Прагматично это: Недопустимое название — Викисловарь

Прагматично это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Прагматично - это... Что такое Прагматично?

  • прагматично — практически, утилитарно, приземленно, осторожно, практично Словарь русских синонимов. прагматично нареч, кол во синонимов: 7 • осторожно (43) • …   Словарь синонимов

  • Прагматично — I нареч. качеств. обстоят. Основываясь на принципах прагматизма как направления в философии, согласно которому объективность истины отрицается, истинным же признается лишь то, что дает практически полезные результаты. II нареч. качеств. обстоят.… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • Прагматично — I нареч. качеств. обстоят. Основываясь на принципах прагматизма как направления в философии, согласно которому объективность истины отрицается, истинным же признается лишь то, что дает практически полезные результаты. II нареч. качеств. обстоят.… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • прагматично — см. Прагматичный …   Энциклопедический словарь

  • прагматично — см. прагматичный; нареч. Рассуждать прагмати/чно …   Словарь многих выражений

  • прагматично — прислівник незмінювана словникова одиниця …   Орфографічний словник української мови

  • БЫТИЕ И ВРЕМЯ — ’БЫТИЕ И ВРЕМЯ’ (‘Sein und Zeit’, 1927) основная работа Хайдеггера. На создание ‘Б.иВ.’, как традиционно полагается, повлияли две книги: работа Брентано ‘Значение бытия согласно Аристотелю’ и ‘Логические исследования’ Гуссерля. Первая из них… …   История Философии: Энциклопедия

  • Прагматически — I нареч. качеств. обстоят. 1. С точки зрения прагматики как раздела семиотики, изучающего отношения между знаковыми системами и теми, кто их использует. 2. В соответствии с законами и принципами прагматики. II нареч. качеств. обстоят. 1. С точки… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • Прагматически — I нареч. качеств. обстоят. 1. С точки зрения прагматики как раздела семиотики, изучающего отношения между знаковыми системами и теми, кто их использует. 2. В соответствии с законами и принципами прагматики. II нареч. качеств. обстоят. 1. С точки… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • Прагматически — I нареч. качеств. обстоят. 1. С точки зрения прагматики как раздела семиотики, изучающего отношения между знаковыми системами и теми, кто их использует. 2. В соответствии с законами и принципами прагматики. II нареч. качеств. обстоят. 1. С точки… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • в России ответили на комментарии Госдепа о высказываниях Байдена о Путине — РТ на русском

    В России заявили, что США делают «прагматичный выбор» в пользу лжи. Таким образом вице-спикер Госдумы Ирина Яровая прокомментировала появившиеся в американских СМИ высказывания госсекретаря США Энтони Блинкена о позиции Джо Байдена по отношению к России. По словам главы Госдепа, речь идёт о прагматичном подходе. Эксперты отмечают, что в свете недавних высказываний американской стороны по поводу российского президента Владимира Путина о прагматизме говорить не приходится. По мнению аналитиков, американские политики лишены такта и дипломатического этикета.

    Вице-спикер Госдумы Ирина Яровая заявила, что США делают «прагматичный выбор» в пользу лжи. Так она прокомментировала появившиеся в СМИ высказывания госсекретаря США Энтони Блинкена о подходе Вашингтона к выстраиванию отношений с Москвой.

    «Прагматизм — хлипкая ширма их политического бандитизма, который является первопричиной насаждения лжи и агрессии в мире. И в этом суть информационного хамства и клеветы, которые используются американскими функционерами как орудие нападения с преступной и корыстной целью завладения ресурсами и разрушения благополучия других стран», — цитирует Яровую пресс-служба «Единой России».

    Вице-спикер Госдумы отметила, что высказывания Блинкена подтверждают, что для США «ложь — это прагматичный выбор, так как в их понимании даёт наиболее желаемый результат».

    Напомним, ранее в СМИ появились комментарии госсекретаря США Энтони Блинкена о словах американского президента Джо Байдена, который утвердительно ответил на провокационный вопрос журналиста, считает ли он российского лидера Владимира Путина «убийцей».

    О 45-минутном интервью с Блинкеном, на котором прозвучали эти высказывания, рассказал обозреватель The Washington Post Дэвид Игнатиус.

    Отвечая на вопрос, как Байден может называть Путина «убийцей» и при этом стремиться к сотрудничеству, Блинкен рассказал о курсе Байдена, основанном якобы на принципе «реальной политики», пишет Игнатиус. Речь идёт о виде государственного курса под названием Realpolitik, при котором происходит отказ от идеологии при фокусе на практических соображениях.

    Также по теме

    «Вне здравого смысла»: в России отреагировали на слова Байдена о Путине

    Российские политики резко отреагировали на заявление президента США Джо Байдена, который утвердительно ответил на провокационный...

    По словам госсекретаря, «президент очень хорошо понимает две вещи»: ему нужно «привлекать Россию к ответственности за любые безрассудные или враждебные действия, которые она предпринимает», но при этом он открыт к сотрудничеству «в сферах, представляющих взаимный интерес».

    Заместитель директора Института истории и политики МПГУ Владимир Шаповалов, в свою очередь, полагает, что в действиях США «ни о каком политическом прагматизме речи не идёт».

    «Пояснение Энтони Блинкена является довольно нелепым и смешным. Байден сказал то, что сказал. После этого не прозвучало никаких извинений, он не дезавуировал свои слова», — сказал эксперт в беседе с RT.

    Как отметил политолог, заявление такого рода является беспрецедентным в политической практике. По словам Шаповалова, американские политики лишены такта и дипломатического этикета.

    «Конечно, данное заявление не может быть объяснено никаким прагматизмом, это нечто обратное прагматизму, что можно охарактеризовать как политическое безумие американского президента и американской элиты», — пояснил эксперт.

    Ранее Владимир Путин также прокомментировал заявление Байдена. Он отметил, что при оценке других людей, государств или народов человек «всегда как будто смотрится в зеркало».

    «В детстве мы во дворе, когда спорили друг с другом, говорили так: «Кто как обзывается, тот так и называется». И это неслучайно, это не просто детская поговорочка и шутка. Смысл очень глубокий в этом психологический: мы всегда в другом человеке видим свои собственные качества и думаем, что он такой же, как и мы. И, из этого исходя, оцениваем его действия и даём оценку вообще», — заявил президент в ходе встречи с представителями общественности Крыма и Севастополя.

    Президент России также пожелал здоровья американскому лидеру.

    «Что касается заявления моего американского коллеги, мы действительно, как он сказал, лично знакомы. Что бы я ему ответил? Я бы сказал ему: «Будьте здоровы!» Я желаю ему здоровья», — добавил Путин, отметив, что говорит это «без иронии и без шуток».

    Вместе с тем российский лидер обратил внимание на то, что Вашингтон настроен иметь с Москвой отношения «по тем вопросам, которые представляют интерес для самих США, и на их условиях».

    «Хоть они думают, что мы такие же, как они, но мы другие люди, у нас другой генетический и культурно-нравственный код, но мы умеем отстаивать свои собственные интересы. И мы будем с ними работать, но в тех областях, в которых мы сами заинтересованы, и на тех условиях, которые мы считаем выгодными для себя», — подчеркнул президент.

    Как отметил Путин, США придётся считаться с этим обстоятельством, «несмотря на санкции и оскорбления».

    «Ну а мы, имея в виду наши национальные интересы, будем развивать отношения со всеми странами мира, включая и США», — подытожил президент.

    Блинкен объяснил высказывание Байдена о Путине «прагматичным подходом» :: Политика :: РБК

    Госсекретаря спросили, как может Байден считать Путина «убийцей» и работать с ним. Блинкен пояснил, что президент прагматичен и помнит, что, с одной стороны, надо «привлечь Россию к ответственности», с другой — сотрудничать с ней

    Энтони Блинкен (Фото: Al Drago / Pool / AP)

    Президент США Джо Байден руководствуется прагматичным подходом в отношениях с Россией. Так госсекретарь США Энтони Блинкен ответил на вопрос журналиста о том, как может американский лидер одновременно называть российского президента Владимира Путина «убийцей» и работать с ним. О проведенном с Блинкеном интервью рассказал колумнист The Washington Post Дэвид Игнатиус.

    По словам Блинкена, Байден «очень хорошо понимает две вещи»: ему нужно «привлечь Россию к ответственности за любые безрассудные и враждебные действия», которые она предпринимает, и в то же время быть открытым к сотрудничеству в общих интересах двух стран.

    Игнатиус указал, что Блинкен дал ему интервью на этой неделе. По словам колумниста, это было первое продолжительное интервью госсекретаря один на один с журналистом, затрагивающее внешнюю политику действующей администрации США. Беседа длилась 45 минут, уточнил Игнатиус.

    Посла России в США пригласили в Москву после слов Байдена о Путине

    Байдена спросили о том, считает ли он Путин убийцей, во время интервью ABC News в середине марта. «Ммм, да», — ответил президент.

    Яровая назвала прагматизм «хлипкой ширмой политического бандитизма» США

    Фото:  Пресс-служба Государственной Думы 

    Прагматизм  является «хлипкой ширмой политического бандитизма» США, который является первопричиной насаждения агрессии и лжи в мире, заявила вице-спикер Государственной Думы Ирина Яровая. Об этом сообщает в пятницу пресс-служба парламентария. 

    Ранее американский госсекретарь Энтони Блинкен заявил, что президент США Джозеф Байден по отношению к России руководствуется политикой прагматизма, он считает необходимым привлекать к ответственности за враждебные шаги одновременно с тем, как остаётся открытым к сотрудничеству.

    «Прагматизм — хлипкая ширма их политического бандитизма, который является первопричиной насаждения лжи и агрессии в мире. И в этом суть информационного хамства и клеветы, которые  используются  американскими функционерами как орудие нападения с преступной и корыстной целью завладения ресурсами и разрушения благополучия других стран», —  сказала Ирина Яровая.

    По её словам, заявление Блинкена подтверждает, что ложь — это прагматичный выбор, так как в понимании США «даёт наиболее желаемый результат».

    Вице-спикер напомнила, что «прагматизм как философия был рождён в Америке, и суть её в том, что истинность той или иной идеи или теории состоит не в их соответствии реальному положению дел, а в их полезности для решения практических задач». «То, во что для Америки лучше верить — истинно», — подчеркнула она.

    Депутат заявила, что руководство США хочет заставить американцев верить в ложь, но истина в другом. Она заключается в том, что «прагматичная манипуляция сознанием  американцев — это преступное ограничение их свободы и проводник недобросовестной политики, направленной на разрушение глобальной безопасности в мире», полагает Яровая.

    #США

    как поставщик товаров для офиса заработал на ERP-системе

    «Прагматик», крупный корпоративный поставщик товаров и услуг для комплексного обеспечения офисов, использует решения Microsoft Dynamics AX. Компания перешла на единую систему управления в 2011 году, чтобы оптимизировать управление продажами и закупочной деятельностью. Заявленные изменения были призваны поддержать органический рост предприятия и упрочить его позиции на высококонкурентном отечественном рынке офисных товаров. Компания «Прагматик» осуществила проект, получив ощутимые выгоды от внедрения уже в первые месяцы запуска решения. Во многом это стало возможно благодаря партнерству с консалтинговой командой Columbus.

    Предпосылки внедрения

    «Прагматик» работает с 50 тысячами клиентов по всей стране, выполняя свыше 1500 заказов ежедневно. Бесперебойные поставки и высокое качество обслуживания накладывают высокие требования к информационной системе управления. Много лет подряд в компании использовалось самописное решение. Однако объемы продаж «Прагматика» увеличивались с каждым годом, и система постепенно перестала отвечать нуждам растущего бизнеса. Руководство организации решило подыскать ему замену в виде полновесной ERP-системы. В результате тендера выбор пал на платформу Microsoft Dynamics AX. Для внедрения и поддержки новой информационной системы «Прагматик» пригласила специалистов международной консалтинговой компании Columbus. Для проекта было важно пригласить команду, обладающую достаточным опытом и экспертизой в сфере автоматизации торговых предприятий. Надежный партнер в лице Columbus был найден, сформировалась сильная проектная группа, и работа над новой корпоративной системой закипела.

    Первые итоги внедрения

    Новая информационная система управления поддержала ключевые области деятельности компании «Прагматик»: организацию поставок и продаж товаров для офиса, расчеты с партнерами и клиентами, планирование и управление запасами.   В рамках проекта ERP-система интегрирована с системой управления складом и системой управленческого и бухгалтерского учета.

    Для взаимодействия с корпоративными заказчиками и партнерами в системе предусмотрены все необходимые инструменты: формирование заказов и скидок, резервирование продукции, контроль сроков и качества комплектации и доставки товара, управление возвратами. Платежные инструменты системы упростили контроль расчетов с поставщиками и клиентами торговой компании. Средства планирования Microsoft Dynamics AX снизили издержки компании в управлении цепочками поставок и сбытом. В общей сложности решение Columbus используют свыше 100 сотрудников «Прагматика».

    В компании признают, что внедрение новой информационной системы управления качественно изменило работу компании. Яркий пример этому – повышение эффективности сотрудников колл-центра «Прагматик». С момента запуска Microsoft Dynamics AX показатели компании выросли почти вдвое, то есть такое же количество заказов «Прагматик» выполняется гораздо быстрее и с меньшими затратами. Еще один интересный момент – сокращение срока оборачиваемости складских запасов, также в два раза. Сделать это удалось за счет использования доступных в ERP-системе инструментов сводного планирования и ввода в эксплуатацию новой системы управления складом.

    Актуальные и достоверные данные о результатах деятельности компании «Прагматик» обеспечивают средства отчетности на базе Microsoft MS SQL Server. К примеру, сотрудники могут изучить данные продаж по каждой номенклатуре и клиентам за указанный период, получить сведения о графике поставок в разрезе единиц продукции, скорректировать план при необходимости, установить с учетом этих данных дополнительные скидки клиентам. С помощью системы сотрудники компании готовят оперативные отчеты по товародвижению, рассчитывают необходимое количество ресурсов для выполнения текущих и потенциальных клиентских заказов.

    «Мы изначально выбрали стандартную стратегию анализа данных и работы с отчетами, и продолжаем ее придерживаться. Сделали хранилище данных в SQL Server, сделали кубы и подавляющее большинство отчетов. Инструменты Reporting Services и Sharepoint помогают визуализировать эти данные в различных форматах. Торговые представители работают с сервером отчетов удаленно», - рассказывает директор департамента информационных технологий компании «Прагматик» Михаил Козырев.

    Развитие ERP-решения

    Главная цель внедрения ERP-системы в компании «Прагматик» состояла в том, чтобы максимально автоматизировать процессы продаж и закупок, повысить тем самым производительность персонала и сократить совокупные затраты. Сопутствующие задачи проекта определялись спецификой работы организации. «Принципиальных изменений в системе с момента запуска мы не делали, скорее проводили и проводим реинжиниринг самих бизнес-процессов. Делаем их более эффективными, лучше отвечающими текущим потребностям бизнеса, в чем-то улучшаем, - поясняет Михаил Козырев.  - По сути это точечная автоматизация, происходящая вместе с развитием компании. Но развитием, совершающимся не революционным, а эволюционным путем».

    К примеру, в ходе проекта по развитию возможности ERP-системы стали доступны сотрудникам, действующим вдали от основного офиса в Москве. «Мы организовали удаленный доступ к ERP-системе, и теперь наши торговые представители могут оперативно регистрировать новых клиентов, оформлять заказы, изменять условия поставки, - рассказывает Михаил Козырев. – С точки зрения функциональности это наиболее существенные изменения в системе с момента ее запуска. Повторюсь, остальные доработки –оптимизация работы решения, направленная на повышение эффективности наших операционных процессов».

    Некоторые алгоритмы работы системы менялись кардинально, под реальные потребности бизнеса. «Прагматик» предлагает товары для офиса компаниям разных уровней. Одна из проблемных областей – взаимодействие с предприятиями со сложной организационной структурой. Крупные предприятия включают свыше 1000 подразделений, имеют несколько тысяч адресов доставки в различных регионах страны. С одной стороны, в системе надо учитывать интересы каждого отдельно взятого подразделения, с другой – определить условия работы с компанией в целом. Стандартных инструментов в ERP оказалось недостаточно, и проектная команда также модифицировала решение в части ценообразования и проведения маркетинговых акций.

    Недавно специалисты «Прагматика» запустили новую версию интернет-магазина, полностью интегрированную с ERP Microsoft Dynamics AX. «Конечно, это не интернет-магазин в классическом понимании, а корпоративный портал, где наши клиенты самостоятельно размещают заказы и отслеживают их исполнение, - поясняет Михаил Козырев. - Портал является дополнительным каналом коммуникации и взаимодействия с клиентами компании».

    Работа с персоналом

    Одна из типичных проектных сложностей состоит в неправильно организованном обучении сотрудников. В компании «Прагматик» к этому вопросу подошли особенно тщательно. «Проблем с обучением не было, - вспоминает Михаил Козырев. – Сотрудники очень ответственно подошли к этому процессу, быстро вникали в работу системы. Ключевой момент заключался в производительности труда. Наши изначальные опасения относительно того, что в первые месяцы после внедрения персонал будет работать намного медленнее, подтвердились еще в процессе обучения. Но в ходе подготовки к запуску мы постепенно вышли на тот же уровень производительности, а в дальнейшем констатировали ее резкое повышение. Люди полностью адаптировались к работе системы, и выполнение процессов резко ускорилось».

    Новые сотрудники компании «Прагматик» обучаются на местах, то есть непосредственно в тех подразделениях, где работают. Освоение системы проходит достаточно быстро. В каждом подразделении действуют соответствующие инструкции и процедуры. Новичкам компании помогает специально созданная база знаний, она хранится на корпоративном портале Sharepoint. Портал также используется для обмена внутренней документацией подразделений. «Мы обогащаем этот методологический багаж знаний, документируя все изменения, которые происходят в системе и процессах, - поясняет Козырев. – Конечно, некоторые пользователи жаловались на некоторые неудобства работы системы. Когда мы запускали рабочее место продавца, опасались, что они не воспримут новый интерфейс. В мобильной версии мы постарались дополнительно его адаптировать. Это не предел мечтаний, но, по крайней мере, недовольства со стороны сотрудников у нас нет».

    О взаимодействии с консультантами

    После ввода системы у компаний часто возникает необходимость в повторном привлечении консультантов – на проекты поддержки и развития системы. К примеру, может понадобиться внести критичные изменения в работу решения, на выполнение которых у штатных специалистов не хватает ресурсов или компетенций. «Быстро подобрать подходящую команду под проект бывает довольно сложно. Например, наше решение отличается от стандартной версии Microsoft Dynamics AX, поэтому нам важно убедиться в том, что они хорошо разбираются в предметной области, понимают логику наших процессов.  Тогда и внесение изменений не затягивается», - поясняет Козырев.

    В течение года после запуска системы в эксплуатацию специалисты Columbus оказывали «Прагматику» услуги технической поддержки. Сейчас компания обеспечивает работу ERP собственными силами. «Мы накопили должное количество знаний и опыта работы с решением, поэтому многие вопросы сейчас решаем сами. Мы очень пристально следим за производительностью нашей информационной системы. Одна из обязательных задач разработчиков еще на этапе проектирования - контролировать, чтобы внесенные изменения не замедляли работу решения. Такое периодически случается, но поскольку мы управляем этим процессом, существенных проблем, связанных с производительностью, у нас нет», - отмечает Козырев.

    Отмечая роль консультантов Columbus в успехе проекта внедрения и развития ERP, Козырев подчеркнул, что их вклад бесценен. «Конечно, мы немало сделали для того, чтобы наши отношения были успешными с разных точек зрения. Подводя итоги проекта, вы можете смотреть только на стоимость внедрения или результат, а можете оценить работу целиком, разобрать, насколько хорошо организован каждый этап, каждый процесс. В этом отношении вклад специалистов Columbus в создание и доработку ERP-системы в компании «Прагматик» огромен. И с точки зрения выполнения целей и задач, которые мы решали в рамках внедрения, нашу историю можно считать очень успешной».

    Что в заключение порекомендовать тем, кто только планирует проекты по внедрению Microsoft Dynamics AX? Михаил Козырев советует больше общаться с организациями, которые уже используют решение. «По сути это единственное, что может помочь. Мы шли именно таким путем. До внедрения я много встречался с коллегами, знакомился с их опытом. Все те проблемы, о которых они рассказывают, чаще всего неуникальны, отличают практически каждое внедрение. Если вы внимательно изучите их опыт и сделаете правильные выводы, сможете избежать серьезных ошибок. Могу отметить, что в каком-то смысле советы коллег способствовали отличному завершению нашего проекта».

    Александр Переведенцев, INLINE Technologies - К применению решений с высокой энергоэффективностью надо подходить прагматично. Обзор: Рынок инженерной и ИТ-инфраструктуры 2019

    CNews: Сегодня в строительстве ИТ-инфраструктуры прослеживаются две противоположные тенденции: консолидация ИТ-мощностей и их распределение. Какие перспективы у этих решений и к чему склоняется рынок?

    Александр Переведенцев: Со временем любые старые технологии уходят, сменяясь новыми. Но бывает и так, как в случае с идеей распределения ИТ-мощностей – проводится репозиционирование старой технологии, чтобы сделать ее более привлекательной. Тем самым создается видимость нового решения, в данном случае это периферийные вычисления (Edge Computing).

    Идеологи данного решения предполагают, что больше вычислительных ресурсов будет двигаться в направлении оконечных устройств – таких, как Интернет вещей, в частности беспилотных электромобилей, а также размещаться в удаленных филиалах компании, на производствах.

    Если сказать проще, в настоящее время идет тенденция консолидации ИТ-мощностей в ЦОД, в то время как в прошлом они часто были децентрализованы или находились ближе к месту использования. Прогнозируется, что процесс обработки данных будет снова двигаться назад по направлению к распределенным сетям.

    Распределенные, или периферийные вычисления видят, например, беспилотный автомобиль как мини-центр обработки данных, обеспечивающий полную отказоустойчивость, чтобы избежать аварий на дороге. Сама идея Edge Computing предполагает максимальную автономию и независимость, в первую очередь от сетей передачи данных, а именно: проблем пропускной способности, задержки. Ведь, по прогнозам, за ближайшие пять лет глобальный IP-трафик дата-центров увеличится втрое.

    Но справедливости ради стоит отметить, что глобальные сети всегда будут фундаментом для любых вычислений. На сегодняшний день существуют десятки инструментов ускорения данных и нивелирования задержек, а бизнес-процессы бесперебойно работают, невзирая на расстояния ЦОД друг от друга.

    Периферийные (распределенные) вычисления существуют и существовали ранее в той или иной форме. Например, на предприятиях с критичным, безостановочным циклом работы применяются системы управления в виде полностью автономных децентрализованных решений с возможностью синхронизации с параллельными производственными линиями или головным процессором. Еdge Computing – это не новое решение, а лишь один из способов организации ИТ-инфраструктуры.

    Подход к реализации ИТ-инфраструктуры рассматривать изолированно неправильно, он зависит от множества факторов, которые диктует тот или иной бизнес, структуры компании, целей и задач бизнес-приложений или устройств. Например, в корпоративном секторе, чтобы принять ту или иную стратегию развития, необходимо проанализировать целый пласт параметров: количество филиалов компании и их распределение по регионам, соотношение сотрудников главного офиса и филиалов, статистика запросов и операций внутри филиала и вне его. Ну и безусловно, все это с учетом бизнес-задач компании.

    Александр Переведенцев: Еdge Computing — это не новое решение, а лишь один из способов организации ИТ-инфраструктуры.

    Принятие решения о консолидации ИТ-ресурсов имеет существенные аргументы, прежде всего это оптимизация начальных инвестиций в ИТ-инфраструктуру и оптимизация инвестиций на ее эксплуатацию. Аргументы в пользу консолидации связаны с лучшей управляемостью. И конечно, такой достаточно традиционный аргумент в пользу консолидации – повышение внутренней эффективности, возможность оптимального использования ИТ-ресурсов. А из практики хочу сказать, что у консолидированной инфраструктуры обычно есть один четкий путь развития, а не несколько независимо направленных, мало согласующихся между собой.

    CNews: Какие экономические факторы учитываются при организации инженерной инфраструктуры ЦОД и как соотносятся при этом капитальные и операционные затраты?

    Александр Переведенцев: Давайте рассмотрим ситуацию за предыдущие 5–6 лет. В 2014 году из-за падения курса рубля стоимость строительства дата-центров выросла в 2 раза. Причина понятна: 90 % используемого в них оборудования – импортное. При этом затраты на обслуживание, включая стоимость электроэнергии, стоимость человеко-часа и прочее, остались на уровне 2013 года. Соответственно, стало нерентабельно использовать энергоэффективные технологии, поскольку реализация энергоэффективного ЦОД, как правило, увеличивает капитальные затраты приблизительно в 1,5 раза. При таких условиях окупить затраты в пределах срока эксплуатации ЦОД было практически невозможно.

    К 2017–2018 годам соотношение CAPEX и OPEX начало выравниваться. Так, стоимость электроэнергии увеличилась за четыре года почти в 2 раза. Поэтому сейчас снова повышается спрос на энергоэффективные технологии, особенно при развертывании крупных центров обработки данных.

    Да, стоимость энергоэффективного ЦОД выше стоимости обычного ЦОД. Но надо понимать, что через определенное время эксплуатации достигается экономическая эффективность владения этим ЦОД и его окупаемость.

    Сейчас мы, участники рынка и заказчики, уже пришли к тому, что центр обработки данных с показателем энергоэффективности (PUE) 1,3–1,4 – достаточно традиционное решение. И его окупаемость по сравнению с ЦОД, имеющим PUE 1,8, составляет не более двух лет, т. е. за 2 года за счет использования энергоэффективных технологий окупятся увеличенные капитальные затраты.

    Без сомнения, к применению более энергоэффективных решений надо подходить прагматично, просчитав, насколько то или иное решение повысит стоимость реализации ЦОД и через какое время оправдаются вложенные средства.

    Еще раз подчеркну, основное здесь – стоимость энергетических ресурсов, которая, как мы знаем, в России достаточно низкая.

    Сегодня многие крупные игроки на рынке центров обработки данных – а это в первую очередь тройка операторов сотовой связи или такие компании, как Ростелеком, Роснефть, Росэнергоатом, Яндекс, – при выборе площадок для строительства новых ЦОД прежде всего руководствуются стоимостью электроэнергии, наличием узлов связи и стараются не привязываться к конкретному городу или области.

    А если оглянуться на лет пять назад, то мы увидим кардинально другой подход – если основной офис компании находился в Москве, значит, здесь подбирали площадку. Тенденция изменилась, и пришло осознание того, что расположение центра обработки данных не имеет значения. Единственным фактором, который может повлиять на решение о строительстве, – это нехватка специалистов для обслуживания будущего ЦОД.

    Хочу обратить внимание, что за последние годы к строительству ЦОД уже не подходят как к строительству какого-то уникального объекта. Крупные и даже средние компании воспринимают это довольно утилитарно: достаточно быстро нужно организовать центр обработки данных и достаточно быстро начать его эксплуатировать. Все понимают, что при стремительном развитии технологий решения, реализованные сегодня, станут неактуальными уже через 15–20 лет.

    Лет 5–8 назад к организации ЦОД подходили более скрупулезно, строили более 2 лет и относились как к своего рода спецпроекту. А сейчас уже перестали быть экзотикой проекты по созданию модульных центров обработки данных и легковозводимых ЦОД, сроки строительства которых составляют от 6 месяцев до 1 года.

    Отдельно хочу заметить, что большим подспорьем при создании ЦОД являются качественно новые программные методы проектирования объектов, такие как информационное моделирование зданий (Building Information Modeling, BIM), математическое моделирование потоков (Computing Fluid Dynamics, CFD) и другие. По нашему опыту, их использование во многом облегчает разработку технических решений и обеспечивает полноценное моделирование различных процессов и ситуаций, которые могут иметь место при строительстве и дальнейшей эксплуатации.

    CNews: Тема трехмерного моделирования сегодня становится все более и более актуальной. Совсем недавно Минстрой объявил о намерении создать BIM-центры в каждом регионе страны. А как конкретно технологии BIM применяются и могут применяться при создании дата-центров?

    Александр Переведенцев: С помощью BIM можно не просто разработать трехмерную цифровую копию проектируемого объекта, но и, что очень важно, эффективно осуществлять его обслуживание. С помощью этой технологии мы можем проанализировать, например, как работает инженерная инфраструктура. Модель интегрируется с системой управления инженерными системами объекта и в реальном времени позволяет отслеживать и контролировать все события инженерной инфраструктуры и при необходимости проводить удаленное управление. Система позволяет оценить реальный уровень использования электроэнергии, воды и других ресурсов в целом на объект или для конкретных потребителей, вести статистику и делать выводы, помогая рекомендациями обслуживающей компании рационально использовать тот или иной ресурс.

    При создании центров обработки данных на трехмерной BIM-модели можно последовательно отследить изменения, которые происходят на тех или иных этапах строительства. По сути, она является моделью всего процесса возведения объекта, поскольку позволяет поэтапно и с заданной детализацией виртуально наблюдать все процессы, идущие при реальной постройке, и при необходимости на любом этапе внести необходимые изменения в проект. При этом все изменения автоматически применяются к самой модели и соответствующим параметрам жизненного цикла объекта.

    В принципе можно сказать, что методы динамического трехмерного моделирования сегодня стараются осваивать многие застройщики и проектировщики. Но как правило, в полном объеме BIM пока применяется лишь при создании высокотехнологичных зданий и сооружений.

    В большинстве случаев этот метод используется только для создания 3D-модели объекта на этапе проектирования. Впрочем, и в таком варианте это позволяет оптимальным образом развести внутренние сети, определить необходимые параметры оборудования для каждого помещения, а также существенно облегчить монтаж и дальнейшую пусконаладку инженерных систем при строительстве.

    CNews: Какие способы обеспечить энергоэффективность ЦОД сегодня наиболее применимы и какие из них наиболее перспективны?

    Александр Переведенцев: Сократить энергопотребление, которое является основной статьей в расходах на эксплуатацию ЦОД, можно за счет системы холодоснабжения, поскольку в пике она потребляет более трети от общей ИТ-мощности центра обработки данных.

    В настоящее время все большее распространение получает фрикулинг – технология свободного охлаждения. Решения на основе свободного охлаждения чаще стали применяться как за рубежом, так и у нас благодаря использованию активного оборудования нового поколения: серверы, сетевое оборудование, СХД, – которое может работать при температуре до и выше 27 градусов.

    За счет отсутствия энергоемких элементов такие системы обладают примерно в 1,5 раза большей энергоэффективностью по сравнению с традиционными компрессорными установками «чиллер-фанкойл». А использование в них дополнительного адиабатического контура позволяет снимать еще 2–3 градуса при пиковых нагрузках, что в итоге обеспечивает для ЦОД PUE на уровне около 1,1. INLINE Technologies одной из первых разработала такое решение и применяет его при создании модульных дата-центров.

    Системы свободного охлаждения пока в основном находят применение в крупных центрах обработки данных, обеспечивая существенную экономию эксплуатационных затрат. Считаю, что наибольший интерес к данному решению будут проявлять коммерческие ЦОД, рассчитанные на предоставление высокомаржинальных облачных услуг, таких как сдача в аренду ИТ-инфраструктуры (IaaS) или отдельных ИТ-сервисов (SaaS).

    Еще одним перспективным направлением является технология однофазного и двухфазного иммерсионного охлаждения, когда ИТ-оборудование функционирует, будучи полностью погруженным в емкости с диэлектрическим хладагентом. В России такие решения пока еще являются экзотикой по причине своей дороговизны. Однако, думаю, на фоне устойчивой тенденции к увеличению плотности ИТ-оборудования применение иммерсионных систем будет набирать популярность, поскольку для охлаждения высокоплотных конфигураций реальной альтернативы им не существует.

    Хорошие перспективы есть и у метода динамической балансировки ИТ-нагрузки, позволяющего повысить энергоэффективность ЦОД без использования дорогостоящего оборудования. Суть его в следующем: если центр обработки данных состоит из двух серверных и в обеих ИТ-оборудование загружено, условно, на 40 % от максимума, то тогда одну серверную можно отключить и передать всю нагрузку в другую. Соответственно, работающая серверная становится загруженной примерно на 80–90 %, и с точки зрения энергопотребления мы получаем более экономичный режим, чем при работе недозагруженных мощностей в двух помещениях. Ведь чем ближе загрузка ИТ-оборудования к 100 %, тем выше рентабельность использования связанных с ним инженерных систем. А значит, повышается и общая энергоэффективность дата-центра.

    Подобная динамическая балансировка обычно осуществляется программными средствами, и ее практикуют многие собственники крупных коммерческих ЦОД, например тот же Яндекс.

    CNews: Насколько справедливы, по-вашему, утверждения о том, что энергоэффективность ЦОД можно также повысить с помощью дизель-динамических источников бесперебойного питания (ДД ИБП)?

    Александр Переведенцев: Действительно, в течение последних 5–6 лет многие крупные компании в своих дата-центрах начали использовать системы бесперебойного питания на ДД ИБП, в том числе потому, что они позиционируются как энергоэффективные устройства. Однако на практике оказалось, что реализовать энергоэффективные решения на их основе очень трудно, а в некоторых случаях невозможно. Да и по параметрам энергоэффективности они уступают традиционным системам бесперебойного питания, в частности ИБП, работающим в паре с дизель-генераторной установкой (ДГУ).

    Более того, за последние 2–3 года непосредственно с ДД ИБП был связан ряд аварий в крупных ЦОД в разных отраслях экономики. На мой взгляд, в целом тема дизель-динамических ИБП скорее относится к сфере маркетинга, чем к решению задач реальной эффективности, экономии и безопасности дата-центров. Я не вижу каких-либо серьезных перспектив развития для этого направления в рамках применения в ЦОД.

    По-моему, в области бесперебойного электроснабжения ничего не придумано лучше, чем классический вариант на основе ИБП с аккумуляторными батареями и ДГУ. Это максимально эффективное и понятное решение. Если регулярно проводить техническое обслуживание данной системы, она будет работать экономично, долго и безотказно. А если она организована по требованиям Tier III, т. е. с использованием двух ДГУ, то срок ее службы будет едва ли не больше, чем у самого ЦОД. В настоящее время мы проектируем объект с применением литий-ионных аккумуляторных батарей. Технико-экономическое обоснование, подготовленное нашими специалистами, показало, что применение литий-ионных батарей – наиболее эффективное и экономически целесообразное решение.

    CNews: Несколько лет назад локомотивом автоматизации являлись коммерческие компании, в первую очередь банки. Кто сегодня дает толчок ускорению и совершенствованию информационных технологий?

    Александр Переведенцев: Ситуацию в российском бизнесе сегодня нельзя назвать идеальной. Рост коммерческих компаний и, соответственно, развитие их ИТ-инфраструктуры замедлились. Но с другой стороны, есть высокий спрос на внедрение ИТ-решений у государственных компаний и крупных промышленных предприятий. Так, например, в рамках программы «Цифровая экономика» министерства объединяют свои ресурсы в единый ЦОД, создавая общее информационное пространство, активно занимаются автоматизацией своей деятельности предприятия оборонно-промышленного комплекса. Дала толчок развитию ИТ и реализация таких программ, как «Информационный город» в Москве, других региональных программ цифровизации. Стоит отметить концепцию «Умный город» и программу «Безопасный город», здесь я имею в виду организацию видеофиксации и видеонаблюдения. Для всего этого нужны серьезные ИТ-ресурсы, в том числе системы хранения данных и ЦОД.

    А такие законодательные новшества, как принятый «пакет Яровой», стимулируют операторов связи развивать центры обработки данных. Это действительно очень большие объемы. Так, по прогнозам, трафик мобильного интернета в России к концу 2024 года вырастет почти в 7 раз, а совокупный трафик фиксированных операторов связи к тому же сроку – более чем в 2 раза.

    CNews: Какими критериями стоит руководствоваться заказчикам, выбирая между строительством и арендой ЦОД, если мы не касаемся госсектора, у которого тренд идет на централизацию?

    Александр Переведенцев: Таких критериев много: это и критичность информационных систем, и общий уровень автоматизации процессов деятельности организации, и наличие или отсутствие штата специалистов для обслуживания ЦОД, и наличие собственной территории.

    В любом случае компания, которая стоит перед выбором, возводить собственный ЦОД или взять его на аутсорсинг, строит экономическую модель. Она позволяет увидеть, через какое время окупится собственный центр обработки данных и ЦОД, взятый в аренду; сможет ли арендодатель выплатить компенсацию за потерю какой-то информации или сбой каких-то систем, или потерю бизнеса. Другими словами, сможет ли он компенсировать отключение сервисов компании – частично или полностью. Все это необходимо рассчитать и проанализировать.

    Александр Переведенцев: Если компании нужен резервный ЦОД, имеет смысл рассмотреть вариант аутсорсинга. Если же речь идет об основном ЦОД, нужно основательно думать.

    Если компании нужен резервный ЦОД, имеет смысл рассмотреть вариант аутсорсинга. Если же речь идет об основном ЦОД, нужно основательно думать. Ведь в ситуации, когда практически весь бизнес находится в электронном виде, надо четко оценивать риски, например сколько будет стоить час простоя ИТ-инфраструктуры банка или биллинговой системы у оператора связи. А если это технические сервисы, остановка которых может привести к вреду здоровью человека?

    При определении того, строить или арендовать, также нужно помнить, что любое строительство – это время, а соответственно, необходимо учитывать стоимость денег. Другими словами, сокращение сроков влияет на уменьшение затрат, т. е. чем быстрее построится тот или иной объект, тем быстрее он начнет приносить финансовую отдачу.

    Целесообразно, особенно в среднем бизнесе, рассмотреть и такой критерий, как масштабируемость. Она играет большую роль, ведь сделать уверенный прогноз более чем на 2–3 года для многих достаточно сложно. А если решение имеет возможность постепенного развития, это является, безусловно, плюсом.

    CNews: Какие еще сегменты, помимо ЦОД, в обозримой перспективе могут стать драйверами роста на рынке инфраструктурных решений?

    Александр Переведенцев: Думаю, в ближайшее время активно будет развиваться автоматизация в сфере городского хозяйства. За последние годы и в мегаполисах, и в малых городах России изменился подход к инженерной инфраструктуре при строительстве зданий, офисных и жилых помещений.

    Все более активно в городских хозяйствах внедряется специализированная инфраструктура, которая позволяет оптимизировать режимы использования энергоресурсов и, соответственно, обеспечивает экономию собственникам и арендаторам помещений. Например, INLINE Technologies недавно реализовала один из таких проектов, создав в подмосковном Чехове интеллектуальную систему коммерческого учета в городском комплексе ЖКХ. И теперь с ее помощью жильцы многоквартирных домов, а также ресурсоснабжающая организация (РСО) и органы исполнительной власти Чеховского района могут в автоматическом режиме контролировать не только количество, но и качество поставляемых ресурсов. Кроме того, у местной администрации появилась возможность юридически корректно оценивать качество работы РСО и эффективность энергосберегающих мероприятий, проводимых городом.

    Кроме того, в городских зданиях все чаще стараются применять энергоэффективные решения, например устанавливают холодильные машины с функциями фрикулинга, аналогичные тем, что применяются в ЦОД. Увеличивается и число объектов в сфере жилищно-коммунального и городского хозяйства с «умной» инженерной инфраструктурой, где реализовано полноценное внедрение автоматизированных систем диспетчеризации и управления инженерными системами с возможностью дистанционного управления и мониторинга. Так что этот рынок является весьма перспективным.

    Известный американский политолог-русист о перспективах отношений России и Запада

    Успех международных усилий по борьбе с терроризмом во многом зависит от взаимопонимания между Россией и США. Однако, несмотря на очевидное наличие общих угроз, Москва и Вашингтон крайне медленно преодолевают пропасть, разделившую их из-за конфликта вокруг Украины. Директор Центра исследований Евразии, России и Восточной Европы Джорджтаунского университета АНДЖЕЛА СТЕНТ поделилась с корреспондентом “Ъ” ОЛЬГОЙ КУЗНЕЦОВОЙ мнением о том, смогут ли РФ и США наладить прагматическое сотрудничество.

    — Глава Пентагона Эштон Картер недавно заявил, что США считают Россию главной угрозой международной безопасности и намерены наращивать военный потенциал для защиты себя и своих союзников. В России убеждены: речь идет не о новом курсе Белого дома, а о стремлении избежать обвинений в излишней мягкости после наметившегося сотрудничества США и России по Сирии. Как правильно трактовать эти высказывания?

    — США и Россия сотрудничают в рамках многосторонних переговоров по подготовке переходного процесса, при этом им намного сложнее договориться по вопросам военного сотрудничества в Сирии. С момента, когда Россия начала собственную военную кампанию в этой стране, отношения между Москвой и Вашингтоном пошли на спад. Пентагон и российское Минобороны поддерживают контакты, принимают меры, чтобы их боевые самолеты не столкнулись в небе над Сирией. Однако в целом это сотрудничество находится сейчас на более низком уровне, чем ожидалось. Думаю, в американском руководстве нет разночтений по этому вопросу.

    — Во времена предшествующих администраций РФ и США всерьез недоработали по вопросам терроризма. Айман аз-Завахири отправился в Афганистан готовить сценарий трагедии 11 сентября после того, как его отпустили из махачкалинской тюрьмы. Москва стремилась стать стратегическим партнером США в борьбе с терроризмом, но «медовый месяц» президентов РФ и США Владимира Путина и Джорджа Буша не вовремя оборвался. Почему прежние ошибки ничему не научили и не предотвратили возникновение феномена «Исламского государства» (ИГ)?

    — Осенью 2001 года, после атак 11 сентября, США и Россия действительно продемонстрировали высокий уровень сотрудничества в противодействии терроризму. Россия тогда внесла немалый вклад в кампанию против «Талибана» в Афганистане. Проблема была в том, что к концу 2003 года отношения резко пошли на спад, как раз из-за начала американской военной кампании в Ираке. Сегодня наши страны по-прежнему разделяет нехватка доверия. Например, мы не можем договориться о том, какие из воюющих в Сирии групп считать террористическими, а какие нет. И, несмотря на то что Вашингтон и Москва пришли к единому мнению, что ИГ — это серьезная угроза, Россия продолжает бомбить не относящиеся к нему группировки: те, которые поддерживают Запад и которые могли бы представлять собой какую-то альтернативу правительству (президента Сирии.— “Ъ”) Башара Асада. Если нам удастся договориться, какие группы оппозиции брать на прицел, а какие нет, это позволит разрешить часть проблем.

    — В годы после распада СССР Вашингтон, осознавая комплексы распавшейся державы, предпринимал попытки взаимодействовать с Россией так, чтобы она не чувствовала себя уязвленной. Потом такая практика была заморожена. В Кремле укоренились в мысли, что с интересами России не хотят считаться — будь то вопрос по ПРО, расширению НАТО на Восток или стремлению американской дипломатии «просунуть ногу в дверь постсоветского пространства». Согласны ли вы, что именно этот фактор послужил косвенной причиной всех кризисов на постсоветском пространстве, включая украинский?

    — В России, действительно, существует восприятие, будто США не уважают ее интересы. Но и в США могут то же самое сказать в отношении России, которая не всегда до конца понимает интересы США. Вопрос в том, к чему сводятся российские интересы. Если речь идет о том, чтобы аннексировать часть соседнего государства и помочь развязать войну на юго-востоке Украины, то единственное, что остается Вашингтону и его союзникам,— это признать действия России нарушением норм международного права.

    — Недавний визит госсекретаря США Джона Керри в Центральную Азию продемонстрировал, что борьба за разграничение сфер влияния в этом регионе продолжается. После ухода с военных баз в Узбекистане и Киргизии Вашингтон уделял мало внимания Центральной Азии. США нацелились вернуть ее в поле своих интересов? Идет ли соперничество за регион между Вашингтоном и Москвой?

    Не думаю, что речь идет именно о соперничестве, ситуация намного сложнее. Естественно, Россия широко присутствует в Центральной Азии, Китай тоже, США — меньше. В руководстве стран этого региона всерьез озабочены тем, что будет происходить после окончательного вывода из Афганистана американских войск в 2017 году, а также проблемами экстремизма и наркоторговли. Цель недавнего турне госсекретаря Керри по странам Центральной Азии была в том, чтобы заверить власти этих стран в поддержке Вашингтона на фоне предстоящего полного вывода американского контингента из Афганистана. Турне можно считать возобновлением диалога Вашингтона с этим регионом, но не сигналом к тому, что он намерен соперничать с Москвой за влияние там.

    — Видите ли вы потенциальные очаги новых конфликтов на постсоветском пространстве? Некоторые в Москве с настороженностью наблюдают за сближением президента Белоруссии Александра Лукашенко с Западом.

    — К настоящему моменту наиболее жесткие противоречия между Россией и Западом по-прежнему сконцентрированы вокруг Украины. Я думаю, что в настоящее время президент Лукашенко придерживается политики, соответствующей его собственным интересам. На фоне действий России на Украине другие государства бывшего СССР приложат все усилия, чтобы обезопасить себя. Любые вспышки конфликтов на постсоветском пространстве и любые действия России, подталкивающие к этому, будут служить новыми поводами для ухудшения ее отношений с Западом.

    — Сейчас в отношениях между Россией и США возобладал ценностный подход. Что должно случиться, чтобы страны могли отойти от этого и вернуться к прагматическому сотрудничеству?

    — Я думаю, что разница в ценностях сохранится, позиции не удастся сблизить в обозримом будущем. Владимир Путин неоднократно давал понять, что не считает ценности Запада приемлемыми для России. Однако это не означает, что между нашими странами невозможно выстраивать прагматическое сотрудничество. В области противодействия терроризму оно дается трудно, однако его можно считать эффективным в сфере нераспространения, договоренностей по иранской ядерной программе. Мы работаем в Арктике, по широкому кругу вопросов в области военного и экономического сотрудничества. И такое сотрудничество продолжится.

    — Почему же тогда Вашингтон не может выстраивать отношения с Москвой по той же схеме, что и с Китаем?

    — Экономические интересы США в Китае намного больше, чем в России. Кроме того, поведение Китая на международной арене серьезно отличается от поведения России. Конечно, у Вашингтона есть серьезные озабоченности проблемами Южно-Китайского моря, подходы двух стран совпадают не по всем вопросам. Однако между США и Китаем нет противоречий такого уровня, как между США и Россией. Китай тоже ядерная держава, однако он не использует столь жесткую риторику в вопросе о возможном применении ядерного оружия. То, как Пекин позиционирует себя на мировой арене, значительно упрощает для США взаимодействие с ним.

    — В России многие говорят, что приход республиканцев к власти по итогам следующих выборов в США поможет сделать отношения менее загруженными идеологией и более прагматичными. Насколько оправдан такой расчет?

    — Я знаю, что в России такая точка зрения распространена, однако не разделяю ее. При Джордже Буше-младшем отношения между странами находились не в лучшем состоянии. Многое будет зависеть от кандидата. До сих пор ни один из них, за исключением Дональда Трампа, не произнес ничего, что послужило бы сигналом, что он готов выстраивать более прагматичные отношения с Россией. Я думаю, это вопрос неверного восприятия.

    — ЕС принял решение о продлении санкций против РФ на полгода, до следующего дедлайна по выполнению минских соглашений. При этом уже сейчас некоторые страны ЕС полагают, что санкции можно было бы частично смягчить. Стоит ли ожидать смягчения американских санкций при условии полного или частичного выполнения минских договоренностей? И что будет, если конфликт окончательно станет замороженным — по типу приднестровского?

    — В нынешнем виде европейские санкции могут сохраняться до июня следующего года, после этого, в том случае если режим прекращения огня в Донбассе будет более или менее соблюдаться, они могут быть частично смягчены. Сложнее с американскими санкциями — они не могут быть пересмотрены в следующем году, когда в стране будут проходить президентские выборы. Эта ситуация чревата серьезными проблемами для европейских компаний, которым придется делать выбор, с кем им сотрудничать — с РФ или с США. Проблема состоит в том, что Россия, с одной стороны, и Германия, Франция и Украина, с другой, по-разному понимают то, что можно считать выполнением минских договоренностей — например, в части федерализации и конституционной реформы. Если украинский конфликт перейдет в состояние замороженного, ЕС и США приступят к постепенному смягчению санкций, однако не в той их части, которая касается Крыма. В любом случае, наиболее серьезные дискуссии по этому вопросу еще впереди.

    — Возможно ли сейчас некоторое переосмысление системы евроатлантической безопасности, как то предлагает Россия? В 2009 году к инициативе Дмитрия Медведева по Договору о европейской безопасности на Западе никто всерьез не отнесся. Однако она, возможно, помогла бы избежать нынешнего конфликта…

    — Мне сложно представить, что НАТО могло бы реализовать инициативу экс-президента Медведева, она серьезно сковывала бы возможности альянса и подразумевала бы пересмотр основ его политики. Я допускаю, что в следующем году, когда председательство в ОБСЕ перейдет к Германии, в рамках этой организации могут возродиться дискуссии о пересмотре Хельсинкских соглашений. Но в этом случае дискуссии, очевидно, замкнутся на стремлении России получить гарантии, что ни одно из постсоветских государств не захочет присоединиться к НАТО. Сложно представить, что на Западе такую дискуссию поддержат. Таким образом, с одной стороны, нам вроде бы нужно найти путь к компромиссу, но, с другой стороны, я не вижу, каким этот компромисс мог бы быть.

    Определение прагматики Merriam-Webster

    праг · мат · ic | \ prag-ˈma-tik \ варианты: или реже прагматический \ праг- ˈma- ti- kəl \

    1 : , относящиеся к фактам или практическим вопросам, часто за исключением интеллектуальных или художественных вопросов : практических в противоположность идеалистическим прагматичный лидер прагматичный [= практический] подход к здравоохранению

    2 : относящиеся к философскому прагматизму или соответствующие ему.

    Выбери свои слова: словарь.

    com

    Если вы прагматичны, вы практичны. Вы живете в реальном мире в удобной обуви. Если вы догматичный , вы следуете правилам. Вы живете в том мире, в котором хотите, и ведете себя немного заносчиво.

    Pragmatic Люди стоят на земле и головы тоже. Нет времени мечтать! Они реалистичны. Прагматичный подход к чему-то - разумный. Прагматичный способ отремонтировать велосипед - использовать те инструменты, которые у вас есть, а не те, которые вы хотели бы иметь.Примеры:

    «Академическая и политическая атмосфера в 1990-е годы была явно прагматичной , а не оптимистической». ( Хранитель )

    «Клинтон, тем временем, сосредотачивается на прагматичном вместо амбициозного, используя свой опыт как руководство к тому, что можно сделать». ( Салон )

    «Обувь была на толстой подошве, а сумки были прагматичными, были большими рюкзаками». ( Новости США )

    Догматик Люди очень тверды в своих убеждениях, которые обычно исходят от авторитета.Авторитет часто бывает религиозным, но это не обязательно. Все, что угодно, , догматическое, , по закону. Если вы догматичный , вы на 100% уверены в своей системе, несмотря на доказательства обратного. Dogmatic также может означать ограниченный кругозор. Проверьте это:

    «То есть, если они смогут преодолеть догматическое отрицание антропогенного изменения климата». ( Вашингтон Таймс )

    «Нам нужно больше таких сбалансированных анализов и меньше догматических мнений с обеих сторон."( Природа )

    «Когда я стал кардиологом 30 лет назад, я был довольно догматичен насчет обезжиренной диеты с низким содержанием холестерина для предотвращения сердечных заболеваний». ( Вашингтон пост )

    Pragmatic человек знает, который час. Dogmatic человек подскажет, сколько времени должно быть.

    Что такое прагматика? - Определение и примеры - Видео и стенограмма урока

    Прагматика

    Прагматика - это раздел лингвистики , изучающий язык.Pragmatics фокусируется на разговорной импликатуре , которая представляет собой процесс, в котором говорящий подразумевает, а слушатель делает вывод. Проще говоря, прагматика изучает язык, на котором напрямую не говорят. Вместо этого говорящий намекает или предлагает смысл, а слушатель предполагает правильное намерение.

    В некотором смысле прагматика рассматривается как взаимопонимание между людьми в отношении соблюдения определенных правил взаимодействия. В повседневном языке значения слов и фраз постоянно подразумеваются и прямо не указываются.В определенных ситуациях слова могут иметь определенное значение. Вы можете подумать, что слова всегда имеют определенное значение, но это не всегда так. Прагматика изучает, как слова могут интерпретироваться по-разному в зависимости от ситуации.

    Примеры

    Определение может немного сбивать с толку, поэтому давайте рассмотрим несколько примеров, чтобы прояснить роль прагматики в нашем языке. Этот первый пример вы, вероятно, используете в своей жизни каждый день. Допустим, вы стоите в очереди в магазине, чтобы оплатить покупки.Кассир спрашивает: «Как дела?» Вы сразу же вникаете в подробный отчет о своих проблемах со здоровьем, различном настроении, статусе отношений и обо всем остальном, что происходит в вашей жизни? Конечно нет! Обычно вы отвечаете чем-то вроде: «Хорошо, как дела?» с тем же ожиданием, что кассир не будет вдаваться в подробности того, какая она есть на самом деле. Это взаимодействие прекрасно демонстрирует прагматику в действии. Понятно, что этот вопрос на самом деле не требует от вас объяснения всего, что происходит в вашей жизни.Значение зависит от контекста и ситуации. Спрашивать незнакомцев, как они себя чувствуют, - это хороший манер, но это не предназначено для подробного ответа.

    Много раз вы можете видеть, что прагматика работает, когда есть двусмысленное значение - расплывчатое или неясное, идея или предложение. Как всегда, ситуация проясняет двусмысленную формулировку. Например, представьте, что вы находитесь в аэропорту и уже зарегистрировали свой багаж. Затем вы подходите к эскалатору и видите знак, который гласит: «Багаж необходимо нести на эскалаторе.«Означает ли это, что вы должны вернуться к стойке и получить свой багаж, чтобы вы могли перенести его на эскалаторе? Конечно нет! Подразумевается, что если у вас есть багаж, его следует переносить, а не катать по эскалатору. Вы можете использовать ситуацию, чтобы определить истинное значение.

    Последний пример также можно увидеть на повседневном языке. Представьте, что ваш учитель говорит вам: «У меня две дочери». Это может показаться не двусмысленным, но здесь есть подтекст. Она намекает, что у нее не более двух дочерей.Реально у нее могло быть три, четыре или даже пять дочерей. Если это так, то она все равно будет честна в своем заявлении, в котором говорится, что у нее две дочери. Контекст разговора предохраняет этот ответ от путаницы. Более того, если ваш вопрос был: «У вас есть дети?», Вы даже можете сделать вывод, что у нее две дочери и нет сыновей. Таким образом, мы используем прагматику, чтобы не потребовалось меньше объяснений. Нам не нужно полностью объяснять наши слушатели; мы можем подразумевать некоторые идеи, и наш слушатель способен уловить смысл.

    Краткое содержание урока

    Чтобы повторить, лингвистика - это изучение языка. Прагматика - это раздел лингвистики, изучающий подразумеваемые и предполагаемые значения. Это также известно как разговорная импликатура . Прагматика следует определенным правилам, которым естественные ораторы могут следовать, даже не задумываясь. Самый важный аспект прагматики - это контекст. Ситуация обязательна, чтобы вывести истинный смысл говорящего.

    В нашем языке постоянно можно увидеть, как работает прагматика. Ораторы неизменно подразумевают определенные значения, и слушатель может легко сделать вывод о скрытом намерении. Прагматика необходима для эффективного общения в нашем обществе.

    Результаты обучения

    По завершении этого урока вы должны уметь:

    • Определить лингвистику и прагматику
    • Опишите, как прагматика работает в повседневном разговоре и ее цель
    • Определите примеры использования прагматики

    Прагматизм в отношении сложности здравоохранения: наш опыт применения теории сложности и прагматизма в исследованиях в сфере здравоохранения | BMC Medicine

    Что такое прагматизм?

    Мы предполагаем, что многие медицинские работники будут идентифицировать себя как прагматики.Повседневное использование термина «прагматизм» подразумевает акцент на практическом и достижимом, а не на теоретическом или идеальном [41]. Эта идея ценить прикладное над теоретическим отражено в философии прагматизма.

    Прагматизм зародился в конце 1800-х годов в работах Чарльза Пирса, Уильяма Джеймса и Джона Дьюи. В центре прагматизма - отрицание «невозможного вопроса» философии, вопроса о природе отношения разума к реальности [42]. Вместо этого прагматики судят о ценности знаний (и наших способов познания) по их контекстно-зависимой внешней полезности для решения практических вопросов повседневной жизни [43].Совершенное знание невозможно и не требуется. Для прагматизма знание имеет смысл только в сочетании с действием [38].

    Между аргументами исследователей социальной сложности и прагматиков есть много общего. Ниже мы исследуем ключевые синергии (вставка 2).

    Контекстуализированное исследование

    Ключевой особенностью прагматизма является контекстуализация знаний [44, 45]. По мере изменения контекстов меняются и критерии полезности знаний. Точно так же теория социальной сложности требует согласования исследовательского подхода с контекстом и уровнем сложности окружающей среды [4, 9].В теории сложности эти контексты могут включать разные вложенные системы и разные моменты времени [44]. Следовательно, для того, чтобы поддерживать согласованную исследовательскую программу в CAS, требуется объединяющий исследовательский вопрос.

    В нашем проекте ответ на вызов, связанный с работой в рамках этой конкретной CAS, проявился в новой формулировке двух глубоко прагматичных исследовательских вопросов: как мы (исследователи) можем помочь улучшить процесс принятия стратегических решений для служб психического здоровья? Что мы можем узнать о ценности в этом процессе? Это позволило нам, по мере изменения контекста, сохранить тот же фокус для проекта, но изменить и расширить фокус оценки, исходя из опыта SLG, чтобы включить, например, адаптацию исследователей к меняющимся потребностям заинтересованных сторон.Решались одни и те же цели, но разными методами.

    Непрерывное обучение

    Контекстуализация знаний не отвергает перевод знаний между контекстами. Хотя прагматизм действительно утверждает, что знания нельзя полностью обобщить, он также утверждает, что импортированные знания могут играть роль в формировании наблюдения и восприятия и в предложении возможных решений текущей проблемы [42]. Для науки о реализации объединение глубокого акцента теории сложности на контекстных взаимодействиях и возникающих результатах в сочетании с прагматическим взглядом на трансляцию знаний обеспечивает способ стимулирования коллективного обучения реализации [16, 46], не подчиняясь необходимости обобщения исследований.

    Для нашего проекта это привело нас к переопределению успеха реализации, а не как строгому соблюдению плана проекта или достижению заранее определенных результатов (т. Е. Публикация четырех имитационных моделей и использование этих моделей для информирования решений), но воспринимаемой полезностью проекта для заинтересованных сторон и извлеченных уроков. Как прокомментировал Бирн: « Суть сложности в том, что она полезна - она ​​помогает нам понять то, что мы пытаемся понять » ([18], с.7). В самом деле, мы узнали, что сами имитационные модели не были главным результатом интереса SLG; вместо этого, это было личное понимание, которое участники извлекли из обсуждений концептуального развития и наших презентаций объединенных данных пациентов.

    Исследование как социальное действие

    Другой ключевой столп прагматизма - активный и социальный характер исследования. Дьюи утверждал, что основная функция исследования - решение социальных проблем [38]. Тем не менее, он также выступает за гибкость в применении, предлагая , чтобы политика и предложения по социальным действиям рассматривались как рабочие гипотезы, а не как программы, которые необходимо строго придерживаться и выполнять »([47], стр.151–2).

    Эти настроения отражены в теории социальной сложности:

    Сложность / хаос предлагает возможность заниматься наукой, основанной не на гордости, на утверждении абсолютного знания как основы социальных программ, а на смирении по поводу сложность мира в сочетании с обнадеживающей верой в потенциал людей что-то с этим сделать ». ([18], стр. 45).

    Прагматизм отстаивает не только подход к исследованию, основанный на решении проблем, но также и подход, основанный на действиях.Все виды опыта, включая исследования, рассматриваются как вмешательства [42]. Успех исследований в рамках прагматической эпистемологии измеряется последствиями, будь они предсказуемыми или возникающими. Это согласуется с целостным системным взглядом на теорию сложности, в которой результаты не предопределены заранее, а возникают [36]. Таким образом, теория сложности обеспечивает способ операционализации изучения возникающих последствий, в то время как прагматизм дает стимул к изменениям, измеряя качество исследования с точки зрения его воздействия на социальные изменения.

    Оценка различных знаний

    Показатель полезности знаний также способствует демократизации научных исследований. Научное знание рассматривается не как качественно другая форма знания, а просто как более формализованная версия повседневного человеческого исследования [48]. Таким образом, наука становится общественным занятием, доступным каждому. Эта идея интуитивного исследования согласуется с темой, выдвинутой многими учеными, защищающими теорию сложности в здравоохранении, о том, что социальные субъекты уже обладают интуитивным ощущением сложности, которое может быть уточнено с помощью теории сложности [4, 9]. Теоретики социальной сложности также приводят доводы в пользу естественного соответствия между комплексными подходами и совместным исследованием, когда системы координат участника и исследователя рассматриваются как одинаково важные для исследования [20], неудачи допускаются и ожидаются [49], а инновации могут возникать из любая часть системы [9].

    В нашем проекте это привело к фундаментальному сдвигу в оценке внедрения с акцента исключительно на опыте участников к оценке, включающей опыт исследователей.В первоначальном дизайне оценки представляла интерес CAS SLG. Наша оценка была сосредоточена на понимании ментальных моделей принятия решений этими людьми и того, как они согласовывали общие групповые процессы и поведение на основе этих индивидуальных моделей. Однако организационная реструктуризация SLG повлияла не только на доступ участников к сбору оценочных данных, но и на подход исследователей к разработке и внедрению имитационного моделирования.Как упоминалось выше, одним из проявлений этого было изменение взаимодействия с членами SLG. Исследователи начали использовать индивидуальные взаимодействия с вовлеченными членами SLG для разработки новых сценариев, непосредственно связанных с портфелем участников SLG. Таким образом, опыт и размышления исследователей стали решающими в понимании реализации проекта после организационной реструктуризации.

    И прагматизм, и теория сложности также поощряют сосредоточение внимания на взаимодействиях систем знаний и изучении того, как эти пересечения согласовываются [4, 44, 48].Для нас это проявляется в виде множества тем, вытекающих из обоснованного теоретического подхода к оценке реализации, включая общение между участниками и исследователем (частота, модальность, содержание), понимание и ожидания методологии моделирования, а также различные приоритеты результатов между исследователями и участниками. Подход к оценке, основанный на тематическом исследовании, поддерживаемый интервью и неструктурированным наблюдением, позволил выявить эти темы, но остается проблема создания более целенаправленных исследовательских проектов и методов, способных фиксировать, измерять и интерпретировать эти интерактивные и возникающие процессы.

    Поддержка исследований смешанных методов

    Ключевой темой в развитии исследований социальной сложности является призыв к исследованиям смешанными методами [8, 34]. Однако существует риск, что выбор метода будет определяться принципом «что работает» [50]. Как одна из ключевых эпистемологий для исследования смешанных методов, прагматизм предлагает более структурированный подход к исследованию смешанных методов [42]. Прагматизм призывает к тому, чтобы выбор исследовательских вопросов и методов определялся социальной целью исследования, а не наоборот [42, 45, 51].

    Другой из рисков, выявленных теоретиками сложности, - это упреждающее обозначение системы как сложной [40]; прагматический подход не требует таких априорных предположений. Скорее, он позволяет гибко использовать несколько методов для сбора информации в сложной среде, которая позже может быть интерпретирована с использованием ряда фреймворков. Таким образом, наш плюрализм методов оценки (например, интервью, анкеты, анализ документов, наблюдения) дает нам множество точек зрения, которые необходимо изучить и структурировать по-разному, чтобы в конечном итоге сформировать понимание процесса реализации.

    Прагматизм также поощряет размышления и эксперименты, позволяя эволюционировать вмешательства и оценки аналогично КАС [7, 42, 45]. Таким образом, наш сдвиг в оценке от количественного анализа ответов участников анкеты к обоснованному теоретическому исследованию исследовательской адаптации не только согласуется с теорией сложности, но и предсказывается ею как совместная эволюция исследователей в контексте. Таким образом, вместо того, чтобы отвергать редукционистский подход классической теории сложности [20], прагматизм позволяет использовать как количественные, так и качественные методы в решении вопроса исследования.Это также позволяет использовать разные определения теории сложности. Теория сложности может быть как онтологией количественных подходов, так и метафорой качественных подходов.

    Обзор, история и использование в исследованиях

    Что такое Pragmatic?

    Термин «прагматический» может быть использован для обозначения особой сосредоточенности в первую очередь на практическом применении идей и мыслей, а не на их теоретических идеологиях и абстракциях. Будучи прагматичным, человек стремится найти идеальное решение или решения проблемы, не уделяя слишком много внимания спорным академическим теориям, которые окружают проблему.

    Таким образом, прагматизм - это концепция, которая выступает за развитие понимания посредством практического применения и получение надежных знаний через мысли и опыт. Он делает упор на запрос и тщательно исследует проблему, которую необходимо решить, чтобы найти практические решения или сделать адекватные выводы.

    Люди, практикующие прагматизм, считаются прагматиками. Прагматики утверждают, что значительную часть философских концепций следует рассматривать с упором на их практическое применение и преемственность.

    Резюме
    • Прагматизм - это концепция, которая пропагандирует развитие понимания через практику и получение глубины знаний через мысли и опыт, а также подчеркивает важность исследования и проблемной ситуации.
    • Прагматики утверждают, что значительную часть философских концепций следует рассматривать с упором на их практическое применение и преемственность.
    • Использование прагматического подхода сосредоточено на открытии и использовании метода, наиболее подходящего для выявленной исследовательской проблемы.

    История прагматизма

    В 1870-е годы в «Метафизическом клубе» часто проводились дискуссии. Обсуждения в основном были сосредоточены вокруг ключевых идеологий, формирующих прагматизм. Американский философ Чарльз Сандерс Пирс разработал идеи прагматизма и опубликовал свои открытия в 1870-х годах.

    Философия, окружающая прагматизм, была дополнительно обсуждена и изучена другим американским философом, Уильямом Джеймсом, в течение 1890-х годов.У. Джеймс проводил публичные лекции, чтобы обсудить концепции, лежащие в основе прагматизма.

    Уильям Джеймс и Чарльз Сандерс Пирс использовали прагматизм как точку отсчета для прояснения и гипотезы концепций и выявления не относящихся к делу аргументов.

    Прагматический подход к исследованиям

    Существуют различные подходы к проведению исследований. Использование прагматического подхода сосредоточено на открытии и использовании метода, наиболее подходящего для выявленной исследовательской проблемы, без особого акцента на аргументы относительно того, какой метод наиболее подходит для решения проблемного вопроса.

    Исследователи-прагматики склонны к свободе использования любых техник или методов для проведения качественных или количественных исследований. Прагматики признают плюсы и минусы различных методов исследования.

    Прагматический подход, также называемый смешанным подходом, позволяет исследователю использовать более одного исследовательского метода или техники одновременно. Примером могут служить методы, используемые во время сбора данных. Данные могут быть собраны посредством интервью (индивидуального) или фокус-групп, и результаты могут помочь в разработке анкет.Анкеты можно использовать для получения данных из выборки большего размера для проведения статистического исследования.

    Анализ собранных данных во многом зависит от используемых методов сбора данных. Соответствующий анализ данных Анализ данных временных рядов Анализ данных временных рядов - это анализ наборов данных, которые изменяются с течением времени. Наборы данных временных рядов записывают наблюдения одной и той же переменной в разные моменты времени. Финансовые аналитики используют данные временных рядов, такие как динамика цен на акции, или метод продаж компании во времени будет зависеть от используемого метода исследования. В некоторых случаях может потребоваться преобразование качественных данных в количественные или наоборот.

    С помощью смешанного подхода можно включить триангуляцию. Триангуляция позволяет сочетать методы для успешного исследования. Существует четыре основных типа триангуляции, в том числе;

    1. Методологическая триангуляция : предполагает использование более чем одного метода исследования.
    2. Триангуляция данных : предполагает использование различных источников данных при сборе и анализе данных.
    3. Теоретическая триангуляция : включает использование различных исследований, интерпретаций и перспектив для получения окончательных результатов.
    4. Триангуляция исследователя : предполагает использование различных исследователей для проведения расследований или научных исследований.

    В зависимости от исследования или структуры проводимого исследования некоторые исследователи одновременно используют как качественные, так и количественные методы. В некоторых случаях один метод используется перед другим, при этом некоторые части исследования расширяют результаты для любого из подходов.

    Неопрагматизм

    Неопрагматизм - это теория прагматизма пост-Дьюиана, которая фокусируется на идее о том, что значение слов или терминов в значительной степени зависит от того, как слова или термины используются, а не от того, как они могли быть предназначены для использования или то, что они должны были описать. Неопрагматизм также известен как аналитический прагматизм или лингвистический прагматизм.

    История прагматизма и прагматической философии

    Прагматизм - это американская философия, зародившаяся в 1870-х годах, но ставшая популярной в начале 20 века.Согласно прагматизму, истинность или значение идеи или предложения заключается в их наблюдаемых практических последствиях, а не в каких-либо метафизических атрибутах. Прагматизм можно резюмировать фразой «все, что работает, скорее всего, правда». Поскольку реальность изменяется, «все, что работает», также изменится - таким образом, истина также должна рассматриваться как изменчивая, что означает, что никто не может претендовать на обладание какой-либо окончательной или абсолютной истиной. Прагматики считают, что все философские концепции следует оценивать в соответствии с их практическим использованием и успехами, а не на основе абстракций.

    Прагматизм и естествознание

    Прагматизм стал популярен среди американских философов и даже среди американской общественности в начале 20 века из-за его тесной связи с современными естественными и социальными науками. Влияние и авторитет научного мировоззрения росли; прагматизм, в свою очередь, рассматривался как философский родной брат или кузен, который, как полагали, был способен добиться такого же прогресса посредством исследования таких предметов, как мораль и смысл жизни.

    Важные философы прагматизма

    Философы, занимающие центральное место в развитии прагматизма или находящиеся под сильным влиянием философии, включают:

    • Уильям Джеймс (1842–1910): Впервые применил термин «прагматизм » в печати. Также считается отцом современной психологии.
    • К. С. (Чарльз Сандерс) Пирс (1839–1914): придумал термин «прагматизм»; логик, чей философский вклад был использован при создании компьютера.
    • Джордж Х. Мид (1863–1931): считается одним из основоположников социальной психологии.
    • Джон Дьюи (1859–1952): разработал философию рационального эмпиризма, которая стала ассоциироваться с прагматизмом.
    • W.V. Куайн (1908–2000): профессор Гарварда, отстаивавший аналитическую философию, которая обязана более раннему прагматизму.
    • C.I. Льюис (1883-1964): главный поборник современной философской логики.

    Важные книги по прагматизму

    Для дальнейшего чтения обратитесь к нескольким основополагающим книгам по этой теме:

    • Прагматизм , Уильям Джеймс
    • Значение истины , Уильям Джеймс
    • Логика: теория расследования , Джон Дьюи
    • Человеческая природа и поведение , Джон Дьюи
    • Философия Закона Джорджа Х. Мид
    • Разум и мировой порядок , C.I. Льюис

    К.С. Пирс о прагматизме

    К.С. Пирс, придумавший термин прагматизм, видел в нем больше метод, помогающий нам находить решения, чем философию или реальное решение проблем. Пирс использовал его как средство для развития языковой и концептуальной ясности (и тем самым облегчения общения) с интеллектуальными проблемами. Он написал:

    «Подумайте, какие эффекты, которые, по нашему мнению, могут иметь практическое значение, должны иметь объект нашей концепции.Тогда наша концепция этих эффектов и есть вся наша концепция объекта ».

    Уильям Джеймс о прагматизме

    Уильям Джеймс - самый известный философ прагматизма и ученый, прославивший сам прагматизм. Для Джеймса прагматизм был связан с ценностями и моралью: цель философии заключалась в том, чтобы понять, что для нас имеет ценность и почему. Джеймс утверждал, что идеи и убеждения имеют для нас ценность только тогда, когда они работают.

    Джеймс писал о прагматизме:

    «Идеи становятся реальностью, поскольку они помогают нам установить удовлетворительные отношения с другими частями нашего опыта.”

    Джон Дьюи о прагматизме

    В философии, которую он назвал инструментализм , Джон Дьюи попытался объединить философию прагматизма Пирса и Джеймса. Таким образом, инструментализм касался как логических концепций, так и этического анализа. Инструментализм описывает идеи Дьюи об условиях, в которых происходят рассуждения и исследования. С одной стороны, это должно контролироваться логическими ограничениями; с другой стороны, он направлен на производство товаров и ценное удовлетворение.

    Джеймс «Что означает прагматизм»

    Джеймс «Что означает прагматизм»

    Уильям Джеймс (1906)


    Источник: What is Pragmatism (1904), из серии из восьми лекций, посвященных памяти Джона Стюарта Милля, Новое имя для некоторых старых способов мышления , декабрь 1904 г. , из Уильяма Джеймса, Письма 1902-1920, Библиотека Америки; Лекция II воспроизведена здесь;
    Public Domain: этот текст полностью бесплатен;
    Переписано: Энди Бланденом в 1998 г., проверено и исправлено в марте 2005 г.


    Несколько лет назад, будучи в походе в горах, я вернулся из уединенной прогулки и обнаружил, что все вовлечены в жестокий метафизический спор. Основным предметом спора была белка - живая белка, которая должна была цепляться за одну сторону ствола дерева; а на противоположной стороне дерева изображалось стоящее человеческое существо. Этот свидетель-человек пытается увидеть белку, быстро двигаясь вокруг дерева, но независимо от того, как быстро он идет, белка движется так же быстро в противоположном направлении и всегда держит дерево между собой и человеком, так что никогда мельком его поймали.Возникающая в результате метафизическая проблема такова: Обходит ли человек белку или нет? Он, конечно же, обходит дерево, и на дереве сидит белка; но он обходит белку? В безграничном досуге дикой местности дискуссия была вытерта. Все встали на чью-то сторону и были упрямы; и числа с обеих сторон были четными. Поэтому каждая сторона, когда я появился, обратилась ко мне с просьбой сделать ее большинством. Помня схоластическую пословицу о том, что всякий раз, когда вы встречаете противоречие, вы должны проводить различие, я немедленно искал и нашел его, а именно: «Какая партия права, - сказал я, - зависит от того, что вы на практике имеете в виду, говоря« обойти » белка.Если вы имеете в виду переход с севера от него на восток, затем на юг, затем на запад, а затем снова на север, очевидно, что этот человек действительно обходит его, поскольку он занимает эти последовательные позиции. Но если, наоборот, вы имеете в виду быть сначала перед ним, затем справа от него, затем позади него, затем слева от него и, наконец, снова впереди, то столь же очевидно, что человеку не удается его обойти, ибо компенсирующими движениями белка она все время держит живот повернутым к человеку, а его спина отвернута. Проведите различие, и не будет повода для дальнейших споров. Вы оба правы и оба ошибаетесь в зависимости от того, как вы понимаете глагол «to go round» в той или иной практической манере ».

    Хотя один или два из наиболее горячих спорщиков назвали мою речь уклонением от разговора, заявив, что они не хотят придирчивости или схоластического вздора, а имели в виду просто честный английский «круглый», большинство, похоже, полагало, что различие смягчило спор.

    Я рассказываю этот тривиальный анекдот, потому что это особенно простой пример того, о чем я хочу сейчас говорить как о прагматическом методе .Прагматический метод - это прежде всего метод разрешения метафизических споров, которые в противном случае могли бы быть бесконечными. Один мир или много? - судьбоносный или свободный? - материальный или духовный? - вот понятия, которые могут или не могут относиться к миру; и споры по поводу таких понятий бесконечны. Прагматический метод в таких случаях - попытаться интерпретировать каждое понятие, отслеживая его соответствующие практические последствия. Какая разница была бы практически для любого, если бы это представление, а не это представление было верным? Если никакой практической разницы не прослеживается, тогда альтернативы означают практически одно и то же, и все споры праздны.Когда спор является серьезным, мы должны быть в состоянии показать какое-то практическое различие, которое должно вытекать из правоты одной или другой стороны.

    Взгляд на историю идеи еще лучше покажет вам, что означает прагматизм. Этот термин происходит от того же греческого слова pragma , означающего действие, от которого произошли наши слова «практика» и «практический». Впервые он был введен в философию мистером Чарльзом Пирсом в 1878 году. В статье, озаглавленной « How to Make Our Ideas Clear» , в « Popular Science Monthly » за январь того же года.Пирс, указав на то, что наши убеждения на самом деле являются правилами действий, сказал, что для развития смысла мысли нам нужно только определить, какое поведение она приспособлена производить: это поведение является для нас ее единственным значением. И осязаемый факт, лежащий в основе всех наших мысленных различий, какими бы тонкими они ни были, состоит в том, что нет ни одного из них настолько тонкого, чтобы состоять в чем-либо, кроме возможного различия в практике. Таким образом, чтобы достичь совершенной ясности в наших мыслях об объекте, нам нужно только рассмотреть, какие мыслимые практические эффекты может вызвать этот объект - какие ощущения мы должны ожидать от него и какие реакции мы должны подготовить.Таким образом, наше представление об этих эффектах, непосредственных или отдаленных, является для нас всей нашей концепцией объекта, поскольку эта концепция вообще имеет положительное значение.

    Это принцип Пирса, принцип прагматизма. Он оставался совершенно незамеченным никем в течение двадцати лет, пока в своем обращении к философскому союзу профессора Ховисона в Калифорнийском университете не выдвинул его снова и не применил его к религии. К тому времени (1898 г.), казалось, пришло время для его приема.Слово «прагматизм» распространилось, и в настоящее время оно изрядно занимает страницы философских журналов. Мы повсюду находим, что о «прагматическом движении» говорят, иногда с уважением, иногда с оскорблением, редко с ясным пониманием. Очевидно, что этот термин удобно применять к ряду тенденций, у которых до сих пор не было собирательного названия, и что он «пришел, чтобы остаться».

    Чтобы понять важность принципа Пирса, нужно привыкнуть применять его к конкретным случаям.Несколько лет назад я обнаружил, что Оствальд, выдающийся лейпцигский химик, совершенно четко использовал принцип прагматизма в своих лекциях по философии науки, хотя он и не называл его этим именем.

    «Все реальности влияют на нашу практику, - писал он мне, - и это влияние является их значением для нас. Я привык задавать своим классам такие вопросы: в чем бы изменился мир, если бы тот или иной вариант был верен? Если я не могу найти ничего, что могло бы измениться, тогда альтернатива бессмысленна.”

    То есть конкурирующие взгляды означают практически одно и то же, а смысла, кроме практического, для нас нет. Оствальд в опубликованной лекции приводит этот пример того, что он имеет в виду. Химики долго спорили о внутреннем строении некоторых тел, называемых «таутомеронами». Их свойства казались одинаково совместимыми с представлением о том, что нестабильный атом водорода колеблется внутри них или что они представляют собой нестабильную смесь двух тел. Споры бушевали, но так и не были решены.«Это никогда бы не началось, - говорит Оствальд, - если бы участники конфликта спросили себя, какой конкретный экспериментальный факт мог бы отличаться от правильности той или иной точки зрения. Ибо тогда могло бы показаться, что никакой разницы в фактах не могло бы возникнуть; и ссора была столь же нереальной, как если бы, в первобытные времена теоретически о выращивании теста на дрожжах, одна сторона должна была использовать «пирожное», а другая настаивала на «эльфе» как на истинной причине явления ».

    Удивительно видеть, как многие философские споры теряют свою значимость в тот момент, когда вы подвергаете их этому простому тесту на отслеживание конкретных последствий.Нигде не может быть разницы, которая не имеет значения где-либо еще - никакой разницы в абстрактной истине, которая не выражается в различии в конкретном факте и в поведении, вытекающем из этого факта, навязанного кому-то, каким-то образом, где-то и когда-то . Вся функция философии должна заключаться в том, чтобы выяснить, какая определенная разница будет иметь для вас и меня в определенные моменты нашей жизни, истинна ли эта мировая формула или эта мировая формула.

    В прагматическом методе нет абсолютно ничего нового.Сократ был в этом мастером. Аристотель использовал это методично. Локк, Беркли и Хьюм сделали с его помощью значительный вклад в истину. Шедворт Ходжсон продолжает настаивать на том, что реальность - это только то, что она «известна как». Но эти предшественники прагматизма использовали его фрагментарно: они были лишь прелюдиями. Только в наше время он обобщил себя, осознал универсальную миссию, претендовал на победоносную судьбу. Я верю в эту судьбу и надеюсь, что смогу в конечном итоге вдохновить вас своей верой.

    Прагматизм представляет собой совершенно знакомую философскую позицию, эмпирическую позицию, но он представляет ее, как мне кажется, как в более радикальной, так и в менее вызывающей возражения форме, чем он когда-либо предполагал. Прагматик решительно и раз и навсегда отворачивается от многих закоренелых привычек, дорогих профессиональным философам. Он отворачивается от абстракции и недостаточности, от вербальных решений, от плохих априорных причин, от фиксированных принципов, закрытых систем и мнимых абсолютов и истоков.Он обращается к конкретности и адекватности, к фактам, к действию и к власти. Это означает, что эмпирический темперамент царствует, а рационалистический характер искренне отброшен. Это означает открытый воздух и возможности природы в отличие от догм, искусственности и притворства окончательности в истине.

    В то же время особых результатов это не дает. Это всего лишь метод. Но общий триумф этого метода означал бы огромные перемены в том, что я назвал в своей последней лекции «темпераментом» философии.Учителя ультрарационалистического типа будут заморожены, так же как придворный тип заморожен в республиках, как заморожен ультрамонтанский тип священников в протестантских странах. Наука и метафизика стали бы гораздо ближе друг к другу, фактически работали бы абсолютно рука об руку.

    Метафизика обычно следовала очень примитивным поискам. Вы знаете, как мужчины всегда жаждали незаконной магии, и вы знаете, какую большую роль в магии всегда играли слова.Если у вас есть его имя или формула заклинания, связывающая его, вы можете управлять духом, джинном, афритом или любой другой силой. Соломон знал имена всех духов и, зная их имена, подчинял их своей воле. Таким образом, вселенная всегда представлялась естественному уму как своего рода загадка, ключ от которой нужно искать в форме какого-нибудь просветляющего или несущего силу слова или имени. Это слово называет принцип вселенной , и обладать им - это своего рода обладание самой вселенной.«Бог», «Материя», «Разум», «Абсолют», «Энергия» - так много решающих имен. Вы можете отдыхать, когда они у вас есть. Вы подошли к концу своего метафизического поиска.

    Но если вы следуете прагматическому методу, вы не можете рассматривать любое такое слово как завершение вашего квеста. Вы должны извлечь из каждого слова его практическую денежную ценность, заставить его работать в потоке вашего опыта. Таким образом, это выглядит не столько как решение, сколько как программа для дальнейшей работы и, в частности, как указание на способы, которыми можно изменить существующие реальности.

    Таким образом, теории становятся инструментами, а не ответами на загадки, на которых мы можем отдыхать. . Мы не лежим на них, мы движемся вперед и, при случае, воссоздаем природу с их помощью. Прагматизм ослабляет все наши теории, разгибает их и заставляет каждую работать. В нем нет ничего принципиально нового, но он согласуется со многими древними философскими тенденциями. Например, он согласуется с номинализмом в том, что всегда обращается к деталям; с утилитаризмом в упоре на практические аспекты; с позитивизмом в его пренебрежении вербальными решениями, бесполезными вопросами и метафизическими абстракциями.

    Все это, видите ли, антиинтеллектуалистских тенденций. Против рационализма как претензии и метода прагматизм во всеоружии и воинственности. Но, по крайней мере, вначале, это не дает особых результатов. В нем нет догм и доктрин, кроме своего метода. Как хорошо сказал молодой итальянский прагматик Папини, он находится посреди наших теорий, как коридор в отеле. Из него открываются бесчисленные залы. В одном вы можете найти человека, пишущего атеистическую книгу; в следующем - кто-то на коленях молится о вере и силе; в третьем - химик, исследующий свойства тела.В четвертом изучается система идеалистической метафизики; в пятом показывается невозможность метафизики. Но все они владеют коридором, и все должны пройти через него, если они хотят иметь реальный способ попасть в свои комнаты или выйти из них.

    Таким образом, пока никаких конкретных результатов, а только ориентация - это то, что означает прагматический метод. Отношение к отвлечению от главных вещей, принципов, «категорий», предполагаемых потребностей; и смотреть на последнее, плоды, последствия, посты.

    Вот и все о прагматическом методе! Вы можете сказать, что я хвалил его, а не объяснял вам, но сейчас я объясню это достаточно подробно, показывая, как он работает с некоторыми знакомыми проблемами. Между тем слово прагматизм стало использоваться в еще более широком смысле, как означающее также определенную теорию истины. Я хочу прочитать целую лекцию с изложением этой теории, предварительно проложив путь, так что теперь я могу быть очень кратким. Но краткость трудно понять, поэтому я прошу вашего удвоенного внимания на четверть часа.Если многое остается неясным, я надеюсь прояснить это в последующих лекциях.

    Одна из наиболее успешно культивируемых ветвей философии в наше время - это так называемая индуктивная логика, изучение условий, в которых развивались наши науки. Авторы этой темы начали проявлять исключительное единодушие в отношении того, что означают законы природы и элементы факта, сформулированные математиками, физиками и химиками. Когда были обнаружены первые математические, логические и естественные единообразия, первые законов , люди были настолько увлечены полученной ясностью, красотой и упрощением, что они поверили, что они достоверно расшифровали вечные мысли Всевышнего.Его разум также гремел и отражался в силлогизмах. Он также мыслил коническими сечениями, квадратами, корнями и соотношениями и геометризировал, как Евклид. Он создал законы Кеплера, которым должны подчиняться планеты; он увеличивал скорость пропорционально времени падающих тел; он установил закон синусов, чтобы свет повиновался при преломлении; он установил классы, отряды, семейства и роды растений и животных и установил расстояния между ними. Он думал об архетипах всех вещей и придумал их вариации; и когда мы заново открываем для себя какое-либо из этих чудесных институтов, мы захватываем его разум в его буквальном смысле.

    Но по мере дальнейшего развития науки утверждалось, что большинство, а возможно, и все наши законы являются лишь приблизительными. Более того, самих законов стало так много, что их уже не сосчитать; и так много конкурирующих формулировок предлагается во всех отраслях науки, что исследователи привыкли к представлению о том, что никакая теория не является абсолютно записью реальности, но что любая из них может с некоторой точки зрения быть полезной. Их большая польза - обобщить старые факты и привести к новым.Это всего лишь рукотворный язык, концептуальное сокращение, как кто-то их называет, на котором мы пишем наши отчеты о природе; а языки, как хорошо известно, допускают большой выбор выражений и множество диалектов.

    Таким образом, человеческий произвол вытеснил божественную необходимость из научной логики. Если я упомяну имена Зигварта, Маха, Оствальда, Пирсона, Мийо, Пуанкаре, Дюгема, Рюссена, те из вас, кто является студентом, легко определят тенденцию, о которой я говорю, и придумают дополнительные имена.

    Теперь, оседлав эту волну научной логики, появляются господа Шиллер и Дьюи с их прагматическим описанием того, что означает истина во всем мире. Даже там, где, как говорят эти учителя, «истина» в наших идеях и убеждениях означает то же самое, что и в науке. Это означает, говорят они, ничего, кроме этого, , что идеи (которые сами по себе являются лишь частями нашего опыта) становятся правдой лишь постольку, поскольку они помогают нам найти удовлетворительную связь с другими частями нашего опыта , чтобы подвести итог. их и обходить их концептуальными сокращениями вместо того, чтобы следовать бесконечной последовательности отдельных явлений.Любая идея, на которой мы можем, так сказать, оседлать; любая идея, которая успешно перенесет нас из одной части нашего опыта в любую другую, удовлетворительно соединяя вещи, надежно работая, упрощая, экономя труд; верно для многих, верно до сих пор, истинно инструментально . Это «инструментальный» взгляд на истину, которому так успешно преподают в Чикаго, взгляд, что истина в наших идеях означает их способность «работать», так блестяще провозглашенный в Оксфорде.

    ГосподаДьюи, Шиллер и их союзники в достижении этой общей концепции истины только следовали примеру геологов, биологов и филологов. При создании этих других наук успешный ход всегда заключался в том, чтобы взять какой-то простой процесс, реально наблюдаемый в действии - например, денудацию из-за погоды, или отклонение от родительского типа, или изменение диалекта путем включения новых слов и произношения - а затем обобщить его, применить ко всем временам и дать отличные результаты, суммируя его влияние на протяжении веков.

    Наблюдаемый процесс, который Шиллер и Дьюи особо выделили для обобщения, - это хорошо известный процесс, с помощью которого любой индивидуум принимает новые мнения. Процесс здесь всегда один и тот же. У человека уже есть запас старых мнений, но он встречает новый опыт, который ставит его в затруднительное положение. Кто-то им противоречит; или в момент размышления он обнаруживает, что они противоречат друг другу; или он слышит факты, с которыми они несовместимы; или в нем возникают желания, которые перестают удовлетворять.Результатом является внутренняя проблема, к которой его разум до этого был незнаком, и от которой он пытается избавиться, изменяя свою прежнюю массу мнений. Он бережет столько, сколько может, потому что в этом вопросе веры мы все крайне консервативны. Итак, он пытается сначала изменить это мнение, а затем это (поскольку они сопротивляются изменениям по-разному), пока, наконец, не возникает какая-то новая идея, которую он может привить древнему корню с минимальным нарушением последнего, некоторая идея, которая опосредует между запасом и новым опытом и соединяет их друг с другом наиболее удачно и целесообразно.

    Затем эта новая идея принимается как истинная. Он сохраняет старый запас истин с минимумом модификаций, растягивая их ровно настолько, чтобы они признали новизну, но понимая это способами, настолько знакомыми, насколько это возможно. Объяснение outre [возмутительное], противоречащее всем нашим предубеждениям, никогда не сойдет за истинное описание новизны. Мы должны усердно копаться, пока не найдем что-нибудь менее эксцентричное. Самые жестокие революции в убеждениях человека оставляют большую часть его старого порядка.Время и пространство, причина и следствие, природа и история, а также собственная биография остаются нетронутыми. Новая правда всегда посредник, сглаживание переходов. Он сочетает старое мнение с новым фактом, чтобы показать минимум потрясений, максимум преемственности. Мы считаем теорию верной пропорционально ее успеху в решении этой «проблемы максимумов и минимумов». Но успех в решении этой проблемы в высшей степени зависит от приближения. Мы говорим, что эта теория решает ее в целом более удовлетворительно, чем эта теория; но это означает большее удовлетворение для нас самих, и люди будут по-разному подчеркивать точки своего удовлетворения.Таким образом, в определенной степени здесь все из пластика.

    Сейчас я призываю вас обратить особое внимание на ту роль, которую играют старые истины. Неспособность принять это во внимание является источником большей части несправедливой критики прагматизма. Их влияние абсолютно контролирующее. Верность им - это первый принцип, в большинстве случаев единственный принцип; ибо наиболее распространенный способ обращения с явлениями, настолько новыми, что они могут привести к серьезной перестройке наших предубеждений, - это полностью игнорировать их или оскорблять тех, кто свидетельствует о них.

    Вы, несомненно, желаете примеров этого процесса роста истины, и единственная проблема - их избыток. Самый простой случай новой истины - это, конечно, простое числовое добавление к нашему опыту новых видов фактов или новых единичных фактов старого типа - добавление, не меняющее старых верований. День следует за днем, и его содержимое просто добавляется. Сами по себе новые содержания не соответствуют действительности, они просто идут и идут . Истина - это то, что мы говорим о их, и когда мы говорим, что они пришли, истина удовлетворяется простой аддитивной формулой.

    Но часто содержание дня требует перестановок. Если бы я сейчас издавал пронзительные вопли и действовал на этой платформе как маньяк, это заставило бы многих из вас пересмотреть свои идеи относительно возможной ценности моей философии. «Радий» появился на днях как часть дневного содержания и на мгновение показалось, что он противоречит нашим представлениям обо всем порядке природы, этот порядок стал отождествляться с тем, что называется сохранением энергии. Один лишь вид радия, бесконечно отводящего тепло из собственного кармана, казалось, нарушал это сохранение.Что думать? Если бы излучение от него было не чем иным, как утечкой неожиданной «потенциальной» энергии, существовавшей ранее внутри атомов, принцип сохранения был бы сохранен. Открытие «гелия» как результата излучения открыло путь к этому убеждению. Итак, точка зрения Рамзи обычно считается верной, потому что, хотя она расширяет наши старые представления об энергии, она вызывает минимальные изменения в их природе.

    Мне не нужно умножать экземпляры. Новое мнение считается «истинным» ровно в той мере, в какой оно удовлетворяет желание индивида сопоставить роман на собственном опыте со своими общими убеждениями.Он должен опираться и на старую истину, и на новый факт; и его успех (как я сказал минуту назад) в этом вопросе признательности человека. Когда старая истина растет, тогда, добавляя новую истину, это происходит по субъективным причинам. Мы находимся в процессе и подчиняемся причинам. Эта новая идея является наиболее верной и наиболее удачно выполняет свою функцию удовлетворения нашей двойной срочности. Оно становится истинным, классифицируется как истинное по тому, как оно работает; затем прививается к древнему телу истины, которое, таким образом, растет так же, как дерево, растущее благодаря деятельности новой камбиевой умывальницы.

    Теперь Дьюи и Шиллер продолжают обобщать это наблюдение и применять его к наиболее древним частям истины. Они тоже когда-то были пластиковыми. Их тоже назвали истинными по человеческим причинам. Они также были посредниками между еще более ранними истинами и тем, что в те дни считалось новыми наблюдениями. Чисто объективной истины, истины, в установлении которой функция доставлять человеку удовлетворение от сочетания предыдущих частей опыта с новыми частями не играла никакой роли, нигде не может быть найдено.Причина, по которой мы называем вещи истинными, - это причина того, почему они истинны, поскольку «быть правдой» означает только для выполнения этой брачной функции.

    Таким образом, след человеческого змея лежит над всем. Независимая от истины; истина, которую мы просто находим; истина больше не поддается человеческим потребностям; истина неисправимая, словом; такая истина действительно существует в избытке - или рационалистически мыслящие мыслители полагают, что она существует; но тогда это означает только мертвое сердце живого дерева, а его присутствие здесь означает только то, что истина также имеет свою палеонтологию и свои «рецепты» и может затвердеть с годами ветеранской службы и окаменеть в глазах людей явной древностью.Но насколько пластичны даже самые древние истины, в наши дни ярко показано трансформацией логических и математических идей, трансформацией, которая, кажется, даже вторгается в физику. Древние формулы переосмысляются как особые выражения гораздо более широких принципов, принципов, которые наши предки никогда не могли увидеть в их нынешней форме и формулировке.

    Г-н Шиллер по-прежнему называет все это представление об истине гуманизмом, но и для этой доктрины имя прагматизма, кажется, находится на подъеме, поэтому в этих лекциях я буду рассматривать его под именем прагматизма. .

    Таковы были бы рамки прагматизма - во-первых, метод; и во-вторых, генетическая теория того, что подразумевается под истиной. И эти две вещи должны стать нашими будущими темами.

    Я уверен, что то, что я сказал о теории истины, покажется большинству из вас неясным и неудовлетворительным из-за ее краткости. Я исправлю это в дальнейшем. В лекции о «здравом смысле» я попытаюсь показать, что я имею в виду под истинами, окаменевшими от древности. В другой лекции я расширю идею о том, что наши мысли становятся правдой по мере того, как они успешно выполняют свою посредническую функцию.В третьем я покажу, насколько трудно отличить субъективные факторы от объективных в развитии Истины. Вы не можете полностью следовать за мной на этих лекциях; и если вы это сделаете, вы можете не полностью согласиться со мной. Но я знаю, что вы будете относиться ко мне как минимум как к серьезному и относиться к моим усилиям с уважением.

    Тогда вы, вероятно, будете удивлены, узнав, что теории господ Шиллера и Дьюи вызвали ураган презрения и насмешек. Против них восстал весь рационализм.В влиятельных кругах, в частности, к Шиллеру обращались как с наглым школьником, заслуживающим порки. Я не должен упоминать об этом, но из-за того факта, что это проливает так много света на тот рационалистический нрав, которому я противопоставил нрав прагматизма. Прагматизм неудобен вдали от фактов. Рационализм удобен только при наличии абстракций. Этот прагматик говорит об истинах во множественном числе, об их полезности и удовлетворительности, об успехе, с которым они «работают» и т. Д., предлагает типичному интеллектуалистическому уму своего рода грубую, хромую, импровизированную ложь истины. Такие истины не являются настоящей истиной. Такие тесты чисто субъективны. В противоположность этому объективная истина должна быть чем-то неутилитарным, надменным, утонченным, далеким, величественным, возвышенным. Это должно быть абсолютное соответствие наших мыслей столь же абсолютной реальности. Это должно быть то, что мы, , должны думать, безоговорочно. Обусловленные способы мышления, которыми мы думаем, , так неуместны и важны для психологии.Долой психологию, долой логику во всем этом вопросе!

    Увидьте изысканный контраст типов ума! Прагматик цепляется за факты и конкретность, наблюдает за истиной в ее работе в частных случаях и обобщает. Истина для него становится названием класса для всевозможных определенных рабочих ценностей в опыте. Для рационалиста это остается чистой абстракцией, на чистое имя которой мы должны полагаться. Когда прагматик пытается подробно показать только , почему мы должны откладывать , рационалист не может распознать конкретные аспекты, из которых взята его собственная абстракция.Он обвиняет нас в отрицании истины ; в то время как мы только стремились точно проследить, почему люди следуют ему и всегда должны следовать ему. Ваш типичный ультраабстракционист изрядно содрогается от конкретности: при прочих равных, он определенно предпочитает бледное и призрачное. Если бы были предложены две вселенные, он всегда выбрал бы тонкие очертания, а не богатые заросли реальности. Он намного чище, яснее, благороднее.

    Я надеюсь, что по мере продолжения этих лекций конкретность и близость к фактам прагматизма, который они отстаивают, может быть тем, что вам покажется его наиболее удовлетворительной особенностью.Здесь он только следует примеру сестринских наук, интерпретируя ненаблюдаемое наблюдаемым. Он гармонично объединяет старое и новое. Он превращает абсолютно пустое понятие статического отношения `` соответствия '' (что это может означать, мы должны спросить позже) между нашим разумом и реальностью в понятие богатой и активной торговли (которую каждый может подробно проследить и понять) между отдельные наши мысли и огромная вселенная других переживаний, в которых они играют свою роль и находят свое применение.

    Но хватит ли этого сейчас? Оправдание того, что я говорю, нужно отложить. Теперь я хочу добавить пару слов к дальнейшему объяснению заявления, которое я сделал на нашей последней встрече, что прагматизм может быть удачным гармонизатором эмпирического образа мышления с более религиозными требованиями людей.

    Вы, возможно, помните, как я сказал, что люди, обладающие сильным нравом к фактам, склонны держаться на расстоянии из-за того небольшого сочувствия к фактам, которое предлагает им эта философия, основанная на современной моде идеализма.Это слишком интеллектуально. Старомодный теизм был достаточно плохим, с его представлением о Боге как о возвышенном монархе, состоящем из множества непонятных или нелепых «атрибутов»; но, пока он твердо придерживался аргументации замысла, он сохранял некоторую связь с конкретными реалиями. Однако, поскольку дарвинизм раз и навсегда вытеснил замысел из умов «научных», теизм утратил эту точку опоры; и какое-то имманентное или пантеистическое божество, работающее в вещах, а не над ними, рекомендовано нашему современному воображению, если таковое имеется.Стремящиеся к философской религии в наши дни, как правило, больше надеются на идеалистический пантеизм, чем на более старый дуалистический теизм, несмотря на то, что последний по-прежнему считает способных защитников.

    Но, как я сказал в своей первой лекции, предлагаемый ими пантеизм трудно усвоить, если они любят факты или имеют эмпирическое мышление. Это абсолютистский бренд, отмахивающийся от пыли и основанный на чистой логике. Он не имеет никакой связи с конкретностью.Утверждая, что Абсолютный Разум, заменяющий Бога, является рациональной предпосылкой всех фактов, какими бы они ни были, он остается в высшей степени безразличным к тому, каковы на самом деле конкретные факты в нашем мире. Какими бы они ни были, Абсолют будет их отцом. Как и у больного льва в басне Эсопа, все следы ведут в его логово, но nulla vestigia retrorsum . Вы не можете вернуться в мир частностей с помощью Абсолюта или вывести какие-либо необходимые последствия из деталей, важных для вашей жизни, из вашего представления о его природе.Он действительно дает вам уверенность в том, что с Ним все в порядке, и в его вечном образе мышления; но после этого он оставляет вас на вечное спасение с помощью ваших собственных временных устройств.

    Я далек от того, чтобы отрицать величие этой концепции или ее способность приносить религиозное утешение наиболее уважаемому классу умов. Но с человеческой точки зрения никто не может делать вид, что он не страдает недостатками удаленности и абстрактности. Это в высшей степени продукт того, что я рискнул назвать рационалистическим нравом.Он пренебрегает потребностями эмпиризма. Он заменяет бледный контур богатства реального мира. Это шикарно, это благородно в плохом смысле, в том смысле, в котором быть благородным - значит быть неспособным к смиренному служению. В этом реальном мире пота и грязи мне кажется, что когда взгляд на вещи «благороден», это должно считаться презумпцией против его истинности и философским отрицанием. Князь тьмы может быть джентльменом, как нам говорят, но каким бы ни был Бог земли и неба, он определенно не может быть джентльменом.Его слуги необходимы в прахе наших человеческих испытаний, даже больше, чем его достоинство необходимо в эмпиреях.

    Прагматизм, хотя он и предан фактам, не имеет такой материалистической предвзятости, как обыкновенный эмпиризм. Более того, она не возражает против реализации абстракций, пока вы путешествуете с их помощью среди частностей, а они действительно несут вас куда-то. Не интересует никаких выводов, кроме тех, которые наш разум и наш опыт вырабатывают вместе, у нее нет a priori предубеждений против богословия. Если богословские идеи окажутся ценными для конкретной жизни, они будут истинными с точки зрения прагматизма в том смысле, что они полезны для очень многих. Насколько они верны, будет полностью зависеть от их отношения к другим истинам, которые также необходимо признать .

    То, что я только что сказал об Абсолюте трансцендентального идеализма, является показательным. Сначала я назвал его величественным и сказал, что он дает религиозное утешение классу умов, а затем обвинил его в удаленности и бесплодии.Но поскольку он дает такое утешение, он определенно не бесплоден; он имеет такую ​​ценность; он выполняет конкретную функцию. Как хороший прагматик, я сам должен называть Абсолютную истину «до сих пор»; и сейчас я без колебаний делаю это.

    Но что в данном случае означает истинный в отношении ? Чтобы ответить, нам достаточно применить прагматический метод. Что имеют в виду верующие в Абсолют, говоря о том, что их вера утешает их? Они означают, что, поскольку в Абсолюте конечное зло уже `` преодолено '', мы можем, поэтому, когда захотим, относиться к временному так, как если бы оно было потенциально вечным, быть уверенными, что мы можем доверять его исходу, и, без греха, отвергать наш страх и отбросьте беспокойство о нашей конечной ответственности.Короче говоря, они означают, что у нас есть право когда-либо и когда-либо брать моральный отпуск, позволяя миру волочиться по-своему, чувствуя, что его проблемы находятся в лучших руках, чем наши, и не наше дело.

    Вселенная - это система, отдельные члены которой могут время от времени ослаблять свои беспокойства, в которой настроение безразличия также подходит для мужчин и нравственные праздники в порядке, - что, если я не ошибаюсь, является частью, по крайней мере, Из того, что Абсолют «известен-как», - это огромное различие в наших конкретных переживаниях, которое его истинность делает для нас частью его денежной стоимости, когда он интерпретируется прагматически.Более того, рядовой читатель философии, который благосклонно относится к абсолютному идеализму, не решается заострять свои концепции. Он может использовать Абсолют для многого, и это очень дорого. Поэтому ему больно слышать, как вы скептически относитесь к Абсолюту, и он игнорирует вашу критику, потому что она касается аспектов концепции, которой он не может следовать.

    Если Абсолют имеет в виду это и означает не более того, кто может отрицать его истинность? Отрицать это значило бы настаивать на том, что мужчинам никогда не следует расслабляться и что праздники никогда не бывают в порядке.

    Я прекрасно понимаю, насколько странным может показаться некоторым из вас услышать, как я говорю, что идея «верна», если верить, что она полезна для нашей жизни. Вы с радостью согласитесь, что это хорошо , сколько бы он ни приносил прибыли. Если то, что мы делаем с его помощью, хорошо, вы позволите самой идее быть хорошей до сих пор, потому что мы лучше владеем ею. Но разве это не странное неправильное употребление слова «истина», как вы скажете, называть идеи также «истинными» по этой причине?

    На данном этапе моего описания невозможно полностью ответить на этот вопрос.Вы касаетесь здесь самого центрального положения доктрины истины господ Шиллера, Дьюи и моей собственной доктрины, которую я не могу подробно обсуждать до своей шестой лекции. Позвольте мне теперь сказать только одно, что истина - это один вид добра , а не, как обычно предполагается, категория, отличная от добра, и согласовывать с ней. Истина - это имя всего, что доказывает себя хорошим в смысле веры и добра также по определенным, назначаемым причинам . Конечно, вы должны признать, что если истинные идеи не годятся для жизни, или если их знание явно невыгодно, а ложные идеи - единственно полезными, тогда нынешнее представление о том, что истина божественна и драгоценна, и ее стремление к этому долг, никогда не мог перерасти или стать догмой.В таком мире нашим долгом было бы скорее избегать правды. Но в этом мире точно так же, как определенные продукты не только приятны на наш вкус, но и полезны для наших зубов, желудка и наших тканей; поэтому некоторые идеи не только приятно обдумывать или принимать как поддержку других идей, которые нам нравятся, но они также помогают в практических жизненных трудностях. Если есть какая-то жизнь, которую мы действительно должны вести лучше, и если есть какая-то идея, которая, если в нее верить, поможет нам вести эту жизнь, тогда для нас было бы действительно лучше, если бы мы, , поверили в эту идею, , если только вера в него случайно не вступила в противоречие с другими более значительными жизненно важными преимуществами .

    «Во что нам лучше поверить»! Это очень похоже на определение истины. Это очень близко к тому, чтобы сохранить «то, во что мы должны верить»: и в году определение никому из вас не покажется странным. Должны ли мы когда-нибудь не верить в то, что лучше для нас, ? И сможем ли мы тогда постоянно разделять представления о том, что для нас лучше, а что верно для нас?

    Прагматизм говорит «нет», и я полностью с ней согласен. Вероятно, вы тоже согласны в том, что касается абстрактного утверждения, но с подозрением, что если бы мы действительно верили всему, что приносит пользу в нашей личной жизни, мы должны были бы потакать всевозможным фантазиям о делах этого мира, и все такое. разновидности сентиментальных суеверий относительно будущего мира.Ваше подозрение здесь, несомненно, хорошо обосновано, и очевидно, что при переходе от абстрактного к конкретному происходит что-то, что усложняет ситуацию.

    Я только что сказал, что нам лучше верить в правду , если только эта вера случайно не столкнется с каким-то другим жизненно важным преимуществом . Теперь, в реальной жизни, с какими жизненно важными преимуществами может столкнуться какое-либо конкретное из наших убеждений? Что на самом деле, кроме жизненно важных преимуществ, которые дают других верований, , когда они оказываются несовместимыми с первыми? Другими словами, величайшим врагом любой из наших истин может быть остальная часть наших истин.Истины раз и навсегда обладают этим отчаянным инстинктом самосохранения и желанием погасить все, что им противоречит. Моя вера в Абсолют, основанная на том добре, которое он мне приносит, должна пройти через все мои другие убеждения. Даруй мне право на моральный отпуск. Тем не менее, как я это понимаю - и позвольте мне говорить теперь как бы конфиденциально и просто от себя лично, - это противоречит другим моим истинам, от выгод которых я не хочу отказываться из-за этого. Это связано с некой логикой, врагом которой я являюсь, я нахожу, что она запутывает меня в неприемлемых метафизических парадоксах и т. Д.и т. д. Но поскольку у меня уже достаточно проблем в жизни, не добавляя проблем с переносом этих интеллектуальных несоответствий, я лично просто отказываюсь от Абсолюта. Я просто беру моральные каникулы; или же, как профессиональный философ, я пытаюсь обосновать терминологию каким-то другим принципом.

    Если бы я мог ограничить свое представление об Абсолюте его чистой праздничной ценностью, это не противоречило бы моим другим истинам. Но мы не можем таким образом ограничить наши гипотезы. Они несут в себе сверхштатные черты, и именно они так противоречат друг другу.Мое неверие в Абсолют означает неверие в эти другие сверхштатные черты, поскольку я полностью верю в законность моральных праздников.

    Вы понимаете, что я имел в виду, когда назвал прагматизм посредником и примирителем и сказал, заимствуя слово у Папини, что она «раскрепощает» наши теории. На самом деле у нее нет никаких предрассудков, никаких препятствующих догм, никаких жестких канонов того, что можно считать доказательством. Она совершенно гениальна. Она поддержит любую гипотезу, рассмотрит любые доказательства.Отсюда следует, что в религиозной сфере она имеет большое преимущество как перед позитивистским эмпиризмом с его антитеологическим уклоном, так и над религиозным рационализмом с его исключительным интересом к далекому, благородному, простому и абстрактному. зачатия.

    Короче говоря, она расширяет поле поиска Бога. Рационализм придерживается логики и эмпиреи. Эмпиризм придерживается внешних чувств. Прагматизм готов брать что угодно, следовать логике или чувствам и считать самые скромные и самые личные переживания.Она будет считать мистические переживания, если они будут иметь практические последствия. Она возьмет Бога, живущего в грязи личного такта - если это будет подходящим местом для его поиска.

    Ее единственный тест на вероятную истину - это то, что лучше всего работает на нашем пути, что лучше всего подходит для каждой стороны жизни и сочетается с совокупностью требований опыта, при этом ничего не упускается. Если теологические идеи должны делать это, если понятие Бога, в частности, доказывает это, как может прагматизм отрицать существование Бога? Она не видела смысла в том, чтобы рассматривать как «неправду» такое прагматически успешное понятие.Какая еще правда могла быть для нее, чем все это согласие с конкретной реальностью?

    В своей последней лекции я еще раз вернусь к отношениям прагматизма с религией.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *