Не воспитаны: Как пишется (не)воспитан, и какая это часть речи?

Не воспитаны: Как пишется (не)воспитан, и какая это часть речи?

Содержание

Воспитаны на бланманже - UAM

Ослепительно-белоснежный холодный десерт бланманже — бесхитростное совершенство. Всего лишь ангельски-бесплотное нежное сладкое молоко, превращенное в желе, а сколько восторга!

В начале XX века великий французский повар Огюст Эксофье, заправлявший кухнями легендарных «Гранд Отель Монте-Карло» в столице Монако, а также отелями «Ритц» в Париже и Лондоне, в своем «Кулинарном путеводителе» сокрушался: «К сожалению, бланманже вышло из моды, и это очень печально, так как если это блюдо приготовлено правильно, то оно является одним из самых изысканных десертов».

Временем триумфа бланманже в России, когда статус эталонной приобрела французская кухня, стал XIX век. Приготовленное без всякого теста и крема, легкое и не приторное бланманже подавали в самом начале сладкого стола. Литературные свидетельства представляют бланманже как десерт деревенской аристократии. Публицист того времени Михаил Александрович Дмитриев, описывая провинциальный праздничный обед, упоминает «пирожное и бланманже, потом дыни и арбузы, которыми изобиловали заволжские деревни», а в пушкинском романе есть строки: «Между жарким и бланманже, / Цимлянское несут уже».

Бланманже стало символом изящества и утонченности человеческой натуры — Александр Сергеевич Пушкин так описывал героиню повести «Метель»: «…дочь стройная, меланхолическая девушка лет семнадцати, воспитанная на романах и на бланманже…», и то же — у Антона Павловича Чехова: «Черт с тобой, натура у тебя такая… Но она! Она! У-ди-вительно! Она! Кротость, невинность, бланманже и прочее!» В просторечии французская диковинка выступала в роли образа изысканной барской еды, как в сказке Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина: «Долго ли, коротко ли так шло, только стал постепенно кисель господам прискучивать. Господа против прежнего сделались образованнее; даже из подлого звания, которые мало-мальски в чины произошли — и те начали желеи да бламанжеи предпочитать».

Доподлинные сведения о происхождении бланманже затерялись в лабиринте истории. Теоретически рецепт появился в раннем Средневековье, когда арабы привезли в  Северную Европу рис и миндаль — первые ингредиенты десерта. Из миндаля делали молоко, рис применялся для загущения. Бланманже упоминается в кулинарной книге начала XV века, составленной придворными поварами английского короля  Ричарда II. Однако почтенным десертом сделал его в конце XVIII века пионер высокой кухни, французский повар Мари-Антуан Карем.

Бланманже на вашей кухне
Традиционный рецепт бланманже включает миндальное молоко, рисовую муку или крахмал, сахар, ваниль, мускатный орех, корицу. В современном прочтении бланманже имеет более сложное содержание. Его готовят из миндального, кокосового, овсяного, коровьего молока, сливок и творога, а в качестве загустителя используют желатин, благодаря чему трепещущая плоть обретает баланс, не позволяющий ей потерять форму. В массу добавляют кусочки фруктов, орехи, цукаты, кофе, обогащающие оригинальный лаконичный вкус десерта. Хотя и классический бланманже необычайно хорош — полный чистоты, простоты и мягкости вкуса, он является образцом рафинированного блаженства.

Ингредиенты:

Сливки 33%-ные — 200 мл

Сахар тростниковый — 20 г

Ваниль — 1 стручок

Соль — 1 г

Желатин — 2 г

Приготовление

Сливки налить в сотейник, положить стручок ванили, разрезанный пополам, добавить сахар. Поставить на огонь, подогреть, помешивая венчиком, чтобы сахар быстрее растворился. Пластинку желатина замочить в холодной воде на 5 минут. Добавить желатин в сотейник со сливками и хорошо перемешать. Снять с огня, остудить, разлить по креманкам и поставить в холодильник на 4 часа. Подавать со свежими ягодами или дольками сезонных фруктов.

Автор: Кристина Фадина

Фотограф: Dreamstime.com

«Старалась не скучать по матери». Воспитанные бабушками и дедушками

26-летняя Айман (имя изменено. —​ Ред.) родилась в Шымкенте, выросла в Таразе, после окончания университета в Алматы выехала на учебу в США, выиграв грант по государственной программе. Два года назад она вышла замуж. У четы нет детей. Молодая женщина считает, что у нее психологическое бесплодие, которое связано со «страхом, сковавшим ее сознание с раннего детства».

«НИ ПО КОМУ НЕ СКУЧАЮ»

Бабушка и дедушка забрали Айман у родителей, когда ей исполнилось полгода. Мать ребенка была против разлуки с дочерью, но отец — единственный сын в семье — не смог отказать своим родителям, которые давно мечтали о внуках. Молодые родители жили и учились в городе, их ребенка увезли в село.

— Дедушка и бабушка любили меня безмерно. Всё, чего я сегодня добилась, — только благодаря им. Они водили меня на всевозможные конкурсы. Но они жили в селе, а родители в городе. У моих братьев было больше возможностей, они могли посещать занятия в спортивных секциях и других кружках. В детстве я часто думала: «Почему меня отдали дедушке и бабушке, наверное, со мной что-то не так, я должна доказать, что достойна быть дочерью своих родителей». Кажется, даже то, что я сейчас учусь за границей, вызвано этим чувством. Если девушка старше двадцати мыслит таким образом, это неправильно. Получив диплом, я похвалилась перед родителями: «Вот, получила красный диплом», — говорит она.

Иллюстративное фото.


Айман рассказывает, что на протяжении многих лет испытывала чувство обиды. Она более года находится за границей и говорит, что «ни по кому не скучает».

— С детства в моем сознании живет мысль, что «скучать по дому — неправильно». Как-то домой пришел мужчина, голос которого мне показался похожим на голос моего отца. Мне было пять лет. Услышав его, я подумала, что приехал отец. Выбежала из дома и, даже не посмотрев ему в лицо, бросилась к нему с радостным криком «Папа!», и заплакала, обняв его. Бабушка тогда тоже заплакала: «Мы ей отдаем всё, а она, негодница, скучает по родителям». Мне было очень тяжело видеть слезы бабушки. После этого стала думать, что, показывая тоску по родителям, я обижаю бабушку. Внушала себе: «Я не должна проявлять к родителям любовь, не должна говорить, что хочу поехать к ним», — вспоминает Айман.

«ДЕТСКИЕ МЕЧТЫ ЗАДУШЕНЫ»

Айман говорит, что унаследовала походку матери, но с детства стеснялась этого и старалась ходить по-другому:

— У мамы особенная походка, она держит спину прямо. В селе стали говорить, что я похожа на мать, хожу важной поступью. В такие моменты меня посещала мысль, что «быть похожей на маму — неправильно». Старалась не быть похожей, начала сутулиться. «Иначе стану похожей на маму. Быть похожей на маму — неправильно, потому что это может обидеть бабушку», — думала я.

Мне хотелось уехать с родителями, но я не могла об этом сказать. Если бабушка замечала мои слезы, плакала вместе со мной. Я не хотела, чтобы она заболела, поэтому старалась не показывать ей свои слезы.


Айман несколько лет училась в Алматы и жила вдали от обеих своих семей. Она до сих пор много думает о прошлом и ловит себя на мысли, что много лет «старалась не скучать по матери».

— В детстве, когда приезжали родители, я всегда болела. Тогда я не понимала своего состояния. Сейчас осознаю, что моя болезнь была вызвана внутренней борьбой. Я болела и плакала каждый раз, когда они приезжали. Мне хотелось уехать с родителями, но я не могла об этом сказать. Если бабушка замечала мои слезы, плакала вместе со мной. Я не хотела, чтобы она заболела, поэтому старалась не показывать ей свои слезы. После окончания школы уехала учиться в Алматы. Мои детские мечты были задушены внутри меня, — говорит она.

Младшие братья Айман часто обнимают папу и маму, близко общаются с родителями. Айман держится на расстоянии. «Сейчас я пытаюсь откровенничать с матерью, но не могу раскрыться перед ней до конца», — огорчается Айман. Девушка начала ходить к психологу в США, чтобы «вылечить детские душевные раны».

Айман вышла замуж два года назад. Чета хочет иметь детей. Но несмотря на отсутствие каких-либо проблем со здоровьем, у супружеской пары нет ребенка. Айман полагает, что «это связано со страхом, живущим в подсознании».

— Мой муж старший сын в семье. Его младший брат еще маленький. У меня страх, что, если рожу, у меня могут отобрать ребенка. Я не в состоянии справиться со своими внутренними переживаниями, мой муж помогает мне избавиться от таких мыслей. Свекровь говорит, что они не будут забирать ребенка, что мы будем воспитывать его сами. Моя мать тоже сказала, что нельзя жить без ребенка. Услышав это, я сказала: «Тогда почему ты отдала меня? Я не хочу отдавать своего ребенка кому-то, чтобы он потом страдал». Мать ответила: «Мы тогда были молоды, думаешь, нашим мнением интересовались?» Моя-то вина в чем? — задается вопросом Айман.

«СТАРАЛАСЬ НЕ ИСПОРТИТЬ НАСТРОЕНИЕ ВЗРОСЛЫМ»

Другие собеседники Азаттыка, рассказавшие свои истории жизни с бабушками и дедушками, тоже не пожелали указывать своих настоящих имен. Они вернулись в семьи родителей, но не могут стать там «родными детьми».

22-летняя жительница Алматы Молдир с большой любовью вспоминает свое беззаботное детство, которое прошло в доме бабушки. Она признаётся, что отношения с матерью у нее до сих пор прохладные.

— Я не могут откровенничать со своей матерью. Выросла отдельно, поэтому она не всегда понимала меня. Когда она приезжала вместе с двумя моими сестрами, казалось, что она смотрит на меня как-то по-другому, не так, как на сестер, — говорит она.

Иллюстративное фото.


Молдир вспоминает, что «с детства старалась не испортить настроение взрослым».

— Хотела приблизиться к матери, но боялась обидеть бабушку. Мне казалось, что она может упрекнуть меня, потому что именно она меня воспитала. Так и росла, стараясь не обидеть обе стороны. Я выросла в селе. Когда мама приезжала летом во время отпуска, бабушка обижалась, если я ложилась спать рядом с мамой, — говорит Молдир.

Ревновала родителей к младшим братьям. Всегда жила с мыслью, что «я еще покажу себя, докажу, какая я есть».


23-летняя уроженка южного региона Казахстана Айнамкоз учится в медицинском институте в Шымкенте. Когда родители переехали в город, шестимесячную Айнамкоз бабушка забрала себе. После смерти деда она вернулась в семью родителей. Спустя 10 лет она говорит, что «до сих пор к ним не привыкла»:

— Я не могла попросить купить мне понравившуюся вещь. Казалось, что если я попрошу, то буду выглядеть жалкой. Ревновала родителей к младшим братьям. Всегда жила с мыслью, что «я еще покажу себя, докажу, какая я есть». Поэтому с малых лет была трудолюбивой. Рано начала работать.

Айнамкоз рассказывает, что росла нерешительной, была не уверена в себе.

— Мне хотелось, чтобы меня любили. А что я могла сделать для этого? Убиралась в доме, даже если не просили об этом. Жертвовала собой, чтобы угодить всем. Была терпеливой. Сейчас я понимаю, что бабушка пыталась заполнить мной пустоту внутри себя. Казалось, меня принесли в жертву ради благополучия двух семей. Я думаю: «Кто мне будет защитой и опорой после их смерти?», — говорит девушка.

Айнамкоз собирается выйти замуж, но прежде хочет «поработать над собой».

— Сейчас хожу на различные психологические курсы. Я изучаю медицину, и мне интересна эта тема. Между матерью и ребенком есть особенная связь. Если эта связь прерывается, то не восстанавливается. До тринадцати лет я жила в селе. Если дочь не получает материнскую любовь, потребность в ней не исчезает на протяжении всей жизни. Сейчас я не могу попросить свою мать поцеловать, приласкать меня, — признаётся Айнамкоз.

«ОЩУЩАЕТ ОДИНОЧЕСТВО»

Писатель-этнограф Зейнеп Ахметова в своей книге «Күретамыр» называет традицию воспитания первенца бабушкой и дедушкой «бауырына салу» (взять на воспитание).

«Первого внука ата и аже (дедушка и бабушка. —​ Ред.) воспитывают сами, говоря "балам — балым, баламның баласы — жаным" (ребенок — моя сладость, ребенок моего ребенка — моя душа). Главное значение этой традиции заключается в том, что молодые не имеют родительского опыта, поэтому люди старшего поколения, которые к этому времени воспитали не одного ребенка, берут обязанности по воспитанию ребенка на себя. Поэтому они уделяют особое внимание воспитанию своего внука и прикладывают все усилия, чтобы ребенок вырос мудрым, воспитанным, нравственным, вырос уважаемым человеком», — пишет автор.

Играющие в сельской местности дети.


Как пишет Ахметова, дети, которых воспитывают бабушка и дедушка, рано начинают говорить, отличаются развитым мышлением.

«Дети, воспитанные пожилыми, вырастают хранителями традиций и обычаев, обладают качествами, заслуживающими уважения окружающих, почитают старших, отличаются добротой, рассудительностью и уравновешенностью. Все великие люди в нашей истории, мыслители были воспитаны своими ата и аже», — пишет этнограф.

Однако Зейнеп Ахметова отмечает, что «у этой традиции могут быть различные последствия, которые зависят от того, что из себя представляют ата и аже».

«Некоторые аже позволяют себе некоторые вольности и внушают внуку, что они "сами его родили", и учат его браниться в адрес своих родителей, учат его обращаться к родителям по имени. Эгоистичные ата и аже не предвидят, что это в будущем станет большим препятствием для их внука. Как говорят, кто раньше родился, тот раньше умрет, после смерти ата и аже ребенок не может ужиться ни со своими родителями, ни с родными братьями и чувствует себя сиротой. Ощущает одиночество. Он испытывает мучения, не имея возможности сблизиться с родителями, хотя знает, что он им родной», — пишет автор.

По словам писателя, любящие дедушка и бабушка не разлучают грудного ребенка с матерью, не позволяют навсегда оторвать ребенка от родных и вырастить его чужим для родителей. «Они занимаются лишь воспитанием ребенка», — отмечает писатель.

ПСИХОЛОГИ: ДЕТИ ЖИВУТ С ЧУВСТВОМ ОБИДЫ

В беседе с репортером Азаттыка психологи говорят, что к ним обращается большое количество людей, «пострадавших от этой традиции».

Психолог Салима Сатылганкызы отмечает, что у бабушек и дедушек жизненный опыт, которым они готовы поделиться с внуками, богаче, они успешно передают свои знания. Однако многие люди, которые воспитывались у бабушек и дедушек, растут с психологическими комплексами, говорит она.

— Дети, выросшие без материнских объятий, любви, несут чувство внутренней обиды. Самая большая их проблема — неспособность найти общий язык с окружающими. У них низкая самооценка, много внутренних ограничений. «Я этого не достоин», — думают они. Из-за неуверенности в себе они не получают желаемое. Они живут с ощущением, что «общество их не принимает». У некоторых из них формируется скандальный характер, они агрессивны и готовы конфликтовать, — говорит она.

71-летний психолог Владимир Стеблянко говорит, что разлука с собственными родителями и жизнь с дедушкой и бабушкой негативно влияют на ребенка.

— Ребенка должны растить папа и мама. Они дают родительскую любовь детям. А дедушка и бабушка дают любовь дедушки и бабушки. Дети не наполняются той любовью, которая дает им опору, силу и стержень. И этим детям шагать по жизни очень трудно. Деформируется система ценностей у ребенка. Он свою семью не ощущает ценностью. Ему трудно построить свою собственную семью. Проблема решается, когда люди понимают, где корень зла, откуда произошли их проблемы, когда они меняют отношения с родителями, — говорит психолог.

не воспитан или у тебя гелик слова песни

не воспитан или у тебя гелик (исполнитель: Каспийский Груз)

Нас скоро всех уложат в положение Ленин, 
Когда прозвучит пиф-паф на поражение, керя. 
И если ты сильно хлопаешь дверью, 
Или ты не воспитан, или у тебя гелик. 
Нам стелят, либо нас стелят, 
Побольше времени, поменьше нервов. 
И так быстро уходит тоска, 
Когда чувствуешь, как холодит, бля у виска. 
Ты уебок с карниз, im in the sky. 
Ничего не меняй, оставь на местах. 
Пристав зашел, я и не привстал. 
И тут дело не в том, что я устал. 
Под столом восемь ног и одна гайка. 
В чью пользу разговор сыграет, угадай-ка. 
Трое с дороги, чисто на найках, 
И в магнитоле нашей не На-На играет. 
И мы сегодня на легке по ходу по худу, 
Даже большие бля концы можно спрятать в воду. 
И пусть не на кайфах, но чисто по кайфу, 
Сколько километров там? Пол-лайфа. 

Нам пора, нам пора на поражение. 
Нам пора, нам пора на поражение. 
Нам пора, нам пора на поражение. 
Нам пора, нам пора... 

Нам пора, нам пора на поражение. 
Нам пора, нам пора на поражение. 
Нам пора, нам пора на поражение. 
Нам пора, нам пора... 

Держи рот на скотче, 
Наши дела не разобрать, как врачебный почерк. 
Меньше слов, больше многоточий, 
Из жизненно несовместимых кровоточит. 
Тут избы поворачивают задом, 
Тут больше трупов, чем в пустыне штата Невада. 
И мы с братом устроим свой Баден-Баден, 
Детям мороженое, чертям ладан. 
От мусорских нарядов до спортивных снарядов. 
Кто надо, тот рядом. 
И нас ищут, шаря на районе каждый угол, 
И нас ищут через Интерпол и через Гугл. 
Тут те самые Компадрес, 
Дом престарелых вряд ли наш адрес. 
И нас упакуют накрытой, 
Или нас упокоят в закрытом. 
Мы виновны, значит наш падеж винительный. 
Мы бродяги в процессе брожения. 
И для нас был уже предупредительный, 
Но пока не было на поражение. 

Нам пора, нам пора на поражение. 
Нам пора, нам пора на поражение. 
Нам пора, нам пора на поражение. 
Нам пора, нам пора... 

Нам пора, нам пора на поражение. 
Нам пора, нам пора на поражение. 
Нам пора, нам пора на поражение. 
Нам пора, нам пора...

«Несколько поколений японцев были воспитаны на том, что Япония является пострадавшей стороной»

Дмитрий Стрельцов о принадлежности Курил: «Безусловно, Курилы — это российская земля, и, как и любая территория, они имеют народно-хозяйственное значение, это национальное достояние. Это наша территория, где живут россияне. То есть Курилы ничем не отличаются от какой-то другой части Российской Федерации — за исключением того, что они расположены очень далеко. Это такая, как некоторые говорят, богом забытая земля. На самом деле, это не так. И, в общем-то, других мнений быть не может насчет островов».

Об историческом подтверждении российско-японских договоренностей: «Нужно сказать, что сейчас позиция Японии, то, что они называют "северными территориями", отражает условия Симодского трактата, когда первая граница между двумя странами прошла между островами Уруп и Итуруп, и четыре пресловутых острова, относящихся к так называемым "северным территориям", были признаны за Японией. Далее дело развивалось. Приблизительно на 20 лет позднее стороны заключили, 7 мая 1875 года, в Санкт-Петербурге договор, по которому Россия получала Сахалин — потому что Сахалин до этого времени был неразделенным: японцы и русские селились на Сахалине. В качестве обмена — то, что называют в Японии "обмен", на самом деле, это не было равнозначным обменом — Япония получила взамен все Курилы. Россия полностью отказалась от семнадцати Курильских островов — с южной оконечности Камчатки до Хоккайдо все острова перешли к Японии. Это был абсолютно добровольный акт, добровольный договор. В дальнейшем он был подтвержден в 1895 году договором о торговле.

Но вы знаете, что XX век начался с русско-японского противостояния, завершившегося войной русско-японской. По ее итогам был заключен Портсмутский мирный договор, по которому Россия уступила Японии еще и южную часть Сахалина, как известно. Но для нас важно вот что. Это был 1905 год, сентябрь. В этом году, когда заключался договор, тогда русскую делегацию возглавлял граф Витте, Сергей Юльевич, японцы, в частности, Дзютаро Комура, представитель Японии. Он заявил о том, что война перечеркивает все предыдущие договоренности. То есть все те договоры о границах, которые были раньше заключены между Россией и Японией, обнулились. В этом есть логика. С позиции сегодняшнего дня японцы ссылаются на договор 1855 года — договор, который был заключен почти 160 лет назад. Получается так, что сами же японцы все предыдущие договоры отвергли этим заявлением, то есть никто заявление Комура в дальнейшем не дезавуировал с японской стороны».

О том, почему неразрешение территориального вопроса выгодно японской стороне: «Несколько поколений японцев были воспитаны на том, что Япония является пострадавшей стороной, что она жертва. Что ее ограбили в период войны, что нужно восстановить историческую справедливость — в эпоху тоталитаризма, в эпоху холодной войны Япония пострадала из-за агрессивности Советского Союза и так далее. Это такая виктимность, которая создает психологический комфорт японцам, позволяет им по-другому оценивать итоги Второй мировой войны — что Япония была не только агрессором, но и жертвой. Это один момент. Второй момент связан с политическим соображениям, то есть с тем, что японские политики используют эту проблему для повышения своей популярности, для повышения рейтингов.

Россия для Японии не является и не являлась долгое время приоритетным партнером. Используя Россию в качестве такого жупела, такой груши боксерской, можно было набрать пропагандистские очки очень быстро — то есть показать, что Япония отстаивает свои интересы. Это действительно был не беспроигрышный ход, который использовали многие японские политики — даже вроде бы на первый взгляд дружелюбно относящиеся к России, например, Юкио Хатояма. Даже они ничего сделать не могли, не могли устоять перед соблазном при любом удобном случае лягнуть Россию — именно для того, чтобы повысить свои рейтинги».


Сергей Анохин: Футболисты, воспитанные в Москве, востребованы в профессиональном футболе | Московская федерация футбола

Президент Московской федерации футбола Сергей Анохин дал большое интервью газете “Советский спорт”, посвященное итогам 2020-го года для московского футбола.

– Сергей Вячеславович, 2020 год –тяжелый для всего мирового футбола. Все страны столкнулись с проблемами, вызванными пандемией. Все мы видели, как отменяются и переносятся порой очень выстраданные и долгожданные турниры. Как этот год прожила Московская федерация?
– Перед наступлением «первой волны» мы успели провести зимние соревнования – для любительских футбольных клубов и для спортивных школ, где сыграло рекордное количество участников. Представительство было очень существенным: в Зимнем Первенстве среди спортивных школ приняло участие 46 футбольных отделений, включая приезжающие к нам несколько лет подряд из регионов «Рубин», «Ростов» и УОР №5.

Когда началась «первая волна», мы поняли, что главная задача для нас – обеспечить здоровье и безопасность участников. Мы приняли решение, что начнем соревнования только тогда, когда будем полностью уверены, что разработанные нами регламенты по безопасности в условиях пандемии коронавируса позволят исключить возможность заражения игроков во время занятия футболом на тренировках и в матчах.

Меры разрабатывались специалистами Московской федерации футбола с привлечением сотрудников медицинских служб школ и клубов, специалистов Департамента спорта города Москвы и Роспотребнадзора. Мы собрали максимальное количество мнений, чтобы соблюсти баланс между удобством для наших участников и при этом сохранив должный уровень безопасности. Нам это удалось – ни одной вспышки заболевания ковидом в наших командах выявлено не было!

– По «дистанционке» в футбол не сыграешь, но у вас ведь ведётся и серьёзная образовательная работа. Центр им. К.И. Бескова занимается обучением детско-юношеских тренеров. Как там решались вопросы?
– В максимально короткие сроки после выхода указа мэра о переходе на самоизоляцию Центр перешел на дистанционное обучение, сохранив при этом высокий уровень подготовки. Были организованы теоретические экзамены, а затем летом все обучающиеся сдали уже практическую часть и получили дипломы и лицензии в соответствии с программой обучения.

 

 

– А вопросы с ветеранами? Традиционно Московская федерация футбола оказывает помощь ветеранам футбола, но пандемия именно для этой возрастной категории опасна…
– Да, им особенно тяжело пришлось. Мы вынуждены были по понятным причинам отказаться от традиционных собраний ветеранов московского футбола, а также жен и вдов прославленных футболистов прошлого. Но мы все равно оказывали помощь каждому из них – приезжали на дом, привозили продукты, решали какие-то бытовые вопросы.

– Вы были одним из инициаторов заполнения неожиданно возникшей корона-паузы киберспортивными состязаниями – интерактивным футболом.
– Да, в мае, пока весь мир был без футбола, мы организовали серию турниров по FIFA 20 для всех желающих. Отдельно провели Кубок Москвы по интерактивному футболу среди учащихся спортивных школ. Интерес был огромным – набралось более 180 игроков из более чем 50 футбольных школ Москвы. Провели отдельный турнир для судей – участвовали 32 арбитра, в том числе – обслуживающие матчи профессиональных клубов. Игры транслировались в интернете, было приятно наблюдать, как ребята всей школой болеют за своего представителя.

Учитывая высокий интерес к киберфутболу, в конце года мы организовали еще одну серию онлайн-турниров, которые проходили весь последний месяц. Кроме судей и воспитанников спортивных школ, мы сделали отдельный турнир для девушек, а также командный турнир 2х2. И сейчас подходит к концу открытый кубок МФФ по интерактивному футболу для всех желающих в самом популярном формате 1х1. Всего за этот год в наших онлайн-турнирах по интерактивному футболу сыграли более 700 человек.

– Вернемся все-таки к футболу традиционному. После весенней паузы как происходило возвращение к футболу?
– В июле мы получили разрешение от Роспотребнадзора и Департамента спорта города Москвы на проведение турниров среди команд любительских футбольных клубов. И мы первыми среди всех региональных федераций запустили любительские соревнования. Это произошло уже в конце июля. Я упоминал выше, что благодаря принятым усилиям по обеспечению безопасности и строгому следованию всем рекомендациям нам удалось избежать случаев заражения в командах. И любительские соревнования в двух дивизионах, и кубок Москвы прошли в соответствии с календарем. Подчеркну: без переносов и технических поражений, связанных с пандемией.

В конце августа начались и соревнования среди команд спортивных школ. До начала «второй волны» мы успели провести чуть больше половины от запланированных матчей. К сожалению, видя текущие сводки по количеству заболевающих и осознавая все возможные риски, мы приняли решение о приостановке детских турниров. Из-за того, что дети болеют ковидом бессимптомно, они могут стать очень опасными распространителями этой болезни, именно поэтому мы приостановили наши соревнования. Так как за два месяца «вторая волна» не пошла на спад, на Президиуме МФФ, который состоялся в середине декабре, мы приняли решение зафиксировать результаты Первенства Москвы сезона 2020 года в том виде, в котором они были на момент приостановки Первенства.

– Спортивный принцип не пострадал?
– Еще до начала сезона мы объявили, что из-за форс-мажорных обстоятельств у нас никто не вылетает в лиги ниже, только поднимаются наверх. В нашей сильнейшей детско-юношеской лиге – «Клубной лиге» – будет играть 12 школ, семь из которых имеют представителей в ЮФЛ, что само по себе красноречиво говорит об уровне наших московских соревнований.

 

 

– Московская федерация футбола в предыдущие год-два часто упоминалась в связи с активной работой, которой могли бы позавидовать другие регионы – например, подписывались четырехсторонние соглашения с Минспортом, РФС, властями города. Какая сейчас проводится работа, в том числе – с государственными органами?
– В середине декабря комиссия Департамента спорта города Москвы единогласно проголосовала за продление аккредитации Московской федерации футбола на четыре года. Комиссия высоко оценила проделанную работу за прошедшее время.

Для получения аккредитации специалисты МФФ разработали программу развития футбола в Москве до 2024 года, в которой подвели итог деятельности за предыдущие четыре года и заложили основные направления нашей работы.

Среди важных вещей, которые нам предстоит сделать, прежде всего стоит развитие инфраструктуры. Москве необходимы манежи, необходимы новые поля и стадионы. Этого можно достигнуть за счёт реконструкции старых стадионов, которые сейчас простаивают и разрушаются, представляя опасность для жителей города. По манежам ведется активная работа совместно с Департаментом спорта и Департаментом строительства. В скором времени в Москве появятся несколько новых манежей, в которых дети смогут тренироваться круглогодично.

Также большое внимание будет уделяться подготовке детско-юношеских тренеров и судей. Инфраструктурный и кадровый вопросы мы в МФФ считаем наиболее важными для общего развития футбола в регионе.

В этом году мы увидели большое количество молодых выпускников московских футбольных академий, дебютировавших за профессиональные футбольные клубы, в том числе даже на уровне Лиги чемпионов. Это один из главных показателей успешности нашей работы и правильности принимаемых нами решений. Футболисты, воспитанные в Москве, востребованы в профессиональном футболе, а также сборных командах России.

– Знаю, что важное место в программе развития занимают развитие женского и студенческого футбола. Но обычно всеми это воспринимается как довесок – вроде и не заниматься этим неловко, но и вкладываться не очень-то выгодно.
– Тут я не согласен: именно этим сферам будет уделено особое внимание в ближайшем будущем. Появляется большое количество женских команд, для которых мы организовываем соревнования различного уровня. Наши московские женские клубы – сильнейшие в стране. В чемпионате сильнее оказались футболистки ЦСКА, в Кубке Москвы победу одержал «Локомотив».

Студенческих команд очень много, будем развивать систему регулярных студенческих соревнований.

– Уходящий год, как мы уже говорили в начале,сильно изменил нашу жизнь. Мы столкнулись с трудностями, с которыми в футбольном мире никто никогда не сталкивался, вынуждены были принимать сложные решения. Но что скажем о дальнейшем, о ближайших перспективах? Ведь многие готовы хвататься за голову.

– За голову не хватаемся. Напротив, с оптимизмом смотрим в будущее, потому что стали сильнее и сплоченнее. Нас порадовала реакция клубов и школ, которые безукоризненно соблюдали все установленные меры безопасности, что позволило защитить участников. Это наша главная победа в 2020 году, которая позволяет с оптимизмом смотреть в следующий сезон.

В новом году Московская федерация футбола представит новую электронную систему. Мы работали над ней весь 2020год, и уверены, что ее введение станет прорывом для московского футбола. Появится полная статистика по всем нашим соревнованиям, заработает система электронного протокола для всех матчей. Все сведения по нашим соревнованиям можно будет оперативно получать на одном сайте.

– 23 декабря – традиционное Общее собрание Московской федерации футбола. Какие вопросы будут в центре внимания?
– В конце года мы традиционно собираемся всей московской футбольной общественностью, подводим итоги нашей работы и ставим перед собой задачи на следующий сезон. Дата 23 декабря была выбрана еще год назад на прошлом Общем собрании. Прежде всего оговорю, что в этом году очень жесткие меры по безопасности, поэтому приглашены только члены МФФ младше 65 лет. В этом году проведение собрания посвящено не только подведению итогов уходящего года и утверждению планов на будущее, но и грядущим выборам президента РФС. Я буду просить футбольную общественность Москвы о выдвижении от нашего города действующего президента РФС Александра Дюкова.

 

 

– Тогда логично поинтересоваться о причинах такой поддержки?
– Александр Валерьевич во главе РФС делает очень правильные шаги, направленные на развитие футбола во всех его направлениях. Само по себе создание ЮФЛ – это уже гигантский шаг. Да, наверное, кто-то скажет, что после появления Юношеской лиги Москве было сложнее всего перестроить уже сложившуюся систему проведения соревнований. Но именно эти реформы позволят пополнять команды новыми игроками, а имеющиеся лиги – новыми командами.

– Лично о вас в последние месяцы многие говорят не как о главе МФФ, а как о генеральном директоре подмосковного ФК «Химки». Клуб приняли в самом низу турнирной таблицы, но потом команда преобразилась – новый тренер, новые идеи, а с ними и результат.
– Наверное, пока мне еще не время это комментировать. Времени прошло недостаточно, сделано еще не так много из всего запланированного.

– Но, тем не менее, команда уже ближе к середине турнирной таблицы, а не в низах.
– Да, это важно, это приятно. Но давайте завершим сезон. Тогда буду готов говорить уже конкретно и о задачах, которые ставятся в краткосрочной и долгосрочной перспективе.

– Подводя итоги… Трудный ковидный год мы пережили. Какие планы дальше?
– Работы много. При этом есть не только те вопросы, которые на виду, о которых говорят многие, которые вызывают немалый резонанс, но и рутина, которая, тем не менее, очень важна. К примеру, у нас сейчас расплодилось большое количество коммерческих лиг, там происходят неконтролируемые вещи.

– Например?
– То судей побьют, то ногу сломают… Непонятны регламенты, с этим надо что-то делать. Конечно, никто не спорит: да, надо поддерживать малый бизнес, но должна быть какая-то логика, порядок, система. Так что после пандемии надо будет этим заняться именно системно. Проблема есть не только в Москве, но и в регионах тоже – и тут наш опыт наверняка пригодится.

Я вспоминал сотни ответов мальчишек на вопрос

Я вспоминал сотни ответов мальчишек на вопрос: каким человеком тебе хочется стать? – Сильным, храбрым, мужественным, умным, находчивым, бесстрашным… И никто не сказал: добрым. Почему доброта не ставится в один ряд с такими доблестями, как мужество и храбрость? Но ведь без доброты – подлинной теплоты сердца – невозможна душевная красота человека.

Добрые чувства, эмоциональная культура – это средоточие человечности. Сегодня, когда в мире и так достаточно зла, нам стоит быть более терпимыми, внимательными и добрыми по отношению друг к другу, по отношению к окружающему живому миру и совершать самые смелые поступки во имя добра. Следование путем добра – путь самый приемлемый и единственный для человека. Он испытан, он верен, он полезен – и человеку в одиночку и всему обществу в целом.

Учить чувствовать и сочувствовать – это самое трудное, что есть в воспитании. Если добрые чувства не воспитаны в детстве, их никогда не воспитаешь, потому что они усваиваются одновременно с познанием первых и важнейших истин, главная из которых – это ценность жизни: чужой, своей, жизни животного мира и растений. В детстве человек должен пройти эмоциональную школу – школу воспитания добрых чувств. Человечность, доброта, доброжелательность рождаются в заботах, волнениях, радостях и печалях.

Микротемы:

  1. Доброта – основа душевной красоты человека – должна воспитываться с детства.
  2. Путь добра был, есть и будет единственно верным жизненным путём человека.
  3. Воспитывать добрые чувства трудно, но необходимо, потому что без этого ребёнок не станет настоящим человеком.
https://sdam-rus.ru/wp-content/uploads/2020/10/16.mp3
Сжатое изложение:
Я вспоминал сотни ответов мальчишек на вопрос: каким человеком тебе хочется стать. Они давали разные ответы, но  никто не сказал: добрым. А ведь без доброты – подлинной теплоты сердца – невозможна душевная красота человека.
Сегодня  в мире достаточно зла, поэтому нам стоит быть более терпимыми, добрыми по отношению друг к другу,  к окружающему живому миру и совершать смелые поступки во имя добра. Следование путем добра – путь самый приемлемый и единственный для человека. Он испытан, он полезен абсолютно всем.
Добрые чувства должны быть воспитаны в детстве, потому что они усваиваются одновременно с познанием важнейших истин, главная из которых – ценность жизни. В детстве человек должен пройти  эмоциональную  школу воспитания добрых чувств. (106 слов)

«Мы родились и воспитаны в культуре, где главное в жизни – найти свою любовь» / Гендерные Перспективы

Начну с вопроса, который меня просили задать подруги: как вести себя, когда в разговоре дело доходит до обсуждения гендерных тем, а собеседник оказывается гендерно нечувствительным? Стоит ли пытаться донести свою позицию или проще сменить тему?

Для меня важно учиться говорить о том, чем я занимаюсь, так, чтобы люди, не знакомые с научным жаргоном, могли подключиться к разговору. Иначе в чем смысл быть профессиональной исследовательницей, если моя работа понятна только моим коллегам? Поэтому в таких обсуждениях я обычно говорю о своем опыте и рассказываю, чем гендерные исследования полезны в моей жизни.

Сегодня постсоветская культура переходит на язык психотерапии, которая дает понимание личности как части различных систем. И вроде бы никто не протестует против этого. Вроде бы хорошо, когда есть инструменты, помогающие понять, в каких взаимосвязях мы находимся с другими объектами, какие связи на нас действуют благотворно, а какие – обедняют нашу жизнь и почему так происходит. Психотерапия работает с частной ситуацией, а гендерные исследования изучают, почему эта частная ситуация дискомфорта становится общей для какой-то отдельной группы людей. В психотерапии, особенно в современных ее направлениях, рассматриваются отношения власти на микроуровне. Грубо говоря, как вы себя чувствуете по отношению к определенному человеку – как равная, как властная фигура или как фигура рангом младше. И если вы приходите к выводу, что ваша позиция в данной коммуникации для вас несправедлива, психотерапия обсуждает варианты, что с этим можно делать – выйти из коммуникации или предложить новые правила, которые будут учитывать ваши интересы.

Гендерные исследования смотрят на то, как взаимосвязи людей предопределяются на уровне социальных механизмов. То есть нередко частная ситуация дискомфорта, с которой мы приходим к психотерапевту, предзадана на уровне ролей, которые предлагаются людям социальными институтами и идеологиями. Проще говоря, гендерные исследования изучают, как возникают стереотипы в отношении отдельных групп людей, кто получает выгоду от существования этих стереотипов, а чьи шансы на лучшую жизнь эти стереотипы сокращают. Но, как мне кажется, цель в обоих случаях общая – убавлять, по возможности, количество страданий вокруг.

Казалось бы, цель годная, не так ли? Но дальше подключается проблема «интерсекциональности», или разных типов неравенства внутри одной группы, когда представители одной и той же группы имеют разные интересы и не могут сочувствовать друг другу. Например, успешная женщина из большого города может зарабатывать популярность, публично заявляя, что никакой гендерной дискриминации не существует, что гендерное неравенство придумали нелепые феминистки, которые хотят выглядеть как мужчины и носить шпалы вместо того, чтобы пахнуть духами, кружиться в вальсе и хохотать.

Возможно, этой условной женщине нечего сказать по тегу «янебоюсьсказать». Но очень многим, как выясняется, есть что. Когда я слышу очередное заявление, что дискриминации не существует, я вспоминаю историю, услышанную на женском кемпе, который организовали сотрудницы убежища для жертв домашнего насилия. Одна парикмахер из маленького города рассказывала, что ее клиентки делятся на две категории: несчастные женщины и счастливые. Несчастные – это те, чьи мужья «пьют и бьют». А счастливые – те, у кого мужья «пьют и бьют», но они знают пинкод от их зарплатных карточек…

Конечно, жизнь образованной успешной женщины в столице позволяет всего этого как бы не знать. Но ее защищенная ситуация может оказаться непрочной. Сегодня ты ходишь ногами и не чувствуешь дискриминации, а завтра, не дай бог, придется сесть в инвалидное кресло и мнение об отсутствии дискриминации резко изменится. А еще дискриминацию легко почувствовать, пройдя по центру города с детской коляской, попутно заглядывая в магазин, банк и поликлинику. Окажется, что город проектировали люди, не подозревающие, что мамам с колясками понадобится выйти на улицу.

Или относительно успешная женщина родит двоих детей и останется без поддержки мамы, а партнер уйдет или не станет брать на себя равную долю семейной работы. Ей надо работать, а дети болеют и старенький папа после инфаркта беспомощный – за ним тоже надо ухаживать. Успешная женщина, защищенная от дискриминации, может, конечно, сказать: «Я найму сиделку, няню и повара». А как быть остальным в нашей стране с проигранной битвой за зарплату в 500 долларов?

Чувствую себя капитаном очевидностью, произнося это в 2017 году, но эта система убеждений дискриминирует и мужчин. С одной стороны, мужчины рады поддерживать миф о том, что они охотятся на мамонта и дерутся на дуэлях, потому что это освобождает их от необходимости мыть грязные попы. А с другой стороны, сегодня многие мужчины начинают задумываться: «А почему ожидается, что я буду за все платить?» Или почему мужчины живут на 15 лет меньше? Или как оставаться мужчиной в мире, где быть таковым – значит «обеспечивать», а зарплата не об этом?

А что может изменить такой порядок? Государственная политика, культура, образование?

Как говорит моя бывшая научная руководительница по магистратуре Елена Гапова: «Глобальный капитализм все перетрет. И добавит новые типы неравенства»…

Приведу такой пример. Несколько недель на моей странице в фейсбуке мы с одной женщиной из поколения моей мамы вели активную переписку на тему «зачем феминистки хотят походить на мужчин». Моя собеседница использовала против феминизма такие аргументы: «если женщина наденет каблучки и платьице, она сможет управлять мужчиной, который даже не поймет, что им управляют, если манипулировать грамотно. А глупые феминистки в рваных кедах сами лишают себя такой возможности. Требуя от мужчин равноправного распределения обязанностей, они только настраивают мужчин, в чьей природе не заложено мытье грязных поп, против себя».

Моими аргументами «за» были соображения, связанные с современным рынком труда. Если работать должны оба, но на ком-то еще и все домашние заботы, это значит, что у того, кто освобожден от домашних хлопот, больше шансов преуспеть. Учитывая высокие показатели разводов и вообще хрупкость сексуальной пары, совсем не факт, что этот преуспевающий понесет заработанное той, которая и семью тащит, и на работе работает. Ответ моей собеседницы был примерно таким: «Ухаживать за больными и заботиться о детях – женская обязанность. Тут нечего обсуждать. Если у вас нет мужа, который вас обеспечивает, – это ваша проблема. См. пункт про каблуки и платье».

Казалось бы, у женщин как у группы общие проблемы и должны быть общие интересы. Большинство женщин хотят, чтобы у них была возможность заботиться о своих семьях и реализовываться в профессии. Но возможности эти не для всех женщин одинаковые. Моя собеседница по фейсбуку говорит из перспективы, когда рабочие места были гарантированы, жилье выдавалось бесплатно, а весь детский досуг был доступен семьям с любым достатком. Женщине, чьи активные годы пришлись на позднесоветскую эпоху, действительно, «гендерное равенство» ни к чему. Если у нее не было мужа, государство поддерживало ее на плаву. И в ситуации такой защищенности разговор о феминизме переходит в плоскость дебатов «каблуки против кроссовок». Кстати, идея про манипуляцию мужчинами с целью получения доступа к их ресурсам – довольно новая в нашем контексте. Она возникла параллельно появлению «новых бедных» и «новых богатых». Поэтому женщина, сформированная в советское время, когда у мужчин не было каких-то особых ресурсов, чтобы к ним подбираться, скорее цитирует романы Оксаны Робски, нежели апеллирует к накопленной жизненной мудрости.

Я со своей потребностью в гендерном равенстве говорю из принципиально другой ситуации. Сегодня пока только небольшая часть женщин из нашей страны включена в глобальный рынок труда. Этот рынок открывает много новых возможностей: передвижение по миру, профессиональный рост, интересные судьбы. Но одновременно связан и с новыми рисками. Рабочие места больше не гарантированы – за них необходимо беспощадно драться. Бесплатное жилье больше не дают – на крышу над головой нужно зарабатывать. В том месте, где я сейчас живу, собственное жилье – привилегия супербогатых. Чтобы выживать в таком мире, нужно очень много сил. Если силы отвлекаются на обслуживание других людей, которые находятся на том же рынке труда, но от домашней работы освобождены, вопрос о справедливости такого распределения встанет очень быстро. Поэтому в обществах развитого капитализма меньше давление на женщин насчет традиционной судьбы – не получается у тебя совмещать карьеру и материнство – выбирай, что получается: карьера без материнства или материнство без карьеры. Проблема, однако же, в том, что большинство хотело бы и того и другого. Кто же откажется иметь больше денег, чтобы лучше заботиться о ближних? Для этого карьера и нужна. Много ли заработаешь на «простой» работе? Чтобы взять кредит на жилье, тоже нужна карьера…

Я понимаю, что моя собеседница не видит, какой ей прок от феминизма. Но когда в Беларуси больше не станет возможным сдерживать приход капитализма, проблемы, о которых я говорю, станут актуальными в один миг и для всех. Только в группе «женщины» будет еще больше неравенства, связанного с возрастом, состоянием здоровья, местом жительства, образованием. Тогда же станет более заметно, почему при советской власти женщины могли массово становиться матерями в ранние 20, а сегодня в больших городах возраст рождения первого ребенка 30 и старше. Это не только про «получать от жизни удовольствие как можно дольше». Это еще и про то, чтобы организовать максимально безопасную ситуацию для привода детей в этот мир, где гарантий все меньше. Как писала все та же Елена Гапова: «Дело не в том, что женщины не хотят детей, а в том, что они хотят рожать в подходящее для себя время и в подходящей ситуации». «Подходящая» сегодня означает «безопасная». И если традиционное репродуктивное поведение в регионе меняется всего за несколько десятилетий, это говорит о том, насколько возросли риски вокруг исполнения традиционной женской судьбы в новых условиях.

Постсоветская идеология делает фокус на «традиционных семейных ценностях». Нельзя же просто сказать: «Знаете, денег больше нет, выживайте, как хотите». Поэтому предлагается видеть источник безопасности не в государственной поддержке, а в семье. Под семьей понимается союз мужчины и женщины плюс дети. Парадокс в том, что в нашей части света семья – это часто мама и бабушка плюс дети, потому что «мыть грязные попы – это обязанность женщин». В реальности это чаще мужчины, которые уклоняются от участия в жизни детей и от расходов на их содержание.

Немецкий социолог Ульрих Бек называл нуклеарную семью «зомби- категорией», потому что мы ее видим, а ее нет: если, например, в семье есть няня, которая приходит на 8 часов, на самом деле она выполняет ту же эмоциональную работу, что и мама, и между ней и ребенком тоже возникает особая эмоциональная связь. Если о ребенке заботятся трое взрослых – это уже не нуклеарная семья. А нуклеарной семье в одиночку справляться с заботой о детях все сложнее. По тем же причинам, о которых я говорила выше. Кроме того, почти половина браков распадается. Но люди продолжают жить в семьях, только эти семьи выглядят не так, как они воображаются.

Есть замечательная американская книга Розанны Герц, название которой можно перевести как «Не в паре – случайно, матери – по выбору» («Single by Chance, Mothers by Choice»). В ней исследуется такая ситуация: романтические союзы сегодня становятся все более хрупкими, но большинство женщин хочет заботиться о детях. Исследовательница изучала, как устроены семьи женщин, которые решили стать матерями вне партнерства с мужчинами. Она сделала интересный вывод о том, что современная семья часто строится не вокруг сексуальной пары, а вокруг матери с ребенком и различных «приставных модулей»: сексуального партнера (или партнерки) матери без заботы о ребенке, сексуального партнера с заботой, несексуальноого партнерства и так далее. А есть еще бездетные семьи, которые без детей не перестают быть таковыми.

– Возможно, люди по инерции пытаются воспроизводить традиционные семейные сценарии и ценности, не понимая, что в силу ряда обстоятельств это уже не работает? И все разводы, фрустрации из-за того, что мы не видим возможности реализации каких-то новых сценариев?

Никто не говорит, что нуклеарная семья – это плохо или что она «не работает». Речь о том, что даже двоим взрослым трудно сегодня поднимать детей со всем этим «ранним развитием». Нуклеарная семья вынуждена подключать дополнительные источники заботы. Исследования на эту тему показывают, что такая забота извне изменяет представления о семейных ролях. И тогда это уже не «мама и папа плюс дети», а нуклеарная семья плюс что-то еще.

А с другой стороны, мы родились и воспитаны в культуре, где главное в жизни – найти свою любовь. Это расшифровывается не просто как «вместе навсегда», необходимо, чтобы вокруг этого ладилось все остальное. Жить мы можем как угодно, но есть представления о том, как «должно быть», которые продолжают на нас влиять. Социологи же, исследующие семью, говорят, что, судя по всему, «вместе навсегда» будет встречаться все реже. Скорее всего, в течение жизни современный человек будет создавать несколько партнерств, а с развитием репродуктивных технологий идеи о семейных ролях изменятся еще больше.

Сегодня для того чтобы стать матерью, уже не обязательно заниматься сексом. В футуристических сериалах, например, много размышлений о том, что произойдет, если воспроизводство будет вообще выведено из женского тела. Тем не менее даже в таких сериалах герои часто изображаются стремящимися к нуклеарному стандарту – настолько этот образ прочно утвердился как символ полного счастья.
В то же время половина населения планеты не состоит в браке. И все эти люди каким-то образом формируют вокруг себя сети любви и заботы. Эти связи, бывает, жизненно важны не менее тех, которые организованы вокруг сексуальной пары. Но мейнстримная культура продолжает дразнить образом романтического счастья, которое приходит раз и на всю жизнь (к хорошим людям). Хотя та же культура, говоря о любви, редко показывает, «что было после свадьбы»…

– Какие исследованиях или книги о новых типах семьи вы могли бы посоветовать?

– Я бы все же рекомендовала начать со «старых». Потому что если внимательно посмотреть на то, как устроено «старое», может оказаться, что оно не ближе к стандарту, чем новое. Например, в прошлом году вышла бесподобная книга, которую я рекламирую по каждому поводу. Это монография Дженнифер Утраты «Women without Men: Single Mothers and Family. Change in the New Russia» («Женщины без мужчин: Матери-одиночки и семейные изменения в новой России»). К сожалению, она пока не переведена на русский язык. Это масштабное исследование о том, как выглядит типичная современная российский семья. Исследовательница провела год в Калуге, где разговаривала с разведенными матерями, бабушками и отцами. Она пришла к интересному выводу: когда происходит развод, и дети остаются с матерью, работающая мать часто не в состоянии самостоятельно вырастить ребенка, и тогда на место мужчины приходит бабушка. При этом мать становится кормилицей семьи, а бабушка занимается хозяйством. Поэтому можно сказать, что «традиционные семейные ценности» в России – это не про мужчину и женщину, как можно было бы подумать, а про наличие молодой и здоровой бабушки, которая не против оставить работу и заняться внуками.

– А где в этой системе дедушки?

Продолжительность жизни мужчин в нашей части света в среднем на 10-15 лет меньше, чем у женщин, потому что воплощение стандарта мужественности связано с рискованным поведением – в частности, как показывает Утрата, с чрезмерным увлечением алкоголем, которое препятствует как заботе о себе, так и о ближних. В наших странах пить – это ритуал «омужествления» и одновременно способ компенсации ввиду невозможности для многих воплощать идеал «кормильца семьи».

– Если вернуться к исследованиям и литературе, есть ли что-то об участии женщин в военных конфликтах, революциях в наше время?

Недавно вышла книга Елены Гаповой «Классы наций: феминистская критика нациестроительства», где рассматривается, что происходило с гендерными ролями при социализме и что происходит с ними в современном мире. Я ее горячо рекомендую. Елена Ильинична поднимает очень важные вопросы о том, как понимается справедливость в новое время. Например, Джоан Скотт выдвинула тезис о том, что если женщины, грубо говоря, не готовы получать по морде на баррикадах, они не могут рассчитывать на равные политические и прочие права с мужчинами. Права, как мы уже ранее обсуждали, нужны для того, чтобы выживать. Но на баррикадах, как показывает Елена Гапова, рассматривая громкие сюжеты современности, для мужчин и женщин ситуация разная. Женщины не только рожают – общество устроено так, что они еще и берут на себя заботу обо всех остальных. Выходит, что мужчина – «сам по себе», на баррикадах, а женщина вроде бы должна больше заботиться о сохранении своей жизни потому, что она отвечает за других членов семьи. И как тут быть, когда и права нужны и жизнь нужно беречь? Конечно, универсальных рецептов «что делать» здесь нет. Но удачно заданные вопросы порой помогают обнаружить новую перспективу, что позволяет обновить привычный образ мысли.

kultprosvet.by

К списку

Исключение не возникло - Python

  класс клиент ():
    def __init __ (self, identify, nume, cnp, filme_inchiriate, inchirieri):
        self .__ identity = отождествлять
        self .__ nume = число
        self .__ cnp = cnp
        self .__ filme_inchiriate = filme_inchiriate
        self .__ inchirieri = inchirieri

    def get_identitate (сам):
        вернуть себя .__ идентифицируйте


    def get_nume (сам):
        вернуть self .__ nume


    def get_cnp (сам):
        вернуть self .__ cnp

    def get_filme_inchiriate (сам):
        вернуть себя.__filme_inchiriate


    def get_inchirieri (сам):
        вернуть себя .__ inchirieri


    def set_identitate (self, значение):
        self .__ identity = значение


    def set_nume (self, значение):
        self .__ nume = значение


    def set_cnp (self, значение):
        self .__ cnp = значение


    def set_filme_inchiriate (self, value):
        self .__ filme_inchiriate = значение


    def set_inchirieri (self, value):
        self .__ inchirieri = значение


    def del_identitate (сам):
        del self .__ идентифицируйте


    def del_nume (сам):
        дель себя.__nume


    def del_cnp (сам):
        дель сам .__ cnp


    def del_filme_inchiriate (сам):
        del self .__ filme_inchiriate


    def del_inchirieri (сам):
        дель себя .__ inchirieri

    identity = property (get_identitate, set_identitate, del_identitate, "строка документации идентификатора")
    число = свойство (get_nume, set_nume, del_nume, "строка документации числа")
    cnp = свойство (get_cnp, set_cnp, del_cnp, "строка документации cnp")
    filme_inchiriate = свойство (get_filme_inchiriate, set_filme_inchiriate, del_filme_inchiriate, "строка документации filme_inchiriate")
    inchirieri = свойство (get_inchirieri, set_inchirieri, del_inchirieri, "строка документации инчириери")
    def __str __ (сам):
        return "ID:" + str (self.get_identitate ()) + "Nume:" + str (self.get_nume ()) + "CNP:" + str (self.get_cnp ())


from entity import *

класс validator_client ():

     def validate_client (сам, клиент):
         erori = []
         если client.get_identitate == "":
             erori.append ("Nu ati introdus ID!")
         если client.get_nume == "":
             erori.append ("Nu ati indorus nume!")
         если len (erori)> 0:
             поднять ValidatorException (erori)

     деф ха-ха (я, клиент):
         если client.get_identitate () == "1":
             напечатать "ха-ха-ха"

класс ValidatorException (Исключение):
     def __init __ (себя, эрори):
         себя.__erori = эрори
     def get_erori (сам):
         вернуть себя .__ erori
     def __str __ (сам):
         вернуть self.erori
     erori = свойство (get_erori, None, None, None)


client1 = client ("", 2,3,4,5)
validare = validator_client ()
пытаться:
     validare.validate_client (client1)
Кроме:
     ValidatorException
     печать (ValidatorException)
  

client () - это класс с 5 атрибутами, из которых первый - id, у него есть геттер и сеттер, поэтому с классом нет проблем, но почему при запуске этого не печатается никаких ошибок?

Модульное тестирование

- как подтвердить, что ошибка не возникает с помощью python unittest

Итак, я пытаюсь импортировать модуль и тестировать методы из класса в этом модуле.

Вот пример метода.

  def production_warning (self, targetenv):
    если targetenv == 'prdv':
        prodwarning1 = raw_input ("ВНИМАНИЕ: вы выполняете развертывание в производственной среде. Вы уверены, что хотите это сделать? Д / Нет:") .upper ()
        если prodwarning1 == "N":
            sys.exit ()
        prodwarning2 = raw_input ("РАЗВЕРТЫВАЕТСЯ НА PRDV, ВЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО УВЕРЕНЫ? Д / Н:") .upper ()
        если prodwarning2 == "N":
            sys.exit ()
    еще:
        вернуть True
  

Вот пример теста, который я пытаюсь написать.

  def production_warning ():
    пытаться:
        assert test.production_warning ('prdv') не является ошибкой
        assert test.validate_params ('fakeenv') - это ошибки
        print "Тест пройден {0} / 5: validate_params" .format (counter)
        test_db_refresh ()
    Кроме:
        print "Test Failed {0} / 5: validate_params" .format (counter)
        test_db_refresh ()

def db_refresh_prompt ():
    # assert test.db_refresh_prompt () не является ошибкой
    глобальный счетчик
    счетчик + = 1
    напечатайте «Тест пройден {0} / 5: db_refresh_prompt».формат (счетчик)

production_warning ()
db_refresh_prompt ()
так далее()
  

Как проверить, возникает ли ошибка? В конце дня я пытаюсь выполнить все эти тесты и для каждой функции, если не возникает никаких исключений, выведите «Успех». Если возникает исключение, переходите к следующему тесту. Люди, кажется, продолжают указывать мне на то, что «вызов вашей функции автоматически вызовет исключение, если оно есть», но это остановит мой тест всякий раз, когда будет выбрано исключение, а я этого не хочу, я хочу продолжить следующий тест.

Я могу обойти это, выполнив:

  def validate_params ():
пытаться:
    assert test.validate_params ('hackenv-re', 'test.username') не является ошибкой
    assert test.validate_params ('fakeenv', 'test.username') - это ошибки
    assert test.validate_params ('hackevn-re', 'vagrant') - это ошибки
    глобальный счетчик
    счетчик + = 1
    print "Тест пройден {0} / 5: validate_params" .format (counter)
    test_db_refresh ()
Кроме:
    print "Test Failed {0} / 5: validate_params" .format (counter)
    test_db_refresh ()
  

, но похоже, что это в первую очередь противоречит цели использования unittest? Я думал, что с помощью unittest я могу просто утверждать, возникает ли исключение, и оно возвращает T / F, с которым я могу делать все, что захочу.

Надеюсь, что информации достаточно.

Основываясь на многих приведенных ответах, я предполагаю, что в unittest ничего не встроено, где я могу выполнить assertRaise (я считаю, что это используется в Django)

python - AssertionError: исключение не возникло

У меня есть модульный тест, который проверяет, правильно ли генерируется пользовательское исключение. Но я получил AssertionError: InvalidLength не поднял

Ниже мой юнит-тест

  @patch ('services.class_entity.validate ')
@patch ('services.class_entity.jsonify')
def test_should_raise_invalid_length_exception (self, mock_jsonify, mock_validate):
    mock_validate.return_value = Верно

    data = self.data
    data ['Traditional_desc'] = "Вопреки популярному"
    mock_jsonify.return_value = {
        «успех»: ложь,
        "полученные результаты": {
            "message": "Недопустимое значение для Traditional_desc"
        }
    }

    с self.assertRaises (InvalidLength) как cm:
        BenefitTemplateService.create (данные)
  

И это функция, которую я тестирую

  класс BenefitTemplateService (объект):

    @staticmethod
    def создать (параметры):

        пытаться:
            required_fields = ['идентификатор_компании', 'имя', 'поведение', 'тип_ выгоды']
            valid = is_subset (параметры, обязательные_поля)

            если недействительно:
                поднять MissingParameter

            если не validate_string (params ['Traditional_desc'], 0, 1000, characters_supported = "ascii"):
                Raise InvalidLength (400, "Недопустимое значение для Traditional_desc")

            # Позвоните создать здесь
            response = BenefitTemplateEntityManager.create_template (параметры)
            ответ на ответ

        кроме InvalidLength как e:
            response = {
                «успех»: ложь,
                "полученные результаты": {
                    "сообщение": e.message
                }
            }

            вернуть jsonify (ответ), e.code
  

Код , за исключением InvalidLength , работает правильно, потому что, если я попытаюсь выполнить печать, он выполнит эту строку кода. Поэтому я предположил, что вызывается исключение InvalidLength Exception, но я не уверен, что в результате моего unittest он не работает.Помогите пожалуйста

исковых аргументов в отношении строительства в апелляционном порядке аннулированы, если не были поданы в Правлении | Rothwell, Figg, Ernst & Manbeck, P.C.

В заявлении В отношении Google Technology Holdings LLC , No. 2019-1828 (Федеральный округ, 13 ноября 2020 г.) Федеральный округ подробно остановился на политике, лежащей в основе отказа от апелляционных аргументов и конфискации. В конечном итоге суд подтвердил, что Совет по патентным испытаниям и апелляциям (далее - «Совет») отказался рассматривать рассматриваемые претензии в отношении очевидности, поскольку Google не признал аргументы, выдвинутые в апелляции.

Заявка на патент Google № 15/179 765 направлена ​​на распределенное кэширование для систем видео по запросу. Эксперт отклонил формулу изобретения как очевидную ввиду нескольких ссылок на известный уровень техники. Google обжаловал окончательный отказ в Правлении. Комиссия не была убеждена и подтвердила отказ эксперта в отношении очевидности.

При подаче апелляции в Федеральный округ Google утверждал, что Правление допустило ошибку, поскольку неправильно истолковало определенные условия претензии. Федеральный округ выразил несогласие с тем, что Google никогда не представляла Совету эти аргументы в пользу строительства.Таким образом, Google отказался от этих аргументов.

Федеральный округ отметил, что отказ часто используется для обозначения отказа и конфискации в суде, включая его собственные дела, но правила и концепции, лежащие в основе отдельных терминов, хорошо установлены. Отказ от прав - это «преднамеренный отказ от известного права или отказ от него». Конфискация - это «неспособность своевременно отстаивать право».

Утраченные доводы не рассматриваются в апелляционной инстанции за отсутствием исключительных обстоятельств, и в данном деле такие обстоятельства отсутствовали.Суд отметил, что, не представив аргументы Совету, Google лишил экспертный орган его важной роли в рассмотрении отклонений патентных заявок. Точно так же рассмотрение новых аргументов не соответствовало роли Федерального округа в качестве апелляционного суда, которому было поручено пересматривать решений Совета, но не рассматривать их в первой инстанции. Кроме того, рассмотрение новых аргументов, выдвинутых в апелляции, будет стимулировать попытки других, пытающихся получить стратегическое преимущество, мешать с песком.

После определения того, что доводы Google, представленные Совету, не могут быть прочитаны для обоснования аргументов, представленных в апелляции, суд отказался рассматривать по существу предложенные Google конструкции претензий. Было подтверждено отклонение Правлением требований.

Нужно ли поднять минимальную заработную плату? Нет: повышение вредит тем, кому оно предназначено.

Призывы к повышению минимальной заработной платы все чаще слышны по всей стране.

Из лучших побуждений сторонники минимальной заработной платы утверждают, что повышение необходимо для сокращения бедности среди работающих бедных и что это может быть сделано без отрицательного воздействия на занятость.Однако неприятная реальность заключается в том, что повышение минимальной заработной платы сопровождается множеством негативных побочных эффектов и, чаще всего, в конечном итоге вредит тем, кому они призваны помочь.

Самая большая проблема, связанная с повышением минимальной заработной платы, заключается в том, что они приводят к увеличению безработицы среди низкоквалифицированных рабочих и молодежи. Проще говоря, повышение минимальной заработной платы увеличивает затраты на рабочую силу для работодателей, которые в ответ сокращают количество сотрудников и / или количество отработанных часов.

Недавнее исследование, проведенное двумя наиболее известными в мире экспертами по минимальной заработной плате, профессором Калифорнийского университета Дэвидом Ноймарком и экономистом Совета Федеральной резервной системы США доктором Уильямом Вашером, всесторонне проанализировало все академические исследования минимальной заработной платы за прошлые годы. 15 лет. Они рассмотрели более 90 исследований, охватывающих 15 стран, и обнаружили, что подавляющее большинство исследований неизменно показывают, что повышение минимальной заработной платы имеет негативные последствия для занятости.

Из 90 рассмотренных исследований пять специально изучали изменения минимальной заработной платы в Канаде.Все пять исследований пришли к выводу, что повышение минимальной заработной платы имело негативные последствия для занятости. Например, исследование 2006 года, проведенное экономистами Микеле Камполиети, Морли Гандерсон и Крис Ридделл, показало, что повышение минимальной заработной платы на 10 процентов привело к сокращению на 1,4–4,4 процента среди молодежи (в возрасте от 16 до 24 лет). уровень занятости.

Исследования также показывают, что работодатели часто реагируют на повышение минимальной заработной платы сокращением других льгот и обучением без отрыва от производства. Даже если работникам, получающим минимальную заработную плату, посчастливится сохранить свою работу и количество отработанных часов, они все равно не смогут почувствовать себя лучше из-за сокращения пособий и / или обучения.Недавнее исследование, опубликованное в Journal of Labor Economics, показало, что доля молодых рабочих, получающих формальное обучение, снижается на 1-2 процентных пункта на каждые 10 процентов увеличения минимальной заработной платы.

Еще одна досадная реальность повышения минимальной заработной платы заключается в том, что они увеличивают отсев из средней школы. Дункан Чаплин и его коллеги опубликовали важное исследование в 2003 году в академическом журнале Economics of Education Review, в котором было обнаружено, что более высокая минимальная заработная плата связана с сокращением посещаемости школ подростками.

Одно из наиболее распространенных заблуждений состоит в том, что большинство лиц, получающих минимальную заработную плату, - это взрослые, которые пытаются сводить концы с концами, поддерживая семьи. Фактически, типичный работник с минимальной заработной платой молод и живет дома.

По данным Статистического управления Канады, 63 процента работников с минимальной заработной платой в Канаде находятся в возрасте от 15 до 24 лет, из них 84 процента живут дома со своими родителями. Небольшая разница в Британской Колумбии, где 58 процентов работников с минимальной заработной платой находятся в возрасте от 15 до 24 лет, из них 80 процентов живут дома с родителями.

Кроме того, многие взрослые, получающие минимальную заработную плату, дополняют доход своей семьи неполным рабочим днем ​​в детородном возрасте и на пенсии.

Поскольку выгоды от повышения минимальной заработной платы в основном достаются молодым людям, все еще живущим дома, и взрослым, дополняющим семейные доходы, минимальную заработную плату лучше всего рассматривать как грубый инструмент увеличения доходов работающих бедных.

Лучший способ помочь канадцам с низкими доходами - это прямые денежные субсидии через налоговую систему, такие как льгота по подоходному налогу с рабочих, объявленная в недавнем федеральном бюджете.Другие превосходные варианты включают снижение ставок подоходного налога для лиц с низкими доходами, как это было сделано в 2007 году до нашей эры. бюджета, и увеличение суммы дохода, который может быть получен до того, как физические лица должны будут платить подоходный налог.

Независимые академические исследования неоднократно показывают, что повышение минимальной заработной платы сокращает занятость, обучение и льготы без отрыва от производства, одновременно увеличивая процент отсева из школ.

Стремление к увеличению минимальной заработной платы в Британской Колумбии вполне может быть вымощено благими намерениями; беспристрастный обзор показывает, что это просто плохая политика.

Поднимите руку на веб-семинаре - Справочный центр Zoom

Обзор

Функция поднятия руки в веб-семинаре позволяет участникам, участникам, соведущим и организатору поднять руку, чтобы указать, что им нужно что-то от организатора, соведущего или других участников. В качестве организатора может быть полезно сообщить участникам, как вы хотели бы использовать эту функцию в начале вебинара. Например, многие организаторы веб-семинаров используют эту функцию, чтобы узнать, есть ли у участника вопрос и хотел бы, чтобы ему было разрешено говорить.

Примечание : Если вы являетесь организатором вебинара, вы также можете отключить функцию поднятия руки и управлять участниками, которые поднимают руку.

Предварительные требования

Чтобы поднять руку на веб-семинаре:

  • Настольный клиент Zoom:
    • Версия Windows 3.5.24604.0824 или выше
    • macOS версии 3.5.24604.0824 или выше
    • Версия Linux 1.1.44 485.0317 или выше
  • Мобильное приложение
  • Zoom:
    • Версия iOS 3.5.31169.1102 и выше
    • Android версии 3.5.24588.0824 или выше
  • Присоединиться через веб-клиент Zoom
    Примечание : Поднять руку для хостов и совладельцев требуется версия 5.4.7 или выше

Для управления участниками с поднятыми руками:

  • Подписка на вебинар или приглашение стать участником дискуссии
  • Настольный клиент Zoom:
    • Версия Windows 3.5.24604.0824 или выше
    • macOS версии 3.5.24604.0824 или выше
    • Версия Linux 1.1.44 485.0317 или выше
  • Мобильное приложение
  • Zoom:
    • iOS версии 3.5.31169.1102 или выше
    • Android версии 3.5.24588.0824 или выше
  1. Щелкните Поднимите руку в элементах управления вебинаром.
    Организатор получит уведомление о том, что вы подняли руку.
  2. Если хост позволяет вам говорить, вам может быть предложено включить звук для себя.Когда звук включен, ваше изображение профиля и имя отображаются для организатора и участников. Остальным участникам будет отображаться только ваше имя.
  3. Нажмите Поднять руку в элементах управления веб-семинаром, чтобы при необходимости опустить руку. Это не приведет к отключению звука, если звук включен.

Примечания :

  • Windows : вы также можете использовать сочетание клавиш Alt + Y , чтобы поднять или опустить руку.
  • Mac : вы также можете использовать сочетание клавиш Option + Y , чтобы поднять или опустить руку.
  1. Щелкните Поднимите руку в элементах управления вебинаром.
    Организатор получит уведомление о том, что вы подняли руку.
  2. Если хост позволяет вам говорить, вам может быть предложено включить звук для себя. Когда звук включен, ваше изображение профиля и имя отображаются для организатора и участников. Остальным участникам будет отображаться только ваше имя.
  3. Нажмите Поднять руку в элементах управления веб-семинаром, чтобы при необходимости опустить руку. Это не приведет к отключению звука, если звук включен.
  1. Метчик Поднять руку .
  2. Организатор получит уведомление о том, что вы подняли руку.
  3. Если хост позволяет вам говорить, вам может быть предложено включить звук для себя. Когда звук включен, ваше изображение профиля и имя отображаются для организатора и участников. Остальным участникам будет отображаться только ваше имя.
  4. Нажмите Еще раз , затем Опустите руку , чтобы опустить его, если необходимо. Это не приведет к отключению звука, если звук включен.
  1. Нажмите Поднимите руку в элементах управления вебинаром.
    Организатор получит уведомление о том, что вы подняли руку.
  2. Если хост позволяет вам говорить, вам может быть предложено включить звук для себя. Когда звук включен, ваше изображение профиля и имя отображаются для организатора и участников. Остальным участникам будет отображаться только ваше имя.
  3. При необходимости нажмите Нижняя рука , чтобы опустить ее. Это не приведет к отключению звука, если звук включен.

  1. Щелкните Поднимите руку в элементах управления вебинаром.

    Ведущий получит уведомление о том, что вы подняли руку.
  2. Если хост позволяет вам говорить, вам может быть предложено включить звук для себя. Когда звук включен, ваше изображение профиля и имя отображаются для организатора и участников. Остальным участникам будет отображаться только ваше имя.
  3. Щелкните Нижняя рука , чтобы опустить ее, если необходимо. Это не приведет к отключению звука, если звук включен.

Их воспитывали «дальтониками» - но теперь все больше белых родителей учатся говорить о расе

«Я кое-что заметил», - начал он, а затем сказал своей маме, что в его классе были чернокожие мальчики, которые постоянно неприятности с учителем из-за того, что он дурачился.По его словам, это беспокоило его, «потому что они не поступают иначе, чем я».

В тот момент, как теперь говорит Касселл, в ее голове промелькнуло несколько мыслей: она всегда знала, что ее старший ребенок может вести себя глупо в классе, и что она задавалась вопросом, может ли ему это сойти с рук, потому что он белый. Что ее 8-летний сын, черный, приемный из Эфиопии, может оказаться в том же классе через несколько лет. Что она гордилась своим семиклассником за определение проблемы.И что она не знала, как это исправить.

История продолжается под рекламой

«Я сказала ему: ты прав, и это несправедливо, и мы должны выяснить, что мы будем с этим делать», - вспоминает она.

Это была сцена, которая не разыгралась бы в доме ее детства. Как и многие белые американцы, выросшие на волне движения за гражданские права, 40-летний Касселл был воспитан на идеологии «дальтонизма», которая учит, что лучше вести себя так, как будто расовых различий просто не существует и не должно быть. быть отмеченным.

Но в последние годы - с подъемом движения Black Lives Matter, когда активизм в области социальной справедливости перешел в мейнстрим, а дискуссии о расе доминировали как в национальных заголовках, так и в язвительном политическом ландшафте - больше внимания было сосредоточено на роли, которую белые люди должны играть в борьбу с расизмом, и все больше родителей, таких как Касселл, пытаются научиться говорить со своими детьми о реалиях мира, в котором они живут.

«Мои дети воспитывают это, - говорит Касселл.«Мой младший говорил о том, что он не того же цвета, что и мы, с тех пор, как узнал его цвета».

История продолжается под рекламой

Татум часто рассказывает о том дне, когда ее трехлетний сын пришел домой из детского сада и спросил: «Томми говорит, что у меня коричневая кожа, потому что я пил шоколадное молоко; это правда?"

«Томми не ведет себя грубо или оскорбительно; он просто пытается что-то выяснить, - говорит Татум. «Поэтому, отвечая моему сыну, я сказал:« Нет, твоя кожа не коричневая, потому что ты пил шоколадное молоко.Ваша кожа коричневая, потому что в ней есть меланин. У всех есть некоторые, даже у Томми, но в вашей школе у ​​вас их больше всего ».

История продолжается под рекламой

По ее словам, она ответила на вопрос сына, но ей оставили один из ее собственное: «Теперь, кто поправляет Томми? О чем идет разговор у него дома? »

Теоретический сценарий выглядит примерно так: маленький белый ребенок сопровождает родителей в продуктовом магазине, когда он замечает кого-то, кто не похож на людей, которых он видел раньше.Поэтому он поворачивается к родителям и говорит, возможно, слишком громко: «Почему этот человек такой темный?»

В этой ситуации первым инстинктом родителей обычно является подавленный шшш - «не объяснение», - говорит Татум. «Ребенок делает наблюдение, родитель в спешке заставляет ребенка замолчать, и он говорит:« Вы не должны замечать, а также, вероятно, что-то не так с тем, что вы только что сказали »».

История продолжается под рекламным объявлением

Лучший ответ? «Можно сказать:« Люди бывают разных цветов - например, у тебя светлые волосы, а у папы каштановые », - говорит Татум.«Это не должно быть большим делом».

Для Бриджит Виттруп, доцента кафедры развития и образования детей младшего возраста Техасского женского университета, подобная встреча произошла не в продуктовом магазине, а в доме друга, когда Виттруп, который был белым, и ее муж, который черный, бросил собаку перед отъездом из города в отпуск.

«Сын моего друга, которому в то время было 6 лет, оглядывался между нами, - вспоминает Виттруп, - и он делает следующее заявление:« Вы белый, а он - темно-коричневый человек, так почему же вы выйти замуж за темно-коричневого мужчину? "

История продолжается под рекламой

Виттруп говорит, что ее подруга была в ужасе: «Она боялась, что это оскорбительно для нас.Но в то время я просто сказал: «Ну, вы знаете, он действительно хороший человек, и я люблю его, мы любим друг друга, поэтому мы поженились». И ребенок сказал: «О, хорошо!» И ушел. поиграть со щенком ». Она смеется. «Иногда нужно просто дать очень фактический ответ».

В последнее время Виттруп стала чаще рассказывать эту историю. Когда много лет назад она впервые начала исследовать расовую социализацию детей, «со мной не слишком много людей связывалось», - говорит она. «Но затем внезапно, около трех лет назад - когда выборы начали накаляться - мне стало все больше и больше звонить от людей, которые хотели, чтобы я пришел поговорить об этом.

Мелисса Жиро и ее партнер Эндрю Грант-Томас, соучредители организации по расовому правосудию EmbraceRace, ориентированной на детей, также заметили аналогичный сдвиг примерно в то время. Жиро, который относится к разным расам, и Грант-Томас, который является чернокожим, основали свою организацию в марте 2016 года, предлагая образовательные ресурсы родителям и учителям, которые хотят решить проблему расы с детьми.

История продолжается под рекламой

«С самого начала с нами были задействованы белые семьи, - говорит Жиро.«Но после избрания Трампа цифры действительно выросли».

Грант-Томас считает, что выборы стали тревожным сигналом для многих белых родителей, которые ранее не были настроены на устойчивое наследие американского расизма. «Многие белые родители, которые сами воспитывались в домах для дальтоников, теперь являются родителями, и они говорят:« Ого, это не сработало », - говорит он. «У нас был друг, белый друг средних лет с тремя детьми дома, который сказал. . . «Я хочу помочь своим детям не оставаться такими же невежественными, как я, и я не знаю, как это сделать.'”

Для белых родителей, которые хотят самообразоваться, появилось множество ресурсов, которые могут направлять их: массовые организации, такие как« Вступление в защиту расового правосудия », общественные группы, множество книг, блогов и подкастов, посвященных тому, как поговорить с детьми о расе. Но первое и самое большое препятствие часто - это преодоление постоянного дискомфорта, - говорит Виттруп.

История продолжается под рекламой

«Некоторые родители сказали мне, что они не привыкли говорить о расе», - говорит Виттруп.«Они не росли в семьях, которые об этом говорили, и им это не нравится».

Тибби Ротен, 35 лет, библиотекарь и мать двоих детей из Сакраменто, не помнит, чтобы ей специально говорили не признавать расовые различия - «но я знаю, что усвоила эти сообщения», - говорит она. «Меня воспитали с верой в то, что вы не упоминаете об этом».

Она не хотела повторять этот урок со своими собственными белыми детьми. Поэтому, когда она присоединилась к протесту под руководством главы Сакраменто «Black Lives Matter», она привела с собой свою 7-летнюю дочь, вручила ей табличку с надписью «Белое молчание - это насилие» и объяснила, что это означает.

Продолжение истории под рекламой

«Она скажет:« О, я вижу, что женщина носит хиджаб »или« У этого маленького мальчика коричневая кожа », - говорит Вротен о своей дочери. «Она просто делает наблюдения, потому что мы говорили о том, что это нормально, что у кого-то коричневая кожа или кто-то носит хиджаб, и это нормально замечать в них».

Такое понимание закладывает основу для более сложных разговоров, которые возникают по мере взросления детей, - говорит Сачи Ферис, основатель блога Raising Race Conscious Children.

«Это не один разговор. Это не «Разговор». Это ежедневная практика расового сознания », - говорит она. Например: «Мы не можем зайти в магазин, который продает все белые куклы, и ничего не сказать. Молчание - это само по себе сообщение, и это сообщение не то, что мне нужно. Я не хочу, чтобы мои белые дети росли с мыслью, что белые лучше ».

Но некоторые по-прежнему придерживаются идеала для дальтоников; Вспомните бывшего генерального директора Starbucks и кандидата в президенты Говарда Шульца, который недавно попал в заголовки газет после того, как заявил: «Я не видел цвета в детстве, и, честно говоря, я не вижу цвета сейчас.

Татум говорит, что слышала аналогичные комментарии от белых родителей - в одном случае кто-то хвастался, что маленькая девочка указала на друга на детской площадке, не упомянув при этом расы или цвета кожи друга, «даже несмотря на то, что наиболее очевидная вещь о «она была единственной черной девушкой на детской площадке», - говорит Татум. «Родители могут сказать, что тот факт, что их дочь не упомянула об этом, означает, что она дальтоник. Но он говорит мне, что их дочь цветная - с молчанием .Дело не в том, что она не заметила, а в том, что она каким-то образом поняла, что не должна об этом упоминать. И сказать: «Она черная девушка на качелях» - в этом нет ничего плохого ».

Она немного смеется, вспоминая, как разговаривала с людьми, которые тревожно шептали слово черный , как будто это слово, которое они не должны были говорить.

«Если вы говорите чернокожему, что не видите, что он черный, вы говорите, что не замечаете большой части его жизненного опыта, - говорит она, - и никто не хочет, чтобы его упускали из виду. сюда.

Ферис часто слышал от белых родителей, которые хотят говорить о расе, но беспокоятся о том, чтобы сказать что-то неправильное или оскорбительное. И обычно она уверяет их, что да, это, вероятно, когда-нибудь произойдет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *