Кто такая софья: Софья Алексеевна — Википедия – Биография царевны Софьи Алексеевны Романовой

Кто такая софья: Софья Алексеевна — Википедия – Биография царевны Софьи Алексеевны Романовой

Содержание

Софья Алексеевна — Википедия

Со́фья Алексе́евна (17 [27] сентября 1657 — 3 [14] июля 1704[3]) — царевна, дочь царя Алексея Михайловича, в 1682—1689 годах регент при младших братьях Петре и Иване.

Ранние годы[править | править код]

Царевна Софья Алексеевна родилась в семье Алексея Михайловича и его первой жены — Марии Ильиничны Милославской и была шестым ребёнком и четвёртой дочерью среди шестнадцати детей Алексея Михайловича. Получила традиционное княжеское имя «Софья», так же звалась её рано умершая тетка — царевна Софья Михайловна.

Стрелецкий бунт 1682 года и приход к власти[править | править код]

27 апреля (7 мая) 1682 года после 6 лет правления скончался болезненный царь Фёдор III Алексеевич. Встал вопрос, кому наследовать престол: старшему болезненному Ивану согласно обычаю или малолетнему Петру. Заручившись поддержкой патриарха Иоакима, Нарышкины и их сторонники 27 апреля (7 мая) 1682 года возвели на престол Петра. Фактически к власти пришёл клан Нарышкиных и вызванный из ссылки Артамон Матвеев, объявленный «великим опекуном». Сторонникам Ивана Алексеевича было затруднительно поддерживать их претендента, который не мог царствовать из-за крайне слабого здоровья. Организаторы фактически дворцового переворота объявили версию о собственноручной передаче «скипетра» умирающим Фёдором Алексеевичем своему младшему брату Петру, но достоверных свидетельств тому предъявлено не было.

Мятеж стрельцов в 1682. Стрельцы выволакивают из дворца Ивана Нарышкина. Пока Пётр I утешает мать, царевна Софья наблюдает с удовлетворением. Картина А. И. Корзухина, 1882

Милославские, родственники царевича Ивана и царевны Софьи по их матери, усмотрели в провозглашении Петра царём ущемление своих интересов. Стрельцы, которых в Москве было более 20 тысяч, уже давно проявляли недовольство и своенравие; и, видимо, подстрекаемые Милославскими, 15 (25 мая) 1682 года выступили открыто: с криками, что Нарышкины задушили царевича Ивана, двинулись к Кремлю. Наталья Кирилловна, надеясь успокоить бунтовщиков, вместе с патриархом и боярами вывела Петра с братом на Красное крыльцо. Однако восстание не закончилось. В первые часы были убиты бояре Артамон Матвеев и Михаил Долгоруков, потом и другие сторонники царицы Натальи, в том числе два её брата Нарышкины.

26 мая выборные от стрелецких полков явились во дворец и потребовали, чтобы старший Иван признавался первым царём, а младший Пётр — вторым. Опасаясь повторения погрома, бояре согласились, и патриарх Иоаким тотчас же совершил в Успенском соборе торжественный молебен о здравии двух наречённых царей; а 25 июня венчал их на царство.

29 мая стрельцы настояли, чтобы царевна Софья Алексеевна приняла на себя управление государством по причине малолетства её братьев. Царица Наталья Кирилловна должна была вместе с сыном Петром — вторым царём — удалиться от двора в подмосковный дворец в селе Преображенском.

Регентство[править | править код]

Софья правила, опираясь на своего фаворита Василия Голицына. У де ла Нёвилля и Куракина приведены позднейшие слухи о том, что между Софьей и Голицыным существовала плотская связь. Однако свидетельства времени её правления не подтверждают этого. «Дипломаты не видели в их отношениях ничего, кроме благоволения Софьи к князю, и не находили в них непременного эротического оттенка»

[4].

Царевна продолжила борьбу с «расколом» уже на законодательном уровне, приняв в 1685 году «12 статей», на основании которых были казнены тысячи человек, обвинённых в «расколе».

Вольтер говорил о ней: «Она имела много ума, сочиняла стихи, писала и говорила хорошо, с приятной наружностью соединяла множество талантов; они были омрачены только её честолюбием».

При Софье был заключен выгодный для России «Вечный мир» с Польшей, невыгодный Нерчинский договор с Китаем (первый русско-китайский договор, действовал до 1858 года). В 1687 и 1689 под руководством Василия Голицына были предприняты походы против крымских татар, но они не принесли большой выгоды, хотя и укрепили авторитет России в глазах союзников по Священной лиге. 21 июля 1687 года в Париж прибыло русское посольство, посланное регентшей к Людовику XIV с предложением присоединиться к Священной лиге против турецкого султана, — на тот момент французского союзника[5].

Низложение[править | править код]

Заточение царевны Софьи в Новодевичий монастырь в 1689 году. Миниатюра из рукописи 1-й пол. 18 века «История Петра I», соч. П. Крекшина. Собрание А. Барятинского. ГИМ.

30 мая 1689 года Петру I исполнилось 17 лет. К этому времени он, по настоянию матери, царицы Натальи Кирилловны, женился на Евдокии Лопухиной, и, по обычаям того времени, вступил в пору совершеннолетия. Старший царь Иван тоже был женат. Таким образом, не оставалось формальных оснований для регентства Софьи Алексеевны (малолетство царей), но она продолжала удерживать в своих руках бразды правления. Пётр предпринимал попытки настоять на своих правах, но безрезультатно: стрелецкие начальники и приказные сановники, получившие свои должности из рук Софьи, по-прежнему выполняли только её распоряжения.

Между Кремлём (резиденцией Софьи) и двором Петра в Преображенском установилась атмосфера враждебности и недоверия. Каждая из сторон подозревала противную в намерении разрешить противостояние силовым, кровавым путём.

В ночь с 7-го на 8-е августа несколько стрельцов прибыли в Преображенское и донесли царю о готовящемся покушении на него. Пётр был очень напуган и верхом, в сопровождении нескольких телохранителей, тут же ускакал в Троице-Сергиев монастырь. Утром следующего дня туда же отправились царица Наталья и царица Евдокия в сопровождении всего потешного войска, которое к тому времени составляло внушительную военную силу, способную выдержать длительную осаду в троицких стенах.

В Москве известие о бегстве царя из Преображенского произвело потрясающее впечатление: все понимали, что начиналась междоусобица, грозившая большим кровопролитием. Софья упросила патриарха Иоакима поехать в Троицу, чтобы склонить Петра к переговорам, но в Москву патриарх не возвратился и объявил Петра полноправным самодержцем.

27 августа из Троицы пришёл царский указ, подписанный Петром, с требованием всем стрелецким полковникам явиться в распоряжение царя в сопровождении стрелецких выборных, по 10 человек от каждого полка, за неисполнение — смертная казнь. Софья, со своей стороны, запретила стрельцам покидать Москву, также под страхом смерти.

Некоторые стрелецкие начальники и рядовые стали уходить к Троице. Софья чувствовала, что время работает против неё, и решила лично договориться с младшим братом, для чего выехала в Троицу в сопровождении небольшой охраны, но в селе Воздвиженском была задержана стрелецким нарядом, а посланные ей навстречу стольник И. Бутурлин, а затем боярин, князь Троекуров объявили ей, что царь её не примет, а если она попытается продолжать свой путь в Троицу, к ней будет применена сила. Софья возвратилась в Москву ни с чем.

Об этой неудаче Софьи стало широко известно, и бегство бояр, приказных чиновников и стрельцов из Москвы увеличилось. В Троице их благожелательно встречал князь Борис Голицын — бывший дядька[6] царя, на это время ставший главным советником Петра, и распорядителем в его ставке. Вновь прибывшим высокопоставленным сановникам и стрелецким начальникам он самолично подносил чарку и от имени царя благодарил за верную службу. Рядовым стрельцам тоже раздавали водку и наградные.

Пётр в Троице вёл образцовую жизнь Московского царя: присутствовал на всех богослужениях, оставшееся время проводил в советах с членами боярской думы и в беседах с церковными иерархами, отдыхал только в кругу семьи, носил русское платье, немцев не принимал, что разительно отличалось от образа жизни, который он вёл в Преображенском и который неодобрительно воспринимался бо́льшей частью всех слоёв русского общества — шумные и скандальные застолья и забавы, занятия с потешными, в которых он нередко выступал в роли младшего офицера, а то и рядового, частые посещения Кукуя, а, в особенности, то, что царь с

немцами держался, как с равными себе, в то время как даже самые знатные и сановные русские, обращаясь к нему, согласно этикету должны были называть себя его рабами и холопами.

Между тем, власть Софьи неуклонно сыпалась: в начале сентября в Троицу ушла во главе с генералом П. Гордоном наёмная иноземная пехота — наиболее боеспособная часть русского войска. Там она присягнула царю, лично вышедшему навстречу. Высший сановник правительства Софьи, «царственные большие печати и государственных великих посольских дел оберегатель», Василий Голицын уехал в своё подмосковное имение Медведково, и устранился от политической борьбы. Активно поддерживал правительницу только начальник стрелецкого приказа Фёдор Шакловитый, всеми средствами старавшийся удержать стрельцов в Москве.

От царя пришёл новый указ — схватить (арестовать) Шакловитого и доставить в Троицу в железах (в цепях) для сыска (следствия) по делу о покушении на царя, а все, кто поддержит Шакловитого, разделят его судьбу. Остававшиеся в Москве стрельцы потребовали от Софьи выдачи Шакловитого. Она сначала отказывалась, но была вынуждена уступить. Шакловитый был отвезён в Троицу, под пыткой дал признание и был обезглавлен. Одним из последних явился в Троицу князь Василий Голицын, где он не был допущен к царю, и сослан с семьёй в Пинегу (Архангельская область).

У правительницы не осталось приверженцев, готовых рисковать головой ради её интересов, и когда Пётр потребовал, чтобы Софья удалилась в Святодуховский монастырь в Путивле, ей пришлось подчиниться. Вскоре Пётр решил, что держать её вдалеке небезопасно и перевёл в Новодевичий монастырь. В монастыре к ней была приставлена стража.

Жизнь в монастыре, смерть[править | править код]

Во время стрелецкого восстания 1698 года стрельцы, по данным следствия, намеревались позвать её на царство. После подавления бунта Софья пострижена в монахини под именем Сусанны.

Умерла 3 (14) июля 1704, перед смертью постриглась в великую схиму, взяв себе прежнее имя, София. Похоронена в Смоленском соборе Новодевичьего монастыря в Москве. В старообрядческом скиту Шарпан находится захоронение схимницы Прасковьи («царицына могила

») в окружении 12-ти безымянных могил. Староверы считают эту Прасковью царевной Софьей, якобы бежавшей из Новодевичьего монастыря с 12-ю стрельцами[7].

Личная жизнь и характер[править | править код]

В 10-летнем возрасте воспитанием царевны Софьи Алексеевны занялся знаменитый придворный поэт и богослов Симеон Полоцкий[8]. В результате уже в юном возрасте Софья отличалась умом и образованностью, что отмечали даже её враги[9]. Сильвестр (Медведев) приписывал ей семь даров духа, семь добродетелей: мудрость, целомудрие, правдолюбие, благочестие, щедрость, великодушие и чудный дар слова[10]. Софья была знакома с латынью, свободно владела польским[11]. Софья Алексеевна обладала обширной библиотекой, в которой в основном содержались произведения богословского и религиозного характера. Некоторые из её книг с собственноручными подписями царевны до сих пор хранятся в Новодевичьем монастыре[12]. Ещё будучи молодой девушкой 19 – 20 лет она читала в черновом варианте полемический религиозный трактат Симеона Полоцкого «Венец веры», который настолько ей понравился, что она приказала изготовить себе специальный книжный вариант произведения

[13][14], что показывает как глубоко она воспринимала богословские вопросы несмотря на свой юный возраст[15]. В Теремном дворце сохранился ковёр, вышитый Софьей, а также Евангелие, которое она переписала собственной рукой[11]. Впрочем не все историки признают её авторство. В XIX веке бытовало мнение, что Софья сама писала стихи и пьесы и была талантливым драматургом, однако современные исследования опровергают это, более того – они показывают что при Софье началось свёртывание театральной жизни, начавшей зарождаться при Алексее Михайловиче, как часть борьбы против “порчи нравов”[16].

Современники также отмечали её набожность и богобоязненность[17], передавшуюся ей от отца. И. Е. Забелин писал, что царевна Софья «по смыслу своего положения в обществе, была монастырка, постница, пустынница» [18]. По словам британской исследовательницы Линдси Хьюз жизнь Софьи “скорее всего, протекала перед церковным алтарем и иконами, а не на театральных подмостках, а круг ее чтения состоял из Псалтири, Евангелия и житийной литературы … Стены ее комнат украшали иконы и картины, написанные на библейские сюжеты”

[19]. При Софье резко усиливаются гонения на старообрядцев. В Великом посту 1685 г. были приняты знаменитые 12 статей против старообрядцев, в результате чего тысячи человек подверглись смерти, изгнанию и пыткам[20].

Спорным остаётся вопрос о личной жизни царевны Софьи, в частности наличие любовной связи с князем Василием Голицыным. Некоторые авторы отрицают наличие между ними подобных отношений, указывая на то, что князь Голицын был женат и имел детей, таким образом, с точки зрения нравов допетровской Руси, подобные отношения были категорически невозможны[21].Однако, по словам других историков, несколько сохранившихся писем царевны Софьи показывают её глубокое чувство к Голицыну[22]. Письма были написаны во время второго Крымского похода, весной 1689 года. В них Софья писала Голицыну о своей благодарности Богу за его избавление от опасностей и уверяла в своей неизменной симпатии. Так, в одном из писем она пишет:

«Свет мой, братец Васенька, здравствуй батюшка мой на многие лета… А мне, свет мой, веры не имеетца, што ты к нам возвратитца, тогда веры поиму, как увижю во обьятиях своих тебя, света моего…»

Единственное описание внешности Софьи оставил её современник, французский дипломат Фуа Де ла Нёвилль. По его словам “она ужасно толстая, у нее голова размером с горшок, волосы на лице, волчанка на ногах, и ей по меньшей мере 40 лет”. Согласно его же свидетельствам: “Ее ум и достоинства вовсе не несут на себе отпечатка безобразия ее тела, ибо насколько ее талия коротка, широка и груба, настолько же ум ее тонок, проницателен и искусен[23].

Образ Софьи Алексеевны в глазах современников и потомков[править | править код]

Поздравление царевне Софье
по случаю Пасхи[24]

Но ты, велия и славна царевна,
   премудра София Алексѣевна
Его, воскресша, зѣло слушавши
  и волю его усердно твориши.
И путь течеши им заповѣданный,
  убо внидеши во свѣт всежеланный.
Иже во вѣки не имать мерцати,
  тамо будеши солнечно сияти.
Того усердно аз желаю тебѣ,
  государынѣ нашей, здѣ и в небѣ.
Мене же изволь в милости щадити,
  хотяща рабом твоим вѣрным быти.
Нынѣ же поклон ниский содѣваю,
  под стопу главу мою повергаю.

7 апреля 1685 г.

В первые годы соправительства Ивана и Петра имя Софьи Алексеевны практически не упоминается в официальных документах[25]. Почти полное отсутствие имени Софьи в официальном делопроизводстве в первые годы соцарствия даже позволило некоторым исследователям утверждать, что Софья формально не получала регенства в 1682 году, но правила неформально, постепенно концентрируя власть в своих руках[26][27]. Только к 1686 году имя Софьи стало добавляться к именам братьев в царских указах[25]. Скорее всего это было связано с тем, что по этическим нормам того времени Софья не могла действовать публично, но, несмотря на это, по словам исследователей, уже с первых дней соцарствия "её политическое влияние ощущалось повсюду"[28].

Однако постепенно власть Софьи укреплялась, её начинали прославлять придворные панегиристы. Письменные и устные похвалы ее мудрости и добродетели постепенно нарастали и достигли пика к 1686 г., когда был заключен Вечный мир с Польшей[29]. Поэты и литераторы часто отождествляли Софью с Божьей премудростью. Симеон Полоцкий посвятил Софье несколько своих стихотворений, сохранившихся в посвящениях к книгам, подаренным им Софье. В одном из них он пишет[14]:

«О благороднейшая царевна София,
Ищеши премудрости выну небесные.
По имени твоему жизнь твою ведеши:
Мудрая глаголеши, мудрая дееши...
Ты церковные книги обыкла читати
И в отеческих свитцех мудрости искати...
»

В 1686 году братьями Лихудами от имени Славяно-греко-латинской академии была зачитана похвальная речь Софье, начинавшаяся со слов: “Вем же вем Блаженная Государыня, богоизбранная пречестная София Алексиевна…. Ты же, о премудрейшая София, добльственнейшая Иудиф, святейшая Сусанна, целомудреннейшая Девора, — радуйся и веселися, яко венец тебе на небеси уготовася не от камений, многоценных тленных, и привременных, но от божия бла­годати, и дуси сущия окрест божественнаго престола. Устроен венец тебе и скипетр бысть, зане скиптры отеческая ты София в премудро­сти и мужестве утвердила еси[30]. Карион (Истомин) в своих стихотворных панегириках прославлял Софию-Мудрость как строящую, созидающую силу, благоразумную правительницу[31]. Сильвестр (Медведев) в своей речи, обращенной к царевне говорит, что Софья “есть дом солнечный, жилище солнца истинного Христа Господа”, сравнивает её с Александром Великим, заявляя при этом, что она превосходит Александра в своём поиске совершенства, которое “богом истинным” воплощено в царевне[32]. Её профили печатали на монетах, её называли благочастивой, милосердной, премудрой и христолюбивой царевной, сравнивали с Пульхерией, Семирамидой, княгиней Ольгой и с «Елисавеф Британской»[33][34].

Портрет Софьи в царском облачении, со скипетром и державой в руках, на фоне двуглавого орла. Вокруг портрета выписан царский титул

В последние годы правления Софьи проявляется явное желание её окружения устроить царевне “помазанье на царство” с тем чтобы сделать её самодержавной правительницей, равной по статусу её братьям. С этой целью рассылались послы в стрелецкие полки, иностранные дворы и к Вселенским патриархам[34][35][36][37]. С 8 января 1686 года имя Софьи Алексеевны стало включаться в царский титул, её официально начали именовать самодержицей[38][39]. Стали появляться золотые монеты с изображением Софьи, были созданы портреты царевны в полном царском облачении со скипетром и державой в руках на фоне двуглавого орла[40]. Под портретом печатался полный царский титул и стихи о её добродетелях, которыми царевна „царство аки седми столпы укрепила[41]. Портреты правительницы стали распространяться при помощи специальных политических плакатов. К лету 1689 г. несколько сот плакатов с портретом Софьи были распространены по Москве и посланы за рубеж[36]. Сочинялись поддельные акты о «всенародном и единогласном» избрании Софьи правительницей России в мае 1682 г.[36].

Однако, общество всё же было не готово принять самодержавную женщину-правительницу. По словам И. Е. Забелина, чтобы осуществить задуманное, Софье была необходима «прямая, открытая и притом богатырская, т. е. петровская борьба с тем же обществом; борьба, не допускавшая никаких сделок, никаких колебаний, уступок, никаких мирных переговоров». Он считает, что Софье хватило бы сил выдержать подобную борьбу, однако у неё не хватало веры в необходимость такой борьбы, она была не способна «отступить от заветного постнического идеала» и стремилась отстоять «лишь свою личную свободу», действуя при этом «по византийским образцам»[18].

После воцарения Петра I образ Софьи подвергся резкой негативизации и оставался таковым на протяжении большей части XVIII века. Все последующие русские авторы описывали правление Софьи Алексеевны исключительно в отрицательных тонах. Их мнение разделяли иностранцы. В своих произведениях они описывали Софью как коварную интриганку, ослеплённую честолюбием и жаждой власти, повергшую государство в хаос и смуту[42]. Однако к концу XVIII века негативный образ Софьи Алексеевны начал постепенно пересматриваться. Так, Екатерина II в одном из своих сочинений писала, что Софье ”не была отдана должная справедливость”. По её словам “она [Софья] в течение нескольких лет руководила делами государства со всей проницательностью, какой только возможно желать. Глядя на дела, прошедшие через её руки, нельзя не признать, что она была весьма способна царствовать[43] . В свою очередь Карамзин считал, что Софья “есть одна из великих женщин, произведенных Россиею” и замечал, что “по уму и свойствам души своей [она] достойна была называться сестрою Петра Великого[44]. Н. Г. Устрялов называл Софью “русской Пульхерией”, отмечая при этом такие черты её характера как властолюбие и жестокость[45]. С. М. Соловьев называл Софью “примером исторической женщины, освободившейся из терема, но не вынесшей из него нравственных сдержек и не нашедшей их в обществе[46]. По словам Е. Ф. Шмурло “Софья первая пробила брешь в той стене, за которой, замурованные, сидели наши прабабушки; она первая вывела их из терема, указав путь, идя по которому русская женщина стала теперь, по широте и глубине своего образования, по интенсивности своих духовных стремлений, одной из первых женщин мира[13].

Кинематограф[править | править код]

  1. ↑ Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией (1676—1700). — СПб., 1842. Т. V. — С. 163. № 102.
  2. ↑ Русский биографический словарь А. А. Половцова София Алексеевна
  3. ↑ Родословная книга Всероссійскаго дворянства. // Составилъ В. Дурасов. — Ч. I. — Градъ Св. Петра, 1906.
  4. ↑ Paul Bushkovitch. Peter the Great: The Struggle for Power, 1671—1725. Cambridge University Press, 2001. ISBN 9780521805858. Page 138.
  5. ↑ См. Хронология русско-французских отношений
  6. ↑ Дядька — официальная должность наставника, воспитателя при малолетнем царе или царевиче.
  7. ↑ Старый (Пустой) Шарпан Архивировано 30 мая 2008 года.
  8. ↑ Симеон Полоцкий и его книгоиздательская деятельность / Робинсон А.Н.. — М.: Наука, 1982. — С. 93. — 352 с.
  9. ↑ София Алексеевна // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  10. Фортунатов В. В. 3.7.5. Как царевна Софья Алексеевна стала «зазорным лицом» // Российская история в лицах. — Питер, 2009. — ISBN 978-5-388-00305-8.
  11. 1 2 Молева Н. М. Московские загадки : литературные ростки : Пушкин, Грибоедов, Гоголь, Тургенев, царевна Софья и другие. — М. : АСТ : Олимп, 2008. — 379 с. : ил., портр. — ISBN 978-5-17-046352-7 (АСТ). — ISBN 978-5-7390-2101-4 (Олимп).
  12. ↑ Хьюз, 2001, с. 218-221
  13. 1 2 Е. Ф. Шмурло «Курс русской истории» в 3 тт. — Прага, 1931—1935.
  14. 1 2 И. Е. Забелин. Домашний быт русских цариц в XVI—XVII веках / О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2014. — С. 206. — 704 с. — ISBN 978-5-4261-0057-2.
  15. ↑ Хьюз, 2001, с. 57
  16. ↑ Хьюз, 2001, с. 223-224
  17. ↑ Дневник зверского избиения бояр в столице в 1682 году и избрания двух царей Петра и Иоанна [Пер. А. Василенка // Рождение империи. – М.: Фонд Сергея Дубова, 1997. – С. 9-20. (неопр.).
  18. 1 2 И. Е. Забелин. Домашний быт русских цариц в XVI—XVII веках / О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2014. — С. 225. — 704 с. — ISBN 978-5-4261-0057-2.
  19. ↑ Хьюз, 2001, с. 225
  20. ↑ Панченко А. М. Начало петровской реформы: идейная подоплёка © ИРЛИ РАН 2006-2007
  21. ↑ Хьюз, 2001, с. 76, 133
  22. Балязин В. Н. Самодержцы: любовные истории царского дома. — Олма-Пресс, 1999. — Т. 1. — С. 102. — 606 с. — ISBN 9785224001736.
  23. ↑ ДЕ ЛА НЕВИЛЛЬ ЗАПИСКИ О МОСКОВИИ
  24. Панченко А. М. Придворные вирши 80-х годов XVII столетия // ТОДРЛ : книга. — М., Л., 1965. — Т. 21. — С. 65—73. — ISSN 0130-464X.
  25. 1 2 Lindsey Hughes[en]. Sophia, «Autocrat of All the Russia» (англ.) // Canadian Slavonic Papers[en] : журнал. — 1986. — No. 28. — P. 267, 281. — ISSN 0008-5006.
  26. ↑ Богданов А.П. К вопросу об авторстве «Созерцания краткого лет 7190, 91 и 92, в них же что содеяся во гражданстве» // Исследования по источниковедению истории СССР дооктябрьского периода: сборник статей / Академия наук СССР, Институт истории СССР; отв. ред. Б.Г.Литвак. М., 1987. С. 129
  27. ↑ Богданов А.П. Нарративные источники о Московском восстании 1682 года // Исследования по источниковедению истории России (до 1917 г.): сборник статей / Российская академия наук, Институт российской истории; отв. ред. Н.А.Соболева. М., 1993. С. 78-79
  28. ↑ Хьюз, 2001, с. 107
  29. Богданов А. П. Царевна Софья и Петр: драма Софии. — ВЕЧЕ, 2008. — С. 44. — 380 с. — ISBN 978-5-9533-2310-9.
  30. ↑ Сменцовский М.Н. Братья Лихуды. СПб., 1899. Приложение. " Лермонтова Е. Похвальное слова Лихудов царевне Софье Алексеевне 17 сентября (ок. 1686 г.) // ЧОИДР. 1910
  31. Замалеев А.Ф. Лекция 6. Русское просветительство на рубеже нового времени // Курс истории русской философии. Учебник для гуманитарных вузов. Изд. 2-е, дополненное и переработанное. — М.: Магистр, 1996. — ISBN 5-89317-002-4.
  32. ↑ Сильвестра Медведева панегирик царевне Софье 1682 г. // Памятники культуры: новые открытия. Письменность, искусство, археология. Ежегодник, 1982. Л. Наука. 1984
  33. Пушкарёв Л. Н. Общественно-политическая мысль России. Вторая половина XVII века: Очерки истории / Отв. ред. А. И. Клибанов. — М.: Наука, 1982. — С. 194—195. — 288 с. — 6900 экз.
  34. 1 2 Хьюз, 2001, с. 281
  35. Лавров А. С. Регентство царевны Софьи Алексеевны: служилое общество и борьба за власть в верхах русского государства в 1682-1689. — Археографический центр, 1999. — С. 148—149. — 298 с. — ISBN 9785882530357.
  36. 1 2 3 Богданов А. П. Премудрая Царевна Софья. Власть и политика // В тени Великого Петра. — Армада, 1998. — 336 с. — ISBN 5-7632-0685-1.
  37. Алексеев В. П. Брянский фаворит царевны Софьи. — Дебрянск, 1992. — С. 42. — 95 с. — ISBN 9785727801000.
  38. ↑ Соколова Е.С. Самодержавный идеал в надсословных стратегиях Милославских и Нарышкиных: к вопросу о репрезентативной сущности некоторых нормотворческих инициатив конца XVII в. // Genesis: исторические исследования. — 2017. - № 2. - С.55-84. DOI: 10.7256/2409-868X.2017.2.17810.
  39. ↑ Прот. Петр Мангилёв «Снова о «Статире»: по поводу рецензии Н. А. Мудровой» ВЕСТНИК Екатеринбургской духовной семинарии. Вып. 2(10). 2015, 165-169
  40. Ровинский Д. А. Словарь русских гравированных портретов. — Типография императорской академии наукъ, 1872. — С. 10. — 236 с.
  41. Богданов А. П. Перо и крест: Рус. писатели под церковным судом. — М.: Политиздат, 1990. — С. 270. — 480 с. — ISBN 5-250-00765-1.
  42. ↑ Хьюз, 2001, с. 327-328
  43. Каррер Д' Анкосс Элен. Антидот императрицы Екатерины Второй // Императрица и аббат. Неизданная переписка. — ОЛМА Медиа Групп, 2005. — С. 283. — 463 с. — ISBN 9785224046225.
  44. Карамзин Н. М. Критика. Пантеон российских авторов // Избранные сочиненияв двух томах. — Москва-Ленинград: Художественная литература, 1964. — Т. 2.
  45. Устрялов Н. Г. История царствования Петра Великого. — СПб.: Тип. II-го Отделения Собств. Его Имп. Вел. Канцелярии, 1858. — Т. 1.
  46. Соловьёв С. М. Глава II. Падение Софии; деятельность царя Петра до первого Азовского похода // История России с древнейших времён (ссылка) : в 29 т.. — СПб. : Изд. Товарищество «Общественная польза», 1851—1879. — Т. 14.
На русском языке
  • Беляевский летописец // Россия при царевне Софье и Петре I: Записки русских людей / Сост. и ред. А. П. Богданов. — М.: Современник, 1990. — С. 27 — 44. — 448 с. — ISBN 5-270-00708-8. (в пер.)
  • Василенко Н. П. София Алексеевна // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Костомаров Н. И. История России в жизнеописаниях её главнейших деятелей. Гл. 13. Царевна Софья
  • Соловьёв С. М. История России с древнейших времён. Т. 14, гл. I, II.
  • Лавров А. С. Регентство царевны Софьи Алексеевны. Служилое общество и борьба за власть в верхах Русского государства в 1682—1689 гг. — М.: Археографический центр, 1999. — 304 с. — 1 000 экз. — ISBN 5-88253-035-0. (в пер.)
  • Помяловский М. София Алексеевна // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918.
  • Седов П. В. Закат Московского царства. Царский двор конца XVII в. — СПб., 2006.
  • Богданов А. П. Гравюра как источник по истории политической борьбы в России в период регентства Софьи Алексеевны (вопросы происхождения) // Материалы XV Всесоюзной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс». Серия «История». — Новосибирск, 1977. — С. 39-48.
  • Описание бунта бывшего в 1682 году. С рукописи // Собрание разных записок и сочинений, служащих к доставлению полного сведения о жизни и деяниях государя императора Петра Великого. Изданное трудами и иждивением Фёдора Туманского. — Ч. 1. — СПб.: Шнор, 1787. — С. 111—229.
  • Хьюз Л. Царевна Софья / Линдси Хьюз / Пер. с англ. и науч. редактирование: к.и.н. С. В. Лобачёв; Рецензенты: д.и.н., проф. С. А. Козлов, д.и.н., с.н.с. А. П. Павлов. — СПб.: Гранд, 2001. — 416 с. — 4000 экз. — ISBN 5-9204-0003-X. (в пер.)
  • Наумов В. П. Царевна Софья. — М.: Молодая гвардия, 2015. — 368, [32] с. — (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.; вып. 1730 (1530)). — 3000 экз. — ISBN 978-5-235-03820-2. (в пер.)
На иностранных языках
  • Hughes, L. Sophia, Regent of Russia 1657—1704. New Haven and London, 1990.
  • Boskovska, N. Die russische Frau im 17. Jahrhundert. Köln, 1998.

Биография царевны Софьи Алексеевны Романовой

В 1676 году, после смерти отца, государем стал младший родной брат Софьи Федор — "из Милославских". Став советницей подвластного ее влиянию Федора, Софья постепенно начала принимать участие в государственных делах.

Царевна завела доселе не практиковавшийся порядок — она, женщина, присутствовала на царских докладах, а со временем без стеснения прилюдно стала давать собственные распоряжения.

После смерти царя Федора Алексеевича 7 мая (27 апреля по ст.ст.) 1682 года, Софья стала активно участвовать в борьбе придворных партий, поскольку была недовольна избранием на царский престол десятилетнего Петра I, сына царя Алексея Михайловича и его второй жены Натальи Нарышкиной.

После стрелецкого бунта, вспыхнувшего в Москве 15 мая 1682 года, обе партии в конечном счете пошли на компромисс: царями были провозглашены два сводных брата Иван V (сын Алексея Михайловича от первого брака) и Петр I. Софья Алексеевна стала правительницей при обоих несовершеннолетних царях. Ее имя вошло в официальный царский титул "великие государи и великая государыня царевна и великая княжна София Алексеевна". В 1684 году Софья повелела чеканить свое изображение на монетах. С 1686 года она именовала себя самодержицей, а в январе 1687 года оформила этот титул специальным указом.

Правление Софьи отмечено ее стремлением к широкому обновлению Русского общества. Царевной были предприняты все меры для развития промышленности и торговли. Во времена правления Софьи Россия начала производить бархат и атлас, ранее импортируемые из Европы. При ней была создана Славяно-греко-латинская академия. Софья Алексеевна отправила первое русское посольство в Париж. Во времена ее правления в Грановитой палате Кремля произошел знаменитый спор о вере, который положил конец многолетнему церковному расколу.

Кроме того, состоялась первая перепись населения, была проведена реформа налоговой системы, а также изменены правила получения государственных должностей (теперь от чиновников требовался не только титул, но и деловые качества претендентов). Софья начала реорганизацию армии по европейскому образцу, но не успела завершить начатое.

В годы правления Софьи были сделаны небольшие уступки посадам и ослаблен сыск беглых крестьян, что вызвало недовольство дворян. Во внешней политике наиболее значительными акциями правительства Софьи Алексеевны были заключение "Вечного мира" 1686 года с Польшей, закрепившего за Россией Левобережную Украину, Киев и Смоленск; Нерчинского договора 1689 года с Китаем; вступление в войну с Турцией и Крымским ханством. В 1689 году произошел разрыв между Софьей и боярско-дворянской группировкой, поддерживавшей Петра I. Партия Петра I одержала победу.

Правительство Софьи пало, ее имя исключили из царского титула, а сама она была направлена в Новодевичий монастырь в Москве — без пострижения в монахини. В монастыре она расписывала церковные книги, много писала.

Софья Алексеевна 1657 - 1704: биография кратко, годы жизни, деятельность — История России

Русская царевна Софья Алексеевна, дочь царя Алексея Михайловича и Марии Милославской. В июне 1682 года стала правительницей России с титулом «Великая государыня Царевна и Великая Княжна».

Царевна Софья Алексеевна, дочь царя Алексея Михайловича и Марии Милославской, родилась 27 сентября 1657 года в Москве.

Она получила домашнее образование. Ее учителем был проповедник, писатель и поэт Симеон Полоцкий. Софья хорошо знала латынь, польский язык, писала пьесы для придворного театра, разбиралась в богословских вопросах, увлекалась историей.

Жизнь Софьи Алексеевны совпала с жестокой междоусобицей, которая разгорелась между родственниками ее умершей матери, Милославскими, и мачехи, Нарышкиными. В эти годы, после смерти Алексея Михайловича, наследником престола стал младший родной брат Софьи Федор из Милославских.

В 1682 году, со смертью Федора, царевна Софья начинает принимать участие в политике России, так как не была довольна тем, что на царский престол избрали малолетнего Петра, сына царя Алексея Михайловича и его второй жены Натальи Нарышкиной. После стрелецкого бунта, в мае 1682 года, враждующие группировки достигли компромисса, и на престоле оказались два царя, два сводных брата – Иван V (сын Алексея Михайловича от первого брака) и Петр I. Софья Алексеевна возглавила правительство при обоих несовершеннолетних царях.

Софья добилась того, что ее имя вошло в официальный царский титул «Великие государи и Великая государыня Царевна и Великая Княжна Софья Алексеевна». Через несколько лет ее изображение чеканилось на монетах, а с 1686 года она уже именовала себя самодержицей и в следующем году оформила этот титул специальным указом.

Политика правления царевны Софьи во многом способствовала обновлению общественной жизни. Заметно стала развиваться промышленность и торговля. В стране начали изготавливать бархат и атлас. Открылась Славяно-греко-латинская академия. Налаживаются международные связи. Софья начала реорганизовывать армию по европейскому образцу.

В эти годы был заключен Вечный мир с Польшей, в результате которого за Россией закрепились Левобережная Украина, Киев и Смоленск. Был заключен Нерчинский договор (1689 год) с Китаем. Началась война с Турцией и Крымским ханством.

В 1689 году отношения между Софьей и боярско-дворянской группировкой, поддерживающей Петра I, обострились до крайности. В результате партия Петра I одержала окончательную победу, а царская биография Софьи закончилась. Все сторонники царевны лишились реальной власти, ее имя было исключено из царского титула. Сама Софья Алексеевна отправляется без пострижения в Новодевичий монастырь в Москве, где переписывает церковные книги и много пишет.

Во время стрелецкого восстания 1698 года Софья повторила попытку пройти во власть. В своих письмах стрельцам она просила поддержать ее и выступить против царя. Восстание было жесточайшим образом подавлено. Софья Алексеевна была пострижена в монахини под именем Сусанны и прожила еще семь лет.

Софья Палеолог — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с именем Софья.

Софья Фоми́нична Палеоло́г, она же Зоя[3] Палеологиня (греч. Ζωή Σοφία Παλαιολογίνα; ок. 1455 — 7 апреля 1503) — Великая княгиня Московская, вторая жена Ивана III Великого, мать Василия III, бабушка Ивана IV Грозного. Происходила из византийской императорской династии Палеологов, племянница последнего императора Византии Константина XI Палеолога.

Семья[править | править код]

Её отец, Фома Палеолог, был братом последнего императора Византии Константина XI и деспотом Мореи (полуостров Пелопоннес).

Морейский деспотат в 1450 году

Её дедом по материнской линии был Чентурионе II Дзаккариа, последний франкский князь Ахайи. Чентурионе происходил из генуэзского купеческого рода. Его отец был поставлен править Ахайей неаполитанским королём Карлом III Анжуйским. Чентурионе унаследовал власть от отца и правил в княжестве до 1430 года, когда деспот Мореи Фома Палеолог начал крупномасштабное наступление на его владения. Это вынудило князя отступить к своему наследственному замку в Мессении, где он и умер в 1432 году, спустя два года после мирного договора, по которому Фома женился на его дочери Екатерине. После его смерти территория княжества вошла в состав деспотата.

Старшая сестра Зои Елена Палеолог (1431 — 7 ноября 1473) с 1446 года была женой сербского деспота Лазаря Бранковича, и после захвата Сербии мусульманами в 1459 году бежала на греческий остров Лефкас, где постриглась в монахини. Также у Фомы было два выживших сына, Андрей Палеолог (1453—1502) и Мануил Палеолог (1455—1512).

4 поколения предков Софьи (родословное древо)

Италия[править | править код]

Папа римский Сикст IV (слева). Предоставил убежище бежавшей после захвата Византии семье деспота Мореи Фомы Палеолога, перешедшего в католицизм вместе с семьёй для получения поддержки Папы.
Кардинал Виссарион Никейский (справа), сторонник унии, т.е. объединения католиков и православных под властью Папы, был назначен непосредственным опекуном Софьи Палеолог.
Хоругвь «Проповедь Иоанна Крестителя» из Ораторио Сан Джованни, Урбино. Итальянские эксперты полагают, что в толпе слушателей изображены Виссарион и Софья Палеолог (3-й и 4-й персонажи слева). Галерея провинции Марке, Урбино.

Определяющим в судьбе Зои стало падение Византийской империи. Император Константин погиб в 1453 году во время осады Константинополя. Спустя 7 лет, в 1460 году Морейский деспотат был захвачен турецким султаном Мехмедом II, и Зоя была вынуждена бежать от турок сначала вместе с семьёй на Корфу, а потом в Рим, где её отец Фома был признан законным наследником византийского престола[4], и в последний год своей жизни перешёл в католицизм — как и, чуть позже, его дети. Палеологи поселились при дворе папы Сикста IV (заказчика Сикстинской капеллы). Там Зоя и получила имя Софья.

После смерти Фомы 12 мая 1465 года (его жена Екатерина скончалась в том же году несколько ранее) опекой его детей занялся известный учёный грек, кардинал Виссарион Никейский, сторонник унии. Сохранилось его письмо, в котором он давал наставления преподавателю сирот. Из этого письма следует, что папа по-прежнему будет отпускать на их содержание 3600 экю в год (200 экю в месяц: на детей, их одежду, лошадей и прислугу; плюс следовало откладывать на «чёрный день» и тратить 100 экю на содержание скромного двора, включавшего врача, профессора латинского языка, профессора греческого языка, переводчика и 1—2 священников).

После смерти Фомы корону Палеологов де-юре унаследовал его сын Андрей, который продавал её различным европейским монархам и умер в бедности. Второй сын Фомы Палеолога, Мануил, во время правления Баязида II вернулся в Константинополь и отдался на милость султану. По некоторым источникам, он принял ислам, завёл семью и служил в турецком флоте.

В 1466 году венецианская сеньория предложила кипрскому королю Жаку II де Лузиньяну кандидатуру Софьи в качестве невесты, но он отказался. По словам о. Пирлинга, блеск её имени и слава предков были плохим оплотом против оттоманских кораблей, крейсировавших в водах Средиземного моря. Георгия Сфрандзи сообщает о том, что в 1466 году Софью, которая тогда была ещё ребёнком, выдали замуж за князя Караччоло, знатного итальянского богача, однако она вскоре овдовела[5].

Свадьба[править | править код]

Виктор Муйжель. «Посол Иван Фрязин вручает Ивану III портрет его невесты Софьи Палеолог» Фёдор Бронников. «Встреча царевны Софьи Палеолог псковскими посадниками и боярами в устье Эмбаха на Чудском озере» София Палеолог въезжает в Москву. Миниатюра Лицевого летописного свода

Иван III овдовел в 1467 году — его первая жена Мария Борисовна, княжна Тверская, умерла, оставив ему единственного сына, наследника — Ивана Молодого.

Брак Софьи с Иваном III был предложен в 1469 году римским папой Павлом II, предположительно, в надежде на усиление влияния католической церкви на Руси или, возможно, сближения католической и православных церквей — восстановления флорентийской унии. Мотивы Ивана III, вероятно, были связаны со статусом, и недавно овдовевший монарх согласился жениться на греческой принцессе. Идея брака, возможно, родилась в голове кардинала Виссариона.

Переговоры длились три года. Русская летопись повествует: 11 февраля 1469 года грек Юрий прибыл в Москву от кардинала Виссариона к великому князю с листом, в котором великому князю предлагалась в невесты Софья, дочь морейского деспота Фомы, «православная христианка» (о переходе её в католичество умалчивалось). Иван III посоветовался с матерью, митрополитом Филиппом и боярами, и принял положительное решение.

Лицевой летописный свод: «Той же зимой в феврале в 11 день пришел из Рима от кардинала Виссариона грек по имени Юрий к великому князю с грамотой, в которой писано, что „есть в Риме у деспота Аморейского Фомы Ветхословца от царства Константинограда дочь именем Софья, православная христианка; если захочет взять её в жены, то я пришлю её в твое государство. А присылали к ней сватов король Французский и князь великий Медядинский, но она не хочет в латинство“. Ещё приходили фрязи: Карло именем, Ивану Фрязину, московскому денежнику, брат старший, да племянник, их старшего брата сын Антон. Князь же великий внял этим словам, и подумав о сем со своим отцом митрополитом Филиппом и с матерью своею, и с боярами, той же весной в марте в 20 день послал Ивана Фрязина к папе Павлу и к тому кардиналу Виссариону, чтобы посмотреть царевну. Он же пришел к папе, увидел царевну и, о том, с чем послан папе и кардиналу Виссариону изложил. Царевна же, узнав, что великий князь и вся земля его в православной вере христианской, восхатела за него. Папа же, почтив посла великого князя Ивана Фрязина, отпустил его к великому князю с тем, чтобы отдать за него царевну, но да пришлёт он за ней бояр своих. И грамоты свои папа дал Ивану Фрязину о том, что послам великого князя ходить добровольно два года по всем землям, которые под его папство присягают, до Рима».

В 1469 году Иван Фрязин (Джан Батиста делла Вольпе) был отправлен к римскому двору сватать для великого князя Софию. Софийская летопись свидетельствует, что обратно на Русь с Иваном Фрязиным был послан портрет невесты, и такая светская живопись оказалась крайним сюрпризом в Москве — «…а царевну на иконе написану принесе». (Портрет этот не сохранился, что весьма прискорбно, поскольку наверняка он был написан живописцем на папской службе, поколения Перуджино, Мелоццо да Форли и Педро Берругете). Папа принял посла с великой честью. Он попросил великого князя прислать за невестой бояр. Фрязин вторично поехал в Рим 16 января 1472 года, и прибыл туда 23 мая.

1 июня 1472 году в базилике святых апостолов Петра и Павла состоялось заочное обручение. Заместителем великого князя был Иван Фрязин. В качестве гостей присутствовали жена правителя Флоренции Лоренцо Великолепного Клариче Орсини[6] и королева Боснии Катарина. Папа, кроме подарков, дал невесте приданое в 6 тыс. дукатов.

24 июня 1472 года большой обоз Софии Палеолог вместе с Иваном Фрязиным выехал из Рима. Невесту сопровождал кардинал Виссарион Никейский, который должен был реализовать открывающиеся возможности для Святого Престола. Легенда гласит, что в состав приданого Софии входили книги, которые лягут в основу собрания знаменитой библиотеки Ивана Грозного.

Маршрут путешествия был таков: на север из Италии через Германию, в порт Любек они прибыли 1 сентября. Приходилось объезжать Польшу, через которую обычно путешественники следовали на Русь сухопутным путём — в этот момент она находилась с Иваном III в состоянии конфликта. Морское путешествие через Балтику заняло 11 дней. Корабль пристал в Колывани (совр. Таллин), откуда кортеж в октябре 1472 года проследовал через Дорпат (совр. Тарту), Псков и Великий Новгород. 12 ноября 1472 года София въехала в Москву.

Ещё во время путешествия невесты по русским землям стало очевидно, что планы Ватикана сделать её проводником католичества потерпели провал, поскольку Софья немедленно продемонстрировала возвращение к вере предков. Папский легат Антоний Бонумбре был лишён возможности въехать в Москву, неся перед собой латинский крест (см. Корсунский крест)[7].

Венчание в России состоялось 12 (22) ноября 1472 года в Успенском соборе в Москве. Обвенчал их митрополит Филипп (по Софийскому Временнику — коломенский протопоп Осия)[8][9]. По некоторым указаниям, митрополит Филипп был против брачного союза с униаткой. Официальная великокняжеская летопись утверждает, что именно митрополит венчал великого князя, но неофициальный свод (в составе Летописей Софийской II и Львовской) отрицает участие митрополита в этой церемонии: «венча же протопоп коломенскый Осея, занеже здешним протопопом и духовнику своему не повеле…».

Приданое[править | править код]

В музеях Московского Кремля хранятся несколько предметов, связанных с именем Софьи Палеолог. В их числе — несколько драгоценных мощевиков, происходящих из Благовещенского собора, чья оправа создана, вероятно, уже в Москве. По надписям можно предположить, что находящиеся в них мощи она привезла из Рима.

  • «Спас Нерукотворный». Доска — XV век (?), живопись — XIX век (?), оклад — последняя четверть (XVII века). Цата и дробница с изображением Василия Великого — 1853. ММК. По легенде, записанной в середине XIX века, образ был привезён в Москву из Рима Софьей Палеолог.

  • Икона-мощевик наперсная. Оправа — Москва, вторая половина XV в.; камея — Византия, XII–XIII вв. (?)

  • Икона наперсная. Константинополь, X—XI вв.; оправа — конец XIII — начало XIV в.

  • Икона «Богоматерь Одигитрия», XV век

Жизнь в браке[править | править код]

Семейная жизнь Софьи, по всей видимости, была удачной, о чём свидетельствует многочисленное потомство.

Для неё в Москве были выстроены особые хоромы и двор, но они вскоре же, в 1493 году, сгорели, причём во время пожара погибла и казна великой княгини. Татищев передаёт свидетельство, что будто бы, благодаря вмешательству Софии, было сброшено Иваном III татарское иго: когда на совете великого князя обсуждалось требование ханом Ахматом дани, и многие говорили, что лучше умиротворить нечестивого дарами, чем проливать кровь, то будто бы София горько расплакалась и с упрёками уговаривала супруга покончить с данническими отношениями.

Перед нашествием Ахмата 1480 года, ради безопасности, с детьми, двором, боярынями и княжеской казной Софья была отправлена сначала в Дмитров, а потом на Белоозеро; в случае же, если Ахмат перейдёт Оку и возьмёт Москву, то ей было сказано бежать дальше на север к морю. Это дало повод Виссариону, владыке ростовскому, в своём послании предостерегать великого князя от постоянных дум и излишней привязанности к жене и детям. В одной из летописей отмечается, что Иван запаниковал: «ужас наиде на нь, и въсхоте бежати от брега, а свою великую княгиню Римлянку и казну с нею посла на Белоозеро»[10].

Семья вернулась в Москву только зимой. Венецианский посол Контарини рассказывает, что он в 1476 году представлялся великой княгине Софье, которая приняла его вежливо и ласково и убедительно просила поклониться от неё светлейшей республике.

«Видение прп. Сергия Радонежского великой московской княгине Софьи Палеолог». Литография. Мастерская Троице-Сергиевой лавры. 1866

Существует легенда, связанная с рождением Софьей сына Василия III, наследника престола: будто бы во время одного из богомольных походов к Троице-Сергиевой Лавре, в селе Клементьево[11], великой княгине Софии Палеолог было видение преподобного Сергия Радонежского, который «вверже в недра ея отроча младо мужеска пола»[12].

Династические проблемы и соперничество[править | править код]

С течением времени второй брак великого князя стал одним из источников напряжённости при дворе. Достаточно скоро сложились две группировки придворной знати, одна из которых поддерживала наследника престола — Ивана Ивановича Молодого, а вторая — новую великую княгиню Софью Палеолог. В 1476 году венецианец А. Контарини отмечал, что наследник «в немилости у отца, так как нехорошо ведёт себя с деспиной» (Софьей)[13], однако уже с 1477 года Иван Иванович упоминается как соправитель отца.

В последующие годы великокняжеская семья значительно увеличилась: Софья родила великому князю в общей сложности девятерых детей — пятерых сыновей и четырёх дочерей.

«Пелена Елены Волошанки». Мастерская Елены Стефановны Волошанки (?) с изображением церемонии 1498 года. Софья, вероятно, изображена в левом нижнем углу в жёлтом плаще с круглой нашивкой на плече — таблионом, знаком царского достоинства.

Тем временем, в январе 1483 года вступил в брак и наследник престола, Иван Иванович Молодой. Его женой стала дочь господаря Молдавии Стефана Великого Елена Волошанка, немедленно оказавшаяся со свекровью «на ножах». 10 октября 1483 года у них родился сын Дмитрий. После присоединения Твери в 1485 году Иван Молодой назначается отцом тверским князем; в одном из источников этого периода Иван III и Иван Молодой именуются «самодержцами Русской земли». Таким образом, в течение всех 1480-х годов положение Ивана Ивановича как законного наследника было вполне прочным.

Положение же сторонников Софьи Палеолог было менее выгодным. Так, в частности, великой княгине не удалось добыть государственных должностей для своих родственников; её брат Андрей убыл из Москвы ни с чем, а племянница Мария, супруга князя Василия Верейского (наследника Верейско-Белозёрского княжества), была вынуждена бежать в Литву вместе с мужем, что отразилось и на положении Софьи. Согласно источникам, Софья, устроив брак своей племянницы и князя Василия Верейского, в 1483 году подарила родственнице драгоценное украшение — «саженье» с жемчугом и каменьями, принадлежавшее до того первой жене Ивана III Марии Борисовне. Великий князь, пожелавший одарить «саженьем» Елену Волошанку, обнаружив пропажу украшения, разгневался и приказал начать розыск. Василий Верейский не стал дожидаться мер против себя и, захватив жену, бежал в Литву. Одним из результатов этой истории стал переход Верейско-Белозёрского княжества к Ивану III по завещанию удельного князя Михаила Верейского, отца Василия[14][15]. Лишь в 1493 году София выхлопотала Василию милость великого князя: опала была снята.

Однако к 1490 году в действие вступили новые обстоятельства. Сын великого князя, наследник престола Иван Иванович заболел «камчюгою в ногах» (подагрой). Софья выписала из Венеции лекаря — «мистро Леона», который самонадеянно пообещал Ивану III вылечить наследника престола; тем не менее, все старания врача оказались бесплодны, и 7 марта 1490 года Иван Молодой скончался. Врач был казнён, а по Москве поползли слухи об отравлении наследника; спустя сто лет эти слухи, уже в качестве неоспоримых фактов, записал Андрей Курбский. Современные историки относятся к гипотезе об отравлении Ивана Молодого как к непроверяемой за недостатком источников.

4 февраля 1498 года в Успенском соборе прошла коронация княжича Дмитрия Внука[16]. Софью и её сына Василия не пригласили. Однако 11 апреля 1502 года династическая схватка подошла к своему логическому завершению. По словам летописи, Иван III «положил опалу на внука своего великого князя Дмитрея и на матерь его на великую княгиню Елену, и от того дни не велел их поминати в ектеньях и литиах, ни нарицати великым князем, и посади их за приставы». Через несколько дней Василий Иванович был пожалован великим княжением; вскоре Дмитрий-внук и его мать Елена Волошанка были переведены из-под домашнего ареста в заточение. Таким образом, борьба внутри великокняжеской семьи завершилась победой княжича Василия; он превратился в соправителя отца и законного наследника огромной державы. Падение Дмитрия Внука и его матери предопределило также судьбу московско-новгородского реформационного движения в Православной церкви: церковный Собор 1503 года окончательно разгромил его; многие видные и прогрессивные деятели этого движения были казнены. Что же касается судьбы самих проигравших династическую борьбу, то она была печальной: 18 января 1505 года в заточении умерла Елена Стефановна, а в 1509 году «в нужи, в тюрме» умер и сам Дмитрий. «Одни полагают, что он погиб от голода и холода, другие — что он задохнулся от дыма» — сообщал Герберштейн по поводу его смерти[17].

Смерть[править | править код]

Смерть и погребение великой княгини

Скончалась она 7 апреля 1503 года, за два года до смерти мужа (он умер 27 октября 1505).

Похоронена в массивном белокаменном саркофаге в усыпальнице Вознесенского собора в Кремле рядом с могилой Марии Борисовны, первой супруги Ивана III. На крышке саркофага острым инструментом процарапано слово «Софья»[18].

Собор был разрушен в 1929 году, и останки Софьи, как и других женщин царствовавшего дома, были перенесены в подземную палату южной пристройки Архангельского собора.

Отношение современников[править | править код]

Византийская царевна не пользовалась популярностью, её считали умной, но гордой, хитрой и коварной. Неприязнь к ней сказалась даже и в летописях: например, по поводу её возвращения с Белоозера летописец замечает: «великая княгиня Софья… бегала от Татар на Белоозеро, а не гонял никто же; и по которым странам ходила, тем пуще татар — от боярских холопов, от кровопийцов христианских. Воздай же им, Господи, по делом их и по лукавству начинания их»[19].

Пелена из Троице-Сергиевой лавры

Опальный думный человек Василия III Берсень Беклемишев в беседе с Максимом Греком говорил о ней так: «земля наша русская жила в тишине и в миру. Как пришла сюда мать великого князя Софья с вашими греками, так наша земля и замешалась и пришли к нам нестроения великия, как и у вас в Царь-граде при царях ваших». Максим возражал: «Господине, великая княгиня Софья с обеих сторон была роду великого: по отце — царского рода, а по матери — великого герцога италийской стороны». Берсень отвечал: «Какова бы она ни была; да к нашему нестроению пришла». Нестроение же это, по словам Берсеня, сказалось в том, что с того времени «старые обычаи князь великий переменил», «ныне Государь наш запершися сам третей у постели всякие дела делает»[19].

Особенно строг к Софии князь Андрей Курбский. Он убеждён, что «В предобрый русских князей род всеял дьявол злые нравы, наипаче же женами их злыми и чародейцами, якоже и в израильстех царех паче же которых поимовали от иноплеменников»; обвиняет Софью в отравлении Иоанна Молодого, в смерти Елены, в заключении Дмитрия, князя Андрея Углицкого и других лиц, презрительно называет её гречанкой, греческой «чародейцей».

В Троицком-Сергиевском монастыре хранится шёлковая пелена, шитая руками Софии в 1498 году; на пелене вышито её имя, причём она величает себя не великой княгиней московской, а «царевной царегородской». Видимо, она высоко ставила своё прежнее звание, если помнит о нём даже после 26-летнего замужества.

Внешность[править | править код]

Когда в 1472 году Клариче Орсини и придворный поэт её мужа Луиджи Пульчи были свидетелями заочного бракосочетания, состоявшегося в Ватикане, ядовитый остряк Пульчи, чтобы позабавить остававшегося во Флоренции Лоренцо Великолепного, направил ему шутовской отчёт об этом событии и внешности невесты, где в гротескной форме описал её как толстую раскрашенную куклу[6]. Однако каноны красоты в Италии и на Руси тогда заметно отличались, и излишняя по итальянским меркам полнота невесты не считалась недостатком для жён русских князей. По отзыву болонских летописцев, описавших проезд её процессии через город, она была невысокого роста, обладала очень красивыми глазами и удивительной белизной кожи[19]. По виду они давали ей 24 года.

Софья Палеолог

Отмерено добро и зло
Весами куполов неровных,
О византийское чело,
Полуулыбка губ бескровных!

Не доводом и не мечом
Царьград был выкован и слеплен.
Наивный варвар был прельщён
Его коварным благолепьем.

Не раз искусный богомаз,
Творя на кипарисных досках,
Его от разрушенья спас
Изображеньем ликов плоских.

И где пределы торжеству,
Когда — добытую жар-птицу —
Везли заморскую царицу
В первопрестольную Москву.

Как шлемы были купола.
Они раскачивались в звоне.
Она на сердце берегла
Как белых ласточек ладони.

И был уже неоспорим
Закон меча в делах условных…
Полуулыбкой губ бескровных
Она встречала Третий Рим.

В декабре 1994 года в Москве были начаты исследования останков княгини. Они сохранились хорошо (почти полный скелет за исключением отдельных мелких костей). Криминалист Сергей Никитин, восстановивший её облик по методу Герасимова, указывает: «После сопоставления черепа, позвоночника, крестца, костей таза и нижних конечностей, с учётом примерной толщины отсутствующих мягких тканей и межкостных хрящей, удалось выяснить, что Софья была невысокого роста, около 160 см, полная, с волевыми чертами лица. По степени зарастания швов черепа и изношенности зубов биологический возраст Великой княгини был определён в 50—60 лет, что соответствует историческим данным. Вначале её скульптурный портрет вылепили из специального мягкого пластилина, а затем изготовили гипсовую отливку и тонировали её под каррарский мрамор»[18].

Черты «средиземноморского» антропологического типа[20] во внешности Ивана Грозного и его сходство с бабкой по отцовской линии окончательно опровергли слухи, что его мать Елена Глинская родила его от любовника.

  • Великая княгиня София.
    Пластическая реконструкция

  • Праправнучка, княжна Мария Старицкая.
    Пластическая реконструкция.
    По утверждению учёных, её лицо демонстрирует большое сходство с Софией[21]

Роль в истории[править |

Софья Алексеевна - портрет, биография, личная жизнь, причина смерти, правление

Биография

Софья Алексеевна Романова известна по хрестоматийному портрету работы Ильи Репина. На полотне возвышается монументальная фигура суровой женщины, которая испепеляет зрителя гневным взглядом. Из названия картины становится понятно, что мрачность царевны небезосновательна: ее заточили в монастыре на долгие годы. Деятельная особа пыталась править государством, а в итоге закончила свои дни в отречении от мира, приняв постриг в великую схиму.

Детство и юность

Царевна Софья стала шестым ребенком государя Алексея Михайловича - второго представителя династии Романовых, взошедшего на российский престол. Всего у царя было 16 детей: 13 от первой жены и 3 – от второй.

Портрет Софьи Алексеевны. Художник Илья РепинПортрет Софьи Алексеевны. Художник Илья Репин

Марья Ильинична Милославская, первая жена государя, происходила из знатного дворянского рода выходцев из Польши. Она родила ему дочь Софью в 1657 году. Царица разрешалась от бремени едва ли не каждый год, многие дети умирали при рождении и в младенчестве, а сама она скончалась от родильной горячки в 1669 году.

Спустя 2 года, в 1671-м, 42-летний царь-вдовец женился на 20-летней дворянке Наталье Кирилловне Нарышкиной. Молодая царица родила мужу еще троих детей, старшим из которых стал будущий император Петр I.

Софья Алексеевна и Петр I в детствеСофья Алексеевна и Петр I в детстве

Таким образом, в 14 лет царевна Софья обзавелась мачехой. Уже тогда девушка отличалась умом и образованностью. Наставником ее был богослов, писатель и придворный астролог Симеон Полоцкий. Царевна изучала языки, читала книги по истории и религии, упражнялась в написании пьес. Софья Алексеевна была набожна, уделяя часы молитве и чтению Священного Писания, и собственноручно переписывала Евангелие.

В то время при дворе четко обозначились два жестко противоборствующих влиятельных лагеря - Милославские и Нарышкины. Родственники царевых жен пытались использовать наследников как рычаги влияния на государственные порядки, что усугубилось со смертью Алексея Михайловича в 1676 году.

Царь Федор АлексеевичЦарь Федор Алексеевич

Царские дети отличались слабым здоровьем, а старшие сыновья умерли раньше отца. Поэтому на трон взошел Федор Алексеевич, младший брат царевны. Он был молодым и крайне болезненным, а старшая сестра пользовалась у юноши неограниченным влиянием и авторитетом. 20-летний Федор III ушел из жизни в 1682 году, не оставив наследников. К тому моменту царевна уже привыкла участвовать во всех государственных делах и отдавать распоряжения.

Девушка была энергичной и честолюбивой, а ее ум не подвергался сомнению. Поэтому Софья не разделила привычную участь царевен-затворниц, которые полжизни не покидали своих теремов, и открыла новую страницу своей биографии.

Правление и свержение

Еще опекая царя Федора III, Софья нашла единомышленников и приближенных среди бояр и военачальников. К тому же родственники Милославские оказывали наследнице солидную поддержку. Поэтому, когда в 1682 году Наталья Нарышкина усадила на трон своего 10-летнего первенца Петра, Софья не на шутку разгневалась. К ней на помощь пришли стрельцы, устроившие 15 мая вооруженный мятеж и выдворившие регентшу-мать с сыном из царских палат.

Стрелецкий бунт 1682 годаСтрелецкий бунт 1682 года

Клан Милославских не мог выдвинуть достаточно сильного претендента на трон, в их распоряжении был единственный оставшийся в живых наследник - болезненный телом и рассудком 15-летний Иван. Нарышкины держались за сильного и здорового Петра. В итоге боярский совет пошел на компромисс и объявил царями обоих наследников.

Молодые царевичи не могли быть полноценными правителями, и на регентство при братьях единодушно была выбрана Софья Алексеевна. 25 июня 1682 года в Успенском соборе Московского Кремля Ивана и Петра венчали на царство, а по факту правительницей Руси стала их сестра. Она даже повелела называть себя самодержицей и выпустить монеты с собственным изображением.

Портрет Софьи Алексеевны на золотой монетеПортрет Софьи Алексеевны на золотой монете

Главной проблемой внутренней политики, с которой столкнулась молодая государыня в первое время, стали бунты и волнения. Часть стрельцов под управлением боярина Хованского была не согласна со сложившейся ситуацией. Недовольство усугублялось церковным расколом, тянувшимся со времен реформы патриарха Никона. Всю эту смуту царевна пресекла жесткой рукой, не скупясь на репрессии.

Борьбу с раскольниками Софья продолжила в 1685 году, приняв “12 статей”, которые узаконили пытки, ущемление в правах и даже казни в отношении старообрядцев. Тысячи староверов бежали из столицы в отдаленные уголки, пытаясь избежать суровых наказаний.

Царевна Софья АлексеевнаЦаревна Софья Алексеевна

Деятельность правительницы направлялась на улучшение государственного порядка: она проводила военную и налоговую реформы, занималась расширением торговых связей с зарубежными странами. В 1687 году по инициативе царевны открылся первый вуз на Руси - Славяно-греко-латинская академия.

В наследство Софье Алексеевне достались проблемы во внешней политике. Многолетним конфликтам с Польшей был положен конец подписанием в 1686 году “Вечного мира”, который представлял собой передел украинских земель.

Софья Алексеевна в сопровождении придворных дамСофья Алексеевна в сопровождении придворных дам

Получив новую территорию, Софья обязалась вступить в войну с Крымским ханством, причинявшим ущерб Речи Посполитой. Это вылилось в серию крымских походов, но ни один не увенчался успехом. Неудачи военных действий пошатнули авторитет государыни. Сомнительным внешнеполитическим решением считается Нерчинский договор с Китаем, по которому Русь теряла Приамурье и ряд дальневосточных областей.

Пока Софья Алексеевна энергично руководила страной, ее сводный брат Петр подрастал. Ивана мало интересовали вопросы власти, а Петру уже не терпелось вступить в законные права. В 1689 году царевич по указанию матери женился на Евдокии Лопухиной. И хотя ему было только 17 лет, факт брака давал ему статус совершеннолетнего.

Арест царевны Софьи. Художник Константин ВещиловАрест царевны Софьи. Художник Константин Вещилов

Самодержица не собиралась добровольно уступать трон братьям, хотя по закону у нее больше не оставалось на него прав. Поэтому между Софьей и Петром назрел очевидный конфликт, который чуть было не вылился в большое кровопролитие. Но военные части одна за другой покидали царевну, переходя на сторону юного царя.

В итоге, оставшись без поддержки стрельцов и наемной иноземной пехоты, Софья Алексеевна была вынуждена подчиниться приказу будущего императора и сложить полномочия, удалившись в монастырь.

Личная жизнь

Софья Алексеевна не была хороша собой: грузная, приземистая, с растительностью на лице, она была лишена женского очарования. Зато ум и душевные качества ее личности ценились высоко.

“Ее ум и достоинства вовсе не несут на себе отпечатка безобразия ее тела, ибо насколько ее талия коротка, широка и груба, настолько же ум ее тонок, проницателен и искусен”.
Князь Василий ГолицынКнязь Василий Голицын

Таков исторический портрет царевны с точки зрения ее современника, француза Фуа Де ла Нёвилля. Еще живя при дворе, Софья вела аскетический образ жизни. Она читала Псалтырь и жития святых, постилась, молилась и образом жизни в миру не так уж отличалась от монахини.

Вместе с тем ей приписывают романтические отношения с ее советником, князем Василием Голицыным. Князь был главой Посольского приказа, отвечая за международные связи государства. Софья Алексеевна всецело доверяла дипломату и наделила того большими полномочиями.

Царевна Софья получает у Троицы письмо Василия Голицына. Художник Клавдий ЛебедевЦаревна Софья Алексеевна получает письмо от Василия Голицына. Художник Клавдий Лебедев

Богобоязненный и суровый нрав женщины вкупе со строгими порядками допетровских времен вряд ли делают возможными связь царевны с князем. Ведь тот был женат и растил шестерых детей. Однако историки приводят фрагменты переписки Софьи с Голицыным, по которым можно понять, что князь занимал важное место в ее сердце.

Тем не менее Софья Алексеевна прожила одинокую жизнь, так и не выйдя замуж, как и каждая из ее сестер. Все бояре считались недостойными чести обручиться с царской дочерью, а заграничные женихи королевских дворов оказывались иноверцами, поэтому устроить личную жизнь этим девушкам было почти невозможно.

Последние годы и смерть

В 1689 году царевна Софья была сослана братом в московский Новодевичий монастырь, где прошли последние 15 лет ее жизни.

Московский Новодевичий монастырьМосковский Новодевичий монастырь

Царевне обеспечили комфортную жизнь, запретив, однако, покидать пределы монастырской ограды. Первоначально к узнице приставили стражу. Даже с сестрами и тетками она могла видеться в обители только по самым большим праздникам. При этом келья Софьи состояла из нескольких красиво убранных комнат, а в услужении к ней приставили послушниц.

Петр I, уже став единоличным царем, навещал сводную сестру в монастыре, но гордая царевна встретила его холодно. Примирение между ними так и не произошло.

Гравюра Софьи Алексеевны 1685 года. Художник Пьер БоннарГравюра Софьи Алексеевны 1685 года. Художник Пьер Боннар

Когда в 1698 году в Москве поднялся очередной стрелецкий бунт, Петр I решил, что Софья Алексеевна причастна к этому делу. Стрельцы возмущались преимущественно по социально-экономическим поводам, но и политическую подоплеку в их выступлении можно было разглядеть. Царь небезосновательно решил, что бунтовщики намеревались усадить на трон пленную царевну. После этого события Софью постригли в монахини с наречением нового имени - Сусанна.

Софья Алексеевна прожила 46 лет и умерла 3 июля 1704 года, приняв накануне смерти великую схиму и вернув себе прежнее имя. О причине смерти историки не говорят ничего определенного. Тело царевны погребено под сводами Смоленского собора Новодевичьего монастыря Москвы.

самые шокирующие факты — Рамблер/новости

Софья Палеолог была одной из самых значимых фигур на русском престоле по своему происхождению, личным качествам, а также по тем талантливым людям, которых она привлекла на службу московским правителям. Эта женщина обладала талантом государственного деятеля, она умела ставить цели и добиваться результата.

Семья и происхождение

Византийская императорская династия Палеологов правила на протяжении двух столетий: от изгнания крестоносцев в 1261 году до взятия Константинополя турками в 1463-м.

Дядя Софьи Константин XI известен как последний император Византии. Он погиб во время взятия города турками. Из сотен тысяч жителей на оборону вышло всего 5000, с захватчиками сражались иностранные моряки и наёмники во главе с самим императором. Видя, что враги побеждают, Константин воскликнул в отчаянии: «Город пал, а я ещё жив», после чего, сорвав с себя знаки императорского достоинства, бросился в бой и был убит.

Отец Софьи, Фома Палеолог, был правителем Морейского деспотата на полуострове Пелопоннес. По матери, Екатерине Ахайской, девочка происходила из знатного генуэзского рода Чентурионе.

Точная дата рождения Софьи неизвестна, но её старшая сестра Елена родилась в 1531-м году, а братья — в 1553 и 1555. Поэтому скорее всего правы те исследователи, которые утверждают, что на момент брака с Иваном III в 1572-м ей было, по понятиям того времени, уже довольно много лет.

Жизнь в Риме

В 1453 году турки захватили Константинополь, а 1460-м вторглись на Пелопоннес. Фома успел бежать вместе с семьёй на остров Корфу, а затем в Рим. Чтобы гарантировать расположение Ватикана, Фома принял католичество.

Фома и его супруга скончались почти одновременно в 1465-м году. Софья и её братья оказались под патронажем папы римского Павла II. Обучение юных Палеологов было поручено греческому философу Виссариону Никейскому, автору проекта унии православной и католической церквей. Византия в 1439 году пошла на этот шаг в расчёте на поддержку в войне против турок, но никакой помощи европейские правители не оказали.

Старший сын Фомы Андрей был законным наследником Палеологов. Впоследствии он сумел выпросить у Сикста IV два миллиона дукатов на военную экспедицию, но истратил их на другие цели. После этого скитался по европейским дворам в надежде найти союзников.

Брат Андрея Мануил вернулся в Константинополь и уступил свои права на престол султану Баязиду II в обмен на содержание.

Брак с великим князем Иваном III Папа Павел II рассчитывал выдать Софью Палеолог замуж, чтобы при её содействии расширить своё влияние. Но хотя папа давал за ней приданое в 6 тысяч дукатов, за ней не было ни земель, ни военной силы. Она обладала знаменитым именем, которое только отпугивало греческих властителей, не желающих ссориться с Османской империей, а от браков с католиками Софья отказывалась.

В 1467 году овдовел 27-летний московский великий князь Иван III, и спустя два года греческий посол предложил ему проект брака с византийской царевной. Великому князю был представлен миниатюрный портрет Софьи, и он дал согласие на брак.

Петрарка писал о Риме эпохи Возрождения: «Достаточно увидеть Рим, чтобы потерять веру». Этот город был местом концентрации всех пороков человечества, и во главе морального разложения стояли понтифики католической церкви. Софья получила образование в духе униатства. Всё это было отлично известно в Москве. Несмотря на то, что невеста ещё в пути недвусмысленно продемонстрировала свою приверженность православию, митрополит Филипп к этому браку относился с неодобрением и уклонился от венчания царственной четы. Обряд совершил протопоп Коломны Осия. Венчание было произведено сразу же в день приезда невесты — 12 ноября 1472 года. Такая спешка объяснялась тем, что это был праздник: день памяти Иоанна Златоуста — святого покровителя великого князя.

Несмотря на опасения ревнителей православия, Софья никогда не пыталась создать основу для религиозных конфликтов. По легенде, она привезла с собой несколько православных святынь, в том числе византийскую чудотворную икону Богоматери «Благодатное небо».

Роль Софьи в развитии русского искусства

Приехав на Русь, Софья узнала о проблеме отсутствия здесь достаточно опытных архитекторов для постройки крупных зданий. Приглашали мастеров из Пскова, но Псков стоит на известняковом основании, а Москва — на непрочных глинах, песке и торфяниках. В 1674 году рухнул почти достроенный Успенский собор московского Кремля. Софья Палеолог знала, кто из итальянских специалистов способен решить эту задачу. Одним из первых приглашённых был Аристотель Фьораванти — талантливый инженер и архитектор из Болоньи. Кроме множества зданий в Италии, он также конструировал мосты через Дунай при дворе венгерского короля Матьяша Корвина.

Может быть, Фьораванти и не согласился бы приехать, но незадолго до этого его ложно обвинили в сбыте фальшивых денег, к тому же при Сиксте IV начала набирать обороты инквизиция, и архитектор счёл за благо уехать на Русь, забрав с собой сына.

Для строительства Успенского собора Фьораванти поставил кирпичный завод и определил как пригодные залежи белого камня в Мячково, откуда брали строительный материал за сто лет до этого для первого каменного Кремля. Храм внешне похож на древний Успенский собор Владимира, но внутри не был разделён на небольшие помещения, а представляет один большой зал.

В 1478 году Фьораванти в качестве начальника артиллерии участвовал в походе Ивана III на Новгород, и навёл понтонный мост через реку Волхов. Позже Фьораванти участвовал в походах на Казань и на Тверь.

Итальянские архитекторы перестроили Кремль, придав ему современный вид, возвели десятки храмов и монастырей. Они учитывали русские традиции, гармонично комбинируя их со своими новинками. В 1505-1508 годах под руководством итальянского зодчего Алевиза Нового был перестроен кремлёвский собор Михаила Архангела. Архитектор оформил закомары не как раньше, гладкими, а в виде ракушек. Эта идея так всем понравилась, что впоследствии использовалась повсеместно.

Участие Софьи в конфликте с Ордой

В. Н. Татищев передаёт свидетельство, что под воздействием жены Иван III отказался платить дань золотоордынскому хану Ахмату. Что Софья горько плакала над зависимым положением государства русского и Иван, растрогавшись, пошёл на конфликт с ордынским ханом. Если это верно, то Софья действовала под влиянием европейских политиков. События складывались так: в 1472 году татарский набег был отбит, но в 1480-м Ахмат пошёл на Москву, заключив союз с королём Литвы и Польши Казимиром. Иван III совсем не был уверен в исходе конфликта и отослал жену с казной на Белоозеро, в одной из летописей даже отмечается, что великий князь запаниковал: «ужас наиде на нь, и въсхоте бежати от брега, а свою великую княгиню Римлянку и казну с нею посла на Белоозеро».

Венецианская республика активно искала союзника, который помог бы остановить продвижение турецкого султана Мехмеда II. Посредником в переговорах выступал авантюрист и купец Джованни-Баттиста делла Вольпа, который имел поместья в Москве, был известен здесь как Иван Фрязин и именно он был послом, посажённым женихом и главой свадебного кортежа Софьи Палеолог. По русским источникам, Софья любезно принимала членов венецианского посольства. Из всего вышесказанного вытекает, что венецианцы вели двойную игру и сделали попытку посредством великой княгини ввернуть Русь в тяжёлый конфликт со скверной перспективой.

Однако московская дипломатия тоже не теряла времени: Крымское ханство Гиреев было вовлечено в союз с русскими. Поход Ахмата закончился «Стоянием на Угре», в результате которого хан отступил без генерального сражения. Ахмат не получил от Казимира обещанной помощи из-за нападения на его земли союзного Ивану III Менгли Гирея, а на его собственные тылы совершил нападение узбекский правитель Мухаммед Шейбани.

Сложности семейных отношений

Первые два ребёнка Софьи и Ивана были девочками, они умерли в младенчестве. Существует легенда, что у молодой княгини было видения преподобного Сергия Радонежского — покровителя Московского государства, и после этого знака свыше она родила сына — будущего Василия III. Всего в браке родилось 12 детей, из которых 4 умерли в младенчестве.

От первого брака с тверской княжной у Ивана III был сын Иван Младой — наследник престола, однако в 1490-м году он заболел подагрой. Из Венеции был выписан врач Мистр Леон, который головой ручался за выздоровление. Лечение проводилось такими методами, которые окончательно загубили здоровье княжича, и в возрасте 32-х лет Иван Младой в страшных муках скончался. Врач был публично казнён, а при дворе образовались две враждующие партии: одна поддерживала молодую великую княгиню и её сына, другая — Дмитрия, малолетнего сына Ивана Младого.

На протяжении нескольких лет Иван III колебался, кому отдать предпочтение. В 1498 году великий князь короновал внука Дмитрия, через год передумал и короновал уже Василия, сына Софьи. В 1502-м он приказал заточить Дмитрия и его мать, а всего спустя год умерла Софья Палеолог. Для Ивана это был тяжёлый удар. В трауре великий князь совершил ряд паломнических поездок по монастырям, где усердно предавался молитвам. Он умер спустя три года в возрасте 65 лет.

Какова была внешность Софьи Палеолог

В 1994 году останки княгини были извлечены и изучены. Криминалист Сергей Никитин восстановил её внешний облик. Она была невысока — 160 см, полного телосложения. Это подтверждено итальянской хроникой, которая ехидно называла Софью толстой. На Руси были иные каноны красоты, которым царевна вполне соответствовала: полнота, красивые, выразительные глаза и прекрасная кожа. Возраст был определён в 50-60 лет.

София Палеолог: гений и злодейство

София Палеолог… Сколько о ней сказано, написано, придумано, обнаружено… Не всякая, далеко не всякая личность в истории облечена в такой длинный шлейф недомолвок, сплетен, наговоров… И параллельно с ними – восторгов, благодарностей, восхищений. Личность Софии Палеолог давно не дает спокойно спать археологам, историкам, врачам, ученым, исследователям, да и просто людям, которые хоть как-то по касательной столкнулись с повествованиями о ней. Так кто же она? Гений? Злодейка? Ведьма? Святая? Благодетельница земли русской или исчадие ада? Опираясь на известные нам сведения ее биографии, попробуем разобраться.

Начнем с начала. София, или в младенчестве Зоя, родилась в семье Фомы Палеолога – деспота Мореи. Он был младшим братом последнего византийского императора Константина XI, который погиб при падении Константинополя в середине XV века.

Вот после этой фразы порой и начинается тарарам в мышлении людей. Ну, если отец – деспот, то кому же быть дочери? И начинается град обвинений. А между тем, ежели проявить немного любознательности и заглянуть в словарь, который толкует нам слова не всегда односложно, то мы можем прочесть нечто другое о слове «деспот».

Оказывается, что деспотами называли самых высокопоставленных византийских вельмож. А деспотаты – это такие разделения в государстве, подобные современным провинциям или штатам. Вот и отец Софии был вельможей, руководившим одним из таких кусочков государства – деспотатом.

Она была в семье не единственным ребенком – у нее было еще два брата: Мануил и Андрей. Семья исповедовала православие, мать детей – Екатерина Ахайская, была очень воцерковленной женщиной, чему и учила своих детей.

Но годы были очень непростые. Византийская империя была на грани падения. А когда умер Константин XI и столица была захвачена турецким султаном Мехмедом II, семья Палеолог вынуждена была бежать из родового гнезда. Сначала они обосновались на острове Корфу, а позже перебрались в Рим.

В Риме дети осиротели. Сначала умерла мать, а после, спустя полгода, ушел ко Господу и Фома Палеолог. Воспитанием сирот занялся греческий ученый, униат Виссарион Никейский, служивший кардиналом при папе Сиксте IV (да-да, это он стал заказчиком постройки капеллы, которая теперь и носит его имя – Сикстинская).

И естественно, Зою и ее братьев воспитывали в католицизме. Но при этом дети получили и хорошее образование. Они знали латинский и греческий, математику и астрономию, свободно говорили на нескольких языках.

Папа же Римский не только от сострадания к сиротам проявлял такую добродетель. Мысли его были куда более прагматичны. Для того чтобы восстановить флорентийское соединение церквей и приобщить к унии государство Московское, он решил выдать Софию Палеолог за русского князя Ивана III, который с недавнего времени был вдовцом.

Овдовевшему князю пришлось по душе желание Папы Римского породнить древний московский род со знаменитым родом Палеолог. Но сам он ничего решить не мог. Иван III спросил совета у матери, как ему поступить. Предложение было заманчивым, но он прекрасно понимал, что на кону не только его личная судьба, но и судьба государства, правителем которого он станет. Его отец, великий князь Московский Василий II, получивший прозвище Тёмный из-за своей слепоты, назначил 16-летнего сына своим соправителем. А на момент предполагаемого сватовства Василий II уже преставился.

Мать отослала сына к митрополиту Филиппу. Тот выступил резко против намечающегося брака и не дал своего высочайшего благословения князю. Что же касается самого Ивана III, то идея брака с византийской принцессой ему пришлась по душе. Ведь тем самым Москва становилась наследницей Византии — «третьим Римом», что несказанно укрепляло авторитет великого князя не только в своей стране, но и в отношениях с соседними государствами.

Поразмыслив, он направил в Рим своего посла – итальянца Жан-Батиста делла Вольпе, которого в Москве именовали куда проще: Иван Фрязин. Личность его весьма интересна. Он был не только главным чеканщиком монет при дворе великого князя Ивана III, но и откупщиком этого весьма прибыльного дела. Но не о нем сейчас речь.

Договор о свадьбе был заключен, и София вместе с несколькими сопровождающими лицами отбыла из Рима в Россию.

Она пересекла всю Европу. Во всех городах, где она останавливалась, ей устраивали пышный прием и задаривали сувенирами. Последней остановкой перед прибытием в Москву был город Новгород. И тут произошло неприятное событие.

В обозе Софии был большой католический крест. Весть об этом дошла до Москвы и невероятно расстроила митрополита Филиппа, который и так не давал благословения на этот брак. Владыка Филипп поставил ультиматум: если крест ввезут в Москву – он покинет город. Дело принимало серьезный оборот. Посланец Ивана III поступил по-русски просто: встретив обоз на подъезде к Москве, он взял и отнял крест у представителя Римского Папы, сопровождавшего Софию Палеолог. Всё решилось быстро и без лишнего шума.

Непосредственно в день ее приезда в Белокаменную, а именно 12 ноября 1472 года, как свидетельствуют летописи того времени, состоялось ее венчание с Иваном III. Оно произошло во временной деревянной церкви, поставленной около строящегося Успенского собора, чтобы не прекращать богослужений. Митрополит Филипп, будучи всё ещё вне себя от ярости, отказался проводить церемонию венчания. И это таинство исполнил специально экстренно приглашенный в Москву Коломенский протопоп Иосия. София Палеолог стала женой Ивана III. Но, к великому несчастью и разочарованию Папы Римского, всё обернулось совсем не так, как он предполагал.

По преданию, она привезла с собой в подарок мужу «костяной трон»: его деревянный остов весь был покрыт пластинами из слоновой и моржовой кости с вырезанными на них сюжетами на библейские темы. Софья привезла с собой и несколько православных икон.

София, целью которой ставилось склонение Руси к католичеству, стала православной. Рассерженные послы унии покинули Москву ни с чем. Ряд историков склоняется к версии о том, что София втайне общалась с афонскими старцами, постигая азы православной веры, которая все больше и больше нравилась ей. Есть свидетельства о том, что к ней сваталось несколько иноверцев, которым она отказывала исключительно по причине несовпадения в религиозных взглядах.

«Видимым знаком преемственности Руси от Византии становится двуглавый орел – династический знак семьи Палеолог»

Как бы то ни было, Палеолог стала великой русской княгиней Софьей Фоминичной. И не просто стала ею формально. Она привезла с собой на Русь великий багаж – заветы и предания Византийской империи, так называемую «симфонию» государственной и церковной власти. И это были не просто слова. Видимым знаком преемственности Руси от Византии становится двуглавый орел – династический знак семьи Палеолог. И этот знак становится государственным гербом Руси. Чуть позже к нему добавился всадник, поражающий мечом змея – святой Георгий Победоносец, который раньше был гербом Москвы.

Муж прислушивался к мудрым советам своей просвещённой жены, хотя это не нравилось его боярам, ранее имевшим безраздельное влияние на князя.

А София стала не только помощницей мужа в делах государственных, но и матерью огромного семейства. У нее родилось 12 детей, 9 из которых прожили долгую жизнь. Сначала на свет появилась Елена, умершая в раннем младенчестве. За ней последовала Федосия, за ней – опять Елена. И наконец – счастье! Наследник! В ночь с 25 на 26 марта 1479 года на свет появился мальчик, нареченный в честь деда Василием. У Софии Палеолог родился сын Василий, будущий Василий III. Для матери же он всегда оставался Гавриилом — в честь архангела Гавриила, которому она слезно молилась о даровании наследника.

Судьба подарила супругам еще Юрия, Дмитрия, Евдокию (также умершую младенцем), Ивана (умер ребенком), Симеона, Андрея, опять Евдокию и Бориса.

Сразу после рождения наследника София Палеолог добилась того, чтобы его объявили великим князем. Этим действием она практически вытеснила с очереди на престол старшего сына Ивана III от предыдущего брака – Ивана (Молодого), а следом за ним – его сына, то есть внука Ивана III – Дмитрия.

Естественно, это повлекло всяческие кривотолки. Но, казалось, они совсем не заботили великую княжну. Ее волновало совсем иное.

София Палеолог настаивала на том, чтобы ее супруг окружил себя пышностью, богатством и завел при дворе этикет. Таковы были традиции империи, и их следовало соблюдать. Из Западной Европы Москву наводнили врачи, художники, зодчие, архитекторы… Им дан был приказ – украсить столицу!

Из Милана был приглашен Аристотель Фиораванти, которому вменялось в задачу выстроить кремлевские покои. Выбор был неслучаен. Синьор Аристотель слыл великолепным специалистом по подземным ходам, тайникам и лабиринтам.

И прежде чем заложить стены Кремля, он построил под ними настоящие катакомбы, в одном из казематов которых была укрыта настоящая сокровищница – библиотека, в которой хранились рукописи времен античности и фолианты, спасенные при пожаре знаменитой Александрийской библиотеки. Помните, на праздник Сретения мы говорили о Симеоне Богоприимце? Как раз его перевод книги пророка Исаии на греческий хранился в этой библиотеке.

Кроме кремлевских палат, архитектор Фиораванти построил Успенский и Благовещенский соборы. Благодаря мастерству иных зодчих в Москве появились Грановитая палата, кремлевские башни, Теремной дворец, Казенный двор и Архангельский собор. Москва с каждым днем становилась все краше и краше, как бы готовясь стать царской.

Но не только это заботило нашу героиню. София Палеолог, имея большое влияние на мужа, который видел в ней надеждного друга и мудрого советчика, убедила его отказаться платить дань Золотой Орде. Иван III наконец-то сбросил это многолетнее иго. Но бояре очень боялись, что орда озвереет, узнав о решении князя, и начнется кровопролитие. Но Иван III был тверд, заручась поддержкой своей супруги.

Ну, что ж. Пока что мы может сказать, что София Палеолог была добрым гением как для своего супруга, так и для матушки-Руси. Но мы забыли об одном человеке, который так вовсе не считал. Имя этого человека – Иван. Иван Молодой, как его называли при дворе. И он был сыном от первого брака великого князя Ивана III.

После того, как сын Софии Палеолог был объявлен наследником престола, русская знать при дворе раскололась. Сформировались две группировки: одна поддерживала Ивана Молодого, другая – Софью.

С самого появления при дворе у Ивана Молодого не сложились отношения с Софьей, а та не пыталась их наладить, занимаясь другими государственными и личными делами. Иван Молодой был всего на три года моложе мачехи, и как все подростки, ревновал отца к его новой возлюбленной. Вскоре и Иван Молодой женился на дочери господаря Молдавии Стефана Великого – Елене Волошанке. И на момент рождения сводного брата уже сам был отцом сына Дмитрия.

Иван Молодой, Дмитрий… Шансы Василия занять престол были весьма призрачны. И это не устраивало Софию Палеолог. Совершенно не устраивало. Две женщины – София и Елена – стали заклятыми врагами и просто-таки горели желанием избавиться не только друг от друга, но и от потомства конкурентки. И София Палеолог допускает промах. Но об этом по порядку.

Великая княжна поддерживала весьма теплые дружеские отношения со своим братом Андреем. Его дочь Мария вышла в Москве замуж за князя Василия Верейского, который был племянником Ивана III. И однажды София, не спросив мужа, подарила племяннице драгоценность, которая некогда принадлежала первой супруге Ивана III.

А великий князь, видя неприязнь своей невестки к супруге, решил ее задобрить и подарить ей эту фамильную драгоценность. Вот тут-то и произошел великий провал! Князь был вне себя от гнева! Он потребовал у Василия Верейского возвратить ему немедленно фамильную ценность. Но тот отказался. Дескать, подарок, извините! Тем более что стоимость его была весьма и весьма внушительной.

Иван III был просто взбешен и велел засадить князя Василия Верейского с супругой в темницу! Пришлось родственникам спешно бежать в Литву, где они спаслись от гнева государя. Но князь еще долго сердился на свою супругу за этот поступок.

К концу XV века страсти в великокняжеском семействе улеглись. По крайней мере, сохранялась видимость холодного мира. Как вдруг обрушилась новая беда: Иван Молодой заболел ломотой в ногах, был практически парализован. К нему спешно были выписаны лучшие лекари из Европы. Но помочь ему они ничем не смогли. Вскоре Иван Молодой скончался.

Лекарей, как водится, казнили… А вот в кругу бояр стал все явственнее и явственнее проступать слух, что к смерти наследника приложила свою руку София Палеолог. Дескать, отравила она конкурента своего Василия. До Ивана III дошла молва, что какие-то лихие бабы с зельем приходили к Софии. Он пришел в ярость, жены и видеть не хотел, а сына Василия велел держать под стражей. Баб, приходивших к Софье, утопили в реке, многих побросали в тюрьмы. Но София Палеолог на этом не унялась.

Ведь у Ивана Молодого остался наследник, известный как Дмитрий Иванович Внук. Внук Ивана III. И 4 февраля 1498 года, под занавес XV века, он был официально провозглашен наследником престола.

Но вы плохо себе представляете личность Софии Палеолог, если думаете, что она смирилась. Совсем наоборот.

В то время на Руси стала распространяться жидовствующая ересь. Ее привез на Русь какой-то киевский ученый еврей по имени Схария. Он стал переиначивать христианство на иудейский манер, отрицал Святую Троицу, Ветхий Завет ставил главнее Нового, отвергал почитание икон и мощей святых… В общем, говоря современным языком, собирал таких же, как и он, сектантов, отколовшихся от святого Православия. Елена Волошанка и князь Дмитрий каким-то образом примкнули к этой секте.

Это был великий козырь в руках Софии Палеолог. Тут же о сектанстве было доложено Ивану III. И Елена с Дмитрием попали в опалу. София и Василий опять заняли свое прежнее положение. С этой поры начал государь, по словам летописцев, «не радеть о внуке», а сына Василия объявил великим князем Новгорода и Пскова. София добилась того, что было приказано Дмитрия и Елену держать под стражей, на ектениях в церкви не поминать их и не величать Дмитрия великим князем.

Софья Палеолог, фактически отвоевавшая для своего сына царский престол, не дожила до этого дня. В 1503 году она скончалась. В тюрьме скончалась и Елена Волошанка.

Благодаря методу пластической реконструкции по черепу в конце 1994 года был восстановлен скульптурный портрет великой княгини Софьи Палеолог. Она была невысокой – около 160 см, полной, с волевыми чертами лица и имела нисколько не портившие ее усики.

Иван III, чувствуя уже слабость здоровья, приготовил завещание. Василий в нем указан престолонаследником.

Василию между тем пришла пора жениться. Попытка женить его на дочери датского короля не удалась; тогда, по совету одного придворного, грека, Иван Васильевич последовал примеру византийских императоров. Ко двору велено было собрать на смотрины красивейших девиц, дочерей бояр и боярских детей. Собрано было их полторы тысячи. Василий избрал Соломонию, дочь дворянина Сабурова.

Иван Васильевич после кончины супруги пал духом, серьезно заболел. Видимо, великая княгиня Софья давала ему необходимую энергию для строительства новой державы, ее ум помогал в государственных делах, ее чуткость предупреждала об опасностях, ее всепобеждающая любовь давала ему силы и мужество. Оставив все дела, он отправился в поездку по монастырям, но замолить грехи не удалось. Его разбил паралич. 27 октября 1505 года он отошел ко Господу, пережив любимую супругу всего на два года.

Василий III, взойдя на престол, первым делом ужесточил условия содержания своего племянника – Дмитрия Внука. Его заковали в кандалы и поместили в маленькую душную камеру. В 1509 году он скончался.

У Василия и Соломонии не было детей. По совету приближенных он женился на Елене Глинской. 25 августа 1530 года Елена Глинская родила наследника Василия III, которого нарекли при крещении Иоанном. Потом ходила молва, будто при появлении его на свет по всей Русской земле прокатился страшный гром, молния сверкнула и земля содрогнулась…

Родился Иван Грозный, как говорят современные ученые, внешне очень похожий на свою бабку – Софию Палеолог. Иван Грозный – маньяк, садист, развратник, деспот, алкоголик, первый русский царь и последний в династии Рюриковичей. Иван Грозный, на смертном одре принявший схиму и похороненый в рясе и куколе. Но это уже совсем другая история.

А Софья Палеолог была похоронена в массивном белокаменном саркофаге в усыпальнице Вознесенского собора в Кремле. Рядом с ней покоилось тело и первой жены Ивана III – Марии Борисовны. Этот собор был разрушен в 1929 году новой властью. Но останки женщин царского дома сохранились. Они сейчас покоятся в подземной палате Архангельского собора.

Вот такая была жизнь Софьи Палеолог. Добродетель и злодейство, гениальность и подлость, украшение Москвы и уничтожение конкурентов – всё было в ее непростой, но очень яркой биографии.

Кто она – воплощение зла и интриги или созидательница новой Московии – решать Вам, читатель. В любом случае, ее имя вписано в анналы истории, а часть ее фамильного герба – двуглавого орла – мы видим и сегодня на российской геральдике.

Несомненно одно – она внесла огромный вклад в историю Московского княжества. Пусть покоится с миром! Уже одно то, что она не дала Москве стать католическим государством, для нас, православных, бесценно!

Главное фото – встреча царевны Софии Палеолог псковскими посадниками и боярами в устье Эмбаха на Чудском озере. Бронников Ф.А.

Facebook

Вконтакте

Одноклассники

LiveJournal

Google+

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)9

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о