Объясните чем отличаются внутренняя речь человека от внешней: Чем отличается внутренняя речь от внешней

Объясните чем отличаются внутренняя речь человека от внешней: Чем отличается внутренняя речь от внешней

Содержание

Чем отличается внутренняя речь от внешней

Человеческая речь бывает двух видов: внутренняя и внешняя.Они очень сильно зависят друг от друга, но среди них есть определенные отличия.

Внешняя речь вторичная, поскольку образуется после внешней речи.  Внешняя речь образуется намного быстрее по сравнения с внешней.

Внутренняя речь грамматически не особо оформлена и чаще всего имеет общий характер. Для внешней же речи очень важно правильное грамматическое оформление. И, конечно же, главное различие между двумя видами речи является беззвучность внешней речи и звуковое оформление внешней.

Внутренняя речь считается первичной, поскольку без нее не возможно образование внешней. В любом случае человек даже неосознанно в мыслях строит конструкцию далее выражаемой мысли.

Чем отличается внутренняя речь от внешней

Интересные ответы

  • Сообщение Ландыш майский (красная книга 3 класс окружающий мир)

    Ландыш майский - один из немногих растений, с названием которого связано множество легенд и тайн. В сказке Братьев Гримм цветок возник из ожерелья Белоснежки, которая рассыпала его убегая от мачехи

  • Сообщение доклад Зимние Олимпийские игры

    В современном мире спорту уделяется большое внимание. По данным статистики люди стали больше вести здоровый образ жизни, а фанатов спортивных соревнований еще больше. Таким образом стали очень популярны олимпийские игры

  • Какие животные кормится зимой корой деревьев?

    Для того чтобы не погибнуть холодной зимой многие травоядные начинают есть кору деревьев. Больше всего из животных кору едят зайцы

  • Опера - сообщение доклад

    Опера – вокальный театральный жанр классической музыки. Она отличается от классического драматического театра тем, что актеры, также выступающие в окружении декораций и в костюмах, по ходу действия, не разговаривают, а поют.

  • Турция - сообщение доклад

    Турецкая Республика, государство, расположенное в, основном, на Юго-Западе Азии, не является лидером среди стран ни по численности населения, ни по площади территории. Несмотря на это

Внешняя и внутренняя речь

Внутренняя речь есть речь для себя, а внешняя речь — это речь для других. Внутренняя речь не предшествует внешней и не воспроизводит ее в памяти, а представляет собой самостоятельное образование, возникающее примерно в семилетнем возрасте из эгоцентрической внешней речи ребенка. Эгоцентрическая речь ребенка представляет собой речь внутреннюю по психической функции и внешнюю по структуре. Переход от эгоцентрической внешней речи ребенка к внутренней речи происходит на пороге школьного возраста. При этом происходит дифференциации двух речевых функций эгоцентрической речи и обособление речи для себя и речи, для других из общей нерасчлененной речевой функции.

Главнейшая особенность внутренней речи — ее совершенно особый синтаксис: отрывочность, фрагментарность, сокращенность. Даже если бы можно было записать внутреннюю речь, то она оказалась бы сокращенной, отрывочной, бессвязной, неузнаваемой и непонятной по сравнению с внешней речью.

Устная, внешняя речь в большинстве случаев является диалогической. Диалог всегда предполагает то или иное знание собеседниками сути дела, которое позволяет делать целый ряд сокращений, что создает в определенных ситуациях чисто предикативные суждения. Диалог предполагает всегда зрительное восприятие собеседника, его мимики и жестов и акустическое восприятие всей интонационной стороны речи. То и другое, вместе взятое, допускает понимание с полуслова, общение с помощью намеков.

Внутренняя речь не является просто речью про себя. Она, выполняя регулирующую или планирующую роль, имеет иное, чем внешняя речь, сокращенное строение. Внутренняя речь по своей семантике никогда не обозначает предмет, никогда не носит строго номинативный характер, т. е. не содержит «подлежащего»; она указывает, что именно нужно выполнить, в какую сторону нужно направить действие. Оставаясь свернутой и аморфной по своему строению, она сохраняет свою предикативную функцию, обозначая только план дальнейшего высказывания или план дальнейшего действия.


ВНУТРЕННЯЯ РЕЧЬ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 5. Москва, 2006, стр. 474

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Т. В. Ахутина

ВНУ́ТРЕННЯЯ РЕЧЬ, без­звуч­ная, со­кра­щён­ная фор­ма ре­чи, диа­лог с са­мим со­бой, сред­ст­во мыш­ле­ния. В разл. тео­ри­ях В. р. рас­смат­ри­ва­ет­ся как без­звуч­ная внеш­няя речь (Дж. Б. Уот­сон), под­го­то­вит. сто­ро­на внеш­ней ре­чи (К. Гольд­штейн, Б. Г. Анань­ев), фа­за ре­че­во­го мыш­ле­ния (Л. С. Вы­гот­ский, А. Р. Лу­рия), про­ме­жу­точ­ная фор­ма ме­ж­ду внеш­ней ре­чью про се­бя и свёр­ну­тым ум­ст­вен­ным дей­ст­ви­ем (П. Я. Галь­пе­рин) и др. В роc. пси­хо­лин­гви­сти­ке раз­ли­ча­ют «внут­рен­нее про­го­ва­ри­ва­ние» (скры­тую фи­зио­ло­гич. ак­тив­ность ор­га­нов ар­ти­ку­ля­ции), соб­ст­вен­но В. р. и «внут­рен­нее про­грам­ми­ро­ва­ние» (не­осоз­на­вае­мое по­строе­ние схе­мы вы­ска­зы­ва­ния).

Наи­бо­лее раз­ра­бо­тан­ная кон­цеп­ция В. р. бы­ла пред­ло­же­на Л. С. Вы­гот­ским, от­во­див­шим В. р. центр. роль в пе­ре­хо­де от мыс­ли к сло­ву и от сло­ва к мыс­ли. Вы­гот­ский рас­смат­ри­вал В. р. как про­дукт ин­те­рио­ри­за­ции; она фор­ми­ру­ет­ся как часть сис­те­мы выс­ших пси­хи­че­ских функ­ций в свя­зи с раз­ви­ти­ем про­из­воль­но­го по­ве­де­ния в три эта­па: ин­тер­пси­хи­че­ский (взрос­лый го­во­рит, ре­бё­нок вы­пол­ня­ет), экс­т­ра­пси­хи­че­ский (эго­цен­три­че­ская речь – ре­бё­нок вслух го­во­рит сам с со­бой) и ин­трап­си­хи­че­ский (ре­бё­нок пла­ни­ру­ет дей­ст­вие, опо­сре­дуя мыш­ле­ние ре­чью). В про­цес­се диф­фе­рен­циа­ции ре­че­вых функ­ций «речь для се­бя» всё боль­ше обо­соб­ля­ет­ся «от ре­чи для дру­гих»: в 3 го­да эго­цен­трич. речь ма­ло от­ли­ча­ет­ся от внеш­ней ком­му­ни­ка­тив­ной ре­чи, то­гда как по ме­ре при­бли­же­ния к 7 го­дам она ста­но­вит­ся всё бо­лее от­ры­воч­ной и фраг­мен­тар­ной, не­обыч­ной по син­так­си­су и се­ман­ти­ке и по­сте­пен­но поч­ти пол­но­стью ухо­дит внутрь, пре­вра­ща­ясь во В. р. Бла­го­да­ря В. р. прак­тич. дея­тель­ность и мыш­ле­ние че­ло­ве­ка опо­сре­ду­ют­ся сло­вом и из­ме­ня­ют­ся вме­сте с раз­ви­ти­ем обоб­ще­ния от ло­ги­ки дей­ст­вия и слу­чай­ных свя­зей ме­ж­ду по­ня­тия­ми к ло­ги­ке, ис­хо­дя­щей из сис­те­мы тео­ре­тич. свя­зей, ус­ваи­вае­мых в про­цес­се школь­но­го об­ра­зо­ва­ния.

В. р. ха­рак­те­ри­зу­ет­ся со­кра­щён­но­стью, осо­бы­ми син­так­си­сом, лек­си­кой и се­ман­ти­кой. В. р. пре­ди­ка­тив­на: фра­зы со­кра­ща­ют­ся за счёт под­ле­жа­ще­го и от­нося­щих­ся к не­му слов (пси­хо­ло­гич. под­ле­жа­щее да­но не­по­сред­ст­вен­но из си­туа­ции), а ска­зуе­мое и его груп­па, как пра­ви­ло, со­хра­ня­ют­ся. Во В. р. син­так­сис и фо­не­ти­ка сво­дят­ся к ми­ни­му­му, а на пер­вый план вы­сту­па­ет смысл (по Л. С. Вы­гот­ско­му, это со­во­куп­ность всех пси­хо­ло­гич. фак­тов, воз­ни­каю­щих в соз­на­нии бла­го­да­ря сло­ву). Сло­ва В. р. идио­ма­тич­ны, т. е. их смысл пре­об­ла­да­ет над об­ще­при­ня­ты­ми зна­че­ния­ми.

По­строе­ние вы­ска­зы­ва­ния, «путь от мыс­ли к сло­ву», про­хо­дит, по Л. С. Вы­гот­ско­му, че­рез ряд внутр. пла­нов: от мо­ти­ва, по­ро­ж­даю­ще­го к.-л. мысль, к со­зре­ва­нию са­мой мыс­ли, за­тем к опо­сред­ст­во­ва­нию её во внутр. сло­ве, за­тем в зна­че­ни­ях внеш­них слов и, на­ко­нец, во внеш­ней ре­чи. Идея, со­дер­жа­щая­ся в мыс­ли как еди­ное це­лое, раз­во­ра­чи­ва­ет­ся в ре­чи в ви­де по­сле­до­ва­тель­но­сти зна­че­ний. Ес­ли че­ло­век не мо­жет чёт­ко «уло­вить» свою мысль, это зна­чит, что он не мо­жет опо­сре­до­вать дви­же­ние мыс­ли сло­вес­ны­ми зна­че­ния­ми. При­вле­чён­ное для фик­си­ро­ва­ния мыс­ли язы­ко­вое зна­че­ние ста­но­вит­ся смыс­лом, свя­зан­ным с кон­крет­ной си­туа­ци­ей. Т. о., про­цесс пе­ре­хо­да В. р. во внеш­нюю речь, её пе­ре­струк­ту­ри­ро­ва­ние, про­те­ка­ет че­рез со­пос­тав­ле­ние субъ­ек­тив­ных смы­слов с язы­ко­вы­ми зна­че­ния­ми. «Диа­лог мыс­ли и сло­ва» со­став­ля­ет осн. со­дер­жа­ние пла­на внутр. ре­чи.

Ре­зуль­та­ты совр. пси­хо­лин­гви­стич. и ней­ро­лин­гви­стич. ис­сле­до­ва­ний со­звуч­ны с кон­цеп­ци­ей В. р., пред­ло­жен­ной Л. С. Вы­гот­ским. Ра­бо­ты Дж. С. Бру­не­ра, П. Грин­филд, Дж. Вер­ча, У. Чей­фа, Э. Бейтс по­зво­ли­ли со­от­не­сти син­так­сис В. р. с чле­не­ни­ем по схе­ме «под­ра­зу­мевае­мое дан­ное – вы­ра­жае­мое но­вое» («дан­ное», как оче­вид­ное, с мень­шей ве­ро­ят­но­стью упо­ми­на­ет­ся во В. р.) и свя­зать его с ме­ха­низ­ма­ми вни­ма­ния.

ВНУТРЕННЯЯ РЕЧЬ - это... Что такое ВНУТРЕННЯЯ РЕЧЬ?

ВНУТРЕННЯЯ РЕЧЬ
ВНУТРЕННЯЯ РЕЧЬ (англ. inner speech). 1. Беззвучная речь, возникающая, например, в процессе мышления. Особый вид беззвучной речевой деятельности человека, неоформленной в звуковом или графическом коде, характеризующийся предельной свернутостью грамматической структуры и содержания. 2. Различные виды использования языка (точнее, языковых значений) вне процесса реальной коммуникации. В. р. называют и один из этапов внутреннего программирования как фазы порождения речевого высказывания. В. р. является проявлением скрытых речедвигательных реакций, которым сопутствуют слуховые и зрительные представления слов. Рассматривается как инструмент мышления. Осуществляется в форме универсально-предметного кода (Н. И. Жинкин). В наиболее отчетливой форме представлена при решении различных задач в уме, внимательном слушании речи других людей, чтении про себя. Структура В. р. может быть различной в зависимости от содержания мысли и ситуации общения. Обычно во В. р. мысль выражается очень обобщенно в виде семантических комплексов, состоящих из фрагментов слов и фраз, к которым могут присоединяться различные наглядные образы и условные знаки, превращающие В. р. в индивидуальный код, отличный от
устной
и письменной речи. Однако в момент мыслительных затруднений, особенно часто возникающих при общении на иностранном языке, В. р. становится более развернутой, приближается к внутренним монологам, и может переходить в шепотную и даже громкую речь, что позволяет участникам общения более точно контролировать объекты мысли и свою мыслительную деятельность. Выделяют три основных типа В. р.:

a) внутреннее проговаривание – «речь про себя», сохраняющая структуру внешней речи, но лишенная фонации, т. е. произнесения звуков, и типичная для решения мыслительных задач в затрудненных условиях;

б) собственно В. р., когда она выступает как средство мышления, пользуется специфическими единицами (код образов и схем, предметный код, предметные значения) и имеет специфическую структуру, отличную от структуры внешней речи;

в) внутреннее программирование, т. е. формирование и закрепление в специфических единицах замысла (типа, программы) речевого высказывания, целого текста и его содержательных частей (А. Н. Соколов, Н. И. Жинкин и др.). В онтогенезе В. р. формируется в процессе интериоризации внешней речи. И. А. Зимняя объясняет внутреннюю речь как внутренний способ формирования и формулирования мысли посредством как языка, так и «внутреннего предметно-схемного кода», на основе которого осуществляется мышление. В. р. служит механизмом смысловой организации внешней речи. См.
говорение, речевая деятельность, речь
.

Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам). — М.: Издательство ИКАР. Э. Г. Азимов, А. Н. Щукин. 2009.

  • ВНУТРЕННЯЯ НАГЛЯДНОСТЬ
  • ВНУТРИЯЗЫКОВАЯ ИНТЕРФЕРЕНЦИЯ

Смотреть что такое "ВНУТРЕННЯЯ РЕЧЬ" в других словарях:

  • внутренняя речь — см. речь внутренняя. Краткий психологический словарь. Ростов на Дону: «ФЕНИКС». Л.А.Карпенко, А.В.Петровский, М. Г. Ярошевский. 1998. внутренняя речь …   Большая психологическая энциклопедия

  • Внутренняя речь — особая, неосознаваемая, автоматически действующая форма речи, которой человек пользуется, размышляя над решением словесно логических задач. Внутренняя речь: является производной от внешней речи; и представляет собой мысль, не выраженную в… …   Финансовый словарь

  • внутренняя речь — Речь, с помощью которой человек мыслит <...> Есть основание полагать, что процесс ее образования совершается только в школьном возрасте. [1.5.7, 124] <...> Способ мышления, <...> внутренний способ поведения, особая форма… …   Словарь Л.С. Выготского

  • ВНУТРЕННЯЯ РЕЧЬ — 1) речь, обращенная к самому себе, и т. н. внутренняя программа высказывания, не реализуемые в звучащей речи.2) Артикуляторные движения, не сопровождаемые звуком ( внутреннее проговаривание ). Изучение внутренней речи способствует пониманию… …   Большой Энциклопедический словарь

  • внутренняя речь — Речь непроизносимая, незвучащая, речь “про себя”, обращенная субъектом к самому себе (ср.: внешняя речь). Внутренняя речь может отличаться от внешней лаконичностью, отрывистостью, эллиптическим характером грамматических конструкций II Т. Д …   Словарь лингвистических терминов

  • Внутренняя Речь — скрытая вербализация, сопровождающая процесс мышления . Ее проявления наиболее явны при умственном решении различных задач, мысленном планировании, внимательном слушании речи других людей, чтении текстов про с …   Психологический словарь

  • Внутренняя речь — – беззвучная речь, скрытая вербализация, возникающая в процессе мышления про себя. Является производной формой внешней (звуковой) речи, специально приспособленной к выполнению мыслительных операций в уме. В наиболее отчетливой форме представлена… …   Словарь-справочник по социальной работе

  • Внутренняя речь — 1) речь, обращенная к самому себе, и т.н. внутренняя программа высказывания, не реализуемые в звучащей речи; 2) артикуляторные движения, не сопровождаемые звуком ( внутреннее проговаривание ). Изучение внутренней речи способствует пониманию… …   Словарь-справочник по педагогической психологии

  • Внутренняя речь — 1) речь, обращенная к самому себе, и т.н. внутренняя программа высказывания, не реализуемые в звучащей речи; 2) артикуляторные движения, не сопровождаемые звуком ( внутреннее проговаривание ). Изучение внутренней речи способствует пониманию… …   Словарь по педагогической психологии

  • внутренняя речь — 1) планирование и контроль «в уме» речевых действий; одна из форм реализации мышления. 2) Артикуляторные движения, не сопровождаемые звуком («внутреннее проговаривание»). 3) Один из этапов внутреннего программирования как фазы порождения речевого …   Энциклопедический словарь

Книги

  • Внутренняя речь в структуре художественного текста, М. Я. Блох, Ю. М. Сергеева. В монографии представлен анализ внутренней речи как особой формы языкового общения и вместе с тем как мощного художественного средства раскрытия личности литературного героя. Рассматриваются… Подробнее  Купить за 628 руб
  • Хрустальный город. Терапевтические сказки, Гнездилов Андрей Владимирович. Всё описанное в психотерапевтических сказках Андрея Владимировича Гнездилова - реальность. Но не внешняя, а внутренняя, психологическая. В этом сборнике немало сказок, в которых внутреннее… Подробнее  Купить за 583 руб
  • Хрустальный город. Терапевтические сказки, Гнездилов Андрей Владимирович. Всё описанное в психотерапевтических сказках Андрея Владимировича Гнездилова - реальность. Но не внешняя, а внутренняя, психологическая. В этом сборнике немало сказок, в которых внутреннее… Подробнее  Купить за 357 грн (только Украина)
Другие книги по запросу «ВНУТРЕННЯЯ РЕЧЬ» >>

Почему мы так любим домашних животных?

  • Мелисса Хогенбум
  • BBC Earth

Автор фото, Thinkstock

Питомцев себе заводят только люди - возможно, потому что домашние животные требуют ресурсов на содержание. Но как у человека появилось это хобби? – заинтересовалась корреспондент BBC Earth.

Когда четыре шимпанзе однажды поймали молодого голубого дукера (карликовую африканскую антилопу), со стороны поначалу могло показаться, что они решили оставить себе зверька в качестве питомца.

Они повозились с антилопой какое-то время, но в итоге все закончилось для нее печально: шимпанзе играли с ней слишком грубо, и она погибла. Обезьяны, тем не менее, еще полчаса продолжали развлекаться с мертвой тушкой.

Этот случай был довольно необычным. Дукер не был для них "питомцем" в нашем понимании этого слова: шимпанзе не гуляют с собаками на поводке, а слоны не заводят черепах, чтобы те скрашивали им одиночество.

Животных берут к себе в семью только люди. Но почему они это делают?

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Мы берем их в семью и старимся вместе с ними

Науке точно не известно, когда у человека впервые появились домашние питомцы. Мы знаем, тем не менее, что тысячи лет назад наши предки, скорее всего, уже содержали волков. Возможно, изначально их поймали еще волчатами, одомашнили и выяснили, что они полезны на охоте.

Постепенно волки становились все более ручными и послушными и в итоге эволюционировали в собак. Согласно выводам одного исследования, опубликованного в мае 2015 года, это могло произойти 27 тысяч лет назад.

С тех пор собаки живут с человеком, а иметь домашних питомцев принято во многих культурах.

Вообще-то это довольно странно - если учесть, что содержание домашнего животного обходится недешево. Его нужно кормить, обеспечивать ему кров, прививки и ветеринарную помощь. Да, питомцы составляют человеку компанию, но уход за ними отнимает время, а в ответ от них зачастую не получаешь никакой практической помощи (за некоторыми исключениями, к которым, к примеру, можно отнести сторожевых или охотничьих собак).

Выросший ребенок может помогать своим родителям в старости. Забота о близких родственниках тоже имеет практический смысл с эволюционной точки зрения: у нас с ними близкие наборы генов, и успешное выживание родных означает как можно более широкое распространение этих генов.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Трудно ожидать, что ваш хомячок будет о вас заботиться. Но мы же и не ожидаем, правда?

К домашней собаке, кошке или крысе все это не применимо. От питомца глупо ждать какой-то материальной пользы - но миллионы людей тем не менее содержат их и считают членами семьи.

Специалисты предлагают ряд объяснений этому феномену.

Среди ученых в течение нескольких десятилетий доминировала точка зрения, что животные оказывают благотворное влияние на здоровье человека, в особенности на его психологический комфорт, и даже якобы способствуют увеличению продолжительности жизни.

Но однозначных доказательств этого нет. Были исследования, результаты которых заставляли специалистов предположить, что питомцы действительно полезны для здоровья - но некоторые недавние опыты дали противоположный результат.

К примеру, ученые выяснили, что содержащие домашних животных люди склонны страдать от большего количества психических проблем и от более выраженной депрессии, чем те, кто не имеет питомцев.

Другие исследования показали, что удовлетворенность жизнью среди владельцев домашних животных не выше, чем у остальных людей.

Несмотря на то, что в последние годы специалисты в основном развеяли миф о пользе питомцев для здоровья их хозяев, эта тема до сих пор всплывает в средствах массовой информации. "Наличие домашнего животного не помогает человеку жить дольше - ученые это доказали", - замечает Джон Брэдшоу из Школы ветеринарных наук в Бристольском университете в Англии.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Вся эта банда, возможно, и не принесет пользы вашему здоровью. Но одного-то взять очень хочется!

Но в прошлом совместное проживание с животными могло быть полезным. По словам Брэдшоу, оно позволяло женщине продемонстрировать навыки ухода за беспомощным существом - что давало некоторое представление о ее будущих материнских качествах. Кроме того, питомцы стимулировали и развивали эмпатию.

Согласно другим теориям, владение питомцем (к примеру, собакой) давало прямой намек на богатство хозяина. Наличие домашнего животного демонстрировало, что у человека достаточно дополнительных ресурсов, чтобы его содержать.

"В истории и культуре есть богатый пласт, связанный с демонстрацией нашего желания содержать питомцев, но по сути это просто человеческий инстинкт, который некогда был прямым намеком на способность их содержать", - рассуждает Брэдшоу.

Джеймс Серпелл, профессор этики обращения с животными из Пенсильванского университета в США, считает, что от владения домашними животными и по сей день есть польза с эволюционной точки зрения.

По его словам, человек - существо социальное, которое постоянно стремится завести отношения с окружающими, в том числе с нашими питомцами. "Люди, не имеющие социальной поддержки, более подвержены заболеваниям и инфекциям", - считает он.

Но он тем не менее признает, что это эффект сложно доказать, а результаты соответствующих исследований, как мы видели, оказываются неоднозначными.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Обезьянам не нужны домашние животные. Да и собакам обезьяны ни к чему...

Неизбежно играет свою роль и культурная составляющая: в разных обществах домашних животных воспринимают по-разному.

По итогам кросс-культурного анализа 60 стран выяснилось, что собак содержат в 52 из них, но лишь в 22 странах собаки считаются питомцами.

В некоторых обществах к домашним животным относятся жестоко - например, антрополог Джаред Даймонд наблюдал это в племени в Новой Гвинее. А в племени кимбу в Кении собак держат только для охраны. В языке этого племени нет слова "питомец", кимбу никогда не ласкают собак и не пускают их в жилища.

Гарольд Херцог из Западно-Каролинского университета в США отмечает, что такая разница в подходе к домашним животным просто говорит о культурных особенностях того или иного общества. Как заявил Херцог на ежегодной конференции Ассоциации психологической науки, мы заводим питомцев, потому что так делают окружающие, потому что это "социально заразно".

"Мы в целом устроены так, что нас привлекают живые существа - мы предрасположены к тому, чтобы считать щенят и котят милыми. Но этот щеночек может казаться нам милым в США, а в Южной Корее он будет восприниматься как еда. В чем тут дело?" - задается вопросом ученый.

Он делает вывод, что привычка к содержанию домашних животных - это результат восприятия социальных сигналов от окружающих. Другими словами, это мем, мода, которая постоянно подпитывается собственной популярностью.

Херцог заявляет, что объяснить эту привычку с точки зрения эволюционной теории невозможно - приводя в пример результаты анализа более чем 48 миллионов свидетельств о регистрации, выданных Американским клубом собаководства. Анализ показал циклы роста и спада популярности этого хобби.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Домашние питомцы бывают разные. Но мы их любим всяких

"Популярность собак может взлететь до небес - и может так же быстро упасть. Цикл моды на собачьи породы занимает примерно 25 лет. Они входят в моду и выходят из нее - как кроссовки", - говорит Херцог.

К примеру, сейчас все больше людей заводят себе английских бульдогов, а чистота породы в наши дни имеет все меньше значения. Кроме того, сейчас популярно брать собак из приютов. Примерно так же, считает ученый, работают и тенденции в моде.

Серпелл с этой точкой зрения не согласен. Он полагает, что общины охотников-собирателей пришли к содержанию домашних животных естественным путем, а значит, это хобби в целом свойственно человеческой природе: "Довод о том, что на содержание питомцев может влиять мода, несостоятелен - потому что люди начали налаживать близкие отношения с животными еще на заре своей истории".

Возможно, это так, но культура - в виде художественного искусства, музыки и языка - существовала до того, как человек приручил собаку.

Херцог считает, что хотя внутренняя тяга к милым маленьким животным явно важна для человека, но ее недостаточно: "Чтобы это стало характерной особенностью общества, необходима передача культурного наследия. Поэтому в формах содержания животных так много региональных и исторических вариаций".

Итак, непросто с достоверностью установить, почему люди заводят питомцев - это может быть обусловлено комбинацией факторов. Но в любом случае, щенята или котята от этого не становятся менее милыми.

Автор фото, Thinkstock

Разница между внутренней и внешней коммуникацией (+ примеры)

Бизнес процветает благодаря надежной коммуникации.

Предоставление обновлений по проектам, планирование встреч и отправка мгновенных сообщений о том, что на кухне есть праздничный торт, - все это дает сотрудникам организации знания, необходимые для продвижения вперед (или получения удовольствия от сладкого).

А как насчет людей снаружи? Клиенты, поставщики и инвесторы также нуждаются в информации, чтобы решить, вести ли бизнес с организацией или нет.Они в равной степени вовлечены в успех бизнеса, и с ними необходимо общаться, чтобы поддерживать позитивные отношения и репутацию.

Все деловые коммуникации происходят между двумя объектами с целью отправки и получения информации. Однако вовлеченные стороны определяют, происходит ли общение внутри или снаружи.

Независимо от типа связи или конкретного используемого канала деловое общение происходит либо внутри, либо снаружи.

В чем разница между внутренней и внешней связью?

Внутреннее общение происходит, когда члены организации обмениваются информацией друг с другом. Внешнее общение происходит, когда эти участники взаимодействуют и общаются с внешней стороной.

Эффективное внутреннее и внешнее общение имеет решающее значение для успеха бизнеса. Давайте подробно рассмотрим каждый из них, когда они используются, и несколько примеров каждого из них.

Внутренняя связь

Внутреннее общение происходит, когда люди, не входящие в организацию, отправляют и получают информацию друг другу.Это эксклюзивно для коллег, коллег или кого-либо еще, кто является участником компании. Ничего не передается общественности.

Есть много ситуаций, которые требуют внутреннего общения. Некоторые из них более серьезны, чем другие, но при успешной передаче информации никогда не следует недооценивать. Правильное общение может иметь большое значение в любой ситуации.

Внутреннее сообщение может быть отправлено между разными людьми по широкому спектру каналов связи.Вы можете использовать программное обеспечение для внутренних коммуникаций, чтобы мгновенно сообщить коллеге о собрании персонала, одновременно получая электронное письмо от своего начальника о новых сотрудниках, которые начнутся на следующей неделе. Компании в основном используют внутренние коммуникации для поддержания работоспособности рабочей среды. Здесь слово «функционирование» охватывает простые повседневные действия на рабочем месте, а также функции общей картины.

Ниже приведен пример внутренней коммуникации в форме электронной почты. Кто-то обращается к команде и предоставляет им простую, но полезную информацию о подписке на хедшот.Это полностью внутренняя функция, и никакая информация не разглашалась кому-либо за пределами организации.

Внутреннее общение также является отличным инструментом для повторения общих целей, миссии, видения и ценностей бизнеса. Хотя у каждого есть личные цели и общее представление о том, что представляет собой компания, о фактических заявлениях часто можно забыть.

Ниже приведен пример обновления целей на месяц. Сотрудникам важно помнить о масштабных проектах в своей работе.Напоминание в презентации, записке или вложениях электронной почты является хорошей практикой внутреннего общения.

Прочная стратегия внутренних коммуникаций может иметь большое значение между бизнесом, работающим как хорошо отлаженная машина, или провалом, как тонущим кораблем.

Внешняя связь

Внешняя коммуникация - это передача информации между бизнесом и другим субъектом за пределами организации. Люди в организации могут по-прежнему иметь доступ к сообщению, но оно предназначено для внешней аудитории.

Внешняя коммуникация - это функция маркетингового плана. Отправленные сообщения предназначены для определенной аудитории с целью привлечения новых клиентов и увеличения доходов. Правильное сообщение может быть разработано внутри организации или поставщиками маркетинговых услуг, которые подготовят для вас материалы.

Внешняя связь включает в себя множество различных типов сообщений. Реклама, пресс-релизы, сообщения в социальных сетях и даже веб-сайт вашей компании подпадают под категорию внешней коммуникации.

Ниже приведен пример твита от G2, предназначенного для публичной аудитории. Информация, собранная внутри организации, была собрана и затем предоставлена ​​внешней аудитории. Мы надеемся, что информирование этих сторонних организаций приведет к тому, что они познакомятся с бизнесом и заинтересуются тем, что они предоставляют.

Методы массовой коммуникации полезны, когда члены большой аудитории могут извлечь пользу из той же информации, но у предприятий также есть методы для прямого общения с отдельными людьми.Ниже приведен пример окна чата, где любой может задать вопрос и в конечном итоге получить необходимую информацию.

Внешняя связь - это то, что держит потребителей в курсе. Независимо от того, искали ли они информацию изначально или нет, обеспечение того, чтобы ценная информация доходила до внешней аудитории, может помочь им понять ваш бизнес и стать лояльными клиентами.

Говорите

Компаниям необходимо активных внутренних и внешних коммуникативных навыков, чтобы выжить.Несведущий человек не может повысить ценность бизнеса. Сотрудники не могут выполнять свою работу, если они не знают целей компании, и люди не могут купить ваш новый продукт, если вы сначала не сообщите им о его существовании. Найдите подходящие средства коммуникации для внутренней и внешней аудитории и поддерживайте поток информации.

Хотите узнать больше о том, как общаться на рабочем месте? Ознакомьтесь с нашим ресурсом о типах общения и советах по использованию каждого из них!

Внутренняя речь: определение и использование

Внутренняя речь - это форма внутреннего, самостоятельного диалога: разговора с самим собой.Фраза «внутренняя речь» была использована российским психологом Львом Выготским для описания стадии овладения языком и процесса мышления. Согласно концепции Выготского, «речь началась как социальная среда и стала интернализованной как внутренняя речь, то есть вербализованная мысль» (Кэтрин Нельсон, Рассказы из детской кроватки, , 2006).

Внутренняя речь и личность

«Диалог запускает язык, разум, но как только он запускается, мы развиваем новую силу,« внутреннюю речь », и именно это необходимо для нашего дальнейшего развития, нашего мышления.... «Мы - наш язык», - часто говорят; но наш реальный язык, наша настоящая идентичность лежит во внутренней речи, в том непрерывном потоке и порождении смысла, который составляет индивидуальный разум. Именно через внутреннюю речь ребенок развивает свои собственные представления и значения; именно через внутреннюю речь он достигает своей индивидуальности; наконец, именно посредством внутренней речи он конструирует свой собственный мир »(Оливер Сакс, Seeing Voices, . University of California Press, 1989).

Внутренняя речь - это форма речи или мысли?

«Как ни сложно изучать внутреннюю речь, были попытки описать ее: говорят, что это сокращенная версия настоящей речи (как сказал один исследователь, слово во внутренней речи - это« всего лишь оболочка мысли ») , и это очень эгоцентрично, что неудивительно, учитывая, что это монолог, в котором говорящий и аудитория - одно и то же лицо », (Джей Ингрэм, Talk Talk Talk: Decoding the Mysteries of Speech .Doubleday, 1992).

«Внутренняя речь включает в себя как внутренний голос, который мы слышим при чтении, так и движения мышц речевых органов, которые часто сопровождают чтение и которые называются субвокализациями , » (Маркус Бадер, «Просодия и повторный анализ». Повторный анализ в обработке предложений , стр. под редакцией Джанет Дин Фодор и Фернанды Феррейра. Kluwer Academic Publishers, 1998).

Выготский на Внутренней речи

«Внутренняя речь не является внутренним аспектом внешней речи - это функция сама по себе.Это все еще остается речью, т. Е. Мыслью, связанной со словами. Но если во внешней речи мысль воплощается в словах, то во внутренней речи слова умирают, порождая мысль. Внутренняя речь - это в значительной степени мышление чистыми значениями. Это динамичная, изменчивая, нестабильная вещь, порхающая между словом и мыслью, двумя более или менее стабильными, более или менее четко очерченными компонентами словесной мысли »(Лев Выготский,« Мысль , и язык , 1934 г. », MIT Press, 1962 г.).

Лингвистические характеристики внутренней речи

Выготский выделил ряд лексикограмматических особенностей, которые выходят на первый план как в эгоцентрической речи, так и в внутренней речи.Эти особенности включают упущение субъекта, выдвижение на первый план предикации и очень эллиптическую связь между этими формами и речевой ситуацией (Vygotsky 1986 [1934]: 236) »(Paul Thibault, Agency and Consciousness in Discourse: Self-Other Динамика как сложная система . Континуум, 2006).

«Во внутренней речи единственное действующее грамматическое правило - это ассоциация через сопоставление. Подобно внутренней речи, фильм использует конкретный язык, смысл которого исходит не из дедукции, а из полноты индивидуальных влечений, определяемых образом, который они помогают развить. "(Дж.Дадли Эндрю, Основные теории кино: введение . Oxford University Press, 1976).

Внутренняя речь и письмо

«Письмо является частью процесса поиска, развития и артикуляции внутренней речи, того резервуара внутренней мысли и языка, от которого мы зависим в общении» (Глория Ганнауэй, Transforming Mind: A Critical Cognitive Activity . Greenwood, 1994). .

"Поскольку это более осознанный поступок, письмо порождает иное понимание использования языка.Риверс (Rivers, 1987) связал обсуждение Выготским внутренней речи и языкового производства с письмом как открытием: «По мере того, как писатель расширяет свою внутреннюю речь, он начинает осознавать вещи, о которых он раньше не подозревал. Таким образом, он может написать больше, чем осознает »(стр. 104).

Зеброски (1994) отметил, что Лурия рассматривал взаимную природу письма и внутренней речи и описал функциональные и структурные особенности письменной речи, которые «неизбежно приводят к значительному развитию внутренней речи.Поскольку письменная речь задерживает непосредственное появление речевых связей, подавляет их и увеличивает требования к предварительной внутренней подготовке к речевому акту, она дает богатое развитие внутренней речи »(стр. 166)» (Уильям М. Рейнольдс и Глория Миллер, ред., Справочник по психологии: педагогическая психология . Джон Вили, 2003).

границ | Типы внутреннего диалога и функции разговора с самим собой: сравнения и значения

Введение

Внутриличностное общение происходит в нескольких режимах и включает исследование широкого спектра процессов и поведенческих областей (см. Эту тему исследования).Два таких режима - это разговор с самим собой и внутренний диалог. Что касается разговора с самим собой, психологи первоначально описывали внутреннюю и личную речь в контексте процессов развития, включая сродство между речью и мышлением (Выготский, 1962). Хотя внутренние диалоги давно были признаны такими философами, как Фома Аквинский и Святой Августин, а также писателями, поэтами и другими мыслителями, формальное психологическое теоретизирование таких явлений было введено только недавно, в конце 20-го и начале 21-го века ( Германс, Кемпен, 1993; Маркова, 2005).

Возможная взаимосвязь и смешение этих двух явлений происходит в рамках теории и эмпирических исследований. Например, согласно Kross et al. (2014): «Разговор с самим собой - это повсеместный человеческий феномен. У всех нас есть внутренний монолог, в который мы время от времени участвуем »(стр. 321). То, как люди участвуют в внутренних монологах (или диалогах) и разговорах с самим собой, может быть разным. Например, люди могут попросить себя «Попробовать еще раз» или расслабиться, сказав: «Не волнуйтесь». В другом контексте можно спросить себя: «Что я могу сделать?» или «Достаточно ли моих талантов и знаний, чтобы выступить в предстоящих дебатах?»

Эти примеры разговора с самим собой могут также включать диалогические особенности.С точки зрения теории диалога (Hermans, 1996; Hermans and Gieser, 2012), люди могут принимать по крайней мере две точки зрения или «я-позиции» в рамках своего внутриличностного общения. Мы можем мысленно обсуждать несколько вариантов, как скрипач на крыше: «с одной стороны…, но с другой стороны…». Такие диалоги могут показывать еще большую сложность и детализацию. Например, мужчина может представить, как просьба о разводе повлияет на его супругу, как она, вероятно, отреагирует на этот запрос, следует ли ему пересмотреть свое решение на основе ее вероятного ответа и т. Д.Такой внутренний диалог предполагает постановку вопросов от имени воображаемого партнера и ответы на них.

Как показывает предыдущий пример, внутренний монолог может легко превратиться во внутренний диалог между двумя субъектами в уме - между разными частями себя или между собой и воображаемым партнером. Другими словами, могут быть качественные и количественные различия в характере разговора с самим собой и внутреннего диалога. Разговор с самим собой, по-видимому, включает базовые функции саморегулирования, такие как самоконтроль или саморегулирование («Попробуй еще раз»), тогда как внутренние диалоги включают более расширенные коммуникативные функции («Когда я говорю X, она ответит Y»).В настоящем исследовании мы стремились изучить степень совпадения этих двух форм внутриличностного общения.

Для наших целей разговор с самим собой можно определить как «самонаправленную или самореферентную речь (беззвучную или вслух), которая выполняет множество саморегулирующих и других функций» (Brinthaupt, 2019, para. 7). Внутренняя диалогическая активность определяется как «участие в диалогах с воображаемыми фигурами, моделирование социальных диалогических отношений в собственных мыслях и взаимное противостояние точек зрения, представляющих различные Я-позиции, относящиеся к личной и / или социальной идентичности» (Олесь и Пухальская-Васыл, 2012, с.242).

Большинство определений разговора с самим собой и внутренней речи предполагают, что в этой форме внутриличностного общения и отправитель, и получатель представляют одного и того же человека (например, Fernyhough, 2016). Напротив, внутренняя диалогическая деятельность этого не предполагает. Внутренние диалоги относятся к различным формам внутриличностного общения, где разные голоса могут представлять не только самого себя, но и близких людей, воображаемых друзей, потерянных родственников и супругов, учителей и наставников, медиа-звезд, голоса культуры и других (Hermans, 1996).Разговор с самим собой может быть просто одним словом, комментарием или командой без какого-либо ответа или расширенным «разговором», в то время как взаимный обмен выражениями является сутью внутреннего диалога.

В то время как повседневная саморегуляция является важной особенностью разговора с самим собой (Brinthaupt et al., 2009), внутренняя диалогическая деятельность подчеркивает конфронтацию или интеграцию различных точек зрения как способ помочь человеку понять новый или странный опыт. Другими словами, разговор с самим собой, кажется, возникает в результате реакции или ожидания определенных событий или обстоятельств, тогда как внутренний диалог, по-видимому, включает в себя более рефлексивные или созерцательные виды внутриличностного общения.Более того, внутренние диалоги часто затрагивают личность человека (например, Bhatia, 2002; Batory, 2010), тогда как разговор с самим собой, похоже, применим к вопросам идентичности только косвенно.

В этой статье мы сначала описываем теоретические и исследовательские концепции разговора с самим собой и внутренней диалогической деятельности. Затем мы предлагаем возможные отношения между этими двумя формами внутриличностного общения. Затем мы сообщаем о результатах исследования, в котором сравниваются общие и субшкальные оценки этих конструкций. Природа отношений между внутренним диалогом и разговором с самим собой имеет важные последствия для феномена внутриличностного общения.Мы обсудим некоторые из этих последствий в заключении статьи.

Разговор с самим собой и его различные функции

Большинство подходов к изучению разговора с самим собой предполагают, что он охватывает самореферентную или самонаправленную речь. Исследования изучают несколько вариантов этого феномена, в том числе положительные и отрицательные самооценки (Kendall et al., 1989), безмолвный разговор с самим собой (то есть внутреннюю речь) (McCarthy-Jones and Fernyhough, 2011) и громкий разговор с самим собой. (т.е. частная речь) (Дункан и Чейн, 1999).Исследования разговоров с самим собой уже давно популярны в областях клинической (например, Schwartz and Garamoni, 1989), спорта и физических упражнений (например, Hardy, 2006), развития (например, Diaz and Berk, 1992), образовательной (например, Deniz , 2009) и психологии личности (например, Brinthaupt et al., 2009).

В ходе обширного исследования изучается, как и почему люди разговаривают сами с собой, и могут ли различия в содержании разговора с самим собой по-разному влиять на говорящего. Среди функций разговора с самим собой - общая саморегуляция (например,г., Mischel et al., 1996; Carver and Scheier, 1998), самоудаление (Kross et al., 2014), обучение и мотивация (Hatzigeorgiadis et al., 2011), самосознание, самооценка, самопознание и саморефлексия ( White et al., 2015; Морин, 2018).

Данные свидетельствуют о том, что разговор с самим собой также играет роль в облегчении различных когнитивных процессов (Langland-Hassan and Vicente, 2018), включая регулирование эмоций (Orvell et al., 2019), преодоление болезненных переживаний (Kross et al., 2014, 2017), мониторинг языкового развития и производства речи (например, Pickering and Garrod, 2013) и перспективный анализ (например, Fernyhough, 2009). Недавние исследования показывают, что разговор с самим собой не от первого лица может способствовать дистанцированию и адаптивной саморефлексии (например, Kross et al., 2014; White et al., 2015). Обращение к себе в третьем лице (он / она / они) или по имени, по-видимому, способствует преодолению стрессовых переживаний и связано с оценкой будущих стрессоров как проблем, а не угроз (Kross et al., 2014, 2017). Этот вид разговора с самим собой также связан с определенными формами мозговой активности, которые представляют собой самоконтроль без усилий (Moser et al., 2017) и регуляцию эмоций (Orvell et al., 2019).

Подробное функциональное представление возникло в результате разработки шкалы разговора с самим собой (STS) (Brinthaupt et al., 2009), которая измеряет частоту различных видов разговоров с самим собой, о которых сообщают люди. Опираясь на исходный пул элементов, оценивающий несколько ситуаций, в которых может произойти разговор с самим собой, и возможные общие функции, выполняемые им, Brinthaupt et al.определили четыре широких типа. ССН включает в себя подшкалы самокритики (т. Е. Ситуации, когда с человеком случаются плохие вещи), самоутверждения (т. Е. Относящиеся к позитивным событиям), самоуправления (т. Е. Определение того, что нужно делать) и социальных -оценка (т.е. ссылка на прошлые, настоящие или будущие социальные взаимодействия).

Исследования психометрических свойств STS подтверждают эти четыре фактора, а также другие особенности меры (например, Brinthaupt et al., 2009, 2015; Brinthaupt and Kang, 2014).Дополнительное исследование (Morin et al., 2018) предполагает, что типы разговоров с самим собой, измеряемые ССН, часто встречаются в повседневном опыте такого рода внутриличностного общения. Таким образом, один из способов дать первоначальную оценку взаимосвязи между разновидностями разговора с самим собой и внутреннего диалога - это использовать меру, которая фиксирует, по крайней мере, некоторые из возможных функций, выполняемых разговором с самим собой.

Диалогическое Я и внутренние диалоги

Бахтин (1973) ввел понятие полифонического романа своим анализом литературных произведений Федора Достоевского.Этот анализ показал возможное расщепление личности на голоса, которые были не совсем связными, и каждый из них представлял относительно автономные точки зрения. Согласно Диалогической Теории Самости (DST) (Hermans, 1996), человеческое сознание функционирует как подобное «общество разума», содержащее ментальные репрезентации многочисленных голосов культуры, членов семьи, близких друзей, значимых других и других источников. Эти голоса могут участвовать в разнообразных коммуникациях, включая постановку вопросов и ответов, а также согласие и несогласие друг с другом (Hermans, 2003).

Предполагая множественность внутренних голосов, внутренняя диалогическая активность особенно применима к обмену мыслями или идеями между по крайней мере двумя I-позициями, представляющими определенные точки зрения (Hermans, 1996). Исследования показывают, что внутренние диалоги играют важную роль в построении идентичности (например, Bhatia, 2002; Hermans and Dimaggio, 2007; Batory, 2010), дифференцируя и интегрируя себя как часть процесса самоорганизации (например, Raggatt, 2012 ; Valsiner and Cabell, 2012), моделирование социальных диалогов (e.г., Puchalska-Wasyl et al., 2008; Puchalska-Wasyl, 2011), а также общая саморефлексия и понимание (например, Markova, 2005; Hermans, Hermans-Konopka, 2010; Rowan, 2011).

Разработки в рамках DST (Hermans and Hermans-Konopka, 2010) и связанные с ними исследования (например, Oleś and Hermans, 2005; Hermans and Gieser, 2012; Puchalska-Wasyl, 2016; Puchalska-Wasyl et al., 2018) привели к выявление нескольких форм и функций внутренней диалогической деятельности. Например, Нир (2012) выделил контрастирующих (или конфронтационных) и интегрирующих диалогов.Противоположные диалоги относятся к столкновению противоположных точек зрения и аргументации до тех пор, пока одна из них не получит очевидное преимущество перед другой. Интегрирующие диалоги имеют тенденцию к компромиссным решениям или интеграции противоположных точек зрения на более высокие уровни абстрактных значений. Пухальская-Василь (2010) выделила различия между тремя формами диалогической деятельности: монолог (подразумевающий собеседника или аудиторию), диалог и изменение точки зрения. Эта последняя форма относится к полифонии, описанной Бахтиным (1973) и Германсом (1996).В то время как диалог означает реальный обмен идеями между двумя или более точками зрения (I-позиции), монолог относится к одностороннему общению (будь то с самим собой или с другим человеком), в котором не ожидается ответа.

Исследователи недавно начали попытки измерить индивидуальные различия во внутренних диалогах. Например, опросник по разновидностям внутренней речи (VISQ) (McCarthy-Jones and Fernyhough, 2011; Alderson-Day et al., 2018) измеряет различные феноменологические аспекты внутренней речи, в том числе фактор диалогичности (или разговора с самим собой, возникающего как беседа вперед и назад).Олесь (2009) и Олесь и Пухалска-Василь (2012) разработали Шкалу внутренней диалоговой активности (IDAS), которая фокусируется конкретно на диапазоне различных видов внутренних диалогов, постулируемых DST. Некоторые из измерений этой меры включают идентичность, социальные, поддерживающие, конфронтационные и задумчивые диалоги. Таким образом, IDAS позволяет более тщательно изучить концепции DST, чем VISQ.

Таким образом, DST рассматривает внутриличностное общение как сложный процесс внутренних диалогов.Эти диалоги принимают самые разные формы и функции, которые играют важную роль в развитии личности и идентичности. Однако до настоящего времени исследователям уделялось мало внимания взаимосвязи этих форм и функций с другими видами внутриличностного общения. Разговор с самим собой, по-видимому, является одним из видов внутриличностного общения, аналогичным внутренним диалогам.

Возможные связи между разговором с самим собой и внутренним диалогом

Как мы отметили ранее, уровни фокуса для STS и IDAS различаются.Внутренние диалоги имеют тенденцию применяться больше к более высокому уровню или мета-характеристикам внутриличностного общения, по сравнению с функциями саморегулирования, оцениваемыми СС. То есть СС измеряет, почему и когда люди могут разговаривать сами с собой, тогда как IDAS в первую очередь оценивает феноменологию того, как люди разговаривают сами с собой.

Потенциальные отношения между разговором с самим собой и внутренними диалогами теоретически интересны по нескольким причинам. Вполне возможно, что разные виды разговоров с самим собой отражают разные я-позиции.Например, самокритичный разговор с самим собой может выявить наличие конфронтационных диалогов, тогда как саморегулирующийся разговор с самим собой может быть более частым, когда люди участвуют в интегративных диалогах. Люди, сообщающие о частых размышлениях о внутреннем диалоге, также могут сообщать о более высоком уровне самокритичного разговора с самим собой.

Есть также некоторые вероятные различия между этими двумя видами внутриличностного общения. Разговор с самим собой включает в себя множество недиалогических функций, таких как внутренние монологи, которые отражают наблюдения или комментарии к своему опыту, которые не имеют межличностной или социальной направленности (например,г., Дункан и Чейн, 1999; Langland-Hassan and Vicente, 2018) или простые слуховые репетиции (например, MacKay, 1992), которые не включают более одной I-позиции. Таким образом, разумно ожидать, что некоторые виды разговоров с самим собой могут быть не связаны с частотой внутренних диалогов.

Fernyhough (2009, 2016) утверждает, что внутренняя речь по своей сути диалогична и позволяет людям взглянуть на свой внутренний и внешний мир, понять и интегрировать его. Этот процесс включает создание репрезентаций внутреннего опыта других людей.Таким образом, разумно предсказать, что некоторые виды разговоров с самим собой будут положительно связаны с определенными типами внутренних диалогов. Например, разговор с самим собой с целью социальной оценки, вероятно, похож на диалоги, в которых используется воображаемое социальное зеркало.

Некоторые исследования частоты разговоров с самим собой имеют отношение к теоретическим концепциям внутреннего диалога. Например, Бринтхаупт и Дав (2012) обнаружили, что взрослые, которые сообщали, что у них был воображаемый спутник в детстве, сообщали о более частом разговоре с самим собой, чем те, у кого его не было.Кроме того, они обнаружили, что взрослые, которые росли только детьми без братьев и сестер, чаще говорили с самим собой, чем те, кто рос с братьями и сестрами. Такой социальный опыт в детстве может играть роль в уровне комфорта или осознания людьми своего внутреннего диалога, а также в характере внутреннего диалога. Другие участники текущей темы исследования (например, Brinthaupt, 2019; ysiak, 2019) предоставляют дополнительную информацию о возможных отношениях между внутренними диалогами и внутренним диалогом.

Цели исследования

Наше исследование рассматривает два конкретных способа внутриличностного общения. В частности, мы исследуем отношения между функциями разговора с самим собой и типами внутреннего диалога, чтобы прояснить сходство между этими способами внутриличностного общения. Предыдущие исследования подробно изучали типы и функции разговора с самим собой и внутреннего диалога, измеряемые STS и IDAS-R. Однако до сих пор ни одно исследование не изучало, каким образом эти аспекты внутреннего диалога и внутреннего диалога связаны друг с другом и пересекаются друг с другом.Brinthaupt et al. (2009) построили и утвердили Шкалу разговора с самим собой в Соединенных Штатах, тогда как Олесь (2009) опубликовал Шкалу внутренней диалогической активности в Польше. В этом исследовании мы решили сравнить каждую из этих конструкций с использованием образцов из США и Польши. Мы исследуем взаимосвязь между этими двумя показателями с помощью корреляционного и факторного аналитического подходов. Мы не вводим новые способы оценки внутриличностного общения; нас не интересуют в первую очередь межкультурные различия.

В этом исследовании исследуются взаимосвязи между различными функциями разговора с самим собой, определенными STS, и типами внутренних диалогов, определенных IDAS. Наше общее ожидание заключалось в том, что люди, сообщающие о частых уровнях внутренней диалогической активности, также будут сообщать о частых разговорах с самим собой. Однако сила этих отношений будет зависеть от конкретных типов и субшкалов обоих видов внутриличностного общения. Изучая эти отношения, мы надеялись лучше прояснить теоретические и концептуальные сходства между разговором с самим собой и внутренними диалогами.

Материалы и методы

Участников

Участниками были две выборки студентов колледжей. Польская выборка состояла из 181 студента (117 женщин, 64 мужчин) в возрасте от 18 до 34 лет ( M = 24,94, SD = 4,24), которые посещали курсы, ведущие к получению степени магистра. Мы взяли образец Соединенных Штатов из исследовательского пула общей психологии университета, который состоял в основном из первокурсников и второкурсников. Эта выборка состояла из 119 студентов (66 женщин, 51 мужчина, двое пропавших без вести) в возрасте от 18 до 29 лет ( M = 19.18, SD = 1,86). Эти две выборки значительно различались по возрасту, t (297) = 13,92, p <0,001, но существенно не различались по половым пропорциям, X 2 (2) = 3,39, p = 0,18 .

Меры

Шкала самовыражения (STS)

Шкала разговора с самим собой (STS) (Brinthaupt et al., 2009). STS состоит из 16 пунктов, представляющих четыре функции разговора с самим собой: самокритику, самоподкрепление, самоуправление и социальную оценку.Респонденты оценивают пункты STS, используя пятибалльную шкалу частот (1 = никогда, , 5 = , очень часто ) и используя общую основу «Я говорю сам с собой, когда». Каждая подшкала содержит четыре элемента. Для расчета баллов по подшкале и общей частоте элементы суммируются, причем более высокие баллы указывают на более частые разговоры с самим собой. Исследования обеспечивают хорошую поддержку психометрических свойств STS и целостности четырех подшкал (например, Brinthaupt et al., 2009, 2015; Brinthaupt and Kang, 2014).

Самокритика относится к разговорам с самим собой о негативных событиях (например, «я должен был сделать что-то по-другому» и «мне стыдно за то, что я сделал»). Самоусиление относится к разговору с самим собой о положительных событиях (например, «Я действительно счастлив за себя» и «Я хочу подкрепить себя за то, что преуспевает»). Самоуправление оценивает саморегуляцию об особенностях общей саморегуляции (например, «Я мысленно исследую возможный образ действий» и «Я хочу напомнить себе о том, что мне нужно сделать»). Социальная оценка применяется для разговора с самим собой о будущем людей и социальных взаимодействиях в прошлом (например, «Я пытаюсь предугадать, что кто-то скажет и как я ему отвечу» и «Я хочу проанализировать то, что кто-то недавно сказал мне").

Шкала внутренней диалоговой активности-R (IDAS-R)

Шкала внутренней диалоговой активности-R (IDAS-R). IDAS-R - это инструмент из 40 пунктов, предназначенный для измерения общего уровня внутренней диалогической активности, а также восьми различных видов внутренних диалогов.Первоначальная версия анкеты (IDAS) состояла из 47 пунктов и содержала семь подшкал (Oleś, 2009; Oleś and Puchalska-Wasyl, 2012). Респонденты оценивают применимость каждого пункта по пятибалльной шкале. В текущем пересмотре шкалы мы изменили формат ответа с исходной степени согласия (1 = , категорически не согласен, , 5 = , полностью согласен, ) на частотную шкалу (1 = , никогда не , 2 = ). редко , 3 = иногда , 4 = часто , 5 = очень часто ).Дополнительные изменения включали (1) разделение двух сложных предложений на простые элементы, содержащие ясные значения, (2) добавление четырех элементов, (3) изменение формулировок нескольких вопросов в связи с новым форматом ответа и (4) удаление одного элемента как не имеющего отношения к делу.

Чтобы проверить структуру и психометрические свойства IDAS-R, мы собрали данные от 654 польских участников (449 женщин, 205 мужчин) в возрасте от 16 до 80 лет ( M = 31,83, SD = 10,93). Все участники дали информированное согласие до завершения измерения.Для исследовательского факторного анализа мы использовали метод наименьших квадратов для извлечения факторов с вращением Облимина и нормализацией Кайзера. Результаты предоставили девять извлеченных факторов, которые объяснили 63% дисперсии. Однако один из этих факторов содержал низкие нагрузки, поэтому мы остановились на восьми факторах для окончательной версии, объясняющих 61% дисперсии. Каждый фактор состоит из пяти пунктов, в результате чего получается окончательная версия из 40 пунктов. Ниже мы описываем факторные шкалы, связанные с ними значения внутренней согласованности и примеры элементов.

Диалоги идентичности относятся к вопросам и ответам, касающимся идентичности, ценностей и жизненных приоритетов (например, «Благодаря диалогам с самим собой я могу ответить на вопрос:« Кто я? »И« Через внутренние обсуждения я прихожу к определенным истинам. о моей жизни и о себе »). Такие диалоги относятся к поиску подлинности и могут предшествовать важному жизненному выбору.

Неадаптивные диалоги - это внутренние диалоги, рассматриваемые как нежелательные, неприятные или раздражающие (например,г., «Я бы предпочел не вести внутренние разговоры» и «Разговоры в моей голове меня расстраивают»). Содержание и появление таких диалогов подразумевают нарушение задачи или поведение избегания.

Социальные диалоги - это внутренние диалоги, которые отражают будущие и прошлые разговоры (например, «Готовясь к разговору с кем-то, я практикую разговор в своих мыслях» и «Я продолжаю прошлые разговоры с другими людьми в моем сознании»). Эти элементы фиксируют частоту продолжения разговора с другими, подготовку к разговору, завершение обсуждения или создание альтернативных сценариев разговора.

Поддерживающие диалоги включают внутриличностное общение с людьми, которые оказали поддержку и чья близость ценится (например, «Когда я не могу поговорить с кем-то лично, я продолжаю разговор с ним / ней в уме» и «Я продолжаю дискуссии в моей голове с важными людьми в моей жизни »). Такие диалоги могут укрепить социальные связи и помочь преодолеть одиночество, поддерживая и укрепляя личность.

Спонтанные диалоги - это внутренние разговоры, которые спонтанно происходят в повседневной жизни (например,г., «Я разговариваю сам с собой и« говорю сам с собой »). Такие диалоги относятся к рассмотрению различных мыслей или мнений, а также к диалогической форме самосознания.

Размышляющие диалоги состоят из диалогов, включающих самообвинение, обдумывание неудач и напоминание о грустных или раздражающих мыслях или воспоминаниях (например, «После неудач я виню себя в своих мыслях» и «У меня в голове есть разговоры, которые сбивают с толку мне"). Эти предметы отражают общие тенденции размышлений в рамках внутренних диалогов.

Противостоящие диалоги - это внутренние диалоги, которые ведутся между двумя сторонами личности, такими как «хороший я» и «плохой я» (например, «Я чувствую, что я два разных человека, которые спорят друг с другом, каждый чего-то хочет». другой »и« Я спорю с той частью себя, которая мне не нравится »). Такие внутренние споры подразумевают чувство бессвязности, поляризации или даже фрагментации личности.

Изменение точки зрения относится к изменениям точки зрения в целях понимания сложных ситуаций или поиска решений (например,g., «Когда у меня есть трудный выбор, я обсуждаю решение с самим собой с разных точек зрения» и «В своих мыслях я принимаю точку зрения другого человека»). Такие диалоги могут включать плодотворную или противоречивую точку зрения другого человека.

Для каждой из этих подшкал суммирование пяти пунктов дает общий балл, причем более высокие баллы указывают на более высокую частоту такого рода диалогов. Также возможно вычислить общую оценку внутреннего диалога, суммируя оценки всех 40 пунктов.В текущем исследовании этот общий балл, называемый «Внутренняя диалогическая активность», отражает общую частоту участия человека во внутренних диалогах.

Процедура

Мы создали две параллельные версии мер на польском и английском языках. Для STS один из членов исследовательской группы, владеющий как польским, так и английским языками, первым перевел шкалу на польский язык. Другой коллега тогда перевел польскую версию STS на английский. Член группы, владеющий английским языком, просмотрел эту версию и указал на любые области, где есть уточнения, путаница и несоответствия.Затем мы создали окончательную польскую версию STS. Что касается IDAS-R, член команды перевел исходную (польскую) версию меры на английский язык. Затем англоговорящий член команды проверил эту версию для ясности. Затем член команды перевел эту версию на польский язык и выявил любые несоответствия или области путаницы. Затем мы внесли необходимые исправления для создания окончательной английской версии IDAS-R.

Исследование получило одобрение Институционального наблюдательного совета (IRB) Государственного университета Среднего Теннесси, США.Участники предоставили письменное информированное согласие, когда этого потребовало учреждение. Основные мероприятия выполняли в уравновешенном порядке индивидуально или небольшими группами по 5–10 человек. Демографические элементы появились в конце опроса.

Результаты

Описательная статистика для обоих образцов представлена ​​в таблице 1. Как видно из таблицы, альфа-коэффициенты для STS и IDAS-R были одинаковыми для образцов в Соединенных Штатах и ​​Польше, с сопоставимыми и приемлемыми значениями.Обе выборки также показали схожие паттерны относительной частоты четырех типов разговоров с самим собой, причем саморегулирующийся разговор с самим собой был наиболее распространен, а самоусиливающийся разговор с самим собой - наименее распространенным. Среди аспектов IDAS-R обе выборки сообщили об относительно низком уровне дезадаптивных и противостоящих диалогов и относительно высоком уровне социальных и спонтанных диалогов.

Таблица 1. Описательная статистика для шкалы разговора с самим собой и шкалы внутренней диалогической активности - пересмотренная для США, польская и комбинированная выборки.

Сравнение двух выборок показало, что студенты из США показали значительно более высокие баллы, чем их польские сверстники, по общему STS [ t (297) = 7,09, p <0,001, g = 0,84], а также социальная оценка [ t (297) = 5,71, p <0,001, г = 0,67], самоусиление [ t (297) = 4,06, p <0,001, г = 0,48 ], самокритика [ t (297) = 6.49, p <0,001, г = 0,77] и самоуправление [ t (297) = 5,40, p <0,001, г = 0,64] субшкалы STS. Аналогичная картина наблюдалась для общей шкалы IDAS-R и пяти из восьми ее подшкал. В частности, студенты из США показали более высокие баллы, чем польские студенты, по общему IDAS-R [ t (297) = 3,33, p <0,001, g = 0,39], а также идентичности [ t (297) = 1,92, p <0.05, г = 0,23], спонтанный [ t (298) = 3,84, p <0,001, г = 0,45], жвачный [ t (298) = 3,40, p <0,001, г = 0,40], конфронтация [ t (298) = 3,06, p <0,002, г = 0,36] и изменение перспективы [ t (298) = 6,61, p <0,001 , г = 0,78] диалоги.

Таблица 2 сообщает о корреляциях между показателями STS и IDAS-R для каждой выборки и указывает те корреляции, которые достигли 0.001 уровень значимости. Соответствие между этими двумя видами внутриличностного общения оказалось неизменно положительным, с большинством корреляций в диапазоне от умеренного до сильного. Для польской выборки 36 из 44 корреляций между общими и субшкалами по шкале STS и IDAS-R были значительными. Для выборки из США 35 из 44 этих корреляций были значительными. В польской выборке значимые корреляции варьировались от 0,24 до 0,59; в выборке из США значимые отношения находились в диапазоне от 0.29 и 0,62. Более того, закономерности взаимоотношений в обеих выборках были схожими. Общие баллы STS и IDAS-R коррелировали 0,56 в польской выборке и 0,62 в выборке из США.

Таблица 2. Корреляция между STS и IDAS-R: результаты для польской выборки выше диагонали и для образца США ниже диагонали.

С одной стороны, эти результаты показывают умеренные положительные отношения между несколькими функциями разговора с самим собой и типами внутренних диалогов.С другой стороны, есть свидетельства возможной независимости этих видов внутриличностного общения. Для нашей следующей серии анализов мы стремились определить степень независимости субшкал STS и IDAS-R. Мы использовали как канонический корреляционный, так и исследовательский факторный анализ с объединенными выборками, чтобы ответить на этот вопрос.

Чтобы ответить на вопрос о наложении двух показателей внутриличностного общения, мы сначала использовали канонический корреляционный анализ, который позволил нам изучить взаимоотношения между субшкалами STS и IDAS-R более сложным и продвинутым способом.Этот анализ позволяет нам найти особенности, которые важны для объяснения ковариации между подшкалами STS и IDAS-R. Мы провели анализ объединенных выборок, где каждый участник был представлен своими баллами по четырем субшкалам STS и восьми подшкалам IDAS-R. Из-за потенциального негативного влияния выбросов на CCA, мы сначала исключили респондентов, которые набрали три стандартных отклонения выше или ниже среднего по общему баллу по любому из показателей. Это привело к новому размеру выборки - 293 человека (180 женщин в возрасте от 18 до 34 лет).Результаты этого анализа показали три значимых канонических корреляции: 0,64, 0,43 и 0,33 (все p <0,001), объясняя, соответственно, 41%, 19% и 11% дисперсии (см. Таблицу 3). Первая каноническая переменная представляла более половины отклонения от исходного набора переменных и объясняла около 25% отклонения от противоположного набора переменных.

Таблица 3. Канонические корреляции между IDAS-R и STS.

Интересно, что все нагрузки были отрицательными, с отсутствием функций разговора с самим собой (см. Канонические загрузки), что соответствовало сокращению внутренних диалогов всех видов.Однако, согласно обратным нагрузкам, эта переменная отражала наличие четырех функций разговора с самим собой, а именно самоуправления, социальной оценки, самокритики и, в меньшей степени, самоусиления, а также почти всех типов внутреннего диалоги. Эту переменную можно обозначить как «диалогический разговор с самим собой». Вторая и третья канонические переменные представляли лишь небольшую величину остаточной дисперсии от исходных переменных (обе 16%) и очень мало объясняли остаточную дисперсию (3% и 2%) от противоположного набора переменных.

Чтобы изучить сходство обоих видов внутриличностного общения, мы также использовали исследовательский факторный анализ, главные компоненты с вращением Varimax и тест Скри для извлечения факторов. 12 подшкал (четыре STS, восемь IDAS-R) служили переменными в этом анализе. Мы нашли четырехфакторное решение согласно тесту Скри. Четыре извлеченных фактора объяснили 79% дисперсии (нагрузки см. В таблице 4).

Таблица 4. Результаты EFA: нагрузки для четырехфакторного раствора.

Факторы объясняют 49,3%, 11,7%, 8,9% и 7,2% дисперсии соответственно. Фактор 1 (Внутренняя Диалогичность) представлял различные виды внутренних диалогов IDAS-R, за исключением неадаптивных и конфронтирующих диалогов. Этот фактор объясняет почти половину дисперсии данных, при этом шесть из 12 подшкал имеют относительно высокие нагрузки. Что касается содержания этого фактора, то подшкалы IDAS-R связаны с контактом и объединением с внутренними диалогами себя и других, представляя адаптивную сторону внутренних диалогов.Интересно, что функции STS не сильно нагружали этот фактор.

Фактор 2 (саморегулируемый разговор с самим собой) содержал три подшкалы / функции СС: социальная оценка, самоуправление и самокритика. Эти субшкалы, кажется, представляют собой аспекты разговора с самим собой, которые отличаются от типов внутренних диалогов. Фактор 3 (деструктивная диалогичность) содержал неадаптивные и противоречивые подшкалы IDAS-R. Эти типы внутренних диалогов представляют собой своего рода психическую нагрузку, вызванную или сопровождающуюся неприятными или вызывающими напряжение диалогами.Фактор 4 (Самоусиление разговора с самим собой) включал только подшкалу ССН самоподкрепления.

Подводя итог, и CCA, и EFA показали некоторое совпадение между разговором с самим собой и внутренней диалогической активностью. Однако результатов недостаточно, чтобы идентифицировать эти два способа внутриличностного общения как переменные аспекты одного и того же явления. Вместо этого они кажутся дополнительными типами внутриличностного общения, выполняющими разные функции.

Обсуждение

Целью данного исследования было изучить сходство между двумя видами внутриличностного общения с использованием двух недавних многомерных показателей внутреннего диалога и разговора с самим собой.Как мы и ожидали, между итоговыми и субшкалами оценок IDAS-R и STS была умеренная или сильная взаимосвязь. Эти результаты предполагают, что внутренняя диалогическая активность во многом отличается от обычных функций разговора с самим собой. Другими словами, во внутренних диалогах есть значительный компонент разговора с самим собой. Хотя Brinthaupt et al. (2009) разработали STS независимо от Dialogical Self Theory, функции саморегуляции, определенные их мерой, обеспечивают некоторую концептуальную и теоретическую поддержку этой теории.

Как корреляционные данные нулевого порядка, так и канонические корреляции показали значительную взаимосвязь между функциями разговора с самим собой и типами внутренних диалогов. Результаты в целом показали, что перекрытие STS и IDAS-R составляет от 30% до 40%. Общая дисперсия подшкал STS и IDAS-R, согласно каноническому корреляционному анализу, составила около 41%. Такие результаты показывают, что функции разговора с самим собой и типы внутреннего диалога, с одной стороны, явно взаимосвязанные переменные.

С другой стороны, есть разные элементы для каждого типа режима внутриличностной связи. Например, функции STS, по-видимому, представляют динамические аспекты внутриличностного общения, включая активную обработку текущих или недавних ситуаций и компенсацию поведенческих проблем и когнитивных нарушений (см. Brinthaupt, 2019, this Research Topic). С другой стороны, различные типы внутренней диалогической активности, по-видимому, представляют собой созерцательные аспекты внутриличностного общения, такие как размышления о себе или размышления о различных аспектах своей идентичности.Типы внутренних диалогов иллюстрируют качества осознания человеческого сознания: представления других в своем уме, преодоление одиночества, сохранение связей со значимыми другими, борьба за автономию и управление социальным зеркалом (например, Пухалска-Василь и др., 2008; Rowan, 2011; Stemplewska-akowicz et al., 2012; Valsiner, Cabell, 2012).

Исследование самооценки предполагает, что внутренний диалог и разговор с самим собой, возможно, выполняют разные роли. Oleś et al. (2010) обнаружили, что общие и субшкальные баллы по шкале IDAS отрицательно и значимо коррелируют с самооценкой.Однако Brinthaupt et al. (2009) обнаружили, что самооценка существенно не коррелировала с общими и субшкальными оценками STS (за исключением самокритичного разговора с самим собой). В обоих исследованиях самооценка измерялась с помощью одного и того же инструмента - шкалы самооценки Розенберга, но собирались данные из разных групп населения / стран (Польша и США).

В настоящем исследовании были доказательства более частой активности внутриличностного общения в выборке из США, особенно в отношении функций разговора с самим собой.Неясно, отражают ли эти результаты культурные или возрастные различия между двумя выборками. Американские студенты были на несколько лет моложе польских участников. Вполне возможно, что молодые люди могут участвовать в более личном общении (как IDAS-R, так и STS), чем люди старшего возраста. Если более молодые люди испытывают неопределенность во взрослой жизни (Hermans and Hermans-Konopka, 2010) и чаще участвуют в процессах построения идентичности в позднем подростковом и начинающем взрослом возрасте (Arnett, 2000; Hermans and Dimaggio, 2007), то можно ожидать увеличения отчеты о внутренних диалогах и разговорах с самим собой.

Культурные различия между выборками из США и Польши также могут быть причиной различий в описываемой частоте разговоров с самим собой и внутренних диалогов. Исследования показывают, что более высокая интеграция идентичности связана с менее частой внутренней диалогической активностью, измеряемой IDAS (Oleś, 2011), и что более высокая интеграция ясности самооценки связана с менее частой внутренней диалогической активностью (Oleś et al., 2010). Если две выборки различались по своей идентичности или ясности самооценки (что могло быть связано с возрастными различиями), это могло бы объяснить различия в частоте, которые мы наблюдали на STS и IDAS-R.Таким образом, изучение возрастных и культурных различий во внутриличностном общении представляется плодотворным направлением для будущих исследований.

Ограничения и последствия для будущих исследований

Мы применили аспекты внутриличностного общения, используя два метода самоотчета. Таким образом, данные этого исследования относятся в основном к аспектам внутреннего диалога и разговора с самим собой, о которых респонденты осознают или могут получить доступ после размышлений. Как отмечали другие (например, Beck, 1976), не все внутриличностное общение является сознательным, и нынешние меры ограничиваются теми ситуациями и опытом, которые респонденты могут вспомнить или сделать вывод на основе другой информации.Кроме того, список функций и типов разговоров с самим собой и внутренних диалогов, используемых STS и IDAS-R, не является исчерпывающим. Например, STS не измеряет частоту самоудаления и адаптивного совладания, которые, как было показано, являются неявными функциями разговора с самим собой от третьего лица (Kross et al., 2014) или общего «вы», которое используется для создание общего смысла, чтобы помочь «людям« нормализовать »отрицательный опыт, расширяя его за пределы« я »» (Орвелл и др., 2017, стр. 1299). Могут быть дополнительные когнитивные, мотивационные или эмоциональные функции, не задействованные STS и IDAS-R (например,г., Alderson-Day et al., 2018; Latinjak et al., 2019).

Мы полагаем, что методологические артефакты вряд ли объяснят результаты. Нагрузки факторного анализа не отражают исключительно положительные и отрицательные валентные элементы из показателей. Например, в Факторе 1 появились задумчивые диалоги, а в Факторе 2 - самокритичный разговор с самим собой. Результаты, по-видимому, более точно соответствуют общей частоте использования каждого вида внутриличностного общения с тремя наименее частыми аспектами (дезадаптивный и противостояние диалогам и самоподкрепляющемуся разговору с самим собой), возникающие как отдельные, второстепенные факторы.Кроме того, обе шкалы использовали один и тот же формат ответа, что должно уменьшить количество артефактов ответа. Тем не менее, STS использует специальную обучающую подсказку («Я говорю сам с собой, когда…» возникают определенные ситуации). С помощью IDAS-R участники оценивают утверждения, относящиеся к ситуациям диалогического мышления, относящимся к себе и другим. Таким образом, существует различие между , когда человек разговаривает с самим собой (STS), и , как , когда человек разговаривает с самим собой (IDAS-R). Дальнейшие исследования необходимы для тщательного и систематического изучения содержания заданий и построения индикаторов STS и IDAS-R.

Поскольку STS и IDAS-R имеют семантически перекрывающееся содержимое элементов, важно проверить прогнозируемую ценность каждой шкалы с помощью внешних критериев. Хотя нам еще предстоит изучить внешние критерии, которые могли бы разрешить различие между разговором с самим собой и внутренним диалогом, есть некоторые свидетельства того, что внутренние диалоги более тесно связаны с самооценкой, чем разговор с самим собой (Brinthaupt et al., 2009; Oleś et al., 2010), предполагая потенциальные различия в функциях, выполняемых этими двумя видами при внутриличностном общении.Изучение работы внутреннего диалога и разговора с самим собой в конкретных контекстах саморегулирования (например, в новых или стрессовых ситуациях) может дать дополнительное представление о прогностической ценности и совпадении показателей.

В будущих исследованиях необходимо будет продолжить изучение структуры и свойств STS и IDAS-R. Одно из возможных направлений - изучить внутриличностное поведение, зависящее от конкретной ситуации. Например, в определенных контекстах или ситуациях (например, преодоление стресса, принятие решения или построение личной идентичности) могут быть определенные поведенческие сигнатуры (Mischel and Shoda, 1995), содержащие различные комбинации внутреннего диалога или типов разговора с самим собой. .Как показывают материалы, представленные в этой теме исследования, помимо внутреннего диалога и разговора с самим собой, существуют и другие виды внутриличностного общения. Изучение отношений между разновидностями внутриличностного общения также было бы достойной целью для будущих исследований.

Заключение

Мы показали, что отношения между внутренним диалогом и разговором с самим собой интересны и сложны, и что изучение этих отношений является теоретически ценной исследовательской целью. Существует несколько дополнительных режимов, категорий и функций, обслуживаемых внутриличностным общением или относящихся к нему (например,г., Хиви и Херлберт, 2008). Исследователи могут счесть полезным использовать IDAS-R и STS для дальнейшего изучения совпадений и различий между этими явлениями.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Institutional Review Board (IRB) Государственного университета Среднего Теннесси, США.Это исследование охватывало две страны. Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании, когда это требовалось национальным законодательством и требованиями учреждения.

Авторские взносы

PO концептуализировал исследование, провел эмпирическое исследование в Польше, отредактировал и написал первую версию рукописи. TB подготовил идею исследования, руководил эмпирическим исследованием в Соединенных Штатах, наконец отредактировал, исправил и исправил первую версию рукописи.RD провела эмпирическое исследование в США и подготовила базу данных. DP, провел эмпирическое исследование в Польше, подготовил базу данных и выполнил вычисления.

Финансирование

Публикация статьи поддержана Люблинским католическим университетом Иоанна Павла II, Польша.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Олдерсон-Дэй, Б., Митренга, К., Уилкинсон, С., Маккарти-Джонс, С., и Фернихо, К. (2018). Пересмотренный вариант опросника внутренней речи (VISQ-R): воспроизведение и уточнение связей между внутренней речью и психопатологией. Сознательное. Cogn. 65, 48–58. DOI: 10.1016 / j.concog.2018.07.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бахтин М. (1973). Проблемы поэтики Достоевского , 2-е изд.Анн-Арбор, Мичиган: Ардис.

Google Scholar

Баторий, А. М. (2010). Диалогичность и построение идентичности. Внутр. J. Dial. Sci. 4, 45–66.

Google Scholar

Бек А. Т. (1976). Когнитивная терапия и эмоциональные расстройства. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Новая американская библиотека.

Google Scholar

Бхатия, С. (2002). Аккультурация диалогических голосов и построение диаспорического Я. Theory Psychol. 12, 55–77. DOI: 10.1177 / 0959354302121004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бринтхаупт, Т. М. (2019). Индивидуальные различия в частоте разговоров с самим собой: социальная изоляция и когнитивные нарушения. Фронт. Psychol. Cogn. Sci. 10: 1088. DOI: 10.3389 / fpsyg.2019.01088

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бринтхаупт, Т. М., и Дав, К. Т. (2012). Различия в частоте разговоров с самим собой в зависимости от возраста, статуса единственного ребенка и воображаемого детского статуса компаньона. J. Res. Чел. 46, 326–333. DOI: 10.1016 / j.jrp.2012.03.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бринтхаупт, Т. М., Хайн, М. Б., и Крамер, Т. Е. (2009). Шкала разговора с самим собой: разработка, факторный анализ и проверка. J. Pers. Оценивать. 91, 82–92. DOI: 10.1080 / 002238

484498

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карвер, С. С., и Шайер, М. Ф. (1998). О саморегуляции поведения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Дениз, К. (2009). «Осведомленность, убеждения и практики учителей дошкольного возраста в отношении частной речи детей», в Private Speech, Executive Functioning, and the Development of Verbal Self-регуляция , ред. A. Winsler, C. Fernyhough и I. Montero (Cambridge : Cambridge University Press), 236–246. DOI: 10.1017 / CBO9780511581533.019

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Диас, Р.М., и Берк, Л. Э. (ред.). (1992). Частная речь: от социального взаимодействия к саморегулированию. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Google Scholar

Дункан Р. М. и Чейн Дж. А. (1999). Частота и функции самооценки частной речи у молодых людей: опросник самовербализации. Банка. J. Behav. Sci. 31, 133–136. DOI: 10,1037 / h0087081

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Fernyhough, C. (2009).«Диалогическое мышление», в Частная речь, Исполнительное функционирование и развитие вербальной саморегуляции , ред. А. Винслер, К. Фернихау и И. Монтеро (Кембридж: Издательство Кембриджского университета), 42–52.

Google Scholar

Fernyhough, C. (2016). Голоса внутри: история и наука о том, как мы разговариваем сами с собой. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Google Scholar

Харди, Дж. (2006). Говоря ясно: критический обзор литературы для разговоров с самим собой. Psychol. Спортивные упражнения. 7, 81–97. DOI: 10.1016 / j.psychsport.2005.04.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hatzigeorgiadis, A., Zourbanos, N., Galanis, E., and Theodorakis, Y. (2011). Разговор с самим собой и спортивные результаты: метаанализ. Перспектива. Psychol. Sci. 6, 348–356. DOI: 10.1177 / 1745691611413136

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Херманс, Х. Дж. М. (1996). Озвучивание себя: от обработки информации к диалогическому обмену. Psychol. Бык. 119, 31–50. DOI: 10.1037 / 0033-2909.119.1.31

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Херманс, Х. Дж. М. (2003). Построение и реконструкция диалогического Я. J. Constr. Psychol. 16, 89–130. DOI: 10.1080 / 107205303902

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Германс, Х. Дж. М., и Димаджио, Г. (2007). Я, идентичность и глобализация во времена неопределенности: диалогический анализ. Ред.Gen.Psychol. 11, 31–61. DOI: 10.1037 / 1089-2680.11.1.31

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Херманс, Х. Дж. М., и Гизер, Т. (2012). Справочник по диалогической самости. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Херманс, Х. Дж. М., и Херманс-Конопка, А. (2010). Диалогическая теория Я. Позиционирование и контрпозиционирование в глобализирующемся обществе. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Германс, Х.Дж. М. и Кемпен, Х. Дж. Г. (1993). Диалогическое Я. Значение как движение. Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

Google Scholar

Кендалл П.С., Ховард Б.Л. и Хейс Р.С. (1989). Самореферентная речь и психопатология: баланс позитивного и негативного мышления. Cogn. Ther. Res. 13, 583–598. DOI: 10.1007 / BF01176069

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кросс, Э., Брюльман-Сенекаль, Э., Парк, Дж., Берсон, А., Догерти, А., Shablack, H., et al. (2014). Разговор с самим собой как механизм регулирования: важно то, как вы это делаете. J. Pers. Soc. Psychol. 106, 304–324. DOI: 10.1037 / a0035173

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кросс, Э., Викерс, Б. Д., Орвелл, А., Гейнсбург, И., Моран, Т. П., Бойер, М., и др. (2017). Разговор с самим собой от третьего лица снижает беспокойство по поводу Эболы и восприятие риска за счет развития рационального мышления. Здоровье и благополучие 9, 387–409. DOI: 10.1111 / aphw.12103

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Langland-Hassan, P., и Висенте, А. (ред.). (2018). Внутренняя речь: Новые голоса. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Латиньяк, А. Т., Торрегросса, М., Комутос, Н., Эрнандо-Гимено, К., и Рамис, Ю. (2019). Целенаправленный разговор с самим собой, используемый для саморегуляции в мужских баскетбольных соревнованиях. J. Sports Sci. 37, 1429–1433. DOI: 10.1080 / 02640414.2018.1561967

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккей, Д. Г. (1992).«Ограничения теорий внутренней речи», в Auditory Imagery , ed. Д. Рейсберг (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 121–149.

Google Scholar

Маркова, И. (2005). Диалогичность и социальные представления. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Маккарти-Джонс, С., Фернихо, К. (2011). Разновидности внутренней речи: связи между качеством внутренней речи и психопатологическими переменными в выборке молодых людей. Сознательное. Cogn . 20, 1586–1593. DOI: 10.1016 / j.concog.2011.08.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мишель В., Кантор Н. и Фельдман С. (1996). «Принципы саморегуляции: природа силы воли и самоконтроля», в Социальная психология: Справочник основных принципов , ред. Э. Т. Хиггинс и А. В. Круглански (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 329–360.

Google Scholar

Mischel, W., and Shoda, Y.(1995). Когнитивно-аффективная системная теория личности: переосмысление инвариантности личности и роли ситуаций. Psychol. Ред. 102, 246–286. DOI: 10.1037 / 0033-295X.102.2.246

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Морин, А. (2018). «Саморефлексивные функции внутренней речи: тринадцать лет спустя», in Inner Speech: New Voices , ред. П. Лангланд-Хассан и А. Висенте (Oxford: Oxford University Press), 276–298.

Google Scholar

Морин А., Духнич К. и Рэйси Ф. (2018). Самостоятельное использование внутренней речи у студентов университета. Заявл. Cogn. Psychol. 32, 376–382. DOI: 10.1002 / acp.3404

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Moser, J. S., Dougherty, A., Mattson, W. I., Katz, B., Moran, T. P., Guevarra, D., et al. (2017). Разговор с самим собой от третьего лица способствует регулированию эмоций без задействования когнитивного контроля: конвергенция данных ERP и fMRI. Sci. Отчет 7: 4519. DOI: 10.1038 / s41598-017-04047-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нир, Д. (2012). «Озвучивание внутреннего конфликта: от диалогического к переговорному Я», в Справочник по диалогическому Я , ред. Х. Дж. М. Херманс и Т. Гизер (Кембридж: Издательство Кембриджского университета), 284–300. DOI: 10.1017 / cbo978113

34.020

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олесь П. К. (2009). Czy głosy umysłu da się mierzyć? Skala wewnętrznej aktywności dialogowej (SWAD) [Можно ли измерить голоса разума? Шкала внутренней диалогической активности (IDAS). Prz. Психол . 52, 37–50.

Google Scholar

Олесь П. К. (2011). «Dialogowe ja: zarysteorii, inspiracjebadawcze, ciekawszewyniki [Диалогическое я: краткое изложение теории, вдохновение для исследования и сложные результаты]», в Dialog z Samym Soba̧ , ред. PK Oleś, M. Puchalska-Wasyl, and E. Brygoła ( Варшава: Wydawnictwo Naukowe PWN), 143–171.

Google Scholar

Олесь, П. К., Баторий, А., Бушек, М., Хоражи, К., Драс, Ю., Янковский, Т., и другие. (2010). Внутренняя диалогическая деятельность и ее психологические корреляты. Czas. Psychol. 16, 113–127.

Google Scholar

Oleś, P. K., and Hermans, H. J. M. (ред.). (2005). Диалогическое Я: теория и исследования. Люблин: Wydawnictwo KUL.

Google Scholar

Олесь П. К., Пухальска-Василь М. (2012). «Диалогичность и личностные качества», в «Справочник по диалогу« Я », ред.Дж. М. Херманс и Т. Гизер (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 241–252. DOI: 10.1017 / cbo978113

34.017

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Орвелл, А., Айдук, О., Мозер, Дж. С., Гельман, С. А., и Кросс, Э. (2019). Лингвистические сдвиги: относительно легкий путь к регулированию эмоций? Curr. Прямой. Psychol. Sci. 28, 567–573. DOI: 10.1177 / 0963721419861411

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пухальска-Васыл М. (2010).Диалог, монолог и смена ракурса - три формы диалогичности. Внутр. J. Dial. Sci. 4, 67–79.

Google Scholar

Пухальская-Василь, М. (2011). «Внутренняя диалогическая активность: типы и корреляты личности», в Юнгианская и Диалогическая самоперспективы , ред. Р. А. Джонс и М. Мориока (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Palgrave McMillan), 100–116. DOI: 10.1057 / 9780230307490_7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пухальская-Василь, М., Хмельницкая-Кутер, Э., и Олесь, П. К. (2008). От внутреннего собеседника к психологическим функциям диалогической деятельности. J. Construct. Psychol. 21, 239–269. DOI: 10.1080 / 10720530802071476

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Puchalska-Wasyl, M., Oleś, P.K., and Hermans, H.J.M. (ред.). (2018). Диалогическое Я: Вдохновение, соображения и исследования. Люблин: Towarzystwo Naukowe KUL.

Google Scholar

Раггатт, П.Т. Ф. (2012). «Позиционирование в диалогическом Я: последние достижения в построении теории», в Справочник по Диалогическому Я , ред. Х. Дж. М. Херманс и Т. Гизер (Кембридж: Издательство Кембриджского университета), 29–45. DOI: 10.1017 / cbo978113

34.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роуэн, Дж. (2011). «Диалогическое Я и душа», в Юнгианские и Диалогические Я-Перспективы , ред. Р. А. Джонс и М. Мориока (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Palgrave McMillan), 152–166.DOI: 10.1057 / 9780230307490_10

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, Р. М., и Гарамони, Г. Л. (1989). Когнитивный баланс и психопатология: оценка модели обработки информации положительных и отрицательных состояний ума. Clin. Psychol. Ред. 9, 271–294. DOI: 10.1016 / 0272-7358 (89)

-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Stemplewska-akowicz, K., Zalewski, B., Suszek, H., and Kobylińska, D. (2012). «Когнитивная архитектура диалогической самости: экспериментальный подход», в Справочник по диалогической самости , ред.Дж. М. Херманс и Т. Гизер (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 264–283. DOI: 10.1017 / cbo978113

34.019

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Валсинер Дж. И Кабелл К. Р. (2012). «Самосоздание посредством синтеза: расширение теории диалогической самости», в Справочник по диалогическому «Я» , ред. Х. Дж. М. Херманс и Т. Гизер (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 241–297.

Google Scholar

Выготский Л. (1962). Мысль и язык. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Уайт Р. Э., Кросс Э. и Дакворт А. Л. (2015). Спонтанное самоудаление и адаптивная саморефлексия в подростковом возрасте. Child Dev. 86, 1272–1281. DOI: 10.1111 / cdev.12370

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

У вас есть внутренний монолог? Не все делают.

Фото: Stock Photos from vasabii / Shutterstock

У вас когда-нибудь был разговор сам с собой, который происходил в вашей голове? Если да, то вы один из многих, у кого есть внутренний монолог - или внутренний голос, - который излагает ваши мысли в течение дня.Но знаете ли вы, что у многих людей нет такого внутреннего диалога? Некоторым это может показаться странным, но для человека, у которого нет внутреннего монолога, столь же странно представить, как это проявляется.

Тема внутренней речи вызвала ажиотаж в Твиттере после того, как пользователь KylePlantEmoji высказал собственное наблюдение по этому поводу. «Забавный факт: у некоторых людей есть внутреннее повествование, а у некоторых - нет», - написал он в Твиттере. «Например, мысли некоторых людей подобны предложениям, которые они« слышат », а у некоторых людей просто абстрактные невербальные мысли, и они должны сознательно их вербализовать. И большинство людей не осознают другого типа людей.”

Это вызвало бурную реакцию в Интернете, поскольку люди по обе стороны медали представляли, какой будет жизнь с их внутренним монологом или без него. Ученые годами обсуждают это явление. Психологи начали изучать функцию внутренней речи в 1930-х годах. Российский психолог Лев Выготский предположил, что внешний разговор может стать интернализированным. Он даже предположил, что эта внутренняя речь была сильно сокращена и содержала много пропусков.Идея интернализации внешней речи также подтверждается свидетельствами того, что одна и та же часть мозга - область Брока - имеет дело с обоими.

Так что, если у вас нет внутреннего монолога, стоит ли вам волноваться? Не совсем. Исследования показывают, что некоторые люди никогда не испытывают этого, в то время как другие испытывают это лишь от случая к случаю. «Я уверен, что внутренняя речь - устойчивое явление; Если вы используете правильный метод, то почти нет сомнений в том, происходит ли внутренняя речь в данный момент », - пишет Рассел Т.Херлберт, профессор психологии Университета Невады. «И я уверен в индивидуальных различиях - некоторые люди говорят сами с собой много, некоторые никогда, некоторые время от времени».

Интересно, что исследователи из Гарвардского университета обнаружили, что визуальное и вербальное мышление тесно связаны. Хотя люди часто считают себя более вербальными или визуальными, это не всегда так. Фактически, люди с ясным внутренним монологом обычно имеют более сильные ментальные визуальные эффекты, сопровождающие их словесные мысли.

Независимо от того, постоянно ли у вас в голове присутствует повествование или вы ничего не слышите, в ходе дискуссии возникают интересные вопросы о том, как мы думаем и обрабатываем информацию. Конечно, в следующий раз, когда вы увидите кого-то, задумавшегося, вы можете просто задаться вопросом, о чем идет разговор у него в голове.

KylePlantEmoji произвел фурор в Твиттере своей информацией о внутренних монологах.

Интересный факт: у некоторых людей есть внутреннее повествование, а у некоторых нет

Например, мысли некоторых людей подобны предложениям, которые они «слышат», а у некоторых людей просто абстрактные невербальные мысли, и они должны сознательно вербализовать их

И большинство людей не знают о другом типе людей

- Kyle🌱 (@KylePlantEmoji) 27 января 2020 г.

Реакция разделилась между теми, кого мы не можем представить себе жизнь без их внутреннего голоса…

Сказать моему внутреннему голосу заткнуться НЕВОЗМОЖНО.Это похоже на «ладно, надо молчать. Ни о чем не думай. Ничего не думай ... ни о чем не ... не ... узел ... чесночный узел ... хлеб ... Я голоден. Чипотле открыт так поздно? Я всегда могу пойти в Target- «

».

- али (@Cinerdella) 28 января 2020 г.

Я тоже так делаю. Я почти уверен, что просматриваю около 5 вариантов того, как будет проходить разговор, прежде чем я его получу.

Я тоже расстроился из-за теоретического разговора, и мне пришлось напомнить себе, что, ну, этого еще даже не произошло.

- PopSixxSquish || Эшли (@PopSixxSquish) 28 января 2020 г.

У меня в голове действительно есть полноценные разговоры с самим собой. Мне было бы так скучно, если бы у меня не было внутреннего монолога.

- Cum Goblin (@ProstateWizard) 27 января 2020 г.

И те, кто не может поверить, что у некоторых людей весь день есть внутреннее повествование.

Я имел обыкновение считать, что кто-то, думающий вслух по телевизору, или отрывки мысли в книгах, были метафорой или художественной лицензией.Меня до сих пор поражает, что многие люди думают именно так, а не такими понятиями, как я. Мысли для меня - это мысли, отдельные от слов или образов.

- Алиса Кэнн (@alicecann) 27 января 2020 г.

Я сижу здесь, пытаясь представить, что такое слышать твой собственный голос в своей голове, постоянно рассказывающий о каждом моменте твоего бодрствования, и я чертовски рад, что мой разум этого не делает. https://t.co/uh5xHXBFe8

- JeanNA Toss A Coin to your Skinner (@JeannaLStars) 2 февраля 2020 г.

Это настолько дико для меня, что я не могу представить, чтобы мыслить реальными предложениями и слышать внутренний монолог.Люди действительно думают предложениями ???? https://t.co/McreMtBK5a

- WitchyTwitchy Ⓥ (@witchytwitchytv) 27 января 2020 г.

Узнайте больше о том, почему у некоторых людей есть внутренний монолог, из этого видео.

ч / т: [IFL Science !, Vice]

Статьи по теме:

Почему 70% людей могут слышать этот беззвучный GIF-файл?

Если музыка вызывает дрожь по позвоночнику, у тебя особенный мозг

Женщина с синестезией рассказывает людям, как их зовут на вкус

Фотограф анализирует мозг своих подопытных, чтобы понять, как они на самом деле хотят выглядеть

У большинства из нас есть внутренний голос, но если вы относитесь к меньшинству, у которого его нет, возможно, именно поэтому

Читая этот текст, вы, вероятно, можете услышать свой внутренний голос, повествующий слова.

Внутренняя речь - беззвучное производство слов в уме - это ключевой аспект нашей ментальной жизни.

Он связан с широким спектром психологических функций, включая чтение, письмо, планирование, память, самомотивацию и решение проблем.

Хотя по оценкам исследователей, по крайней мере половину нашей жизни мы тратим на разговоры с самими собой, у разных людей это может быть разным.

Эта проблема возникла в социальных сетях на этой неделе после того, как автор вирусной статьи написал о своем шоке после того, как обнаружил, что у некоторых людей нет внутренней речи.

Загрузка

У некоторых людей есть внутренний монолог, в котором они постоянно комментируют все, что они делают, в то время как другие производят лишь небольшие фрагменты внутренней речи то здесь, то там в течение дня.

Проявление внутренней речи людей также может быть разным.

Самый распространенный тип - это мотивационная или оценочная внутренняя речь, когда внутренняя речь используется для оценки нашего собственного поведения.

Пример этого - когда спортсмен мысленно готовится к большой игре (когда он «настраивает» себя) или когда он оценивает свое выступление после матча.

Другой тип - это диалогическая внутренняя речь, которая представляет собой склонность к постоянному разговору с самим собой.

Этот тип внутренней речи может быть в виде полных предложений или в сокращенной форме (потому что вы уже знаете значение того, что говорите), и даже может включать в себя высказывание того, что, по вашему мнению, может сказать кто-то другой.

Внутренняя речь, беззвучное производство слов в уме, является ключевым аспектом ментальной жизни большинства людей. (

ABC Open участник tassiescape

)

Сказать что?

У всех есть внутренняя речь?

В исследовании 2011 г. звучали звуковые сигналы 30 участникам, и когда звуковой сигнал срабатывал, участники должны были записывать, что происходило в их голове.

Наши внутренние голоса

В этом подкасте All in the Mind исследует работу наших внутренних голосов и их связь с нашим развитием и творчеством.

Подробнее

Спустя несколько недель исследователи обнаружили, что некоторые участники испытывали внутреннюю речь почти все время, некоторые испытывали ее от случая к случаю, а другие никогда не испытывали.

В нескольких других исследованиях участникам предлагалось заполнить анкету об их опыте внутренней речи.Несмотря на то, что подавляющее большинство респондентов утверждают, что обладают той или иной формой внутренней речи, меньшинство нет.

Эти результаты вызывают два вопроса.

Во-первых, что творится в головах людей, у которых нет внутренней речи?

Конечно, есть индивидуальные различия, но некоторые люди думают образами, концепциями и эмоциями.

И когда их спрашивают «о чем вы думаете?», Эти люди переводят свои невербальные мысли в слова, которые затем используют для общения.

Загрузка

Во-вторых, если внутренняя речь важна для широкого спектра психологических функций, как люди могут выжить без нее?

Это открытый вопрос, но очевидно, что люди, у которых нет внутренней речи, способны преуспевать в своей личной и профессиональной жизни.

Что происходит в головах людей без внутренней речи?

Так почему у некоторых людей нет внутренней речи? Исследования показывают, что для воспроизведения внутренней речи требуется сеть мозговой активности, охватывающая от лобной доли до слуховой коры, которая расположена рядом с вашими ушами.

Загрузка

Эти сети аналогичны тем, которые используются, когда мы говорим вслух (что также требует двигательной коры головного мозга, потому что нам нужно двигать языком, губами и т. Д.).

Одна теория предполагает, что люди, которые не производят внутреннюю речь, не могут активировать эти сети, не активировав также свою моторную кору.

Другая теория - плохой самоанализ, который относится к способности человека исследовать свои собственные психические процессы.

Согласно этой теории, каждый человек производит внутреннюю речь, но некоторые люди осознают это, а другие нет.

Или, может быть, мы неправильно думаем об этом. Возможно, отсутствие внутренней речи является настройкой мозга по умолчанию (есть ли у детей или животных внутренняя речь?), И что-то необычное может быть в людях, у которых она есть.

Как бы то ни было, у неспособности воспроизводить внутреннюю речь может быть луч света.

Например, внутренняя речь может помочь нам решить проблемы, но она также может подавить нас, что может привести к развитию тревоги, депрессии, расстройства пищевого поведения и многих других форм психических заболеваний.

Некоторые люди говорят, что у них нет внутренней речи, в то время как другие испытывают почти постоянный внутренний диалог. (

Mohamad Hassan (Pixabay)

)

Понимание функции и дисфункции внутренней речи, а также того, почему у одних людей она есть, а у других нет, является важной областью психологических исследований.

В конечном итоге это может открыть новые отрасли, а также произвести революцию в сфере образования и психического здоровья.

Брэдли Н. Джек - научный сотрудник факультета психологии Австралийского национального университета.

Есть ли у вас внутренний голос? Не все думают

Вы когда-нибудь задумывались о том, как вы думаете?

Вы говорите себе: «Не забывай молоко» перед тем, как уйти из дома, а затем, когда вы вернетесь домой без него в конце дня, вы говорите себе: «Как я мог быть таким глупым?» Есть ли постоянный «разговор сам с собой» в течение дня?

Многие люди используют языковую болтовню, чтобы организовать и сосредоточить свои мысли. Однако оказывается, что у некоторых людей вообще нет такого внутреннего монолога.Вместо этого они могут больше полагаться на визуализацию (для того, чтобы «увидеть себя» покупающими молоко в магазине). Другие используют комбинацию этих методов.

Людям по обе стороны этого разрыва «внутреннего монолога» трудно представить себе другой способ существования - до такой степени, что это как бы напугало всех во время онлайн-дебатов, которые стали вирусными в феврале.

Рассел Херлберт - профессор психологии Университета Невады, Лас-Вегас. На протяжении десятилетий он экспериментировал с внутренними переживаниями людей, их мыслями, чувствами и ощущениями.Что касается вирусной путаницы с внутренним речевым имуществом, то он немного посмеивается и говорит, что часто слышит, как люди утверждают, что у них есть вездесущий внутренний монолог, но его эксперименты показывают, что это не всегда так.

Но вместо того, чтобы спорить с ними, он говорит: «Что ж, давайте выясним».

Его испытания начались давно. Будучи аспирантом в начале 70-х, он начал задаваться вопросом, как ученые могут исследовать изначальные внутренние переживания субъектов, переживания, которые находятся в вашем нынешнем сознании, до того, как ваш мозг попытается их осмыслить или дать им какую-то интерпретацию.

«Цель моего исследования не в том, чтобы исследовать внутреннюю речь или внутренний монолог или как бы вы это ни называли, а в том, чтобы исследовать ваш опыт таким, какой он есть на самом деле», - говорит Херлбурт.

Он думал, что какие-нибудь пейджеры могут работать, но тогда не было ни сотовых телефонов, ни пейджеров. Итак, Херлберт, имеющий инженерное образование, разработал и запатентовал устройство, которое издает нерегулярные звуковые сигналы. Каждый раз, когда срабатывал звуковой сигнал, он просил испытуемых делать заметки о том, что они пережили в этот момент.

По мере того, как студенты проводили свои дни, пищалка срабатывала в случайное время. Им было дано указание попытаться выяснить, что происходило в их сознании в этот момент.

Звуковые сигналы срабатывали всего несколько раз. Это было сделано намеренно, чтобы испытуемые забыли, что они у них есть (и, таким образом, не загрязняли свой мыслительный процесс мыслями об эксперименте).

Позже исследователи задавали студентам вопросы, чтобы лучше понять, как они думали, когда звучали звуковые сигналы.Они что-то визуализировали? Испытываете тактильные ощущения? Чувствуете эмоцию? Эта линия исследования называется описательной выборкой опыта (DES).

Он говорит, что одним из ключевых выводов было то, что «не стоит ожидать хорошего ответа в первый же день». По сути, требуется день или два обучения DES, прежде чем люди найдут способы сосредоточиться и выразить то, что они испытывают в данный момент.

В своем исследовании он обнаружил, что большинство испытуемых изо всех сил пытались сформулировать, как они разговаривают сами с собой.Когда он спросил их о конкретных словах или предложениях, многие не ответили.

«И в ходе этого мы с вами вместе, я полагаю, вы бы сказали, что мы решаем:« ну, я думал, что у меня есть внутренняя речь, но на самом деле у меня нет »».

Его исследование показало, что субъекты разговаривали сами с собой в 26% случаев, но многие никогда не испытывали внутренней речи, в то время как у других она была в 75% случаев (средний процент составлял 20%).

Херлберт работал с другими исследователями, такими как Чарльз Фернихоф, использовать DES-опрос, когда испытуемые находились внутри МРТ-сканеров.В исследовании, проведенном в 2018 году всего с пятью участниками, сканер показал, что область мозга, связанная с определенными темами, загоралась, когда испытуемые говорили, что они думают об этих вещах, обеспечивая физическую связь с самими абстракциями мыслей.

Тем не менее, ученые борются с большой неопределенностью.

Что вызывает внутренний монолог?

Некоторые исследования показывают, что люди часто используют более внутреннюю вербализацию, когда находятся под давлением. Возможно, они репетируют ответы на вопросы собеседования.Или, может быть, они спортсмены, пытающиеся сосредоточиться.

Люди, сообщающие о внутреннем монологе, склонны воспринимать эти голоса как свои собственные. Этот разговор с самим собой обычно имеет знакомый темп и тон, хотя точный голос может меняться в зависимости от того, является ли текущий сценарий счастливым, пугающим или расслабленным. Иногда они могут использовать целые предложения. В других случаях они могли полагаться на сжатую игру слов, которая была бы бессмысленна для кого-либо еще.

Но что вызывает внутреннюю речь? Исследователь из Университета Британской Колумбии Марк Скотт обнаружил, что в мозгу существует сигнал, называемый «следствием разряда», который помогает нам различать сенсорные ощущения, которые мы создаем внутри, и ощущения от внешних стимулов - и этот сигнал играет большую роль во внутренней речи.Это также играет роль в том, как наша слуховая система обрабатывает речь. Когда мы говорим, существует внутренняя копия звука нашего голоса, генерируемая одновременно с нашим речевым голосом.

Что касается онлайн-дискуссии о внутреннем монологе, Херлберт понимает, что онлайн-комментаторы заняли твердую позицию по этому поводу. Некоторые люди просто не могут представить себе, что у них нет внутреннего голоса; другие озадачены постоянной внутренней болтовней.

«Половина из этих людей, вероятно, права, а половина из них не правы в отношении своих собственных [внутренних монологов] характеристик.Он говорит. «Основные выводы, я думаю, что люди не знают, что на их собственном опыте». И, согласно его экспериментам, «уровень уверенности не является хорошим предиктором» того, есть ли у кого-то активный внутренний монолог.

Первоначально опубликовано: 2 марта 2020 г.

SPCH 1311: Введение в речевую коммуникацию

Я уверен, что у вас есть член семьи, друг или коллега, с которым у вас есть идеологические или политические разногласия. Когда возникают разговоры и неизбежные разногласия, вы можете рассматривать этого человека как «нажимающего на ваши кнопки», если вы вовлечены в обсуждаемую проблему, или вы можете рассматривать этого человека как «в его мыльнице», если вы не заинтересованы.В любом случае ваши существующие представления о другом человеке, вероятно, усиливаются после вашего разговора, и вы можете прекратить разговор с мыслью: «Она никогда не проснется и не увидит, насколько она невежественна! Не знаю, зачем я вообще пытаюсь с ней поговорить! " Подобные ситуации происходят регулярно, и есть некоторые ключевые психологические процессы, которые влияют на то, как мы воспринимаем поведение других. Изучая эти процессы, в частности атрибуцию, мы можем увидеть, как на наше общение с другими влияют объяснения, которые мы создаем для поведения других.Кроме того, мы узнаем о некоторых типичных ошибках, которые мы допускаем в процессе атрибуции, которые регулярно приводят к конфликтам и недопониманию.

Атрибуция

В большинстве взаимодействий мы постоянно запускаем в уме сценарий атрибуции, который, по сути, пытается найти объяснения происходящему. Почему моя соседка захлопнула дверь, когда увидела, что я иду по коридору? Почему мой партнер очень добр ко мне сегодня? Почему мой коллега пропустил сегодня утром встречу нашей проектной группы? Как правило, мы стремимся объяснить причину поведения других людей внутренними или внешними факторами. Внутренняя атрибуция связывает причину поведения с личными аспектами, такими как черты личности. Внешняя атрибуция связывает причину поведения с ситуативными факторами. Приписывание важно учитывать, потому что на нашу реакцию на поведение других людей сильно влияют объяснения, которые мы достигаем. Представьте, что Глория и Джерри встречаются. Однажды Джерри расстраивается и повышает голос на Глорию. Она может найти такое поведение более оскорбительным и даже подумать о разрыве с ним, если она приписывает причину взрыва его личности, поскольку черты личности обычно довольно стабильны, и их трудно контролировать или изменять.

Разочарованные водители часто используют внутреннюю атрибуцию для объяснения поведения других водителей.

И наоборот, Глория может быть более снисходительной, если приписать причину его поведения ситуативным факторам, не зависящим от Джерри, поскольку внешние факторы обычно временны. Если она сделает внутреннюю атрибуцию, Глория может подумать: «Вау, этот человек действительно слабак. Кто знает, когда он снова его потеряет? » Если она сделает внешнюю атрибуцию, она может подумать: «Джерри испытывал сильное давление, чтобы уложиться в сроки на работе, и мало спал.Я уверен, что когда этот проект закончится, он почувствует себя более расслабленным ". Этот процесс атрибуции продолжается, и, как и в случае со многими аспектами восприятия, мы иногда осознаем свои атрибуции, а иногда они автоматические и / или бессознательные. Атрибуция привлекла большое внимание ученых, потому что именно в этой части процесса восприятия происходят некоторые из наиболее распространенных ошибок или предубеждений восприятия.

Одной из наиболее распространенных ошибок восприятия является фундаментальная ошибка атрибуции , которая относится к нашей склонности объяснять поведение других людей, используя внутреннюю, а не внешнюю атрибуцию.Например, когда я работал в городском колледже в Денвере, штат Колорадо, студенты часто приходили в класс раздраженными и говорили: «Я получил штраф за парковку! Я не могу поверить этим людям. Почему бы им не найти настоящую работу и не перестать разрушать мою жизнь! » Если вы погуглите несколько клипов из реалити-шоу Parking Wars , вы увидите гнев, который люди часто направляют на сотрудников службы безопасности парковки. В этом случае незаконно припаркованные студенты приписывают причину своей ситуации недоброжелательность сотрудника по парковке, по сути говоря, что они получили билет, потому что этот сотрудник был подлым / плохим человеком, что является внутренней атрибуцией.Студенты с гораздо меньшей вероятностью признали, что офицер просто выполнял свою работу (внешняя атрибуция), а билет был результатом решения студента незаконно припарковаться.

Ошибки восприятия также могут быть предвзятыми, и в случае предвзятости к корысти ошибка работает в нашу пользу. Точно так же, как мы склонны приписывать поведение других внутренним, а не внешним причинам, мы делаем то же самое для себя, особенно когда наше поведение привело к чему-то успешному или позитивному.Когда наше поведение приводит к неудаче или чему-то негативному, мы склонны приписывать причину внешним факторам. Таким образом, корыстная предвзятость - это ошибка восприятия, посредством которой мы приписываем причину наших успехов внутренним личным факторам, а наши неудачи - внешним факторам, находящимся вне нашего контроля. Когда мы вместе смотрим на фундаментальную ошибку атрибуции и корыстную предвзятость, мы можем видеть, что мы, вероятно, будем судить себя более благосклонно, чем другой человек, или, по крайней мере, менее лично.

Отношения между преподавателем и студентом - хороший пример того, как эти концепции могут реализоваться. Я часто слышал, как студенты, получившие неудовлетворительную оценку за задание, приписывают эту оценку строгости, несправедливости или некомпетентности своего профессора. Я также слышал, как профессора приписывают плохую оценку лени, поведению или интеллекту студента. В обоих случаях поведение объясняется с помощью внутренней атрибуции и является примером фундаментальной ошибки атрибуции.Студенты могут также приписать свою плохую оценку своему плотному графику или другим внешним ситуативным факторам, а не отсутствию мотивации, интереса или подготовки (внутренняя атрибуция). С другой стороны, когда студенты получают хорошую оценку за работу, они, скорее всего, будут приписывать эту причину своему интеллекту или тяжелой работе, а не простому заданию или профессору с «легкой оценкой».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *