Психологическая идентификация по почерку: Исследование почерка и подписи любой сложности судебными экспертами Волан М

Психологическая идентификация по почерку: Исследование почерка и подписи любой сложности судебными экспертами Волан М

Содержание

Исследование почерка и подписи любой сложности судебными экспертами Волан М

При возникновении конфликтных ситуаций, связанных с подделкой подписи, необходимо задуматься над вопросом проведения независимой экспертизы определения ее подлинности.

Для чего проводится процедура?

У каждого взрослого человека должна быть своя индивидуальная подпись. Это начертание, имеющее графическую структуру, служит своеобразным идентификатором личности человека. По этому графическому символу можно определить не только половую принадлежность и возраст, но и составить психологический портрет его владельца.

Исследование по проверке подлинности - это экспертиза подписи. Методика проведения этого исследования заключается в тщательном изучении экспертом графических и технических особенностей подписанта.

Проведение данной процедуры необходимо при рассмотрении уголовных, гражданских или административных дел. Как правило, с подделкой сталкиваются при рассмотрении дел о мошенничестве, так как такие махинации проводят при подделке росписей на важных финансовых документах.

Сейчас для выявления подлинности актуальны новые современные и эффективные методики. Чтобы не стать жертвой аферистов, необходимо сделать свою роспись максимально замысловатой, что очень усложнит процесс ее копирования. Еще один момент, который стоит запомнить: во время подписания каких-либо важных документов не пользуйтесь гелиевой ручкой, так как со временем она может испариться.

Определение подлинности

Основной и самой важной задачей любого эксперта считается определение авторства росписи. Когда не представляется возможным определить автора росписи, его идентифицируют по следующим психологическим характеристикам:

  • по величине;
  • длине;
  • форме изображения;
  • углу наклона;
  • разборчивости.

Распространенными являются ситуации, когда необходимо определить, кто именно расписался на документе. Такие ситуации возникают при расследовании финансовых махинаций.

Вероятный характер выводов о подлинности почерка, можно сделать даже если человеку что-то мешало в процессе написания. Дополнительно исследование может выявить состояние, в котором находился сам объект.

Известно много случаев, когда люди пытались любыми возможными способами исказить свой автограф, но хорошему специалисту не составит большого труда разобраться в его подлинности.

Компетентный эксперт также сможет установить срок давности исследуемого материала. Эти данные необходимы для установления времени проведения подделки документа. Как правило, это делают при рассмотрении дел о разделе совместного имущества или взыскании долговых обязательств.

Психологический анализ почерка предсмертной записки, исполненной на армянском языке, при производстве судебной психологической экспертизы

74

всем по дороге говорил, что А. деньги получил, а она ворует, чтобы

поехать на С/город/. Я не воровка, просто запуталась в своем вра-

нье, у А./ее брат/ дома все перемешалось и у С/другой брат/ тоже,

ни чего не смогла сказать, потому что у них есть свой ум, скажешь

спасибо брат я освободился от своей непорядочной и воровки же-

ны».

Н. замужем, 14 лет детей не имела, после родился сын,

учился в школе хорошо, поступил в университет, студент, учится

платно, в этом году должен быть призван в армию. Дочь учится

в 7 классе. Муж выпивает, чернорабочий, имеет не постоянный

заработок, живут на его деньги, имеют также домашнее хозяй-

ство, крупный и мелкий скот. Она очень любит свою семью, ни-

когда никому не жаловалась, была скрытной. Деньги в руках у

жены. По показаниям домочадцев и некоторых родственников

они финансово не нуждаются, по показаниям же других и сосе-

дей они крайне бедно живут, даже нормальных тарелок и чашек

в доме нет.

У семьи был кредит в банке, который, по показанию мужа

они выплачивали, и им оставалось выплатить всего около 100

долларов, срок выплаты кредита в день самоубийства Н. Муж не

занимался и не был в курсе финансовых проблем, по его словам

жена этим всем занималась сама, и ему о проблемах неизвестно,

по его словам, деньги в доме были. Перед смертью, за несколько

дней, муж брата сообщил ему, что его жена взяла в долг у сосед-

ки, она сперва отрицала, потом призналась мужу, что это для ее

сестры и скоро вернет, брату мужа сказала, что это для ее родно-

го брата, соседке же объясняла это тем, что на дорогу мужу, он

собирается в Россию на заработки и скоро вернет, и это все об-

наружилось после ее смерти. Также после смерти обнаружилось,

что женщина не полностью погасила кредит в банке, не полно-

стью заплатила за обучение сына, кроме того у нее новый кре-

дит, срок выплаты которого тоже в этот день, еще она под раз-

ными предлогами брала в долг у сестры, соседки, жены брата, но

не один долг не смогла выплатить. За несколько дней до смерти

Н. просила сестру, жену брата и сына брата взять для нее кредит,

но они отказали, сказали, что не могут это сделать. Перед смер-

тью она позвонила сестре и сказала, что муж соседки потребо-

вал, чтобы она против долга отдала им свою корову, она сказала,

что для ее семьи это позор и лучше она себя повесит, умрет, чем

Графологическая экспертиза почерка, подписи в Москве - графологический анализ, графологическая экспертиза подписи

Графологическая экспертиза

Экспертиза:

24 часа от 7500 руб

Консультация:

15 мин и 0 руб

Графологическая экспертиза почерка имеет широкое применение – диагностирует психоэмоциональное, психосоматическое состояния, кризисы переходного возраста, позволяет выяснять профориентацию, где индивид найдет душевную и интеллектуальную реализованность и другие. Независимая графологическая экспертиза предоставляет возможности, которыми пользуются отделы подбора персонала, психологи, а также индивиды, заинтересованные в своем развитии, путем анализа личностных качеств и применения эффективных техник.

Сколько стоит экспертиза почерка в Москве

 

Экспертизы Стоимость, руб
Идентификация подписи исполнителя 10 000 7 500
Идентификация исполнителя рукописной записи 10 000 7 500
Определение необычных условий при выполнении подписи, рукописных записей от 7 000
Определение выполнения рукописных записей с переменой привычно пишущей руки от 10 000
Определение выполнения подписи с подражанием какой-либо подлинной подписи конкретного лица от 9 000
Определение пола и возраста исполнителя рукописного текста от 12 000
Определение способа выполнения подписи (рукописным способом, факсимиле) 5 000
Графологический анализ почерка от 3 500

 

Стоимость графологической экспертизы почерка зависит от некоторых факторов:

  • Многообъектность или многозадачность экспертизы;
  • Необычность носителя и пишущего средства;
  • Изношенность документов;
  • Сжатые сроки.

При выборе организации для поручения графологической экспертизы не стоит ориентироваться только на стоимость услуг. Почерковедческая экспертиза требует серьезных знаний и многолетнего опыта работы – убедитесь, что выбранный вами эксперт обладает ими.

Цена графологической экспертизы подписи также зависит от сложности и количества задач, поставленных перед экспертом. Окончательная цена экспертизы определяется только после ознакомления с исследуемыми материалами.

Вопросы экспертизы

В контексте криминалистической задачи графологическое исследование проводится с целью отождествления исполнителя рукописи, в частности подписи и записи, а так же с целью определения условий их выполнения. Такая градация позволяет выделить перечень наиболее типичных вопросов, которые традиционно ставятся перед экспертом.

1) установление исполнителя:

      • кем, предполагаемым исполнителем или иным лицом выполнены удостоверительные записи в документе?
      • кем из числа предполагаемых исполнителей выполнены подписи в документе?
      • одному или разным лицам принадлежат подписи, расположенные в расписке и дарственной?

2) установление условий:

      • в каком эмоциональном состоянии находилось лицо в момент заключения соглашения?
      • какого он пола?
      • каков его возраст?

Классическая графология решает задачи несколько иного уровня, хотя и являющиеся диагностическими. К ним относятся вспомогательные исследования, проводимые с целью изучения индивидуальных особенностей личности.

Для правильной формулировки вопросов мы предлагаем обратиться непосредственно к нам. Это позволяет избежать переплат за услуги судебного исследования. От правильной постановки задач зависит и исход инициированных действий суда.

Идентификация личности по почерку

Идентификация личности по почерку относиться к динамическим способам биометрической идентификации. Основывается на уникальности и стабильности признаков почерка для каждого индивида. При обычном сравнении с образцами, возможен большой процент ошибок, поэтому предпочитается метод динамической верификации. В этом случае, исследуется не продукт (почерк), а процесс письма: скорость движений, сила давления, а также длительность разных этапов произведения письма, поскольку при попытке подделки, невозможно с точностью повторить движения руки автора почерка или подписи.

Проведение графологической экспертизы

Для проведения графологической экспертизы необходимы образцы подписи, выполненные шариковой ручкой синего цвета на бумаге формата А4. Лист не должен быть на слишком твердой или слишком мягкой основе (достаточно 3-5 подложенных листов), поскольку это искажает почерк. Писать нужно сидя в удобной позе за столом, в спокойном психоэмоциональном состоянии. В содержании может быть затронута любая тема. Ограничения: Нельзя писать под диктовку, списывать с книги, писать стихи по памяти.

Писать текст нужно на родном языке. Если лицо свободно владеет другими языками, то для графологического исследования необходимо предоставить образцы текста и на этих языках.

Также об авторе исследуемого текста необходимо предоставить минимальные данные – пол, возраст, состояние зрения, ведущая рука, а также список других условий, которые могут повлиять на почерк.

Графологический анализ

С помощью графологического анализа можно выяснить характер и темперамент лица, написавшего рукописный текст. Доказано, что рука является лишь инструментом письма, а почерк формируется в зависимости от характера, руководствуется мозгом и отражает психоэмоциональное состояние человека. Стоит заметить, что графология не дает критического заключения о человеке, а носит относительный характер. С ее помощью можно понять общие мотивы действий интересующего человека и, соответственно, выработать приемлемую манеру общения, что особо ценно при диагностировании почерков «трудных» подростков.

Графологический анализ личности трудоемкий путь к познанию человека. Для успешного графологического анализа нужны знания в психологии, психофизиологии, психиатрии и многих других науках, где фигурирует понимание человеческой сущности. Почерк, как и сетчатка глаза или виды дактилоскопических узоров, не повторяется. Он уникален для каждого индивида и несет в себе огромную информацию.

Графологический анализ почерка основывается на таких признаках, как размер и наклон букв, нажим и направление почерка, характер написания слов и другие. Признаки письма должны оцениваться в совокупности, поскольку возможно множество вариаций с соответствующими сочетаниями и проявлениями черт характера. Нельзя взять один признак и пытаться характеризовать им исследуемого. Один и тот же признак, в своем проявлении и в сочетании с другими признаками, может охарактеризовать индивида и с положительной и с отрицательной стороны, поэтому только опытный графолог может дать окончательное заключение.

Задать свой вопрос эксперту

Судебная экспертиза почерка

Стоит заметить, что эксперт-почерковед и эксперт-графолог в корне отличаются друг от друга. И хотя предмет их исследований один, то есть почерк, цели и задачи разные.

Графолог исследует почерк с целью установления психологического портрета пишущего, а почерковед выясняет факт подлинности или возможность подделки почерка или подписи, пишущий прибор, время написания и т. д. Почерковед занимается исследованием почерка в рамках судебной экспертизы.

Зачастую главной задачей криминалистической экспертизы почерка является идентификация пишущего лица. Для этого исследуются образцы предоставленных текстов, образцы рукописных текстов подозреваемых лиц и производится сравнение результатов.

Криминалистической экспертизой почерка устанавливается личность и характерные особенности автора, наличие особого психофизического состояния (заболевания, возрастные изменения, стрессовое состояние) во время написания исследуемого текста, а также возможность умышленного изменения почерка или подписи.

Сроки

Сроки выполнения графологической экспертизы зависят от количества исследуемых материалов и надлежащих решению задач. Необходимость экспресс-анализа влияет на ценообразование исследования.

Где провести и что необходимо для проведения графологической экспертизы?

Заказать услугу можно в независимых экспертных учреждениях, для чего нужно предоставить необходимые материалы с правильно формулированными вопросами, заключить договор и оплатить услугу.

Если вы не согласны с заключением государственной экспертизы, назначенной в ходе судебного процесса, можете обжаловать результаты исследования и обратиться в независимую графологическую экспертизу.

В экспертно-консультационном центре «Графо-Логос» проводятся: исследования на полиграфе, почерковедческая экспертиза по копии документа, независимая экспертиза документов и др.

Результат

В первую очередь, заключение нашего эксперта это вид доказательства, который можно использовать в суде для подтверждения своей позиции.

Отмечаем специфику процессуальной состязательности в Российской Федерации и странах запада, где значимость результатов классической графологии воспринимается как полноценное заключение сведущего лица.

Высокая репутация и профессионализм наших специалистов придает Заключению ряд отличительных особенностей, способных продвинуть достоверные сведения и сделать объективным результат судебного процесса. Заказчик исследования получает полноценное исследование, в котором устанавливается обстоятельство, требующее вмешательство квалифицированного лица в лице эксперта графолога.

Результат предоставляется на бумажном носителе в одном экземпляре. В случаях, когда нужны пояснения относительно проведенного исследования, графолог сопровождает выводы и дает разъяснения.

 

Правда ли почерк выдает характер, темперамент и другие черты человека?

В школе детей учат писать по одному образцу, но, несмотря на это, получается у всех по-разному. Эти особенности настолько характерны, что люди до сих пор скрепляют договоренности подписью, а в суды приносят результаты почерковедческих экспертиз, чтобы доказать авторство рукописей. Легко заключить, что раз почерк индивидуален, то в нем кроется информация об индивидуальности: не только кому он принадлежит, но и какой это человек.

Эта идея обрела популярность в эпоху романтизма в конце XVIII — начале XIX веков. Писатель Эдгар Аллан По, пока был редактором Graham's Magazine, анализировал почерки известных литераторов и публиковал в журнале заметки со своими заключениями. Черточки и завитушки тех, кто ему не нравился, удостаивались обидных эпитетов, например, "написано руками самого заурядного клерка".

Во второй половине XIX века французский священник Жан-Ипполит Мишон попытался подвести под толкование почерка научное основание. В 1871 году он стал издавать журнал "Графология", а позже выпустил несколько книг с описанием своего метода. Позже идеи Мишона были подхвачены в Германии. Там они перемешались с теориями психоаналитиков Зигмунда Фрейда и Карла Густава Юнга, а после Второй мировой войны вернулись в Америку и Великобританию, где получили дальнейшее развитие. В наши дни графология распространена везде, в том числе в России.

Что в почерке выискивают графологи

В обывательском представлении графологи определяют по почерку характер, но этим дело не ограничивается. Специалисты в этой области готовы судить о темпераменте, типе мышления, уровне интеллекта и развития личности, эмоциональной зрелости, особенностях нервной системы, психическом и физическом здоровье, слабых и сильных сторонах в работе, совместимости супругов и еще много о чем. Такая диагностика часто проводится психологами с клиентами, при трудоустройстве, для профориентации.

"Через почерк можно анализировать, как человек живет, воспринимает, реагирует и адаптируется к окружающему миру", — говорит графолог, кандидат психологических наук Лариса Дрыгваль. По ее словам, от активности психики зависит мелкая моторика — из-за этого возникает своеобразное написание символов. "Смешно отрицать связь мозга и мелкой моторики при письме. Письмо от руки является выражением микрожестов, свойственных конкретному человеку при конкретных поведенческих паттернах", — считает другой графолог Ирина Бухарева.

Графологи убеждены, что почерк самодостаточен, а дополнительные наблюдения и тесты для экспертизы не обязательны. Тем не менее Лариса Дрыгваль при анализе также учитывает биологические возраст и пол, чтобы определить психологическую зрелость и способ реагирования на мир: "мужской" или "женский". Ирина Бухарева тоже спрашивает пол и возраст, а еще — какой рукой пишет человек, какое у него зрение, есть ли травмы или болезни, способные повлиять на письмо, принимает ли он сильнодействующие лекарства. Все это учитывается при анализе.

Маленький эксперимент в редакции ТАСС

Со слов приверженцев графологии получается, что в умелых руках проверка почерка — бесценный инструмент для понимания человека. Неудивительно, что им заинтересовались в ЦРУ: от выводов агентов и аналитиков подчас зависит безопасность людей и государства. Правда, в рассекреченном отчете, который так и озаглавлен — "Оценка графологии", ее эффективность ставится под сомнение. Рассуждая вообще о любых методиках оценки личности, автор отчета Рундквист говорит о так называемом эффекте Барнума, "лучшем друге шарлатанов".

На эту тему

Суть эффекта Барнума в следующем: если дать человеку туманное описание личности, но сказать, что оно было подготовлено именно для него, то такое описание кажется очень точным. Как-то раз Рундквист продемонстрировал этот эффект дюжине европейских разведчиков. Он попросил их написать что-нибудь на бумаге, выждал и после дал им личные характеристики. Десять из 12 человек с ними согласились, а потом узнали, что заключение было одно на всех — Рундквист взял его из немецкой газеты.

Похожий эксперимент я провел в редакции ТАСС. Десять коллег предоставили образцы почерка. На следующий день я прислал им результаты двух "экспертиз" и попросил оценить, насколько они точны. В каждой было написано 12 утверждений. Одну я взял на сайте графолога из отчета для какого-то запутавшегося мужчины, другую — из гороскопа для водолеев с астрологического сайта. Коллеги не знали о моей уловке — они думали, что их почерк проанализируют специалисты.  

В первом заключении все десять человек полностью или частично согласились с двумя утверждениями: они считают себя тщательными исполнителями, думают, что серьезно относятся к жизни, ответственны и организованны, но не лишены слабых сторон. Наверняка то же самое вы можете сказать про себя. Из оставшихся десяти утверждений большинство было не согласно только с одним. С гороскопом получилась та же картина, только все коллеги полностью или частично согласились не с двумя, а с четырьмя утверждениями о себе.

Конечно, моя проделка не отвечает строгим научным стандартам, а результаты нужно толковать с осторожностью. Может, коллеги просто плохо знают себя и покорно приняли мнения авторитетов. А может, они вправду похожи друг на друга, и это просто совпадение. Или кто-то увидел, как я заговорщицки щурюсь и потираю руки, что-то заподозрил и подговорил остальных нарочно дать такие ответы.

Случайные выводы

Надежность графологических методов время от времени проверяют и ученые. Графологи любят повторять, что множество исследований должны были развеять сомнения скептиков насчет точности анализа почерка. Это преувеличение. Психологи Карла Дацци и Луиджи Педрабисси из Падуанского университета пишут, что в научной среде нет согласия насчет графологии. Большинство академических статей, где говорится в пользу анализа почерка, вышли в 1970–1990-х годах или еще раньше. Речь в них шла в основном об исследованиях, в которых проверялась способность графологов предсказать успехи людей на работе и в учебе.

Впрочем, даже в деле подбора кадров результаты неоднозначные. Психологи Ефрат Нетер и Гершон Бен-Шахар из Еврейского университета в Иерусалиме обработали результаты 17 исследований. В общем счете в них участвовали 63 графолога и 51 человек без специальной подготовки, которым тоже давали проверить рукописные тексты. Оказалось, что профаны предсказывают будущие успехи соискателей на должность даже лучше, чем графологи, особенно когда в тексте содержатся биографические сведения.  

На эту тему

Для определения черт личности и уровня интеллекта анализ почерка годится еще меньше. Ученые из Университетского колледжа Лондона провели два эксперимента, в которых студенты выполнили психологические тесты, чтобы можно было оценить их личность и ум. Результаты сравнили с заключениями графологов, которые проверяли только рукописи. Специалисты по почерку не справились: их выводы оказывались верными не чаще, чем бывает по случайности. Упомянутые Дацци и Педрабисси провели похожие эксперименты и тоже не нашли доказательств, что графологический анализ способен что-то сказать о личности. Неудивительно, что Британское психологическое общество по надежности результатов ставит графологию на один уровень с астрологией (это согласуется с результатами эксперимента в редакции ТАСС).

Может, в почерке вправду скрыта какая-то информация о человеке. Эта гипотеза не опровергнута, а при письме действительно задействуются области мозга, которые в том числе влияют на личность и интеллект. Но, судя по всему, если в завитушках на бумаге и скрыто что-то важное, то графологи не способны это распознать. Они просто творчески объясняют увиденное с помощью метафор, аналогий и символов.  

Простота бывает обманчивой

Когда я спросил Ларису Дрыгваль и Ирину Бухареву о преимуществах анализа почерка, обе первым делом назвали простоту: чтобы провести графологическую экспертизу, от человека требуется только сесть поудобнее, расслабиться и написать полстраницы текста — даже ехать никуда не надо, а специалисту не нужно дорогое оборудование — разве что микроскоп, которым пользуются графологи, чтобы вглядеться в линии на бумаге. Но простота бывает обманчивой.

Аналитик ЦРУ Рундквист для оценки человека советовал смотреть на его биографию, образование, места работы, социальный статус, доход и тому подобные вещи. Психологи для определения черт личности, проблем и склонностей используют опросники с сотнями вопросов и проводят долгие интервью, иногда несколько раз, а для измерения интеллекта разработаны специальные тесты.

Эти методы отнимают много сил, времени и позволяют сделать лишь приблизительные выводы, только ничего лучше пока не придумано. У нас вообще мало точных ответов о себе и друг о друге, но из-за этого не нужно искать простые.

Марат Кузаев

Идентификация по почерку и динамике подписи

Основой аутентификации личности по почерку и динамике написания контрольных фраз (подписи) является уникальность и стабильность динамики этого процесса для каждого человека, характеристики которой могут быть измерены, переведены в цифровой вид и подвергнуты компьютерной обработке. Таким образом, при аутентификации для сравнения выбирается не продукт письма, а сам процесс.

Разработка аутентификационных автоматов на базе анализа почерка (подписи - как варианта объекта исследования), предназначенных для реализации контрольно-пропускной функции, была начата еще в начале 1970-х г. В настоящее время на рынке представлено несколько эффективных терминалов такого типа.

Подпись - такой же уникальный атрибут человека, как и его физиологические характеристики. Кроме того, это и более привычный для любого человека метод идентификации, поскольку он, в отличие от снятия отпечатков пальцев, не ассоциируется с криминальной сферой. Одна из перспективных технологий аутентификации основана на уникальности биометрических характеристик движения человеческой руки во время письма. Обычно выделяют два способа обработки данных о подписи: простое сравнение с образцом и динамическую верификацию. Первый весьма ненадежен, так как основан на обычном сравнении введенной подписи с хранящимися в базе данных графическими образцами. Из-за того, что подпись не может быть всегда одинаковой, этот метод дает большой процент ошибок. Способ динамической верификации требует намного более сложных вычислений и позволяет в реальном времени фиксировать параметры процесса подписи, такие, как скорость движения руки на разных участках, сила давления и длительность различных этапов подписи. Это дает гарантии того, что подпись не сможет подделать даже опытный графолог, поскольку никто не в состоянии в точности скопировать поведение руки владельца подписи. Пользователь, используя стандартный дигитайзер и ручку, имитирует свою обычную подпись, а система считывает параметры движения и сверяет их с теми, что были заранее введены в базу данных. При совпадении образа подписи с эталоном система прикрепляет к подписываемому документу информацию, включающую имя пользователя, адрес его электронной почты, должность, текущее время и дату, параметры подписи, содержащие несколько десятков характеристик динамики движения (направление, скорость, ускорение) и другие. Эти данные шифруются, затем для них вычисляется контрольная сумма, и далее все это шифруется еще раз, образуя так называемую биометрическую метку. Для настройки системы вновь зарегистрированный пользователь от пяти до десяти раз выполняет процедуру подписания документа, что позволяет получить усредненные показатели и доверительный интервал. Впервые данную технологию использовала компания РепОр.

Идентификацию по подписи нельзя использовать повсюду, в частности, этот метод не подходит для ограничения доступа в помещения или для доступа в компьютерные сети. Однако в некоторых областях, например в банковской сфере, а также всюду, где происходит оформление важных документов, проверка правильности подписи может стать наиболее эффективным, а главное, необременительным и незаметным способом. До сих пор финансовое сообщество не спешило принимать автоматизированные методы идентификации подписи для кредитных карточек и проверки заявления, потому что подписи все еще слишком легко подделать. Это препятствует внедрению идентификации личности по подписи в высокотехнологичные системы безопасности.

Устройства идентификации по динамике подписи используют геометрические или динамические признаки рукописного воспроизведения подписи в реальном масштабе времени. Подпись выполняется пользователем на специальной сенсорной панели, с помощью которой осуществляется преобразование изменений приложенного усилия нажатия на перо (скорости, ускорения) в электрический аналоговый сигнал. Электронная схема преобразует этот сигнал в цифровой вид, приспособленный для машинной обработки. При формировании «эталона» необходимо учитывать, что для одного и того же человека характерен некоторый разброс характеристик почерка от одного акта к другому. Чтобы определить эти флуктуации и назначить рамки, пользователь при регистрации выписывает свою подпись несколько раз. В результате формируется некая «стандартная модель» (сигнатурный эталон) для каждого пользователя, которая записывается в память системы.

В качестве примера реализации такого метода идентификации можно рассматривать систему Automatic Personal Verification System, разработанную американской корпорацией NCR Corp. Эта система на испытаниях продемонстрировала следующие результаты: коэффициент ошибок 1-го рода - 0,015%, 2-го рода - 0,012% (в случае, если злоумышленник не наблюдал процесс исполнения подписи законным пользователем) и 0,25 % (если он наблюдал).

Системы аутентификации по почерку поставляются на рынок, например, фирмами Inforete и De La Rue Systems (США), Thompson T1TN (Франция) и рядом других. Английская фирма Quest Micropad Ltd выпустила устройство QSign, особенностью которого является то, что сигнатурный эталон может храниться как в памяти системы, так и в памяти идентификационной карточки пользователя. Пороговое значение коэффициентов ошибок может изменяться в зависимости от требуемой степени безопасности. Подпись выполняется обычной шариковой ручкой или карандашом на специальной сенсорной панели, входящей в состав терминала.

Основное достоинство подписи по сравнению с использованием, например, дактилоскопии в том, что это распространенный и общепризнанный способ подтверждения своей личности (например, при получении банковских вкладов). Этот способ не вызывает «технологического дискомфорта», как бывает в случае снятия отпечатков пальцев, что ассоциируется с деятельностью правоохранительных органов. В то же время подделка динамики подписи - дело очень трудновыполнимое (в отличие, скажем, от воспроизведения рисунка подписи). Причем благодаря росписи не на бумаге, а на сенсорной панели, значительно затрудняется копирование злоумышленником ее начертания.

Идентификация по ритму работы на клавиатуре основана на измерении временных интервалов между двумя последовательными ударами по клавишам при печатании знаков.

Характер по почерку - Как по почерку определить характер человека с примерами

Сделаем оговорку сразу: графология официально считается псевдонаукой, она не используется ни в спецслужбах, ни в следственных органах, как думают некоторые, т. к. из современных задач криминалистики и психологии не способна решить ни одной. Идентификацией по почерку занимается раздел криминалистики, называемый почерковедением. Почерковедение отличается от графологии тем, что не рассматривает почерк как психологический показатель, но изучает сугубо механические особенности письма. Врачи также не применяют графологию в широком смысле слова, но изучают почерк как дополнительный инструмент диагностики расстройств нервной системы и заболеваний головного мозга. То есть ищут следы проявления болезней, а не распознают характер по почерку.

Однако с позицией официальной науки согласились не все. Определение характера по почерку все еще популярно в массах так же, как другие подобные, например, определение характера по лицу. Вопрос достоверности таких практик остается открытым.

Рекомендуем вам не верить на слово ни приверженцам, ни противникам графологии, а провести собственный эксперимент. Все материалы для этого есть в данной статье.

Можно ли по почерку определить характер

Теоретически, характер, если рассматривать его как некое среднее психологическое состояние, будет влиять на любые действия, особенно на те, которые совершаются автоматически, бессознательно. Пример такого действия – шаг или походка. Исходя из типа походки, людям часто дают характеристику:

  1. Широкая, уверенная – сильная личность.
  2. Быстрая, семенящая – слабая, зависимая личность.
  3. Расхлябанная – слабовольный, неорганизованный.
  4. Летящая – легкомысленный человек, мечтатель.

В этом есть своя логика – человек двигается так, как ощущает свое Я в пространстве, в котором находится. Чувство уязвимости заставит двигаться быстро и незаметно, чувство силы придаст походке оттенок раскованности, а отрешенность сделает ее совершенно не соответствующей происходящему вокруг.

Можно ли аналогично определить характер человека по почерку? С одной стороны, это возможно, т. к. письмо – такое же бессознательное действие, как походка, но с другой стороны, движение руки сложно сравнивать с перемещением всего тела в пространстве. Достоверно можно говорить лишь о том, что на почерке будут явно отражаться сильные эмоциональные состояния, т. к. они имеют физиологическое выражение. Самый яркий пример – тремор конечностей как результат нервного потрясения.

Особенности написания букв

Запись букв – первое, на что смотрят, когда хотят узнать характер по почерку. Принимаются во внимание такие факторы:

  1. Размер.
  2. Наклон.
  3. Форма.
  4. Правильность.
  5. Связанность.
  6. Нажим.

Если вспомнить аналогию с походкой, то здесь корреляция с характером точно такая же.

Большие буквы

Большие буквы рассказывают об открытости характера, общительности, харизме, задатках или полноценных лидерских качествах. У таких людей обычно много друзей, им не составляет труда всегда быть центром внимания.

ВАЖНО! Крупный почерк может также быть следствием плохого зрения. С возрастом почти все люди начинают писать крупнее, это доказано многочисленными экспериментами, в ходе которых сравнивались фотографии рукописей одного и того же человека в разные годы жизни.

Мелкие буквы

Мелкие буквы трактуются двояко. Первая трактовка – это скрытность, боязливость, застенчивость, желание не привлекать внимание. Вторая трактовка – бережливость, педантичность, склонность к порядку и рациональному использованию пространства.

На бережливость с оттенком жадности также указывает «узкий» почерк, когда буква лепится к букве, а строка напоминает сжатую до предела пружину.

Печатные буквы

Желание выводить буквы правильной печатной формы может свидетельствовать о педантичности с уклоном в перфекционизм или о стремлении к совершенству во всем. Еще такой почерк выдает целеустремленного человека, которому свойственно добиваться своего.

Размашистое письмо

Размашистость – признак удальства, лихого нрава. Такие люди склонны брать от жизни все, жить одним днем, не боятся рисковать, легко сходятся с людьми. Часто это признак тонкой творческой натуры: таким характером обладал, например, Сергей Есенин – в его стихах размашистая удаль гармонично сочетается с тонкой чуткой лирикой. Может указывать также на любопытство или пытливый ум, неусидчивость, любовь к авантюрам и приключениям.

Острое письмо

Угловатый почерк соответствует личности, имеющей склонность к эгоизму, нарциссизму, самолюбованию. Но с другой стороны, острый почерк может указывать на независимость, обособленность, индивидуальность, наличие выраженного собственного мнения.

Округлое письмо

Противоположность острому. Круглый почерк указывает на податливость, зависимость, уступчивость. Такой человек может быть прекрасным вторым номером в команде: на него можно положиться в трудную минуту, ему можно доверять. С другой стороны, такой человек может страдать от недостатка силы воли, собственного мнения и иметь проблемы с реализацией своих целей. Округлый – не почерк лидера.

Особенности полей и строк

  • Наклон влево свидетельствует об упрямстве, самоуверенности, склонности к критике окружающих.
  • Уклон вправо – манера письма, привитая в школе. Так пишет большинство, поэтому небольшой наклон не значит ничего. Крутой наклон свидетельствует о предрасположенности к сильным крепким чувствам.
  • Отсутствие наклона выдает черты характера уравновешенного человека. Так пишет самодостаточная гармоничная личность, не склонная впадать в крайности, или же заурядный, ничем не примечательный человек.
  • Если на листе без разметки строка «съезжает» вниз, это указывает на склонность к пессимизму: у такого человека стакан всегда наполовину пуст.
  • Строка, «забирающаяся» вверх, говорит о жизнерадостной и стойкой личности, привыкшей во всем искать светлые стороны.
  • Ровная строка означает, что в характере всего в меру, а его поведение больше зависит от конкретной ситуации, чем от личностных качеств.
  • Размер полей указывает на отношение к ценностям: маленькие поля говорят о бережливости, большие – о широкой душе, очень большие – о легкомысленности.

Особенности подписи

Нетрудно примерно понять характер человека по подписи. Достаточно сделать анализ автографа по следующим критериям.

  • Если подпись петляет и изобилует множеством загогулин и закорючек, то перед вами хитрец или обладатель пытливого ума.
  • Если заглавная буква выведена замысловато, нарядно, с узорами, то владельцу подписи не чуждо самолюбование, желание выделиться и прославиться.
  • Маленькая первая буква означает нерешительность и робость в характере. Такой человек невысокого мнения о себе, не склонен к лидерству, старается не привлекать к себе внимание.
  • Обведенная подпись также указывает на склонность замыкаться к себе и отсутствие лидерских качеств.
  • Перечеркивание говорит о несдержанности. Такой человек способен совершить необдуманный поступок. Другое значение – предприимчивость.
  • Начинать подпись с буквы имени свойственно самовлюбленным натурам, а первой букве фамилии отдают предпочтение люди скромные и простые.
Узнать подробнее о курсах

Центр психологических инноваций МРСЭИ - Интервью с Д.А.Смысловым о графологии

cpi-mrsei.ucoz.ru|cpi-mrsei.ucoz.ru|*none*

Интервью с  Д.А.Смысловым. Сентябрь 2010 г.

 

 

Здравствуйте, Елена.

1. Откуда у Вас проявился интерес к графологии?

Графологией я увлёкся в 1990 году. Интересна для меня она была в первую очередь возможностью быстро распознать личностные черты и потенциальную направленность неизвестного человека. Затем, уже являясь студентом психологического факультета я старался много практиковать с изучением и интерпретацией почерков. Вначале было сложно, но затем многие нюансы стали отрабатываться до автоматизма и я смог «почувствовать» другой почерк. Сейчас своим слушателям объясняю, что изучать исследуемый рукописные материал надо в первую очередь не по содержанию (от него вообще надо временно отказаться, чтобы субъективное мнение или впечатление эксперта не накладывалось на анализ почерка).

2. В советское время астрология и графология считались лженауками. Как современная академическая наука относится к графологии?

Довольно сложно. В отечественной психологии практикующие психологи очень любят проективные тесты, но академическая психология так полностью и не приняла пришедшие к нам в 60-е году прошлого века проективные тесты, обвиняя их в первую очередь в малой структурированности и субъективизме. Большинство известных в настоящее время графологических систем интерпретаций почерков являются по своему содержанию экспрессивной проективной методикой. Проективные методы характеризуются малой стандартизованностью проведения всей процедуры обследования и толкования данных, что оправдано, поскольку изучаются глубинные индивидуальные особенности личности, исследование которых требует гибкой тактики и неординарного подхода к анализу получаемых результатов. Почерк – это определённый проективный рисунок, некая осциллографическая запись напряжений и расслаблений. Кроме того, графологическое знание крайне интересно в консультационной и психотерапевтической практике. Именно так и называется одно из наших направлений – графологическая психотерапия.

Так исторически сложилось, что развитие научных знаний в плане изучения почерка шло по двум направлениям – медицинско-экспертном (по почерку обучались диагностировать наступление и развитие психических заболеваний, изучали почерки убийц и пр.). Второе направление – криминалистическое (нынешнее почерковедение). Его задача – идентификация почерка, выявление подделки, диагностика состояния пишущего на момент создания документа – пример – прощальное письмо самоубийцы – сам он писал его или кто-то «помогал», диктовал.

Известно очень серьёзное отношение на Западе к почерку и графологии в целом, прежде всего из-за того, что почерк практически невозможно подделать (подделка почерка так же заметна специалисту, как подделка монеты нумизмату). В нашей стране процесс развития графологии и её возвращение к практике идёт медленнее. Но главное – идёт. И тому подтверждение работа психолога-графолога по изучению почерков осуждённых, подследственных, маньяков, наконец, людей и психическими отклонениями в русле психологической экспертизы.

Но в русло академической науки графология, как практический проективный метод (но не самоцель и не единственный метод) идёт своим путём, медленно, но главное – идёт. И уже позади этап, когда к графологии относились как к очередному «магическому» методу работы фокусников и чародеев.

 

3. Где она применяется?

Графология находит применение в следующих сферах:

– в психологии – в проведении психологической экспертизы личности, диагностике личности. Пример – человек имеет право на ношение оружия, он прошёл тестирование и признан годным, но почерк его показывает капризность, обидчивость, злопамятность, частую смену настроений. Дальше думайте сами, что с ним будет дальше по мере нагнетания усталости и проблем.

- Графологические знания находят хорошее применение в работе специалистов по подбору персонала. Мной неоднократно проводились консультации по командообразованию посредством почерков кандидатов на определённые должности или виды деятельности. Приходилось по просьбе руководства находить анонимщиков. Мы проводили анализ писем суицидалов. Всё это достаточно интересно и за каждым почерком – история отдельного человека.

- в психотерапии, как вспомогательный метод выявления этиологии (причин) возникновения того или иного состояния, логики поведения, потенциальных возможностей. В психотерапии почерк вообще оказывается очень полезным для работы с конкретной проблемой.

- я ещё выделяю и самостоятельную работу с собственной личностью – мои слушатели обучаются «читать» собственный почерк и тем самым предупреждать возникновение нежелательных тенденций, которые в обыденной жизни не всегда заметны – пример – наступление переутомления, срывов, депрессии. А некоторые тенденции в себе развивать в силу предрасположенности к определённому виду деятельности – например – знаковые системы (кодировки – язык, музыка, танец, рисование и пр. – всё это даёт возможность выразить свою мысль при помощи разных знаковых систем). То есть, в некотором смысле «сам себе психографолог».

4. Формирования почерка в начальной школе влияет на развитие личности?

Да, влияет. Почерк является индикатором взаимодействия человека с социумом.

Почерк детей в начальной школе для графолога напоминает какофонию звуков. В таком почерке очень много напряжения и усталости. Но это зло во благо. Если ребёнка не научить писать понятно, ему будет не ясно, зачем объяснять другим свои поступки, выводы. Непонятный почерк часто говорит о том, что такой человек не заботится о том, чтобы быть понятым другим. Ну а заодно и себе тоже. Так что начальная школа вынужденно прививает навыки поведения в социуме.

В начальной школе вырабатывается динамический стереотип - формирование у пишущего индивидуальных и относительно устойчиво выработанных признаков почерка, которые запечатлеваются в рукописных текстах, подписях и в которых проявляется индивидуальная совокупность графических навыков.

Довольно интересно наблюдать ещё недавно повсеместное явление — переученных левшей а это как раз ломка динамического стереотипа. При переучивании с левой руки на правую динамический стереотип вынужденно меняется, что чревато рядом проблем. По счастью, практика переучивания левшей с левой на правую руку, в настоящее время практически исчезла. В то же время, мне приходится работать с почерками переученных левшей, и именно у них мы можем наблюдать повышенную невротизацию, проявляющуюся в повышенной чувствительности, тревожности, утомляемости, «стопоре» при обучении определѐнным дисциплинам (например, математике) и т.д., что объясняется ломкой прежнего динамического стереотипа и созданием нового.

 

5. Раньше пользовались перьями, потом чернильной ручкой, что требовало аккуратности при написании. Может ли влиять то, чем пишешь на характер человека?

я бы уточнил – не характер, а отношение к себе, к тому, что ты делаешь и к другим людям. А уже отсюда — идёт корректировка динамического стереотипа.

Шариковая ручка расслабляет руку, а заодно и почерк, а следом – и отношение к себе – почерк – это «концепция видения себя» пишущим. А перьевая ручка не позволяет расслабляться, она заставляет именно писать, а не отписываться, как происходит с шариковой ручкой. Многие мои студенты пишут именно перьевыми ручками, причём с открытым пером – такие ручки более непривычны в наше время. Но именно они хорошо корректируют почерк. Естественно, в зависимости от фирмы производителя и марки перьевой ручки может быть разный эффект. Какие-то пишут тоньше. Какие-то толще. Письмо какими-то ручками можно приравнять в управлению дорогого автомобиля. Я очень рекомендую людям, которые чаще всего печатают, писать именно перьевой ручкой с открытым пером.

 

6. Какую информацию о человеке можно получить с помощью графологического анализа?

Динамические особенности – врабатываемость, мобильность, утомляемость, инерционность. Личностные особенности – особенности эмоционально-волевой сферы, уверенность, злопамятность, способности. Особенности межличностной сферы. Наконец, предрасположенности (а часто индикаторы) психического перенапряжения, стрессов, депрессии, психических отклонений.

 

7. Обычно со временем почерк меняется, с чем это связано?

Меняется динамический стереотип. Он идентичен особенностям речевого произношения, походке, реагированию. С возрастом и особенностями индивидуальной истории динамический стереотип претерпевает существенные изменения. В норме — почерк делится на детский, подростковый, юношеский, зрелый, пожилой, старческий. Но также на изменение динамического стереотипа накладывают отпечаток состояние здоровья, перенесённые психические травмы и пр. Возвращение в предыдущим динамическим стереотипам у человека обычно заблокировано и возможно только посредством гипнотического возвращения к определённому (искомому) возрасту. Потому вы скорей всего не сможете написать так, как писали в детстве или подростковом возрасте.

8. Случались ли в Вашей практике, что графология ошибалась? Дает ли почерк точную характеристику или возможны исключения?

Очень важна подстройка к тезаурусу (субъективному языку) человека. Если интерпретация почерка точна, но ему не понятна, он может не согласиться. Поэтому очень важно правильно объяснить то, что удалось продиагностировать.

Определение пола и возраста не всегда могут быть абсолютно точными – бывают мужчины с женским характером, встречаются женщины маскулинного типа.

Но чаще почерки, вызывающие вопросы – это приятные логические упражнения. Так, однажды я работал с почерком и был удивлён тому, что почерк имеет юношескую манеру написания и в то же время моторику, характерную для пожилого возраста – нервные, резкие и дрожащие. Случай был интересный, юношеский почерк закономерно должен смениться взрослым, а затем старческим. Здесь же мы имели дело со случаем консервации возраста – это был почерк пожилой женщины, но кроме старческих особенностей написания (рука становится менее лабильна и менее удобна для письма, кроме того, быстро начинает утомляться) он был почерком молодой девушки лет семнадцати – восемнадцати. Я предположил, что она рано вышла замуж и у неё было несколько детей (общение с детьми может отвлекать от базовых возрастных задач – на них просто не остаётся времени). Догадка оказалась верной.

Ещё один пример – почти детская манера написания и, параллельно, склонности выносить суждения, причём категоричные. Женщина, приблизительно сорока лет. Стоило подумать, ведь здесь есть противоречие – инфантильность подразумевает зависимость, а здесь она странным образом сочеталась с независимыми суждениями. Было интересно и непонятно. Сначала была гипотеза о предрасположенности к шизофреническому раздвоению личности, но в то же время признаков патологии в почерке не было. А выяснилось, что эта дама пользовалась нецензурной лексикой через слово.. Заметная инфантильность оказалась зависимостью от крепкого словца. Было очень забавно. Совсем как узнать в «Черепахах» Сен-Санса крайне замедленный канкан.

 

9. Есть ли какие-то особенности характерные только для русского написания или графологические законы одинаковы для всех языков?

 

Да, конечно. Западноевропейские языки верхнерегистровые. Русский язык — нижнерегистровый. Под регистрами понимается написание - верхних или нижних «выбросов» в прописных буквах. Верхний регистр – это выход из верхней зоны письма в прописных буквах «б», «в», верхнее «д». Нижний регистр – выход из нижней зоны письма в прописных буквах «д», «з», «у», «ф», иногда- «р».

Сильно выраженные регистры мы называются «отягощѐнными». Промежуточный регистровый тип периодически встречается в прописных буквах «ф» и «р».

И, соотвественно, для каждого языка обязательно должна быть своя национальная школа итерпретации.

 

 

10. Вы основали в г. Москве и Московской области направление психологическая графология, преподаете спецкурс. Что дает он и кому и где могут пригодиться данные знания?

 

Психологическая графология уже больше десяти лет существует в качестве курса практических занятий, она чутка к новым изменениям в почерках, динамична, но моя задача довольно проста – описать и чѐтко объяснить каждый вычлененный параметр почерка. Мы выбрали путь медленный, даже латентный, но единственный – путь отказа от пустых собраний и работу в плане исследований проблематики почерка.

Курс в первую очередь ориентирован на людей с психологическим образованием, как некоторой необходимой базой, на которой можно обучать навыкам диагностики по почерку. Профессии слушателей – психологи, психотерапевты, психиатры, менеждеры по кадрам, руководители, лингвисты. Кому могут пригодиться эти знания? Думаю, любому думающему и внимательному к собственным личностным изменениям человеку.

 

11. Есть ли будущее у графологии в современном мире компьютеров и сотовых телефонов?

Да, есть. До тех пор, пока человек не печатает, а именно пишет – он продолжает общение с собой. Почерк является прослойкой между пишущим и его личностью. В любом случае остаются подпись и образцы почерка в документах. А чем меньше человек пишет, тем более беззащитен он перед диагностикой по почерку. А относительно компьютеров – электронный документ также является знаковой системой. Как и почерк - представляет интерес и манера размещения текста в документе, наличие речевых оборотов, использование знаков препинания, использование табуляции, даже длительность предложений в тексте говорят о многом.

12. Можно ли показать на примере известных российских деятелей (я на сайте видела ,что у Вас есть коллекция почерка) графологию в действии? И если я пришлю кусочек моего рукописного текста, можно ли его тоже проанализировать?

Сопоставление биографии и почерка известных людей — метод, являющийся излюбленным у многих графологов (К.Ромен, И.Ф.Монгенштерн, В.Маяцкий, Д.М.Зуев- Инсаров). С одной стороны, этот метод позволяет более подробно рассмотреть черты известной личности, с другой стороны – является крайне уязвимым для критики, так как всегда можно обвинить графолога в том, что он заведомо знал характер и биографию человека, почерк которого рассматривает. Таких интерпретаций у меня много, но я думаю, что мало интересно разбирать в данной статье почерки каких-либо известных людей. Если почитать публикации в Интернете — как только речь касается графологии, именно известных и разбирают. Не хочу комментировать. Но считаю, что это не слишком интересно. Более интересны почерки читателей, которые приходят на сайт. Впрочем, их интерпретации я публикую также редко, а в последнее время крайне редко отвечаю на запросы – основная работа отнимает много времени.

 

Но мне предложили идею написать книгу интерпретаций почерков классиков психологии — это более интересно, так как не каждый психолог может рассказать факты их биографии и уж совсем не каждый имел возможность видеть их воочию, слушать их лекции, общаться с ними. А анализ их почерков позволяет по-иному взглянуть на классика и увидеть за академическим мраморов живого человека. Я думаю над этим предложением.

 

 

Относительно вашего почерка:

Увы, разрешение фотографии очень небольшое. Так что то, что удалось увидеть на фотографии.

Умеренная общительность, хорошая социализация, умение взаимодействовать в социальной среде.

Потребность структурировать жизнь и держаться ровной дистанции при общении с людьми, в то же время периодически проявляется нестабильность, не всегда хватает возможности держать такую дистанцию, а по мере усталости проявляется некоторая нелогичность, смазывание прежнего сценария общения. По большей части накапливающееся таким образом напряжение идёт не вовне, а вовнутрь, откуда появляется предрасположенность к депрессивным состояниям, не склонность мечтать и планировать на длительное время, возможно — защитная реакция, табуирование — запрет планировать или думать на определённые темы. Потребность не проговаривать уже известного, тем самым как бы экономя время. На самом деле — психологическая защита — желание не проговаривать и не возвращаться к тому, что может тревожить. Потребность в постоянстве (на данный момент потребность не реализована).

Средняя врабатываемость. Склонность противодействвовать в случае, если идут против собственной точки зрения, причём принципиально, но не конфликтно, а косвенно. Возможна в таких ситуациях тоонкая ситуативная язвительность, но не агрессия.

Общий прогноз положительный при условии работы с возникающими депрессивными состояниями (они могут до определённого времени не распознаваться и проявляться в виде разражительности, часто как-бы случайной).

Увы, не всё полностью смог разглядеть на фото — очень маленькое разрешение.

 

С уважением, Дм. Смыслов

 

 

Дмитрий Анатольевич,

позвольте еще раз изумиться графологией в лице Вашей интерпретации моего почерка! Я сегодня перечитала и пришла к выводу, что 100% совпадение. Поразительно и с обывательской точки зрения непонятно совсем, как такие тонкие индивидуальные данные можно получить по одному предложению! С удовольствием почитаю Ваши статьи.

 

 

Елена Коток

 

 

 

 

Опрос по идентификации личностных черт на основе почерка

Основные моменты

Изучить влияние почерка на прогнозирование личностных качеств.

Изучаются особенности графологии и их психологические особенности.

Были изучены приложения в нескольких областях для индивидуальности на основе почерка.

Приведены связи между почерком и психологией личности.

Обсуждались проблемы определения личности на основе почерка.

Абстракция

Личность - это совокупность различных характеристик и качеств личности. На это может повлиять рост и эволюция ценностей, атрибутов, отношений с сообществом, личных воспоминаний о жизненных событиях, привычек и навыков. Поведение и решения человека во многом определяются его личностью.Выявление такой черты личности может быть выполнено на основе особенностей почерка человека. Почерк может быть уникальным для каждого человека, и на его основе можно сделать вывод о характере, поведении и определенных психологических аспектах человека. Он представлен как область графологии, также называемой графоанализом, для анализа личности на основе почерка. Мы заметили, что многие исследователи работали над идентификацией личности и / или поведения на основе почерка, однако большинство из них ограничивалось небольшим количеством функций.Согласно графологии, существует широкий спектр черт почерка, которые несут в себе психологические характеристики писателя. В этом обзоре мы представляем связь между почерком и психологией личности и исследуем различные механизмы извлечения признаков, позволяющих предсказать личность писателя. Психологически обоснованные черты почерка помогают понять особенности личности. Статья связывает эти особенности и поощряет использование компьютерной графологии для предсказания личности.Здесь также обсуждаются приложения графологии в различных областях.

Ключевые слова

Почерк

Личность

Графология

Извлечение признаков

Машинное обучение

Глубокое обучение

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

© 2019 Elsevier Ltd. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

(PDF) Анализ поведения человека на основе распознавания почерка и обработки текста

Международный журнал компьютерных тенденций и технологий (IJCTT) - Volume 64 Number 1 - October 2018

ISSN: 2231-2803 http: // www.ijcttjournal.org Page 1

Анализ поведения человека на основе

Распознавание рукописного ввода и обработка текста

Пурна Банерджи Дасгупта

Магистр компьютерных наук и инженерии, Технологический институт Нирмы

Ahmedabad Abstract, Гуджарат

, Индия

Поведенческие характеристики - одна из основных характеристик

, которые помогают отличить одного человека

от другого.Было проведено

многочисленных исследований, в которых были проанализированы психологические и

эмоциональные аспекты человеческого поведения для множества

приложений, от антропологических исследований

и медицинских диагнозов до раскрытия преступлений.

Однако менее известен факт, что человеческое поведение и психологию

можно оценить по

, анализируя письменные тексты человека и

почерка.Следовательно, в данной статье предлагается и обсуждается в

алгоритмический подход к анализу

поведенческих характеристик человека посредством обработки текста

и распознавания рукописного ввода, с целью

включения полученных результатов в

футуристических систем искусственного интеллекта, которые могут использовать

обработка текста и распознавание рукописного ввода

как индивидуальные признаки подписи.

Ключевые слова: искусственный интеллект, распознавание почерка

, психология человека, обработка текста.

I. ВВЕДЕНИЕ

Понимание человеческого поведения и психологии

в целом - чрезвычайно сложная задача, которая объединяет несколько областей исследования. Следовательно, было проведено

нескольких исследований, в которых

проанализировали психологические и эмоциональные аспекты

человеческого поведения для множества приложений, таких как

антропологических исследований, медицинских диагнозов,

судебных наук и раскрытия преступлений. .Известно, что люди

демонстрируют

индивидуалистических поведенческих характеристик в нескольких формах, таких как речь,

поз и жестов, а также мимики [1, 2].

Не менее важный и уникальный аспект через

, который люди демонстрируют своей психологией, - это записанные

текстов. Анализ текста, будь то рукописный

или цифровой, может неожиданно выявить несколько аспектов личности

человека.Хорошо известно

, что почерк человека может меняться от времени до

, в зависимости от эмоционального и

психологического состояния [3]. Несколько нарушений обучаемости у

детей, таких как дислексия, дисграфия и СДВГ,

часто диагностируются из-за неспособности пострадавшего ребенка

поддерживать последовательность и последовательность при написании

похожих на вид символов или обнаружении трудностей в написании

слов и их выражении. мысли на бумаге [4].

Существуют различные другие случаи, когда средство письма

использовалось как инструмент для демонстрации, а

влияли на психологию человека. Например, у известных

авторов и поэтов, таких как Уильям Шекспир,

Уильям Вордсворт и Сэмюэл Тейлор Кольридж

(и это лишь некоторые из них), были свои собственные отличные стили письма

. Коммерческие фирмы и редакции журналов

приложили много усилий для создания рекламных девизов бренда

и написания статей, чтобы

влиять на большие общественные массы.Судебно-медицинская экспертиза

экспертов часто полагаются на обработку текста и почерк

при раскрытии дел об убийствах распознают, что

связаны с записками о самоубийстве, написанными жертвой, или в то время как

пытаются определить социопатические склонности

похитителей и преступников, которые оставляют дома выкуп

купюр.

Вышеупомянутые примеры наглядно демонстрируют, что обработка текста

и распознавание рукописного ввода играют ключевую роль

в диагностике и анализе поведенческих характеристик человека

.Графология - это проективный метод

, который используется для анализа

почерка на основе изучения и описания

штрихов почерка, который может выявить

черт личности писателя [5, 6]. Графические особенности рукописного ввода

исследуются с точки зрения вариаций в

движения, формы и пространства графического жеста письма

. В основном имеется восемь графических функций

, которые можно проанализировать с помощью графологии:

макет, размер, соединение, форма, наклон, базовая линия,

скорость и давление [7].

Макет или порядок - это общее впечатление, производимое

письменным текстом. Это связано со степенью ясности

идей писателя, организацией личного времени,

способностью адаптироваться к социальным нормам, что позволяет

человеку приспосабливаться к своему социальному окружению. В

графология, расположение и порядок помогают определить, насколько писатель стоит перед жизнью в целом [3, 7].

Размерность - это размер и ширина букв в куске

письма.Это объективный параметр, так как его можно измерить

. Он представляет собой самооценку писателя,

концепцию себя, насколько индивид оценивает себя,

степень интроверсии или экстраверсии и степень уверенности в себе

[6, 7].

Форма соединения - это структура как таковая, а

- одна из букв в письме (круглая, угловая). Форма

, которую буквы принимают в письме, отражает внешний вид,

модальных форм, то, как человек ведет себя,

Как наш почерк раскрывает наше настроение

Исследования доказали, что наш почерк может определить, когда мы лжем, дать ключ к разгадке личности и выявить проблемы со здоровьем на ранней стадии.Теперь исследователи обнаружили, что почерк также показывает настроение.

«Существует проблема измерения эмоций с помощью объективных индексов, которые полностью не зависят от того, что нам говорит субъект», - объяснила докторант Клара Рисплер, одна из авторов нового исследования Хайфского университета. «Способность легко и неинвазивно определять эмоции субъекта может привести к прорыву в исследованиях и эмоциональной терапии».

Согласно когнитивной теории, когда мозг выполняет несколько действий одновременно, вторичные и автоматические действия нарушаются.Используя эту теорию, профессор Сара Розенблюм из отделения трудотерапии Хайфского университета разработала компьютеризированную систему, которая может измерять мельчайшие изменения в почерке, такие как расстояние между буквами и степень давления, которое мы оказываем при письме.

Она использовала эту систему в прошлом, чтобы обнаружить, что изменения в почерке могут выявить, когда мы лжем - как устно, так и письменно - и могут указывать на ранние стадии болезни Паркинсона.

Рисплер, проф.Гил Лурия и доктор Алон Кахане из отдела социальных служб университета работали с Розенблюмом над последним исследованием, чтобы выяснить, могут ли изменения почерка определять настроение.

62 участника исследования были случайным образом разделены на три группы. Каждая группа смотрела подходящий фильм, чтобы поднять у участников разное настроение - позитивное, негативное и нейтральное. Затем их попросили использовать компьютеризированную систему, чтобы написать абзац, включающий все буквы еврейского алфавита.

У участников с негативным настроением буквы были значительно ниже по высоте и уже по ширине, чем у людей с позитивным или нейтральным настроением.Участники в отрицательном настроении тоже писали быстрее. По мнению исследователей, эти изменения почерка, вероятно, вызваны негативным настроением, создающим когнитивную нагрузку на мозг.

«Результаты исследования могут помочь терапевтам определить реальное настроение пациента, что, естественно, очень важно для терапевтического процесса», - заключает Розенблюм.

«Не менее важно то, что мы, терапевты, можем видеть, улучшает ли наша терапия чувства пациента или, по крайней мере, вовлекает пациента в значимый процесс, к лучшему или к худшему.В будущем мы постараемся выяснить, можем ли мы также измерить уровень настроения, то есть насколько кто-то счастлив или грустен ».

Эффект подписи

: подписание влияет на поведение, связанное с потреблением, путем стимулирования самоидентификации | Журнал потребительских исследований

"> Аннотация

Данные четырех исследований показывают, что подписание имени предсказуемым образом влияет на поведение, связанное с потреблением. Подпись действует как общая основа самоидентификации, которая способствует активации конкретного аспекта самоидентификации потребителя, который предоставляется ситуацией, что приводит к поведению, соответствующему этому аспекту.Наши результаты показывают, что подписание заставляет потребителей становиться более (менее) вовлеченными при совершении покупок в предметной области, с которой они (не) тесно идентифицируют себя (исследования 1 и 2), чтобы идентифицировать более (менее) близко со своими (чужими) группами ( исследование 3), и больше соответствовать (больше отклоняться от) внутри (вне) -групп, делая потребительский выбор в областях предпочтений, которые важны для обозначения своей идентичности (исследование 4). Мы обсуждаем теоретические и практические последствия этих открытий.

Ваша собственноручная подпись играет важную роль в вашей жизни.Как потребитель, вы часто ставите свою подпись в документах для авторизации, инициирования или завершения транзакций (например, покупок по кредитной карте). Более того, подписывая определенные документы, вы можете посвятить себя многолетнему браку, выплатам по ипотеке или военной службе. В этой статье мы исследуем возможность того, что простой акт подписи своим именем может повлиять на ваше поведение, связанное с потреблением, например, сколько времени вы проводите в розничном магазине или что вы там покупаете. Мы представляем и тестируем теоретическое объяснение того, как подписывание влияет на последующее поведение.

Мы предлагаем, чтобы подписание имени действовало как общий принцип самоидентификации. Здесь термин самоидентичность относится к совокупности всех «я», идентичностей и схем, которые формируют самоощущение человека (Маркус 1977). Основываясь на теории аффордансов (Гибсон, 1977; Грино, 1994), мы выдвигаем гипотезу о том, что общая подготовка собственной самоидентификации (в результате создания собственной подписи) повышает вероятность того, что ситуационные аффордансы активируют соответствующий аспект самоидентификации. и что это, в свою очередь, приводит к поведению, которое соответствует активированному аспекту.

Данные четырех исследований демонстрируют это явление в областях, связанных с потреблением. Подписание своего имени - в отличие от его печати - в якобы несвязанной задаче побуждает потребителей быть более (менее) вовлеченными при совершении покупок в предметной области, с которой они (не) тесно идентифицируются (исследования 1 и 2), побуждает людей идентифицировать больше тесно со своими группами и менее тесно с внешними группами (исследование 3), и побуждает потребителей больше соответствовать своим группам и больше отклоняться от внешних групп при выборе потребительских предпочтений в областях предпочтений, которые имеют отношение к сигналу своей идентичности (исследование 4).Эти выводы имеют важное значение для рынка. Например, розничный торговец может предсказуемо влиять на покупательское поведение своих клиентов, собирая их подписи.

" data-legacy-id="sc1"> Подписи и удостоверение личности

Основная предпосылка, лежащая в основе наших теорий, состоит в том, что люди прочно связывают свою подпись со своей идентичностью. Хотя существует множество способов, с помощью которых люди могут представлять свою личность другим, подписание своего имени имеет определенные юридические, социальные и экономические последствия (Fraenkel 1992; Harris 2000).Частные лица должны часто подписывать свое имя в ситуациях, когда распечатки этого недостаточно, например, когда они разрешают действия (например, покупку или продажу финансовых инструментов), указывают на свое понимание документа (например, форму согласия) или совершают условиям контракта (Кам и др. 2001; Кнапп, Кристал и Принс 2003; Манн 1994; МакКейб, Тревино и Баттерфилд 1996; Мнукин 2001; Паризо и Пламондон 1989).

Некоторые из наиболее важных документов общества, включая постановления судей (LaFave and Remington 1964), корпоративные налоговые декларации (Weinberg 2003), правительственное законодательство (Jackson and Roosevelt 1953) и контракты (Knapp et al.2003) - требовать наличия официальных подписей. В результате собственноручные подписи часто используются в качестве доказательства своих действий и обязательств в судах (Mnookin 2001; Risinger, Denbeaux, and Saks 1989; Weinberg 2003), а подделка подписи другого человека является незаконным (Lemert 1958). Напротив, написание имени на документе не несет такого же значения, и написание имени другого человека не является незаконным. Более того, предыдущие исследования показывают, что юридическое значение подписей широко известно и что подделка чужой подписи вызывает физиологические реакции, отражающие чувство вины (Lubow and Fein 1996).

Акт подписи своим именем - это очень выразительное поведение (Harvey 1934; Warner and Sugarman 1986; Zweigenhaft and Marlowe 1973), и люди склонны создавать подпись, которая четко отличима от подписей других и поэтому трудна подделать (Bensefia , Paquet, and Heutte 2005; Kam et al. 2001). В соответствии с нашей предпосылкой о том, что люди прочно связывают свою подпись со своей самоидентификацией, люди считают, что уникальный способ, которым они подписывают свое имя, отражает их личность и черты характера (Briggs, 1980; Hughes, Keeling, and Tuck, 1983; King and Koehler, 2000). ; Рафаэли, Климоски, 1983).Более того, исследования показывают, что на размер подписи могут влиять определенные аспекты личности. В частности, подписи имеют тенденцию быть больше у людей с большей потребностью в уникальности (Snyder and Fromkin 1977), с более доминирующими личностями (Jorgenson 1977) и более высоким социальным статусом (Aiken and Zweigenhaft 1978), а также в ситуациях, когда вы - уважение выше (Rudman, Dohn, Fairchild 2007; Stapel and Blanton 2004; Zweigenhaft 1977).

В ходе исследований в нескольких областях было изучено, как подписание конкретного документа, такого как контракт или кодекс чести, влияет на поведение в отношении подписанного документа.Например, студенты, которые должны были подписать кодекс чести университета, впоследствии действовали более честно (Mazar, Amir, and Ariely, 2008; McCabe, Trevino, 1993, 1997; McCabe et al., 1996) и требовали от людей подписания контрактов (примерно определенное целевое поведение), как было показано, увеличивает их соответствие условиям контракта в поведенческих областях, начиная от потери веса и заканчивая использованием ремня безопасности (Анкер и Кроули, 1981; Роджерс и др., 1988; Став, 1974; Стивенс и др., 2002; Уреда, 1980; Williams et al.2005). Примечательно, что в этих исследованиях (за исключением Anker and Crowley 1981 и Staw 1974) на поведение оказывалось влияние, даже если нарушение контракта или кодекса чести было юридически и экономически несущественным. Это подчеркивает важное значение, связанное с подписью своего имени на документе, и, таким образом, поддерживает предпосылку прочной связи между подписями и личностью.

В целом, предыдущая работа в нескольких областях подтверждает наше предположение о том, что люди прочно связывают свою подпись со своей личностью.Теперь мы переходим к разработке предположения о том, что подписание имени действует как основа общей самоидентификации, и к описанию того, как мы это себе представляем, чтобы предсказуемо влиять на поведение, связанное с потреблением.

" data-legacy-id="sc2"> Самоидентификация, подготовка и поведение

У каждого из нас есть представление о том, кто мы есть. Мы воспринимаем себя обладающими (или отсутствующими) определенными физическими атрибутами, чертами характера и способностями и считаем, что принадлежим к определенным социальным группам (и не принадлежим другим).В литературе использовалось несколько различных терминов для описания этого общего ощущения себя, включая «самоидентификацию», «идентичность», «самость» и «самооценку» (например, Belk 1988; Ellemers, Spears, and Doosje 2002; Гекас и Берк 1995; Ховард 2000; Джеймс 1890; Левицки 1984; Маркус и Кунда 1986; Маркус и Вурф 1987; Робертс и Донахью 1994; Рохберг-Халтон 1984; Сигал 1988; Тойц 1983). Мы используем термин самоидентичность для обозначения всех «я», идентичностей (включая социальные идентичности) и я-схем, которые составляют представление людей о том, кто они есть.В качестве иллюстрации этой концептуализации на рисунке 1 представлена ​​(частичная) самоидентификация нашего вымышленного персонажа Аманды, которая включает в себя множество аспектов - ее гендерную идентичность, ее социальную идентичность и ее идентичность как бегуна и фотографа, а также связанные схемы. с каждым из этих аспектов.

Рисунок 1.

Рисунок 1.

Предыдущее исследование показало, что аспекты самоидентификации человека могут активироваться по-разному, и что активация определенного аспекта повышает вероятность того, что его последующие реакции будут соответствовать этому аспекту (Бергер и Хит 2007; ДеМари, Уиллер и Петти 2005; Форхенд, Рид и Дешпанд 2002; Рид 2004; Села и Шив 2009; Уиллер и Петти 2001).Например, стимулирование этнической принадлежности потребителей побуждает их более благосклонно реагировать на представителей той же этнической принадлежности (Forehand and Deshpandé, 2001), а подготовка соответствующей чужой группы приводит к отклонению людей от поведенческих норм этой группы (Spears et al. 2004). Хотя природа эффектов первичного поведения хорошо известна для контекстов, в которых активизируется конкретная идентичность (например, пол) или схема (например, враждебность), мало что известно о том, как первичная самоидентификация является первичной, такой как подписание имя - может повлиять на поведение.

Для того, чтобы прайм повлиял на поведение человека, ситуация, в которой он находится, должна обеспечивать аффорданс - предварительное условие для деятельности, доступной для систем восприятия человека, - которая связана с прайм-конструктом (Dijksterhuis and Bargh 2001; Gibson 1977; Greeno 1994; Guinote 2008; Oyserman 2009). Таким образом, возможности служат ориентирами в окружающей среде, которые могут определять суждения и поведение (Cesario et al. 2010; Greeno 1994; Guinote 2008). Например, оценка рекламы с участием представителей той же этнической принадлежности позволяет выявить этническую идентичность потребителей, а реклама служит в качестве ориентированных на идентичность сигналов (Forehand and Deshpandé 2001).Роль аффордансов получила мало внимания в литературе по праймингу - по-видимому, потому, что необходимость аффордансов неявно отражена в дизайне большинства исследований по праймингу (недавнее исключение см. Cesario et al. 2010). В контексте общей концепции самоидентификации аффордансы имеют решающее значение, потому что только определенные аспекты самоидентификации могут иметь значение в данной ситуации. Используя в качестве примера Аманду, беговой аспект ее личности предоставляется в магазине спортивных товаров, тогда как аспект бизнес-студента предоставляется на уроке маркетинга.

Наша ключевая гипотеза заключается в том, что подписание имени действует как общая основа самоидентификации и что это взаимодействует с ситуативной средой, чтобы активировать - и, таким образом, способствовать поведению, которое соответствует - аспекту собственной самоидентификации, который предоставляется (т. Е. , cued) ситуацией. Например, представьте, что Аманда заходит в специализированный магазин спортивных товаров для бегунов. В этом случае мы прогнозируем, что подписание ее имени повышает вероятность того, что ситуативная аффорданс (то есть возможность купить беговое снаряжение) активирует соответствующий аспект ее самоидентификации (т.е. быть бегуном) и, таким образом, заставлять ее поведение в магазине больше соответствовать ее идентичности бегуна (например, проводить больше времени, глядя на кроссовки). Таким образом, наше теоретическое рассмотрение подразумевает конкретные прогнозы о различных поведенческих последствиях в зависимости от конкретной ситуации, в которой находится человек. В этой статье мы проверяем такие конкретные прогнозы относительно поведения, связанного с потреблением, в нескольких областях.

" data-legacy-id="sc3"> Обзор исследований

Мы представляем доказательства из четырех исследований, в которых изучается эффект подписания своего имени в ситуациях, которые допускают различные аспекты самоидентификации потребителя - силу идентификации с определенными предметными областями (исследования 1 и 2) и социальной идентичности (исследования 3 и 4). .В каждом исследовании участникам случайным образом давали подписать или напечатать свое имя на чистом листе бумаги (якобы для отдельного исследования почерка) перед тем, как войти в фокусную ситуацию. В первых двух исследованиях изучается, как подписание своего имени влияет на взаимосвязь между тем, насколько тесно потребители связывают свою самоидентификацию с определенной областью продукта и их уровнем вовлеченности в задачу покупок в этой области, как в контролируемых лабораторных условиях (исследование 1), так и в реальной розничной среде (исследование 2).Затем следует исследование 3, в котором изучается, как жесты влияют на то, насколько люди идентифицируют себя с референтными социальными группами. Наконец, в исследовании 4 изучается, как подписание своего имени влияет на то, в какой степени потребители выражают свою социальную идентичность посредством выбора продукта.

" data-legacy-id="sc4"> Исследование 1

Хорошо известно, что потребители используют продукты и имущество, чтобы помочь определить аспекты своей самоидентификации (Kleine, Kleine, and Allen, 1995). Потребители имеют отношения с определенными брендами (Fournier 1998), они сигнализируют о своей социальной идентичности другим через продукты, которые они выбирают (Berger and Heath 2007; White and Dahl 2007), их расширенная сущность включает имущество (Belk 1988), и они рассматривают свою вовлеченность. в определенных видах деятельности - и использовании продуктов, которые имеют отношение к этой деятельности - быть центральным для их самоощущения (Ahuvia 2005; Vallerand et al.2003 г.). Поскольку люди сильно вовлечены в продукты и действия, которые они связывают с их самоидентификацией (Tyler and Blader, 2003), более (менее) поведенческое вовлечение при совершении покупок в сфере продуктов, близких к (отдаленным), соответствует их идентичности. из) свое самоощущение. Основываясь на нашей общей гипотезе о том, что подписание имени выступает в качестве общего принципа самоидентификации, мы прогнозируем, что подписание своего имени заставляет потребителей становиться более вовлеченными при совершении покупок в предметной области, которую они тесно связывают с их самоидентификацией, и меньше участвовать в ней. область, далекая от их самоощущения.

Чтобы проверить это предсказание, мы исследуем вовлеченность потребителей в задачу покупок в зависимости от того, насколько тесно они связывают предметную область продукта со своей самоидентификацией. Мы выбрали два продукта - цифровые фотоаппараты и посудомоечные машины - которые похожи по своей технической сложности, цене и частоте использования, но которые, как мы ожидали, будут больше (камеры) или меньше (посудомоечные машины) тесно связаны с потребителями. самоидентификации.

" data-legacy-id="sc4.1"> Метод

" data-legacy-id="sc4.1.1"> Участников

В общей сложности 57 студентов бакалавриата Университета Альберты завершили серию исследований для получения частичного кредита по курсу.

" data-legacy-id="sc4.1.2"> Дизайн

Использовался межпредметный дизайн 3 (рукописное задание: подпись, напечатанное название, контроль) × 2 (категория продукта: фотоаппараты, посудомоечные машины).

" data-legacy-id="sc4.1.3"> Манипуляции с почерком

Каждому участнику были предоставлены два листа бумаги (скрепленные вместе) и ручка. Верхний лист содержал набор инструкций и обложку, указывающую на то, что это было частью исследования почерка. Нижний лист содержал инструкции «Пожалуйста, подпишите (напечатайте) свое имя в строке ниже» вверху страницы, за которой следовала одна пустая строка.

" data-legacy-id="sc4.1.4"> Процедура

Исследование проводилось в научно-исследовательской лаборатории университета. Участники начали исследование, сидя в отдельных кабинках. Во-первых, их случайным образом распределяли по почерку. Что касается вывески и печати, участники либо подписывались, либо печатали свое имя один раз. Участники контрольного условия получили те же письменные инструкции, что и участники условия подписи, за одним исключением - в последнем предложении говорилось: «Следовательно, вас попросят поставить свою подпись позже на этом занятии.Затем участники приступили ко второй (якобы несвязанной) части исследования.

В основной задаче участников случайным образом распределили по категориям продуктов (фотоаппараты или посудомоечные машины). Им были представлены три продукта из этой категории, и их попросили выбрать из этого набора наиболее предпочтительный. Каждая из трех альтернатив была описана по 15 параметрам. Описания трех продуктов были представлены на экране компьютера, который был организован в виде таблицы с одной строкой для каждого измерения атрибута и одним столбцом для каждой альтернативы.Для каждой альтернативы ее марка и название модели, изображение продукта и его цена постоянно отображались в верхней части таблицы. Изначально 45 элементов атрибутивной информации были скрыты, а на их месте в таблице отображалось 45 кнопок. Участникам сказали, что они могут проверить любые предметы, нажав соответствующие кнопки. После проверки часть атрибутивной информации оставалась видимой до конца задачи. Участников проинформировали, что они могут выполнить задание, выбрав предпочтительный вариант, когда почувствуют себя готовыми сделать свой выбор.

Для каждой из двух категорий продуктов примерно за неделю до исследования были выбраны три альтернативы и их описания (см. Приложение A) из ассортимента крупного интернет-магазина. Для каждого участника альтернативы и измерения атрибутов были случайным образом назначены столбцам и строкам таблицы.

После выбора предпочтительной альтернативы участникам было предложено выполнить несвязанное задание, которое заняло примерно 10 минут. Затем участники ответили на серию вопросов о категории продуктов (фотоаппараты или посудомоечные машины), к которой они были отнесены для выполнения основной задачи.К ним относятся показатели того, как часто они используют продукт (1 = никогда, 10 = часто), их уровень знаний в области продукта (1 = новичок, 10 = эксперт), насколько важна для них область продукта (1 = нет). вообще важно, 10 = очень важно), и насколько тесно они связывают свою самоидентификацию с предметной областью (1 = далеко, 10 = близко). Ответы участников на эти четыре вопроса были объединены, чтобы сформировать составную меру того, насколько тесно они связывают свое самоощущение с этой конкретной областью продукта (α =.80), что мы называем «близостью идентичности к продукту».

" data-legacy-id="sc4.2"> Результаты

" data-legacy-id="sc4.2.1"> Предварительный анализ

A 2 (категория продукта: камеры против посудомоечных машин) × 3 (задача почерка: знак против печатного имени против контроля) ANOVA использовали для исследования уровня близости идентичности к продукту для каждой из двух категорий продуктов. Как и ожидалось, участники гораздо больше связывали свою самоидентификацию с цифровыми камерами ( M cam = 5.5), чем в посудомоечных машинах ( M блюдо = 3,7, F (1, 51) = 8,8, p <0,01). Этот эффект не смягчался задачей рукописного ввода ( p = 0,75), и при этом задача рукописного ввода не оказывала основного влияния на близость идентичности к продукту ( p = 0,83).

" data-legacy-id="sc4.2.2"> Проверка гипотез

В этом исследовании были получены два показателя вовлеченности участников в выполнение покупательской задачи - объем информации, которую они изучили, и количество времени, которое они потратили на выполнение покупательской задачи.В среднем участники изучили 30 элементов атрибутивной информации (мин. = 10, макс. = 45) и потратили 2,6 минуты на задачу покупки (мин. = 1, макс. = 5).

Сначала мы исследуем объем информации, проверенной участниками. Двусторонний дисперсионный анализ (ANOVA) выявляет значительную взаимосвязь между задачей рукописного ввода и категорией продукта ( F (5, 51) = 5,2, p <0,01; см. Рис. 2A). Серия запланированных контрастов поддерживает нашу гипотезу о том, что подписание имени способствует поведению, соответствующему идентичности.Во-первых, по категориям продуктов участники, подписавшие свое имя, по степени вовлеченности отличались от тех, кто напечатал свое имя ( F (1, 34) = 9,4, p <0,01), а также от в контрольных условиях ( F (1, 35) = 6,5, p = 0,01), без разницы между двумя последними условиями ( p = 0,64). Следовательно, мы сравниваем условие подписи с двумя другими условиями вместе взятыми. Как и предполагалось, для категории продуктов, более тесно связанных с самоидентификацией потребителей (т.например, камеры), подписание своего имени вызывало значительно большую вовлеченность в задачу покупок ( M sign_cam = 36,9 атрибутов, M other_cam = 24,1; F (1, 32) = 8,6, p <0,01), тогда как для категории продуктов, менее тесно связанной с самоидентификацией участников (например, посудомойки), подписание привело к незначительному снижению вовлеченности ( M sign_dish = 24,4, M other_dish = 34 .4; F (1, 21) = 3,0, p = 0,10).

Рисунок 2.

Исследование 1: Количество проверенной информации о продукте в зависимости от категории продукта и задачи почерка

Рисунок 2.

Исследование 1. Количество проверенной информации о продукте в зависимости от категории продукта и задачи почерка

Далее , мы исследуем временную меру вовлеченности в задачу покупки, используя двусторонний дисперсионный анализ. Данные о времени совершения покупок демонстрировали смещение вправо из-за присущего им усечения влево (ограничение неотрицательности) и были преобразованы в логарифм для анализа.(Для ясности изложения мы представляем все результаты, основанные на времени, в исходных единицах измерения. Однако все статистические тесты основаны на моделях, оцененных на основе данных, преобразованных в журнал.) Возникает незначительно значимая задача рукописного ввода × взаимодействие категорий продукта ( F (2 , 51) = 2,45, p = 0,09). Запланированные контрасты подтверждают нашу теорию. В разных товарных категориях участники, подписавшие свое имя, значительно отличались по времени, затраченному на выполнение задачи, от тех, кто находился в контрольном условии ( F (1, 35) = 3.9, p <0,05, односторонний) и незначительно отличался от тех, кто напечатал свое имя ( F (1, 34) = 2,5, p = 0,06, односторонний), без разница между двумя последними условиями ( p = 0,60). Как и предполагалось, подписывание камер привело к незначительному увеличению вовлеченности в задачу покупок ( M sign_cam = 2,8 минуты, M other_cam = 2,1; F (1, 32) = 1,7, p =. 10, односторонний), тогда как для посудомоечных машин - категории, менее связанной с самоидентификацией участников, - подписание привело к значительно меньшей вовлеченности ( M sign_dish = 1.7, M other_dish = 2.2; F (1, 21) = 3,79, p <0,05, односторонний).

" data-legacy-id="sc4.3"> Обсуждение

В соответствии с нашим теоретическим описанием поведенческих последствий подписания своего имени, создание подписи заставляло участников исследования 1 вести себя в манере, соответствующей предоставленному аспекту их самоидентификации - это увеличивало их вовлеченность при совершении покупок в предметной области, которая они тесно связаны со своей самоидентификацией, но это уменьшило их вовлеченность в область, далекую от их самоидентификации.Результаты этого исследования также демонстрируют, что подписывание (но не печать) имени меняет поведение по сравнению с контрольной группой, в которой люди не подписывают и не печатают свое имя. В следующем исследовании мы также исследуем, как подписание влияет на то, насколько тесно потребители связывают предметную область продукта со своей самоидентификацией, на их вовлеченность при совершении покупок в этой области, но мы делаем это в условиях розничной торговли.

" data-legacy-id="sc5"> Исследование 2

В этом исследовании изучается вовлеченность потребителей во время покупок в полевых условиях.Участники были отправлены в специализированный розничный магазин (в названии которого есть слово «Бег»), чтобы выбрать себе пару кроссовок. Основываясь на нашей гипотезе о том, что подписание своего имени повышает вероятность того, что ситуативные аффордансы активируют соответствующий аспект своей самоидентификации и, таким образом, приводят к поведению, соответствующему предоставленному аспекту, мы прогнозируем, что подписание приводит к большему вовлечению в задачу покупки для потребителей, которые идентифицируют себя с бегом, и снижает вовлеченность потребителей, которые не идентифицируют себя с бегом.

" data-legacy-id="sc5.1"> Метод

" data-legacy-id="sc5.1.1"> Участники

Всего 53 члена комиссии по участию добровольцев в исследованиях Университета Альберты были привлечены для выполнения серии исследований за денежное вознаграждение.

" data-legacy-id="sc5.1.2"> Дизайн

Использовался двухуровневый однофакторный фактор (задание на почерк: подпись, напечатанное имя) между испытуемыми.

" data-legacy-id="sc5.1.3"> Процедура

Исследование проводилось в два этапа.Первое было проведено в исследовательской лаборатории университета, а второе - в розничном магазине. На первом этапе участники рассаживались в отдельные кабинки. Используя компьютерный интерфейс, им было предложено (наряду с большим количеством несвязанных вопросов) указать уровень их знаний в отношении бега (1 = новичок, 10 = эксперт), как часто они бегают (1 = никогда, 10 = часто. ), насколько они заинтересованы в беге (1 = совсем не заинтересованы, 10 = очень заинтересованы) и насколько близок бег к их самоощущению (1 = отстраненно, 10 = близко).Ответы участников на эти четыре вопроса были объединены, чтобы сформировать составную меру того, насколько тесно они связали свою самоидентификацию с бегом (α = 0,76), что мы называем «близостью к идентичности и бегу». Перед тем, как приступить ко второму этапу исследования, участники завершили серию несвязанных исследований в течение примерно 45 минут.

В начале второго этапа исследования участники получили указания на кофейню, которая находилась примерно в 10 минутах ходьбы от лаборатории.Им было приказано пройти туда (индивидуально), чтобы встретиться с другим исследователем. По прибытии в кофейню участникам случайным образом назначали одно из двух условий выполнения задачи по написанию почерка, то есть их просили либо подписать, либо напечатать свое имя пять раз (для исследования почерка). После выполнения задания по написанию текста участникам были даны инструкции для якобы не имеющего отношения к делу исследования кроссовок. Эти инструкции гласят:

Ваша следующая задача - отправиться в [название магазина], расположенный в 1 квартале к югу на [название улицы].Мы хотим, чтобы вы выбрали себе пару кроссовок. Ваш выбор имеет значение. Один участник этого исследования (выбранный случайным образом) получит выбранную им пару обуви и денежную сумму в размере 200 долларов за вычетом цены на обувь.

Например:

  • Если ваша обувь стоит 90 долларов, вы получите обувь и 110 долларов наличными.

  • Если ваша обувь стоит 190 долларов, вы получите обувь и 10 долларов наличными.

Участникам было приказано вернуться в кафе, как только они выберут предпочитаемую пару кроссовок.Вернувшись в кофейню, они заполнили краткую анкету, в которой их попросили указать количество пар обуви, которые они примеряли в магазине, название марки обуви, которую они выбрали (например, Nike), ее модель. название (например, Air III) и его цена до вычета налогов. Время, проведенное каждым участником в магазине, измерялось и незаметно регистрировалось.

" data-legacy-id="sc5.2"> Результаты

В этом исследовании были получены два показателя вовлеченности участников в задачу покупок - количество пар кроссовок, которые они примерили, и количество времени, которое они провели в магазине.В среднем участники проводили в магазине 11,7 минут (мин. = 5, макс. = 30) и примерили 1,1 пары кроссовок (мин. = 0, макс. = 5).

Во-первых, мы оценили регрессию Пуассона со смешанными эффектами, используя количество примеренных пар обуви в качестве зависимой переменной и задачу почерка (знак или печатное имя), близость идентичности и их взаимодействие в качестве независимых переменных. Этот анализ выявляет значительную задачу почерка × взаимодействие идентичности и близости (β = 0,32, p <.05; см. рис. 3). Чтобы пролить свет на природу этого взаимодействия, мы исследуем влияние близости идентификации на количество пар, примеренных для каждого условия почерка. Как и предполагалось, для участников, подписавших свое имя, близость к бегу по идентичности оказала значительное положительное влияние на то, сколько пар кроссовок они примеряли в магазине (β = 0,30, p <0,001), тогда как такого эффекта не было. наблюдалось для тех, кто напечатал свое имя ( p = 0,83). Анализ в центре внимания (Aiken and West 1991; Fitzsimons 2008) на 1.5 стандартных отклонений выше среднего значения близости бега по идентичности показывает, что, как и предполагалось, для потребителей, которые тесно связывают свою идентичность с бегом, подписание (а не печать) своего имени привело к увеличению количества пар кроссовок, которые они примеряли ( β = 0,79, p <0,05). Соответствующий анализ на 1,5 стандартных отклонения ниже среднего показывает, что, согласно гипотезе, для потребителей, которые не связывают свою идентичность с бегом, подписание привело к сокращению количества пар кроссовок, которые они примеряли (β = -1.07, p <0,01).

Рис. 3.

Исследование 2: Количество пар кроссовок, испытанных в зависимости от близости к идентичности и заданию почерка

Примечание. На этом рисунке показаны подогнанные линии регрессии (на основе регрессии Пуассона).

Рисунок 3.

Исследование 2: Количество пар кроссовок, примеряемых в зависимости от близости к бегу и заданию по почерку

Примечание. На этом рисунке показаны подогнанные линии регрессии (на основе регрессии Пуассона).

Чтобы изучить временную меру вовлеченности в задачу покупок, мы регрессировали (преобразованное в логарифмическое значение) количество времени, которое участники потратили на покупку своей пары кроссовок, на одном и том же наборе независимых переменных. Результаты подтверждают результаты по количеству примеренных пар. Взаимодействие между задачей почерка и идентичностью и близостью незначительно (β = 0,14, p = 0,06). Как и предполагалось, для участников, которые подписали свое имя, близость по идентификации имела значительное положительное влияние на то, сколько времени они проводили за покупками (β = 0.10, p <0,05), тогда как эта взаимосвязь не была значимой в условиях печати ( p = 0,45). Анализ Spotlight на 1,5 стандартных отклонения выше и ниже среднего значения близости бега по идентичности показывает, что, как предполагалось, для потребителей, которые тесно связывают свою идентичность с бегом, подписание увеличивает количество времени, которое они проводят за покупками пары кроссовок (β = 0,46, p <0,05, односторонний), тогда как для потребителей, которые не связывают бег со своей самоидентификацией, подписание сокращает время, затрачиваемое на покупки (β = -0.38, p <0,05, односторонний).

" data-legacy-id="sc5.3"> Обсуждение

Результаты исследований 1 и 2 подтверждают нашу гипотезу о том, что подписание имени выступает в качестве основного признака самоидентификации. Данные из трех различных продуктовых областей (цифровые камеры, посудомоечные машины и кроссовки) показывают, что предоставление своей подписи побуждает потребителей вести себя в соответствии с предоставленным аспектом их самоидентификации. Подписание своего имени заставляло участников, которые более (менее) тесно связывать предметную область продукта со своей самоидентификацией, становилось более (менее) поведенчески вовлеченным при совершении покупок в этой области - это привело к увеличению (уменьшению) количества единиц информации о продукте. количество примеренных пар обуви и количество времени, проведенного за покупками в розничном магазине.

Хотя эти результаты полностью согласуются с нашим теоретическим описанием эффекта подписи, прямые свидетельства того, что подписание активирует конкретный аспект самоидентификации человека, который обеспечивается ситуацией, обеспечат еще большую поддержку этой учетной записи. С этой целью исследования 3 и 4 были разработаны, чтобы дать возможность более окончательной оценки предлагаемого ментального механизма, и они делают это путем изучения влияния подписания своего имени на поведение в связи с социальной идентичностью потребителей.

" data-legacy-id="sc6"> Исследование 3

Каждый из нас обладает социальной идентичностью - ассоциациями с социальными группами, которые играют центральную роль в том, как мы воспринимаем себя (Tajfel 1974). Мы определяем себя через свое членство в одних группах («свои группы») и отсутствие членства в других («чужие группы»). Основываясь на нашем общем теоретическом представлении о том, что подписание повышает вероятность того, что ситуативные аффордансы активируют соответствующий аспект самоидентификации, мы предполагаем, что подписание имени в контексте, обеспечивающем определенную социальную идентичность, активирует его идентификацию с предоставленной социальной группой.

В этом исследовании некоторых участников попросили назвать социальную группу, к которой они принадлежат (т. Е. Внутреннюю группу), тогда как других попросили назвать социальную группу, к которой они не принадлежат (т. Е. Чужая группа). ). Затем все участники ответили на три вопроса, относящихся к конкретной группе, которую они выбрали: насколько близко они себя идентифицируют с группой, насколько им нравятся ее члены и насколько они похожи на ее членов.

У нас есть два ключевых прогноза. Во-первых, основываясь на представлении о том, что подписание активирует идентификацию с предоставленной социальной группой, мы прогнозируем, что подписание своим именем побуждает участников более (менее) идентифицировать себя с внутренней (внешней) группой.Критически важно, поскольку наша теория предсказывает, что подписание активирует ассоциацию между самоидентификацией человека и предоставленной социальной группой, подписание не должно влиять на то, насколько человек любит членов каждого типа группы, или насколько он похож на членов этих групп. Наше второе предсказание состоит в том, что - основанное на предыдущей работе, показывающей, что активация идентичности заставляет людей быстрее реагировать на утверждения, относящиеся к этой идентичности (Brewer and Gardner 1996; Wheeler and Fiske 2005) - подписание заставляет людей тратить меньше времени на то, чтобы ответить на вопрос. вопросы относительно выбранной ими группы.

" data-legacy-id="sc6.1"> Метод

" data-legacy-id="sc6.1.1"> Участники

В общей сложности 118 студентов бакалавриата Университета Альберты завершили серию исследований для получения частичного кредита по курсу.

" data-legacy-id="sc6.1.2"> Дизайн

Использовался межгрупповой дизайн 2 (рукописное задание: подпись, напечатанное имя) × 2 (тип социальной группы: в группе, вне группы).

" data-legacy-id="sc6.1.3"> Процедура

Исследование проводилось в научно-исследовательской лаборатории университета.Участников случайным образом распределили по одному из четырех условий. Сидя в отдельных кабинках, они сначала выполнили задачу по написанию рукописного ввода - то есть либо подписали, либо напечатали свое имя один раз на чистом листе бумаги (якобы для несвязанного исследования почерка). Затем их попросили повернуться к компьютеру в своем кабинете и следовать инструкциям на экране (на основе Berger and Heath 2007), которые гласили: «В текстовом поле ниже введите название социальной группы, которую вы любите и считайте себя весьма похожим на него или принадлежащим ему (непохожим на него или не принадлежащим ему).Эта группа должна быть сплоченной, состоящей из людей, очень похожих друг на друга ». После этого участникам был задан ряд вопросов о социальной группе, которую они выбрали. Они оценили, насколько сильно они идентифицируют себя с этой группой (1 = очень мало, 7 = очень хорошо), насколько им нравятся люди в группе (1 = совсем нет, 7 = очень) и насколько похожими они считают они относятся к членам группы (1 = очень разные, 7 = очень похожие).

" data-legacy-id="sc6.2"> Результаты

Ответы на три вопроса были проанализированы с помощью 2 (задача почерка: печать vs.имя знака) × 2 (тип социальной группы: в группе или вне группы) ANOVA. Как и ожидалось, участники идентифицировали себя более тесно с группами внутри, чем с группами вне ( M в = 8,1, M из = 4,1; F (1,114) = 138,0, p < 0,001), и они чувствовали себя более похожими на членов своих групп, чем на членов чужих групп ( M в = 7,7, M из = 4,0; F (1, 114) = 131.4, п. <.001). Это указывает на то, что наша манипуляция типом социальной группы была эффективной.

Изучение того, насколько сильно участники идентифицируют себя с социальной группой, выявляет значительную задачу по написанию письма × взаимодействие типа социальной группы ( F (1, 116) = 4,6, p <0,05; см. Рис. 4). Запланированные контрасты показывают, что, как и предполагалось, участники, подписавшие свое имя, идентифицировали значительно больше участников в группах ( M in_sign = 8,4, M in_print = 7.6; F (1, 62) = 3,0, p <0,05, односторонний) и немного меньше с выходными группами ( M out_sign = 3,5, M out_print = 4,4; F (1, 54) = 2,1, p = 0,07, односторонний), чем те, кто напечатал свое имя.

Рисунок 4.

Исследование 3: Идентификация с социальной группой как функция типа социальной группы и задачи почерка

Рисунок 4.

Исследование 3: Идентификация с социальной группой как функция типа социальной группы и задачи почерка

Напротив, то, подписали или напечатали участники свое имя, не влияет на то, насколько, по их мнению, они были похожи на членов группы (задача по написанию письма × взаимодействие типа социальной группы: p =.32), и нет основного эффекта от задачи почерка на сходство ( p = 0,29). Участникам понравились члены внутри группы больше, чем участники вне группы ( M из = 8,2, M из = 6,4; F (1, 114) = 28,8, p <0,001), как и ожидалось, но задача почерка не влияет на то, насколько им понравились участники группы ( p = 0,24). Основной эффект задания на почерк показывает, что участники, подписавшие свое имя, нравились членам обоих типов социальных групп немного больше, чем тем, кто напечатал свое имя ( M знак = 7.7, M печать = 7,0; F (1, 114) = 4,0, p <0,05). Этот образец результатов согласуется с нашей гипотезой о том, что подписание активирует идентификацию человека с предоставленной социальной группой, и предполагает, что подписание не влияет на воспринимаемое сходство с этой группой.

Затем мы исследуем (преобразованное в журнал) общее количество времени, которое потребовалось участникам, чтобы ответить на три вопроса о социальной группе, которую они выбрали с помощью дисперсионного анализа с использованием того же набора независимых переменных.Незначительный основной эффект задачи рукописного ввода указывает на то, что, как и предполагалось, участники, которые подписали, ответили быстрее, чем те, кто напечатал свое имя ( M знак = 27,5 секунды, M печать = 30,9 секунды; F (1, 114) = 2,4, p = 0,06, односторонний). Также проявляется основной эффект типа социальной группы ( M за = 27,7 секунды, M из = 31,1 секунды; F (1,114) = 3.5, p <.05), что согласуется с предыдущей работой, показывающей, что люди быстрее реагируют на утверждения о своих группах, чем на утверждения об чужих (Pratto and Shih 2000). Важно отметить, что задача по письму × взаимодействие типа социальной группы не имеет значения ( p = 0,24), предполагая, что - в соответствии с нашей теорией - подписание активировало соответствующий аспект самоидентификации участников как в группе, так и в группе. внегрупповое состояние.

" data-legacy-id="sc6.3"> Обсуждение

Результаты исследования 3 подтверждают наше теоретическое предположение о том, что подписание имени выступает в качестве общей основы самоидентификации.Подписание заставляло людей еще больше отождествлять себя с группами, к которым они принадлежат, и еще меньше - с группами, к которым они не принадлежат. Более того, участники, подписавшие свое имя, быстрее реагировали на утверждения о предоставленной социальной идентичности, что дает убедительные доказательства процесса того, что подписание активирует соответствующий аспект самоидентификации.

" data-legacy-id="sc7"> Исследование 4

Это исследование изучает влияние подписи на выбор продукта в ситуациях, обеспечивающих социальную идентичность, и дает возможность получить дополнительные доказательства психического процесса, подразумеваемого нашим теоретическим описанием эффекта подписи - активацией идентичности.Мы использовали парадигму передачи сигналов идентичности, адаптированную из работы Бергера и Хита (2007), требующую, чтобы участники делали выбор в 19 различных областях предпочтений, которые различаются по степени их значимости для определения социальной идентичности. Как и в исследовании 3, некоторых участников попросили назвать группу, к которой они принадлежат (в группе), тогда как других попросили назвать группу, к которой они не принадлежат (внешняя группа). Для каждого из 19 доменов участников попросили указать, какой из трех доступных вариантов они выбрали бы, получив информацию о предпочтениях членов внутренней или внешней группы, которых они назвали.Эти три варианта различались в зависимости от того, насколько популярны они у членов данной социальной группы. Выбор наиболее популярного варианта указывал на соответствие социальной группе, тогда как выбор наименее популярного варианта указывал на отклонение от нее (см. Berger, Heath 2007).

У нас есть три прогноза для этого исследования. Во-первых, в соответствии с нашей общей гипотезой о том, что подписание способствует поведению, которое согласуется с соответствующим аспектом самоидентификации, мы прогнозируем, что подписание заставляет потребителей делать выбор, который больше соответствует предоставленной социальной группе - участники, подписавшие свое имя, должны больше соответствовать своим группам и больше отклоняться от чужих.Во-вторых, в соответствии с нашей гипотезой о том, что предоставление подписи активирует идентификацию человека с предоставленной социальной группой, мы прогнозируем, что подписание имеет более сильное влияние на выбор в областях предпочтений, которые более важны для обозначения своей идентичности другим (например, музыкального жанра), чем в областях, которые не так актуальны в этом отношении (например, велосипедные фонари).

Наш третий прогноз для этого исследования относится к времени принятия решения. Выбор, который участники смогли сделать, можно классифицировать как идентичностно-конгруэнтный (соответствие внутренней группе или отклонение от чужой) или несовместимый с идентичностью (отклонение от внутренней группы или соответствие внешней группе). .В общем, выбор, несовместимый с идентичностью, обычно отражает больший конфликт, чем выбор, соответствующий идентичности. Мы прогнозируем, что активация идентификации с предоставленной социальной группой (вызванная подписанием своего имени) усиливает конфликт, связанный с принятием решений, несовместимых с идентичностью (и уменьшает конфликт, связанный с принятием решений, соответствующих идентичности). В соответствии с предыдущими исследованиями, показывающими, что количество времени, которое люди тратят на выбор, является показателем того, насколько конфликтным является решение (Busemeyer and Townsend 1993; Diederich 2003; Tyebjee 1979), мы прогнозируем, что подписание приводит к увеличению времени принятия решения. для несовместимого с идентичностью выбора, чем для выбора, соответствующего идентичности.

" data-legacy-id="sc7.1"> Метод

" data-legacy-id="sc7.1.1"> Участники

В общей сложности 143 студента бакалавриата Университета Альберты завершили серию исследований для получения частичного кредита по курсу.

" data-legacy-id="sc7.1.2"> Дизайн

A 2 (задание от руки: подпись, напечатанное имя) × 2 (тип социальной группы: в группе, вне группы) × 19 (область предпочтений) использовался смешанный дизайн, с областью предпочтений, управляемой внутри субъекта и двух других факторы, которыми манипулируют между субъектами.

" data-legacy-id="sc7.1.3"> Процедура

Исследование проводилось в научно-исследовательской лаборатории университета. Участников рассадили в отдельные кабинки, и их случайным образом распределили по одному из четырех межсубъектных условий. Исследование включало три этапа. На первом этапе участники выполнили задачу по письму, идентичную той, что использовалась в исследовании 3 - либо подписали, либо напечатали свое имя один раз - а затем повернулись к компьютеру в своем кабинете, где их попросили ввести имя группы или вне группы (в зависимости от того, к какому состоянию они были отнесены).Остальная часть исследования проводилась на компьютере.

На втором этапе участники выбрали один из трех вариантов в каждом из 19 предпочтительных доменов. Порядок, в котором были представлены эти домены, определялся случайным образом для каждого участника. Для каждого домена были предоставлены следующие инструкции: «Представьте, что мы попросили членов указанной вами группы, [название группы], выбрать один из трех [предпочтительных доменов]. На рисунке ниже представлена ​​доля членов группы, выбравших каждый вариант.Это утверждение сопровождалось круговой диаграммой, которая показывала, что 65% членов группы выбрали вариант A, 25% выбрали вариант B и 10% выбрали вариант C. Под круговой диаграммой появился следующий вопрос: «Какой [предпочтительный домен] вы бы выбрали?» Участники указали свой выбор, нажав одну из трех кнопок ответа (помеченных «Вариант A», «Вариант B» и «Вариант C»).

Наконец, на третьем этапе участникам был задан ряд вопросов о социальной группе, которую они выбрали.Они оценили, насколько сильно они идентифицируют себя с этой группой (1 = очень мало, 7 = очень хорошо), насколько им нравятся люди в группе (1 = совсем нет, 7 = очень) и насколько похожими они считают они относятся к членам группы (1 = очень разные, 7 = очень похожие).

" data-legacy-id="sc7.2"> Результаты

" data-legacy-id="sc7.2.1"> Предварительный анализ

Как и ожидалось, участники более тесно идентифицировались со своими группами, чем с чужими ( M в = 7.4, M из = 4,8; F (1, 139) = 52,3, p <0,001), и они чувствовали себя более похожими на членов своих групп, чем на членов чужих ( M в = 7,1, M из = 4,8; F (1, 139) = 63,6, p <0,001). Это указывает на то, что наша манипуляция типом социальной группы была эффективной. В среднем участникам нравились члены чужих групп ( M из = 7,1 из 10), хотя им немного больше нравились члены своих групп ( M из = 8.1; F (1, 139) = 14,5, p <0,001). Неожиданно почерк оказал основное влияние на то, насколько участники идентифицируют себя с социальной группой ( M отпечаток = 6,7, M знак = 5,9; F (1, 139) = 5,27, p. = 0,02) и насколько они похожи на членов социальной группы ( M print = 6.4, M sign = 5.8; F (1, 139) = 66.3, p знак равно02), но не от того, насколько участники понравились участникам группы ( M печать = 7,7, M знак = 7,6; p = 0,66). Критически важно, что задача почерка × взаимодействие типа социальной группы не было значимым ни для одной из этих переменных (сила идентификации: p = 0,14; сходство: p = 0,30; симпатия: p = 0,71). Этот образец результатов отличается от наблюдаемого в исследовании 3, что неудивительно, учитывая, что эти меры были приняты после того, как участники сделали выбор в 19 областях предпочтений.

" data-legacy-id="sc7.2.2"> Проверка гипотез

Наши первые два прогноза заключались в том, что подписание приведет к тому, что участники будут делать выбор, соответствующий идентичности, и что этот эффект будет больше в тех областях, которые более важны для передачи информации о своей идентичности другим. Чтобы проверить эти прогнозы, мы сначала построили оценку релевантности идентичности для каждого домена предпочтений на основе результатов исследования 2 Бергера и Хита, так что наименее релевантному для идентичности домену было присвоено значение 1, а самому релевантному для идентичности домену было присвоено значение 1. учитывая значение 19 (см. приложение.Б). Затем мы выполнили логистическую регрессию со смешанными эффектами с выбором варианта C - с указанием расхождения - в качестве зависимой переменной и с задачей рукописного ввода (знак или печатное имя), типом социальной группы (в группе или вне группы), оценка релевантности идентичности домена предпочтений и все возможные взаимодействия как независимые переменные, а также случайный эффект для участника. Основной эффект релевантности идентичности (β = 0,08, p <0,001) указывает на то, что в целом склонность к расхождению была выше в областях предпочтений, которые, как и ожидалось, важны для передачи сигналов своей идентичности другим.Что еще более важно, этот анализ показывает значимое трехстороннее взаимодействие (β = 0,09, p <0,05). Чтобы пролить свет на природу этого трехстороннего взаимодействия, мы исследуем задачу почерка × взаимодействие типа социальной группы отдельно на самом высоком и самом низком уровнях релевантности идентичности. Как и предполагалось, задача рукописного ввода × взаимодействие типа социальной группы имеет значение, когда релевантность идентичности самая высокая (β = 1,40, p <0,01), но не когда релевантность идентичности самая низкая ( p =.74). Запланированные контрасты (на самом высоком уровне релевантности идентичности) показывают, что, в соответствии с нашей теорией, подписание заставляло участников больше отклоняться от чужих групп (β = 0,74, p <0,05) и меньше расходиться от своих групп ( β = -0,65, p <0,05) в доменах, которые имеют отношение к передаче сигналов о личности.

Для выбора варианта A (с указанием соответствия) аналогичная логистическая регрессия со смешанными эффектами выявляет главный эффект релевантности идентичности (β = -0,16, p <.001), указывая на то, что, как и ожидалось, склонность к соответствию была ниже в областях предпочтений, которые имеют отношение к передаче сигналов о своей идентичности другим. Что еще более важно, возникает незначительное трехстороннее взаимодействие (β = 0,02, p = 0,07). В соответствии с нашим теоретическим представлением, соотношение задачи почерка × взаимодействие типа социальной группы имеет значение, когда релевантность идентичности самая высокая (β = 0,41, p <0,001), но не когда она самая низкая ( p = 0,32). Запланированные контрасты (на самом высоком уровне релевантности идентичности) показывают, что, как и предполагалось, подписание заставляло участников больше соответствовать своим группам (β = 0.84, p <0,01) и меньше соответствуют аут-группам (β = -0,82, p <0,05) в релевантных для идентичности доменах.

Рисунок 5 иллюстрирует характер взаимодействия между задачей рукописного ввода, типом социальной группы и релевантностью идентичности области предпочтений. Мы разделяем домены предпочтений на две категории в зависимости от степени их соответствия идентичности. В частности, 10 доменов с наивысшими показателями релевантности идентичности были отнесены к категории «более релевантных идентичности» (любимый актер, марка автомобиля, модель автомобиля, прическа, куртка, музыкальный исполнитель, музыкальный компакт-диск, музыкальный жанр, ситком, солнцезащитные очки) и остальные домены были отнесены к категории «менее релевантных для идентификации» (рюкзак, велосипедный свет, моющее средство, обед, мыло для посуды, электроинструменты, диван, стереосистема, зубная паста).В доменах предпочтений, в большей степени релевантных идентичности, подписывание вызывало большее расхождение с чужими группами ( P sign_out = 35%, P print_out = 23%) и меньшее расхождение с внутренними группами ( P sign_in = 20%, P print_in = 28%), и это привело к большему соответствию внутри групп ( P sign_in = 49%, P print_in = 34%) и меньшему соответствию в чужие группы ( P sign_out = 22%, P print_out = 34%).Напротив, подписание не имело эффекта в доменах, которые менее важны для идентификации личности.

Рисунок 5.

Исследование 4: Соответствие и расхождение в зависимости от задачи почерка, типа социальной группы и релевантности домена предпочтений для обозначения своей идентичности

Рисунок 5.

Исследование 4: Соответствие и расхождение как функция Задача рукописного ввода, тип социальной группы и релевантность области предпочтений для обозначения своей идентичности

Наше третье предсказание заключалось в том, что подписание приведет к увеличению времени принятия решения для несовместимого с идентичностью выбора (отклонение от внутренней группы или соответствие исходящей). группа), чем для выбора, конгруэнтного идентичности (соответствие внутренней группе или отклонение от внешней группы).Мы исследовали время принятия решений участниками (преобразованное в журнал), используя модель со смешанными эффектами с задачей рукописного ввода (знак или печатное имя), был ли выбранный вариант совпадающим или несовместимым с идентичностью, а также их взаимодействие в качестве переменных-предикторов вместе с фиктивными переменными. переменная для области предпочтений и случайный эффект для участника. Этот анализ выявляет значительный эффект взаимодействия ( F (2, 2,554) = 9,5, p <0,01), природа которого убедительно подтверждает нашу теоретическую оценку (см. Рис.6). Подписание заставляло участников тратить больше времени на принятие несовместимого с идентичностью выбора, чем выбор, соответствующий идентичности ( M sign_incon = 5,14 секунды, M sign_con = 4,23 секунды; p <0,01), тогда как разница во времени принятия решения среди тех, кто напечатал свое имя ( M print_incon = 4,75 секунды, M print_con = 4,74 секунды; p = 0,87). Таким образом, в соответствии с нашим теоретическим представлением, подписание приводило к увеличению времени принятия решения, когда участники делали выбор, который противоречил, а не соответствовал предоставленному аспекту их самоидентификации.

Рисунок 6.

Исследование 4: Время принятия решения как функция задачи рукописного ввода и вопрос о том, является ли выбор несовместимым с идентичностью или конгруэнтностью идентичности

Рисунок 6.

Исследование 4: Время принятия решения как функция задачи рукописного ввода и является ли выбор Идентичность-неконгруэнтность или идентичность-конгруэнтность

" data-legacy-id="sc7.3"> Обсуждение

Результаты исследования 4 убедительно свидетельствуют о том, что подписание имени выступает в качестве общей основы самоидентификации.В соответствии с нашей гипотезой, подписание своим именем имело поляризующий эффект на выбор участников в обстановке, где была предоставлена ​​определенная социальная идентичность - это заставляло их больше отклоняться от чужой группы и больше соответствовать внутренней группе, и этот эффект был сильнее в областях, которые более важны для передачи сигналов о своей идентичности другим. Наконец, анализ времени принятия решения поддерживает предлагаемый нами ментальный механизм, а именно то, что эффект сигнатуры обусловлен активацией соответствующего аспекта самоидентификации человека.

" data-legacy-id="sc8"> Общие обсуждения

Потребители подписывают свое имя во многих повседневных ситуациях, и они делают это для самых разных целей, таких как идентификация себя, авторизация платежа, заключение соглашений и принятие будущих обязательств. Тем не менее, несмотря на повсеместное распространение собственноручных подписей в экономической жизни человека, предыдущие исследования мало что помогли понять, влияет ли подписание чьим-либо именем на последующее поведение. Мы выдвинули гипотезу о том, что подписание имени действует как общий критерий самоидентификации, тем самым повышая вероятность того, что ситуативные аффордансы активируют соответствующий аспект самоидентификации.Обобщение данных четырех исследований, посвященных изучению различных областей потребления и вовлечению различных аспектов самоидентификации потребителя, демонстрирует, что подписание способствует поведению, соответствующему конкретному аспекту самоидентификации человека, который обеспечивается ситуацией.

Настоящее исследование вносит несколько важных вкладов в наше понимание поведения потребителей. Это первая демонстрация того, что подписание имени влияет на последующее поведение предсказуемым образом и, таким образом, улучшает наше понимание значения акта подписания.Эта работа также вносит новый вклад в литературу по праймингу, в которой основное внимание уделяется роли сигналов в активации определенных конструкций или идентичностей (например, Berger and Fitzsimons 2008; Kay et al. 2004; North, Hargreaves и McKendrick 1997). - показывая, что акт создания подписи влияет на последующую реакцию на сигналы, относящиеся к идентичности.

Эта статья является дополнением к предыдущей работе, в которой изучалась общая прайминг собственной самооценки (например, посредством воздействия на себя слов, относящихся к себе, или путем ответа на вопросы личностного теста; см. Dijksterhuis and van Knippenberg 2000; Hamilton and Shuminsky 1990 ; Smeesters et al.2009) в том смысле, что он определяет простое вмешательство - подписание своего имени - которое действует как общий принцип самоидентификации. Кроме того, он дополняет недавнюю работу, предполагающую, что данное вмешательство может оказывать различное влияние на поведение (Cesario et al. 2010; Wheeler and Berger 2007), демонстрируя, что действие, имеющее отношение к идентичности, такое как создание собственной подписи, может иметь противоположные эффекты на поведение человека. в зависимости от того, какой аспект самоидентификации предоставляется в конкретной ситуации.

Представленные здесь результаты дают новый взгляд на предыдущие исследования, в которых изучается, как подписание документа влияет на последующее поведение.Поскольку люди с большей вероятностью будут вести себя так, как только они подпишут документ, в котором указано их намерение сделать это (Анкер и Кроули, 1981; Мазар и др., 2008; МакКейб и Тревино, 1997; Роджерс и др., 1988; Стивенс и др.). 2002; Ureda 1980; Williams et al. 2005), можно предположить, что простое подписание своего имени подразумевает обязательство (Cialdini 2001; Schwarzwald, Bizman, and Raz 1983). Однако люди часто подписывают документы для целей, не связанных с обязательством - они подписывают, чтобы санкционировать действие (например,g., подпись профессора для утверждения диссертации), для идентификации себя (например, в паспорте) или для подтверждения своего понимания содержания документа (например, страховой бланк). Таким образом, хотя подпись не обязательно подразумевает обязательство, она всегда отражает личность. Например, наш вывод о том, что подписание заставляет людей тратить меньше времени и усилий при совершении покупок в предметной области, с которой они не идентифицируют себя (исследования 1 и 2), согласуется с нашей теоретической точкой зрения, но не с концепцией, основанной на приверженности.

Ключевой вывод этой статьи - предоставление подписи предсказуемо влияет на последующее поведение - предлагает новые способы вмешательства, которые продавцы могли бы использовать, чтобы повлиять на поведение потребителей. Например, розничный торговец может попросить покупателей подписать свое имя после завершения опроса, принять участие в розыгрыше призов или зарегистрироваться в программе лояльности, поскольку это должно побудить потребителей, которые идентифицируют себя с продуктами магазина, впоследствии более активно. . Однако такие вмешательства с использованием подписи следует использовать с осторожностью, поскольку подписание имеет тенденцию снижать вовлеченность потребителей, у которых отсутствует такая идентификация.Например, магазин спортивных товаров, специализирующийся на высококачественной беговой экипировке, может выиграть, если будут подписаны заядлые бегуны, но, возможно, будет лучше не запрашивать подписи у обычных потребителей, покупающих пару кроссовок.

Настоящая работа предлагает несколько направлений будущих исследований. Во-первых, хотя наши результаты подчеркивают устойчивость эффекта сигнатуры - он применим к различным аспектам самоидентификации человека, его можно получить как в лаборатории, так и в полевых условиях, и одной сигнатуры достаточно, чтобы изменить поведение - будущая работа должна цель определить граничные условия для эффекта.Одним из возможных условий является наличие любого фактора, который ограничивает возможность потребителя должным образом поставить свою подпись. В соответствии с недавними исследованиями, показывающими, что письмо недоминирующей рукой может поколебать уверенность в себе (Gao, Wheeler, and Shiv 2009), мы ожидаем, что нарушение процесса подписания - например, принуждение людей подписывать ограниченные пространство (например, на небольшом листе бумаги) или с инструментами, которые мешают им точно воспроизвести свою подпись (например, на блокноте для электронной подписи), - должно уменьшить эффект подписи (и, возможно, даже произвести контрастирующие эффекты на поведение, например, вызвать потребителей, чтобы впоследствии выбирать продукты, поддерживающие их самооценку, чтобы восстановить свое доверие).

Во-вторых, хотя наши результаты показывают, что подписание приводит к активации определенного аспекта самоидентификации, который, как предполагается, обеспечивается ситуацией, наша теория не требует, чтобы активировался только один аспект - просто чтобы соответствующий аспект активируется сильнее других. Ситуации реального мира (особенно сложные) могут одновременно допускать множественные, потенциально конфликтующие аспекты самоидентификации человека (Hong et al., 2003; Shih, Pittinsky, and Ambady, 1999), и это может привести к совместной активации различных аспектов.Улучшение нашего понимания того, что происходит, когда одновременно предоставляются несколько аспектов личности, является важной областью для дальнейших исследований.

Наконец, стоит изучить, как предоставление подписи в контексте потребления влияет на поведение. Одним из ограничений настоящей работы является то, что участники подписывались на чистых листах бумаги в задании, которое якобы не было связано с потреблением. Хотя это обеспечило высокую внутреннюю достоверность наших выводов за счет четкой изоляции акта подписания, это было сделано за счет внешней достоверности.В будущих исследованиях следует выяснить, как подписание имени может взаимодействовать с характером подписываемого документа. Например, уменьшается или усиливается эффект подписи, когда потребители подписывают важные документы, такие как ипотечные соглашения? Точно так же, смягчает ли цель подписи - например, подтверждение того, что план действий выполнен по сравнению с обязательством к будущему плану действий, - его влияние на последующее поведение? Поскольку потребители подписывают (или их могут попросить сделать это) во многих контекстах потребления, важно развить более глубокое понимание того, как создание подписи влияет на поведение.

" data-legacy-id="apa"> Приложение A Описание продукта (Исследование 1)

1

2

Таблица B1.

Предпочтительные домены (исследование 4)

Таблица B1.

Предпочтительные домены (Исследование 4)

"> Ссылки

(

2005

), «

За пределами расширенного« я »: любимые предметы и идентичности потребителей.

»

Journal of Consumer Research

,

32

(июнь),

171

-

84

.

(

1991

),

Множественная регрессия: тестирование и интерпретация взаимодействий

,

Newbury Park, CA

:

Sage Publications

.

(

1978

), «

Размер подписи, пол и статус в Иране

»,

Журнал социальной психологии

,

106

(

2

),

273

-

74

.

(

1981

), «

Использование контрактов на случай непредвиденных обстоятельств в специализированных клиниках для лечения злоупотребления кокаином

» в

Проблемы наркозависимости

, изд. ,

Rockville, MD

:

Национальный институт злоупотребления наркотиками

,

452

-

59

.

(

1988

), «

Имущество и расширенное Я

»,

Журнал потребительских исследований

,

15

(

2

),

139

-

68

.

(

2005

), «

Анализ рукописных документов для автоматического распознавания писателем

»,

Электронные письма по компьютерному зрению и анализу изображений

,

5

(

2

),

72

-

86

.

(

2008

), «

собак на улице, пумы на ногах: как сигналы в окружающей среде влияют на оценку и выбор продукта

»,

Journal of Marketing Research

,

45

(

1

),

1

-

14

.

(

2007

), «

Там, где потребители расходятся: идентификационные сигналы и домены продуктов

»,

Journal of Consumer Research

,

34

(

4

),

121

-

34

.

(

1996

), «

Кто это« мы »? Уровни коллективной идентичности и саморепрезентаций

,

Журнал личности и социальной психологии

,

71

(

1

),

83

-

93

.

(

1980

), «

Исследование влияния почерка на оценки с использованием экзаменационных скриптов

»,

Educational Review

,

32

(

2

),

185

-

93

.

(

1993

), «

Теория поля принятия решений: динамико-когнитивный подход к принятию решений в неопределенной среде

»,

Психологический обзор

,

100

(

3

),

432

-

59

.

(

2010

), «

Экология автоматизма: как ситуационные обстоятельства формируют семантику действий и социальное поведение

»,

Психологические науки

,

21

(

9

),

1311

-

17

.

(

2001

), «

Использование науки убеждения

»,

Harvard Business Review

,

79

(

9

),

72

-

79

.

(

2005

), «

Влияние активации стереотипов на поведение: обзор возможных механизмов

»,

Психологический бюллетень

,

127

(ноябрь),

797

-

826

.

(

2003

), «

Принятие решений в условиях конфликта: время принятия решения как мера силы конфликта

»,

Psychonomic Bulletin and Review

,

10

(

1

),

167

-

76

.

(

2001

), «

The Perception-Behavior Expressway: автоматические эффекты социального восприятия на социальное поведение

» в

Advances in Experimental Social Psychology

, ed. , 33,

Нью-Йорк

:

Academic Press

,

1

-

40

.

(

2000

), «

Поведенческая нерешительность: влияние самофокусировки на автоматическое поведение

»,

Социальное познание

,

18

(

1

),

55

-

74

.

(

2002

), «

Я и социальная идентичность

»,

Ежегодный обзор психологии

,

53

,

161

-

86

.

(

2008

), «

Смерть для дихотомии

»,

Journal of Consumer Research

,

35

(

1

),

5

-

8

.

(

2002

), «

Важность идентичности и влияние активации социальной самосхемы на рекламный ответ

»,

Журнал прикладной психологии

,

87

(

6

),

1086

-

99

.

(

2001

), «

То, что мы видим, делает нас теми, кто мы есть: подготовка этнического самосознания и рекламный ответ

»,

Журнал маркетинговых исследований

,

38

(

3

),

336

-

49

.

(

1998

), «

Потребители и их бренды: развитие теории взаимоотношений в потребительских исследованиях

»,

Journal of Consumer Research

,

24

(

3

),

343

-

73

.

(

1992

),

La подпись: Genèse d’un signe

,

Paris

:

Gallimard, Bibliothèque des Histoires

.

(

2009

), «

« Встряхнувшееся я »: выбор продуктов как средство восстановления уверенности в себе

»,

Journal of Consumer Research

,

36

(

1

),

29

-

38

.

(

1995

), «

Самость и идентичность

» в

Социологические перспективы в социальной психологии

, изд.,

Needham Heights, MA

:

Allyn & Bacon

,

41

-

67

.

(

1977

), «

Теория возможностей

» в

Восприятие, действие и знание: к экологической психологии

, изд. ,

Hillsdale, NJ

:

Erlbaum

,

67

-

82

.

(

1994

), «

Gibson’s Affordances

»,

Psychological Review

,

101

(

2

),

336

-

42

.

(

2008

), «

Власть и средства: когда ситуация имеет больше власти над сильными, чем бессильные люди

»,

Журнал личности и социальной психологии

,

95

(

2

),

237

-

52

.

(

1990

), «

Самосознание опосредует взаимосвязь между порядковым номером и надежностью предмета

»,

Journal of Personality and Social Psychology

,

59

(

6

),

1301

-

7

.

(

2000

),

Rethinking Writing

,

London

:

Athlone Press

.

(

1934

), «

Измерение почерка как формы выразительного движения

»,

Характер и личность

,

2

(

4

),

310

-

21

.

(

2003

), «

Границы культурного влияния: активация конструкции как механизм культурных различий в социальном восприятии

»,

Журнал кросс-культурной психологии

,

34

(

3

),

453

-

64

.

(

2000

), «

Социальная психология идентичностей

»,

Ежегодный обзор социологии

,

26

,

367

-

93

.

(

1983

), «

Влияние ожиданий успеваемости и качества почерка на оценку эссе

»,

Journal of Educational Measurement

,

20

(

1

),

65

-

70

.

(

1953

), «

Правовое заключение президента

»,

Harvard Law Review

,

66

(

8

),

1353

-

61

.

(

1890

),

Принципы психологии

, Vol. 1,

Нью-Йорк

:

Холт

.

(

1977

), «

Размер подписи и доминирование: Краткое примечание

»,

Психологический журнал

,

97

(

2

),

269

-

70

.

(

2001

), «

Проверка подлинности подписи экспертами судебной экспертизы документов

»,

Journal of Forensic Sciences

,

46

(

4

),

884

-

88

.

(

2004

), «

Подготовка материалов: влияние обычных физических объектов на ситуативный конструктивный и конкурентный выбор поведения

»,

Процессы организационного поведения и принятия решений людьми

,

95

(

1 9000 83),

-

96

.

(

2000

), «

Illusory Correlations in Graphological Inference

»,

Journal of Experiment Psychology: Applied

,

6

(

4

),

336

-

48

.

(

1995

), «

Как владение« я »или« не я »? Характеризуя типы и предшественник привязанности к материальному владению

,

Journal of Consumer Research

,

22

(декабрь),

327

-

43

.

(

2003

),

Проблемы договорного права: дела и материалы

, 5-е изд.,

Нью-Йорк

:

Aspen Publishing

.

(

1964

), «

Контроль над полицией: роль судьи в принятии и пересмотре решений правоохранительных органов

»,

Michigan Law Review

,

63

(

6

),

987

-

1027

.

(

1958

), «

Поведение систематического подделывателя чеков

»,

Социальные проблемы

,

6

(

2

),

141

-

49

.

(

1984

), «

Самосхема и обработка социальной информации

»,

Журнал личности и социальной психологии

,

47

(

6

),

1177

-

90

.

(

1996

), «

Размер зрачка в ответ на визуальный тест на осознание вины: новая техника для обнаружения обмана

»,

Журнал экспериментальной психологии: Прикладной

,

2

(

2

),

164

-

77

.

(

1994

), «

Информированное согласие на психологическое исследование: понимают ли субъекты формы согласия и свои законные права?

»

Психологические науки

,

5

(

3

),

140

-

43

.

(

1977

), «

Самосхема и обработка информации о себе

»,

Журнал личности и социальной психологии

,

35

(

1

),

63

-

78

.

(

1986

), «

Стабильность и гибкость самооценки

»,

Журнал личности и социальной психологии

,

51

(

4

),

858

-

66

.

(

1987

), «

Динамическая самооценка: социальная психологическая перспектива

»,

Annual Review of Psychology

,

38

,

299

-

337

.

(

2008

), «

Нечестность честных людей: теория поддержания самооценки

»,

Журнал маркетинговых исследований

,

45

(

6

),

633

-

44

.

(

1993

), «

Академическая нечестность: коды чести и другие контекстные влияния

»,

Журнал высшего образования

,

64

(

5

),

522

-

38

.

(

1997

), «

Индивидуальные и контекстные влияния на академическую нечестность: исследование в нескольких кампусах

»,

Исследования в области высшего образования

,

38

(

3

),

379

-

96

.

(

1996

), «

Влияние кодексов корпоративного и корпоративного поведения на этическое поведение на рабочем месте

»,

Business Ethics Quarterly

,

6

(

4

),

461

-

76

.

(

2001

), «

Scripting Expertise: История свидетельств идентификации почерка и судебное построение надежности

»,

Virginia Law Review

,

87

(

8

),

1723

-

1801

.

(

1997

), «

Музыка в магазине влияет на выбор продукта

»,

Nature

,

390

(

1

),

132

.

(

2009

), «

Мотивация на основе идентичности: последствия для готовности к действию, процедурной готовности и поведения потребителей

»,

Journal of Consumer Psychology

,

19

(

3

),

250

-

60

.

(

1989

), «

Какие типы скриптов можно использовать для проверки личности?

»в

Компьютерное распознавание и создание почерка человеком

, изд. ,

Hackensack, NJ

:

World Scientific

,

77

90

.

(

2000

), «

Ориентация социального доминирования и групповой контекст в неявных групповых предрассудках

»,

Психологические науки

,

11

(

6

),

515

-

18

.

(

1983

), «

Прогнозирование успеха продаж с помощью анализа почерка: оценка влияния обучения и содержания образца почерка

»,

Journal of Applied Psychology

,

68

(

2

),

212

-

17

.

(

2004

), «

Активация собственной важности потребительского« я »: изучение влияния идентичности существенности на суждения

»,

Journal of Consumer Research

,

16

(

2

),

286

-

95

.

(

1989

), «

Экзорцизм невежества как заменитель рациональных знаний: уроки почерковедческой идентификации»,

»

Юридический обзор Пенсильванского университета

,

137

(

3

),

731

-

92

.

(

1994

), «

Одна личность, несколько я: интеграция личности и социальных ролей

»,

Journal of Personality

,

62

(

2

),

199

-

218

.

(

1984

), «

Объектные отношения, ролевые модели и развитие личности

»,

Окружающая среда и поведение

,

16

(

3

),

335

-

68

.

(

1988

), «

Содействие использованию ремней безопасности среди государственных служащих: эффекты побуждения и вмешательства по контролю стимулов

»,

Журнал прикладного анализа поведения

,

21

(

3

),

263

-

69

.

(

2007

), «

Скрытая компенсация самооценки: автоматическая защита от угроз

»,

Journal of Personality and Social Psychology

,

93

(

5

),

798

-

813

.

(

1983

), «

Парадигма шага в дверь: влияние размера второго запроса на вероятность пожертвования и щедрость донора

»,

Бюллетень личности и социальной психологии

,

9

(

3

),

443

-

50

.

(

1988

), «

Оценка конструкции Я-схемы в когнитивных моделях депрессии

»,

Психологический бюллетень

,

103

(

2

),

147

-

62

.

(

2009

), «

Unraveling Priming: когда один и тот же прайм активирует гол против прайма?

»

Журнал потребительских исследований

,

36

(

3

),

418

-

33

.

(

1999

), «

Стереотипная восприимчивость: идентичность и сдвиги в количественных показателях

»,

Психологические науки

,

10

(

1

),

80

-

83

.

(

2009

), «

Когда начинаются праймеры? Модерирующая роль самооценки в восприимчивости людей к первичным воздействиям на социальное поведение

,

Журнал экспериментальной социальной психологии

,

45

(

2

),

211

-

16

.

(

1977

), «

Аномалия как положительная характеристика: разработка и проверка шкалы, измеряющей потребность в уникальности

»,

Journal of Abnormal Psychology

,

86

(

5

),

518

-

27

.

(

2004

), «

Реакция в действии: межгрупповой контраст в автоматическом поведении

»,

Личность и социальная психология Бюллетень

,

30

(

5

),

605

-

16

.

(

2004

), «

От видения к бытию: подсознательные социальные сравнения влияют на скрытые и явные самооценки

»,

Журнал личности и социальной психологии

,

87

(

4

),

468

-

81

.

(

1974

), «

Установочные и поведенческие последствия изменения основной организационной награды: естественный полевой эксперимент

», журнал

Journal of Personality and Social Psychology

,

29

(

6

),

742

-

51

.

(

2002

), «

Педиатрическое, основанное на практике, рандомизированное испытание по предотвращению употребления алкоголя и курения и обеспечению безопасности велосипедных шлемов, оружия и ремней безопасности

»,

Педиатрия

,

109

(

3

),

490

-

97

.

(

1974

), «

Социальная идентичность и межгрупповое поведение

»,

Social Science Information

,

13

(

2

),

65

-

93

.

(

1983

), «

Множественные идентичности и психологическое благополучие: переформулирование и проверка гипотезы социальной изоляции

»,

Американский социологический обзор

,

48

(

2

),

174

-

87

.

(

1979

), «

Время отклика, конфликт и участие в выборе бренда

»,

Journal of Consumer Research

,

6

(

3

),

295

-

304

.

(

2003

), «

The Group Engagement Model: Procedural Justice, Social Identity, and Cooperative Behavior

»,

Personality and Social Psychology Review

,

7

(

4

),

349

-

61

.

(

1980

), «

Влияние свидетельства по контракту на мотивацию и потерю веса в программе контроля веса

»,

Поведение в области санитарного просвещения

,

7

(

1

),

163

-

85

.

(

2003

), «

Les passions de l'âme: On Obsessive and Harmonious Passion

»,

Journal of Personality and Social Psychology

,

85

(

4

),

756

-

67

.

(

1986

), «

Атрибуции личности на основе внешнего вида, речи и почерка

»,

Журнал личности и социальной психологии

,

50

(

4

),

792

-

99

.

(

2003

), «

Учет корпоративного поведения

»,

Ежеквартальный экономический отчет Федерального резервного банка Ричмонда

,

89

(

3

),

1

-

20

.

(

2005

), «

Контроль расовых предрассудков: социально-когнитивные цели влияют на миндалевидное тело и активацию стереотипов

»,

Psychological Science

,

16

(

1

),

56

-

.

(

2007

), «

, когда одни и те же основные факторы приводят к разным эффектам

»,

Journal of Consumer Research

,

34

(октябрь),

357

-

68

.

(

2001

), «

Влияние активации стереотипов на поведение: обзор возможных механизмов

»,

Психологический бюллетень

,

127

(ноябрь),

797

-

826

.

(

2007

), «

Все ли исходящие группы созданы равными? Потребительская идентичность и диссоциативное влияние

,

Журнал потребительских исследований

,

34

(

3

),

525

-

36

.

(

2005

), «

Влияние поведенческого контракта на соблюдение программы ходьбы афроамериканок в постменопаузе

»,

Темы гериатрической реабилитации

,

21

(

4

),

332

-

42

.

(

1977

), «

Эмпирическое исследование размера подписи

»,

Социальное поведение и личность

,

5

(

1

),

177

-

85

.

(

1973

), «

Signature Size: Studies in Expressive Movement

»,

Journal of Consulting and Clinical Psychology

,

40

(

3

),

469

-

73

.

Заметки автора

© 2011 г., журнал Consumer Research, Inc.

Психология почерка. Листаю страницы на моем старом… | Жоэль Надо-Сикар | Psyc 406–2016

Листая страницы своих старых школьных тетрадей, я понял, насколько сильно изменился мой почерк за последние пять лет. Это заставило меня задуматься, не было ли это изменение напрямую связано с развитием моей личности. При дальнейшем раскопках я нашел множество онлайн-тестов, которые утверждали, что могут точно оценить мою личность на основе моего почерка.

Графология - это «якобы научная практика определения социальных, психологических, профессиональных и медицинских характеристик людей по конфигурации их букв, строк и абзацев на странице» (Beyerstein, 1996). Считается, что детализация почерка может помочь определить «общий интеллект человека, эмоциональную стабильность, характеристики лидера или последователя, его уровень честности, частоту употребления наркотиков и уровень физической активности» (Scanlon, 1992). Эксперты по психоанализу, такие как Фрейд и Юнг, подтвердили, что графология может помочь понять сознательное и бессознательное мышление людей и «немедленно показывает наше развивающееся физическое и психическое состояние» (Scanlon, 1992).

В результате всестороннего исследования этой темы стало очевидно, что не существует окончательной методологии анализа каллиграфии. Как и во многих исследованиях, которые создают свои собственные независимые шкалы для измерения психологических построений, измерения графологических тестов основаны на предпочтениях исследователя. Таким образом, существуют разные критерии оценки личности, основанные на почерке. Наиболее популярные элементы для оценки - это размер и наклон букв, применяемое давление, выравнивание строк, интервал между словами и создание полей и абзацев (Prasad, 2010).Например, многие графологи согласны с тем, что написание большими буквами может идентифицировать кого-то, кто любит быть замеченным и выделяться из толпы, или письмо с правильным уклоном символизирует кого-то общительного, дружелюбного и заинтересованного в других (Prasad, 2010).

Споры о достоверности этого тестирования продолжаются, потому что результаты полностью зависят от знаний и опыта графолога. Этот подход получил много критики из-за его высокого уровня субъективности, который напоминает негативное отношение некоторых ученых к проективному психологическому тестированию.Это исследование подсознательных паттернов в письменной форме не обеспечивает беспристрастных и отстраненных данных, что приводит к его неодобрению в психологическом сообществе. Поэтому ее часто называют псевдонаукой и сравнивают с астрологией и нумерологией из-за отсутствия приверженности научному методу.

Как и большинство ученых, я считаю, что анализ почерка не может полностью отобразить личность человека из-за активного участия исследователя в выводах.Кроме того, я думаю, что эта форма тестирования дает общие результаты (т.е. может быть применима к большинству людей) и проводится для создания ложного чувства доверия к результатам. Таким образом, я не верю, что черты личности могут быть связаны с определенным способом письма; например, сравнивая мой собственный почерк, большое расстояние между буквами означало бы, что я более открыт для чувств и ума, чем был пять лет назад. Это предположение не является научным, и поэтому я не верю в его эффективность или точность.

Цитированная литература:

Бейерштейн, Барри Л. 1996. «Как графология обманывает людей». В Энциклопедии паранормальных явлений . Онлайн. Получено с:

Прасад, Шитала; Сингх, Вивек Кумар и Акшай Сапре. 2010. «Анализ почерка на основе метода сегментации для прогнозирования человеческой личности с использованием машины опорных векторов». В Международный журнал компьютерных приложений .Vol. 8 - № 12. Онлайн. Источник:

Скэнлон, Мэтью и Джеймс Мауро. 1992. «Краткая информация об анализе почерка». В Психология сегодня . Онлайн. Получено с: https://www.psychologytoday.com/articles/200910/the-lowdown-handwriting-analysis

-d�kqs�: �

Изменить свою личность можно так же просто, как изменить свой почерк

На неподготовленному глазу лист бумаги с нацарапанной на нем записью может показаться безобидным, и только ее содержание может иметь какое-то значение.Но недавнее исследование, проведенное Хайфским университетом, Израиль, показывает, что ваш почерк на самом деле говорит о вас больше, чем вы думаете. Вы можете заметить, что в дни, когда вы грустите или устали, ваш почерк может быть просто каракулем, а в дни, когда вы веселитесь, вы можете понять это по своим пышным, пышным и поднимающим настроение штрихам.

Хотя основная устойчивость вашего естественного письма остается прежней, настроение вашего письма претерпевает различия, которые может заметить только внимательный наблюдатель.Исследователи уже разработали компьютеризированную систему, которая измеряет и анализирует даже мельчайшие детали почерка человека, такие как сила давления при письме или даже расстояние между буквами / словами.

Изменить свою личность можно так же просто, как изменить почерк.

Графотерапия:

Многие люди спрашивают, может ли человек изменить свою личность простым изменением почерка? Это так просто ?? Ответ положительный! И это можно сделать с помощью науки графологии или графотерапии в этом вопросе.Это другая наука по сравнению с другими науками. Чем глубже вы изучаете, тем лучше будут развиваться результаты высочайшего качества, и вам откроется множество новых и скрытых аспектов характера человека. Почерк человека раскрывает закономерность мышления и психологического состояния человека. А графотерапия - это научный способ внести изменения или изменения в ваш почерк, которые могут напрямую повлиять на вашу личность. Ваш почерк - это отражение того, кто вы есть, и на самом деле это ваш ум.Во время практики графотерапии рука посылает в разум сигналы, чтобы сделать сознательные желательные изменения, основанные на конкретных целях. Затем в течение 30-40 дней регулярной практики эти адаптации начинают отражаться в вашем поведении.

Изменить свою личность можно так же просто, как изменить почерк.

Люди могут избавиться от своей заниженной самооценки, агрессивного поведения и подобных поведенческих аномалий. Я видел полных интровертов, у которых было более уравновешенное Я с дисциплинированной практикой, чтобы стать по крайней мере амбивертами.На самом деле это очень простой инструмент, обладающий невероятной силой. Теория графотерапии заключается в том, чтобы продолжать практиковать, пока ваше подсознание не примет это как нормальное явление. Наши черты личности представлены неврологическими паттернами мозга, и каждый из этих паттернов вызывает уникальные нервно-мышечные движения, которые одинаковы для каждого человека с такой природой. Наш почерк выявляет определенные личностные характеристики, которые могут быть правильными на 95%.

По мнению исследователей, почерк может выявить даже суицидальные наклонности и нравы человека.По мере взросления и взросления детей их почерк меняется и становится уникальным отражением их индивидуальных особенностей. Чем больше стиль письма человека отличается от модели, которой его учили, тем больше его мораль и отношение отходят от традиционной модели мира, которой их учили в детстве.

Графология может помочь изменить шаблоны привычек:

Графология не рекомендует изменять ваше имя, и это не наука, чтобы улучшить почерк.Он только раскрывает мыслительный процесс и характер человека, но ничего не может сказать о его будущем. Точно так же, как врач может понять текущее состояние сердца человека, прочитав график на его электрокардиограмме (ЭКГ), который зависит от вашего прошлого образа жизни, пищевых привычек и т. Д. Точно так же графолог понимает человека, изучая штрихи его почерка. У каждого человека есть два типа привычек: физические привычки и умственные привычки. Поскольку нам видны только физические привычки, мы ожидаем улучшения, изменяя или изменяя физические привычки.Однако многие из наших психических привычек нам неизвестны.

Изменить свою личность можно так же просто, как изменить почерк.

Здесь графолог работает как врач или консультант, чтобы помочь вам выявить невыявленные негативные психические привычки и логически направить вас к тому, чтобы принять меры предосторожности, чтобы избежать их. Графология может сыграть лечебную роль.
Почерк показывает качества и недостатки личности; например, для мы страдаем от многих физических недугов, таких как головная боль, жар, тошнота и т. д., где видны только симптомы, а глубоко укоренившаяся причина находится где-то в другом месте. Когда врач после детального обследования ставит диагноз, у человека были проблемы с желудком, первопричина обнаруживается.

Графология - это наука, которая позволяет нам понять, почему человек действует определенным образом в данных обстоятельствах, и дополнительно исследует коренные причины его поведенческой модели. Эти основные причины называются «слепыми пятнами». Таким образом, графология - важная наука на благо людей в нашем обществе.

Автор статьи Винит Бансоде, основатель Исследовательского института графологии

Подробнее: 3 аспекта безопасности студентов: физическая, психологическая и техническая подготовленность

Психические и эмоциональные расстройства почерка. Размышления о возможностях криминологического профилирования на основе почерка и применения графологии в криминалистике

(Йоланта Грембовец Баффони [i] - польско-английский перевод Каролины Ивашук)

Ключевые слова: психологический анализ почерка, возможности диагностики по почерку, графологические возможности идентификации, графопедагогическое планирование, графологическая профилактика

Аннотация: В криминалистике почерковедческая экспертиза применяется преимущественно в сравнительной сфере.Однако растущая популярность применения графологии в междисциплинарной сфере гуманистических и социологических исследований в Западной Европе открывает возможности, которые эта дисциплина может предложить в области криминалистики и криминологии. В настоящее время графология широко используется для выявления симптомов некоторых психических и неврологических заболеваний. Более того, графологический опыт подтверждает, что анализ почерка дает возможность выделить черты эмоционального страдания.Эта статья обращается к некоторым размышлениям о патологии почерка, которая отличается от общего понятия патологии, определяемой как болезнь. Патология почерка касается страданий в общем смысле человеческого существования. Кроме того, в статье представлены некоторые примеры графопедагогической интервенции в Италии.

Что касается аспекта патологии определенного явления, мы сталкиваемся с проблемой неправильности, неисправности и страдания. Однако термин «патологический» вызывает образ организма в состоянии болезни, т.е.е. нездоровый организм, нуждающийся в лечении. Но Всемирная организация здравоохранения определяет здоровья как «состояние полного физического, психического и социального благополучия и просто отсутствие болезней или недугов» [ii]. Другими словами, состояние здоровья наступает только тогда, когда телу, психике и душе гарантированы условия, необходимые для самореализации.

В этом кратком введении о понятии здоровья я хотел бы рассмотреть значение патологии почерка в нашем случае, то, как современная наука трактует анализ «патологического» почерка и к каким проблемам он относится.

В начале своих размышлений я хотел бы использовать диссертацию польского эксперта по анализу почерка и судебного эксперта - Хенрика Квечинского, который в 1933 году в публикации «Криминалистическая графология» [iii] не только представил различные темы, относящиеся к документу. обследование и графические симптомы некоторых психических заболеваний, но он также затронул вопрос о психоэмоциональном выражении почерка. Размышления Квечинского о третьем десятилетии двадцатого века (Это была эпоха, когда психоанализ только прокладывал путь к популярности.) по выражению эмоций в почерке касалась вопроса спонтанности и бессознательности, то есть вопросов, которые становятся неотъемлемой частью нашей личности.

Примером работы Квечинского может служить одна из многих иллюстраций, показывающих ценность возможности использования психоэмоционального анализа почерка в юридических исследованиях. Автор не информирует читателя о возможных заболеваниях и переживаниях. Подпись становится мерой страданий.Мы можем сравнить образцы подписей. Нижеследующее было сделано в присутствии судьи после оглашения приговора, а второе (указанное выше) - в нормальных условиях. С того момента прошло более восьмидесяти лет, но автор, а точнее ее подпись, до сих пор отчаянно кричит от эмоций, которые трудно контролировать. Как наблюдатель и знаток почерка Квечинский делает вывод о динамике почерка. Мы даже можем считать его одним из первых исследователей динамической графологии.

Его работы о патологии почерка выходят далеко за рамки определения болезни, показывая далеко идущее видение эмоционального страдания человека, которое выражается в его почерке. Аспект «страдания в почерке» является предметом озабоченности графологов, которые пытаются выделить личность из почерка как совокупность человеческих черт от биотемпературной основы до отношений с другими людьми в конкретной культурной и социальной среде, которые являются постоянно подвергается все более и более сложной динамике, а также межкультурным и междисциплинарным влияниям [iv].

В 1924 году Моретти - основоположник итальянских графологических исследований писал, что «письмо, сделанное рукой, может отображать психомоторные и психо-психические функции мозга […], поэтому я убежден, что графизм показывает тончайшие нюансы мозга »[v]. Мы можем наблюдать соответствие между предположением Моретти и тезисами Кленска [vi], Эленмейера и Прейера [vii], которые заметили, что почерк является продуктом мозга - центром наиболее важных процессов индивидуальной и социальной жизни.Эта концепция аналогична тезису Квечинского, который замечал не только в почерке симптомы болезней [viii], но также и в выражении эмоций.

Таким образом, графология - это дисциплина, которая исследует графизм, чтобы найти ответ на сложность человеческого существа. Однако его компетенции не могут превышать текущих знаний о процессах человеческого мозга и физиологии. Хотя современные знания о возможностях анализа человеческой сложности по почерку позволяют выделить некоторые важные психологические особенности человека, это, конечно, не исчерпывает всех графологических возможностей.Несомненно, человеческий почерк скрывает гораздо больше «скрытой информации», чем та, которую мы способны увидеть и понять. Так же, как мы не способны уловить и понять безграничный потенциал и возможности мозга.

Графология все еще встречает неприятие в научном мире, который сильно ограничен своей кажущейся тайной, которая, безусловно, очаровывает и пробуждает воображение неквалифицированных людей, которые ищут ответы при чтении простых публикаций, лишенных научной любознательности.Но более внимательный подход к этой дисциплине позволяет разгадать хотя бы некоторые «загадки» и понять, что каждый знак и движение не содержат никаких таинственных тайн, но содержат ответы на более или менее понятные процессы, происходящие в организме. . Организм живет не изолированно, а в группе или, скорее, во взаимоотношениях социальных групп, он погружен в их динамику, находится под их влиянием, и он реагирует на них и взаимодействует с ними. Тип реакции зависит от многих индивидуальных и социальных факторов.

Мы не можем согласиться с утверждением, что почерк человека имеет много общего с обществом и его условиями, потому что каждая серьезная проверка почерка основана на очень простом и одновременно фундаментальном утверждении, то есть каждый человек научился писать по определенному школьному образцу, как и все остальные. воспитан по некоторым педагогическим и дидактическим схемам. Несмотря на эти графические и образовательные паттерны, присущие разным культурам, двух идентичных стилей почерка не существует, как не существует двух одинаковых людей даже в рамках одной семьи, потому что существует сильная связь между графическим и личностным взрослением.Он состоит не только из определенных моделей и моделей, но также из личных характеристик и богатства темперамента каждого отдельного человека. Несмотря на процесс обучения письму, в ходе которого мы сначала сознательно повторяем, а затем автоматически приобретаем признаки некоторого общего паттерна, мы не можем перестать выражать наши наклонности и личные импульсы, которые делают каждый графизм уникальным и узнаваемым.

В настоящее время психологическая экспертиза почерка все чаще применяется междисциплинарно.Это беспокоит многих врачей, особенно психиатров, которые посредством эмпирических исследований пытаются определить все формы страданий человеческой психики по почерку. Они также ищут ответы о степени и точности диагноза по почерку. В Италии эта дисциплина применяется в педагогике, когда посредством анализа почерка и рисунков, подкрепленных интервью и наблюдением за ребенком, педагог сотрудничает с графологом, чтобы выбрать подходящий индивидуальный дидактический план.Анализ помогает узнать о соответствиях и разногласиях в созревании индивидуальных и эмоциональных процессов, социальных отношений и выразить видение субъективного восприятия своих невзгод, духовных и экзистенциальных страданий. Более глубокие и глубокие психологические исследования подтверждают проекционную ценность почерка с особым вниманием к эмоциональному интеллекту. Психика человека, являющаяся своего рода двигателем, влияет на все нейрофизиологические процессы. Вот почему исследование напряжения и рыхлости графической линии, ее интенсивности и наличия является ценным советом при исследовании напряжения и расслабленности мускулов, которые действуют по «порядку» психики.

Ссылаясь на ранее процитированные теории ученых о графизме как продукте мозга и касающиеся конкретных индивидуальных и социальных патологий, следует процитировать классификацию психических расстройств DSM IV [ix], которая описывает различные индивидуальные проблемы с параллельным социальным значением. Из полного списка болезней и расстройств я хотел бы упомянуть пример психосоциальных и экологических проблем с особым акцентом на расстройства поведения и эмоций, которые обычно начинаются в детстве и подростковом возрасте как перерывы в основных когнитивных и эмоциональных расстройствах. эмоциональные функции, которые, когда им пренебрегают, остаются незамеченными и игнорируются окружающей средой, могут стать причиной многих индивидуальных и социальных страданий.Они могут даже привести к трагедии. Дети и молодые люди с этим типом расстройств проявляют агрессивное поведение, теряют контроль и постоянно возражают. Сами они испытывают психологический дискомфорт в виде постоянного беспокойства и депрессии. Обычно причина таких расстройств кроется в окружающих ситуациях, таких как неудачи в школе, халатность, чувство покинутости семьи или другие несчастья. Симптомы этих несчастий можно заметить в отношениях с другими людьми и с самим собой, они также видны в графизме.

В качестве аргумента в пользу этого тезиса я хотел бы представить два образца почерка десятилетнего мальчика, который после того, как его отец ушел из семьи, выражает бунт и беспокойство в своих отношениях с семьей и обществом, а также в своих записных книжках. Отец был для ребенка важным ориентиром и авторитетом, которому мальчик доверял и который неожиданно рухнул. Прежняя вспомогательная роль отца внезапно потеряла смысл. Мальчик чувствовал себя обманутым и преданным. Это чувство доверия и предательства проявляется в поведении и почерке мальчика.Перед драматическим событием почерк мальчика был в порядке. Он продемонстрировал адаптацию к правилам его среды и требованиям среды, которые символизируются линиями и полями записной книжки и моделью каллиграфического рисунка, то есть его предыдущий почерк символически выражал соответствие нормам, требуемым его средой. После того, как отец оставил его, мальчик стал высказывать возражения против этих правил, которые уже не имели для него смысла.

Просто сравните почерк слева, сделанный в условиях хладнокровия, с динамикой почерка справа, который был сделан после ухода отца, чтобы указать, до какой степени то, что в глазах ребенка представляло какой-либо авторитет, просто рухнуло.Несмотря на то, что мальчик не нарушает полностью все правила, он в некоторой степени уважает линии и поля блокнота. Время от времени он возвращается к ранее усвоенным правилам, потому что они позволяют ему устанавливать отношения с другими, потому что они являются основой его положительного опыта сосуществования и социальных взаимоотношений [x].

Второй пример, который я хотел бы представить, - это случай еще одного десятилетнего мальчика с поведенческими проблемами, такими как постоянное невнимание, ненадлежащее поведение в классе, акты агрессии, признаки неуважения к себе.Все эти поведенческие факторы можно проследить по его почерку: неуважение к строчкам записной книжки, импульсивные движения, движение, давление пера, которое часто бывает настолько слабым, что делает чтение текста невозможным. В основном мальчика воспитывала бабушка, потому что родители были заняты своей профессиональной карьерой. Вот откуда у мальчика постоянная потребность быть в центре внимания в сочетании с отсутствием чувства собственного достоинства.

После графолого-педагогической консультации для мальчика был специально разработан индивидуальный учебный план.Конечно, при создании этого плана были учтены его проблемы с процессами внимания, огромная потребность в движении и особенно большее присутствие родителей в жизни ребенка. Благодаря серьезному подходу родителей к этому вопросу, в течение нескольких месяцев у мальчика выросла самооценка, в результате чего улучшилось поведение в классе и изменился почерк. Это наиболее заметно в поиске ребенком графического порядка. Ребенок пытается сохранить основную линию посредством более однородного и более сильного давления пера, которое сообщает нам, что ребенок более сознательно и смело подтверждает свое самосуществование и активность.

В этом случае ребенку предоставили шанс и надлежащие условия, в которых он смог развить чувство собственного достоинства по отношению к себе и другим людям. Это условия, которые ставят моральный долг развивать их в каждом человеке. Это один из многих примеров, доказывающих педагогическую истину о том, что «человек - это существо, которое при соответствующей образовательной и материальной поддержке способно выполнять все человеческие функции» [xi].

Почерк мальчика до консультации

Изменения графики мальчика после выполнения индивидуального педагогического плана

Когда мы рассматриваем эти примеры, которые являются лишь каплей в море детских проблем, мы должны спросить себя, можем ли мы перед лицом нового междисциплинарного подхода графологии, особенно педагогической графологии, использовать проверку почерка, чтобы предотвратить многие социальные невзгоды, которые являются последствиями определенных преступлений, которые являются результатом человеческих страданий и неправильных образовательных и социальных отношений и динамики.

Процесс развития индивида можно определить как определенную постоянную ритмичность и повторяемость процессов развития каждого отдельного человека, погруженных в динамический процесс, который, несомненно, оказывает влияние на индивида. Социальная динамика в каждой части мира, а также в каждой части города, района или семьи различна. Хотя динамика человеческого развития везде одинакова. Динамика человеческого развития требует моделей, общественного признания и среды, в которой можно выразить свое существование.Если одно из этих состояний не разрешено, если оно развивается ненадлежащим образом, существует риск патологии личности или патологии окружающей среды с внешними «симптомами» этой патологии, то есть через поведение и графическое поведение.

Теперь я хотел бы напомнить о трагедии, датированной 20 апреля 1999 года, которая произошла в средней школе Колумбайн, когда двое учеников, Эрик и Дилан, устроили резню [xii]. Убив 13 человек, они покончили жизнь самоубийством. Следствие заявило, что мальчики были жертвами постоянных издевательств и агрессии своих одноклассников и что у них были проблемы с поведением.В марте 1998 года пара была арестована за ограбление и угон фургона. Их отправили на специальную переподготовку, которую они закончили раньше за хорошее поведение. Более раннее освобождение было мотивировано следующим: «Эрик - очень умный молодой человек с большой вероятностью добиться успеха в своей жизни. Он достаточно умен, чтобы достигать важных целей с хорошей мотивацией и концентрацией на решениях ». И «Дилан заслужил, чтобы закончить тренировку раньше… Он достаточно умен, чтобы реализовать все свои стремления.Он также осознает, что без труда и усилий трудно чего-то добиться ». Эрика подвергли специальной программе контроля гнева, но он был освобожден от терапии в короткие сроки, потому что произвел хорошее впечатление на офицеров.

Вроде бы все наладилось, ребята произвели хорошее впечатление. Но спустя несколько месяцев случилась трагедия. Никто из семей мальчиков не заметил огнестрельного оружия, которое хранилось месяцами. Огнестрельного оружия хватило, чтобы взорвать целый район.Никто, ни родители, ни учителя ничего тревожного не заметили. После расправы и гибели мальчика и его жертв начали анализировать дневники мальчиков. Они были полны планов подготовки атак, с наземными наблюдениями и часами, необходимыми для убийства нескольких сотен человек. Из-за того, что план удался лишь частично, им не удалось убить сотни человек.

По содержанию их дневников можно выделить двух совершенно разных личностей.Эрик, вспыльчивый, жаждал уважения и признания в своем окружении. Столкнувшись с насмешками и давлением, он был полон решимости «добиться уважения» с помощью насилия. Им двигало чувство обиды и мести. Дилан, чья застенчивость и покорность стали причиной насилия со стороны других по отношению к нему, нашел друга в Эрике, который ценил его, показал способ отстаивать свои права. Содержание обоих дневников показывает крайние страдания и жажду мести. Динамика графизма имеет идентичные характеристики.

Почерк Дилана, как показано ниже, демонстрирует множество нарушений, в основном из-за неспособности удерживать основную линию, что является символическим выражением нестабильности, отсутствия соответствующих ориентиров и опасений по поводу решения проблем без посторонней помощи.

Эрик в своем графизме жесток и вульгарен (также на его языке). В течение нескольких месяцев его почерк полностью меняется из-за опасений, что их планы по поводу резни могут быть раскрыты. Он решил спрятаться.Он написал об этом в своем дневнике.

Вышеупомянутый почерк, сделанный 21 апреля 1998 года, то есть за год до массового убийства, показывает: импульсивность жеста - проявляется в основном в линиях, пересекающих буквы «t», которые выходят из-под контроля, отсутствие контроля и обязательное внимание. - видна в порывистости слов, почти соединенных воедино, во впечатлении нечистоплотности и небрежности, невнимательности и неразборчивости.

Страх предательства своих планов заставил Эрика контролировать свое поведение.Этот контроль также виден в его графическом жесте, его энергии и импульсе, которые являются причиной сильного накопления напряжения, которое приводит к дрожанию и внезапным коротким перерывам в графической линии. Эти черты характерны для почерка пожилых людей. Поскольку это почерк мальчика на пике его возможностей, невозможно не заметить тот факт, что графизм сжимается и затрудняется, его энергия подавлена ​​до пределов страдания и ждет подходящего момента, чтобы взорваться, что заметно на примере почерка выше, сделанном 3 апреля 1999 г., т.е.е. за семнадцать дней до твоей резни. Пример изменения почерка Эрика, произошедшего в течение нескольких месяцев, показывает его внутреннее страдание, о котором никто не догадывался.

Трагедия в Колумбине - не единичный случай. Согласно исследованиям, проведенным Управлением ювенальной юстиции и профилактики правонарушений, 10% опрошенных подростков признались, что приносили в школу огнестрельное оружие. В 1997-1998 годах 506 учеников были уволены из школ по этой причине, что указывает на 18-процентный рост вооруженных учеников по сравнению с предыдущим годом [xiii].

Столкнувшись с такой проблемой, школы чувствуют себя беспомощными. Некоторые из них гарантируют присутствие полицейского. Были предложены тревожные ворота, камеры и более высокие заборы. Новое Управление безопасности в школах Калифорнии подготовило список из 20 тревожных знаков в поведении несовершеннолетних. Американская психологическая ассоциация в сотрудничестве с MTV опубликовала справочник «Предупреждающие знаки: рекомендации по предотвращению и борьбе с насилием, инициированным студентами», в котором криминолог Уильям Райзман представил список из 50 предупреждающих знаков.Президент Билл Клинтон инициировал специальный проект «Раннее предупреждение - своевременное реагирование: руководство по безопасным школам», который был распространен среди американских школ. Он был дополнен комментариями Национальной организации школьных психологов и Департамента образования. В руководстве указаны 16 характеристик, которые могут отличить детей со склонностью к насилию, со склонностью к социальной изоляции, чувством отчуждения и низкими успеваемостями в школе.

«Некоторые предупреждающие знаки существуют наверняка [..] Хотя классификация детей на основании того, что они чем-то отличаются от общепринятых норм, - не лучшая идея », - считает Элизабет Каффнер из Американской организации школьных педагогов.

Эти знаки действительно существуют, они доступны учителям и родителям. Хотя они видны в графо-лингвистических выражениях, они редко принимаются во внимание.

Что касается диагностической ценности почерка с другой точки зрения, то стоит вспомнить знаменитый случай, случившийся 25 лет назад i.е. дело проверки подлинности дневников Гитлера, в котором участвовали: Федеральное управление уголовной полиции в Висбадене и три самых известных эксперта, один из США и известный эксперт по почерку из Швейцарии [xiv]. Они должны были проверить подлинность дневников, которые журналу STERN было предложено купить у Конрада Куяу за 9,3 миллиона немецких марок. Эксперты имели доступ к сравнительным материалам, таким как образцы почерка Гитлера, сделанные в разные десятилетия, которые были предоставлены продавцом и Национальным архивом.Архив передал экспертам копию завещания Гитлера и его различные подписи. Все квалифицированные специалисты, работавшие по отдельности, согласились, что дневники и сравнительный материал были написаны одним и тем же человеком. Но после покупки дневников журналом Федеральное бюро экспертизы материалов заявило, что некоторые типы исследуемой бумаги не использовались в то время, когда якобы были написаны дневники, что означает, что дневники, безусловно, являются фальшивыми. При объяснении процесса создания этого прецедента выяснилось, что эксперт не допустил какой-либо сравнительной ошибки при экспертизе документов, потому что материал, который исследовали эксперты, принадлежал не Гитлеру, а Каджау, который подготовил весь документ лично и поставлял их заинтересованным в сделке как рукописи Гитлера.Документы из архива даже не принимались во внимание, поскольку были доступны в виде копий.

В результате скандала журнал STERN был обвинен в неправильном подходе к вопросу. Обвинения исходили в основном от президента федерального округа Висбаден доктора Вольфганга Штайнке и профессора доктора Лотара Мишеля из Университета Мангейма. Мишель спрашивает BKA (Bundeskriminalamt - Немецкая уголовная полиция), почему они не использовали более простые методы проверки документов, если у них был доступ к документам, которые якобы принадлежали Гитлеру.Вместо этого они выбрали и применили более сложные и более дорогие деструктивные методы проверки документов. Предполагалось, что эти «более простые» методы представляют собой графологический анализ почерка, который, вероятно, поможет выявить по крайней мере некоторые особенности личности подлинного автора документов и вызовет подозрения в их подлинности.

Принимая во внимание, что Стейнке сказал, что «возможности экспертизы документов» не могут быть полностью использованы, если использовать по отношению к ним ненужные научные методы [xv].Он процитировал утверждения американских экспертов по почерку, опубликованные в 1982 году на 37-м ежегодном собрании Американского общества аналитиков сомнительных документов. Во время этой конференции была выражена потребность в улучшении сотрудничества между экспертами по документам и гуманистическими исследованиями, такими как психология и психиатрия. Общество попросило своих англо-американских друзей рассмотреть этот тип исследований [xvi].

Согласно Стейнке, графологический анализ почерка Куджау определенно вызовет подозрения графологов в характерных несоответствиях между почерком и личностью Гитлера.Но нужно бороться со страхом контакта с графологией, то есть со страхом «более глубокого» анализа почерка. Может быть, BKA считало графологию «интуитивным ремеслом», как это было предложено проф. Д-ром Лотаром Мишелем в своих критиках? Ученые до сих пор задаются вопросом, что бы вышло из анализа BKA, если бы при подготовке документа Куджау использовал бумагу 1941 года? [Xvii]

Может ли психологический анализ почерка, выходящий за рамки сравнительной экспертизы, действительно быть полезным в криминалистике для установления подлинности или недостоверности подписи на основе точных характерных черт личности писателя? Может ли в этом контексте проверка почерка выявить ситуации страдания человека, выходящие за рамки определения физических страданий как симптома какой-то болезни? Было бы полезно сигнализировать об особых «предупреждающих ситуациях», таких как социальные трудности, которые приводят к агрессивному поведению или поведению, которое представляет риск совершения самоубийства? Трудно ответить на этот вопрос однозначно без практического использования данной дисциплины в этой области.Это правда, что страдание, видимое в почерке человека, выходит далеко за рамки проблемы клинического заболевания и выходит за рамки отдельного человека, дающего возможность индивидуальному или групповому педагогическому планированию. Графологический анализ становится ценным подспорьем в предупреждении преступности. Кроме того, он может стать эффективным и надежным инструментом во время расследования и в процессе установления виновника преступления.

Библиография:

Aloia M., Grębowiec Baffoni J., Pamiętniki z Columbine.Możliwości profilowania kryminologicznego na podstawie analysis grafoojęzykowej pisma [in] Kegel Z. [red.] Współczesna kryminalistyka i nauki pokrewne w administracji , PWSchZ, 2013 9

Brandner W. Die Hitler-Tagebücher [in] http://graphologienews.net/Archiv_files/Hitlertagebuecher.pdf

Кленск А., Психофизиология и патология почерка , Ксённица-Атлас, Варшава, 1924.

Квечиньски, Х., Судебная графология. Принципы экспертизы документов и анализа почерка ., Biblioteka Polska, Варшава, 1933.

Grębowiec Baffoni J ., Gdy dziecko brzydko pisze: niektóre przyczyny i możliwości reedukacji [in] Kochanowka e Wojciechowska J, [ред.] Edukacy royzwojne kontekia kontekia

Grębowiec Baffoni J., Studi sulla scrittura в Полонии. Dalla grafologia all Последние ricerche sui Documenti. L’analisi delle scritture in Criminalistica . Sulla rotta del sole, Мезанье 2010,

Мишель Л., Gerichtliche Schriftvergleichung [in] Gruyeter, 1982

Moretti G., Trattato di grafologia , Edizioni Messaggero, Padova, 1942

Nussbaum, M .. Giustizia sociale e dignità umana. Да индивидуальный человек. Болонья: Il Mulino, 2001/2002,

Vettorazzo B., Teoria e pratica del diritto. Metodologia della perizia grafica su base grafologica , Giuffrè Editore, 1998

ВОЗ, Алма-Атинская декларация, Международная конференция по первичной медико-санитарной помощи, 6–12 сентября 1978 г., Алма-Ата, СССР.

Примечание

[i] Йоланта Грембовец Баффони - педагог и графолог, эксперт по почерку , Преподаватель современной графологии в аспирантуре по судебной экспертизе документов, факультет права, управления и экономики, факультет криминалистики, Вроцлавский университет, Польша - www. grafologiapplicata.it

[ii] ВОЗ, Алма-Атинская декларация, Международная конференция по первичной медико-санитарной помощи, 6–12 сентября 1978 г., Алма-Ата, СССР.

[iii] Kwieciński, H., Криминалистическая графология. Принципы экспертизы документов и анализа почерка ., Biblioteka Polska, Варшава, 1933.

[iv] Grębowiec Baffoni J., Studi sulla scrittura в Полонии. Dalla grafologia all Последние ricerche sui Documenti. L’analisi delle scritture in Criminalistica . Sulla rotta del sole, Mesagne 2010, стр. 40.

[v] Moretti, G., Trattato di Grafologia , Edizioni Messaggero, Padova, p. 13

[vi] Доктор Адольф Кленск основал школу для жертв Первой мировой войны.Цель школы состояла в том, чтобы подготовить людей с ограниченными возможностями к возвращению в их социальную и рабочую среду через перевоспитание и восстановление их физических способностей. Врач хотел научить писать людей, лишенных верхних конечностей. В результате его работы многие люди без одной или двух рук научились писать другой рукой, ногой или губами. Это мероприятие дало инвалидам возможность наилучшим образом реализовать себя в семейной и общественной жизни. Это также дало врачу возможность сделать важные наблюдения о влиянии письменной деятельности на психологическое развитие.По словам доктора А. Кленска, менее ловкая рука при письме влияет на рост психологических способностей писателя. Он предположил, что письмо двумя руками приводит к более высокому развитию психологических процессов. Кленск А., Психофизиология и патология почерка , Ксённица-Атлас, Варшава, 1924.

[vii] Vettorazzo, B., Teoria e pratica del diritto. Metodologia della perizia grafica su base grafologia ., Джуффре Эдиторе, 1998, стр. 52.

[viii] Квечинский разработал проблему графических симптомов психических заболеваний, а также неврологических заболеваний, которые в то время считались психическими заболеваниями.

[ix] Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам - подготовлено Американской психиатрической ассоциацией - список психиатрических диагнозов и их определений, который помогает подготовить статистические и эпидемические расчеты в мировом масштабе.

[x] Grębowiec Baffoni J ., Gdy dziecko brzydko pisze: niektóre przyczyny i możliwości reedukacji [in] Kochanowka e Wojciechowska J, [red.] Edukacyjne konteksty wspierania rozwoju dziecka 9029

[xi] Nussbaum, M., Giustizia sociale e dognitá umana. Да индивидуальный человек. Болон: Il Mulino 2001/2002, стр.78.

[xii] Aloia M., Grębowiec Baffoni J., Pamiętniki z Columbine. Możliwości profilowania kryminologicznego na podstawie analysis grafoojęzykowej pisma [in] Kegel Z.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *