Нарушение адаптации с депрессивным настроением: Расстройства адаптации в медицинской практике: диагностика и терапия uMEDp

Нарушение адаптации с депрессивным настроением: Расстройства адаптации в медицинской практике: диагностика и терапия uMEDp

Содержание

Лечение расстройства адаптации

- это сильная эмоциональная или поведенческая реакция, развившаяся в течение трех месяцев после определенного стрессового события или значительного изменения в жизни.
Расстройство адаптации может быть острым (продолжительностью до 6 месяцев) и хроническим (более 6 месяцев). Симптомы Расстройства адаптации не могут сохраняться более 6 месяцев после устранения источника стресса. Диагноз хроническое Расстройство адаптации ставится только в том случае, если стрессогенное событие или изменение в жизни остаются в силе. Так же Расстройство адаптации, по преобладающим симптомам классифицируют на:
- Острая реакция на стресс (транзиторное расстройство значительной тяжести, которое развивается у лиц без видимого психического расстройства в ответ на исключительный физический и психологический стресс и которое обычно проходит в течение часов или дней).
- Посттравматическое стрессовое расстройство - ПТСР (возникает как отставленная и/или затяжная реакция на стрессовое событие или ситуацию (кратковременную или продолжительную) исключительно угрожающего или катастрофического характера, которые в принципе могут вызвать общий дистресс почти у любого человека).

- Кратковременная депрессивная реакция, обусловленная расстройством адаптации (транзиторное мягкое депрессивное состояние, не превышающее 1 месяца по длительности).
- Пролонгированная депрессивная реакция, обусловленная расстройством адаптации (легкое депрессивное состояние в ответ на длительную подверженность стрессовой ситуации, но продолжающееся не более 2 лет).
- Смешанная тревожная и депрессивная реакция, обусловленная расстройством адаптации (отчетливо выраженные тревожные и депрессивные симптомы, но их уровень не больше, чем в смешанном тревожном и депрессивном расстройстве или в другом смешанном тревожном расстройстве.
- Расстройство адаптации с преобладанием нарушения других эмоций (обычно симптомы нескольких типов эмоций, таких как тревога, депрессия, беспокойство, напряженность и гнев. Симптомы тревоги и депрессии могут отвечать критериям смешанного тревожного и депрессивного расстройства или другого смешанного тревожного расстройства, но они не являются столь преобладающими, чтобы могли быть диагностированы другие более специфические депрессивные или тревожные расстройства. Эта категория должна использоваться и у детей, когда имеется регрессивное поведение, такое как энурез или сосание пальца).
- Расстройство адаптации с преобладанием нарушения поведения (основным расстройством является нарушение поведения, то есть подростковая реакция горя, приводящая к агрессивному или диссоциальному поведению).
- Смешанное расстройство эмоций и поведения, обусловленное расстройством адаптации (явными характеристиками являются как эмоциональные симптомы, так и расстройства поведения).

Причины Расстройства адаптации
Расстройство адаптации развивается как реакция на стрессовое событие или на значительное изменение в жизни. События и изменения, которые могут вызывать Расстройство адаптации:
- проблемы в супружеской жизни (проблемы в отношениях, семейные конфликты, развод)
- проблемы сексуального характера
- проблемы со здоровьем
- смерть близкого человека
- неожиданная катастрофа
- финансовые проблемы
- изменения, связанные с работой
- изменения, связанные с учебой
- переезд
- радикальные изменения в жизни
- изменения в жизни общего характера
- череда стрессогенных жизненных ситуаций

Расстройство адаптации является распространенным состоянием. Дети и взрослые одинаково часто страдают таким расстройством. Способа определить, у кого разовьется такая реакция на стресс не существует. Вероятность возникновения расстройства адаптации повышают следующие факторы:

- возраст (подростки справляются со стрессом хуже, чем взрослые)
- недостаточное эмоциональное развитие
- недостаточная приспособляемость к изменениям в жизни
- неумение справляться с трудной ситуацией
- недостаточное развитие социальных навыков
- дефицит поддержки со стороны близкого окружения
- возникавшее в прошлом подобное расстройство
- другие проблемы с психическим здоровьем
- наследственные факторы
- проблемы в интеллектуальном развитии

Симптомы Расстройства адаптации
Для каждого вида Расстройства адаптации характерен свой набор симптомов. В целом могут наблюдаться один или несколько из следующих симптомов:
- сниженное настроение
- взбудораженное состояние
- выраженная тревожность
- беспричинное беспокойство
- трудность при концентрация внимания
- проблемы со сном
- повышенная утомляемость
- неадекватное поведение
- самоизоляция от родных и друзей
- дрожь или ощущение подергивания в мышцах

- учащенное сердцебиение
- общее недомогание
- мысли о нежелании жить

Диагноз Расстройства адаптации
Критерии на которые опираются для постановки диагноза Расстройство адаптации:
- развитие симптомов в течение 3 месяцев со времени стрессового события
- более тяжелые симптомы, чем можно было ожидать в ответ на фактор стресса, включая дистресс, социальную самоизоляцию и отстраненность от коллег
- симптомы не вызваны другим расстройством и не усугубляются им
- симптомы не относятся к проявлению горя и скорби, нормальных в ситуации смерти близкого человека

Лечение Расстройства адаптации (Киев)
При первых признаках стресса следует обратится к врачу психотерапевту или психиатру. Основными целями при лечении Расстройства адаптации является облегчение симптомов и помощь в развитии умения справляться с трудными ситуациями в дальнейшем. К основным методам лечения Расстройства адаптации относятся психотерапия и медикаментозное лечение.
Психотерапевтические консультации помогают определить факторы стресса, научиться справляться с трудными ситуациями и получить поддержку. Для лечения Расстройства адаптации используются следующие методы психотерапии:

- индивидуальная терапия
- семейная терапия
- групповая терапия

Параллельно с психотерапией могут быть назначены препараты с целью уменьшения тяжести проявления Расстройства адаптации. Лекарства редко используются в качестве монотерапии при расстройстве адаптации, потому что они облегчают симптомы лишь временно, а психотерапия обеспечивает долговременное стойкое улучшение. При Расстройстве адаптации могут назначаться:
- транквилизаторы
- антидепрессанты
- антипсихотические (изредка)
- нормотимики
- ноотропы

Прогноз
При своевременном раннем начале терапии пациенты легко поддаются лечению Расстройства адаптации и быстро избавляются от нее. В таком случае долгосрочный прогноз положительный.

Профилактика
Не существует гарантированного метода профилактики расстройства адаптации. Снизить риск развития Расстройства адаптации может:
- позитивный взгляд на жизнь
- гибкая позиция в отношении происходящего в жизни
- ведение здорового образа жизни (правильное питание и физические упражнения)

 В нашем Центре применяются индивидуально подобранные программы, основанные на сочетанном использовании психотерапии и медикаментозной терапии, которые являются наиболее эффективными средствами в лечении пациентов с Расстройством адаптации. Используя психотерапию и медикаментозную терапию, мы поможем Вам максимально быстро и эффективно избавиться от Расстройства адаптации.

Тел.: 067-911-54-54

Реакция на тяжелый стресс и нарушение адаптации

Негативные последствия стресса можно наблюдать и после прекращения действия травмирующего фактора. В таком случае говорят о реакции на тяжелый стресс.

Указанное состояние сопровождает смерть близкого человека, катастрофы, войны, насилие. При лабильной психике нарушение социальной адаптации может наблюдаться и после менее травмирующих событий, такие как переезд, поступление в ВУЗ, смена работы и мн. др.

Реакция на тяжелый стресс и нарушения адаптации

В зависимости от сроков возникновения выделяют:

  • острая реакция на стресс — возникает сразу после травмы. Симптомы калейдоскопичны, могут меняться и самостоятельно исчезают без вмешательства врача. Возможна заторможенность, спутанность сознания, тревога или депрессия, эйфория или гнев, больные могут жаловаться на сердцебиение, тошноту, трудности дыхания. Обычно проходит в течение суток — трех, либо может перейти в посттравматическое стрессовое расстройство;
  • посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — затяжная либо отсроченная реакция на стресс. Характеризуется депрессивным состоянием, вспышками воспоминаний (флэшбэки), ночными кошмарами, раздражительностью и агрессивностью, отчуждением, приступами паники, иногда — пристрастием к алкоголю или наркотикам. Может длиться годами;
  • расстройства адаптации — возникают в период значительных жизненных изменений и могут проявляться кратковременной или затяжной депрессивной или тревожно-депрессивной реакцией;
  • реакция горя — возникает в ответ на смерть близкого человека. Проявляется зацикливанием на умершем, разговорами о нем, отстраненностью, депрессией. Для реакции горя характерны пять стадий (этапы принятия) — отрицание, гнев, торг, депрессия, смирение. «Застревание» на одной из них может привести к пролонгации горевания и развитию других расстройств.

Симптомы и лечение тяжелого стресса и нарушений адаптации

При нарушении адаптации симптомы неспецифичны и малозаметны. Обычно это депрессия или тревога, заторможенность, эмоциональная лабильность, потеря аппетита и бессонница, нарушение концентрации.

Важно

Если неблагоприятные симптомы после травмирующего события сохраняются длительное время, необходима помощь врача.

При реакции на тяжелый стресс и нарушение адаптации лечение осуществляет врач психиатр, психотерапевт. Основная цель терапии — примирить пациента с произошедшим, помочь принять ситуацию и жить дальше. Психотерапия в сочетании с общеукрепляющим лечением и медикаментозной поддержкой значительно облегчает состояние больных, и негативные последствия стресса постепенно сходят на нет.

Мы знаем, как помочь людям, перенесшим тяжелый стресс или горечь утраты. Врачи Центра помогут пережить произошедшее и жить дальше. Комфортная обстановка, индивидуальный подход и работа до результата помогут вернуть радость жизни и с позитивом смотреть в будущее.


Острая реакция на стресс и расстройство адаптации лечение

Неврозы

Первичный прием врача невролога: 1850 р.

Расстройства, представляющие собой нарушение адаптационной реакции на тяжёлый пролонгированный стресс, препятствующие успешной адаптации и ведущие к нарушению социального функционирования.

К ним относятся:

  • Острая реакция на стресс (транзиторное расстройство значительной тяжести, возникающее у лиц без видимого психического расстройства в ответ на исключительный физический и психологический стресс). Симптомы включают начальное состояние «оглушённости», снижение внимания, неспособность адекватно реагировать на внешние стимулы, паническую тревогу.
  • Расстройство адаптации (состояние субъективного дистресса и эмоционального расстройства, препятствующее социальному функционированию и продуктивности, возникающее в период адаптации к значительному изменению в жизни или стрессовому событию – миграция, потеря близких, переживание разлуки). Клинические проявления многообразны и включают тревогу, депрессивное настроение агрессивные вспышки, чувство неспособности справиться с ситуацией.

Для лечения применяются:

  • анксиолетики,
  • антидеперссанты,
  • нормотимики,
  • релаксационные методы,
  • психотерапия.

Последствия чрезвычайного стресса

Как ни странно, но зачастую процессы, которые происходят в нашем организме даже на клеточном уровне, напрямую зависят от наших эмоций, что в итоге отражается на нашем здоровье. Значит,  действительно, «все болезни человека от нервов»?

Конечно не все, но значительная их часть. Ведь ещё в тибетском трактате «Джуд-ши» древний автор пишет, что из известных ему четыреста болезней человека сто – ненастоящие, и считает, что они могут сами пройти, если убрать причину, вызвавшую их. В конкретно нашем случае - провести лечение расстройства адаптации путем выявления причины и ее подавления. 

Последствия стресса чаще всего проявляются у человека в виде острых или хронических заболеваний. Лечение последствий стресса также является неотъемлемым элементом на пути к выздоровлению. 

Всемирная организация здравоохранения прогнозирует неуклонный рост болезней человека именно на почве стресса, мало того, предостерегает об увеличении случаев смерти от последствий стресса, причём, специалисты уверяют, что к 2030 году смертность по этому показателю будет занимать второе место. Именно поэтому на лечение расстройства адаптации необходимо обращать внимание уже сейчас. пока ситуация не стала действительно критичной. 

Публикации в СМИ

Расстройства настроения — расстройства, при которых основное нарушение заключается в изменении аффекта или настроения в сторону подъёма (мания) или угнетения (депрессия), сопровождающиеся изменением общего уровня активности. Депрессивные и маниакальные состояния могут возникать при многих соматических, практически при всех психических заболеваниях, а также быть вызваны ЛС (например, наркотическими анальгетиками, антигипертензивными, противоопухолевыми, седативными, противопаркинсоническими препаратами, антибиотиками, нейролептиками, ГК).

Частота. Риск возникновения различных форм расстройств настроения в течение жизни составляет 8–9%. Женщины болеют в 2 раза чаще с преобладанием депрессивных вариантов. Только 20% больных обращаются в медицинские учреждения, из них половина не осознаёт характера своего заболевания и предъявляет соматические жалобы и лишь 30% распознаются врачом. 25% больных получают адекватную терапию.
КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА
Клиническая картина
расстройств настроения включают депрессивный и маниакальный синдромы.
Депрессивные синдромы
В зависимости от количества и тяжести симптомов депрессивные синдромы классифицируют как лёгкие, умеренно выраженные и тяжёлые.
• Умеренно-выраженный депрессивный синдром •• Сниженное настроение с чувством тоски, замедление темпа мышления и двигательная заторможённость — главные признаки депрессивного синдрома •• Характерен внешний вид больных: печальное выражение лица, страдальческая вертикальная складка между бровями, сгорбленная осанка, голова опущена, взгляд устремлён вниз. Несмотря на тяжёлое душевное состояние, некоторые больные способны шутить и улыбаться («улыбающаяся депрессия») •• Двигательная заторможённость — частый симптом депрессии (хотя и не исключено возбуждение, описанное ниже при ажитированной депрессии). Движения пациентов замедленные, совершаются только при крайней необходимости. При выраженной двигательной заторможённости больные большую часть времени проводят лёжа в постели или сидя, не испытывая потребности к активному действию. Замедление темпа мышления отражается в речи больных: на вопросы отвечают с большой задержкой, после длительных пауз •• Больные особенно мучительно переживают сниженное настроение с чувством тоски. Пациенты редко описывают своё состояние как сниженное настроение. Чаще они предъявляют жалобы на грусть, чувство тоски, вялость, апатию, подавленность, угнетённость. Тоска описывается больными как душевная тяжесть в груди, в области сердца, в голове, иногда в области шеи или живота; поясняют, что эта душевная, «моральная» боль •• Другие частые симптомы депрессии — тревога (см. Расстройства тревожные) и раздражительность. Нарастание тревоги чаще всего происходит в вечернее время. При углублении депрессии тревога переходит в ажитацию: больные в таком состоянии не в силах усидеть на месте, мечутся, стонут, заламывают руки; нередко пытаются совершать суицидальные попытки в присутствии медицинского персонала или других лиц. Раздражительность при депрессии проявляется постоянным раздражением, угрюмостью, недовольством собой и окружающими •• Утрата интересов и способности получать удовольствие. Пациенты жалуются на свою бесчувственность, рассказывают, что им недоступны чувства других людей, всё окружающее для них теряет ценность (здесь это состояние не следует путать с эмоциональной опустошённостью у больных шизофренией). В выраженных случаях больные утверждают, что утратили любовь к ранее дорогим им людям, перестали ощущать красоту природы, музыки, что вообще стали бесчувственными; рассказывая об этом, пациенты тяжело переживают свою изменённость, поэтому это состояние получило название болезненной психической нечувствительности (anaesthesia psychica dolorosa) •• Почти все больные депрессией жалуются на снижение энергии, им трудно начать какое-то дело, закончить начатое; снижается успеваемость и продуктивность деятельности. Многие пациенты объясняют отсутствие энергии у себя каким-либо физическим заболеванием •• При депрессивном синдроме часто наблюдают биологические симптомы. К ним относят расстройства сна (ранние пробуждения — наиболее характерны: пациент просыпается за 2–3 ч до обычного времени пробуждения и не может больше заснуть, испытывает тревогу, беспокойство, думает о предстоящем дне), суточные колебания настроения (ухудшение настроения по утрам), снижение аппетита, снижение массы тела, запор, аменорея, снижение сексуальных функций •• Депрессивные мысли (депрессивное мышление) — важный симптом депрессии. Выявление депрессивных мыслей помогает врачу прогнозировать и предотвращать возможные суицидальные попытки. Депрессивные мысли можно разделить на три группы ••• Первая группа относится к настоящему времени. Пациенты воспринимают окружающее в мрачном свете, сосредоточены на мыслях самоуничижения. Например, больной считает, что он не справляется с работой, и окружающие считают его неудачником, несмотря на очевидные успехи ••• Вторая группа касается будущего времени. Пациенты полностью утрачивают надежду на что-либо хорошее в будущем, полны чувства безысходности, безнадёжности своего положения и бесцельности дальнейшей жизни. Например, больной уверен, что в будущем он станет безработным, заболеет раком). Суицидальные попытки при депрессии чаще всего вызваны именно этой группой депрессивных мыслей ••• Третья группа относится к прошлому времени. Больные испытывают неадекватно сильное чувство вины, вспоминая незначительные проступки из прошлой жизни, случаи, когда они вели себя недостаточно этично, допускали ошибки и т.д. •• Жалобы на соматические симптомы отмечают часто при депрессии. Они могут быть самыми разнообразными, но наиболее распространены жалобы на запор и боли (или дискомфорт) в любой части тела •• При депрессивном синдроме наблюдают другие психические нарушения: деперсонализация, навязчивые состояния (см. Расстройство обсессивно-компульсивное), фобии (см. Расстройства фобические) и др. •• Больные часто жалуются на ухудшение памяти, которое связано с нарушением концентрации внимания. Однако, если больной сделает над собой усилие, то сами процессы запоминания и воспроизведения оказываются сохранными. Но иногда эти нарушения памяти, особенно у пожилых, становятся настолько выраженными, что клиническая картина сходна с деменцией.
• Маскированная депрессия •• Маскированная (ларвированная, скрытая) депрессия — субдепрессивное состояние, сочетающееся с доминирующими в клинической картине соматическими расстройствами, которые маскируют пониженное настроение. Частота маскированных депрессий превышает количество явных депрессий в 10–20 раз. Первоначально такие больные лечатся у врачей самых различных специальностей, чаще всего у терапевтов и невропатологов. Маскированную депрессию чаще всего наблюдают при лёгком и умеренно-выраженном депрессивном синдроме, при тяжёлом депрессивном синдроме — значительно реже •• Наиболее часто отмечают жалобы на расстройства со стороны ССС (приступы болей в области сердца) и органов пищеварения (снижение аппетита, диарея, запоры, метеоризм, боли в области живота). Очень часто отмечают различные нарушения сна. Пациенты жалуются на ощущение упадка сил, слабость, потерю интереса к любимым занятиям, чувство неопределённого беспокойства, быстро развивающееся утомление при чтении книги или просматривании телепередач •• Нередки случаи, когда состояния маскированных депрессий становятся причиной злоупотребления алкоголем.

• Тяжёлый депрессивный синдром •• При дальнейшем развитии и утяжелении депрессивного синдрома все его симптомы, описанные выше, проявляются с большей интенсивностью. Отличительная особенность тяжёлого депрессивного синдрома — присоединение психотических симптомов: бреда и галлюцинаций (поэтому некоторые авторы это расстройство называют термином «психотическая депрессия») •• Бред при тяжёлом депрессивном синдроме представлен идеями самоуничижения, вины, наличия тяжёлых соматических заболеваний (ипохондрический бред) •• При тяжёлом депрессивном синдроме больные чаще всего испытывают слуховые галлюцинации, содержание которых отражает мучительное депрессивное состояние пациентов. Например, больной слышит голос, сообщающий о безнадёжности и бессмысленности его страданий, рекомендации покончить жизнь самоубийством, или же стоны погибающих близких, их призывы о помощи и т.д. Гораздо реже больные испытывают зрительные галлюцинации, также отражающие депрессивное настроение (например, сцены смерти или казни).
• Ажитированная депрессия — депрессия с ажитацией. Ажитация — двигательное беспокойство в сочетании с тревогой и страхом. Пациенты крайне напряжены и не находят себе места: стереотипно потирают руки, перебирают руками одежду, много ходят, назойливо обращаются к персоналу и окружающим с какой-нибудь просьбой или репликой, иногда часами стоят у дверей отделения, переминаясь с ноги на ногу и хватая за одежду проходящих.

• Заторможённая (адинамическая) депрессия. При заторможённой депрессии ведущий симптом — психомоторная заторможённость. В некоторых случаях выраженность психомоторной заторможённости достигает степени ступора (депрессивный ступор). При обратном развитии симптомов во время лечения, когда депрессия ещё сильна, а двигательная заторможённость исчезает, резко возрастает риск суицида!
• Лёгкий депрессивный синдром (субдепрессия) — депрессия лёгкой степени выраженности. Аффект глубокой тоски, двигательная заторможённость отсутствуют, внешне поведение больных может оставаться упорядоченным, хотя и лишённым энергии, активности. В состоянии больных преобладают ангедония, отсутствие настроения, тревога, неуверенность в себе. Больные отмечают, что утром трудно заставить себя встать с постели, одеться, умыться; выполнение привычных обязанностей дома и на работе требует больших усилий, нет желаний, нет уверенности в успехе любого дела. При пробуждении нет ощущения перехода от сна к бодрствованию — отсюда необоснованные жалобы на «полную бессонницу». Обычная при субдепрессии тревога нередко сопровождается ипохондрией, навязчивыми мыслями и фобиями.

Маниакальный синдром
Маниакальный синдром
— сочетание повышенного настроения, ускорения темпа мышления и усиления двигательной активности.
• Внешний вид пациентов часто отражает повышенное настроение. Больные, особенно женщины, склонны одеваться ярко и вызывающе, неумеренно пользуются косметикой. Глаза блестят, лицо гиперемировано, при разговоре изо рта часто вылетают брызги слюны. Мимика отличается живостью, движения быстры и порывисты, жесты и позы подчёркнуто выразительны.
• Повышенное настроение сочетается с непоколебимым оптимизмом. Все переживания больных окрашены только в радужные тона. Пациенты беззаботны, у них нет проблем. Забываются прошлые неприятности и несчастья, будущее рисуется только в светлых красках. Собственное физическое самочувствие больные описывают как превосходное, ощущение избытка энергии — постоянное явление. Такие больные на первый взгляд могут произвести на постороннего наблюдателя впечатление людей психически здоровых, но необыкновенно весёлых, жизнерадостных и общительных. У других пациентов отмечают раздражительность, легко появляются реакции гнева, враждебности. Ориентация, как правило, не нарушена, но сознание болезни чаще отсутствует.
• Повышенная двигательная активность — больные все время в движении, не могут усидеть на месте, ходят, во все вмешиваются, пытаются командовать больными и т.п. Пациенты во время бесед с врачом они часто меняют позу, вертятся, вскакивают с места, начинают ходить и нередко даже бегать по кабинету. Они берутся за любые дела, но лишь переходят от одного к другому, ничего не доводя до конца. Больные с маниакальным синдромом очень охотно общаются с окружающими и активно вмешиваются в разговоры, которые их никак не касаются.
• Ускорение темпа мышления — больные говорят много, громко, быстро, часто не переставая. При продолжительном речевом возбуждении голос становится хриплым. Содержание высказываний непоследовательно. Легко переходят от одной темы к другой. При усилении речевого возбуждения не успевающая закончиться мысль уже сменяется другой, вследствие чего высказывания становятся отрывочными («скачка идей»). Речь чередуется шутками, остротами, каламбурами, иностранными словами, цитатами.

• Нарушения сна проявляются в том, что больные спят мало (3–5 ч в сутки), но при этом всегда чувствуют себя бодрыми, полными сил.
• При маниакальном синдроме почти всегда отмечают повышение аппетита и усиление полового влечения.
• Экспансивные идеи. Возможности реализовать многочисленные планы и желания кажутся больным безграничными, препятствий для их осуществления пациенты не видят. Всегда чрезмерно повышено чувство собственного достоинства. Легко возникает переоценка своих возможностей — профессиональных, физических, связанных с предприимчивостью и т.д. Больных на какое-то время удаётся разубедить в преувеличении их самооценки. Экспансивные идеи легко переходят в экспансивный бред, которые проявляются чаще всего бредовыми идеями величия, изобретательства и реформаторства.
• При тяжёлом маниакальном синдроме отмечают галлюцинации (редко). Слуховые галлюцинации обычно восхваляющего содержания (например, голоса говорят больному, что он великий изобретатель). При зрительных галлюцинациях больной видит религиозные сцены.
• Гипоманиакальное состояние (гипомания) характеризуется теми же чертами, что и выраженная мания, но все симптомы при нем сглажены, отсутствуют грубые нарушения поведения, ведущие к полной социальной дезадаптации. Больные бывают подвижны, энергичны, склонны к шуткам, чрезмерно разговорчивы. Повышение настроения у них не достигает степени бросающейся в глаза неукротимой весёлости, а проявляется жизнерадостностью и оптимистической верой в успех любого начатого дела. Возникает множество планов и идей, иногда полезных и разумных, иногда чрезмерно рискованных и легкомысленных. Они заводят сомнительные знакомства, ведут неразборчивую сексуальную жизнь, начинают злоупотреблять алкоголем, легко становятся на путь нарушения закона.

КЛАССИФИКАЦИЯ РАССТРОЙСТВ НАСТРОЕНИЯ
Классификации, основанные на этиологии

• Эндогенная и реактивная депрессии. Термины «эндогенные» и «реактивные» не входят в современную классификацию психических болезней, но некоторые психиатры до сих пор пользуются этими понятиями. При эндогенной депрессии симптомы вызваны факторами, не связанными с личностью больного, и не зависят от психотравмирующей ситуации. При реактивной депрессии симптомы непосредственно связаны с психотравмирующими ситуациями. На практике только эндогенные или только реактивные депрессии встречаются редко; значительно чаще наблюдают смешанные депрессии.
• Первичные и вторичные депрессивные синдромы. Вторичные депрессивные синдромы вызваны другим психическим расстройством (например, шизофрения, невроз, алкоголизм), соматическим или неврологическим заболеванием, употреблением некоторых ЛС (например, ГК). В случае первичного депрессивного синдрома не удаётся обнаружить какую-либо причину, вызвавшее депрессию.

Классификация, основанная на симптомах
• Невротическая и психотическая депрессия. При невротической депрессии симптомы, характерные для психотической депрессии (тяжёлого депрессивного синдрома), более сглажены, менее выражены, часто обусловлены психотравмирующими ситуациями. Невротическая депрессия чаще сопровождается невротическими симптомами, такими как тревога, фобии, навязчивые состояния и, реже, диссоциативные симптомы. В современной классификации МКБ–10 невротическая депрессия описывается как «дистимия».

Классификация, основанная на течении
• Биполярное расстройство настроения •• В предыдущей классификации МКБ-10 эти расстройства описывали под термином «маниакально-депрессивный психоз». Биполярное расстройство настроения проявляется чередованием маниакальных или депрессивных фаз (эпизодов). Эпизоды могут непосредственно сменять друг друга (например, депрессивное состояние сразу сменяется маниакальным синдромом) или через промежутки полного психического здоровья (например, пациент вышел из депрессивного состояния и через несколько месяцев развивается маниакальный синдром). Расстройство не приводит к снижению психических функций даже при большом числе перенесённых фаз и любой продолжительности болезни •• Биполярные расстройства начинаются, как правило с депрессии. Для постановки диагноза биполярного расстройства достаточно развития по меньшей мере одного маниакального (или гипоманиакального) эпизода в течение заболевания •• Циклотимия (циклотимическое расстройство) характеризуется хроническим течением с многочисленными и непродолжительными эпизодами гипоманиакальных и субдепрессивных состояний. Циклотимию можно представить как более лёгкий вариант биполярного расстройства. Клинические проявления сходны с таковыми при биполярном расстройстве настроения, но они или менее выраженные, или менее стойкие. Длительность фаз значительно меньше, чем при биполярном расстройстве (2–6 дней). Эпизоды нарушенного настроения возникают нерегулярно, часто внезапно. В тяжёлых случаях «светлые» промежутки нормального настроения отсутствуют. Начало заболевания, как правило, постепенное, возникает в возрасте 15–25 лет. У 5–10% больных развивается наркотическая зависимость. В анамнезе отмечают частые перемены мест жительства, вовлечение в религиозные и оккультные секты.
• Депрессивные расстройства •• Рекуррентное депрессивное расстройство настроения (монополярная депрессия, униполярное расстройство настроение) — заболевание, протекающее в форме нескольких больших депрессивных эпизодов на протяжении жизни, разделённых периодами полного психического здоровья. Первый эпизод может возникнуть в любом возрасте, начиная с детства и до старости. Начало его может быть острым или незаметным, а продолжительность — от нескольких недель до многих месяцев. Никогда полностью не исчезает опасность того, что у больного рекуррентным депрессивным расстройством не возникнет маниакального эпизода. Если такое произойдет, диагноз изменяют на биполярное аффективное расстройство. Депрессивные расстройства не приводят к снижению психических функций даже при большом числе перенесённых фаз и любой продолжительности болезни •• Сезонное аффективное расстройство — депрессия, наступающая зимой, с сокращением светлого времени суток. Уменьшается и исчезает с наступлением весны и лета. Характеризуется сонливостью, повышенным аппетитом и психомоторной заторможённостью. Связано с патологическим метаболизмом мелатонина •• В настоящее время в дистимическое расстройство объединяют невротические депрессии и стёртые формы рекуррентного депрессивного расстройства. В классификации МКБ–10 в дистимическое расстройство (дистимия) включена невротическая депрессия (депрессивный невроз). Дистимия — менее тяжёлая форма депрессии, обычно вызванная длительной психотравмирующей ситуацией. Расстройство склонно к хроническому течению. При дистимии симптомы, характерные для тяжёлого депрессивного синдрома, более сглажены, менее выражены.

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА РАССТРОЙСТВ НАСТРОЕНИЯ
• Реакция горя. Депрессивные расстройства необходимо отличать от нормальной реакции горя на тяжёлые эмоциональные стрессы (например, смерть ребёнка). Реакция горя отличается от депрессивного расстройства отсутствием мыслей покончить с собой, больных легко поддаются переубеждению, их состояние облегчается во время общения с другими людьми. Лечение пациентов в состоянии реакции горя антидепрессантами неэффективно. У некоторых пациентов с реакцией горя впоследствии развивается тяжёлое депрессивное расстройство.
• Тревожное расстройство бывает трудно отличить от субдепрессивных состояний, тем более, что тревога и депрессия часто сопутствуют друг другу. Для постановки правильного диагноза необходимо оценить тяжесть тревоги и депрессии, а также последовательность их появления. Если у пациента сильнее выражены и первыми появились симптомы депрессии, а уже потом присоединилась тревога, то более вероятен диагноз депрессивного расстройства. И наоборот, если заболевание начинается с симптомов тревоги, которые являются единственными проявлениями клинической картины, а затем появляются симптомы депрессии, то пациент скорее всего болен тревожным расстройством. Тот же принцип используют при дифференциальной диагностике с обсессивно-компульсивным и фобическим расстройствами.
• Шизофрения. Бред и галлюцинации наблюдают как при маниакальных, так и при депрессивных эпизодах. Расстройства настроения не приводят к снижению психических функций даже при большом числе перенесённых фаз и любой продолжительности болезни. Тогда как при шизофрении наблюдают негативные симптомы, приводящие к стойким изменениям личности.
• Шизоаффективное расстройство. В случае, когда в клинической картине проявляются в равной степени выраженные симптомы расстройства настроения (маниакального или депрессивного синдрома) и шизофрении, более вероятен диагноз шизоаффективного расстройства (см. Расстройство шизоаффективное).
• Деменция. Нарушения памяти при депрессии имеют более острое начало и обусловлены нарушениями концентрации внимания; в клинической картине присутствуют и другие симптомы депрессии, например, депрессивное мышление. Больные депрессией, которые жалуются на нарушения памяти, обычно не стесняются отвечать на вопросы («Я не знаю»), тогда как больные деменцией пытаются уйти от прямого ответа. У депрессивных больных память на текущие и прошлые события нарушается одинаково; у дементных больных больше страдает память на текущие события, чем на прошлые.
• Органическое поражение головного мозга. При появлении маниакального состояния в пожилом возрасте в сочетании с грубыми нарушениями поведения (например, публичное мочеиспускание) и особенно отсутствием маниакальных и депрессивных эпизодов в анамнезе следует думать прежде всего об органическом поражении головного мозга (чаще всего лобной доли — «синдром лобной доли»), например опухоль. В этом случае проводят дополнительные исследования — МРТ/КТ, ЭЭГ.
• Расстройства настроения, вызванные злоупотреблением психоактивных веществ (например, героина, амфетамина). Злоупотребление психоактивными веществами и зависимость от них, как правило, сопровождаются расстройствами настроения. При дифференциальной диагностике учитывают данные анамнеза, результаты анализов мочи на содержание психоактивных веществ.
• Расстройства настроения, вызванные употреблением ЛС. При оценке состояния пациента необходимо выяснить, какие препараты он принимает в настоящее время, какие в прошлом, и не было ли у него ранее изменений психического самочувствия на фоне приёма какого-либо ЛС. При этом важно придерживаться принципа, что каждый препарат, который больной принимает, может быть фактором, обусловливающим расстройство настроения.

Методы исследования • Лабораторные методы •• Общие анализы крови и мочи •• Тест на подавление дексаметазоном •• Исследование функции щитовидной железы •• Определение содержания витамина В12, фолиевой кислоты • Специальные методы •• ЭКГ •• ЭЭГ •• КТ/МРТ • Психологические методы •• Шкала самооценки Цунга •• Шкала депрессии Хамильтона •• Тест Роршаха •• Тематический апперцептивный тест.
Дифференциальная диагностика • Неврологические заболевания (например, эпилепсия, гидроцефалия, мигрень, рассеянный склероз, нарколепсия, опухоли головного мозга) • Эндокринные нарушения (например, адреногенитальный синдром, гиперальдостеронизм) • Психические заболевания (например, деменция, шизофрения, расстройства личности, шизоаффективное расстройство, расстройство адаптации с депрессивным настроением).
ТЕЧЕНИЕ И ПРОГНОЗ
Депрессивные расстройства. 15% больных депрессией заканчивают жизнь самоубийством. 10–15% — совершают суицидальные попытки, 60% — планируют суицид. Следует помнить, что вероятность суицидов наибольшая в период выздоровления на фоне лечения антидепрессантами. Обычный депрессивный эпизод, если его не лечить, имеет продолжительность около 10 мес. По меньшей мере у 75% пациентов отмечают второй эпизод депрессии, обычно в течение первых 6 мес после первого. Среднее число депрессивных эпизодов в течение жизни — 5. Прогноз в целом благоприятный: 50% больных выздоравливают, 30% выздоравливают не полностью, у 20% болезнь принимает хронический характер. Приблизительно у 20–30% больных с дистимическим расстройством развиваются (по убыванию частоты) рекуррентное депрессивное расстройство (двойная депрессия), биполярное расстройство.
Биполярные расстройства. Приблизительно у трети больных с циклотимией развивается биполярное расстройство настроения. В 45% случаев маниакальные эпизоды повторяются. Маниакальные эпизоды, если их не лечить, имеют продолжительность 3–6 мес с высокой вероятностью рецидива. Примерно у 80–90% больных с маниакальными синдромами со временем возникает депрессивный эпизод. Прогноз достаточно благоприятный: 15% больных выздоравливают, 50–60% выздоравливают не полностью (многочисленные рецидивы с хорошей адаптацией в промежутках между эпизодами), у трети пациентов существует вероятность перехода заболевания в хроническую форму со стойкой социально—трудовой дезадаптацией.

ЛЕЧЕНИЕ
Основные принципы
• Сочетание лекарственной терапии с психотерапией • Индивидуальный подбор ЛС в зависимости от преобладающих симптомов, эффективности и переносимости препаратов. Назначение малых доз препаратов с постепенным их повышением • Назначение при обострении ЛС, эффективных ранее • Пересмотр схемы лечения при отсутствии эффекта в течение 4–6 нед
Лечение депрессивных эпизодов
• ТАД — амитриптилин и имипрамин. При психомоторном возбуждении, тревоге, беспокойстве, раздражительности или бессоннице назначают амитриптилин — 150–300 мг/сут; при психомоторной заторможённости, сонливости, апатии — имипрамин 150–300 мг/сут
• Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина. Если депрессия резистентна к лечению высоких доз амитриптилина или имипрамина, то это не означает, что более современные антидепрессанты будут в этом случае эффективными. Развитие антихолинергических побочных эффектов — основная причина самовольного прекращения лечения ТАД. К тому же, амитриптилин и имипрамин противопоказаны пациентам с заболеваниями сердца, глаукомой и гипертрофией предстательной железы. Таким больным предпочтительнее назначать селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, т.к. они более безопасны. Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина так же эффективны, как имипрамин и амитриптилин, не вызывают антихолинергических побочных эффектов и более безопасны при передозировке. Препараты назначают однократно в утренние часы: флуоксетин 20–40 мг/сут, сертралин 50–100 мг/сут, пароксетин 10–30 мг/сут.
• Ингибиторы МАО (например, ниаламид 200–350 мг/сут, лучше в 2 приёма утром и днём) обычно менее эффективны при тяжёлых депрессивных расстройствах, чем ТАД, и проявляют такой же эффект при лёгких расстройствах. Но у некоторых больных, резистентных к лечению ТАД, лечебный эффект оказывают ингибиторы МАО. Действие препаратов этой группы развивается медленно и достигает максимума к 6 неделе от начала лечения. Ингибиторы МАО усиливают действие сосудосуживающих аминов (в т.ч. тирамина, обнаруженного в некоторых пищевых продуктах — сыр, сливки, кофе, пиво, вино, копчёности, красные вина) и синтетических аминов, что может привести к тяжёлой артериальной гипертензии.
• Электросудорожная терапия (ЭСТ). Клинические исследования показали, что антидепрессивное действие ЭСТ развивается быстрее и более эффективна у больных тяжёлым депрессивным расстройством с бредовыми идеями, чем при использовании ТАД. Таким образом, ЭСТ — метод выбора при лечении пациентов, страдающих депрессивным расстройством с психомоторной заторможённостью и бредом при неэффективности лекарственной терапии.
Синоним. Аффективные расстройства
Сокращения. ЭСТ — электросудорожная терапия

МКБ-10 • F06.3 Органические расстройства настроения [аффективные] • F30 Маниакальный эпизод • F31 Биполярное аффективное расстройство • F32 Депрессивный эпизод • F33 Рекуррентное депрессивное расстройство • F34 Устойчивые расстройства настроения [аффективные расстройства] • F38 Другие расстройства настроения [аффективные] • F39 Расстройство настроения [аффективное] неуточнённое.

Депрессивное расстройство


"Все душевные проявления оказывают прямое воздействие на организм" Авиценна

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Депрессия — нарушение настроения, вызывающее стойкое чувство печали и потери интереса (Mayo Clinic).

Частота неотложных посещений с депрессией

Ballou S, et al. Gen Hosp Psych. 2019;59:14–9.


ФАКТОРЫ РИСКА ДЕПРЕССИИ (USPSTF)

Взрослые
 • Женщины.
 • Молодые, средний возраст.
 • Недоучившиеся, разведенные, безработные.
 • Хронические заболевания (рак, сердечная недостаточность ...).
 • Другие психические расстройства (включая злоупотребление психоактивными веществами).
 • Семейный анамнез психических расстройств.

Беременность, послеродовой период
 • Низкая самооценка.
 • Нежеланная беременность.
 • Стресс, связанный с заботой о ребенке.
 • Пренатальная тревога.
 • Жизненный стресс.
 • Слабая социальная поддержка.
 • Отсутствие мужа, партнера.
 • Ребенок с трудным темпераментом.
 • Анамнез депрессии.
 • Предшествующая послеродовая депрессия.
 • Низкий социально-экономический статус.

Пожилые, старики
 • Инвалидность.
 • Плохое состояние здоровья, связанное с соматическими болезнями.
 • Осложненная утрата.
 • Хронические нарушения сна.
 • Одиночество.
 • Анамнез депрессии.


Возраст и неотложные посещения с депрессией

Ballou S, et al. Gen Hosp Psych. 2019;59:14–9.


Причины психических расстройств

 • Невротическое: тревожное, стрессовое, соматоформное.
 • Психотическое: депрессивный эпизод, шизофрения.
 • Личностное: расстройство личности.
 • Вызванное соматическим или неврологическим заболеванием: системная красная волчанка, гипертиреоз, гипотиреоз.
 • Вызванное лекарственным препаратом: кортикостероиды, резерпин.
 • Вызванное психоактивным веществом: алкоголь, наркотики.

Депрессия и смертность после инфаркта миокарда

SADHART. et al Arch Gen Psychiatry. 2009;66:1022–9.


КЛАССИФИКАЦИЯ РАССТРОЙСТВ НАСТРОЕНИЯ (МКБ-10)

 • Маниакальный эпизод [F30].
 • Биполярное аффективное расстройство [F31].
 • Депрессивный эпизод [F32].
 • Рекуррентное депрессивное расстройство [F33].
 • Хронические аффективные расстройства [F34].
 • Органические аффективные расстройства [F06.3].
 • Другие психические и поведенческие расстройства, вызванные алкоголем [F10.8].
 • Расстройства адаптации [F43.2].

Депрессия и снижение трудоспособности

Beck A, et al. Ann Fam Med 2011;9:305–11.


КРИТЕРИИ ДЕПРЕССИВНОГО ЭПИЗОДА (МКБ-10)

А. Соответствие общим критериям депрессивного эпизода:
   1.  Депрессивный эпизод должен длиться ≥2 нед.
   2.  В анамнезе никогда не было симптомов, отвечающих критериям маниакального или гипоманиакального эпизода.
   3.  Эпизод нельзя приписать употреблению психоактивного вещества или любому органическому психическому расстройству.
Б. Имеется ≥2 из следующих симптомов:
   1.  Депрессивное настроение снижено до уровня, определяемого как явно ненормальное для пациента, отмечается большую часть дня почти ежедневно ≥2 нед и в основном не зависит от ситуации.
   2.  Отчетливое снижение интереса или удовольствия от деятельности, которая обычно приятна для больного.
   3.  Снижение энергичности и повышенная утомляемость.
В. Дополнительные симптомы:
   1.  Снижение чувства уверенности в себе и самооценки.
   2.  Беспричинное чувство самоосуждения или чрезмерное и неадекватное чувство вины.
   3.  Повторяющиеся мысли о смерти или суициде или суицидальное поведение.
   4.  Нарушения психомоторной активности с тревожным возбуждением или заторможенностью (субъективно или объективно).
   5.  Нарушение сна любого типа.
   6.  Изменение аппетита (повышение или понижение) с соответствующим изменением веса тела.

Для определения эпизода легкой степени необходимо ≥2 симптомов из критерия Б и ≥4 симптомов суммы критериев Б и В; для эпизода средней тяжести необходимо ≥2 симптомов из критерия Б и ≥6 симптомов суммы критериев Б и В; а для тяжелого эпизода необходимо 3 симптома из критерия Б и ≥8 симптомов суммы критериев Б и В.


КРИТЕРИИ РЕКУРРЕНТНОЙ ДЕПРЕССИИ (МКБ-10)

 • Имеется по крайней мере один депрессивный эпизод в прошлом, длившийся ≥2 нед и отделенный от настоящего эпизода периодом ≥2 мес, в течение которых не наблюдалось каких-либо значимых аффективных симптомов.
 • В анамнезе никогда не было гипоманиакальных или маниакальных эпизодов.
 • Эпизод нельзя приписать употреблению психоактивного вещества или любому органическому психическому расстройству.

Тактика лечения депрессивного эпизода


Кто должен лечить депрессию?

Olfson M, et al. JAMA Intern Med. 2016;176:1482–91.


ФОРМУЛИРОВКА ДИАГНОЗА

 □ Рекуррентное депрессивное расстройство, легкий эпизод. [F33.0]
 □ Депрессивный эпизод, функциональная диспепсия, постпрандиальный дистресс-синдром. [F32.1]
 □ Инфаркт миокарда (2018). Стабильная стенокардия III ФК. Пролонгированная депрессивная реакция. [I20.8]

Эффективность антидепрессантов

Monden R, et al. J Affect Dis. 2018;235:393–8.


АНТИДЕПРЕССАНТЫ

Гетероциклические антидепрессанты
 • Амитриптилин 25–150 мг.
 • Имипрамин 25–150 мг.
 • Кломипрамин 25–150 мг.
 • Пипофезин 50–200 мг.

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина
 • Пароксетин 20–40 мг.
 • Сертралин 50–100.
 • Флувоксамин 50–300 мг.
 • Флуоксетин 20–40 мг.
 • Эсциталопрам 10–20 мг.

Ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина
 • Венлафаксин 37.5–225 мг.
 • Дулоксетин 60–120 мг.
 • Милнаципран 100 мг.

Норадренергические и серотонинергические
 • Миансерин 30–60 мг/сут.
 • Миртазапин 15–45 мг/сут.

Обратимые ингибиторы моноаминооксидазы
 • Моклобемид 300 мг.
 • Пирлиндол 100–150 мг.

Другие группы
 • Агомелатин 25–50 мг.
 • Бупропион 150–450 мг.
 • Вортиоксетин 10–20 мг.
 • Зверобой продырявленный 1 капсула.
 • Тразодон 75–300 мг.


Механизмы действия серотонинергических антидепрессантов


ПОКАЗАНИЯ ДЛЯ АНТИДЕПРЕССАНТОВ

 • Депрессивные расстройства.
 • Тревожные расстройства.
 • Обсессивно-компульсивное расстройство.
 • Инсомнии.
 • Нервная анорексия.
 • Булимия.
 • Хроническая боль (рак, диабетическая нейропатия).
 • Мигрень, головная боль напряжения.
 • Синдром хронической утомляемости.
 • Гиперкинетическое расстройство.
 • Хронический зуд.
 • Пременструальный дисфорический синдром.
 • Климактерические приливы.
 • Синдром раздраженного кишечника.
 • Функциональная диспепсия.

Приверженность к антидепрессантам и смертность у пациентов с коронарной болезнью

Krivoy A, et al. Brit J Psych. 2015;206:297–301.


ПРИНЦИПЫ ЛЕЧЕНИЯ

 • Эффект антидепрессанта оценивают не ранее 2 нед.
 • Длительность антидепрессивной терапии составляет 6–9 мес и более.

Лечение депресии, запись на прием в Нижнем Новгороде

Непонимание депрессивного состояния со стороны окружающих, невнимание к жалобам пациента, отказ в помощи (в поддержке, лечении, реабилитации) рождают у депрессивного человека мысли, что он никому не нужен, не важен, не интересен.

Депрессии у мужчин и женщин

По поводу депрессии приблизительно в 2 раза чаще за помощью обращаются женщины. Депрессии у мужчин нередко имеют особенности. Выделяют «мужскую депрессию», при которой алкоголь или психоактивные вещества используются как метод самолечения, что приносит кратковременное улучшение на несколько часов, но затем ухудшает состояние, течение заболевания и прогноз выздоровления.

Депрессии у пациентов разного возраста

Дети, страдающие депрессией в раннем возрасте (до 3 лет) становятся вялыми, тихими, не интересуются окружающим, плачут без причины, боязливы, погружены в себя, могут раскачиваться головой или всем телом, плохо едят, теряют массу тела, часто простывают, болеют инфекционными заболеваниями, выглядят печальными. У них нарушается режим сна и бодрствования.

Депрессия в дошкольном и раннем школьном (до 10 лет) возрасте проявляется соматическими жалобами (боли в теле), двигательными нарушениями, вялостью, пассивностью, апатией, повышенной утомляемостью, тревогой, беспокойством, нарушениями сна и аппетита, энурезом и энкопрезом, патологическими ощущениями. Дети становятся непослушными, капризными, раздражительными, даже грубыми в семье. Снижается успеваемость и способность к обучению. Ребенок становится несостоятельным в учебе, хотя тратит на уроки много сил и времени.

Депрессивные состояния у детей в возрасте 10 – 15 лет отличаются присутствием раздражительности, недовольством окружающими, плохой адаптацией среди одноклассников, нарушениями поведения с несвойственной ребенку агрессией, прогулами уроков, асоциальными действиями. Дети недовольны своим физическим развитием, внешностью, часто жалуются на боли, сердцебиение. В этом возрасте на фоне депрессии появляются или обостряются классические психосоматические заболевания (атопический дерматит, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, ожирение, бронхиальная астма и т.д.).

Для депрессий юношеского возраста свойственны: резкие смены настроения, вялость, апатия, раздражительность, жалобы на безразличие, утомляемость, безынициативность, рассеянность, «забывчивость», проблемы сосредоточиться и понять даже простой учебный материал, недовольство собой, своей внешностью, строением тела, окружающими, заниженная самооценка, колебания артериального давления, реакции протеста, высокий риск суицидального поведения. Пациенты размышляют о смерти, бессмысленности учебы, работы, существования. Может формироваться особое депрессивное мировоззрение, увлечение мистикой, эзотерикой, нигилистической философией, экзистенциализмом, религией.

В позднем возрасте> депрессии или не выявляются, или распознаются с большим опозданием из-за особенностей клинической картины, в которой преобладают апатия, подавленность, астения, жалобы на плохую память, наличие сниженного настроения часто отрицается. Пожилые тяжело переживают свое «прискорбное» настоящее, страшатся будущего, в поведении становятся несколько демонстративными, назойливыми, требуют особого внимания. Часто обнаруживаются сопутствующие тревожные, соматизированные, ипохондрические, бредовые и когнитивные расстройства. Нередко депрессия воспринимается как соматическое страдание. Пациенты могут высказывать идеи греховности, вины, наказания, ущерба, обнищания, в тяжелых случаях – идеи гниения внутренних органов, гибели родных, мира и т.п.

Классификации депрессий

По ведущему симптому выделяют тоскливые, тревожные, апатические, ангедонические, анестетические, адинамические, дисфорические, иронические, ажитированные, маскированные, соматизированные, сенесто-ипохондрические, депрессии с бредом и галлюцинациями, депрессии с кататонией и т.д.

В зависимости от простоты и сложности синдрома диагностируют простую и сложную депрессию.

По тяжести различают легкую (субдепрессию), умеренную, тяжелую депрессию; по характеру течения – острую, затяжную, хроническую, «двойную».

По причинам возникновения диагностируют соматогенные депрессии (органические, симптоматические), эндогенные депрессии (шизофренические, инволюционные, циркулярные, периодические), психогенные депрессии (невротические, реактивные, депрессии истощения).

Важно уметь разделять депрессивные реакции, униполярную и биполярную депрессию.

Различные варианты депрессий требуют разного подхода к лечению.

Причины возникновения депрессии

Депрессия может развиться в результате тяжело переживаемой стрессовой ситуации, длительного перенапряжения, соматического страдания или без какой-либо видимой причины. Её рассматривают как нарушение адаптации связанное с реакцией на стресс, которая приводит к каскаду сложных нейроиммунных и иммунно-эндокринных нарушений.

Расстройство адаптации и ПТСР

(в том числе стрессовая реакция)

Эти расстройства представляют собой невыраженные или малые формы психогенных депрессивных, тревожных и тревожно-депрессивных расстройств.

Жалобы и затруднения, возникающие у пациента


  • чувство угнетения и неспособности справиться с проблемами;
  • соматические симптомы, связанные со стрессом - бессонница, головная боль, боли в груди и сердцебиения;
  • возможны симптомы выраженной тревоги;
  • возможно повышенное употребление алкоголя, табака.

Диагностические признаки:
  • острая реакция на психотравмирующее событие;
  • выраженная дезадаптация в результате недавних событий с повышенной озабоченностью;
  • возможно преобладание соматических симптомов;

другие симптомы:
  • тоскливое настроение;
  • тревога;
  • беспокойство;
  • чувство неспособности справиться с проблемами.

Острые реакции обычно продолжаются от нескольких дней до нескольких недель.

Информация для пациента и членов его семьи:

- стрессовые события часто являются причиной психических и соматических последствий. Острая реакция является естественной при наличии тяжелых для пациента событий;
- симптомы, связанные с дистрессом, могут длиться несколько дней или недель.

Советы пациенту и членам его семьи
:
  • определить и поддержать позитивные шаги, предпринятые пациентом для преодоления стресса;
  • выявить возможные дальнейшие шаги для изменения стрессовой ситуации, если ситуация не может быть изменена, рассмотреть стратегии преодоления;
  • определить возможности поддержки со стороны родных, друзей и общества;
  • стимулировать возвращение к обычной жизни в течение нескольких недель;
  • может быть полезен короткий отдых с освобождением от нагрузок, рассмотреть возможность выдачи больничного листа на короткий срок;
  • стимулировать осознание индивидуальной значимости происшедшего события;
  • предложить повторную консультацию для анализа развития ситуации и динамики психического состояния.

Лекарственное лечение:

Большая часть стрессовых реакций имеют положительную динамику без применения психотропных препаратов. Рекомендации опытного психотерапевта могут быть более эффективны, чем назначение транквилизаторов. Однако при выраженной тревоге необходимо рассмотреть назначение транквилизаторов на 2-7 дней, при появлении и затягивании признаков депрессии более 2-х недель - антидепрессантов. При выраженных нарушениях сна в течение нескольких дней назначают снотворные препараты. Суточные дозы препаратов должны быть минимальными.

(PDF) Депрессия - это адаптация?

и ценности этого человека, отношения -

корабли, предприятия, стратегии, ob-

стержня, ожидаемый успех или неудача,

стратегических конфликтов и компромиссов, и

решений о том, что делать дальше в

жизни .84

Родственный тезис о том, что естественная селекция

частично дифференцировала

несколько негативных аффектов, чтобы иметь дело с

различных видов неблагоприятных ситуаций,

действий предсказывает существенное совпадение

характеристик плохого настроения

депрессия, тревога, вина и горе.

Точно так же механизмы мозга, которые опосредуют их, должны быть тесно связаны между собой части поведенческой системы гибкости.97 Лекарства, которые повторно вызывают депрессию, должны (и делают) также

снимать тревогу. .

вероятность депрессии и тревожного расстройства

приказов 98 ожидается, не только

связанные с причинами механизмы мозга дают

общих диатеза, но также потому, что

ситуаций, требующих настойчивости в

бесполезных усилиях, также включают риск и

убыток.Остается много работы, чтобы выяснить, как подтипы негативных аф-

признаков могут соответствовать определенным ситуациям,

, например, сезонное плохое настроение в холод,

темные времена года и горе после потери.

Простейший непроверенный прогноз -

- то, что депрессия должна быть

обычным явлением у людей, которые не могут

отказаться от недостижимых целей.

Аспиранты, которые не справляются с

, и преподаватели, которые вряд ли получат

стажировки, являются очевидными кандидатами на обучение

, но другие ситуации гораздо более распространены

: безответная любовь,

способность найти работу, преследование Добиться большой жизненной цели или попытаться сбросить

веса, прекратить употреблять наркотики, удовлетворить требования fe-

, быть морально образцовым, получить добро или угодить критически настроенным родителям.

Способность подавлять такие желания

должна предотвращать депрессию.

Негативное мышление и отсутствие

мотивации должно быть особенно распространено в ситуациях

характерно -

вызвано искушением бросить вызов доминирующей фигуре

, провалом крупного предприятия

жизни или отсутствием жизнеспособной жизни

строить планы. Их должно быть реже

после дискретных потерь, даже больших.

Низкая самооценка должна быть особенно заметной частью тех де-

давлений, которые возникают из-за неспособности

добиться успеха в статусной конкуренции.Кроме того, если функции негативного мышления

частично помогают людям не покидать плохие ситуации до

, то лечение антидепрессантами

должно увеличить долю людей, которые уходят

. Было бы интересно увидеть

, если медикаментозное лечение супругов, которые

подверглись насилию и страдают депрессией, повысит вероятность того, что

они уйдут или позволят создать плохую ситуацию. Преимущества когнитивной терапии

должны быть связаны не только за счет исправления отрицательных искажений

, но, в частности, за счет

увеличения ожиданий человека относительно эффективности будущих действий.

Эта перспектива также предлагает

животных и нейронных моделей. Если механизмы мозга

, которые регулируют старение, связаны с механизмами, которые вызывают депрессию

диата, то антидепрессанты

должны изменить продолжительность кормодобывания

на истощенном участке и

готовность к приложить усилия даже

, когда чистая норма прибыли отрицательна. Они также могут изменить преференции

за упорный труд на большое прерывистое вознаграждение

вместо простого получения небольших, частых вознаграждений.Если низкое настроение

является активным скоординированным состоянием,

, тогда механизмы мозга, которые его определяют, могут быть заблокированы в разных точках

, поэтому антидепрессанты должны быть эффективными с помощью нескольких механизмов.

Эта перспектива предсказывает, что

депрессия должна быть частой

у людей, которые тревожны, заняты -

связаны, амбициозны или не имеют альтернативы-

уроженцев, потому что такие люди

особенно склонны попадать в

ситуаций. в котором они не могут

отказаться от главной цели.99 Люди, у которых

отсутствуют ресурсы или силы для достижения своих целей, могут быть особенно уязвимыми в социальном плане. 100 Субъективное благополучие-

должно быть (и остается) ниже в

тех, кто преследует большие долгосрочные цели.

проектов, 101 102 особенно конфликтующих

103 Интересно отметить в этом контексте

текста, что некоторые из генетических предрасположенностей

к депрессии

опосредованы дифференциальным воздействием на

тяжелых жизненных событий.104,105

Наконец, эта перспектива до

диктует, что социальные факторы должны влиять на частоту депрессии. Депрессия

должна быть более распространена в культурах

с жесткой иерархией и

в тех, в которых жизненные предприятия

имеют тенденцию быть огромными, уязвимыми и незаменимыми. Воздействие

средств массовой информации должно усиливать депрессию, не только путем провоцирования негативных социальных сравнений,

, но и за счет мотивации к достижению

недостижимых целей.Здесь актуальны

межкультурные данные, которые показывают, что суб-

активное благополучие выше в так-

обществах с более высоким доходом, равным

ity106, и данные, показывающие увеличение уровня депрессии на

в развитых странах.

разновидностей.107

ВЫВОДЫ

Является ли депрессия адаптацией? В настоящее время

ent, у нас нет доказательств

, необходимых для того, чтобы сказать наверняка. Тем не менее,

кажется вероятным, что плохое настроение и повторные негативные аффекты

помогли организмам справиться с неблагоприятными ситуациями.Некоторые отрицательные и

пассивные аспекты депрессии могут быть полезными, потому что они подавляют опасность -

или расточительных действий в ситуациях -

действий, характеризующихся совершенным

преследованием недостижимой цели,

искушениями бросить вызов власти,

недостаточно внутренних резервов, чтобы обеспечить

низкого действия без повреждений, или отсутствие

жизнеспособной стратегии жизни. Тем не менее,

важно подчеркнуть, что многие депрессии

явно являются болезненными состояниями:

одни вызваны нарушением регуляции

негативных аффектов, а другие - дефектами головного мозга

, не связанными с плохим настроением.

факт, что плохое настроение и, возможно,

некоторая депрессия, могут быть полезны

не должны отвлекать внимание от

признания того, что депрессия является одной из

наиболее серьезных медицинских проблем человечества

.108 Более глубокое понимание -

«Низкое настроение и депрессия»

докажет нашу способность предотвращать и восстанавливать

как расстройства настроения, так и низкие

настроения, которые являются нормальными, но ненужными.

Принято к публикации 28 сентября

1999.

Подготовка этой статьи была

, что стало возможным благодаря гранту

Kaplan Foundation, Энглвуд, штат Нью-Джерси,

и поддержке Департамента

психиатрии и психиатрии. Институт социальных исследований

Мичи-

ган, Анн-Арбор.

Я благодарю Линду Бракел, MD, Debo-

rah Carr, PhD, Хелену Кронин, PhD,

Аллан Гиббард, PhD, Пол Гилберт,

PhD, Урсулу Гуденаф, PhD, Джон

Greden, MD, Annette Холландер, доктор философии,

Гордон Кейн, доктор философии, Лоис Кейн, Мэт-

Тью Келлер, BA, Кевин Кербер, доктор медицины,

Тимоти Кетелаар, доктор философии, Раймонд

Клосс, доктор медицины, Ричард Лемперт, доктор философии,

Lyons, MD, Jacquelyn Mur-

phy, PhD, Margaret Nesse, MS,

ARCH GEN PSYCHIATRY / VOL 57, JAN 2000 WWW.ARCHGENPSYCHIATRY.COM

18

© 2000 Американская Медицинская Ассоциация. Все права защищены.

Расстройства адаптации | Johns Hopkins Medicine

Обзор расстройств адаптации

Расстройство адаптации - это эмоциональная или поведенческая реакция на стрессовое событие или изменение в жизни человека. Реакция считается нездоровой или чрезмерной реакцией на событие или изменение в течение трех месяцев после того, как оно произошло. Стрессовыми событиями или изменениями в жизни вашего ребенка или подростка могут быть переезд семьи, развод или развод родителей, потеря домашнего животного или рождение брата или сестры.Внезапное заболевание или ограничение жизни вашего ребенка из-за хронического заболевания также может привести к реакции адаптации.

В то время как взрослые могут испытывать расстройство адаптации, оно преимущественно диагностируется у детей и подростков.

Причины расстройств адаптации

Расстройства адаптации - это реакция на событие. Между стрессовым событием и реакцией нет единой прямой причины. Дети и подростки различаются по своему темпераменту, прошлому опыту, уязвимости и навыкам преодоления трудностей.Насколько они развиты, и способность справляться с конкретными потребностями, связанными со стрессом, может способствовать их реакции. Стрессоры также различаются по продолжительности, силе и влиянию. Нет данных, позволяющих предположить конкретный фактор, вызывающий расстройства адаптации.

Факторы риска расстройств адаптации

Расстройства адаптации довольно часто встречаются у детей и подростков. Они одинаково случаются у мужчин и женщин. Хотя нарушения адаптации случаются во всех культурах, факторы стресса и признаки могут варьироваться в зависимости от культурных влияний.

Расстройства адаптации также могут возникнуть в любом возрасте. Однако считается, что характеристики расстройства у детей и подростков отличаются от характеристик у взрослых.

Симптомы расстройства адаптации

При всех расстройствах адаптации реакция на стрессор чрезмерна по сравнению с ожидаемой. Кроме того, реакция должна существенно мешать социальному, профессиональному или образовательному функционированию. Кроме того, возраст может иметь влияние: различия обнаруживаются в испытываемых симптомах, их продолжительности, силе и влиянии.Подростковые симптомы расстройств адаптации могут быть более поведенческими, например, отыгрыванием. Взрослые, страдающие расстройствами адаптации, проявляют более депрессивные симптомы.

Существует шесть подтипов расстройства адаптации, основанных на типе основных симптомов. Ниже приведены наиболее распространенные симптомы каждого из подтипов расстройства адаптации. Однако каждый подросток может испытывать симптомы по-разному:

  • Расстройство адаптации с подавленным настроением.Симптомы могут включать:

    • Подавленное настроение

    • Плаксивость

    • Чувство безнадежности

  • Расстройство адаптации с тревогой. Симптомы могут включать:

  • Расстройство адаптации с тревогой и подавленным настроением. Присутствует сочетание симптомов обоих этих состояний.

  • Расстройство адаптации с нарушением поведения. Симптомы могут включать:

    • Нарушение чужих прав

    • Нарушение норм и правил общества (прогулы, уничтожение имущества, неосторожное вождение или драки)

  • Расстройство адаптации со смешанным нарушением эмоций и поведения.Присутствует сочетание симптомов всех вышеперечисленных подтипов (подавленное настроение, тревога и поведение).

  • Расстройство адаптации неуточненное. Присутствуют реакции на стрессовые события, не подходящие ни под один из вышеперечисленных подтипов. Реакции могут включать в себя такое поведение, как социальная изоляция или запрет на обычно ожидаемые занятия, такие как учеба или работа.

Симптомы расстройства адаптации могут напоминать другие медицинские проблемы или психические расстройства.Всегда консультируйтесь с лечащим врачом подростка для постановки диагноза.

Диагностика нарушений адаптации

Детский и подростковый психиатр или квалифицированный психиатр обычно ставит диагноз расстройства адаптации после всестороннего психиатрического обследования и собеседования с ребенком или подростком и их родителями. Подробная личная история развития, жизненные события, эмоции, поведение и выявленное стрессовое событие получают во время интервью.

Лечение расстройств адаптации

Специфическое лечение расстройства адаптации будет назначено лечащим врачом вашего подростка на основании:

  • Ваш подростковый возраст, общее состояние здоровья и история болезни

  • Степень симптомов подросткового возраста

  • Подтип расстройства адаптации

  • Толерантность вашего подростка к специфическим методам лечения

  • Ожидания от течения стрессового события

  • Ваше мнение или предпочтение

Лечение может включать:

  • Индивидуальная психотерапия с использованием когнитивно-поведенческих подходов .Когнитивно-поведенческие подходы используются для улучшения соответствующих возрасту навыков решения проблем, коммуникативных навыков, контроля над импульсами, навыков управления гневом и навыков управления стрессом.

  • Семейная терапия . Семейная терапия часто направлена ​​на внесение необходимых изменений в семейную систему, таких как улучшение коммуникативных навыков и взаимоотношений в семье. Дополнительным направлением деятельности является усиление поддержки семьи среди членов семьи.

  • Групповая терапия со сверстниками .Групповая терапия сверстников часто направлена ​​на развитие и использование социальных навыков и навыков межличностного общения.

  • Медицина . Лекарства имеют очень ограниченную ценность в лечении расстройств адаптации

Профилактика нарушений адаптации

Профилактические меры по снижению нарушений адаптации у подростков в настоящее время неизвестны. Однако раннее обнаружение и получение профессиональной помощи для вашего подростка может уменьшить тяжесть симптомов, ускорить нормальный рост и развитие и улучшить качество жизни вашего ребенка.

Прогнозирование зависимости настроения: нейрофеноменологический анализ настроения и его нарушения при большой депрессии | Неврология сознания

Аннотация

В этой статье мы предлагаем нейрофеноменологическое объяснение того, что такое настроения и как они работают. Мы используем феноменологию, чтобы показать, как настроение настраивает человека на пространство значительных возможностей. Настроение структурирует жизненный опыт человека, фиксируя значение, которое мир может иметь для него в данной ситуации.Мы используем принцип свободной энергии Карла Фристона, чтобы показать, как эту феноменологическую концепцию настроения можно плавно интегрировать с когнитивной нейробиологией. Мы будем утверждать, что настроение является следствием действий в мире с целью минимизировать ожидаемых свободной энергии - меру неуверенности в будущих последствиях действий. Настроения суммируют, как организм в целом продвигается в своих прогностических задачах, настраивая ожидания организма относительно того, как он, вероятно, будет жить в будущем.Агенты, которые действуют, чтобы минимизировать ожидаемую свободную энергию, будут ощущать, насколько хорошо или плохо они справляются с удержанием множества важных для них возможностей. У них будет то, что мы называем «чувством хватки», которое структурирует возможности, с которыми они готовы работать в течение длительного периода времени, точно так же, как это делают настроения.

Введение

Далее мы предложим нейрофеноменологическую теорию того, что такое настроения - ключевой, но часто упускаемый из виду аспект нашего восприятия мира от первого лица.С одной стороны, мы применяем феноменологические идеи, чтобы показать, как структуры настроения переживают опыт. С другой стороны, мы намеревались показать, как нейробиология может осмыслить эти феноменологические описания настроения в терминах принципа свободной энергии (FEP) (Friston 2010). Мы называем наше описание настроения «нейрофеноменологическим», потому что оно направлено на плавную интеграцию феноменологического описания с когнитивным нейробиологическим объяснением. Наше использование термина «нейрофеноменология» (здесь сокращенно «НП») несколько отличается от того, что использовал Варела (1996).Первоначально он ввел этот термин для описания экспериментального метода, в котором испытуемые в эксперименте будут активно участвовать в выявлении инвариантных и структурных особенностей пережитого опыта. В дальнейшем мы не черпаем феноменологические описания опыта из экспериментов, а вместо этого основываем наши описания на размышлении о пережитом опыте и его нарушении в психопатологии. Разрабатывая нейрофеноменологическое объяснение настроения, мы берем в качестве отправной точки феноменологическую концепцию стремления агента к оптимальному удержанию важных для него возможностей (Merleau-Ponty 1962/2012; Dreyfus 2005; Rietveld 2008; Bruineberg & Rietveld 2014). ).В более ранней работе мы показали, как эту феноменологическую концепцию можно понять как следствие упреждающих биологических процессов, на основе которых живые системы минимизируют свою собственную свободную энергию - теоретико-информационная мера неожиданности или неопределенности. Наша цель в этой статье - установить, можно ли аналогичным образом проанализировать феноменологию настроения с точки зрения стремления к оптимальному захвату поля соответствующих возможностей действия. Мы будем утверждать, что настроение является следствием действий в мире с целью минимизировать ожидаемых свободной энергии.Ключевое утверждение, которое мы намереваемся отстаивать, заключается в том, что любой агент, который действует с целью минимизировать ожидаемую свободную энергию, будет иметь представление о том, насколько хорошо или плохо он пытается добиться оптимального захвата. У них будет то, что мы называем «чувством хватки», которое структурирует возможности, с которыми они готовы работать в течение длительного периода времени, точно так же, как это делают настроения.

В первом разделе (Настроение как феноменологическая структура пережитого опыта) мы делаем набросок феноменологического описания настроения (иногда называемого «экзистенциальным чувством»; Ratcliffe 2008).Мы показываем, как настроение структурирует жизненный опыт агента в мире, фиксируя виды значения, которое имеет для него ситуация, когда он взаимодействует с миром. Во втором разделе (Ощущение захвата) мы возвращаемся к аргументам, развитым в более ранней работе, о том, что тенденция к оптимальному захвату может рассматриваться как проистекающая из императива минимизировать свободную энергию, общую для всех живых существ. Это позволяет нам сформулировать вопрос, который будет занимать нас в оставшейся части статьи: можно ли проанализировать феноменологию настроения с точки зрения стремления к оптимальному захвату.Третий раздел (Прогнозирование зависимости настроения) описывает, как можно понять настроение с точки зрения импульса минимизации ожидаемой свободной энергии. Настроения, которые мы предлагаем, резюмируют, как организм в целом продвигается в своих прогностических задачах, и настраивают ожидания относительно того, как организм будет жить в будущем. Мы предлагаем такое описание настроения равносильно переописанию феноменологического описания настроения в терминах ФЭП. В четвертом разделе (Безнадежность и ангедония при большой депрессии) мы показываем, как наш нейрофеноменологический анализ настроения может объяснить некоторые ключевые аспекты жизненного опыта (например,грамм. ангедония и потеря надежды), которые люди могут испытывать при большой депрессии.

Настроение как феноменологическая структура жизненного опыта

В повседневной жизни настроение человека отражает его положение в мире. Существование живого существа никогда не бывает беззаботным. Мы всегда находимся в том или ином настроении, потому что всегда есть какой-то способ, которым мир имеет для нас значение. Даже скука и безразличие - это способы найти свое положение по отношению к миру.Термин Хайдеггера Befindlichkeit хорошо отражает феноменологию настроения (Heidegger 1927/1962). Возвратный глагол befinden используется для обозначения того, как и где человек оказывается по отношению к миру - например, его можно использовать при ответе на вопрос «Как дела?» (Colombetti 2014, 12). Ситуация, в которой мы находимся, может быть приятной, неприятной, увлекательной или скучной, утешительной или тревожной, безопасной или угрожающей и так далее. Это описания возможных способов, которыми мир может иметь значение или иметь значение для человека.Таким образом, ситуация может показаться значимой для человека только из-за настроения, в котором он находится.

Настроения не являются внутренними субъективными ментальными состояниями, причиной которых являются внешние состояния окружающей среды. Они возникают из нашего бытия в мире (Heidegger 1927/1962, 176). Представьте, что вы гуляете в одиночестве темной ночью в незнакомой части города, когда чувствуете присутствие незнакомца, следующего за вами. Ситуация в целом внезапно воспринимается как чреватая угрозой.Наша эмоция страха направлена ​​на человека, следующего за нами, но только потому, что ситуация в целом воспринимается как угрожающая (Heidegger 1927/1962, 180). Угроза в этом примере описывает то, как вы оказались в этом мире. Это настроение, которое структурирует то, как вы переживаете текущую ситуацию, и то, какое значение она приобретает в целом.

Рэтклифф предлагает подробный анализ феноменологии настроения с точки зрения телесных ощущений, которые помещают человека в мир, ориентируя его в пространстве возможностей.По мнению Рэтклиффа, настроения фиксируют виды значимости, которые мир может иметь, открывая или закрывая человека для определенных возможностей (Ratcliffe 2008; c.f. Fuchs 2013). В предыдущем примере это потому, что вы чувствуете угрозу, потому что мир может рассматриваться вами как опасный. Опасность - это то значение, которое может иметь ситуация, потому что ситуация, в которой вы оказались, является угрожающей. Разговор Рэтклиффа о телесных ощущениях следует отличать, с одной стороны, от эмоциональных состояний, таких как страх, печаль или гнев, которые включают некоторую явную оценку или оценку отношения субъекта к миру.Иногда в теле ощущаются эмоции. Они включают то, что иногда называют «основным аффектом», состоящим из компонентов возбуждения и валентности (Russell 2003). Однако телесные чувства, как использует этот термин Рэтклифф, имеют предварительный рефлексивный или фоновый статус - они делают возможными полномасштабные эмоциональные состояния, которые может иметь человек. Подумайте еще раз о примере угрожающей ситуации - настроение описывает ваше положение в мире. Чувство угрозы - это своего рода беспокойство, на основе которого можно испытать такую ​​эмоцию, как страх перед какой-то конкретной вещью или человеком (Heidegger 1962; Ratcliffe 2008).Именно потому, что наши способы заботы о мире включают в себя угрозу, определенные вещи могут показаться нам опасными и, таким образом, вызвать эмоцию страха. Настроения, понимаемые как предрефлективные фоновые телесные чувства, открывают нам мир значительных возможностей, мир, в который мы вовлечены и в котором мы можем чувствовать себя более или менее как дома.

Понятие телесного ощущения, которое Рэтклифф использует для описания феноменологии настроения, также следует отличать от телесных ощущений, таких как зуд, боль или щекотание.(Мы благодарим анонимного рецензента за то, что он подчеркнул важность этого различия.) Телесные ощущения - это более или менее тонкие изменения, ощущаемые в определенных местах тела изнутри. Однако телесные чувства не обязательно должны быть локализованными телесными переживаниями, они могут состоять в «общей чувствительности к миру» (Slaby 2008). Более того, телесные ощущения не обязательно должны быть отдельными эпизодами с более или менее четко определенными датами начала и конца. Они могут возникать в ходе нашей более широкой деятельности, структурируя наш общий стиль взаимодействия с миром.Телесные ощущения иногда могут структурировать представление человека о том, что возможно. Подумайте, например, о том, как боль может влиять на ваше общее восприятие ситуации, уменьшая вашу открытость миру и практическим возможностям, которые он предлагает. Например, люди, страдающие мигренью, иногда говорят, что все, что они могут сделать, это спрятаться в темной комнате. Таким образом, различие между телесными чувствами и ощущениями не всегда резкое. Тем не менее, это различие важно заметить, если мы собираемся использовать понятие телесных ощущений для понимания феноменологии настроения, как предлагает Рэтклифф.Многие ощущения - это локализованные телесные эпизоды, такие как зуд, возникающий без того, чтобы ощущение структурировало общее представление человека о возможностях, которые предлагает мир. Могут возникать телесные ощущения, которые не включают в себя какую-либо направленность на мир, помимо того, что человек ощущает в своем теле. Настроения, напротив, возникают из-за того, что человек находится в мире, показывая, как человек живет в своем взаимодействии с миром. Лорен Фриман хорошо описывает феноменологию настроения, когда пишет: «Мы находимся в настроении всем нашим существом, и вне наших настроений мир в целом открывается нам» (Freeman 2014, 453).

Настроения анализируются в философии как «обобщенные эмоции», которым не хватает четкой направленности, поскольку они направлены на мир в целом, а не на отдельные объекты (см., Например, Solomon 1993, 71). Разница между настроением и другими эмоциями заключается в том, что настроение придает общий оттенок или тон эмоциональному переживанию. В психологии под настроениями обычно понимаются длительные внутренние состояния субъектов, которые отличаются от эмоций только своей продолжительностью и отсутствием конкретного объекта, на который они направлены (см.грамм. Экман и Дэвидсон 1994, и за критическое обсуждение Freeman 2014). Такое смешение настроения с эмоциями не может быть правильным, если именно настроение позволяет вещам иметь для нас эмоциональную значимость. Без настроения не было бы эмоций. Если мир не имеет практического значения для человека, например, как это бывает при некоторых переживаниях большой депрессии, эмоции надежды или беспокойства по поводу какого-то практического проекта и его результата больше не имеют смысла. Депрессивный человек буквально переживает мир без надежды, в котором ни один проект не заслуживает внимания (Ratcliffe, 2015).

Настроение мы предлагаем структурировать жизненный опыт, создавая структуру ожидания-исполнения для пережитого опыта. Подумайте о чувстве надежды, которое укореняется после того, как собеседование по поводу гранта на крупный проект проходит действительно хорошо, и можно ожидать положительного результата. Затем поступает неутешительная новость о том, что заявка не прошла успешно. Бинсвангер хорошо описывает этот опыт, когда пишет, как «мир одним махом становится« другим »» (Binswanger 1975, 222–223). Значимые возможности, которые можно было ожидать на горизонте, немедленно отпадают.В качестве еще одного знакомого многим из нас примера рассмотрим пример Рактлиффа, когда он чувствует себя непринужденно, проводя урок, который заранее тщательно подготовлен. Он описывает, как человек воспринимает классовую ситуацию в целом как «уверенное, беспроблемное ожидание и реализацию различных значительных возможностей» (Ratcliffe 2017, 164). Взаимодействие с классом характеризуется «расплывчатым чувством легкости или уверенности» ( Там же. ). Пример Рэтклиффа является иллюстрацией основанного на навыках понимания, которое мы привносим в каждую встречу с миром, на основе которого мы получаем опыт принадлежности к миру или нахождения в нем как дома.

В следующем разделе мы начинаем работу по осмыслению этой феноменологической концепции настроения с точки зрения нейробиологии. Мы стремимся показать, как структура предвкушения-исполнения пережитого опыта может быть отображена на упреждающей динамике систем минимизации свободной энергии, которые стремятся к оптимальному сцеплению с миром. Вопрос, который мы рассмотрим в оставшейся части нашей статьи, заключается в том, можно ли аналогичным образом понять роль настроения в формировании упреждающей структуры жизненного опыта с точки зрения динамики минимизации свободной энергии.

Чувство сцепления

FEP утверждает, что все системы, поддерживающие свою организацию при обмене данными с динамической средой, минимизируют свою собственную бесплатную энергию. Принцип был сформулирован Карлом Фристоном для понимания организационных свойств сложных биологических систем, от растений и отдельных клеток до человека, и социальных сетей, которые они формируют друг с другом (Friston and Stephan, 2007; Friston 2010, 2013; Аллен и Фристон 2018).Все эти биологические процессы объединяет то, что они демонстрируют самоорганизующееся поведения. Это открытые системы, в которых глобальный порядок возникает за счет связи внутренней динамики системы с внешней динамикой системной экономики. Во-вторых, и, соответственно, все эти биологические процессы являются адаптивными системами, которые поддерживают свою организацию при воздействии извне. FEP призван определить организационные свойства, которые должна иметь сложная адаптивная система, если она хочет сохранить свою организацию в течение продолжительного периода времени в динамической среде.Какое поведение должна выбрать система - как она должна действовать - чтобы продолжать существовать и держаться подальше от катастрофических фазовых переходов (деструктивных изменений в своей организации)? В этом разделе мы возвращаемся к нашей эколого-активной интерпретации FEP с целью выявить, как FEP ставит под сомнение любое дуалистическое отделение телесных ощущений от жизни. (Наша экологическая-активная интерпретация FEP более подробно разработана в более ранних статьях, написанных в соавторстве с Джелле Бруйнберг - см. Bruineberg & Rietveld 2014, Bruineberg, Kiverstein & Rietveld 2018.) FEP, как мы будем его интерпретировать, подразумевает, что сложные адаптивные системы должны быть агентами со своей собственной, вызывающей озабоченность точкой зрения на мир. Чувства (а мы со временем поспорим, настроение) плавно вырастают из такого беспокойства.

2.1. FEP: экологическая и активная литература

FEP берет за отправную точку наблюдение, что любая сложная адаптивная система должна активно регулировать свое поведение, чтобы оставаться в диссипативном, далеком от термодинамического равновесия устойчивом состоянии (Friston and Stephan 2007).Сложные адаптивные системы по определению - это системы, которые способны избегать термодинамического равновесия - состояния физической системы, в котором нет обмена веществом и энергией ни внутри системы, ни с окружающей средой. Термодинамическое равновесие означает смерть для живых систем: система, изолированная от внешнего воздействия, будет, в соответствии со вторым законом, со временем увеличивать беспорядок или энтропию. Сложные адаптивные системы сводят энтропию к минимуму, например, находя энергию, необходимую для подпитки их действий.Чтобы выжить в течение любого периода времени, живые системы должны в то же время преодолевать изменяющуюся среду, чтобы избежать деструктивных фазовых переходов. Например, они должны избегать экстремальных температур или давления, которые угрожают их целостности. В более общем плане они должны избирательно воздействовать на окружающую среду таким образом, чтобы соответствовать изменениям в их окружении.

Согласно FEP, любая сложная адаптивная система должна выбирать такие действия, которые сводят к минимуму неожиданные или невероятные сенсорные обмены с окружающей средой.Внутренние состояния сложной адаптивной системы можно описать в терминах ландшафта аттракторов - набора состояний аттракторов, которые система имеет тенденцию регулярно пересматривать с течением времени при широком диапазоне начальных условий (Friston 2012). Набор состояний аттрактора для системы будет внутренними состояниями, которые весьма вероятны с учетом фенотипа системы и типа ниши, в которой она обитает. В FEP внутренние состояния системы называются «моделью» экологической ниши системы, с помощью которой система может управлять своими действиями.Цель модели - предвидеть возмущения, вызванные экологической нишей, чтобы система могла соответствующим образом адаптировать свои действия. По этой причине мы описали генеративную модель как `` систему ожиданий '' (см. (Bruineberg & Rietveld 2019). (Следует отметить, что, возможно, это не стандартный способ понимания генеративной модели. Генеративная модель обычно понимается как функционирует как карта, кодирующая статистические закономерности, на основе которых организм может вывести скрытые причины своих сенсорных сигналов (Gladziejewski 2016; Kiefer and Hohwy 2017).(См. В Ramstead et al. (2019) критику этого стандартного понимания генеративной модели и активное прочтение «модельного» разговора в соответствии с тем, что мы предполагаем в этой статье.) Модель, управляющая действиями системы, порождает экстероцептивные, проприоцептивные и интероцептивные сенсорные состояния, которые образуют узкую область пространства состояний, которая определяет возможные сенсорные состояния системы. Сенсорные состояния, попадающие в эту область, неудивительны и ожидаемы, в то время как сенсорные состояния, выходящие за пределы этой узкой области, маловероятны для системы и, следовательно, являются удивительными или неожиданными.Чтобы оставаться хорошо адаптированной к окружающей среде, система должна избегать неожиданных сенсорных обменов и делать выборки из окружающей среды на предмет ожидаемых сенсорных результатов. У организмов, однако, нет податливого способа вычислить неожиданность (или невероятность) своих сенсорных состояний. FEP утверждает, что организмы обходят эту проблему, используя свободную энергию в качестве верхней границы неожиданности. Свободной энергии всегда больше, чем удивления. Таким образом, минимизируя свободную энергию, биологические системы также смогут свести к минимуму неожиданность (Friston 2010, 2012).

В двух словах FEP «утверждает, что все величины, которые могут измениться (т.е. являющиеся частью системы), будут изменяться, чтобы минимизировать свободную энергию» (Friston and Stephan 2007). Этими величинами являются внутренняя динамика (например, параметры внутренней модели агента, биологически реализованные как веса и отклонения в нейронной динамике системы, если она имеет мозг), и внешняя динамика в окружающей среде, в которую агент вмешивается своими действиями. Результатом минимизации свободной энергии его внутренней динамики является то, что внутренняя динамика агента будет хорошо адаптирована к причинным закономерностям в окружающей среде.Модель может использоваться для управления действиями агента, потому что результаты, которые ожидаются на основе модели, очень близки к тому, что происходит, когда агент действует. Таким образом, организм будет в среднем избегать неожиданных и невероятных сенсорных состояний. Сводя к минимуму свободную энергию своей внутренней динамики, система также будет сдерживать удивление до предела.

Вторая величина, которая может измениться, чтобы минимизировать свободную энергию, - это внешняя динамика, описывающая взаимодействие агента с окружающей средой.Мы берем внешнюю динамику для описания динамики экологической ниши агента. Своими действиями агент может изменять структуру окружающей среды, вызывая сенсорные состояния, соответствующие тем, которых агент ожидает с учетом его внутренней динамики. Агент будет выборочно отбирать пространство возможных сенсорных входов для тех сенсорных результатов, с которыми он ожидает столкнуться. Сенсорные результаты, которых ожидает агент, будут фиксироваться фенотипом агента и экологической нишей, в которой он растет. Пока агенту удается оправдать свои ожидания посредством своих действий, он обычно оказывается в сенсорных состояниях, которые неудивительны, избегая невероятных сенсорные встречи, которые угрожают его жизнеспособности.Минимизируя свободную энергию своей внешней динамики, агент тем самым ограничивает неожиданность своих сенсорных состояний.

FEP утверждает, что до тех пор, пока внутренняя и внешняя динамика меняются с течением времени, чтобы минимизировать свободную энергию, результатом будет то, что организм останется хорошо адаптированным к своей нише. Выше мы видели, как FEP утверждает, как должна действовать живая система , , чтобы оставаться жизнеспособной в изменяющейся среде. Действия, которые должен выбрать организм для минимизации свободной энергии, могут привести к тому, что организм останется хорошо адаптированным в своем взаимодействии с экологической нишей и, таким образом, будет процветать.Таким образом, свободная энергия определяет, насколько хорошо или плохо организм взаимодействует с окружающей средой. Организмы должны (если они хотят свести к минимуму свободную энергию с течением времени) самостоятельно регулировать свое взаимодействие с окружающей средой. Им следует продолжать многообещающий путь, когда все идет хорошо или когда дела идут лучше, чем ожидалось. Им следует заняться чем-то другим, когда дела идут не так хорошо, как ожидалось. Если они хотят минимизировать свободную энергию, организмы должны развивать внутреннюю динамику, направленную на то, чтобы направлять их в направлении процветания.

2.2. Тенденция к оптимальному сцеплению

До сих пор в этом разделе мы описали, как живые системы должны активно регулировать свое взаимодействие с миром, чтобы минимизировать свободную энергию, потому что это максимизирует вероятность их собственного процветания в своей нише. Важно отметить, что система, которая модулирует свое взаимодействие с окружающей средой в соответствии с ее ощущением того, насколько хорошо она живет, может быть названа имеющей «внутреннюю жизнь» - точку зрения на ее окружающую среду, относительно которой она может делать различия между тем, чтобы добиться большего или лучше. хуже, хорошо или плохо.Таким образом, FEP ставит под сомнение любое отделение внутренней жизни организма от его биологической организации. Выше мы видели, как любая система, которая преуспевает в минимизации свободной энергии, будет регулировать свое взаимодействие со своей нишей на основе своего собственного внутреннего ощущения того, как она поживает. Также нет смысла отделять поведение организма от его ощущения того, насколько хорошо или плохо он настроен на то, что ему небезразлично в окружающей среде. Сенсорные состояния, которые организм стремится вызвать своими действиями, исправляют отклонения от собственного процветания организма в своей нише.Это состояние расцвета можно рассматривать как оптимальное для организма. Организм чувствует свое отклонение от этого оптимума и действует, чтобы приблизиться к оптимальному отношению к своей экологической нише. Мы называем эту динамику «тенденцией к оптимальному захвату», опираясь на понятие Мерло-Понти о максимальном выигрыше (Merleau-Ponty 1962/2012).

Рассмотрим в качестве иллюстрации описание Мерло-Понти отношения футболиста к другим игрокам и к футбольному полю в игре в футбол.Мерло-Понти описывает футбольное поле как «пронизанное силовыми линиями (« ярдовые линии »; те, которые разграничивают« штрафную площадь ») и разделено на сектора (например,« отверстия »между противниками), которые требуют определенных действий. образ действия »(Merleau-Ponty 1942/1963, 168). Различные области поля и другие игроки отмечены для игрока как побуждающие к конкретным действиям, более или менее соответствующим тому, что происходит в игре по мере ее развития. Игроку доступны практически неограниченное количество возможных действий.Из возможных действий, которые может выполнить игрок, некоторые выделяются как выполняемые здесь и сейчас по мере развития игры. Другие касаются управления будущим ходом игры по мере нарастания атаки. Тем не менее, другие действия просто не имеют отношения к текущей ситуации игрока, например, лежа на траве посреди игры, чтобы вздремнуть.

Мы полагаем, что это основано на их понимании того, как они в настоящее время живут как опытный игрок, и что аффордансы выделяются в игре как привлекательные.Мы позаимствовали термин «аффорданс» у экологического психолога Джеймса Гибсона, который использовал термин для обозначения возможностей действий, которые предоставляет окружающая среда (см. Гибсон, 1979, глава 8). Чтобы быть более точным, мы определяем аффордансы как отношения между изменяющимися аспектами социально-материальной среды и способностями, доступными в форме жизни (Rietveld & Kiverstein 2014; Van Dijk & Rietveld 2016). Таким образом, мы используем термин «аффорданс» в широком смысле - возможности человеческого окружения столь же богаты и обширны, как и навыки и способности, доступные людям.Мы называем соответствующие аффордансы, которые выделяются как призыв к действию, «приглашениями» (Дрейфус и Келли, 2007; Витаген, и др., , 2012). Навыки, которые развивает игрок, позволяют ему понять, насколько хорошо или плохо обстоят дела в игре, как в данный момент времени, так и в отношении будущего (Rietveld 2008). Они сразу же понимают, что нужно для того, чтобы дела пошли лучше. Именно на основе этого чувства к игре аффордансы, разворачивающиеся в игре, выделяются как приглашающие, призывающие их принять определенный образ действий.Отвечая на приглашение агентов, они стремятся к оптимальному захвату; с помощью этих приглашений они могут быть «улучшены» (Rietveld 2008). Некоторые аффордансы выглядят привлекательными, потому что агент отклоняется от оптимального отношения равновесия с окружающей средой. Позволения привлекательны, когда они приближают агента к равновесию - когда они позволяют агенту усилить контроль над возможностями, которые имеют значение для него как для опытного агента.

Люди умеют действовать в самых разных контекстах и ​​ситуациях.Они выросли и стали опытными участниками множества различных практик своей повседневной жизни. Таким образом, у них есть множество различных (а иногда и противоречащих друг другу) забот и забот, которые подпитывают их чувствительность к тому, как они преуспевают в своем практическом взаимодействии со словом. Таким образом, человек всегда будет готовиться действовать в соответствии с несколькими релевантными возможностями. Множественные релевантные возможности, с которыми человек готов взаимодействовать, образуют структурированное поле в динамическом потоке.Действуя так, чтобы свести к минимуму свободную энергию, квалифицированный человек будет готов действовать таким образом, чтобы отвечать целому ряду соответствующих возможностей.

Вопрос, который мы рассмотрим в оставшейся части нашей статьи, заключается в том, может ли тенденция к оптимальному захвату области релевантных аффордансов объяснить феноменологию настроения. Можем ли мы использовать тенденцию к оптимальному захвату, чтобы объяснить, как настроение может структурировать восприятие человеком того, что важно в ситуации, в которой он оказался? Ожидание, которое мы утверждали, следует рассматривать с точки зрения минимизации свободной энергии.Значимость, которую человек переживает в своей ситуации, должна, таким образом, естественным образом выпадать из-под действия агента, который чувствителен к тому, насколько хорошо или плохо он справляется с минимизацией свободной энергии. Мы исследуем, как это может работать, в оставшейся части нашей статьи.

Как предсказание настроения

Мы видели в первом разделе (Настроение как феноменологическая структура пережитого опыта), как настроение, которое человек обнаруживает, структурирует те виды значимости, которые он испытывает в данной ситуации.Является ли понятие «приглашение аффордансов» достаточно широким в своем применении, чтобы охватить многие виды значимости, которую может испытать человек? Рэтклифф утверждал, что это не так. Он утверждает, что понятие аффорданса слишком грубое, чтобы охватить различные способы, которыми ситуация может казаться значимой для человека (Ratcliffe 2015, 61; ср. Dings 2018; Ratcliffe and Broome, готовится к печати). Ситуация может быть захватывающей или скучной, успокаивающей своей знакомостью или тревожной своей странностью.Ситуация может иметь межличностное значение, предлагая возможности для разговора и дружбы, гордости или стыда. Рэтклифф утверждал, что такие различия в значимости ситуации нельзя понять с точки зрения того, как аффорданс может побуждать к действию. Критика Рэтклиффа проистекает из того, что он ограничил свое внимание приглашением единственного аффорданса и привлекательными или отталкивающими качествами отдельного аффорданса. Однако мы утверждаем, что привлекательные аффордансы не имеют значения, взятого в отрыве от структуры поля соответствующих аффордансов в целом.Именно в структуре поля в целом мы должны искать объяснение того вида значения, которое Рэтклифф пытается раскрыть в настроениях.

Например, для человека, испытывающего надежду, поле будет иметь структуру с временной глубиной, в которой будущее обещает множество заманчивых возможностей. Для человека, испытывающего скуку, поле будет структурировано так, чтобы непосредственная ситуация не предлагала ничего интересного. Мы предположили, что поле релевантных аффордансов имеет ту структуру, которая свойственна индивидуальным навыкам и их непосредственному ощущению того, насколько хорошо идут дела в их динамическом взаимодействии с миром.Мы предлагаем думать о настроении как о том, чтобы дать человеку почувствовать, насколько хорошо или плохо он держится за поле в целом. На основе этого чувства ситуация в целом воспринимается как имеющая особое значение.

3.1. Ошибка динамики сцепления гусеницы

Когда вы спросите человека, как проходит его день, он, скорее всего, ответит, дав общее представление о том, как у него дела. Они говорят, что у них все хорошо или плохо, а может быть, и просто хорошо. Они указывают на то, как они оказались в мире, учитывая то, что для них важно.Мы предполагаем, что это общее представление о том, насколько хорошо или плохо обстоят дела, основано на ожиданиях того, как свободная энергия может измениться с течением времени. Недавно было высказано предположение, что положительную или отрицательную валентность эмоций можно понять с точки зрения скорости изменения свободной энергии (Joffily and Corricelli, 2013; соответствующее предложение см. В Van de Cruys 2017; Kiverstein et al .2019; Миллер и др., 2020). Отрицательная валентность страха отображается на свободную энергию, которая со временем увеличивается быстрее.Положительная валентность надежды отображается на быстро убывающую свободную энергию. Мы будем называть изменение свободной энергии с течением времени «динамикой ошибок», потому что свободная энергия является мерой несоответствия между сенсорными состояниями, которые агент ожидает с учетом генерирующей модели, которую он воплощает, и сенсорными состояниями, которые он занимает. Каждый раз, когда обнаруживается несоответствие и, следовательно, изменение свободной энергии, это происходит потому, что ожидания агента ошибочны. (Когда мы используем термин «ошибка», мы не подразумеваем, что этот термин следует понимать в семантическом смысле.В литературе по FEP принято интерпретировать генеративную модель как кодирование предшествующих убеждений с семантическим содержанием. Таким образом, ошибку можно интерпретировать как следствие того, что генеративная модель не может правильно представить скрытые внешние причины сенсорного ввода. В отличие от этого, мы предлагаем понимание ошибки с точки зрения прагматического успеха - ошибка приводит к тому, что агент не может адекватно адаптировать свои действия к своей эконише.) Таким образом, изменение свободной энергии с течением времени можно рассматривать с точки зрения динамики ошибки - как быстрая или медленная ошибка увеличивается или уменьшается со временем.

FEP утверждает, что генеративная модель, которую воплощает организм, направлена ​​на то, чтобы свести к минимуму свободную энергию с течением времени. Таким образом, динамику ошибок можно рассматривать как обеспечение обратной связи для организма о качестве генеративной модели, которую он воплощает. Эта обратная связь информирует организм о том, насколько хорошо или плохо модель адаптирует организм к своей экономике. В частности, изменение количества свободной энергии может использоваться агентом для отслеживания изменчивости или неопределенности относительно временной эволюции состояний в окружающей среде (Joffily and Coricelli 2013).Свободная энергия увеличивается или уменьшается с изменением окружающей среды. Чем больше в мире, по оценкам, нестабильности, тем более неуверенным агент должен быть в своих действиях. Таким образом, динамика ошибок может использоваться как показатель неопределенности в отношении результата действий. Например, агент испытывает страх в ситуации, когда свободная энергия увеличивается с ускорением. Увеличение свободной энергии равносильно накоплению неожиданности. Это означает, что сенсорные свидетельства, взятые агентом, не соответствуют тому, что агент ожидает с учетом модели, которую он воплощает.Агент не должен полагаться на такую ​​модель для управления своими действиями - он не может быть уверен, что действия, которые он выбирает, приведут к желаемым сенсорным результатам. Теперь сравните это с ситуацией, когда агент надеется, потому что свободная энергия быстро уменьшается. В этой ситуации агент может быть уверен, что выбранные им действия приведут к желаемым результатам.

Агенты, минимизирующие свободную энергию, должны не только заботиться о неопределенности в настоящем, но, кроме того, должны использовать свой прошлый опыт, чтобы отслеживать будущую или ожидаемую свободную энергию .Мы видели, как агенты, минимизирующие свободную энергию, ожидают успеха и процветания в своей нише. Они действуют таким образом, чтобы оправдать это ожидание. Они сталкиваются с проблемой перехода от текущей ситуации t 0 (например, голода) к их предпочтительному состоянию в будущем t 1 (например, переваривание питательной еды). Выше мы видели, как выделяются множественные аффордансы, поскольку привлекательные - это те аффордансы, которые, как ожидает агент, приведут его от текущей ситуации (при t 0 ) к сенсорному результату в будущем (при t 1 ) они ожидают.Текущая ситуация агента предоставляет сенсорные свидетельства, которые в разной степени благоприятствуют выбору доступных ему возможностей действия. Агент должен выбрать возможности, которые минимизируют ожидаемую свободную энергию - разницу между сенсорными состояниями, которые агенты ожидают испытать в будущем (т. Е. Теми, которые связаны с состоянием процветания или благополучия, например, сытость), и теми, которые достижимые из их текущей ситуации. Возможности, которые минимизируют ожидаемую бесплатную энергию, должны выделяться агентом как актуальные и побуждающие к действию.

Следуя Джоффили и Коричелли (2013), мы предлагаем использовать динамику ошибок в качестве меры вероятной эффективности политики действий. Джоффили и Коричелли (2013) основывают свою гипотезу на моделировании агента, который учится максимизировать вознаграждение в игре против однорукого бандита в игровом автомате в различных условиях нестабильности. Один агент явно оценивает изменчивость состояний окружающей среды (вероятность вознаграждения), в то время как другой агент полагается на то, что мы назвали ошибочной динамикой - изменение свободной энергии во времени.Они показывают (среди прочего), как агент, который использует динамику ошибок для отслеживания волатильности, может не только соответствовать производительности агента, который явно оценивает волатильность, но также может превзойти такого агента при переходе от условий с низкой к высокой волатильности. Они пишут: «С добавлением эмоциональной валентности к модели агент становится еще более реактивным и способен отслеживать быстрые изменения в окружающей среде» (стр. 7).) Поскольку агент стремится минимизировать будущую или ожидаемую свободную энергию. , они должны каким-то образом отслеживать, увеличивается ли свободная энергия их текущих сенсорных состояний и свободная энергия их будущих сенсорных состояний быстрее или медленнее, чем ожидалось, в результате их действий.Это важный и (насколько нам известно) открытый вопрос, как отслеживание динамики ошибок может быть реализовано нейробиологически. Работа над активным выводом предполагает, что нейротрансмиттеры, такие как дофамин, будут выполнять часть этой работы (Fitzgerald et al. 2014; Friston et al. 2012, 2014; Schwartenbeck et al. 2015a, b). Широко признано, что дофаминергические области среднего мозга играют роль в отслеживании ошибок прогнозирования вознаграждения (см., Например, Schultz et al. 1997) - они отслеживают, были ли результаты действий человека лучше или хуже, чем ожидалось.Таким образом, когда животное получает больше пищи, чем ожидалось, это сильно коррелирует с дофаминергическими изменениями в прилежащем ядре (Hart et al. 2014). Аналогичная реакция была обнаружена у людей, когда они выполняли задание с финансовым вознаграждением лучше, чем ожидалось (Rutledge et al. 2010). В работе над активным выводом дофаминовая система рассматривается как часть сложной динамической системы, которая оптимизирует ожидания точности посредством обучения. (Этот процесс оптимизации получает нейробиологическую характеристику с точки зрения оптимизации чувствительности постсинаптического усиления клеток.Предполагается, что фазовые разряды в дофаминовой системе сигнализируют об ошибке в ожидаемой точности. Предполагается, что тонический разряд дофамина влияет на постсинаптическое усиление таких сигналов ошибки, что приводит к обновлению ожиданий точности (Friston 2012, 276). Выше мы предположили, что активный вывод - это процесс выбора соответствующих возможностей, которые ожидаются. чтобы свести к минимуму несоответствие между текущими и будущими сенсорными сигналами, которые агент ожидает занять до тех пор, пока он процветает.Дофаминергические разряды взвешивают уверенность агента в соответствующих возможностях с учетом навыков и способностей агента (Friston et al ., 2012; Miller, Kiverstein & Rietveld 2020; Kiverstein, Rietveld, Slagter & Denys 2019; Linson, Clark, Ramamoorthy, & Friston 2018 ).

Мы предполагаем, что дофаминергическая система является частью сложной системы, чувствительной к изменениям в скорости уменьшения ошибок. Взвешивание точности соответствующих аффордансов - это работа, которая лучше всего выполняется частично путем отслеживания динамики ошибок (Miller et al. 2020). Информация о скорости изменения уменьшения ошибок - это ценная обратная связь, которую можно использовать для точной настройки оценок точности. Если дофаминовая система участвует в процессе оценки точности (как предлагается Friston et al. 2012; Fitzgerald et al. 2014; Schwartenbeck et al. 2015a, b), дофаминергические нейроны должны отслеживать динамика ошибок. (Выше мы сосредоточили внимание на роли дофаминовой системы в обеспечении чувствительности человека к динамике ошибок, поскольку было показано, что оценка точности отображается в системах обучения вознаграждений в мозге (см.грамм. Фитцджеральд и др. 2014; Schwartenbeck et al. 2015а, б). Однако недавняя литература по активному выводу предполагает, что в оценке точности могут быть задействованы несколько восходящих нейромодуляторных систем. Парр и Фристон (2017) предполагают, что холинергические проекции на кору могут отслеживать точность ожидаемых результатов с учетом состояний мира, в то время как норадренергические системы отслеживают точность переходов между состояниями или неожиданную неопределенность, возникающую из-за нестабильности окружающей среды.)

Используя динамику ошибок для взвешивания точности соответствующих аффордансов, агент может максимизировать вероятность того, что сенсорные состояния, которые он вызывает своими действиями, сводят к минимуму ожидаемых свободной энергии. Чтобы увидеть это, подумайте, как минимизировать ожидаемую свободную энергию, агент должен максимизировать предсказательный успех модели, которую он создает (см. Phillips 2013). Только в том случае, если агент может точно и точно прогнозировать будущие сенсорные последствия своих действий, агенту удастся выбрать соответствующие аффордансы, которые, скорее всего, минимизируют ожидаемую свободную энергию.(Подробный вычислительный анализ роли валентности в процессе выбора действий, минимизирующих ожидаемую свободную энергию, см. В Hesp et al. (Препринт). Их учет аффективной валентности хорошо дополняет описание настроения, которое мы развиваем в этой статье). Таким образом, динамика ошибок как обратная связь поможет максимально повысить качество генеративной модели и ее прогнозов. Это гарантирует, что агент постоянно прогрессирует в развитии своих навыков и активно ищет сенсорные состояния, которые не настолько сложны, чтобы быть непредсказуемыми, или настолько просты, чтобы быть полностью предсказуемыми, не позволяя агенту больше ничего узнавать.(Доказательства того, что это действительно та стратегия, которую используют агенты, минимизирующие свободную энергию, получены из исследований прогресса обучения в области психологии развития и робототехники. Таким образом, Кидд и др. (2012) показывают, что младенцы от 7 до 8 месяцев отдают предпочтение последовательности событий, которые не являются ни слишком предсказуемыми, чтобы утомить их, ни слишком сложными, чтобы они не могли их предсказать. Они, скорее всего, отводили взгляд, когда сложность была слишком высокой или слишком низкой, и предпочитали смотреть на последовательности, которые являются новыми достаточно, чтобы удержать их интерес.Удовольствие от новизны помогает младенцу постоянно прогрессировать в обучении, позволяя изучить генеративную модель, способную управлять динамической средой в течение все более продолжительных периодов времени. Эта гипотеза подтверждается работой в области эпигенетической робототехники, в которой прогресс в обучении связан с внутренним вознаграждением, а робот-агент мотивирован действовать таким образом, чтобы максимизировать это вознаграждение (Oudeyer and Smith, 2016). Для дальнейшего обсуждения см. Kiverstein et al .Агент, стремящийся к постоянному прогрессу в своих прогнозах, будет, как правило, вовлекаться в действие соответствующими аффордансами, которые максимизируют вероятность постоянного улучшения его контроля над имеющимися возможностями. Максимизируя предсказательный успех своей модели, агент, таким образом, максимизирует вероятность своего собственного процветания (Kiverstein et al .2019).

3.2. Настроение как импульс к снижению свободной энергии

Мы полагаем, что позитивные и негативные настроения можно рассматривать как отражение общего импульса или ожидаемого направления в динамике ошибок.(Мы основываем это предложение на работе Эльдара и др. (2016). Они формулируют свою гипотезу в терминах обучения вознаграждением, но можно показать, что вознаграждение отображается на ожидаемых сенсорных состояниях с использованием FEP, как мы кратко объяснили выше. более подробный отчет см., например, Friston et al. 2009). Джеймс Кларк в статье, написанной в соавторстве с Friston, предложил отчет о настроении, который сходится с тем, что мы обрисовываем в общих чертах (Clark et al. 2018). , они предлагают понимать настроение с точки зрения ожидаемой бесплатной энергии.Кларк и др. предполагают, что эмоции отслеживают неуверенность в последствиях действия - точность, с которой можно предсказать двигательные и физиологические состояния, являющиеся следствием действия. Они утверждают, что настроения - это ожидания относительно неопределенности, которые определяют, как эмоции меняются с течением времени. Таким образом, плохое настроение, которое люди испытывают при большой депрессии, они воспринимают как уверенность в том, что человек столкнется с неопределенной, изменчивой средой. При тревожных расстройствах (которые они отличают от большой депрессии) человек с низкой уверенностью ожидает встречи с изменчивой и непредсказуемой окружающей средой.Наконец, Clark et al. показывают, как в мании человек может с большой уверенностью ожидать положительных (ожидаемых вознаграждений) результатов своих действий. Мы благодарны анонимному рецензенту за то, что он привлек наше внимание к работе Clark et al. ) Настроения - это ожидания скорости изменения свободной энергии. Они представляют собой прогнозы для агента того, насколько хорошо или плохо его деятельность будет продвигаться в будущем.

Под «моментом» мы понимаем ожидаемую скорость уменьшения количества ошибок с течением времени.Мы используем «импульс» для обозначения общей тенденции сокращения свободной энергии. Учитывая их прошлый опыт, может ли агент ожидать будущего, в котором свободная энергия будет сокращаться с ускорением или с замедлением? Положительное настроение, такое как счастье, зависит не только от того, что дела идут хорошо, но и от того, что все идет лучше, чем вы ожидали (Rutledge et al. 2014). Позитивное настроение состоит в ожидании положительного импульса в ожидаемой минимизации свободной энергии. Агент ожидает, что в текущей ситуации свободная энергия будет уменьшаться с ускорением в результате их действий.Это смещает вверх их оценку вероятности соответствующих аффордансов, ведущих к предпочтительным сенсорным результатам. Такое смещение ожиданий в сторону повышения имеет смысл в естественном мире со всевозможными взаимосвязанными закономерностями. Например, награды обычно взаимосвязаны и часто возникают непрерывно. Хороший сезон дождей означает, что повсюду больше еды; весна означает больше еды, а зима означает недостаток пищи (Эльдар и др. 2016). Таким образом, существует адаптивное преимущество в том, чтобы позволить локальным успехам и неудачам помочь настроить более глобальные ожидания в отношении вознаграждений.Если, например, мы находим ягоды на нескольких кустах подряд, возможно, это означает, что наступила весна. В этом случае нам может быть полезно обновить наши ожидания относительно будущих ягод на территории в целом (а не только на отдельных кустах).

Позитивное настроение дает организму обратную связь в отношении общей глобальной тенденции его состояния и того, может ли организм рассчитывать на хорошие времена в будущем. Несколько переживаний положительных (то есть ожидаемых) результатов подряд поднимут настроение, что, если все пойдет хорошо, должно направить организм в сторону ожидания того, что свободная энергия продолжит уменьшаться в будущем.Точно так же, когда кто-то плохо владеет данной ситуацией, возможно, потому, что ситуация слишком сложная, импульс в сокращении свободной энергии будет отрицательным. Можно будет ожидать новых неудач и дальнейшего растущего разочарования. В этом случае отрицательное настроение дает обратную связь, указывающую на проблемную общую отрицательную тенденцию в динамике. Отслеживая скорость изменения настроения, связанного с сокращением свободной энергии, обеспечивает обратную связь, которая позволяет агенту учитывать общие тенденции и «влияние множества факторов окружающей среды» без необходимости рассчитывать индивидуальное влияние каждого фактора (Эльдар и др. 2016).

Учитывая структурирование ожиданий по настроениям, закрепление позитивного или негативного настроения будет иметь пагубные последствия для благополучия человека. Жесткий позитивный настрой рано или поздно приведет к тому, что агент не сможет предвидеть, какие возможности задействовать, чтобы добиться желаемых результатов. Негативное настроение может позволить агенту действовать гибко и адаптивно, когда что-то меняется, приводя ожидания возможностей сокращения свободной энергии в соответствие с реальностью.В какой-то момент все ягоды с кустов будут съедены. Таким образом, продолжение поиска ягод в определенном месте больше не поможет агенту. Негативные настроения сигнализируют об отрицательном импульсе - агент ожидает ускорения увеличения свободной энергии как следствие своих действий, что приводит к смещению вниз оценок точности привлекательного аффорданса (например, поиск ягод на этих самых кустах). Когда возможности улучшить сцепление начинают уменьшаться таким образом, возникающее негативное настроение позволяет нашим ожиданиям быстро настроиться на ненадежность соответствующих привлекательных возможностей для улучшения сцепления в текущих обстоятельствах.

До сих пор мы описывали, как настроение может склонять людей к точности взвешивания способами, которые максимизируют возможности для минимизации ожидаемой свободной энергии. Это означало бы, что люди, находящиеся в позитивном настроении, должны быть более чувствительны и искать аффордансы, которые предсказывают положительный импульс - ускорение сокращения свободной энергии. Они будут пробовать окружающую среду на предмет возможностей, которые подтверждают это ожидание положительной тенденции, предсказывая в крайних случаях общее состояние процветания в будущем.Однако такое смещение внимания позитивным настроением в динамично меняющейся среде неизбежно приведет к удивлению. Джоффили и Корричелли (2013) предполагают, что это отличительная черта позитивного настроения, понимаемая с точки зрения динамики ошибок, что в конечном итоге оно приводит к тому, что человек не обращает внимания на важные изменения в окружающей среде (стр. 4). Следствием этой неспособности уделить внимание изменениям будет накопление ошибок, которые приведут к отрицательному аффекту, и, как следствие, переход к отрицательному настроению - ожидание замедления сокращения свободной энергии.Если скорость изменения свободной энергии больше, чем ожидает человек (т.е.если происходит замедление снижения свободной энергии), это должно привлечь их внимание. Им следует начать исследовать свое окружение в поисках возможностей добиться большего. Когда человек начинает чувствовать себя лучше, а свободная энергия снова начинает уменьшаться, это должно быть хорошо. В конце концов, это приведет к переходу к положительному настроению, когда импульс изменится в сторону ускорения при сокращении свободной энергии.

Действительно, мы предлагаем, чтобы положительное настроение было связано с более высокой скоростью обучения (т. Е. Высокими оценками точности) для отрицательных результатов. Под «отрицательными результатами» мы подразумеваем нарушение ожидаемой положительной скорости изменения или ускорения (т.е. нарушение ожидаемого продолжающегося импульса; см. Эльдар и др. 2016, 7). Было показано, что у здоровых людей преобладает позитивное настроение (Diener and Diener 1996). Здоровым людям обычно нравится то, что называется `` предвзятостью оптимизма '' (Sharot et al .2016). Мы предполагаем, что причина этого частично кроется в динамике, которую мы только что описали. Позитивное настроение побуждает людей ожидать продолжения тенденции к ускорению сокращения свободной энергии. В то же время они не обращают внимания на изменения в своих обстоятельствах, которые приводят к тому, что свободная энергия начинает накапливаться, а импульс смещается вниз. Изучение негативного импульса означает, что агент быстро пересмотрит свои ожидания в сторону понижения. Как только их ожидания ускорения в сокращении свободной энергии будут снижены, им станет легче найти свой путь к возможностям для удовлетворения этих ожиданий.В результате агент начинает работать лучше, чем ожидалось, и снова возвращается к положительному настроению. Таким образом, они будут проводить большую часть своей жизни в позитивном, чем в негативном настроении.

Чтобы проиллюстрировать этот благотворный круг, вызванный позитивным настроением, предположим, что человек рассчитывает стать отличником. Они уверены в своей способности учиться. Однако, когда они поступают в университет, они обнаруживают, что теперь учатся на С. Это приведет к тому, что каждый раз, когда они сталкиваются с одним и тем же событием (получение C по другому заданию на бумаге), это приведет к негативному удивлению (обратная связь о том, что они сделали хуже, чем ожидаемая оценка A).Они начинают чувствовать себя плохо, и это заставляет их корректировать свои ожидания в отношении собственной работы. Мы предполагаем, что негативное настроение, возникающее из-за того, что вы делаете хуже, чем ожидалось (т. Е. Не оправдывает своих оптимистичных ожиданий получения пятерки), должно привести к прогрессу в обучении. Они начинают ожидать плохих результатов, что, в свою очередь, позволяет им изучать новые стратегии повышения своей производительности. Это позволит им извлекать выгоду из постепенных улучшений относительно их фактического (а не только ожидаемого) уровня навыков.Например, они могут разработать новую политику действий для изучения. Если все пойдет хорошо, это, в свою очередь, вызовет положительные сюрпризы и, таким образом, улучшит их настроение по мере того, как их оценки будут постепенно улучшаться по сравнению с C, которого они начали ожидать, обратно к успеваемости ученика класса A.

Когда настроение хорошо функционирует в режиме минимизации свободной энергии, сила и продолжительность настроения будут колебаться с повышением и понижением возможностей минимизировать ожидаемую свободную энергию. Результатом этого отслеживания импульса будет настройка модели, которая позволяет агенту постоянно стремиться к оптимальному захвату области соответствующих аффордансов в целом.Когда дела идут хорошо, агент будет продолжать идти по тому же пути. Когда дела начинают ухудшаться, меняется и их настроение. Таким образом, человек будет побужден делать что-то по-другому или даже переключиться на что-то еще, что, если дела пойдут хорошо, поможет восстановить его состояние.

Однако изменения настроения могут способствовать такому усилению контроля только тогда, когда они помогают сдвинуть вверх или вниз точные оценки агента (то есть уверенность агента в том, что соответствующее аффорданс, вероятно, приведет к его ожидаемому состоянию процветания).В идеале точные оценки должны отслеживать вероятность аффорданса, ведущего к ожидаемым агентом результатам. Уверенность агента должна идти в ногу с реальными возможностями минимизировать ожидаемую свободную энергию или наверстывать упущенное, когда такие оценки отстают (т. Е. Когда агент работает хуже или лучше, чем ожидалось). Как мы отмечали выше, позитивные настроения должны сохраняться только до тех пор, пока общая тенденция является такой, при которой окружающая среда предоставляет лучшие, чем ожидалось, возможности для процветания.В качестве крайнего примера: исследования показывают, что победители лотереи наслаждаются лишь кратким периодом восторга, прежде чем вернуться к тому же самому чувству благополучия, которое они имели до победы (Brickman and Campbell 1971; Brickman et al. 1978; cf Van de Cruys 2017).

Отсутствие уверенности в себе, когда обстоятельства ухудшаются, может привести к серьезным нарушениям. Например, если какое-либо действие (например, употребление наркотика) многократно приводит к снижению свободной энергии лучше, чем ожидалось, то это действие начинает выделяться как очень привлекательное и заметное.Со временем это действие будет повторяться все больше и больше. Это то, что происходит при наркозависимости, когда, например, опиоиды воздействуют на схему оценки точности в среднем мозге, чтобы усилить политику действий по поиску наркотиков (Schwartenbeck et al. 2015a; Miller et al. 2020). В результате наркозависимость привлекает пользователя все более мощным образом, в то время как другие возможности для вознаграждения (социальные отношения, карьера, полноценная еда, и т. Д. .) все чаще игнорируются в ущерб организму. Люди растут, ожидая хороших отношений с семьей, успешной карьеры, и действуют с биологическим ожиданием еды, когда голодны. Зависимость приводит к тому, что все эти ожидания не оправдываются, и, следовательно, к повсеместному накоплению свободной энергии. Тем не менее, несмотря на эти негативные результаты, возможность использования предлагаемых лекарств по-прежнему считается хорошей ставкой для минимизации ожидаемой бесплатной энергии. Именно это ужесточение политики действий агента в отношении употребления наркотиков и недостаточная точность, которая придается этой политике, чтобы не отставать от общей нисходящей динамики состояния наркомана, может сделать зависимость патологической.Мы можем думать об этом с точки зрения сокращения области релевантных аффордансов до тех, которые связаны с употреблением вызывающего привыкание вещества.

Большая депрессия может возникнуть, когда агент действует с чрезмерно жесткими ожиданиями положительного импульса в сокращении свободной энергии. Агент не может скорректировать свои ожидания, когда импульс становится отрицательным, что мы обсудим более подробно в следующем разделе. Неспособность пересмотреть свои ожидания приводит к отрицательному и порочному кругу, противоположному тому, который наблюдается у здоровых людей, которые постоянно возвращаются к положительному настроению.Депрессивный человек продолжает ожидать нереалистичного положительного импульса сокращения свободной энергии. Они делают это потому, что, в отличие от здоровых людей, у них низкая скорость обучения отрицательному импульсу. Пока они не скорректируют свои ожидания по сокращению свободной энергии в сторону понижения, мир будет продолжать мешать их усилиям действовать таким образом, чтобы позволить им процветать. Неспособность процветать уже не будет для них сюрпризом. Такой агент вскоре окажется в замкнутом круге, в котором ничто из того, что он делает, не способствует улучшению его положения.Если агент продолжает оправдывать мир с такими ожиданиями, никакие аффордансы не вызовут у него никаких шансов привести к хорошим результатам. Они столкнутся с областью соответствующих аффордансов, в которой все плоско и ничего особенного не стоит делать ни в настоящем, ни в будущем.

Безнадежность и ангедония во время большой депрессии

Соломон, описывая свой опыт большой депрессии от первого лица, говорит нам: «Первое, что уходит, - это счастье.Вы не можете получить удовольствие ни от чего »(Solomon 2002, 19). Человек, страдающий большой депрессией, ожидает, что ничего хорошего не произойдет. Денежные средства, которые раньше были бы привлекательными для агента (например, успешная работа, вкусная еда), начинают казаться менее привлекательными и, таким образом, перестают таким же образом вовлекать организм в действие.

Устойчивое плохое настроение, связанное с большой депрессией, мы предлагаем понимать в терминах отрицательного импульса в ожидаемой минимизации свободной энергии.Мы предполагаем, что плохое настроение сохраняется и затвердевает, потому что агент демонстрирует профиль, противоположный здоровым людям - они демонстрируют низкую скорость обучения для отрицательного импульса снижения свободной энергии. Доказательства низкой скорости обучения негативному импульсу у депрессивных людей получены из работы, показывающей, что низкий уровень серотонина делает людей нечувствительными к негативным результатам (Bari et al. 2010; Eldar et al. 2016). Такая низкая скорость обучения приводит к чрезмерно жестким оптимистичным ожиданиям.Человек действует с ожиданиями сокращения свободной энергии, которые мир постоянно не выполняет. Анонимный рецензент возразил, что мы, должно быть, ошибаемся, приписывая чрезмерно оптимистичные ожидания людям с большой депрессией. Автор обзора справедливо заметил, что люди с большой депрессией демонстрируют патологическую неуверенность в предсказаниях результатов своих действий в сочетании с глубоким отсутствием самооценки. Однако мы предполагаем, что именно их чрезмерно оптимистичные ожидания приводят к тому, что они теряют самооценку и не верят в свои способности.Например, человек может ожидать, что родители будут любить его и заботиться о нем, но столкнуться только с родительским насилием и жестоким обращением. Неоднократное разочарование их ожиданий относительно благоприятной домашней обстановки приведет к постоянным и повторяющимся ошибкам и, следовательно, к плохому настроению. Более того, разочарование, вызванное этим ожиданием стабильной и безопасной домашней среды, невозможно изменить своими действиями. Кажется, что они ничего не делают. Таким образом, работа с чрезмерно оптимистичными ожиданиями со временем приведет к увеличению свободной энергии и, следовательно, к ухудшению настроения.Пока их плохое настроение сохраняется, они будут продолжать ожидать только неопределенности и, следовательно, не будут уверены в себе и в возможностях процветания, которые предлагает мир (см. Clark et al. 2018). Некоторые из этих ожиданий могут исходить из их фенотипа и касаться биологического императива, такого как жизнь в безопасной и благоприятной социальной среде, которая разочарована, например, жестоким обращением со стороны родителей и пренебрежением, или взросление в зоне боевых действий. Обычно такое нарушение ожиданий в конечном итоге приводит к перекалибровке - к ожиданию замедления снижения свободной энергии.Но мы предполагаем, что из-за низкой скорости обучения для отрицательного импульса при уменьшении свободной энергии эта перекалибровка не может произойти. Они не корректируют свои ожидания в сторону положительной динамики, а это означает, что они не находят возможности добиться большего, чем это делают здоровые люди. Обычно, если агент ожидает увеличения свободной энергии в результате своих действий, он будет исследовать альтернативные возможности, на которые вместо этого могут положиться, чтобы привести его к желаемым результатам.Когда они найдут такие возможности, они получат обратную связь, что дела пошли лучше, чем ожидалось, и это улучшение состояния должно со временем перерасти в улучшение настроения. Еще раз вспомните наш пример с учеником, приведенным выше, который адаптировал свои ожидания, чтобы лучше учиться. Но для депрессивного человека ничего этого не происходит. Вместо этого они встречают мир, ожидая только отрицательных, непредсказуемых результатов - они готовятся к миру, который угрожает их благополучию.(Мы видим это в физиологии человека в гиперактивности гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси - реакции организма на стресс - и в провоспалительной иммунной активности, которая вызывает болезненное поведение, направленное на снижение расхода энергии (Barrett et al. 2016). .)

Источником проблемы является низкая скорость обучения для отрицательного импульса. Неспособность обновить нереалистичные ожидания по сокращению свободной энергии приводит к ожесточению плохого настроения. Это приводит к тому, что точные оценки человека не идут в ногу с естественными подъемами и падениями свободной энергии, которые являются частью взаимодействия каждого человека с динамической средой.Их постоянное плохое настроение означает, что они не могут предвидеть, где можно найти возможности для улучшения сцепления. В этот момент может возникнуть прочная петля обратной связи, движимая ожиданиями сверху вниз, в результате чего организм начинает пробовать окружающую среду способами, которые подтверждают его депрессивное мировоззрение. При формировании этой петли обратной связи следует учитывать важную временную прогрессию. Изначально плохое настроение возникает из-за нарушения ожидания положительного импульса в сокращении свободной энергии.Со временем человек начинает ожидать нарушения таких оптимистических ожиданий - он начинает ожидать, что не будет процветания. Этот переломный момент, вероятно, знаменует конец адаптивного плохого настроения. В начале депрессии плохое настроение часто побуждает человека предпринимать действия, которые улучшают его положение. Плохое настроение может способствовать сохранению и перераспределению энергетических ресурсов, что может служить адаптивной стратегией для минимизации ожидаемой свободной энергии в угрожающей, крайне стрессовой, изменчивой социальной среде (Barrett et al. 2016; Badcock et al. 2017; Кларк и др. 2018). Однако жесткое плохое настроение приводит к тому, что Бэдкок и его коллеги описали как «самовоспроизводящийся цикл», петлю положительной обратной связи, в которой люди выбирают социальный мир для сенсорных наблюдений, подтверждающих их ожидания страдания. Один из испытуемых (№ 75) в интервью Рэтклиффу сказал ему: «Когда я в депрессии, жизнь никогда не стоит того, чтобы жить. Я никогда не могу думать о том, чем изменилась моя жизнь, когда я не в депрессии.Я думаю, что моя жизнь никогда не изменится и что я всегда буду в депрессии »(Ratcliffe 2015, 69). Результатом закаливания плохого настроения является то, что человек не только то и дело переживает плохой день, но и теряет возможность того, что будущее когда-нибудь снова станет хорошим.

Рассказы от первого лица о большой депрессии часто включают описания изменения мировоззрения человека в важных, но трудных для выражения смыслах. Обычный опыт, который характеризует феноменологию большой депрессии, - это потеря глубины или сокращение поля соответствующих аффордансов (De Haan et al. 2013). Для депрессивного человека ничего не кажется интересным, никакие действия или события не вызывают желания заниматься. Обычный простор для возможных взаимодействий с миром и другими людьми сильно сужается. Кажется, что в мире нет возможностей улучшить их положение. Важно отметить, что не только в мире не хватает соблазнительных вещей, но и в том, что возможность быть соблазненной аффордансами, которые способствуют благополучию человека, похоже, полностью исключена (Ratcliffe 2013, 586).Утрата этого динамического натяжения между агентом и миром, которое повсеместно ощущается в обычном здоровом опыте, порождает глубокое чувство отчуждения - депрессивный человек и мир перестают соответствовать друг другу, как когда-то, в результате чувство странности, чуждости или обособленности. Люди будут описывать себя «отрезанными от межличностного мира и застрявшими или заключенными на всю вечность в другой вид мира или реальности» (Ratcliffe 2015, 65).

Это сведение к нулю значительных возможностей может быть естественно переопределено в терминах аффективной структуры поля соответствующих аффордансов в целом (ок.f. Де Хаан и др. 2013, 2015). Выше мы показали, как привлекательные аффордансы имеют отношение к агенту в результате увеличения свободной энергии, которую, как ожидает агент, он может контролировать своими действиями. Точность, которую мы утверждали, частично оценивается на основе динамики ошибок и ожидаемого замедления или ускорения свободной энергии в результате действия. Глобальное снижение точности аффордансов, которое происходит из-за постоянного плохого настроения, означает, что аффордансы, которые когда-то требовали участия, больше не будут так сильно или вообще не привлекать.Обратите внимание, однако, что патологическое низкое настроение при большой депрессии означает не только потерю уверенности в определенных аффордансах, но и то, что существует более глобальное подавление ожиданий относительно любого аффорданса, которое помогает уменьшить количество ошибок в данной среде. Если агент больше не доверяет ни одному из аффордансов, которые ему предлагает среда, это приведет к тому, что он будет относиться к области релевантных аффордансов, которая является плоской. Возможно, это разница в возможностях, которые мир может сделать доступными.Сама возможность того, что что-то выделяется как значимое, отсутствует в их опыте, и, как следствие, ничто не побуждает их к действию, кроме, возможно, возможности покончить с собой (Krueger and Colombetti 2018).

Badcock et al. (2017) предполагают, что депрессивное настроение может возникать из-за неспособности настроиться на сложные социальные ниши или, точнее, из-за неспособности поделиться реальностью с другими. Мы предполагаем, что отчасти эта социальная сложность может быть связана с чрезмерно оптимистичными ожиданиями сокращения свободной энергии, которые препятствуют жизненным обстоятельствам человека.Другой пример: слишком завышенные ожидания успеха могут быть установлены и поддержаны семьей или культурой. Это привело бы к установке точного взвешивания на крутизну уменьшения ошибок, которая слишком высока с учетом навыков, способностей или окружающей среды человека. Результатом невыполнения этих ожиданий станет неприятный сюрприз. У здоровых и адаптивных людей эти ошибки могут скорректировать точные ожидания относительно вероятности будущих успехов. Однако, как мы уже отметили, депрессивные люди учатся жить в мире, который предлагает только социальные страдания.Неспособность приспособиться к изменениям в динамике ошибок может, таким образом, оказаться для человека катастрофой. Когда человека засыпают патологическим негативным сюрпризом или он ожидает, что его попытки уменьшить количество ошибок всегда будут терпеть неудачу, он теряет ощущение возможности совершенствоваться тем, что имеет значение. Результатом является переживание мира, в котором ничего не имеет значения - мира, не имеющего значения.

Заключение

Нейрофеноменологическое описание настроения, которое мы изложили в этой статье, основано на синергии идей, почерпнутых из ФЭП, аффективной нейробиологии и феноменологической философии.Взгляд на сознание с этой точки зрения объединяет биологическое, психологическое, феноменологическое и социальное. Мы начали с наброска феноменологического описания настроения, созданного Рэтклиффом. Феноменологию настроения можно описать с точки зрения того, какое значение имеет ситуация для человека. Настроения - это экзистенциальные чувства, которые структурируют и придают стиль жизненному опыту человека. Именно из-за настроения, в котором находится человек, ситуация, в которой он находится, кажется имеющей то значение, которое она имеет - i.е. угроза или дурное предчувствие, возбуждающее или скучное. Мы решили показать, как наше экологически-активное прочтение ФЭП предоставляет инструменты для переописания феноменологии настроения с точки зрения когнитивной нейробиологии. Предложенное нами настроение можно описать в терминах ожидания импульса при минимизации свободной энергии. В положительном настроении человек будет ожидать положительного импульса. Они будут ожидать, что окружающая среда предложит множество возможностей для новых и захватывающих способов жить полноценной жизнью.Таким образом, позитивное настроение смещает ожидания того, как агент будет вести себя во взаимодействии с миром, вверх. Мы предполагаем, что это пример того, как настроение может структурировать значимость, которую человек воспринимает как имеющую ситуацию.

Важно отметить, что позитивное настроение человека обычно сохраняется только до тех пор, пока он продолжает преуспевать в поддержании ожидаемой свободной энергии до минимума. Если количество свободной энергии начинает увеличиваться, это обычно приводит к ухудшению настроения. Находясь в негативном настроении, человек будет ожидать отрицательного импульса - ускорения увеличения свободной энергии.Они будут ожидать, что им не удастся найти возможности для улучшения сцепления, что может побудить их использовать уловки, помогающие поднять настроение (например, встреча с другом или воспроизведение музыки; Colombetti and Krueger 2015). Опять же, это пример того, как настроение может работать, чтобы структурировать чувство человека значимости ситуации, в которой он находится.

Когда настроение становится жестким и перестает соответствовать изменяющимся состояниям человека, результат может быть очень серьезным. изменение возможностей, на которые рассчитывает человек.Например, при большой депрессии фиксированное плохое настроение заставляет человека переживать мир, лишенный его смысла. Как правило, точность постоянно регулируется нашей чувствительностью к динамике ошибок, которая, как мы полагаем, возникает как часть нашего умелого взаимодействия с постоянно меняющимся полем возможностей. Безнадежность, испытываемая при большой депрессии, частично возникает из-за нарушения этого процесса. В нашем обычном здоровом взаимодействии с миром мы видим мир как место, где мы можем прогрессировать, учиться и расти.Мы «созданы», чтобы расти в нашем квалифицированном взаимодействии с миром, и мы счастливы и вовлечены только в том случае, если нам это удается.

Благодарности

JK и ER поддерживаются Европейским исследовательским советом в форме стартового гранта ERC 679190 (EU Horizon 2020) для проекта AFFORDS-HIGHER, Нидерландской организации научных исследований (NWO) в форме гранта VIDI, предоставленного ER, а также грантом на проект Амстердамской исследовательской группы по изучению мозга и познания Амстердамского университета.MM выполнила эту работу при поддержке Horizon 2020 Европейского Союза ERC Advanced Grant XSPECT - DLV-6.

Заявление о конфликте интересов . Ничего не объявлено.

Список литературы

Allen

M

,

Friston

K.

От когнитивизма к аутопоэзису: к вычислительной структуре воплощенного разума

.

Synthese

2018

;

195

:

2459

-

82

.

Badcock

PB

,

Davey

CG

,

Whittle

S

и др.

Депрессивный мозг: теория эволюционных систем

.

Trends Cogn Sci

2017

;

21

:

182

-

94

.

Бари

A

,

Theobald

DE

,

Caprioli

D

и др.

Серотонин модулирует чувствительность к вознаграждению и отрицательной обратной связи в задачах обучения с вероятностным обращением у крыс

.

Нейропсихофармакология

2010

;

35

:

1290

-

301

.

Barrett

LF

,

Quigley

KS

,

Hamilton

P.

Теория активного вывода аллостаза и интероцепции при депрессии

.

Philos Trans R Soc B

2016

;

371

:

20160011

.

Бинсвангер

L.

Бытие в мире: избранные статьи Людвига Бинсвангера

.(Перевод

Needleman

J.

)

London

:

Souvenir Books

,

1975

.

Brickman

P

,

Coates

D

,

Janoff-Bulman

R.

Победители лотереи и жертвы несчастных случаев: счастье относительно?

J Pers Soc Psychol

1978

;

36

:

917

-

27

.

Brickman

P

,

Campbell

DT.

Гедонический релятивизм и планирование хорошего общества. В:

Appley

MH

(ред.),

Теория уровня адаптации

.

Нью-Йорк

:

Academic Press

,

1971

,

287

-

305

.

Bruineberg

J

,

Rietveld

E.

Самоорганизация, минимизация свободной энергии и оптимальный захват в поле возможностей

.

Front Hum Neurosci

2014

;

8

:

599

.

Bruineberg

J

,

Киверштейн

J

,

Ритвельд

E.

Мозг предвкушения - не ученый: принцип свободной энергии с экологической точки зрения

.

Synthese

2018

;

195

:

2417

-

44

.

Clark

JE

,

Watson

S

,

Friston

KJ.

Какое настроение? Вычислительная перспектива

.

Psychol Med

2018

;

48

:

2277

-

84

.

Colombetti

G

,

Krueger

J.

Опоры эмоционального разума

.

Philos Psychol

2015

;

28

:

1157

-

76

.

Коломбетти

G.

Чувствующее тело: аффективная наука встречает активный ум

. Кембридж, Массачусетс:

MIT Press

,

2014

.

Де Хаан

S

,

Ритвельд

E

,

Stokhof

M

и др.

Феноменология изменений ОКР, вызванных глубокой стимуляцией мозга: активная модель, основанная на аффордансе

.

Front Hum Neurosci

2013

;

7

:

653

. Https://doi.org/10.3389/fnhum.2013.00653

Diener

E

,

Diener

C.

Большинство людей счастливы

.

Psychol Sci

1996

;

7

:

181

5

.

Dings

R.

Понимание феноменологических различий в том, как аффорданс побуждает к действию. Исследование

.

Phenomenol Cogn Sci

2018

;

17

:

681

-

99

.

Дрейфус HL. Мерло-Понти и новейшая когнитивная наука. В

: Карман Т., Хансен МБН. (eds) Кембриджский компаньон Мерло-Понти .Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press,

2005

,

129

-

51

.

Дрейфус

HL

,

Келли

SD.

Гетерофеноменология: Тяжелая ловкость рук

.

Phenomenol Cogn Sci

2007

;

6

:

45

-

55

.

Экман

П

,

Дэвидсон

Р

, (

1994

).

Природа человеческих эмоций: фундаментальные вопросы

.

Оксфорд, Великобритания

:

Oxford University Press

.

Эльдар

E

,

Rutledge

RB

,

Dolan

RJ

и др.

Настроение как представление импульса

.

Trends Cogn Sci

2016

;

20

:

15

-

24

.

Fitzgerald

TH

,

Dolan

RJ

,

Friston

K.

Допамин, поощрение обучения и активный вывод

.

Front Comput Neurosci

2014

;

9

:

136

.

Friston

K.

Жизнь, какой мы ее знаем

.

J R Интерфейс Soc

2013

;

10

:

20130475

.

Friston

K.

Принцип свободной энергии для биологических систем

.

Энтропия

2012

;

14

:

2100

-

20

.

Фристон

К.

Принцип свободной энергии: единая теория мозга?

Nat Rev Neurosci

2010

;

11

:

127

.

Friston

KJ

,

Daunizeau

J

,

Kiebel

SJ.

Обучение с подкреплением или активный вывод?

PLoS One

2009

; 4: e6421.

Fuchs

T.

Феноменология аффективности. In:

Fulford

KWM

,

Davies

M

,

Gipps

RT

,

Graham

G

,

Sandler

JZ

,

000300030003000300030003000300030003, Stanghell2000

0003000300030003000300030003000300030003000300030003000300020003000300030003000300030003000300020003000300030003000300030003000300020003 (eds),

Оксфордский справочник по философии и психиатрии

.

Оксфорд, Великобритания

:

Oxford University Press

,

2013

,

612

-

31

.

Freeman

L.

К феноменологии настроения

.

South J Philos

2014

;

52

:

445

-

76

.

Friston

KJ

,

Shiner

T

,

Fitzgerald

T,

et al.

Допамин, доступность и активный вывод

.

PLoS Computational Biology

2012

; 8 :

e1002327

.

Friston

KJ

,

Stephan

K.

Free-Energy and the Brain

.

Synthese

2007

; 159 :

417

–58.

Гибсон

ДжДж.

Экологический подход к визуальному восприятию

.

Бостон, Массачусетс

:

Houghton Mifflin

,

1979

,

127

-

43

.

Gladziejewski

P.

Предиктивное кодирование и репрезентация

.

Synthese

2016

;

193

:

559

-

82

.

Hart

AS

,

Rutledge

RB

,

Glimcher

PW

и др.

Фазическое высвобождение дофамина в прилежащем ядре крысы симметрично кодирует член ошибки предсказания вознаграждения

.

J Neurosci

2014

;

34

:

698

-

704

.

Хайдеггер

М.

Бытие и время

. (Перевод

Macquarrie

J.

и

Robinson

E.

).

Оксфорд, Великобритания

:

Блэквелл

,

1927

/1962.

Джоффили

M

,

Coricelli

G.

Эмоциональная валентность и принцип свободной энергии

.

PLoS Comput Biol

2013

;

9

:

e1003094

.

Kidd

C

,

Piantadosi

ST

,

Aslin

RN.

Эффект Златовласки: младенцы обращают внимание на слишком простые или слишком сложные визуальные последовательности

.

PLoS One

2012

;

7

:

e363399

.

Kiefer

A

,

Hohwy

J.

Содержание и искажение в иерархических генеративных моделях

.

Synthese

2017

;

195

:

2387

-

415

.

Киверштейн

J

,

Miller

M

,

Rietveld

E.

Ощущение захвата: новизна, динамика ошибок и прогнозирующий мозг

.

Synthese

2019

; 196 :

2847

–2869.

Киверштейн

Дж

,

Ритвельд

E

,

Шлакер

H

,

Денис

Д.

Обсессивно-компульсивное расстройство: патология уверенности в себе

.

Trends Cogn Sci

2019

;

23

:

369

-

72

.

Krueger

J

,

Colombetti

G.

Аффективные возможности и психопатология

.

Discip Filosofiche

2018

;

2

:

221

-

47

.

Линсон А., Кларк А., Рамамурти С., Фристон К.Дж.Подход активного вывода к экологическому восприятию: общая динамика информации для естественного и искусственного воплощенного познания. Передний робот AI 2018; DOI: 10.3389 / frobt.2018.00021.

Мерло-Понти

М.

Феноменология восприятия

. (Перевод

Smith

C.

)

London

:

Routledge

,

1962

/2012.

Мерло-Понти

М.

Структура поведения

.(Перевод

Fisher

A.L.

)

Нью-Йорк, США

:

Beacon Press

,

1942

/1963.

Миллер

M

,

Киверштайн

J

,

Ритвельд

E.

Воплощение зависимости: учетная запись прогнозной обработки

.

Brain Cogn

2020

;

138

:

1

-

10

.

Oudeyer

P

,

Smith

L.

Как эволюция может протекать через процесс развития, движимый любопытством

.

Темы в Cogn Science

2016

;

1

-

11

.

Parr

T

,

Friston

кДж.

Неопределенность, эпистемология и активные выводы

.

J R Интерфейс Soc

2017

;

14

:

20170376

.

Филипс

WA.

Нейронный вывод должен быть локальным, избирательным и скоординированным

.

Behav Brain Sci

2013

;

36

:

222

-

3

.

Ramstead

M

, Kirchhoff M,

Friston

K.

Рассказ о двух плотностях: активный вывод есть активный вывод

.

Адаптировать поведение

2019

, DOI: 10.1177 / 1059712319862774.

Рэтклифф

М.

Чувства бытия: феноменология, психиатрия и чувство реальности

.Оксфорд, Великобритания:

Oxford University Press

,

2008

.

Рэтклифф

М.

Депрессия и феноменология свободы воли. В:

Fulford

KWM

,

Davies

M

,

Gipps

RT

,

Graham

G

,

Sandler

JZ

,

000300030003000300030003000300030003000300030003000300020003000300030003000200030003000300020003000300030003000300020003000300030003000200030003000300030003000300030003000200030003000300030002000300030003000300030003 (ред)

Оксфордский справочник философии и психиатрии

.

Оксфорд, Великобритания

:

Oxford University Press

,

2013

,

574

-

92

.

Рэтклифф

М.

Переживания депрессии: исследование в области феноменологии

.

Оксфорд

:

Oxford University Press

,

2015

.

Ratcliffe

M.

Самость, шизофрения и межличностное регулирование. In:

Durt

C

,

Tewes

C

,

Fuchs

T

(eds),

Embodiment, Enaction, and Culture: Investigating the Structure of the Shared World

.

Кембридж, Массачусетс

:

MIT Press

,

2017

.

Рэтклифф М., Брум М. За пределами «значимости» и «возможности»: понимание аномальных переживаний значительных возможностей. В: Allen S (ed.) Salience . Лондон: Рутледж, готовится к печати.

Ритвельд

E.

Локальная нормативность: нормативный аспект воплощенного познания в нерефлексивном действии

.

Mind

2008

;

117

:

973

-

1001

.

Ритвельд

E

,

Киверштейн

J.

Богатый пейзаж возможностей

.

Ecol. Psychol

2014

;

26

:

325

-

52

.

Рассел

Дж.

Основной аффект и психологическая конструкция эмоции

.

Psychol Rev

2003

;

110

:

145

-

72

.

Rutledge

RB

,

Dean

M

,

Caplin

A

и др.

Проверка гипотезы ошибки предсказания вознаграждения с помощью аксиоматической модели

.

J Neurosci

2010

;

30

:

13525

-

36

.

Rutledge

RB

,

Skandali

N

,

Dayan

P

и др.

Вычислительная и нейронная модель мгновенного субъективного благополучия

.

Proc Natl Acad Sci USA

2014

;

111

:

12252

-

7

.

Schultz

W

,

Dayan

P

,

Montague

PR.

Нейронная подложка предсказания и вознаграждения

.

Science

1997

;

275

:

1593

-

9

.

Schwartenbeck

P

,

FitzGerald

TH

,

Mathys

C

и др.

Оптимальный вывод с субоптимальными моделями: зависимость и активный байесовский вывод

.

Med Hypotheses

2015

a;

84

:

109

-

17

.

Schwartenbeck

P

,

Fitzgerald

T

,

Mathys

C

и др.

Дофаминергический средний мозг кодирует ожидаемую уверенность в желаемых результатах

.

Cereb Cortex

2015

b;

25

:

3434

-

45

.

Шарот

T

,

Korn

CW

,

Dolan

RJ.

Как сохраняется нереальный оптимизм перед лицом реальности

.

Nat Neurosci

2016

; 14 :

1475

–9.

Слаби

J.

Аффективная интенциональность и чувственное тело

.

Phenomenol Cogn Sci

2008

;

7

:

429

-

44

.

Соломон

A.

Полуденный демон: Атлас депрессии

.

Нью-Йорк (NY

):

Simon & Schuster

,

2002

.

Соломон

Р.

Страсти: эмоции и смысл жизни (пересмотренное издание)

.

Кембридж, Великобритания

:

Hakkett

,

1993

.

Ван де Круис, С. Аффективная ценность в прогнозирующем уме. В: Metzinger T, Wiese W. (eds) Философия и прогнозная обработка. Франкфурт-на-Майне: MIND Group, 2017, 398–418.

Ван Дейк

E

,

Ритвельд

E.

Акцентирование внимания на социоматериальной практике в нашем понимании аффордансов: концепция квалифицированной интенциональности

.

Фронт. Psychol

2016

;

1969

:

1

-

12

.

Варела

FJ.

Нейрофеноменология: методологическое решение сложной проблемы

.

J Conscious Stud

1996

;

3

:

330

-

49

.

Withagen

R

,

de Poel

HJ

,

Araújo

D

и др.

Возможности могут побуждать к поведению: пересмотр отношений между аффордансами и агентством

.

Новые идеи Psychol

2012

;

30

:

250

-

8

.

© Автор (ы) 2020. Опубликовано Oxford University Press.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное повторное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинал работа правильно процитирована.

Может ли суицидальное поведение быть результатом эволюции?

У меня были тяжелые времена в старшей школе. Как и многие другие молодые подростки, я считал себя принципиально несовершенным и чувствовал жгучую изоляцию. Ничто из того, чего я ожидал, не приносило надежды. Я перестал вставать с постели. Я порезался. Я написал предсмертную записку.

Это было ужасное время, которого я бы никому не пожелал. Но странным образом мое саморазрушительное поведение могло принести пользу. В конце концов я отказался от подсказок о своей ситуации, что привело к вмешательству, которое помогло мне лучше встать.Меня госпитализировали. Это меня прямо напугало, подчеркнув путь страданий, которым я больше не хотел предаваться. Я вернулся к лекарствам и сделал все возможное, чтобы остаться в школе.

дорогостоящий сигнал: Согласно модели суицидальности на переговорах, попытка покончить жизнь самоубийством является дорогостоящим и, следовательно, честным сигналом для сети - характеристиками, присущими хвосту павлина. Анджела Николсон / PhotoPlus Magazine via Getty Images

Каждый шестой американец в какой-то момент жизни страдает серьезным депрессивным расстройством. 1 Это слово - расстройство - характеризует то, как большинство из нас видит депрессию. Это поломка, ошибка в системе, которую нужно исправить и забыть.

Некоторые психологи, однако, утверждали, что депрессия - это вовсе не дисфункция, а эволюционный механизм, предназначенный для достижения определенного набора преимуществ. Я определенно задумывался, удалось ли мне это сделать, как в старшей школе, так и позже. Если они правы, значит, наши размышления о депрессии тоже нуждаются в вмешательстве.

Существует множество теорий об эволюционной функции депрессии. 2 Одной из самых популярных современных идей является гипотеза аналитических размышлений. Эта идея была наиболее подробно описана в длинной статье 2009 года Пола Эндрюса, эволюционного психолога, ныне работающего в Университете Макмастера, и Дж. Андерсона Томсона, психиатра из Службы здравоохранения студентов Университета Вирджинии. 3 Эндрюс заметил, что физические и психические симптомы депрессии, по-видимому, образуют организованную систему.Существует ангедония, отсутствие удовольствия или интереса к большинству занятий. Усиливается размышление, зацикленность на источнике боли. Повышаются некоторые типы аналитических способностей. Также наблюдается всплеск фазы быстрого сна, времени, когда мозг объединяет воспоминания.

Эндрюс считает эти симптомы неслучайным набором, предающим эволюционный замысел. В конце концов, почему разбивка вызывает столь синхронизированный набор ответов? И функция этого дизайна, как он утверждает, состоит в том, чтобы увести нас от обычных жизненных занятий и сосредоточить внимание на понимании или решении одной основной проблемы, вызвавшей депрессивный эпизод, - скажем, неудачных отношений.Если в вашей жизни что-то сломалось, вам нужно надавить на это и исправить. С этой точки зрения, беспорядочное и крайнее мышление, которое сопровождает депрессию, которое может заставить вас чувствовать себя никчемным и привести к катастрофе ваших обстоятельств, необходимо, чтобы пробить повседневные позитивные иллюзии и сосредоточить вас на ваших проблемах. В исследовании 61 пациента с депрессией 4 из 5 сообщили по крайней мере об одном положительном моменте своих размышлений, включая самооценку, решение проблем и предотвращение ошибок в будущем. 4

«Возможно, лучше позволить депрессии творить свою жалкую магию под защитным присмотром».

«Большинство эпизодов депрессии заканчиваются сами по себе - так называемая спонтанная ремиссия - и у Пола может быть объяснение того, как это происходит», - говорит Стивен Холлон, профессор психологии в Университете Вандербильта. Кроме того, «когнитивно-поведенческая терапия и методы лечения проблем могут работать именно потому, что они задействуют и ускоряют - в течение нескольких недель - те самые процессы, которые развивались в течение нескольких месяцев.”

Даже суицидальное поведение может служить дизайном. Незначительное меньшинство исследователей полагает, что мы, возможно, эволюционировали, чтобы при определенных условиях пытаться убить себя. Эдвард Хаген, антрополог из Университета штата Вашингтон, является одним из самых ярых сторонников этой идеи, и он представил новую поддержку в майском выпуске журнала Evolution and Human Behavior за май 2016 года. 5 Он и два сотрудника WSU, Кристен Сайм и Закари Гарфилд, намеревались найти доказательства двух моделей суицидального поведения, каждая из которых рассматривала самоубийство как стратегическое поведение.

Также в психологии
Как ностальгия снова сделала Америку великой

Майк Мариани

Сделай Америку снова великой. Ясно, что сообщение нашло отклик. В 2016 году, перед президентскими выборами, Непартийный институт Public Religion Research Institute опубликовал свой ежегодный опрос American Values ​​Survey. Выяснилось, что 51 процент населения чувствует себя по-американски ... ПОДРОБНЕЕ

Первая модель называется инклюзивной приспособленностью и основана на понятии «эгоистичного гена»: самая основная единица воспроизводства при естественном отборе - это не индивидуальный организм, а ген.Вашим генам все равно, доживете ли вы до воспроизводства, пока они существуют, и они существуют у большего числа людей, чем только у вас. Таким образом, они могут заставить вас, их организм-хозяин, пожертвовать собой, если это принесет достаточную пользу членам вашей семьи, у которых есть многие из ваших генов. Следовательно, люди стремятся максимизировать не только свою физическую форму, но, в том числе, и своих близких. Большинство родителей сразу же решат прыгнуть перед автобусом, чтобы спасти своих детей. И в исследованиях суицидального мышления люди часто говорят о том, что не хотят быть обузой.

Вторая стратегическая модель суицидальности - это модель торга, основанная на понятии «дорогостоящая сигнализация». 6 Ярким примером дорогостоящей передачи сигналов является павлин. Управление большим привлекательным хвостом обходится дорого, поскольку тратит энергию и привлекает хищников. Но чем крепче павлин, тем дешевле будет иметь большой хвост, и такие большие хвосты эволюционировали, чтобы сигнализировать о генетической пригодности павлина. Они привлекательны не своей дороговизной, а своей дороговизной. В дополнение к сообщению о пригодности дорогостоящие сигналы также могут сообщать о необходимости.Рассмотрим птенцов. Им не нужно щебетать в поисках еды, если их мать рядом, а щебетание привлекает хищников, что делает его дорогостоящим. Но чем более голоден или болезнен цыпленок, тем меньше он должен потерять, будучи съеденным, и тем больше он получит от еды. Таким образом, громкое щебетание - это честный сигнал о большей потребности в пище, и мать отвечает. (Антропологи и психиатры долгое время представляли попытки самоубийства как крики о помощи, но считали их патологическими формами мольбы, а не результатами контекстно-зависимого и развитого анализа затрат и выгод.) В то время как цель суицидальности в инклюзивной фитнес-модели - смерть, цель модели торга - помощь. Важно отметить, что подавляющее большинство попыток самоубийства не заканчивается смертельным исходом.

Незначительное меньшинство исследователей полагает, что мы, возможно, эволюционировали, чтобы при определенных условиях пытаться убить себя.

Располагая этими моделями, Хаген и его коллеги проанализировали 474 этнографических записей, описывающих суицидальное поведение в 53 различных культурах по всему миру, в поисках ключей, согласующихся (или несовместимых) с каждой моделью.В поддержку инклюзивной истории фитнеса, в 1 из 3 культур есть записи, описывающие жертву самоубийства как бремя для других. В нескольких записях жертва описывалась как обладающая низким репродуктивным потенциалом (из-за преклонного возраста или плохого здоровья), а в нескольких случаях выжившие жертвы были описаны как более благополучные после смерти. Однако, вопреки этой модели, во многих других документах члены семьи были в худшем положении, а многие жертвы были здоровы.

В пользу модели торга свидетельствовал тот факт, что те, кто пытался покончить жизнь самоубийством, часто были здоровы, их попытки часто были публичными и безуспешными и часто приносили пользу.Наиболее показательными были три наблюдения: во-первых, жертвы часто переживали угрожающие события, такие как потеря партнера или ресурсов, долгосрочные последствия которых зависели от реакции других. Во-вторых, жертвы часто были бессильны лично. В-третьих, они часто вступали в конфликт с окружающими, ища тем самым инструмент торга. В целом жертвам требовалась помощь в решении критической проблемы, но они ее не получали. Авторы приводят парадигматический пример модели торга из исследования 1958 года, проведенного среди жителей Папуа-Новой Гвинеи:

Покушение на самоубийство наказывается избиением со стороны хозяйки женщины.Факты: девушку принуждали выйти замуж за человека, который ей не нравился. Она несколько раз пыталась покончить жизнь самоубийством, чтобы предотвратить брак. Ее всегда спасали от реки или брали в плен на ее берегу. Результат: каждый раз, когда она пыталась покончить жизнь самоубийством, впоследствии ее жестоко избивали. Поскольку она не останавливалась, ее брат и отец согласились на ее брак с Джоком, которого она любила.

Хаген и его соавторы пришли к выводу, что как инклюзивная пригодность, так и торг являются жизнеспособными моделями суицидальности, каждая из которых применяется в разных обстоятельствах.«Хаген предложил несколько действительно интересных и убедительных теоретических моделей, которые соответствуют имеющимся данным и могут помочь объяснить суицидальное поведение с эволюционной точки зрения - давняя загадка в этой области», - говорит Мэтью К. Нок, эксперт по самоубийству и самоубийству -травма в Гарвардском университете. Доказательства в статье не являются решающим аргументом для обеих моделей - эволюционные теории, хотя они часто и действенны, также могут быть ненадежными, - но несколько других исследований предоставляют дополнительную предварительную поддержку модели торга.

Photo12 / UIG / Getty Images

Например, модель предсказывает, что депрессия - ведущий фактор риска самоубийства - будет чаще всего использоваться в качестве инструмента торга, когда другие отреагируют сговорчиво. В исследовании 1987 года оценки людей того, насколько они были расстроены своими социальными сетями, предсказывали их собственный уровень депрессии, но только среди тех, кто находил свои связи в целом полезными. 7 И в исследовании 1997 года ссоры с матерями или друзьями заставляли женщин, которые только что сделали аборт, сообщать о большей депрессии и тревоге, но только в том случае, если они описывали своих матерей или друзей как сильно поддерживающих их. 8 Реагировать на социальный конфликт депрессией не получится, если окружающим вас наплевать. Депрессия может стать разменной монетой, поскольку ставит под угрозу выживание генов и членов семьи, что должно беспокоить любого, кто вкладывается в здоровье больного.

Модель торга также может помочь объяснить, почему женщины в два раза чаще страдают депрессией, чем мужчины. В статье 2016 года Хаген и Том Розенстрём, психолог из Хельсинкского университета, проанализировали данные о 4192 взрослых американцах из продолжающегося исследования CDC. 9 Они выдвинули гипотезу, что, поскольку мужчины физически сильнее женщин, они с большей вероятностью, чем женщины, будут использовать гнев в качестве тактики торга в социальных конфликтах, тогда как женщины более склонны полагаться на депрессию. Данные показали, что люди с большей силой верхней части тела реже страдают депрессией. Более того, как только исследователи исключили из уравнения влияние физической силы, мужчины и женщины с одинаковой вероятностью впали в депрессию. Хаген писал о послеродовой депрессии с точки зрения дорогостоящих сигналов: потеря интереса матери к своему здоровью или здоровью новорожденного может выступать в качестве рычага, требуя помощи со стороны недостаточно отзывчивого партнера или сообщества. 10 Депрессия, кажется, является инструментом (сознательным или бессознательным) для тех, кто не может мускулировать необходимую поддержку.

Итак, что мы должны делать, основываясь на этих эволюционных моделях депрессии? «Я немного не решаюсь давать советы, основанные на моих теориях, - говорит Хаген, - потому что это предполагает, что мои теории верны, и поэтому мы готовы извлечь эти знания из лаборатории и применить их в клинической практике. Я не думаю, что мы на этом этапе ». И если его теории верны, картина, по его словам, несколько мрачна, поскольку нет простого решения.Лечение депрессии, вероятно, потребует разрешения серьезных конфликтов между вами и вашей семьей, ситуаций, когда нет хорошего парня или плохого парня. Что касается терапии, клиницисты могут привлекать членов семей пациентов для совместной работы над проблемами, но многие уже это делают: «Так что на практике многое из того, что я говорю, не является радикальным», - говорит он.

Однако эти теории проливают новый свет на некоторые из наших традиционных реакций на депрессию. Если депрессия - это стратегическая реакция, которую мы запрограммированы выполнять, сознательно или бессознательно, имеет ли смысл пытаться подавить ее симптомы, скажем, с помощью антидепрессантов? Хаген описывает антидепрессанты как обезболивающие, утверждая, что для врача было бы неэтично лечить сломанную лодыжку перкоцетом и без гипса.Вам нужно исправить основную проблему. Он сожалеет о том, что DSM, руководство по диагностике психиатрии, исключило из диагностических критериев серьезного депрессивного расстройства любое исключение для жизненных обстоятельств, даже тяжелую утрату. Это часть усилий сделать диагноз более объективным и научным и побудить профессионалов сосредоточиться на наблюдаемых симптомах, а не на причинах. 11

Даже если депрессия эволюционировала как полезный инструмент на протяжении эонов, это не делает ее полезной сегодня.

Но в случае депрессии, которая часто имеет явные предшествующие события, безразличие к причинно-следственной связи позволяет классифицировать многие соответствующие реакции пациента как беспорядочные - и это напрямую связано с восприятием депрессии как срыва, а не как стратегической, развитой реакции. Назначение антидепрессантов может улучшить настроение пациента, но при этом помешать пациенту разрешить основной конфликт и в долгосрочной перспективе еще больше улучшить его или ее настроение. Депрессия обычно не возникает ниоткуда.Как правило, это реакция на невзгоды, причем до 80% случаев следует за крупными жизненными событиями. Например, смерть близкого родственника женщины увеличила их шансы заболеть депрессией в течение следующего месяца в 20 раз.

Поле битвы за функциональность депрессии может лежать в этих 20 процентах эпизодов без очевидного триггера. Возможно, вы могли бы сказать, что существует какая-то неочевидная причина, конфликт, скрытый в душе человека или скрытый в семейной жизни.Томас Джойнер, эксперт по самоубийствам из Университета штата Флорида, говорит, что «по мере нарастания эпизодов может быть все труднее и труднее найти спусковой крючок, но обычно он есть - триггерами могут быть такие вещи, как воспоминания». Но поскольку вы всегда можете указать на что-то в своем прошлом с потенциальными психическими последствиями - однажды вас дразнили на игровой площадке - гипотезу о том, что депрессия является подходящей реакцией на стрессовую ситуацию, становится практически невозможно объективно проверить.

Есть еще один важный нюанс.Даже если депрессия превратилась в полезный инструмент в течение эонов, это не делает ее полезной сегодня. Мы эволюционировали, чтобы тянуть к сахару и жиру, но эта адаптация несовместима с нашей современной средой с избытком калорий, что ведет к эпидемии ожирения. Депрессия может быть несоответствующим состоянием. Хаген признает, что на протяжении большей части эволюции мы жили с родственниками и проводили весь день с людьми, готовыми вмешиваться в нашу жизнь, так что эпизоды депрессии могли привести к быстрым решениям. Сегодня мы изолированы и переезжаем из города в город, общаясь с людьми, менее заинтересованными в нашем репродуктивном здоровье.Таким образом, депрессивные сигналы могут остаться незамеченными, а затем усугубиться, что приведет к стойкой тяжелой дисфункции. Финское исследование показало, что по мере роста урбанизации и модернизации за последние два столетия растет и количество самоубийств. 12 Это не означает, что депрессия больше не функционирует (если она вообще когда-либо была), просто в современном мире она может давать сбои чаще, чем нам хотелось бы. И, конечно же, некоторые случаи депрессии останутся необъясненными эволюционным замыслом. Питер Крамер, психиатр из Университета Брауна и автор книг Слушая прозак и Против депрессии , отмечает, что по крайней мере некоторые эпизоды депрессии, вероятно, были вызваны генетическими сбоями или негативными моделями мышления, усвоенными во время предыдущих неразрешенных эпизодов.Большинство источников, включая Хагена, согласны с тем, что депрессия - это не болезнь с одной причиной.

И наоборот, даже если депрессия и суицидальность сегодня служат какой-то цели, это не значит, что они эволюционировали для этого. Рэндольф Нессе, психиатр и директор Центра эволюции и медицины Университета штата Аризона, поднимает эту возможность в отношении модели торга. «Некоторые люди действительно используют угрозы самоубийством, чтобы манипулировать другими, точно так же, как они используют угрозы убийством или раскрытие секретов, - говорит он, - но я не рассматриваю это как особые приспособления, сформированные в результате отбора.Это лишь некоторые из множества способов, которыми люди пытаются влиять на других ».

Нессе еще более пренебрежительно относится к инклюзивной фитнес-модели самоубийства: «Есть много примеров, когда животные жертвуют собой ради своих сородичей, но я не вижу, чтобы самоубийство было одним из них. Почему бы просто не уйти? » Тем не менее, по его словам, «более широкая перспектива того, что в плохом настроении есть что-то полезное, - это, я думаю, ключ к достижению прогресса, и я хочу, чтобы больше психиатров признали это».

Совершенно очевидно, что эволюционные модели депрессии не победили психиатрическое сообщество в целом.По словам Томсона, «моя профессия психиатра до сих пор рассматривает депрессию исключительно как болезнь». Ограничения по страхованию оттолкнули многих психиатров от разговорной терапии в пользу более эффективных рецептов. Таким образом, «в модель депрессии, основанную исключительно на болезнях», вкладываются большие институциональные и научные средства, - говорит Томсон. «Я в основном говорю коллегам, что они лечат людей, хотя этого делать не следует. Это неприятные новости.

Если Томсон, Хаген и другие правы в том, что эволюция заставила нас впадать в стратегическую депрессию, наши стратегии лечения должны измениться.Хаген считает депрессию социальной проблемой, а не медицинской проблемой. Эндрюс и его коллега Пол Уотсон, описывая гипотезу социальной навигации, теорию, включающую версию модели торга, написали в статье 2002 года, что вместо того, чтобы прописывать лекарства, «может быть лучше позволить депрессии работать на ее жалкое, но потенциально адаптивное действие. магия в социальной сети под защитным присмотром ». 13 И более пристальное внимание к обстоятельствам и причинам было бы оправдано.

Трудно представить себе такое дестабилизирующее состояние, как депрессия, с безличной эволюционной точки зрения, особенно тем, кто почувствовал его тягостную хватку.Иногда я сожалею о том, насколько более трудолюбивым я был бы без своей собственной (теперь управляемой) депрессии. Но я также допускаю, что даже сегодня моя меланхолия может принести пользу. Он фокусирует меня на более глубоких вопросах о том, куда я иду в своей жизни, хотя - или, увы, потому что - это заставляет меня сомневаться в ценности всего и вся, включая саму депрессию.

Мэтью Хатсон - научный писатель, писавший для Wired, The Atlantic, и The New York Times. Он является автором книги «7 законов магического мышления».

Для тех, кто ищет немедленную помощь:
http://suicidepreventionlifeline.org
1-800-273-8255

Ссылки

1. Kessler, R.C., et al. Эпидемиология большого депрессивного расстройства: результаты повторения национального обследования коморбидности (NCS-R). JAMA 289 , 3095-3105 (2003).

2. Hagen, E.H. Эволюционные теории депрессии: критический обзор. Канадский журнал психиатрии 56 , 716-726 (2011).

3. Andrews, P.W. И Томсон-младший, Дж. Яркая сторона голубого: депрессия как приспособление к анализу сложных проблем. Психологический обзор 116 , 620-654 (2009).

4. Уоткинс, Э. и Баракая, С. Почему люди размышляют в дисфорическом настроении? Личность и индивидуальные различия 30 , 723-734 (2001).

5. Сайм К.Л., Гарфилд З.Х. и Хаген Э. Тестирование моделей суицидального поведения торга и инклюзивной пригодности на основе этнографических данных. Эволюция и поведение человека 37 , 179-192 (2016).

6. Хатсон, М. Генеральный директор, носящий толстовку с капюшоном. Житель Нью-Йорка (2013).

7. Пейджел, доктор медицины, Эрдли, У.В., и Беккер, Дж. Социальные сети: Мы справляемся с небольшой помощью (и несмотря на) со стороны наших друзей. Журнал личности и социальной психологии 53 , 793-804 (1987).

8. Майор Б., Зубек Дж. М., Купер М. Л. и Коццарелли К. Смешанные сообщения: последствия социального конфликта и социальной поддержки в близких отношениях для адаптации к стрессовому жизненному событию. Журнал личности и социальной психологии 72 , 1349-1363 (1997).

9. Hagen, E.H. И Розенстрём, Т. Объяснение полового различия в депрессии с помощью единой модели торга гнева и депрессии. Эволюция, медицина и общественное здравоохранение 1 , 117-132 (2016).

10. Hagen, E.H. Функции послеродовой депрессии. Эволюция и поведение человека 20 , 325-359 (1999).

11. Хатсон.М. В «Шринках» Джеффри А. Либерман и Оги Огас исследуют историю психиатрии. The Washington Post (2015).

12. Стек, С. Влияние модернизации на самоубийства в Финляндии: 1800–1984. Социологические перспективы 36 , 137-148 (2016).

13. Уотсон, П.Дж. и Эндрюс, П.В. К пересмотренному эволюционному адаптационистскому анализу депрессии: гипотеза социальной навигации. Журнал аффективных расстройств 72 , 1-14 (2002).

гендерных ответов на гендерный стресс в JSTOR

Abstract

Эта статья объединяет аргументы социологии психического здоровья, криминологии и социологии гендера для изучения роли пола в процессе стресса. Автор предполагает, что гендер влияет на процесс стресса тремя способами. Во-первых, мужчины и женщины могут сообщать о различных типах стрессов. Во-вторых, мужчины и женщины могут быть уязвимы к разным видам стрессов.В-третьих, мужчины и женщины могут по-разному реагировать на стресс - нарушение закона или депрессия. Аргументы об относительной важности дифференциальной подверженности по сравнению с дифференциальной уязвимостью к различным стрессам для понимания гендерных разрывов в нарушении закона и депрессии проверяются с использованием Национального опроса молодежи, регрессии OLS и метода Кесслера для разложения различий в подверженности и уязвимости к стрессу. Результаты предоставляют ограниченную поддержку этим аргументам, предполагая, что женщины сообщают о большем воздействии, чем мужчины, на некоторые общественные стрессы, в то время как мужчины сообщают о большем воздействии, чем женщины, на возбуждающие стрессы, включенные в это исследование.Уязвимость к этим стрессам также различается в зависимости от пола: женщины, как правило, проявляют большую уязвимость к общественным стрессам в виде депрессии, а мужчины - большей уязвимости к агентным стрессам в форме нарушения закона. Обсуждаются некоторые отклонения от этой общей схемы, и следуют рекомендации для будущих исследований.

Информация о журнале

Sociological Perspectives, официальный ежеквартальный журнал Тихоокеанской социологической ассоциации, был основан в 1957 году для продвижения исследований, теории, науки и практики в области социологии и смежных дисциплин.В журнале публикуются статьи, которые представляют общий интерес для представителей дисциплины и, как следствие, позволяют в дальнейшем накапливать знания о социальных процессах. Кроме того, «Sociological Perspectives» также является единственным социологическим журналом в мире, который предоставляет зарубежные рефераты на испанском, японском и китайском языках по каждому выпуску.

Информация об издателе

Сара Миллер МакКьюн основала SAGE Publishing в 1965 году для поддержки распространения полезных знаний и просвещения мирового сообщества.SAGE - ведущий международный поставщик инновационного высококачественного контента, ежегодно публикующий более 900 журналов и более 800 новых книг по широкому кругу предметных областей. Растущий выбор библиотечных продуктов включает архивы, данные, тематические исследования и видео. Контрольный пакет акций SAGE по-прежнему принадлежит нашему основателю, и после ее жизни она перейдет в собственность благотворительного фонда, который обеспечит дальнейшую независимость компании. Основные офисы расположены в Лос-Анджелесе, Лондоне, Нью-Дели, Сингапуре, Вашингтоне и Мельбурне.www.sagepublishing.com

Валидация межкультурных инструментов исследования психического здоровья детей и психосоциальных исследований: адаптация Шкалы самооценки депрессии и Шкалы симптомов детского посттравматического стресса в Непале | BMC Psychiatry

  • 1.

    ЮНИСЕФ: Состояние детей в мире 2009: Здоровье матери и новорожденного. 2009, Нью-Йорк: ЮНИСЕФ

    Google Scholar

  • 2.

    Пател В., Флишер А.Дж., Никапота А., Мальхотра С.: Содействие психическому здоровью детей и подростков в странах с низким и средним уровнем доходов.Журнал детской психологии, психиатрии и смежных дисциплин. 2008, 49 (3): 313-334. 10.1111 / j.1469-7610.2007.01824.x.

    Артикул Google Scholar

  • 3.

    Бетанкур Т.С., Уильямс Т. Создание базы фактических данных о мерах по охране психического здоровья детей, пострадавших в результате вооруженного конфликта. Вмешательство: Международный журнал психического здоровья, психосоциальной работы и консультирования в районах вооруженных конфликтов. 2008, 6 (1): 39-56.

    Артикул Google Scholar

  • 4.

    Canino G, Alegria M: Психиатрический диагноз - универсален или связан с культурой ?. Журнал детской психологии, психиатрии и смежных дисциплин. 2008, 49 (3): 237-250. 10.1111 / j.1469-7610.2007.01854.x.

    Артикул Google Scholar

  • 5.

    Лотракул М., Сумрите С., Сайпаниш Р.: Надежность и достоверность тайской версии PHQ-9. BMC Psychiatry. 2008, 8: 46-10.1186 / 1471-244X-8-46.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 6.

    Клейнман A: Переосмысление психиатрии: от культурной категории к личному опыту. 1988, Нью-Йорк: Free Press; Кольер Macmillan

    Google Scholar

  • 7.

    Ахмер С., Фаруки Р.А., Аиджаз А: Психиатрические рейтинговые шкалы на урду: систематический обзор. BMC Psychiatry. 2007, 7: 59-10.1186 / 1471-244X-7-59.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 8.

    Weems CFP, Carrion VGMD: Краткий отчет: дневной слюнный кортизол у молодежи - выяснение природы посттравматической стрессовой дисрегуляции. Журнал детской психологии. 2009, 34 (4): 389-395. 10.1093 / jpepsy / jsn087.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 9.

    Оллден К., Джонс Л., Вайсбекер И., Уэсселлс М., Болтон П., Бетанкур Т.С., Хиджази З., Галаппатти А., Ямут Р., Патель П. и др.: Психическое здоровье и психосоциальная поддержка в условиях кризиса и конфликта: отчет Рабочей группы по психическому здоровью.Догоспитальная медицина и медицина катастроф. 2009, 24 (Дополнение 2): s217-227.

    Google Scholar

  • 10.

    Wessells MG: Не навреди: к контекстуально соответствующей психосоциальной поддержке в международных чрезвычайных ситуациях. Американский психолог. 2009, 64 (8): 842-854.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 11.

    Ван Оммерен М., Шарма Б., Тапа С., Макадж Р., Прасейн Д., Бхаттария Р., де Йонг JTVM: Подготовка инструментов для транскультурных исследований: использование формы мониторинга перевода с непальоязычных бутанцев.Транскультурная психиатрия. 1999, 36 (3): 285-301. 10.1177 / 136346159

    0304.

    Артикул Google Scholar

  • 12.

    Флаэрти Дж., Гавирия Ф. М., Патак Д., Митчелл Т., Винтроб Р., Ричман Дж. А., Бирз С. Разработка инструментов для кросс-культурных психиатрических исследований. Журнал нервных и психических заболеваний. 1988, 176 (5): 257-263.

    CAS Статья Google Scholar

  • 13.

    Matias-Carrelo LE, Chavez LM, Negron G, Canino G, Aguilar-Gaxiola S, Hoppe S: испанский перевод и культурная адаптация пяти показателей оценки психического здоровья. Культура, медицина и психиатрия. 2003, 27 (3): 291-313.

    Артикул Google Scholar

  • 14.

    Миллер К.Э., Омидиан П., Курайши А.С., Курайши Н., Насири М.Н., Насири С., Карьяр Н.М., Якуби А.А.: Контрольный список афганских симптомов: культурно обоснованный подход к оценке психического здоровья в зоне конфликта.Американский журнал ортопсихиатрии. 2006, 76 (4): 423-433.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 15.

    Болтон П.: Межкультурная валидность и проверка надежности стандартного инструмента психиатрической оценки без золотого стандарта. Журнал нервных и психических заболеваний. 2001, 189 (4): 238-242. 10.1097 / 00005053-200104000-00005.

    CAS Статья Google Scholar

  • 16.

    Джорданс М.Д., Компро И.Х., Вентевогель П., Тол В.А., де Йонг Дж.: Разработка и проверка детского психосоциального скринера дистресса в Бурунди. Американский журнал ортопсихиатрии. 2008, 78 (3): 290-299.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 17.

    Джорданс М.Д.Д., Компро И.Х., Тол В.А., Де Йонг JTVM: Скрининг психосоциального дистресса среди детей, пострадавших от войны: межкультурная конструктивная валидность CPDS. Журнал детской психологии, психиатрии и смежных дисциплин.2009, 50 (4): 514-523. 10.1111 / j.1469-7610.2008.02028.x.

    CAS Статья Google Scholar

  • 18.

    Folmar S, Palmes GK: Межкультурная психиатрия в этой области: сотрудничество с антропологией. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 2009, 48 (9): 873-876. 10.1097 / CHI.0b013e3181ae09b6.

    Артикул Google Scholar

  • 19.

    Дырегров А., Юл В. Обзор посттравматического стрессового расстройства у детей.Психическое здоровье детей и подростков. 2006, 11 (4): 176-184. 10.1111 / j.1475-3588.2005.00384.x.

    Артикул Google Scholar

  • 20.

    Ohan JLPD, Myers KMD, Collett BRPD: Обзор рейтинговых шкал за десять лет. IV: Весы, оценивающие травму и ее последствия. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 2002, 41 (12): 1401-1422. 10.1097 / 00004583-200212000-00012.

    Артикул Google Scholar

  • 21.

    Thienkrua W, Cardozo BL, Chakkraband MLS, Guadamuz TE, Pengjuntr W, Tantipiwatanaskul P, Sakornsatian S, Ekassawin S, Panyayong B, Varangrat A и др.: Симптомы посттравматического стрессового расстройства и депрессии среди детей в южных районах цунами Таиланд. Джама. 2006, 296 (5): 549-559. 10.1001 / jama.296.5.549.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 22.

    Тол В.А., Компро И.Х., Сюзанти Д., Джорданс М.Д., Мэйси Р.Д., Де Йонг Дж .: Вмешательство в области психического здоровья детей, пострадавших от политического насилия в Индонезии - кластерное рандомизированное исследование.JAMA (Журнал Американской медицинской ассоциации). 2008, 300 (6): 655-662. 10.1001 / jama.300.6.655.

    CAS Статья Google Scholar

  • 23.

    Тол В.А., Компро И.Х., Джорданс М.Д.Д., Гросс А.Л., Сюзанти Д., Мэйси Р.Д., де Йонг JTVM: посредники и модераторы психосоциального вмешательства для детей, пострадавших от политического насилия. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 2010, 78 (6): 818-828.

    Артикул Google Scholar

  • 24.

    Бетанкур Т.С., Борисова И., де ла Судьер М., Уильямсон Дж. Дети-солдаты Сьерра-Леоне: военные воздействия и проблемы психического здоровья по признаку пола. Журнал здоровья подростков. 2011, 49 (1): 21-28.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 25.

    Онют Л.П., Нойнер Ф., Шауэр Э., Эртль В., Оденвальд М., Шауэр М., Эльберт Т.: Повествовательная экспозиционная терапия как лечение детей, переживших войну, с посттравматическим стрессовым расстройством: два отчета о клинических случаях и пилотное исследование в поселение африканских беженцев.BMCPсихиатрия. 2005, 5: 7-

    Google Scholar

  • 26.

    Hruschka DJ, Kohrt BA, Worthman CM: Оценка меж- и внутриличностных вариаций уровня кортизола с использованием многоуровневых моделей. Психонейроэндокринология. 2005, 30 (7): 698-714. 10.1016 / j.psyneuen.2005.03.002.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 27.

    Корт Б.А., Джорданс М.Д.Д., Тол В.А., Спекман Р.А., Махарджан С.М., Уортман К.М., Компро И.Х.: Сравнение психического здоровья бывших детей-солдат и детей, никогда не призываемых в вооруженные группы в Непале.Журнал Американской медицинской ассоциации (JAMA). 2008, 300 (6): 691-702. 10.1001 / jama.300.6.691.

    CAS Статья Google Scholar

  • 28.

    Джорданс М.Д.Д., Компро И.Х., Тол В.А., Корт Б.А., Луител Н.П., Мэйси Р.Д., де Йонг JTVM: Оценка психосоциального вмешательства в классе в затронутом конфликтом Непале: кластерное рандомизированное контролируемое исследование. Журнал детской психологии, психиатрии и смежных дисциплин. 2010, 51 (7): 818-826.10.1111 / j.1469-7610.2010.02209.x.

    Артикул Google Scholar

  • 29.

    де Йонг JTVM: Психическое здоровье населения, травматический стресс и нарушения прав человека в странах с низким уровнем дохода. Травмы, войны и насилие: общественное психическое здоровье в социокультурном контексте. Отредактировал: de Jong JTVM. 2002, Нью-Йорк: Kluwer Academic / Plenum Publishers, 1-91.

    Google Scholar

  • 30.

    Бреслау J: Культуры травмы: антропологические взгляды на посттравматическое стрессовое расстройство в международном здравоохранении.Культура, медицина и психиатрия. 2004, 28 (2): 113-126. обсуждение 211-120.

    Артикул Google Scholar

  • 31.

    Манро Р.Л., Хулефельд Р., Роджерс Дж.М., Томео Д.Л., Ямадзаки С.К .: Агрессия среди детей в четырех культурах. Межкультурные исследования: журнал сравнительных социальных наук. 2000, 34 (1): 3-25. 10.1177 / 106939710003400101.

    Артикул Google Scholar

  • 32.

    Чен И., Робертс Р. Э., Адай Л.: Этническая принадлежность и подростковая депрессия: пример американцев китайского происхождения. Журнал нервных и психических заболеваний. 1998, 186 (10): 623-630. 10.1097 / 00005053-199810000-00006.

    CAS Статья Google Scholar

  • 33.

    Класен Ф., Эттинген Дж., Дэниэлс Дж., Адам Х .: Множественные травмы и психическое здоровье у бывших угандийских детей-солдат. Журнал травматического стресса. 23 (5): 573-581.

  • 34.

    Болтон П., Уилк С.М., Ндогони Л.: Оценка распространенности депрессии в сельских районах Уганды с использованием критериев симптомов и функций. SocPsychiatry PsychiatrEpidemiol. 2004, 39 (6): 442-447.

    Google Scholar

  • 35.

    Корт Б.А., Хрушка Д.Д.: Непальские концепции психологической травмы: роль идиом бедствия, этнопсихологии и этнофизиологии в облегчении страданий и предотвращении стигмы. Культура, медицина и психиатрия. 2010, 34 (2): 322-352.10.1007 / s11013-010-9170-2.

    Артикул Google Scholar

  • 36.

    Петтигрю Дж., Адхикари К.: Страх и повседневная жизнь в сельских районах Непала. Диалектическая антропология. 2009, 33 (3-4): 403-422. 10.1007 / s10624-009-9131-8.

    Артикул Google Scholar

  • 37.

    Карки Р., Корт Б.А., Джорданс М.Д.Д .: Детские светодиодные индикаторы: пилотное тестирование инструмента участия детей в программах психосоциальной поддержки для бывших детей-солдат в Непале.Вмешательство: Международный журнал психического здоровья, психосоциальной работы и консультирования в районах вооруженных конфликтов. 2009, 7 (2): 92-109. 10.1097 / WTF.0b013e3283302725.

    Артикул Google Scholar

  • 38.

    Корт Б.А., Махарджан С.М.: Когда ребенок больше не ребенок: Непальская этнопсихология развития ребенка и насилия. Исследования в области истории и общества Непала. 2009, 14 (1): 107-142.

    Google Scholar

  • 39.

    Корт Б.А., Тол В.А., Петтигрю Дж., Карки Р.: Дети и революция: Психическое здоровье и психосоциальное благополучие детей-солдат в маоистской армии Непала. Военная машина и глобальное здоровье. Под редакцией: Singer M, Hodge GD. 2010, Лэнхэм, Мэриленд: Altamira Press: Rowan & Littlefield Publishers, Inc, 89-116.

    Google Scholar

  • 40.

    Бетанкур Т.С., Спилман Л., Оньянго Г., Болтон П.: качественное исследование проблем психического здоровья среди детей, перемещенных в результате войны в северной Уганде.Транскультурная психиатрия. 2009, 46 (2): 238-256. 10.1177 / 136346150

    15.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 41.

    Болтон П., Тан А.М.: Альтернативный подход к оценке межкультурных функций. Социальная психиатрия и психиатрическая эпидемиология. 2002, 37 (11): 537-543. 10.1007 / s00127-002-0580-5.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 42.

    Ван Оммерен М: Вопросы валидности в транскультурной эпидемиологии. Британский журнал психиатрии. 2003, 182: 376-378. 10.1192 / bjp.182.5.376.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 43.

    INSEC: Информационный бюллетень: Число жертв, убитых государством и маоистами в связи с "Народной войной" (12 февраля 1996 г. - 31 декабря 2006 г.). Том 2009. Под редакцией: Центр ИСС. 2008, Катманду

    Google Scholar

  • 44.

    Тол В.А., Корт Б.А., Джорданс М.Д.Д., Тхапа С.Б., Петтигрю Дж., Упадхая Н., де Йонг JTVM: Политическое насилие и психическое здоровье: междисциплинарный обзор литературы по Непалу. Социальные науки и медицина. 2010, 70 (1): 35-44. 10.1016 / j.socscimed.2009.09.037.

    Артикул Google Scholar

  • 45.

    Бирлесон П.: Действительность депрессивного расстройства в детстве и разработка шкалы самооценки - исследовательский отчет. Журнал детской психологии и психиатрии и смежных дисциплин.1981, 22 (1): 73-88. 10.1111 / j.1469-7610.1981.tb00533.x.

    CAS Статья Google Scholar

  • 46.

    Денда К., Како Й., Китагава Н., Кояма Т.: Оценка депрессивных симптомов у японских школьников и подростков с использованием шкалы самооценки депрессии Бирлесона. Международный журнал психиатрии в медицине. 2006, 36 (2): 231-241. 10.2190 / 3YCX-H0MT-49DK-C61Q.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 47.

    Иварссон Т., Лидберг А., Гиллберг К.: Шкала самооценки депрессии Бирлесона (Dsrs) - Клиническая оценка среди подростков в стационарных условиях. Журнал аффективных расстройств. 1994, 32 (2): 115-125. 10.1016 / 0165-0327 (94)

    -8.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 48.

    Пантер-Брик С., Эггерман М., Гонсалес В., Сафдар С.: Насилие, страдания и психическое здоровье в Афганистане: школьное обследование. Ланцет.2009, 374 (9692): 807-816. 10.1016 / S0140-6736 (09) 61080-1.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 49.

    Foa EB, Cashman L, Jaycox L, Perry K: Подтверждение самооценки измерения посттравматического стрессового расстройства: посттравматическая диагностическая шкала. Психологическая оценка. 1997, 9 (4): 445-451.

    Артикул Google Scholar

  • 50.

    Foa EB, Johnson KM, Feeny NC, Treadwell KR: Детская шкала симптомов посттравматического стрессового расстройства: предварительное исследование ее психометрических свойств.Журнал клинической детской психологии. 2001, 30 (3): 376-384. 10.1207 / S15374424JCCP3003_9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 51.

    APA: Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам: DSM-IV-TR. 2000, Вашингтон, округ Колумбия: Целевая группа по DSM-IV, Американская психиатрическая ассоциация, 4

    Google Scholar

  • 52.

    Кауфман Дж., Чемберс В., Пуч-Антик Дж., Бирмахер Б., Рао У., Райан Н.Д .: Кидди-Садс-Настоящая и пожизненная версия.1996, Питтсбург: Университет Питтсбурга, 191-

    Google Scholar

  • 53.

    Dyrborg J, Larsen FW, Nielsen S, Byman J, Nielsen BB, Gautre-Delay F: Детская глобальная шкала оценки (CGAS) и Глобальная оценка психосоциальной инвалидности (GAPD) в клинической практике - субстанция и надежность по внутриклассовым корреляциям. Европейская детская и подростковая психиатрия. 2000, 9 (3): 195-201. 10.1007 / s007870070043.

    CAS Статья Google Scholar

  • 54.

    Endicott J, Spitzer RL: Диагностическое интервью: график аффективных расстройств и шизофрении. Архив общей психиатрии. 1978, 35 (7): 837-844.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 55.

    ВОЗ: Классификация психических и поведенческих расстройств МКБ-10: диагностические критерии для исследования. 2004, Дели: A.I.T.B.S. Издатели и дистрибьюторы

    Google Scholar

  • 56.

    Джорданс М.Дж., Кин А.С., Прадхан Х., Тол В.А.: Психосоциальное консультирование в Непале: перспективы консультантов и бенефициаров. Международный журнал по развитию консультирования. 2007, 29 (1): 57-68. 10.1007 / s10447-006-9028-z.

    Артикул Google Scholar

  • 57.

    SPSS Inc: SPSS Version 16. 2007, Чикаго: SPSS Inc, 16.0

    Google Scholar

  • 58.

    Kohrt BA, Kunz RD, Koirala NR, Sharma VD, Nepal MK: Проверка непальской версии инвентаризации депрессии Бека.Непальский журнал психиатрии. 2002, 2 (4): 123-130.

    Google Scholar

  • 59.

    Корт Б.А., Кунц Р.Д., Койрала Н.Р., Шарма В.Д., Непал М.К .: Проверка непальской версии инвентаризации тревожности Бека. Журнал Института медицины. 2003, 25 (1): 1-4.

    Google Scholar

  • 60.

    Корт Б.А., Тол В.А., Харпер I: Пересмотр соматического представления в Непале. Журнал нервных и психических заболеваний.2007, 195 (6): 544-10.1097 / NMD.0b013e318064e7eb.

    Артикул Google Scholar

  • 61.

    Кассам-Адамс NPD, Marsac MLPD, Cirilli CMA: Структура симптомов посттравматического стрессового расстройства у травмированных детей: функциональные нарушения и симптомы депрессии в подтверждающем факторном анализе. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 2010, 49 (6): 616-625e614.

    Google Scholar

  • 62.

    Уиллис Г.Б.: Когнитивное интервью: инструмент для улучшения дизайна анкеты. 2005, Thousand Oaks, California: Sage Publications, Inc

    Книга Google Scholar

  • 63.

    Kohrt BA, Jordans MJD, Worthman CM: Измерение психического здоровья детей-солдат - ответ. Джама. 2008, 300 (23): 2729-2730. 10.1001 / jama.2008.774.

    CAS Статья Google Scholar

  • 64.

    Kohrt BA, Jordans MJD, Morley CA: Четыре принципа исследования психического здоровья и психосоциального вмешательства для детей-солдат: уроки, полученные в Непале. Международная психиатрия. 2010, 7 (3): 58-60. [http://www.rcpsych.ac.uk/pdf/IPv7n3.pdf#page=7]

    Google Scholar

  • 65.

    Jordans MJD, Komproe IH, Tol WA, Susanty D, Vallipuram A, Ntamatumba P, Lasuba AC, De Jong JTVM: Практическая оценка многоступенчатого пакета психосоциальной помощи детям в зонах вооруженных конфликтов .Общественный журнал психического здоровья. 2011, 47: 267-277. 10.1007 / s10597-010-9301-9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Расстройство поведения

    Расстройства поведения

    № 33; Обновлено в июне 2018 г.

    «Расстройство поведения» относится к группе повторяющихся и устойчивых поведенческих и эмоциональных проблем у подростков. Детям и подросткам с этим расстройством очень трудно соблюдать правила, уважать права других, проявлять сочувствие и вести себя социально приемлемым образом.Другие дети, взрослые и социальные организации часто считают их "плохими" или правонарушителями, а не психически больными. Многие факторы могут привести к развитию у ребенка расстройства поведения, включая повреждение мозга, жестокое обращение с детьми или пренебрежение ими, генетическую уязвимость, неуспеваемость в школе и травматический жизненный опыт.

    Дети и подростки с расстройством поведения могут демонстрировать некоторые из следующих форм поведения:

    Агрессия в отношении людей и животных

    • запугивает, угрожает или запугивает других
    • любит быть жестоким и подлым по отношению к другим
    • начинает драки
    • применил оружие, которое могло причинить серьезный физический вред другим (например,
    • ).грамм. бита, кирпич, разбитая бутылка, нож или пистолет)
    • является физически жестоким по отношению к людям или животным
    • ворует у жертвы, причиняя ей боль
    • принуждает кого-то к сексуальной активности
    • не проявляет подлинного раскаяния после агрессивного эпизода

    Уничтожение имущества

    Обман, ложь или воровство

    • взломал чужое здание, дом или машину
    • ложь с целью получения товаров, оказания услуг или уклонения от обязательств
    • крадет предметы, не столкнувшись с жертвой (например,грамм. воровство, но без взлома и проникновения)

    Серьезные нарушения правил

    • часто гуляет по ночам, несмотря на возражения родителей
    • убегает из дома
    • часто держится подальше от

    Дети, демонстрирующие такое поведение, должны пройти всестороннюю оценку опытного специалиста по психическому здоровью. Многие дети с расстройством поведения могут иметь сосуществующие состояния, такие как расстройства настроения, беспокойство, посттравматическое стрессовое расстройство, токсикомания, СДВГ, проблемы с обучением или расстройства мышления, которые также можно лечить.Исследования показывают, что молодые люди с расстройством поведения, вероятно, будут иметь постоянные проблемы, если они и их семьи не получат своевременного и комплексного лечения. Без лечения многие молодые люди с расстройством поведения не могут адаптироваться к требованиям взрослой жизни и продолжают иметь проблемы во взаимоотношениях и сохранении работы.

    Лечение детей с расстройством поведения может быть сложным и трудным. Лечение может быть предоставлено в различных условиях в зависимости от тяжести поведения.Проблема лечения усугубляется отказом ребенка от сотрудничества, страхом и недоверием к взрослым. При разработке комплексного плана лечения детский и подростковый психиатр может использовать информацию, полученную от ребенка, семьи, учителей, сообщества (включая правовую систему) и других медицинских специалистов, чтобы понять причины расстройства.

    Поведенческая терапия и психотерапия обычно необходимы, чтобы помочь ребенку надлежащим образом выразить гнев и контролировать его. Специальное образование может потребоваться для молодых людей с ограниченными возможностями обучения.Родители часто нуждаются в экспертной помощи для разработки и проведения специальных управленческих и образовательных программ дома и в школе. Программы лечения на дому, такие как мультисистемная терапия (MST), эффективны для помощи как ребенку, так и семье.

    Лечение может также включать прием лекарств для некоторых молодых людей, у которых могут быть проблемы с вниманием, импульсивные проблемы или депрессия.

    Лечение редко бывает кратким, поскольку для установления нового отношения и поведения требуется время. Однако раннее лечение дает ребенку больше шансов на значительное улучшение и надежду на более успешное будущее.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *