Прагматичный человек это википедия: «Кто такой прагматичный человек?» – Яндекс.Кью

Прагматичный человек это википедия: «Кто такой прагматичный человек?» – Яндекс.Кью

Содержание

Гомеопатия: панацея или псевдонаука? — BBC News Русская служба

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Главный принцип гомеопатии — подобное надо лечить подобным: считается, что микроскопическая («гомеопатическая») доза вещества, вызывающего болезнь, её же и вылечивает.

В Арбитражном суде Москвы состоялось очередное слушание по иску «Национального совета по гомеопатии» к журналу «Вокруг света».

Истца возмутил опубликованный в журнале материал под названием «Растворенная магия», в котором приводятся доказательства в пользу того, что эффект от этого вида лечения мало чем отличается от эффекта плацебо, и что пациенты получают от гомеопатов таблетки, в которых не содержится никаких лекарственных средств.

Представитель совета заявил, что статья порочит гомеопатию.

Журнал защищает свою позицию, заявляя, что гомеопатия не вписывается в научную картину мира.

Что такое гомеопатия и почему у нее так много благодарных пациентов?

Ведущий программы «Пятый этаж» Александр Баранов беседует с британскими врачами Тамарой Ворониной и Мариной Диэл.

Александр Баранов: Здравствуйте, мы сегодня поговорим о том, что такое гомеопатия. Споры вокруг гомеопатии продолжаются с конца 19 века, когда это все началось. Но мы имеем массу благодарных пациентов, и этот фактор игнорировать нельзя.

Сегодня с нами два российских врача, которые практикуют здесь, в Британии: врач-эндокринолог Тамара Воронина и семейный врач-терапевт Марина Диэл. Тамара, вы занимаетесь альтернативной медициной, в том числе, гомеопатией тоже.

Англоязычная «Википедия« о гомеопатии пишет следующее: это псевдонаука, некая вера, которая некорректно представлена в виде научной. Гомеопатические препараты неэффективны при лечении любых заболеваний, и масштабные исследования свидетельствуют о том, что гомеопатия не более эффективна, чем плацебо, и все улучшения после такого лечения объясняются эффектом плацебо, или же тем, что болезнь проходит сама.

Тамара Воронина: Говорят, практика — это критерий знания. Когда моему ребенку было 4 года, я вылечила ее благодаря гомеопатии. До этого она месяц лежала в больнице с нарушением ритма сердца и тяжелым тонзиллитом. Врачи только предлагали большие дозы гормонов, кортикостероидов. После этого я начала изучать гомеопатию.

Я знаю несколько случаев, когда на моих глазах на приеме гомеопата, когда я училась, останавливали приступ бронхиальной астмы, я совершенно вылечиваю полипы только гомеопатией. Я пользуюсь широким спектром гомеопатии — Уна — итальянская гомеопатия, классическая гомеопатия, которую применяет королева, я в этом же магазине обычно покупаю, Айнсвортс в Лондоне.

Я убедилась в значительной ее эффективности. Мы живем еще в век развития науки, мы всего еще не знаем, поэтому взгляд на гомеопатию еще не сформировался, потому что люди некомпетентные иногда пользуются гомеопатией и не имеют хороших результатов. Наука должна изучать дальше.

А.Б.: Наука сурово критикует гомеопатию, считая ее лженаукой, но Тамара права, опыт — дело важное, и многие пациенты не хотят знать о научных объяснениях, если на их глазах происходит выздоровление, если на них действует этот препарат, это самое главное.

Как вы объясняете этот феномен, почему у гомеопатии так много благодарных пациентов, Марина?

Марина Диэл: Мне интересен подход Тамары и убеждение в том, что сейчас много доступно разных методов лечения, и я приветствую, когда пациенты исследуют разные варианты подхода к лечению своего заболевания.

Чем больше человек знает, тем лучше для него, но я в корне не соглашусь, что, как вы прочитали в «Википедии», у нее сегодня есть научное основание, называть ее научным подходом не является в настоящее время фактом. Я в целом отношусь очень спокойно к тому, что люди используют разные способы лечения.

Было несколько рандомизированных научных исследований, когда препарат назначается, пациент не только не знает, что он принимает, но, в том числе, и врач, дающий этому человеку эту пилюлю, не знает, есть ли там действующее вещество, или нет. Называется двойное плацебоконтролируемое исследование.

И, насколько мне известно, в отношении гомеопатии не было однозначно позитивных доказательств эффекта такого лечения. Основываясь на личном опыте, как очень популярно было всегда в России во время моего обучения в СССР, когда врач говорил: я это пробовал, и пяти человекам это помогло — это настолько нерепрезентативная выборка, что строить на этом далеко идущие выводы совершенно необоснованно.

В современной научной медицине, когда исследования любых лекарств проводится на тысячах пациентов со всего мира, разных категорий, разного возраста, учитываются разные факторы — это может служить хорошей научной базой обоснованности данного лечения, его эффективности, или, как показано с некоторыми традиционными лекарствами, после того, как они использовались уже несколько лет, обнаруживались новые, неизвестные побочные явления, после чего препараты ушли с рынка.

А.Б.: Что касается нерепрезентативной выборки, то началось все тоже с нерепрезентативной выборки. Самюэль Ганеман, немецкий врач, который основал гомеопатию как метод лечения, все пробовал на самом себе.

Поскольку у него что-то получалось, из этого возникла целая наука. Его критики говорят, что это в высшей мере нерепрезентативная выборка, когда врач пробует лекарства исключительно на себе. Дело даже не в истории.

Тамара, вы как врач, как относитесь к тому, что аргумент «мне это помогло« или «я знаю человека, которому помогло«, некорректен для специалиста, для врача. Если это помогло вашей дочери, насколько вы уверены, что помогло именно гомеопатия, а не какие-то другие вещи?

Т.В.: Других вещей тогда не было, но в отношении того, что человек очень индивидуален, и к нему должен быть настолько индивидуальный подход, и для этого необходимы очень хорошие знания врача, понимание биоритма многих вещей этого пациента, чтобы назначить это лечение.

Монтенье, французский ученый, Нобелевский лауреат, я его встречала два года назад на конференции физиков, и он говорил о гомеопатии тоже. Он сделал опыты, когда фильтруется полностью вода, и там не остается никакого вещества, а потом эта вода, если ее взбалтывают, то кластеры воды снова образуют активное вещество, которое может работать как гомеопатия.

Есть ученый Слесарев в Петербурге, есть теория и практика, что он доказывает, что, в принципе, вода и все живое является уникальной радиосистемой. Поэтому любая гомеопатическая медицина, которая уже не содержит вещества, содержит воду, которая несет эту информацию как радиосистема.

Есть даже теория, что раковые метастазы распространяются не с помощью кровотока, а это тоже как радиосистема может воздействовать на другие ткани и возникать метастазы в других тканях.

А.Б.: Возникает тут же вопрос. Когда приводится такой аргумент про какую-то память воды или информацию воды, ведь в воде содержится огромное количество различных примесей, что абсолютно чистой воды нет.

Гомеопаты растворяют вещество, которое, как они считают, лечит, в пропорции 1 к 10030, это очень распространенная система. Ученые подсчитали, что, даже если каплю воды растворить в океане, концентрация будет намного больше, чем здесь. Нужны все элементы Солнечной системы, чтобы получить такую же концентрацию такой капли в Солнечной системе.

То есть, практически этого вещества нет в пробирке, сами гомеопаты это признают, но там же есть и другие вещества, масса, огромное количество различных молекул, которые, по этой теории, должны оказывать влияние на память воды.

Математики подсчитали, что, если учесть круговорот воды в природе, то в каждом стакане воды, которую мы наливаем сегодня, есть, по крайней мере, одна молекула воды, которая побывала в мочевом пузыре Оливера Кромвеля, по теории вероятности. И почему память этой волшебной субстанции, которая должна лечить, почему она не теряется в мириаде различных информационных полей, которые должны быть в этой воде?

Т.В.: Ответить сразу очень сложно, но вернемся к тому, что квантовая физика говорит: если есть наблюдатель, и если есть направление, в котором он думает, то будет система работать в том направлении, в котором он думает.

Почему лечение руками или ощущение добра в местах, где происходит медитация, тоже оказывает действие? Может быть, это все происходит через водную аквасистему, радиосистему, которой является вода. Потому что вода есть даже в космосе, где чуть ли не вакуум.

Эта информация может передаваться через водородные связи, которые называются нэт-аш-уорк. Это то, что утверждает химик, физик Слесарев из Петербурга. Он лауреат многих премий.

Понятно, что есть что-то такое, что мы не знаем. Сейчас я была на недельных курсах акупунктуры у одного потрясающего акупунктуриста, который вылечивает псориаз. К нему приезжают со всего мира.

Он вылечивает аутоиммунные заболевания, потому что его подход настолько индивидуален. Где вы можете найти такую статистику? Он пользуется пульсовой диагностикой. В этот момент, в это время, в два часа, это осень. И в это время он пользуется этой индивидуальной пульсовой диагностикой и ставит только эти иглы только этому пациенту. Не может быть статистики в гомеопатии.

А.Б.: Тамара говорит о некоей информации, которая поступает пациенту из воды. Может быть, все проще?

Может быть, мы имеем дело не с информацией, поступающей из воды путем квантовых волн, может быть, мы имеем дело с внушением? Может быть, эта информация поступает непосредственно от лечащего врача пациенту?

М.Д.: Это довлеющее мнение среди научных обоснователей разных теорий сейчас. Мы знаем, что, когда мы даем какую-нибудь пустышку людям, и говорим, что там есть действующее вещество, то эффект от нее может достигать 20-30%, в зависимости от ситуации.

Проводились специальные эксперименты, когда давали пустышку или делали акупунктуру — шрам. То есть ставили не иголки, а просто наклейки на место. И делали исследования, когда просто ставили иголки, но человек еще общался, разговаривал. И тоже ставил пустышки.

Когда с человеком общались, разговаривали, и когда просто ученый приходил и ставил пустышки, результат был, что, когда с пациентом разговаривали, входили в его ситуацию — то, что Тамара говорит, индивидуальный подход, в этом и заключается суть индивидуального подхода.

Я человек прагматичный, я верю в это. Я не верю в разные биологические токи, которые может быть, специалисты определят. Но, кто знает, может быть, в будущем квантовая физика сможет объяснить больше. На сегодня мы там, где мы есть.

А.Б.: Но даже как сугубо прагматичный человек, вы признаете, что включаются внутренние резервы организма?

М.Д.: Абсолютно. Даже когда врач придет и скажет человеку уверенным тоном: знаете, у вас такая проблема, и это лечение вам обязательно поможет, будет намного больший эффект, чем если ты просто дашь таблетку и скажешь: пейте, это наверное вам поможет. Очень многое зависит от психовнушения.

А.Б.: Зная систему NHS, государственного здравоохранения, я, без обид, скажу вам, что ваши коллеги, «участковые врачи«, очень часто занимаются своеобразной гомеопатией. К ним приходишь, и, если нет ничего серьезного, они говорят: пройдет само, в отличие от российского врача.

М.Д.: Абсолютно верно. Я сталкиваюсь, у меня есть пациенты и частные, и по NHS. У меня не так давно была молодая женщина, которая приехала из России, там у нее заболело горло.

Она вернулась оттуда, принеся мешочек, который ей там выписали, от одного посещения семейного врача — пять препаратов для простуды — пять! К сожалению, в России большинство этих препаратов доморощенного происхождения, и отсутствуют какие-либо доказательства их эффективности.

Это одно, а второе, что они потенциально могут быть вредными. По крайней мере, с гомеопатией очень хорошо установлено, что, несколько лет назад был эксперимент, когда люди протестовали около вузов против гомеопатии, и несколько сотен человек приняли тысячную передозировку гомеопатии, и, в результате, никто не заболел, ни с кем не стало плохо, никого не госпитализировали, насколько мне известно.

А.Б.: Я тоже знаком с этим случаем, это было после того, как одна девушка, дочь американского музыканта Билли Джоэла, расставшись с молодым человеком, решила покончить с собой, и выпила огромное количество обезболивающих таблеток, тут же почувствовала, что руки-ноги немеют, она умирает, и в ужасе позвонила в скорую помощь.

Когда скорая помощь приехала, она обнаружила, что девушка выпила гомеопатические таблетки, в которых ничего нет, поэтому умереть она не могла, ни теоретически, никак. И тут же все симптомы прекратились, и все закончилось благополучно. Но это вызвало вот такую потом демонстрацию.

Тамара, если принять эту теорию, что на самом деле гомеопатия — это эффективный метод внушения, который лучше, чем плацебо, потому что прописываются гомеопатические таблетки, их достаточно много, их надо принимать в определенное время, в течение месяца, по строгому расписанию.

То есть человеческое сознание постоянно занято этим процессом лечения, настроено на процесс лечения, сконцентрировано на нем. Таким образом, в течение долгого времени мобилизуются резервы организма. Чисто психологически если подойти к этому. И человек вылечивается за счет этого? Более усовершенствованный эффект плацебо.

Т.В.: Я согласна, что всегда плацебо работает. И понятно, что 30% плацебо работает, про это сделано уже много научных исследований, но мой конкретный опыт существует.

Я не применяю гомеопатические препараты, мне нужен всегда быстрый эффект. Мое кредо — чтобы больной в течение двух недель максимум стал значительно лучше себя чувствовать, при самых сложных иногда ситуациях.

Поэтому я применяю массу различных методов: кишечный лаваж, чтобы улучшилась работа гастроэнтерологических органов, а потом уже на этом фоне можно применять гомеопатию, потому что надо создать условия в организме, чтобы была реакция, чтобы был ответ.

Потому что ответа может не быть. Почему многие гомеопаты применяют это, а нет ответа, потому что организм забит, все рецепторы клеток настолько загрязнены, что они не могут ответить на самые элементарные влияния, стимулы окружающей среды.

А.Б.: Но можно к этому подойти чисто практически. Врач дает гомеопатические таблетки пациенту и при этом советует ему вести здоровый образ жизни, правильно питаться, дает ему массу ценных советов, которые сами по себе оздоровляют.

Т.В.: Конечно, это должно сопровождать любое посещение врача. К сожалению, в Англии, если посещаешь врача, тебе вообще не говорят ни слова ни о диете, ни слова о том, что витаминов может недостаточно.

Все пьют очень крепкий чай, потом у них нарушается всасывание всех микроэлементов, витаминов в желудке. Или чай с молоком, который вызывает слизь в организме. И 45% женщин имеет снижение функции щитовидной железы.

Это на приемах у врача я никогда не слышала здесь за 25 лет. Нужно сказать много больному, как себя вести и что делать, естественно. Но сама гомеопатия работает, и это подтверждено на животных, например, применяют гомеопатию — заживление ран, успокоение животного. Все зависит от квалификации врача.

А.Б.: Справедливо сказать, что успех гомеопатии во многом объясняется недоработками классической медицины, в том числе и в NHS?

М.Д.: Я думаю, каждая область медицины найдет своих клиентов, людей, которые найдут пользу от нее, и для них это будет верное решение их проблем.

Соглашусь, что совет по поводу здорового образа жизни абсолютно необходим, и мой опыт отличается от Тамары. Я работала не в одной, а в нескольких семейных практиках, у меня очень широкий опыт, что в большинстве мест есть консультант практики, который занимается диетой.

Если нет, всегда можно направить к диетологу. Сейчас ожирение — массовая эпидемия, и большинство хронических проблем связано с этим напрямую — давление, диабет, другие эндокринологические проблемы, суставы, артрозы, артриты. Эта служба доступна, я ее постоянно рекламирую для всех своих пациентов, потому что на 90% мы в ответе за наше здоровье, и это связано с нашим стилем жизни, с нашим выбором.

А.Б.: Гомеопатия совместима с классической врачебной практикой? Или это две вещи несовместимые?

М.Д.: В 2010 году постановлением комитета по науки и технологии при парламенте было принято утверждение, что не имеет смысла, нет достаточных доказательств для финансирования системы здравоохранения гомеопатического лечения.

Потому что, если вы слышали, есть институт гомеопатии, который находится в центре Лондона, и в который в прошлом человек мог быть направлен и исследован по государственной системе здравоохранения. Насколько я знаю, сейчас этот курс недоступен, надо финансировать самому.

Как любой другой способ лечения, почему бы и не попробовать, если человек чувствует склонность к этому?

А.Б.: Тамара, вот приходит к вам человек, и он хочет попробовать гомеопатию, потому что что-то не работает, классическая медицина ему не помогает. Вы любого будете лечить гомеопатическими средствами?

Как вы отбираете тех пациентов, которых стоит лечить этим способом от тех, кого надо отправлять к хирургу?

Т.В.: Конечно, нет. У меня комплексный подход. Я пользуюсь как альтернативной медициной, так и классической. Потому что, если больной приходит, и я вижу, что у него «завален» кишечник, мы начинаем с чистки кишечника и нормализации желудочно-кишечного тракта. Или у него воспаление, значит, мы применяем препараты, которые снизят воспаление.

Могут быть параллельно и гомеопатические препараты, но я всегда предпочитаю назначать гомеопатические препараты на определенном фоне, когда больной может на них отреагировать, это как стимул, как сигнал, как информация в организме, на которую организм не всегда может ответить, поэтому это определенный этап в лечении.

А.Б.: Я недавно видел интервью с одним врачом-гомеопатом английским, которому задавали вопросы о научном фундаменте гомеопатического лечения. Он честно признавался, что он не понимает тоже, не может себе объяснить с точки зрения здравой логики.

Он говорил, что это совершенно непонятно, но я занимаюсь этим, потому что не могу прекратить это, просто потому, что мне не позволят мои пациенты. Они требуют от меня гомеопатических лекарств, потому что на них это действует. Он сам находится в странной, даже с моральной точки зрения, ситуации.

Как вы относитесь к тому, что вы лечите людей, не понимая самого процесса лечения, основ, как происходит вылечивание организма?

Т.В.: Для этого я езжу на международные конференции по физике. Там я общаюсь с Монтенье и Джеральдом Поллаком, ведущими физиками Франции и Америки, которые тоже рассуждают о гомеопатии, о радиосвойствах воды, о квантовой физике и так далее.

Для того, чтобы понять, как это все работает. Потому что нет ничего сложнее, чем человеческий организм, его взаимоотношения с внешней средой.

Для этого я сейчас занимаюсь научной работой в Стамбуле, изучение болезни Альцгеймера и старческой деменции, которая тоже связана со многими вещами, которые мы не понимаем, но мы видим результат.

Как в кибернетике есть «черный ящик». Мы знаем, что мы туда положили, и что оттуда выходит, но что там происходит внутри, мы не знаем, как говорит Норберт Винер.

___________________________________________________________

Загрузить подкаст передачи «Пятый этаж» можно здесь.

лечебные и магические свойства камня и кому подходит, как образуется природный, формула минерала, чей по гороскопу и по знаку Зодиака

Выбирая браслет или ожерелье из круглых перламутровых бусин, нужно предварительно поинтересоваться, подойдет ли вам жемчуг. Минерал органического происхождения может украсить каждую женщину и гармонирует практически с любыми нарядами, но не всегда соответствует по гороскопу своей владелице. Этим объясняется противоречивость свойств, приписываемых одному из самых ценных даров моря.

Серебряные украшения с жемчугом (перейти в каталог SUNLIGHT)

Почему же для некоторых людей жемчуг — оберег и талисман, привлекающий удачу, а другим он приносит только разочарование и вгоняет в депрессию? Ответ на этот вопрос можно найти, разобравшись в магических свойствах драгоценного камня, к которому неравнодушны все женщины.

Как появился жемчуг?

Легенд о происхождении перламутровых камней столько же, сколько народов, ценивших блестящие шарики с незапамятных времен. Самая красивая из них родилась в Древней Греции. Она повествует о том, что в жемчужины превратились капли воды с волос Афродиты, когда пенорожденная богиня выходила на берег.

На древнем Востоке, в Аравии и Персии принято было считать, что жемчужное сокровище рождается там, где концы радуги касаются морских волн. Единственными людьми, которые наверняка знали, откуда и как достают драгоценность, были ловцы жемчуга. В древней Японии существовала даже обособленная группа жителей побережья, в которой секреты профессии передавались по наследству — от матери к дочери. Жемчужины могли добывать только женщины.

В других странах тяжелым и опасным промыслом занимались мужчины. Погружаясь на значительную глубину, они рисковали собственной жизнью, поднимая на поверхность раковины моллюсков, в которых и рождаются прекрасные сокровища со дна теплых морей. Большая часть раковин оказывалась пустой, и только в некоторых случаях отважным труженикам моря удавалось достать из них сияющий шарик.

Предприимчивые китайцы решили проблему просто: они стали искусственно выращивать драгоценные шарики. Разобравшись в том, как образуется жемчуг, люди стали подкладывать в ракушку небольшой камешек или бусинку. За несколько лет моллюск обволакивал инородный предмет блестящим перламутром, превращая его в самую настоящую жемчужину. Оставалось только собрать готовую «продукцию».

До настоящего времени культивированный материал получают по древней технологии. Несмотря на то, что отпала необходимость нырять за драгоценными камнями в кишащие акулами воды теплых морей, жемчуг не стал дешевле. Высокая цена его объясняется большим количеством труда, который требуется для выращивания: ювелирным качеством обладает далеко не каждая жемчужина. Даже при внесении затравки, на которой должен нарасти слой перламутра, драгоценный круглый камешек образуется только у одного из 4-5 моллюсков. Чтобы вырастить блестящий шарик величиной около 7-8 мм, требуется несколько лет. Сами жемчужницы выводятся из икринок и подрастают в течение 5 лет до достижения возраста, когда их можно будет использовать для получения ценной продукции.

Зная, как образуются самоцветы, сколько времени и труда затрачивается на их производство, можно удивиться обилию украшений с этими камнями. Но это объясняется достаточно просто: кроме настоящего, природного или культивированного, существует и искусственный жемчуг.

Что за камень — майорка?

Испанская ювелирная компания Majorica открыла и запатентовала эксклюзивный способ производства имитации настоящих жемчужин. Состав и формула материала, производимого на промышленном предприятии без участия морских обитателей, держится в секрете. Компания только демонстрирует всем желающим, что такое жемчуг майорка и как его делают. За процессом изготовления основы можно наблюдать в фирменном магазине на острове Майорка, где находятся ювелирное производство и главный офис компании.

Искусственный материал представляет собой шарики из стекловидной массы. Каждую жемчужину мастер делает вручную, нагревая палочку из полупрозрачного вещества. Расплавленная мягкая масса наматывается на металлический стержень.

Остывшие шарики укрепляют на обойму из дерева и отправляют в цеха для отделки. Там на них наносят пасту, включающую в себя порошок из настоящих жемчужин и перламутра. Полный состав этой пасты компания тоже держит в секрете. Высушенные жемчужины, уже похожие на настоящие, полируют специальными мягкими щетками. При этом имитированный майорский жемчуг приобретает блеск, характерный для натурального камня самого высокого качества.

Благодаря современным технологиям майорку окрашивают в самые разные цвета: желтый, черный, розовый. Имитируют дорогие и редкие сорта натурального культивированного камня (синий, например), окрашивают шарики и в несвойственные минералу цвета, нанося позолоту или серебро.

Серебряное кольцо SL с фианитами и жемчугом (перейти в каталог SUNLIGHT)

Готовые жемчужные бусины нанизывают на прочные нити. Ювелирное изделие, включающее камень майорка, может быть дополнено кристаллами Сваровски, металлическими элементами. Готовые ожерелья и браслеты поступают в продажу по всему миру и ценятся очень высоко.

Другие способы имитации жемчужин

Подделывать настоящие камни люди научились очень давно. Уже в XV веке были известны «римские жемчужины», которые делали из стеклянных шаров, наполненных парафином. В Китае до сих пор применяют и «жемчужную эссенцию» — вытяжку рыбьей чешуи, обладающую перламутровым блеском. Для закрепления ее на поверхности стекла окрашенные шарики запекали в муфельных печах. После нанесения нескольких слоев поддельные жемчужинки были готовы.

В XX веке появилась технология «шелл перл» (shell pearl): вытачивая из толстого перламутрового слоя раковин бусины, их покрывали лаком для придания блеска. Изготовленная из природного материала имитация была относительно дешевой, и бусы из искусственного жемчуга вошли в моду на американском континенте.

В настоящее время кроме имитирования применяют и улучшение натурального жемчуга низкого качества. Для этого применяют подкрашивание и облучение. Дешевые желтые жемчужины можно превратить в более ценные коричневые и темные (бензиновые, баклажановые и разных оттенков синего). Очень ценный и редкий черный жемчуг можно получить, облучая обычные низкокачественные камни рентгеном или нейтронами. Спрос на такие сорта гораздо выше, и производителям ювелирной продукции выгоднее продавать товар по более высокой цене.

Бывает ли пресноводный жемчуг?

Моллюски, производящие драгоценный камень, живут не только в соленой морской воде. Существует много видов двустворчатых, обитающих в реках Европы, России и других стран. Но цена на речной жемчуг гораздо ниже, чем на морские сокровища. Даже культивированные сорта пресноводного и морского жемчуга сильно отличаются по стоимости. Это дает повод усомниться в натуральности пресноводных драгоценностей.

На самом деле пресноводные жемчужины — не подделка под настоящие. Разница в цене объясняется затратами на содержание жемчужной фермы на море и на реке. В остальном культивирование камней похоже.

Скорость роста речных драгоценностей выше, чем у морских моллюсков. Кроме этого, в раковине пресноводных обитателей могут сформироваться сразу несколько блестящих шариков. Это естественным образом влияет на конечную стоимость товара.

Отличить речные жемчужины можно по нескольким признакам:

  • пресноводные сорта часто имеют неправильную форму и образуют сростки;
  • блеск речной жемчужины более тусклый, матовый по сравнению с морским камнем;
  • в зависимости от места добычи или культивирования морской жемчуг бывает разных оттенков, а речной — всегда белый.

Не следует бояться приобретать жемчужины пресноводного происхождения. Несмотря на относительно низкую цену, они являются таким же настоящим минералом, как и морские сорта. Магические свойства речного жемчуга и значение камня не отличаются от способностей самоцвета, полученного на морской ферме. Причудливость форм пресноводных жемчужин очень удачно обыгрывается в ювелирных изделиях.

Необычные свойства жемчуга

Природный жемчуг обладает лечебными и магическими свойствами, известными с самых древних времен. Согласно легендам, царица Клеопатра сохраняла свою молодость и красоту, употребляя напиток из жемчужинок, растворенных в уксусе и смешанных с молоком. А красавицы Средневековья использовали порошок из растертых перламутровых шариков для косметических целей.

Золотое шейное украшение ПРИМАЭКСКЛЮЗИВ с жемчугом (перейти в каталог SUNLIGHT)

Древнерусский трактат «Изборник Святослава» утверждает, что перлы обеспечивают благоденствие и долголетие. Для этого их рекомендовалось растолочь и употреблять с молоком. Общеукрепляющие и лечебные свойства жемчуга отмечали и индийские лекари, и древнекитайские врачи.

Благодаря минералу можно было даже установить, болен ли человек. Если украшение из жемчуга вдруг теряло блеск, меняло цвет или разрушалось, опытный целитель мог предположить какое-либо заболевание. Современная наука связала бы это с изменением химического состава пота и кожных выделений у больного. Вещество, из которого состоит любая жемчужина, — карбонат кальция — легко взаимодействует с кислотами и жирами, утрачивая прочность или изменяя цвет и структуру.

Тибетский трактат о здоровье «Чжуд-ши» рекомендует использовать жемчужную пудру как кровоостанавливающее средство. Применяют порошок и для лечения плохо заживающих ран, ожогов и кожных заболеваний. Употребление молока с добавлением этой пудры помогает бороться с малокровием.

Современные литотерапевты применяют жемчужную воду, приготовленную по рецептам Аюрведы. Ей приписывают противовоспалительные и антисептические свойства. Рекомендуется принимать такой настой при лихорадке, воспалениях разного происхождения, заболеваниях печени и желчного пузыря. Не следует полностью заменять этим средством назначенные врачами препараты и процедуры. Все средства народных целителей призваны только помогать в лечении.

Полезна ли человеку магия жемчуга?

Многие считают, что жемчуг — символ процветания, богатства и долголетия. Но не меньше найдется и тех, кто назовет его камнем, привлекающим несчастье и обрекающем девушку на одиночество. Почему же не каждому подходит магия жемчужных бусинок?

Золотые серьги SL с жемчугом и бриллиантами (перейти в каталог SUNLIGHT)

Чтобы самоцветное украшение дарило радость своей хозяйке, нужно знать, подходит ли ей камень по знаку Зодиака. Минерал олицетворяет саму стихию Воды, поэтому и удачно сочетаться может только с характером тех, кто по гороскопу относится к водным знакам: Скорпиону, Раку или Рыбам.

Самый сильный знак Зодиака в тригоне Воды — Скорпион. Сильная энергетика хозяина может подавить энергию самоцвета и привести к разрушению жемчужины. Для рожденных под этим знаком лучше всего подходят камни темных тонов: красно-коричневые и черные.

Ракам лучше всего носить светлые сорта: кремовый и розовый индийский, свойства которого заключаются в способности дарить спокойствие. Подойдут Ракам и любые виды пресноводных камней. Для подверженных частым депрессиям представительниц этого знака нежелательно носить слишком темные разновидности. Совершенная форма и сияние перламутровой поверхности сможет утешить и придать уверенность, если человек встревожен.

Голубой жемчуг, магические свойства которого основаны на покровительствующей ему стихии Воды, удачнее всего будет сочетаться с характером Рыб. Пассивная и спокойная энергетика не позволит им совершить неправильных поступков, поможет избежать конфликтных ситуаций. Представители этого знака могут постоянно носить жемчужные изделия в качестве оберега.

Золотое кольцо SL с топазами, жемчугом и бриллиантами (перейти в каталог SUNLIGHT)

Практичным людям, рожденным под знаками тригона Земли (Телец, Козерог или Дева), жемчуг может и помешать, отвлекая от дел. Людям с предпринимательской жилкой общение с самоцветом желательно ограничить такими моментами, когда от них требуются восприимчивость и чувствительность, свойственные женской энергии камня. Это могут быть периоды влюбленности, создания семьи и воспитания детей. В моменты, когда от прагматичного земного знака требуется вся его предприимчивость, жемчуг лучше не использовать в качестве талисмана: погружая хозяина в мечтательное настроение, камень способен навредить ему в делах.

Знаки Воздуха (Близнецы, Водолей, Весы) смогут получить пользу от чистой и светлой энергии только тогда, когда сами будут чисты в своих мыслях. Неуверенность в себе может привести к конфликту с минералом и откликнется негативом в общении и личной жизни. Слишком долгое общение подвижных и легкомысленных воздушных знаков Зодиака с самоцветом способно заставить их витать в облаках своих фантазий.

Магические свойства жемчуга находятся в антагонизме с характером представителей стихии Огня (Стрелец, Лев, Овен). Этим знакам лучше всего носить украшения из золота с немногочисленными вставками редких и ценных жемчужин. Нежелательно долго контактировать с камнем руководителям и властным особам. Чаще всего такие люди сами ощущают силу своей энергетики, и драгоценный камень кажется им малопривлекательным.

Значение жемчуга для незамужних девушек — это всегда одиночество. Делая обладательницу пассивной, камень не позволяет ей самой искать встречи с вероятными партнерами. Но для состоящих в браке самоцвет окажется желанным талисманом, устраняющим все постороннее из жизни семьи. Гармонизируя энергетику владелицы, жемчужинка может подарить и вернуть семейное счастье. Интересно, что приснившийся жемчуг означает, что женщине предстоит вскоре лить слезы.

Серебряные украшения SL с фианитами и жемчугом (перейти в каталог SUNLIGHT)

Загадочный и такой разнообразный по форме и окраске минерал является единственным камнем, который не подвергается обработке перед применением в ювелирном деле. Форму жемчужинам придает сама водная стихия. Каждая из них уникальна и неповторима, по-своему очаровательна и совершенна.

Глобальное контрибуционное движение #WIKI4WOMEN | ЮНЕСКО

 8 марта 2019 г.

Празднование Международного женского дня 2019 г.

 

Невидимых больше нет!

8 марта

Давайте напишем историю забытых женщин для большего гендерного равенства в цифровом пространстве

 

Инициатива #WIKI4WOMEN призывает каждого уделить несколько минут своего времени (10 минут и более) созданию, дополнению или переводу на как можно большее количество языков биографических справок в Википедии о женщинах, работающих в области образования, науки, культуры, социальных и гуманитарных наук или коммуникаций и информации.

Независимо от того, в какой точке мира вы находитесь, все, что вам нужно, чтобы присоединиться к движению #WIKI4WOMEN, это:

  • создать аккаунт в Википедии;
  • начать работать над биографиями женщин:
Выберите язык страницы в Википедии:

English | Français | Español | Русский | العربية | 中文 | Другие языки

  • Прагматичный, всегда в спешке — я дописываю статью (30 минут)
  • Дотошный полиглот — я перевожу статью (от 30 до 60 минут)
  • Требовательный перфекционист — я дополняю статью (от 1 до 2 часов)
  • Настойчивый трудоголик — я создаю новую страницу (от 2 до 4 часов)

Также не забудьте зарегистрироваться ниже, чтобы получить сертификат участия #WIKIWOMEN и соответствующую обновлённую информацию о кампании.

Глобальный вклад

8 марта, в день празднования Международного женского дня 2019 года, в региональных бюро ЮНЕСКО и в штаб-квартире в Париже, среди прочих мероприятий, свой вклад смогут внести участники, в том числе сотрудники ЮНЕСКО, члены постоянных представительств, партнеры, представители гражданского общества, студенты и широкая публика.

 

Присоединяйтесь к нам в Париже, Бангкоке, Нью-Дели, Алматы, Каире, Лиме, Буэнос-Айресе, Рейкьявике, Акюрейри и удаленно в Интернете, чтобы увеличить количество профилей женщин в Википедии.

Движение #WIKI4WOMEN организовано ЮНЕСКО и Фондом Викимедиа при поддержке Канады, Исландии, Южной Кореи, Фонда Коко Шанель, ENGIE, The New York Times, France Médias Monde и La Journée de la Femme Digitale.

 

ЮНЕСКО признает гендерное равенство одним из фундаментальных прав человека, основного элемента социальной справедливости и экономического императива. Гендерное равенство является не только ключевым фактором достижения всех согласованных на международном уровне целей устойчивого развития, но и самоцелью.

 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить Ваш сертификат участия

«Где мы, а где «Россия-24»: создатели альманаха «moloko plus» о будущем маленьких медиа

Юлиана Лизер и Павел Никулин. Фото: Артур Давлетшин.Альманах «moloko plus» появился в 2016 году — и сразу привлек внимание не только форматом (бумага!), но и контентом (лонгриды о наркотиках и терроризме) и миссией. Как говорится в манифесте, опубликованном на сайте журнала: «В современной России, а может и в мире, сочетание опыта журналистской работы, элементарных этических и политических принципов и, в общем-то, логичного чувства собственного достоинства превращается для человека в проклятье. Мы не выбирали эту ловушку».

В апреле 2018 редактор openDemocracy Том Роули взял интервью у создателей альманаха Павла Никулина и Юлианы Лизер в рамках нашей рубрики «unlikely media» о необычных медиа — и, как это нередко бывает с журналистами, отложил его по недосмотру в долгий ящик.

С тех пор вышел третий номер альманаха («Революция»), а Павел Никулин и координатор и автор «moloko plus» Софико Арифджанова съездили на презентацию альманаха в Краснодар, где подверглись анонимному жесткому нападению с химической жидкостью. Накануне этого нападения неизвестные люди в штатском, которые представились сотрудниками уголовного розыска, задерживали Арифджанову для проверки неких материалов уголовного дела. Тираж альманахов был при этом изъят региональным МВД – «в целях борьбы с экстремизмом». 12 августа семеро журналистов «moloko plus» сообщили о попытках взлома электронной почты и аккаунтов в фейсбуке.

Том: В «moloko plus» отличные материалы, с таким редко встречаешься – тут и необычная тематика, и сильные эссе. Можно начать с простого вопроса: как мне кажется, ваш альманах заполняет некую нишу в российских СМИ. Почему вы создали альманах и какова его миссия?

Павел: Я вижу три вопроса. Вопрос «почему» – это ко мне, потому что изначально затеял все это я. Если говорить о «как» – то есть, о качестве альманаха и его миссии – то это к Юлианне. Я быстро скажу, зачем это сделано. Я не знал, зачем это делать, но я понимал, что если я не сделаю хоть что-то и продолжу заниматься скучной работой, городскими новостями и прочим рутинным потоком, я либо просто сойду с ума, либо покончу с собой. И совершенно не было понятно, к чему мы придем. Было непонятно, кто будет поддерживать, когда я начинал. И когда я рассылал первый пост о том, что я собираю деньги, я не ожидал, что мои друзья из книжных магазинов откликнутся так: «мы будем продавать, мы дадим площадку для презентации» и так далее. Какого-то изначального «зачем» не было. Это была вещь в себе, для себя, такой панк-рок – каждый журналист может сделать журнал.

Юлиана: Второй вопрос был про миссию. Изначально миссия была направлена на себя, хотелось самореализации, хотелось делать вещи, которые больше не получалось делать, делать было негде: писать тексты, освещать темы, которые меня, например, интересовали много лет. Это еще стал и обучающий опыт, многие вещи, которые пришлось делать, я знала только в теории из курса на журфаке, где я училась. В альманахе я смогла применить на практике очень многие знания.

Например, управление редакцией. Одно дело, когда ты просто корреспондент, все устроено за тебя. А тут нужно делать так, чтобы все работало и ты несешь за все ответственность – и за альманах, и за паблик в Вконтакте. Миссия этого всего, в первую очередь – информационная и просветительская. Ну и развлекательная в некотором смысле, потому что, конечно, мы пишем про музыку и про кино.

Изначально миссия была направлена на себя, хотелось самореализации, хотелось делать вещи, которые больше не получалось делать, делать было негде: писать тексты, освещать темы, которые меня, например, интересовали много лет

У альманаха есть еще одна миссия – это попытка собрать в одно целое все, что мы можем о какой-то одной проблеме, показать ее с разных сторон и сделать нечто целостное. Чтобы человек, который хочет об этой проблеме узнать, имел бы, как минимум что-то, с чего начать. Вот вам такая маленькая энциклопедия на такую-то тему. И хорошо, что это все не потеряется – напечатанная вещь она материальна, и что бы ни произошло с интернетом, что бы ни произошло с электричеством – мы знаем, как закрываются сайты, как оттуда удаляются все тексты – все, что сделано в печатном виде уже уничтожить невозможно. Это тоже такая миссия.

Я – человек, сформировавшийся во многом на культуре стыка 1990-х-2000-х годов, когда создавались книги еще были материальными предметами. Запрещены книги Александра Шульгина, а они у меня есть. И у кого-то тоже есть. Знание не пропадет. И знания нужно сохранять и преумножать всеми возможными способами.

От редакции, выпуск «Наркотики». Источник: молоко плюс.

Том: Тема огромная, и в наши времена мы ее недооцениваем: онлайн СМИ. Каждый день я много работаю, но что выйдет потом из этого не знаю – может, вообще ничего. В этом ключе мне ваша миссия очень нравится.

В номерах Альманаха речь часто заходит о насилии, терроризме, наркотиках. Почему для вас важно писать об этом? Вы говорили, что нужно писать и публиковать на эти темы, иначе это может потеряться.

Павел: В России эта маргинальность этой повестки и есть сформированный медиа-консенсус. При этом наша аудитория достаточно молодая, и у нее есть четкое понимание, что медиа врет. Мы скорее идеалисты, чем циники, поэтому мы решили не приводить людей к какому-то конкретному ответу о том, как им правильно жить, а возвращать их к вопросу.

«Когда мы говорим «терроризм», мне важно, кто говорит и про кого. И иногда этот термин лучше характеризуют говорящего, чем то явление, которое он описывает»

Если говорить о первых двух темах – что терроризм, что наркотики это с точки зрения любой пропаганды – самые удобные враги, проиграть им нельзя, победить невозможно и общество можно держать в постоянном состоянии мобилизации, пугая, что либо дети сколются, либо что завтра в метро взорвут. При этом за этим постоянным стрессом теряются и причины, и многогранность явления. Когда мы говорим «терроризм», мне важно, кто говорит и про кого. И иногда этот термин лучше характеризуют говорящего, чем то явление, которое он описывает. Если человек скажет, что «рабочая партия Курдистана это террористы», мне будет больше понятно про этого человека, чем про рабочую партию Курдистана. Если человек скажет, что «трава это наркотик», мне будет больше понятно про этого человека, чем про марихуану.

Есть вопросы, есть интересы. Мы решили, что не будем писать, как правильно, а напишем, в той или иной степени, что знаем, и со стороны и изнутри.

Юлиана: Если резюмировать, это делается для того, чтобы подтолкнуть человека думать самому. Сейчас на слово лучше не стоит верить никому, потому что люди и медиа очень любят навешивать такие ярлыки как «террорист» и «наркоман», кто-нибудь еще. Они уже заведомо негативно окрашены, при том, что эти явления всегда были в человеческом обществе и они всегда были очень сложными. За счет демонстрации сложности явления мы как бы говорим людям: «остановитесь и подумайте, пожалуйста, что это не может быть просто ярлыком, это сложнее».

Том:

У меня было такое впечатление, когда я читал вашу статью про леворадикалов в Греции. И действительно задумывался об этом. Как у человека стороннего у меня есть вопрос именно про маргинальщину: почему эта тема так популярна в России?

Полиция совершила рейд в учреждении «Типография», где состоялась презентация «moloko plus» в Краснодаре 15 июля. Источник: Алина Десятниченко.Юлиана: Потому что ее много вокруг. Многие что-то такое видели, что-то такое переживали, им, конечно, интересно про это узнать. Грубо говоря, какой-нибудь ужасный алкоголизм. Довольно-таки маргинальное явление, согласитесь – но в России это очень распространено. Есть много людей и семей, которые с этим сталкивались. Им, конечно, будет интересно, когда кто-то напишет про это, даже запредельно ужасное, про какие-нибудь убийства «по пьяной лавочке» или что-нибудь еще.

Если говорить о наркотиках, то наркотики это в принципе запретная тема. Всем же интересно, что запретно.

Павел: За прошлый год меня в Москве дважды останавливали на улице и искали у меня наркотики. Этот тренд поведения полицейских стал настолько массовым, что даже хипстерские городские издания начали об этом писать. Получается, что каждый человек либо сам попадал на такой обыск, либо его друг или подруга. Люди хотят знать, что происходит, а полноценную большую картину им пока никто не может дать. Может, кто-то понимает, как устроен российский даркнет, как продаются наркотики в России.

Полиция в России везде. Слово «терроризм» встретится раз десять на дню, даже если просто воспользоваться общественным транспортом. Постоянно в метро, на эскалаторах, на вокзалах, в аэропортах – постоянно говорят об угрозе терроризма. Людям интересно, кто нам угрожает. Государство за нас разрекламировало эту тему, по сути.

Юлиана: Сейчас, например, я захожу в подъезд, стоит соседка, там два пакета. Я подумала это ее, а она меня спрашивает: «а это не ваши пакеты?». Я заглядываю, не трогаю (так ведь в метро говорят), там стеклянные банки. Она говорит «куда же позвонить, главное, чтобы не взорвалось». За много лет это вросло в общество, так или иначе.

Человек не верит ни Википедии, ни знакомым, ни дядечке-милиционеру, ни злому или доброму врачу, но хочет получать информацию

Павел: То же самое и с наркотиками: везде объявления, что ими нельзя торговать. Как-то знакомому-иностранцу показал типичную Россию, отвез в спальный район, не самый неблагополучный, в Бирюлево. Я ему рассказываю, что люди живут в высоких панельных зданиях, у них часто нет двора, им негде гулять. На стенах пишут объявления о наркотиках, а при этом в каждом районе строят храм, потому что такая программа. Он не верил. И вот мы выходим из электрички, он видит высокие здания, видит, что там делать абсолютно нечего, он видит рекламу какого-то интернет-магазина – и это забор стройки, за которой строится храм. Бутылки, через которые курили траву, видел каждый в своем подъезде. Шприцы сейчас реже, раньше – больше. И при этом абсолютно непонятно, откуда получать информацию.

С одной стороны, это хорошо, что у поколения есть какое-то недоверие, но с другой стороны – оно уже тотальное. Человек не верит ни Википедии, ни знакомым, ни дядечке-милиционеру, ни злому или доброму врачу, но хочет получать информацию. И знать факты, из которых он сам сделает вывод. Мы поэтому и старались не писать памфлеты о том, что это хорошо или плохо.

Юлиана: Мы принципиально не даем оценочных суждений. Мы должны проинформировать, мы должны с нуля рассказать по теме ясно и понятно.

Том: А ваша аудитория откликается на ваши попытки информировать? Были ли такие реакции как «я про это не думал, но начал задумываться на тему после прочтения материалов»?

Павел: Аудитория реагирует, иногда с нами хотят поспорить, иногда просто сказать спасибо. Кто-то после прочтения первого номера говорит «я хочу участвовать во втором».

Юлиана: Я полагаю, что такие люди есть, иногда есть и негативный feedback, но он от людей определенного рода. Помнишь, когда писали национал-большевики, очень было смешно. Человек пришел на маркет, на котором мы участвовали и продавали первый и второй номера, он купил оба номера, пришел к себе домой, как-то их пролистал по диагонали. И написал, как ему показалось, разгромный пост в ВКонтакте, который, естественно, прочитали только его читатели. И почему-то больше всего ему не понравилась публика, приобретающая альманах. Он очень долго писал о прыщавых девушках, у которых рюкзаки какие-то не очень красивые.

Павел: При этом, я совершенно не расстроен, что человек возрастом ближе к тридцати может думать абсолютно так же, как мы, и для него это вообще не будет новостью. Меня знакомый спрашивал «я прочел второй номер, а вы зачем это писали? Я ничего нового не узнал». Если мы дадим первый номер политологам, которые разбираются в Ирландии или в Греции, они тоже скажут «мы все знаем». Наша задача более просветительская – дать людям информацию о том, что это вообще существует и в этом можно крутиться, а не рассказать, как устроен мир на ста страницах.

Юлиана: Вот еще момент, про задуматься: мне кажется, косвенный признак того, что люди о чем-то задумываются после прочтения альманаха, является то, что номера постоянно пускаются по рукам. Не знаю, насколько это развито, но я знаю, что это происходит. Эти журналы живут какой-то своей жизнью.

Павел: Понятно, что это такая замкнутая тусовка, но это работает, некоторые люди сами налаживают сети распространения. И до Штатов мы доехали, в Израиль попали, в Армении были.

Том: Это неплохо все-таки! В наши дни, и в связи с «moloko plus», речь часто заходит про маленькие медиа. И нам, журналистам и редакторам, понятно, откуда на это спрос. С одной стороны, тексты удаляют и блокируют, с другой – хочется делать что-то и для себя, для самореализации. Каковы малые медиа в России, как вы это видите, как воспринимаете?

Юлиана: Малые медиа могут быть совершенно разными. Здесь и терминологический вопрос, что мы считаем малыми медиа – и что мы не считаем малыми медиа. Если мы считаем малыми медиа все то, что не является медиа-корпорацией, не является СМИ, то под это можно подтянуть и всех видеоблоггеров со стотысячными просмотрами, поскольку просмотров немало, но технологически они могут это делать и обычно делать своими средствами.

Павел: Важные нюансы возникают, когда малые медиа делают журналисты. Раньше смысл лицензии СМИ означало то, что СМИ подчиняется закону – этическому кодексу, и это было практически одно и тоже. А теперь выходит, что люди, которые не регистрируют СМИ, чувствуют себя свободнее, в том числе, свободнее в защите журналистской этики. Некоторые одиночки-журналисты, которые занимаются своими маленькими проектами, более этичны и вызывают больше доверия, чем большая корпорация. Понятно, что они верят нам.

Если ты представляешь что-то устаревшее, то рано или поздно тебе придется уйти. Это касается современного федерального телевидения, методик работы с информацией, стиля подачи информации

Юлианна: Вы понимаете, где мы, а где «Россия-24». У нас не было и никогда не появится желания конкурировать.

Павел: Немножко в сторону, но систематично – малые медиа, конечно, хотят, чтобы их заметили, но вот, например, недавняя история с наездом России-2 на самиздат «Батенька, да вы трансформер». Для меня очевидно, что они сделали уже второй сюжет не потому что им не понравилось, как он подавал информацию, а просто из ревности. Они понимают, что самиздату верят те люди, которые через десять лет станут очень большой (платежеспособной) аудиторией.

Юлиана: Они вымрут сами по себе, они сами начинают это понимать. У меня есть теория, что в эволюцию и прогресс можно не верить, но если верить в эти вещи, то они происходят в обществе и в мире помимо твоего желания. Если ты представляешь что-то устаревшее, то рано или поздно тебе придется уйти. Это касается современного федерального телевидения, методик работы с информацией, стиля подачи информации. Я и сама начинала на телевидении, когда оно еще было нормальным, видела, как все это меняется на глазах. Люди, которые поняли, как все устроено – они убудут.

Павел: Когда началась перестройка, появились кооперативы и кооператоры, и считалось, что кооператор, который работает на определенном месте, лучше знает потребности своей аудитории, хотя он никогда не сможет изготовить столько продукции, сколько изготавливает большой завод. При этом он работает с аудиторией и с рынком, который вокруг него.

«В российских медиа две традиции – больше про панк, про культуру и самиздат, который больше про политическое и про «нельзя больше молчать». Это слияние очень интересное»

Такая же ситуация и с малыми медиа. Мы прекрасно знаем, что интересно нашей аудитории и мы знаем, как это рассказать. Любые федеральные издания сидят настолько высоко, что они не видят конкретного человека, а статус федерального издания отрывает их от аудитории.

Мне пишут в телеграм. Один читатель заставил нас потратить два часа на поиски ошибки в тексте. Я знал, что я это сделал, я напряг себя, напряг Юлианну и мы вдвоем взяли и перечитали еще раз текст.

Юлиана: Я проверила все документы, по которым я проводила факт-чек, потому что я точно помню, что там было все нормально. (Мы оказались правы). Но это важно делать. Репутация строится именно на этом.

Павел: Представить, что так делают большие медиа – сложно. Малые – да, пожалуйста.

В российских медиа две традиции – больше про панк, про культуру и самиздат, который больше про политическое и про «нельзя больше молчать». Это слияние очень интересное. Даже самиздат «Батенька» уже вызывает некое раздражение у людей, близких к власти.

Том: Ваша деятельность тоже вызывает негативные и ревностные реакции?

Павел: Даже не прагматично, а рисковано, денег не приносит. Если тебе нравится делать, что тебе нравится, так иди и работай в федеральных медиа, публикуй сведения о банкротствах, пиши, какой чиновник тебе не дал комментарий, ходи в отвратительную Госдуму, где депутаты хватают журналисток и им за это ничего не будет.

«У многих коллег есть страх, что если они покинут издание, то они потеряют аудиторию. Совершенно забывают, что они приводят аудиторию»

Юлиана: Не факт, что этого всего не нужно делать, это нужно делать. Нужно выполнять работу журналиста, нужно ходить во все эти места.

Павел: Но если только нравится.

Мы готовы рискнуть репутацией и карьерой, но мы, по крайней мере, знаем, что мы живем не зря.

Юлиана: В 2011-2012 году общество внезапно обнаружило, что у нас с выборами проблемы, и вообще с демократией. Это витало в воздухе, все это понимали, начался запрос на пропагандистские материалы, на умалчивание вещей. И журналисты на телевидении начали делать странные вещи. Я спрашивала, почему они этим занимаются. «Мне семью надо кормить». И понятно, что человек, скорее всего, не найдет себе другую работу. Это трагично, это очень плохо.

Павел: У многих коллег есть страх, что если они покинут издание, то они потеряют аудиторию. Совершенно забывают, что они приводят аудиторию и никакого издания не нужно, чтобы говорить то, что они говорят.

Том: У меня есть подозрение: тем людям, которые работают в больших и престижных медиа, после некоторого времени становится важно, что они работают именно там.

Юлиана: Я скорее соглашусь, потому что у большинства коллег-журналистов, которых я встречала на своем жизненном пути, у них это было. Я часть чего-то большего, я – часть команды. И мы называемся так-то. Ты приходишь в компанию этих людей и первым делом они спрашивают, где ты работаешь. А ты говоришь: «Нигде».

Меня это до сих пор удивляет. Возможно, это связано с психологическими особенностями личности – через что-то себя определять, себя воспринимаешь. При этом комфортно делать работу, которая улетает в трубу и не понимать, что с ней происходит. Мне некомфортно, когда я не понимаю, как принимаются решения, кто принимает решения и почему я должна этому подчиняться.

Очень много появилось стереотипов, напрямую привязанных к капиталистическим ценностям, относительно новых для нашего общества (у нас это взрывным образом началось в 90-е, потом приняло совершенно дикие формы в последние годы). Тем не менее, уже прочно прижилась ценность того, что ты должен быть успешным. У тебя должно быть достаточно денег, ты должен работать в приличном месте на приличной работе. Через это ты показываешь всем, что ты не маргинал.

Павел: Это такая карьера, только это карьера внутри общества, а не внутри корпораций. У меня очень много одногрупниц – они вроде все про разное, но из них каким-то образом конструируется усредненный персонаж. Одеты в определенную одежду, имеют одинаковые интересы (причем, эти интересы проданы под упаковкой индивидуальности). Человек, находясь на массовом мероприятии, будет считать, что только у него одного есть право там присутствовать как избранному.

 

Как молиться, чтобы тебя услышали — Российская газета

1 октября верующие вспоминают икону Божьей Матери «Целительница», перед которой часто молятся, испрашивая здоровья. Но не слишком ли прагматичен такой подход? Что можно просить у Бога, а что нельзя? «РГ» изучила, что говорили об этом святые.

Ни навоза, ни бриллиантов

Начнем с того, что исцеляет Бог, Он податель благодати, и, когда мы молимся Богородице, мы обращаемся к Ней как к нашей Заступнице, которую просим ходатайствовать перед Богом за нас. Логика очевидная: мы грешны, а в Богородице воплотилась максимальная святость, возможная в человечестве, и уж Божью Матерь Ее Сын точно услышит. Но обо всем ли можно просить Бога, даже через свою Заступницу?

Икона Богородицы «Целительница»

Один из отцов Церкви, писатель-аскет, автор поразительно глубоких молитв, святой Исаак Сирин (VII век) высказался категорично. «Если кто попросит у царя немного навоза, то не только сам себя обесчестит маловажностью своей просьбы, как показавший тем великое неразумие, но и царю своею просьбой нанесет оскорбление. Так поступает и тот, кто в молитвах своих у Бога просит земных благ».

Вроде все верно: глупо просить у Царя Небесного не то что навоза — да хоть бриллиантов! Если, к примеру, в этом удовлетворение нашей мелкой привязанности к материальному, а может, даже алч­ности, тщеславия, гордыни, да мало ли еще каких греховных наклонностей. Ясно также, что нельзя просить того, что принесет другому вред, нельзя просить зла. Но разве сама болезнь не зло? А ведь есть и другие, не менее насущные, чем здоровье, нужды человека: крыша над головой, кусок хлеба, работа… Конечно, все это жизненно важное для нас, для Бога — пыль, пустяк. Но ведь сам человек для Создателя не может быть пустяком, пылью, навозом, если ради спасения людей Господь пошел на Крестную смерть.

А вот что находим у святого Луки Войно-Ясенецкого: «Всегда просите Бога обо всем, что вам надо, не смущаясь мыслью, что недостойно Его воссылать молитвы о повседневных своих нуж­дах». А дальше епископ и хирург объясняет: «Всё то, чем живет человек, — все заботы, все скорби наши и страдания, наши нужды, даже самые малые, — составляют нашу духовную жизнь, ибо все наши переживания, все наши нужды кладут отпечаток на жизнь нашего духа. А если так, то они и в очах Божиих важны, ибо цель жизни каждого человека состоит в том, чтобы стать чистым, святым. Значит, всё, что мешает жизни духа, что омрачает его, что отвлекает дух наш от пути добра, не может быть безразличным для Бога и ангелов. Господь знает, как важны для нас все наши переживания, страдания и нужды, а потому обо всем Он заботится, ибо любовь Его к людям безмерна и безгранична. Знает Господь и хранит всё. Он знает, что наши жизненные нужды и наши скорби очень важны в духовной жизни нашей, поэтому ни одна из мелких нужд, ни одна из малых скорбей наших не может быть безразлична Богу…

Как малые дети, простирайте к Богу руки, всегда просите обо всем без смущения, просите то, что нужно вам: с детским доверием, ожидая помощи во всем, что не противно воле Божией».

Выходит, один святой противоречит другому?

Не балую, потому что люблю

Попробуем искать не отличия в цитатах, но найти общее. Смотрите, и преподобный Исаак Сирин, писавший для монахов-аскетов, и святитель Лука Войно-Ясенецкий, адресовавший свои слова нам, обычным людям, мирянам, оба они, фиксируют два момента:

1. Величие Бога и малость человека перед Ним — вещь очевидную.

2. Возможность творения вступать в диалог с Творцом, причем Творец человека выслушает — момент, нуждающийся в осмыслении.

При этом святой Исаак Сирин акцентирует наше внимание на том, что во время диалога с Господом нужно быть уважительным! Но ведь и святитель Войно-Ясенецкий об этом же: не навязывай свою волю Богу, чти Его, прислушайся к Нему, знай: ты любимый ребенок у Любящего Отца. Что вовсе не значит: раз так, то можно уподобляться избалованным дитятям из тех, кто привык валиться на пол и бить ногами, желая настоять на своем. Бог нас любит и потому не балует. Кстати, святые, хорошо понимая это, благодарили Бога за все, в том числе и за то тяжелое, что им выпадало.

Получается, крайне важно то, каким ты приходишь на встречу с Богом, ведь молитва — это не заклинание, не начетническое повторение написанных кем-то слов, произнесенных ради просьбы или на всякий случай, молитва — это и есть встреча с Живым Богом. Так каким можно приходить к Богу, а каким нет?

Для того чтобы разобраться, с каким настроем человек может обращаться к своему Творцу, вспомним евангельскую притчу о мытаре и фарисее, рассказанную самим Христом.

Уважаемый или презираемый?

Однажды два человека пришли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей претендует на святость, он всеми уважаем, гордо стоит в первых рядах, и весь его вид демонстрирует праведность. «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю», — говорит он. А мытаря, сборщика налогов, все ненавидят и презирают: мытарей считали притеснителями, грешниками, порой им даже не позволяли входить в храм.

Но именно мытарь приходит к Богу с осознанием своей греховности и немощности. Он, стоя вдали, не смея даже поднять глаз на небо, твердит только одну молитву: «Боже! будь милостив ко мне, грешнику!» Она так и называется — молитва мытаря, и в ней отражено то состояние раскаявшейся души, которое и должно быть у человека, если он желает избавиться от греха и воззвать к Господу. Мытарь, понимая свою греховность, обнажает перед Богом свое сердце и просит Его о милосердии.

И Христос говорит, что Бог мытаря прощает. А фарисей уходит непрощенным: соблюдая все заповеди, он формально, по букве Закона, чист. Но дух выше буквы. Смотрите, что происходит: фарисей фактически ставит Закон выше Самого Бога, он считает, что своей праведностью сам себя и спасает, по сути, предлагая Богу сделку: мол, я Тебе предъявляю свое благочестие, а значит, и Ты теперь сделай для меня то, что я прошу. Как будто они с Богом равны! Но ведь мы спасаемся не своими заслугами перед Господом, не формальным соблюдением Закона, а Благодатью Христовой.

Спасение — это не компьютерная игра, где достаточно набрать нужное количество очков. И посмотрите, внешнее соблюдение заповедей, соблюдение формы, приводит фарисея к тому, что он впадает в грех гордыни и осуждения. А вот состояние души мытаря — образец того, каким надо предстоять перед Богом, какими мы должны приходить к Нему. И в молитве мытаря заключено самое главное, о чем может просить человек своего Творца: «Будь милостив ко мне, грешному!»

Такой внутренний настрой во время молитвы сразу отсекает все просьбы, в которых мы навязываем Господу свои желания — какими бы важными они нам ни казались!

Затворив дверь комнаты

Когда ученики спросили Спасителя, как же им молиться, Он ответил: «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны; не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него. Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь».

Вы обратили внимание на слова: «Да будет воля Твоя»? И дальше еще один принципиальный момент: во время любых наших обращений к Богу — к Творцу, Который есть Любовь, нельзя приходить озлобленным, не простившим недругов. Почему? Да дело в том, что Господня молитва «Отче наш», которую я сейчас цитировала, фиксирует важный момент: «Если мы сможем прощать людям их согрешения, то и Отец наш Небесный нам простит, но если не будем, то вправе ли мы требовать от Господа к нам милости?»

Пишите Марии Городовой: [email protected]

Алексей Осин — Разворот (утренний) — Эхо Москвы, 08.01.2014

О.ЧИЖ — 11-06 в Москве. Утренний разворот продолжается. Продленка. Родители нас еще на забрали с Алексеем Осиным.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Но уже пришли.

А.ОСИН – И продленка без учителя невозможна.

О.ЧИЖ — Продленка без учителя невозможна – Алексей Алексеевич Венедиктов присоединился к нам. Сейчас мы будем обсуждать животрепещущую тему интернета и ужасного и страшного явления, которое, мне кажется, испортило нам, вообще, сам процесс познания – Википедию. Потому что теперь необязательно все знать, необязательно ходить в библиотеки…

А.ОСИН – Зубрить…

О.ЧИЖ — Необязательно лезть в справочники. Есть Википедия, где за вас все сделали. Так вот, на сайте нашей радиостанции www.echo.msk.ru можно посмотреть в разделе блоги 100 самых популярных статей в русской Википедии в 2013 году. Тут бы, конечно, провести прямо викторину: кто бы угадал, что на первом месте? На первом месте там «ВКонтакте». То есть, чаще всего число просмотров за день статей о социальной сети «ВКонтакте» – 20 тысяч с половиной.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это ежедневный заход. Речь идет о русской Википедии, о русском варианте, я еще раз подчеркну: ну всей, а только о русском варианте Википедии, «ВКонтакте». Что такое «ВКонтакте» – это 20 тысяч 500. Да, Леша.

А.ОСИН – Нет, просто я читал заявление владельцев «ВКонтакте», он сказал, скоро, вообще, все будут пользоваться «ВКонтакте» в нашей стране.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, это понятно, это рекламная… Кстати, в первой десятке – я просто еще раз говорю, что вся сотня на нашем сайте – что очень интересно, в первой десятке, если взять, 3 позиции: «ВКонтакте», «Одноклассники» и «YouTube»…

О.ЧИЖ – Почему «Одноклассники» на втором месте?

А.ВЕНЕДИКТОВ – 1-е, 2-е и 6-е место, вот из десяти – 3, а 4, то есть, самая большая категория из первой десятки – это кино. Кино и сериалы. Вот, 4 из 10. «Игра престолов» на 4 месте. Ежедневно, чтобы посмотреть, что такое «Игра престолов» в русскую Википедию заходит почти 10 тысяч человек ежедневно в течение года, 13-го года.

О.ЧИЖ – Но тут-то хотя бы понятно – это очень популярный сериал. Ну, действительно, какие на него выходили отзывы…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, ну это же не сериал смотреть. Это же не пираты заходят, это же не торрент.

О.ЧИЖ – Но нужно же понять, на основании чего о снят.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вот, четвертая позиция.

О.ЧИЖ – Вот, например, сериал «Великолепный век», который на 9-м месте.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это великолепно снятый сериал, сериал средневековой Турции. Он тоже костюмный. Я просто хотел бы обратить внимание, что это костюмная история. Видимо, заходят узнать –а, как было на самом деле. Знаешь, когда ты прочитал книжку «Три мушкетера» — а, каким на самом деле был Ришелье. И выясняется страшная история, что мушкетеры были хулиганы и пьяницы, гвардейцы кардинала – это просто королевская полиция, которая наводила порядок, предупреждала дуэли… А, что нет? Вот, вспомни. Ты начинаешь понимать, что великий Ришелье… ну, это не важно. Так вот, возвращаясь к кино…

А.ОСИН – Но драться-то нехорошо – это ж понятно.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, конечно, но порядок, «ordnung» должен быть.

О.ЧИЖ – Это другая статья Википедии – Уголовный кодекс.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да-да-да. Значит, «Игра престолов на 4-м месте». Сериал «Сверхъестественное» — на 8-м месте, «Великолепный век» — на 9-м месте, а на 10-м месте статья «250 лучших фильмов по версии IMDb», то есть, там, где все фильмы со всеми сборами, рейтингами и так далее.

А.ОСИН – Ну, эта логика понятная…

А.ВЕНЕДИКТОВ – То есть, кино. Владимир Ильич Ленин твой любимый…

А.ОСИН – Это люди хотят что-нибудь посмотреть… Вот, это я не понимаю, что за заявление.

А.ВЕНЕДИКТОВ – «Из всех искусств для нас важнейшим является кино», — говорили Владимир Ильич. Я сегодня утром слушал ваш «Разворот».

А.ОСИН – Я сказал, что Ленин преуспел больше в уничтожении священников.

А.ВЕНЕДИКТОВ – И ты ошибся. Это не важно. А Владимир Владимирович Путин и, вообще, первый человек – это Владимир Владимирович Путин первый человек, которого ищут в русскоязычной Википедии. Он на 11-м месте с ежедневными заходами 7 311. Вообще, там мало людей. Если посмотреть все 100, там мало людей – там все-таки исторические личности. Я сейчас уже точно не помню, но там дальше идет…

О.ЧИЖ – Там дальше идут актеры.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я имею в виду, российские люди. Там за «двадцаткой» — Петр I – ищут там. Еще чего-то…

А.ОСИН – А это, видимо из-за сериала про Романовых, наверняка.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это очень можно быть.

О.ЧИЖ – Если посмотреть на этот список, становится понятным, что очень большую роль играют какие-то телепроекты, которые выходят. Например, на 20 месте гибель тургруппы Дятлова, про которую тоже, в общем, вышел сериал.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А на 19 месте сериал «Роксолана». То есть, «Роксолана» — есть такой сериал замечательный, костюмный – то же самое про Турцию, про гарем. И здесь, правда, ищут не сериал, а, кто она была, потому что называется «Роксолана». Это девушка, попавшая в гарем, стала султаншей. И рядом – Сулейман I из этого же сериала, понимаешь? И это по 6 с половиной тысяч каждый день в русскую Википедию. То есть, народ ищет вот это. Меня, конечно, совершенно потрясло – на 16-й позиции – вот, это выбивается из всего – «тунеядство»! Вот, люди ищут, что такое тунеядство. Про себя.

О.ЧИЖ – Статья ли это еще, я думаю, они проверяют.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это про себя люди…

О.ЧИЖ – Меня вот еще, какая вещь поражает – первые два места мы сказали — это соцсети, что тоже, в общем, показательно…

А.ВЕНЕДИКТОВ – «ВКонтакте» и «Одноклассники» — 20 тысяч с половиной, и 14 тысяч с половиной.

А.ОСИН – А «Фейсбук» где?

А.ВЕНЕДИКТОВ – А «Фейсбук» ниже.

О.ЧИЖ – Там где-то ниже.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я еще раз напоминаю: это не заход на «Фейсбук», это статься в Википедии про него.

А.ОСИН – Я понял, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ниже, он есть в «сотне», но ниже. На сайте, повторяю, «Эхо Москвы» полный список из ста.

О.ЧИЖ – Ну вот, что стремятся узнать люди, коих 11 тысяч 314 в день о России – на 3-м месте запрос о России в Википедии.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я думаю, что там такая история. Ведь внутри статей Википедии есть гиперссылки на другие статьи: Конституция, президент, история, то есть, это мини-портал, грубо говоря. Если вам, что-то нужно по России, и вы не знаете, как набрать, вы набираете «Россия» и дальше тыкаете: органы власти, субъекты Федерации…. Ну, это такой минипортал как раз. Причем, это не много – что такое 11 тысяч в день? Слушайте, давайте скажем, что просмотры в день сайта «Эхо Москвы» в декабре месяце был 3 с половиной миллиона в день.

О.ЧИЖ – Но есть ведь, существенная разница – тут люди приходят…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я просто говорю – как портал. Сайт «Эхо Москвы» – как портал. И здесь внутри Википедии есть статьи, которые, как портал. Собственно, любая статья – ты берешь ту же «Роксолану», а там внутри Сулейман I, его визири, Тарас Бульба…. И ты ходишь таким образом, исходя из…

А.ОСИН – Цепляешься.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Цепляешься, да. Леша, может быть, мы проведем голосование: «Вы Википедией пользуетесь и доверяете?» или «Пользуетесь, но не доверяете?» Мы попросим только тех, кто пользуется хоть раз в неделю.

О.ЧИЖ – Значит, друзья – пользователи Википедии…

А.ОСИН – Для кого это слово значит не ругательство, а что-то…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вот, смотри, была у меня история. У меня Алексей делал доклад в прошлом году про историю очков. И он, естественно, взял Википедию и «шандарахнул». Причем, не только российскую, но и английскую версию. И я, когда его смотрел, я вдруг обнаружил, что там что-то не клеится – я чувствую. Мне показалось, что очки были изобретены раньше. И я ему говорю… А он мне говорит: «Ну, как же? Вот, написано в английской, в российской…». Я говорю: «А, давай, возьмем Брокгауз, который у нас стоит, 86-томный, дореволюционный и посмотрим на слово «очки». Ну, взяли. Что за проблема – рядом с компьютером полка. И обнаружили, что там на век раньше, что на одной из могил в Италии были выбиты очки, и он радостно, значит… Последняя фраза доклада была: «Однако… в словаре Брокгауза и Эфрона…» — второй источник, понимаешь? Как положено. Получил пятерку, естественно. Вот, за «однако». Я думаю, что за «однако». Ну, поэтому Википедия – это то, что делаем мы – юзеры.

О.ЧИЖ — Да, вот нам Дмитрий пишет: «Но ведь, Википедия иногда и врет». Иногда и врет.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Иногда и врет. И поэтому вопрос не в том, что вы не пользуетесь, потому что никто не призывает не пользоваться. В справочнике бывают ошибки. Но вы пользуете и полностью доверяете и не проверяете? — первый вариант ответа.

О.ЧИЖ – Или вы идете по ссылке.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Или вы все-таки углубляетесь, проверяете, перепроверяете, если информация для вас важна. Или доверяете.

О.ЧИЖ – Давайте закрепим. Если вы пользуетесь Википедией и доверяете, и вам не нужно больше никаких альтернативных источников: все, прочитали статью – доверились – +7 495 660 06 64. Если пользуетесь, но не доверяете до конца – +7 495 660 06 65. Голосование пошло. В Сетевизоре все проще – там опции: «да», «нет». Голосуйте.

А.ОСИН – Это смотря для чего. Если ты оклад, действительно, делаешь, то надо, наверное, проверить, а общий массив использовать…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Знаешь, я сейчас слегка последнюю неделю увлекся историей Людовика XVII, мальчика, погибшего в Тампле, или не погибшего, как некоторые считают. И там обнаружил вокруг него массу интересных людей. Я зашел в Википедию французскую, нашел этих людей и начал по ним ходить, и обнаружил под каждым благодаря Википедии огромную литературу. Причем, людей, мне неизвестных ранее, хотя я занимался французской историей. Там выяснил — на кого была обменяна сестра этого погибшего мальчика, то есть, дочь Людовика XVI Мария Антуанетта. В том числе, на того самого почтмейстера Друэ, который их опознал, когда они бежали. Я не знал никогда – он был в австрийском плену. Ее обменяли на него. То есть, это такая история.

Но, я пошел по ссылкам, я пошел вглубь копаться, мне стали интересны эти люди и обнаружил дополнительную литературу. И, мне кажется, что наличие дополнительной литературы «кликабельной», которая ведет – это огромная заслуга Википедии, мне так кажется. То есть, ты создаешь портал, где у тебя Людовика XVII стоит вся литература. Ты «кликаешь» — у тебя там выходные данные, ты можешь эту книгу заказать, если она на французском или английском по Amazon или здесь ее поискать, если она на русском. То есть, на самом деле это такой справочник мощный.

О.ЧИЖ – То есть, Википедия сделала то, что раньше называлось при подготовке дипломов и, вообще, научных работ – библиографией.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да. Да, я очень часто пользуюсь библиографией по Википедии и французской и английской и русскоязычной, если есть.

А.ОСИН – Ну да, там еще есть ссылки на официальные сайты – очень удобно.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Официальные сайты врут больше, чем Википедия, должен тебе сказать – я с этим столкнулся.

А.ОСИН – Но, в моем случае не всегда, потому что, если спортивный результат смотришь – там вранья нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вот, к слову, там ошибки бывают. Вот, когда сегодня, кстати, когда ты говорил про священников, я ехал в машине – я тут же открыл Википедию, набрал «Бутовский полигон» и обнаружил, что 383 священника, которые признаны церковью великомучениками, были расстреляны за один год, 36-37. Просто есть фамилии установленные. То есть, церковь их признала великомучениками. Я просто помню историю, когда этот полигон открывался, Патриарх Алексей и Путин, тогда еще молодой президент туда приехали. И я там был, как член пула, и я слышал, как Патриарх рассказывал Путину, как священников там пытали, на Бутовском полигоне перед тем, как их расстреливать, загоняя иголки под ногти. Путин спросил: «Как Зое Космодемьянской?» Это невозможно себе представить нормальному советскому человеку – зачем? Вот, зачем? Что – сокровища искали? Нет, ничего подобного. Просто. Вот, эта реакция. Они стояли — Путин и Алексей, и он ему показывал список этих священников. Они были расстреляны за то, что они священники. Это очень важно. Не просто какие-то контрреволюционеры.

А.ОСИН – Какой-то заговор…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да. По социальному признаку, как заложники.

А.ОСИН – Те, которые заговоры – они же ни в каких заговорах не участвовали. За что они были расстреляны – непонятно.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я тебе говорю, вот – Википедия. Я ехал, я тут же открыл про Бутово, просто проверить – не спутал ли я ничего, про год. Нет.

А.ОСИН – Я читал, что 40 тысяч в 20-е годы было уничтожено.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Владимир Ильич Ленин, Леша, с 22-го года был «овощ» практически, поэтому… С 22-го. Поэтому, может быть, цифры совпадают — не важно, я просто говорю о том, как я воспользовался Википедией сегодня, когда я услышал сегодня. Себя проверил, не тебя. Вспомнил эту цифру, да.

О.ЧИЖ – Вот, Михаил из Перми пишет: «У русской Википедии плохая репутация, поэтому доверяю не полностью». Интересно, а репутация русскоязычной Википедии каким-то образом отличается от Википедии других стран?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да. Я тебе могу сказать, что во всех странах есть люди, которые специально вносят дезинформацию, что касается их интересов в первую очередь. Я помню, что в статье обо мне кто-то внес, что я люблю, коллекционирую бабочек. Я никак не мог убрать это. Я писал: «Это не так, откуда вы взяли?» Но потом убрали.

О.ЧИЖ – Обычно там ссылочки проставляются…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Там не было ссылочек, там ссылка отсутствовала, «источник отсутствует», но там стоит. И, на самом деле, я повторяю, иногда это злоумышление, иногда это не злоумышление. Это такая ошибка – послушал человек, показалось это интересно, вносит статью, якобы известную ему информацию.

О.ЧИЖ – Мне кажется, такая история во всех странах.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Во всех странах да, но у нас, к сожалению, видимо… Последнее время лучше стало. Но вначале это, вообще, была помойка.

О.ЧИЖ – Мне кажется, последнее время такие истории с дезинформацией в Википедии, они, скорее, носят характер какой-то акции: добавить что-нибудь про какого-нибудь судью, который вынес приговор…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это весь интернет такой. Весь интернет такой, но все-таки, признавая, что Википедия является справочником для операционных нужд, то есть, сиюминутных нужд, как сегодня у меня было, мне казалось бы, что все были бы заинтересован в том, чтобы иметь такой более-менее проверенный справочник. Напомню, что это все делают люд, юзеры, которые что-то узнали, что-то услышали, как-то могут подтвердить, поэтому проверка затруднена. У меня есть моя эксклюзивная информация, я ее напишу там – про Осина. А, как редактор Википедии ее проверит? Если Осин сам про себя не прочтет, не скажет, что это вранье.

О.ЧИЖ – Этот момент меня до сих пор удивляет, каким образом эта система…

А.ВЕНЕДИКТОВ – А ты попробуй. Хочешь, я про тебя, что-нибудь напишу?

О.ЧИЖ – О-о! Вы напишете!

А.ВЕНЕДИКТОВ – Или, давайте призовем наших слушателей — создать проЧиж что-нибудь в Википедии.

О.ЧИЖ – Вы хоть последствия понимаете?

А.ОСИН – Евгений из Пензы, я думаю, сейчас потирает ручонки.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я их не просто понимаю – я манипулирую сейчас аудиторией очень целенаправленно! Это тоже одна из проблем. Это, кстати, вопрос дискуссии с людьми, которые принимают решение, в том числе, и в Кремле, когда мы говорим с ними про интернет, они говорят, что «понимаешь, это зона дезинформации и манипуляции, а мы принимаем решение на основе чего – на основе дезинформации и манипуляции? Нет, мы лучше «красными папочками»».

А.ОСИН – Ну, это да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ты понимаешь, да. Поэтому иногда для них многое является откровением. Я вот сегодня пойду в «Без посредников» и расскажу несколько новостей о том, как принималась амнистия. Там в результате, в том числе, и интернетовских всяких историй.

О.ЧИЖ – С другой стороны, я понимаю, что интернет — это большое поле дезинформации, но, с другой стороны, это невероятный совершенно банк данных о самих пользователях и об их настроениях.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Банк данных нужен – кому…? Нашим товарищам…

О.ЧИЖ – Выводы можно делать интересные. Я вот, смотрю на результаты голосования и тут все совсем наоборот, в зависимости от аудитории. Сейчас объясню, что я имею в виду. Вот, среди тех, кто голосует по телефону: 35% — не доверяют, а 65% — доверяют, то есть, 35 на 65. А вот, среди интернет-людей, тех, кто все-таки смотрит Сетевизор и голосует там – 71% доверчивых – наоборот, большинство, и 29 – недоверчивых. То есть, у нас более легковерные…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, то же самое – недоверчивых меньше и там и там. Нет? Недоверчивые и недоверчивые… Не доверяют – 35, и не доверяют 29. Нет?

О.ЧИЖ – М-м. Ну да, правильно, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Недоверчивых меньше.

О.ЧИЖ – Получается, что у нас интернет-публика наоборот, более требовательная.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Такая же, на самом деле.

А.ОСИН – Кстати говоря, пишут преподаватели и студенты. Преподаватель говорит: «Разрешаю пользоваться, списывать из нее нельзя». А студент говорит: «У нас ссылки не Википедию не приветствуются». Ну, это естественно – надо, чтобы вы покопали те ссылки, которые там есть.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А вот, там, в Википедии… — конечно, лучше туда, потому что все равно, и в Википедии всегда это ужатая история, хотя, я вам должен сказать, что я сталкиваюсь с какими-то необычайными вещами. Скажем, в русской Википедии по некоторым французским деятелям мелким статей больше, чем французских. Вот, это удивительная для меня история.

А.ОСИН – А у нас очень образованный народ.

О.ЧИЖ – Или это, может быть, какое-то мифотворчество.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет-нет-нет, проверяю. История в том, что есть фанаты. И вот, фанаты – кружки – фанаты – я не знаю – якобинцев, они берут неизвестного якобинца и про него – это, как мини-сайт – и про него все… А потом ты уходишь на французскую позицию – про него там четыре строчки. А там – две страницы.

О.ЧИЖ – А там нет фанатов что ли?

А.ВЕНЕДИКТОВ – А там нет фанатов. Нет фанатов, потому что он никто и звать его никак. А есть люди, которые копаются. Вообще, в России очень много кружков по интересам, но они, как показывает интернет, не кружки, которые собираются, пьют чай и разговаривают – они сейчас сетевые, это очень интересный опыт. Это во всем мире так, но в России особенно. Видимо, за счет расстояния коммуникативность здесь больше, и они собираются, очень интересные такие…. Вот, по Людовику XVII я с этим столкнулся. Я вижу – нашел на русском про этого, про этого – посмотрел. Потом ушел на французский — там три строчки. А русский — две страницы. Ну, народу интересно. Там прямо Цвейга «постят» – там же есть роман Цвейга – о Фуше, замечательный совершенно. Там просто – не «постят», а пересказывают. Очень интересно.

О.ЧИЖ – Удивительно. Мне казалось, что Википедия по числу запросов – это я возвращаюсь к списку — по идее должна отражать, взлет или падение популярности, например, тех или иных актеров, певцов и так далее. Но, смотря на тех, кто от сценической части в этом списке, я понимаю, что, в общем, довольно консервативные запросы. Ну, например, Джейсон Стэтхэм, Джонни Депп, Шварценеггер… единственное, что Бибер есть.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет-нет, подожди, это же вопрос…

А.ОСИН – Как без Бибера…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это же вопрос – не послушать и не посмотреть — еще раз — это посмотреть, кто такой? Или, когда выйдет

О.ЧИЖ – Ну так, сколько лет мы знаем Шварценеггера.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Но Шварценеггер создает новостную позицию, не забывай. Он там собирается чего-то, как-то… На самом деле очень интересно, если ты прокрутишь – у тебя компьютер – посмотреть русскоязычных современных политиков. Вот, на 11-м месте Путин – 7 311 заходов в день в 13-м году.

А.ОСИН – Наверное, заходят посмотреть – не женился ли?

О.ЧИЖ – Честно говоря, с согражданами-то — там только исторические личности: там Петр Первый…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, там Алла Пугачева, я помню…

О.ЧИЖ – Есть еще Пугачева, да. Так из политиков, в смысле, из государственных деятелей – Петр Первый на 49-м и дальше там Ленин был. Да – вот, он на 59-м.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Сталин там внизу где-то есть.

А.ОСИН – Странно, что Сталин ниже Ленина. Все-таки более обсуждаемая фигура.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Леша, на самом деле искусственная история со Сталиным. Ведь то, что мы обсуждаем – достаточно искусственно. На самом деле маргинальные группы продвигают этот бренд. А, поскольку, этот бренд самый известный – вот, он бренд, он известен. Продай Россию, смотри: Россия – это что? Вот через запятую, в первой пятерке-семерке будет Сталин. Никакого Александра Невского, Ивана Грозного, Петра Первого не будет.

А.ОСИН – Далеко слишком. Хотя Петр мог бы претендовать, на мой взгляд.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Петр мог бы претендовать, но мы знаем, как проводилось голосования «Имя России», поэтому не будем по этому поводу дальше заморачиваться. Но, тем не менее, это «брендовка» внешняя, в том числе, поэтому, чего говорить? Но, удивительно, что современных политиков больше нет.

О.ЧИЖ – Нету.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я там ожидал – может, Навального стали искать.

А.ОСИН – Новых и нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Подожди. Это не важно. Вот, Стэтхэма тоже нет. Тоже мне – великий актер! Однако стоит на 15-м месте с почти 7 тысячами запросов в день.

А.ОСИН – Нет, Стэтхэм — все-таки фигура.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, ладно!

А.ОСИН – Как?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Смотри, появился Навальный – новый человек. Он новый человек в связи с выборами, да? И было бы любопытно… понятно, что люди, которые про него раньше не слышали, а до процесса Кировлеса – как идет информационный поток – о нем не очень говорили федеральные каналы, о нем не писали газеты. А появился человек, который занял второе место в Москве. И, казалось бы, любопытство должно быть – а, это кто? Это же вопрос любопытства.

А.ОСИН – Просто ваше любопытство и любопытство большинства…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, мое любопытство… мне не надо заходить в Википедию.

А.ОСИН – Я понимаю, я условно говорю. Тем более, получается, что вы все знаете…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Алексей Навальный все равно, как Саша Грей – это кто? Вот, появляется Саша Грей. Нет, появляется набор звуков для обывателя, который начинает мелькать на телевизоре, появляться в газетах. Человек, доступный к интернету, который… — «Это кто?» Вот, системно… Вот, история.

О.ЧИЖ – Другое вопрос, что человек делает это, скорее, в поисковике, в Яндексе. В Википедию идут все-таки с более конкретной целью.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Хорошо, но Яндекс ведет куда? На Википедию – первое. Вот, набери сейчас, набери Яндекс. Набери любого – Сергей Собянин. Давайте, чтобы там, равновесие держать, как мы обычно это делаем…

О.ЧИЖ – Ты набирай «Сергей Собянин», я набираю «Алексей Навальный» — для равновесия.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, и скажите мне первую ссылку, только не новостную – сущностную.

О.ЧИЖ – Википедия.

А.ОСИН – Википедия

А.ВЕНЕДИКТОВ – Википедия — и там и там! А я вам, что сказал? А я не знал. И Собянин – Википедия, и Навальный – Википедия. То есть, люди… это же показывает количество заходов. Это же поднимает. Если я правильно понимаю Яндекс, чем чаще заходят, тем выше эта штука в поисковике. Это значит, что туда обращаются. Но нету ни Собянина, как нового политика – он же новый политик реально тоже образовался, это же не только про Навального. А Ходорковский – где?

О.ЧИЖ – 100 лучших запросов, 100 самых популярных запросов в Википедии, как статистика по российской политике.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Так это самое интересное – изучать, куда заходят люди, потому что это цифра, понимаете? На нашем сайте… мы же каждую информацию и каждый блог мы «отрейтинговываем» – мы показываем, сколько заходов, и люди это видят; и можно смотреть, кто популярен — кто не популярен из блогеров, что интересней – что не интересней. И то же самое Википедия: если у тебя страница индексируется – ну, тогда это некий официальный интерес. Это не плюс, не минус – это интерес. Причем, это интерес к российской политике в российской Википедии, и кроме Владимира Владимировича Путина и Аллы Борисовны Пугачевой никого нет…

О.ЧИЖ – Российская политика – это еще полбеды.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Тут иностранной политики нет. У меня в первой десятке первый иностранных политик – это Сулейман I Великолепный.

О.ЧИЖ – О, как!

А.ВЕНЕДИКТОВ – Извините! На 12-месте и Роксолана – на 2-м. Это, ясно, связано с кино.

О.ЧИЖ – Вот, я в этом смысле, тут, сейчас какое пространство для грустных комментариев: «На первых двух местах – социальные сети, а на последнем Лев Николаевич Толстой».

А.ВЕНЕДИКТОВ – На 100-м. Но есть еще 101 место.

О.ЧИЖ – Ну, на последнем. Да, в сотне.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Что людей интересует в Толстом, мне интересно? Вдруг почему-то начали… Это, наверное, студенты, которые пишут там всякие дипломы.

А.ОСИН – Вполне возможно. Или школьники.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Или школьники, да.

О.ЧИЖ – Я боюсь, те же люди, которые на 4-м месте с запросом «Россия», это какая-то такая же логика. Мы сейчас прервемся…

А.ОСИН – Это, может быть, «население» посмотреть. Я в свое время лазил слово «население» в окружающих нас странах – мне было интересно. Поэтому, может быть, из-за этого.

О.ЧИЖ – Население… Льва Николаевича Толстого.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А, может быть, все с Украины заходят.

О.ЧИЖ – Может быть. Сейчас прервемся, потому что Оксана Пашина уже в студии с последними новостями.

НОВОСТИ.

О.ЧИЖ – Нам пишут: «Два Алексея с утра в эфире, две Оксаны – прямо «двушечка»!»

А.ВЕНЕДИКТОВ – Двушечка! Ну, да, правильно, сейчас так и было – двушечка. Все можете загадать желание, все, кто нас слушает в этот момент – между двумя Оксанами, между двумя Алексеями.

О.ЧИЖ – Повернитесь вокруг оси и загадайте желание.

А.ВЕНЕДИКТОВ – На одной ноге желательно.

О.ЧИЖ – Мы с первым Алексеем мы уже подумываем сделать…

А.ОСИН – Алексей I.

О.ЧИЖ – Алексей I…

А.ОСИН – Первый, наверное – босс.

О.ЧИЖ — … подумываем сделать для нашего «Разворота» отбивочку: «А теперь – о мигрантах»

А.ОСИН – Да.

О.ЧИЖ – Резкий разворот.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Просто дискуссия о мигрантах… все время как-то не получалось рассказать нашим слушателям, потому что у нас своя дискуссия – как она проходит в тех странах, где тоже есть проблемы, в бывших метрополиях, что очень важно, и, конечно, главной метрополией является Британская империя, и, соответственно, собственно, Великобритания, собственно, острова Британские. И, известно, что с 1 января в Евросоюзе оказываются с правом приезда на работу Румыния и Болгария – сейчас скажу страшную вещь, извините меня, в скобках – цыгане. Это отдельная проблема.

О.ЧИЖ – Я сейчас как раз сижу, представляю, как они – «ай-нанэ-нанэ…».

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да-да-да. Мы когда-нибудь поговорим про этот фактор – он очень интересный. Но, тем не менее, это та самая бедная Европа…

А.ОСИН – А цыгане – работают?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Они имеют право въезда.

О.ЧИЖ – Смотря какие.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Они имеют право теперь на эмиграцию, если они граждане Европы. Вот, до того, как они были в Европейском союзе, я имею в виду, граждане Румынии и Болгарии, они имели одну квоту на эмиграцию официально или на работу.

А.ОСИН – Ну, а теперь просто сел и поехал.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, не так просто все, конечно. Если ты въезжал в Великобританию, ты понимаешь, даже, если ты гражданин Евросоюза – твой паспорт смотрят. И могут остановить, и есть специальный закон британский, где их могут не пустить. Их – в смысле, любого гражданина Евросоюза. Но дело не в этом, дело в том, что эта дискуссия идет довольно давно, потому что все понимали, что постепенно Европа станет такой. Был такой политик Энох Пауэлл, который умер, он был членом Консервативной партии, очень известный политик, который говорил, что приход этой эмиграции законной — я еще раз хочу сказать, это не нелегальная эмиграция – законная эмиграция – автохтонной нации, то есть, коренным жителям островов создают такой… «складывают дрова для костра под собой» — говорил он. Он считался очень неполиткорректным, его осуждали, но он был крайне правый политик…

О.ЧИЖ – Считался.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да-да. Ну, он умер, он просто умер. И сейчас эта дискуссия возобновилась, потому что, когда нынешнее правительство пришло к власти, премьер-министр Камерон обещал к 2015 году сократить количество официальных, естественно, мигрантов до 100 тысяч в год, имея 200 тысяч – в два раза. Сначала ему это удавалось делать, было у него сначала, соответственно, 252 тысячи, потом в 12-м году 167 тысяч было выдано этих виз мигрантских. А сейчас 182 и плюс вот эти. Значит, 1-го января огромное количество депутатов и журналистов ломанулись в аэропорты – смотреть, сколько приедет цыган, реально.

О.ЧИЖ – Они ожидали, что прямо вот, 1 января…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Они ожидали, что 1января пойдет…. Потока не было. Они смотрели, они стояли там за офицерами миграции и смотрели – потока не было, приезжали люди, у которых уже были визы. Но, в политическом истэблишменте Великобритании развернулась дискуссия: что с этим делать? Потому что, это же не только мусульмане.

А.ОСИН – Они не могут – они же Новый год справляли, наверное.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да нет, дорогой мой, там работают люди, в отличие от…

А.ОСИН – Это вы сейчас кому сказали, Алексей Алексеевич?

О.ЧИЖ – Да мы не про парламентариев -про… вот, с бубнами, медведями…

А.ВЕНЕДИКТОВ – «С бубнами, с медведями» — да. На самом деле, это вопрос — смотрите – не пакистанцев, не индийцев, бывших колониальных народов, даже ну мусульман даже, не афганцев – это вопрос встал этой юго-восточной Европы, юго-западной для нас…

О.ЧИЖ –Которые имеет право.

А.ВЕНЕДИКТОВ — …Которые имеет право теперь. И внутри правительства – уже не оппозиции – развернулась дискуссия, потому что Камерон заявил о том, что «мы будем сокращать», члены коалиции заявили, что «это средневековье». И там очень интересно ведется дискуссия вот, какая: например, она ведется политически и бюджетно. Вот, смотрите, например, противники расширения миграции говорят о том: «Наша социальная и медицинская система не выдержит». Они получают право на медицинские услуги за деньги налогоплательщиков, естественно. То есть, там дискуссия не «вон все отсюда!», а «слушайте, они на наш бюджет упали»…

А.ОСИН – Ну, разумеется.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Просто дискуссия ведется в этом плане. Не режут друг друга на улицах. Просто, если англичанин, налогоплательщик – они же апеллируют к избирателю, да? То есть, «я плачу, а вы содержите вот этих, «чумазых» в больницах».

О.ЧИЖ – Нет, ну стоп – новые в кавычках «чумазые», да? – там не важно, откуда они приехали, но они имеют право все теперь.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, они имеют право, если они получают мигрантскую визу.

О.ЧИЖ – Переезжая, они, где платят налоги?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Они начинают платить, конечно, там…

О.ЧИЖ – В Великобритании?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Начинают, но с момента получения эмигрантского статуса они уже имеют право на полный социальный пакет, сразу.

О.ЧИЖ – Но так ведь деньги в казну они тоже…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Но, они могут и не работать.

О.ЧИЖ – А-а! А пособие по безработице, кто платит?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Правительство, естественно, из налогов.

О.ЧИЖ – Британское.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Скажите мне, пожалуйста, какой контраргумент… Вот, вы можете придумать в политической жизни Англии контраргумент. «Они на наши деньги… в наших больницах лежат». Контраргумент?

О.ЧИЖ – Они работают.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет.

О.ЧИЖ – И подметают в этой больнице.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да. Младший медперсонал — из бывших мигрантов, вернее, из сегодняшних мигрантов, первого поколения. И приводят статистику. То есть, понимаете, идет дискуссия на уровне фунта, а не на уровне цвета кожи. Вот, я просто обращаю внимание наших слушателей, что реально англичанина рядового заботит, что его деньги, его бабки…

О.ЧИЖ – Они прагматики.

А.ВЕНЕДИКТОВ — … Уходят в другой карман – взяли и отдали этим. А не в том, что на улице говорят на другом языке. Вот, «на улице говорят на другом языке» и «понаехали тут» — существует, как известно крайне правая партия, которая поддерживает ограничения – она набирает очень мало, она набирает до 3% — мало – вот, те, кто говорит: «Они говорят на другом языке, они внедряют другую культуру»…

А.ОСИН – Это странно все-таки.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, потому что для британца важнее его деньги. Это не угроза – говорить на другом языке. Он – имперец: «У нас в нашей империи, где никогда не заходило солнце, все говорили на своих языках. Мне пофигу. Главное, что, когда он сидит кассиром, чтобы он говорил на английском». Понимаешь, да? А там, что дети где-то в школе – «а, пофигу!» В целом – это очень важная история.

А.ОСИН – Но они понимают, что может исчезнуть…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Что?

А.ОСИН – Нация.

О.ЧИЖ – Да никогда она не исчезнет.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Смотрите, у них гораздо большая проблема – у них в декабре, по-моему, референдум по выходу Шотландии из Соединенного Королевства. Там они за референдум о независимости Шотландии… — вот, где проблема! И то пофигу – 25% интересует. Вот, «мой дом – моя крепость», «нация – это я», «нация – это мои соседи».

А.ОСИН – Это же плохо.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Слушай, я тебе рассказываю, как они воспринимают это.

А.ОСИН – Ну, как это может быть.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нация – это мои соседи. Плохо – что? Референдум?

А.ОСИН – Нельзя все зацикливать на собственном брюхе.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это не брюхо.

А.ОСИН – Ну, как?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Смотри, давай, сделаем по-другому – времени нет – собственно, отчего произошло отделение колоний от Великобритании, я имею в виду, Североамериканские Соединенные штаты – это же колонии были?

А.ОСИН – Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет налогов без представительства: «Я плачу налоги – и тогда принимайте законы, которые мне важны. Почему мои деньги уходят неизвестно куда. Я работаю, я горбачусь на это государство, на свою семью. Я плачу налоги. Мои налоги должны уходить на то, чтобы мне было лучше. Государство должно перераспределять деньги, чтобы мне было лучше – вы их, куда даете?»

А.ОСИН – Ну, правильно — я и говорю, что: «мне выгодно», «мне», «я»…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нация состоит из людей же.

О.ЧИЖ – Это прагматичный аргумент, это не тот аргумент, с которым люди вышли у нас на улице.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Подожди, нация состоит из граждан, а не из аппарата правительства – в этом вся история.

А.ОСИН – Не в аппарате дело-то….

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, налогоплательщик – это основа государства. Налогоплательщик платит деньги, содержит государство и требует, чтобы решение принимали в его интересах – что тут ненормального-то?

А.ОСИН – А, если интерес будет, чтобы была больше страна, например, за счет…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Так это налогоплательщик пусть решает как раз. Вот, он решает – армию финансировать? Вот, идут дебаты — немцы: Сколько нужно на Бундесвер? Нужно ли Бундесверу участвовать в тех или иных…. Пожалуйста – если нация так решила, налогоплательщики опять же, которые избирают. Понимаешь, подход на одну ступеньку ниже просто, еще глубже, я бы сказал. И это очень важно – понимание того, что «нация – это мы», и «мой дом — моя крепость», и мой остров – моя крепость.

О.ЧИЖ – С надеждой на правильное распределение приоритетов мы…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Очень интересная дискуссия, которая основывается на распределении денег, на фунте, на заработанных деньгах, а не на том, что человек молится не так – вот, это важно.

О.ЧИЖ – За прагматичный взгляд на вещи.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Только в этом смысле, Леша.

О.ЧИЖ – С прагматичным взглядом на вещи мы и заканчиваем утренний «Разворот». Алексей Осин и Оксана Чиж, Алексей Венедиктов, Ольга Рябочкина в качестве звукорежиссера повелевала микшерами, пультами, микрофонами. Спасибо всем большое! До завтра.

А.ОСИН – Спасибо, счастливо!

Тата Карапетян: первое интервью после расставания с Игорем Булатовым

Мир действительно не рухнул. Наоборот, он активно строится. Карапетян почти закончила оформлять свою новую квартиру в районе Якиманки. Занимался этим звездный французский декоратор Жан-Луи Денио, давний друг Таты. «Я поменяла несколько дизайнеров, ни одна картинка меня не устраивала, – рассказывает Тата. – Однажды мы ужинали с Жаном-Луи в Париже, и я пожаловалась: «Это конец. Я никогда не сделаю квартиру своей мечты». Он посмотрел на визуализацию будущей квартиры и говорит: «Это и правда конец. Но все будет». Я попросила сделать так, чтобы мне нравилось через двадцать лет. Он заверил, что понравится и через сорок».

С Жаном-Луи тяжело. Он не любит тратить время на обсуждение дверных ручек. И он всегда недоволен бюджетом. Но это был тот редкий случай, когда Тата, человек довольно прагматичный, решила полностью довериться кому-то, чья фамилия не Карапетян. «Понимаете, стройка – это ведь территория отца, это папино любимое. Все наши дома делал он, а тут я вдруг привлекаю декоратора, пусть и всемирно известного. Наверное, впервые я пошла ва-банк».

Конечно же, Самвел Саркисович сказал, что это будет ужас-ужас. «Папа каждый день проезжает мимо моей стройки, но я всячески стараюсь не пускать его. Параллельно он сейчас строит дом брату, и у нас идет холодная война», – смеется Тата.

Но это только война ремонтов. На самом деле случившееся Карапетянов очень сблизило. «Знаете, я всегда в семье всех объединяла, – говорит Тата. – Устраивала праздники, созывала в кино и на концерты, организовывала братьям свадьбы. Но в какой-то момент выпала из этого своего предназначения и сконцентрировалась на собственной семье. Распылилась. И вот сейчас, когда случилась эта встряска, я вдруг вспомнила, кто я. Вернулась к своей функции объединителя. С новыми силами, новыми возможностями, идеями. И вообще человек растет. Ну не можешь ты в двадцать пять знать то, что тебе откроется к тридцати. Я мечтаю о том, когда мне будет тридцать пять. Это самый крутой возраст. Когда любые сложности – это не просто вызов, а возможность стать лучше, когда ошибка – не падение, а возможность для нового взлета».

pragmatic — Викисловарь

Английский [править]

Альтернативные формы [править]

Этимология [править]

со среднефранцузского pragmatique , с позднего латыни pragmaticus («относящийся к гражданскому делу; на латыни, как существительное, человек, сведущий в законе, который приводит аргументы и указывает на адвокатов и ораторов, своего рода поверенный») , от древнегреческого πραγματικός (pragmatikós, «активный, сведущий в делах»), из πρᾶγμα (prâgma, «сделанное, факт»), во множественном числе πράγματα (prágmata, «дела, государственные дела, общественный бизнес и т. д.»), Из πράσσω (prássō,« делать ») (откуда английский практический ).

Произношение [править]

Прилагательное [править]

прагматичный ( сравнительный более прагматичный , превосходный наиболее прагматичный )

  1. Практичный, связанный с принятием решений и действий, которые полезны на практике, а не только в теории.
    Прочная мебель в гостиной для студентов была практична , но непривлекательна.
    • 1988 , Эндрю Рэдфорд, глава 8, в Трансформационная грамматика: первый курс , Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, стр. 423:
      На самом деле эти ограничения не прагматичны по своей природе: то есть неправильная формулировка предложений heed в (60) полностью отличается по своему характеру от странностей таких предложений, как:
      (61)! Этот человек съест любую машину, которая считает его тупым
      , который является чисто прагматичным (т.е.е. заключается в том, что (61) описывает причудливую ситуацию, которой просто не бывает в привычном нам мире, где машины не мыслят, а люди машины не едят).
  2. Философский; работа с причинами, причинами и следствиями, а не с деталями и обстоятельствами; сказал о литературе.
    • 1854 Марш, Дж. Г., «О датировке древней истории», в Журнал классической и священной филологии [1] , том 1, стр. 53:

      Прагматическая история Полибия это просто история дела , в отличие от описательного и часто поэтического характера, который имел большая часть истории до его времени.

    • 1856 , Мэтью Арнольд, Стихи , стр. 16:

      […] такие объекты принадлежали области комического поэта и более легких видов поэзии. Что касается более серьезных видов поэзии, для прагматической поэзии, если использовать превосходное выражение Полибия, они были более сложными и суровыми в разрешенном ими диапазоне предметов.

  3. вмешательство в чужие дела; официозный; назойливый.
Синонимы [править]
Антонимы [править]
Термины, указанные ниже, должны быть проверены и соотнесены с определениями (смыслами) указанного выше заглавного слова. Каждый термин должен появляться в том смысле, для которого он подходит. Для синонимов и антонимов вы можете использовать шаблоны {{syn | en | ...}} или {{ant | en | ...}} .
Производные термины [править]
Связанные термины [править]
Переводы [править]

Существительное [править]

прагматический ( множественное число прагматический )

  1. Деловой человек.
  2. Возбужденный.
  3. Государственный указ.

Дополнительная литература [редактировать]


Румынский [править]

Этимология [править]

С французского pragmatique .

Прилагательное [править]

pragmatic m or n ( женский род единственного числа pragmatică , мужской род множественного числа pragmatici , женский и средний род множественного числа pragmatice )

  1. прагматичный
Cклонение [править]

Стоит ли жить? Прагматическая фраза «может быть» Уильяма Джеймса

: «Лучшее использование жизни — это тратить ее на то, что переживет ее.’- Уильям Джеймс, Мысль и характер Уильяма Джеймса (1935)

Год назад, поздно вечером в ноябре, я решил пройти семь миль от моего отеля на Манхэттене до книжного магазина Brooklyn Community Bookstore. Это был прохладный день, на пороге вечера, в момент, когда вещи, даже грязные нью-йоркские вещи, кажутся светящимися, и я был так занят осмотром, что почти не заметил небольшой белый знак, кто-то разместил у подножия Бруклинского моста.Зеленая надпись была недавно нарисована и гласила: «ЖИЗНЬ СТОИТ ЖИТЬ».

Для многих людей ценность жизни никогда не ставится под сомнение. Это никогда не становится темой для разговоров или дебатов. Жизнь просто прожита, пока ее не стало. Но что-то меня беспокоило: если ценность жизни так очевидна, зачем вообще была вывешена эта табличка? Это потому, что некоторые из нас иногда оказываются на вершине моста, обдумывая быстрое и фатальное путешествие вниз. Спустя десятилетия после борьбы с депрессией в 1870 году американский философ Уильям Джеймс написал философу и поэту Бенджамину Полу Бладу, что «ни один человек не образован, если бы никогда не думал о самоубийстве».

В 1770-х годах Дэвид Хьюм, один из интеллектуальных героев Джеймса, утверждал, что самоубийство не должно рассматриваться как незаконное или аморальное, поскольку оно не причиняет вреда никому, кроме преступника, и во многих случаях может облегчить большие страдания. Романтизм, возникший в последующем поколении мыслителей, только углубил понимание того, что жизнь и смерть должны определяться свободно, страстными людьми. Если вы хотели внезапно уйти из жизни, сделав последний выбор, это во многом зависело от вас.Одной из любимых книг Джеймса в молодости, которая, вероятно, только усилила его чувство экзистенциальной незащищенности, была Печали молодого Вертера (1774), рассказ Гете о персонаже, который убивает себя на острие любовного треугольника. Возможно, жизнь так глубоко режет, что сбежать можно понять, даже респектабельно. Более вероятно, что романтики — и Джеймс — иногда рассматривали самоубийство как способ овладеть жизнью, контролировать ее махинации, положив им конец.Мы все бесконтрольно скатываемся к могиле. Может лучше выбрать отвалится.

К моему удивлению и радости, проходы на мосту были пусты. Я бы имел представление о себе. С максимальной высотой 276 футов (84 метра) он когда-то считался одним из семи чудес индустриального мира. Во время его строительства погибли 27 рабочих, прежде чем оно было завершено в 1883 году; два года спустя Роберт Одлум стал первым человеком, спрыгнувшим с моста. Инструктор по плаванию, который хотел доказать, что спуск по воздуху на большой скорости не обязательно был фатальным, он, к сожалению, умер.В следующем столетии около 1500 человек последовали Одлуму по разным причинам. Я не уверен, сколько людей спасает этот знак, но я склонен думать, что он крайне неэффективен.

Наверху было холодно. Я посмотрел на Статую Свободы в гавани, а затем снова на Манхэттен, где вырос Джеймс. Затем я посмотрел вниз. В этом была ужасающая свобода — выбор жить и умереть в определенный момент, поскольку время бесконечно тянется в любом направлении.Я читал Джеймса большую часть своей сознательной жизни, но эта свобода все еще имеет свою привлекательность. Я думаю, так будет всегда. В первом десятилетии 20-го века Джеймс развил американский прагматизм, философию, согласно которой истину следует оценивать по ее практическим последствиям. Это была мировая философия, которая, по сути, должна была сделать жизнь более пригодной для жизни. И так оно и есть по большей части. Но если прагматизм и спасет вашу жизнь, то никогда не раз и навсегда. Это философия, которая остается настроенной на переживания, отношения, вещи и события, даже если они трагические.В то время как Джеймс иногда пренебрежительно относился к пессимизму Артура Шопенгауэра (и отказывался отдать цент мемориалу в честь немецкого философа XIX века), посмертные произведения Джеймса демонстрируют глубокое уважение к готовности мрачного мыслителя смотреть ясными глазами в мрак человеческой жизни. существование. В этом жестоком противостоянии с быстро надвигающейся тьмой было что-то вроде храбрости.

По словам Джеймса, знак внизу моста должен быть перекрашен или, по крайней мере, исправлен: ЖИЗНЬ СТОИТ ЖИТЬ — МОЖЕТ БЫТЬ.Как он сказал толпе молодых людей из Гарвардской YMCA в 1895 году: «Стоит ли жить? Все зависит от печени ». Каждый из нас буквально должен делать из жизни« то, что мы хотим ». В наши дни, когда я смотрю вниз с большой высоты, я почти всегда вспоминаю Стива Роуза, молодого чернокожего выпускника факультета психологии, который бросился из зала Уильяма Джеймса в Гарвардском университете в 2014 году. спасли его — предположение, что он все еще отвечает за свою жизнь, что решение покончить со всем этим может быть разумным, даже респектабельным, но то же самое было и с возможностью продолжать жить.Возможность была прямо здесь — все еще, всегда, даже в дерьме и злобе — для него, чтобы исследовать. Возможно, он думал, что решение умереть было единственным свободным решением в его распоряжении, но Джеймс всегда предполагал, что могут быть и другие варианты.

Для большинства людей свобода воли может быть реализована множеством способов (которые не обязательно должны включать самоубийство), и во многих из этих случаев можно выбрать воплощение новых привычек мысли и действия. Если значимая свобода кажется уклончивой или нереальной, у большинства из нас по-прежнему есть выбор, что смотреть, а что смотреть в прошлое.Это тоже может иметь смысл. «Искусство быть мудрым, — предположил Джеймс, — это искусство знать, что нужно упустить». Возможно, эти возможности могли сохранить жизнь Роуз даже дольше, чем они. Может быть нет. Не берусь быть уверенным.

Я думаю, что один из верных способов сбить с толку прыгунов — это притвориться, будто вы знаете то, чего они не знают: что жизнь имеет безусловную ценность и что им не хватает чего-то настолько очевидного. На выступе, я подозреваю, они заметили в этом утверждении некоторую глубокую незащищенность или высокомерие.И они могут прыгнуть, чтобы доказать, что вы неправы. Потому что на самом деле вы ошибаетесь. В последней просьбе Джеймса в своем эссе «Об одной слепоте у людей» (1899) он напомнил своим читателям, что они часто не имеют представления о том, как другие люди ощущают смысл своей жизни. Лучше оставить это «может быть».

Уильям Джеймс от его сына, Александра Робертсона Джеймса. Коллотип, бумага. Предоставлено Национальной портретной галереей, Смитсоновский институт.

Я смотрел через воду, когда солнце скользило по городу.Наступит ночь, и миллион звезд снова будут соревноваться с миллионом электрических огней. В краткосрочной перспективе победит электрическое освещение. Но в неопределенно долгой перспективе звезды будут. Между этими полюсами можно только догадываться. На данный момент я считаю, что «может быть» Джеймса — открытый вопрос о ценности жизни — является правильным или, по крайней мере, для меня, потому что он отображает мою экзистенциальную ситуацию как ситуацию, которая не всегда полностью продается ценностями жизни. Я думаю, что это также правильно, потому что его «может быть» примерно соответствует открытому вопросу о космосе.Все, от мельчайших эукариотических существ до самых сложных органических систем, находится в процессе собственных предположений, что является первым протологическим шагом в том, что мы, люди, называем «умозаключениями». Без правильных догадок не было бы ничего лучше адаптации или роста, а для нас не было бы ничего подобного значению.

Джеймс последовал примеру своего друга и коллеги-американского философа Ч. ​​С. Пирса, считая, что мир изобилует гипотезами, «возможными вещами», которые делают возможной жизнь во всех ее многочисленных формах и делают нашу жизнь стоящей.Для Джеймса звезды не горят, а тем более появляются в полном порядке, и человеческие жизни не улажены заранее. Как писал Ральф Уолдо Эмерсон в своем эссе «Круги» (1841 г.), одном из фаворитов Джеймса: «Позвольте мне напомнить читателю, что я всего лишь экспериментатор». «Может быть» остается постоянным или таким же постоянным, как «может быть». . И это к лучшему. Это дает нам возможность наблюдать, ожидать и испытывать. Постоянные вариации порождают стойкое удивление, и для Джеймса этого чувства тайны — случайности — было достаточно, чтобы довести его до конца, когда другие практические меры не помогли.«Нет ничего более характерного в человеческой природе, — утверждал зрелый Джеймс, — чем его готовность жить на волю случая. Наличие шанса делает разницу … между жизнью, лейтмотивом которой является смирение, и жизнью, лейтмотивом которой является надежда ».

Если вы сбросите что-то с моста в воду внизу, оно вырвется из поверхности и тут же исчезнет. Просто G-O-N-E, четырехбуквенное окончательное слово, например «мертвый», «судьба» или «потерянный». У вас нет шансов вернуть его или сохранить, как бы вы ни старались.На протяжении многих лет я часто представлял, каково это потерять что-то драгоценное в глубокой воде, что-то гораздо более ценное, чем ключи или телефон. Что касается небольших материальных объектов, я подозреваю, что мало надежды на сохранение чего-либо. И я допускал возможность, что так обстоит дело со всем: ключами, телефонами, кошельками и жизнями. Может, все просто бесследно уходит. Некоторых философов вполне устраивало бы такое объяснение — что все находится в процессе исчезновения, что в конце космического дня ничего не останется.Я просто не один из этих философов. И Джеймс тоже. Уверенность в этом фатализме противоречит его «может быть» и противоречит надежде, без которой мне трудно жить.

Отнесите какой-нибудь предмет — небольшой камень или телефон — к мелкой реке. Добавьте его. В тихий вечер рябь все еще движется, продолжает расти, когда объект останавливается на дне. Разрушение в точке входа исчезает первым, но последствия события излучаются концентрически, даже когда они рассеиваются.В узкой реке с крутыми берегами волны ударяются о берег, отскакивают к центру и уходят на противоположный берег. Небольшие возмущения реальны, независимо от нашей способности их чувствовать. Что-то осталось.

«Наша жизнь — это обучение истине, что вокруг каждого круга может быть нарисован другой», — писал Эмерсон в «Кругах». Через пятьдесят лет после публикации эссе Джеймс закончил Принципы психологии (1890), в которых он разработал модель самости, которая напоминала излучаемые сферы.В центре было «материальное я», наши тела и материальные блага. Это часто рассматривается как самый конкретный аспект нашей жизни, но, по мнению Джеймса, он также является и самым поверхностным. Обычно мы готовы отказаться от своих материальных состояний ради следующего кольца, того, что он называет «социальным я», признания, получаемого от друзей, семьи и любимых. Наконец, объясняет Джеймс, существует «духовное я», которое ищется или переживается в «интеллектуальных, моральных и религиозных устремлениях».Это самый обширный аспект самости, самый дальновидный, но также для многих из нас самый тонкий и которым легко пренебречь. Это волна, которая имеет значение, даже если она не полностью обнаружена или сформулирована.

В последнее десятилетие своей жизни Иаков продолжал отстаивать позицию, согласно которой человек может быть мерой всего. «Я сам твердо не верю, что наш человеческий опыт — это высшая форма опыта, существующая во Вселенной». Волны поднимаются, ударяются о противоположный берег и возвращаются — мягко.Иногда мы их чувствуем. В редких случаях это все, что мы чувствуем. По словам Джеймса, это замечательный человек, который может глубоко их чувствовать с любой регулярностью. Именно этот тип уникальных личностей занял большую часть внимания Джеймса, когда он разработал свои Гиффордские лекции по естественному богословию в Эдинбургском университете в 1901 году, серию лекций, которые вошли в серию докладов Variversity of Religious Experience , опубликованных в следующем году.

Иаков никогда не был церковным человеком. По большей части его не интересовали институциональная религия или доктринальные аспекты духовного «я».Его, как всегда, интересовали опыт и жизнь, и в последние годы жизни он начал открыто думать о религиозных возможностях обоих. Он отказался ограничивать эти возможности, настаивая на разновидностях :

Если бы кого-то попросили охарактеризовать религиозную жизнь в самом широком и самом общем виде, можно было бы сказать, что она состоит из веры в то, что существует невидимый порядок, и наше высшее благо заключается в том, чтобы гармонично приспособиться к нему.

Это приспособление к невидимому порядку могло принимать разные формы и никогда не ограничивалось конкретной церковью, храмом или мечетью. В самом деле, Джеймс искал его повсюду, пока не написал « разновидности ». Его исследование невидимого привело его к экспериментам с психотропными препаратами, но также и в духовную сферу, которую современность часто отвергает как простое шарлатанство. Сегодня, если что-то нельзя увидеть с полной ясностью, кажется, проще всего утверждать, что это вообще невозможно увидеть.

Когда его престарелый отец и новорожденный сын умерли в течение нескольких лет друг от друга, Джеймс и его жена Алиса попытались связаться с ними: в сентябре 1885 года Джеймс посетил Леонору Пайпер, медиум, которая стала бостонской сенсацией для якобы ченнелинга духов. У него были сомнения насчет Пайпер, но он пришел к выводу, что женщина могла обладать тем, что он назвал «сверхъестественными способностями». Джеймс по-прежнему оставался непревзойденным эмпириком и хотел более тщательно проверить эти способности. К счастью, существовала молодая организация, занимавшаяся именно этим исследованием — Джеймс стал соучредителем ее в 1885 году.

Он пошутил, что Джеймс выключил свет в комнате, чтобы могли произойти чудеса

Миссия Американского общества психических исследований заключалась в исследовании всего «сверхъестественного». Это не была какая-то маргинальная организация, но и не совсем нормальная. Один из его соучредителей, Дж. Стэнли Холл, приехал в Гарвард, чтобы работать над докторской диссертацией с Джеймсом в конце 1870-х годов, и получил первую докторскую степень по психологии в Соединенных Штатах. При поддержке Джеймса Холл организовал группу исследователей для изучения возможности таких вещей, как духовный контакт, гадательные жезлы и телепатия.Они потратили тысячи часов (я не преувеличиваю), беседуя с мистиками и ситтерами на сеансах. К 1890 году Холл ушел из организации, заключив, что парапсихология равносильна лженауке. Но другие, такие как Джеймс и его близкий друг врач Генри Боудитч, продолжили свой путь на рубеже веков. В 1909 году Джеймс размышлял о 25 годах борьбы с привидениями:

Я признаюсь, что временами у меня возникало искушение поверить в то, что создатель навеки намеревался оставить этот отдел природы сбивающим с толку , чтобы пробудить наши любопытства, надежды и подозрения, все в равной мере, так что хотя призраки, ясновидения и постукивания и сообщения от духов всегда кажутся существующими и никогда не могут быть полностью объяснены, они также никогда не могут быть подвержены полному подтверждению.

Природа любит прятаться. Такие люди, как Джеймс, любят искать. Несмотря на недоумение — или, возможно, из-за этого — Джеймс и его коллеги-исследователи сохраняли многозначительную, хотя и осторожную, надежду. Однако, в отличие от большинства экстрасенсов того времени, члены общества психических исследований задокументировали и опубликовали свои открытия. Ни один из них не был близок к окончательному, но они действительно помогли раздвинуть границы науки, исследуя область, которую наука не могла полностью объяснить. Этот отчет стал журналом Общества психических исследований, для членов и ближайших сотрудников и Proceedings, , предназначенным для широкой публики.Меня всегда удивляет размер этих томов: всего чуть больше 17 000 страниц. Где-то между любопытством и подозрением была надежда.

Когда Джеймс начал свои психологические исследования, он хорошо разбирался в физиологии. Однако фактический, объективный метод анатома кое-что упустил в его понимании человеческой природы. Для Джеймса было потеряно кое-что важное: ощущение того, что человек — это больше, чем просто совокупность восприятий и нервных реакций, и больше, чем просто тело, которое может исчезнуть без следа.Он надеялся, что есть что-то неземное, трансцендентное — что-то даже призрачное — свободное от ограничений нашей физической жизни. И много раз на протяжении своей жизни он высказывал предположение, что иногда можно почувствовать это «что-то», преследующее границы сознания. Еще в 1901 году Джеймс заметил: «Я серьезно верю, что общая проблема подсознательного… обещает стать одной из величайших проблем, возможно, даже самой большой проблемой психологии». «Подсознательное» часто используется как синоним «бессознательного». , но этого не должно быть.Напротив, это относится к ментальным процессам, находящимся чуть ниже порога сознания, которые часто можно почувствовать, не проявив полностью. Просто намек, мимолетное «может быть» — это все, что мы получаем, но этого часто бывает достаточно, чтобы квалифицироваться как что-то, что мы знаем, по крайней мере на мгновение. Эти скользящие удары опыта лежат в основе «» Джеймса «Разновидности » — они бывают во многих формах, действительно так много, что их существование невозможно отбросить.

Американский юрист Оливер Венделл Холмс однажды пошутил, что Джеймс выключил свет в комнате, чтобы могли произойти чудеса.Думаю, что в этом есть доля правды. Это что-то вроде часто повторяемой цитаты американского автора самопомощи Уэйна Дайера: «Чудеса приходят мгновенно. Будьте готовы и желают ». Джеймс определенно всегда был готов и желал. Когда вы выключаете свет, ваши зрачки расширяются, чтобы внутрь проникало больше света. Вы не можете винить в этом Джеймса. Может быть, мы удивляемся тем, что видим. И, может быть, этого достаточно чуда. «Чудо не в том, чтобы ходить по воде», — настаивает буддийский монах Тич Нхат Хан.«Чудо состоит в том, чтобы ходить по зеленой земле в настоящий момент, ценить мир и красоту, которые доступны сейчас». Для светских скептиков это может быть предел, на который они когда-либо готовы пойти, когда дело доходит до религиозного опыта: глубоко жить, «пожить немного» в настоящем. Джеймс, однако, идет немного дальше, немного глубже, в разновидностях .

Иногда, когда вы включаете очень низкий свет, вы можете видеть вещи более ясно. Джеймс описывает такое явление, единственное, как он утверждал, которое можно назвать действительно «мистическим».Рассказывая о «часе вознесения» священнослужителя, Джеймс пишет:

Совершенная тишина ночи была взволнована более торжественной тишиной. Тьма держала в себе присутствие, которое тем более ощущалось, потому что его не видели. Я не мог больше сомневаться в существовании He , чем я. На самом деле, я чувствовал себя, если возможно, менее реальным из них двоих.

« He », по словам священнослужителя, несомненно, был иудео-христианским Богом, но то, что мы называем этим присутствием, не имело для Иакова никакого значения.« He » — очень старое слово, старше пола и пола, означающее «это здесь». «Это здесь» присутствовало, тем более что чувствовалось, потому что его не видели. Для Джеймса и его товарищей-мистиков, таких как Блад, эта история была продолжительным утешением. Как писал немецкий мистик Новалис: «Мы более тесно связаны с невидимым, чем с видимым». Это тоже возможность, и джеймсовский прагматик рад ее принять.

До того, как был построен Бруклинский мост, паром перевозил пассажиров с одного берега реки на другой.Уолт Уитмен часто бывал среди толпы. Американский поэт был одним из давних героев Джеймса, воплощением того емкого «здорового ума», который он описывает в « разновидностях». Джеймс иногда ощущал возвышенное или религиозное в своих походах в Адирондак или в свидетельстве мистиков, но Уитмен мог использовать это на регулярной основе, даже во время грязной поездки на пароме, которую большинство людей сочло бы довольно неприятной поездкой на работу. . Уитмена это не раздражало. В своей поэме «Переправа через Бруклинский паром» (1855) он описал зрелище — переживание природы и переживание толпы людей.Оба были необъяснимыми, обнадеживающими и общими:

Другие войдут в ворота парома и переправятся с берега на берег,
Другие будут наблюдать за ходом прилива;
Другие увидят судоходство Манхэттена на севере и западе и высоты Бруклина на юге и востоке;
Остальные увидят острова большие и малые;
Через пятьдесят лет другие увидят их, когда они переходят дорогу, солнце находится на высоте получаса.
Через сто лет или даже через много сотен лет их увидят другие.
Будут наслаждаться закатом, приливом прилива, отступлением в море при отливе.
3.
Не помогает ни время, ни место — не помогает расстояние.

Джеймс прочел и перечитал это стихотворение. Это было чудо, и его хватило на все. Оказывается, что, вероятно, можно отбросить более сумасшедшие аспекты Общества психических исследований и при этом сохранить мирское переживание в духе Уитмена, сверхъестественную имманентность переправы на пароме, слишком человечной. По крайней мере, на это была надежда Джеймса. По словам Джеймса, видения Уитмена было достаточно, чтобы «пробудить в нас любопытство, надежды и подозрения».Мир не всегда и не всегда бывает таким, каким кажется. Грязная поездка на пароме может быть больше, чем просто грязная поездка на пароме. Есть кое-что еще — по крайней мере, это возможно. Уитмен был своего рода религиозным опытом — и он сильно отличался от того, как большинство людей воспринимают мир. Размышляя о «Пересечении парома через Бруклин», Джеймс объяснил:

Когда ваш обычный бруклинец или житель Нью-Йорка, ведущий жизнь, наполненную слишком роскошью или усталый и измученный своими личными делами, пересекает паром или поднимается на Бродвей, его фантазия , таким образом, не « улетает в цвета ». закат », как это сделал Уитмен, и внутренне он вообще не осознает неоспоримого факта, что этот мир никогда нигде и никогда не содержал больше сущностной божественности или вечного значения, чем воплощается в полях зрения, над которыми его глаза так неаккуратно пройти.

Однако не стоит проявлять беспечность. К счастью, есть другие способы скоротать время и другие способы скоротать смерть. Прилив и отлив продолжают уходить и приходить. И Джеймс предполагает, что даже прагматик может время от времени ощущать успокаивающий круговорот его потока. В такие моменты у человека есть шанс стать «религиозным» в смысле слова Джеймса, войти в «состояние души, известное религиозным людям, но никому другому, в котором воля к самоутверждению и отстаиванию своих собственных прав не имеет себе равных». были вытеснены готовностью закрыть свои рты и быть ничем в наводнениях и водяных смерчах Бога.В таком состоянии то, чего мы больше всего боялись, стало обителью нашей безопасности… »

Я снова посмотрел на Статую Свободы и снова спустился в воду внизу. Солнце действительно садилось, и я попытался позволить себе наблюдать за ним, как и надеялись Уитмен и Джеймс, в течение нескольких минут. Достаточно долго, чтобы радоваться, что у меня еще есть шанс.

Джеймс, Уильям | Интернет-энциклопедия философии

Уильяма Джеймса многие считают наиболее проницательным и вдохновляющим из американских философов, а также вторым из трех великих прагматиков (среднее звено между Чарльзом Сандерсом Пирсом и Джоном Дьюи).Будучи профессором психологии и философии Гарвардского университета, он стал самым известным из ныне живущих американских психологов, а затем и самым известным из ныне живущих американских философов своего времени. Избегая логически жестких систем, типичных для европейских рационалистов, таких как немецкие идеалисты, он сколотил психологию, богатую философскими значениями, и философию, обогащенную его психологическими знаниями. В частности, его теория «я» и его взгляд на человеческую веру как ориентированную на сознательные действия подняли вопросы, которые потребовали от него обратиться к философии.Там он разработал свою прагматическую эпистемологию, которая рассматривает значение идей и истинность убеждений не абстрактно, а с точки зрения практических изменений, которые они могут внести в жизни людей. Он исследовал последствия этой теории в областях религиозных верований, метафизики, человеческой свободы и моральных ценностей, а также социальной философии. Его вклад в эти области включал критику давних философских позиций по таким вопросам, как свобода против детерминизма, соответствие против согласованности и дуализм против.материализм, а также тщательный анализ феноменологического понимания себя и сознания, «дальновидная» концепция истины (основанная на подтверждении и пересматриваемом опыте), всесторонний метафизический плюрализм и приверженность полному видению агентства в связи с коммунальными и социальными проблемами. Таким образом, он создал одну из последних великих философских систем в западной мысли, даже если он не прожил достаточно долго, чтобы завершить все ее аспекты. Сочетание его провокационных идей и привлекательного стиля письма способствовало непреходящему влиянию его работ.

Содержание

  1. Жизнь и творчество
  2. Философская психология
    1. Поток сознания и Я
    2. Ощущение, восприятие, воображение и вера
    3. Эмоции и воля
  3. Эпистемология
    1. Прагматический метод
    2. Прагматическая теория истины
    3. Прагматический подход к вере
  4. Философия религии
    1. Воля к вере в Бога
    2. Разновидности религиозного опыта
    3. Собственные религиозные взгляды Джеймса
  5. Метафизика
    1. Сферы реальности
    2. Философское значение метафизики
    3. Монизм vs.Плюрализм
  6. Свобода и нравственность
    1. Свобода человека
    2. Моральная ответственность
    3. Осмысленность жизни
  7. Социальная философия
    1. Физические лица и их сообщества
    2. Война и мир
    3. Демократическая толерантность и социальный прогресс
  8. Ссылки и дополнительная литература
    1. Первичные источники
    2. Вторичные источники

1.Жизнь и творчество

Уильям Джеймс родился в Нью-Йорке 11 января 1842 года. Он был старшим из пяти детей Генри Джеймса-старшего и Мэри Уолш Джеймс. За его старшим братом, Генри Джеймсом-младшим, известным писателем-фантастом, последовали два других брата и сестра. Семья часто переезжала из Америки в Европу, отец унаследовал сумму, достаточную для того, чтобы позволить ему наслаждаться жизнью интеллектуала. В детстве Уильям увлекался рисованием.Поскольку он хотел стать художником, семья переехала в Ньюпорт, штат Род-Айленд, в 1860 году, где Уильям учился у ведущего американского портретиста Уильяма Морриса Ханта. Несмотря на то, что у него был талант, он отказался от этой карьерной цели менее чем за год. Он решил, что ему недостаточно делать качественную работу. Все это свидетельствует о трех вещах: о замечательной поддержке семьи его чаяний; его собственное стремление к совершенству; и его беспокойные, нерешительные трудности с сохранением приверженности карьере.

В 1861 году разразилась гражданская война в США. В ответ на призыв президента Линкольна набрать добровольцев Джеймс взял на себя обязательство на короткий срок. Однако, уже имея хрупкое здоровье, он ушел, когда через три месяца оно истекло. (Его младшие братья Уилки и Боб служили в армии Союза.) Затем он поступил в Научную школу Лоуренса при Гарвардском университете, его семья переехала в Бостон. Там он изучал химию, а затем физиологию, прежде чем поступить в Гарвардскую медицинскую школу в 1863 году.Пару лет спустя он взял годичный отпуск, чтобы присоединиться к научной экспедиции в Бразилию, которую возглавлял Луи Агассис. Но плохое здоровье в конечном итоге вынудило его покинуть экспедицию, и он вернулся в медицинскую школу (семья Джеймсов переезжает из Бостона в Кембридж, штат Массачусетс). Он снова уехал, на этот раз изучать физиологию и медицину в Германии и поправлять здоровье. Ему не удалось найти лекарство от своих странных болей в спине, но он вернулся в Гарвард, сдал медицинские экзамены и получил медицинскую степень в 1869 году.Тем не менее, он не планировал заниматься медициной и, казалось, не понимал, что делать с остальной жизнью.

К концу того же года неврологические симптомы Джеймса обострились. Его обучение точным наукам лишало его возможности верить в человеческую свободу и, следовательно, в ценность борьбы за моральные идеалы; Отчаяние материализма вело его к депрессии детерминизма. В едва замаскированной истории болезни в его разновидностях религиозного опыта он рассказывает о посещении лечебницы, когда он был студентом-медиком, и о наблюдении за пациентом, страдающим эпилепсией, состояние которого довело его до идиотского состояния.Джеймс не мог развеять осознание того, что, если универсальный детерминизм возобладает, он также может погрузиться в такое состояние, будучи совершенно неспособным его предотвратить ( Variversity, pp. 135-136) . Его страх перед чувством абсолютной незащищенности жизни подтолкнул его к тому, чтобы он стал фактически инвалидом в доме своих родителей. Он думал о самоубийстве. К весне 1870 года, когда Джеймсу было двадцать восемь лет, он пережил критический момент, читая трактовку французского неокантианца Шарля Ренувье о человеческой свободе.Он обнаружил решение своей проблемы в волюнтаристском акте воли, посредством которого он мог посвятить себя вере в свою свободу, несмотря на отсутствие объективных доказательств. Он начал свой путь к выздоровлению, хотя остаток его жизни будет мучить, казалось бы, психосоматическими проблемами (серьезное напряжение глаз, таинственные боли в спине, проблемы с пищеварением и периоды истощения, а также хронические перепады настроения, включая периоды задумчивой депрессии. ). К сожалению, конструктивной цели в карьере ему все еще не хватало.

В 1872 году один из бывших профессоров химии Джеймса, ныне президент Гарварда, предложил ему работу преподавателя физиологии. Он согласился и начал свою карьеру более трети века в качестве преподавателя там. В следующем году он стал инструктором по анатомии и физиологии. К середине 1870-х годов он преподавал там психологию, используя физиологический подход, которому он научился в Германии, и основал первую психологическую лабораторию в Америке. Он встретил школьную учительницу по имени Элис Хоу Гиббенс, на которой женился в 1878 году.Как и у его родителей, у них было пятеро детей, первых двоих назвали Генри и Уильямом. Алиса умела справляться с его невротическими навязчивыми идеями и эмоциональной капризностью, и, похоже, у них был хороший брак, и они жили комфортно в Кембридже. В год, когда они поженились, Джеймс согласился написать учебник психологии; однако к тому времени он уже отходил от психологии к философии. Он был членом Метафизического клуба, в который входил Оливер Венделл Холмс, преподававший право в Гарварде и впоследствии служивший в U.С. Верховный суд и Чарльз Сандерс Пирс, философ науки, который станет основоположником американского прагматизма. В 1879 году Джеймс начал преподавать философию в Гарварде, став в следующем году доцентом философии. Он опубликовал «Чувство рациональности», свою первую важную статью в своей новой дисциплине. По мере того, как он углублялся в философию, у него развивалось отрицательное отношение к психологии. Став профессором философии в 1885 году и психологии в 1889 году, он опубликовал свои Принципы психологии в 1890 году.Ему потребовалось около двенадцати лет, чтобы закончить ее, и, хотя она была чрезвычайно успешной, он был недоволен ею и испытывал отвращение к психологии ( Letters , vol. 1, pp. 294, 296, & vol. 2, стр. стр. 2-3). Тем не менее, он согласился подготовить сокращенную версию, которая была опубликована двумя годами позже как Психология: Краткий курс ; оно также будет широко использовано и поможет ему завоевать репутацию выдающегося американского психолога из ныне живущих. Он оставил пост директора психологической лаборатории Гарварда и посвятил себя преподаванию и написанию философии.

В 1897 году была опубликована первая философская книга Джеймса, Воля к вере и другие очерки популярной философии , посвященная Чарльзу Сандерсу Пирсу. В следующем году в Калифорнийском университете в Беркли он прочитал лекцию «Философские концепции и практические результаты», которая помогла развить прагматизм как общенациональное философское движение. В 1899 году была опубликована его книга «Беседы с учителями по психологии и со студентами о некоторых жизненных идеалах ».Перегруженный работой в Гарварде и ставящий под угрозу свое хрупкое здоровье, в том же году он перенес физический срыв. Выздоравливая, он изучил широкий круг свидетельств о религиозном опыте и подготовил свои Гиффордские лекции, которые он прочитал в Эдинбургском университете в 1901–02. Они были опубликованы под названием The Variversity of Religious Experience в 1902 году и оказались весьма успешными, хотя сам Джеймс был недоволен, полагая, что они содержат слишком много сообщений о фактах и ​​слишком мало философского анализа.

Всю оставшуюся жизнь Джеймс сосредоточился на развитии собственной философии, написании эссе и лекций, которые позже будут собраны и опубликованы в четырех книгах. Весной 1906 года он взял отпуск в Гарварде, чтобы стать приглашенным профессором в Стэнфордском университете, хотя его серия лекций в Калифорнии была прервана сильным землетрясением в Сан-Франциско. В конце 1906 — начале 1907 года он прочитал свои лекции по прагматизму в Бостоне и Колумбийском университете, опубликовав их весной 1907 года.В том же году он ушел из Гарварда, опасаясь смерти, не дожив до завершения своей философской системы, поскольку страдал от стенокардии и одышки. Он прочитал лекции Хибберта в Англии в 1908 году, опубликованные в следующем году как A Pluralistic Universe , направленные на борьбу с неогегелевским идеализмом, который тогда был преобладал в Великобритании. Между тем, он подвергался интеллектуальным нападкам со стороны основных философов за его прагматическое отношение к истине, которое он защищал в сборнике эссе, опубликованном в 1909 году под названием The Meaning of Truth .

К следующему году из-за болезни сердца Джеймс настолько переутомился, что нормальная деятельность стала довольно сложной. Он пытался завершить свой учебник по Некоторые проблемы философии , но умер 26 августа 1910 года. В 1911 году его учебник под редакцией его сына Генри и его Воспоминания и исследования были опубликованы посмертно. В 1912 году был опубликован его Essays in Radical Empiricism , а в 1920 году — некоторые из его Collected Essays and Reviews и The Letters of William James , отредактированные в двух томах его сыном Генри.Его произведения сохранились отчасти благодаря провокационной честности его идей, но также благодаря яркому, иногда колоссальному стилю, в котором он их выражал. В книге «Плюралистическая вселенная » он подвергает критике философов, использующих технический жаргон вместо ясного, прямого языка. Он практиковал спонтанное мышление и свежесть выражения, за которые он выступает ( Universe , стр. 129–130). Было сказано (писательницей Ребеккой Уэст), что, в то время как Генри Джеймс писал художественную литературу, как если бы это была философия, его старший брат Уильям писал философию в красочном стиле, типичном для художественной литературы.

2. Философская психология

К началу 1890-х годов, когда Джеймс опубликовал две свои книги по психологии, эта дисциплина находилась в процессе отделения от философских спекуляций («психология» буквально означает «изучение души»), чтобы утвердиться в качестве эмпирической социальной науки. Несмотря на нетерпение к процессу этого развития, он внес значительный вклад в его продвижение, рассматривая психологию как науку о наших ментальных явлениях или состояниях сознания, таких как мысли, чувства, желания, воления и так далее.

а. Поток сознания и Я

Анализируя то, что в широком смысле можно назвать человеческим мышлением, Джеймс выделяет пять общих характеристик: (1) все мысли принадлежат некоторому личному «я»; (2) всякая мысль, переживаемая человеческим сознанием, постоянно находится в движении и никогда не бывает статичной; (3) тем не менее, для каждого мыслителя существует постоянная непрерывность мысли, когда она движется от одного объекта к другому (например, чередование времени полета и усаживания в жизни птицы), постоянно включающая смещающиеся фокусы и контекстные границы, внутри которых они даны; (4) мышление обычно имеет дело с объектами, отличными от самого сознания и не зависящими от него, так что два разума могут воспринимать общие объекты; и (5) сознание проявляет интерес к определенным объектам, предпочитая сосредотачиваться на них, а не на других (Принципы , , т.1. С. 224-226, 236-237, 239, 243, 258-259, 271-272, 284; Психология , стр. 152-154, 157-160, 166-167, 170). «Я» можно рассматривать как объект мысли или как субъект мысли. Первое — это эмпирическое «я» или «я», а второе — чистое эго или «я». Измерения эмпирического «я» («я») включают «материальное» я (состоящее из собственного тела и таких его расширений, как одежда, ближайшая семья и дом), «социальное» я (или важные межличностные отношения), и «духовное» я (личность, характер и определяющие ценности).Чистое эго («Я»), отождествляемое с душой традиционной метафизики, не может быть объектом науки и не должно рассматриваться как субстанция (Принципы , , том 1, стр. 291-294, 296, 319). , 343-344, 348, 350; Психология , стр. 176-181, 194, 196, 198, 200, 202-203, 215-216).

г. Ощущение, восприятие, воображение и вера

Джеймс утверждает, что если мы отслеживаем динамику умственной деятельности, мы различаем стандартный образец от ощущения к восприятию, от воображения к убеждению.Через ощущение мы знакомимся с данным фактом. Это может, но не обязательно, привести к знанию об этом факте, достигаемому путем восприятия его отношения к другим данным фактам. И ощущение, и восприятие включают непосредственную интуицию некоторых данных объектов. Воображение, менее непосредственное, восстанавливает ментальные копии прошлых ощущений и восприятий, даже когда их внешние стимулы больше не присутствуют. Вера — это ощущение или ощущение того, что идеи или предложения, сформированные в воображении, соответствуют действительности.Каждое предложение можно проанализировать с точки зрения его объекта и того, верится ли этому объекту. Объект предложения включает в себя субъект (например, мою лошадь), сказуемое (крылья) и отношение между ними (у моей лошади появились крылья). Вера — это психическое отношение разума к этому объекту (например, я верю или отрицаю это, или сомневаюсь в этом) (Принципы , , том 2, стр. 1-3, 44, 76-77, 82-83, 283-284, 287-290; Психология , стр. 12-14, 302, 312, 316-317).

г. Эмоции и воля

Как и у других животных, у нас есть примитивные инстинкты, такие как страх, некоторые желания и определенные формы симпатии, которые не требуют обучения или сознательного сосредоточения на цели. Тем не менее, у нас также есть эмоции, которые представляют собой усвоенное поведение и действительно подразумевают такую ​​направленность — например, страх неудачи и желание получить ученую степень. Таким образом, инстинкты и эмоции пересекаются, причем последние имеют тенденцию охватывать более широкий круг объектов, чем первые. Мы склонны предполагать, что восприятие запускает эмоциональные реакции, которые в конечном итоге выражаются в телесных проявлениях, — что мы внезапно видим медведя, пугаемся, а затем дрожим и убегаем.Но Джеймс считает, что на самом деле последовательность — это восприятие, за которым следуют телесные выражения, за которыми следует эмоциональное чувство: мы видим медведя, дрожим и убегаем, а затем ощущаем эти физические события как то, что мы называем страхом. Идея о том, что эмоции в конечном итоге имеют физические причины, подчеркивает тесную взаимосвязь между нашим телом и нашей психической жизнью (Принципы , , том 2, стр. 383, 410, 442, 449-453, 467; Психология , стр. 391, стр. 375-376, 378-381).

Человеческая воля имеет решающее значение для сознательного действия в соответствии с нашими убеждениями и эмоциями.Иногда мы рассматриваем альтернативные варианты действий и, кажется, выбираем один из них, как будто принимаем добровольное решение. Джеймс выделяет пять типов принятия решений: (1) разумный, при котором мы принимаем рациональные аргументы; (2) вид, который запускается внешними обстоятельствами, например, слухом; (3) вид, который вызван нашим подчинением чему-то внутри нас, например, привычке, сформированной прошлыми действиями; (4) вид, возникающий в результате внезапного изменения настроения, например, из-за чувства горя; и (5) редкий вид, являющийся следствием нашего собственного добровольного выбора, который будет идентифицирован как «желание верить».«Есть ли у нас свобода воли или нет — это метафизический вопрос, который не может быть определен научно ( Принципы , том 2, стр. 486-488, 528, 531-534, 572-573; Психология , стр. 415, стр. 419-420, 428-434, 456-457).

3. Эпистемология

Даже если философски интересные вопросы, такие как свобода против детерминизма, не могут быть решены с научной точки зрения, необходима какая-то эпистемологическая методология, если мы хотим избежать произвольных выводов. Какой бы подход ни был выбран, очевидно, что Джеймс отвергает рационализм с его представлениями о a priori экзистенциальных истинах.Он особенно враждебен немецкому идеализму, который он отождествляет особенно с Гегелем и который он атакует во многих своих эссе (это отождествление приводит его к удивительной несправедливости по отношению к Канту, более раннему немецкому идеалисту). Как он поясняет в «Чувстве рациональности», личность потенциального знающего и различные практические вопросы слишком важны, чтобы допускать такой абстрактный интеллектуализм. Традиция современного эмпиризма более многообещающая, но слишком атомистическая, чтобы позволить нам далеко продвинуться от знания знакомства к подлинному пониманию ( Will , pp.63-67, 70, 75-77, 82-86, 89, 92). К счастью, Джеймс уже узнал о прагматическом подходе от Пирса.

а. Прагматический метод

Книга лекций Джеймса по прагматизму , возможно, самая влиятельная книга американской философии. Первая из восьми лекций представляет прагматизм как более привлекательную золотую середину между двумя основными подходами европейской философии. «Мягкий» подход имеет тенденцию быть рационалистическим, интеллектуалистическим, идеалистическим, оптимистичным, религиозным, приверженным свободе, монистическим и догматическим; Напротив, «жесткий» подход имеет тенденцию быть эмпирическим, основанным на ощущениях, материалистическим, пессимистическим, нерелигиозным, фаталистическим, плюралистическим и скептическим.Трудно выделить много чистых типов любого из них в истории философии, и некоторые мыслители (например, Кант) намеренно смешаны, как и сам Джеймс. Он думает, что большинство из нас хотят философского метода, прочно основанного на эмпирических фактах, но при этом открытого для моральных и религиозных ценностей, а не пренебрегая ими. Он предлагает прагматизм как философию, которая последовательно отвечает обоим требованиям. Вторая лекция Джеймса посвящена тому, чтобы показать, как прагматический метод помогает нам установить значение, делая его функцией практических последствий (слово «прагматический» означает действие и этимологически связано с нашим английским словом «практический»).Прежде чем вкладывать много времени или усилий в поиски смысла чего-либо, мы должны подумать, какие практические изменения будут иметь место, если мы сможем это выяснить. Приводя пример, чтобы проиллюстрировать свою точку зрения, Иаков ссылается на гегелевское представление о Боге как о всеобъемлющем Абсолютном Духе. Как нам решить, следует ли это понимать под Богом? Подумайте о практических последствиях для верующего: с одной стороны, это дало бы нам оптимистичную, утешительную уверенность в том, что все будет работать к лучшему; но, с другой стороны, это также подрывает ценности человеческой индивидуальности, свободы и ответственности.С этой прагматической точки зрения Джеймс отвергает гегелевское представление. Несомненно, философия предоставляет нам только один законный подход к вере, как он отмечает в своей пятой лекции, другие — это здравый смысл (с его основными концепциями, выведенными из опыта) и наука. Однако эти другие бессильны решать вопросы свободы и ценностей ( Pragmatism , pp. 10-13, 18, 26-28, 30-38, 79-80, 83-85).

г. Прагматическая теория истины

Кажется, что все познаваемое должно быть правдой.Но что означает называть утверждение или убеждение «истинным» с точки зрения прагматизма? Это тема знаменитой шестой лекции Джеймса. Он начинает со стандартного словарного анализа истины как согласия с реальностью. Принимая это, он предупреждает, что прагматики и интеллектуалы будут расходиться во мнениях относительно того, как интерпретировать концепции «согласия» и «реальности», причем последние думают, что идеи копируют то, что фиксировано и независимо от нас. Напротив, он защищает более динамичную и практическую интерпретацию, истинную идею или убеждение мы можем включить в наш образ мышления таким образом, чтобы его можно было подтвердить на опыте.Для Джеймса «реальность», с которой должны согласовываться истины, имеет три измерения: (1) факты, (2) отношения идей (например, вечные истины математики) и (3) весь набор других истин для что мы совершаем. Сказать, что наши истины должны «согласовываться» с такими реальностями с прагматической точки зрения, означает, что они должны привести нас к полезным последствиям. Он фаллибилист, рассматривая все экзистенциальные истины как теоретически подлежащие пересмотру с учетом нового опыта. Они связаны с отношениями между фактами и нашими идеями или убеждениями.Поскольку факты и наш опыт в отношении них меняются, мы должны остерегаться рассматривать такие истины как абсолютные, как это обычно делают рационалисты ( Pragmatism , pp. 91-97, 100-101). Эта релятивистская теория вызвала бурю критики среди основных философов, на что он ответил в книге The Meaning of Truth .

г. Прагматический подход к вере

Западные философы традиционно считали знание оправданной, истинной верой. Пока идея истины анализируется прагматически и дает прагматическую интерпретацию оправдания, Джеймс, кажется, принимает эту точку зрения.Всю его философию можно рассматривать как фундаментальную философию продуктивных убеждений. Любое исследование должно заканчиваться верой, неверием или сомнением; неверие — это просто отрицательное убеждение, а сомнение — истинная противоположность того и другого. Вера во что-либо предполагает восприятие этого как чего-то реального; когда мы отвергаем что-то как нереальное (неверие), обычно это происходит потому, что это каким-то образом противоречит тому, что мы считаем реальным. Некоторые из наших самых фундаментальных и ценных убеждений не кажутся достаточно обоснованными, чтобы их можно было считать известными.Эти «постулаты рациональности» включают убеждения в том, что каждое событие вызвано и что мир в целом рационально понятен (Принципы , , том 2, стр. 283-284, 288-290, 670-672, 675, 677). ). Как он утверждает в «Чувстве рациональности», сказать, что такие убеждения, какими бы важными они ни были, они неизвестны, значит признать, что, хотя они включают в себя готовность действовать в соответствии с ними, сомнение в их истинности все еще кажется теоретически возможным. Он выделяет четыре постулата рациональности как связанных с ценностями, но непознаваемых вопросов веры; это Бог, бессмертие, свобода и моральный долг ( Воля , стр.90, 95). Он приступает к рассмотрению каждого из них индивидуально.

4. Философия религии

Джеймс, возможно, самый значительный американский философ религии в интеллектуальной истории, и многие из его работ, в дополнение к обязательному эссе «Воля к вере» и его книге о «Разновидности религиозного опыта », предлагают провокационные идеи в этой области. .

а. Воля к вере в Бога

Поскольку мы от природы не испытываем сверхъестественного, радикальный эмпирик Джеймс считает веру в Бога недостатком знания.Тем не менее, такая вера имеет прагматическое значение для многих людей, и разумно задаться вопросом, может ли она быть оправдана, как и в какой степени. Для Джеймса, философа-логика, получившего научное образование, и у логики, и у науки есть пределы, за которыми мы можем законно искать чувство рациональности. Его печально известное эссе «Воля к вере» призвано защитить религиозную веру в отсутствие убедительных логических аргументов или научных доказательств. Он фокусируется на том, что он называет «подлинным вариантом», то есть на выборе между двумя гипотезами, которые верующий может рассматривать как «живую» (значимую лично), «вынужденную» (взаимоисключающую) и «важную» (включающую потенциально важные последствия).Таким образом, является ли вариант «подлинным», зависит от точки зрения конкретного верующего. Джеймс признает, что в наш научный век есть что-то сомнительное в волюнтаристском взгляде на то, что в некоторых обстоятельствах мы можем законно верить в отсутствие какого-либо объективного обоснования. Однако он утверждает, что мы, естественно, поступаем так постоянно, и наши моральные и политические идеи являются очевидным примером. Когда вы верите, что ваша мать любит вас или искренне любит вашего лучшего друга, у вас нет убедительных объективных доказательств.Кроме того, вы никогда не сможете получить такие доказательства. Однако часто кажется неразумным отказываться от веры в такие вещи; если бы мы сделали это, прагматические последствия были бы еще более обеднением социальной жизни. Действительно, в некоторых случаях вера в это убеждение и действие в соответствии с ним может помочь увеличить шансы на то, что это убеждение истинно. Теперь применим этот аргумент к религиозным убеждениям. Что в целом предлагает религия для нашей веры? Двоякий ответ заключается в том, что высшая реальность наиболее ценна и что нам будет лучше, если мы будем в это верить.Приверженность этой двуединой вере имеет значение, как и отказ от нее. В любой момент я должен либо взять на себя это двойное обязательство, либо нет; и то, как я переживаю эту жизнь, а также перспективы возможной загробной жизни, могут быть поставлены на карту. Независимо от того, примет ли вы это обязательство или нет, это может повлечь за собой прагматические последствия. Мы также не должны думать, что можем избежать необходимости делать выбор, поскольку обязательство не брать на себя обязательства само по себе является обязательством ( Завещание , стр. 1-4, 7-9, 11-14, 22-30; см. Также Проблемы , с.221-224).

г. Разновидности религиозного опыта

Если религиозная вера не должна быть сведена к произвольной прихоти («желание притворяться»), она должна основываться на каком-то личном опыте. Как психолог и философ, Джеймс сознательно определяет «религию» в широком смысле как опыт человеческих индивидуумов, поскольку они видят себя связанными с тем, что они считают божественным. Это определение указывает на то, что религия не требует веры в трансцендентного, монотеистического Бога и не требует социального измерения религиозного сообщества.Джеймс различает «здоровое мышление» и «больную душу» как два крайних типа религиозного сознания, первый из которых характеризуется оптимистической радостью, а второй — болезненным пессимизмом. Между этими крайностями находятся «разделенное я» и устойчивый, хорошо интегрированный верующий. Джеймс проводит подробный анализ религиозного обращения, святости и мистицизма. Выходя за рамки этого, он рассматривает то, что философия может способствовать установлению «чрезмерных убеждений» относительно существования и природы божественного.Он критически рассматривает традиционные аргументы в пользу Бога — космологический аргумент, аргумент, исходящий из замысла, моральный аргумент и аргумент, основанный на общепринятом мнении, — не находя ни одного из них особенно убедительным, но демонстрируя наибольшее уважение к аргументу, исходящему из замысла. Он также взвешивает весы и находит недостающие аргументы в пользу метафизических и моральных божественных атрибутов, находя последние более прагматичными для человеческих ценностей, выбора и поведения, чем первые. В своей заключительной лекции он делает выводы относительно трех убеждений, которые опыт обнаруживает в религиях в целом: (1) что наш чувственный мир является частью более высокого духовного порядка и черпает свое значение в нем; (2) что наша цель достигается путем достижения с ней гармоничного союза; и (3) что молитва и духовное общение действенны.Более того, религии обычно обладают двумя психологическими качествами в своих верующих: (1) энергичным стремлением к жизни; и (2) чувство безопасности, любви и мира. Учитывая, что и мысль, и чувство определяют поведение, Джеймс считает, что разные религии схожи в чувствах и поведении, их доктрины более разнообразны, но менее существенны. Чаще всего эти доктрины пытаются диагностировать фундаментальное беспокойство по поводу нашего естественного состояния и предписывать решение, посредством которого мы могли бы быть спасены ( разновидности , стр.42, 83, 121, 124, 137, 142, 145-147, 330, 334-341, 367, 380-383).

г. Собственные религиозные взгляды Джеймса

Хотя Джеймс несколько расплывчато говорит о своих религиозных «чрезмерных убеждениях», их можно составить по кусочкам из различных отрывков. Он считает, что реальность — это нечто большее, чем наш естественный мир, и что эта невидимая область производит практические эффекты в этом мире. Если мы называем верховное существо «Богом», тогда у нас есть основания думать, что межличностные отношения между Богом и людьми динамичны и что Бог дает нам гарантию того, что моральные ценности, которые мы стремимся реализовать, каким-то образом переживут нас.Джеймс называет себя сверхъестественным (а не материалистом), менее утонченным, чем идеалисты, и неспособным присоединиться к популярному христианству. Он не желает предполагать, что Бог един или бесконечен, даже размышляя о политеистическом представлении о том, что божественное — это совокупность богоподобных «я» ( Variversity , pp. 384-386, 388-390, 392-393, 395-396). В «Дилемме детерминизма» Джеймс описывает свой образ Бога с запоминающейся аналогией, сравнивая Бога с мастером шахмат, вступающим в компромисс с нами, новичками.Мы вольны делать свои собственные шаги; тем не менее, мастер знает все ходы, которые мы могли бы сделать, вероятность того, что мы выберем одно из них, и как лучше всего отреагировать на любое движение, которое мы решим сделать. Это указывает на два отклонения от традиционного иудео-христианского представления о Боге в том, что Мастер взаимодействует с нами во времени (а не вечном) и не знает всего в будущем, поскольку это свободно выбирается нами. В «Рефлекторном действии и теизме» Джеймс разделяет теистическую веру в личного Бога, с которым мы можем поддерживать межличностные отношения, который обладает глубочайшей силой в реальности (не обязательно всемогущей) и разумом (не всеведущим).Мы можем любить и уважать Бога в той мере, в какой мы привержены стремлению к общим ценностям. В «Стоит ли жить?» Джеймс даже предполагает, что Бог может черпать силу и энергию в нашем сотрудничестве ( Воля , стр. 181-182, 116, 122, 141, 61). В другом месте, отвергая гегелевское представление о Боге как о всеобъемлющем Абсолюте, он присоединяется к Богу, который конечен в знании или силе, или в том и другом, который действует во времени и имеет историю и окружающую среду, как и мы ( Universe , стр.269, 272; см. Letters , vol. 2, pp. 213-215, ответы Джеймса на анкету 1904 года, касающуюся его личных религиозных убеждений).

5. Метафизика

а. Царства реальности

В отличие от монистов, таких как Гегель, Джеймс верит в множественность миров, определяя семь сфер реальности, которые мы можем испытать: (1) сфера, которая служит пробным камнем реальности для большинства из нас, — это мир физических объектов чувственного опыта; (2) мир науки, вещей, понимаемых в терминах физических сил и законов природы, доступен образованным; (3) философия и математика открывают нам мир абстрактной истины и идеальных отношений; (4) как люди, мы все подвержены искажениям банальных иллюзий и предрассудков; (5) наши культуры открывают нам мир мифологии и фантастики; (6) у каждого из нас есть собственное субъективное мнение, которое может выражаться или не выражаться другим; и (7) мир безумия может отсоединить нас от реальности, в которую другие могут легко поверить.Обычно мы можем обитать более чем в одном из них и уметь различать их. То, что мы считаем реальным, должно быть связано с нами лично, потому что мы находим это интересным и / или важным, что подчеркивает элементы как субъективности, так и прагматической значимости (Принципы , , том 2, стр. 292-299).

г. Философское значение метафизики

Отчасти то, что делает Джеймса великим философом великой традиции, заключается в том, что, в отличие от многих постгегелевских западных философов, он отстаивает ключевое значение метафизики.Теория реальности в целом обеспечивает решающий фундаментальный контекст для философии человеческой природы, философии религии, этики, социальной философии и так далее. По сути, философия — это интеллектуальная попытка схватить реальность, как он говорит на первой странице Pragmatism . В своей третьей лекции Джеймс подходит к четырем стандартным метафизическим вопросам, используя свой прагматический метод: (1) физическая и духовная субстанция, (2) материализм против теизма как объяснения нашего мира, (3) указывает ли мир природы на разумный замысел, и (4) свобода vs.универсальный детерминизм. По каждому из них мы не можем окончательно установить, где мы должны стоять, основываясь только на том, что опыт раскрывает о прошлом, но можем занять разумную позицию, основанную на прагматических ожидаемых будущих последствиях. Как показывает современная философия, мы никогда не сможем непосредственно и немедленно испытать какую-либо субстанцию; однако мы действительно испытываем физические качества и психические события и можем лучше всего понять их, приписывая их телу и разуму. Мир есть то, что он есть, независимо от того, является ли он результатом божественной деятельности или случайных взаимодействий атомов, движущихся в пространстве; был ли он разумно разработан в далеком прошлом или нет, не имеет никакого отношения к тому факту, что мы переживаем это так же, как и мы.Но мир, разумно созданный божеством с прагматической точки зрения, предполагает возможность многообещающего будущего, тогда как мир, созданный бессознательными физическими силами, не сулит ничего, кроме коллапса в бессмысленное уничтожение. С одной стороны, если все, что мы можем сделать или не сделать, предопределено, зачем вообще что-то делать? С другой стороны, если мы свободны выбирать хотя бы некоторые из наших действий, тогда усилия могут быть значимыми. В четвертой лекции Джеймс утверждает, что наш мир можно рассматривать как единое целое (монизм) или как несводимое множество (плюрализм).Есть определенные способы, которыми мы, люди, создаем единство объектов нашего опыта, но абсолютное единство, которому привержен монизм, остается вечно исчезающим идеалом. В своей седьмой лекции Джеймс выделяет три измерения реальности: (1) объекты фактического опыта; (2) отношения между нашими ощущениями и нашими идеями и между нашими идеями; и (3) вся сеть истин, которой мы привержены в любой момент времени. Опять же, мы видим здесь сочетание субъективности и прагматической релевантности, которое рассматривает реальность как процесс развития, который он называет «гуманизмом» ( Pragmatism , pp.7, 43-55, 62-69, 71, 73-74, 110-111, 115-116; см. также Truth , pp. 100-101).

г. Монизм против плюрализма

Джеймс задумал Некоторые проблемы философии , чтобы быть в значительной степени учебником по метафизике, которую он определяет в терминах основных принципов реальности, как внутри, так и за пределами нашего человеческого опыта. По большей части это касается проблемы одного и многих, которая, возможно, является старейшей проблемой западной философии и представляет собой раскол между коллективным монизмом (например, у Гегеля) и распределительным плюрализмом (например, за самим Джеймсом).Монизм, доведенный до своей логической крайности, является детерминистическим, устанавливая резкую дихотомию между тем, что необходимо, и тем, что невозможно, в то время как плюрализм допускает возможности, которые могут, но не должны быть реализованы. Первые должны быть либо оптимистичными, либо пессимистичными в своих взглядах, в зависимости от того, рассматривается ли будущее как привлекательное или непривлекательное. Напротив, возможности плюрализма допускают «мелиористический» взгляд на будущее как на возможное лучшее, в зависимости от выбора, который мы делаем свободно.Плюрализм не обязательно указывать, сколько ненужных возможностей существует в мире; Напротив, монизм должен говорить, что все, связанное с будущим, заперто от вечности, на что плюрализм говорит: «Никогда не совсем». Джеймс защищает то, что он называет возможностью «новизны» в мире. Плюрализм, будучи мелиористическим, требует от нас доверия и сотрудничества друг с другом для реализации желаемых возможностей, которые не гарантированы (Проблемы , , стр. 31, 114, 139–143, 205, 228–230).В своих Essays in Radical Empiricism Джеймс пытается дистанцироваться от философского дуализма, который рассматривает физическую реальность (тела) и духовную реальность (умы) как существенно разные. Он утверждает, что «философия чистого опыта» больше соответствует теории новизны, индетерминизма, морализма и гуманизма, которую он защищает, хотя не совсем ясно, почему. Мы никогда не переживаем ум в отделении от тела, и он отвергает идею сознания как субстанциальную как иллюзию; однако он не хочет отвергать реальность разума, как это сделал бы материалист.Итак, после многих лет противостояния монизму, он принимает, по общему признанию, расплывчатый вид нейтрального (ни материалистического, ни идеалистического) монизма, который рассматривает мысли и вещи как фундаментально одно и то же, дальнейшее определение которого ускользает от нас ( Empiricism , pp. 48, 115 -117, 120).

6. Свобода и нравственность

В восьмой лекции Pragmatism Джеймс рассматривает монизм как склонность к пассивному квиетизму, а не к жизненной жизни, основанной на активных усилиях. Напротив, плюралистический прагматизм подчеркивает возможности, которые могут появиться, если мы будем работать над их реализацией.Монизм оптимистически определяет будущее как работу для лучшего, что бы мы ни делали, или пессимистически как работу для худшего, что бы мы ни делали. Напротив, плюралистический мелиоризм считает, что он может стать лучше, если мы будем свободно пытаться сделать это так. Принимаем ли мы выбор свободы и моральной ответственности или нет, это в конечном итоге вопрос личной веры, а не объективной логики или научных доказательств ( Pragmatism , pp. 125, 127-128, 132).

а. Свобода человека

Подобно Богу и человеческому бессмертию, возможность которого Иаков отстаивает, не будучи твердо убежденным в этом ( Бессмертие , стр.3, 6-7, 10-18, 20, 23-24, 28-31, 35-37, 39-41, 43-45), свобода — это постулат рациональности, недоказанный догмат веры. Джеймс написал эссе на эту тему под названием «Дилемма детерминизма». Признав, что человеческая свобода — это старая и изношенная тема, о которой мы можем подозревать, что нельзя сказать ничего нового и что он не будет делать вид, что может доказать или опровергнуть, он начинает прагматическое оправдание своей веры в нее. Индетерминизм, вера в свободу, утверждает, что существует некоторая степень возможности, которая не обусловлена ​​остальной реальностью, в то время как детерминизм должен отрицать все такие возможности.Эти убеждения представляют собой исчерпывающие и взаимоисключающие альтернативы, так что, если мы отвергаем одно, мы логически должны принять другое. Давайте рассмотрим банальный пример, такой как возвращение домой из университетского городка. До факта ни детерминист, ни индетерминист не могут безошибочно предсказать, какой путь будет выбран, но после факта детерминист может неопровержимо утверждать, что выбранный путь был необходим, в то время как индетерминист может неопровержимо утверждать, что он был выбран свободно. Пока что ни у одной из сторон нет преимущества.Но теперь рассмотрим пример, когда мужчина ужасно убил свою любящую жену. Мы слышим ужасные подробности рассказа и, естественно, сожалеем о том, что злой человек сделал с ней. Что же нам делать с этим сожалением с точки зрения детерминизма? Какой смысл сожалеть о том, что произошло? С этой точки зрения мы логически должны принять пессимизм (вся реальность определена как плохая) или оптимизм (все должно работать к лучшему) или субъективизм (добро и зло — это просто субъективные интерпретации, которые мы искусственно навязываем вещам).Все это может быть логически связными позициями, но каждая из них сводит к минимуму зло, которое мы испытываем в этом мире, и упрощает нашу естественную реакцию сожаления как бессмысленную. Можем ли мы с этим жить с практической (а не с логической) точки зрения? Джеймс намеренно высказывает эту мысль лично. Хотя вдумчивые и задумчивые пессимисты, оптимисты и субъективисты могут смириться с этим, он не стал бы этого делать, потому что его прагматические последствия сделают жизнь не стоящей жизни. В этом смысле детерминизм, хотя и логически обоснован, прагматически неприемлем, и Джеймс придерживается индетерминизма ( Will , pp.145-146, 150-152, 155-156, 160-161, 175-176, 178-179).

г. Моральная ответственность

Помимо Бога, бессмертия и свободы, моральный долг является четвертым постулатом рациональности. Джеймс предлагает нам одно замечательное эссе на эту тему под названием «Нравственный философ и нравственная жизнь». Он обращается к трем вопросам: (1) психологическому, касающемуся происхождения наших моральных ценностей и суждений, (2) метафизическому, касающемуся смысловых оснований наших основных моральных концепций, и (3) казуистическому вопросу, касающемуся того, как мы должны заказывать противоречивые ценности.Во-первых, наша человеческая природа включает в себя способность к интуитивному нравственному чувству, но оно должно развиваться в контексте ценностей, которые развиваются в обществе. Во-вторых, наши основные моральные представления о добре и зле, правильном и неправильном и т. Д. Относятся к человеку и основаны на утверждениях, которые люди предъявляют к своему окружению. В-третьих, при конфликте ценностей те, которые, казалось бы, удовлетворяют как можно большему количеству личных требований, но при этом расстраивают наименьшее, должны иметь приоритет независимо от природы этих требований.Это представляет собой прагматическую форму морального релятивизма, в которой никакое действие не может быть абсолютно добрым или злым во всех мыслимых обстоятельствах. Наконец, Джеймс проводит различие между «легким настроением», которое пытается избежать конфликта, и «напряженным настроением», которое стремится достичь идеалов, явно предпочитая последний ( Will , pp. 185-186, 190, 194-195 , 197, 201, 205, 209, 211).

г. Смысл жизни

Отвечая на вопрос о том, какова основная цель человеческой жизни, Джеймс утверждает, что естественный ответ — счастье.Именно это побуждает нас действовать и терпеть. Эволюцию часто рассматривают как прогрессивное продвижение к счастью ( разновидности , стр. 76, 85). Человек, который кажется неспособным достичь этого, вполне может задаться вопросом, стоит ли жить; самоубийство, решив, что это не так. Для Джеймса нет однозначного ответа, и он относится к проживаемой жизни. Человеческая жизнь включает в себя непрерывный ряд возможностей. Некоторые из этих «вероятностей» могут быть реализованы, если мы верим в нашу собственную способность реализовать их; другие не будут, либо потому, что мы не пытаемся, либо потому, что мы пытаемся и терпим неудачу.Жизнь может стать достойной того, чтобы жить, если мы верим в это и действуем в соответствии с этим убеждением, наше обязательство придает ему смысл ( Завещание , стр. 37, 59-62). Наше счастье, кажется, требует наличия идеалов, стремления к их достижению и уверенности в том, что мы добиваемся определенного прогресса в этом направлении ( Talks , стр. 185-189).

7. Социальная философия

а. Отдельные лица и их сообщества

Философия Джеймса настолько индивидуалистична, что не позволяет создать надежную теорию сообщества.Тем не менее, он предлагает нам несколько интересных идей и одну замечательную статью. «Великие люди и их окружение» рассматривают общество не только как контекст, в котором появляются великие личности, но и как то, что они играют отборную роль, позволяя своему величию развиваться. В свою очередь, они влияют на социальную среду. Сможет ли человек оказать влияние, в некоторой степени, определяется обществом. Таким образом, социально значимые люди и их сообщества имеют динамичные корреляционные отношения.В следующей статье «Важность людей» он утверждает, что агенты социальных изменений, помимо одаренности каким-либо образом (-ами), имеют тенденцию использовать больше преимуществ данных обстоятельств, чем обычные люди ( Will , С. 225-226, 229-230, 232, 259).

г. Война и мир

В последнее десятилетие своей жизни, после испано-американской войны, героем которой был Теодор Рузвельт, его бывший ученик, Джеймс выступал на банкете Всемирного конгресса за мир.Считая человеческую природу антагонистической по своей сути, он предостерегает от наших постоянных тенденций к массовому насилию и романтической идеализации войны. Мы должны всегда быть начеку, чтобы противостоять этим опасным, деструктивным тенденциям; однако он сомневается, что человечество когда-либо сможет достичь всеобщего разоружения и мира. Что мы можем и должны делать, так это минимизировать конфликты и разрешать их ненасильственным путем. Великая статья Джеймса в области социальных отношений, написанная всего за несколько лет до начала Первой мировой войны и впервые опубликованная в месяц его смерти, называется «Моральный эквивалент войны.В нем он предупреждает об исключительной проблеме подавления наших воинственных наклонностей. Война стала настолько дорогостоящей, с точки зрения сокровищ и кровавой бойни, благодаря современным технологиям, что нам нужно найти какой-то способ изменить направление примитивных тенденций, унаследованных от наших предков. Как мы можем создать атмосферу, в которой мир является нормой, а не промежуточный период между войнами? Называя себя «пацифистом», он, тем не менее, признает, что существуют желательные человеческие качества, такие как патриотизм, лояльность, социальная солидарность и национальная энергия, которые традиционно воспитывались войной и подготовкой к ее ведению.Возникает вопрос, можно ли найти «моральный эквивалент», который генерировал бы такие боевые добродетели без участия ужасной разрушительной силы войны. Поскольку войны являются результатом человеческого выбора, а не фаталистически детерминированными, он предвидит время, когда они будут официально объявлены вне закона в цивилизованных обществах. Но как же тогда воспитать эти боевые добродетели? Его ответ заключается в том, что мы должны призвать молодых людей на национальную службу, а не на военную службу, сражаясь против неблагоприятных природных условий, а не против собратьев, работая какое-то время на угольных шахтах, на строительстве дорог и так далее.Таким образом, они могли развивать эти желанные качества, служа обществу так, чтобы приносить хорошие последствия, а не страдать ( Исследования , стр. 300-301, 303-306, 267, 269, 275-276, 280, 283, 286 -292).

г. Демократическая толерантность и социальный прогресс

В статье «Что делает жизнь значимой» Джеймс выступает за движение к взаимному невмешательству в дела людей, которые не угрожают нам насилием. Терпимость к другим — это противоядие от жестокости и несправедливости.Он утверждает, что социальная эволюция движется в направлении демократического прогресса. Однако эта тенденция требует усилий, и ее продолжение создает для нас проблемы, в том числе стремление к более справедливому распределению богатства ( Talks , pp. 170, 178, 189). Его приверженность личной свободе, взаимному уважению, мирным взаимоотношениям и терпимости сходятся, чтобы указать нам направление движения к тому, что он называет «интеллектуальной республикой» ( Will , p.30). Это прагматически выгодный идеал, к которому может привести нас социальный прогресс, если мы верим в него и берем на себя обязательство действовать в соответствии с этой верой.

8. Ссылки и дополнительная литература

а. Первичные источники

  • Уильям Джеймс, Очерки радикального эмпиризма и плюралистической вселенной (называемые «эмпиризмом» и «вселенной» соответственно). Нью-Йорк: Э. П. Даттон, 1971.
  • Уильям Джеймс, Письма Уильяма Джеймса, два тома в одном , изд.Генри Джеймс (так называемые «Письма»). Бостон: Литтл, Браун, 1926.
  • Уильям Джеймс, Значение истины (так называемая «Истина»). Анн-Арбор: University of Michigan Press, 1970.
  • Уильям Джеймс, Воспоминания и исследования (так называемые «Исследования»). Вестпорт: Greenwood Press, 1968)
  • Уильям Джеймс, Прагматизм (так называемый «Прагматизм»), изд. Брюс Куклик. Индианаполис: Хакетт, 1981.
  • Уильям Джеймс, Принципы психологии г., два тома (так называемые «Принципы»).Нью-Йорк: Дувр, 1950.
  • Уильям Джеймс, Психология: Краткий курс (под названием «Психология»). Нью-Йорк: Генри Холт, 1910.
  • Уильям Джеймс, Некоторые проблемы философии , изд. Генри Джеймс (так называемый «Проблемы»). Нью-Йорк: Лонгманс, Грин, 1931.
  • Уильям Джеймс, Беседы с учителями по психологии: и со студентами о некоторых жизненных идеалах (так называемые «Беседы»). Нью-Йорк: У. В. Нортон, 1958.
  • Уильям Джеймс, Разновидности религиозного опыта (так называемые «Разновидности»).Нью-Йорк: Новая американская библиотека, 1958.
  • Уильям Джеймс, Воля к вере и другие очерки популярной философии и бессмертие человека (называемые «Воля» и «Бессмертие» соответственно). Нью-Йорк: Дувр, 1956.

г. Вторичные источники

  • Жак Барзун, Прогулка с Уильямом Джеймсом . Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1984.
    • Это нетехническое обсуждение жизни и мысли Джеймса.
  • Патрик Киаран Дули, Прагматизм как гуманизм: философия Уильяма Джеймса .Тотова: Литтлфилд, Адамс, 1975.
    • Это краткое, но хорошее введение в философию Джеймса о человеческой природе.
  • Ричард М. Гейл, Философия Уильяма Джеймса: Введение . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 2005.
    • Это монография о теории и видении Джеймса.
  • Р. В. Б. Льюис, Джеймсы: семейный рассказ . Нью-Йорк: Фаррар, Штраус и Жиру, 1991.
    • Это монументальная коллективная биография семьи Джеймсов.
  • Джеральд Э. Майерс, Уильям Джеймс: Его жизнь и мысли . Нью-Хейвен: издательство Йельского университета, 1986.
    • Это длинный, всесторонний и глубокий анализ психологии и философии Джеймса.
  • Ральф Бартон Перри, Мысль и характер Уильяма Джеймса: краткая версия . Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 1948.
    • Это классическая интеллектуальная биография Джеймса, написанная одним из его знаменитых учеников.
  • Рут Анна Патнэм, Кембриджский компаньон Уильяма Джеймса . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1997.
    • Это собрание критических анализов важных частей мысли Джеймса.
  • Роберт Д. Ричардсон, Уильям Джеймс: В водовороте американского модернизма . Бостон: Houghton Mifflin, 2006.
    • Эта интеллектуальная биография Джеймса изучает человека через его работу.
  • Роберт Дж.Ванден Бургт, Религиозная философия Уильяма Джеймса . Чикаго: Нельсон-Холл, 1981.
    • Это краткое, но информативное изложение философии религии Джеймса.

Сведения об авторе

Уэйн П. Померло
Эл. Почта: [email protected]
Университет Гонзага
США

Прагматизм — Wikiquote

Иерархическое подчинение материального духовному перевернуто. ~ Николай Бердяев Не потому ли, что жители Запада потеряли свою интеллектуальность из-за чрезмерного развития своей способности к действию, они утешают себя изобретением теорий, которые ставят действие превыше всего? ~ Рене Генон То, что желательно само по себе и ради познания, больше от природы Мудрости, чем то, что желательно по ее результатам.~ Аристотель

Прагматизм — это философская традиция, основанная на соединении практики и теории. Он описывает процесс, в котором теория извлекается из практики и применяется на практике для формирования того, что называется интеллектуальной практикой. Чарльз Сандерс Пирс инициировал и развил современные формы прагматизма вместе с участниками более позднего двадцатого века, Уильямом Джеймсом и Джоном Дьюи.

  • Практическая жизнь не обязательно направлена ​​на других людей, как некоторые думают; И дело не в том, что практические мысли — это только те мысли, которые возникают в результате действия ради того, что следует за ним.Напротив, гораздо более практичными являются те умственные действия и размышления, которые имеют свою цель и имеют место сами по себе.
  • То, что желательно само по себе и ради познания, больше от природы Мудрости, чем то, что желательно по ее результатам.
  • То, что [философия] не является производственной наукой, ясно даже из истории самых ранних философов. Ибо именно из-за своего удивления люди и сейчас, и сначала начали философствовать…. Они занимались наукой для того, чтобы знать, а не для каких-либо утилитарных целей. И это подтверждается фактами; поскольку именно тогда, когда было обеспечено почти все необходимое для жизни и вещи, необходимые для комфорта и отдыха, начались поиски такого знания.
  • Как мы говорим, свободен человек, который существует ради себя, а не ради других, так и мы преследуем [философию] как единственную свободную науку, поскольку она одна существует ради себя.
  • И поэтому это не удовольствие любопытства, ни спокойствие решимости, ни подъем духа, ни победа ума, ни способность речи, ни процветание профессии, ни честолюбие, ни слава, ни неспособность к бизнес, который является истинной целью знания; некоторые из них более достойны, чем другие, хотя все низшие и выродившиеся: но это является реституцией и реинвестированием, в значительной степени, человека верховной власти и власти, ибо всякий раз, когда он сможет называть эти создания их истинными именами, он снова будет командовать ими, как это было в его первом состоянии творения.
    • Фрэнсис Бэкон, Валериус Терминус: истолкование природы , Работы , т. 1 (1842), с. 83
  • Знание, стремящееся к удовлетворению, — это всего лишь куртизанка, предназначенная для удовольствия, а не для плода или поколения.
    • Фрэнсис Бэкон, Валериус Терминус: истолкование природы , Работы , т. 1 (1842), стр. 83
  • Ибо я нахожу, что даже те, кто искали знания для себя, а не ради выгоды, показухи или каких-либо практических возможностей в течение своей жизни, тем не менее выставили себе ложную отметку, а именно: удовлетворение, которое люди называют истиной, а не действием.Ибо, как в судах и службах князей и государств, гораздо легче доставить удовлетворение, чем заниматься бизнесом; поэтому, исследуя причины и причины, гораздо легче найти такие причины, которые удовлетворят ум человека и успокоят возражения, чем такие причины, которые будут направлять его и давать ему свет для новых переживаний и изобретений.
    • Фрэнсис Бэкон, Валериус Терминус: истолкование природы , Работы , т. 1 (1842), стр. 87
  • Учение, которое сейчас является проклятием бесплодия, подобно куртизанкам, для удовольствия, а не для плода.
    • Фрэнсис Бэкон, Валериус Терминус: истолкование природы , Работы , т. 1 (1842), стр. 87
  • Истинная цель, объем или назначение знания, которое я установил, чтобы состоять не в каких-либо правдоподобных, восхитительных, почитаемых или вызывающих восхищение дискурсе или каких-либо удовлетворительных аргументах, а в выполнении и работе, и в обнаружении подробностей, не раскрытых ранее, для лучшего дарования и помощи в жизни человека.
    • Фрэнсис Бэкон, Валериус Терминус: истолкование природы , Работы , т.1 (1842), стр. 88
  • Человеческое знание и человеческая сила встречаются в одном; там, где причина неизвестна, эффект не может быть произведен. Чтобы подчиняться природе, нужно подчиняться; а то, что в созерцании является причиной, действует как правило.
    • Фрэнсис Бэкон (1561–1626), цитируется по: Рейнхард Бендикс (1989) Причина в состоянии боевой готовности: очерки социальных знаний . Том 1, стр. 27
  • Поскольку у греков преобладающим отношением мыслителей к интеллектуальной деятельности было прославление ее в той мере, в какой (как и в эстетической деятельности) она находит свое удовлетворение в себе, не считая внимания к преимуществам, которые она может принести.Большинство мыслителей согласились бы с… вердиктом Ренана о том, что человек, любящий науку за ее плоды, совершает худшее из богохульств против этого божества. … Современные клерки жестоко разорвали эту хартию. Они заявляют, что интеллектуальные функции достойны уважения лишь в той мере, в какой они связаны с поиском конкретной выгоды.
  • Иерархическое подчинение материального духовному перевернуто.
    • Николай Бердяев, Конец нашего времени (1919), в переводе Дональда Этуотера (1933), стр.92
  • Типичная реакция либеральных интеллектуалов — ухватиться за противоречие: как что-то может быть и неправильным, и правильным, или, по крайней мере, одновременно и неправильным, и правильным? Чего либеральные интеллектуалы не видят, так это того, что это так называемое противоречие выражает квинтэссенцию макиавеллизма и, следовательно, модерна, квинтэссенцию, которая была полностью поглощена обывателем. «Миром правит необходимость, — говорит обыватель, — а не какой-то абстрактный моральный кодекс».Мы должны делать то, что должны.
Если вы хотите противостоять обывателю, это не может быть апеллированием к моральным принципам, а тем более требованием, чтобы люди вели свою жизнь таким образом, чтобы не было противоречий между тем, что они говорят, и тем, что они делать. Обычная жизнь полна противоречий; обычные люди привыкли к ним приспосабливаться. Скорее, вы должны атаковать метафизический, надэмпирический статус , что необходимо и показать, что это мошенничество.
  • Несомненно, по крайней мере, некоторые из наших логических принципов… гораздо более очевидны и очевидны для нас, чем любые эмпирические обобщения, которые мы находим в психологии или в любой другой эмпирической науке. Таким образом, пытаться объяснить логику с точки зрения психологии — значит объяснять более достоверное менее достоверным. Короче говоря, допустить ошибку obscurum per obscurius .
    • Дэвид Детмер, Вызов постмодернизма (Нью-Йорк: 2003), стр.24
  • Также существует проблема obscurum per obscurius . Чтобы узнать, являются ли жирафы выше муравьев, мы должны сначала узнать: (а) существует ли консенсус в отношении того, что жирафы выше муравьев, и был свободным, открытым и неискаженным. Но разве не очевидно, что легче определить, являются ли жирафы выше муравьев, чем определить (а) или (б)? Или, говоря другими словами, не было бы никаких скептических сомнений в нашей способности определять даже такую ​​очевидную вещь, как то, что жирафы выше муравьев, также было бы более чем достаточно, чтобы уничтожить любую надежду на то, что мы сможем узнать о результате, и степень открытости любого процесса публичного общения?
    • Дэвид Детмер, Вызов постмодернизма (Нью-Йорк: 2003), стр.128-129
  • Разве легче узнать, каковы эпистемические нормы нашей культуры, с точки зрения которых необходимо определить, являются ли жирафы выше муравьев, чем знать, что жирафы выше муравьев? Следует ли наше знание об идентичности этих норм истолковывать на реалистической модели, или мы должны скорее обращаться к эпистемическим нормам нашей культуры, чтобы использовать их для определения идентичности этих норм? Если первое, то почему мы можем иметь объективное знание об идентичности эпистемических норм нашей культуры, когда мы не можем иметь его относительно относительного роста жирафов и муравьев? А если второе, как избежать бесконечного регресса?
    • Дэвид Детмер, Вызов постмодернизма (Нью-Йорк: 2003), стр.130
  • Не потому ли, что люди на Западе утратили свою интеллектуальность из-за чрезмерного развития своей способности к действию, они утешают себя изобретением теорий, которые ставят действие превыше всего, и даже заходят так далеко, как в случае прагматизма, чтобы отрицать это существует что-нибудь ценное за пределами действия; или верно обратное, что именно принятие этой точки зрения привело к интеллектуальной атрофии, которую мы наблюдаем сегодня?
  • Мысль — это роскошь.Как вы думаете, крестьянин сидит и думает о Боге и демократии, когда он ночью забирается в свою хижину из глины?
Задача универсальной прагматики — выявить и реконструировать универсальные условия возможного взаимопонимания. ~ Юрген Хабермас
  • Задача универсальной прагматики — выявить и реконструировать универсальные условия возможного взаимопонимания.
  • Если бы не основатель школы Чарльз С. Пирс, который сказал нам, что он «изучил философию у Канта», можно было бы испытать соблазн отрицать какую-либо философскую родословную доктрины, которая не придерживается этого наши ожидания выполняются, а наши действия успешны, потому что наши идеи верны, а наши идеи верны, потому что наши ожидания оправдываются, а наши действия успешны.
    • Макс Хоркхаймер, описывая точку зрения прагматиков, Eclipse of Reason (1947), стр. 42
  • Значение Бога, причины, числа, субстанции или души состоит, как утверждает Джеймс, ни в чем, кроме тенденции данной концепции заставлять нас действовать или думать. Если мир достигнет точки, когда он перестанет заботиться не только о таких метафизических сущностях, но и об убийствах, совершаемых за закрытыми границами или просто в темноте, можно будет сделать вывод, что концепции таких убийств не имеют смысла, что они не представляют собой «отдельные идеи» или истины, поскольку они не делают «ощутимой разницы» для кого-либо.’
  • Все вещи в природе становятся идентичными явлениям, которые они представляют, когда подвергаются практике наших лабораторий, чьи проблемы не меньше, чем их оборудование, в свою очередь, выражают проблемы и интересы общества как такового. Эту точку зрения можно сравнить с точкой зрения криминолога, утверждающего, что достоверные знания о человеке могут быть получены только с помощью хорошо апробированных и оптимизированных методов расследования, применяемых к подозреваемому, находящемуся в руках столичной полиции.
    • Макс Хоркхаймер, описывая точку зрения прагматиков, Eclipse of Reason (1947), стр. 49
  • Прагматизм, пытающийся превратить экспериментальную физику в прототип всей науки и смоделировать все сферы интеллектуальной жизни по методикам лаборатории, является аналогом современного индустриализма, прототипом которого является фабрика. человеческого существования, и который моделирует все отрасли культуры после производства на конвейерной ленте.
  • Мысль должна оцениваться по тому, что не является мыслью, по ее влиянию на производство или социальному поведению, поскольку искусство сегодня в конечном итоге оценивается в каждой детали чем-то, что не является искусством, будь то кассовые сборы или пропагандистское значение.
    • Макс Хоркхаймер, описывая точку зрения прагматиков, Eclipse of Reason (1947), стр. 51
  • Перед лицом идеи о том, что истина может дать противоположное удовлетворение и оказаться полностью шокирующей для человечества в любой данный исторический момент, … отцы прагматизма сделали удовлетворение объекта критерием правда.Для такой доктрины нет возможности отвергать или даже критиковать какие-либо виды убеждений, которыми пользуются ее приверженцы.
  • Прагматизм… отражает с почти обезоруживающей откровенностью дух преобладающей деловой культуры, то же самое отношение «практичности», в противовес которому была задумана философская медитация как таковая.
  • Платон и его последователи-объективисты … сохранили осознание различий, для отрицания которых был изобретен прагматизм, — различия между мышлением в лаборатории и философии и, следовательно, различия между предназначением человечества и его нынешним курсом.
  • Содержит ли он какие-либо абстрактные рассуждения относительно количества или количества? Нет. Содержит ли он какие-либо экспериментальные рассуждения относительно фактов и существования? Нет. Тогда предай его огню: он не может содержать ничего, кроме софистики и иллюзий.
    • Дэвид Хьюм, Запрос о человеческом понимании , раздел 12, часть 3
  • Все современное обожествление выживания как такового, выживания, возвращающегося к самому себе, выживания обнаженного и абстрактного, с отрицанием какого-либо существенного превосходства в том, что выживает, за исключением способности к еще большему выживанию, несомненно, является самым странным интеллектуальным местом остановки, которое когда-либо предлагалось. от одного человека к другому.
    • Уильям Джеймс, обзор лекций и эссе Клиффорда , Сборник эссе и обзоров (1920), стр. 143 (1879)
  • Самые жестокие революции в убеждениях человека оставляют большую часть его старого порядка. Время и пространство, причина и следствие, природа и история, а также собственная биография остаются нетронутыми. Новая правда всегда посредник, сглаживание переходов. Он сочетает старое мнение с новым фактом, чтобы показать минимум потрясений, максимум преемственности.
    • Уильям Джеймс (1906) «Что означает прагматизм», «Прагматизм», стр. 60–61 (1931). Лекции, прочитанные в Институте Лоуэлла, Бостон, Массачусетс, декабрь 1906 года, и в Колумбийском университете, Нью-Йорк, январь 1907 года.
  • Прагматизм … задает свой обычный вопрос. «Сделайте идею или убеждение правдой», — говорит он, — «какое конкретное значение будет иметь его истинность в реальной жизни кого-либо? ? Вкратце, какова денежная ценность истины с точки зрения опыта? »
    • Уильям Джеймс (1906-07) Прагматизм: серия лекций Уильяма Джеймса, 1906-1907 (2008).п. 86
  • Тогда никаких конкретных результатов пока нет, а только ориентация — вот что означает прагматический метод. Отношение к первостепенным вещам, принципам, «категориям», предполагаемым потребностям; и смотреть в сторону последних вещей, плодов, последствий, фактов.
    • Уильям Джеймс (1907) Прагматизм: новое имя для некоторых старых способов мышления Лекция II, «Что означает прагматизм»
  • Слишком большая вера — худший союзник… Когда вы верите во что-то буквально, своей верой вы превратите это в нечто абсурдное. Тот, кто является подлинным приверженцем, если хотите, какого-то политического мировоззрения, никогда не принимает всерьез его софизмы, а только его практические цели, которые скрываются за этими софизмами. В конце концов, политическая риторика и софизмы не существуют для того, чтобы им верить; скорее, они должны служить общим и согласованным алиби. Глупые люди, которые принимают их всерьез, рано или поздно обнаруживают в них несоответствия, начинают протестовать и, наконец, кончают под позором еретиков и отступников.Нет, слишком много веры никогда не приносит ничего хорошего.
  • Наука, которая обучает искусству и ремеслам
    Это просто наука для получения средств к существованию;
    Но наука, которая учит избавлению от мирского существования,
    Разве это не истинная наука?
  • Психология, говоря об эмоциях и инстинктах, снизила интеллект до бессилия над жизнью. Метафизика подчинила его воле. Бергсон и его последователи обвинили его во лжи и сделали общее предупреждение против его искажения; в то время как у прагматиков и инструменталистов он опустился так низко, что его одели в ливреи и отправили жить в каюту прислуги.В частности, против этого последнего оскорбления я хочу сказать слово протеста, чтобы у интеллекта были предоставлены полные права в рамках сообщества человеческой деятельности и интересов.
    • Ральф Бартон Перри, «Целостность интеллекта», Harvard Theological Review , vol. 13, вып. 3, July 1920, pp.220-221
  • Некий принцип логики, который я назвал Прагматизм , зарекомендовал себя мне по разным причинам и по разным соображениям.Взяв его в качестве ориентира для большей части своих мыслей, я обнаружил, что по мере того, как я познал его с течением времени, мое чувство его важности давит на меня все больше и больше. Если это правда, то это, безусловно, замечательно эффективный инструмент. Это применимо не только к философии. Я обнаружил, что это служба сигналов во всех областях науки, которые я изучал. Мое отсутствие навыков в практических делах не мешает мне осознать преимущества прагматизма в образе жизни.
    • Чарльз Сандерс Пирс (1903) Прагматизм и прагматизм . Лекция I: Прагматизм: нормативные науки, CP 5.14
  • Определение определения — это, по сути, то, что выражает максима прагматизма.
  • Мы объявляем прагматизм плохим, на самом деле не в его моральных последствиях (которые, на самом деле, не должны учитываться в философии), а потому, что он привносит в нашу моду мышления унизительную софистику.Прагматизм в его современной систематизированной форме вряд ли был бы возможен в прежние времена. Однако это стало так с тех пор, как эрудированные ученые и оригинальные мыслители сочли целесообразным обслуживать публику, неспособную проявлять искренний интерес к их исследованиям и их предположениям, публику, которая в конечном итоге хочет просто развлекаться этим как он развлекается всем остальным — общественностью наших современных демократий. Мы польщены аплодисментами толпы, и, чтобы получить их, мы удовлетворены тем, что опускаемся до уровня тех, кого, как мыслителей , мы должны презирать.Популярная наука, популярное искусство, популярное богословие — не хватало только одного — популярной философии.
    • Альберт Шинц, Антипрагматизм; Исследование соответствующих прав интеллектуальной аристократии и социал-демократии (1909), стр. xv
  • Несомненно, жалко то, что представляет собой прагматическая философия французского и английского языков. … Считается, что они настолько хорошо осведомлены о том, что такое мужчина, несмотря на то, что они не могут размышлять о том, кем он должен быть.
    • Фридрих Шлейермахер, в Фридрих Шлегель «Люцина и фрагменты» , П. Фирхов, пер. (1991), «Фрагменты Атенея», § 355
  • Разумный человек приспосабливается к миру: неразумный упорно пытается приспособить мир к себе. Поэтому весь прогресс зависит от неразумного человека.
  • Современные эксперименты часто похожи на вождение автомобиля. Детали и теория инструментов, используемых в эксперименте, неизвестны экспериментатору, кроме как в очень общем виде.(…) Экспериментаторов часто учат, как писать отчеты о своих экспериментах. Но традиция здесь похожа на спортивные репортажи. Подробно сообщаются только результаты эксперимента. Процедур нет.
    • Патрик Суппес (1998) «Прагматизм в физике», в П. Вайнгартнер, Г. Шурц и Г. Дорн (ред.), Роль прагматики в современной философии . Вена: Holder-Pichler-Tempsky, стр. 245, ISSN = 1026-9347.

Притчи [править]

  • Находясь в Риме, делайте то же, что и римляне.
  • Le plus grand ennemi du bon, c’est le mieux.
    • Лучшее — величайший враг хорошего.
    • Французская пословица, цитируемая у Георга Вильгельма Фридриха Гегеля, Элементы философии права (1820), §216.
    • Вариант: Dit que le mieux est l’ennemi du bien.
      • Лучшее — враг хорошего.
      • Voltaire, La Bégueule (The Prude) (1772), приписывается «мудрому итальянцу»

См. Также [править]

Внешние ссылки [править]

  • Запись о прагматизме в Стэнфордской энциклопедии философии

Парадокс и прагматизм в женском сексуальном желании

Источник: Sex Differences / Wikipedia

Это интригует — если не откровенно мистифицирует — как разум и тело женщины, говоря сексуальным языком, могут воевать друг с другом.Несомненно, что Природа хочет детей, как бы ни было без разбора. В конце концов, это то, что поддерживает человеческий вид. Но сознательно , женщины требуют выполнения многих условий — назовем их предпосылками, — прежде чем они действительно будут готовы уступить мощным брачным инстинктам.

Этот пост, который идет сразу по пятам «Триггеры сексуального желания, часть 2 — Что такое эротика для женщин?», Предназначен как для того, чтобы расширить некоторые моменты, которые я высказал ранее, так и для уточнения других.Раньше моей целью было противопоставить то, что обычно возбуждает женщин, и то, что обычно возбуждает мужчин. Но здесь моя цель — объяснить , почему сексуальное желание у женщин намного сложнее, а также дополнительно очертить природу их эротических сигналов. Как и прежде, основным источником для моей дискуссии будет всеобъемлющий том Оги Огаса и Сая Гаддама Миллиард злых мыслей: самый крупный эксперимент в мире [на основе огромных данных в Интернете] показывает сексуальное влечение (2011).

Эти два автора сообщают об эксперименте, проведенном Мередит Чиверс, выдающимся исследователем нейропсихологии женского желания. И результаты, как описано, столь же удивительны, сколь и показательны. Используя плетизмограф для измерения кровотока во влагалищных стенках ее пациентки (чтобы точно измерить их физическое возбуждение , ), Чиверс показала им множество различных эротических изображений. Эти изображения включали фотографии тренировок мужчин и женщин, геев и лесбиянок, гетеросексуалов.. . и обезьяньим сексом (!). Оказалось, что все картинки вызывали у них физическое возбуждение. Однако, когда женщин прямо спросили, какие фотографии они сознательно находили возбуждающими, их ответы были гораздо более избирательными. Первым был гетеросексуальный секс, затем лесбийский секс, остальные образы тела, как правило, отставали — и, кхм, «порно с приматами» показало абсолютный ноль на их измерителях психологического возбуждения.

Изучив этот провокационный результат, Чиверс решил изучить 132 различных лабораторных эксперимента, посвященных физическому и психологическому сексуальному возбуждению у представителей обоих полов.Результаты ясно показали, что у мужчин существует сильная корреляция между объективным и субъективным возбуждением. Но такая корреляция была настолько слабой у женщин, что Чиверс был вынужден сделать вывод, что вагинальная смазка женщины была плохим индикатором того, что она чувствовала внутри. Как резюмируют Огас и Гаддам: «Многие женщины сообщают о смазке и даже оргазме во время нежелательного и принудительного секса: тело женщины реагирует, даже когда ее разум бунтует. Напротив, если у мужчины эрекция, вы можете сделать очень разумное предположение о том, что происходит у него в голове »(стр.70).

Авторы далее объясняют, почему это разъединение тела и разума у ​​женщин привело к фиаско попыток фармацевтической промышленности создать женскую версию Виагры (хотя они вложили в эти усилия многие миллионы долларов). Поскольку увеличение притока крови к их основному половому органу совершенно не зависит от сексуального «разогрева» их ума. И это, несомненно, наводит на мысль, что в настоящее время наиболее многообещающим препаратом для эффективной борьбы с низким сексуальным желанием женщины является антидепрессант (т.е., воздействуя не на женские гениталии, а на области мозга, влияющие на сознательную обработку эмоций). Хотя этот препарат, флибансерин, потерпел неудачу в испытаниях фазы III в качестве быстродействующего противоядия от депрессии, его исследователи обнаружили, что он приводит к «скачку либидо у женщин-испытуемых».

Чтобы глубже понять любопытную диссоциацию женщин от сообщений, которые они получают от своего тела, нам нужно углубиться в эволюционную биологию. Но сначала давайте посмотрим на то, что Огас и Гэддам называют «Детективным агентством мисс Марпл» — их метафорическое противостояние Элмеру Фадду из Looney Tunes.

Кто такая мисс Марпл? Это знаменитое вымышленное творение детективного писателя Агаты Кристи: пожилая, несколько эксцентричная женщина, одновременно приятная и хрупкая, но чрезвычайно проницательная как в улавливании улик, которые упускают другие, так и в проникновении в глубины человеческого характера. По мнению Огаса и Гаддама, внутренняя мисс Марпл не позволит им (несмотря на какое бы то ни было физическое возбуждение , которое они могли бы испытывать) стать психологически возбужденным, до тех пор, пока не будут выполнены достаточные несексуальные критерии.По мнению этих авторов, такие требования проистекают из «мудрости, унаследованной от миллионов сексуальных операций, совершаемых женщинами в течение нескольких сотен тысяч лет». Вот почему их глубокий анализ «Детективное агентство — самый успешный природный планировщик» (стр. 82).

И это ключевой момент. Биологически люди запрограммированы (или «движимы») распространять свое семя повсюду и без разбора. Это их «предписанная» роль в сохранении вида. Напротив, женщины оснащены совершенно разными программами выживания видов, что заставляет их думать наперед, прежде чем действовать.Они должны тщательно продумать, как выбор супруга повлияет на их благополучие и благополучие их будущей семьи — другой важный элемент сохранения человеческого вида.

В этом контексте, каким бы противоречивым или парадоксальным он ни казался, сексологам хорошо известно, что женщины обычно мастурбируют реже, чем мужчины, имеют меньше сексуальных фантазий и реже начинают заниматься сексом. Также показательным является тот факт, что женщины гораздо реже, чем мужчины, занимаются сексом просто ради собственных удовольствий.Они могут даже заниматься сексом по причинам , отличным от от эротического наслаждения (см., Например, мой пост «Секс, вдохновленный страхом»). И снова их мотивы (сознательные или нет) относятся как к эволюционной психологии, так и к биологии — точно так же (наоборот), как и мужчины.

Женщины, которые занимаются долгосрочным планированием или инвесторами, на каком-то уровне осознают, что секс может потенциально изменить их жизнь. Беременность, кормление грудью и большую часть двадцати лет воспитание ребенка (не говоря уже о детях) требует огромных затрат времени, энергии и ресурсов.Так что секс не с тем человеком может закончиться катастрофой. Если партнер откажется от нее, ей придется столкнуться со всеми проблемами материнства-одиночки. Если он злобный или жестокий, она будет беззащитна перед его нападениями — не сможет защитить себя или своих детей. С другой стороны, если он слаб, труслив или некомпетентен, он не только не сможет защитить ее и ее семью от внешних угроз, но и не сможет обеспечить семью основными продуктами питания и кровом.

Несомненно, именно поэтому женщины эволюционировали и стали испытывать сексуальное влечение к мужчинам, которые, скорее всего, успешно решат свои основные проблемы, которые не являются в первую очередь сексуальными.Во многих отношениях мужчины, которых они привлекают, могут быть «придурками» в том смысле, что они относительно тупы по отношению к женским чувствам (и, честно говоря, они не особо заинтересованы в них). Но с эволюционной точки зрения чувствительный или бета-самец просто не воспринимается программным обеспечением своего мозга как нечто столь же важное для их выживания, как альфа, которому обычно недостает «более мягких» человеческих качеств. И, вероятно, не случайно, что в гей-сообществе, вероятно, гораздо больше бета, чем альфа, и что женщины часто говорят о том, какими замечательными (читающими, чуткими и понимающими) друзьями они могут быть.

Женщины (в отличие от мужчин), нуждающиеся в столь скрупулезном подходе к выбору партнера, развили своего рода шестое чувство, позволяющее оценивать потенциальные риски, с кем бы они ни занимались сексом. Преодоление их эротических импульсов и желаний — это соображения, которые, в конечном счете, делают их намного менее романтичными, чем мужчины. Как это ни парадоксально, хотя женщины обычно считаются более важными для души, чем мужчины (свидетельствуя, например, о непреходящей популярности любовных романов, а также о живом интересе женщин к романтическим фильмам), их умы обычно руководствуются гораздо более прагматичными рассуждениями. чем их коллеги-мужчины.

Билли Кристал однажды юмористически заметил: «Женщинам нужен повод для секса. Мужчинам просто нужно место ». Но что такое , именно то, что женщинам нужно сознательно оценить, прежде чем позволить себе психологически возбудиться?

Огас и Гэддам обсуждают женский мозг как «оснащенный самым сложным нейронным программным обеспечением на Земле» (стр. 72). Это программное обеспечение позволяет им оценить (в общем, так же проницательно и интуитивно, как мисс Марпл), подходят ли будущий супруг и отец в качестве материала для брака.Он должен быть сильным духом и телом, добрым (чтобы эта сила не использовалась против них!), Искренним (или «эмоционально достоверным»), стабильным, верным и преданным, компетентным, иметь соответствующий социальный статус или ранг (чем выше, тем лучше ), и готовы и желают вступить в долгосрочные моногамные отношения по воспитанию детей. Какими бы нереалистичными ни казались эти высокие стандарты, они явно отражают идеал мисс Марпл.

Возможно, парадоксальная природа женского негормонального сексуального желания наиболее ярко иллюстрируется наблюдением авторов о том, что «многие женщины готовы платить деньги за биографии знаменитостей, чтобы читать о частной жизни Леонардо Ди Каприо или Джонни Деппа, но они не будет платить деньги за то, чтобы увидеть их обнаженные фотографии.Однако мужчины достают кредитную карту, чтобы увидеть обнаженную Анджелину Джоли или Скарлет Йоханнсен. . . [и вы легко можете закончить это предложение сами!] »(стр. 73).

Образно говоря, детективное агентство мисс Марпл отвечает за адаптивно, , отключив сексуальный разум женщины от ее сексуального тела. И такое высокоразвитое расследование — одновременно противоречащее природе и созвучное ее эволюционным требованиям — имеет силу, позволяющую ей перехватывать телесные сигналы таким образом, чтобы предотвратить любое неосторожное срабатывание сознательного психологического возбуждения.Что, конечно, может быть невероятно ценным, если мужчина не соответствует достаточным критериям несексуального , чтобы пройти тест на ее сексуальное подчинение.

И это возвращает нас к неизменно любимому женскому эротическому стимулу: романтической фантастике (подробно обсужденной в моем предыдущем посте). Огас и Гэддам цитируют Кэтрин Сэлмон и Дональда Саймонса (из их книги Warrior Lovers , 2003), которые отражают, что «любовный роман — это хроника выбора женского партнера» и что «герой.. . олицетворяет физические, психологические и социальные характеристики, которые составляли высокую ценность партнера мужского пола на протяжении истории эволюции человека »(стр. 86).

Ничто из этого не означает, что женщины в таких фантастических произведениях не могут обнаружить, что их привлекают придурки и даже женоненавистники. Но как только эти неподходящие кандидаты-мужчины встречают героиню, от них требуется провести серьезные реформы. И всегда именно героиня — и только героиня — способна выявить то, что, по всей видимости, дремало в них все это время.Чтобы противостоять вниманию мисс Марпл, эти мужчины должны в конечном итоге проявить более мягкую, более понимающую и сострадательную (а не страстную) сторону, не очевидную ранее.

В моем последнем посте я упомянул, что герои вымышленных романов, как правило, немного старше героини, подчеркнув, что возраст мужчин положительно коррелирует с уверенностью, компетентностью, авторитетом и богатством — чертами, которые освещают схемы женского мозга. И это представляет собой еще один парадоксальный элемент женского сексуального желания.То есть, женщины психологически предпочитают кого-то менее яростно «горячего», чем молодой жеребец, который (реально) с гораздо большей вероятностью предоставит им защиту, комфорт и безопасность, которые, наконец, для них наиболее важны.

В этой серии постов еще не затронуто удивительное влечение женщин к гей-порно и «слэш-фантастике» (думайте здесь не о знаках препинания, а о странных романтических связях, таких как капитан Кирк / мистер Спок или Гарри Поттер / Северус Снейп). Несомненно, эти «неестественные», аномальные аспекты женского сексуального влечения также парадоксальны.Но о них лучше поговорить в двух, которые появятся в ближайшее время, постах, в которых я расскажу, какие необычные эротические интересы у мужчин и женщин могут еще подпадать под параметры сексуальной нормальности, а также непроизвольность того, что часто может вызывать у обоих полов .

ПРИМЕЧАНИЕ 1. Вот названия и ссылки на каждый сегмент этой серии из 12 частей:

ПРИМЕЧАНИЕ 2: Если вы нашли этот пост в некотором роде поучительным (и, возможно, даже поучительным), я надеюсь, вы подумаете о том, чтобы поделиться им.

ПРИМЕЧАНИЕ 3: Если вы хотите проверить другие публикации, которые я сделал для Psychology Today в Интернете — по широкому спектру психологических тем, — нажмите здесь.

© 2012 Леон Ф. Зельцер, доктор философии. Все права защищены.

— Чтобы получать уведомления всякий раз, когда я публикую что-то новое, я приглашаю читателей присоединиться ко мне на Facebook, а также в Twitter, где, кроме того, вы можете следить за моими часто неортодоксальными психологическими и философскими размышлениями.

Прагматизм в образовании: Учебные заметки

Прочтите эту статью, чтобы узнать о: — 1.Значение 2. Прагматизм в образовании 3. Цели обучения 4. Учебная программа 5. Методы обучения 6. Прагматизм и учитель 7. Дисциплина 8. Критика 8. Вклад прагматизма.

Значение прагматизма:

Слово прагматизм имеет греческое происхождение (pragma, matos = дело, от prassein = делать).

Но это типичная американская философская школа. Это тесно связано с американской жизнью и сознанием. Это продукт практического жизненного опыта.

Он возникает из реальной жизни. Он не верит в фиксированные и вечные ценности. Это динамично и постоянно меняется. Это восстание против абсолютизма. Реальность все еще находится в процессе становления. Это никогда не бывает полным.

Наше суждение оказывается верным, если оно дает удовлетворительные результаты на опыте, то есть в том, как оно работает. Само по себе суждение не является ни истинным, ни ложным. Не существует установленных систем идей, которые были бы верными на все времена. Он гуманистичен в той мере, в какой он связан больше с человеческой жизнью и вещами, представляющими человеческий интерес, чем с какими-либо устоявшимися принципами.Поэтому это называется гуманизмом.

Прагматизм означает действие, из которого произошли слова практический и практический. Идеалист конструирует трансцендентальный идеал, который не может быть реализован человеком. Прагматик устанавливает достижимые стандарты. Прагматики — люди практичные.

Они сталкиваются с проблемами и пытаются решить их с практической точки зрения. В отличие от идеалистов они живут в мире реальностей, а не в мире идеалов. Прагматики рассматривают жизнь такой, какая она есть, а идеалисты — такой, какой она должна быть.Центральная тема прагматизма — активность.

Образовательный опыт в жизни зависит от двух вещей:

(а) Мысль

(b) Действия.

Прагматизм делает упор на действие, а не на мысль. Мысль подчинена действию. Это инструмент для поиска подходящих средств для действия. Поэтому прагматизм еще называют инструментализмом. Идеи — это инструменты. Мысль расширяет свой объем и полезность, проверяя себя на практических вопросах.

Поскольку прагматизм защищает экспериментальный метод науки, его также называют экспериментализмом, подчеркивая тем самым практическое значение мысли. Экспериментализм предполагает веру в то, что продуманное действие по своей природе всегда является своего рода проверкой предварительных выводов и гипотез.

В прагматизме нет препятствующих догм. Он принимает все, что имеет практические последствия. Даже мистические переживания принимаются, если они имеют практические результаты. В отличие от идеалистов они считают, что философия возникает из образовательных практик, в то время как идеалисты говорят, что «образование — это динамическая сторона философии».Главные представители прагматизма — Уильям Джеймс (1842–1910), Шиллер и Джон Дьюи (1859–1952).

Прагматизм в образовании :

В современном мире прагматизм оказывает огромное влияние на образование. Это практическая и утилитарная философия. Это делает деятельность основой всего преподавания и обучения. Это деятельность, вокруг которой вращается образовательный процесс.

Это делает обучение целенаправленным и придает ощущение реальности в образовании.Он превращает школы в мастерские и лаборатории. Это придает экспериментальный характер обучению. Прагматизм делает человека оптимистичным, энергичным и активным. Это придает ему уверенности в себе. Ребенок создает ценности посредством своей собственной деятельности.

Согласно прагматизму, образование не является динамической стороной философии, как это утверждают идеалисты. Это философия, которая возникает из образовательной практики. Образование создает ценности и формулирует идеи, составляющие прагматическую философию.

Прагматизм основан на психологии индивидуальных различий. Прагматики хотят получить образование в соответствии со способностями и способностями человека. Необходимо уважать человека и планировать образование с учетом его наклонностей и способностей. Но индивидуальное развитие должно происходить в социальном контексте. У каждого человека есть социальное «я», и его индивидуальность лучше всего может развиваться в обществе и через него.

Таким образом, прагматизм привнес в образование демократию. Вот почему он выступает за самоуправление в школе.Дети должны научиться управлять своими делами в школе, и это будет хорошей подготовкой к жизни.

Образование — это подготовка к жизни. Прагматизм делает человека социально эффективным. Прагматики придерживаются мнения, что нельзя просить детей работать в соответствии с заранее поставленными целями. Они должны определять свои цели в соответствии со своими потребностями и интересами.

Учебно-педагогический процесс — это социальный и биполярный процесс. Обучение происходит как взаимодействие между учителем и обучаемым.В то время как идеализм ставит на первое место учителя, прагматизм уступает первое место обучаемому. Точно так же между мыслью и действием они отдают первое место действию. Прагматики осуждают вербализм и поощряют действия. Сегодня прагматизм занимает самое доминирующее место в Соединенных Штатах Америки.

Согласно прагматизму, теория и практика образования базируются на двух основных принципах, а именно:

(i) Образование должно иметь социальную функцию, а

(ii) Образование должно давать ребенку возможность получить реальный жизненный опыт.

Прагматизм и цели образования :

Прагматизм не ставит заранее никаких целей образования. Он считает, что не может быть фиксированных целей образования. Жизнь динамична и подвержена постоянным изменениям, поэтому цели образования обязательно должны быть динамичными. Образование имеет дело с человеческой жизнью. Он должен помочь детям удовлетворить их биологические и социальные потребности.

Единственная цель образования, согласно прагматизму, — дать ребенку возможность создавать ценности в своей жизни.По словам Росс, образование должно создавать новые ценности: «главная задача педагога — дать образованному человеку возможность развить ценности для себя».

Прагматик-педагог стремится к гармоничному развитию образования — физического, интеллектуального, социального и эстетического. Таким образом, цель образования состоит в том, чтобы направить «импульсы, интересы, желания и способности на« удовлетворение ощущаемых потребностей ребенка в его окружении ».

Поскольку прагматики считают, что человек — это прежде всего биологический и социальный организм, образование должно быть направлено на развитие социальной эффективности человека.Каждый ребенок должен быть эффективным членом общества. Образование должно удовлетворять его собственные потребности, а также потребности общества.

Дети должны быть обучены так, чтобы они могли эффективно решать свои современные проблемы и приспосабливаться к своей социальной среде. Они должны быть творческими и эффективными членами общества. Их мировоззрение должно быть настолько динамичным, чтобы они могли меняться в зависимости от ситуации.

Чего прагматизм хочет достичь с помощью образования, так это культивирования динамичного, адаптируемого ума, который будет находчивым и предприимчивым во всех ситуациях, ума, который будет обладать способностями создавать ценности в неизвестном будущем.Образование должно способствовать развитию у детей способности решать проблемы будущей жизни.

Прагматизм и учебная программа :

Цели обучения отражены в учебной программе. Прагматические цели могут быть отражены только в прагматической учебной программе. Учебная программа должна быть составлена ​​на основе определенных основных принципов. Это полезность, интерес, опыт и интеграция. Практическая полезность — это девиз прагматизма.

Следовательно, те предметы, которые полезны для учащихся, должны быть включены в учебный план.Предметы, связанные с профессиональной или профессиональной полезностью, должны найти место в учебной программе. В учебную программу следует включить язык, гигиену, историю, географию, физику, математику, естественные науки, домашнее хозяйство для девочек, сельское хозяйство для мальчиков.

При выборе предметов учебной программы следует принимать во внимание природу ребенка, его склонности, интересы, импульсы на различных этапах его роста и многочисленные виды деятельности в повседневной жизни. Такие предметы, как психология и социология, которые имеют дело с человеческим поведением, должны быть включены в учебную программу.

Прагматики выступают за то, чтобы учеников не учили мертвым фактам и теориям, потому что они могут не помочь им в решении жизненных проблем. Предметы, которые помогают решать практические жизненные проблемы, должны быть включены в школьную программу, особенно на начальном этапе.

Прагматическая цель образования — подготовить ребенка к успешной и хорошо приспособленной жизни. Он должен полностью адаптироваться к своему окружению.

Прагматики придерживаются мнения, что учащиеся должны приобретать те знания, которые помогают им решать современные проблемы.Им следует осваивать только те навыки, которые им пригодятся в практической жизни. С этой целью в программу начальной школы должны входить такие предметы, как чтение, письмо, арифметика, естествознание, ручная работа и рисование.

Согласно прагматизму, любое образование — это «обучение на практике». Поэтому он должен основываться на опыте ребенка, а также на занятиях и занятиях. Помимо школьных предметов, в учебную программу должны быть включены бесплатные, целенаправленные и общественные занятия. Прагматики не допускают включения культурных мероприятий в учебную программу, поскольку считают, что эти занятия не имеют практической ценности.Но это мнение несколько узкое и предвзятое.

Прагматики верят в единство всех знаний и умений. Они предпочитают давать комплексные знания по конкретной жизненной проблеме. Они не любят делить предметы инструкций на водонепроницаемые отсеки. Жизнь — предмет обучения. Его различные проблемы, изученные в полной мере, являются подходящими предметами обучения.

Прагматизм и методы обучения :

Принцип философии прагматического метода обучения — практическая полезность.Ребенок — центральная фигура в этом методе. Прагматический метод — это метод, основанный на деятельности. Суть прагматического метода — обучение на личном опыте ребенка. Для прагматика образование означает подготовку к практической жизни.

Ребенок должен владеть искусством успешного решения практических задач и реальных жизненных ситуаций. Таким образом, прагматический метод — это метод решения проблем. Ребенка нужно поместить в реальные ситуации, с которыми он должен справиться.

Прагматиков не интересуют лекции или теоретические изложения.Они хотят, чтобы дети что-то делали. Действие, а не созерцание занимает видное место в прагматическом образовании. Ребенок должен учиться на практике. «Учиться на практике» — великий принцип прагматического образования.

Для прагматика: «образование — это не столько обучение ребенка тому, что он должен знать, сколько поощрение его учиться самому посредством экспериментальной и творческой деятельности». Обучение на практике делает человека творческим, уверенным и склонным к сотрудничеству. Прагматический метод носит социалистический характер.Его обучение должно быть полностью целенаправленным. Он должен научиться выполнять цель своей жизни.

Метод, применяемый учителем-прагматиком, является экспериментальным. От ученика требуется, чтобы он сам открыл правду. Чтобы облегчить это открытие, необходимо применение индуктивных и эвристических методов обучения. Поэтому опыт следует планировать таким образом, чтобы пробудить у детей любопытство к приобретению знаний.

Следовательно, дело учителя — научить своих учеников делать, а не знать, открывать для себя, а не собирать сухую информацию.Задача учителя — вызвать у детей «интерес». Интерес — это девиз в прагматическом образовании.

Учебники и учителя не так важны в практическом образовании. Их положение вторично в учебно-методическом процессе. От них требуется только предлагать и подсказывать. Учитель предлагает задачи, указывает направления активного решения, а затем предоставляет ученикам возможность экспериментировать. Ребенок учится сам. Таким образом, прагматическое образование — это самообразование или самообразование.

Прагматический метод — это метод проекта, имеющий американское происхождение. «Проект — это искренняя целеустремленная деятельность, протекающая в социальной среде». Это определение дает Килпатрик, последователь Дьюи. Проект также был определен по-другому.

По словам д-ра Стивенсона, проект — это «проблемный акт, доведенный до конца в его естественной обстановке». Торндайк определяет проект как «планирование и выполнение некоторых практических достижений». «Проект — это добровольное начинание, которое требует конструктивных усилий или размышлений и приводит к объективным результатам.”

Поэтому школьные задания должны быть такими, чтобы вызывать у детей желание их выполнять. Такие задачи реальны, целенаправленны и связаны с жизнью. Проекты предполагают участие в социальных отношениях, разделение труда, добровольное принятие ответственности перед сообществом, «и они предоставляют ценную подготовку для того, чтобы играть достойную роль в сложном обществе».

Учителю-прагматику нужен только ребенок и его «физическое и социальное окружение». Остальное приложится.Ребенок будет реагировать на окружающую среду, взаимодействовать с ней и таким образом приобретать опыт. Однако прагматик не исправляет свои методы раз и навсегда. Его методы динамичны, меняются время от времени и от класса к классу. Если присутствуют основы учебно-педагогической ситуации, метод последует автоматически.

Согласно Россу, наиболее общий метод учителя-прагматика состоит в том, чтобы «поставить ребенка в ситуации, с которыми он хочет, чтобы он справлялся, и в то же время предоставить ему средства для успешного решения этих ситуаций.”

Прагматизм и учитель:

В натурализме учитель — это просто наблюдатель. Идеализм считает его незаменимым авторитетом. В прагматизме учитель не один из двух. Он стоит на полпути. Согласно прагматизму, учитель полезен, хотя и не обязателен.

Должность учителя — проводник и советчик. Он помощник и суфлер. Он должен учить «своих учеников думать и действовать самостоятельно, чтобы действовать, а не знать, создавать, а не повторять».”

Его важность заключается в том, что он должен предлагать подходящие проблемы только своим ученикам и мотивировать их таким образом, чтобы они могли решать проблемы тактично, разумно и сотрудничать. От него не требуется предоставлять студентам исходную информацию из учебников. Ученики получат знания и навыки по собственной инициативе. Делать важнее знания.

Прагматизм и дисциплина :

Прагматизм не верит во внешнюю сдержанность и дисциплину, налагаемую высшим авторитетом учителя и наложением наказаний.Он защищает дисциплину, основанную на принципах деятельности и интересов ребенка. Он поддерживает дисциплину, основанную на социальном и взаимопонимании. Он верит в привлечение детей к свободной и целенаправленной реальной деятельности человеческой жизни.

Этот процесс дает ему дисциплину, которая приобретается в каждом виде реальной и творческой работы, как очень естественное следствие самой деятельности. Таким образом, дисциплина в прагматической системе образования должна быть самодисциплиной, дисциплиной в собственном труде ученика, целеустремленной и творческой деятельности.Навязанной и жесткой дисциплине не может быть места в прагматической школе.

«В прагматической схеме обучения дети должны работать в сотрудничестве друг с другом. Они должны взяться за проект, посвященный реальной проблеме, и работать над этим в команде. Такая совместная деятельность прививает им очень полезные качества социальной жизни — сочувствие, взаимопомощь, сочувствие, дух самопожертвования и терпения, — что составляет для них бесценную моральную подготовку ».

Школа — представитель большого сообщества.Это общество в миниатюре. Следовательно, школа должна обеспечивать все те виды деятельности, которые составляют нормальную жизнь сообщества. Он должен обеспечивать социальную, свободную и целенаправленную деятельность. Эти занятия дают ученикам очень полезную подготовку по вопросам гражданственности.

Критика прагматизма :

Философия прагматизма подвергалась резкой критике по разным причинам. Прагматизм не отстаивает никаких абсолютных стандартов.Образование должно помочь человеку создать новые стандарты жизни. В отсутствие вечных ценностей очень высока вероятность создания вакуума в социальном организме.

Это может привести ко многим порокам в обществе. Вечные ценности создают социальную сплоченность и гармонию. Без ценностей человеческое поведение невозможно оценить. Прагматизм пренебрегает заветными ценностями человечества. Конечно, верно, что человеческие ценности меняются с изменением времени и обстоятельств.

Это правда, что действие важно, и оно может побудить к размышлениям.Но в равной степени верно и то, что всякое мышление не исходит только из действия. Истина — это самоцель. Раск подчеркивает, что «для сохранения культуры необходимо развивать в учениках любовь к знаниям ради самих себя; прагматик прав, утверждая, что практическая деятельность должна давать стимул к обучению, но целью должно быть развитие бескорыстной деятельности ».

Прагматизм противостоит духовным ценностям. Он выступает за крайний тип утилитаризма. Он развивает в человеке супер-эго и оставляет мало места для самоотверженного гуманизма.Слишком много экспериментализма так же плохо, как слишком много веры и традиционализма.

Прагматизм кажется слишком радикальным и скептическим. Это работает на отказ от власти. У человека есть свои ограничения. Описывать человеческую цель как критерий выполнения действий нельзя принимать за всю историю человеческого существования.

Прагматические цели образования расплывчаты. Прагматическая методика обучения также не свободна от критики. Прагматизм пытается накапливать знания с помощью проектов и экспериментов.В таких знаниях часто остаются пробелы. В учебной программе может быть предвзятое отношение к профессиональной и социальной эффективности, но полное осуждение гуманитарных дисциплин и культурных предметов неоправданно. О выполнении задачи нельзя судить только по результатам.

Европейские философы считают прагматизм малоценным — «эксцентричность, свойственная американцам» (PEARS Cyclopedia). Когда Уильям Джеймс заявил: «Если гипотеза удовлетворительно работает, она верна», Рассел опроверг это, сказав: «Гипотеза Санта-Клауса удовлетворительно работает — она ​​приносит доброжелательность во всем мире.Итак, для Джеймса «Санта-Клаус существует» — это правда. Для меня это ложь! » (Там же)

Вклад прагматизма :

Несмотря на свои недостатки, прагматизм внес огромный вклад в теорию и практику образования. Это не только практическая философия, но и прогрессивная. Он рассматривает образование как динамичный и продолжающийся всю жизнь процесс.

Человек всегда создает новые ценности, и образование должно ему в этом помочь. Прагматизм не основан на фиксированных ценностях.Это динамичная и адаптируемая социальная философия. Обучение истинно и реально только тогда, когда оно происходит в процессе выполнения. Метод проекта — это метод деятельности. Развивает у студентов коммуникабельность. Это также вызывает у них чувство сотрудничества.

Проект должен быть реализован не в четырех стенах школьного здания, а в постоянном контакте с сообществом. Его противодействие формализму и искусственности, его упор на практический результат, его склонность к социальной эффективности, его критический дух — все это произвело революцию в образовании.Это ускорило темпы развития демократии в учебных заведениях. Его гуманистический и социальный подход к образованию обеспечивает лучших граждан.

Разница между семантикой и прагматикой

Основное различие между семантикой и прагматикой состоит в том, что семантика изучает значение слов и их значение в предложениях, тогда как прагматика изучает те же слова и значения, но с акцентом на их контекст.

И семантика, и прагматика — две основные области изучения лингвистики.Они оба изучают значение и значение слов в языке. Но есть четкая разница между семантикой и прагматикой.

Основные зоны покрытия

1. Что такое семантика
— Определение, характеристики
2. Что такое прагматика
— Определение, характеристики
3. Каковы сходства между семантикой и прагматикой
— Обзор общих характеристик
4.В чем разница между семантикой и прагматикой
— Сравнение основных различий

Ключевые термины

Лингвистика, языки, семантика, прагматика, слова

Что такое семантика

Семантика — это просто раздел лингвистики, который касается изучения значений слов, а также их значений в предложении. Таким образом, это изучение языкового значения, или, точнее, изучение отношения между языковыми выражениями и их значением.Следовательно, он рассматривает значение предложения, не обращая внимания на их контекст.

Для дальнейшего объяснения того, что означает семантика в лингвистике, можно указать, что «это изучение интерпретации знаков или символов, используемых агентами или сообществами в определенных обстоятельствах и контекстах». Следовательно, в соответствии с этим звуки, мимика, язык тела и проксемика имеют семантическое (значимое) содержание, и каждая из них включает несколько разделов исследования. Более того, в письменной речи такие вещи, как структура абзацев и пунктуация, несут семантическое содержание; другие формы языка несут иное семантическое содержание.

Таким образом, семантика фокусируется на трех основных аспектах: «отношения слов к обозначаемым ими объектам, отношения слов к их интерпретаторам и, в символической логике, формальные отношения знаков друг к другу (синтаксис)» . Следовательно, семантика также рассматривает способы, которыми значения слов могут быть связаны друг с другом.

Кроме того, семантика подразделяется на две основные категории: лексическая семантика и фразовая семантика. Соответственно, лексическая семантика касается значений слов и значения отношений между словами, в то время как фразовая семантика касается значения синтаксических единиц, которые больше, чем слова.Точно так же семантические свойства являются компонентами значений слов. Таким образом, в рамках лексической семантики семантика анализирует слова и видит, как они могут быть связаны друг с другом с помощью отношений к синонимам, антонимам, омонимам, многозначности, фигурам речи и т. Д. Фразовая семантика касается таких понятий, как парафраз, противоречие, двусмысленность, взаимное следование и т. д.

Например, это предложение — «Он такой крутой».

Семантически это предложение может быть истолковано как — Он очень милый, комплимент человеку, что имеет буквальное значение.Но с точки зрения прагматики это предложение предполагает контекст: положительное отношение говорящего к человеку. Это предполагаемое или предполагаемое значение предложения.

Семантика рассматривает эти отношения в языке и то, как эти значения создаются. Это необходимость для понимания того, как работает язык в целом.

Что такое Pragmatics

Прагматика — еще одна отрасль лингвистики. Подобно семантике, прагматика также изучает значения слов, но уделяет особое внимание их контексту.Другими словами, прагматика — это «изучение использования языковых знаков, слов и предложений в реальных ситуациях».

Таким образом, он выходит за рамки буквального значения высказывания или предложения, рассматривая, как контекст влияет на его значение, которое должно быть построено, а также на подразумеваемые значения.

Следовательно, в отличие от семантики, прагматика касается контекста этих конкретных слов и того, как этот контекст влияет на их значение.

Например, представьте себе ситуацию, когда вы и ваши друзья планируете устроить сюрприз на день рождения одному из ваших коллег, и после того, как все будет готово, вы видите, что коллега идет в класс, и вдруг один из ваших друзей кричит «Свечи?».«Свечи?» может указывать на то, что вы забыли поставить свечи на праздничный торт. Таким образом, одно слово «свечи» имеет большое значение для вас и ваших друзей, за исключением коллеги, который понятия не имеет, что вы запланировали для него / нее вечеринку по случаю дня рождения-сюрприз.

В этом суть прагматики. В отличие от семантики, которая касается только значения слов, прагматика идет дальше, рассматривая одно и то же слово в контексте его контекста. Таким образом, прагматика объясняет, как пользователи языка могут преодолеть кажущуюся двусмысленность, поскольку объяснение значения зависит от способа, времени, места и т. Д.высказывания.

Как отмечает лингвист Дженни Томас, прагматика учитывает три основных принципа:

  • Согласование смысла между говорящим и слушателем.
  • Контекст высказывания.
  • Смысловой потенциал высказывания.

Хотя семантика касается только точного, буквального значения слов и их взаимосвязей, прагматика фокусируется на предполагаемом значении, которое воспринимают говорящие и слушатели.

Сходства между семантикой и прагматикой

  • Семантика и прагматика являются основными разделами лингвистики.
  • Семантика и прагматика в основном сосредоточены на изучении значений слов в языке.

Разница между семантикой и прагматикой

Определение

Семантика — это изучение слов и их значений на языке, а прагматика — это изучение слов и их значения в языке с учетом их контекста.

Значение слов

В то время как семантика в основном фокусируется на значении значения слов в буквальном смысле, прагматика дополнительно фокусируется на значении слов в зависимости от контекста и их предполагаемых значениях.

Значение

Семантика изучает буквальное значение, тогда как прагматика изучает также предполагаемое или предполагаемое значение.

Заключение

Лингвистика — это научное изучение языка; семантика и прагматика — два основных раздела лингвистики.Хотя оба они касаются изучения слов и их значений на языке, они отличаются друг от друга. Семантика фокусируется на значениях слов, не делая акцента на их контексте, тогда как прагматика делает упор на контексте в дополнение к изучению значения одних и тех же слов. В этом основное отличие семантики от прагматики.

Артикул:

1. ” Семантика.» 2009. Колумбийская энциклопедия, 6-е изд. Издательство Колумбийского университета: Нью-Йорк.
2.«Что изучает семантика?» Все о лингвистике, доступно здесь.
3. «Что такое прагматика?» Все о лингвистике, доступно здесь.
4. «Семантика». Википедия, Фонд Викимедиа, 22 августа 2018 г., доступно здесь.
5. Томас, Дженни. Введение в прагматику.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.