Пример аллюзии: что это такое? Примеры аллюзий в литературе – Аллюзия — что это такое

Пример аллюзии: что это такое? Примеры аллюзий в литературе – Аллюзия — что это такое

что это такое? Примеры аллюзий в литературе

Аллюзия - это отсылка, намек на известный факт, произведение, крылатую фразу. Например, библейские аллюзии или библеизмы - это отсылки к сюжетам и персонажам Священного Писания. Так, фраза «Я умываю руки» отсылает к реплике Понтия Пилата, отказавшегося спасти Иисуса от смерти.

Аллюзии могут быть серьезными, а могут быть ироническими или сатирическими. Автор может использовать политические, исторические, общекультурные отсылки.

Иногда в аллюзии используется игра слов. Например, статья о Давосском экономическом форуме в газете называется «Давос и ныне там». Это намек на бессмысленность мероприятия, отсылка к строчке «Да только воз и ныне там» из басни Крылова «Лебедь, щука и рак».

Термин «аллюзия» происходит от латинского allusio - намек. Ударение ставится на второй слог: аллю́зия.

Аллюзия может быть явной и скрытой. Скрытые аллюзии используются в эзоповом языке, который позволяет говорить о запретных вещах экивоками, намеками.

Аллюзии распространены и в искусстве. Художник, композитор или кинорежиссер нередко делают отсылки к работам предшественников или к собственным произведениям.

Даже юмор интернет-мемов часто строится на аллюзиях - без знания фактов и людей, к которым они отсылают, комического эффекта не будет.

Юмористический интернет-мем, построенный на аллюзии. На фото - порноактер Джонни Синс

Как понять аллюзию? Пиррова победа и антономазия

Частный случай аллюзии - антономазия, то есть использование имени собственного в качестве нарицательного.

Так, выражение «пиррова победа» означает победу слишком дорогой ценой. Аллюзия отсылает к греческому царю-полководцу Пирру Эпирскому, который якобы однажды сказал: «Еще одна такая победа, и я останусь без войска...»

К фигуре Юлия Цезаря отсылают такие крылатые выражения, как «пришел, увидел, победил», «перейти Рубикон» и другие.

Чем старше литературное произведение, тем сложнее читателю понять содержащиеся в нем аллюзии. Например, Пушкин активно ссылался на античную мифологию и классическую литературу. В современных изданиях его стихи приходится снабжать подробными комментариями и пояснениями.

Аллюзия на аллюзию

Нередко литераторы ссылаются на своих предшественников. Например, Блок отсылает к Грибоедову:

«Семейство - вздор, семейство - блажь», -
Любили здесь промолвить гневно.
А в глубине души все та ж
«Княгиня Марья Алексевна»

Александр Блок. «Возмездие». Отсылка к комедии Грибоедова «Горе от ума»

А иногда сложно установить, к кому именно из предшественников отсылает аллюзия. Например, у Маяковского читаем: «Такого отечества такой дым разве уж настолько приятен?» Можно воспринимать это как отсылку к реплике из комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума»: «И дым отечества нам сладок и приятен».

Однако эти слова Чацкого восходят к строкам Г.Р. Державина: «Мила нам добра весть о нашей стороне; Отечества и дым нам сладок и приятен...»

Но и Державин придумал это выражение не сам - он лишь перефразировал латинскую пословицу «И дым отечества сладок». Таким образом, у аллюзии может быть двойное и тройное дно.

Как правильно: аллюзия на что-то или аллюзия к чему-то?

Нередко возникает вопрос о том, какой предлог использовать со словом «аллюзия»: «аллюзия на» или «аллюзия к». Единого мнения на этот счет нет, доказывает, например, дискуссия на форуме Gramota.ru.

С одной стороны, аллюзия - это намек, то есть «аллюзия на что-то». Например: «В текст поэмы и введены аллюзии на героев Шекспира». У культуролога Михаила Бахтина: «легчайшая аллюзия на чужое высказывание»; «аллюзия на сократический диалог».

С другой стороны, аллюзия - отсылка, то есть «аллюзия к чему-либо». Например: «Фильм наполнен аллюзиями к общественно-политической ситуации конца 1980-х».

Зависимое слово следует употреблять в дательном падеже - аллюзия к чему-либо, полагают специалисты справочно-информационного портала «Русский язык». Однако допустим и альтернативный вариант - аллюзия на что-либо.

Вывод: допустимы оба варианта, хотя правильнее использовать предлог «к» и дательный падеж.

Аллюзия — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Аллю́зия (лат. allusio «намёк, шутка») — стилистическая фигура, содержащая указание, аналогию или намёк на некий литературный, исторический, мифологический или политический факт, закреплённый в текстовой культуре или в разговорной речи. Материалом при формулировке аналогии или намёка, образующего аллюзию, часто служит общеизвестное историческое высказывание, какая-либо крылатая фраза или цитата из классической поэзии.

Французский писатель Шарль Нодье предлагал такое определение: «Намёк, или аллюзия, есть умение к месту привести цитату, придав ей смысл, какого она первоначально не имела»[1]. Переосмысленные цитаты могут использоваться для названий книг (например, «Алмазный мой венец» Валентина Катаева). Зачастую переосмысленные цитаты приобретают пародийный оттенок.

Материал для аллюзий часто дают библейские сюжеты. Например, название фильма «В. Давыдов и Голиаф» отсылает к широко известному библейскому сюжету про Давида и Голиафа.

В других случаях могут использоваться названия более ранних произведений. Например, доктор Джеймс Типтри-младший дебютировала в научно-фантастической литературе рассказом «Рождение коммивояжёра» (1968), в названии которого видна аллюзия, отсылающая читателя к названию пьесы американского драматурга Артура Миллера «Смерть коммивояжёра» (1949), а в названии российского сериала «Всегда говори „всегда“» — аллюзия на фильм о Джеймсе Бонде «Никогда не говори „никогда“»[источник не указан 1320 дней].

В отличие от реминисценции, чаще используется в качестве риторической фигуры, требующей однозначного понимания и прочтения.

Нередко возникают сложности с употреблением термина «аллюзия», а именно с выбором управления. С одной стороны, определение аллюзии как намёка подсказывает пишущему управление с предлогом на (аллюзия на что-то). С другой стороны, аллюзия как отсылка предполагает, что будет употреблён предлог к (аллюзия к чему-то).

  1. ↑ Нодье Ш. Читайте старые книги: Новеллы, Статьи, эссе о книге, книжниках, чтении. — Кн.1. — М.: Книга, 1989. — С. 92.

Аллюзии. Что это за термин? Примеры аллюзии в литературе

В создании произведений русские и западные классики применяли различные средства и приемы. В начале прошлого века в мировой литературе начала проявляться тенденция к символичности, иносказанию. Такие особенности не только присутствуют в современной прозе, но и являются сегодня предметом пристального изучения литературоведов. Художественными фигурами, на которые исследователи обратили особое внимание в XX веке, стали аллюзии. Что это такое? Для чего они нужны? И какие формы могут иметь аллюзии?

Происхождение термина

Совсем недавно литературные теоретики сформулировали определение аллюзии. Что это за явление, ранее мало кто задумывался, и не потому, что мастера художественного слова не применяли его. Примеры аллюзии встречаются уже в поэзии Средневековья. Скорее, дело в том, что до начала прошлого века литературоведение не развивалось столь активно.

В современной филологии этот термин используется для обозначения одного из стилистических приемов. В переводе с латинского языка он значит «намекать». Аллюзия – это художественный образ, который автор заимствует в библейских сюжетах, античной или средневековой мифологии или в произведениях других писателей. Цель такого заимствования – провести параллель между собственным литературным творением и уже созданным до него широко известным произведением. Таким образом, можно сказать, что автор, используя уже имеющийся образ, «намекает» на его сходство с героем, сюжетом или идеей своего романа, новеллы или повести.

Виды аллюзии

С помощью таких стилистических приемов автор может ссылаться не только на общеизвестное литературное произведение, но и на какой-либо исторический факт. Различные элементы из библейских или мифических сюжетов могут играть роль аллюзии. Что это за художественное явление, ответить в рамках одной статьи невозможно. Этой теме посвящают труды многие литературные исследователи, каждый из которых предлагает свою трактовку и классификацию. Чтобы получить общее понятие об аллюзии, следует привести несколько примеров из литературы и классифицировать их по основному признаку, а именно – источнику, из которого она может быть заимствована. Итак, подобные художественные образы могут быть:

  • мифологическими;
  • библейскими;
  • историческими;
  • литературными;
  • философско-эстетическими.

Применяются аллюзии для образования сюжета, раскрытия образа героя или идеи автора. Находиться они могут в заголовке произведения или в его концовке. Также эти стилистические фигуры могут занимать медиальную позицию.

аллюзии что это

"В круге первом"

Аллюзия в романе Александра Солженицына находится в заголовке произведения. В своей «Божественной комедии» Данте Алигьери сформировал строгую структуру загробного мира, разделив его на девять кругов. Грешная душа, согласно сюжету поэмы итальянского автора, оказывается в одном из них. Но каждый из кругов соответствует тяжести совершенных при жизни проступков. В первом находятся самые безобидные грешники, чья вина весьма сомнительна: некрещеные младенцы, добродетельные, но некрещеные люди. В романе Солженицына дантовский первый круг взят в качестве аллюзии. Что это за иносказательный прием и какую функцию он выполняет, можно понять, вспомнив слова автора: «Дороже всего в мире осознавать, что не участвуешь в несправедливости». Герои русского писателя наказаны, страдают, подобно обитателям первого круга итальянского философа, безвинно и являются жертвами огромной страшной системы.

аллюзия в романе

Шекспировские аллюзии

Элементы, позаимствованные из творчества Уильяма Шекспира, активно используются в произведениях современных авторов, прежде всего англоязычных. Одной из таких аллюзий является образ черного принца из романа Айрис Мердок. Сюжет этого произведения является предысторией к легенде о принце Датском.

Английский писатель Джон Фаулз проводит параллель между героями своего романа «Коллекционер» и шекспировскими персонажами из трагедии «Буря». Как в первом, так и во втором случае символы занимают медиальную позицию.

А что касается произведений русской классической литературы, то ярким примером аллюзии на образы из творчества английского драматурга служит повесть Лескова «Леди Макбет Мценского уезда».

аллюзия и реминисценция

Другие художественные аллюзии

Выбор источника аллюзий зависит от времени, в котором живет автор, от его идей. В романе «Мастер и Маргарита» присутствуют повсюду иносказания, тонкие намеки на библейские образы и сюжеты. Произведение Булгакова порождает множество вопросов и загадок. Но ссылки автора культового произведения XX века на «Фауста» Гете очевидны. Имя главной героини – основная аллюзия. Любви и теме мимолетного счастья посвятил Булгаков главную сюжетную линию, которая также является интересным предметом изучения критиков в силу обилия в ней образов немецкого поэта.

Реминисценция является более общим понятием. Использование различных образов и элементов из известного художественного произведения может принимать различные формы. Стилистический прием, которому посвящена эта статья, подразумевает наиболее однозначное прочтение.

аллюзия любви

Аллюзия и реминисценция в общем понимании являются почти синонимами. Великие персонажи и сюжеты, возможно, уже созданы. Современным авторам остается лишь переосмыслить их и перенести в наше время. И стоит сказать, что подобные художественные приемы используются не только в литературе, но и в кино. Пример из советского кинематографа – кинолента «Дети дон Кихота». Главный герой этого фильма совершает добро, не ожидая награды. Он отдается работе со всей душой, не обращая внимания на насмешки. Поступки его могут показаться безумными простым обывателям. Но эти безумства благородны. И в этом сходство киногероя с персонажем Сервантеса.

Аллюзия – понятие, примеры, виды, применение

Человек всегда обращается к первоисточникам и авторитетным лицам, чтобы укрепить свое высказывание, придать ему больше значимости, при этом рассказать о чем-то однозначно, без намеков на другое значение. В литературном жанре используются многие приемы, среди которых распространенной на сегодняшний день становится аллюзия. До недавнего времени мало кто задумывался над понятием данного приема, однако примеры современных литературных направлений используют различные виды аллюзий.

Интернет-журнал psytheater.com, говоря об аллюзии, понимает отсылку читателя на некое известное литературное лицо, событие или явление, которое уже описывалось ранее, имеет четкое понимание и образ. Зачем автору еще раз описывать, кто такой Иисус или богиня Венера, если можно сразу применить данные имена нарицательные, которые известны всем и имеют четкие образы, которые не требуют объяснений?

Таким образом, аллюзия – это прием в литературном жанре, когда автор ссылается на некое литературное лицо или явление, которое уже описывалось в других произведениях и известно всем людям, поскольку считается историческим фактом.

Что такое аллюзия?

В литературе авторы применяют различные приемы своего изложения. В одно время были популярны иносказание и символичность. На сегодняшний день часто используются литературные образы и явления, которые описываются в других произведениях, имеют четкий образ, однозначность понимания. Чтобы много времени не тратить на описывание своего явления, автор может прибегать к аллюзии – это литературный прием заимствования, когда берется некий герой или явление из другого литературного произведения.

Аллюзия в переводе с латинского означает «намекать», «шутить». Таким образом автор ссылается на некоего персонажа, который должен быть известен читателю и про которого уже не нужно что-либо объяснять.

Зачем применять аллюзию? Она помогает усилить образ того героя, о котором идет речь. Поскольку каждый читатель может что-то свое понимать под теми словами, которые автор использует, он дает ссылку на того персонажа, с которым сравнивает своего. Проводится параллель, чтобы читателю было понятно, о чем автор ведет речь.

Аллюзия часто используется в литературной или ораторской речи. Она помогает автору быстро передать свою мысль без дополнительных объяснений и разъяснений. Стоит использовать нарицательное имя некоего известного персонажа или исторический факт, который известен всем, как тут же слушатели или читатели поймут, о чем говорит автор.

Аллюзия отличается от цитаты тем, что она передает значение персонажа или события, а не пересказывает, что было сказано. Хотя можно использовать цитаты или крылатые выражения, которые тоже могут передавать некий смысл, на который ссылается автор. Главное здесь – общеизвестность того, о чем говорит автор. Он не использует имена или не называет события, о которых другим людям ничего не известно. Он применяет лишь те персонажи и факты, которые известны всем людям и могут даже использоваться ими для сравнения или ссылки, усиления своей речи.

Еще одно отличие цитаты от аллюзии заключается в том, что:

  1. Цитату нужно понимать так, как она произносится. Ее человек мог ранее не слышать. Однако теперь ему просто нужно понять информацию из цитаты дословно.
  2. Аллюзия требует знаний и эрудиции у слушателей, читателей. Если некий человек не знает, кто такая Клеопатра, чем она была известна и чем прославилась, тогда он и не сможет понять, почему автор ссылается на данный образ. Человеку потребуются объяснения не только того образа, который описывается самим автором, но и разъяснение понятия Клеопатры, чтобы понять, почему на него ссылаются.

Таким образом, аллюзия выступает источником знаний и образованности человека, который не поймет, о чем говорит автор, если не будет начитанным и эрудированным.

Аллюзия – это символический образ, который может быть историческим, библейским и даже придуманным. Однако если о нем многое известно, он уже стал нарицательным лицом, тогда его можно использовать для усиления и придания своим словам определенного окраса.

Достаточно легко сказать «Силен, как Геркулес», нежели использовать большой набор слов, чтобы описать, какой является сила. Геркулес – мифический герой, который обладал самой большой силой, способной передвигать и поднимать любые предметы, какими бы тяжелыми они ни были. Никто не мог сравниться с ним по силе, поскольку обычному человеку не были даны такие природные данные. А вот Геркулес считался полубогом, который был достоин обладать сверхъестественными способностями.

Если читатель или слушатель знает о том, что вмещает в себя образ того или иного героя или события, которое использует автор, тогда создается определенное настроение. Автору не приходится использовать много слов, чтобы передать свою мысль, при этом он создает определенное настроение. Легче написать о злости, которая была присуща Гитлеру, нежели описывать многими словами о том, какие чувства переживал герой автора.

Близким по значению аллюзии является реминисценция – это тоже отсылка на некоторое событие, которое было ранее прочитано или услышано. Порой трудно отличить реминисценцию и аллюзию, однако принято считать, что аллюзия является одним из направлений реминисценции.

К аллюзии можно отнести крылатые фразы, которые также известны многим людям и на которые можно ссылаться. Примерами могут быть:

  1. «Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей».
  2. «Пришел, увидел, победил».
  3. «Семь раз отмерь – один раз отрежь».

Аллюзию применяют в психокоррекции, когда нужно устранить защитные барьеры и механизмы, что возможно, если человек не испытывает негативного отношения к той ссылке, которая применяется. Таким образом, можно использовать аллюзию для переориентации человека, снижения защитных механизмов и вызова определенных эмоций.

Нередко люди пишут дневники, используя аллюзию в качестве отвода отрицательных эмоций или передачи своей мысли. Конечно, для того, чтобы аллюзию понимали, слушатель или читатель должны были сталкиваться с тем образом или событием, на которое ссылается автор, в других произведениях, которые как раз и раскрывают понятия. Если же читатель/слушатель не знакомы с аллюзией, тогда они могут ее пропустить, не заметить либо просто не понять.

Аллюзия должна носить следующие характеристики, чтобы быть понятной читателю или слушателю:

  1. Быть распознаваемой, то есть она не должна быть слишком замаскированной.
  2. Быть понятной, или хотя бы автор должен указать источник, на который он ссылается, чтобы по желанию самого читателю можно было ознакомиться с определением в полном объеме.
  3. Быть внедренной в контекст правильно и корректно, что требует от автора изменения структуры своего изложения.
перейти наверх

Виды аллюзий

Ссылаться при помощи метода аллюзии можно на что угодно: не только на некий персонаж, но даже на историческое событие. В зависимости от того, как автор использует аллюзию, можно не только усилить значимость самого текста, но и узнать отношение самого автора к происходящему. Выделяют различные виды аллюзии:

  • Мифологическая.
  • Литературная.
  • Историческая.
  • Библейская.
  • Философско-эстетическая.

На вид аллюзии влияет то, откуда берется персонаж или событие. К примеру, «его нос растет, как у Буратино» — литературная аллюзия, поскольку «Буратино» — придуманный персонаж из литературного произведения. Свойством Буратино было то, что он был сделан из дерева, оживлен и его нос рос, когда он лгал (обманывал).

Аллюзия может заменять целый контекст, использоваться для усиления образа или объяснения того смысла, который хочет выразить автор.

Рассмотрим примеры аллюзий:

  1. Библейские или религиозные: «Добрый самаритянин», «Ударили по одной щеке, подставь другую».
  2. Исторические: чаще всего используются имена исторических личностей для придания большей точности и эмоций. К примеру, «Кровожадная, как Елизавета Батори», «Бесстрашный, как Александр Македонский», «Великий, как Юлий Цезарь».
  3. Мифологические – использование героев, имен богов, явлений. К примеру, Великий потоп, Зевс, Титаны.

Для понимания аллюзии необходимо, чтобы познания и понимание отдельных персонажей и фактов у автора и читателя/слушателя совпадали. В противном случае читатель/слушатель не поймет, о чем ему говорится, не заметит ссылки, проигнорирует ее. Также важно, как обе стороны относятся к одному и тому же явлению или персонажу. Автор может выражать отрицательное отношение к поведению великого завоевателя Наполеона, в то время как читатель может испытывать положительные чувства к тому, что человек обладал таким умом и мужеством, чтобы совершать такие исторические действия (несмотря на то, что они несли вред обычным людям).

Таким образом, аллюзия становится необходимой для придания большего богатства тексту оратора или писателя:

  • Ссылка для определения однозначности того, что хочется сказать.
  • Придание сказанному больше эмоций и чувств.
  • Обогащение значимости слов, которые передает автор.
перейти наверх

Итог

Аллюзия – литературный прием, который можно использовать не только при написании текстов, но и в ораторском искусстве. Человек относит себя к образованным и культурным существам, которые должны знать свою историю и культурное наследие. Чем больше человек знает и образовывается, тем большим багажом слов он обладает. Ведь можно обращаться к историческим событиям или библейским героям, чтобы всего лишь назвать их и передать всю ту гамму чувств или понятий, которые хочется выразить.

При этом автору следует понимать, что его текст не каждый человек сможет понять. Чтобы устранить данный пробел, необходимо делать сноски, пояснения хотя бы в коротком виде. Если слушателю/читателю будет интересно узнать побольше о том событии или персонаже, на который произошла ссылка, тогда он сможет с ним ознакомиться самостоятельно.

Аллюзия помогает обогатить текст автора, более того, выставить его образованным человеком, связать его текст с другими общеизвестными текстами. Человек желает ссылаться на крылатые фразы и известные персонажи или события, чтобы таким образом усилить сказанное им. Ведь если человек использует то, что известно и уже давно принято, его слова не поддают критике и оценке.

Таким образом, в некоторой степени аллюзия помогает влиять на восприятие текста как безоговорочно и безоценочно. А это помогает автору оказывать нужное воздействие на слушателей или читателей. Чем более известными и понятными являются ссылки для аудитории, тем больше автора понимают, с ним соглашаются и наполняются нужных эмоций. А чего еще нужно автору, который остался услышанным, понятым и положительно оцененным?!

аллюзия, аппликация, контаминация, реминисценция интертекст

Аллюзия — художественный приём цитирования, использующий ссылку на хорошо известный факт или лицо, пословицу, поговорку, цитату из всем известного произведения, употребление в стихотворении ходячего выражения.

В данной аллюзии использовано имя литературного героя Сервантеса Дон Кихот, которое в данном случае, смягчая ругательное выражение «какого чёрта» (или «рожна»), придаёт всему предложению иронический оттенок.

 

Художественный приём аллюзии в весьма большом ходу у всех современных «живых классиков», поскольку оригинальные мастера слова всегда любили вести диалог с другими поэтами – предшественниками и современниками. Аллюзия – художественный приём, популярный и у читателя-интеллектуала, поскольку задействует его память и чувство языковой гармонии – фактически «центр эстетического удовольствия».

Однако всего хорошего должно быть в меру. Чрезмерное обилие аллюзий в стихотворении приводит к затемнению смысла, отвлекает от заявленной темы и фактически превращает произведение в набор красивых фраз, побрякушку, лишённую оригинальных интересных мыслей. В таких стихотворениях аллюзия под видом демонстрации эрудированности автора призвана скрывать тот факт, что ему абсолютно нечего сказать.

Аппликация

Аппликация  — приём цитирования, художественный приём включения в текст стихотворения прямой цитаты или цитаты в слегка изменённой форме. Строка с прямой цитатой не берётся в кавычки, а органическим образом входит в текст стихотворения, зачастую являясь опорной строкой, из которой следуют какие-то выводы по поводу заявленной мысли, причём, нередко не подкрепляющие, а наоборот, опровергающие цитату. В таких случаях прямое цитирование обязано использовать действительно всем известное произведение знаменитого классика или поговорку. Иначе, если цитата прямая, а принадлежит не слишком известному автору, она предварительно должна быть помещена в виде эпиграфа перед стихотворением, обязательно с указанием того, кому она принадлежит.


Примеры аппликации:

Пример аппликации как приём прямого цитирования. Отталкиваясь от строфы в стихотворении Евгения Пугачёва

...и запропавшая на дне
Любви последняя монета...
Конечно, с Ней не надо света,
Но есть ли свет ещё во мне? –

Но есть ли свет ещё во мне...

 

Е. Пугачёв

и заканчивает своё стихотворение прямой цитатой, опровергая заложенную в неё мысль:

«Но есть ли свет ещё во мне...»
А может, и не надо света?
Блестит последняя монета!
Хотя бы и на самом дне.

Пример аппликации как приём цитирования в изменённом виде:

На мой роток накинешь поводок,
потянешь Слово за язык певучий.

(Ирина Иванченко)

В данной аппликации обыгрывается поговорка «На чужой роток не накинешь платок».
В аппликации Натальи Бельченко «В посудной лавке смысла вечный слон» обыгрывается поговорка-сравнение «как слон в посудной лавке», а в аппликации Юрия Каплана «Спустя дунайской дельты рукава» – выражение «спустя рукава».
Аппликация Ирины Иванченко «останови, водитель странный, / моё шатание по странам, / моё хождение во мглу» основана на обыгрываемом применении названий произведений – «Хождения за три моря» Афанасия Никитина и «Хождения по мукам» Алексея Толстого.
Обычно включаемая в аппликацию цитата в действительности не имеет непосредственного отношения к предмету, о котором идёт речь в стихотворении, и включается сознательно – как шутка. Поэтому её не стоит путать с контаминацией  (см. далее). Художественный приём аппликации очень популярен у начитанных читателей, поскольку задействует их чувство тонкой иронии, воображение, творческое мышление.
Во многом именно из художественного приёма аппликации – как пародии на предшествующий стиль традиционной поэзии – в 60-е–70-е годы ХХ в. выросли новые направления – неомодернизм, андеграунд и концептуализм.
Уместно вспомнить здесь о такой разновидности поэтических ошибок, как фразеологическое смешение, когда начало одного фразеологического оборота неумышленно, по незнанию соединяется с окончанием другого. Это вызывает совершенно непредусмотренный и нежелательный в пафосном или душевном произведении юмористический эффект.
Применение художественного приёма аппликации свидетельствует о развитом чувстве языка, поскольку требует от автора умения играть употребляемым выражением, его звучанием, прямым и переносным смыслами.
Контаминация
  1. Контаминация как художественный приём цитирования – включение известного выражения в текст стихотворения не в виде цитаты, а в качестве органически уместной в данном случае детали.
  2.   Примеры контаминации. ...таинственные цифровые коды
    Мне хочется вложить в железный стих...

    (Наталья Бельченко)

    Данный пример контаминации восходит к Лермонтову: «И дерзко бросить им в глаза железный стих, / Облитый горечью и злостью».

    Не оттого, что он необходим,
    А потому, что рядом с ним другая.

    (Л. Некрасовская)

    Сравните этот пример контаминации с Иннокентием Анненским: «Не потому, что от неё светло, / А потому, что с ней не надо света».

    Достать чернил, рыдать по-прежнему...
    Уж март, а всё покоя нет!

    (Там же)

    Сравните данный пример контаминации и её литературный источник – Б. Пастернака: «Февраль. Достать чернил и плакать!..»

    Memento ли mori?! Какое там, дядя, memento,
    когда на руке – пять шестёрок, и Васькин заход!

    (Станислав Минаков)

    – пример контаминации в описании карточной игры.
  3. Контаминация как приём словотворчества и графический приём  – соединение нескольких слов в одно.

Моягода! Мояблоня! (С. Кирсанов ) Бозначтосвистящий (Станислав Минаков) – т. е. «свистящий Бог знает что».

Чемтышепчешь, шепчештоты,
Ветка-дОбра-ветка-злая?
Сгину ль я заво-залая,
Не переступив субботы?

(Там же)

Здесь особенно интересны последние два примера контаминации, являющиеся графическими приёмами, т.е. приёмами, способствующими художественной выразительности благодаря намеренному изменению принятого написания слов и искажению их стандартной формы. Контаминация «Шепчештоты» основана на пересечении двух «ш» и на отсечении совпавшего звука: шепчешь што ты. Такое соединение – способ с помощью слитного написания передать невнятное бормотание, шёпот, в котором отдельные слова трудно различить, слышится одно глухое шу-шу-шу. Глагол же «заво-залая» является шутливым авторским неологизмом. Образован он путём слитного написания (но через дефис) двух разных глаголов, с отсечением окончания у первого из них. Неожиданный и очень забавный эффект.

Реминисценция

Реминисценция (лат. reminiscentia, воспоминание) — приём цитирования, художественный приём, заключающийся в том, что автор воспроизводит ритмико-синтаксические конструкции из чужого стихотворения.


Пример реминисценции

И сами ещё мы здоровия стойкого,
И в школу идут по утрам наши дети
По улице Кирова, улице Войкова,
По улице Сакко-Ванцети.

(Константин Симонов)

Используя строфу классика советской литературы Константина Симонова, но описывая уже стык эпохи застоя с периодом перестройки, когда «новое мышление» внедрялось со скрипом, Юрий Каплан пишет:

Ведь сами ещё мы здоровия хилого,
И в школу идут наши дети по-прежнему
По улицам Жданова и Ворошилова
И даже по площади Брежнева.

Интертекст

Интертекст — художественный приём в постмодернизме, заключающийся в неявном, скрытом сознательном построении автором всего своего произведения на чужих цитатах или образах живописи, музыки, кино, театра и на реминисценциях к чужим текстам, требующих разгадки. При этом цитата перестаёт играть роль дополнительной информации, ссылки на что-то, а, напоминая об изначальном смысле, служит выражению в новом контексте иного смысла, задаёт диалогичность, полифоничность и делает текст открытым для многомерного читательского прочтения и понимания.

Осип Мандельштам писал: «Цитата не есть выписка. Цитата есть цикада — неумолкаемость ей свойственна». Анна Ахматова так выразилась о сути поэзии ХХ века: «Но, может быть, поэзия сама — Одна великолепная цитата». Однако именно художественному приёму «интертекст» свойственно грешить многомерностью якобы заложенных смыслов и намеренной демонстрацией эрудированности автора при реальном отсутствии сколько-нибудь глобальных, оригинальных отличий мыслей автора от мыслей, присутствующих в цитате. Таким образом данный художественный приём может вовсе лишиться смысла, поскольку перестаёт быть приёмом и превращается в его имитацию. То, что губительно для стихотворения, чрезмерно изобилующего аллюзиями, создаёт питательную почву для процветающих в постмодернизме интертекстов, уже перестающих выполнять роль диалога и полифонии, ведь диалог не может основываться на одномерных, заложенных в одной мыслительной плоскости репликах, лишь подтверждающих то, что было известно и до того. Так заявленная «полифония» постепенно скатывается к литературной какофонии.


Пример интертекста в постмодернизме

Исмар убил Гиппомедонта, Леад – Этеокла...
заметим: другого, не того, поскольку: Полиник и Этеокл
(Эдипово зренье) с утра благо мертвы, сияя камнями запястий,
                  такое вот известие о наступлении последней зимы
на рощи редких олив вне чёрного цвета, где кажется.
Книги надо читать, даже считать. Перелистывать. Жечь.
Забывать. Белые камни или зубы во сне, или лилии
терпких падений во льдах гальки через волос смещения.
Но Амфидиак убивает Партенопея. Однако,
согласно источникам, тлеющим по обе реки от архива,
Партенопея убил вовсе не он, а некто Периклимен, сын Посейдона.
О, лишь одни имена!.. что также нужно учесть
в свете катящихся, как жернова по равнине, грядущих событий.
Полая Троя с пересохшей Еленой внутри. Троя, в которой
Елена дитя-и-солдат-и-горох, – кто возвёл твои стены
                              в детский город ангины? Сестры в белых халатах,
под которыми нет ничего, как сердце ашмаведхи,
                                яркая ртуть у барьера известных всем снов.
Тем временем Меланипп – Тидия ранит в живот.
(Аркадий Драгомощенко. Отрывок из «"Фиванский" Flashback»)

Нет необходимости приводить полностью весь текст, так как даже на этом отрывке видно, что ждёт читателя впереди.

Таким образом, употребляя художественные приёмы цитирования, необходимо соблюдать меру, чтобы не получился «эффект маятника», как с направлением «поэзии для поэзии», когда сначала её абсолютизировали и доводили до полного отрыва от жизни, от действительности, а в более поздние исторические периоды – как раз из-за этого – вообще устраняли с «корабля современности».

Современные поэтические приемы: содержание

 

© Светлана Скорик 17.07.2011 г.

Статья опубликована, защищена авторским правом. Распространение в Интернете запрещается.

Не забывайте делиться материалами в социальных сетях!

Приемы цитирования: Аллюзия Аппликация Контаминация Реминисценция Интертекст. Аллюзия примеры Аппликация примеры Контаминация примеры Реминисценция примеры Пример интертекста в постмодернизме

Аллюзия в поэзии А. С. Пушкина

Аллюзия (от латинского “шутка”, “намёк”) — в художественной литературе одна из стилистических фигур: намек на историческое событие или литературное произведение, которые предполагаются общеизвестными [1, с.161].

Истоки появления термина «аллюзия» сводятся к преданиям старины. Среда обитания и мировоззрение человека в первобытно-общинном строе явились причиной мифологического восприятия и осознания мира. Человечество в определенный период своего исторического развития было беспомощно перед космическими и природными явлениями. В результате, люди обожествляли и поклонялись природным явлениям, небесным светилам и т. п. Они стали воспеваться, восхваляться в легендах, притчах, преданиях, песнях. Этот процесс начал определять сознание и форму мышления. В итоге воспевание поклонения космосу и природе начало занимать свое место и в художественном осознании. В результате, в художественном осознании они имели место как мифологический образ. И в то же время мифологический образ является одним из основных предпосылок появления аллюзии.

Литературная аллюзия межтекстовых связей — это прием, заключающийся в том, что он «намекает» на некое событие, бывшее в действительности либо вымышленное. Аллюзия также может функционировать как средство «расширенного переноса свойств и качеств мифологических, библейских, литературных, исторических персонажей и событий на те, о которых идет речь в данном высказывании», в таком случае «аллюзия не восстанавливает хорошо известный образ, а извлекает из него дополнительную информацию» [2, С.110].

В нашей статье пойдет речь о таких аллюзиях как Иуда, Мазепа, Христос, крест, Пегас, Парнас, использованных в поэзии А. С. Пушкина.

Поэма «Полтава» А. С. Пушкина, занимает особое место в истории русской литературы. В поэме автор стремится точно воссоздать бурную эпоху прошлого, раскрыть исторический смысл событий, поэтическим пафосом восславлены единство и территориальная целостность великой России. Полтавская битва явилась решающей битвой в завоевании и сохранении независимости России. Пушкин не мог не думать, не писать о таких важных исторических событиях и поворотах в судьбе России. Поэма рассказана на очень высоком пафосном уровне. Каждый поэтический образ, персонаж и даже аллюзии определяют художественный пафос мысли поэта. Например:

Донос оставя без вниманья,

Сам царь Иуду утешал

И злобу шумом наказанья

Смирить надолго обещал! [4]

В отрывке приведена аллюзия Иуда[*]. Иуда сравнивается с украинским гетманом Мазепой**. Это сравнительная аллюзия. История Иуды и Мазепы общеизвестны.

В поэме судьба Мазепы трагична, то есть за свое предательство он лишается навсегда своей Родины, вынужден скитаться на чужбине. Именно этот момент Пушкин описывает как трагический, с ненавистью в сердце он проклинает Мазепу. В первом отрывке он сравнивается с Иудой, предполагая, что он двуличный, предаст Родину. А когда Мазепа уже совершил предательство, он не сравнивает, а ставит его рядом с Иудой и обращается к сравнительной аллюзии.

И где ж Мазепа? Где ж злодей?

Куда бежал Иуда в страхе?

Зачем король не меж гостей?

Зачем изменник не на плахе? [4, С.536]

В первой строке поэт еще называет его своим именем, называет злодеем. Во второй строке усиливая свою ненависть и гнев, вместо настоящего имени применяет нарицательное имя — аллюзию — Иуда. Как будто поэт брезгует даже называть его своим именем и приводит его противоположное имя. Поэт сопоставляет Мазепу именно с Иудой. Пушкин на примере аллюзии срывает маску лицемерия с изменника, не обойдя вниманием и его сообщника — короля Карла. «Почему король не среди гостей?», как положено королям, этими словами он гневно выражает его предательство и поражение. Поэт, не сдержав своей ненависти, опять возвращается к Мазепе и выносит свой приговор: «Зачем изменник не на плахе?». Он сожалеет, что голова изменника не на плахе. По мнению поэта, голова изменника Родины должна быть на плахе. Это ненависть к изменникам Родины выливается у Пушкина в проклятье.

Только просвещенный в христианских религиозных представлениях может через семантическое значение слова «Иуда» понять, какие черты характера Мазепы хотел выразить автор через художественный прием — аллюзию.

Аллюзивное слово выступает в качестве знака ситуационной модели, с которой посредством ассоциаций соотносится текст, содержащий аллюзию [6]. Таким образом, происходит взаимодействие между литературно-художествен-ными произведениями, которое называют аллюзивным процессом.

Рассмотренные с мифологической и исторической точки действия Мазепы и Иуды тождественны. Деяния обоих — предательство. Иуда предал своего пророка — Иисуса Христа, Мазепа же — своего царя Петра I.

Поэт в отрывке оставляет без должного внимания письмо Кочубея о предательских деяниях Мазепы. Петр I, не веря доносу, защищает, утешает предателя. Поэт мог сказать, что он утешил и даже удовлетворил мечты Мазепы. Но он утешил Иуду иэтимсмог идеально передать свою мысль, свое отношение к Мазепе. Иуда отказался от своего пророка Иисуса и встал на путь измены; из этого ничего хорошего не выйдет, он продает и свою веру. Эта же мысль должна была относиться и к Мазепе. Поэт достигает этого, заменив «Мазепу» аллюзией «Иуда».

Поэт также напоминает, что царь Петр I не обращает внимания на процесс развития событий. Царя не предупредили о коварстве и предательстве Мазепы. Наоборот, Кочубей, который хотел отомстить предателю, изменнику Мазепе, становится без вины виноватым.

Кочубей заточен в башне. На следующее утро должна состояться казнь. Он мыслит об ужасной казни. Вся его жизнь проходит перед его глазами. Он вспоминает свою Полтаву, семью, друзей, песни, что пела ему его дочь, свою мирную, богатую жизнь, свой старый дом, где он родился и все это он добровольно бросил, но ради чего?

Но ключ в заржавом

Замке гремит — и, пробужден,

Несчастный думает: вот он!

Вот на пути моем кровавом

Мой вождь под знаменем креста,

Грехов могущий разрешитель,

Духовной скорби врач, служитель

За нас распятого Христа,

Его святую кровь и тело

Принесший мне, да укреплюсь,

Да приступлю ко смерти смело

И жизни вечной приобщусь!

«Мой вождь под знаменем креста…». Кого же подразумевал Кочубей под вождем со знаменем креста, да еще и прощающий грехи? Из Христианской религии известно, что родится мессианский царь и спасет людей от их грехов. Эквивалентом значения искупления грехов является слово «Иисус» (греческая передача еврейского личного имени Йешу), что означает «спасение», «бог помощь» или же греческое «мессия» [5] (Матф. 1, 21). Иисуса также называют «царем», которому дана «всякая власть на небе и на земле» [5, с.332] (Матф. 28.18). Царь — значит и вождь, который повел людей за собой, проповедуя свое учение и творя чудеса.

Христос, добровольно приняв страдания и смерть, как бы выкупил собою людей из плена и рабства у сил зла. Иисус сам несет на себе крест до места казни, на гору Голгофу, где его должны распять. По утверждению церкви, крест символизирует мученическую смерть Христа, распятого на кресте в 30 г. н. э. Отсюда и пошло изречение «нести на себе крест», т. е. нести на себе грехи людей, отвечать за взятые на себя грехи перед Богом. В последующем крест стал неотъемлемой частью, связанной с именем Христа, на знаменах христиан стал изображаться крест.

Укрепиться «…его святой кровью и телом», умереть не страшась и приобщиться к вечной жизни желает Кочубей. Что же стоит за этим желанием Кочубея? Жизнь Иисуса согласно Евангелию от Луки гласит: «… и взяв хлеб, возблагодарив, преломил и дал им, говоря: это есть тело мое, за вас отдаваемое. Делайте это в воспоминание о Мне (19). Также и чашу после вечери, говоря: эта чаша есть новый завет в крови моей, за вас изливаемой (20)». Иисус в кругу своих двенадцати апостолов тайно справляет обряд пасхального ужина, во время которого предсказывает, что один из его учеников предаст его. Затем подает ученикам хлеб и вино, мистически претворяя их в своё тело и кровь, т. е. люди должны быть спасены не только через веру в него, Иисус должен войти в них, быть в них, быть с ними (через хлеб и вино быть в них-М.Н.). Здесь, употребив хлеб и вино, Кочубей подкрепляет и подтверждает свою веру в Иисуса Христа еще раз. «… И жизни вечной приобщусь!». «Ибо так возлюбил Бог мир, что дал Сына Единородного, дабы всякий, верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» [5, С. 42].(Иоанн, 3,16). Каждый, поверивший в Сына Божьего, в последующем имеет вечную жизнь.

Ключевым фактом, который следует понять в отношении Христа, является то, что он умер за людей, за человечество. Да, безгрешный Иисус добровольно отдал себя в руки властей и умер на деревянном кресте.

Пушкин мастерски нарисовал думы невинного Кочубея о приобщении к вечной жизни. Очень ярко изображены его предсмертные воспоминания, любовь к жизни, к родимой стороне, где он родился. Человек переходит из существующего мира в вечный мир, умирает с гордостью, зная, что он честно прожил жизнь, не свернул с правильного пути. Это чувство гордости придает Кочубею особый дух и настроение. Есть выражение «Если умирать, так с песней». Романтические думы Кочубея это его предсмертная песня. В выразительности этой песни аллюзии играют особую роль.

Пегас и Парнас считаются любимыми аллюзиями А. С. Пушкина. Поэт в стихотворении «Дяде, назвавшему сочинителя братом», написанной в 1816 году, использовал эти аллюзии:

Я не совсем еще рассудок потерял

От рифм бахических, шатаясь на Пегасе,

Я не забыл себя, хоть рад, хотя не рад.

Нет, нет- вы мне совсем не брат;

Вы дядя мне и на Парнасе.

В своем творчестве поэт прыгая, перелетая с одной рифмы на другую, не потерял рассудка. Он пишет, что хоть и устал, шатается его конь Пегас, он все равно будет перепрыгивать, перелетать от одной рифмы к другой, но все равно найдет нужную рифму. «Хоть рад, хоть и не рад, я не забыл, не потерял себя. Вы мне совсем не брат. Если даже я вас встречу на Парнасе, вы мне дядя». Аллюзии «Парнас» и «Пегас» Пушкин использовал для игнорирования какой-то личности, которая хотела быть близка к поэту, чуть ли не требуя от него родства и даже претендующая на равенство с ним. Эти две аллюзии применены для того, чтобы обосновать и усилить отрицательное отношение поэта к «дяде». Пушкин своим сильным пафосом и поэтическим даром доказал, что лицо, пытающееся быть ему братом, таковыми не являются даже если он встретит его на Парнасе, где собираются боги искусства, поэзии, науки, музыки. Он останется для него незнакомым, далеким дядей.

Пегас — крылатый конь из греческой мифологии. Он возносится на Олимп и доставляет молнии и громы Зевсу [3, с.430]. Поэт говорит, что прыгая от одной рифмы к другой на крылатом коне Пегасе, не потерял еще рассудка. Парнас — по греческой мифологии — горный массив, место обитания Аполлона — бога солнца, света, искусства и муз — богинь поэзии, искусства и науки. Парнас является местом, где обитают люди искусства, литературы, науки, музыки и т.д [3, с.432].

Аллюзия, таким образом, предстает как заимствование некоего элемента из инородного текста, служащее отсылкой к тексту-источнику, являющееся знаком ситуации, функционирующее как средство для отождествления определенных фиксированных характеристик. Аллюзия также является интертекстом, элементом существующего текста, включаемым в создаваемый текст. В то же время интертекстуальность, в первую очередь, объясняет саму возможность взаимопроникновения текстов, факт существования их в объединенном пространстве в виде единого текста, который представляет собой вся человеческая культура.

Исходя из вышесказанного, можно прийти к выводу, что А. С. Пушкин, использовал свой великий талант и свое мастерство с целью выразить свои мысли и поэтические чувства в аллюзии, что привело к созданию неповторимых, изумительных по своей поэтической глубине и художественному совершенству образов.

Литература:

1.      Краткая литературная энциклопедия. –М.: т. 1. –С.161.

2.      Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. –М.: Наука, 1981. –С.110.

3.      Мифологический словарь. –М.:1991. –С.430–432.

4.      Пушкин А. С., Избранные сочинения в 2-х томах. –М.:,1978. Т. 1. –С.536; 116.

5.      Новый Завет. –Chicago, IL,1992. — 332 с.

6.      Христенко И. С. К истории термина “аллюзия” // Вестник МГУ. Серия 9. Филология. 1992. вып. 6. –С. 42.

АЛЛЮЗИЯ - это... Что такое АЛЛЮЗИЯ?

  • аллюзия — и ж. allusion f., лат. allusio. 1690. Лексис. лат. Риторическая фигура. Намекание, навод, наведение, назнаменование. Ян. 1803. лит. намек на какой л. известный факт как стилистический прием в литературе. Сл. 18. Докторы, когда к больному приходят …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • аллюзия — намек, околичности Словарь русских синонимов. аллюзия см. намёк Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 …   Словарь синонимов

  • Аллюзия — (намек) риторическая фигура, заключающаяся в ссылке на историческое событие или литературное произведение, к рые предполагаются общеизвестными. Таковы напр. выражения: Пиррова победа, Демьянова уха и т. п. Иногда А. представляет целую выдержку из …   Литературная энциклопедия

  • АЛЛЮЗИЯ — (от лат. allusio шутка намек), стилистическая фигура, намек посредством сходнозвучащего слова или упоминания общеизвестного реального факта, исторического события, литературного произведения ( слава Герострата ср. Герострат) …   Большой Энциклопедический словарь

  • Аллюзия — В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена. Вы можете …   Википедия

  • аллюзия — и; ж. [от франц. allusion намёк]. Стилистический приём, заключающийся в использовании намёка на реальные общеизвестные факты, события. Политические, литературные аллюзии. * * * аллюзия (от лат. allusio  шутка, намёк), стилистическая фигура, намёк …   Энциклопедический словарь

  • Аллюзия — (от лат. allusio намёк)    прием отсылки к какому либо художественному произведению, эстетическому факту, известному социальному событию, историческому обстоятельству или лицу. Аллюзии могут быть шутливыми, ироническими, сатирически… …   Эстетика. Энциклопедический словарь

  • Аллюзия — (от лат. allusio шутка, намёк)         в художественной литературе, ораторской и разговорной речи одна из стилистических фигур: намёк на реальный политический, исторический или литературный факт, который предполагается общеизвестным. В качестве… …   Большая советская энциклопедия

  • Аллюзия — ж. Стилистический приём, заключающийся в использовании намёка на реальный общеизвестный, политический, исторический или литературный факт. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • аллюзия — аллюзия, аллюзии, аллюзии, аллюзий, аллюзии, аллюзиям, аллюзию, аллюзии, аллюзией, аллюзиею, аллюзиями, аллюзии, аллюзиях (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») …   Формы слов

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *