Пошлое что нибудь: Что такое пошлость?

Пошлое что нибудь: Что такое пошлость?

Содержание

Что такое пошлость?

Виктор Ерофеев: Сегодня у нас в гостях, у нас замечательные гости — поэт Тимур Кибиров и музыкант, замечательный музыкант Александр Скляр. Тема нашей сегодняшней программы — что такое пошлость? Еще передача не началась, а у нас уже есть звонок. Кроме того, мы получили достаточно много сообщений на наш сайт о пошлости. Видимо, это тема волнует наших радиослушателей. Нас тоже, признаться, она волнует. Потому что пошлость, с одной стороны, достаточно ясное понятие, а, с другой стороны, оно такое маслянистое пятно, которое плавает по человеческой жизни, по человеческой культуре и трудно выделяемо. Кажется, что жизни нет без пошлости, а пошлости без такого красивого цветастого болота жизни. Мы не сразу вам сообщим, что такое пошлость и живите не по пошлости, но мы попробуем двинуться медленно, но верно к этой теме. Начнем с Тимура. Тимур, вам приходилось когда-нибудь встречаться с исключительно пошлым человеком? Тимур Кибиров: Боюсь, что даже не один раз.
Виктор Ерофеев:
Как бы его охарактеризовали в его проявлениях жизненных? Тимур Кибиров: Постараюсь. Это человек, отрицательную дам характеристику, человек, абсолютно лишенный творчества, то есть который говорит только о банальности и тривиальности. При этом пошлость — это все-таки не синоним тривиальности. Потому что десять заповедей они тоже вполне тривиальны, но пошлыми их не назовешь. Пошлость и пошлый человек, он претендует на некую новизну и оригинальность, при этом говорит абсолютные унылые тривиальности. Виктор Ерофеев: Значит ли это, что пошлый человек может быть пошлым, вообще не будучи, допустим, неприличным человеком, не рассказывая неприличные анекдоты, не говоря сальности о женщинах? Пошлый человек — это тот человек, который именно тривиальный? Тимур Кибиров: Безусловно. Виктор Ерофеев: Потому что, мне кажется, Саша, я тоже хотел узнать ваше мнение, мне кажется, что пошлость — это такое понятие, где наложено одно на другое. С одной стороны, мы все уверены в том, что пошляк — это тот самый человек, который говорит какие-то двусмысленности, неприятности. Но, с другой стороны, как правильно говорит Тимур, это человек, который бодро от себя, цитируя что-то или делая вид, что цитирует, излагает известные истины и при этом считает, что эти истины помогают ему и окружающим хорошо и красиво жить. Бодрячок, оптимист, желающий все это соединить. И это накладывается так. Потому что молодая девушка может сказать: «Он рассказал мне пошлый анекдот, он занизил мою самооценку». С другой стороны, мне кажется, то пошлость гораздо шире, чем это понятие.
Тимур Кибиров:
Это раз навсегда развести — непристойность и пошлость. Предположим, роман «Тропик рака» был чрезвычайно непристоен, но пошлым его назвать никак было нельзя. Сегодняшние эпигоны Миллера, они могут быть одновременно и непристойны, и пошлы, поскольку там нет творчества, там нет новизны. И в этой связи, конечно, такой самый распространенный тип пошляка — это такой добродушный, веселый. Но, я думаю, вполне, и примеров тому немало еще в прошлом веке, могут быть унылые декадентские пошляки и так далее. Пошлость так же многолика, как жизнь.
Виктор Ерофеев:
Саша, ваше представление о пошлости? Александр Скляр: Я, во-первых, абсолютно с вами согласен. Во-вторых, хочу сказать, что я, готовясь к нашей сегодняшней теме, просто настраиваясь на нее, пытался для себя сформулировать, что я подозреваю под пошлостью. И понял, что это, наверное, для словесного объяснения довольно сложная вещь. Мне в одном предложении не удастся это сказать. Абсолютно точно это человек, который говорит банальности, причем говорит это с совершенной уверенностью в том, что он для собеседника и слушающих его людей открывает какие-то новые Америки. При этом страшнее всего, мне кажется, пошлый человек, который мнит себя творческим человеком, именно мнит себя творческим человеком. То есть у которого, условно говоря, вышла книга какая-то или который сумел написать альбом, нашел издателя, и этот музыкальный альбом вышел. То есть он думает, что он творческий человек. И вот такой пошлый человек, как правило, очень тщеславен к тому же. Мне кажется, он должен быть очень тщеславен — это одна из характеристик. Если ты встречаешь человека, у которого в глазах тщеславие, очень вероятно, что это окажется на поверку человеком пошлым.
Виктор Ерофеев:
Тщеславие, самодовольство. Александр Скляр: Невероятное самодовольство, непоколебимая самоуверенность. Виктор Ерофеев: У нас в Москве есть один художник, не буду называть его имени, который обегает все посольства, всем хочет нравится, рисует всем портреты. Он достиг определенных высот. И в то же время у него такая сосущая жалость в глаза: ну признайте меня все-таки художником, все-таки я хочу. Это тип абсолютного пошляка. У нас есть звонок от Александра из Петербурга.
Слушатель:
Добрый день, Виктор, добрый день, гости уважаемые. Художника можно назвать — Ника Сафронов. Я имею право, поскольку слушатель. Есть у нас другие пошляки. Сегодня буквально столкнулся с пошлостью, которая по радио лилась, не по Радио Свобода, а по другому каналу, не буду называть опять-таки, поскольку слушатель. У меня раньше было простое определение пошлости: пошлость — это претензия на высокое с низкой подачей. Это очень примитивно, но как-то для себя это формулировал. Теперь после того, как господин Фурсенко, наш министр науки и образования сегодня спич свой часовой выдал, я больше склоняюсь к определению Фридриха Ницше, нашего Фридриха Ницше. Фурсенко сказал буквально следующее, на вопрос о фундаментальной науке: «Надо понять, что будут стоить эти фундаментальные исследования, и стоят ли они того, чтобы их осуществлять». Прямо по Ницше пошлость: «Пошлая натура отличается тем, что она никогда не упустит из виду своей выгоды. Свою мудрость, свое чувство собственного достоинства она видит в том, что не дозволять своим стремлениям увлечь себя на нецелесообразные поступки». Господин Фурсенко — это образец, извините, как министр науки и образования, величайшей пошлости, поскольку человек спрашивает — а сколько будут стоить фундаментальные исследования? А сколько будет стоить наша наука? Это отношение к науке как к казино. А какой барыш мы получим от того, что откроем наше казино?
Виктор Ерофеев:
Александр, я вам задам вопрос, который будет связан не с министром образования, а с вами. Вам приходилось в жизни быть пошлым? Слушатель: Во всяком случае, любой человек не признается. Это свойство любого человека избегать этой ситуации. Но опять-таки, понимаете, в нашем релятивистском мире, где оценки могут быть самыми разнообразными, может быть, когда я цитирую Хайдеггера или того же Ницше, некоторые девочки считали, что это пошлость.
Виктор Ерофеев:
Понятно. Вы знаете что, давайте мы вернемся к истокам представления о том, что такое пошлость. Вы знаете, что у Даля есть размышление очень стройное, как всегда, и лаконичное о пошлости, причем в статье «Пошлина». То есть имейте в виду, что это примерно одно и то же, однокоренное состояние языка, когда «пошлина» и «пошлость» оказываются в одном гнезде. Но, тем не менее, «пошлый» изначально по-русски — это был старый, это был тот самый привычный путь, «поехать по пошлому пути». Потом, видимо, Даль об этом не говорит, пошлый превращается в слово избитый, тривиальный, скучный, тот самый путь, которым много раз ходили. Если вы в своей жизни ездите мыслью по одному и тому же пути много раз, то вы невольно превращаетесь в пошлого человека. То есть, выбирайте разные дороги — так я себе представляю. Конечно, самым большим исследователем пошлости, надо сказать, не всегда справедливым, довольно жестким, был Набоков. Мы еще к нему вернемся. Я Саше дал стихотворение Саши Черного. Вообще мы к этой программе подготовились, дорогие друзья, потому что на сайте мы получили некие такие строгие сообщения: «Как же вы будете говорить о пошлости, потому что пошлость очень трудная тема?». Да, трудно. У нас вообще и жизнь трудная, и все трудное. Занимаемся трудными темами. И дело тут не только в министрах, хотя один из наших слушателей тоже, вспоминая разные пошлости, говорит о том, что есть такая передача бывшего министра пошловатая на одном из культурных каналов. Тут надо еще сказать, что пошлость — это очень индивидуально. То, что одному кажется пошлостью, другому — нет. Тут тоже надо держаться своего индивидуального стиля. Но, тем менее, давайте вернемся к тому периоду, когда пошлость, а это конец 19 века, в русской культуре была такой темой, которая всех терзала — от Чехова, до Саши Черного. Какие вам строки там понравились?
Александр Скляр:
Вы знаете, мне показалось одно из лучших стихотворений. Оно, во-первых, так и называется «Пошлость». Во-вторых, я, читая его, увидел, что это взгляд настоящего поэта, он умеет сложнейшую тему очень точно обозначить и выбрать такие фразы, над которыми надо долго ломать голову простому человеку. Мне кажется, что несколько здесь строф, я могу их зачитать, они совершенно безусловны.
Но нос суя любовно и сурово
В случайный хлам бесштемпельных грехов,
Она читает вечером Баркова
И с кучером храпит до петухов.
Поет, рисует акварелью розы.
Следит, дрожа, за модой всех сортов.
Копя остроты, слухи, фразы, позы
И растлевая музу и любовь.
На каждый шаг — расхожий катехизис.
Принципиально носит бандажи.
Не кстати поминает слово «кризис»
И томно тяготеет к глупой лжи.
Виктор Ерофеев: Интересно. Хотя, с другой стороны, мне всегда казалось, что борьба против мещанства и пошлости в России кончилась тем, что уничтожили Россию вместе с пошлостью.
Александр Скляр:
Ребенка того самого выплеснули. Тимур Кибиров: Кроме всего прочего, один из моих коллег, а именно Лев Рубинштейн однажды замечательно сказал: «Нет ничего пошлее, чем борьба с пошлостью». Это некоторый такой парадокс, но в этом на самом деле есть мудрость. Потому что, то стихотворение, которое вы мне дали прочитать, Павла Когана, я не читал. Виктор Ерофеев: Напомните, что это за стихотворение. Тимур Кибиров: «О пошлости». Стихотворение 37 года, которое просто квинтэссенция романтической борьбы с пошлостью на самом деле пошло само по себе. И все эти инвективы по поводу Ивановых, которые «спят, откушав, в белье, как в пошлости, до пят». Заканчивается, как обычно у этих борцов, такой апологией огнестрельного оружия. Александр Скляр: Серьезно? А как, можно прочитать? Тимур Кибиров: Кстати, со странными еще ударениями.
Иди, доказывай алиби, алиби сердца
Или вот, вполне достаточный калибр
Мелкокалиберки франкот.
Виктор Ерофеев: Отлично. Нина Павловна из Химок, мы вас слушаем. Слушательница: Здравствуйте. Я сегодня слушала передачу о репрессиях. И там женщина-еврейка рассказывала, как в 41 году их репрессировали в Томск. В таком ужасном положении, она очень много пережила и так далее. Я сама с Кубани. Во время войны, 41-42 год, нас оккупировали немцы. Я видела, как 9 суток отступали наши, три дороги — техника, пехота, эвакуированные евреи. Девять суток. И вот это она приводила не эвакуацию, а репрессии. Мне это, знаете, немного больно стало, думаю — зачем переворачивать, ведь их спасали от немцев. Даже наши солдаты оставались, попадали в плен, не могли забрать раненых, лишь бы только эвакуировать евреев. Виктор Ерофеев: Нина Павловна, наша передача о пошлости, что же тут? Слушательница: Я и хочу сказать, что это — пошлость или еще больше чего-то? Тимур Кибиров: Мне показалось в некотором смысле, с одной стороны, этот звонок не имеет никакого отношения к теме, на самом деле, безусловно, имеет. И тут я приведу, боюсь, что неточно, цитату из Набокова. Надеюсь, будет понятно, почему я ее приведу. Владимир Владимирович Набоков однажды сказал: «Я писатель, поэтому националистом я быть не могу. Поскольку националист всегда обладает двумя свойствами, которые писателю противопоказаны — это пошлость и жестокость». Думаю, что это чрезвычайно верно. Виктор Ерофеев: Вот Олег Борисович нам на пейджер прислал свое представление о пошлости: «Пошлость состоит из нескольких элементов — это плохое образование, желание создать видимость интеллекта, отсутствие нравственных критериев и повышенная самооценка». Олег Борисович, пожалуй, вы правы. Единственное, Тимур нас всех предупредил, вспомнив нашего общего друга Льва Рубинштейна, что если мы так уж прямо пошлость посадим в клетку, то это будет тоже немножко пошло. Я не во всем могу согласиться с Набоковым, но, наверное, мы будем с Набоковым соглашаться или не соглашаться после перерыва на новости, а сейчас послушаем давайте Бориса Павловича из Новочеркасска. Слушатель: Здравствуйте. Я хотел спросить у всех присутствующих: то определение, когда банальные истины выдаются за последние откровения, и сейчас я как раз послушал вас, что главными отрицательными качествами являются пошлость и жестокость. Не присущи ли все эти качества — и пошлость, и жестокость, нашим всем руководителям бывшего СССР и нынешнему руководству? Пошлость и жестокость — это отличительная черта нашего президента, я считаю. Потому что эти банальные вещи — эффективно, инструменты и прочее, это то же самое как у Леонида Ильича «экономика должна быть экономной». Как в стране, которая руководится таким руководителем, что здесь может быть? Отсюда и попса, отсюда и прочие дела. Ответьте мне. Виктор Ерофеев: Хорошо. Саша, какие мысли навевает такое высказывание? Александр Скляр: Я во многом, конечно, согласен. Потому что в принципе очень часто государственные люди и вообще политики, люди чрезвычайно пошлые. Виктор Ерофеев: Вообще политика очень часто пошлая. Александр Скляр: Совершенно справедливо. Потому что это такой вид профессии, который подразумевает вхождение. Тимур Кибиров: Я хотел сказать, к сожалению, тут не всегда вина. Политика, во всяком случае, в современном мире, предполагает пошлость. Никаких романтических Наполеонов невозможно. Александр Скляр: Грибоедовых в политике же быть просто не может, к сожалению. Виктор Ерофеев: Здесь надо сказать, что такую же пошлость может отвесить и Ширак из Франции, и Шредер из Германии. Это не значит, что у них одинаковое представление о демократии, я имею в виду, у них-то одинаковое, но такое же представление как в Китае, Северной Корее, в Ливии или в России. Но, тем не менее, вспомните, что совершенно замечательный образ Флобера — аптекарь, который был прогрессивным, просвещенным аптекарем, это одна из самых пошлых фигур в мировой литературе. И он замечательно жестко схвачен. Надо сказать, что Европа от такой пошлости не освободилась. Тимур Кибиров: Я подозреваю, что от пошлости так же невозможно освободиться, как, предположим, от смерти. Это просто условия человеческого бытия. И еще раз хочу подчеркнуть, что на любых путях, в любых сферах пошлость человека подстерегает. Есть богемная пошлость, которая не менее отвратительна и уныла, чем пошлость обывателей, тех самых Ивановых, которых так ненавидит Павел Коган. Виктор Ерофеев: Есть религиозная пошлость. Тимур Кибиров: Всюду, где человек отказывается от творчества, он сразу с неизбежностью влипает в пошлость. Мне кажется, это такой страшный закон. Виктор Ерофеев: Где он ставит под сомнение самого себя как личность, которая готова тоже производить пошлые мысли. «Пошлый человек, — пишет Ника Володина, — непременно вызывает брезгливость. Идеальный пример — Никита Михалков». Ника, будем считать, что и такое мнение имеет право на существование. Мы говорим, действительно, о явлении, которое нельзя охарактеризовать одним словом. Мы говорили о пошлости в политике. Пока шли новости, бурно обсуждали вопрос, а может политика не быть в сегодняшнем мире пошлой? Надо сказать, что это дело довольно сложное. Даже те люди, которые отстаивают самые замечательные идеалы, они могут подвергаться угрозе оказаться в лагере пошлых людей. У нас на проводе Омск, Виктор. Слушатель: Добрый вечер. Я хотел бы рассказать свой собственный опыт. Вы привели пример про политику. Да, действительно, время очень скользкое, и оно заставляет политиков вести себя пошло, грубо. А что касается меня, если я где-то встречаю такого человека на улице и начинается разговор. К сожалению, в России пальцы веером, жизнь, которая началась в 90, она продолжается и до сих пор. Между людьми обращение, там сидит рок-музыкант, он это понимает, как это все делается. Я хочу вот о чем сказать, когда я таких людей встречаю, я с ними разговариваю так же. Но постепенно я стараюсь разговор переводить в более интеллигентное русло. Теперь давайте, вы говорили о богемной пошлости. Можно сказать интеллигентно, умно, грамотно, частенько и я такие вещи использую, но лучше бы человек сказал напрямую, это было бы лучше. Виктор Ерофеев: Спасибо, Виктор. Саша, у вас огромное количество наблюдений по поводу пошлости в музыке, а может быть, пошлости слушателей. Что такое пошлость в современной музыке, что такое пошлость на радиостанциях, что такое пошлость слушателей, которые требуют от музыканта, которые требуют быть порой достаточно пошлым? Александр Скляр: Пошлость артиста или пошлость музыканта — это вещь, конечно, с одной стороны, понятная — это желание понравиться любой ценой, просто любой. Чаще всего это то самое, что нам говорил один из радиослушателей, то есть это то, что я тоже называю удары ниже пояса. Как бы очевидно, что нижепоясностью легче всего добиться моментального, если не успеха, то, по крайней мере, заметности твоей фигуры. И человек, который на это идет, а таких людей огромное количество и не только в попсовой тусовке, в рок-н-ролльной тусовке тоже их не меньше, чаще всего, конечно, это бывают молодые ребята, которые много чего не понимают, которые вообще не понимают, что такое быть артистом, а просто в это играются. Обычно потом они из этого дела уходят. Но те, кто остаются, если они так начинали, вот тогда это наиболее интересные метаморфозы. И самые любопытные метаморфозы — это когда человек начинает, скажем, с супер-пошлых песен. Я знаю нескольких таких. И буквально с дикой кабацкой пошлятины он начинает, а потом проходят годы, он надевает чуть ли не смокинг, белый шарф, бабочку, при этом оставаясь абсолютно тем же, совершенно тем же. И вот как бы перестает вспоминать свое бывшее кабацкое прошлое и выходит на все презентации, на радио может придти, на передачи они очень любят ходить, у нас ток-шоу сейчас. Вы знаете, о ком я говорю. Примеров тому просто не счесть. Вот это пошлость артиста, она очень наглядна, она очень видна. Пошлость публики может выражаться различно, публика разная. Ты не заказываешь свою публику, ты приходишь и играешь. Но я абсолютно убежден в том, что какой заряд, в том числе не только эмоциональный, но и нравственный несет артист со сцены, такая у него и публика. Он создает свою публику каждый конкретный концерт. И в этом и есть взаимодействие артиста и его публики. Здесь мы можем говорить много на эту тему. Виктор Ерофеев: Я напомню, что на пейджер нам поступают сообщения. Александр Северов пишет: «Образцом не пошлости наряду с Набоковым следует считать Чехова». Это понятно. И хотя это, то, что вы сказали, Александр, напомнить в связи с передачей о пошлости, конечно, необходимо. Одним из величайших пошляков российской истории Александр считает Сталина, «изъяснявшегося исключительно банальными высказываниями с претензией на мессианство, не говоря уже о его жестокости». Александр, не знаю. Дело в том, что как молодые девушки, которые хотят отвергнуть молодых людей, рассказывающих некоторые неприличные анекдоты, объявив их пошляками, не всегда правы. Потому что, может быть, эти молодые люди просто от растерянности что-то говорят не то. Так же обвинить Сталина, сказать, что он пошлый и тем самым приковать и распять, я не думаю. Я думаю, что фигура Сталина не сводится только к пошлости. Хотя, мы уже об этом говорили, действительно, фигура политика в 20 и 21 веке часто оказывается фигурой достаточно пошлой. Давайте двинемся немножко дальше. Александр Скляр нам рассказал о пошлости в современной музыкальной тусовке. Может быть, мы попросим поэта сказать нам о том, что такое пошлость в современной литературе. Я просто хочу, потому что подключаются слушатели, сказать, что это Тимур Кибиров, любимый поэт людей, которые далеки от пошлости. Тимур Кибиров: Попробую, хотя уже несколько раз эта мысль сегодня прозвучала, что пошлость чрезвычайно сложна для сколь бы то ни было четких определений. На мой взгляд, в литературе в современной тут все довольно сложно. На самом деле, я думаю, начать с истории. Поэт конца 19 века Надсон был необыкновенно популярен, для следующего поколения это был образчик пошлости, просто эталон пошлости. И, в частности, символисты, декаденты которые пришли на смену, ничего страшнее для них не было, чем надсоновщина. Для нынешнего сознания, для культурного Бальмонт, который так боролся с пошлостью Надсона, звучит гораздо пошлее. Это сейчас совсем невыносимо. А Надсон — слабенькие стихи, но ничего такого, что бы могло вызвать специальную ярость и ненависть такого когановского типа к пошлости — нет, средние посленекрасовские стихи. Поэтому все это чрезвычайно сложно. Александр Скляр: То есть отношение меняется с годами? Тимур Кибиров: Безусловно, когда это автоматизируется, становится неким штампом, неким общим местом. Виктор Ерофеев: Северянин, помните, тоже подвергался наездам достаточно серьезным. Тимур Кибиров: Дело в том, мне кажется, что он и был… Виктор Ерофеев: Надсон был менее пошл? Тимур Кибиров: Мне кажется, чуть менее был пошл, это быстро все автоматизировалось. Но поначалу некие поэтические открытия, открытия каких-то интонаций присутствовали. А Северянин, боюсь, что со мной мало кто согласится, но это ровно тот кабак, о котором сегодня шла речь. Виктор Ерофеев: «Виктору Ерофееву. Зачитать обязательно». Конечно, Ирина, зачитаю обязательно. «Пошлость — это когда Виктор Ерофеев, человеком года выбирал Вову Ходорковского, предпочитая его ученому, лауреату Нобелевской премии Гинзбургу. Ирина, Москва. Зачитать обязательно». Зачитаю и не соглашусь с вами. Во-первых, Ирина, что такая за фамильярность «Вову»? Ну что такое, Вову? Причем, кстати говоря, вроде бы и не соответствует никакой действительности, по-моему, он и не Вова, Михаил. Между нами — Михаил. Прочитал, подумал, что вы лучше знаете, Ирина, но все-таки он Михаил. Во-вторых, вы знаете, это было на программе «Свобода слова» у Савика Шустера, программу закрыли. И, может быть, неслучайно, Ирина, закрыли, с поддержки таких людей как вы. Потому что я выбирал тогда Ходорковского человеком года за то, что он в отличие от замечательного человека, которого я очень люблю, Гинзбурга, сидел и продолжает сидеть в тюрьме. И мне кажется, обратить таким образом внимание на то, почему и как он там оказался, было важнее. А уже у Гинзбурга была своя Нобелевская премия. Так что, вы знаете, в России, кстати говоря, традиционно считалось правильным поддерживать тех людей, которые оказываются за решеткой. Считалось правильным, потому что им там плохо, особенно в российских тюрьмах, о которых мы, Ирина, тоже говорили в передачах «Энциклопедия русской души». А вот так злобствовать, не зная, как зовут Ходорковского, это, между нами говоря, Ирина, довольно пошло. Поговорим с Марией из Москвы. Слушательница: Здравствуйте. А вот когда на работе позволяют отпускать сальности и когда, походя, могут тебя хлопнуть ниже пояса. По телевидению уже показывали несколько лет эпизод, когда наш великий человек проходит и женщин похлопывает ниже спины. Разве это не пошлость, когда показывают? Хоть бы скрывали, что он пошляк, все-таки у руководства страны стоял. И вот о национальном вопросе. Я страшно ненавижу национализм, но, скажите, пожалуйста, когда Маша Киселева, я не помню ее девичью фамилию, рассказывает о дачниках народу, который живет впроголодь, как они живут красиво, когда русский народ не жил на дачах, не было у них дач, и жаловаться на свою жизнь, я считаю, это тоже пошлостью. Жить в двухэтажном доме и жаловаться на Россию, что им тоже плохо — это тоже пошлость. У меня бабушку репрессировали. Каким образом репрессировали? Они решили ее раскулачить, потому что была сеялка. А возглавлял Воронежскую область еврей, страшнейший человек, который репрессиями русских занимался. Почему русские об этом молчат? Виктор Ерофеев: Почему же молчат, Мария? Мы, во-первых, обсуждали ровно неделю назад проблему, и говорили о Солженицыне и его книге, у нас была проблема евреев. Сегодня мы обсуждаем другую проблему — пошлость. Александр Скляр: Кстати, интересно, обсуждаем другую проблему, но уже два раза. Может быть, это отголосок той передачи? Я думаю, что была очень острая тема, и люди хотят снова обсудить эту тему. Виктор Ерофеев: Мы обсудим. Я попрошу Тимура прокомментировать то, что сказала Мария из Москвы. Тимур Кибиров: Честно говоря, мне, пожалуй, легче всего комментировать такого рода выступления, поскольку я и не русский, и не еврей, я являюсь осетином. Могу сказать, что и моего деда репрессировали, и сделали это не евреи, я не знаю, кто это сделал, может русские, может сами осетины. Я до сих пор не могу понять, хотя это длится долго, почему те страшные, действительно страшные, ничего страшнее в истории человечества не было, я уверен, вещи, которые на нашей земле творились, почему все время происходят попытки свести это к столкновению национальных вопросов? Это, что называется, даже хуже пошлости. Это, безусловно, и пошлость, на мой взгляд, это чрезвычайно опасно и как-то с этим нужно останавливаться. Александр Скляр: А насчет похлопывания ниже спины? Виктор Ерофеев: Тут, вы знаете, важно, с каким чувством происходит это похлопывание и в каком месте. Давайте тоже, Мария, не будем забывать, что секс есть секс. Александр Скляр: А вы поняли, о ком идет разговор? Я-то не понял. Виктор Ерофеев: Я думаю, что это, по-моему, из «Московской саги». Я еще тоже не смотрел. У нас с боевым сообщением выступает Арон Моисеевич: «Я восхищаюсь вашей смелостью. Будучи одним из самых пошлых писателей России, вы обсуждаете тему пошлости на всю Россию. То же самое касается и ваших гостей». Арон Моисеевич, спасибо вам. Мы тоже восхищаемся вашей смелостью. Действительно, объявить о том, что наши гости образцы пошлости — это смело. А что касается, что я один из пошлых писателей России, было такое мнение, и оно иногда проскакивает сейчас. Вы в этом смысле не первый и, боюсь, что не последний человек. Слава богу, что мои книги продаются и покупаются не только теми людьми, которые видят в них пошлость. Я сейчас только что вернулся из поездки по Украине, ездил по северной Украине, никогда не думал, что там люди читают современную русскую литературу. Приходили, и мы, поверьте, Арон Моисеевич, абсолютно не спорили о том, являюсь я самым пошлым или не самым пошлом, а говорили об очень многих интересных делах, которые связывают наши народы. Так что очень радостно, что помимо таких смелых людей как вы, есть и люди скромные, которые имеют свое представление о том, кто есть пошлый, а кто не пошлый. Я могу сказать, что пошлый писатель — это не тот писатель, который смело пишет о вещах, связанных с сексом, насилием, связанные с теми вещами, о которых не принято говорить в порядочном обществе. Арон Моисеевич, литература — это как сон, присниться может все, надо уметь этот сон рассказать и надо понять, почему он нам снится. Иначе как раз пуды и тонны пошлости, из которых мы никогда не вылезем. У нас давно на связи Андрей из Москвы. Андрей, здравствуйте. Слушатель: Добрый вечер. Я прошу прощения, у меня такое впечатление, что многие предыдущие ораторы и все гости и ведущий некоторые вещи, которые я хотел сказать, уже высказали. Я просто хотел подвести некоторую черту со стороны ваших телефонных оппонентов. Вы сейчас очень хорошо сказали о том, что пошлый человек это не тот, который пошлит в литературе, а который через пошлость высмеивает пороки общества. И таким ярчайшим представителем был маркиз де Сад. Потому что он сам был не только человек благородный, очень образованный, он был представителем высшего французского дворянства и через свои так называемые пошлые романы он высмеивал то общество, в котором сам жил, в котором сам находился. Вот что значит, как говорится, пошлость и отношение к пошлости. То есть, другими словами, пошлость пошлости рознь. Я могу сказать, что вы привели пример — Александр Сергеевич Грибоедов. Это величайший человек, который, можно сказать, погиб за Россию. Так вот что явилось пошлостью, что русский император принял от шаха Ирана стекляшку за то, что погиб не просто представитель России в Иране, а погиб величайший писатель, поэт, композитор, мыслитель и, тем более, дипломат. Виктор Ерофеев: Кстати говоря, Грибоедов, действительно, один из самых умных, наиболее образованных людей России. Спасибо, что вы о нем вспомнили. У нас опять дискуссия разворачивается на пейджере. «Ерофеев, я сообщала, что вы предпочли вора Ходорковского, а не Вову, ученому, лауреату Нобелевской премии Гинзбургу. Это ошибка при передаче. Элина из Москвы». Вы теперь уже Элина, вы назывались иначе. Я хочу вот что сказать: откуда вы решили, уважаемая Элина, что он вор? Вам что, показывали постановления суда? Он у нас подследственный, а подследственные люди не являются обвиненными. Элина, эта ваша отрыжка из старорежимных времен как-то не делает вас особенно элегантной. И не надо это все сводить на какие-то пошлые вещи. Вора… Ну что ж такое? Куда вы спешите, а вдруг все окажется не так. «Скажите, пожалуйста, может быть не стоило отключать вашу слушательницу от эфира?» — Владимир пишет. Понимаете, Владимир, у нас звонки, звонки и звонки, мы даем возможность высказаться всем. Но, понимаете, наша передача не резиновая, у нас еще сейчас слушатели звонят. Я хочу быстро вернуться к Набокову, потому что времени нет. Набоков пишет: «Пошляки и пошлость» (имейте в виду, эта книга «Лекции по русской литературе», вышедшая не так давно в России), он считает, что Чичиков из «Мертвых душ» — пошло. Я так, например, думаю. Саша, не спешите. Александр Скляр: Я знаю эту лекцию, читал и много думал об этом. Виктор Ерофеев: Сейчас поспорим: Чичиков — пошл? Александр Скляр: Пошл, абсолютно. Тимур Кибиров: Безусловно, я согласен. Виктор Ерофеев: Значит у нас есть тема. А дальше, смотрите, о чем пишет Набоков, это те, которые не любят про дачу говорить. Кстати говоря, дачи всегда были в России. То, что мы все живем неравномерно, богато и бедно, это проблема всех обществ. Надо сказать, что российское общество стремилось и, по-моему, продолжает стремиться сделать людей чуть побогаче. Но если у нас не получается, не вините только правительство, думу и остальных людей, займитесь собственным саморазвитием в плане продуктивности. Вы знаете, все-таки продуктивность надо начинать с самих себя. Но вот тем, кто не любит капитализм: «Глубочайшая пошлость, — пишет Владимир Набоков, — источаемая рекламой, не в том, что она придает блеск полезной вещи, а в самом предложении, что человеческое счастье можно купить и что покупка эта в какой-то мере возвеличивает покупателя». Вот видите, Владимир Владимирович Набоков, кому-то очень этим высказывание понравится. И мне тоже он нравится. С другой стороны, я считаю, есть польза и от рекламы. Вот пойдите, разберитесь. Александр Скляр: Я не считаю. Я очень рад, что на вашей программе мы не услышали ни одной рекламы. Это просто очень большое спасибо вашей радиостанции. Виктор Ерофеев: У нас нет рекламы. Тимур Кибиров: Мне кажется, что нынешняя реклама перестала быть рекламой как таковой. И даже то, что о чем писал Набоков, тогда это только начиналось. То есть, что называется, впаривается не товар. Суть рекламы в чем? Объяснить мне, что это за товар и почему он предпочтительнее другим. Сейчас вся реклама, на мой взгляд, действительно чудовищна, она навязывает косвенно, мне не объясняется, почему пиво «Клинское» лучше, какими оно обладает качествами, отличающими от другого. Мне вряд ли, я думаю, мне не пытаются, а несчастным нашим детям пытаются объяснить, что это элемент некоего образа элегантнейшего, моднейшего. Виктор Ерофеев: Это пришло не сегодня. Вспомните великий роман Ремарка «Три товарища». Там один из них пишет чуть ли не поэму, чтобы продать Кадиллак. И когда они хотят понять, хорошая реклама или нет, они подзывают мальчишку, который сливает бензин: «Ну как тебе?» А он говорит: «Тут не сказано, хорошо ли переключается скорости». Так же и с «Клинским» пивом, не переключаются скорости, но есть поэма о вещи. Я и согласен, и не согласен. Дорогие друзья, у нас звонки, но мы уже не можем их принять. Давайте мы еще раз вернемся как-нибудь к этой теме. Вот мне приятно, Ирина Семеновна, 70 лет: «Уважаемый Виктор, читаю все, что вы пишете с большим интересом». Ирина Семеновна, в ваши 70 лет вы абсолютно хорошо разбираетесь, видимо, в одной вещи, что надо читать с интересом, а потом уже делать выводы. Это важнее, чем сразу прилепить наклейку «да» или «нет». Сегодня у нас в гостях, у нас замечательные гости — поэт Тимур Кибиров и музыкант, замечательный музыкант Александр Скляр. Тема нашей сегодняшней программы — что такое пошлость? Еще передача не началась, а у нас уже есть звонок. Кроме того, мы получили достаточно много сообщений на наш сайт о пошлости. Видимо, это тема волнует наших радиослушателей. Нас тоже, признаться, она волнует. Потому что пошлость, с одной стороны, достаточно ясное понятие, а, с другой стороны, оно такое маслянистое пятно, которое плавает по человеческой жизни, по человеческой культуре и трудно выделяемо. Кажется, что жизни нет без пошлости, а пошлости без такого красивого цветастого болота жизни. Мы не сразу вам сообщим, что такое пошлость и живите не по пошлости, но мы попробуем двинуться медленно, но верно к этой теме. Начнем с Тимура. Тимур, вам приходилось когда-нибудь встречаться с исключительно пошлым человеком? Тимур Кибиров: Боюсь, что даже не один раз. Виктор Ерофеев: Как бы его охарактеризовали в его проявлениях жизненных? Тимур Кибиров: Постараюсь. Это человек, отрицательную дам характеристику, человек, абсолютно лишенный творчества, то есть который говорит только о банальности и тривиальности. При этом пошлость — это все-таки не синоним тривиальности. Потому что десять заповедей они тоже вполне тривиальны, но пошлыми их не назовешь. Пошлость и пошлый человек, он претендует на некую новизну и оригинальность, при этом говорит абсолютные унылые тривиальности. Виктор Ерофеев: Значит ли это, что пошлый человек может быть пошлым, вообще не будучи, допустим, неприличным человеком, не рассказывая неприличные анекдоты, не говоря сальности о женщинах? Пошлый человек — это тот человек, который именно тривиальный? Тимур Кибиров: Безусловно. Виктор Ерофеев: Потому что, мне кажется, Саша, я тоже хотел узнать ваше мнение, мне кажется, что пошлость — это такое понятие, где наложено одно на другое. С одной стороны, мы все уверены в том, что пошляк — это тот самый человек, который говорит какие-то двусмысленности, неприятности. Но, с другой стороны, как правильно говорит Тимур, это человек, который бодро от себя, цитируя что-то или делая вид, что цитирует, излагает известные истины и при этом считает, что эти истины помогают ему и окружающим хорошо и красиво жить. Бодрячок, оптимист, желающий все это соединить. И это накладывается так. Потому что молодая девушка может сказать: «Он рассказал мне пошлый анекдот, он занизил мою самооценку». С другой стороны, мне кажется, то пошлость гораздо шире, чем это понятие. Тимур Кибиров: Это раз навсегда развести — непристойность и пошлость. Предположим, роман «Тропик рака» был чрезвычайно непристоен, но пошлым его назвать никак было нельзя. Сегодняшние эпигоны Миллера, они могут быть одновременно и непристойны, и пошлы, поскольку там нет творчества, там нет новизны. И в этой связи, конечно, такой самый распространенный тип пошляка — это такой добродушный, веселый. Но, я думаю, вполне, и примеров тому немало еще в прошлом веке, могут быть унылые декадентские пошляки и так далее. Пошлость так же многолика, как жизнь. Виктор Ерофеев: Саша, ваше представление о пошлости? Александр Скляр: Я, во-первых, абсолютно с вами согласен. Во-вторых, хочу сказать, что я, готовясь к нашей сегодняшней теме, просто настраиваясь на нее, пытался для себя сформулировать, что я подозреваю под пошлостью. И понял, что это, наверное, для словесного объяснения довольно сложная вещь. Мне в одном предложении не удастся это сказать. Абсолютно точно это человек, который говорит банальности, причем говорит это с совершенной уверенностью в том, что он для собеседника и слушающих его людей открывает какие-то новые Америки. При этом страшнее всего, мне кажется, пошлый человек, который мнит себя творческим человеком, именно мнит себя творческим человеком. То есть у которого, условно говоря, вышла книга какая-то или который сумел написать альбом, нашел издателя, и этот музыкальный альбом вышел. То есть он думает, что он творческий человек. И вот такой пошлый человек, как правило, очень тщеславен к тому же. Мне кажется, он должен быть очень тщеславен — это одна из характеристик. Если ты встречаешь человека, у которого в глазах тщеславие, очень вероятно, что это окажется на поверку человеком пошлым. Виктор Ерофеев: Тщеславие, самодовольство. Александр Скляр: Невероятное самодовольство, непоколебимая самоуверенность. Виктор Ерофеев: У нас в Москве есть один художник, не буду называть его имени, который обегает все посольства, всем хочет нравится, рисует всем портреты. Он достиг определенных высот. И в то же время у него такая сосущая жалость в глаза: ну признайте меня все-таки художником, все-таки я хочу. Это тип абсолютного пошляка. У нас есть звонок от Александра из Петербурга. Слушатель: Добрый день, Виктор, добрый день, гости уважаемые. Художника можно назвать — Ника Сафронов. Я имею право, поскольку слушатель. Есть у нас другие пошляки. Сегодня буквально столкнулся с пошлостью, которая по радио лилась, не по Радио Свобода, а по другому каналу, не буду называть опять-таки, поскольку слушатель. У меня раньше было простое определение пошлости: пошлость — это претензия на высокое с низкой подачей. Это очень примитивно, но как-то для себя это формулировал. Теперь после того, как господин Фурсенко, наш министр науки и образования сегодня спич свой часовой выдал, я больше склоняюсь к определению Фридриха Ницше, нашего Фридриха Ницше. Фурсенко сказал буквально следующее, на вопрос о фундаментальной науке: «Надо понять, что будут стоить эти фундаментальные исследования, и стоят ли они того, чтобы их осуществлять». Прямо по Ницше пошлость: «Пошлая натура отличается тем, что она никогда не упустит из виду своей выгоды. Свою мудрость, свое чувство собственного достоинства она видит в том, что не дозволять своим стремлениям увлечь себя на нецелесообразные поступки». Господин Фурсенко — это образец, извините, как министр науки и образования, величайшей пошлости, поскольку человек спрашивает — а сколько будут стоить фундаментальные исследования? А сколько будет стоить наша наука? Это отношение к науке как к казино. А какой барыш мы получим от того, что откроем наше казино? Виктор Ерофеев: Александр, я вам задам вопрос, который будет связан не с министром образования, а с вами. Вам приходилось в жизни быть пошлым? Слушатель: Во всяком случае, любой человек не признается. Это свойство любого человека избегать этой ситуации. Но опять-таки, понимаете, в нашем релятивистском мире, где оценки могут быть самыми разнообразными, может быть, когда я цитирую Хайдеггера или того же Ницше, некоторые девочки считали, что это пошлость. Виктор Ерофеев: Понятно. Вы знаете что, давайте мы вернемся к истокам представления о том, что такое пошлость. Вы знаете, что у Даля есть размышление очень стройное, как всегда, и лаконичное о пошлости, причем в статье «Пошлина». То есть имейте в виду, что это примерно одно и то же, однокоренное состояние языка, когда «пошлина» и «пошлость» оказываются в одном гнезде. Но, тем не менее, «пошлый» изначально по-русски — это был старый, это был тот самый привычный путь, «поехать по пошлому пути». Потом, видимо, Даль об этом не говорит, пошлый превращается в слово избитый, тривиальный, скучный, тот самый путь, которым много раз ходили. Если вы в своей жизни ездите мыслью по одному и тому же пути много раз, то вы невольно превращаетесь в пошлого человека. То есть, выбирайте разные дороги — так я себе представляю. Конечно, самым большим исследователем пошлости, надо сказать, не всегда справедливым, довольно жестким, был Набоков. Мы еще к нему вернемся. Я Саше дал стихотворение Саши Черного. Вообще мы к этой программе подготовились, дорогие друзья, потому что на сайте мы получили некие такие строгие сообщения: «Как же вы будете говорить о пошлости, потому что пошлость очень трудная тема?». Да, трудно. У нас вообще и жизнь трудная, и все трудное. Занимаемся трудными темами. И дело тут не только в министрах, хотя один из наших слушателей тоже, вспоминая разные пошлости, говорит о том, что есть такая передача бывшего министра пошловатая на одном из культурных каналов. Тут надо еще сказать, что пошлость — это очень индивидуально. То, что одному кажется пошлостью, другому — нет. Тут тоже надо держаться своего индивидуального стиля. Но, тем менее, давайте вернемся к тому периоду, когда пошлость, а это конец 19 века, в русской культуре была такой темой, которая всех терзала — от Чехова, до Саши Черного. Какие вам строки там понравились? Александр Скляр: Вы знаете, мне показалось одно из лучших стихотворений. Оно, во-первых, так и называется «Пошлость». Во-вторых, я, читая его, увидел, что это взгляд настоящего поэта, он умеет сложнейшую тему очень точно обозначить и выбрать такие фразы, над которыми надо долго ломать голову простому человеку. Мне кажется, что несколько здесь строф, я могу их зачитать, они совершенно безусловны.
Но нос суя любовно и сурово
В случайный хлам бесштемпельных грехов,
Она читает вечером Баркова
И с кучером храпит до петухов.
Поет, рисует акварелью розы.
Следит, дрожа, за модой всех сортов.
Копя остроты, слухи, фразы, позы
И растлевая музу и любовь.
На каждый шаг — расхожий катехизис.
Принципиально носит бандажи.
Не кстати поминает слово «кризис»
Виктор Ерофеев: Интересно. Хотя, с другой стороны, мне всегда казалось, что борьба против мещанства и пошлости в России кончилась тем, что уничтожили Россию вместе с пошлостью. Александр Скляр: Ребенка того самого выплеснули. Тимур Кибиров: Кроме всего прочего, один из моих коллег, а именно Лев Рубинштейн однажды замечательно сказал: «Нет ничего пошлее, чем борьба с пошлостью». Это некоторый такой парадокс, но в этом на самом деле есть мудрость. Потому что, то стихотворение, которое вы мне дали прочитать, Павла Когана, я не читал. Виктор Ерофеев: Напомните, что это за стихотворение. Тимур Кибиров: «О пошлости». Стихотворение 37 года, которое просто квинтэссенция романтической борьбы с пошлостью на самом деле пошло само по себе. И все эти инвективы по поводу Ивановых, которые «спят, откушав, в белье, как в пошлости, до пят». Заканчивается, как обычно у этих борцов, такой апологией огнестрельного оружия. Александр Скляр: Серьезно? А как, можно прочитать? Тимур Кибиров: Кстати, со странными еще ударениями.
Иди, доказывай алиби, алиби сердца
Или вот, вполне достаточный калибр
Мелкокалиберки франкот.
Виктор Ерофеев: Отлично. Нина Павловна из Химок, мы вас слушаем. Слушательница: Здравствуйте. Я сегодня слушала передачу о репрессиях. И там женщина-еврейка рассказывала, как в 41 году их репрессировали в Томск. В таком ужасном положении, она очень много пережила и так далее. Я сама с Кубани. Во время войны, 41-42 год, нас оккупировали немцы. Я видела, как 9 суток отступали наши, три дороги — техника, пехота, эвакуированные евреи. Девять суток. И вот это она приводила не эвакуацию, а репрессии. Мне это, знаете, немного больно стало, думаю — зачем переворачивать, ведь их спасали от немцев. Даже наши солдаты оставались, попадали в плен, не могли забрать раненых, лишь бы только эвакуировать евреев. Виктор Ерофеев: Нина Павловна, наша передача о пошлости, что же тут? Слушательница: Я и хочу сказать, что это — пошлость или еще больше чего-то? Тимур Кибиров: Мне показалось в некотором смысле, с одной стороны, этот звонок не имеет никакого отношения к теме, на самом деле, безусловно, имеет. И тут я приведу, боюсь, что неточно, цитату из Набокова. Надеюсь, будет понятно, почему я ее приведу. Владимир Владимирович Набоков однажды сказал: «Я писатель, поэтому националистом я быть не могу. Поскольку националист всегда обладает двумя свойствами, которые писателю противопоказаны — это пошлость и жестокость». Думаю, что это чрезвычайно верно. Виктор Ерофеев: Вот Олег Борисович нам на пейджер прислал свое представление о пошлости: «Пошлость состоит из нескольких элементов — это плохое образование, желание создать видимость интеллекта, отсутствие нравственных критериев и повышенная самооценка». Олег Борисович, пожалуй, вы правы. Единственное, Тимур нас всех предупредил, вспомнив нашего общего друга Льва Рубинштейна, что если мы так уж прямо пошлость посадим в клетку, то это будет тоже немножко пошло. Я не во всем могу согласиться с Набоковым, но, наверное, мы будем с Набоковым соглашаться или не соглашаться после перерыва на новости, а сейчас послушаем давайте Бориса Павловича из Новочеркасска. Слушатель: Здравствуйте. Я хотел спросить у всех присутствующих: то определение, когда банальные истины выдаются за последние откровения, и сейчас я как раз послушал вас, что главными отрицательными качествами являются пошлость и жестокость. Не присущи ли все эти качества — и пошлость, и жестокость, нашим всем руководителям бывшего СССР и нынешнему руководству? Пошлость и жестокость — это отличительная черта нашего президента, я считаю. Потому что эти банальные вещи — эффективно, инструменты и прочее, это то же самое как у Леонида Ильича «экономика должна быть экономной». Как в стране, которая руководится таким руководителем, что здесь может быть? Отсюда и попса, отсюда и прочие дела. Ответьте мне. Виктор Ерофеев: Хорошо. Саша, какие мысли навевает такое высказывание? Александр Скляр: Я во многом, конечно, согласен. Потому что в принципе очень часто государственные люди и вообще политики, люди чрезвычайно пошлые. Виктор Ерофеев: Вообще политика очень часто пошлая. Александр Скляр: Совершенно справедливо. Потому что это такой вид профессии, который подразумевает вхождение. Тимур Кибиров: Я хотел сказать, к сожалению, тут не всегда вина. Политика, во всяком случае, в современном мире, предполагает пошлость. Никаких романтических Наполеонов невозможно. Александр Скляр: Грибоедовых в политике же быть просто не может, к сожалению. Виктор Ерофеев: Здесь надо сказать, что такую же пошлость может отвесить и Ширак из Франции, и Шредер из Германии. Это не значит, что у них одинаковое представление о демократии, я имею в виду, у них-то одинаковое, но такое же представление как в Китае, Северной Корее, в Ливии или в России. Но, тем не менее, вспомните, что совершенно замечательный образ Флобера — аптекарь, который был прогрессивным, просвещенным аптекарем, это одна из самых пошлых фигур в мировой литературе. И он замечательно жестко схвачен. Надо сказать, что Европа от такой пошлости не освободилась. Тимур Кибиров: Я подозреваю, что от пошлости так же невозможно освободиться, как, предположим, от смерти. Это просто условия человеческого бытия. И еще раз хочу подчеркнуть, что на любых путях, в любых сферах пошлость человека подстерегает. Есть богемная пошлость, которая не менее отвратительна и уныла, чем пошлость обывателей, тех самых Ивановых, которых так ненавидит Павел Коган. Виктор Ерофеев: Есть религиозная пошлость. Тимур Кибиров: Всюду, где человек отказывается от творчества, он сразу с неизбежностью влипает в пошлость. Мне кажется, это такой страшный закон. Виктор Ерофеев: Где он ставит под сомнение самого себя как личность, которая готова тоже производить пошлые мысли. «Пошлый человек, — пишет Ника Володина, — непременно вызывает брезгливость. Идеальный пример — Никита Михалков». Ника, будем считать, что и такое мнение имеет право на существование. Мы говорим, действительно, о явлении, которое нельзя охарактеризовать одним словом. Мы говорили о пошлости в политике. Пока шли новости, бурно обсуждали вопрос, а может политика не быть в сегодняшнем мире пошлой? Надо сказать, что это дело довольно сложное. Даже те люди, которые отстаивают самые замечательные идеалы, они могут подвергаться угрозе оказаться в лагере пошлых людей. У нас на проводе Омск, Виктор. Слушатель: Добрый вечер. Я хотел бы рассказать свой собственный опыт. Вы привели пример про политику. Да, действительно, время очень скользкое, и оно заставляет политиков вести себя пошло, грубо. А что касается меня, если я где-то встречаю такого человека на улице и начинается разговор. К сожалению, в России пальцы веером, жизнь, которая началась в 90, она продолжается и до сих пор. Между людьми обращение, там сидит рок-музыкант, он это понимает, как это все делается. Я хочу вот о чем сказать, когда я таких людей встречаю, я с ними разговариваю так же. Но постепенно я стараюсь разговор переводить в более интеллигентное русло. Теперь давайте, вы говорили о богемной пошлости. Можно сказать интеллигентно, умно, грамотно, частенько и я такие вещи использую, но лучше бы человек сказал напрямую, это было бы лучше. Виктор Ерофеев: Спасибо, Виктор. Саша, у вас огромное количество наблюдений по поводу пошлости в музыке, а может быть, пошлости слушателей. Что такое пошлость в современной музыке, что такое пошлость на радиостанциях, что такое пошлость слушателей, которые требуют от музыканта, которые требуют быть порой достаточно пошлым? Александр Скляр: Пошлость артиста или пошлость музыканта — это вещь, конечно, с одной стороны, понятная — это желание понравиться любой ценой, просто любой. Чаще всего это то самое, что нам говорил один из радиослушателей, то есть это то, что я тоже называю удары ниже пояса. Как бы очевидно, что нижепоясностью легче всего добиться моментального, если не успеха, то, по крайней мере, заметности твоей фигуры. И человек, который на это идет, а таких людей огромное количество и не только в попсовой тусовке, в рок-н-ролльной тусовке тоже их не меньше, чаще всего, конечно, это бывают молодые ребята, которые много чего не понимают, которые вообще не понимают, что такое быть артистом, а просто в это играются. Обычно потом они из этого дела уходят. Но те, кто остаются, если они так начинали, вот тогда это наиболее интересные метаморфозы. И самые любопытные метаморфозы — это когда человек начинает, скажем, с супер-пошлых песен. Я знаю нескольких таких. И буквально с дикой кабацкой пошлятины он начинает, а потом проходят годы, он надевает чуть ли не смокинг, белый шарф, бабочку, при этом оставаясь абсолютно тем же, совершенно тем же. И вот как бы перестает вспоминать свое бывшее кабацкое прошлое и выходит на все презентации, на радио может придти, на передачи они очень любят ходить, у нас ток-шоу сейчас. Вы знаете, о ком я говорю. Примеров тому просто не счесть. Вот это пошлость артиста, она очень наглядна, она очень видна. Пошлость публики может выражаться различно, публика разная. Ты не заказываешь свою публику, ты приходишь и играешь. Но я абсолютно убежден в том, что какой заряд, в том числе не только эмоциональный, но и нравственный несет артист со сцены, такая у него и публика. Он создает свою публику каждый конкретный концерт. И в этом и есть взаимодействие артиста и его публики. Здесь мы можем говорить много на эту тему. Виктор Ерофеев: Я напомню, что на пейджер нам поступают сообщения. Александр Северов пишет: «Образцом не пошлости наряду с Набоковым следует считать Чехова». Это понятно. И хотя это, то, что вы сказали, Александр, напомнить в связи с передачей о пошлости, конечно, необходимо. Одним из величайших пошляков российской истории Александр считает Сталина, «изъяснявшегося исключительно банальными высказываниями с претензией на мессианство, не говоря уже о его жестокости». Александр, не знаю. Дело в том, что как молодые девушки, которые хотят отвергнуть молодых людей, рассказывающих некоторые неприличные анекдоты, объявив их пошляками, не всегда правы. Потому что, может быть, эти молодые люди просто от растерянности что-то говорят не то. Так же обвинить Сталина, сказать, что он пошлый и тем самым приковать и распять, я не думаю. Я думаю, что фигура Сталина не сводится только к пошлости. Хотя, мы уже об этом говорили, действительно, фигура политика в 20 и 21 веке часто оказывается фигурой достаточно пошлой. Давайте двинемся немножко дальше. Александр Скляр нам рассказал о пошлости в современной музыкальной тусовке. Может быть, мы попросим поэта сказать нам о том, что такое пошлость в современной литературе. Я просто хочу, потому что подключаются слушатели, сказать, что это Тимур Кибиров, любимый поэт людей, которые далеки от пошлости. Тимур Кибиров: Попробую, хотя уже несколько раз эта мысль сегодня прозвучала, что пошлость чрезвычайно сложна для сколь бы то ни было четких определений. На мой взгляд, в литературе в современной тут все довольно сложно. На самом деле, я думаю, начать с истории. Поэт конца 19 века Надсон был необыкновенно популярен, для следующего поколения это был образчик пошлости, просто эталон пошлости. И, в частности, символисты, декаденты которые пришли на смену, ничего страшнее для них не было, чем надсоновщина. Для нынешнего сознания, для культурного Бальмонт, который так боролся с пошлостью Надсона, звучит гораздо пошлее. Это сейчас совсем невыносимо. А Надсон — слабенькие стихи, но ничего такого, что бы могло вызвать специальную ярость и ненависть такого когановского типа к пошлости — нет, средние посленекрасовские стихи. Поэтому все это чрезвычайно сложно. Александр Скляр: То есть отношение меняется с годами? Тимур Кибиров: Безусловно, когда это автоматизируется, становится неким штампом, неким общим местом. Виктор Ерофеев: Северянин, помните, тоже подвергался наездам достаточно серьезным. Тимур Кибиров: Дело в том, мне кажется, что он и был… Виктор Ерофеев: Надсон был менее пошл? Тимур Кибиров: Мне кажется, чуть менее был пошл, это быстро все автоматизировалось. Но поначалу некие поэтические открытия, открытия каких-то интонаций присутствовали. А Северянин, боюсь, что со мной мало кто согласится, но это ровно тот кабак, о котором сегодня шла речь. Виктор Ерофеев: «Виктору Ерофееву. Зачитать обязательно». Конечно, Ирина, зачитаю обязательно. «Пошлость — это когда Виктор Ерофеев, человеком года выбирал Вову Ходорковского, предпочитая его ученому, лауреату Нобелевской премии Гинзбургу. Ирина, Москва. Зачитать обязательно». Зачитаю и не соглашусь с вами. Во-первых, Ирина, что такая за фамильярность «Вову»? Ну что такое, Вову? Причем, кстати говоря, вроде бы и не соответствует никакой действительности, по-моему, он и не Вова, Михаил. Между нами — Михаил. Прочитал, подумал, что вы лучше знаете, Ирина, но все-таки он Михаил. Во-вторых, вы знаете, это было на программе «Свобода слова» у Савика Шустера, программу закрыли. И, может быть, неслучайно, Ирина, закрыли, с поддержки таких людей как вы. Потому что я выбирал тогда Ходорковского человеком года за то, что он в отличие от замечательного человека, которого я очень люблю, Гинзбурга, сидел и продолжает сидеть в тюрьме. И мне кажется, обратить таким образом внимание на то, почему и как он там оказался, было важнее. А уже у Гинзбурга была своя Нобелевская премия. Так что, вы знаете, в России, кстати говоря, традиционно считалось правильным поддерживать тех людей, которые оказываются за решеткой. Считалось правильным, потому что им там плохо, особенно в российских тюрьмах, о которых мы, Ирина, тоже говорили в передачах «Энциклопедия русской души». А вот так злобствовать, не зная, как зовут Ходорковского, это, между нами говоря, Ирина, довольно пошло. Поговорим с Марией из Москвы. Слушательница: Здравствуйте. А вот когда на работе позволяют отпускать сальности и когда, походя, могут тебя хлопнуть ниже пояса. По телевидению уже показывали несколько лет эпизод, когда наш великий человек проходит и женщин похлопывает ниже спины. Разве это не пошлость, когда показывают? Хоть бы скрывали, что он пошляк, все-таки у руководства страны стоял. И вот о национальном вопросе. Я страшно ненавижу национализм, но, скажите, пожалуйста, когда Маша Киселева, я не помню ее девичью фамилию, рассказывает о дачниках народу, который живет впроголодь, как они живут красиво, когда русский народ не жил на дачах, не было у них дач, и жаловаться на свою жизнь, я считаю, это тоже пошлостью. Жить в двухэтажном доме и жаловаться на Россию, что им тоже плохо — это тоже пошлость. У меня бабушку репрессировали. Каким образом репрессировали? Они решили ее раскулачить, потому что была сеялка. А возглавлял Воронежскую область еврей, страшнейший человек, который репрессиями русских занимался. Почему русские об этом молчат? Виктор Ерофеев: Почему же молчат, Мария? Мы, во-первых, обсуждали ровно неделю назад проблему, и говорили о Солженицыне и его книге, у нас была проблема евреев. Сегодня мы обсуждаем другую проблему — пошлость. Александр Скляр: Кстати, интересно, обсуждаем другую проблему, но уже два раза. Может быть, это отголосок той передачи? Я думаю, что была очень острая тема, и люди хотят снова обсудить эту тему. Виктор Ерофеев: Мы обсудим. Я попрошу Тимура прокомментировать то, что сказала Мария из Москвы. Тимур Кибиров: Честно говоря, мне, пожалуй, легче всего комментировать такого рода выступления, поскольку я и не русский, и не еврей, я являюсь осетином. Могу сказать, что и моего деда репрессировали, и сделали это не евреи, я не знаю, кто это сделал, может русские, может сами осетины. Я до сих пор не могу понять, хотя это длится долго, почему те страшные, действительно страшные, ничего страшнее в истории человечества не было, я уверен, вещи, которые на нашей земле творились, почему все время происходят попытки свести это к столкновению национальных вопросов? Это, что называется, даже хуже пошлости. Это, безусловно, и пошлость, на мой взгляд, это чрезвычайно опасно и как-то с этим нужно останавливаться. Александр Скляр: А насчет похлопывания ниже спины? Виктор Ерофеев: Тут, вы знаете, важно, с каким чувством происходит это похлопывание и в каком месте. Давайте тоже, Мария, не будем забывать, что секс есть секс. Александр Скляр: А вы поняли, о ком идет разговор? Я-то не понял. Виктор Ерофеев: Я думаю, что это, по-моему, из «Московской саги». Я еще тоже не смотрел. У нас с боевым сообщением выступает Арон Моисеевич: «Я восхищаюсь вашей смелостью. Будучи одним из самых пошлых писателей России, вы обсуждаете тему пошлости на всю Россию. То же самое касается и ваших гостей». Арон Моисеевич, спасибо вам. Мы тоже восхищаемся вашей смелостью. Действительно, объявить о том, что наши гости образцы пошлости — это смело. А что касается, что я один из пошлых писателей России, было такое мнение, и оно иногда проскакивает сейчас. Вы в этом смысле не первый и, боюсь, что не последний человек. Слава богу, что мои книги продаются и покупаются не только теми людьми, которые видят в них пошлость. Я сейчас только что вернулся из поездки по Украине, ездил по северной Украине, никогда не думал, что там люди читают современную русскую литературу. Приходили, и мы, поверьте, Арон Моисеевич, абсолютно не спорили о том, являюсь я самым пошлым или не самым пошлом, а говорили об очень многих интересных делах, которые связывают наши народы. Так что очень радостно, что помимо таких смелых людей как вы, есть и люди скромные, которые имеют свое представление о том, кто есть пошлый, а кто не пошлый. Я могу сказать, что пошлый писатель — это не тот писатель, который смело пишет о вещах, связанных с сексом, насилием, связанные с теми вещами, о которых не принято говорить в порядочном обществе. Арон Моисеевич, литература — это как сон, присниться может все, надо уметь этот сон рассказать и надо понять, почему он нам снится. Иначе как раз пуды и тонны пошлости, из которых мы никогда не вылезем. У нас давно на связи Андрей из Москвы. Андрей, здравствуйте. Слушатель: Добрый вечер. Я прошу прощения, у меня такое впечатление, что многие предыдущие ораторы и все гости и ведущий некоторые вещи, которые я хотел сказать, уже высказали. Я просто хотел подвести некоторую черту со стороны ваших телефонных оппонентов. Вы сейчас очень хорошо сказали о том, что пошлый человек это не тот, который пошлит в литературе, а который через пошлость высмеивает пороки общества. И таким ярчайшим представителем был маркиз де Сад. Потому что он сам был не только человек благородный, очень образованный, он был представителем высшего французского дворянства и через свои так называемые пошлые романы он высмеивал то общество, в котором сам жил, в котором сам находился. Вот что значит, как говорится, пошлость и отношение к пошлости. То есть, другими словами, пошлость пошлости рознь. Я могу сказать, что вы привели пример — Александр Сергеевич Грибоедов. Это величайший человек, который, можно сказать, погиб за Россию. Так вот что явилось пошлостью, что русский император принял от шаха Ирана стекляшку за то, что погиб не просто представитель России в Иране, а погиб величайший писатель, поэт, композитор, мыслитель и, тем более, дипломат. Виктор Ерофеев: Кстати говоря, Грибоедов, действительно, один из самых умных, наиболее образованных людей России. Спасибо, что вы о нем вспомнили. У нас опять дискуссия разворачивается на пейджере. «Ерофеев, я сообщала, что вы предпочли вора Ходорковского, а не Вову, ученому, лауреату Нобелевской премии Гинзбургу. Это ошибка при передаче. Элина из Москвы». Вы теперь уже Элина, вы назывались иначе. Я хочу вот что сказать: откуда вы решили, уважаемая Элина, что он вор? Вам что, показывали постановления суда? Он у нас подследственный, а подследственные люди не являются обвиненными. Элина, эта ваша отрыжка из старорежимных времен как-то не делает вас особенно элегантной. И не надо это все сводить на какие-то пошлые вещи. Вора… Ну что ж такое? Куда вы спешите, а вдруг все окажется не так. «Скажите, пожалуйста, может быть не стоило отключать вашу слушательницу от эфира?» — Владимир пишет. Понимаете, Владимир, у нас звонки, звонки и звонки, мы даем возможность высказаться всем. Но, понимаете, наша передача не резиновая, у нас еще сейчас слушатели звонят. Я хочу быстро вернуться к Набокову, потому что времени нет. Набоков пишет: «Пошляки и пошлость» (имейте в виду, эта книга «Лекции по русской литературе», вышедшая не так давно в России), он считает, что Чичиков из «Мертвых душ» — пошло. Я так, например, думаю. Саша, не спешите. Александр Скляр: Я знаю эту лекцию, читал и много думал об этом. Виктор Ерофеев: Сейчас поспорим: Чичиков — пошл? Александр Скляр: Пошл, абсолютно. Тимур Кибиров: Безусловно, я согласен. Виктор Ерофеев: Значит у нас есть тема. А дальше, смотрите, о чем пишет Набоков, это те, которые не любят про дачу говорить. Кстати говоря, дачи всегда были в России. То, что мы все живем неравномерно, богато и бедно, это проблема всех обществ. Надо сказать, что российское общество стремилось и, по-моему, продолжает стремиться сделать людей чуть побогаче. Но если у нас не получается, не вините только правительство, думу и остальных людей, займитесь собственным саморазвитием в плане продуктивности. Вы знаете, все-таки продуктивность надо начинать с самих себя. Но вот тем, кто не любит капитализм: «Глубочайшая пошлость, — пишет Владимир Набоков, — источаемая рекламой, не в том, что она придает блеск полезной вещи, а в самом предложении, что человеческое счастье можно купить и что покупка эта в какой-то мере возвеличивает покупателя». Вот видите, Владимир Владимирович Набоков, кому-то очень этим высказывание понравится. И мне тоже он нравится. С другой стороны, я считаю, есть польза и от рекламы. Вот пойдите, разберитесь. Александр Скляр: Я не считаю. Я очень рад, что на вашей программе мы не услышали ни одной рекламы. Это просто очень большое спасибо вашей радиостанции. Виктор Ерофеев: У нас нет рекламы. Тимур Кибиров: Мне кажется, что нынешняя реклама перестала быть рекламой как таковой. И даже то, что о чем писал Набоков, тогда это только начиналось. То есть, что называется, впаривается не товар. Суть рекламы в чем? Объяснить мне, что это за товар и почему он предпочтительнее другим. Сейчас вся реклама, на мой взгляд, действительно чудовищна, она навязывает косвенно, мне не объясняется, почему пиво «Клинское» лучше, какими оно обладает качествами, отличающими от другого. Мне вряд ли, я думаю, мне не пытаются, а несчастным нашим детям пытаются объяснить, что это элемент некоего образа элегантнейшего, моднейшего. Виктор Ерофеев: Это пришло не сегодня. Вспомните великий роман Ремарка «Три товарища». Там один из них пишет чуть ли не поэму, чтобы продать Кадиллак. И когда они хотят понять, хорошая реклама или нет, они подзывают мальчишку, который сливает бензин: «Ну как тебе?» А он говорит: «Тут не сказано, хорошо ли переключается скорости». Так же и с «Клинским» пивом, не переключаются скорости, но есть поэма о вещи. Я и согласен, и не согласен. Дорогие друзья, у нас звонки, но мы уже не можем их принять. Давайте мы еще раз вернемся как-нибудь к этой теме. Вот мне приятно, Ирина Семеновна, 70 лет: «Уважаемый Виктор, читаю все, что вы пишете с большим интересом». Ирина Семеновна, в ваши 70 лет вы абсолютно хорошо разбираетесь, видимо, в одной вещи, что надо читать с интересом, а потом уже делать выводы. Это важнее, чем сразу прилепить наклейку «да» или «нет».

Значение слова Пошлость, история происхождения, синонимы

Она и есть

Пошлость — это заурядность, низкопробность в духовном, нравственном отношении, чуждость высших интересов и запросов, безвкусная грубость, избитость.

Настоящее определение — суровый приговор современности, хотя исторически «Пошлость» всего лишь избитость, банальность и, пожалуй, так слово и следует трактовать. А «чуждость высших интересов»? Это слишком обще, неконкретно, расплывчато. Высшие интересы-то у всех разные.

Слово «Пошлость» старинное, русское. Происходит от глаголов «Пойти», «ПошлО» то есть «ведется исстари». Филолог, языковед академик В. В. Виноградов в монографии «Из истории лексики русского литературного языка XVII — XIX веков» писал, что в русских актах и грамотах до XVII века оно употребляется в значениях: исстари ведущийся, старинный, исконный; прежний, обычный. В эпоху Петра Великого, когда русская старина не поощрялась, сменило свое значение и слово «Пошлость». Оно приобрело отрицательный смысл: низкий качеством, весьма обыкновенный, маловажный. Так, по крайней мере, оно трактовалось в словаре 1847 года.

Знаменитый русский поэт и учёный XVIII века В. К. Тредиаковский доносил в своем рапорте: «Здешние семинаристы имеют пошлые познания в латинском языке»

.

Синонимы к слову «Пошлость»

  • Обыкновенный
  • банальный до избитости
  • Безвкусно-грубый
  • избитый
  • тривиальный
  • общеизвестный
  • надокучивший
  • вышедший из обычая

Постепенно к ним добавились

  • почитаемый грубым
  • вульгарный
  • низость
  • скабрезность
  • неприличность

Высказывания о пошлости

«Обыкновенно женщины худо понимают плоскости и пошлости; она понимала их и радовалась им, разумеется, когда они были не плоско-плоски и не пошло-пошлы» (П. Вяземский)

«Он [Пушкин] мне говорил всегда, что еще ни у одного писателя не было этого дара выставлять так ярко пошлость жизни, уметь очертить в такой силе пошлость пошлого человека… Вот мое главное свойство, одному мне принадлежащее…» (Н. Гоголь)

«Средь лицемерных наших дел
И всякой пошлости и прозы
Одни я в мире подсмотрел
Святые, искренние слезы—
То слезы бедных матерей!»

(Н. Некрасов)

«Эти пошлые романы надоели. Пошлые шутки или речи»
(В. Даль)

«Пошлость имеет громадную силу; она всегда застает свежего человека врасплох, и, в то время как он удивляется и осматривается, она быстро опутывает его и забирает в свои тиски» (М. Салтыков-Щедрин)

«В Петербурге есть особая порода людей, которые специально занимаются тем, что вышучивают каждое явление жизни; они не могут пройти даже мимо голодного или самоубийцы без того, чтобы не сказать пошлости»

«У нас в доме часто повторяли: «деньги счет любят», «копейка рубль бережет» и тому подобное, и сестра, подавленная этими пошлостями, старалась только о том, как бы сократить расходы, и оттого питались мы дурно»

«Я слишком люблю и уважаю своего мужа, чтобы позволить какому-нибудь проезжему нахалу говорить мне разные пошлости» (А. Чехов)

что такое пошлость?: antimantikora — LiveJournal

Набоков (как и его обсуждатели) постоянно использует слово «пошлость».

А лично я не знаю, что это такое. И никто не знает! У этого слова нет этимологии, и потому — точной дефиниции. Которая тавтологична или уползает в иностранные и ничего не значащие эвфемизмы.

В русском языке «пошлость, пошлый» имеет негативное значение, вплоть до аморального и противозаконного. Словесники клеймят «пошлость», как самый большой грех для литератора. Аристократы называют пошлостью какой-то крайне неподобающий модус поведения и жизни. Но что это? Чем конкретно вы не довольны?

Предлагаемые дефиниции такой негатив не обосновывают. Надо почитать кого-нибудь. Что пишут умники?
______________________________
О слове пошлый В. В. Виноградов пишет в статье «Язык Гоголя и его значение в истории русского языка»: «Пошлый — это в языке 30—40-х годов — синоним слов ”обыкновенный“, ”банальный до избитости“» (Материалы и исследования по истории русского литературного языка, т. 3. 1953, с. 25). Это слово В. В. Виноградов упоминает также в своей книге «Русский язык» в связи с вопросом о суффиксальном образовании качественных прилагательных: «Более пеструю и смешанную картину соотношения и взаимодействия качественных и глагольных оттенков представляет обширная и производительная группа отглагольных прилагательных на -лый. Суффикс -л-, родственный глагольному суффиксу -л- в форме прошедшего времени, в этих формах обособился от системы глагола (ср. историю слов пошлый, дошлый, взрослый, рослый, смелый, гнилой, зрелый и т. п.)» (Русский язык. Грамматическое учение о слове. 1972. С. 179—180). — М. Л.

http://wordhist.narod.ru/poshlij.html
_________________________________

Профессор! Я никогда не читал ничего пошлее Гоголя, его мещанских описаний галушкоедов в мешке и плюшкиных-ноздрёвых. Гоголь делал на этом бизнес! И Набоков делал на этом бизнес. Он описывал мерзостные, безнадёжные и убогие вещи — изысканным слогом, вуалируя тошнотворную реальность, как гримёр подкрашивает мертвеца. Набоков достиг в этом феноменального, феромонального мастерства! Профессор, что вы тычете мне суффикс в морду? Что такое «банальный до избитости»? Зачем вы лезете в галлицизмы и эвфемизмы? Если избить банан, это будет банально или пошло? Смотря какой. А это — пошло? Профессор, плохо. Неуд.

Впрочем, это комментарий. А в body text Виноградов пишет умные вещи — что этимология связывает «пошлый» с допетровской культурой. То есть так называли paganus — нечто народное, старобытное, противоречащее новой ортодоксальности. Но что здесь плохого? В чём негатив? Наоборот, это петровские преобразования и новшества называли богомерзкими, похабными, паскудными. И было за что! Эти «всепьянейшие и всешутейшие» остзейцы действительно совершали бесчисленные акты насилия, пенетрации, осквернения, оскорбления, глумления. Уж на что был Пушкин вольнодумцем, но и он содрогался, когда изучал по подлинным документам славные деяния Петра Великого. Я намедни понял, за что умирающий Пушкин прошагал в прошлое и наказал Петра. Не за пошлости. За Архангельск. В Архангельской Руси жили самые красивые люди на планете. И Пушкин им поклонялся. Ведь Онегины — тоже старинный архангельский род, известные добытчики и поставщики жемчуга. Впрочем, мы отклонились.

А что пишет Вики-Пики? Минутку.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Пошлость

1. Пошлость — непристойность, скабрёзность, безвкусная и безнравственная грубость.
(Оказывается, бывает грубость безнравственная и нравственная. Да, это факт.)
https://ru.wikipedia.org/wiki/Непристойность
https://en.wikipedia.org/wiki/Obscenity
Здесь всё понятно. Это правовая категория, предусматривающая уголовную ответственность.

2. Пошлость — вульгарность, низкопробность в духовном, нравственном отношении.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Вульгарность
Вульга́рность — грубость, непристойность, бестактность, отсутствие вкуса у человека.
(Опять двадцать пять!)
https://en.wikipedia.org/wiki/Vulgarity
Здесь подразумевается Cursing — брань с религиозным оттенком, богохульные и богомерзкие оскорбления, то есть проклятья, способные навредить репутации, психике и астральному телу.

3. Пошлость — банальность, плоская шутка.
Что это значит? Кес-кё-се плоская шутка? Разве бывает шутка круглая, горбатая, сисястая? И это разве лучше плоской шутки?

Банальность, это вообще банановое слово, оно не русское, и замыкает дефиницию на тавтологию. Вики-гиперссылка ведёт оттуда не к бананабаобабам, а на статью:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Трюизм

«Трюи́зм, также труизм (англ. truism, от true «верный, правильный») — общеизвестная, избитая истина, банальность[1]. Трюизмом считают нечто, что не может подвергаться сомнению и настолько очевидно, что упоминается лишь как напоминание, либо как риторическое или литературное высказывание.»

Ничего не понимаю. Хрень какая-то! Чем плох «тру-изм»? Чем «правильное выражение» хуже неправильного или лукавого? А если кому-то действительно нужно вправить мозги — и повторять трюизмы, даже коленкой добавить? И в чём заключается «избитость» истины? Что это за выражение, куда оно ассоциирует? Избитым бывает собака, человек. Но не дерево, воздух, абстракция. А если человека избили, он выглядит и ведёт себя весьма небанально, господа! Он орёт, ломится в полицию, машет кулаками после драки, болеет ПТСР, пьёт водку, занимается карате и т.д. Избитый человек — это нетривиальная персона и не такой уж пошлый казус.

А покажите-ка нам примеры трюизмов, Вики-Пики!

1) Не для школы, а для жизни учимся мы.
2) Вкладывая в образование, вкладываем в будущее.

— Чушь собачья! Осёл какой-то с куриными мозгами пропел бараньим козлетоном — а вы подхрюкиваете!
(Русская пошлая лексика позволяет нагромождать дикие зооморфизмы. Это надо ценить!)

На деле всё наоборот.
Мы учимся — только для школы, господа. Никому больше не нужны даты пунических войн и теорема косинуса, кроме училки с пошлой причёской.
Вкладывая в образование, мы вкладываем не в будущее, а в настоящее — чтобы дети не надоедали дома и не шлялись где попало. Их будущее, это не наше будущее. Они образуются и уедут, жить своей жизнью. Лишь иногда будут навещать (чтобы попросить деньжат или даже шмотку).

В этих ваших трюизмах никакой правды, самоочевидности, ни слова true truth. It’s not a fact, but the crap. Но попробуйте высказаться по всей правде, то есть нетривиально! Побьют. По-настоящему неизбитые истины — сразу изобьют ногами. Абсолютные вербально-интеллектуальные инновации не приветствуются. Ногмя! Ножмищами! Высокопарности, новизна и солицизмы вызывают у редактора, критика, словесника идиосинкразию. И наоборот, если озаглавить «подражание Джойсу», «стансы в стиле Шекспира», «пелевинские парафразы», то одобрительное кваканье обеспечено.

Буржуи пишут поумнее. Трюизм и лапалиссада, это суждение 1) тавтологическое, 2) бесполезное, 3) само-доказательное (то есть его гораздо сложнее опровергнуть, чем принять за аксиому). Это философично!
https://en.wikipedia.org/wiki/Lapalissade
https://en.wikipedia.org/wiki/Truism
https://en.wikipedia.org/wiki/Self-evidence

Но в чём здесь негативность пошлости? Где суть? Где мясо? Придётся препарировать самому. Минутку. «Фу, какой ты пошлый. Пошлая музыка. Пошлый фильм. Пошлый человек. Пошлый анекдот. Пошлость и скука.» Итак. Под пошлостью русские понимают целый ряд семантических конструктов и коммуникативных феноменов.

1. Наглая похабщина (громкий мат, отрицание табу, оскорбительные выражения, унизительные действия, помыкание и т.д.), демонстрирующая силу, безнаказанность, скрытую власть.

2. Неадекватный натурализм. Самый натуралистичный среди русскоязычных авторов — это я. Образование такое. Есть что-то, что шокирует даже меня? Раньше было. Сейчас — многое раздражает, огорчает. Макабрическое глумление, инфекционно-токсикологические угрозы, деструкция. Весь мой блог, это пошлость, но такой концентрации, что превратилась в essence absolue, химически ценный реагент. Я омертвел душой, хотя людские страдания пока ещё мне неприятны. Натурализм жизненных отправлений раздражает, но не больше, чем свинаря. Но при этом культурологическая пошлость продолжает вызывать негативную реакцию и страдания. Задний гипоталамус недоволен. Амигдала злится. По радио поют пьяные губошлёпы. На экране появляется Адам Сэндлер. По НТВ круглые сутки идут ментовские сериалы. Это всё причиняет душевную боль даже гробокопателю и прозектору. Почему? Загадка. Пока неясно.

3. Проявление или обсуждение сексуальности, репродуктивности, телесных аспектов пояса нижних конечностей — вне медицинского, научного дискурса.

4. Нарушение традиций и канонов любых видов порнографии (от завуалированной эротики до самых шокирующих и антигигиенических форм). Как ни странно, здесь тоже есть претензии к «пошлости», и критерием является конформность и канон. Я в этих жанрах не силён, но знаю, что если какое-нибудь «скат-гуро-порно» будет смешано с признанием в любви, ласками, цветами и эмпатизирующими жалобами, то режиссёр (если можно так назвать) заявит, что это слишком пошло. Красные туфли. Баклажан засовывать можно. Но нельзя при этом петь «лада седан — баклажан». Каноны, законы жанра, границы на замке. Есть десятки тысяч граждан, рисующих мерзопакостные образы, но они собираются целым стадом, делают групповое фото с добропорядочным видом, и заявляют, что они мастера комикса или какие-нибудь мангаки. А если кто-то вместо «мангаки» назовёт этих долбаков «мудаки» — c’est de la vulgarité.

5. Вербальная прямолинейность. Благородно сказать «афедрон», пошловато — «задница», совсем пошло «жопа», похабно «сральник». Пудендрон тоже имеет свои градации. В пушкинские времена прекрасные дамы могли обсуждать по-французски натуралистические непристойности, но их только похваливали за «острый язык». Если же сказать то же по-русски, это уже вульгарно. И даже просто русский язык, народный, считался вульгарным.

6. Простая работа, которая под силу каждому, выдаётся за плоды труда мастера и шедевр искусства, обычно требующий огромных затрат и таланта. Это тоже называется «пошлостью».

7. Проявление лицемерия, двуличия, double bind, двоемыслия, фальшивых заявлений, противоречащих реальному поведению, и касающихся фундаментальных ценностей жизни и гуманизма. Учтём.

8. В художественно-филологическом дискурсе пошлый текст и пошлая жизнь обывателя лишены мистики, магии, чуда, связи с тонким миром, и многомерной интертекстуальности. Вероятно, именно это больше всего и раздражало Набокова, именно такие тексты, людей и биографию он называл «пошлостью». Хотя сам он жил в кромешной пошлости, похабщине и вульгарнейших условиях! Этот аристократ ютился в вонючих комнатушках. Медицинский факт! Ибо в этих съёмных помещениях с бумажными обоями он день и ночь просиживал, курил [говно], принимал пищу, хранил заношенную одежду и обувь, и совершал гигиенические процедуры, например, мылся в тазике (а возможно, имел и горшок под кроватью). И бедная жена (sensu stricto, ибо она потеряла работу при нацистах) обхаживала и обслуживала эту высокомерную вонючку: как в бытовом плане, так и в творческом. А он без конца марал бумагу, но получал шиш с маком. Вот где пошлость! Это пошлее любого мещанства.

Рассмотрим всего один кейс. В 1932 году В.В. Набоков, этаким фертом, приехал в Париж. Париж! Жилище славных муз! Где его очень тепло принимали парижские русские, и французы, и даже англичане и американцы, как великого поэта Сирина.

— J’aime flâner sur les Grands boulevards. Y’a tant de choses, tant de choses. Tant de choses à voir. А чё ты по-французски трёкаешь?
— Не. Это песня такая была. Ив Монтан пел.
(NB: «Окно в Париж» — прекрасный фильм, шедевр, препарирующий феномен пошлости.)

И Набокову в париже организовали вечер, публичные чтения, ах! Выступить перед ценителями высокой словесности, почитатели его лиры! Ох! Но в чём? Шмотьё-тряпьё. Вульгарная деталь. А пошлость заключалась в том, что герр Сирин не соблаговолил в поездку приобрести себе приличное облачение. Он был одет в протёртые отрепья, какой-то позорный лапсердак. (Кстати, судя по фотографиям, этот аристократ всегда одевался дурно, вдобавок совал руки в карманы, словно шпана из подворотни). За день до выступления он выпросил смокинг у одноклассника Кянджунцева. И вот этот брезгливый аристократ не побрезговал нацепить чужой смокинг и париться перед толпой, нюхая амбре чужого мужика в его ношеных штанах. Смокинги же не стирают!

Но это ещё не всё. Свой срам Набоков повёз в квартиру Фондаминского, куда переехал от родственников, чтобы «отдохнуть», и где нацепил этот смокинг. Фондаминский был благородный и приятный человек. Но пошлость заключалась в том, что жил он на средства жены. Которая получала доход от цейлонской плантации, где трудились голые рабы-индусы. Это пошло? Безумно! Понтовые аристократы — а жили, словно хиппи, нищие бродяги, автостопщики. Не было денег на гостиницу, штаны и бифштекс.

Но самое пошлое то, что чужой смокинг был короток долговязому Набокову. Из пиджачишки торчали манжеты, пузо и ремень. Что делать? Тогда жена Фондаминского подвязала манжеты чёрными чулками, прикрыв этот позор. А сам Фондаминский снял с себя подтяжки и дал Набокову — подтянуть штаны. (При этом свои штаны ему пришлось придерживать руками.) И в таком виде они элегантно похиляли на тусовище, где Набоков три часа горланил свои выспренние стихи — ценителям прекрасного. Ой-вэй, какой стыд!

Но главная вульгарность заключается в том, что всё это вытворял не бедный студент-сирота, а зрелый мужик 33 лет от роду, получивший образование в Англии и проживший 10 лет в Германии, женатый и бездетный, с десятками знакомых и родственников, которые в общем, были не клошарами. И этот женатый зрелый мужик из богатейшего рода, которому не нужно было кормить семеро по лавкам — не имел даже штанов! Он не заработал даже на штаны! А на трусы? Бельё хоть имелось? Вероятно, таскал какие-нибудь дырявые кальсоны, ибо холодно. Осень. Париж. Жилище славных муз. Монмартр. Жарят каштаны. Красота! Высокий стиль. Неужели нельзя было надыбать писательский пиджак? Фигура у него была стандартная, европейская. Он ведь тусовался с евреями, а это люди тароватые. Уж портки ему бы эти пошляки пошили! Или стильную британскую мантию. Её можно сделать из куска ткани за медный грош. Здесь имеет место пошлость по многим пунктам, в первую очередь — лицемерие. Однако для антрополога в пошлости per se никакого греха нет, это жизнь, это культурология повседневности, экзистенциальная антропология и адаптивная этология человека городского. Главное, что субъект жив — и верен себе.

Перевод «пошлый» на английский:
dirty foul-mouthed, corny, vulgar, obscene, rude, foul, naughty, smutty, filthy, slutty

Последнее слово даёт основания для версии. Слово «шлюха», этимология которого неясна и паралогична, может восходить к англицизму «slut», которое русские переняли у мореманов-мариконов. А о пошлости моряков писали, например, Чехов, Куприн, да и сам Набоков. Когда я выяснил, что Георгий Адамович упорно критиковал Сирина, вне всякой логики, и взглянул на его жеманную морду, то записал в тетрадь: «Вероятная причина — педерастическая обида и лютая творческая зависть.» Далее я открыл биографию, взглянул на стишки, и всё подтвердилось. Сам Набоков называл Адамовича «Содомович», его союзников — «согузники», и говорил, что у того имеется страсть — русская поэзия и французские матросы. Значит, эта страсть находила поддержку в обоих подмножествах.

Ergo bibamus.

Афоризмы и цитаты про пошлость

Пошло всякое чувство в своём стадном варианте. Так, любовь опошляется выяснением, кто кого «стоит»: стадность не знает, что личность бесценна. Вера – гордостью принадлежности к «нашим», жалость – презрением к несчастным, достоинство – чванством, – и т. д.
Александр Круглов

Появление пошлости бывает небесполезно в жизни: оно ослабляет слишком высоко настроенные струны, отрезвляет самоуверенные или самозабывчивые чувства, напоминая им близкое родство с ними.
Иван Тургенев

Избегать пошлости – это искусство.
Иоганн В. Гёте

Самое страшное в пошлости, это невозможность объяснить людям, почему книга, которая, казалось бы, битком набита благородными чувствами, состраданием и даже способна привлечь внимание читателя к теме, далёкой от «злобы дня», гораздо, гораздо хуже той литературы, которую все считают дешёвкой.
Владимир Набоков

Лишь отрешившись от мыслей о славе, богатстве и власти, можешь освободиться от пошлости. Лишь отрешившись от мыслей о добре, гуманности и долге, можешь приобщиться к мудрости.
Хун Цзычэн

Ненависть к пошлости — это тоже пошлость, нельзя ненавидеть обездоленных. Не надо просто быть пошлым самому, а ненависть к пошлости — очень у многих подогревает тщеславие и уважение к себе.
Наум Коржавин

Пошлая натура отличается тем, что она никогда не упустит из виду своей выгоды: свою мудрость и своё чувство собственного достоинства она видит в том, чтобы не дозволить своим стремлениям увлечь себя на нецелесообразные поступки.
Ф. Ницше.

Пошлость образованного человека не имеет себе равной.
Джон Рескин

Чрезмерная простота в обхождении отдает пошлостью.
Бальтасар Грасиан

Пошлость – это то, что пошло в народ.
А.С. Пушкин

В каждом обществе, коль скоро оно многолюдно, преобладает пошлость. Что отваживает великие умы от общества, так это равенство прав, а стало быть, и претензий при неравенстве способностей.
Артур Шопенгауэр

В мире, за редкими исключениями, только и есть выбор между одиночеством или пошлостью.
Артур Шопенгауэр

Есть особая порода людей, которые специально занимаются тем, что вышучивают каждое явление жизни; они не могут пройти даже мимо голодного или самоубийцы без того, чтобы не сказать пошлости.
Антон Павлович Чехов

Пошлость — это клей, который цементирует людей. У кого его мало, тот отпадает.
Артур Шопенгауэр

Только через пошлость человек может быть понят.
Максим Горький

В ловких людях всегда замечаешь что-то пошлое.
Роберт Вальзер

Разыгрывать чудака трудно. Притворные странности в человеке, лишённом ума, являются пошлостью.
Клод Гельвеций

Дальше всего друг от друга — искренность и пошлость, но и больше всего бывают друг на друга похожи.
Александр Круглов

Не исключая разврата и жестокости, культура исключает пошлость.
Владимир Микушевич

Пошлость — плата за развитие, за открытие глубин, недоступных среднему человеку, за богатства духа, не влезающие в его голову.
Григорий Померанц

Пошлость — это не просто «грубость, безвкусица, банальность, вульгарность», а всё это, но пытающееся прикинуться красотой, изяществом, своеобразием, возвышенностью.
Игорь Ефимов

Пошлость — это воинствующий конформизм, самоутверждающаяся, самодовольная ограниченность, возомнившая себя здравым смыслом.
Александр Круглов

Пошлость — это тень глупости.
Геннадий Матюшов

Пошлость — это не что, а как.
Геннадий Малкин

Пошлостью называется то, что действует на чувственность, а не на душу.
Фридрих Шиллер

Пошлость, профанация высокого, особенно липнет к тому, что касается пола — сферы, где духовное и физиологическое рядом, так что духовное слишком уязвимо для бездуховного.
Александр Круглов

Постоянное обличение пошлости в конце концов тоже становится пошлостью.
Антон Чехов

Пошлость, как и логику, нельзя отрицать, не впадая в неё же. И ту и другую можно только игнорировать.
Иосиф Левин

О пошлость, ты не подлость, ты лишь уют ума.
Белла Ахмадуллина

Аристократизм – та же пошлость, только более привередливая и искусственная.
Уильям Гэзлитт

Есть только два явления, которые и в нашем девятнадцатом веке еще остаются необъяснимыми и ничем не оправданными: смерть и пошлость.
Оскар Уайльд

Популярно:

Комментарии:

Разруха и пошлость. — отзыв о Развлекательный комплекс «Сонькина лагуна», Сатка, Россия

Перед тем как отправиться в это место услышали интересную легенду о том, что создатель этого «культурного памятника» построил лагуну либо в память о внучке, либо для внучки, либо в честь внучки.
История красивая и интересная. Многие ее там обсуждали, но лично у меня появился один вопрос — «Это как же надо было ненавидеть своё семя, чтобы создать для него такое?»

Отправились в «Сонькину лагуну» с туристической группой, начитавшись самохваления на сайте комплекса. Дорога из Челябинска прошла легко, даже не смотря на пару серьезных пробок из-за ремонта дороги. Сатка город довольно своеобразный. Невысокие дома, в большинстве своем частные и небольшое количество пятиэтажек, не больше пятидесяти. Низенькие церквушки и пара музеев со школами. Все это опоясывает протяженный шахтовый отвал. Отвал настолько высок, что самые крупные пятиэтажки кажутся рядом с ним скромными гномами, прячущимися от ветра за спиной богатыря. По другую сторону городка расположена река Малая Сатка, которая, на первый взгляд, не такая уж и малая. Выглядит как довольно крупное озеро. Именно на нем и расположен этот своеобразный туристический комплекс «Сонькина лагуна»

И именно тут и начнем о плохом.
Вышеописанный отвал является частью магнезитового карьера. Такое масштабное производство не могло не оставить след на экологии района. Вода в реке практически непроглядная. Не думаю, что опустив руку в реку будет возможность разглядеть даже кончики пальцев. Разработка магнезита не самый лучший вариант соседства для туристического комплекса. Достаточно сказать, что этот самый карьер уничтожил в свои годы хвойные леса в радиусе 40 километров и это только по официальным данным.

На посещение комплекса у нас было отведено аж пять часов свободного времени, но нам хватило и двух. И это с учетом очередей и переправ на остров «Дупло орла».
Отдельно поговорим про очереди, но не в контексте — «очереди очень большие». Поскольку очереди в подобных заведениях всегда большие и расчитывать на меньшее не стоило. Нет. Мы поговорим про очереди в контексте организации работы с посетителями.
Организация здесь это круглый ноль. Этот ноль настолько круглый, что это, наверное даже не ноль, а обруч. Огромный круглый, без единого угла обруч.
И вот тут приведем в пример очередь. Как выглядит организованная очередь знают все — Посетители по порядку, потея и нервничая продвигаются к своей цели один за другим. Иногда случаются стычки, это нельзя назвать нормой, но это уже общепринятое явление. Хорошо, если на курорте существует система очереди с номерками. Когда на входе вам достается порядковый номер и вы можете свободно заниматься своими делами, в ожидании пока на табло появится цифра соответствующая той, что написана на вашей бумажке. И как только это случится вы, довольные, отправляетесь туда, куда и стояли.
В «Сонькиной лагуне нет ни первого, ни тем более второго.
Самое интересное развлечение, на которое нужно бы сделать упор комплекса — поездка с ветерком на катере на остров «Дупло орла». Казалось бы звучит просто и даже, в какой-то мере, заманчиво. Но попасть на катер почти невозможно. Один катер вмещает на свой борт 30 человек. Второй в полтора раза меньше. Ходят оба катера со своей очередностью. Каждый раз в 20 минут. Вроде бы неплохо — от причала каждые 10 минут отходит по катеру с пассажирами, да нет. Сонькина лагуна располагает двумя причалами с отдельной очередью на каждый. То есть если вы стоите в одной очереди, то вы не сможете перейти в другую и вам в любом случае придется ждать следующего катера 20 минут. И тут многие скажут — «Неплохо, 20 минут не так уж долго». ДАК НЕТ ЖЕ! Очереди на эти катера набираются огромные и довольно протяженные. Сами сотрудники парка чуть ли не с гордостью рассказывали, что иной раз в очереди приходится простоять по три часа прежде чем получится попасть на катер. И связанно это, думаю, с процессом загрузки катера. Выглядит все следующим образом — Сотрудник парка отсчитывает по порядку 20 человек (или 30, в зависимости от того какой катер к вам придет). И провожает их на загрузку. Но проблема в том, что пока проходит процедура подсчета на катер успевают запрыгнуть по 10 человек понаглее с другого причала. А иной раз и весь катер уже оказывается занят. (На другой стороне происходит та же картина). Все происходит под одобрение капитана катера, который иной раз кричит им, чтобы бежали быстрее, поскольку ему важно скорее отплыть. Так получилось и у нас. Пока нас отсчитывали катер набрался полный и отправился в свой непродолжительный круиз провожаемый матами сотрудников причала и усталым взором отдыхающих, которые уже привыкли.
Отмечу, что причалы эти не вызывают особого желания на них находиться и представляют собой довольно узкие понтонные мосты из деревянных досок, периодически уходящие под воду под весом отдыхающих. Не думаю, что отправиться с такого моста в водную пучину составит большого труда. А на берегу мы не видели ни одного спасателя. Сотрудники комплекса даже отдаленно не напоминали героев сериала «Спасатели Малибу». Если бы их и хотелось с кем-нибудь сравнить, то скорее с «Реальными пацанами».

Итак, вы попали на катер. В первую очередь в глаза бросается кабинка капитана, закрытая от всех старыми коврами и сам капитан с сигаретой в зубах. О какой-либо форме не идет и речи, так же как и о безопасности на катерах. Ни одного спасательного жилета. Даже на детях. Конечно золотое правило — «Каждый сам за себя» не раз спасало людей от смерти, но основные посетители парта (по крайней мере в наш заезд) это дети и тетечки за 50. Не думаю, что в случае катастрофы они бы имели шансы добраться хоть до какого-то берега.

И вот вы прошли все испытания духотой, ссорами с побратимами по очереди, выжили во время переправы и попали на желанный остров «Дупло орла». Ура. Но тут вы понимаете, что это не дупло, а просто дыра. По своей сути «Дыра орла» это около десяти домиков выполненных в пародийном старо-русском стиле. Магазин, одно кафе, музей инквизиции и кучи мусора. Мусор везде. Причем как строительный, так и отходы жизнедеятельности, а в частности еда. Вообще фишка всего курорта — возможность пожарить мясо на мангале. Тут почти везде можно услышать дым от углей и запах шашлыка. К шашлыку конечно идет и водочка (хоть он официально и запрещена, но пустые бутылки и хмельные взгляды пузатых мужиков дают понять, что Фемида парка наглухо слепа). И вот практически в каждой мусорке можно найти выброшенное мясо с арбузными корками, создающие на жаре неповторимый аромат.
Строительный же мусор разбросанный по острову дает понять, что многое еще не достроено.
Музей инквизиции поставил точку на желании дальнейшего посещения Острова «Дыра орла» и всего парка в целом. Внутри музея несколько страх сломанных магазинных манекена подвергаются жутким пыткам средневековыми орудиями и стыдом. Хотя стыдно за происходящее, пожалуй, исключительно туристам. Видно это по натянутым улыбкам и легкому недопониманию в глазах.

Поговорим о водных развлечениях, имеющихся в распоряжении.
Тут у нас есть небольшой, получасовой тур на пароме, катание на водном мотоцикле и пара лодок-грилей, на которых вы можете с семьей прокатиться и пожарить все тот же шашлык, поесть арбуз. Только в этот раз вы сможете выбросить мусор не в картонную коробку в углу, а прям в воду на радость рыбе. Рыба там действительно водится мы видели пару мертвых особей в импровизированном бассейне лагуны.
Что такое покатушки на водном мотоцикле рассказывать не буду. Это знают все. Ну а во время тура на пароме вас прокатят вдоль берега и дадут возможность получше рассмотреть склоны шахтовых отвалов.

На берегу же вас ждут водные горки. Детвора обожает это развлечение. Да что детвора, взрослые тетушки с ребяческим восторгом скатываются в купальниках по извилистым мокрым склонам. Правда из-за размеров парка горки не получились сильно масштабными. В большинстве своем это простейшие одноуровневые склоны, вода в которые подается прямо из реки. Поэтому можете быть уверенны — воды вы там наглотаетесь изрядно, а значит вы, помимо сувениров, увезете с собой и некоторое количество магнезитового порошка.

Помещение с громким название «ресторан» представляет из себя прилавок, с одной стороны которого уставшая продавщица, а с другой очередь. Выбор блюд не очень богат. Еще скуднее выбор посуды. Покушать вы сможете из пластиковых тарелок пластиковыми вилками.

Ну и аттракционы. На таких аттракционах еще мой дед дарил цветы моей бабушке. Конечно ретро нынче в моде, но, господа, не стоит путать ретро и рухлядь. Я понимаю, что хороший аттракцион должен вызывать определенное чувство тревоги. Но это никак не должен быть страх за свою жизнь и за жизнь окружающих.

И конечно же. Кульминация. Письки! Да да. Именно письки. Это не опечатка и вы правильно прочитали. Именно письки. Мужские половые органы. Пенисы. Мы насчитали около четырех деревянных статуй где были они. Большие, длиной в локоть письки на деревянных статуях. Дети, гуляющие по парку и смотрящие на письки. Я знаю некоторых людей, которые будут в восторге от этих описаний. Но они в большинстве своем уже сидят.

Но мы, к сожалению, а может и к счастью не посещали гостиницу комплекса. Так что про нее сказать не могу ничего.

Итак. Резюмирую. Комплекс «Сонькина лагуна» определенно придется по вкусу детям, поскольку у них есть возможность накупаться и накататься на горках, только за их безопасность отвечать там особенно некому.
Там понравится пузатым мужичкам желающим пожарить шашлычки и выпить в компании таких же как они прекрасных дам.
И там будет вольготно бывшим зэкам, поскольку они найдут о чем поговорить с сотрудниками парка и некоторыми посетителями.
Вердикт: Лучше найти место для отдыха получше. Сходите в горы, просто поплавайте в лодке по реке. Будете целее, здоровее и положительных эмоций получите вдвое, а то и вдесятеро больше.

В защиту пошлости / Кафедра, факультатив / Независимая газета

Автор в Национальном археологическом музее Неаполя за размышлениями: считать древние художественные непристойности пошлостью или нет?  Фото Юджина Соловьева

Не то чтобы тефлоновый, но столько шишек на меня падало и продолжает, в чем только меня не обвиняли, «окромя погоды», как сказал Бродский, что nil admirari («ничему не удивляйся» (лат.). – «НГ-EL»). Ну да, удивить меня очередной напраслиной трудно, как бы облыжна ни была. Вот почему я спокойно отнесся, когда один мой коллега по литературном цеху имярек наехал на меня, уличив в пошлости. Вместо того чтобы оправдываться – на каждый чих не наздравствуешься, – я решил мало того что признать себя виноватым, но выступить в защиту – нет, не самого себя, а самой пошлости. Не только в жизни, но прежде всего в литературе, взяв за компанию классиков изящной словесности, которые, несмотря на изящество, не просто грешили пошлостью, но иногда/часто злоупотребляли ею. На практике и в теории. В том смысле, что не я первый защитник пошлости – как бы ни хотелось мне быть оригинальным, а придется ссылаться на авторитеты.

Г-н Набоков не прав

Того же Тургенева взять. В «Отцах и детях» у него есть маргинальный персонаж Ситников, типа Репетилова в «Горе от ума» – оба-два пустобрехи и резонеры, они обезьянничают, пародируют и опошляют главных героев Чацкого, Базарова и даже Аркадия Кирсанова, а тот сам не без пошлятины. Однако Тургенев неожиданно и самым решительным образом выступает в защиту пошлости: «Появление пошлости бывает полезно в жизни; оно ослабляет слишком высоко настроенные струны, отрезвляет самоуверенные или самозабвенные чувства, напоминая им свое близкое родство с ними». Ближе к нашему времени – Моэм считал, что почти все писатели грешат пошлостью, ибо пошла сама жизнь, а Оден выдал изящный парадокс: «Пошлость в литературе предпочтительней ничтожества – так же, как портвейн бакалейщика предпочтительнее дистиллированной воды».

Здесь, правда, след оговориться, что такого слова, как «пошлость», в трех главных европейских языках нет, что заметил еще Набоков: «Разнообразные оттенки явления, которое русские четко выражают словом «пошлость», рассыпаны в ряде английских слов и не составляют определенного целого». Однако правы русские переводчики Одена, Моэма и других классиков, когда взамен буквализмов – вульгарность, скабрезность, сальность, похабель, чернуха, непристойность, низкопробность, банальность, тавтология, клише, китч и проч. – пользуются универсальным словом «пошлость» как отмычкой. Вплоть до – гипотетически – что знаменитый «Лексикон прописных истин» можно было бы назвать «Словарем пошлости», но тогда исчезла бы ирония Флобера. Не слишком ли просторное, полисемичное слово, что у него столько смыслов в зависимости от контекста?

А может, хорошо, что такого всеохватного и уничижительного слова нет в других языках и само наличие этого слова не говорит в пользу русского? «…Благо тем языкам, на которые не переводится слово «пошлость», – пишет Михаил Эпштейн в споре с новоявленным пошлоборцем Дмитрием Быковым, полагая пошлостью обличение пошлости и предлагая установить мораторий на употребление этого слова. Однако пока «пошлость» в обиходе культурного словаря, присмотримся к хрестоматийным пошлоносителям, согласно тому же Набокову.

Полагая литературу питомником пошлости, под занавес своей ругачей лекции «О пошлости» Набоков называет с дюжину пошляков в мировой литературе, которых лично мне хочется взять под защиту от этого самоуверенного литературного оценщика. Ну, например, трагический Полоний, в поучениях которого сыну не только отцовская любовь, но и житейская мудрость, не говоря о том, что ни за что ни про что погиб из-за распри в королевской семье. Так ли уж шекспировский этот герой отличается от графа Честерфилда, который прославился своими поучительными «Письмами к сыну»? Или Молли Блум – несчастная, растерянная, потерявшая ребенка женщина, из-за нее у ее мужа главного героя романа Джойса настолько сильное чувство вины, что он не просто прощает, а поощряет ее безлюбую ему измену. И прустовского Блока хочу защитить от Набокова – это своего рода гротескное отчуждение автором собственного еврейства, но в «Обретенном времени» авторский герой и его пародийный двойник, оба литераторы, совпадают до такой степени, что сен-жерменские снобы путают их между собой. О без вины виноватом Алексее Каренине и говорить нечего – недаром Толстой дал им с Вронским одно имя, а классный фильм Тома Стоппарда – Джо Райта сфокусирован на этом орогаченном, обманутом, преданном муже как на главной жертве злокачественной любви Анны: «пошляк» напоминает чеховского персонажа и вызывает не просто сочувствие и сострадание, но и любовь.

Чего у Набокова очевидная нехватка, так это человечности и чувствительности (зато взамен гипертрофированная чувственность) – за исключением разве что «Пнина». Отсюда его, как сказал бы Лесков, «гнусное оклеветание» названных литературных персонажей. Однако автору таких великолепных книг, как «Дар» и «Другие берега», самому не удалось избежать пошлости в «Лолите» – достаточно вспомнить хотя бы стих-приговор Светлокожего Вдовца. Говорю это не в упрек любимому писателю, а просто констатирую факт. Да я и не знаю ни одного крупного писателя, который был свободен от того, что именуют пошлостью. Включая самых-самых.

Ай да Пушкин! Ай да Шекспир! Ай да сукин сын!

Чтобы далеко не ходить, «наше всё». Каким надо быть пошляком, чтобы написать: «Татьяна мнет в руке бумажку, Зане живот у ней болит…» – это о той самой не от мира сего Тане Лариной, которая «дика, печальна, молчалива, как лань лесная боязлива» и проч. – самый, наверное, возвышенный женский образ в русской литературе. А низкопробная похабель родоначальника в эротических стихах! А его грубые, часто несправедливые и далеко не всегда остроумные эпиграммы! На того же графа Воронцова – полководца, филантропа, англомана, человека незаурядных способностей и небывалого героизма. Ай да Пушкин, ай да сукин сын! Пусть не прикрывается именем Пушкина – пошляк и есть пошляк.

А «наше всё» у англичан? Кто самый великий пошляк в их литературе? Само собой, Потрясающий Копье, бог ему судья! Ну, ладно бы Фальстаф, единственный герой, переживший своего автора, или записные пошляки в невысокого все-таки вкуса комедиях. Тот же «Цимбелин», сам сюжет которого довольно пошловат: спор с приятелем – сохранит ли жена тому верность в долгое его отсутствие или поддастся профессиональному соблазнителю? Да, та самая прелестная Имогена, самая любимая Стендалем шекспировская героиня – есть за что! Однако именно совратителю-пошляку Клотену принадлежит ключевая фраза: «Женщине впору тот придется, кто к ней в пору подберется», пусть Имогена и опровергает этот мем своим сопротивлением похабнику. По-нашему, по-простецки, сучка не захочет – кобель не вскочит. Не только в каждой шутке, но и в каждой пошлости есть доля правды. И в спуде, под которым таится добродетель, порою бывают щели, писал Шамфор.

Пошлость – обязательный ингредиент в сатире, комедии, любых смеховых и мениппейных жанрах. Аристофан соревнуется сам с собой в пошлости – еще хорошо, из написанных им 44 комедий дошли только 11! А Плавт? Античных прецедентов – прорва. Нет, комедиограф Шекспир не нуждается в оправданиях.

Что взять с Фальстафа или Клотена, бери выше – сам Гамлет не чурается пошлости. Цитирую Великого Барда в моем переводе – начиная с сомнения Гамлета, порядочная ли девушка Офелия, на просьбу Королевы сесть рядом:

– Нет, матушка, здесь магнит посильнее.

– Леди, можно лечь к вам на колени?

На что порядочная девушка Офелия отвечает:

– Нет, принц.

– То есть можно голову к вам на колени?

– Да, мой принц.

– А вы небось думали, какая-нибудь похабия?

– Ничего я не думала, мой принц.

– Отличная мысль – лежать между девичьих ног.

Ну не пошляк ли Гамлет вместе со своим автором? Пошляки и есть. Что нисколько не умаляет ни того, ни другого. Наоборот. Пошляки Шекспиру нужны позарез, как и его шуты. Более того, Шут в «Короле Лире» исчезает, когда сам король становится шутом. В «Гамлете» шут не нужен и появляется только посмертно в виде черепа Йорика, потому что там шутовствуют и пошляшничают другие персонажи – от актеров до могильщиков, включая самого Гамлета, что ему сюжетно помогает прикинуться помешанным. Антонимом пошлости в литературе я бы назвал гладкопись и дистиллированность, которая не то чтобы противопоказана литературе, но вредит даже крупным писателям – тому же Генри Джеймсу, которого помянутый Моэм упрекал в том, что его герои непредставимы за испражнениями, а у героинь не может быть запора, которым часто страдают женщины. (Асексуальность его персонажей биографы объясняют травмой гениталий, полученной писателем в детстве во время пожара.) Даже Пастернак, хоть и впал с возрастом в неслыханную простоту, как и предсказывал, но в годы своей поэтической зрелости полагал ее ересью. Говорят же, что простота хуже воровства. Я знаю небесталанного писателя, чей истерический страх перед пошлостью и избыточный вкус мешают ему пойти в обгон коллег и выдвинуться в первый ряд, хотя потенции у него, безусловно, наличествуют. Ему бы поучиться у Вийона с его «Балладой истин наизнанку».

Возвращаясь к Шекспиру, перечел недавно многословный разбор «драмы Шекспировой» у Айрис Мёрдок в моем любимом ее романе о любви «Черный принц». Герой насмешливо приводит психоаналитические и прочие, одна пошлее другой, трактовки «драмы Шекспировой». За что героиня много лет спустя упрекает своего любовника, что «в Шекспире он понимал только вульгарную сторону». Издатель романа, однако, опровергает это утверждение и предсказывает, что, повзрослев, она, быть может, сподобится постичь в Шекспире и вульгарную сторону. То бишь – пошлую.

Сам Гамлетов вопрос «быть или не быть?» стал китчем, клише, пошлостью, что ничуть не снижает философическую и поэтическую ценность его монолога. Хотя лично я предпочитаю вопрос моего домашнего философа Монтеня: «Когда мы играем с кошкой, кто с кем играет – я с ней или она со мной?» Пусть кошачий период моей жизни кончился – я пережил четырех своих великих котов, которые являются мне во сне.

Тов. Жданов прав

Сам я с далекого детства воспитан на непримиримости к пошлости и сопряженным понятиям – обывателям и мещанам как ее воплощениям. Помню молодого Юрского в роли розовского бесшабашного (сейчас бы сказали безбашенного) мальчика-мещаноборца, который крушит новую мебель у себя дома, что твой Иисус лотки меняльщиков в храме. Позже, в институтские годы, минусово воспринимал Блока за то, что, борясь с обывателями, сам допускал в своих стихах восклицательные высокопарности и пафосные туманности, которые звучали для меня безвкусно и – грешен! – пошловато.

В молодом задоре я окрестил поэтику символистов «пиитикой пошлости», противопоставляя им акмеистов-адамистов с провозглашенной ими конкретикой и принципиальной вещественностью. Так началась, по машинописным спискам, моя страсть к Мандельштаму – и по сю пору, хотя ахматовские пошлости, типа «Я на правую руку надела перчатку левой руки», понуждали меня вспомнить «столпницу на паркете», как печатно поименовал своего друга и соратницу Осип. А мой друг Сережа Довлатов – так тот и вовсе ставил на одну доску стихи Ахматовой и песни Утесова: «Объясните мне, Вольдемар, какая разница. Вы же критик!» – пытал он меня.

Сказался у меня, по-видимому, еще и питерский стилевой пуризм (не путать с пуританством!), который я преодолел благодаря интимной тесноте отношений в театре, где работал завлитом. Хорошая прививка – закулисная пошлость в противовес сценической патетике.

Моя юность пришлась на посмертную реабилитацию Зощенко, вероятно, самого талантливого прозаика советских времен – Мандельштам предлагал поставить ему памятники по всей России, как дедушке Крылову в Летнем саду. Однако долгожданные и востребованные его книги издавались под знаком борьбы с обывательщиной и пошлостью, что вызывало у меня сомнения, хотя тогда я не помышлял ни о среднем классе, ни о третьем сословии, но, будучи литературным критиком, писал о двойственном отношении Зощенко к своим героям – обывателям и нэпманам. Зощенко посмеивается, но и сочувствует им – скорее их защитник, чем обличитель.

Он создал усредненный тип обывателя, образ колеблемый и неустойчивый – то жертвенный, то агрессивный, то вызывающий жалость, а то – опаску, и этот образ принес Михаилу Зощенко всесоюзную славу.

Это была маска наподобие чаплинской, и не только читатель, но и автор привык к своему герою и даже полюбил его. В 20-е годы Зощенко к нему только приглядывался, сохраняя дистанцию между собой и авторским персонажем. В 30-е годы Зощенко неожиданно сбросил маску и заговорил от имени своего героя.

В некоторых случаях читатель оказывается полностью предоставлен самому себе, и ему предстоит сделать самостоятельный вывод, возникает то, что Ролан Барт назвал le flottement du sens – колебание смысла, причем амплитуда этого колебания столь велика, что читатели занимают по отношению к зощенковским ситуациям и героям порою прямо противоположные позиции. Как и сам писатель, колебатель смысла.

Несгибаемому, военизированному, идейно закаленному герою с революционным прошлым, всесильным партбилетом и показательной анкетой Михаил Зощенко предпочел и противопоставил партикулярного мещанина, «среднего человека». Между государством и обывателем он в конце концов выбрал обывателя.

Очевидная, несомненная полемическая дегероизация – можно только удивляться, что гром грянул в 1946-м, а не раньше. Так уж повелось: первым перчатку бросает художник, не выдерживая напряга, – Зощенко, Мандельштам, Платонов, Бабель, даже одомашненный властями Пастернак. Первым вступает в бой слабый, а художник всегда слабый – по сравнению с читателем, народом, государством.

Прав был тов. Жданов, обращаясь к ленинградским писателям на погромном собрании: «Кто такой Зощенко? Пошляк! Отщепенец и выродок!» Да, по тем временам Зощенко – отщепенец, выродок, изгой, пария, отверженный. Да, он был пошляком и адвокатом пошляков и пошлости, мещан, мещанства, среднего сословия – частного человека в его противостоянии с Левиафаном.

Ниже пояса: пошлость – смазка в отношениях меж людьми

Кто бы спорил, в глазах пошлоборцев ненавистная ими пошлость в спайке, в одном флаконе с Эросом и в его на грани, а то и за гранью фола представлением в литературе и искусстве. Вот именно, ниже пояса – ниже некуда.

Опять-таки с подачи Монтеня, паче все его три тома у меня всегда под рукой. Вот что пишет о «неистовстве страсти» этот самый высоколобый ренессансный интеллектуал-стоик: «Всякое побуждение в нашем мире направлено только к спариванию и только в нем находит себе оправдание: этим влечением пронизано решительно все, это средоточие, вокруг которого все вращается». И далее приводит больше дюжины античных сочинений на эту тему, бесстыдных, непристойных, пошлых, каковыми они, однако, не были в ту далекую эпоху, но стали ими в Средневековье. Или взять «Тысячу и одну ночь», блистательный русский переводчик которой Михаил Салье извиняется за грубость, фривольность, непристойность, скабрезность сексуальных откровений оригинала – «вещи наивно называются своими именами» – и вынужденно приспосабливает их к нормам и нравам отечественной словесности (по сравнению с английским, французским и немецким буквальными переводами).

Перенесемся в соседнюю с изящной словесности область – изо. Судьба знаменитого «Секретного кабинета» с художественными непристойностями из Помпей и Геркуланума менялась в зависимости от политических ветров. Короли – будь то Франциск I или Витторио-Эммануэле II – держали коллекцию под арестом, зато революционеры типа Гарибальди, наоборот, рассекречивали «Секретный кабинет». Заодно Гарибальди приказал снять фиговые листки с античных статуй. А по-настоящему «Секретный кабинет» был открыт для широкого зрителя только в наше время в Археологическом музее Неаполя. И хотя официальное название коллекции «Секретный кабинет, или Запретная коллекция», музейные стражи указывают направление зычными голосами:

– Il pornografico! Il pornografico!

Другой вопрос – является ли порнуха пошлостью? Даже если да, что с того? Паче до извержения Везувия все эти фрески и скульптуры порнографией не были, само понятие порнографии возникло столетиями позже, в христианскую пору. Поставим вопрос в более обтекаемой форме: как сопрягается порно с пошлостью? Вот разговор любовников в рассказе Маргарет Этвуд:

«– …Только потому что я тебя…

– Не смей со мной так разговаривать! – Ирена была большой скромницей в отношении слов (но не в разных других отношениях).

– А как прикажешь это называть? Когда я это делаю, ты почему-то не возражаешь! Ну хорошо, только потому что я сую свою морковку в твою хорошо разработанную…» – пытается герой перейти на эвфемизмы, но опять срывается.

Чтобы далеко не ходить, ссылка на самого себя – мужеско-женский диалог с пародией на Евтушенко из моей последней книги «Кот Шредингера»:

«– Постель была растеряна, и ты была расстелена.

– Фу, пошлость!

– А оригинал не пошлость?

– Откуда мне знать? У меня нет этого в опыте. Даже если пошлость, то у тебя пошлость в квадрате. Чудовищная пошлость».

С чем герой, как и автор, принципиально не согласен.

Даром, что ли, лучшим другом высокопарной с возрастом Ахматовой была актриса Фаина Раневская, та еще пошлячка: «Не можете никак понять, нравится ли вам молодой человек? Проведите с ним вечер. Вернувшись домой – разденьтесь. Подбросьте трусы к потолку. Прилипли? Значит, нравится».

Я бы мог, но не решаюсь ни устно, ни письменно, а только мысленно перефразировать великую строчку Фета «В моей руке – какое чудо! – твоя рука». Shame on me! Зато сошлюсь на когда-то китчевый стих «Любовь не вздохи на скамейке и не прогулки при луне» – вот-вот, хоть и в обратном смысле, чем имел в виду прочно ныне забытый поэт.

Кстати или некстати, но по аналогии и в контексте этого эссе припоминаю эпизод предвыборной президентской гонки 2016 года в стране моего нынешнего обитания. Когда все аргументы во взаимных диатрибах были вроде использованы, демократы обнародовали в качестве ultima ratio видео, где Трамп советует хватать женщин за гениталии – «они это любят». Казалось, на его президентских шансах поставлен крест, чего не случилось, даже женский электорат не отступился от пошляка-безобразника, на что так рассчитывали его политические супостаты.

Касаемо меня как писателя, обвиненного в пошлости, то да, признаю себя без вины виноватым. Обожаю, к примеру, приводить в своих книгах и опусах в ряд с классическими цитатами, заземляя их, анекдоты, даже самые пошлые из них, если за пошлой оболочкой обнаруживаю глубинное содержание.

Раскрепощенный с юности театром, я выразил свое отрицалово отрицалова пошлости в апофегме: «Пошлость – смазка в отношениях меж людьми».

Чем не эпиграф к моему кудосу (kudos в американском сленге – «похвала». – «НГ-EL») пошлости?

Нью-Йорк

Как Вам пошлый юмор?


В коллективе, в котором я сейчас работаю, весь юмор какой-то пошлый, а мне прям ну вообще не нравятся подобные шутки, и я будучи большим любителем посмеяться, ну просто не могу смеяться ни над одной из их шуток. А что ещё хуже, мой юмор, а он у меня на 50% сарказм и на 50 % ирония, они сто пудово не поймут и даже обидеться могут (вообще, честно сказать, многие на мой юмор обижаются), потому сижу молчу.
Как быть? Не могу я целыми днями не смеяться, у меня ж депрессия начнется:))

Комментарии

Просто Юра


Юмор предъявите. И коллективный и Ваш.

Коллективный слишком пошлый, я такое и повторить не смогу, а мой слишком язвительный кто-нибудь и здесь обидется:)

Просто Юра


Ни о чём, стало быть…

Создайте тему, а лучше группу «Язва» и мы с Вами поязвим:))

Yasmina


Туда придут люди с больным желудком, а увидят какие то шутки:(

С больным желудком ходят к врачам.

Сочувствую, тоже приходилось по жизни с этим сталкиваться… На одной работе вообще тетеньки-коллеги любили матерные стишки порассказывать и потом громко ржали. Кто не ржал, был плохой человек, редиска))

а вы пробовали шутить? Может, среди коллег есть адекватные, но которые стесняются идти против коллектива…

Yasmina


А что плохого в пошлостях?

Yasmina


А секс вы любите?

а люди на работу для секса приходят?

Yasmina


Вы на мой вопрос не ответили

Yasmina


Что хорошего- ну во первых это говорит об открытости человека, о его незакомплексованности

Yasmina


Вот теперь вы на мой ответьте!

я вам ниже ответила ниже. Это говорит не об открытости и незакомплексованности, а об отсутствии воспитания

Yasmina


Вообще я спросила у вас любите ли вы секс))

Плохо то, что человек, который так шутит либо плохо воспитан либо не воспитан вообще. И как следствие, понятие о культуре поведения у него весьма пространственное. От себя добавлю, что ума должно хватать на что-то более умное и интересное, чем пошлый юмор. Лично я в таких ситуациях делаю вывод, что на более ума у собеседника не хватает, если он муж.пола и старше 20 лет. А женщина по определению вообще не должна такой юмор применять.

Yasmina


Аха, а детей у нас аист приносит! Не люблю ханжества, пошлость — это признак сексуальности, можно быть приличным человеком и иногда позволять такие шутки, все взрослые люди:)

согласна с Терпсихорой, пошлость — это признак плохого воспитания. Даже смешно это объяснять:)))
В двух словах: то, что уместно в спальне, неуместно в обществе. Как-то так

Yasmina


Как говорила Нонна Мордюкова,
«Это естественно когда каждый день, а если раз в месяц….. и то только по большому одолжению, то это уже пошло (С)»)))))

Плохо, что вам родители в детстве не объясняли, что хорошо, а что плохо, и где находится грань приличия. Были заняты более важными делами, видимо, чем воспитание своего ребёнка. То, что детей приносит на самом деле не аист, не означает, что интимные вещи нужно обсуждать во всех подробностях и с кем попало. И в плане манер поведения и речи я не стала бы ориентироваться на артистов.

Милли_


Шутите сами- громче всех! Давайте больше никому шутить!!!!

Зашутите в общем всех)))

Гармония и Равновесие


И сами посмейтесь над своими шутками))))

Милли_


Я так обычно и делаю))

Гармония и Равновесие


Весело)))

Я такое тоже люблю, но в малознакомом коллективе это будет смотреться несколько странно, а среди друзей, так очень даже весело: сам пошутил — сам посмеялся:)

Yasmina


Я бы добавила, шутите сильнее, шутите жесче, отшутите их во всех позах!)))

ЛБЛ


Пошлости не люблю. Но у каждого своя мера юмора и пошлости.
Помню, что как-то в столовой на чей-то вопрос, что это? (тарелка с порезанной копченой колбасой), официанка среднего возраста ответила — ху** колечками. Наверное, кому-то (ей во всяком случае) показалось остроумным.

Еще заметила, что с возрастом более нейтрально отношусь к пошлым и двусмысленным шуткам.
Не смеюсь, но и не корчу недовольную гримаску, как в 20 лет))


Ну да, уже сил нет еще и из-за этого расстраиваться))

Они думают о вас, когда пошло шутят? Почему вы должны думать о них, когда иронизируете

Чо


Есть рецепт. (стырено с интернета)

У нас в футбольной команде капитан — мужик лет под 40. Есть у него дежурная (грубоватая, правда) такая шуточка. Проделывает он ее уже лет десять в основном с новичками и всякими рассеянными личностями, которые знают про нее, но по инерции попадаются. В момент, когда человек занят проблемой — как бы ему правильно гетры натянуть или т.п. — мужичок спрашивает между делом что-нибудь типа: «Серега, ты вчера фильм по телевизору смотрел?» Обычно в ответ: «Какой?» А тот: «Прикрой п…у рукой!» (Глупо, конечно, грубо, но что сделаешь — такова жизнь…) Появился у нас один азербайджанец. А, как известно, у них есть с русским языком некоторые проблемы, ну (не в обиду), корявенько люди говорят — что с этим поделаешь. Парень, естесственно, подколку еще не знает. И вот после первой же игры мужичок ему: «Лева, а ты вчера вечером фильм смотрел?» Тот поворачивается и серьезно так: «КАКАЯ?» Мужичок глазами хлоп-хлоп. Помолчал, говорит сокрушенно: «Твою мать…» Мы там просто сползли с кресел. Больше он так не шутит.

Yasmina


Я люблю пошлый юмор:)

Людмила1111


Приоделся Агафон
Васька красит глазки
К нам идут войска ООН –
Голубые каски

Отпускать искрометные фразы умеют мало людей, поэтому, создаётся впечатление, что большинство отсутствие юмора пытаются заменить огромным количеством пошлости. Юмора от этого не прибавляется ни на грамм.

Вот, спасибо за Ваш комментарий, поняла почему мне ни разу не смешно: и правда ведь, нет в их пошлостях юмора

Да козлов много везде.
В больном обществе жить приходится. Может трудное детство было, может оловянные игрушки, прикрученные к полу.

вульгарных синонимов, вульгарных антонимов | Тезаурус Мерриам-Вебстера

1 принадлежность к классу людей с низким социальным или экономическим статусом
  • картины, которые нравятся вульгарным вкусам
  • басборн,
  • обыкновенная,
  • скромный,
  • неблагородный,
  • нижний,
  • низкая,
  • малообеспеченный,
  • низкорожденный,
  • низший класс,
  • низкий,
  • люмпен,
  • среднее,
  • плебейская,
  • проле,
  • пролетарская,
  • немытый
  • аристократическая,
  • голубокровный,
  • благородный,
  • нежный,
  • grand,
  • отлично,
  • высокая,
  • высокородная,
  • породная,
  • высокий,
  • благородный,
  • патриций,
  • высший класс,
  • верхняя корка,
  • Wellborn
2 изображение или обращение к сексуальным вопросам в неприемлемой для приличного общества манере
  • предупреждение о вульгарности фильма язык
  • похабный,
  • синий,
  • грубая,
  • сырая,
  • грязный,
  • грязный,
  • фол,
  • брутто,
  • желоб,
  • нечистая,
  • неприлично,
  • похотливый,
  • непристойный,
  • раздевалка,
  • противный,
  • непристойный,
  • порнографический,
  • порни,
  • профана,
  • похабный,
  • Рибальд,
  • грязный,
  • олень,
  • дрянной,
  • непечатная,
  • бессмысленный,
  • X-рейтинг
3 принадлежащий или применимый к большинству людей
  • пошлое мнение, что нация в упадке
4 не хватает изысканности или хорошего вкуса
  • вульгарное поведение человека, который заработал много денег и хочет, чтобы все это знали
  • грубая,
  • обыкновенная,
  • грубый,
  • сырая,
  • брутто,
  • невоспитанная,
  • нелиберальный
  • [архаичный],
  • инкульт,
  • бесчувственный,
  • низкая,
  • низкопородная,
  • lowbrow,
  • раффиш,
  • грубая,
  • грубая,
  • грубая шея,
  • грубый,
  • прочный,
  • безвкусный,
  • неотесанный,
  • невозделываемая,
  • некультурный,
  • неотшлифованная,
  • нерафинированный
5 используется или подходит для устной речи, а не для формального письма
  • Латынь когда-то была языком ученых, а английский — вульгарным языком простых людей
См. Определение словаря

что-то пошлое определение | Английский словарь для учащихся

что-то

1 pron Вы используете что-то для обозначения вещи, ситуации, события или идеи, не говоря точно, что это такое.
oft PRON прил., PRON прил. О n
Он сразу понял, что что-то не так … кое-что, что ты хотел у меня спросить, — вежливо сказал он … В ее отношении было что-то, что его беспокоило …

2 pron Вы можете использовать что-нибудь, чтобы сказать, что описание или сумма, которую вы даете, неточны.
PRON prepare
Клайв издал звук, похожий на мычание…, В сейфе офиса было что-то около тысячи долларов … Их количество, кажется, выросло до более чем 10 000.

3 pron Если вы говорите, что человек или вещь — это что-то или действительно что-то, вы имеете в виду, что они вас очень впечатлили.
НЕФОРМАЛЬНОЕ Дверь здесь действительно что-то, все из хорошего дерева, как красное дерево …

4 pron Вы можете использовать что-то в выражениях типа «это что-то», когда вы думаете, что ситуация не очень хорошая, но лучше, чем могла бы быть.
Ну, по крайней мере, он был в городе. Это было что-то …

5 pron Если вы говорите, что вещь вызывает разочарование, вы имеете в виду, что она весьма разочаровывает. Если вы говорите, что человек в некотором роде художник, вы имеете в виду, что он неплохо разбирается в искусстве.
PRON of n
Город оказался чем-то вроде разочарования … Она была немного удивлена, когда Роберт сказал, что он едет в Нью-Йорк …

6 pron Если вы говорите, что в идее или предложении что-то есть, вы имеете в виду, что это неплохо и к нему следует относиться серьезно.
PRON in n
Христианство выдержало испытание временем, значит, в нем должно быть что-то …, Могло ли что-то быть в том, что он сказал?

7 pron Вы используете что-то в таких выражениях, как «или что-то» и «или что-то в этом роде», чтобы указать, что вы имеете в виду что-то похожее на то, что вы только что упомянули, но вы не точны., (Неопределенность) Этот парень, его звали Брайарли, или Бердли, или что-то в этом роде … Стоимость проезда на самолете составляла около ста девяноста девяти фунтов или что-то в этом роде.

8
→ что-то вроде
→ как

— что-то ( -somethings множественное число ) — что-то объединяется с числами, такими как двадцать и тридцать, чтобы образовать прилагательные, которые указывают приблизительное количество, особенно возраст человека. Например, если вы говорите, что кому-то тридцать с чем-то, вы имеете в виду, что ему от тридцати до сорока лет. гребешок в прил.

Почему что-то считается вульгарным? | Анны Штифсон | Репортаж из Бельгии

Выставка Вульгарность: новое определение моды в Modemuseum Hasselt

Вульгарность.Новое определение моды — временная выставка в модном музее Хасселта посвящена множеству различных значений вульгарности и того, что можно рассматривать как хороший вкус. Это необычный способ открыть для себя моду.

Первая выставка «Вульгар». Fashion Redefined была показана в Лондоне и Вене перед тем, как двери для посетителей распахнулись в Хасселте 29 сентября. Это не обычная выставка моды, психологически пытаются определить вульгарность. Первоначально слово «вульгарный» использовалось для характеристики социального класса и для описания чего-то как широко распространенного.Это нейронное описание с годами превратилось в оскорбление. Он ассоциировался с претенциозностью и амбициями и до сих пор вызывает в воображении отрицательные значения. При поддержке психоаналитика Адама Филипса Джудит Кларк создает выставку, посвященную 12 определениям слова «вульгарный».

На выставке представлено большое количество различных исторических костюмов, от кутюр и готовой одежды нескольких веков. Единственное, что их объединяет, — это то, что они представляют определенные аспекты пошлости.Можно увидеть творения таких известных дизайнеров, как Вальтер Ван Бейерендонк, Кристиан Диор, Карл Лагерфельд, Prada или Вивьен Вествуд. К выставке в Хасселте добавлены предметы из собрания музея.

Chanel осенне-зимняя коллекция 2014/15

Скандал на первый взгляд всегда вульгарный, но со временем к нему привыкают. Эту тему можно увидеть на выставке несколько раз. Например, Ив Сен-Лоран создал платье по знаменитой картине голландского художника Пита Мондриана.Поначалу это казалось вульгарным, но знаете, этот узор можно увидеть на многих платьях от нескольких дизайнеров.

Еще одна тема выставки — презентация коллекции
Chanel сезона Осень / Зима 2014–2015, которая прошла в торговом центре. Продукты супермаркета, такие как молочный сахар и соль, использовались как необходимые, их также можно увидеть в музее.

В самом соблазнительном зале выставки на тему «экстремальные тела» много силуэтов, одетых в черное или белое.Черный представляет группу высшего общества, но в костюмах скрыты и другие исторические предметы. Различные дизайнеры пытались найти сочетание между прикрытием, но также и демонстрацией многих тел.

«Вульгарные вещи» Ли Рурка

Мне очень понравилось это, «Вульгарные вещи» — одно из тех иммерсивных чтений, которые, если отложить его ненадолго, убеждаешь себя, что оно каким-то образом продолжается без тебя. Меня полностью увлекла неделя, проведенная Джоном в пустыне, и последовавший за этим хаос и замешательство.

Сюжет был хорош, никаких больших сюрпризов в том, что касается раскрытия, но взаимодействие между персонажами гениально загадочно и временами удушающе.

Но для меня история имела второстепенное значение. Что мне больше всего понравилось в

. Мне очень понравилось это, Vulgar Things — одно из тех иммерсивных чтений, которые, когда вы немного откладываете его, вы убеждаете себя, что он каким-то образом продолжается без вас. Меня полностью увлекла неделя, проведенная Джоном в пустыне, и последовавший за этим хаос и замешательство.

Сюжет был хорош, никаких больших сюрпризов в том, что касается раскрытия, но взаимодействие между персонажами гениально загадочно и временами удушающе.

Но для меня история имела второстепенное значение. Что мне больше всего понравилось в этой книге, так это то, что Рурк захватил Саутенд. Он крепко сжал это место в кулаке и одержим желанием высвободить всю его красоту и черноту.

Я вырос в Эссексе и провел много впечатлительных лет, ныряя по его разным городкам и (теперь) городам.Мне всегда казалось, что это очень странное и тревожное место. Вы можете проводить дни, катаясь по пульсирующей сельской местности, пульсирующим берегам и растягивая взгляд через акры и акры лугов и полей. Но если повернуть не туда, вы окажетесь в самом мрачном уголке Англии, всего в десяти футах от конфронтации или оскорблений.

Рурк блестяще справляется с этим бунтом между природой и кипящей агрессией маленького городка. Моя кожа бесчисленное количество раз покалывала при его описаниях тех напряженных эссексских ночей, когда каждая фигура, мимо которой вы проходили, каждая тень гудела от угрозы.

Эта книга суммирует странное чувство клаустрофобии, которое я испытываю в Саутенде, особенно на пирсе, где даже море, покачивающееся вокруг вас с обещанием, не может не поколебать надвигающееся предвкушение чего-то неприятного.

Отличная книга и писатель, за которым я обязательно буду следить в будущем.

Отзыв от Hannahreadsstuff.wordpress.com

Вульгарный язык: словарь непристойных слов

«Гроуз был одним из очень небольшой группы писателей, исследовавших популярную культуру в то время», — рассказывает Дент BBC Culture.«Это был первый настоящий« подпольный »словарь, составленный на улицах, а не на страницах литературных произведений».

Грубое пробуждение

Хотя словарь был новатором в своем подходе, он также был одним из длинного ряда работ, направленных на определение жаргона тех, кто находится на периферии общества. Коулман, профессор Университета Лестера и основатель Международного общества исторической лексикографии, рассказывает BBC Culture: «В 1567 году человек по имени Томас Харман опубликовал список слов, который якобы был тайным языком нищих — а затем более следующие несколько столетий тот же список был представлен как тайный язык преступников в Лондоне; потом разбойников; а потом цыган.По ее словам, когда Гроуз опубликовал свою книгу, в ней были слова, которым «уже более 200 лет».

И все же их мотивы были очень разными. «Харман был судьей, и он сказал, что он собирал этот язык, потому что мошенники бродили по стране, пытаясь обмануть порядочных честных людей, чтобы они давали им деньги — и они использовали секретный язык для общения между собой», — говорит Коулман. «Он вытащил этих людей перед собой и угрожал ударить их плетью, если они не расскажут ему свой секретный язык.

Напротив, «Гроуз был профессиональным антикваром — он зарабатывал на жизнь изданием книг… и у него был особый вкус к грубым вещам. Когда он просматривал свои источники … все, что связано с сексом, гарантированно попадало в его словарь ».

Некоторые похотливые записи включают «Щелчок: скопление лисиц; и отсюда употребляется в кантовом смысле для обозначения мужчин и женщин »и« Борода-косилка: мужчина, много занимающийся сексом ». Гроуз часто давал пространные объяснения: «Хлопок, венерический зазор.Он прошел мимо Хадема, а вернулся домой через Клэпхема; т.е. он пошел девчонку и получил аплодисменты ».

Он не был выше самоцензуры, как описывает Коулман в своей книге. «Иногда отдельные буквы скрываются или опускаются, при этом увеличивается доля букв, скрытых в зависимости от непристойности слова». И Гроуз отказался определять некоторые из самых непристойных терминов, таких как «Волынка: на волынку, похотливое занятие, слишком неприличное для объяснения».

Мятежник без пункта

Его интерес был не просто похотливым, говорит Коулман BBC Culture.«В конце 18 века люди начинают задумываться о вежливом поведении и о том, о чем можно говорить в компании — и Гроуз отреагировал на все это тем, что был настолько вульгарным, насколько мог, и абсолютно упивался. в этом.»

Шотландскому поэту Роберту Бернсу понравилась чувствительность. Пара познакомилась в 1789 году, став друзьями — Бернс даже написал стихотворение о Гроузе. «Они позиционировали себя в оппозиции к обществу, которое становилось все более и более правильным и правильным, и им нравилось видеть себя бунтовщиками и аутсайдерами», — говорит Коулман.

Дональд Трамп шокирует, вульгарен и прав

Такер Карлсон — главный редактор Daily Caller .

Около 15 лет назад я сказал по CNN что-то гадкое о волосах Дональда Трампа. Я не могу вспомнить контекст, если он был. В любом случае Трамп это увидел и на следующий день оставил сообщение.

«Это правда, что у тебя волосы лучше, чем у меня», — сухо сказал Трамп. «Но у меня киски больше, чем у тебя». Щелкните.

В то время я никогда не встречал Трампа, и я помню, как был удивлен, но также удивлен, что он сказал что-то подобное.Теперь картина кажется полностью знакомой. Сообщение имело все признаки атаки Трампа: шокирующее, вульгарное и бесспорно правдивое.

Не всем это смешно. На моей улице в Северо-Западном Вашингтоне, округ Колумбия, не было никого более непопулярного, чем Трамп. Демократы считают, что он фанатик, потакающий идиотам в большом темном пространстве между Джорджтауном и Брентвудом. Республиканцы (те относительно немногие, кто здесь живет) полностью согласны с этой оценкой и ненавидят его еще больше.Они чувствуют, что Трамп представляет угрозу для них лично, для их легитимности и их средств к существованию. Иди Амин получит более теплый прием в нашем парке для собак.

Я, конечно, понимаю. И, за исключением тех моментов, когда самоуверенная глупость богатых людей подавляет меня, и я чувствую, что хочу переехать в Мэн, я могу видеть их точки зрения, некоторые из них во всяком случае. Возможно, Трамп не будет моим первым кандидатом на пост президента. Я даже не уверен, что он действительно хочет эту работу. Он достаточно умен, чтобы знать, что ему будет сложно управлять.

Но то, что Трамп несовершенный кандидат, не означает, что его кандидатура не может быть поучительной. Трамп мог бы многому научить республиканцев в Вашингтоне, если бы они перестали позировать на достаточно долгое время, чтобы внимательно следить. Вот что они могут узнать:

Он существует, потому что вы потерпели неудачу

Американские президентские выборы обычно представляют собой серию чрезмерных исправлений: Клинтон родила Буша, который произвел на свет Обаму, чья слабая пограничная политика способствовала возвышению Трампа.Однако в случае с Трампом Республиканская партия разделяет вину, и не только потому, что его товарищи-республиканцы неверно направили свои рекламные покупки или так долго ждали, чтобы критиковать его. Трамп отчасти является реакцией на интеллектуальную коррупцию Республиканской партии. Это должно быть очевидно его критикам, но почему-то это не так.

Взять хотя бы консервативную некоммерческую организацию, в которой, кажется, работает большинство взрослых с ориентацией на право владения центром в Вашингтоне. Сколько пожертвованных денег израсходовали все эти аналитические центры и фонды за последние 40 лет? Конечно, миллиарды.(Кто-то лучше разбирающийся в математике и менее склонный к меланхолии, вероятно, должен выяснить точное число.) Стала ли Америка более консервативной за тот же период? Ну давай же. Большая часть этих денег пошла на самоустройство: зарплаты, бонусы, пенсионные фонды, медицина, стоматология, обеды, автосервис, аренда элитных офисных помещений, отдых в Мексике, дополнительный сбор средств. Если только вы не были прямым бенефициаром чего-либо из этого, вам придется считать это потраченным впустую.

Довольно смущает. И все же они не смущаются.Многие из тех же самых плохо оплачиваемых и неэффективных держателей синекур, освобожденных от налогов, теперь требуют остановить Трампа. Почему? Потому что, как отмечали его критики в нарастающем хоре истерии, Трамп представляет «экзистенциальную угрозу консерватизму».

Позвольте этому осознать. Консервативных избирателей ругают за поддержку кандидата, которого они считают консервативным, потому что это плохо для консерватизма? И, кстати, народ ругает? Это те, кто выступает за открытые границы и построение нации в странах, население которых нас ненавидит, и торговые сделки, которые сокращают рабочие места и обогащают их доноров, при этом неявно высмеивая основания для беспокойства по поводу абортов и однополых браков. и темп демографических изменений.Теперь они говорят своим избирателям заткнуться и подчиняться, а если они этого не сделают, они будут либералами .

Оказывается, Республиканская партия не просто потеряла связь со своими избирателями; партия понятия не имела, кто ее избиратели и во что они верят. На протяжении десятилетий партийные лидеры и интеллектуалы воображали, что большинство республиканцев в целом либертарианцы в экономике и в основном неоконсерваторы во внешней политике. Это может показаться абсурдным сейчас, после того как Трамп атаковал почти весь республиканский катехизис (он жестоко обрушился на войну в Ираке и менеджеров хедж-фондов в тех же дебатах) и был за это очень вознагражден, но это было предположение, согласно которому мозговой трест Республиканской партии действовал.У них не было возможности узнать иначе. Единственные республиканцы, с которыми они разговаривали, также читали Wall Street Journal .

Что касается иммиграционной политики, партийные старейшины были застигнуты врасплох. Даже хитрые операторы, такие как Тед Круз, не оценили глубины гнева избирателей по этому поводу. И зачем им это? Если вы живете с богатым почтовым индексом, трудно увидеть обратную сторону массовой иммиграции с низкой заработной платой. Ваши дети не ходят в государственную школу. Вы не садитесь на автобус и не пользуетесь услугами отделения неотложной помощи.Ни один иммигрант не претендует на вашу работу. (День, когда гондурасцев начинают нанимать в качестве лоббистов зеленой энергии, это день, когда мои соседи становятся нативистами.) Кроме того, вы получаете дешевых слуг и чувствуете себя гостеприимными и добродетельными, платя им меньше в час, чем ваши дети зарабатывают на летней работе на Нантакете. . Все хорошо.

Помимо своей реплики о мексиканских насильниках в начале кампании, Трамп не сказал ничего особенно шокирующего об иммиграции. Контролировать границу, депортировать нарушителей закона, стараться не допускать жестоких преступников — это бред нациста? Это «призрак Джорджа Уоллеса», который описан в статье Politico в августе прошлого года? Так думают многие республиканские лидеры.Неудивительно, что их избиратели восстают.

Правда — не только защита, это волнение

Когда в последний раз вы не позволяли себе сказать то, что считали правдой, из страха быть наказанным или подвергнуться критике за это? Если вы живете в Америке, вероятно, это длилось недолго. Это не просто вопрос политической корректности. Это центральная проблема нашего общенационального разговора, главная причина того, что наши дебаты столь высокопарны и бесполезны. Вы не сможете решить проблему, если у вас нет слов, чтобы ее описать.Вы даже не можете ясно об этом подумать.

Этот удручающий факт сделал Трампа политической карьерой. В стране, где почти все в общественной жизни рефлекторно лгут, приятно слышать, как кто-то говорит то, что думает на самом деле, даже если вы считаете, что он неправ. Особенно волнительно, когда подозреваешь, что он прав.

Временный запрет на иммиграцию мусульман? Это звучит немного экстремально (это означает, что в последнее время этого никто не говорил публично). Но так ли это? Миллионы мусульман переехали в Западную Европу за последние 50 лет, и значительная их часть до сих пор не ассимилировалась.Вместо этого они остаются враждебными, а иногда и опасными по отношению к культурам, которые их приветствовали. По любым меркам этот эксперимент провалился. Какова наша стратегия, чтобы не повторить это здесь, особенно после Сан-Бернардино — атаки, которые, казалось, возникли из ниоткуда? Призвать американскую исключительность и надеяться на лучшее? Таков был план до Трампа.

Избиратели первичных выборов-республиканцев должны быть прощены за то, что задались вопросом, кто именно находится на безрассудной стороне этих дебатов. По крайней мере, похоже, что Трамп хочет защитить страну.

Евангелистов понимают это лучше, чем большинство. Вы читаете опросы, которые указывают на то, что большинство христианских консерваторов поддерживают Трампа, а затем вы видите видео: Трамп на сцене с пасторами, выглядящими с болью, когда они молятся за него, неверно идентифицируя ключевые книги в Новом Завете и вообще делая смехотворную имитацию верный христианин, наименее святой роллер на свете. Глядя на это, вы задаетесь вопросом: как они могли быть такими тупыми? Он так очевидно притворяется.

Они это уже знают.Я сомневаюсь, что есть много христианских избирателей, которые думают, что Трамп мог цитировать Никейский символ веры или даже идентифицировать его. Евангелисты отказались от попыток избрать кого-то из своих. Они ищут телохранителя, кого-то, кто оградит их от нарастающих (и реальных) угроз их свободе слова и вероисповедания. Трамп подходит на эту роль лучше, чем многие верующие республиканцы. Восемь лет в Белом доме был рожденный свыше. Как это работает для христиан здесь и в Ираке?

Вашингтон действительно коррумпирован

Все кричат ​​Вашингтону, но большинство моих знакомых, живущих здесь, обожают его.Конечно, есть. Здесь красиво, люди приветливые, у нас хорошие рестораны, не говоря уже о полной занятости и строительных кранах практически на каждом углу. Если вы работаете на Капитолийском холме или в центре города, трудно вернуться после обеда, не увидев знакомого. Это теплая ванна. Никто не хочет уходить.

Но давайте на секунду представим себе, что это не Вашингтон. Представим, что это столица африканской страны, скажем, Буркина-Фасо, и мы проводим исследование коррупции. Вероятно, первый вопрос, который мы зададим: у скольких государственных чиновников есть близкие родственники, которые зарабатывают на жизнь влиянием на государственные расходы? Их огромный процент? OK.Дело закрыто. Очевидно, Уагадугу очень коррумпированный город.

Так считает округ Колумбия остальная часть страны. Вашингтон, вероятно, самый богатый город в Америке, потому что люди, которые там живут, находятся в непосредственной близости к власти. Это кажется очевидным большинству избирателей. Для нас это менее очевидно, потому что все здесь такие веселые и знакомые, а мы слишком близки к этому. Зять председателя лоббирует комитет? Это не кажется коррумпированным. Он такой хороший парень.

Все это объясняет, почему почти никто в Вашингтоне не уловил значимости лучшего момента Трампа в первых дебатах.Один из модераторов, по сути, спросил: если вы так настроены против Хиллари Клинтон, почему она пришла на вашу последнюю свадьбу? Это показалось откровенным и даже разрушительным вопросом.

Ответ Трампа, доставленный без пауз и смущения: потому что я заплатил ей за то, чтобы она была там. Как будто она была свадебной певицей или заведовала кейтерингом.

Даже тогда, признаюсь, я не понял. (Зачем вам платить за то, чтобы кто-то пришел на вашу свадьбу?) Но публика платила. Трамп — идеальный кандидат для борьбы с коррупцией в Вашингтоне не только потому, что он противостоит ей, но и потому, что он лично участвовал в ней.Он не просто реформатор; Как и большинство эффективных популистов, он разоблачитель, предатель своего класса. Прежде чем стать самым яростным врагом, которого когда-либо знал американский бизнес, Тедди Рузвельт был богатым парнем. Его привилегия не была случайной; это было ключом к его привлекательности. Любой может с завистью заглянуть в окно. Чтобы перебросить мебель изнутри, нужен настоящий мужчина.

Если Трамп возглавляет популистское движение, многие из его республиканских критиков присоединились к элитарному. Высмеивание Трампа — это акт классовой солидарности, видимое свидетельство изысканности и доказательство того, что вы не живете рядом с Wal-Mart.В начале прошлого лета в материале, приветствованном Трампом, когда он вступил в гонку, National Review описал кандидата как «нелепого шута с худшим вкусом со времен Калигулы». Практически все остальные критики Трампа справа выражали аналогичные эстетические проблемы.

Почему Партия идей внезапно так зациклилась на моде и прическах? Возможно, все умирающие институты эволюционируют таким образом: от упора на интеллектуальную строгость до вялой озабоченности внешним видом. Это произошло в епископальной церкви, которая когда-то была известна своей литургией, а теперь является остановкой для архитектурных и садовых экскурсий.Туда больше не ходят только туристы.

Он мог выиграть

Из всех глупостей, которые говорили о Трампе люди, которые слишком медлили с поиском работы в финансовой сфере и поэтому оказались в журналистике, возможно, самым глупым является то, что вы слышите чаще всего: его вообще убьют! Это находка для демократов! Уничтожение сорока штатов! И так бездумно продолжается.

На самом деле — и это не одобрение Трампа, а просто междометие реальности — это чушь.Из нынешних республиканцев у Трампа, вероятно, больше шансов победить Хиллари Клинтон по двум причинам:

Во-первых, он единственный республиканец, который может значительно увеличить пирог. Опросы показывают удивительно большое количество демократов, открытых для Трампа. В одном январском опросе, проведенном Mercury Analytics, почти 20% заявили, что подумали бы о том, чтобы перейти к нему от Хиллари. Даже если это вдвое больше фактического числа, это все равно потрясающе. Мог ли Тед Круз рассчитывать на привлечение такого количества демократов? Мог Джеб?

Вашингтон считает, что Трамп опровергнет перспективы партии среди избирателей из числа меньшинств.Звучит логично, особенно если вы чувствительный белый либерал, который считает предложение о строительстве пограничной стены формой языка ненависти, но учитывайте исходные условия. На последних выборах Ромни получил 6 процентов голосов чернокожих и 27 процентов латиноамериканцев. Трамп, энергичный, остроумный и успешный, будет хуже? Я бы не стал на это ставить.

Но главная причина, по которой Трамп мог выиграть, заключается в том, что он единственный кандидат, достаточно сильный, чтобы назвать блеф Хиллари. Республиканцы почти все скажут о Хиллари, но почти никто не оспорит ее базовую компетенцию.Она может быть злой, но она крутая и опытная. Мы все знаем об этом.

А мы? Или это понимание Хиллари — это просто еще одно благочестие, которое мы повторяем по бездумной привычке, политический эквивалент «ты можешь быть тем, кем хочешь быть» или «завтрак — самая важная еда дня»? Трамп не считает Хиллари впечатляющей и сильной. Он видит ее хрупкой и испуганной.

Он может быть прав, если судить по его разговору с ней незадолго до Рождества. Во время выступления в Гранд-Рапидс, штат Мичиган, Трамп сказал, что Хиллари была «затянута» Обамой в гонке 2008 года.В ответ кампания Клинтона назвала Трампа сексистом. Это обвинение Хиллари выдвигала практически против каждого противника, с которым она сталкивалась, но Трамп ответил иначе. Вместо того, чтобы изо всех сил пытаться сделать пожертвование на исследования рака груди, он указал, что Хиллари годами нападала на предполагаемых жертв сексуальных посягательств ее мужа. На этом разговор почти сразу закончился.

Это был наиболее эффективный ответ, хотя скорее очевидный, чем блестящий. Почему Трамп был единственным республиканцем, который его использовал?

Республиканские избиратели на первичных выборах, возможно, задаются вопросом о том же.Или, может быть, они уже знают. Похоже, они много знают о Трампе, больше, чем люди, которые руководят их партией. Они знают, что он не является традиционным идеологическим консерватором. Кажется, они вздохнули с облегчением. Они видят, что он эмоционально несдержан. Они находят это захватывающим.

Вашингтонские республиканцы смотрят на это с ужасом, их подозрения подтвердились. Под тонким слоем почвы сельского консерватизма они видят, как начинают прорастать семена протофашизма. Но это не совсем так. Республиканцы в штатах не опасны.Они только что оценили альтернативы и решили, что они хуже.

Эта статья помечена в соответствии с:

Это лишь некоторые из безумно пошлых вещей, которые Боб Сагет сделал на съемках «Full House»

Если вы думали, что «Full House» — это шоу солнца и радуги, вы ошибались. Ужасно неправильно.

Мы все знаем Боба Сэджета как доброго папу-двойника, Дэнни Таннера, из семейного ситкома 90-х, но после того, как закончился «Фулл-хаус», Сагет не терял времени, пытаясь разрушить свой имидж Дэнни Таннера.

От вульгарных шуток в его выступлениях до неуместных и сексуальных твитов до курения марихуаны на публике, мы думали, что видели все это.

Теперь Сагет собирается сокрушить ваши фантазии о «Аншлаге» своими новыми мемуарами «Грязный папочка: Хроники семейного человека, превратившегося в грязного комика», которые завтра появятся на книжных полках. Это показывает некоторые дикие вещи, которые Сагет сделал на съемках популярного шоу.

Вот некоторые вещи, о которых стоит подумать, когда в следующий раз «Фул Хаус» подарит вам теплые чувства в вашем сердце.

Время, когда Боб Сагет делал сексуальные жесты над куклой:

Когда близнецов Олсен не было на съемочной площадке, Сагету приходилось практиковаться с куклой, и он не мог удержаться от ее ощупывания. В своих мемуарах он пишет:

«Я ничего не мог с собой поделать. Все шоу для меня было похоже на прекрасный опыт Джекила и Хайда. Глупость помогла нам выжить в супер-четком шоу, которое сначала в основном подвергалось критике, но потом в ретроспективе стал частью семейного телевизионного юмора ».

Время, когда Дэйв Кулиер взорвал декорацию своим огромным пердежом:

Кулие был известен своим отвратительно пахнущим пердежом.Они были настолько запоминающимися, что Сагет вспомнил достаточно подробностей, чтобы включить их в свои мемуары. Кулие смотрел на Сагета и говорил: «Ты бы убил себя, если бы меня не было здесь», затем он пукнул и сказал свой знаменитый слоган дяди Джоуи: «Прекрати».

Время, когда Боб Сагет, Джон Стамос и Дэйв Кулиер делали кнуты на съемочной площадке:

Однажды, когда молодые девушки долго снимали свою сцену, трое парней подумали, что было бы весело совершить набег на холодильник в реквизитной комнате. . Войдя, они обнаружили шесть банок со взбитыми сливками Reddi-wip и по очереди принимали закись азота.

Сагет вспоминает, написав: «Мы смеялись, параноики из-за того, что делаем что-то настолько глупое. Я думаю, мы накурились, хотя не думаю. Было трудно сказать…»

Время, когда Боб Сагет рисовал пенисы на the scripts:

Во время встреч с продюсерами и писателями Сагет подумал, что было бы весело нарисовать пенисы по сценариям и показать их Курье и Стамосу. Все трое были похожи на учеников начальной школы. Неудивительно, учитывая, что они должны были быть рядом 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.

Время, когда Боб Сагет и Джон Стамос вместе спали в постели:

Сагет пишет о поездке, которую он и Стамос отправились в Лас-Вегас, чтобы увидеть подражателя Элвиса. Сагет так напился, что Стамос «буквально снял [свою] обувь, нарезал мне стейк из еды в номер и накормил [его], чтобы [он] не тряс».

Он продолжает: «Затем он уложил меня спать. Вскоре после этого он лег спать. Рядом со мной. Проснувшись на следующий день, я понял … Я только что переспал с Джоном Стамосом»

Бонус: Боб Сагет планы отношений на 2040 год:

«Когда мне 84 года, все, что я буду делать, это заниматься сексом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.