализ в Институте психиатрии, психоанализа и психологии Уильяма Алансона Уайта. Тогда же он познакомился с Гарри Стэком Салливаном, президентом и одним из основателей Института Уильяма Алансона Уайта. Взгляд Салливана на терапевта как на соучаствующего, а не как стороннего наблюдателя и на терапевтический процесс как на увлекательное приключение, способное обогатить как пациента, так и врача, произвел на Мэя глубокое впечатление. Еще одним важным событием, определившим развитие Мэя как психолога, стало знакомство с Эрихом Фроммом, который к тому времени уже прочно обосновался в США.
К 1946 году Мэй решает приступить к собственной частной практике, а через два года он начинает преподавание в Институте Уильяма Алансона Уайта. В 1949 году зрелым сорокалетним специалистом он получил первую докторскую степень в области клинической психологии, присвоенную Колумбийским университетом, и продолжал преподавать психиатрию в Институте Уильяма Алансона Уайта до 1974 года.
Прозрение
Возможно, Мэй никогда бы не выделился среди множества других терапевтов практикующих в то время если бы с ним не произошло то самое переворачивающее жизнь экзистенциальное событие, о каких писал Жан Поль Сартр. Еще до получения докторской степени Мэй пережил одно из самых глубоких потрясений своей жизни. Когда ему было чуть больше тридцать лет, он перенес туберкулез — трудноизлечимое по тем временам заболевание и провел три года в санатории в Саранаке, на севере штата Нью-Йорк, и в течение полутора лет Мэй не знал, суждено ли ему выжить. Сознание полной невозможности противостоять тяжелой болезни, страх смерти, томительное ожидание ежемесячного рентгеновского обследования, всякий раз означающего либо приговор, либо продление ожидания — все это медленно подтачивало волю, усыпляло инстинкт борьбы за существование. Поняв, что все эти, казалось бы, вполне естественные психические реакции вредят организму не меньше физических мучений, Мэй начал развивать в себе взгляд на болезнь как на часть своего бытия в данный период времени. Он понял, что беспомощная и пассивная позиция способствует развитию болезни. Оглядываясь вокруг, Мэй видел, что больные, которые смирились со своим положением, угасали на глазах, тогда как те, что боролись, обычно выздоравливали. Именно на основании собственного опыта борьбы с недугом Мэй делает вывод о необходимости активного вмешательства личности в «порядок вещей» и свою собственную судьбу.
В это же время он открывает, что излечение есть не пассивный, но активный процесс. Человек, пораженный физической или психической болезнью, должен быть активным участником лечебного процесса. Окончательно убедившись на собственном опыте он начал внедрять этот принцип в свою практику, воспитывая в пациентах способность анализировать себя и корректировать действия врача.
Признание
Столкнувшись на собственном опыте с феноменами страха и тревоги во время длительной болезни, Мэй стал изучать труды классиков, посвященные этой теме, —— в первую очередь Фрейда, а также Кьеркегора, датского философа и теолога, прямого предшественника экзистенциализма ХХ века. Высоко ценя идеи Фрейда, Мэй все же склонялся к предложенной Кьеркегором концепции тревоги как скрытой от сознания борьбы против небытия, которая затронула его более глубоко.
Вскоре после возвращения из санатория Мэй оформил записи своих размышлений о тревоге в виде докторской диссертации и опубликовал ее под заглавием «Значение тревоги» (1950). За этой первой крупной публикацией последовало множество книг, которые принесли ему общенациональную, а потом и мировую известность. Наиболее известная его книга — «Любовь и воля» — вышла в 1969 году, стала бестселлером и в следующем году была удостоена премии Ральфа Эмерсона. А в 1972 году Нью-Йоркское общество клинических психологов присудило Мэю премию доктора Мартина Лютера Кинга-мл. за книгу «Власть и невинность».
Помимо этого, Мэй вел активную педагогическую и клиническую работу. Он читал лекции в Гарварде и Принстоне, в разное время преподавал в Йельском и Колумбийском университетах, в колледжах Дартмут, Вассар и Оберлин, а также в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке. Он был внештатным профессором Нью-Йоркского университета, председателем Совета ассоциации экзистенциальной психологии и членом Попечительского совета Американского фонда душевного здоровья.
22 октября 1994 года после продолжительной болезни Ролло Мэй умер в городе Тибуроне, штат Калифорния, где он жил с середины семидесятых.

Рецензии на книги Ролло Мэй

«Ничто так не затемняет сущности творчества, как взгляд на него с позиций возможности интересно провести свободное время».

Честно говоря, Ролло Мэй приятно удивил. На мой взгляд, эта книга на порядок полезнее таких книг, как Путь художника, Птица за птицей и т.д. Говоря о мужестве, он перечисляет все те вещи, которые представляют трудность для творческих людей, а также для общества (не будут перечислять, они в книге) и вызывают страх, стыд и т.п. Он также соотносит творческий процесс с такими категориями, как смерть, бессознательное, мир. Мэй критикует многие теории о творчестве в психотерапии, например, теорию компенсации, теорию творчества как выражения невроза, отрицает он и восприятие творчества как 100% субъективной вещи, непременного отражения в предмете искусства личных элементов и проблем творца. Что особенно интересно, Ролло Мэй разграничивает мнимое творчество и здоровое естественное творчество (которое он выводит за рамки эстетики и которым потенциально наделяет человека любой профессии). Он также предлагает и свой взгляд на природу творческого процесса.

Во-первых, для него творческий человек – это тот, кто непременно действует. Можно, например, иметь талант, но не использовать его. В основе творческого процесса лежит встреча – соприкосновение двух полюсов: субъективного (творец) и объективного (мир). В результате этого всегда рождается что-то новое (это главное отличие от мнимого творчества, которое часто используется для бегства от реальности или каких-то конкретных проблем). Мей считает, что настоящее творчество это не способ приятно провести время, а особый способ познания действительности, который для многих людей является главным. Иными словами, не творить они просто не могут. Это попытки понять и упорядочить мир определенным образом. Мэй утверждает, что в процессе творчества люди не прячутся от каких-то аспектов мира, а наоборот – находят новые взаимосвязи с ним и глубже изучают его. Таким образом, автор рассматривает творчество как признак эмоционального здоровья и проявление самореализации человека.

«Джакометти нацелил себя — «был обречен», по удачному определению Лорда, — на борьбу за то, чтобы постигать и выражать окружающий мир. Он знал, что у него нет выбора; этот вызов придавал смысл его жизни».

Во-вторых, для творчества необходимы ограничения. Мэй рассматривает творческий акт как «форму борьбы человека против всего, что его ограничивает». Это постоянное преодолевание собственных ограничений, вот почему у человека часто возникает ощущение, что он начинает с нуля и т.д. Это каждый раз попытка человека стать больше, чем он есть, выйти за грань того, что он есть и что является для него привычным. Получается, что творческий человек – всегда немного бунтарь в широком смысле этого слова. Ролло Мэй считает, что творчество возникает именно в результате конфликта между спонтанностью и ограничениями. Стоит ли говорить, что это столкновение с неизвестностью пугает.

В-третьих, Мэй говорит о важности формы. Если творческий процесс – это попытка упорядочить хаос, то его можно рассматривать и как «выражение желания формы». Именно форма делает некую абстрактную идею реальной. И именно ограничения придают спонтанности форму. Более того, Мэй считает, что форма также помогает человеку буквально не сойти с ума, не утратить связь с реальностью в процессе переоценки окружающего мира. Зрители/слушатели/читатели/etc также получают удовольствие от достраивания формы, например, когда читают книгу, рассматривают закрашенные участки картин, наблюдают за мимами и т.д.

Как истинный психоаналитик, Мэй, конечно же, не мог обойти стороной древних греков. Он рассматривает мифы и символы как своеобразный проекционный экран для бессознательных элементов. Так, он предполагает, что функция Дельфийского оракула была не в том, чтобы вещать людям истину, а в том, чтобы выдавать им такие описательные сообщения, которые при трактовке помогли бы им иначе вглянуть на ситуацию, прояснить сознание и найти решение самим. Любопытная теория, хоть и слишком привязанная к психотерапии и современности.

На мой взгляд, мысль о том, что искусство творится именно благодаря ограничениям, гениальна и очень в помощь тем людям, которые предпочитают ничего не делать, раз уж они не так хороши, как, скажем, Моцарт, или тем, у кого опускаются руки, потому что не хватает знаний или опыта. Получается, что наши недостатки – это наш путь вперед, точка отсчета, место для установки рычага. Весьма многообещающая мысль.

«Желание формы является способом обретения смысла жизни. И именно в этом заключается истинное творчество».

биография, творчество, книги и интересные факты :: SYL.ru

Направление экзистенциальной психологии возникло в качестве попытки последовательно и целостно описать человеческое поведение. Несмотря на то что данное направление нередко относят к гуманистическому, экзистенциальная психология имеет немало собственных отличительных черт. Для психолога экзистенциального направления основой для развития человека является не только поддержка окружающего мира, но и его личное решение. Одним из ярких представителей этого направления в психологии является Ролло Риз Мэй. В своих работах этот психолог тщательно анализирует основные проблемы существования человека – добро и зло, обстоятельства судьбы и личную ответственность, чувство вины, тревоги и творчество.

ролло мэй

Детство и юность

Ролло Мэй родился 21 апреля 1909 года в маленьком американском городке, расположенном в штате Огайо. Кроме него, в семье было еще пятеро сыновей, а также одна дочь – старшая сестра Мэя. Через некоторое время после рождения ребенка семья перебралась в Марин-Сити, расположенный в штате Мичиган. Детство Ролло Мэй провел именно здесь.

Этот период был достаточно тяжелым для мальчика. Родители были малообразованными, практически не заботились о благосостоянии своих детей и их воспитании. Вскоре мать и отец Мэя разводятся. А также его старшая сестра заболевает умственным расстройством. Отец будущего психолога являлся членом Христианской ассоциации. Большое количество времени он проводил в разъездах, потому он не оказывал большого влияния на воспитание детей. Мать также не уделяла большого внимания семье. Ее образ жизни можно было назвать асоциальным.

После окончания школы Ролло Мэй поступает в Мичиганский университет. Обладая бунтарским характером, юноша начинает издавать журнал радикальной направленности. Неоднократные стычки с университетской администрацией приводят к тому, что вскоре его исключают. Мэй переводится в Оберлин-Колледж, и в 1930 году получает степень бакалавра в области гуманитарных наук.

ролло мэй смысл тревоги

Поиски смысла

После окончания университета Мэй много путешествует, пишет картины, изучает фольклор разных стран. Но уже через год путешествий он ощущает себя очень одиноким, и с головой уходит в преподавательскую деятельность. Однако и это не помогает заполнить внутреннюю пустоту: с течением времени работа преподавателя становится все более напряженной и все менее приносящей результаты.

После этого, чтобы найти ответы на самые животрепещущие вопросы о человеке и природе, он начинает обучение в Теологической академии. Ведь религия играет не последнюю роль в поисках ответов на них. Во время обучения он знакомится с известным философом того времени – Паулем Тиллихом, который бежал из нацистской Германии в Америку. Мэй дружил с Тиллихом более 30 лет.

Увлечение психоанализом

Закончив семинарию, Ролло Мэй был рукоположен в священнослужители местной церковной конгрегации. Следующие два года Мэй служит пастором, однако разочаровывается и в этом пути. Ответы на вопросы о смысле жизни он начинает искать в психоаналитическом направлении. В Институте психиатрии Уайта он знакомится с Гарри Сэливаном, который считал, что психотерапевт – это не сторонний свидетель чужой жизни, а непосредственный ее участник. Эти взгляды производят на Мэя глубокое впечатление. В это же время происходит еще одно важное событие в биографии Мэя – знакомство с Эрихом Фроммом.

Болезнь, определившая судьбу

Многие считают, что Мэй мог бы до конца своей жизни так и остаться заурядным психотерапевтом, если бы одно событие не внесло свои коррективы в его жизненный путь. Еще до того как получить докторскую степень, Мэй серьезно заболевает – у него обнаруживается туберкулез. Болезнь эта в те времена была практически неизлечимой. В течение трех лет он лечился в санатории, при этом полтора года из них Мэй не знал, будет ли жить дальше.

Полтора года неопределенности, тревоги, ежемесячного ожидания рентгеновского обследования сделали свое дело – Мэй понял, что постоянные опасения подтачивают его здоровье не меньше, чем сама болезнь. Об этом свидетельствовали и его наблюдения за другими больными: те, кто сдавались на волю судьбы, обычно очень быстро погибали. В то время как те, кто продолжал бороться за свою жизнь, как правило, выздоравливали.

Тревога Ролло Мэя за свое здоровье и жизнь позволила сделать ему немаловажный вывод: человек должен вмешиваться в текущий «порядок вещей» и свою судьбу, не сдаваться. Тот, кто поражен каким-либо недугом, неважно, физическим, или психическим, должен активно участвовать в процессе своего излечения.

Убедившись в действенности этого принципа, Мэй начинает активно внедрять его в повседневную психотерапевтическую практику. Он обучает своих клиентов способности анализировать свое состояние и в соответствии с ним корректировать действия, предпринимаемые доктором.

ролло мэй тревога

Ролло Мэй: «Мужество творить»

Так называется книга, в которой ставший всемирно известным психотерапевт призывает к творчеству и своих пациентов, и все человечество. Это одна из последних книг, которую написал Мэй. Понимание того, что творчество не только способствует преобразованию мира, делая его удобным для людей, но и помогает человеку переосмыслить свою жизнь, стало ключевым для экзистенциальной психотерапии. Образец для подражания, согласно Мэю, – это жизнь художника, а исцелить клиента от невроза означает сделать его творцом собственной жизни.

Основной труд для психологов

Одна из самых главных книг, которые написал Ролло Мэй – «Искусство психологического консультирования». Ее основная ценность в том, что эта книга имеет сугубо практическую направленность. Эта книга будет полезна педагогам, консультантам, психологам. Ведь во всем мире психологическим консультированием нередко занимаются люди, которые еще не имеют достаточной практики, не проработали полностью собственные проблемы. Эта книга станет источником подсказок для начинающих психологов и хорошим пособием для каждого, кто интересуется психологией.

ролло мэй психологическое консультирование

Книга показывает, что психологическое консультирование Ролло Мэя не ограничивалось работой над исцелением неврозов. Психолог также уделял внимание религиозно-нравственным проблемам. В книге описано немало случаев, имевших место и в религиозной практике. Читателям этой книги рекомендуется не полагаться на ощущение простоты описанных случаев. Консультирование Ролло Мэя отличается доступностью для понимания, а его теории считаются элементарными. Но это не делает его открытия менее ценными.

ролло мэй консультирование

Ролло Мэй: «Человек в поисках себя»

Это еще одна из популярных книг, написанных великим психотерапевтом. Мэй подчеркивает основную проблему нашего времени: человек живет в современном мире, где ценности смещаются, а сам он постоянно находится в поиске собственной целостности. Есть ли какие-то ориентиры, которые могли бы помочь себя найти? Может быть, на этом пути есть некие возможности?

Ведь даже психотерапия не имеет готовых ответов для каждого. Однако в своей книге Мэй обобщил полученный многолетний опыт работы с клиентами, и эта мудрость может натолкнуть читателей на собственный путь, дать вдохновение и силы для дальнейшей работы над собой.

ролло мэй искусство психологического

Мэй о тревоге

Главный труд, который посвятил этому вопросу Ролло Мэй – «Смысл тревоги». Книга является результатом длительных исследований этой проблемы нашего века. Как показывает практика, основной проблемой для психотерапии является тревога. А ее понимание приближает к более полному пониманию вопросов интеграции личности. Ведь сегодня тревога является не просто частым феноменом, который наблюдается у клиентов психиатрических клиник. Весь современный мир можно назвать миром тревоги. Стресс, которому подвергается каждый человек ежедневно, настолько велик, что вопрос о том, что же делать с тревогой, актуален для каждого. Решением этого вопроса и занимается в своем труде Ролло Мэй.

ролло мэй человек в поисках себя

Книга «Любовь и воля»

Еще одним из знаменитых трудов Ролло Мэя является его книга «Любовь и воля». Психолог отмечает: в наше время то, что должно давать силы для преодоления проблем, само стало их источником. Любовь и воля больше не помогают справиться с жизненными препятствиями, а сами являются их источником. Современный человек изо всех сил цепляется за болезненные взаимоотношения. При этом он избегает волевых решений: на них он попросту неспособен. Эти две проблемы являются наиболее яркой иллюстрацией разрушения духовного фундамента современного человека. Даже обращая свой внутренний взор на себя, человек говорит: «Даже если мне известно, что я собой представляю и кем являюсь, я все равно остаюсь ничтожеством». Вот последствие такого разрушения.

В своей книге Мэй описывает проблемы, связанные с неправильным отношением к этим основополагающим частям человеческого бытия: отчужденность, неумение или нежелание строить близкие взаимоотношения, апатию, замкнутость. Однако психолог не считает положение вещей безнадежным – ведь вся экзистенциальная психология строится на вере в человеческие силы и его способность преодолевать препятствия. Его книги будут интересны каждому, кто хотел бы понять закономерности человеческой судьбы, пути преодоления отчужденности и обретения свободы в творчестве.

Ролло Мэй: 5 уровней вашей СИЛЫ

Экология жизни: Сила жить сама по себе не есть добро или зло, она первична но отношению к ним. При этом она и не является нейтральной...

Пять уровней силы 

Ролло Рис Мэй (Rollo Reece May, 21 апреля 1909 - 22 октября 1994) - известный американский экзистенциальный психолог и психотерапевт.

Его основные работы «Смысл тревоги», «Человек в поисках себя», «Любовь и воля», «Мужество творить» сочетают в себе скрупулезность анализа клинициста, гуманитарный кругозор философа и простоту пасторской беседы.

Наиболее известная работа Мэя «Любовь и воля» (англ. Love and Will) стала американским национальным бестселлером и получила в 1970 году премию Ральфа Уолдо Эмерсона за эрудицию в области наук о человеке.

Ролло Мэй: 5 уровней вашей СИЛЫ

Я полагаю, что в жизни каждого человека потенциально присутствует пять уровней силы. 

1. ПЕРВЫЙ — ЭТО СИЛА ЖИТЬ

Эту силу можно наблюдать у младенца — он плачет и яростно размахивает ручонками, сигнализируя об испытываемом им дискомфорте, требуя удовлетворения голода и иных потребностей.

Хотим мы того или нет, сила играет ключевую роль в формировании у ребенка того, что мы называем личностью.

Взросление каждого ребенка определяется последовательностью трансформаций силы, то есть тем, из чего он черпает свою силу и как ее использует, как ее реализует. Это задано самим актом рождения — не культурой как таковой, но самим по себе фактом того, что ребенок живет.

Если ребенок лишен переживания того, что его действия способны вызывать ответную реакцию окружающих — что показано в проведенном Репе Спитцем исследовании детей-сирот в Пуэрто-Рико, не получавших внимания со стороны медсестер или кого-нибудь другого взамен матери, — он забивается в угол кровати, не говорит, не развивается, буквально угасая физиологически и психологически.

Крайним проявлением бессилия является смерть. 

Сила жить сама по себе не есть добро или зло, она первична но отношению к ним. При этом она и не является нейтральной. Она должна реализовываться в жизни, иначе последуют неврозы, психозы или насилие. 

Ролло Мэй: 5 уровней вашей СИЛЫ

2. СЛЕДУЮЩИЙ ЭТАП — ЭТО САМОУТВЕРЖДЕНИЕ

Каждое живое существо нуждается не только в том, чтобы быть, но и в том, чтобы утверждать свое бытие.

Это особенно важно для человека, ибо в дар (или в наказание) он получил самосознание.

Сознание не является врожденным, но начинает зарождаться у младенца через несколько недель, формируется в течение нескольких лет и, в действительности, продолжает развиваться в течение всей жизни.

Встает вопрос о значимости, и начинается долгий и чрезвычайно важный путь к обретению самоуважения или его суррогатов, сопровождаемый страданием от его отсутствия.

Физическое выживание как таковое у человека отходит на второй план, уступая место задаче выжить, сохранив при этом свою самооценку. 

Жажда признания становится ядром потребности самоутверждения. 

Если в семье ребенок получает признание и ощущение значимости как само собой разумеющееся, он принимает их как должное и обращает свое внимание на иные вещи.

Но если самоутверждение блокировано, как то нередко происходит в наше сложное время, когда и родители, и дети подчас полностью сбиты с толку, оно превращается в навязчивую потребность, которая руководит человеком на протяжении всей его жизни. 

Или же, самоутверждению ребенка может препятствовать родительский паттерн: «мы будем тебя любить, только если ты будешь нам подчиняться». В таком случае ребенок оказывается в плену деструктивных аспектов конкурентности, начинает торговать собой и миром — другие воспринимают его самоутверждение как принижение их самих, и наоборот.

Это лишь некоторые из форм, которые может принимать искаженное или блокированное самоутверждение. 

Когда самоутверждение сталкивается с сопротивлением, мы прилагаем дополнительные силы, чтобы отстоять свою позицию, свои убеждения, свое Я — теперь мы утверждаем их в условиях противостояния. 

3. ТРЕТЬЯ ФАЗА — ОТСТАИВАНИЕ СВОЕГО Я

Это форма поведения, характеризующаяся большей силой и направленностью вовне, нежели самоутверждение.

Во всех нас заложена готовность реагировать на нападение. Мы заставляем других обратить па нас внимание, во весь голос заявляя: «Вот он я! Я требую внимания!». 

Слова жены Вилли Ломана из пьесы Артура Миллера «Смерть коммивояжера» удачно иллюстрируют эту мысль — «необходимо обратить внимание…».

Хотя «Вилли Ломан никогда не зарабатывал много. Его имя никогда не упоминалось в газетах… он — человек… И поэтому, он достоин внимания».

То, что она, на первый взгляд, отстаивает интересы другого человека, не меняет того факта, что отстаивает их именно она.

Некоторые из нас способны отстаивать чужие интересы с большим напором, чем свои.

Однако, это лишь иная форма отстаивания своего Я, зачастую обусловленная требованиями этикета и негативным отношением к «бахвальству». 

Ролло Мэй: 5 уровней вашей СИЛЫ

ЧЕТВЕРТАЯ ФАЗА — АГРЕССИЯ

Если в течение некоторого времени возможность отстаивания своего Я блокируется — как то было на протяжении многих лет с евреями, да и с любым другим национальным меньшинством, — начинают проявляться более жесткие формы реакции.

Живя в течение трех лет в Салониках, я обратил внимание, что сто тысяч живущих там евреев-сефардов, составляющих треть местного населения, по сути образовывали культурную интеллигенцию города. Антисемитские предрассудки, вроде тех, что существуют в других странах Европы и в Америке, здесь отсутствовали вовсе. При этом полностью отсутствовала и агрессивность, ассоциирующаяся в нашей стране с евреями.

Своеобразным девизом Салоник стала поговорка «Нужно два еврея, чтобы обхитрить грека, и два грека, чтобы обхитрить армянина».

Именно в среде армян, находящихся в самом низу местной национальной иерархии, развилась агрессивность и страсть к торговле.

В отличие от отстаивания своего Я, то есть проведения определенной грани и заявления: «Это я, это мое», агрессия заключается в том, что человек вторгается в сферу власти и престижа другого, вторгается па его территорию, забирая себе ее часть.

Мотивы здесь могут быть вполне праведными — восстановление исторической справедливости, как в случае африканских туземцев, описанных Францем Фэноном в книге «Проклятые мира сего», освободительная борьба, гордость, и тысячи других причин.

Мотивы нас в данный момент не волнуют — мы лишь подчеркиваем, что существует фаза поведения, потенциально свойственная любому человеку, и в определенных обстоятельствах она может быть приведена в действие.

Когда в течение некоторого времени человека полностью лишают возможности дать выход агрессивным тенденциям, то берут свое, выливаясь в зомбиподобное омертвение сознания, невроз, психоз или насилие.

Наконец, в случае неэффективности агрессивных действий, происходит

5. ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ВЗРЫВ — НАСИЛИЕ

Насилие носит в основном физический характер, поскольку предыдущие фазы, на которых сохраняется способность действовать с помощью рассуждения и убеждения, были фактически блокированы.

В типичном случае стимул, поступающий индивиду извне, напрямую трансформируется в импульс нападения, минуя кору головного мозга.

Поэтому, когда человек впадает в ярость, он далеко не всегда отдает себе отчет в своих действиях, пока вдруг не понимает, что же он натворил.

Ситуация, когда целый народ лишен возможности реализовать свою потребность в самоутверждении, поистине трагична.

Самым наглядным примером для нас является черное население США.

Главным преступлением белого человека было то, что на протяжении нескольких веков рабства и столетия физической свободы при психологическом гнете, он лишал чернокожих возможности самоутверждаться.

При рабстве сначала физическом, а затем психологическом реализация любой из ненасильственных фаз затруднялась или целиком исключалась.

Негры могли самоутверждаться лишь в роли певцов, танцоров, артистов, развлекающих белого человека, либо в качестве пахарей на полях, принадлежащих белому человеку, а впоследствии — сборщиков его же автомобилей.

Это привело сперва ко всеобщей апатии, а затем — ко вполне закономерной межрасовой напряженности.

Об этом же говорит чернокожий из Гарлема: «Придет время, и будет уже поздно. Все просто взорвется, потому что люди живут в напряжении, у них кончается терпение. А когда оно кончится…»

Он обрывает фразу на середине, вполне справедливо предоставляя нам домыслить, какие же могут быть последствия, ибо, как уже было показано, до тех пор, пока не случится взрыв насилия, мы не в состоянии представить, что же может произойти. Ибо пока люди вынуждены влачить такое получеловеческое существование, будут иметь место и агрессия, и насилие.

Пока блокируются другие фазы поведения, насилие остается по сути единственным способом, с помощью которого отдельные люди или целые группы могут дать выход невыносимому напряжению и попытаться обрести чувство собственной значимости.

Мы часто говорим о склонности к насилию как о чем-то, что формируется внутри человека, однако она во многом также является реакцией на внешние обстоятельства.

Источник насилия следует искать как в его внутренних, так и во внешних проявлениях, в той ситуации, которая блокирует иные формы реакции.

Перечисленные выше пять фаз являются онтологическими, то есть они являются частью человеческой природы человека.

Задача онтологии в том, чтобы описать характеристики бытия как такового — в нашем случае, человека как человека.

Приступ дикой ярости может случиться как у трехлетнего ребенка (в форме истерики), так и у шестидесятилетнего человека, и, хотя мы в большей степени осудим за это последнего, сама способность к таким действиям потенциально присутствует в каждом.

Онтологический подход не исключает развития, но пытается заглянуть в более глубинные уровни. Его не следует отождествлять исключительно с «природными» либо «социальными» теориями насилия, упомянутыми выше.

Онтологическое исследование направлено на изучение структуры, в которой коренится как природное, так и приобретенное.

Я считаю, что психотерапевтический подход является одним из наиболее плодотворных методов изучения насилия и агрессии.

Я отдаю себе отчет в опасностях, таящихся в слишком буквальном отождествлении общества с индивидом, однако полностью упускать из виду взаимосвязь между ними было бы не меньшей ошибкой.

Социальные и психологические проблемы уже невозможно рассматривать изолированно друг от друга. Я убежден, что стоит попытаться понять агрессию и насилие в современном обществе в том контексте, на который я уже давно обратил свое внимание благодаря Присцилле и другим, отчаянно нуждающимся в силе.опубликовано econet.ru. Если у вас возникли вопросы по этой теме, задайте их специалистам и читателям нашего проекта здесь.

Из книги Ролло Мэя  "Сила и невинность"

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Отзывы о книге Смысл тревоги

Оценка Sopromat:   4  /  4.5

Те, кого беспокоит постоянное тревожное состояние ( а у меня -уже полтора года)- обязательно прочитайте последнюю главу и биографию автора! Почему только последнюю? Это научный труд, серьезный. Для специалистов. А последняя глава- вывод. И этот вывод меня успокоил. Ты жив, если волнуешься! И высший пилотаж- если способен двигаться дальше. Даже испытывая страх.
"Тревога- это вызов, который бросает нам жизнь на всем своем протяжении".
Почему прочитать и биографию? Автор сам преодолевал свои страхи.
Есть и советы. Как это сделать.
Меня вдохновил. Правда, не знаю: на долго ли...

Отзывы о книге Мужество творить

«Ничто так не затемняет сущности творчества, как взгляд на него с позиций возможности интересно провести свободное время».

Честно говоря, Ролло Мэй приятно удивил. На мой взгляд, эта книга на порядок полезнее таких книг, как Путь художника, Птица за птицей и т.д. Говоря о мужестве, он перечисляет все те вещи, которые представляют трудность для творческих людей, а также для общества (не будут перечислять, они в книге) и вызывают страх, стыд и т.п. Он также соотносит творческий процесс с такими категориями, как смерть, бессознательное, мир. Мэй критикует многие теории о творчестве в психотерапии, например, теорию компенсации, теорию творчества как выражения невроза, отрицает он и восприятие творчества как 100% субъективной вещи, непременного отражения в предмете искусства личных элементов и проблем творца. Что особенно интересно, Ролло Мэй разграничивает мнимое творчество и здоровое естественное творчество (которое он выводит за рамки эстетики и которым потенциально наделяет человека любой профессии). Он также предлагает и свой взгляд на природу творческого процесса.

Во-первых, для него творческий человек – это тот, кто непременно действует. Можно, например, иметь талант, но не использовать его. В основе творческого процесса лежит встреча – соприкосновение двух полюсов: субъективного (творец) и объективного (мир). В результате этого всегда рождается что-то новое (это главное отличие от мнимого творчества, которое часто используется для бегства от реальности или каких-то конкретных проблем). Мей считает, что настоящее творчество это не способ приятно провести время, а особый способ познания действительности, который для многих людей является главным. Иными словами, не творить они просто не могут. Это попытки понять и упорядочить мир определенным образом. Мэй утверждает, что в процессе творчества люди не прячутся от каких-то аспектов мира, а наоборот – находят новые взаимосвязи с ним и глубже изучают его. Таким образом, автор рассматривает творчество как признак эмоционального здоровья и проявление самореализации человека.

«Джакометти нацелил себя — «был обречен», по удачному определению Лорда, — на борьбу за то, чтобы постигать и выражать окружающий мир. Он знал, что у него нет выбора; этот вызов придавал смысл его жизни».

Во-вторых, для творчества необходимы ограничения. Мэй рассматривает творческий акт как «форму борьбы человека против всего, что его ограничивает». Это постоянное преодолевание собственных ограничений, вот почему у человека часто возникает ощущение, что он начинает с нуля и т.д. Это каждый раз попытка человека стать больше, чем он есть, выйти за грань того, что он есть и что является для него привычным. Получается, что творческий человек – всегда немного бунтарь в широком смысле этого слова. Ролло Мэй считает, что творчество возникает именно в результате конфликта между спонтанностью и ограничениями. Стоит ли говорить, что это столкновение с неизвестностью пугает.

В-третьих, Мэй говорит о важности формы. Если творческий процесс – это попытка упорядочить хаос, то его можно рассматривать и как «выражение желания формы». Именно форма делает некую абстрактную идею реальной. И именно ограничения придают спонтанности форму. Более того, Мэй считает, что форма также помогает человеку буквально не сойти с ума, не утратить связь с реальностью в процессе переоценки окружающего мира. Зрители/слушатели/читатели/etc также получают удовольствие от достраивания формы, например, когда читают книгу, рассматривают закрашенные участки картин, наблюдают за мимами и т.д.

Как истинный психоаналитик, Мэй, конечно же, не мог обойти стороной древних греков. Он рассматривает мифы и символы как своеобразный проекционный экран для бессознательных элементов. Так, он предполагает, что функция Дельфийского оракула была не в том, чтобы вещать людям истину, а в том, чтобы выдавать им такие описательные сообщения, которые при трактовке помогли бы им иначе вглянуть на ситуацию, прояснить сознание и найти решение самим. Любопытная теория, хоть и слишком привязанная к психотерапии и современности.

На мой взгляд, мысль о том, что искусство творится именно благодаря ограничениям, гениальна и очень в помощь тем людям, которые предпочитают ничего не делать, раз уж они не так хороши, как, скажем, Моцарт, или тем, у кого опускаются руки, потому что не хватает знаний или опыта. Получается, что наши недостатки – это наш путь вперед, точка отсчета, место для установки рычага. Весьма многообещающая мысль.

«Желание формы является способом обретения смысла жизни. И именно в этом заключается истинное творчество».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *