Психология страсти: Читать онлайн «Парадокс страсти», Дин Делис – ЛитРес

Психология страсти: Читать онлайн «Парадокс страсти», Дин Делис – ЛитРес

Содержание

Читать онлайн «Парадокс страсти», Дин Делис – ЛитРес

The Passion Trap

How to Right an Unbalanced Relationship

Second Edition

Dean C. Delis, Ph.D.

with Cassandra Phillips

Издано с разрешения The Sandra Dijkstra Literary Agency и литературного агентства Synopsis

Книга рекомендована к изданию Юрием Выговским

Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс»

© Dean C. Delis; Cassandra Phillips, 1992. First published by Bantam Books, 1990. Translation rights arranged by Sandra Dijkstra Literary Agency

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2016

* * *

Моим родителям Лефтеру и Ирен Делис

Гермия: Когда я хмурюсь, он нежней всего.

Елена: А я улыбкой только злю его.

Гермия: Мои проклятья в нем родят любовь.

Елена: Мои мольбы в нем охлаждают кровь.

Гермия: Чем я враждебней, тем влюбленней он.

Елена: Чем я влюбленней, тем враждебней он.

Уильям Шекспир[1]

Несколько лет назад мне пришлось поработать психологом во время трансконтинентального перелета. Моим «клиентом» оказалась хорошо одетая, привлекательная, деловая женщина лет тридцати семи. Когда она села рядом со мной, я сразу отметил ее рассеянный озабоченный вид – так выглядят люди, которым «необходимо выговориться».

Мой путь лежал в Нью-Йорк, где мне предстояло прочитать лекцию о разработанном мною психологическом тесте. Последние уточнения я собирался сделать в полете и был очень рад, что соседка (Лиз) не напрашивалась на разговор. Она вынула из сумочки популярную книгу о проблемах взаимоотношений. Выбор соседки заинтриговал меня, поскольку данная тема мне особенно интересна.

Когда принесли обед, мы разговорились. Лиз оказалась финансовым аналитиком и по долгу службы часто летала в командировки на Западное побережье. Я люблю наблюдать, как люди реагируют на мою профессию. Иногда они замыкаются, иногда немного раздражаются, иногда откровенничают. Лиз оказалась из числа последних и очень хотела узнать, знаком ли я с работами автора книги, которую она читала в полете. Я ответил утвердительно и поинтересовался ее впечатлением от изложенного. Так началась беседа, ставшая для меня судьбоносной, – я оказался «на передовой» психологии.

Вот что сказала мне Лиз:

Вы знаете, я испытываю странное чувство, что книга написана специально для меня.

На мой вопрос «почему?» Лиз начала объяснять:

Честно говоря, у меня сейчас самый разгар настоящего любовного кризиса. Я разрываюсь между двумя мужчинами – мужем и… и человеком, с которым работаю на Побережье. Из-за всех этих событий я совсем потеряла голову. Мой муж, Нейт, – милейший человек, врач, готовый ради меня на все. Нашему браку уже двенадцать лет, но Нейт до сих пор дарит мне розы, не дожидаясь повода; помнит все особые моменты, например годовщину первой встречи. Я живу с постоянным ощущением вины: я его люблю, но быстро раздражаюсь рядом с ним. А он покорно терпит все мои выходки и лишь становится заботливее, особенно в последнее время, когда я меньше всего этого заслуживаю. От этого мне еще хуже.

Я обратил внимание, что в голосе Лиз, рассказывавшей о муже, звучало напряжение. Но когда речь зашла о любовнике, моя собеседница преобразилась, по крайней мере сначала – она вдруг оживилась, заговорила увлеченно:

Мы с Дагом встретились около года назад, он работает консультантом в нашей компании на Западном побережье. Даг моложе меня, он современный модный парень. Сначала я скептически отнеслась к его ухаживаниям – мне казалось, я не в его вкусе. Но увлечение Дага выглядело очень искренним, и я поняла, что все сильнее влюбляюсь сама, хотя и надеялась, что наши отношения не зайдут далеко. Так продолжалось месяца четыре. Я никогда не изменяла Нейту и в конце концов подумала: «Да что в этом особенного? У меня с Дагом не будет ничего серьезного – просто приключение». Но после пары командировок и нескольких свиданий оказалось, что все не так просто. Мысли о Даге не выходили у меня из головы, я постоянно звонила ему с работы. В нашем офисе работает молодая перспективная женщина-аналитик. Когда ее отправили на Побережье, я чуть с ума не сошла от ревности и страха, что она отобьет у меня Дага.

Я произнес банальную фразу о том, что, видимо, в ее жизни наступил период испытаний. Она горько усмехнулась.

Я ревновала зря. Мы с Дагом сходились все ближе, и меня это очень пугало. Мое душевное состояние было отвратительным: вот муж, о котором мечтает любая женщина, а я что с ним делаю? Я постоянно принимала решения порвать с Дагом, но, увидев его, забывала обо всем и думала только, как сильно его люблю. Это продолжалось еще семь месяцев. Наконец, у меня возникла идея: а может быть, мы с Дагом действительно созданы друг для друга. Детей у нас с Нейтом нет, поэтому с Нью-Йорком меня ничто не связывает и можно без проблем перевестись в калифорнийский офис. К тому же в поведении Дага появилась какая-то отстраненность, и я решила, что лучше не медлить.

Лиза на секунду прервалась. На ее лице вновь появилось озабоченное выражение, на которое я обратил внимание в начале беседы.

Во время этой поездки я привезла Дагу классические золотые запонки и была готова поделиться своими планами. Но он казался еще более далеким, чем раньше. Когда же Даг спросил, что я хочу сказать, я просто растерялась и смогла выдавить лишь несколько слов, что хорошо бы нам побольше времени проводить вдвоем. Последовал ответ: «Знаешь, иногда самая большая трудность – уйти от чего-то прекрасного прежде, чем оно поблекнет». Кровь застыла у меня в жилах. Я обратила все в шутку, но почти уверена, что он встретил другую. Говорю вам, я скоро в сумасшедший дом попаду.

Мы еще немного побеседовали, а потом я спросил Лиз, помогает ли ей книга разобраться в ситуации.

В ней действительно показано, почему мне так не везет в отношениях.

Теперь мне ясно, что все дело в страхе перед эмоциональной близостью – из-за него я все эти годы держала мужа на расстоянии. Еще я поняла: привязанность к Дагу имеет патологическую природу. А родители, похоже, воспитали меня так, что я обречена находить неправильных партнеров, хотя мое детство было довольно счастливым. Все это связано с низкой самооценкой и потребностью наказывать себя. Может быть, мои родители слишком меня любили, и я не смогла с этим справиться?..

Поиски вины не там, где надо

Большинство людей обращаются за помощью к психотерапевту из-за проблем в любовных отношениях. Я долго поражался тому, как трудно обрести радость от любви и как часто она приносит лишь боль. Есть какая-то извращенная логика в том, что любовь – самое светлое человеческое чувство – может обернуться самыми тягостными эмоциями.

Я слушал, как Лиз занимается самобичеванием, и вдруг ощутил новое понимание сути проблемы. Почему эта яркая и привлекательная женщина описывала себя как эмоционального инвалида? В ее речи были слышны нотки боязни серьезно привязаться к другому человеку, поддерживать реальную близость в браке. Но при этом с Дагом она вела себя как слишком влюбленная женщина, прикованная к равнодушному мужчине. Иными словами, книга практических советов по психологии предлагала ей противоречивые диагнозы. Из рассказа Лиз я понял, что ей посчастливилось расти с очень заботливыми родителями, а не в одной из неблагополучных «ячеек общества», из которых человек выносит во взрослую жизнь пагубные модели отношений.

Конечно, я испытывал эмпатию к Лиз. Любовь действительно может свести с ума, причем не важно, новые это или устоявшиеся отношения. Например, страх быть отвергнутым часто становится причиной низкой самооценки, крайней тревоги, слишком острых реакций и одержимости любимым человеком, превосходящей любовь партнера.

В то же время, когда любовь в вашем сердце начинает угасать, вы можете «эмоционально онеметь» и переживать, что потеряли способность любить, испытывая при этом сильное ощущение вины.

Я сам пережил все эти чувства – как Лиз и как любой мой собеседник, который хоть раз был влюблен. По-видимому, подобные яркие переживания – это вполне нормальное явление.

В данной ситуации обе составляющие любви обрушились на Лиз одновременно. Неудивительно, что ее душа разрывалась на части: меня поразило, как резко, в одну секунду менялось ее поведение в зависимости от того, о каком мужчине она мне рассказывала. Динамика отношений бывает настолько мощной, что буквально преображает человека. Характер же изменений зависит от того, по какую сторону любви он находится: боится ли, что его отвергнут, или сам отталкивает партнера.

Я пришел к выводу: поскольку эмоциональная динамика романтических отношений столь сильна и предсказуема, для решения проблем такого рода нужно рассматривать их как отдельное явление. Однако анализ научной литературы показал, что такую точку зрения еще никто не высказывал. Поведение человека в интимных отношениях всегда рассматривают как барометр состояния каких-то других факторов, обычно того, как с ним обращались в детстве. Например, Лиз винила в своих трудностях собственные недостатки, уходящие корнями в детские годы. Однако на самом деле с ней все было в порядке, за исключением готовности охотно брать вину на себя. Однако еще более «неправильным», на мой взгляд, было то, что книга по психологии поддерживала ее в этом заблуждении.

 

Я сказал Лиз, что в самой любви кроются вечные проблемы. Они провоцируют поведение (совершенно нормальное, предсказуемое и универсальное), которое легко принять за патологию. Беседа с Лиз заставила меня осознать, что о моей точке зрения обязательно надо рассказывать, и помогла сформулировать следующие идеи:

• Мы, психотерапевты, не должны автоматически рассматривать проблемы взаимоотношений как симптомы эмоциональной патологии, связанной с детскими переживаниями. Я все больше утверждаюсь во мнении: нельзя позволять людям ощущать себя «больными» только из-за того, что у них трудности на любовном фронте.

• Патологизацией нормальных и общих для всех проблем любви можно нанести большой вред: у людей опускаются руки, они перестают верить в возможность изменить все к лучшему, найти достойного партнера во взаимоотношениях, погрязают в порочной рутине. Считать такие проблемы патологией ошибочно, поскольку при этом не учитывается реальная неосознанная динамика отношений.

• Сейчас, как никогда прежде, важно эффективно бороться с проблемами взаимоотношений. В последнее время появилось множество книг по психологической самопомощи, и люди стали весьма сведущими в данной области. Огромная популярность подобной литературы свидетельствует, что люди не знают, как вести себя с партнерами, им очень нужны советы. Однако я все больше убеждаюсь: многие публикации приносят больше вреда, чем пользы, из-за внутренних противоречий и патологизации проблем.

Парадокс страсти

Усомнившись в общепринятых подходах к проблемам отношений, я решил вернуться к основам и самыми простыми словами описал для себя, что именно вызывает у моих клиентов (да и у меня самого) самые большие сложности в отношениях. Все свелось к двум фразам. Один партнер любит больше (то есть больше «эмоционально вкладывается» в отношения), чем любят его. И чем больше любви он хочет, тем меньше

другая сторона расположена ее дать.

Я описал состояние дисбаланса взаимоотношений таким образом: более влюбленный партнер находится в позиции «слабого», а менее любящий – «сильного». По своему опыту знаю, что в разные периоды одной и той же любовной связи партнеры часто меняются позициями, поэтому, думаю, из-за сегодняшней озабоченности жестоким обращением с женщинами мы упускаем из виду важный факт: женщина – не всегда жертва, она тоже способна разбивать сердца.

Кроме того, я пришел к выводу, что практически все переживают обе стороны любви одинаково. Не имеет значения, обожала вас мама или игнорировала, счастливое у вас было детство или несчастное. Никто (даже самые эмоционально здоровые люди) не застрахован от боли. Конечно, человек с психологическими проблемами чаще попадает в негармоничные отношения, а здоровый быстрее восстанавливается, получив жизненный урок. Но отношения могут принести боль

всем без исключения.

Сформулировав этот вывод, я осознал, что между несбалансированной эмоциональной вовлеченностью и проблемами в отношениях есть недостающее звено. В этой эмоциональной отправной точке я разглядел парадокс, противоречие, которое назвал «парадоксом страсти». Он объясняет, почему нам так трудно признать существующую проблему.

Вернемся к ситуации Лиз. В своих отношениях с мужем она явно занимала позицию «сильной» стороны. Демонстрацией возникшего между ними дисбаланса стали усиление «поведения ухаживания» со стороны Нейта и противодействие Лиз – ее желание отдалиться от мужа вплоть до сомнений, любит ли она его вообще. Лиз понимала, что больше не влюблена в Нейта и не испытывает к нему сексуального влечения.

Когда мы поженились, все было совсем по-другому. Нейт, мой доктор, на четырнадцать лет старше меня, состоял в традиционном браке, имел преданную жену. Я боготворила его, ведь он старше и к тому же доктор. Но спустя пару лет мне стало ясно, что между нами не все безоблачно. Нейт привык, что жена все время в его распоряжении, а я решила окончить курс MBA. Он практически не общался с моими друзьями, а я не была в восторге от его компании.

Мне хотелось детей, а в его планы это не входило. Затем он захотел ребенка, а мне расхотелось рожать. Но, несмотря ни на что, он очень меня любит. Мы чудесно проводим время вместе, заботимся друг о друге, между нами существует духовная связь.

Я заметил, что, по-видимому, Лиз смирилась с проблемами в браке.

Да… Так и продолжалось, пока я не встретила Дага. Я полностью переключилась на него. Раньше меня интересовали моя карьера, например, или поиски подходящей льняной скатерти для дома. Теперь же я чувствую, что какая-то долго спавшая часть меня пробудилась и целиком завладела мною. Мне приходится стараться, чтобы работать не хуже, чем раньше. И, кажется, Нейт начинает что-то подозревать.

Роман Лиз и Дага был как зеркальное отражение ее отношений с мужем. Нейт эмоционально «вращался» вокруг нее, как она вокруг любовника. С мужем Лиз была нервной, отчужденной, не слишком любящей и чувствовала себя виноватой. С Дагом же она становилась страстной, беспокойной и очень влюбленной.

Я сказал Лиз, что главным переживанием в состоянии влюбленности является потеря контроля над собой. И это порождает беспокойство. Она согласилась.

Знаете, первые несколько встреч с Дагом были просто волшебными – я будто заново родилась. Но потом я начала нервничать, появилось беспокойство о том, какие чувства он ко мне испытывает. Я боялась сделать неверное движение, сказать что-нибудь не то.

Тревога Лиз являлась следствием характерной для позиции «слабого» боязни получить отказ. В отличие от других областей жизни в новом романе она чувствовала себя бессильной, уязвимой, неуверенной в своих силах (а также безумно влюбленной). В начале большинства романтических отношений такие колебания испытывают оба партнера.

«Слабые» стараются сильнее. Ощущение опасности и желание вернуть себе контроль над ситуацией заставляют их прилагать большие усилия, чтобы повысить свою привлекательность. Смысл основных ритуалов ухаживания именно в самоприукрашивании: мы надеваем самые красивые наряды, часами стоим у зеркала, выдумываем меткие фразы, оттачиваем кулинарное мастерство, щедро тратим деньги на подарки, рестораны и романтические мероприятия – словом, делаем себя как можно желаннее. Лиза шутила, что, начав встречаться с Дагом, потратила на дорогую косметику и кремы месячную зарплату.

Цель всех этих усилий – получить эмоциональную власть над любимым человеком и перестать беспокоиться о том, что вас отвергнут, то есть завоевать его любовь.

Но здесь кроется ловушка.

Если вы станете слишком привлекательным для своего избранника – до такой степени, что он явно влюбится в вас сильнее, чем вы в него, – ваши отношения выйдут из равновесия, и вы окажетесь в позиции «сильного». А когда вас пугает отстраненность партнера, вы становитесь «слабым». Это и есть недостающее звено, которого мне не хватало.

Само стремление привлечь другого человека, обрести эмоциональную власть над ним несет в себе опасность нарушить равновесие отношений. Это происходит потому, что чувство влюбленности биохимически сопряжено с ощущением потери контроля. Как только вы почувствуете, что полностью владеете ситуацией, или поймете, что уверены в любви партнера, страсть начинает угасать. Исчезают вызов, стремление завоевывать, эмоциональная искра и восторг влюбленности.

Конечно, всем известно, что восторженное головокружение от любви не может длиться вечно. При гармоничных отношениях, пережив угасание первоначального порыва, партнеры переходят в фазу близости и теплоты. Но когда один из партнеров любит сильнее, чем другой, активизируются модели поведения, опасные для взаимоотношений. Это произошло в семье Лиз и Нейта. Перестав быть предметом обожания, муж выпал из центра ее внимания, уступив место другим интересам. Нейт начал ощущать, что его уверенность в отношениях пошатнулась и эмоциональная власть над Лиз ослабла. Это заставило его сильнее влюбиться в жену. Все проявления любви Нейта – попытки вновь завоевать Лиз и избавиться от страха быть отвергнутым. Однако Лиз почувствовала еще большую власть в отношениях, радости от которых стало меньше, и перестала испытывать прежние чувства к Нейту.

В то же время, если любовник завоевал вас (что произошло в случае Дага), вы чувствуете неуверенность, влюбляетесь еще сильнее и начинаете бороться за большую близость… и за контроль над отношениями. Такое поведение раздражает и отталкивает «сильного» партнера и еще больше разжигает у «слабого» ощущение беспокойства и потребность в близости.

Как показывает история Лиз, парадокс страсти может проявиться в любой момент развития отношений и положить конец едва зародившемуся роману, и отравить жизнь паре со стажем. Причины дисбаланса могут быть самые разные – как очевидные, так и скрытые: неодинаковая привлекательность партнеров, ситуативные факторы, исполнение гендерных ролей, личностная несовместимость. Далее мы обсудим эти варианты. Однако, каковы бы ни были источники проблем, движущие силы парадокса страсти неизменно заставляют нас расплачиваться, мешая истинной близости.

Кризис ловушки страсти

Конечно, парадокс страсти – явление не новое. Наверное, самый лучший пример привел Лев Николаевич Толстой в своем великом романе «Анна Каренина», который я очень люблю. Любовники – Анна и молодой граф Вронский – достигают удивительных высот страсти отчасти потому, что обстоятельства не позволяют им по-настоящему быть вместе. Но, как только Анна беременеет от Вронского и уходит от мужа, страсть графа идет на убыль.

Анну начинает снедать чувство неуверенности, превращающее ее любовь в одержимость ревностью и приводящее к трагической развязке.

Эта динамика развития отношений универсальна. Она всегда была с нами и никуда не денется. Но сейчас, в век поздних браков, люди часто вступают в романтические отношения, а это означает, что они неоднократно попадают в ловушку страсти. У меня есть клиенты, которых любовь ранила не один раз, сделав их эмоционально изолированными вечно «сильными» партнерами. Я постоянно встречаю деловых женщин, откладывающих брак ради карьеры, а когда им переваливает за тридцать, начинающих паниковать и занимать на брачном рынке позицию «слабого». У мужчин и женщин я наблюдал невероятный скепсис по поводу возможности построения успешных прочных и приносящих удовлетворение отношений. А между полюсами потребности в любви и скепсиса – колебания и смятение. Люди не понимают, почему их заботливое или холодное поведение вызывает определенную реакцию. Они не знают, как возникают те, а не иные чувства к партнеру, как рождается любовь. Или, что еще хуже, они патологизируют себя и свои отношения, пользуясь модными, но пустыми словами из книг по популярной психологии.

Меня беспокоит не только то, что авторы книг о взаимоотношениях распространяют ошибочные представления о проблемах в этой сфере как о психиатрических симптомах или символах. По собственному опыту оказания помощи парам я знаю, что традиционные методики порой оказываются опасными при устранении трудностей такого рода. Например, пара обращается за помощью: один партнер чувствует, что им эмоционально пренебрегают, и хочет большей близости, а второй тем временем ощущает некую «эмоциональную перегруженность» и стремится дистанцироваться в отношениях. Стандартный подход в психотерапии – посоветовать клиентам больше бывать вместе и чаще оказывать друг другу знаки внимания. Однако из-за этого «эмоционально перегруженный» (то есть «сильный») партнер почувствует еще большее давление и косвенную вину (он, оказывается, обязан любить сильнее). Такие психотерапевтические советы часто производят непродолжительный позитивный результат или даже вредят ситуации.

В то же время я убежден, что правильная работа над подобными проблемами может существенно укрепить отношения. Мои клиенты хорошо реагируют на мысль, что реальный виновник ситуации – парадокс страсти. Я объясняю, что в возникшем дисбалансе нельзя винить ни одного из партнеров, но, если поработать вместе, можно найти источник нарушения гармонии, а затем применить разработанные мной методики и скорректировать положение.

Читать книгу «Парадокс страсти» онлайн полностью📖 — Дина Делиса — MyBook.

The Passion Trap

How to Right an Unbalanced Relationship

Second Edition

Dean C. Delis, Ph.D.


with Cassandra Phillips

FENESTRA BOOKSâ„¢

Formerly published as The Passion Paradox

Дин Делис


Кассандра Филлипс

Парадокс страсти

Она его любит, а он ее нет

МОСКВА
«МАНН, ИВАНОВ И ФЕРБЕР»
2016

Информация


от издательства

Издано с разрешения The Sandra Dijkstra Literary Agency и литературного агентства Synopsis

Книга рекомендована к изданию Юрием Выговским

Делис, Дин

Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет / Дин Делис, Кассандра Филлипс ; пер. с англ. В. Горохова. — М. : Манн, Иванов и Фербер, 2016.

ISBN 978-5-00057-995-4

Авторы этой книги — психолог с многолетним стажем Дин Делис и журналист Кассандра Филлипс — объясняют, какие проблемы порождает дисгармония в отношениях и как их решить. Эти рекомендации помогут избежать парадокса страсти — ситуации, когда один партнер любит, а другой позволяет себя любить. Благодаря этой книге вы сможете проверить, есть ли в ваших отношениях парадокс страсти, изменить ошибочные шаблоны поведения и построить долгосрочные романтические отношения.

Все права защищены.

Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс»

© Dean C. Delis; Cassandra Phillips, 1992. First published by Bantam Books, 1990. Translation rights arranged by Sandra Dijkstra Literary Agency

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2016

Моим родителям Лефтеру и Ирен Делис

Гермия: Когда я хмурюсь, он нежней всего.

Елена: А я улыбкой только злю его.

Гермия: Мои проклятья в нем родят любовь.

Елена: Мои мольбы в нем охлаждают кровь.

Гермия: Чем я враждебней, тем влюбленней он.

Елена: Чем я влюбленней, тем враждебней он.

Уильям Шекспир1

Введение

Несколько лет назад мне пришлось поработать психологом во время трансконтинентального перелета. Моим «клиентом» оказалась хорошо одетая, привлекательная, деловая женщина лет тридцати семи. Когда она села рядом со мной, я сразу отметил ее рассеянный озабоченный вид — так выглядят люди, которым «необходимо выговориться».

Мой путь лежал в Нью-Йорк, где мне предстояло прочитать лекцию о разработанном мною психологическом тесте. Последние уточнения я собирался сделать в полете и был очень рад, что соседка (Лиз) не напрашивалась на разговор. Она вынула из сумочки популярную книгу о проблемах взаимоотношений. Выбор соседки заинтриговал меня, поскольку данная тема мне особенно интересна.

Когда принесли обед, мы разговорились. Лиз оказалась финансовым аналитиком и по долгу службы часто летала в командировки на Западное побережье. Я люблю наблюдать, как люди реагируют на мою профессию. Иногда они замыкаются, иногда немного раздражаются, иногда откровенничают. Лиз оказалась из числа последних и очень хотела узнать, знаком ли я с работами автора книги, которую она читала в полете. Я ответил утвердительно и поинтересовался ее впечатлением от изложенного. Так началась беседа, ставшая для меня судьбоносной, — я оказался «на передовой» психологии.

Вот что сказала мне Лиз:

Вы знаете, я испытываю странное чувство, что книга написана специально для меня.

На мой вопрос «почему?» Лиз начала объяснять:

Честно говоря, у меня сейчас самый разгар настоящего любовного кризиса. Я разрываюсь между двумя мужчинами — мужем и… и человеком, с которым работаю на Побережье. Из-за всех этих событий я совсем потеряла голову. Мой муж, Нейт, — милейший человек, врач, готовый ради меня на все. Нашему браку уже двенадцать лет, но Нейт до сих пор дарит мне розы, не дожидаясь повода; помнит все особые моменты, например годовщину первой встречи. Я живу с постоянным ощущением вины: я его люблю, но быстро раздражаюсь рядом с ним. А он покорно терпит все мои выходки и лишь становится заботливее, особенно в последнее время, когда я меньше всего этого заслуживаю. От этого мне еще хуже.

Я обратил внимание, что в голосе Лиз, рассказывавшей о муже, звучало напряжение. Но когда речь зашла о любовнике, моя собеседница преобразилась, по крайней мере сначала — она вдруг оживилась, заговорила увлеченно:

Мы с Дагом встретились около года назад, он работает консультантом в нашей компании на Западном побережье. Даг моложе меня, он современный модный парень. Сначала я скептически отнеслась к его ухаживаниям — мне казалось, я не в его вкусе. Но увлечение Дага выглядело очень искренним, и я поняла, что все сильнее влюбляюсь сама, хотя и надеялась, что наши отношения не зайдут далеко. Так продолжалось месяца четыре. Я никогда не изменяла Нейту и в конце концов подумала: «Да что в этом особенного? У меня с Дагом не будет ничего серьезного — просто приключение». Но после пары командировок и нескольких свиданий оказалось, что все не так просто. Мысли о Даге не выходили у меня из головы, я постоянно звонила ему с работы. В нашем офисе работает молодая перспективная женщина-аналитик. Когда ее отправили на Побережье, я чуть с ума не сошла от ревности и страха, что она отобьет у меня Дага.

Я произнес банальную фразу о том, что, видимо, в ее жизни наступил период испытаний. Она горько усмехнулась.

Я ревновала зря. Мы с Дагом сходились все ближе, и меня это очень пугало. Мое душевное состояние было отвратительным: вот муж, о котором мечтает любая женщина, а я что с ним делаю? Я постоянно принимала решения порвать с Дагом, но, увидев его, забывала обо всем и думала только, как сильно его люблю. Это продолжалось еще семь месяцев. Наконец, у меня возникла идея: а может быть, мы с Дагом действительно созданы друг для друга. Детей у нас с Нейтом нет, поэтому с Нью-Йорком меня ничто не связывает и можно без проблем перевестись в калифорнийский офис. К тому же в поведении Дага появилась какая-то отстраненность, и я решила, что лучше не медлить.

Лиза на секунду прервалась. На ее лице вновь появилось озабоченное выражение, на которое я обратил внимание в начале беседы.

Во время этой поездки я привезла Дагу классические золотые запонки и была готова поделиться своими планами. Но он казался еще более далеким, чем раньше. Когда же Даг спросил, что я хочу сказать, я просто растерялась и смогла выдавить лишь несколько слов, что хорошо бы нам побольше времени проводить вдвоем. Последовал ответ: «Знаешь, иногда самая большая трудность — уйти от чего-то прекрасного прежде, чем оно поблекнет». Кровь застыла у меня в жилах. Я обратила все в шутку, но почти уверена, что он встретил другую. Говорю вам, я скоро в сумасшедший дом попаду.

Мы еще немного побеседовали, а потом я спросил Лиз, помогает ли ей книга разобраться в ситуации.

В ней действительно показано, почему мне так не везет в отношениях. Теперь мне ясно, что все дело в страхе перед эмоциональной близостью — из-за него я все эти годы держала мужа на расстоянии. Еще я поняла: привязанность к Дагу имеет патологическую природу. А родители, похоже, воспитали меня так, что я обречена находить неправильных партнеров, хотя мое детство было довольно счастливым. Все это связано с низкой самооценкой и потребностью наказывать себя. Может быть, мои родители слишком меня любили, и я не смогла с этим справиться?..

Поиски вины не там, где надо

Большинство людей обращаются за помощью к психотерапевту из-за проблем в любовных отношениях. Я долго поражался тому, как трудно обрести радость от любви и как часто она приносит лишь боль. Есть какая-то извращенная логика в том, что любовь — самое светлое человеческое чувство — может обернуться самыми тягостными эмоциями.

Я слушал, как Лиз занимается самобичеванием, и вдруг ощутил новое понимание сути проблемы. Почему эта яркая и привлекательная женщина описывала себя как эмоционального инвалида? В ее речи были слышны нотки боязни серьезно привязаться к другому человеку, поддерживать реальную близость в браке. Но при этом с Дагом она вела себя как слишком влюбленная женщина, прикованная к равнодушному мужчине. Иными словами, книга практических советов по психологии предлагала ей противоречивые диагнозы. Из рассказа Лиз я понял, что ей посчастливилось расти с очень заботливыми родителями, а не в одной из неблагополучных «ячеек общества», из которых человек выносит во взрослую жизнь пагубные модели отношений.

Конечно, я испытывал эмпатию к Лиз. Любовь действительно может свести с ума, причем не важно, новые это или устоявшиеся отношения. Например, страх быть отвергнутым часто становится причиной низкой самооценки, крайней тревоги, слишком острых реакций и одержимости любимым человеком, превосходящей любовь партнера.

В то же время, когда любовь в вашем сердце начинает угасать, вы можете «эмоционально онеметь» и переживать, что потеряли способность любить, испытывая при этом сильное ощущение вины.

Я сам пережил все эти чувства — как Лиз и как любой мой собеседник, который хоть раз был влюблен. По-видимому, подобные яркие переживания — это вполне нормальное явление.

В данной ситуации обе составляющие любви обрушились на Лиз одновременно. Неудивительно, что ее душа разрывалась на части: меня поразило, как резко, в одну секунду менялось ее поведение в зависимости от того, о каком мужчине она мне рассказывала. Динамика отношений бывает настолько мощной, что буквально преображает человека. Характер же изменений зависит от того, по какую сторону любви он находится: боится ли, что его отвергнут, или сам отталкивает партнера.

Я пришел к выводу: поскольку эмоциональная динамика романтических отношений столь сильна и предсказуема, для решения проблем такого рода нужно рассматривать их как отдельное явление. Однако анализ научной литературы показал, что такую точку зрения еще никто не высказывал. Поведение человека в интимных отношениях всегда рассматривают как барометр состояния каких-то других факторов, обычно того, как с ним обращались в детстве. Например, Лиз винила в своих трудностях собственные недостатки, уходящие корнями в детские годы. Однако на самом деле с ней все было в порядке, за исключением готовности охотно брать вину на себя. Однако еще более «неправильным», на мой взгляд, было то, что книга по психологии поддерживала ее в этом заблуждении.

Я сказал Лиз, что в самой любви кроются вечные проблемы. Они провоцируют поведение (совершенно нормальное, предсказуемое и универсальное), которое легко принять за патологию. Беседа с Лиз заставила меня осознать, что о моей точке зрения обязательно надо рассказывать, и помогла сформулировать следующие идеи:

  • Мы, психотерапевты, не должны автоматически рассматривать проблемы взаимоотношений как симптомы эмоциональной патологии, связанной с детскими переживаниями. Я все больше утверждаюсь во мнении: нельзя позволять людям ощущать себя «больными» только из-за того, что у них трудности на любовном фронте.
  • Патологизацией нормальных и общих для всех проблем любви можно нанести большой вред: у людей опускаются руки, они перестают верить в возможность изменить все к лучшему, найти достойного партнера во взаимоотношениях, погрязают в порочной рутине. Считать такие проблемы патологией ошибочно, поскольку при этом не учитывается реальная неосознанная динамика отношений.
  • Сейчас, как никогда прежде, важно эффективно бороться с проблемами взаимоотношений. В последнее время появилось множество книг по психологической самопомощи, и люди стали весьма сведущими в данной области. Огромная популярность подобной литературы свидетельствует, что люди не знают, как вести себя с партнерами, им очень нужны советы. Однако я все больше убеждаюсь: многие публикации приносят больше вреда, чем пользы, из-за внутренних противоречий и патологизации проблем.
Парадокс страсти

Усомнившись в общепринятых подходах к проблемам отношений, я решил вернуться к основам и самыми простыми словами описал для себя, что именно вызывает у моих клиентов (да и у меня самого) самые большие сложности в отношениях. Все свелось к двум фразам. Один партнер любит больше (то есть больше «эмоционально вкладывается» в отношения), чем любят его. И чем больше любви он хочет, тем меньше другая сторона расположена ее дать.

Я описал состояние дисбаланса взаимоотношений таким образом: более влюбленный партнер находится в позиции «слабого», а менее любящий — «сильного». По своему опыту знаю, что в разные периоды одной и той же любовной связи партнеры часто меняются позициями, поэтому, думаю, из-за сегодняшней озабоченности жестоким обращением с женщинами мы упускаем из виду важный факт: женщина — не всегда жертва, она тоже способна разбивать сердца.

Кроме того, я пришел к выводу, что практически все переживают обе стороны любви одинаково. Не имеет значения, обожала вас мама или игнорировала, счастливое у вас было детство или несчастное. Никто (даже самые эмоционально здоровые люди) не застрахован от боли. Конечно, человек с психологическими проблемами чаще попадает в негармоничные отношения, а здоровый быстрее восстанавливается, получив жизненный урок. Но отношения могут принести боль всем без исключения.

Сформулировав этот вывод, я осознал, что между несбалансированной эмоциональной вовлеченностью и проблемами в отношениях есть недостающее звено. В этой эмоциональной отправной точке я разглядел парадокс, противоречие, которое назвал «парадоксом страсти». Он объясняет, почему нам так трудно признать существующую проблему.

Вернемся к ситуации Лиз. В своих отношениях с мужем она явно занимала позицию «сильной» стороны. Демонстрацией возникшего между ними дисбаланса стали усиление «поведения ухаживания» со стороны Нейта и противодействие Лиз — ее желание отдалиться от мужа вплоть до сомнений, любит ли она его вообще. Лиз понимала, что больше не влюблена в Нейта и не испытывает к нему сексуального влечения.

Когда мы поженились, все было совсем по-другому. Нейт, мой доктор, на четырнадцать лет старше меня, состоял в традиционном браке, имел преданную жену. Я боготворила его, ведь он старше и к тому же доктор. Но спустя пару лет мне стало ясно, что между нами не все безоблачно. Нейт привык, что жена все время в его распоряжении, а я решила окончить курс MBA. Он практически не общался с моими друзьями, а я не была в восторге от его компании. Мне хотелось детей, а в его планы это не входило. Затем он захотел ребенка, а мне расхотелось рожать. Но, несмотря ни на что, он очень меня любит. Мы чудесно проводим время вместе, заботимся друг о друге, между нами существует духовная связь.

Я заметил, что, по-видимому, Лиз смирилась с проблемами в браке.

Да… Так и продолжалось, пока я не встретила Дага. Я полностью переключилась на него. Раньше меня интересовали моя карьера, например, или поиски подходящей льняной скатерти для дома. Теперь же я чувствую, что какая-то долго спавшая часть меня пробудилась и целиком завладела мною. Мне приходится стараться, чтобы работать не хуже, чем раньше. И, кажется, Нейт начинает что-то подозревать.

Роман Лиз и Дага был как зеркальное отражение ее отношений с мужем. Нейт эмоционально «вращался» вокруг нее, как она вокруг любовника. С мужем Лиз была нервной, отчужденной, не слишком любящей и чувствовала себя виноватой. С Дагом же она становилась страстной, беспокойной и очень влюбленной.

понятие в психологии Психология семейных…

Привет, сегодня поговорим про страсти, обещаю рассказать все что знаю. Для того чтобы лучше понимать что такое страсти, страсть , настоятельно рекомендую прочитать все из категории Психология семейных отношений.

страсть — сильное, доминирующее над другими, чувство человека, характеризующееся энтузиазмом или сильным влечением к объекту страсти . Объектами страсти могут быть как люди, так и предметы или идеи.

Чаще всего слово «страсть» используется для обозначения высокой степени полового возбуждения в сочетании с эмоциональным влечением к партнеру. Зачастую, страсть как короткоживущее, преходящее чувство, отождествляют с влюбленностью, противопоставляя ее любви.

Также слово «страсть» используется в качестве синонима слов «эмоция», «аффект», «чувство» — то есть эмоциональных процессов вообще .

В древнегреческой философии


В стоицизме

По определению Зенона, страсть означает импульс души, беспорядочный и излишний. Страсть есть импульс, который, когда-то будучи естественным, стал неконтролируемым, непослушным разуму и, следовательно, противным природе. Для Цицерона, речь идет о болезни, но он добавляет, что не все страсти могут быть рассматриваемы таким образом «Все страсти являются болезнями, и (…) их жертвы страдают умственными недугами»; они составляют «патологические расстройства личности». То есть, мудрый человек стремится к апатии, к уничтожению страстей.

В платонизме

Платонизм

Для Платона страсть скорее негативное, но неизбежное явление. В «Тимее» он исключает страсти из наиболее возвышенной части души, logistikon (Тимей, 69 cd). В «Республике» он указывает, что каждая часть души имеет свою собственную ей присущую страсть.

В аристотелизме

Аристотелизм

С точки зрения Аристотеля, выраженной в «Никомаховой этике», страсти включают не только вожделение и гнев, но также дружбу, мужество и радость, т.е сами по себе они ни благи, ни злы. Они нейтральны, и их надлежит умеренно и разумно использовать.

В психологии

Особый вид устойчивых чувств человека образуют страсти. Внутреннее отношение людей к тому, с чем они имеют дело и что происходит в их жизни, приобретает сплошь и рядом стабильный характер, становится постоянно действующей силой. Эта сила определяет особенности того, как воспринимается, представляется и мыслится человеком волнующий его предмет, как переживает он сменяющие друг друга эмоции, аффекты, настроения.
Она становится побуждением к определенным действиям и мощным тормозом для поступков, не соответствующих укоренившемуся чувству. Таким образом, чувство оказывается включенным в ход мышления и активной деятельности человека. Устойчивое, глубокое и сильное чувство, определяющее направление мыслей и поступков человека, называется страстью.

Страсть заставляет человека упорно размышлять о предмете чувств, живо и ярко представлять себе удовлетворение потребностей, лежащих в их основе, воображать и всесторонне обдумывать действительные или только возможные препятствия и трудности на пути к этому удовлетворению. Так, у борца за национальное освобождение чувство любви к родине, связанное с рядом самых заветных нужд и потребностей, превращается в непреодолимую силу, заставляющую его рисковать жизнью, упорно отыскивать пути, которые могли бы привести к конечной победе.
То, что не связано с господствующей страстью, кажется незначимым, отодвигается на задний план, перестает волновать и интересовать человека, порой попросту забывается. То, что связано, захватывает, волнует, привлекает внимание, запоминается (иной раз с мельчайшими деталями). Неудовлетворенная страсть обычно порождает сильные эмоции и даже аффективные вспышки (гнева, возмущения, отчаяния, обиды и т.д.).
Страстью может стать иногда самое благородное, высокое чувство, например, любовь к Родине, к техническому изобретательству или к науке как исканию истины и служению народу. Тогда страсть оказывается источником подвигов, многолетних упорных трудов, открытий, творческих достижений.
Но в страсть может превратиться и любое другое чувство, если оно находит для себя почву в условиях развития и индивидуальных особенностях. Если страсть заслуживает морального осуждения, мы говорим о низких страстях, о том, что человек под влиянием страсти опустился, нравственно переродился.

В религиях

Главные страсти

В христианской аскетике существует восемь главных (основных) греховных страстей: чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие, гордость[10] . Об этом говорит сайт https://intellect.icu . Современные авторы иногда пишут о них как о восьми смертных грехах . В восточно-византийском богословии под страстью чаще всего понимаются греховные стремления души, заключающиеся в ее увлечении чем-либо вместо Бога, и ставшие привычкой.

Восьмеричная схема на Востоке

Учение о восьми главных страстях сформировалось в монашеской среде, в восточной христианской аскетике. Перечень восьми главных страстей (грехов) был широко распространен в ранней аскетической литературе . Еще Киприан Карфагенский, умерший в 258 году, в сочинении «О смертности» (в «Патрологии Миня» — De mortalitate ) упоминал восемь главных грехов . Иоанн Кассиан в начале V века в сочинении «Собеседования» (Collationes) говорит, что учение о восьми главных страстях принято повсюду . Однако первым христианским автором, в трудах которого точно и определенно излагается учение о восьми главных страстях, считается Евагрий Понтийский, который в конце IV века изложил это учение в сочинении «О восьми злых помыслах» (в Добротолюбии это — «О восьми помыслах к Анатолию» , в «Патрологии Миня» — De octo vitiosis cogitationibus ) .

В этом сочинении Евагрия Понтийского, написанном на греческом языке, суть учения о главных страстях сформулирована в самом начале следующими словами: «Есть восемь всех главных помыслов, от которых происходят все другие помыслы. Первый помысел чревоугодия, и после него — блуда, третий — сребролюбия, четвертый — печали, пятый — гнева, шестой — уныния, седьмой — тщеславия, восьмой — гордости. Чтоб эти помыслы тревожили душу, или не тревожили, это не зависит от нас, но чтоб они оставались в нас надолго или не оставались, чтоб приводили в движение страсти, или не приводили, — это зависит от нас». Следовательно, в изложении Евагрия перечень страстей и помыслов выглядит так :

  1. Γαστριμαργία (чревоугодие)
  2. Πορνεία (блуд)
  3. Φιλαργυρία (сребролюбие)
  4. Λύπη (печаль)
  5. Ὀργή (гнев)
  6. Ἀκηδία (уныние)
  7. Κενοδοξία (тщеславие)
  8. Ὑπερηφάνεια (гордость)

После Евагрия появляются сочинения других христианских авторов, развивающих учение о восьми главных страстях, например преподобных Нила Синайского , Ефрема Сирина , Иоанна Лествичника и других, из поздних православных святых — святителя Игнатия Брянчанинова . Отличием традиционной восьмеричной схемы главных страстей от списка Евагрия Понтийского является то, что гнев и печаль меняются местами: гнев ставится на четвертое, а печаль — на пятое место. Восемь указанных страстей условно рассматриваются как «плотские» (чревоугодие и блуд) и «душевные» (сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость) .

Восьмеричная схема на Западе

В западном христианстве учение о восьми главных страстях получило распространение благодаря трудам Иоанна Кассиана, который перенес в западное монашество опыт аскетических традиций и практики, распространенных в Египте во второй половине IV века. В египетском монашестве Иоанн Кассиан испытал сильное влияние учения Евагрия Понтийского и, возможно, был знаком с Евагрием лично. Кассиан заимствует учение о восьми главных пороках (principalia vitia) или страстях (principales passiones), как принято в восточной христианской традиции, от Евагрия Понтийского. Отличием схемы Кассиана от схемы Евагрия является взаимное расположение страстей гнева и печали. О восьми главных страстях Иоанн писал в двух известных своих сочинениях: «О правилах общежительных монастырей» (De institutis coenobiorum ) и «Собеседованиях» (Collationes ) между 420 и 427 годами.

Иоанн Кассиан писал на латыни, и его перечень восьми страстей в переводе с латыни таков:

  1. Gula (чревоугодие)
  2. Fornicatio (блуд)
  3. Avaritia (сребролюбие)
  4. Ira (гнев)
  5. Tristitia (печаль)
  6. Acedia (уныние)
  7. Vanagloria (тщеславие)
  8. Superbia (гордость)

После Кассиана восемь главных страстей в западной христианской традиции различали некоторые другие авторы, такие как Колумбан и Алкуин .

В православии

Преподобный Нил Сорский «страстью называет такую склонность и такое действие, которые, долгое время гнездясь в душе, посредством привычки, обращаются как бы в естество ее. Человек приходит в это состояние произвольно и самоохотно; и тогда помысл, утвердясь от частого с ним обращения и сопребывания, и согретый и воспитанный в сердце, превратясь в привычку, непрестанно возмущает и волнует его страстными внушениями, от врага влагаемыми» .

Страсть рассматривается как ошибочное, искаженное грехом проявление чувств. Согласно православному учению о борьбе с грехом, аскетике, страсть считается извращенной (искаженной) добродетелью. Например, гнев может быть как праведным, так и греховным. В связи с этим утверждается, что страсть как проявление зла, не имеет собственной онтологической сущности, а паразитирует на изначально добром устроении Божественного творения (человека).

Восьми главным страстям противоположны восемь добродетелей: любовь, смирение, нестяжание, кротость, целомудрие, воздержание, трезвение, праведный плач.

Противоестественность страсти заключается в том, что в ней человек отказывается от естественного для своей природы соединения с Творцом, дающим человеку высшее духовное блаженство. Вместо наслаждения общением с вечным Богом человек ищет наслаждения в своем временном земном бытии, среди преходящего и непостоянного мира. Такими наслаждениями могут являться деньги (страсть сребролюбия), еда (страсть чревоугодия), незаконные половые увлечения (блуд), унижение других людей, утверждение своего превосходства над ними (гнев, гордость, тщеславие), чрезмерные огорчения по поводу недостатка или лишения материальных благ, неосуществления страстных пожеланий (уныние, печаль).

Основанием страстей является самолюбие, противоположное любви к Богу и ближнему. Главными и наиболее опасными страстями являются блуд, гордость и тщеславие.

В аскетике различают следующие ступени постепенного развития страсти.

  1. Прилог, когда без намерения и против воли входят в душу греховные представления, или через внешние и внутренние чувства, или через воображение. Это относительно безгрешно, и только является поводом и близостью к греху.
  2. Сочетание означает принятие прилога, добровольное размышление о нем, что не всегда безгрешно.
  3. Сложение есть услаждение души пришедшим помыслом.
  4. Пленение есть то состояние души, когда принужденно и невольно отводится ум на худые мысли, нарушающие мирное устроение души и душа с усилием, только при помощи Божией, возвращается в себя.
  5. Страсть есть долговременное и обратившееся в привычку услаждение страстными помыслами, влагаемыми от врага, и утвердившееся от частого размышления, мечтания и собеседования с ними. Это уже есть рабство греху, и не покаявшийся, не извергший из себя страсть, подлежит вечным мукам, которые есть выражение «видения» Творца и невозможность общения с Ним, бесконечно угнетенное состояние в результате собственного падения «на фоне Божественной чистоты».

Основой борьбы со страстями является борьба с помыслами.

Борьба со страстями — одна из главных задач христианина .

Наряду с греховными страстями различают так называемые неукоризненные (естественные) страсти, такие как голод, жажда, страх, и т. п.

В католицизме

В католическом богословии, в отличие от аскетического термина греховного навыка, понятие «страсть» является синонимом понятий эмоция, чувство и само по себе рассматривается как нравственно нейтральное. Катехизис католической церкви 1992 года поясняет: «Чувства или страсти означают эмоции или движения чувственности, которые склоняют к тому, чтобы действовать — или бездействовать — в соответствии с тем, что человек ощущает или воображает как благое или злое (1763). Страсти сами по себе ни хороши, ни плохи. Они получают моральную оценку только в той мере, в какой они фактически зависимы от разума и воли. Страсти называются добровольными «либо потому, что воля диктует их, либо потому, что она им не препятствует (1767)» .

Православному пониманию страсти соответствует католический термин «порок».

В индуизме

В религиозно-философской традиции индуизма страсть — раджас — является одним из трех «основных состояний» (гун), в котором может пребывать человеческий разум. Качественно страсть располагается ниже благости, но выше невежества.

Я что-то не договорил про страсти, тогда сделай замечание в комментариях Надеюсь, что теперь ты понял что такое страсти, страсть и для чего все это нужно, а если не понял, или есть замечания, то нестесняся пиши или спрашивай в комментариях, с удовольствием отвечу. Для того чтобы глубже понять настоятельно рекомендую изучить всю информацию из категории Психология семейных отношений

«Парадокс страсти»

Давно не писала полноценных обзоров на книги, но эта работа из области популярной психологии буквально выдернула меня из процесса подготовки других статей и заставляет написать о себе. Не потому что я с ней во всем согласна, но потому что «Парадокс страсти», при некоторой его спорности, может оказаться полезным и даже спасительным для многих союзов.
Что если ваш — среди них?..

О чем эта книга

В «Парадоксе страсти» (в оригинале «The Passion Trap: How to Right an Unbalanced Relationship») автор развивает идею «слабых» и «сильных» партнеров. Кто меньше вовлечен эмоционально, меньше боится потерять отношения — тот «сильный». Соответственно, «слабый» постоянно трясется от страха, старается угодить и тем самым делает себя еще более жалким в глазах любимого. Несчастны оба. «Слабый» — потому что не уверен в чувствах партнера, да и в самом себе не уверен. «Сильный» — потому что не испытывает страсти к тому, кто так им дорожит, а в довесок, возможно, ведет двойную жизнь или жестоко обращается с любящим его человеком, от чего потом мучается чувством вины.
По мнению автора, такой дисбаланс отношений, то есть расстановка сил «сильный»/«слабый» может быть изначальной (например, кто-то из партнеров более физически привлекателен и сознает это), либо запуститься в силу житейских обстоятельств (например, у кого-то из партнеров лучше пошли дела на работе и он стал проводить меньше времени дома, что заставляет второго партнера нервничать, подозревать, «душить» своим вниманием и любовью).

Кто автор

Доктор Дин Делис — клинический психолог, профессор психиатрии медицинского факультета Калифорнийского университета в Сан-Диего и Кассандра Филлипс — журналист и литератор.
Оба они — авторы единственной книги.

Лучшая мысль

«Поймав в себе признаки «слабого», немедленно начинайте думать сразу о двух вещах: как уменьшить прессинг на партнера и как самому стать сильнее. Лучший способ достичь и того и другого — работать над восстановлением своей индивидуальности вне связи с отношениями.»

(Заниматься своей индивидуальностью определенно стоит еще ДО того, как появятся «признаки слабого»…и тогда они с большой вероятностью вообще не появятся! Это даже не вопрос качества отношений, а вопрос качества жизни — быть наполненной, разносторонней, интересной — в том числе для самого себя! — личностью. Как раз это обеспечивает человеку самодостаточность и он перестает возлагать слишком много надежд и смыслов на другого человека)

Можно поспорить

Поспорить хочется не с конкретной цитатой, а с терминологией и тем, как автор выстраивает причинно-следственные связи.

Первое. Дин Делис смешивает в своей книге три термина: «влюбленность», «любовь» (иногда с приставкой «романтическая», иногда без нее) и «страсть». Они все у него взаимозаменяемы. Так любовь, как гласят разные отрывки книги, может «свести с ума», «искажает восприятие», она «ранит», может даже «привести к одержимости любимым человеком», ее надо «завоевывать» и «добиваться». В общем, почему-то по умолчанию соединена с тягой к удовольствиям, с жаждой контроля и власти, с собственническим инстинктом и иллюзиями.

И хотя лично мне такое понимание «любви» не близко, полагаю, что всё-таки благодаря своей простоте «Парадокс страсти» будет понятен большинству людей (особенно тем, кто не читал или не проникся книгой Эриха Фромма «Искусство любить», где автор очень доходчиво проводит границу между «любовью» и «влюбленностью»/«страстью»).

И второе упрощение, которое меня, как психолога, смутило.
В начале книги Дин Делис утверждает, что придерживается достаточно уникального взгляда: он считает, что проблему «неравенства в любви» надо решать «здесь и сейчас» через ряд конкретных локальных действий, а не лезть в анализ детства и семейной истории клиента. Такая точка зрения могла бы иметь право на жизнь, если бы в середине книги автор сам не путал бы карты, описывая разные типы партнеров и типичный для них бэкграунд родительской семьи и детской травматики. Зачем нужна эта информация, если с ней всё равно предлагается ничего не делать?

На amazon.com «Парадокс страсти» имеет рейтинг 4.7 из 5, хотя книга вышла еще в 1990 году (впервые на русском была опубликована в 1994 году, а с 2016 года переиздается издательством «МИФ»). Авторские теории обычно устаревают или как-то трансформируются за такой срок. К сожалению, не знаю, эволюционировали ли как-то идеи доктора Делиса, потому что других его работ мне найти не удалось.

Интересная мысль

«Терпение — это вечный внутренний диалог ради объективности представления об отношениях, попытка напомнить себе, что ваш союз переживает трудный период, когда забываются любимые качества партнера и возникают сомнения в ценности отношений. Быть терпеливым — значит убеждать себя в универсальности подобных проблем. Это означает хотеть устроить скандал, но не устраивать его. Конечно, в трудных ситуациях легко ошибиться — осыпать друг друга обвинениями, пытаться отомстить; это нормально и объяснимо. Любой человек может поскользнуться в подобных обстоятельствах. Однако совершать в период острых душевных терзаний более серьезные поступки с намерением еще сильнее оскорбить и ранить партнера недопустимо.»

(Хотя в книге еще много удачных мыслей, эту мысль я выделила как символ того самого перехода от «влюбленности» к настоящей любви. Дин Делис называет терпение в ряду других факторов, влияющих на восстановление отношений в паре. Но кроме терпения здесь также описана определенная сострадательность к себе и партнеру. Без этих проявлений, думаю, невозможна ни продолжительная глубокая любовь, ни счастливая семейная жизнь. К счастью, и терпению, и сострадательности можно научиться!)

Кому полезна эта книга

Наверняка внимательный читатель этого обзора уже несколько поймал меня на скептическом отношении к «Парадоксу страсти» 🙂 Действительно, многие вещи с психологической точки зрения мне показались сильно упрощенными. НО!
Эта книга может стать первым шагом к исцелению для тех людей, которые регулярно обнаруживают себя в любовной зависимости и склонны к «слабой» позиции в отношениях. Впрочем, для «сильных» партнеров в книге тоже есть рекомендации — и они могут подтолкнуть к осознанию своих скрытых травм, к работе с ними.
В «Парадоксе страсти» повторяется мысль, которую я полностью разделяю: дисбаланс в отношениях — явление коварное и с сильной инерцией, так что для положительного изменения ситуации требуется серьезная длительная работа с обеих сторон. Хороший эффект может дать работа с психологом, как семейным, так и личным для каждого партнера. Но даже в этом случае не стоит ожидать кардинальных перемен в одночасье. Счастливые сбалансированные отношения — это долгая дорога.

Курс «Чувства и страсти». Лекция «Страсти» — ЛекцииЛоргус Андрей, священник | Предание.ру

Курс «Чувства и страсти». Лекция «Страсти»

Данный текст является расшифровкой лекции, размещенной по адресу — http://www. predanie.ru/lorgus-andrey-svyaschennik/audio/230803-kurs-chuvstva-i-strasti-lekciya-strasti/

Предание.ру — самый крупный православный мультимедийный архив в Рунете: лекции, выступления, фильмы, аудиокниги и книги для чтения на электронных устройствах; в свободном доступе, для всех.

  • Курс «Чувства и страсти». Лекция «Страсти»

Курс «Чувства и страсти». Лекция «Страсти»

Отец Андрей Лоргус:

Мы начинаем новый курс лекций, который мы назвали “Чувства и страсти”. Это всего четыре лекции (по одной в месяц), материал относительно небольшой, но темы очень острые и они будут иметь, видимо, последствия, и эти последствия будут выражаться в том, что мы будем проводить различные семинары уточняющие по этим темам, в нашем арсенале уже много таких семинаров — это обида, это горе, это зависть, это стыд. Такие острые темы, вечные темы для человека, вне зависимости от пола, возраста и истории его судьбы. Поэтому это темы, к которым мы можем вернуться здесь, но мы хотели бы изложить основные взгляды с точки зрения христианской психологии. Поскольку здесь очень много пересекается различных “за” и “против”. Здесь есть много встреч между наукой и религией, здесь есть много различных пересечений между христианской практикой, аскетикой, психологией и нашей обыденной жизнью. Вот как раз по поводу обыденной жизни у нас будет отдельный разговор и в этом смысле тема “Чувства и страсти” является очень актуальной.

Эта тема родилась из ваших вопросов, эта тема родилась из нашей практической работы, индивидуальных консультаций и групповых занятий. Поэтому эта тема о которой мы уже вскользь говорили и в других наших лекциях.

Итак, наша сегодняшняя первая лекция, которая посвящена теме: “Что такое чувства, эмоции, что такое чувствительность и чувственность, и что такое страсти”. Эта первая тема для того, чтобы мы могли назвать вещи своими именами, определиться в понятиях. Мы постараемся не использовать сложный наукообразный язык, как всегда, чтобы наша речь была вам понятна.

Итак, первый вопрос заключается в том, что такое чувства, что такое эмоции и что такое страсти. Наверное, термин “страсти” вам знаком, он часто звучит в аскетической литературе, он часто звучит в нравственной литературе — это в большей степени термин богословский, аскетический. И я постараюсь в самую последнюю очередь вернуться к нему. А первые вопросы о том, что такое чувства и что такое эмоции, эмоциональные реакции.

Я бы хотел начать с того определения, который реже всего встречается в обыденном нашем языке, реже всего встречается в психологии или не встречается вовсе. Это понятие — духовные чувства. Это такие чувства, которые можно было бы отнести к наибольшим, наивысшим религиозным переживаниям. Однако они встречаются не только в религиозной практике. Духовные чувства — это прежде всего любовь. Любовь, понимаемая по христиански, любовь, понимаемая в высшем смысле, в котором может только человек жить и с которым может любить. Это любовь, которая соединяет человека и Бога, человека и человека, любовь, которая возвышает человека и дает смысл всей его жизни. Вот прежде всего такое понятие духовных чувств. Кроме этого, конечно, к этим чувствам относится отчасти вера, вера религиозная, духовная чувствительность, милосердие, умиление и много чего еще другого. Это такие чувства, которые неразрывно связаны с духовной жизнью человека. Это такие чувства, без которых духовная жизнь человека не может быть построена. Это такие чувства, которые не могут ужиться в душе человека, если у него в душе снижен эмоциональный фон, если человек чувствовать не умеет. Иными словами, духовные чувства не рождаются в такой личности, в такой душе, в которой чувства изгоняются, в которой чувствам нет места, в которой на чувства наложен запрет.

Духовные чувства не приходят свыше, они рождаются в ответ на Божественные призвания, на Божественную благодать. Они рождаются в ответ на какие-то события, на взаимоотношения человека с Богом и другим человеком. Поэтому духовные чувства, это особое явление, которое несомненно является, ну что ли, духовным диагнозом. Диагнозом, который говорит о духовном здоровье. И конечно, прежде всего, об эмоциональном здоровье. Духовных чувств в душе, где эмоциональный фон снижен и эмоциональный интеллект не развит, речи быть не может. Во многих случаях духовная жизнь затруднена и не возможна, если человек, как он часто бывает говорит, не умеет любить, не умеет милосердовать, если не чувствует в своей душе умиления, если не чувствует в своей душе веру. Какая же духовная жизнь возможна, если человек не знаком со своим собственным сердцем. А мы утверждаем, что в сердце каждого человека дал Бог такую способность как чувствовать и переживать духовные чувства.

Есть чувства, есть эмоции, есть эмоциональные реакции, — и все это обиходные термины, но мне хотелось бы сейчас, чтобы мы определились в этих понятиях, в этих терминах, чтобы могли называть вещи своими именами, чтобы и вам тоже было удобно понимать чем они друг от друга отличаются. И потом уже в конце я поговорю отдельно об особой теме — о страстях.

Ольга Михайловна Красникова:

В психологии есть одна очень серьезная проблема — сколько психологов, столько мнений, поэтому если вы возьмете книги разных авторов в названии которых вы увидите чувства или эмоциональные реакции или эмоции, то открыв эти книги вы обнаружите совершенно разные определения. Поэтому мы ссылаясь и на других авторов, используя некоторые взгляды, которые мы считаем верными на наш взгляд, мы даем тоже некоторую, не то чтобы свою классификацию, но классификацию, которая нам кажется наиболее в данном случае подходящей. И так мы с вами будем говорить об эмоциональных реакциях.

Эмоциональные реакции — это врожденные реакции человека, они наблюдаются даже у самого маленького ребенка в младенчестве, у грудничка, который еще не умеет разговаривать, который не умеет еще ничего делать, но зато чувствует что он уже умеет. И если мы вспомним ранний возраст младенческий, то эмоциональная палитра там достаточно ограничена. То есть маленькие дети они могут радоваться и они испытывают удовольствия очень искренне. Маленькие дети могут печалиться, горевать и маленькие дети могут злиться, причем от этот плач злости и плач горя очень отличается, и внимательная мама начинает различать эти два плача достаточно быстро, негодующий плач, плач горюющий, тоскующий.

Дальше по мере своего взросления ребенок учится бояться, причем учим его мы, вначале детки не боятся, у них страха нет. Потом чуть позже мы учим детей обижаться, учим испытывать чувство вины и чувство стыда. То есть эти чувства, они уже привнесены культурой, их нет у маленького ребенка, так же как нет у маленький детей брезгливости. То тоже то, чему мы учим наших детей, ну прежде всего, выражением своего лица, интонациями, своими телесными реакциями, потому что ребенок не всегда понимает объяснение логическое и словесное, но зато он очень хорошо улавливает наше отношение к тому или иному поступку или событию. И таким образом ребенок учится подражая нам таким замечательным эмоциям, от которых мы потом, будучи взрослыми, пытаемся избавиться. То есть это эмоции: страх, обида, вина, стыд, но здесь же и нежность, и благодарность. Этому тоже детки учатся, потому что у младенца нет благодарности, когда он поел, у него нет естественного желания сказать маме: “Спасибо”. Он просто довольный отваливается и засыпает как правило. А кто учит говорить “спасибо”?, — конечно родители, конечно взрослые. И это очень полезный навык, потому что по мнению многих психологов, благодарность — это путь к счастью.

Человек, который не умеет испытывать чувство благодарности, ему счастье недоступно. И дальше появляются еще аффекты, аффективные реакции — это эмоциональные реакции или эмоции, доведенные до такого не абсурда конечно, но до эйфорического состояния, а аффективное состояние эмоциональное — это измененное состояние сознания, когда человек не очень может себя контролировать, не очень понимает где он, кто он, что он делает, и мы знаем, что иногда состояние аффекта в юридической практике рассматривается как смягчающее обстоятельство.

И уже становясь более старшими дети, юноши, подростки, взрослые — он начинают испытывать чувство уже более глубокие, связанные больше с социумом, культурой, то чувства такие, например, как чувство собственного достоинства ил чувство унижения, чувство одиночества или чувство сопричастности. И вот такие более глубокие, более зрелые чувства они, как правило, связаны с нашими психологическими базовыми потребностями, потребностями, которые есть у каждой личности, которые врождены, которые есть абсолютно у каждой личности. И этих потребностей мы выделяем пять, и можно проследить какие чувства с какой потребностью связаны.

Например, потребность в самоценности, в ощущении ценности себя, в ощущении ценности своей личности, ценности своей жизни. У нас в прошлом году был курс лекций и здесь в магазине можете увидеть диск с записями этих лекций, посвященных как раз рассказу о самоценности, о понятии самоценность. Поэтому подробно я сейчас на этом останавливаться не буду, но тем не менее если вот это чувство самоценности, если эта потребность в самоценности она не удовлетворяется, то у человека может возникнуть чувство унижения, неполноценности, тоски. А если потребность в самоценности удовлетворена, тогда это будет чувство собственного достоинства, целостности и счастья.

Дальше идет потребность в принадлежности. Это потребность в том, чтобы быть не просто отдельным человеком, отдельной личностью, но эта потребность быть частью чего-то большего: семьи, рода, народа, культуры. И если мы посмотрим на человека, у которого эта потребность принадлежности удовлетворена, то у него есть очень хорошее ощущение укорененности, ощущение своих корней о ощущение сопричастности к человечеству, к роду, культуре. И если потребность в принадлежности не удовлетворена тогда это, конечно, брошенность, покинутость, одиночество.

Следующая потребность — это потребность самостоятельности. Конечно, нам хочется быть частью чего-то большего, но нам хочется быть самостоятельной частью, отдельной частью, и если потребность в самостоятельности удовлетворяется, то мы чувствуем независимость мы чувствуем свободу, а если она не удовлетворена, то мы чувствуем зависимость, скованность.

Еще одна важная базовая потребность — потребность самореализации, и здесь мы сталкиваемся с ощущением либо своего бессилия, либо своей силы, своей компетентности или некомпетентности, своей нужности или своей бесполезности.

И последняя потребность — потребность в безопасности, она порождает чувство защищенности или беззащитности. И все эти потребности мы условно разделяем, потому что на самом деле они, конечно, взаимосвязаны, они взаимозависимы, они взаимодополняют друг друга и разделение их, оно очень такое теоретическое. На практике чувства могут быть связаны одни и те же с разными потребностями. И одна и та же потребность, ее удовлетворение или неудовлетворение может вызывать разные чувства, но тем не менее условно мы разделяем их.

Отец Андрей Лоргус:

Что же мы называем страстями? Сейчас я только назову, приведу примеры того, что достаточно хорошо известно.

В обиходе страстями называют какие-то сильные эмоции, но с научной точки зрения это не всегда так, потому что страсть — это определенное состояние, переживаемое каждым из нас. Страсти есть у всех, но страсти — это искаженные эмоциональные реакции, искаженные до неузнаваемости, извращенные эмоциональные реакции. Страстями можем называть и влюбленность, какие-то проявления тоже связанные с любовью могут быть страстями, это обжорство и объедение, уныние и гордыня, это может быть и сексуальная страсть, страсть власти, страхи, различные фобии тоже являются страстями конечно, тревоги — все это может быть страстями. И еще страстей можно целое море назвать.

Что такое страсти в целом? Это искаженные эмоции, искаженные чувства. В страстях всегда есть момент страдательный. Страсти мучают человека и в страстях всегда есть элемент некоторых основных проявлений человеческого существа — и психических, и физиологических. То есть, иными словами, страсти паразитируют на основных потребностях человека, но это всегда некий искаженный образ. И еще надо знать, ну чуть позже я об этом расскажу, что страсть — это сложный комплекс и аскетической антропологический точки зрения, и с психологической.

Итак вот, эмоциональные реакции, эмоции, чувства, аффекты — страсти. Представляется так в современной науке, хотя надо признаться что эмоции не являются хорошо изученной психологической областью, тем не менее исследований в этой области очень много и они велись уже более ста лет. Но тем не менее надо признать что эмоции — это сложное образование личности. Это целый мир, который развивается. Человек не рождается с готовыми эмоциональными реакциями и чувствами, что-то является врожденным, что-то появляется позже. И мы говорим о том, что эмоциональное развитие личности — есть один из важнейших элементов целостного развития. Без эмоционального развития личность никогда не может быть названа зрелой. К сожалению современная культура делает основной акцент на развитии интеллекта, а вот на развитии эмоций, как раз не очень.

Ольга Михайловна Красникова:

Да, действительно в современной жизни можно сказать, что существует культ интеллекта. Если с интеллектом не повезло, то тогда культ силы, если и силы не очень много, то тогда хорошо бы, чтоб была красота и молодость. Если всего этого нет, ну что остается? И так как в культуре современной вот такой небольшой перекос существует, в следствии этого эмоциональный интеллект, я сейчас скажу что это такое, он остается как бы вне зоны пристального внимания. На развитие эмоционального интеллекта не обращают должного внимания.

Что такое эмоциональный интеллект? Это термин довольно новый, в психологии он известен около 25 лет, в отечественной психологии еще того меньше. Значит, эмоциональный интеллект — это способность опознавать и принимать свои чувства, контролировать их, контролировать — не значит подавлять. Так же это способность адекватно выражать свои чувства. И еще это способность признавать и понимать чувства другого человека, умение сопереживать, сопереживать, опять же, не значит жалеть. Другими совами — это владение языком чувств. Если человек с детства не научился этим языком чувств владеть, ему может показаться, что он вообще ничего не чувствует, или что его чувства не управляемы. И когда они его захлестывают, он ничего не может с ними сделать. То есть он начинает бояться своих чувств, и бояться своих эмоций, эмоциональных реакций. Очень часто люди, и взрослые, и маленькие, они перекладывают ответственность за свои чувства на окружающих, и они искренне считают, что, действительно, источником переживаний эмоциональных являются другие люди. То есть они думают, что они не сами обижаются, а их обижают, они не сами злятся, а их злят и выводят из себя. И тогда получается, что способ “борьбы” (в кавычках борьбы), с неприятными чувствами — это борьба с тем человеком, который якобы является источником, причиной возникновения этих чувств. Но удивительная вещь, избавившись от этого “плохого” человека, вдруг, неожиданно для себя, люди, которые боролись со своими врагами, обнаруживают что на место одного “плохого” человека приходит другой, и тот тоже начинает обижать или злить и выводить из себя. И таким образом борьба продолжается, покой на только сниться.

И если посмотреть на это с точки зрения психологии, то это признак такой инфантильности, отказ принятия на себя ответственности за свои чувства. А с духовной точки зрения, возможно это тоже некоторый перекос, потому что человеку тогда непонятно в чем состоит его духовный путь. Если источник и причина того что с ним происходит, происходит в его душе, в его внутреннем мире, находится вне его, снаружи, то что он тогда может сделать, он же не может уничтожить всех раздражающих, обижающих и вызывающих у него зависть людей, и в чем тогда его духовная задача?

И еще существует социальный запрет на выражение чувств, и особенно это касается в нашем отечестве мужчин. То есть мужчинам нельзя плакать, нельзя бояться. Женщинам в этом смысле чуть легче, но сейчас тоже, так как женщины все больше и больше осваивают такие активные социальные позиции, к женщинам тоже начинают предъявлять требования в меньшей эмоциональности, в меньшей чувствительности. И, на самом деле, ребенок может столкнуться с таким социальным запретом в семье и школе, и к сожалению, даже в церкви, и приняв этот запрет в качестве нормы жизни, запрещая себе выражать чувства, подавляя свои чувства, человек постоянно накапливает в себе эмоциональное напряжение, которое рано или поздно начинает искать выход. И есть разные способы снять эмоциональное напряжение — это и курение, и алкоголизм, и наркотики, и телевидение, и интернет, секс, спорт, экстремальные увлечения, то все что дает эмоциональную разрядку. Но дает эмоциональную разрядку на какое-то время.

Длительное эмоциональное напряжение может приводить так же к эмоциональному срыву, причем этот эмоциональный срыв, он, как правило, воспринимается как неадекватная эмоциональная реакция на какой-нибудь пустяк. Взорвался на пустом месте. Но часто этот пустяк — это бывает просто последняя капля, которая переполнила чашу терпения. И призыв “возьми себя в руки, потерпи еще”, здесь, к сожалению, не не работает. Валентина Дмитриевна Москаленко, которая занимается зависимостями и созависимыми людьми пишет в одной из своих книг о том, что неумение выражать свои чувства — это может быть так же психическое искажение. И есть даже такой термин — алекситимия. Это слово составляет: “а” — частица означающая отрицание, “лексис” — слово или речь, и “тимус” — чувства. Алексетимия — это неспособность высказать свои чувства, и это как раз симптом неблагополучия психики. И часто больные алкоголизмом на вопрос: “А как вы себя чувствуете?” — они могут ответить: “Нормально”, но уточняя: “Что вы чувствуете?”, — они затрудняются ответить. Иногда на консультациях или на терапевтической группе, когда возникает вопрос: “Как вы себя чувствуете, что вы чувствуете?”, — люди говорят: “А что я должна чувствовать?” или “А что обычно чувствуют в таких случаях?”, “А это я правильно чувствую?”. И эти вопросы им кажутся вполне нормальными и естественными, И еще мы часто встречаемся с достаточно страшным таким явлением, например, женщины, которые многие годы живут в тяжелых условиях семейных, прежде всего, отношений — это может быть замужество с больным алкоголизмом, они могут сказать: “Я давно уже никак себя не чувствую”, или “Я не знаю как я себя чувствую пока я не увижу в каком состоянии придет мой муж. Если он придет пьяный, я буду плохо себя чувствовать, если он придет трезвый, значит я буду себя хорошо чувствовать. А так я не могу сказать, как я себя чувствую”.” И это как раз один из симптомов созависимости.

И получается, что в слишком болезненной ситуации, действительно, проще ничего не чувствовать. То есть вот это отсутствие чувствительности, отсутствие чувств, отказ от чувств — это своего рода обезболивание, как наркоз, анестезия, защитная реакция и способ выживания. Но вопрос, какой ценой человек здесь выживает?, за счет отказа от себя или за счет отказа от очень важной части себя, потому что эмоциональная жизнь, это очень важная часть нашей жизни. И если мы посмотрим серьезно на эту тему, то можно абсолютно точно сказать, что не чувствовать опасно, потому что живая душа, она всегда что-то чувствует. И если мы вытесняем эти чувства, подавляем эти чувства, не замечаем эти чувства, то это может угрожать нашей жизни. Это все равно, что отказаться от тактильной чувствительности, то есть не чувствовать боль, или не чувствовать жару или холод, или не чувствовать вкус. Те есть, эмоции — сигналы, они позволяют нам в этом мире ориентироваться и не просто выживать, но жить полноценно.

Отец Андрей Лоргус:

Есть еще два термина, которые мы часто используем в той теме — это чувственность и чувствительность. Термин “чувствительность” связан с психологией и к нашей теме имеет небольшое отношение, а именно, это речь идет о сенсорной чувствительности, то есть зрение, слух, обоняние, осязание и тактильные чувства. С помощью этой чувствительности мы воспринимаем окружающий мир и самих себя. Есть еще понятие “чувственность”, это отдельное понятие, которое имеет отношение к нашей теме, потому что способность переживать чувства, способность эмоционально реагировать зависит от нашей чувственности.

Чувственность — это такое психологическое образование, которое зависит от развития эмоционального интеллекта, и уровень нашей чувственности и чувствительности эмоциональной, нами же, самими регулируется. Он регулируется культурой, он регулируется воспитанием, он регулируется типом семейных отношений, он регулируется религией и аскетической практикой. Поэтому мы может этот порог чувствительности для себя менять и мы, действительно, это делаем. Но беда заключается в том, что мы можем делать это неосознанно, тогда мы не владеем языком чувств и тогда мы не контролируем свои эмоции.

Если мы обладаем этим способом, если мы владеем языком чувств, тогда мы способны осознавать тот уровень чувствительности, который мы себе задаем. А задаем мы его себе именно тем, что мы чувства воспринимаем, осознаем, признаем в себе эти чувства, а стало быть и в других. Если я отрицаю свои чувства, то я постепенно, не сразу, перестаю замечать эти чувства в другом человеке. Если я в себе эту чувствительность развиваю, то я со временем научаюсь замечать как реагирует человек в подобных ситуациях, как он реагирует в общении со мной.

Бесчувствие грозит тем, что я не смогу устраивать отношения с другими людьми, потому что, я не чувствую как они ко мне относятся, я не чувствую как они реагируют на мои поступки, на моя слова и я не могу никак скорректировать все эти отношения. Фактически я теряю обратную связь и с самим собой, и с другим человеком. Поэтому деградация, к сожалению, тоже бывает. Деградация эмоционального интеллекта приводит к нарушению связей человека с другими людьми. Ну, например, это симптом алкоголизма, это симптом шизофрении, когда человек как-бы уходит в себя, перестает чувствовать других людей.

И мы должны отметить, что задержка в развитии эмоционального интеллекта, она очень тяжело сказывается на зрелости людей, на зрелости отношений. Если такой человек в коллективе, или скажем, в приходе, в общине встречается, то с ним очень трудно выстраивать отношения, но как мы часто говорим в обиходе — достучаться до него трудно. К сожалению есть и другое явление — люди, которые пережили одну или несколько психологических травм теряют чувствительность. По многим причинам, не сейчас об этом говорить, тем не менее чувствительность к обыкновенному восприятию, эмоциональному восприятию вещей — вы можете это заметить по тому, как они относятся к боли, такие люди могут говорить: “Мне не больно, я ничего не чувствую”, — хотя нам подсказывает здравый смысл и здравые чувства, что вот здесь должно быть больно, а он не чувствует (или она). Такой человек может смотреть триллер спокойно, при этом закусывая, запивая это чем-нибудь, его этот триллер не пугает, кровь, насилие — его не трогают. Можно заметить, что человек позволяет унижать себя, доставлять себе боль как духовную, так и физическую, и способен, стало быть (не обязательно что он это будет делать), причинять другим боль без особой чувствительности. Потеря чувствительности человека — это, вообще-то говоря, симптом неблагополучия личности, неблагополучия развития души.

Есть еще и другая чувственность, которую мы могли бы назвать как патологическую, — утонченная чувственность. И тогда она уж относится к страстной чувственности, так мы называем гурманство или эротизм особый, или избалованность, капризность, эстетизм. Иными словами, это искусственно развитая чувственность к чему-либо особенному, к чему-либо, к тому, что мучает человека, какая страсть в человеке, так сказать, является ведущей, наиболее сильной.

Страсти утончают особые страстные эмоциональные состояния, и так развивается эта чувствительность. Мы этим можем отчасти владеть, мы можем этим немного регулировать — это зависит от нас, стало быть, — это предмет нашей ответственности. Поэтому надо говорить.

И следующая тема здесь, которая чрезвычайно для нас важна — это бесчувственность. Как происходит так, что мы теряем чувствительность, почему? Это отдельный разговор, потому что картина нечувствительности человека, она очень многообразна. Во-первых — это запрет на чувства, которые развиваются с раннего детства, это особенность воспитания, семьи, культуры. Во-вторых — это может быть запрет на чувствительность, на чувственность религиозного характера. Об этом надо сказать отдельно, потому что это является определенной мифологией, прежде всего православной аскетики, это мифология, то есть не соответствует реальности. И конечно, есть неумение выражать чувства, или запрет выражать, — это разные вещи. Человек может очень бурно переживать какие-то эмоции, но не выражать, и может не чувствовать этих эмоций (и такой, и такой вариант есть).

Из того, что мы здесь уже говорили должна была как-то сложиться картинка такая, что развитие эмоций — это сложный процесс, этому надо учиться (и учиться этому никогда не поздно), и учиться этому необходимо, потому что если мы не умеем с этим работать, то мы теряем контроль над жизнью, над своей собственной жизнью. Я хочу здесь сказать об одном виде бесчувственности, которой имеет прямое отношение к православной аскетике, а именно к тому, то святые отцы называли окамененное бесчувствие, или такое сердечное бесчувствие, или каменное сердце (так еще говорили об этом). Проявлялось это в аскетике прежде всего в молитве, когда молитва совершалась с трудом, без чувств, и еще есть такое выражение — сухая. И для многих подвижников это было просто стеной непроходимой, препятствием к совершению молитвы. Вот не может человек молиться без чувств. Но говоря более широко, вообще говоря, — религия без чувств невозможна никакая, и невозможна вера в Бога без чувств. Миф заключается в том, что верующий человек (аскет или подвижник), подавляет в себе чувственность и чувствительность — это неправда. Наоборот аскет утончает свою чувствительность, делает ее особой. Но если в нем обычные человеческие чувства подавлены, ничего особого утонченного, аскетического, чувствовать такой подвижник не сможет. Ни умиления, ни любви, ни веры, а уж тем более слез, — ни дара слез, ни дара любви у такого подвижника быть не может.

Поэтому миф о том, что в христианстве, в аскезе христианской, человек обходится без чувств, без эмоций — это неправда, это миф. Только там речь идет сначала о том, чтобы контролировать свои эмоции, далее для того, чтобы избавляться от страстей и уже потом речь идет о духовных чувствах. Вот такая картина представляется в аскетике, а вовсе не бесчувственность, вот поэтому и важно говорить.

К сожалению в нашей культуре, православной культуре, и в нашей обыденной культуре, домашней, у нас не принято выражать эмоции. Человек с постным лицом (традиционное русское выражение — постное лицо, это именно церковное словосочетание, потому что вне христианского обихода непонятно что такое пост), постное лицо, то есть оно не эмоциональное, не улыбающееся, оно не радостное, оно скорбное. Между тем Господь говорит в Евангелии о посте прямо противоположным образом, о том, чтобы выглядеть веселым и даже может быть украшенным, так сказать, елеем помазать главу свою, а уже наедине, в клети своей, там можно принимать такое постное выражение лица. И вот постное выражение лица — это псевдорелигия, это псевдоаскеза.

Напротив, если мы посмотрим на портреты некоторых современных старцев, портреты словесные, фотографии, описание встреч которые были у них, то там очень часто можем встретить (и это даже подчеркивается) какой старец был любвеобильный, как улыбался, как любил детей, как шутил, как жалел всех. И если мы принимаем, что это действительно подлинная православная аскеза, тогда о таких людях никак нельзя сказать, что они были с постными лицами, что они боролись со своими чувствами или подавляли их, как раз напротив.

Ольга Михайловна Красникова:

У нас очень большой опыт интересный — проведение семинаров под названием: “Учимся жить с чувствами”, и интересен он тем, что во-первых это необычно для психологических семинаров, на этих семинарах очень много мужчин среди участников. И второй момент, что, как правило, я раздаю вот такие замечательные картинки, на которых изображены лица с разными выражениями, с выражением разных эмоций, и эмоции здесь подписаны. И еще выдаю списки чувств, просто названия чувств. Люди, действительно, не знают как называются те или иные чувства, они не могут найти слов, чтобы описать свое эмоциональное состояние, и это очень серьезная проблема.

И еще один важный момент с которым мы сталкиваемся на наших семинарах — это тема ответственности, и разделение ответственности за те чувства, которые я испытываю. Мы ужу немного об этом сегодня говорили, но хочется еще к этому вернуться. Почему возникает страх выражения чувств, страх признания себя источником своих чувств? Это происходит потому, что очень часто в нашей культуре мы делим чувства на плохие и хорошие, разрешенные и неразрешенные, правильные и неправильные; и если у меня чувства хорошие, то есть радость, счастье, нежность, любовь — то это можно, а если раздражение, обида, зависть, злость — то это уже нельзя, и чувствовать нельзя, и если чувствую, то хотя бы не выражать это. И вот это разделение на чувства плохие и хорошие очень сильно влияет на то, как мы со своими чувствами расправляемся и разбираемся.

Получается что если чувства плохие мне не хочется быть причиной этих чувств, признавать ответственность за эти чувства, поэтому мне, конечно, проще сказать что это все из-за окружающих. И на схеме мы изобразили разделение ответственности за эмоциональные реакции и за то, что мы делаем со своими эмоциональными реакциями и со своими чувствами.

Вот у нас есть стимул — внешнее воздействие какое-то, и это внешнее воздействие вызывает у нас определенную эмоциональную реакцию. Эта эмоциональная реакция не поддается нашему контролю, она непосредственная, она спонтанная, и в принципе за эту эмоциональную реакцию мы, конечно, несем ответственность, но очень косвенно. Скорее мы несем ответственность за то, в каком состоянии мы были (физическом, эмоциональном и духовном) в тот момент когда нам кто-то что-то сказал или кто-то что-то нам сделал (толкну-ли в метро, сказали какую-то неприятную вещь), потому что если мы посмотрим на наше физическое состояние в момент когда мы эту эмоциональную реакцию выдаем, то конечно, если мы устали, если мы голодные, если у нас голова болит, если мы спать хотим — интенсивность нашей эмоциональной реакции будет выше чем если мы прекрасно себя чувствуем (отдохнули, поели и в хорошем настроении). То есть мы в большей степени отвечаем вот за эти свои состояния на момент когда этот стимул на нас воздействовал. Но за саму эмоциональную реакцию мы отвечаем постольку-поскольку, она спонтанна, она не произвольна, мы не можем иногда ее удержать. А дальше когда эта эмоциональная реакция (либо это раздражение, либо боль, либо страх) возникает, мы каким-то образом интерпретируем ее, то есть мы себе ее объясняем, начинаем думать, а после того как мы подумали, мы начинаем действовать, мы реагируем уже каким-то видом действия. Иногда мы реагируем сразу действием, не успев подумать, то есть сначала в глаз, а потому уже соображаем а кто это?, а что он сделал? нарочно, не нарочно?

И вот за это — за мысль, за поступок мы несем полную ответственность, и мы не можем сказать что нас заставили, вынудили. Да, нам было неприятно, но человеку, которому наступили на ногу ему больно, ему плохо, но он может совершенно по разному подумать о том кто наступил на ногу и совершенно по разному поступить. И вот здесь в мыслях и поступках, здесь мы уже можем говорить об ошибках и о грехах. Но эмоциональная реакция сама по себе она не может быть грешной или правильной, потому что если нас щипнуть и мы почувствуем боль, вот эта боль она просто есть и все, то есть она естественна. За мысли и поступки, конечно, мы отвечаем и если мы ошибаемся, если мы осудили, если мы отомстили или если мы позлословили потом, то есть самому человеку мы не дали обратную реакцию, но зато потом мы все время друзьям будет рассказывать какой он гадкий, нехороший. Конечно, это серьезно и здесь уже есть повод для размышления. Но эмоциональная реакция она, опять же, от нас зависит только в плане нашего состояния физического, психологического и духовного.

И еще есть такой случай, который мы называем неадекватной эмоциональной реакцией, то есть когда у нас есть маленький, незначительный стимул, а реакция превосходи вот этот стимул в несколько раз. То есть условно говоря, наступил на ногу, а ему в ответ мало того что по голове настучал, еще чего-нибудь сломал, то есть очень сильная — неадекватная реакция;или на какой-то простой вопрос этот человек отвечает грубой бранью.

Как вы думаете с чем связана вот такая неадекватность? И здесь мы вспоминаем замечательное слово — “терпеливость”. Оказывается что очень часто мы очень много терпим, нас обижают — мы молчим, на оскорбляют — мы мило улыбаемся, нас притесняют — мы двигаемся, мы не отвечаем. То есть там где наша эмоциональная реакция должна быть сильной, ее нет или она очень маленькая, и тогда, действительно, сколько мы можем терпеть?, ну ограниченно количество времени. И вроде бы неадекватная реакция на вот этот маленький стимул внешний оказывается адекватной, всей той боли которую мы терпели и которую мы накопили в себе. Тогда возникает следующий вопрос, а вот эта терпеливость, действительно ли это хорошо? Потому, что нас очень часто призывают терпите, молчите.

Или все-таки терпеливость это совсем не одно и то же что и терпимость? Вот для меня терпеливость и терпимость — это совершенно разные вещи, я бы даже сказала противоположные по своему содержанию. Потому, что терпимость предполагает что внутри меня ничего не возмущается, терпимость предполагает мудрость, принятие, силу, зрелость. А терпеливость, когда внутри у меня взрыв атомной бомбы, а снаружи милая улыбка, и на мой взгляд это уже не добродетель, а это человекоугодие и лицемерие. То есть вот эти моменты обязательно нужно учитывать когда мы говорим про ответственность человека за свои эмоциональные реакции и за свои чувства.

Отец Андрей Лоргус:

Теперь я хотел бы несколько минут посвятить рассказу о страстях. Страсть — это такая большая тема. Учение о страстях занимает значительную часть аскетики христианской.

Страсти исследованы очень давно и известны с древности и пожалуй древние наши предки знали о страстях больше чем современные ученые. В современной психологии страсти как правило не исследуются и понятие это использую довольно-таки редко, но тем не менее используется. В современной психологической литературе страсть определяют так: аффективное (то есть эмоциональное, яркое) состояние, которое не поддается контролю. Страсть, страстное чувство — это очень сильное чувство. А вот святоотеческое учение о страстях было несколько иным. Например, Исаак Сирин считал, что страсть — это, прежде всего, болезнь, по преимуществу воли, заболевание воли как таковое. Феофан Затворник тоже был склонен считать, что страсть — это по преимуществу болезнь воли. Сергей Михайлович Зарин, исследователь христианской аскетики и профессор Санкт-Петербургской духовной академии, считал, что страсть основана, прежде всего, на ложных помыслах. В этом смысле он повторяет преподобного Максима Исповедника и святителя Григория Нисского, которые о страстях писали так же.

Но я хочу привести сейчас выражение одного древнего подвижника, основателя христианской аскетики и монашества, преподобного Макария Египетского. Он сказал, что страсть — это как другая душа в душе. То есть, в душе человека как бы образуется некая иная душа, некая самостоятельная инстанция, автономная, неподвластная, непохожая на душу. Почему преподобный Макарий так говорит: «другая душа в душе»? Потому что страсть, на самом деле, является сложным комплексом, в который, с антропологической точки зрения, входят помыслы, чувства, воля, цель, замыслы, какие-то желания, и этот комплекс достаточно прочно скреплен. То есть, это комплекс устойчивый, самостоятельный и, что самое отвратительное, он автономный. Страсть, когда она образуется, — это некий клубок, который погружается в глубины души. Святитель Феофан Затворник называл это «подсердечное место», место где-то под сердцем. То, что сегодня мы можем назвать подсознанием. Страсть автономна, она держится незаметно, сознанием увидеть этот комплекс очень трудно, и она устойчива. Это как бы навык. Кстати, слово «навык» очень часто употребляется в древней аскетике для того, чтобы показать, как формируется страсть. Автором генезиса страстей считают Иоанна Кассиана Римлянина на западе, а на востоке — Евагрия Понтийского. Оба они были учениками преподобного Макария Египетского и в конечном итоге оба учения восходят к этому древнему египетском отцу, который дал им основания учить о страстях.

Человек не рожден со страстями, и первоначально в Адаме страстей не было. В этом согласны все Святые Отцы: и западные, и восточные. Этот страстный комплекс формируется у нас. Иными словами, в душе много отдельных комплексов, в которые входят все те же черты, которые входят в обычную душу. Комплекс страсти похож, функционально похож на душу; в нем тоже есть ум, мысль, помысел. В нем тоже есть чувство, то есть, некоторая эмоциональная сторона, есть волевая сторона. У страсти есть своя воля, которая заставляет нас ей подчиняться. У страсти есть своя цель, там есть предмет, куда стремиться, что удовлетворять. У страсти есть своя оценка и свой контроль. Страсти нас контролируют. Если мы хоть чуть-чуть уклоняемся от страстного способа реагирования, страсть заставляет нас переживать, страдать, заставляет нас испытывать очень тяжелые переживания: потери, утраты, печали, тоски, а может быть, гнева и злости.

С точки зрения психологии, страстный комплекс может быть опознан почти в тех же терминах. То есть, это своя мотивация, свои эмоции, свои цели, свой смысл. У каждой страсти есть свой смысл, и надо сказать, что мы в угоду своим страстям сочиняем для каждой страсти свою мифологию. То есть, мы страсть оправдываем. У нас есть свое внутреннее объяснение своим страстям, почему я такой. Например, почему я люблю кричать на маму? Например, почему я люблю интриговать против своих сослуживцев? Или почему я боюсь всего на свете? Почему я боюсь потерять работу? Почему я боюсь остаться без денег? У меня есть для этого объяснение. Это некая мифология для объяснения своей страсти. На самом деле, мы не знаем корни своих страстей, потому что если бы мы их знали, мы могли бы с ними бороться, могли бы их удалить. Преподобный Макарий Египетский сказал ту самую важную вещь: «со страстью невозможно ничего сделать до тех пор, пока мы не удалим корень страсти».

Что же такое «корень страсти»? Мы сказали в самом начале, что страсть паразитирует на основных человеческих потребностях. Неправильное удовлетворение человеческой потребности ведет к искажению, и на почве, можно так сказать, нормативного поведения вырастает ненормативное. Иными словами, страсть формируется на естественной потребности, искажая ее и искажая способ ее удовлетворения.

Тогда получается, что корень страстей лежит в естественной потребности. Можно подумать, что бороться надо с естественными потребностями? Ничего подобного! У Святых Отцов было четкое представление о том, что бороться надо как раз с искаженным удовлетворением. В одном послании своему ученику преподобный Иоанн Лествинчик буквально расписывает график еды. Сколько литр хлеба надо съесть ему в день и сколько воды выпить, через какие промежутки времени и как постепенно от недели к неделе, от месяца к месяцу снижать эту потребность и как четко следить за этим. Иными словами, лечение от страсти в данном конкретном вопросе заключалось в планомерном, осознанном, целесообразном удовлетворении, здоровом удовлетворении человеческой потребности, и тогда в некоторых случаях от страсти можно избавиться.

В некоторых случаях это невозможно до той поры, пока мы не осознаем, какой же корень у каждой из наших страстей, а корень может быть разный. Страсти не похожи между собой у разных людей; они по-разному сформированы, у них разная история, но они похожи по определению. Чем они похожи? Страсть автономна. До тех пор, пока мы ее не осознаем, мы ее не видим. Она как бы там, в нашем душевном подземелье живет спокойно. Обостряется, проявляется страсть, показывает себя в какой-то экстремальный момент или в тот момент, когда человек испытывает определенную потребность. Страсти всегда заставляют нас страдать, поэтому слова «страсть», «страх» и «страдание» от одного корня. В греческом языке слово «страсть» — «пафос», то самое слово (боль, страсть, страдание), от которого происходит слово «патология». То есть, страсть — это искажение, это патология человеческой души, болезнь ее.

Можно ли со страстями бороться с помощью здравого смысла, с помощью, скажем, психотерапии, с помощью здорового образа жизни? Можно, но не со всеми и не до конца. Все-таки, борьба со страстями — дело аскезы. Аскеза — это особое искусство. Человеку, не искушенному в этом искусстве, трудно бороться, поэтому аскетическая борьба со страстью — это удел учителей, здесь необходимо духовное руководство опытного человека.

Что мы можем сделать для себя конкретно? То, о чем мы сегодня говорили. Если мы владеем языком своих эмоций, значит, как минимум, от половины страстей мы уже можем себя чуточку застраховать. Если мы умеем выражать свои эмоциональные реакции, а не прячем их, боясь, что либо они выпадут из нашего повиновения, либо наделают каких-либо дел, что потом будет стыдно, или мы прячем их, потому что считаем, что какие-то чувства, какие-то эмоции являются запретными, неправильными, — тогда мы наживем себе страсти. Иными словами, осознанность помогает бороться со страстями, а подавление чувств ведет как раз к образованию страстей.

Значит, здоровый образ жизни, с эмоциональной точки зрения, — это выражение чувств, признание своих чувств, опознание их. Может быть, какие-то эмоции окажутся нам совсем неуправляемыми, — тогда это верный признак, симптом страсти. Если мы не можем сделать ничего со своим гневом, он в какие-то моменты нашей жизни вдруг так проявляется, что выходит из-под нашего повиновения — возможно, это и есть страсть. Может, за ней стоит объедение, или страх, или любовь к телевидению или к интернету, или еще что-нибудь.

Если не подвластны нам те чувства, которыми мы хотели бы управлять, видимо, это уже страсть и тут нужны другие средства, либо аскетические, либо психотерапевтические. Я думаю, что и то, и другое может быть всем вам в помощь. Конечно, психотерапия не занимается страстями, но помощь в развитии эмоционального интеллекта, в решении эмоциональных проблем бывает очень полезна как раз в преодолении своих страстей.

Вообще-то говоря, полностью избавиться от страстей удавалось только подвижникам. Мы в определенной степени остаемся во власти страстей до конца своих дней. Но есть много наших страстей, которые с возрастом просто-напросто потихонечку отживают, поскольку уменьшаются потребности человеческие и естественно, что страсти, выросшие на этих потребностях, сами по себе потихоньку умирают. Духовные страсти, такие как гордость, властолюбие, уныние, гордыня, могут оставаться до самых последних дней, и обидно, что мы не можем с ними никак совладать.

Православное искусство духовное, которое называется аскетикой, существует, и это опыт церкви. Жаль, что многие люди не могут этим воспользоваться. На мой взгляд, христианская психология — это как раз новое научное направление, которое стремится освоить огромный церковный аскетический опыт. Надеюсь, что так оно и будет. Надеюсь, что сегодняшняя лекция капельку смысла, капельку пользы в эту работу внесла.

Теперь ваши вопросы по тому, что мы сегодня здесь говорили.

Вопрос:

Отец Андрей, в духовной литературе часто встречается слово «душевность» и очень часто оно используется как ругательное. Часто по отношению к чувствам, к религиозным чувствам, духовным чувствам используется слово «прелесть». Не могли бы вы немножко прояснить грань между здоровыми чувствами, необходимыми каждому человеку, и этим отклонением?

Отец Андрей Лоргус:

Душевность не является признаком нездоровья. Душевность — это то, что может испытывать каждый человек. С духовной точки зрения, это нормальные проявления чувств, душевные чувства, но они относятся к нашим потребностям. В них нет ничего духовного, но в них нет ничего и греховного.

Прелесть — это, прежде всего, обман, это иллюзия, а человек отчасти несет ответственность за свои иллюзии. Из чего рождается эта ответственность? Как раз из того, что человек не знает, он буквально эмоционально неграмотен. Он не знает, что он чувствует, или он не знает, где границы его чувств. Такой человек не может распознать, где его голос, а где голос, ему внушенный, где он чувствует боль, а где он чувствует радость. Такой человек не может распознать, что ему приносит удовлетворение, действительно радостные какие-то вещи или боль. Например, есть люди, которые испытывают удовольствие от боли. Это называется мазохизм. Так вот неумение распознать в себе, от чего я получаю удовольствие, является почвой для возникновения прелести.

Прелесть — это обман, который я могу принять за особую чувственность, за особую чувствительность. Обман, который я могу воспринимать для себя как благодать. Иными словами, там, где в душе темно, где человек не осознает, что с ним происходит, там легко возникает прелесть.

У прелести может быть и внешняя причина, дьявольская, но это означает, что человек еще менее контролирует свое состояние души. Это признак душевного и духовного нездоровья.

Ольга Михайловна Красникова:

Нужно ли бороться с чувствами или все-таки стоит научиться их использовать правильно? Потому что чувства о чем-то нам сигнализируют, они о чем-то сообщают, и в этом смысле нет чувств плохих или хороших, но есть чувства, которые мы понимаем и используем по назначению сигналы, которые они нам несут, и чувства, которые мы еще не понимаем. Если вы испытываете физическую боль, стоит ли делать обезболивающий укол или стоит разобраться, с чем связана эта физическая боль? То же самое с неприятным эмоциональным состоянием: если оно возникло, стоит ли его подавлять или можно разобраться, из-за чего оно возникло? По сути, это такой психологический ликбез. То есть то, чему в идеале мы могли бы научиться в детстве от родителей, нам приходится осваивать уже во взрослом состоянии на уровне сознания, понимания и приходится иногда какое-то время переучиваться, напоминать себе: да, я с этим не буду бороться, но я с этим буду разбираться. Это не значит, что надо, например, зависть в себе взращивать, подогревать, любить ее в себе или принимать ее как некоторую данность («ну, вот я такая завистливая»). Это значит, что эту зависть надо в себе заметить, а дальше разобраться с ней. Но вот способы, как разбираться и в чем причина зависти, это уже большой, длинный разговор.

Вопрос:

Батюшка, есть такое понятие в православной тоже литературе, как «падшая чувственность», якобы мы не должны доверять своим чувствам. Можете что-то по этому поводу сказать?

Отец Андрей Лоргус:

Опять же, это вопрос про правильные и неправильные чувства, мы как бы возвращаемся к этому. Нет правильных или неправильных чувств, чувства — это сигнальные явления. Чувства нам о чем-то говорят. Если мы теряем чувственность, чувствительность, то мы идем вслепую. Слепой что делает? Он ощупывает дорог палкой и рукой. Бесчувственность — это идти вслепую, никак не ощупывая дорогу, то есть, совсем вслепую, поэтому чувства нам помогают опознать нечто.

Что такое падшие чувства? Это те же самые страсти. Это страстные чувства, это страстные эмоции, то есть, эмоции как часть этого клубка страсти, но опять же, здесь надо не самыми чувствами бороться, надо избавляться от страсти. А у страсти есть корень. До тех пор, пока мы не понимаем, в чем корень страсти, нельзя избавиться от этих чувств. Эти падшие чувства, они лишь только симптомы, проявления. Надо смотреть, что там в глубине. Невозможно избавиться от чувств, если страсть продолжает бушевать. Она в другом чем-то проявит себя, каким-то другим образом будет нам досаждать. Поэтому нельзя, нельзя добиться, чтобы в огороде не было сорняков, если вы не будете их вытаскивать с корнем. Да, со страстным чувствами и эмоциями надо что-то делать. Даже надо благодарить, что они есть. Они нам показывают, что там, внутри у нас неблагополучно. Это искусство, это очень сложно, но мы можем распознать это в себе, вы же себя хорошо знаете. Найдите, где и когда рождается это страстное состояние, на какой почве оно возникло, как возникло. Да, самоанализ здесь может помочь. Если не поможет, обращайтесь к опытным людям, к специалистам. Можете и сами. Корень всегда в нашем естестве, но не сама страсть, а корень ее. Корень — это всегда некоторая извращенная потребность.

Ольга Михайловна Красникова:

К сожалению, нам порой кажется, что мы других людей знаем лучше, чем себя. То есть, на себя мы обращаем меньше внимания. Если мы с собой не познакомимся и останемся для себя загадкой, то тогда сделать что-то очень сложно. По сути, психотерапия, — это путь возвращения к себе, путь знакомства с собой.

Вопрос:

Скажите, вот интуиция, чувство, — а потом включается разум. Где эта грань, как правильно понимать?

Отец Андрей Лоргус:

Грань между чем и чем?

Вопрос: Интуиция и чувства — это одно и то же?

Отец Андрей Лоргус:

Нет. Интуиция — это некоторое предварительное знание, про которое мы не можем сказать, откуда оно, с чем оно связано и что это такое. Может быть и эмоциональная интуиция, это вполне естественно, но ведь ограничиваться интуицией невозможно, она требует проверки, она требует удостоверения. Да, интуиция — это первое, что возникает в нашем сознании, а дальше от зрелой личности ожидается, что человек будет задумываться, искать, о чем говорит это чувство.

Вопрос:

Потом действительно включается разум и первое чувство, интуиция, а ты начинаешь разное дальше думать, взвешивать и уходишь от первого. Насколько можно доверять своей интуиции?

Вопрос:

Насколько нужно ее развивать, потому что многие рекомендуют ее развивать. С точки зрения христианской психологии нужно ее развивать или же именно контролировать и осознавать?

Отец Андрей Лоргус:

Вы знаете, я думаю, что интуиция развивается вместе с личностью и вместе с эмоциональным интеллектом, вместе с умственным интеллектом, развивается параллельно. Она развивается в результате нашего опыта. Есть, конечно, нечто мистическое в нашей душе, неоспоримо существует. Чем больше ваш духовный опыт, тем больше вы сможете доверять своей интуиции. Интуиция — это то, что проявляется до того, как включился разум, но это невозможно до той поры, пока вами руководят страсти. Страстный человек может переносить на интуицию все, что угодно и, естественно, попадать в различные трудные положения. Доверять интуиции человеку страстному опасно. Опытный, умудренный жизнью человек может доверять своей интуиции больше. Это ведь вопрос ваш внутренний. Очень трудно ответить на него извне, можете вы доверять интуиции или нет. Только вы это знаете, какова ваша интуиция, только ваш опыт может подсказать это.

Вопрос немножко в другом. Вы сказали, что потом включается разум. А что в разуме? В разуме навыки, общественные стереотипы, семейные, родовые стереотипы, поэтому разум разуму рознь. Все зависит от того, что там, в разуме, какие клише, какие навыки. Может быть, наоборот, разум помогает очистить здоровые чувства от нездоровых, зрелые от незрелых, понять, где моя эмоциональная реакция и моей ответственности здесь немного, а где уже мой эмоциональный навык, где я отвечаю за последствия своих решений. Тут уже разум.

Ольга Михайловна Красникова:

Интуиция — это некоторое предчувствие: «мне кажется, что будет так». Смотрите, как в некоторых случаях это нас может подвести. Например, у человека были какие-то эмоциональные, психологические травмы, и он привык, что его унижают. Он приходит в новое для себя сообщество, и ему кажется, у него есть такая интуиция, что и здесь его будут унижать. На самом деле, это просто его прошлый опыт в нем говорит. Он начинает вести себя, опасаясь, защищаясь, недоверяя. Тем самым провоцирует людей на какую-то реакцию и в итоге говорит: «ну, вот, я же был прав, интуиция меня не обманула — и здесь меня тоже унизили». Он не видит, что на самом деле, это не люди его изначально хотели унизить, а он сам своим поведением провоцирует на такое отношение к себе. В этом случае доверять такой интуиции, по меньшей мере, странно. Вопрос очень сложный, он такой объемный, что невозможно ответить, доверять или не доверять, потому что каждый случай, каждый человек — это отдельная история.

Отец Андрей Лоргус:

Я хочу напомнить, что христианство стоит на одной очень важной человеческой функции — осознанности. Именно православие делает осознанность, примат ума одним из главных инструментов аскетики. Все то, что живет у нас в темноте внутри, то есть, все то, что вытеснено, все то, что подавлено или каким-то образом скрыто, будет иметь свое притворное влияние на душу, на личность, будет разлагать ее изнутри. Поэтому православная аскеза стоит на осознанности. В высшем смысле слова это означает, что человек — хозяин своего внутреннего мира, и он знает все, что в нем внутри есть. Как добрый хозяин в доме, он знает, что у него в чулане и в подвале лежит. Он не всегда может им воспользоваться, но он знает, что оно там есть. Когда в доме у доброго хозяина все вещи знают свое место, они не отправляются в самостоятельное путешествие по дому и не вредят хозяевам. Такая метафора.

Вопрос:

Можно немножко уточнить, что называется контролем эмоций? Это их осознание? Осознание того, что это у меня есть, и оценка, не является ли это неадекватной реакцией?

Ольга Михайловна Красникова:

Да, осознанность и адекватное выражение, потому что, когда мы говорим, что эмоции надо выражать, мы отнюдь не призываем кричать, крушить и каким-то образом выплескивать эти эмоции на окружающих, это напряжение снимать. Поэтому мы и говорим: адекватное выражение, адекватные ситуации, адекватные внутреннему состоянию и адекватные тем людям, к которым эти эмоции относятся. Конечно, мы не можем сказать, что любое выражение эмоций — это хорошо. Если взрослая женщина бьет своего ребенка или кричит на него, пусть даже она плохо себя чувствует, ей тяжело, она устала, — это не повод срывать свое состояние на ребенке. Она должна выражать свою эмоцию, но она должна осознавать, где она, с кем она и как она это делает.

Отец Андрей Лоргус:

В контроль эмоций еще входит знание того, откуда они появляются, когда они появляются, и некое предчувствие (мы уже говорили про интуицию). Если мы знаем, в каких ситуациях мы можем испытать подобные эмоции, то мы, значит, будем этой ситуации избегать или наоборот провоцировать, если это необходимо. То есть, контроль — это умение предвидеть ситуации, в которых могут возникнуть внезапные чувства или нас могут захлестнуть сильные эмоции, и каким-то образом контролировать эти поступки и эти воздействия внутри себя. Если я знаю, что выпив рюмку-две, я начинаю быть злым, гневным или, наоборот, я начинаю плакать, то я уже знаю, где мне можно выпить эти две рюмки, а где нельзя, или вообще отказываюсь от них. Я уже знаю наперед, что может быть. Это тоже понятие контроля.

Вопрос: Иногда бывают такие ситуации, когда свои эмоции выражать вообще не нужно. Это не значит, что они подавляются, внутри мы их испытываем, можем осознать, но снаружи мы их не показываем.

Отец Андрей Лоргус:

Конечно, это решение. Если вы осознаете когда, как и с кем, при каких обстоятельствах вы выражаете свои эмоции, вы их контролируете, но вы должны понимать, что эмоции — сигнал, он о чем-то вам говорит. Если вы не принимаете это в расчет, рано или поздно это может привести к аффективному взрыву, вот о чем идет речь. Не всегда можно выражать эмоции, это верно, но мы должны понимать, как они возникают и зачем они возникают. У них всегда есть какой-то смысл, они сигнальные.

Ольга Михайловна Красникова:

Я обычно это называю «инструкция по применению себя». То есть, когда мы с собой познакомились, мы знаем, на что мы реагируем и какие вещи у нас вызывают не совсем адекватные реакции, тогда мы можем предупреждать людей, с которыми мы общаемся: «лучше сейчас меня не трогай», или «вот это мне скажи потом, когда я буду в более-менее спокойном состоянии», или «давай мы эту тему оставим и вернемся к ней завтра, после того, как мы отдохнем, подумаем», или «мне нужно побыть наедине». То есть, если мы это проговариваем, если мы себя знаем, если у нас есть такая «карта местности» своей внутренней жизни, тогда мы намного облегчаем свою собственную жизнь и общение с нами окружающих.

Отец Андрей Лоргус:

С духовной точки зрения, это развитие, это то, что нам не дано при рождении, понимаете? То есть, надо повзрослеть, и тогда мы можем мечтать о духовных чувствах. Если развитие личности задерживается, то тогда и духовное тоже задерживается. У ребенка только лишь начатки духовной жизни. Только у зрелой личности мы можем говорить о полной духовной жизни. Так что сначала развитие человечности, душевности, а потом духовности. Апостол Павел нам об этом говорил.

Если я правильно понимаю вас, то действительно есть необратимые изменения человеческой жизни, человеческой личности. Здесь нельзя говорить о том, что все у человека под контролем; конечно, нет. Стало быть, если это необратимые явления, горестные, трагические, то там и эмоциональное состояние соответствующее, и чувства, которые неизбывные. Конечно, трагедия в жизни человека никуда не денется: потеря близких, потеря здоровья, потеря возможности работать или еще что-нибудь. Но это не закрывает перед человеком духовного и психологического путей развития. Ведь мы знаем, как многие люди, лишенные в разном возрасте или в зрелости каких-то возможностей, те, кого мы называем инвалидами, продолжали духовно развиваться.

Обстоятельства горестные, в которых мы оказываемся, не являются тупиком и не препятствуют нашему духовному развитию никогда. Раз мы можем развиваться, мы можем ставить духовные задачи и достигать их. Спасибо.

Страсть психология в Украине. Цены на страсть психология на Prom.ua

Работает

Всегда желанные. Как сохранить страсть в длительных отношениях Эстер Перель

На складе

Доставка по Украине

130 грн

Купить

ЧитатиЦеМодно

Работает

Книга «Між треба та хочу. Знайди і плекай свою пристрасть». Автор — Эль Луна

На складе в г. Харьков

Доставка по Украине

380 грн

Купить

Букса — интернет-магазин книг и подарков

Работает

Юнгианская психология и страсти души. Шпигельман М.

Доставка из г. Одесса

1 000 грн

Купить

ANIMA • Книги_Карты_Атрибутика

Работает

Юнгіанська психологія і пристрасті душі. Шпигельман Марвін

Доставка по Украине

по 1 000 грн

от 2 продавцов

1 000 грн

Купить

White Clouds

Работает

Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет.Кассандра Филлипс, Дин К. Делис .

На складе в г. Днепр

Доставка по Украине

125 грн

Купить

Книголюб

Работает

Книга «Парадокс страсти» Кассандра Филлипс, Дин Делис

На складе в г. Днепр

Доставка по Украине

175 грн

Купить

Книгомания

Работает

Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию.Лора Дойл. (твердый перплет)

Доставка по Украине

340 грн

Купить

Интернет-магазин «Книжный дом»

Работает

Книга Всегда желанные. Как сохранить страсть в длительных отношениях. Эстер Перель

На складе в г. Мукачево

Доставка по Украине

140 грн

Купить

Knigarnia

Работает

Книга Парадокс страсти. Она его любит а он ее нет. Дин Делис, Кассандра Филлипс

На складе в г. Мукачево

Доставка по Украине

180 грн

Купить

Knigarnia

Работает

Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет. Дин Делис, Кассандра Филлипс

Доставка из г. Киев

200 грн

Купить

КЛОНДАЙК

Работает

Греховные недуги. Психология страсти

Доставка из г. Киев

325.95 грн

Купить

Правлавка Горка (только ОПТ. для священников , розница после отборки товара при полной предоплате !)

Работает

Книга » Парадокс Страсти » Дин Делис , Кассандра Филлипс

Доставка из г. Днепр

160 грн

Купить

Newbooks.сом.ua

Работает

Всегда желанные. Как сохранить страсть в длительных отношениях Эстер Перель

На складе

Доставка по Украине

130 грн

Купить

книжный магазин

Работает

«Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию» Лора Дойл

Доставка из г. Днепр

230 грн

Купить

Книгомания

Работает

Рупперт Ф. Любовь, страсть и травма

Доставка из г. Черноморск

660 грн

Купить

LifeBook — книги по психологии и психотерапии

Смотрите также

Работает

Книга Всегда желанные. Как сохранить страсть в длительных отношениях. Авторы — Эстер Перель (МИФ) (2020)

На складе в г. Житомир

Доставка по Украине

395 грн

Купить

СТРОДО

Работает

Книга Магия утра для влюбленных. Как найти и удержать любовь и страсть, мягкий переплет, рус

На складе в г. Лубны

Доставка по Украине

120 грн

Купить

Все для дозвілля

Работает

ВСЕГДА ЖЕЛАННЫЕ. КАК СОХРАНИТЬ СТРАСТЬ В ДЛИТЕЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЯХ СТЕР ПЕРЕЛЬ

Доставка из г. Полтава

120 грн

Купить

Киндер-сити

Работает

Всегда желанные Как сохранить страсть в длительных отношениях Эстер Перель

Доставка по Украине

137 грн

Купить

интернет-магазин Эрудит

Работает

Парадокс страсти Она его любит а он ее нет Дин Делис Кассандра Филлипс

Доставка по Украине

160 грн

Купить

интернет-магазин Эрудит

Работает

Всегда желанные. Как сохранить страсть в длительных отношениях — Эстер Перель (мягкий переплёт)

Доставка из г. Днепр

160 грн

144 грн

Купить

LasKnigas

Работает

Книга Парадокс страсти. Авторы — Дин Делис и Кассандра Филлипс (МИФ)

Доставка из г. Житомир

520 грн

Купить

СТРОДО

Работает

Книга Смак бунни. Про пристрасть, подорожі, каву і справжнє щастя. Автор — Інна Моісєєва (Брайт Букс)

Заканчивается

Доставка по Украине

130 грн

Купить

СТРОДО

Работает

Книга Пастка пристрасті. Як її уникнути та здобути щастя в коханні. Автори — Дін Деліс, К. Філліпс (Vivat)

Доставка из г. Житомир

150 грн

Купить

СТРОДО

Работает

ГЕОРГИЙ (на коне) икона ламин 6*9 152

Доставка из г. Киев

3.51 грн

Купить

Правлавка Горка (только ОПТ. для священников , розница после отборки товара при полной предоплате !)

Работает

Влюбленность и любовь как объекты научного исследования

Под заказ

Доставка по Украине

723 — 915 грн

от 3 продавцов

723 грн

Купить

Gugabook. com.ua

Работает

Возлюби болезнь свою Валерий Синельников Как стать здоровым познав радость жизни Тайны подсознания Психология

На складе в г. Лубны

Доставка по Украине

180 грн

90 грн

Купить

Все для дозвілля

Работает

Психология лжи. Обмани меня если сможешь — Пол Экман (мягкий переплёт)

Доставка из г. Днепр

220 грн

198 грн

Купить

LasKnigas

Работает

Карл Сьюэлл, Пол Браун — Клиенты на всю жизнь

Доставка из г. Киев

180 грн

Купить

Подарки для Души

Роль страсти в устойчивом психологическом благополучии | Психология благополучия

  • Исследования
  • Открытый доступ
  • Опубликовано:
  • Роберт Дж. Валлеран 1  

Психология благополучия: теория, исследования и практика том 2 , Номер статьи: 1 (2012) Процитировать эту статью

  • 111 тыс. обращений

  • 73 Цитаты

  • 339 Альтметрический

  • Сведения о показателях

Abstract

Используя дуалистическую модель страсти (DMP), цель настоящей статьи — показать роль страсти к деятельности в устойчивом психологическом благополучии. Страсть определяется как сильная склонность к самоопределяющей деятельности, которая людям нравится (или даже нравится), которую они считают важной и в которую они регулярно вкладывают время и энергию. Модель предполагает существование двух типов страсти: гармоничной и навязчивой. Гармоничная страсть возникает из автономной интериоризации деятельности в свою идентичность, в то время как навязчивая страсть исходит из контролируемой интернализации и начинает контролировать человека. Утверждается, что через переживание положительных эмоций во время деятельности, которая происходит на регулярной и повторяющейся основе, гармоничная страсть способствует устойчивому психологическому благополучию, предотвращая при этом переживание негативного аффекта, психологического конфликта и плохого самочувствия. Ожидается, что навязчивая страсть не произведет таких положительных эффектов и может даже способствовать негативному аффекту, конфликту с другими жизненными действиями и психологическому нездоровью. Представлены исследования, подтверждающие предполагаемые эффекты и процессы, и предложены направления будущих исследований.

Психологическое благополучие, в широком смысле определяемое как счастье, удовлетворенность жизнью и саморазвитие, представляет собой один из наиболее важных аспектов эффективного психологического функционирования. Действительно, многие исследования показывают, что счастливые люди получают ряд преимуществ, начиная от физического здоровья и заканчивая лучшими отношениями и высокой производительностью (например, Huppert, 2009; Любомирский и др., 2005). Часто упускается из виду тот факт, что психологическое благополучие — это не отсутствие неблагополучия (Diener 2000; Keyes 2007). Точно так же, как не быть бедным не означает быть богатым, отсутствие каких-либо психологических проблем не равносильно психологическому процветанию (Huppert 2009).; Селигман 2011). Важным коррелятом вышеизложенного является то, что детерминанты психологического благополучия должны отличаться от детерминант неблагополучия (см. Gable & Haidt, 2005; Garland et al., 2010; Keyes, 2007). Например, отсутствие психологических стрессоров не гарантирует процветания в жизни. Это просто уменьшает вероятность страданий.

В последние годы некоторые авторы (например, Любомирский и др., 2005) предположили, что участие в «действиях, имеющих отношение к счастью» (особенно преднамеренных действиях) представляет собой один из способов содействия психологическому благополучию. Я согласен с этой позицией и далее утверждаю, что страсть к деятельности представляет собой важный тип высокой вовлеченности в деятельность, которая может привести к устойчивому положительному влиянию на психологическое благополучие. Действительно, поскольку люди, страстно увлеченные определенной деятельностью, обычно занимаются этой деятельностью несколько часов в неделю, они могут испытывать положительные аффективные переживания, которые должны способствовать благополучию. Однако не все преднамеренные действия способствуют психологическому благополучию. Как будет описано ниже, существуют два типа страсти. Хотя ожидается, что один тип, называемый гармоничной страстью, будет способствовать устойчивому психологическому благополучию за счет повторного переживания положительных эмоций во время выполнения задания, второй тип страсти, называемый навязчивой, не должен вызывать таких эффектов и может даже вызывать отрицательные эмоции и мешать. вести сбалансированную, счастливую жизнь.

Цель этой статьи — показать, как страсть, и особенно гармоничная страсть, играет решающую роль в устойчивом психологическом благополучии. Статья фокусируется исключительно на отношениях между страстью и благополучием. Читатель, интересующийся другими результатами, может обратиться к Vallerand (2010) для обзора. В первых двух разделах я представляю дуалистическую модель страсти (DMP; Vallerand 2008, 2010; Vallerand et al. 2003) и исследования, подтверждающие обоснованность концепции страсти. Затем приводится обзор исследований роли страсти в психологическом благополучии, включая исследования механизмов, посредством которых предполагается, что страсть способствует устойчивому психологическому благополучию. Наконец, я заканчиваю с предложениями для будущих исследований.

К психологии страсти

Понятие страсти

Страсть привлекла большое внимание философов. Их внимание, однако, было больше сосредоточено на эмоциональном аспекте страсти, чем на ее мотивационном измерении, как в случае с нынешним подходом к страсти. Возникли две точки зрения (см. Rony 1990). Первый постулирует, что страсть влечет за собой потерю разума и контроля, как это показано в трудах Платона (429-347 до н.э.) и Спинозы (1632-1677). В соответствии с этимологией слова «страсть» (от латинского «passio» — страдание) люди, охваченные страстью, рассматриваются как испытывающие некое страдание, как если бы они были рабами своей страсти, потому что она овладевает ими. Вторая перспектива изображает страсть в более позитивном свете. Например, Декарт (1596-1650) рассматривает страсти как сильные эмоции с присущими им поведенческими тенденциями, которые могут быть положительными до тех пор, пока в основе поведения лежит разум. Наконец, Гегель (1770-1831) утверждает, что страсти необходимы для достижения высших уровней достижений. Таким образом, эта вторая точка зрения изображает страсть в более позитивном свете, поскольку некоторые благоприятные результаты могут быть достигнуты, когда люди контролируют свою страсть.

До недавнего времени о психологии страсти к деятельности было написано очень мало. Те немногие психологи, которые рассматривали эту концепцию, подчеркивали ее мотивационный аспект. Например, некоторые авторы предполагают, что люди будут тратить много времени и усилий для достижения своих страстных целей (см. Frijda et al. 19).91) или заниматься любимым делом (Baum & Locke 2004). Почти все эмпирические исследования страсти проводились в области близких отношений под рубрикой страстной любви (например, Hatfield & Walster, 1978). Хотя такое исследование важно, оно не касается основной рассматриваемой темы, а именно страсти к деятельности. Наконец, хотя было предложено несколько теорий, в которых предполагается, что любовь к какой-либо деятельности приводит к некоторым положительным преимуществам, ни одна психологическая теория не утверждает, что ваша любовь к данной деятельности может иметь либо адаптивные, либо пагубные последствия для вашей жизни; что то, что вы любите, может быть для вас «хорошим» или «плохим» (см. Vallerand 2010 для концептуальных сравнений между страстью и этими другими концепциями). Необходимо учитывать двойственность страсти.

Дуалистическая модель страсти (DMP)

Вальеран и его коллеги (Vallerand 2008, 2010; Vallerand et al. 2003; Vallerand & Houlfort 2003) недавно разработали модель страсти, которая обращается к дуализму, присущему страсти. В соответствии с теорией самоопределения (Deci & Ryan 2000), DMP утверждает, что люди мотивированы исследовать свое окружение, чтобы расти как личности. При этом они участвуют в различных мероприятиях. Из них лишь некоторые будут восприниматься как особенно приятные, важные и имеющие некоторый резонанс с тем, как люди видят себя. Из этих нескольких видов деятельности один или два в конечном итоге будут предпочтительными и будут заниматься на регулярной основе и окажутся страстными. Так, Вальеран и соавт. (2003) определяют страсть как сильную склонность к самоопределяющей деятельности, которая нравится (или даже нравится), находит важной и в которую человек регулярно вкладывает время и энергию. Вопрос идентичности важен. На самом деле страстная деятельность становится настолько самоопределяющей, что представляет собой центральную черту чьей-либо идентичности. Например, те, у кого есть страсть к игре в баскетбол или написанию песен, не просто занимаются этим. Они считают себя «баскетболистами» или «авторами песен». В общем, страстная деятельность — это не просто деятельность, которую очень любят, высоко ценят и которой занимаются на регулярной основе. Это также то, что приходит, чтобы определить себя. Деятельность становится неотъемлемой частью личности.

Многие теории и исследования показывают, что элементы из окружающей среды могут быть интернализованы в идентичность (например, Aron et al. 1992; Deci & Ryan 2000). Это связано с тем, что существует процесс органической интеграции, который влечет за собой то, что самость со временем становится более сложной за счет интернализации элементов из окружающей среды, а также взаимосвязей составляющих самость (Deci & Ryan 2000). В какой-то момент представления о деятельности, которая нравится людям и которыми они занимаются на регулярной основе, будут включены в личность человека в той мере, в какой они высоко ценятся (Aron et al. 19).92; Чиксентмихайи и др. 1993), что привело к страсти к этой деятельности.

Кроме того, теория самоопределения и исследования показали, что элементы из окружающей среды могут быть интернализованы контролируемым или автономным образом (см. Deci et al. 1994; Sheldon 2002; Vallerand et al. 1997). Таким образом, в соответствии с вышеизложенным, DMP предполагает, что существует два типа страсти, навязчивая и гармоничная, которые можно различить с точки зрения того, как страстная активность была интернализована в чью-либо идентичность.

Навязчивая страсть возникает в результате контролируемой интернализации деятельности в свою личность и себя. Контролируемая интернализация происходит из-за внутреннего и/или межличностного давления, как правило, потому, что определенные непредвиденные обстоятельства связаны с деятельностью, такие как чувство социального признания или самоуважения (см. Mageau et al. в печати), или потому что чувство возбуждения, возникающее в результате участия в деятельности. является неуправляемым. Таким образом, люди с навязчивой страстью могут оказаться в ситуации, когда они испытывают неконтролируемое желание участвовать в деятельности, которую они считают важной и приятной. Страсть к деятельности приходит, чтобы управлять человеком. Они не могут не участвовать в страстной деятельности, ведущей к жесткой настойчивости в отношении деятельности. Хотя такая жесткая настойчивость может иногда приводить к некоторым преимуществам (например, к улучшению деятельности с течением времени), она также может повлечь за собой некоторые издержки, потенциально приводящие к неоптимальному функционированию в рамках страстной деятельности из-за отсутствия гибкости, которая это влечет за собой. Такой ригидный и защитный стиль должен вести к самозакрытию от внутриличностных и межличностных переживаний (Арон 19).92), к плохому интегративному опыту во время выполнения задачи (Hodgins & Knee 2002) и, следовательно, к негативным эмоциональным переживаниям, при этом снижая положительные аффективные результаты, которые обычно возникают (Hodgins & Knee 2002). Кроме того, такая жесткая настойчивость может привести к переживанию конфликта с другими аспектами жизни человека, когда он занимается страстной деятельностью (например, когда человек должен заниматься чем-то другим), а также к фрустрации и размышлениям об этой деятельности, когда отстранен от участия в нем из-за упущенной возможности.

И наоборот, гармоничная страсть является результатом автономной интериоризации репрезентации деятельности в идентичность человека. Автономная интернализация происходит, когда люди свободно принимают деятельность как важную для них без каких-либо или незначительных связанных с ней непредвиденных обстоятельств. Этот тип интернализации исходит из внутренних и интегративных тенденций личности (Deci & Ryan 2000; Ryan & Deci 2003). Это создает мотивационную силу для добровольного участия в деятельности и порождает чувство воли и личное одобрение в отношении продолжения деятельности. Когда действует гармоничная страсть, люди не испытывают неконтролируемого побуждения заниматься страстной деятельностью, а скорее свободно выбирают это. При этом типе страсти деятельность занимает значительное, но не подавляющее место в личности человека и находится в гармонии с другими сторонами жизни человека. Другими словами, при гармоничной страсти задействуется подлинное интегрирующее «я» (Deci & Ryan, 2000), что позволяет человеку полностью участвовать в страстной деятельности с гибкостью и внимательностью (Brown et al., 2007), открытой манерой, которая способствует позитивным эмоциям. опыта (Hodgins & Knee 2002).

Следовательно, люди с гармоничной страстью должны быть в состоянии полностью сосредоточиться на поставленной задаче и испытывать положительные результаты как во время (например, поток, положительный эффект, концентрация), так и после выполнения задачи (например, удовлетворение, общий положительный эффект). Таким образом, между страстной деятельностью человека и другими его жизненными действиями не должно быть конфликта. Кроме того, когда им мешают заниматься страстной деятельностью, люди с гармоничной страстью должны быть в состоянии хорошо приспособиться к ситуации и сосредоточить свое внимание и энергию на других задачах, которые необходимо выполнить. Наконец, при гармоничной страсти человек контролирует деятельность и может решать, когда заниматься, а когда нет. Люди с гармоничной страстью могут принять решение не заниматься какой-либо деятельностью в данный день, если это необходимо, или даже в конечном итоге прекратить отношения с этой деятельностью, если они решат, что она стала постоянным негативным фактором в их жизни. Таким образом, поведенческая вовлеченность в страстную деятельность может рассматриваться как гибкая.

Первоначальное исследование концепции страсти

Первоначальная работа над страстью преследовала три основные цели (Vallerand et al. 2003): определить распространенность страсти к деятельности в жизни человека, разработать шкалу страсти и проверить обоснованность некоторых элементов конструктов страсти. Так, Вальеран и соавт. (2003, исследование 1) более 500 студентов университета заполнили шкалу страсти в отношении деятельности, которую они любили, которую они ценили и в которую они вкладывали время и энергию (т. е. определение страсти), а также другие шкалы для тестировать прогнозы, полученные из DMP. Сообщалось о большом разнообразии страстных занятий, от физической активности и спорта до просмотра фильмов, игры на музыкальном инструменте и чтения. Участники сообщили, что занимаются своей страстной деятельностью в среднем 8,5 часов в неделю и занимаются этой деятельностью почти шесть лет. Таким образом, явно страстная деятельность значима для людей и носит продолжительный характер. Кроме того, 84% участников указали, что у них был по крайней мере умеренный уровень страсти к данному виду деятельности в своей жизни (они набрали не менее четырех баллов из семи на вопрос о том, было ли их любимое занятие «увлечением» для них) . Во-вторых, что касается разработки шкалы страсти, результаты исследовательского и подтверждающего факторного анализа подтвердили наличие двух факторов, соответствующих двум типам страсти. Эти данные о факторной валидности Шкалы увлеченности были воспроизведены в ряде исследований различных видов деятельности (например, Carbonneau et al. , 2008; Castelda et al., 2007; Rousseau et al., 2002; Vallerand & Houlfort, 2003; Vallerand). и др., 2006 г., исследования 1, 2 и 3). Шкала страсти состоит из двух подшкал по шесть пунктов, каждая из которых отражает навязчивость (например, «у меня почти навязчивое чувство по отношению к этому занятию») и гармоничную страсть (например, «эта деятельность находится в гармонии с другими занятиями в моей жизни»). Кроме того, анализ внутренней согласованности показал, что обе субшкалы надежны (обычно 0,75 и выше). Наконец, корреляции тест-ретест в течение периодов от четырех до шести недель выявили умеренно высокие значения стабильности (0,80, Руссо и др., 2002), тем самым подтверждая факторную валидность и надежность шкалы.

Наконец, что касается третьей цели, ряд критических выводов относился к результатам частичной корреляции (с учетом корреляции между двумя типами страсти), которые показали, что как гармоничные, так и навязчивые страсти положительно связаны с критериями страсти. (любить деятельность, ценить ее, регулярно тратить на нее время и энергию и чувствовать, что она является частью своей идентичности), тем самым поддерживая определение страсти. Кроме того, было обнаружено, что оба типа страсти связаны с чьей-либо идентичностью, и только навязчивая страсть в значительной степени связана с определенной степенью конфликта с другими жизненными действиями. Таким образом, в целом эти результаты подтверждают мнение о том, что как гармоничная, так и навязчивая страсть действительно являются «страстью», поскольку каждая из них отражает определение конструкции страсти. Наконец, другие исследования в рамках этого начального исследования (Vallerand et al. 2003) также показали, что навязчивая (но не гармоничная) страсть коррелирует с ригидным упорством в опрометчивых действиях, таких как езда на велосипеде по льду и снегу зимой (Vallerand et al. 2003). , Исследование 3) и продолжение участия в деятельности, которая стала негативной для человека, такой как патологическое пристрастие к азартным играм (Vallerand et al. 2003, Исследование 4).

Таким образом, первоначальное исследование подтвердило концепцию гармоничной и навязчивой страсти. С момента первой публикации было проведено более 100 исследований концепции страсти, в которых основное внимание уделялось целому ряду когнитивных, аффективных, поведенческих, реляционных и исполнительских результатов, получаемых в рамках сотен видов деятельности, осуществляемых как в нашей собственной, так и в чужой жизни. другие лаборатории. В целом такое исследование показывает, что гармоничная страсть предсказывает более адаптивные результаты, чем навязчивая страсть. В настоящей статье я сосредоточусь исключительно на исследовании роли страсти в психологическом благополучии (см. Vallerand 2010, где приведены исследования других типов результатов).

Страсть и психологическое благополучие

Теория и исследования выявили два аспекта благополучия (Ryan & Deci, 2001). Первую грань благополучия можно определить как общую удовлетворенность человека своей жизнью (гедонистическое благополучие: Diener, Emmons, Larsen, & Griffin, 1998), в то время как вторая связана с самореализацией или личной рост (эвдемоническое благополучие: Ryff & Keyes, 1995). Предполагается, что эти разные аспекты благополучия связаны между собой (например, человек может быть счастлив, достигнув самореализации), но также и представляют собой отдельные факторы психологического благополучия (например, человек может страдать, пытаясь реализовать свой потенциал). см. Miquelon & Vallerand 2006). В настоящей статье я обращаюсь к обоим типам благополучия без различия. Как будет видно ниже, это происходит потому, что страсть, и особенно гармоничная страсть, может положительно способствовать обоим.

Интересен тот факт, что мало внимания уделялось тому, как можно повысить психологическое благополучие, не говоря уже о его поддержании после повышения. Этому есть несколько причин (см. Seligman, 2011), в том числе тот факт, что исследования показывают, что для каждого человека существует заданная точка психологического благополучия, определяемая наследственными причинами (например, Lykken & Tellegen, 1996). Более того, если и будет какое-то улучшение благосостояния, то ожидается, что оно будет кратковременным, поскольку люди явно адаптируются к изменениям (например, гедонистическая беговая дорожка; Brickman & Campbell 19). 71).

Хотя, несомненно, существует наследственная установка в отношении психологического благополучия и что люди могут привыкнуть к событиям и обстоятельствам, это не означает, что повышение психологического благополучия невозможно или что такое повышение не может поддерживаться во времени. Действительно, некоторые авторы (например, Любомирский и др., 2005; Селигман, 2011) предположили, что участие в определенных видах деятельности может привести к тому, что люди получат положительные результаты в отношении их благополучия. Любомирски и др., В частности, утверждают, что определенный класс деятельности, которую они называют «деятельностью, относящейся к счастью», может на самом деле привести к устойчивому положительному улучшению благосостояния. Что характеризует эти действия, так это то, что они носят преднамеренный характер и осуществляются с усилием. Примерами являются такие действия, как выражение благодарности (Algoe, 2008), подсчет ваших благословений (Froh et al., 2008) и написание жизненных целей (King, 2001), которые действительно оказывают положительное влияние на благополучие. Кроме того, деятельность, отражающая соответствие деятельности человека, которая позволяет людям достигать цели и оставляет место для разнообразия, представляется важной (Sheldon, 2002). Основываясь на этих выводах, Любомирский и его коллеги рекомендуют людям «найти новые виды деятельности, в которые они могли бы вовлечься, предпочтительно те, которые соответствуют их ценностям и интересам. с точки зрения того, как они осуществляют деятельность» (с. 126).

Позиция Любомирского и его коллег свежа и важна. Их работа открывает путь для исследований и вмешательств, которые могут иметь серьезные последствия для понимания процессов, связанных с обеспечением устойчивого психологического благополучия. Я согласен с некоторыми их предложениями. Например, участие в «преднамеренных» действиях может принести человеку некоторые важные психологические преимущества и, по сути, лучше, чем обстоятельства, которые просто случаются с людьми. Кроме того, более вероятно, что психологическая выгода будет иметь место, если такая деятельность соответствует чьим-либо интересам и ценностям. Однако моя точка зрения отличается от их точки зрения по ряду вопросов. Во-первых, я не считаю необходимым, чтобы деятельность была новой (или осуществлялась в новых и разнообразных условиях), чтобы приводить к каким-то устойчивым положительным результатам. Я утверждаю, что страстная деятельность, которой люди занимаются годами (а иногда и всю жизнь; Rousseau & Vallerand 2003) в аналогичных условиях, может быть столь же успешной, а может быть и лучше. Это связано с тем, что при увлечении той или иной деятельностью люди становятся «экспертами» в этой деятельности, психологически растут как личности, и их Я в этой сфере деятельности становится все более сложным. Следовательно, та же самая деятельность может предложить возможности для некоторых возобновляемых элементов, которые будут поддерживать повышение психологического благополучия. Я даже предлагаю, если занятие не вызывает страсти, от него можно отказаться, особенно если оно слишком требовательно (например, упражнения, особенно вначале). Это не тот случай, когда люди увлечены деятельностью.

Во-вторых, даже преднамеренная деятельность в соответствии со своими интересами и ценностями не гарантирует, что занятие деятельностью будет выгодно человеку психологически. Как показывают исследования страсти (см. обзоры Vallerand 2008, 2010), навязчивая страсть, ориентированная на увлекательную деятельность, созвучную интересам и ценностям человека, тем не менее приводит к менее адаптивным результатам, чем гармоничная страсть, а иногда и к явно неадекватным последствиям. Это связано с тем, что качество вовлечения в деятельность, связанное с навязчивой страстью, не является полностью самоопределяемым по своей природе. Это так, потому что где-то на этом пути возникли некоторые непредвиденные обстоятельства между собой и деятельностью (см. Mageau et al. в печати). Таким образом, не всякая преднамеренная деятельность, соответствующая интересам и ценностям, приводит к положительным психологическим эффектам. Я утверждаю, что именно гармоничная страсть к данной деятельности приведет к положительному влиянию на психологическое благополучие, а не навязчивая страсть.

В-третьих, Любомирский и его коллеги никогда полностью не определяют природу процессов, задействованных в их модели. Они неоднократно упоминают, что самосогласованные цели, которые достигаются предпочтительно в новых видах деятельности, приведут к положительному влиянию на благополучие. Но не так много упоминается о том, что приводит к положительному влиянию на благополучие. Я предполагаю (и подробнее остановлюсь в следующем разделе), что в соответствии с Фредриксоном (например, 2001) положительные эмоции и связанные с ними процессы представляют собой важные механизмы, которые способствуют положительному влиянию гармоничной страсти на благополучие. Это связано с тем, что положительные эмоции побуждают человека расширять свое «я» и расширять свой репертуар навыков (Fredrickson 2001). Положительные эмоции могут объяснить, почему Любомирский и их коллеги считают, что новые виды деятельности и те, в которых есть достижение цели, оказывают положительное влияние на психологическое благополучие, поскольку такие эмоции, вероятно, будут испытываться в этих условиях.

Таким образом, выдвигается следующий тезис. Поскольку гармоничная страсть приводит к тому, что человек испытывает положительные эмоции во время занятия деятельностью, что, в свою очередь, способствует повышению психологического благополучия, а гармоничная страсть приводит к вовлеченности в деятельность и, таким образом, к переживанию положительных эмоций на регулярной основе (примерно 8 часов). в неделю) утверждается, что гармоничная страсть приводит к устойчивому повышению психологического благополучия. Таким образом, страсть к деятельности важна, потому что это мотивационная сила, которая заставляет человека заниматься этой деятельностью на регулярной основе. Кроме того, тип эффектов, которые будут испытываться на регулярной основе, зависит от типа страсти, которую человек испытывает к такой деятельности. Предполагается, что в той мере, в какой страсть человека гармонична, это приведет в действие две положительные функции: содействие психологическому благополучию и предотвращение возникновения нездоровья. Однако, если страсть является навязчивой, то положительного воздействия на психологическое благополучие может не произойти, и может даже иметь место усиление неблагополучия. Я подробно расскажу об эмпирическом подтверждении предполагаемых эффектов и процессов в последующих разделах.

Связана ли страсть к деятельности с психологическим благополучием?

Наше первоначальное исследование стремилось определить, существует ли связь между страстью к деятельности и психологическим благополучием. В нем участвовали пожилые люди (Rousseau & Vallerand 2003). Мы включили показатели психологического благополучия, такие как удовлетворенность жизнью (Diener et al., 1985), смысл жизни (Steger et al., 2006) и жизнеспособность (Ryan & Frederick, 1997), а также психологическое неблагополучие 90–101 ( шкалы тревоги и депрессии из Опросника общего состояния здоровья Goldberg & Hillier 1979). В соответствии с приведенными выше гипотезами ожидалось, что наличие гармоничной страсти к деятельности будет способствовать психологическому благополучию, в то время как навязчивая страсть или отсутствие страсти — нет. Кроме того, была также выдвинута гипотеза, что гармоничная страсть должна защищать от плохого самочувствия из-за положительных аффективных состояний, которым она способствует. Исследования подтвердили эти гипотезы. Например, в этом конкретном исследовании мы обнаружили, что гармоничное увлечение любимым занятием (например, игрой в карты, игрой на музыкальном инструменте) положительно предсказывало положительные показатели психологического благополучия, но отрицательно предсказывало показатели неблагополучия. И наоборот, навязчивая страсть положительно предсказывает тревогу и депрессию, отрицательно связана с удовлетворенностью жизнью и не связана с жизненной силой и смыслом жизни. Таким образом, поддерживались стимулирующая и защитная функции гармоничной страсти и демонстрировалась далеко не оптимальная роль навязчивой страсти.

Последующие исследования с участием молодых людей и подростков дали аналогичные результаты. В частности, было обнаружено, что гармоничная страсть к таким видам деятельности, как спорт, драматическое искусство, работа и специализированные области образования, положительно связана с удовлетворенностью жизнью и жизнеспособностью (Houlfort et al. , 2011, исследования 1 и 2; Vallerand et al., 2008, исследование 2). ), в то время как навязчивая страсть к одной и той же деятельности была либо отрицательно связана (Houlfort et al. 2011; Vallerand et al. 2007, исследование 2), либо не связана (Vallerand et al. 2007, исследование 1; Vallerand et al. 2008, исследование 2) к этим показателям. Таким образом, оказывается, что гармоничная (но не навязчивая) страсть способствует психологическому благополучию как у молодых, так и у пожилых людей с использованием ряда мер, что обеспечивает некоторую поддержку основной гипотезы о содействии психологическому благополучию и предотвращению болезней. существование.

В рассмотренном выше исследовании основное внимание уделялось людям, которые были страстно увлечены определенной деятельностью, и тому, как такая страсть связана с психологическим благополучием (и неблагополучием). Однако такое исследование сравнивало только страстных людей между ними и не включало не страстных людей. Таким образом, неясно, действительно ли гармоничная страсть дает людям психологический подъем, а навязчивая страсть — падение благополучия по сравнению с нестрастными людьми. В первом исследовании (Филипп, Валлеран и Лавин, 2009 г., Исследование 1), более 750 мужчин и женщин в возрасте от 18 до 90 лет заполнили анкету, содержащую Шкалу страсти, а также оценку критериев страсти (т. воспринимается как «страсть») по отношению к любимому сердцу делу. Участники также заполнили шкалы, оценивающие гедоническое (удовлетворенность жизнью; Diener et al., 1985) и эвдемоническое (самореализация; Ryff & Keyes, 1995) благополучие. Используя критерии страсти, обсуждавшиеся ранее, мы отделили людей, которые были очень страстными (в среднем 5 и более баллов по 7-бальной шкале по 4 критериям страсти), от тех, кто не был (в среднем ниже 5 по критериям страсти). . Кроме того, в соответствии с Vallerand и Houlfort (2003), среди страстных людей мы выделили тех, кто был «гармонично-страстным» (тех, у кого z-показатель по подшкале гармоничной страсти выше, чем по подшкале навязчивой страсти) от тех, кто был «одержимо-страстные» (те, у кого z-показатель по шкале навязчивости выше, чем по подшкале гармоничной страсти). Затем мы сравнили три группы по двум типам индексов психологического благополучия.

Результаты показали, что гармоничная страсть к данной деятельности приводит к более высокому уровню психологического благополучия как в гедонистическом, так и в эвдемоническом благополучии по сравнению с одержимостью и отсутствием страсти (см. Рисунок 1). Таким образом, эти результаты повторяют результаты рассмотренного выше исследования положительной роли гармоничной страсти в психологическом благополучии. Интересным для настоящего исследования является тот факт, что эти результаты были получены у мужчин и женщин разного возраста на протяжении всей жизни. Другим важным открытием является то, что апатичные и обсессивно-страстные люди не различаются. Этот результат интересен тем, что поднимает вопрос о роли навязчивой страсти в благополучии. В частности, просто ли навязчивая страсть не приводит ни к положительным, ни к отрицательным последствиям (по сравнению с отсутствием страсти), или же и навязчивая страсть, и отсутствие страсти оказывают одинаково пагубное влияние на психологическое благополучие?

Рисунок 1

Сравнение гармонично-пассионарных, обсессивно-страстных и непассионарных личностей по показателям удамонического и гедонистического благополучия . От Филиппео и др. (2009). Перепечатано с разрешения.

Полноразмерное изображение

Для решения вышеуказанных проблем Philippe et al. (2009, исследование 2) разные участники исследования 1 (опять же на протяжении всей жизни) заполнили шкалу страсти и шкалу эвдемонического благополучия (субъективная жизнеспособность; Ryan & Frederick 1997) в момент времени 1 и тот же показатель благополучия год спустя. Затем, создав те же три группы, что и в исследовании 1, авторы попытались определить, приведет ли гармоничная и навязчивая страсть к предсказуемым изменениям благополучия в каждой группе в течение одного года. Результаты показали, что люди, которые были гармонично увлечены данным видом деятельности, испытывали значительное улучшение психологического благополучия за этот период, тем самым повторяя прошлые результаты. Однако, что представляет большой интерес в связи с поставленным выше вопросом, как у обсессивно-пассионарных, так и у непассионарных индивидуумов с течением времени наблюдалось небольшое, но значительное снижение психологического благополучия. Таким образом, в целом может показаться, что гармоничная страсть способствует, в то время как навязчивая страсть и отсутствие страсти подрывают психологическое благополучие.

Исследование, обсуждавшееся до сих пор в этом разделе, началось с оценки роли страсти в обеспечении и защите психологического благополучия. Однако такое исследование не рассматривало ситуации, в которых такие функции могут работать. Хотя достижение цели или условия успеха могут способствовать благополучию большинства людей (например, Шелдон и др., 2002), основное различие между двумя типами страстных людей должно проявляться после неудачи. Поскольку для одержимо-страстных людей очень многое зависит от успеха (например, от сохранения своей идентичности и чувства собственного достоинства), неудача может иметь более разрушительное психологическое воздействие на их благополучие, чем для гармонично-страстных и у которых есть безопасное чувство собственного достоинства, позволяющее им встречать негативную информацию лицом к лицу, осознанно и без защиты. Таким образом, в то время как гармоничная страсть защищает благополучие людей в ситуациях неудач, этого не должно быть в случае навязчивой страсти.

Недавно мы проверили эти гипотезы в двух исследованиях (Lafrenière в прессе). В первом исследовании приняли участие 64 профессиональных художника с более чем 20-летним опытом рисования. Сначала они заполнили шкалу страсти в отношении рисования, а затем были случайным образом распределены по одному из двух условий. В этих условиях их просили вспомнить либо период их профессиональной жизни, когда они были очень творческими (условие успеха) или не очень творческими (условие неудачи). Затем участников просили вспомнить, насколько они были удовлетворены своей жизнью на тот момент, используя французскую форму (Blais et al. 19).89) шкалы удовлетворенности жизнью (Динер и др., 1985). Результаты регрессионного анализа выявили наличие значимого взаимодействия. Согласно гипотезе, когда люди добивались успеха, оба типа страсти приводили к одинаково высокому уровню удовлетворенности жизнью. Однако при неудаче (в состоянии неудачи) навязчивая страсть приводила к весьма значительному снижению удовлетворенности жизнью. Такого не было в случае гармоничной страсти, где не произошло существенного падения психологического благополучия.

Приведенные выше данные свидетельствуют о том, что гармоничная (но не навязчивая) страсть может защитить психологическое благополучие после серьезной неудачи, связанной с страстной деятельностью. Однако это первое исследование имело одно важное ограничение: оно основывалось на воспоминаниях участников об их удовлетворенности жизнью. Таким образом, возможно, что результаты объясняются ошибками памяти (Sedikides & Green 2000). Таким образом, второе исследование (Lafrenière et al. в прессе, исследование 2) было проведено с участием 77 страстных хоккейных болельщиков с использованием дневникового исследования в течение 2009 года.Плей-офф Национальной хоккейной лиги (НХЛ). Страстные болельщики различных хоккейных команд впервые заполнили Шкалу страсти и Шкалу удовлетворенности жизнью с помощью веб-опроса перед началом серии плей-офф с участием их любимой команды. Затем они заполняли шкалу удовлетворенности жизнью каждое утро после игры своей команды, которая была сыграна накануне вечером (будь то поражение или победа). На основе данных об удовлетворенности жизнью был проведен анализ иерархического линейного моделирования. Результаты повторили результаты исследования 1. В частности, в то время как навязчивая страсть усиливала негативное влияние потери на их удовлетворенность жизнью, этого не было в случае гармоничной страсти. Эти результаты показывают, что гармоничная страсть, по-видимому, играет защитную функцию от негативных событий и потенциального падения психологического благополучия, в то время как навязчивая страсть, по-видимому, усугубляет такие эффекты.

Результаты, представленные в этом разделе, приводят к некоторым важным выводам: во-первых, гармоничная страсть, по-видимому, положительно влияет на психологическое благополучие и защищает от психологического неблагополучия. Во-вторых, навязчивая страсть, по-видимому, предсказывает психологическое неблагополучие, будучи либо отрицательной, либо не связанной с психологическим благополучием. В-третьих, оказывается, что отсутствие страстности приводит к небольшому снижению психологического благополучия. Таким образом, получается, что одна и та же (преднамеренная) деятельность может способствовать или не способствовать психологическому благополучию человека в зависимости от качества его участия в этой деятельности. Поскольку это влечет за собой оптимальную форму участия в деятельности, гармоничная страсть предсказывает положительное благополучие, в то время как навязчивая страсть и ее менее адаптивная форма защитного участия этого не делают. Наконец, исследования показывают, что эти результаты применимы к мужчинам и женщинам на протяжении всей жизни и как к гедонистическим, так и к эвдемоническим показателям психологического благополучия.

Каковы опосредующие процессы отношений страсти и психологического благополучия?

Если страсть влияет на психологическое благополучие и неблагополучие, то какие процессы опосредуют такие эффекты? Другими словами, как гармоничная и навязчивая страсть влияет на психологическое благополучие? Как указывалось ранее, DMP утверждает, что эти два типа страсти ориентируют человека на участие в деятельности по-разному, что приводит к разным аффективным переживаниям, которые, если они возникают на повторной основе, могут способствовать различному влиянию на психологическое благополучие и плохое самочувствие. При гармоничной страсти вовлеченность осуществляется таким образом, что человек участвует в деятельности с готовностью переживать событие в осознанной, не оборонительной манере (Brown et al. 2007; Hodgins & Knee 2002). Такое состояние позволяет человеку получать положительный эффект от положительных событий, не останавливаясь на отрицательных результатах и ​​их потенциальном негативном влиянии на себя и благополучие. Таким образом, гармоничная страсть ведет к переживанию положительного аффекта и защищает от отрицательного аффекта (см. Philippe et al. 2010; Vallerand 2010). Поскольку страстная деятельность обычно занимает несколько часов в неделю в течение многих лет, такие эмоциональные состояния переживаются повторяющимся, непрерывным образом и, таким образом, сохраняются с течением времени (Mageau & Miquelon 2007; Vallerand et al. 2003, Исследование 2). В соответствии с Фредриксоном и его коллегами (Garland et al., 2010), предполагается, что устойчивые положительные аффективные состояния создают положительную восходящую спираль, в которой расширение внимания, положительная переоценка событий и увеличение репертуара мыслей способствуют друг другу, тем самым способствуя психологическому благополучию. существование. Кроме того, поскольку они предотвращают возникновение негативных эмоциональных состояний, положительные эмоции также защищают от нисходящей спирали психологического неблагополучия.

С другой стороны, при навязчивой страсти вовлеченность носит более защитный и ригидный характер, не позволяя в полной мере испытать положительный аффект и ориентируя в основном на переживание отрицательного аффекта (стресс, тревога). Кроме того, поскольку участие часто воспринимается как не зависящее от человека, он может участвовать в деятельности, когда не должен. Следовательно, некоторые негативные аффекты, такие как чувство вины и стыда, могут возникнуть после выполнения задания. Наконец, из-за высокого уровня ригидности, связанного с навязчивой страстью, неспособность участвовать в страстной деятельности может привести к тому, что человек испытает некоторые негативные аффективные результаты (например, разочарование) при занятии другими жизненными делами. Таким образом, даже если какой-то положительный аффект должен был быть испытан с навязчивой страстью, общее эмоциональное состояние как во время, так и после участия в деятельности, а также при предотвращении участия в страстной деятельности может быть весьма негативным (Vallerand et al. 2003, исследование 1). . Поскольку страстная деятельность обычно проводится в течение нескольких часов в неделю, такие негативные эмоциональные и конфликтные состояния сохраняются с течением времени и, в зависимости от их интенсивности, могут препятствовать переживанию восходящей спирали психологического благополучия, изображенной выше, или, что еще хуже, приведенной в движение. нисходящая спираль плохого самочувствия, характеризующаяся стрессовой оценкой, сужением внимания, дальнейшим переживанием отрицательных эмоций и, в конечном итоге, психологическим неблагополучием.

Исследование обеспечивает поддержку предлагаемых процессов вышеуказанной модели. Во-первых, исследования подтверждают адаптивную роль положительного аффекта в различных исходах, включая благополучие (Любоморский и др., 2005; Седикидес и др., 2008). В одном важном направлении исследований Фредриксон (2001) предложила и нашла поддержку своей теории «расширяй и развивай», утверждая, что положительные эмоции адаптивны, потому что они расширяют репертуар мыслительных действий и самость людей, что приводит к лучшим решениям и более высоким уровням психологическое благополучие. Например, Фредриксон и Джойнер (2002) обнаружили существование спирали, в которой положительный аффект ведет к более высокому уровню психологического благополучия, что затем приводит к последующему переживанию положительного аффекта и так далее. Дополнительные исследования показывают, что повторяющиеся положительные эмоции приводят к изменениям в областях мозга, которые, как известно, связаны с психологическим благополучием (по этому вопросу см. Garland et al. 2010).

Кроме того, исследования страсти систематически обнаруживают, что регулярное участие в значимой деятельности из-за гармоничной страсти приводит к переживанию положительного аффекта и защите от негативного аффекта, в то время как навязчивая страсть приводит к негативному аффекту и либо не связана, либо слабо связана с положительный эффект во время выполнения задания (например, Philippe et al., 2010; Vallerand et al., 2003, исследование 1; Vallerand et al., 2006, исследования 2 и 3). Кроме того, двухнедельное дневниковое исследование (Mageau & Vallerand 2007) показало, что положительный эффект, который возникает во время выполнения задания, вызванного гармоничной страстью, сохраняется и в конце дня. И наоборот, когда вовлечение в страстную деятельность подпитывается навязчивой страстью, невозможность заниматься страстной деятельностью в данный день приводит к менее позитивному настроению в конце этого дня. Наконец, Вальеран и соавт. (2003, Исследование 2) даже обнаружили, что у футболистов с гармоничным увлечением наблюдалось усиление общего положительного аффекта в течение сезона, в то время как у тех, у кого была навязчивая страсть, со временем наблюдалось усиление отрицательного аффекта.

В целом, принимая во внимание тот факт, что гармоничная страсть приводит к регулярному вовлечению в страстную деятельность, которая трансформируется в положительный аффект во время активности (например, Mageau et al. 2005; Vallerand et al. 2003, Study 1; Vallerand et al. , 2006, Исследования 2 и 3), что такой положительный аффект, по-видимому, сохраняется в течение значительного периода времени (Mageau & Vallerand 2007; Vallerand et al. 2003, Исследование 2), и что положительный аффект положительно предсказывает психологическое благополучие (Fredrickson). 2001; Fredrickson et al. 2008), может показаться, что наличие гармоничной страсти может привести к тому, что люди испытают кумулятивный опыт положительного аффекта, который должен способствовать и поддерживать психологическое благополучие, а также защищать от психологического неблагополучия. Таким образом, ожидается, что гармоничная страсть будет играть двойную роль, побуждая людей регулярно заниматься страстной деятельностью и делать это таким образом, чтобы получать важные эмоциональные выгоды от своего участия, которые способствуют психологическому благополучию. Однако этого не должно быть в случае навязчивой страсти, поскольку она в основном способствует негативному аффекту и психологическому неблагополучию.

Исследование Руссо и Валлерана (2008) проверило вышеуказанную модель в рамках того же исследования. В частности, эти авторы проверили опосредующую роль положительного и отрицательного аффекта в отношениях страсти и психологического благополучия с пожилыми людьми, у которых была страсть к физической активности. Во время 1 участники заполнили шкалу страсти в отношении физической активности, а также меры психологического благополучия (удовлетворенность жизнью). Пять недель спустя, во время 2, сразу после тренировки, они завершили ситуационные измерения положительного и отрицательного аффекта, испытанного во время тренировки (например, чувство счастья, радости). Наконец, три недели спустя, во время 3, участники снова завершили измерения психологического благополучия. Результаты анализа пути с использованием моделирования структурными уравнениями показали, что гармоничная страсть положительно предсказала положительный эффект, который привел к увеличивает психологическое благополучие на с момента 1 до момента 3. С другой стороны, навязчивая страсть не была связана с положительным аффектом, но положительно предсказывала отрицательный аффект. В то время как навязчивая страсть прямо и негативно предсказывала снижение психологического благополучия, негативный аффект не был связан с психологическим благополучием. Эти результаты проиллюстрированы на рисунке 2. Эти основные результаты были воспроизведены в сфере работы (Houlfort et al. 2011, исследование 3), где было обнаружено, что гармоничная страсть к работе приводит к положительным аффективным переживаниям на работе, что, в свою очередь, предсказывает увеличение психологического благополучия в течение 6 мес. Как и в исследовании Rousseau and Vallerand (2008), отрицательная связь между навязчивой страстью и благополучием была прямой и не опосредована положительным аффектом.

Рисунок 2

Опосредующая роль аффекта в отношениях страсти и психологического благополучия (Vallerand & Rousseau 2008). Перепечатано с разрешения.

Изображение в натуральную величину

Вышеупомянутое исследование подтверждает роль гармоничной страсти в создании положительного аффекта и роли последнего в повышении психологического благополучия. Однако такое исследование не касается второй роли гармоничной страсти, а именно защитной роли, которую эти опосредующие процессы могут играть в психологическом неблагополучии. Если гармоничная страсть предохраняет от переживания психологического неблагополучия, то являются ли положительные эмоции опосредующими процессами, вовлеченными в этот процесс? Кроме того, вышеупомянутое исследование также показало, что, хотя навязчивая страсть была отрицательно связана с психологическим благополучием, ни ситуативный положительный, ни ситуативный отрицательный аффект не опосредовали отношения навязчивой страсти и психологического благополучия. Так что же это за процессы, опосредующие негативное влияние навязчивой страсти на психологическое неблагополучие?

Исследования, направленные на достижение этих двух целей, были сосредоточены на одном типе психологического неблагополучия, а именно на эмоциональном выгорании. В соответствии с прошлыми исследованиями страсти и аффективных переживаний было сочтено, что гармоничная (но не навязчивая) страсть должна способствовать эмоциональному переживанию удовлетворения от работы, которое должно играть защитную роль при выгорании. Что касается навязчивой страсти, то одним вероятным посредником ее сопутствующего эффекта должен быть психологический конфликт, переживаемый между страстной деятельностью (работой) и другими жизненными действиями (например, семейной деятельностью).

Поскольку при навязчивой страсти человек испытывает неконтролируемое побуждение заниматься страстной деятельностью, человеку становится очень трудно полностью отключиться от мыслей об этой деятельности (или вообще от участия в ней), что приводит к конфликту с другими видами деятельности в жизнь человека. Такой конфликт может помешать человеку заниматься другими жизненными занятиями. Таким образом, человек остается умственно несвежим, что может способствовать выгоранию (Garland et al. 2010). Кроме того, поскольку навязчивая страсть обычно не связана с положительными аффективными переживаниями как во время выполнения задания в страстной деятельности (работе), так и в других жизненных занятиях вне ее, навязчивая страсть не запускает защитную функцию от неблагополучия, как это делает гармоничная страсть. И наоборот, с гармоничной страстью человек может отказаться от страстной деятельности после выполнения задачи и полностью погрузиться в другие жизненные занятия, не испытывая конфликта между ними. Таким образом, гармоничная страсть должна позволять человеку получать аффективное вознаграждение как во время выполнения задачи в страстной деятельности, так и в других жизненных занятиях, тем самым защищая человека от выгорания.

В соответствии с приведенными выше рассуждениями было проведено два исследования (Vallerand et al. 2010, Исследования 1 и 2) с участием профессиональных медсестер из двух культур (Франция и Квебек, Канада). В исследовании 1 100 медсестер из Франции заполнили шкалы, оценивающие страсть к своей работе, психологический конфликт, удовлетворенность работой и эмоциональное выгорание. Результаты анализа моделирования структурными уравнениями показаны на рисунке 3. Можно видеть, что модель была подтверждена, даже при контроле количества отработанных часов в неделю. В частности, навязчивая страсть способствовала выгоранию из-за психологического конфликта, который она вызывает между работой и другими жизненными действиями. Отсутствовала также связь между навязчивой страстью и удовлетворением от работы. С другой стороны, гармоничная страсть предотвращала переживание конфликта и способствовала переживанию удовлетворенности работой, тем самым предохраняя человека от переживания выгорания. Эти результаты были воспроизведены во втором исследовании с использованием проспективного дизайна с медсестрами из провинции Квебек (Vallerand et al. 2010, исследование 2), что позволило нам предсказать изменения в выгорании в течение шестимесячного периода. Таким образом, хотя дополнительные исследования явно необходимы, представляется, что гармоничная страсть может выполнять защитные функции от психологического неблагополучия. И наоборот, навязчивая страсть, по-видимому, способствует плохому самочувствию из-за конфликта, который она создает между страстной деятельностью (работой) и другими жизненными действиями, которые могут помочь человеку восстановить себя.

Рисунок 3

Роль страсти в выгорании (Vallerand et al. 2010, Исследование 1) . Перепечатано с разрешения. Все пути значимы при p < 0,05, кроме пути Гармоничной Страсти-Конфликта, p < 0,10.

Полноразмерное изображение

Два предупреждения. Во-первых, можно предположить, что некоторые личностные или индивидуальные различия лежат в основе различия между двумя типами страсти и ответственны за различное влияние страсти на благополучие. Хотя это возможно, недавние неопубликованные исследования двух разных лабораторий (Balon et al. 2010; Vallerand et al. 2012) показывают, что эти два типа страсти лишь слабо связаны с некоторыми из личностных параметров Большой пятерки и не связаны с другими. Таким образом, маловероятно, что личность ответственна за наблюдаемые эффекты страсти. Второе предостережение заключается в том, что исследования увлеченности и результатов носят в основном корреляционный характер. Таким образом, проблема причинно-следственной связи требует внимания. В одном исследовании была предпринята попытка пролить свет на этот вопрос. В этом исследовании (Carbonneau et al., 2008) использовалась панельная панель с перекрестным лагом, в которой 500 учителей попросили выполнить измерения увлеченности преподаванием, а также психологические показатели благополучия (удовлетворенность работой) и плохого самочувствия. (выгорание) дважды в течение 3 месяцев. Результаты модели пути с перекрестной задержкой и моделированием структурными уравнениями показали, что страсть предсказывала изменения в результатах, тогда как результаты не предсказывали изменений в страсти. Таким образом, страсть, по-видимому, участвует в изменении психологических результатов, тогда как обратное может быть неверным. Ясно, что необходимы дополнительные исследования с использованием экспериментального плана, прежде чем можно будет твердо заключить, что страсть вызывает исходов. Однако результаты исследования Carbonneau et al. (2008) предполагают, что это может иметь место.

Помимо простого участия в преднамеренных действиях

Было бы полезно вернуться к вопросу о преднамеренных действиях. Один из вопросов, который мы можем задать, заключается в следующем: достаточно ли простого участия в преднамеренных действиях, чтобы положительно повлиять на психологическое благополучие? Хотя я согласен с тем, что некоторые виды деятельности могут быть более позитивными, чем другие, в том, что касается положительных аффективных переживаний и психологического благополучия, например, медитация осознанности (Lutz et al., 2008) и медитация любящей доброты (Fredrickson et al., 2008), основная идея этой статьи заключается в том, что деятельность далеко не вся история, это далеко не так. Что также (и, возможно, главное) имеет значение, так это то, как люди участвуют в данной деятельности. В дополнение к тому, что человек регулярно возвращается к своей деятельности, его страсть также определяет качество участия в этой деятельности. Таким образом, в той мере, в какой страсть человека к данной деятельности гармонична, он должен быть в состоянии извлечь все преимущества из участия в «позитивной» деятельности, такой как медитация. Однако, если чья-то страсть навязчива, тогда следует испытать менее чем оптимальные и, возможно, даже негативные результаты.

Недавно мы проверили эти гипотезы с помощью занятия, широко признанного весьма положительным, а именно йоги. Йога — это дисциплина, зародившаяся в Индии и направленная на развитие и поддержание естественного баланса между разумом, телом и душой. Исследования показывают, что практика йоги может увеличить мышечную силу и гибкость тела, улучшить дыхательную и сердечно-сосудистую функции, усилить положительный эффект и уменьшить отрицательный эффект (Impett et al., 2006), а также улучшить психологическое благополучие (Collins 19).98). Если имеет значение только деятельность, то страсть к йоге не должна иметь значения, и простого занятия йогой должно быть достаточно, чтобы получить некоторые положительные результаты. Однако, если страсть имеет значение, то даже в йоге только гармоничная страсть должна приводить к положительным результатам, в то время как навязчивая страсть может быть не связана с результатами или даже привести к некоторым негативным последствиям.

Было проведено два исследования (Carbonneau et al. 2010, Исследования 1 и 2). В первом исследовании участвовали участники из «нормальной популяции» (в возрасте от 19до 60 лет), несколько лет занимающихся йогой, заполнили шкалу страсти к йоге, а также шкалы оценки положительного и отрицательного аффекта и тревожности состояния, испытываемых во время занятий йогой. Результаты показали, что только гармоничная страсть была положительно связана с положительным аффектом и отрицательно с отрицательным аффектом и состоянием тревоги. Навязчивая страсть была только положительно связана (но незначительно) с тревогой состояния. Исследование 2 пошло еще дальше и рассмотрело изменения в результатах, которые произошли в течение 3-месячного периода для регулярных занятий йогой, еще раз по сравнению с обычным населением. Результаты в основном повторяли результаты исследования 1. В частности, гармоничная страсть предсказывала уменьшает в отрицательных эмоциях, тревожном состоянии и общих (негативных) физических симптомах, но увеличивает в положительных эмоциях, которые имели место во время занятий йогой. Навязчивая страсть только предсказывала значительное увеличение негативных эмоций, испытываемых во время занятий йогой. Эти результаты были получены даже при контроле количества часов в неделю и лет занятий йогой.

Эти выводы важны как минимум по двум причинам. Во-первых, они подчеркивают тот факт, что нам нужно выйти за рамки простого участия в преднамеренных действиях, даже таких позитивных, как йога, чтобы определить тип аффективных переживаний, которые будет испытывать человек. качество вовлеченности в деятельность имеет значение, при этом гармоничная страсть ведет к более позитивной вовлеченности и, следовательно, к более позитивным (и менее негативным) результатам, чем навязчивая страсть. Во-вторых, если «позитивные» виды деятельности, такие как йога, не приводят автоматически к положительным аффективным переживаниям во время занятий, то их положительное влияние на психологическое благополучие также не является автоматическим. Таким образом, кажется, что гармоничная страсть должна играть ключевую роль в положительном эффекте участия в деятельности, даже такой положительной, как йога, в психологическом благополучии. Однако, поскольку показатели психологического благополучия не оценивались в исследовании Carbonneau et al. (2010), необходимы дальнейшие исследования для более непосредственной проверки этой гипотезы.

Последний пункт, касающийся роли деятельности в переживаемых психологических последствиях, относится к тому, что можно назвать «негативной» деятельностью. В частности, если гармоничная страсть способствует повышению качества аффективных переживаний во время участия в «позитивной» деятельности, может ли она также защитить человека при занятии более «негативным» типом деятельности? Хотя трудно определить явно негативную деятельность, азартные игры могут быть близки к ней. Действительно, многие исследования показывают, что азартные игры (и, в частности, определенные виды азартных игр, такие как автоматы для видеопокера) могут быть особенно негативными для человека, приводя к патологической азартной игре, социальной изоляции, депрессии и даже самоубийству (Bergh & Kühlhorn 19).94). Таким образом, если гармоничная страсть выполняет защитные функции, то участие в азартных играх из-за гармоничной страсти должно защитить человека от негативного аффекта и развития патологической азартной игры. Однако этого не должно быть в случае навязчивой страсти. На самом деле можно было бы ожидать, что навязчивая страсть будет даже способствовать обоим.

Исследования подтверждают вышеуказанные гипотезы. Действительно, было обнаружено, что гармоничная страсть к азартным играм, как правило, положительно связана в основном с положительным аффективным опытом во время игры, таким как удовольствие, веселье и наслаждение (см. и Валлеран, 2007 г., Ратель и др., 2004 г., Скитч и Ходжинс, 2005 г., Валлеран и др., 2003 г., исследование 4). И наоборот, исследования показали, что навязчивая страсть к азартным играм положительно связана с негативными эмоциями, такими как беспокойство и чувство вины во время игры, а также с размышлениями, когда им мешают играть. Навязчивая страсть также положительно связана с патологической склонностью к азартным играм (Philippe & Vallerand, 2007; Ratelle et al., 2004; Skitch & Hodgins, 2005; Vallerand et al., 2003, исследование 4).

Приведенные выше данные о роли страсти в азартных играх подчеркивают тот факт, что игра сама по себе не объясняет всех последствий психологического неблагополучия и что страсть к ней имеет значение. Похоже, что хотя гармоничная страсть может предотвратить переживание негативного аффекта и психологических проблем, таких как патологическая склонность к азартным играм, при участии в потенциально проблемной деятельности, такой как азартные игры, навязчивая страсть, по-видимому, способствует такому негативному опыту. Однако необходим более систематический анализ типов деятельности (положительные и отрицательные черты) и типов страсти, чтобы более четко определить роль каждого из них в психологическом благополучии и неблагополучии.

Выводы

В настоящей статье подробно рассмотрена роль увлечения деятельностью в устойчивом психологическом благополучии. DMP предполагает существование двух типов страсти: гармоничной и навязчивой, которые можно дифференцировать с точки зрения того, как репрезентация страстной активности была интернализована в чью-либо идентичность. Гармоничная страсть возникает из автономной интернализации деятельности в свою идентичность и способствует осознанной и открытой форме участия в деятельности. Предполагается, что такая вовлеченность приводит к повторным положительным аффективным переживаниям в деятельности, которая выплескивается на всю жизнь человека, что, в свою очередь, способствует устойчивому психологическому благополучию, предотвращая при этом переживание негативного аффекта, психологического конфликта и неблагополучия. И наоборот, навязчивая страсть возникает в результате контролируемой интернализации и, как предполагается, минимизирует опыт положительного аффекта и психологического благополучия и даже способствует негативному аффекту, конфликту с другими видами жизнедеятельности и психологическому неблагополучию. Были представлены исследования, подтверждающие вышеуказанные гипотезы.

Можно предложить по крайней мере три широких направления будущих направлений. Первый касается относительного влияния различных типов аффективных переживаний на психологическое благополучие и роли страсти в нем. В частности, одинаково ли влияют разные типы положительных эмоций (например, радость, гордость, волнение) на психологическое благополучие? Влияют ли другие положительные переживания, такие как поток, на психологическое благополучие? Какой из них вносит наибольший вклад (т. е. положительный эффект или поток)? Какова роль страсти в этих различных аффективных состояниях? Второе направление исследований, которое может показаться важным, связано с ролью аффективной адаптации в психологическом благополучии. Исследования аффективной адаптации (см. Wilson & Gilbert, 2008) показали, что определенные факторы (например, неопределенность) могут гарантировать более длительное сохранение положительного аффекта. Возникает интересный вопрос: «Влияет ли положительное влияние на продолжительность жизни на психологическое благополучие в дополнение к интенсивности и частоте положительного воздействия». И если да, то какова роль гармоничной страсти в содействии такой устойчивой положительной аффективности? Наконец, последнее направление исследований касается детерминант страсти. Такое исследование должно попытаться определить «лучшие практики» или способы, способствующие развитию гармоничной страсти (и предотвращению навязчивой страсти) к данной деятельности, тем самым приводя к переживанию положительного аффекта и, в свою очередь, к устойчивому психологическому благополучию. существование. Прошлые исследования развития страсти (Маго и др., 2009 г.)) показал, что предоставление поддержки автономии (или выбора) в отношении того, какую деятельность выбрать, а также когда и как ею заниматься, должно способствовать гармоничной страсти к деятельности в той мере, в какой последняя ценится личностью и созвучна с аспектами личности человека. Необходимы исследования, чтобы упаковать эти элементы, чтобы люди могли легко развивать гармоничную страсть и получать пользу для благополучия от участия в деятельности.

Подводя итог, вывод из этой статьи состоит в том, что страстное увлечение определенной деятельностью побуждает человека заниматься ею часто, часто в течение нескольких лет, а иногда и на протяжении всей жизни. Гармоничная страсть к данной деятельности обычно приводит к переживанию положительных эмоций во время занятия деятельностью. Такие эмоции, в свою очередь, будут способствовать повышению психологического благополучия. Таким образом, ожидается, что со временем гармоничная страсть будет способствовать устойчивому повышению психологического благополучия и предотвращению неблагополучия. Навязчивая страсть, хотя и обеспечивает регулярную вовлеченность в деятельность, не дает такой психологической выгоды и даже может способствовать некоторым пагубным последствиям. Ясно, что не все преднамеренные действия оказывают положительное влияние на психологическое благополучие. В этом свете гармоничная страсть заслуживает большого внимания как основной фактор устойчивого психологического благополучия. Поэтому дальнейшие исследования по некоторым из поднятых выше вопросов представляются весьма многообещающими.

Примечание автора

Robert J. Vallerand, Laboratoire de Recherche sur le Comportement Social, Университет Квебека, Монреаль, Квебек, Канада. Эта исследовательская программа была поддержана грантами Фонда Квебека для исследований в области общества и культуры (FQRSC) и Канадского совета по социальным наукам и гуманитарным наукам (SSHRC). Корреспонденцию, касающуюся этой статьи, следует направлять Роберту Дж. Валлерану, Laboratoire de Recherche sur le Comportement Social, Département de Psychologie, Université du Québec à Montréal, C. P. 8888, succursale Centre-ville, Монреаль, Квебек, Канада, h4C 3P8. Электронную почту можно отправить по адресу [email protected] Дополнительную информацию об этой программе исследований можно получить, посетив следующий веб-сайт http://www.psycho.uqam.ca/lrcs

Ссылки

  • Algoe SB, Haidt J, Gable SL: Помимо взаимности: Благодарность и отношения в повседневной жизни. Эмоция 2008, 8: 424–429.

    Артикул Google ученый

  • Арон А., Арон Э.Н., Смоллан Д.: Включение других в шкалу самости и структура межличностной близости. Журнал личности и социальной психологии 1992, 63: 596–612.

    Артикул Google ученый

  • Balon S, Lecoq J, Rimé B: Страсть и индивидуальность. Доклад представлен на Международном конгрессе дифференциальной психологии, Марсель, Франция, 27 августа года. 2010.

    Google ученый

  • Baum JR, Locke EA: Связь предпринимательских качеств, навыков и мотивации с последующим ростом предприятия. Журнал прикладной психологии 2004, 89: 587–598.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Bergh C, Kühlhorn E: Социальные, психологические и физические последствия патологической склонности к азартным играм в Швеции. Journal of Gambling Studies 1994, 10: 275–285. 10.1007/BF02104968

    Артикул пабмед Google ученый

  • Blais MR, Vallerand RJ, Pelletier LG, Brière NM: L’échelle de sativation de vie: Validation canadienne-française du «Шкала удовлетворенности жизнью» [Французско-канадская проверка шкалы удовлетворенности жизнью]. Canadian Journal of Behavioral Sciences 1989, 21: 210–223.

    Артикул Google ученый

  • Брикман П. , Кэмпбелл Д.Т.: Гедонический релятивизм и планирование хорошего общества. In Теория уровня адаптации . Под редакцией: Appley MH. Нью-Йорк: Академическая пресса; 1971: 287–302.

    Google ученый

  • Браун К.В., Райан Р.М., Кресуэлл Д.Д.: Внимательность: теоретические основы и доказательства ее благотворного воздействия. Психологический опрос 2007, 18: 211–237. 10.1080/10478400701598298

    Артикул Google ученый

  • Carbonneau N, Vallerand RJ, Fernet C, Guay F: Роль страсти к обучению во внутренних и межличностных результатах. Журнал педагогической психологии 2008, 100: 977–988.

    Артикул Google ученый

  • Carbonneau N, Vallerand RJ, Massicotte S: Приводит ли практика йоги к положительным результатам? Роль страсти. Журнал позитивной психологии 2010, 5: 452–465. 10.1080/17439760.2010.534107

    Артикул Google ученый

  • Кастельда Б.А., Мэттсон Р.Е., МакКиллоп Дж.Э., Андерсон Э.Дж., Беррайт Р., Доновик П.Дж.: Психометрическая проверка шкалы азартных игр (GPS). Международные исследования азартных игр 2007, 7: 173–182. 10.1080/144597

    387485

    Артикул Google ученый

  • Коллинз C: Йога: интуиция, профилактическая медицина и лечение. Journal of Obstetric, Gynecologic, and Neonatal Nursing 1998, 27: 563–568. 10.1111/j.1552-6909.1998.tb02623.x

    Артикул пабмед Google ученый

  • Чиксентмихайи М., Ратунде К., Уэйлен С.: Талантливые подростки: корни успеха и неудачи . Нью-Йорк: Кембридж; 1993.

    Google ученый

  • Deci EL, Eghrari H, Patrick BC, Leone DR: Содействие интернализации: Перспектива самоопределения. Журнал личности 1994, 62: 119–142. 10.1111/j.1467-6494.1994.tb00797.x

    Артикул пабмед Google ученый

  • Деси Э.Л., Райан Р.М.: «Что» и «почему» достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения. Психологический опрос 2000, 11: 227–268. 10.1207/S15327965PLI1104_01

    Артикул Google ученый

  • Diener E: Субъективное благополучие: наука о счастье и предложение по национальному индексу. Американский психолог 2000, 55: 34–43.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Динер Э., Эммонс Р.А., Ларсен Р.Дж., Гриффин С.: Шкала удовлетворенности жизнью. Journal of Personality Assessment 1985, 49: 71–76. 10.1207/s15327752jpa4901_13

    Артикул пабмед Google ученый

  • Fredrickson BL: Роль положительных эмоций в позитивной психологии: теория положительных эмоций «расширяй и развивай». Американский психолог 2001, 56: 218–226.

    Центральный пабмед Статья пабмед Google ученый

  • Фредриксон Б.Л., Кон М.А., Коффи К.А., Пек Дж., Финкель С.М.: Открытые сердца строят жизнь: положительные эмоции, вызванные медитацией любящей доброты, создают соответствующие личные ресурсы. Журнал личности и социальной психологии 2008, 95: 1045–1062.

    Центральный пабмед Статья пабмед Google ученый

  • Фредриксон Б.Л., Джойнер Т: Положительные эмоции запускают восходящую спираль к эмоциональному благополучию. Психологическая наука 2002, 13: 172–175. 10.1111/1467-9280.00431

    Артикул пабмед Google ученый

  • Frijda NH, Mesquita B, Sonnemans J, Van Goozen S: Продолжительность аффективных явлений или эмоций, чувств и страстей. В Международный обзор исследований эмоций . Том 1 . Под редакцией: Strongman KT. Нью-Йорк: Уайли; 1991: 187–225.

    Google ученый

  • Froh JJ, Sefick WJ, Emmons RA: Подсчет благословений у подростков раннего возраста: экспериментальное исследование благодарности и субъективного благополучия. Журнал школьной психологии 2008, 46: 213–233. 10.1016/j.jsp.2007.03.005

    Артикул пабмед Google ученый

  • Гейбл С.Л., Хайдт Дж.: Что такое (и почему) позитивная психология? Обзор общей психологии 2005, 9: 103–110.

    Артикул Google ученый

  • Гарланд Э.Л., Фредриксон Б., Кринг А., Джонсон Д.П., Мейер П.С., Пенн Д.Л.: Восходящие спирали положительных эмоций противостоят нисходящим спиралям негативных: выводы из теории расширения и построения и аффективных неврозов в лечении эмоциональные дисфункции и дефициты при психопатологии. Обзор клинической психологии 2010.

    Google ученый

  • Goldberg DP, Hillier VF: Масштабированная версия Общего вопросника здоровья. Психологическая медицина 1979, 9: 139–145. 10.1017/S00332021644

    Артикул пабмед Google ученый

  • Хэтфилд Э., Уолстер GW: Новый взгляд на любовь . Рединг, Массачусетс: Аддисон-Уэсли; 1978.

    Google ученый

  • Hodgins HS, Knee R: Интеграция самости и сознательного опыта. Под редакцией: Деси Э.Л., Райан Р.М. Рочестер, Нью-Йорк: University of Rochester Press; 2002: 87–100.

    Google ученый

  • Houlfort N, Vallerand RJ, Forest J, Lavigne GL, Koestner R: О роли страсти к работе в психологическом благополучии. Статья представлена ​​для публикации . 2011.

    Google ученый

  • Huppert FA: Психологическое благополучие: данные о его причинах и последствиях. Прикладная психология: здоровье и благополучие 2009, 1: 137–164. 10.1111/j.1758-0854.2009.01008.x

    Google ученый

  • Импетт Э.А., Добенмиер Дж.Дж., Хиршман А.Л.: Забота о теле: йога, воплощение и благополучие. Исследования сексуальности и социальная политика: журнал NSRC 2006, 3: 39–48. 10.1525/srsp.2006.3.4.39

    Артикул Google ученый

  • Keyes CLM: Укрепление и защита психического здоровья как процветания: дополнительная стратегия улучшения психического здоровья в стране. Американский психолог 2007, 62: 95–108.

    Артикул пабмед Google ученый

  • King LA: Польза для здоровья от записи о жизненных целях. Бюллетень личности и социальной психологии 2001, 27: 798–807. 10.1177/0146167201277003

    Артикул Google ученый

  • Lafrenière M-AK, St-Louis A, Vallerand RJ: Роль страсти и опыта успеха/неудачи в удовлетворении жизнью. Личность и личность , в печати.

  • Лутц А., Слагтер Х.А., Данн Д.Д., Дэвидсон Р.Дж.: Регулирование и мониторинг внимания в медитации. Trends in Cognitive Science 2008, 12: 163–169. 10.1016/j.tics.2008.01.005

    Статья Google ученый

  • Lykken D, Tellegen A: Счастье — это стохастическое явление. Психологическая наука 1996, 7: 186–189. 10.1111/j.1467-9280.1996.tb00355.x

    Артикул Google ученый

  • Любомирский С., Кинг Л., Динер Э.: Польза частых положительных эмоций: ведет ли счастье к успеху? Психологический бюллетень 2005, 131: 803–855.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Любомирский С., Шелдон К.М., Шкаде Д.: В поисках счастья: архитектура устойчивых изменений. Обзор общей психологии 2005, 9: 111–131.

    Артикул Google ученый

  • Mageau G, Carpentier J, Vallerand RJ: Роль непредвиденных обстоятельств самооценки в различии между навязчивой и гармоничной страстью. Европейский журнал социальной психологии , в печати.

  • Mageau G, Vallerand RJ: Сдерживающий эффект страсти на отношение между вовлеченностью в деятельность и положительным аффектом. Мотивация и эмоции 2007, 31: 312–321. 10.1007/s11031-007-9071-z

    Артикул Google ученый

  • Маго Г.А., Валлеран Р.Дж., Шарест Дж., Сальви С.Дж., Лакайль Н., Буффар Т., Кестнер Р.: О развитии гармоничной и навязчивой страсти: роль поддержки автономии, оценки деятельности и процессов идентичности. Журнал личности 2009, 77: 601–645. 10.1111/j.1467-6494.2009.00559.x

    Артикул пабмед Google ученый

  • Mageau GA, Vallerand RJ, Rousseau FL, Ratelle CF, Provencher PJ: Страсть и азартные игры: исследование различных аффективных и когнитивных последствий азартных игр. Журнал прикладной социальной психологии 2005, 35: 100–118. 10.1111/j.1559-1816.2005.tb02095.x

    Артикул Google ученый

  • Miquelon P, Vallerand RJ: Целевые мотивы, благополучие и физическое здоровье: Счастье и самореализация как психологические ресурсы под угрозой. Мотивация и эмоции 2006, 30: 259–272. 10.1007/s11031-006-9043-8

    Артикул Google ученый

  • Philippe F, Vallerand RJ: Распространенность проблем с азартными играми в Монреале, Канада: Взгляд на пожилых людей и роль страсти. Журнал исследований азартных игр 2007, 23: 275–283. 10.1007/s10899-006-9038-0

    Артикул пабмед Google ученый

  • Филипп Ф.Л., Валлеран Р.Дж., Ульфор Н., Лавин Г., Донахью Э.Г.: Страсть к деятельности и качество межличностных отношений: опосредующая роль положительных и отрицательных эмоций. Журнал личности и социальной психологии 2010, 98: 917–932.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Филипп Ф, Валлеран Р.Дж., Лавин Г.: Страсть действительно меняет жизнь людей: взгляд на благополучие страстных и не страстных людей. Прикладная психология: здоровье и благополучие 2009, 1: 3–22. 10.1111/j.1758-0854.2008.01003.x

    Google ученый

  • Ratelle CF, Vallerand RJ, Mageau GA, Rousseau FL, Provencher P: Когда страсть приводит к проблематичным результатам: Взгляд на азартные игры. Журнал исследований азартных игр 2004, 20: 105–119.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Рони J-A: Les passions (Страсти) . Париж: Presses universitaires de France; 1990.

    Google ученый

  • Rousseau FL, Vallerand RJ: Роль страсти в субъективном благополучии пожилых людей. Revue Québécoise de Psychologie 2003, 24: 197–211.

    Google ученый

  • Rousseau FL, Vallerand RJ: Изучение связи между страстью и субъективным благополучием у пожилых людей. Международный журнал старения и развития человека 2008, 66: 195–211. 10.2190/AG.66.3.b

    Артикул пабмед Google ученый

  • Rousseau FL, Vallerand RJ, Ratelle CF, Mageau GA, Provencher PJ: Страсть и азартные игры: о подтверждении Шкалы страсти к азартным играм (GPS). Журнал исследований азартных игр 2002, 18: 45–66. 10.1023/A:1014532229487

    Артикул пабмед Google ученый

  • Райан Р.М., Деси Э.Л.: Об ассимиляции идентичности себя: взгляд теории самоопределения на интериоризацию и целостность в культурах. В Справочник по самоидентификации . Под редакцией: Leary MR, JP Tangney. Нью-Йорк: Гилфорд; 2003: 253–272.

    Google ученый

  • Райан Р.М., Фредерик C: Об энергии, личности и здоровье: Субъективная жизнеспособность как динамическое отражение благополучия. Журнал личности 1997, 65: 529–565. 10.1111/j.1467-6494.1997.tb00326.x

    Артикул пабмед Google ученый

  • Ryff CD, Keyes CL: Новый взгляд на структуру психологического благополучия. Журнал личности и социальной психологии 1995, 69: 719–727.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Sedikides C, Green JD: О самозащитном характере управления непоследовательностью/негативом: Использование парадигмы памяти человека для изучения самореферентной памяти. Журнал личности и социальной психологии 2000, 79: 906–922.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Седикидес К., Вильдшут Т., Арндт Дж., Рутледж К.: Ностальгия: прошлое, настоящее и будущее. Современные направления психологической науки 2008, 17: 304–307. 10.1111/j.1467-8721.2008.00595.x

    Артикул Google ученый

  • Селигман, депутат Европарламента: Flourish: дальновидное новое понимание счастья и благополучия . Нью-Йорк: Саймон и Шустер; 2011.

    Google ученый

  • Skitch SA, Hodgins DC: Страсть к игре: Проблема азартных игр и страсть среди студентов университетов. Canadian Journal of Behavioral Science 2005, 37: 193–197.

    Артикул Google ученый

  • Шелдон К.М.: Самосогласование Модель здорового целеустремления: когда личные цели правильно представляют человека. В Справочник по исследованиям самоопределения . Под редакцией: Деси Э.Л., Райан Р.М. Рочестер, Нью-Йорк: Издательство Рочестерского университета; 2002: 65–86.

    Google ученый

  • Шелдон К.С., Кассер Т., Смит К., Поделиться Т.: Личные цели и психологический рост: тестирование вмешательства для улучшения достижения целей и интеграции личности. Журнал личности 2002, 70: 5–31. 10.1111/1467-6494.00176

    Артикул пабмед Google ученый

  • Стегер М.Ф., Фрейзер П., Ойши С., Калер М.: Опросник смысла жизни: оценка наличия и поиск смысла жизни. Журнал консультативной психологии 2006, 53: 80–93.

    Артикул Google ученый

  • Валлеран RJ: О психологии страсти: В поисках того, что делает жизнь людей наиболее достойной. Канадская психология 2008, 49: 1–13.

    Артикул Google ученый

  • Vallerand RJ: О страсти к жизненной деятельности: дуалистическая модель страсти. In Успехи экспериментальной социальной психологии . Том 42 . Под редакцией: Zanna MP. Нью-Йорк: Академическая пресса; 2010: 97–193.

    Google ученый

  • Валлеран Р.Дж., Бланшар С.М., Маго Г.А., Кестнер Р., Ратель С.Ф., Леонар М., и др. .: Страсти де лам: О навязчивой и гармоничной страсти. Журнал личности и социальной психологии 2003, 85: 756–767.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Vallerand RJ, Fortier MS, Guay F: Самоопределение и настойчивость в реальной жизни: к мотивационной модели отсева из средней школы. Журнал личности и социальной психологии 1997, 72: 1161–1176.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Vallerand RJ, Houlfort N: Страсть на работе: к новой концепции. В Новые взгляды на ценности в организациях . Под редакцией: Gilliland SW, Steiner DD, Skarlicki DP. Гринвич, Коннектикут: Издательство информационного века; 2003: 175–204.

    Google ученый

  • Вальеран Р.Ж., Лафреньер М.А., Филипп Ф.: О гармоничной и навязчивой страсти: анализ номологической сети. Рукопись в подготовке . 2012.

    Google ученый

  • Vallerand RJ, Mageau GA, Elliot A, Dumais A, Demers MA, Rousseau FL: Страсть и достижения в спорте. Психология спорта и физических упражнений 2008, 9: 373–392. 10.1016/j.psychsport.2007.05.003

    Статья Google ученый

  • Vallerand RJ, Miquelon P: Спортивная страсть спортсменов. В Социальная психология в спорте . Под редакцией: Лавалле Д., Джоуэтт С. Шампейн, Иллинойс: Human Kinetics; 2007:249–262.

    Google ученый

  • Vallerand RJ, Paquet Y, Philippe FL, Charest J: О роли страсти в выгорании: модель процесса. Журнал личности 2010, 78: 289–312. 10.1111/j.1467-6494.2009.00616.x

    Артикул пабмед Google ученый

  • Vallerand RJ, Rousseau FL, Grouzet FME, Dumais A, Grenier S: Увлечение спортом: взгляд на детерминанты и аффективные переживания. Журнал спортивной и спортивной психологии 2006, 28: 454–478.

    Google ученый

  • Валлеран Р.Дж., Сальви С.Дж., Маго Г.А., Эллиот А.Дж., Денис П., Грузе Ф.М.Э., Бланшар С.Б.: О роли страсти в исполнении. Журнал личности 2007, 75: 505–534. 10.1111/j. 1467-6494.2007.00447.x

    Артикул пабмед Google ученый

  • Wilson TD, Gilbert DT: Объяснение: модель аффективной адаптации. Перспективы психологической науки 2008, 3: 370–386. 10.1111/j.1745-6924.2008.00085.x

    Артикул пабмед Google ученый

Ссылки на скачивание

Информация об авторе

Авторы и организации

  1. Laboratore de Recherche sur le Comportement Social Université du Québec à Montréal, Canada

    Robert J Vallerand

Авторы

  1. Robert J Vallerand

    Посмотреть публикации автора

    Вы также можете искать этого автора в PubMed Google Scholar

Автор, ответственный за корреспонденцию

Роберт Дж. Вальеран.

Дополнительная информация

Конкурирующие интересы

Автор заявляет об отсутствии конкурирующих интересов.

Оригиналы представленных авторами файлов для изображений

Ниже приведены ссылки на исходные файлы изображений, представленные авторами.

Оригинальный файл авторов рисунка 1

Оригинальный файл авторов рисунка 2

Оригинальный файл авторов рисунка 3 Условия международной лицензии Creative Commons Attribution 2.0 (https://creativecommons.org/licenses/by/2.0), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

Перепечатки и разрешения

Об этой статье

Passion 101 | Психология сегодня

Что такое страсть?

Каждый имеет представление о том, что такое страсть, но когда мы начинаем говорить с другими о своем понимании, часто оказывается, что разные люди имеют в виду разные вещи, когда говорят «страсть». Большинство людей согласятся, что страсть относится к сильной мотивации, смешанной с сильными эмоциями. Менее ясно, являются ли эти сильные эмоции положительными или отрицательными, поскольку и то, и другое связано со страстью. Для некоторых людей страсть относится к сексуальному влечению и преходящей известности одного человека к другому, что описывается как преходящее состояние, которое может исчезнуть через некоторое время. Для других страсть относится к долгосрочному интересу или приверженности человека к теме или деятельности, которой этот человек занимается в жизни, независимо от того, какие препятствия встречаются на пути. В настоящее время многие люди, кажется, согласны с тем, что страсть важна и эффективна, хотя существуют некоторые разногласия по вопросу о том, следует ли стремиться к страсти или игнорировать ее или даже избегать.

Зачем мне страсть?

С одной стороны, страсть считается желательной чертой во всех областях, связанных с достижениями и производительностью, таких как работа, предпринимательство, управление, обучение и спорт. В рекламе и брэндинге, например, страсть — это притчей во языцех. Одним из примеров были Летние Олимпийские игры 2016 года, посвященные теме «Страсть к трансформации». Точно так же девизом Deutsche Bank уже много лет является «Страсть к исполнению». Еще одним примером интереса к страсти является большой успех книги Анджелы Дакворт «Жестокость: страсть и настойчивость» в Америке и за ее пределами, в которой описывается успех людей, которые настойчиво действуют, прилагая усилия, вместо того, чтобы сдаваться (известная черта личности). как добросовестность в психологической литературе). Известный исследователь страстей Робер Валлеран зашел так далеко, что пришел к выводу, что «страсть — это то, что делает жизнь достойной жизни». Что делает страсть желательной чертой, так это то, что она сочетает в себе интенсивную мотивацию, необходимую для начала работы, и настойчивость, необходимую для преодоления препятствий и разочарований, с которыми люди обычно сталкиваются рано или поздно в процессе обучения и работы. Таким образом, страсть описывает, почему некоторые люди буквально горят желанием заниматься и настойчиво заниматься деятельностью, которая требует от них больших жертв и может даже заставить их чувствовать себя несчастными в течение длительных периодов времени. Такая настойчивость перед лицом препятствий крайне необходима для развития мастерства, высоких достижений и успеха, и многие другие концепции мотивации (такие, как интерес, приверженность, вовлеченность, ценность задачи или поток), по-видимому, не в состоянии объяснить такое поведение. парадоксальное сочетание сопутствующей боли и радости, напряженной вовлеченности, готовности идти на жертвы, терпимости к страданию и, тем не менее, переживаний сильного интереса и погружения.

Хорошо, если это так здорово, почему никому не нужна страсть?

С другой стороны, обеспокоенные родители начали задаваться вопросом, не вредит ли детям стремление найти увлечение для всех, и были подняты вопросы о том, следует ли изучать разнообразие вариантов и более сбалансированную, менее экстремальную мотивацию для учебы или работы. было бы так же полезно, если не больше. В том же духе немецкий философ-просветитель Иммануил Кант был убежден: «Никто не хочет иметь страсти. Ибо кто хочет быть закованным в цепи, когда он может быть свободен?». Точно так же писатель The Guardian Оливер Беркеман завершил свою колонку о страсти словами: «Страсть, возможно, не стоит того, чтобы ее слишком волновать». Действительно, существует множество исследований потенциальной обратной стороны неуравновешенной (навязчивой) страсти, которые включают в себя повышенный риск испытать отрицательные эмоции, жесткое и вредное упорство, когда лучше было бы сдаться или заняться чем-то другим, поведение, подобное зависимости, выгорание, повышенный риск получения травм среди спортсменов и другие нежелательные последствия. Сходство страсти с чрезмерным и вредным рабочим поведением, таким как трудоголизм и зависимость, является еще одной причиной помнить, что во всем яд делает доза. Большая часть исследований страсти проводит различие между адаптивной, позитивной формой, называемой «гармоничной» страстью, и вредной формой, называемой «навязчивой страстью», и иногда этот вывод приводит к таким утверждениям, как «гармоничные страстные люди испытывают радость и сильное чувство свободы». », и «люди с навязчивой страстью могут, таким образом, оказаться в положении, испытывающем неконтролируемое желание участвовать в деятельности, которую они считают важной и приятной». Хотя это может звучать так, как будто вы можете выбрать положительные стороны гармоничной страсти, не страдая от навязчивых недостатков, несколько недавних исследований показали, что большинство страстных людей испытывают положительные и отрицательные стороны вместе, а это означает, что они любят то, что они делают, но все же могут страдают и с трудом отказываются от своей страстной деятельности, даже если было бы разумно бросить ее на день.

Хорошо, я решил, хочу ли я страсти. Что теперь?

Хотите ли вы стать более страстным или избавиться от страсти, моя следующая серия статей об исследованиях страсти расскажет вам, как это сделать в ближайшие недели и месяцы. В следующих постах мы обсудим, как инициировать и находить, поддерживать и упорствовать, а также избавляться и восстанавливаться от страстей в учебе, работе, спорте или досуге.

А пока можно найти подборку интересных ридеров, таких как:

  • Некоторые вводные сведения к настоящему исследованию страсти в психологии можно найти на моей домашней странице и на странице исследователя страсти Роберта Валлерана.
  • Убедительное историческое знакомство с корнями и философскими основами термина «страсть» можно найти в книге Томаса Диксона «От страстей к эмоциям. Создание светской психологической категории». Диксон показывает, что термин «страсть» вовсе не является новой концепцией, он уходит своими корнями в христианское богословие и фактически был удален из словаря психологов с тех пор, как психология освободилась от своих теологических корней, став светской дисциплиной. Забавный факт: попытки заново представить страсть как психологическую конструкцию предпринимались еще сто лет назад, хотя интерес психологов к страсти резко возрос только в 2003 году после того, как Робер Валлеран вновь ввел это понятие.
  • Наконец, читателям, интересующимся соотношением между страстями и уравновешенным удовлетворением, я рекомендую прекрасный роман Джеймса Хилтона «Потерянный горизонт», в котором исследуется вопрос о том, стоит ли жить страстное стремление или, скорее, его отсутствие.

Психология страсти: дуалистическая модель

  • Иконка Цитировать Цитировать

  • Разрешения

  • Делиться
    • Твиттер
    • Подробнее

Cite

Валлеран, Роберт Дж.,

The Psychology of Passion: A Dualistic Model

, Series in Positive Psychology

(

New York,

2015;

online edn,

Oxford Academic

, 20 Aug. 2015

), https ://doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199777600.001.0001,

, по состоянию на 1 сентября 2022 г.

Выберите формат Выберите format. ris (Mendeley, Papers, Zotero).enw (EndNote).bibtex (BibTex).txt (Medlars, RefWorks)

Закрыть

Фильтр поиска панели навигации Oxford AcademicПсихология страсти: дуалистическая модельКлиническая психологияСоциальная психологияКнигиЖурналы Термин поиска мобильного микросайта

Закрыть

Фильтр поиска панели навигации Oxford AcademicПсихология страсти: дуалистическая модельКлиническая психологияСоциальная психологияКнигиЖурналы Термин поиска на микросайте

Расширенный поиск

Abstract

Эта книга о психологии страсти. Он прослеживает понятие страсти от древних греков к философам и современным психологам. На основе прошлых теоретических работ представлена ​​дуалистическая модель страсти. Эта модель определяет страсть как сильную склонность к деятельности (или объекту, или человеку), которую человек любит, высоко ценит и регулярно занимается, и которая становится частью личности человека. Далее модель утверждает, что существует два типа страсти: гармоничная и навязчивая. С гармоничной страстью человек выбирает заниматься любимым делом; с навязчивой страстью человек занимается любимым делом, потому что не может с этим поделать. При гармоничной страсти деятельность становится частью идентичности таким образом, что активизирует адаптивные самопроцессы. И наоборот, при навязчивой страсти запускаются менее адаптивные самопроцессы. Как следствие, ожидается, что гармоничная страсть приведет к более позитивным результатам, чем навязчивая страсть. После представления доказательств обоснованности методов исследования концепции страсти в книге представлен подробный обзор исследований страсти, в которых рассматривается роль страсти в ряде результатов. Обнаружено, что существует большая поддержка более позитивной роли гармоничной, по сравнению с навязчивой, страсти в отношении ряда положительных результатов, включая познание, эмоции, психологическое благополучие, физическое здоровье, отношения, экспертную деятельность и творчество, межличностные отношения. отношения, а также межгрупповые и социальные результаты. Книга завершается направлениями будущих исследований.

Ключевые слова: страсть, психологическое благополучие, здоровье, отношения, производительность, творчество, межгрупповые отношения, вклад в общество

Предмет

Клиническая психологияСоциальная психология

Содержание

  • Передний вопрос

    • Страница авторского права
    • Предисловие
  • Часть I Введение

    • Расширять 1 О понятии страсти
      • Расширять 2 История и определение страсти
      • Часть вторая Теория и метод

        • Расширять 3 Дуалистическая модель страсти
          • Расширять 4 Метод страсти
            • » data-targeturl=»/book/12063/chapter/1613«/>
          • Часть 3 Внутриличностные последствия

            • Расширять 6 Страсть и познание
              • Расширять 7 Страсть и эмоции
                • Расширять 8 Страсть и психологическое благополучие
                  • Расширять 9 Страсть и физическое здоровье
                    • Расширять 10 Страсть, производительность и творчество
                    • Часть 4 Межличностные отношения, межгрупповые отношения и социальные последствия

                      • Расширять 11 Страсть и межличностные отношения
                        • Расширять 12 Страсть, межгрупповые и социальные результаты
                        • Часть V Вывод

                          • Расширять 13 Подводя итоги
                          • Конечная Материя

                            • использованная литература
                            • об авторе
                            • Индекс

                          Войти

                          Получить помощь с доступом

                          Получить помощь с доступом

                          Доступ для учреждений

                          Доступ к контенту в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок. Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту одним из следующих способов:

                          Доступ на основе IP

                          Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с IP-аутентификацией.

                          Войдите через свое учреждение

                          Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения. Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

                          1. Нажмите Войти через свое учреждение.
                          2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
                          3. При посещении сайта учреждения используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
                          4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

                          Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

                          Войти с помощью читательского билета

                          Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

                          Члены общества

                          Доступ члена общества к журналу достигается одним из следующих способов:

                          Войти через сайт сообщества

                          Многие общества предлагают единый вход между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Если вы видите «Войти через сайт сообщества» на панели входа в журнале:

                          1. Нажмите Войти через сайт сообщества.
                          2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
                          3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

                          Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

                          Вход через личный кабинет

                          Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для предоставления доступа своим членам. Смотри ниже.

                          Личный кабинет

                          Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

                          Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

                          Просмотр учетных записей, вошедших в систему

                          Щелкните значок учетной записи в правом верхнем углу, чтобы:

                          • Просмотр вашей личной учетной записи и доступ к функциям управления учетной записью.
                          • Просмотр институциональных учетных записей, предоставляющих доступ.

                          Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

                          Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции. Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

                          Ведение счетов организаций

                          Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

                          Покупка

                          Наши книги можно приобрести по подписке или приобрести в библиотеках и учреждениях.

                          Информация о покупке

                          Реклама

                          Реклама

                          Роль страсти в психологических и сердечно-сосудистых реакциях: расширение поля страсти и позитивной психологии в новых направлениях

                          • Список журналов
                          • Фронт Психол
                          • PMC87

                          Передний психол. 2021; 12: 744629.

                          Опубликовано в Интернете 13 января 2022 г. doi: 10.3389/fpsyg.2021.744629

                          Информация об авторе Примечания к статье Информация об авторских правах и лицензии Отказ от ответственности

                          Заявление о доступности данных
                          исследуя впервые роль страсти в физиологических реакциях. Цель исследования заключалась в изучении роли страсти и опосредующей роли когнитивных оценок в психологических и физиологических реакциях на стрессовую ситуацию, связанную со страстью. Студенты (43 женщины, 12 мужчин, М возраст = 27,21 года), которые были увлечены учебой, заполнили Шкалу страсти к учебе и Шкалу когнитивной оценки (оценка восприятия вызова/угрозы). Затем они выполняли образовательную задачу в стрессовых условиях и последующую несвязанную с ней развлекательную задачу без стресса. Физиологическая реактивность измерялась на протяжении всего занятия, а их восприятие ситуационной жизнеспособности, положительных и отрицательных эмоций оценивалось непосредственно после выполнения обучающего задания. Результаты показали, что гармоничная страсть (HP) положительно предсказывала оценку сложности, которая, в свою очередь, была положительно связана с положительными эмоциями, жизненной силой и положительной сердечно-сосудистой адаптацией при выполнении стрессовой учебной задачи, но в меньшей степени с досуговой задачей (не связанной со страстью). для научных кругов). С другой стороны, навязчивая страсть (ОП) положительно предсказала оценку угрозы. В свою очередь, оценки угрозы были положительно связаны с отрицательными эмоциями, отрицательно связаны с жизненной силой и не связаны с реактивностью сердечно-сосудистой системы. Настоящие результаты показывают, что HP создает начало адаптивной психологической и физиологической реакции, тогда как реакция менее адаптивна при OP.

                          Ключевые слова: страсть, оценка вызовов и угроз, физиологические реакции, биопак, сердечно-сосудистая реактивность факторы, которые делают жизнь более полноценной. Одним из таких факторов является понятие страсти. Страсть определяется как сильная склонность к деятельности, которую люди любят (или даже любят), считают важной, в которую они вкладывают время и энергию и которая является частью идентичности (Vallerand, 2015). Действительно, страсть может подпитывать мотивацию, улучшать самочувствие и наполнять смыслом повседневную жизнь. Однако страсть может вызывать и отрицательные эмоции, вести к непреклонному упорству и мешать достижению сбалансированной, успешной жизни. Это двойственность страсти (Валлеран, 2015).

                          Вальеран и др. (2003) открыли научную область страсти, когда опубликовали свою статью о дуалистической модели страсти (DMP) и серию исследований, подтверждающих ее. С тех пор были проведены сотни исследований, которые поддержали DMP. Эта модель постулирует существование двух типов страсти: гармоничной и навязчивой. Гармоничная страсть (ГС) возникает в результате автономной интернализации активности в личности и побуждает людей выбирать занятие той деятельностью, которую они любят. В основном это приводит к адаптивным процессам, таким как поток (т. е. полное погружение себя в то, что делаешь; Чиксентмихайи, 19 лет).88), мастерские цели (т. е. цели личного совершенствования; Эллиот и Черч, 1997) и решение задач (т. е. сфокусированные на проблеме стратегии изменения ситуации; Лазарус и Фолкман, 1984). Это также приводит к адаптивным результатам, таким как положительные эмоции, субъективная жизнеспособность и благополучие (обзоры см. в Curran et al., 2015; Vallerand, 2015; Vallerand and Houlfort, 2019; Pollack et al., 2020). И наоборот, навязчивая страсть (ОП) возникает из-за контролируемой интернализации личности и заставляет людей испытывать неконтролируемое стремление заниматься любимым делом. Он предсказывает менее адаптивные процессы (Vallerand, 2015), такие как цели избегания (т. е. стремление не быть хуже других; Elliot and Church, 19).97), избегание преодоления (т. е. поведенческий и психологический уход от ситуации; Kowalski and Crocker, 2001), вовлечение эго (например, самооценка как зависящая от чьей-либо деятельности; Mageau et al. , 2011) и менее адаптивные результаты. такие как негативные эмоции и ухудшение самочувствия (Vallerand, 2015).

                          Особый интерес для данного исследования представляет то, что исследования показывают, что HP положительно связан с оценкой проблем, в то время как OP положительно связан с оценкой угроз (например, Schellenberg et al., 2013; Schellenberg and Bailis, 2016; Lavoie et al., 2021). ). Оценка вызовов и угроз рассматривается как две разные конструкции на двух разных континуумах (т. е. от низкой до высокой сложности и от низкой до высокой угрозы; Seery, 2013). Согласно трансактной модели стресса (Лазарь и Фолкман, 19).84), оценка проблем происходит, когда предполагаемые ресурсы преодоления соответствуют или превышают предполагаемые ситуационные требования (Seery, 2011). Затем ситуация рассматривается как возможность для получения прибыли или роста (Lazarus and Folkman, 1987). Оценки вызова положительно связаны с положительными эмоциями (например, Skinner and Brewer, 2002; Lavoie et al. , 2021), жизненной силой (т. (Tomaka et al., 1993), таких как увеличение сердечного выброса (CO; т. е. объем крови в литрах, выбрасываемый сердцем в минуту; Frings et al., 2012) и снижение общего периферического сопротивления (TPR; т. е. сопротивление току крови из всей системы кровообращения; Larkin, Cavanagh, 2016). С другой стороны, оценка угроз происходит, когда оцениваются требования 9.1457 превышают предполагаемых ресурсов выживания (Seery, 2011). В этом случае человек ожидает потерь и незначительной выгоды или ее отсутствия (Lazarus and Folkman, 1987). Оценки угрозы положительно связаны с отрицательными эмоциями (например, Skinner and Brewer, 2002; Lavoie et al., 2021), отрицательно связаны с жизнеспособностью (Brown et al., 2017) и связаны с небольшими изменениями или незначительным снижением CO. , а также небольшое изменение или небольшое увеличение TPR (Tomaka et al., 1993). Следует отметить, что выполнение задания независимо от типа когнитивной оценки связано с увеличением по сравнению с исходным уровнем частоты сердечных сокращений (ЧСС, т. е. количества ударов сердца в минуту; Seery, 2011).

                          Исследования страсти, как и область позитивной психологии, в основном сосредоточены на самоотчетах. Хотя в исследованиях страсти также использовались объективные показатели производительности и отчеты информаторов о благополучии других людей (например, Vallerand et al., 2007, 2008; Carbonneau and Vallerand, 2016), до сих пор ни одно исследование не рассматривало роль страсти в физиологических реакциях. . Рассмотрение таких ответов будет представлять собой важное новое направление для увлеченных исследований, которые подкрепят текущие результаты и откроют окно в новые неизведанные области, такие как сердечно-сосудистые заболевания. Исследования в области позитивной психологии недавно начали изучать физиологические показатели. Например, в исследованиях начали изучать связь между переменными позитивной психологии, такими как благодарность (Enko et al., 2021) и эмоции (Kaczmarek et al., 2021), и сердечно-сосудистыми реакциями. Такие усилия в позитивной психологии важны. Однако вышеупомянутые исследования не включали страсть. Такие исследования необходимо продолжать, чтобы еще больше расширить поле страсти и позитивной психологии.

                          В соответствии с вышеизложенным, цель настоящего исследования состояла в том, чтобы расширить прошлые исследования роли HP и OP в самоотчетах об оценках вызовов/угроз, положительных и отрицательных эмоциях и субъективном благополучии путем оценки физиологических показателей, таких как как сердечно-сосудистая реактивность (Бласкович, 2013). Кроме того, мы оценили эти физиологические показатели как во время выполнения участниками задания, связанного с их страстью к науке (образовательное задание), так и в контрольном задании (новое задание на отдых). В соответствии с прошлыми исследованиями (например, Lavoie et al., 2021) и DMP (Vallerand, 2010, 2015) была протестирована интегрированная модель, в которой была выдвинута гипотеза о том, что HP должен стимулировать адаптивные когнитивные реакции на оценки проблем, в то время как OP должен иметь положительное отношение к оценке когнитивных угроз. В свою очередь, сложные оценки должны положительно предсказывать положительные эмоции и субъективное благополучие. Кроме того, в соответствии с предыдущими исследованиями (Tomaka et al., 1993), только тестовые оценки должны предсказывать провокационные (адаптивные) реакции сердечно-сосудистой системы при выполнении образовательной задачи (задачи, связанной со страстью участников к науке), но в меньшей степени — с задачей досуга (задача, не связанная со страстью участников к науке). С другой стороны, ожидалось, что оценки угроз будут положительно связаны с отрицательными эмоциями, но отрицательно связаны с благополучием.

                          Участники и процедуры

                          Участниками были 55 студентов бакалавриата (43 женщины, 12 мужчин, M возраст = 27,21 года, SD возраст = 6,81) набраны в большом французско-канадском университете в Монреале. Размер выборки был основан на рекомендуемых процедурах минимального размера выборки 55 случаев на свободный параметр в модели (Tabachnick and Fidell, 2001). Таким образом, с 7 зависимыми переменными нам требовалось как минимум 35 участников, и в итоге мы наняли 55 участников. Участники получили компенсацию в размере 10 долларов за участие. По прибытии участники были проинформированы об общей цели исследования и дали свое информированное согласие. Далее их подключали к физиологическим регистрирующим датчикам и мониторам, измеряющим импеданс сердца (т. (RR) (т. е. среднее число дыхательных движений в минуту) с использованием датчика дыхательного пояса, расположенного на груди, и артериальное давление (АД), зарегистрированное с помощью монитора CNAP™ 500 (CNSystems Medizintechnik AG, Грац, Австрия) с использованием манжет для пальцев и рук. Все физиологические сигналы регистрировались на протяжении всего исследования с использованием системы сбора физиологических данных Biopac MP160, а программное обеспечение AcqKnowledge 5 вычисляло физиологические индексы. После того, как устройства были на месте, всех участников попросили заполнить набор анкет и заданий в следующем порядке: (а) участие в 5-минутном периоде релаксации (базовый уровень), (б) демографические вопросы, (в) страсть Шкала, (d) Шкала оценки проблем и угроз, (e) участие в задании на обучение по времени, (f) PANAS, (g) шкала субъективной жизнеспособности и (h) участие в досуговом задании. В нашем анализе использовались физиологические реакции на исходном уровне и в обеих задачах (см. ниже).

                          Мероприятия и задачи

                          По всем шкалам, кроме ПАНАС, использовалась 7-бальная шкала (от 1 = совершенно не согласен до 7 = очень согласен ). Для ПАНАС использовалась 5-балльная шкала (1 = очень слабо или совсем не , 5 = крайне ). По каждой шкале подсчитывался средний балл.

                          Период релаксации

                          На основании предыдущих исследований (например, Frings et al., 2012; Brimmell et al., 2019), участники участвовали в 5-минутном (базовом) периоде релаксации. Участников просили использовать известные им методы релаксации или делать глубокие вдохи.

                          Демографические вопросы

                          Были оценены возраст и пол участников.

                          Страсть к учебе в университете

                          Шкала страсти (Vallerand et al., 2003; Marsh et al., 2013) состоит из двух субшкал из 6 пунктов, оценивающих OP (например, «Мне трудно контролировать свое желание заниматься учебой» ; α = 0,69) и HP (например, «Моя учеба хорошо интегрирована в мою жизнь»; α = 0,81).

                          Оценка вызовов и угроз

                          Шкала когнитивных оценок (Skinner and Brewer, 2002; Berjot and Girault-Lidvan, 2009)) включает две подшкалы, измеряющие оценку вызовов (подшкала из 7 пунктов; например, «Сложная ситуация побуждает меня прилагать больше усилий», α = 0,64) и оценки угроз (подшкала из 11 пунктов; например, «Мне не хватает уверенности в себе, α = 0,94). Участники указали, как они себя чувствуют «в целом», потому что мы хотели изучить влияние когнитивных оценок как на образовательные, так и на развлекательные задачи.

                          Образовательная задача

                          Образовательная задача была представлена ​​как «отличный показатель академических способностей». Он состоял из пяти серий фигур с одним отсутствующим паттерном (например, матрицы Равена; Равен и др., 19).98). Участники должны были найти, какое изображение правильно завершает каждую серию иллюстраций менее чем за 45 секунд. Задача была представлена ​​так, чтобы вызвать стресс двумя способами. Во-первых, он был представлен как «предиктор» академических способностей участников. Во-вторых, успеваемость была рассчитана на создание напряженной образовательной среды (об исследованиях временных ограничений и стресса см. Maule and Hockey, 1993), похожей на обстановку университетских экзаменов. Участникам сказали, что их результаты будут рассчитываться со ссылкой на всех остальных, кто выполнил это задание, и что они будут основаны на правильности их ответов и времени, затраченном на заполнение каждой матрицы. Таким образом, они не могли угадать, хорошо они справились с заданием или нет.

                          Положительное и отрицательное влияние

                          Французская версия короткой шкалы положительного и отрицательного воздействия (PANAS; Watson et al., 1988; Gillet et al., 2013) включает две подшкалы из 5 пунктов, оценивающие положительное (например, «Я чувствую заинтересован»; α = 0,62) и негативные эмоции (например, «Я расстроен»; α = 0,69). Участники указали, что они чувствовали «в этот самый момент» после выполнения образовательного задания.

                          Ситуационная субъективная жизнеспособность

                          Вариант опросника субъективной жизнеспособности из 5 пунктов (Райан и Фредерик, 19 лет)97) использовали для оценки ситуативной субъективной жизнеспособности участников после выполнения обучающего задания (например, «Я чувствую себя живым и жизнерадостным»; α = 0,89).

                          Задание на досуг

                          Задание на досуг было явно представлено как деятельность, не связанная с учебой участников. Участников проинструктировали, что эта задача похожа на те, которыми они могут заниматься в своих «хобби», и что «люди делают это для развлечения». Участникам были представлены два слова, и они должны были выяснить, какое слово связано с ними обоими. Участникам было предложено отгадать 10 таких загадок.

                          Физиологические показатели опасности/угрозы

                          Каждый физиологический ответ, такой как частота сердечных сокращений, ударный объем (т. е. объем крови, выбрасываемый сердцем за одно сокращение; Frings et al., 2012) и АД, оценивали следующим образом. Для исходного периода (т. е. 5-минутной релаксации) только данные, собранные в течение последних 2 минут, учитывались для расчета средних баллов каждой физиологической реакции (Frings et al., 2012). Для образовательных и досуговых задач данные, собранные в течение всего задания, учитывались для расчета средних баллов (Frings et al. , 2012). Единый физиологический индекс вызова и угрозы для каждого периода (исходный уровень, образовательная задача и задача на отдых) рассчитывался с использованием индексов, полученных из физиологических показателей. Частоту сердечных сокращений и ударный объем умножали для расчета сердечного выброса (СО). Общее периферическое сопротивление (ОПС) рассчитывали по следующей формуле: (среднее АД/СО) × 80 (Sherwood et al., 19).90). Затем индекс вызов/угроза рассчитывался следующим образом (см. Blascovich et al., 2004; Brimmell et al., 2019). Во-первых, TPR и CO были преобразованы в z-баллы. Затем показатели TPR z были подсчитаны в обратном порядке перед суммированием с показателями CO z. Более высокие баллы по этому индексу указывали на трудности.

                          Предварительный анализ

                          В наборе данных не было пропущенных значений. Коробчатые диаграммы и расстояния Махаланобиса с критическим значением хи-квадрат при p = 0,001 не выявили одномерных и многомерных выбросов. Проверка индексов асимметрии показала, что отрицательные эмоции не распределялись нормально. Таким образом, мы использовали преобразование Log10, чтобы данные более точно соответствовали нормальному распределению (| асимметрия | < 1). Более того, как показывают двумерные диаграммы рассеяния и остаточные графики, все переменные были связаны друг с другом линейным образом. Переменные также не выявили мультиколлинеарности (VIF < 5). Средние значения, стандартные отклонения и корреляции между всеми переменными представлены в . Кроме того, чтобы убедиться, что образовательная задача создавала среду под давлением, как предполагалось, мы сравнили частоту дыхания участников (ЧД; число дыхательных движений в минуту) в течение базового периода (т. е. релаксации), образовательной задачи и задачи досуга. Более высокий уровень RR указывает на более высокий уровень активации, который может быть обнаружен при более высоких уровнях стресса. Дисперсионный анализ (ANOVA) с повторными измерениями показал, что RR участников был выше во время выполнения обучающей задачи ( М = 18,26), чем в исходный период ( М = 15,41) и задание на отдых ( М = 17,67), Λ Уилка = 0,77, F (2, 50) , р = 91,68. = 0,001, ηp 2 = 0,235. Точно так же сравнивали частоту сердечных сокращений участников в течение этих трех периодов. Более высокий уровень HR указывает на более высокую вовлеченность. ANOVA с повторными измерениями показал, что ЧСС участников была выше во время образовательной задачи ( M = 79,53), чем в базовый период ( = 79,53).1457 M = 77,64) и задача досуга ( M = 78,23), Λ Уилка = 0,78, F (2, 52) = 7,56, p = 0,05 = 0,05 93 901, η2 90 Не было никакой разницы в RR и HR между исходным периодом и задачей на досуге. В целом, эти результаты подтверждают тот факт, что участники испытали более высокий уровень стресса и вовлеченности во время учебного задания, чем в другое время во время сеанса.

                          ТАБЛИЦА 1

                          Средние значения, стандартные отклонения и корреляции между исследуемыми переменными.

                          90 отдельное окно2 ET, образовательная задача; LT, свободное задание.

                          *р < 0,05.

                          р < 0,10.

                          Основные анализы

                          Предлагаемая модель постулирует, что HP для исследований должен быть положительно связан с оценкой проблем, а OP должен быть положительно связан с оценкой угроз. В свою очередь, когнитивные оценки вызова должны быть положительно связаны с физиологическими показателями вызова/угрозы, положительными эмоциями и ситуативной субъективной жизнеспособностью. С другой стороны, когнитивные оценки угрозы должны быть положительно связаны с отрицательными эмоциями и отрицательно с ситуативной субъективной жизненной силой. Модель состояла из двух экзогенных переменных (т. е. HP и OP) и семи эндогенных переменных (т. е. когнитивных оценок вызова и угрозы, физиологических показателей вызова/угрозы во время образовательных и досуговых задач, положительных и отрицательных эмоций и ситуативной субъективной жизнеспособности). . Для проверки гипотетической модели был проведен анализ путей с использованием MPlus версии 8. 6 (Muthén and Muthén, 1998–2017). Уточнены пути от НР к оценке вызова и от ОП к оценке угрозы, за которыми следуют пути от оценки вызова к физиологическим показателям вызова/угрозы во время учебных и досуговых заданий, положительным эмоциям и субъективной жизнеспособности. Кроме того, были проложены пути от оценок угроз к негативным эмоциям и субъективной жизненной силе. Наконец, были оценены ковариации между двумя экзогенными переменными и между ошибками.

                          Результаты показали, что гипотетическая модель не имеет приемлемого соответствия данным. В соответствии с рекомендуемыми процедурами (Kline, 2015) был проведен визуальный осмотр, и было предложено добавить положительный путь от HP к субъективной жизнеспособности. Такой путь соответствует предыдущим выводам (например, Vallerand et al., 2007, 2008; Dubreuil et al., 2014). Эта модифицированная модель хорошо соответствовала данным (см. Kline, 2015), χ 2 = 16,70, дф = 15, р = 0,337; RMSEA = 0,05 [0,00, 0,14], p = 0,476; КФИ = 0,99; ТЛИ = 0,97; СРСС = 0,06. Стандартизированные решения представлены в . Результаты показали, что HP положительно связано с оценкой сложности (β = 0,28, p = 0,011), тогда как OP положительно связано с оценкой угрозы (β = 0,36, p = 0,002). В свою очередь, оценки вызова были положительно связаны с положительными эмоциями (β = 0,34, p = 0,001), субъективная живучесть (β = 0,32, p = 0,002), физиологический индекс «вызов/угроза» при выполнении обучающего задания (β = 0,36, p = 0,026), но не достоверно при выполнении задания / физиологический индекс угрозы при выполнении досуговой задачи (β = 0,22, p = 0,162). Напротив, оценки угрозы были положительно связаны с отрицательными эмоциями (β = 0,40, p = 0,001) и отрицательно связаны с субъективной жизнеспособностью (β = -0,21, p 9).1458 = 0,012). Наконец, был положительный путь от HP к субъективной жизнеспособности (β = 0,37, p = 0,001).

                          Открыть в отдельном окне

                          Результаты анализа путей. Представлены стандартизированные коэффициенты пути. Для ясности ковариации не представлены. N = 55. ЭТ, образовательная задача; LT, свободное задание. * p < 0,05 и ** p < 0,01.

                          Косвенные эффекты (см. ) были значительными или приближались к значимости, за исключением одного случая. Все с поправкой на смещение 95% доверительных интервалов с начальной загрузкой, за исключением одного, не включали ноль, что подтверждает значимые эффекты оценок вызовов и угроз как посредников взаимосвязей между страстью и переменными результата.

                          ТАБЛИЦА 2

                          Бутстрап-оценки косвенных эффектов и связанные с ними 95% доверительные интервалы с поправкой на погрешность.

                          M ( SD ) (1) (2) (3) (4) (5) (6) (7) (8) (9)
                          Harmonious passion (1) 5. 18 (0.96) 0.12 0.29 * −0.04 0.32 * 0.06 0,55 * −0,13 0.14
                          Obsessive passion (2) 3.04 (1.06) 0.08 0. 35 * 0.04 0.18 −0.03 −0.28 0.20
                          Challenge appraisals (3) 5.02 (0.78) −0.12 0.32 * 0.03 0.43 * 0. 26 0.28
                          Threat appraisals (4) 3.94 (1.46) −0.07 0.41 * −0.27 * 0.05 0.13
                          Positive emotions (5) 3.13 (0.73) −0. 29 * 0.63 * −0.24 −0.15
                          Negative emotions (6) 1.92 (0.74) −0.15 0.20 0.35 *
                          Subjective vitality (7) 4.48 (1.26) 0. 04 0.12
                          Challenge/threat physiological index ET (8) −0.10 (1.97) 0.70 *
                          Физиологический индекс вызова/угрозы LT (9) −0,05 (1,91)
                          Вызов Вызов
                          Предиктор Медиатор Исход β 95% ДИ p -values ​​
                          HP Challenge appraisals Challenge/threat physiological index ET 0. 10 [0.01, 0.28] p = 0.065
                          HP Challenge appraisals Физиологический индекс вызова/угрозы LT 0,06 [-0,01, 0,19] p = 0,186
                          HP 801603 Positive emotions 0.10 [0.02, 0.24] p = 0. 057
                          HP Challenge appraisals Subjective vitality 0.09 [0.02, 0.22] p = 0.056
                          OP Threat appraisals Subjective vitality −0.08 [−0.17, −0.02] p = 0.058
                          OP Threat appraisals Отрицательные эмоции 0,14 [0,04, 0,32] р = 0,035

                        • 0 Открыть в0 отдельном окне л. с., гармоничный азарт; ОП, навязчивая страсть; ET, образовательная задача; LT, свободное задание.

                          Таким образом, настоящие результаты подтвердили различную роль HP и OP в том, как люди оценивают стрессовые ситуации, связанные с их страстью. Поскольку HP приводил к сложным оценкам, он был связан с адаптивными результатами как на психологическом, так и на физиологическом уровнях. С другой стороны, благодаря оценке угроз OP привел к менее адаптивным результатам. Эти результаты повторяют прошлые исследования роли страсти в результатах и ​​расширяют процессы, описанные Lavoie et al. (2021) на физиологическом уровне с сердечно-сосудистыми реакциями.

                          В целом результаты настоящего исследования позволяют сделать как минимум три основных вывода. Во-первых, эти результаты повторяют прошлые исследования роли HP и OP в поведении, соответственно, к положительным и отрицательным эмоциям (см. обзоры Curran et al., 2015; Vallerand, 2015). Они также воспроизвели посредническую роль оценок вызова и угрозы, соответственно, в отношениях HP-положительные эмоции и OP-отрицательные эмоции (Lavoie et al. , 2021). Таким образом, тип страсти (HP или OP) действительно имеет значение в отношении эмоций и определяет точку зрения, которую человек придерживается в ситуации (вызов или угроза), и тип возникающих эмоций. Дополнительный интерес представляет тот факт, что этот анализ также применим к показателю благополучия, а именно к ситуационной жизнеспособности. HP положительно предсказал ситуационную живучесть, как прямо, так и косвенно, посредством оценки проблем, в то время как OP отрицательно предсказал ситуационную живучесть посредством оценки угроз.

                          Второй вывод заключается в том, что было обнаружено, что когнитивные оценки также предсказывают сердечно-сосудистую реактивность. В частности, оценки проблем приводили к адаптивным сердечно-сосудистым показателям, тогда как оценки угроз не были связаны с такими физиологическими показателями. Кроме того, настоящие результаты показывают, что HP вызывает начало адаптивных психологических и физиологических реакций, тогда как ответы менее адаптивны при OP. Кроме того, как и предполагалось, такие эффекты оказываются более сильными на задаче, связанной со страстью участников к академическим кругам (образовательная задача), чем на другой задаче (задача досуга). Это первых результатов, показывающих, что страсть (и особенно HP) может влиять на физиологические показатели через связь с когнитивными оценками. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы прояснить роль OP в физиологических реакциях. Будущие исследования также необходимы, чтобы увидеть, могут ли физиологические эффекты, обнаруженные в этом исследовании, быть воспроизведены в других областях жизни, ориентированных на достижения, таких как работа, спорт, музыка и искусство.

                          Окончательный вывод относится к области позитивной психологии. Большинство исследований в этой области основывались на показателях самооценки (см. Kim et al., 2018). Хотя такие шкалы полезны, особенно когда они достоверны и надежны, тем не менее, использование объективных индикаторов важно для укрепления области, которая в значительной степени полагалась на измерения самооценки. Некоторые исследования в области позитивной психологии недавно начали использовать физиологические показатели (например, Cousin et al., 2020). Тем не менее, настоящее исследование впервые показывает соответствие между показателями страсти и сердечно-сосудистой реактивности, тем самым расширяя поле страсти и позитивной психологии в новых и интересных направлениях. Например, исследования показали, что использование своих сильных сторон на работе приводит к увеличению HP для работы, что, в свою очередь, способствует повышению производительности и психологическому благополучию (Dubreuil et al., 2014). Возможно ли, что использование своих сильных сторон открывает путь вызова, а не угрозы, тем самым также способствуя адаптивным реакциям сердечно-сосудистой системы? Будущие исследования на этом пути явно поощряются.

                          Это исследование имеет некоторые ограничения. Во-первых, размер выборки был ограничен, и контрольные переменные не использовались. Следовательно, будущие исследования следует проводить с большим числом участников и с ковариатами, чтобы более точно определить роль страсти и когнитивных оценок в психологических и физиологических реакциях участников. Во-вторых, хотя физиологические показатели предполагали, что задача обучения была более напряженной, чем задача досуга, будущие исследования должны уравновесить эти две задачи. Наконец, в будущих исследованиях следует использовать другую шкалу когнитивных оценок. Действительно, шкала когнитивных оценок, используемая в этом исследовании, имеет теоретические корни, которые расходятся с работой Лазаря (19).91, 1999). Как утверждают Meijen et al. (2020), в будущих исследованиях может быть разработана шкала когнитивных оценок, чтобы лучше отражать компоненты модели Лазаря.

                          Таким образом, настоящие результаты показывают, что HP создает начало адаптивных психологических и физиологических реакций, ориентированных на вызов, что может указывать на некоторую устойчивость, о чем свидетельствует положительная адаптация после стрессовой ситуации (Fletcher and Sarkar, 2013). С другой стороны, OP способствует ориентированным на угрозы и менее адаптивным ответам. Будущие исследования в этом направлении, в которых переплетаются психологические и физиологические измерения, должны расширить поле позитивной психологии в новых захватывающих направлениях.

                          Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок.

                          Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Комитетом по этике научных исследований Avec des Êtres Humains de l’UQAM. Пациенты/участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

                          RV написал разделы «Введение» и «Обсуждение» и работал над концептуализацией вопросника и окончательной модели. В.П. написал части разделов «Введение» и «Обсуждение», а также разделы «Методы» и «Результаты», собрал некоторые данные, проанализировал данные и работал над концептуализацией вопросника и окончательной модели. CR собрал и очистил данные, работал над концептуализацией анкеты, создал протокол исследования и настроил физиологические показатели. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

                          Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

                          Все претензии, изложенные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно представляют претензии их дочерних организаций или издателя, редакторов и рецензентов. Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или претензии, которые могут быть сделаны его производителем, не гарантируются и не поддерживаются издателем.

                          RV получил исследовательские гранты от Совета по исследованиям в области социальных и гуманитарных наук, Fonds de Recherche Québécois–Sciences et Cultures и программы Canada Research Chair.

                          • Бержо С., Жиро-Лидван Н. (2009). Валидация французской версии первой оценки познания Брюэра и Скиннера. Кан. Дж. Бехав. науч. Преподобный Кан. науч. Компорт. 41 252–259. 10.1037/a0014842 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Бласкович Дж. (2013). «Оценка вызовов и угроз», в Справочник по мотивации приближения и избегания , изд. Элиот А. Дж. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Psychology Press;), 431–446. [Google Scholar]
                          • Бласкович Дж. , Сири М.Д., Магридж С.А., Норрис Р.К., Вайсбух М. (2004). Прогнозирование спортивных результатов по сердечно-сосудистым индексам вызова и угрозы. Дж. Экспл. соц. Психол. 40 683–688. 10.1016/j.jesp.2003.10.007 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Бриммелл Дж., Паркер Дж., Уилсон М.Р., Вайн С.Дж., Мур Л.Дж. (2019). Состояния вызова и угрозы, производительность и контроль внимания во время напряженного задания по пенальти в футболе. Спортивные упражнения. Выполнять. Психол. 8 63–79. 10.1037/spy0000147 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Браун Д. Дж., Арнольд Р., Стандедж М., Флетчер Д. (2017). Процветание под давлением: анализ сочетания факторов реакции спортсменов на соревновательные встречи. J. Спортивные упражнения. Психол. 39 423–437. 10.1123/jsep.2016-0293 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Carbonneau N., Vallerand RJ (2016). «Я изменился с тех пор, как встретил тебя»: роль романтической страсти в том, как люди меняются, когда они вступают в романтические отношения. Мотив. Эмот. 40 101–117. 10.1007/s11031-015-9512-z [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Кузен Л., Редвин Л., Брикер К., Кип К., Бак Х. (2020). Влияние благодарности на сердечно-сосудистые исходы: обзор состояния науки. Дж. Позитивная психология. 16 348–355. 10.1080/17439760.2020.1716054 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Чиксентмихайи М. (1988). «Опыт потока и его значение для психологии человека», в Оптимальный опыт: психологические исследования потока в сознании , ред. Чиксентмихайи М., Чиксентмихайи И.С. (Кембридж: Издательство Кембриджского университета; ), 15–35. 10.1017/cbo9780511621956.002 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Curran T., Hill A.P., Appleton P.R., Vallerand R.J., Standage M. (2015). Психология страсти: метааналитический обзор десятилетних исследований внутриличностных результатов. Мотив. Эмот. 39 631–655. 10.1007/s11031-015-9503-0 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Dubreuil P., Forest J., Courcy F. (2014). От использования сильных сторон к производительности труда: роль гармоничной страсти, субъективной жизнеспособности и концентрации. Дж. Позитивная психология. 9 335–349. 10.1080/17439760.2014.898318 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Эллиот А. Дж., Черч Массачусетс (1997). Иерархическая модель подхода и мотивации достижения избегания. Дж. Перс. соц. Психол. 72 218–232. 10.1037/0022-3514.72.1.218 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Энко Дж., Бенке М., Дзекан М., Косаковский М., Качмарек Л. Д. (2021). Текстовые сообщения с благодарностью трогают сердце: реакция сердечно-сосудистой системы на вызов/угрозу в ответ на выражение благодарности предсказывает самоинициацию благодарственных вмешательств в повседневной жизни. Дж. Стад Счастья. 22 49–69. 10.1007/s10902-020-00218-8 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Флетчер Д., Саркар М. (2013). Психологическая устойчивость: обзор и критика определений, концепций и теории. евро. Психол. 18 12–23. 10.1027/1016-9040/a000124 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Фрингс Д., Херст Дж., Кливленд К., Бласкович Дж., Абрамс Д. (2012). Вызов, угроза и субъективная групповая динамика: реакции на нормативных и девиантных членов группы. Группа Дин. 16 105–121. 10.1037/a0027504 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Gillet N., Vallerand R.J., Lafreniere M.A.K., Bureau J.S. (2013). Опосредующая роль положительного и отрицательного аффекта в ситуативных мотивационно-деятельностных отношениях. Мотив. Эмот. 37 465–479. 10.1007/s11031-012-9314-5 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Качмарек Л. Д., Кашдан Т. Б., Бенке М., Дзекан М., Матула Э., Косаковский М. и др. (2021). Положительные эмоции усиливают восторженное реагирование на попытки капитализации. Анализ самоотчета, физиологии и поведения. Дж. Стад Счастья. 1–19. 10.1007/s10902-021-00389-y [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Ким Х., Дойрон К., Уоррен М. А., Дональдсон С. И. (2018). Международный ландшафт исследований позитивной психологии: систематический обзор. Междунар. Дж. Благополучие 8 50–70. 10.5502/ijw.v8i1.651 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Клайн Р. Б. (2015). Принципы и практика моделирования структурными уравнениями. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: публикации Гилфорда. [Академия Google]
                          • Ковальски К.С., Крокер П.Р. (2001). Разработка и валидация Опросника копинг-функции для подростков, занимающихся спортом. J. Спортивные упражнения. Психол. 23 136–155. 10.1123/jsep.23.2.136 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Ларкин К. Т., Кавана К. (2016). «Гипертензия», в Encyclopedia of Mental Health , 2nd Edn, Vol. 2 изд. Фридман Х. С. (Уолтем, Массачусетс: Academic Press;), 354–360. [Google Scholar]
                          • Lavoie C. É, Vallerand R. J., Verner-Filion J. (2021). Страсть и эмоции: посредническая роль когнитивных оценок. Психология. Спорт Упражнение. 54:101907. 10.1016/j.psychsport.2021.101907 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Лазарь Р. С. (1991). Эмоции и адаптация. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
                          • Лазарь Р. С. (1999). Стресс и эмоции: новый синтез. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер. [Google Scholar]
                          • Лазарь Р. С., Фолкман С. (1987). Транзакционная теория и исследования эмоций и преодоления трудностей. евро. Дж. Перс. 1 141–169. 10.1002/per.2410010304 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Лазарь Р., Фолкман С. (1984). Стресс, оценка и преодоление. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер. [Google Scholar]
                          • Mageau G. A., Carpentier J., Vallerand R. J. (2011). Роль контингентности самооценки в различении навязчивой и гармоничной страсти. евро. Дж. Соц. Психол. 41 720–729. 10.1002/ejsp.798 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Marsh H.W., Vallerand R.J., Lafreniere M.A.K., Parker P., Morin A.J.S., Carbonneau N., et al. (2013). Страсть: подходит ли одна шкала для всех? Построить достоверность двухфакторной шкалы страсти и психометрической инвариантности для различных видов деятельности и языков. Психология. Оценивать. 25 796–809. 10.1037/а0032573 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Maule A.J., Hockey G.R.J. (1993). «Состояние, стресс и нехватка времени», в Давление времени и стресс в человеческом суждении и принятии решений , ред. Свенсон О., Мауле А. Дж. (Бостон, Массачусетс: Springer;), 83–101. [Google Scholar]
                          • Мейен К., Тернер М., Джонс М.В., Шеффилд Д., Маккарти П. (2020). Теория состояний вызова и угрозы у спортсменов: пересмотренная концепция. Фронт. Психол. 11:126. 10.3389/fpsyg.2020.00126 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Мут Л.К., Мут Б.О. (1998–2017). Руководство пользователя Mplus , 8-е изд. Лос-Анджелес, Калифорния: Мутен и Мутен. [Google Scholar]
                          • Поллак Дж. М., Хо В. Т., О’Бойл Э. Х., Киркман Б. Л. (2020). Страсть на работе: мета-анализ индивидуальных результатов работы. Дж. Орган. Поведение 41 311–331. 10.1002/job.2434 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Рэйвен Дж. , Рэйвен Дж. К., Корт Дж. Х. (1998). Руководство по прогрессивным матрицам и словарным шкалам Raven. Сан-Антонио, Техас: Психологическая корпорация. [Google Scholar]
                          • Райан Р. М., Фредерик К. (1997). Об энергии, личности и здоровье: субъективная жизнеспособность как динамическое отражение благополучия. Дж. Перс. 65 529–565. 10.1111/j.1467-6494.1997.tb00326.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Шелленберг Б. Дж. И., Бейлис Д. С. (2016). Два пути страстного стремления к цели: связь с оценкой, преодолением трудностей и успеваемостью. Борьба со стрессом при тревоге 29 287–304. 10.1080/10615806.2015.1036047 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Шелленберг Б. Дж. И., Бейлис Д. С., Крокер П. Р. Э. (2013). Страстные хоккейные болельщики: оценки, преодоление и внимание к локауту Национальной хоккейной лиги 2012–2013 гг. Психология. Спорт Упражнение. 14 842–846. 10.1016/j.psychsport.2013.06.004 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Seery MD (2011). Вызов или угроза? Сердечно-сосудистые индексы устойчивости и уязвимости человека к потенциальному стрессу. г. Неврологи. Биоповедение. Ред. 35 1603–1610 гг. 10.1016/ж.неубиорев.2011.03.003 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Seery MD (2013). Биопсихосоциальная модель вызова и угрозы: использование сердца для измерения разума. Соц. Перс. Психол. Компас 7 637–653. 10.1111/spc3.12052 [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Seligman M.E., Csikszentmihalyi M. (2000). Спецвыпуск: позитивная психология. утра. Психол. 55 5–14. 10.1037/0003-066х.55.1.5 [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
                          • Шервуд А., Аллен М.Т., Фаренберг Дж., Келси Р.М., Ловалло В.Р., ван Доорнен Л.Дж.П. (1990). Методические указания по импедансной кардиографии. Психофизиология 27 1–23. 10.1111/j.1469-8986.1990.tb02171.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Скиннер Н., Брюэр Н. (2002). Динамика оценок угроз и вызовов перед стрессовыми событиями достижений. Дж. Перс. соц. Психол. 83 678–692. 10.1037//0022-3514.83.3.678 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Табачник Б.Г., Фиделл Л.С. (2001). Использование многомерной статистики. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пирсон. [Google Scholar]
                          • Tomaka J., Blascovich J., Kelsey R.M., Leitten C.L. (1993). Субъективные, физиологические и поведенческие эффекты оценки угрозы и вызова. Дж. Перс. соц. Психол. 65 248–260. [Google Scholar]
                          • Валлеран Р. Дж. (2010). «О страсти к жизненной деятельности: дуалистическая модель страсти», в Успехи экспериментальной социальной психологии г., Том. 42 изд. Zanna MP (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Academic Press;), 97–193. [Google Scholar]
                          • Валлеран Р. Дж. (2015). Психология страсти: дуалистическая модель. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
                          • Валлеран Р. Дж., Хоулфорт Н. (редакторы) (2019). Страсть к работе: теория, исследования и приложения. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
                          • Валлеран Р. Дж., Бланшар К., Маго Г. А., Кестнер Р., Ратель К., Леонар М. и др. (2003). Les passions de l’ame: о навязчивой и гармоничной страсти. Дж. Перс. соц. Психол. 85 756–767. 10.1037/0022-3514.85.4.756 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Vallerand R.J., Ntoumanis N., Philippe F., Lavigne G.L., Carbonneau N., Bonneville A., et al. (2008). О страсти и спортивных фанатах: взгляд на футбол. J. Sport Sci. 26 1279–1293 гг. 10.1080/02640410802123185 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Vallerand R.J., Salvy S.J., Mageau G.A., Elliot A.J., Denis P.L., Grouzet F.M., et al. (2007). О роли страсти в исполнении. Дж. Перс. 75 505–534. 10.1111/j.1467-6494.2007.00447.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
                          • Watson D., Clark L.A., Tellegen A. (1988). Разработка и валидация кратких показателей положительного и отрицательного аффекта: шкалы PANAS. Дж. Перс. соц. Психол. 54 1063–1070. 10.1037/0022-3514.54.6.1063 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

                          Статьи из Frontiers in Psychology предоставлены здесь с разрешения Frontiers Media SA


                          Элементы страсти: 5 вопросов из психологических исследований, которые помогут вам найти свою страсть Неправильный путь.

                          Мы все видим убедительные примеры людей, которые нашли настоящее призвание или чувство цели в жизни, и мы тоже хотим сильно чувствовать что-то. Мы хотим чувствовать страсть к чему-то.

                          К сожалению, большая часть того, что мы слышим о страсти, обычно звучит расплывчато и недостижимо. Обычно мы уходим от разговоров о поиске страсти с обескураживающим чувством, что у некоторых людей она просто есть, а у остальных ее нет.

                          Но многочисленные исследования в области психологии показали, что страсть — это то, что мы все можем научиться определять и создавать для себя.

                          В оставшейся части этой статьи мы рассмотрим, как современные исследования в области психологии определяют страсть, а также несколько практических вопросов, которые вы можете задать себе, чтобы определить и развить страсть.

                          Что такое страсть?

                          Психолог и исследователь Робер Валлеран посвятил всю свою жизнь изучению психологии страсти.

                          После десятилетий исследований и работы с тысячами людей, которые «нашли свое увлечение», Валлеран пришел к следующему выводу:

                          Увлечение — это сильная склонность к деятельности, обладающей следующими тремя качествами:

                          1. Это что-то мы наслаждаемся .
                          2. Это то, что мы значение .
                          3. Это то, чему мы можем посвятить себя .

                          В дополнение к этим трем пунктам он также предлагает еще две важные идеи о страсти:

                          • Страсть почти всегда связана с идентичностью .
                          • Самые страстные люди внутренне мотивированы к своим увлечениям

                          Основываясь на внимательном прочтении этого исследования, а также на моей собственной работе с клиентами, пытающимися найти смысл или страсть в своей жизни, я придумал несколько вопросов, которые каждый может задать, чтобы помочь выяснить, какие виды деятельности вероятно, имеют высокий потенциал страсти.

                          ВОПРОС № 1: Есть ли у этой деятельности высокий потенциал положительного подкрепления?

                          Исследование страсти, проведенное Валлераном, предполагает, что первым важным критерием того, какой тип деятельности считается страстью, является то, что мы получаем удовольствие.

                          Кажется очевидным, не так ли?

                          Я думаю, что мы можем более подробно остановиться на этом, думая об удовольствии с точки зрения положительного подкрепления .

                          То, что нам нравится, как правило, является тем, за что мы получаем положительное подкрепление. Нам нравится есть мороженое, потому что это замороженное, но мягкое сочетание сахара и жира заставляет центр удовольствия нашего мозга светиться, как рождественская елка.

                          Хотя удовольствие — это одна из форм положительного подкрепления, положительное подкрепление — это нечто большее, чем просто удовольствие.

                          Давайте остановимся на примере с мороженым. В то время как мгновенное удовольствие от мороженого положительно подкрепляет, поедание мороженого на самом деле не имеет очень высокого потенциала положительного подкрепления, потому что первый укус, хотя и вкусный, настолько хорош, насколько это возможно.

                          К тому времени, когда мы доходим до дна пинты Ben & Jerry’s, мы сгребаем последние полные ложки просто потому, что не хотим быть теми, кто оставляет пинту мороженого в морозильной камере с двумя ложками слева не потому, что мы получаем от этого больше удовольствия или удовольствия.

                          Другой способ выразить это явление состоит в том, что употребление мороженого имеет низкий порог насыщения , что означает, что мы быстро насыщаемся и перестаем получать от этого большое удовольствие.

                          С другой стороны, приготовление мороженого может иметь больший потенциал в качестве деятельности с высоким потенциалом страсти из-за высокого порога насыщения:

                          • Пока нам удается производить мороженое, мы все равно получаем есть мороженое. Так что у нас уже не хуже.
                          • Но вдобавок к удовольствию, которое мы получаем от самого мороженого, мы также получаем удовлетворение от того, что делаем что-то своими руками (то, что психологи называют чувством мастерства или самоэффективности, которое очень позитивно подкрепляет).
                          • Далее, если мы вообще беспокоимся о своем здоровье, мы, вероятно, в конечном итоге поделимся нашим вкусным домашним мороженым, чтобы другие могли насладиться им. И этот обмен затем приводит к более позитивному подкреплению, потому что мы оба сделали что-то хорошее, и — если мороженое хорошее — мы, вероятно, получим похвалу и положительные отзывы от людей, с которыми мы поделились.
                          • Наконец, как только мы начнем делать мороженое более регулярно, мы будем искать новые вкусы и рецепты, чтобы попробовать, и мы могли бы легко присоединиться к группе Facebook или доске Pinterest или к какой-либо другой ассоциации с другим мороженым. создатели (интеллектуальная стимуляция и социальная связь очень позитивно подкрепляют).

                          Приготовление мороженого имеет гораздо более высокий потенциал положительного подкрепления, чем просто употребление мороженого, поскольку оно содержит много возможных источников и типов положительного подкрепления. Он также имеет тенденцию генерировать новые идеи и действия, чем больше вы в него вкладываете, что приводит к благотворному кругу постоянно растущего положительного подкрепления.

                          Итак, когда вы рассматриваете потенциал страсти для данной деятельности, спросите себя: Каков положительный потенциал подкрепления этой деятельности?

                          ВОПРОС № 2. Помогает ли это задание прояснить и уточнить мои ценности?

                          Вторая характеристика страстной деятельности по Вальерану состоит в том, что она важна лично для человека, в нее вовлеченного. Для меня это означает думать о деятельности с точки зрения того, как она соотносится с нашими ценностями.

                          Если мы ищем занятие с высоким потенциалом страсти, мы, очевидно, не хотим выбирать что-то, что прямо противоречит нашим ценностям. Если вы увлечены правами животных, охота на крупную дичь, вероятно, не лучший выбор.

                          Но более важная идея здесь заключается в том, что — помимо того, что мы избегаем действий, противоречащих ценностям, — мы также хотим искать действия, которые поддерживают наши ценности и, в идеале, помогают нам прояснить или уточнить их.

                          Предположим, что защита окружающей среды и уважение к природе и отдыху на свежем воздухе очень близки вашему сердцу, и вам нравится время от времени ходить в походы и работать волонтером в местных государственных парках. Вместо того, чтобы просто ходить в походы в качестве побочного проекта, что, если вы запустите информационный бюллетень по электронной почте и небольшой веб-сайт, где вы будете делиться интересными местными походами и волонтерской деятельностью на свежем воздухе?

                          Вы не только занимаетесь деятельностью, которая поддерживает ваши ценности и не противоречит им, но и процесс исследования и обмена опытом и идеями, связанными с туризмом и защитой окружающей среды, может помочь вам узнать о них больше, вступив в контакт с другими людьми. подходы людей, философии, методы и т. д.

                          Но что, если у меня нет того, что меня действительно волнует, например защиты окружающей среды…?

                          Если вам трудно придумать ценность, которая вас действительно волнует, спросите себя:

                          • Чем я действительно загорелся?
                          • Какие темы или идеи меня больше всего расстраивают или даже злят?

                          Если вы не можете придумать что-то самостоятельно, спросите друга или члена семьи, который хорошо вас знает, об этих двух вопросах, поскольку они относятся к вам.

                          ВОПРОС № 3: Осуществимо ли это мероприятие с точки зрения логистики?

                          Третьим признаком страстной деятельности Валлерана является то, что мы можем вкладывать в нее значительное количество времени и энергии.

                          Этот шаг довольно прагматичен и прост. При рассмотрении деятельности, которая может иметь высокий потенциал страсти, убедитесь, что у вас есть необходимое время, энергия и финансы, чтобы заниматься ею, учитывая вашу текущую ситуацию или этап жизни.

                          Мы часто так воодушевляемся идеей, что хватаемся за нее только для того, чтобы понять, что она несостоятельна в наших нынешних обстоятельствах.

                          Например: если вы бедный аспирант с большим количеством долгов, небольшим доходом и диссертацией, которую нужно закончить в следующем году, вы, вероятно, захотите выбрать что-то более скромное или минимальное с точки зрения затрат времени и энергии. , и деньги.

                          Допустим, этот гипотетический аспирант всегда хотел летать на самолетах.

                          Взять уроки авиации может быть немного нереально, учитывая их нехватку средств и нехватку времени/энергии в аспирантуре. Но они могли бы работать волонтерами в местном музее воздухоплавания два раза в месяц и проводить экскурсии; или организовать сборку моделей самолетов в своем городе; или создайте общую доску Pinterest, на которой будут собираться и публиковаться старинные фотографии истребителей времен Второй мировой войны…

                          Подводя итог: убедитесь, что это задание выполнимо с точки зрения логистики, учитывая ограничения вашей текущей ситуации.

                          ВОПРОС № 4: Можно ли разбить эту деятельность на последовательные процедуры?

                          Мои советы по вопросам 1–3 основывались на трех характерных чертах страстной деятельности, предложенных Вальераном: удовольствие, ценности и преданность делу.

                          Вопрос 4 связан с предположением Вальерана о том, что страсть, как правило, связана с нашей идентичностью. Очевидно, что вопрос 2 является важной частью этого — выбор деятельности, которая соответствует нашим ценностям и помогает нам конкретизировать их, важен, потому что ценности являются ключевым компонентом идентичности.

                          Но в дополнение к ценностям, упускаемой из виду частью идентичности являются подпрограммы. То, что мы делаем на регулярной основе, играет важную роль в нашей самооценке и в том, как мы думаем о себе.

                          Рассмотрим двух человек:

                          • Том одержим идеей стать бегуном: он читает журналы о беге, у него новейшая и самая стильная беговая экипировка, и он говорит о беге почти со всеми, кого встречает. Время от времени он бегает в спортзале, но обычно около 15 минут, прежде чем решает поговорить с кем-нибудь о беге.
                          • Аннет — 52-летняя учительница естественных наук в средней школе. Каждое утро перед работой она надевает кроссовки и совершает пробежку в 5 миль по дорожкам за своим домом. Она редко говорит об этом. Но она бегает почти каждое утро уже 25 лет.

                          Кого из людей вы бы назвали бегуном ?

                          В то время как ценности являются важным компонентом идентичности, последовательное поведение или рутины не менее, если не более важны.

                          Следствием поиска страсти является поиск деятельности, которую можно относительно легко превратить в рутину — то, что вы можете делать на постоянной основе.

                          Если это возможно, то с большей вероятностью станет частью вашей личности.

                          Предположим, вы интересуетесь и очень заботитесь о путешествиях и изучении новых мест, людей и культур. Большинству из нас трудно добраться до , просто сделайте , даже на полурегулярной основе. По многим причинам большинство из нас не могут прыгать в самолет и каждые пару недель видеть новый штат или страну.

                          Упускаемая из виду часть идентичности — это рутины.

                          Опять же, это верно только в том случае, если вы ограничиваете идею путешествия межгосударственными или международными поездками. Что, если бы вы думали о путешествии как о локальном, даже гиперлокальном занятии?

                          Что, если бы вы каждую неделю выбирали определенный район в своем городе и отправлялись туда на прогулку, а затем ужинали в ресторане, в котором никогда не были? Затем, вернувшись домой, вы написали короткую запись в блоге о своих «Местных приключениях в путешествии».

                          Суть в следующем: рассматривая занятия, которыми вы можете по-настоящему увлечься, постарайтесь подойти к ним творчески с точки зрения рутины, небольших действий, которые вы можете выполнять на регулярной основе. Это будет означать более высокую вероятность того, что деятельность станет частью вашей личности и, следовательно, чем-то, к чему вы постоянно испытываете страсть.

                          ВОПРОС № 5: Является ли эта деятельность внутренней мотивацией?

                          Исследование Валлерана показывает, что в целом, несмотря на то, что страстная деятельность может быть выполнена как ради самой себя, так и по какой-то внешней причине, именно первая, как правило, приводит к наилучшему результату.

                          внутренне мотивирующее занятие — это то, чем мы наслаждаемся сами по себе:

                          • Эмили не строит корабли в бутылке, чтобы выиграть «Корабль в бутылке» «Человек года»; она строит корабли в бутылке, потому что ей нравится строить сложные конструкции внутри бутылок.

                          Внешне мотивирующая деятельность , с другой стороны, является той, которую мы делаем, потому что она приносит нам что-то еще:

                          • Салли продает страховку, потому что это ведет к зарплате, что означает, что она может обеспечить свою семью, а не потому, что она специально наслаждается этим.

                          Когда дело доходит до увлечения, ищите деятельность, которая в первую очередь мотивирует вас изнутри — то, что вам нравится само по себе. Если это еще и внешне мотивирует, отлично!

                          Хороший тест для этого — представить, что вы несколько месяцев занимаетесь делом, которое, по вашему мнению, действительно имеет некоторый потенциал страсти. Затем представьте, что внезапно все внешне мотивирующие преимущества исчезают, и вам остается только сама деятельность и то удовлетворение, которое вы от нее получаете.

                          Вы бы продолжали это делать?

                          ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС № 6: Могу ли я достичь мастерства в этой деятельности?

                          В его превосходной книге Так хорошо, что они не могут тебя игнорировать , Кэл Ньюпорт доказывает, что попытки найти или обнаружить свою страсть — пустая трата времени, поскольку большинство из нас не рождаются со страстью, которую нужно обнаружить.

                          Вместо этого, утверждает он, мы должны попытаться развить страсть , найдя виды деятельности, в которых мы можем достичь высокого уровня навыков, компетентности и опыта.

                          Другими словами, он утверждает, что:

                          Страсть — это результат мастерства.

                          Конечно, в некотором смысле это просто напрашивается вопрос: =Как я узнаю, какие действия стоит освоить?

                          Что ж, я бы отослал вас обратно к вопросам 1-5.

                          Независимо от того, сможете ли вы найти увлечение или должны его создать, очевидно, что этот процесс включает в себя как понимание ваших собственных врожденных наклонностей и предпочтений (вопросы 1–5), так и работу по взращиванию и развитию страсти, которая сидит на выше этих естественных предпочтений.

                          Я думаю, что именно диалектика между открытием и развитием дает нам наилучшие шансы найти увлечение.

                          Резюме и ключевые выводы

                          Вот 5 вопросов, которые вы можете задать себе о каком-либо занятии, чтобы определить, действительно ли оно может вас увлечь, плюс бонусный 6-й вопрос:

                          1. Содержит ли это занятие различные формы удовольствия и позитивного подкрепления ?
                          2. Помогает ли это занятие мне лучше понять и обогатить мои ценности ?
                          3. Является ли эта деятельность технически осуществимой с учетом моей текущей ситуации и окружающей среды?
                          4. Можно ли разбить это действие на согласованных подпрограмм ?
                          5. Является ли эта деятельность внутренней мотивацией ?
                          6. Можно ли в этой деятельности достичь мастерства ?

                          Как на самом деле найти свое увлечение

                          Кэрол Дуэк, профессор психологии Стэнфордского университета, вспоминает, как недавно спросила на семинаре для студентов: «Кто из вас ждет, чтобы найти свое увлечение?»

                          «Почти все они подняли руку и увидели мечтательный взгляд», — сказала она мне. Они говорили об этом, «как будто их захлестнула приливная волна». Всплеск. Ура! Это бухгалтерия!

                          Будет ли у них неограниченная мотивация для их страсти? Они торжественно кивнули.

                          «Ненавижу лопать твой шарик, — сказала она, — но обычно так не бывает».

                          То, о чем Двек спрашивала своих учеников, является обычным припевом в американском обществе. Термин «Следуй за своей страстью» с 1990 года в англоязычных книгах увеличился в девять раз. «Найди то, что ты любишь делать, и тебе не придется работать ни дня в своей жизни» — еще один резерв неизвестного происхождения, используемый в консультациях для колледжей.

                          Но, по словам Двек и других, этот совет сбивает людей с толку.

                          «Каковы последствия этого?» — спросил Пол О’Киф, доцент психологии в Йельском колледже США. «Это означает, что если вы делаете что-то, что похоже на работу, это означает, что вы не любите это». Он привел мне в пример студентку, которая прыгает из лаборатории в лабораторию, пытаясь найти ту, чья тема исследования похожа на ее страсть. «Это идея о том, что если меня не переполняют эмоции, когда я иду в лабораторию, то это не будет моей страстью или моим интересом».

                          Вот почему он и два его соавтора — Двек и Грег Уолтон из Стэнфорда — недавно провели исследование, которое предполагает, что, возможно, пришло время изменить то, как мы думаем о наших интересах. Страсти не «находятся», утверждают они. Они развиты.

                          В статье, которая будет опубликована в журнале Psychological Science , авторы описывают разницу между двумя типами мышления. Одна из них — «фиксированная теория интересов» — идея о том, что основные интересы существуют с рождения и только и ждут, чтобы их открыли, — а другая — «теория роста», идея о том, что интересы — это то, что каждый может взращивать с течением времени.

                          Чтобы изучить, как эти разные образы мышления влияют на наше стремление к разным темам, авторы провели серию исследований со студентами колледжей — группой, которой часто советуют найти свое увлечение в виде основной или карьерной траектории.

                          Во-первых, учащиеся ответили на вопросы анкеты, в которой их классифицировали либо как «технарей» (сленговое обозначение интереса к математике и естественным наукам), либо как «нечетких», что означает интерес к искусству или гуманитарным наукам. Они также заполнили анкету, в которой определяли, насколько они согласны с идеей о том, что основные интересы людей не меняются со временем. Затем они прочитали статью, которая не соответствовала их интересам — статью о будущем алгоритмов для пушистиков и статью о Дерриде для технарей. Чем больше участники поддерживали «фиксированную» теорию интересов, тем меньше их интересовала статья, которая не соответствовала их вышеупомянутой идентичности технаря или пушистика.

                          Затем авторы повторили аналогичную процедуру, но попросили студентов сначала прочитать либо о фиксированной теории интересов, либо о теории роста. Опять же, тех, кто узнал, что интересы фиксируются на протяжении всей жизни человека, меньше увлекала статья, не соответствующая их интересам.

                          Авторы считают, что это может означать, что студенты, которые придерживаются фиксированных теорий интересов, могут отказаться от интересных лекций или возможностей, потому что они не соответствуют их ранее заявленным увлечениям. Или что они могут не заметить, как другие дисциплины могут пересекаться с их собственными.

                          «Если страсти — это полностью сформированные вещи, а ваша работа — искать свою страсть по всему миру — это безумная мысль», — сказал мне Уолтон. «Это не отражает то, как я или мои ученики воспринимают школу, когда вы приходите в класс, читаете лекцию или беседуете и думаете: Это интересно . Именно благодаря процессу инвестиций и развития вы развиваете неизменную страсть к своей области».

                          Еще одна причина не верить фиксированной теории заключается в том, что она может заставить людей слишком легко сдаться. Если что-то становится трудным, легко предположить, что это просто не должно быть вашей страстью, в конце концов. В одной части этого исследования студенты, которые думали, что интересы фиксированы, также с меньшей вероятностью думали, что преследование страсти иногда будет трудным. Вместо этого они думали, что это обеспечит «бесконечную мотивацию».

                          Дуэк, один из авторов статьи, ранее изучала различные типы мышления, связанные с интеллектом. Согласно ее исследованию, люди с установкой на рост в отношении собственного интеллекта, как правило, меньше боятся неудач, потому что считают, что ум культивируется, а не является врожденным. Авторы исследования сказали мне, что интересы связаны со способностями, но отличаются от них: вы можете быть заинтересованы в чем-то, но не очень хорошо в этом разбираетесь. «Я играю на гитаре уже 25 лет, но не могу сказать, что мои способности стали намного лучше за последние 10 лет», — сказал О’Киф.

                          Двек сказала мне, что у «найди свою страсть» есть похвальная история. «До этого люди говорили: «Найди свою гениальность», и это было так пугающе. Это означало, что только люди, которые были действительно блестящими в чем-то, могли добиться успеха», — сказала она. «Найди свою страсть» кажется более демократичным. У каждого может быть интерес». Но это исследование предполагает, что даже сама идея найти свой «истинный» интерес может запугать людей и помешать им углубиться в эту область.

                          Авторы также познакомили студентов с фиксированной теорией или теорией роста, а затем познакомили их с новым интересом: астрономией. Во-первых, они заставили их посмотреть видео, сделанное The Guardian для широкой аудитории об идеях Стивена Хокинга. Это было легко понять и развлечь. Затем авторы попросили студентов прочитать сложную техническую статью в академическом журнале Science о черных дырах. Несмотря на то, что несколько мгновений назад после просмотра видео студенты заявили, что они очарованы черными дырами, студенты, которые ознакомились с фиксированной теорией интересов, заявили, что они больше не интересуются черными дырами после прочтения трудного Наука статей. Другими словами, когда вам говорят, что ваши интересы каким-то образом укоренились, вы отказываетесь от новых интересов, как только дела идут плохо.

                          Это исследование было предварительно зарегистрированным повторением, то есть авторы с самого начала заявили, какими будут их гипотеза и методы. Этот процесс предназначен для предотвращения p-hacking, теневой практики данных, которая бросила тень на многие исследования в области психологии в последние годы.

                          К. Энн Реннингер, профессор Суортморского колледжа, не участвовавшая в исследовании, исследовала развитие интересов и сказала, что «нейробиология подтвердила, что для развития интересов можно поддерживать». Другими словами, при правильной помощи большинство людей может заинтересоваться практически чем угодно. По ее словам, до 8 лет дети будут пробовать что угодно. В возрасте от 8 до 12 лет они начинают сравнивать себя с другими и становятся неуверенными, если они в чем-то не так хороши, как их сверстники. Именно тогда преподаватели должны начать находить новые способы поддерживать их интерес к определенным предметам.

                          Хотя авторы не исследовали взрослых, они сказали мне, что их выводы могут быть применимы и к пожилому населению. Например, интерес людей к отцовству быстро возрастает, как только в их доме появляется настоящий плачущий ребенок. «Вы можете ничего не знать о раке, но если у вашей матери рак, вы чертовски быстро станете экспертом в этом деле», — сказал О’Киф.

                          Другое исследование взглядов взрослых на страсти показывает, что люди, которые считают, что страсти можно найти, с самого начала склонны выбирать работу, которая им подходит. Они отдают предпочтение удовольствию, а не хорошей оплате. Между тем люди, которые думают, что страсть развивается, отдают предпочтение другим целям, а не непосредственному удовольствию от работы, и они «со временем лучше соответствуют своему призванию», пишут авторы этого исследования. «В заключение, — добавляют они, — люди, которые не нашли идеального места для своей карьеры, могут набраться храбрости — существует более одного способа обрести страсть к работе».

                          Как воспитать установку на «рост» у молодых американских испытуемых в области психологии будущего? Если вы родитель, вы можете не бросать новые увлечения, как только они становятся трудными.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.