Косвенная агрессия: Что такое косвенная психологическая агрессия вербального типа

Косвенная агрессия: Что такое косвенная психологическая агрессия вербального типа

Содержание

Что такое косвенная психологическая агрессия вербального типа

Все живые существа склонны к агрессии. Агрессивное поведение помогало выживать, защищать свое потомство, свою территорию. В современном мире агрессивное поведение перестало быть «помощником», ведь сейчас мы не подвергаемся тем опасностям, которым подвергались наши предки.

В этой статье:

Понятие косвенной агрессииФормы проявления косвенной агрессииОтличия косвенной агрессии от прямойЕсть ли у агрессии гендерные различия

Понятие косвенной агрессии

Фото автора Anastasia Shuraeva: Pexels

Живя в современном обществе, мы не можем открыто проявлять агрессию, поскольку такое поведение считается социально неприемлемым. Поэтому все чаще в нашей жизни появляется косвенная агрессия, хотя исследований этого феномена гораздо меньше, чем прямой агрессии.

Косвенная агрессия – это форма агрессивного поведения, которая не имеет явной выраженности и направленности, она как будто не имеет объекта агрессивного поведения и направлена в никуда.

Формы проявления косвенной агрессии

Новости СМИ2

Косвенная агрессия может проявляться как вербально – через слова, критику, так и невербально – через поведение, использование других людей и манипулирование их чувствами.

К вербальным формам косвенной агрессии можно отнести:

  • сарказм;
  • оскорбления, завуалированные под комплимент;
  • неконструктивная критика;
  • «пророчества»;
  • пародирование;

Распаковка подавленной агрессии

  • попытки задеть кого-либо «за живое»;
  • распространение слухов;
  • клевета.

Сами по себе эти формы проявления не всегда являются агрессивными, поэтому их нужно рассматривать с рядом условий.

Так, сарказм становится проявлением косвенной агрессии, если он завуалированно направлен именно на оскорбление кого-либо. Как правило сарказм может быть высказан не конкретно этому человеку, но в его присутствии, или среди его знакомых, которые поймут, что речь идет именно об этом человеке.

Например, в присутствии домохозяйки, которая посвятила свою жизнь воспитанию детей и заботе о муже, другая женщина может сказать, хвастаясь своим повышением: «не могу же я сидеть на шее у мужа, я независимая личность». Она не говорит это конкретно домохозяйке, но предполагает, что такое высказывание может ее задеть «за живое».

Или, зная, что кто-то сильно набрал вес и пытается с этим справиться, сказать ему, проводя рукой по своей осиной талии: «знаешь, я так поправилась после праздников». Человек, вроде бы, говорит о себе, но на самом деле оскорбляет и обижает собеседника.

Очень интересно проявляется косвенная агрессия в «комплиментах»: «тебе так идут эти брюки, в них совсем не видно, что ты поправилась!», или «какое прекрасное платье, ты купила его на распродаже?», или мать может сказать ребенку, получившему хорошую оценку «удивительно, что ты это смогла, с твоими-то способностями».

Неконструктивная критика тоже своего рода проявление косвенной агрессии. В этой форме критика выступает не как обратная связь, нацеленная на то, чтобы ты улучшила работу, а чтобы обидеть тебя, показать твою несостоятельность, как профессионала.

Giphy

Часто встречается косвенная агрессия в форме «пророчеств». Мать, наряжая дочь в красивое платье, говорит «только ты все равно его сразу испачкаешь», или коллега на работе, говорит, вроде бы давая добрый совет: «может тебе не стоит браться за этот проект, ты все равно не справишься».

Пародирование выступает в форме косвенной агрессии если высмеиваются вещи или черты, из-за которых человек действительно переживает, и тот, кто пародирует, во-первых, это знает, во-вторых, делает это публично.

Невербальные формы косвенной агрессии

К невербальным формам косвенной агрессии можно отнести:

  • использование отношений с кем-либо;
  • попытки вызвать чувство вины;
  • сокрытие от человека информации, которая известна всему коллективу;
  • настраивание других против кого-либо;
  • изолирование кого-то от группы;
  • организация неприятных розыгрышей;
Image by Victoria_Borodinova from Pixabay
  • выставление другого человека в глупом виде;
  • прекращение общения с кем-либо и так далее.

Эти формы косвенной агрессии проявляются довольно часто. Например, когда в отношениях один из партнеров замолкает и начинает игнорировать второго партнера. Это проявление косвенной агрессии, если нельзя проявить прямую агрессию. Или, когда коллега знает, что будет тематическая вечеринка, но не предупреждает другого, и тот приходит в неподходящей одежде. Или знает о собрании, но не говорит о нем. Или, когда одного человека намеренно не подключают к обсуждению общих целей.

Некоторые специалисты считают, что проявлением косвенной агрессии является вступление в политические партии, загрязнение окружающей среды, охота и рыбалка, некоторые виды спорта, некоторые религиозные группы. Но вопрос этот спорный и требующий более глубокого исследования, поскольку далеко не все специалисты согласны с таким подходом.

Отличия косвенной агрессии от прямой

Разобравшись в формах проявления косвенной агрессии, можно увидеть, что от прямой она отличается завуалированностью, смещением объекта. Прямая агрессия всегда имеет очевидную цель – человека или предмет. Прямая агрессия выражается в насилии, порче имущества, прямых оскорблениях.

Фото автора cottonbro: Pexels

Но есть ряд форм агрессивного поведения, которые вызывают споры – относить их к прямой или косвенной агрессии. Например, вандализм, повышение голоса, крик, агрессивные жесты, когда человек бьет по столу, машет руками, пинает вещи.

Считается, что косвенная агрессия появляется как замена прямой, которую общество не одобряет. Сарказм, пародирование, завуалированные комплименты, критика – это вполне «приемлемое» поведение, которое редко вызывает открытое осуждение. Это относительно безопасное проявление агрессии, которое не угрожает человеку, который проявляет агрессию, общественным неодобрением, изоляцией, наказанием или другими санкциями.

Есть ли у агрессии гендерные различия

Существует мнение, что мужчины более склонны к агрессии, чем женщины. Однако, ряд исследований это опровергает. По уровню гнева женщины не уступают мужчинам и тоже могут выбирать активные формы агрессии.

С другой стороны, количество этих проявлений у женщин меньше, поскольку с самого детства общество активнее останавливает агрессию у девочек, чем у мальчиков. Общество даже поддерживает проявление агрессии у мальчиков, позволяя им с помощью силы выяснять отношения. Это действительно важно, ведь так они учатся управлять своей агрессией, узнавать свою силу, через конфликты выяснять свой социальный статус и свою роль в группе.

Фото: @pixabay

На ранних этапах развития девочки могут быть не менее агрессивны, чем мальчики, но проявление прямой агрессии у них не одобряется: «нельзя так себя вести, ты же девочка». Из-за социального запрета у девочек быстрее формируется способность к косвенной агрессии, чем у мальчиков. Однако, с возрастом показатели выравниваются.

Косвенная агрессия развивается и усложняется именно с возрастом, с расширением и усложнением социальных связей, появлением запретов и усвоении норм поведения в обществе.

Развитие косвенной агрессии в дошкольном возрасте


Мара Бренджен, PhD
Université du Québec à Montréal, Canada
(Английский язык). Перевод: Июнь 2015

Документ PDF

Введение 

Пытаясь понять и предотвратить детскую агрессию, мы чаще всего руководствуемся такой моделью поведения, которая ориентирована на мужчин и акцентирует внимание на физической агрессии. Однако дети могут ранить своих сверстников и менее явными способами, например, посредством социальной изоляции или распространения слухов.

1-4 Эти формы агрессии являются настолько же пагубными и вызывают те же физиологические болевые реакции, как и физическая агрессия.5-7 И действительно, были получены данные о том, что межличностная агрессия оказывает обширное негативное воздействие на жертв с потенциально долговременными последствиями, включающими нежелание ребенка ходить в  школу, соматические жалобы, тревогу, депрессию и даже мысли о самоубийстве.8-11 

Предмет 

Для описания этих менее очевидных форм агрессии были использованы разные формулировки. Межличностная агрессия1 включает в себя набор стратегий, которые позволяют обходными путями вовлекать в конфликт других сверстников с целью  подорвать социальные отношения жертвы и её чувство собственного достоинства, например, посредством клеветнических слухов или установления дружеских отношений с кем-то другим из мести. Косвенный характер агрессивного действия часто позволяет агрессору оставаться неизвестным и избегать, тем самым, контратаки со стороны жертвы и неодобрения со стороны других сверстников или взрослых. Социальная агрессия

12 и межличностная агрессия13 также включают в себя непосредственно выраженное неприятие жертвы, а также такие примеры невербального поведения, как презрительное выражение лица. Несмотря на небольшие различия, все эти термины описывают тесно связанные конструкты.14

Проблематика

Ранее высказывались мнения, что межличностная агрессия более характерна для девочек.1,15 Однако недавний мета-анализ 148 исследований показывает, что, хотя мальчики неизменно более агрессивны физически, чем девочки, гендерные различия в отношении межличностной агрессии минимальны, при этом возраст и расовая принадлежность детей не имеют значения.

16 Таким образом, представляется, что как мальчики, так и девочки используют обходные стратегии как средство нападения на других. В действительности, многие агрессивные дети используют обе формы агрессии.16 Тем не менее, исследования убедительно показали, что физическая и межличностная агрессия представляют собой две её разные формы, которые хорошо различимы уже у детей дошкольного возраста.3,13,17-19

Научный контекст 

Признание того, что агрессия может быть выражена с помощью различных средств, подкрепляется еще и тем фактом, что применение физической агрессии по мере взросления детей уменьшается, в то время как социальная агрессия усиливается.20-22 Более того, многие физически агрессивные дети со временем чаще прибегают к использованию межличностной агрессии, тогда как обратное, судя по всему, не происходит.23,24

Эти расходящиеся траектории развития соответствуют теоретической модели агрессии, предложенной К. Bjoerkqvist с коллегами.1 Согласно этой модели, очень маленькие дети проявляют агрессию по отношению другим, прежде всего, физически, в связи с недостатком других средств выражения агрессии. По мере того, как развиваются вербальные и социальные когнитивные навыки, дети начинают использовать вербальную агрессию и примерно в возрасте 4-5 лет вводят в свой репертуар межличностную агрессию. И поскольку межличностная агрессия может быть так же болезненна, как и физическая, но с гораздо меньшим риском возмездия, именно она, в конце концов, становится доминирующей стратегией. 

Ключевые вопросы 

Различные траектории развития обратили внимание исследователей на необходимость изучения факторов риска и потенциально возможных результатов применения межличностной агрессии, особенно в сравнении с эффектами физической агрессии. 

Результаты последних исследований

Исследования, проведенные с опорой на генетические данные, подтверждают предположение K. Bjoerkqvist с коллегами1 о том, что, несмотря на расходящиеся тенденции развития, физическая и межличностная агрессии имеют общие корни. Недавние исследования показали, что в основе межличностной и физической агрессии в значительной степени лежат одни и те же генетические факторы.24-26 Более того, была установлена связь межличностной и физической агрессии с такой воспитательной средой, для которой характерно суровое отношение со стороны родителей, чрезмерный контроль, отсутствие родительского тепла и положительного поощрения детей дошкольного возраста.3,27,28 Также существуют доказательства того, что дети, проявляющие реляционную и физическую агрессию, имеют некоторые сходные когнитивные модели, такие, например, как приписывание другим враждебных намерений или недостаточно развитая способность эмпатии.

29,30 Однако ассоциации с другими аспектами социального когнитивного функционирования представляются различными. В отличие от преимущественно физически агрессивных детей, косвенно агрессивные дети часто демонстрируют лучше развитые языковые способности, знают как убедить других выполнять их желания, и очень хорошо способны уже в дошкольном возрасте предсказывать мысли и действия другого человека. 30-33 Однако наиболее отчетливо различия между косвенной и физической агрессией проявляются в их социальных и средовых коррелятах и в последствиях.24-26 В отличие от физической агрессии, частое использование межличностной агрессии, как правило, не связано с социальными трудностями в группе сверстников. Вопреки или, возможно, благодаря тому, что косвенно агрессивные дети манипулируют другими, у них складываются очень близкие, хотя, возможно, иногда сравнительно недолговременные дружеские связи.
18,34
Более того, хотя они, возможно, не нравятся многим своим сверстникам, они часто занимают значительное и влиятельное положение в группе.35,36 Поэтому не удивительно, что косвенно агрессивные дети находятся в зоне относительно низкого риска развития некоторых более поздних проблем адаптации, обычно связываемых с физической агрессией, таких как школьные трудности или делинкветности.16,37,38 Однако в отличие от физической агрессии, межличностная агрессия в большей степени связана с проблемами интернализующего типа, такими как чувство одиночества, тревога и депрессия. 16 

Неисследованные области

Хотя в последние два десятилетия наблюдается резкий рост числа исследований межличностной агрессии, сравнительно небольшое число работ сосредоточены на дошкольном периоде (до 6 лет). Особую озабоченность вызывает то, что представленные связи между родительским поведением и ранней межличностной агрессией опираются на данные срезовых исследований. Таким образом, не ясно, является ли поведение родителей толчком или реакцией на межличностную агрессию ребенка. Кроме того, мета-анализ показывает, что связь родительского поведения и межличностной агрессии довольно незначительная.

39 Высказывается предположение о том, что поведение родителей, возможно, влияет на детскую межличностную агрессию более опосредованно, через воздействие на мыслительные процессы детей и отношение к межличностной агрессии. Обращает на себя внимание и то, что поведение родителей может стимулировать использование межличностной агрессии только у некоторых детей.
Поэтому необходимо продолжать исследования, чтобы понять, как родители и другие взрослые, например, воспитатели и учителя, могут способствовать раннему развитию межличностной агрессии.

Выводы 

Несмотря на имеющиеся пробелы в исследованиях, можно с уверенностью говорить о том, что межличностная агрессия впервые появляется в детском поведенческом репертуаре приблизительно в возрасте четырех лет и наблюдается у обоих полов. По-видимому, межличностная и физическая агрессии имеют некоторые общие этиологические корни, что объясняет, почему совсем маленькие дети используют оба типа поведения, чтобы обидеть других. Однако в то время как физическая агрессия с возрастом у большинства детей уменьшается, межличностная агрессии обнаруживает тенденцию к увеличению. Это увеличение может быть в значительной степени связано с тем, что межличностная агрессия часто позволяет виновнику нанести значительный ущерб жертве и при этом остаться безнаказанным. Поэтому такая форма агрессии также используется детьми с хорошо развитыми когнитивными и языковыми навыками. В дальнейшем использование межличностной агрессии может поощряться и тем обстоятельством, что она, в отличие от физической  агрессии, не вызывает проблем с адаптацией, хотя для точного подтверждения этого факта необходимы дополнительные исследования в этой области. 

Рекомендации родителям, службам и администраторам 

В то время как межличностная агрессия не всегда влечет за собой негативные последствия для виновника, она, безусловно, представляет серьезный риск для психического и физического здоровья жертв. Тем не менее, данные свидетельствуют о том, что взрослые испытывают меньше негативных чувств и с меньшей вероятностью будут препятствовать использованию детьми межличностной агрессии, по сравнению с физической агрессией.40-42 Таким образом, первым шагом на пути к предотвращению реляционной агрессии будет развенчание мифа о том, что она присуща исключительно женскому полу или является относительно безобидной формой поведения.43 Важно также признать, что не все формы агрессивного поведения являются результатом недостаточно развитых социально-когнитивных навыков, и зачастую именно социально и интеллектуально развитые дети используют свои способности, чтобы нападать на других. В этой связи, чтобы уменьшить межличностную агрессию необходимо работать со всеми без исключения детьми по  комплексным программам, включающим учителей и родителей, которые в настоящий момент считаются наиболее многообещающими.44 Эти программы включают несколько занятий, посвященных именно тому, как распознавать межличностную агрессию и справляться с ней, они обучают также некоторым социально-ориентированным стратегиям, которые могут помочь детям выстраивать отношения со сверстниками и решать межличностные конфликты. К сожалению, все, за исключением одной45, программы предовращения межличностной агрессии созданы для детей старше 5 лет.44 Однако учитывая, что межличностная агрессия возникает в возрасте 4 лет, усилия по профилактике, возможно, необходимо начинать в начале дошкольного периода, и предварительные данные действительно наводят на мысль о том, что детсадовская программа для детей 3-5 лет может успешно снизить не только физическую, но и межличностной агрессию. 45 В то же время, даже самые всеобъемлющие программы рискуют не оправдаться, если только они не реализуются в течение длительного времени,44 поэтому необходимы дополнительные исследования, чтобы оценить устойчивость результатов этих программ. 

В завершение следует отметить, что, возможно, потребуется расширить совместные усилия, направленные на уменьшение межличностной агрессии, за рамки школы и семьи. Многие фильмы, которые, как считается, не содержат сцен насилия, включают много примеров межличностной агрессии, которая уже очевидна в мультипликационных фильмах, популярных среди дошкольников.46 Поскольку наблюдение за примерами межличностной агрессии в СМИ напрямую связанно с ростом использования такого поведения детьми,47 некоторые исследователи призывают модифицировать современную рейтинговую систему медиа-контента в качестве рекомендации для родителей.48,49 Только большая осведомленность о потенциальных опасностях межличностной агрессии в различных контекстах может предотвратить негативные последствия для ее жертв.

Литература

  1. Bjoerkqvist K, Lagerspetz KMJ, Kaukiainen A. Do girls manipulate and boys fight?  Developmental trends in regard to direct and indirect aggression. Aggressive Behavior 1992;18:117-127.
  2. Crick NR, Casas JF, Mosher M. Relational and overt aggression in preschool. Developmental Psychology. 1997;33:579-588.
  3. Hart CH, Nelson DA, Robinson CC, Olsen S, McNeilly-Choque MK. Overt and relational aggression in Russian nursery-school-age children: Parenting style and marital linkages. Developmental Psychology. 1998;34:687-697.
  4. Willoughby M, Kupersmidt J, Bryant D. Overt and covert dimensions of antisocial behavior in early childhood. Journal of Abnormal Child Psychology. Journal of Abnormal Child Psychology. 2001;29:177-187.
  5. Crick NR, Grotpeter JK. Children’s Treatment by Peers: Victims of Relational and Overt Aggression. Development and Psychopathology. 1996;8:367–380.
  6. Paquette JA, Underwood MK. Gender differences in young adolescents’ experiences of peer victimization: Social and physical aggression. Merrill-Palmer Quarterly. 1999;45:242-266.
  7. Eisenberger NI, Lieberman MD, Williams KD. Does Rejection Hurt? An fMRI Study of Social Exclusion. Science. 2003;302(5643):290-292.
  8. Owens L, Slee P, Shute R. ‘It hurts a hell of a lot . . .’: The effects of indirect aggression on teenage girls. School Psychology International. 2000;21:359-376.
  9. Van der Wal MF, De Wit CAM, Hirasing RA. Psychosocial health among young victims and offenders of direct and indirect bullying. Pediatrics. 2003;111(6 I):1312-1317.
  10. Nixon CL, Linkie CA, Coleman PK, Fitch C. Peer relational victimization and somatic complaints during adolescence. Journal of adolescent health. 2011;49(3):294-299.
  11. Kochenderfer BJ, Ladd GW. Peer victimization: Cause or consequence of school maladjustment? Child development. 1996;67(4):1305-1317.
  12. Galen BR, Underwood MK. A developmental investigation of social aggression among children. Developmental Psychology. 1997;33(4):589-600.
  13. Crick NR, Grotpeter JK. Relational aggression, gender, and social-psychological adjustment. Child Development. 1995;66:710-722.
  14. Archer J, Coyne SM. An Integrated Review of Indirect, Relational, and Social Aggression. Personality and Social Psychology Review. August 1, 2005 2005;9(3):212-230.
  15. Crick NR. Engagement in Gender Normative Versus Nonnormative Forms of Aggression: Links to Social–Psychological Adjustment. Developmental Psychology. 1997;33(4):610-617.
  16. Card NA, Stucky BD, Sawalani GM, Little TD. Direct and Indirect Aggression During Childhood and Adolescence: A Meta-Analytic Review of Gender Differences, Intercorrelations, and Relations to Maladjustment. Child Development. 2008;79(5):1185-1229.
  17. Vaillancourt T, Brendgen M, Boivin M, Tremblay RE. A Longitudinal Confirmatory Factor Analysis of Indirect And Physical Aggression: Evidence of Two Factors Over Time? Child Development. 2003;74:1628-1638.
  18. Grotpeter JK, Crick NR. Relational aggression, overt aggression, and friendship. Child Development. 1996;67(5):2328-2338.
  19. Little TD, Jones SM, Henrich CC, Hawley PH. Disentangling the “Whys” from the “Whats” of Aggressive Behavior. International Journal of Behavioral Development. 2003;27:122-133.
  20. Vaillancourt T, Miller JL, Fagbemi J, Côté S, Tremblay RE. Trajectories and predictors of indirect aggression: results from a nationally representative longitudinal study of Canadian children aged 2–10. Aggressive Behavior. 2007;33(4):314-326.
  21. Côté S, Vaillancourt T, LeBlanc J, Nagin D, Tremblay R. The Development of Physical Aggression from Toddlerhood to Pre-Adolescence: A Nation Wide Longitudinal Study of Canadian Children. Journal of Abnormal Child Psychology. 2006;34(1):68-82.
  22. Tremblay RE. When children’s social development fails  In: Keating DP, Hertzman C, eds. Developmental health and the wealth of nations: Social, biological, and educational dynamics. New York: Guilford Press; 1999: 55-71.
  23. Miller JL, Vaillancourt T, Boyle MH. Examining the Heterotypic Continuity of Aggression Using Teacher Reports: Results from a National Canadian Study. Social Development. 2009;18(1):164-180.
  24. Brendgen M, Dionne G, Girard A, Boivin M, Vitaro F, Pérusse D. Examining Genetic and Environmental Effects on Social Aggression: A Study of 6-Year-Old Twins. Child development. 2005;76(4):930-946.
  25. Vitaro F, Brendgen, M., & Tremblay, R. E. (2001). Preventive intervention: Assessing its effects on the trajectories of delinquency and testing for mediational processes. Applied Developmental Science, 5, 201-213.
  26. Tackett JL. Etiology and Measurement of Relational Aggression: A Multi-Informant Behavior Genetic Investigation. Journal of Abnormal Psychology. 2009;118(4):722-733.
  27. Park JH, Essex MJ, Zahn-Waxler C, Armstrong JM, Klein MH, Goldsmith HH. Relational and overt aggression in middle childhood: Early child and family risk factors.  Early Education and Development. 2005;16(2):233-257.
  28. McNamara KA, Selig JP, Hawley PH. A typological approach to the study of parenting: Associations between maternal parenting patterns and child behaviour and social reception. Early Child Development and Care. 2010;180(9):1185-1202.
  29. Crick NR, Grotpeter JK, Bigbee MA. Relationally and Physically Aggressive Children’s Intent Attributions and Feelings of Distress for Relational and Instrumental Peer Provocations. Child Development. 2002;73(4):1134-1142.
  30. Kaukiainen A, Björkqvist K, Lagerspetz K, et al. The relationships between social intelligence, empathy, and three types of aggression. Aggressive behavior. 1999;25(2):81-89.
  31. Renouf A, Brendgen M, Parent S, et al. Relations between theory of mind and indirect and physical aggression in kindergarten: evidence of the moderating role of prosocial behaviors. Social Development. 2010;19(3):535-555.
  32. Bonica C, Arnold DH, Fisher PH, Zeljo A, Yershova K. Relational Aggression, Relational Victimization, and Language Development in Preschoolers. Social Development. 2003;12(4):551-562.
  33. Andreou E. Social preference, perceived popularity and social intelligence: Relations to overt and relational aggression. School Psychology International. 2006;27(3):339-351.
  34. Johnson DR, Foster SL. The Relationship between Relational Aggression in Kindergarten Children and Friendship Stability, Mutuality, and Peer Liking. Early Education and Development. Special Issue: Relational Aggression During Early Childhood. 2005;16(2):141-160.
  35. Neal JW. Social aggression and social position in middle childhood and early adolescence: Burning bridges or building them? Journal of Early Adolescence. 2010;30(1):122-137.
  36. Heilbron N, Prinstein M. A Review and Reconceptualization of Social Aggression: Adaptive and Maladaptive Correlates. Clinical Child and Family Psychology Review. 2008;11(4):176-217.
  37. Woods S, Wolke D. Direct and relational bullying among primary school children and academic achievement. Journal of School Psychology.42(2):135-155.
  38. Herrenkohl TI, Catalano RF, Hemphill S, Toumbourou JW. Longitudinal examination of physical and relational aggression as precursors to later problem behaviors in adolescents. Violence and Victims. 2009;24(1):3-19.
  39. Kawabata Y, Alink LRA, Tseng WL, van Ijzendoorn MH, Crick NR. Maternal and paternal parenting styles associated with relational aggression in children and adolescents: A conceptual analysis and meta-analytic review. Developmental Review. 2011;31(4):240-278.
  40. Colwell MJ, Mize J, Pettit GS, Laird RD. Contextual determinants of mothers’ interventions in young children’s peer interactions. Developmental Psychology. 2002;38:492–502.
  41. Werner NE, Senich S, Przepyszny KA. Mothers’ responses to preschoolers’ relational and physical aggression. Journal of Applied Developmental Psychology.  2006;27(3):193-208.
  42. Valles NL, Knutson JF. Contingent responses of mothers and peers to indirect and direct aggression in preschool and school-aged children. Aggressive behavior. 2008;34(5):497-510.
  43. Merrell KW, Buchanan R, Tran OK. Relational aggression in children and adolescents: A review with implications for school settings. Psychology in the Schools. 2006;43(3):345-360.
  44. Leadbeater B. Can We See It? Can We Stop It? Lessons Learned From Community—University Research Collaborations About Relational Aggression. School Psychology Review. 2010;39(4):588-593.
  45. Ostrov JM, Massetti GM, Stauffacher K, et al. An intervention for relational and physical aggression in early childhood: A preliminary study. Early Childhood Research Quarterly. 2009;24(1):15-28.
  46. Coyne SM, Whitehead E. Indirect aggression in animated disney films. Journal of Communication. 2008;58(2):382-395.
  47. Coyne SM, Archer J, Eslea M. Cruel intentions on television and in real life: Can viewing indirect aggression increase viewers’ subsequent indirect aggression? Journal of Experimental Child Psychology. 2004;88(3):234-253.
  48. Coyne SM. Indirect aggression on screen: A hidden problem? Psychologist. 2004;17(12):688-690.
  49. Linder JR, Gentile DA. Is the television rating system valid? Indirect, verbal, and physical aggression in programs viewed by fifth grade girls and associations with behavior. Journal of applied developmental psychology. 2009;30(3):286-297.

Особенности проявления агрессии у студентов с разным уровнем самооценки

%PDF-1.5 % 1 0 obj > /Metadata 4 0 R >> endobj 5 0 obj /Title >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > stream

  • Особенности проявления агрессии у студентов с разным уровнем самооценки
  • Власов М. А.1.52018-03-27T07:28:562018-03-27T07:28:56 endstream endobj 6 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /MediaBox [0 0 595. 32 841.92] /Contents [100 0 R 101 0 R 102 0 R] /Group > /Tabs /S /StructParents 0 /Annots [103 0 R] >> endobj 7 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 105 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 6 >> endobj 8 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 106 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 7 >> endobj 9 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 107 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 8 >> endobj 10 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 108 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 9 >> endobj 11 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 110 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 10 >> endobj 12 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 32 841.92] /Contents 111 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 11 >> endobj 13 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 112 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 12 >> endobj 14 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 113 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 13 >> endobj 15 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 115 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 14 >> endobj 16 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 116 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 15 >> endobj 17 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 117 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 16 >> endobj 18 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 32 841.92] /Contents 118 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 17 >> endobj 19 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 119 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 18 >> endobj 20 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 120 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 19 >> endobj 21 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 121 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 20 >> endobj 22 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 122 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 21 >> endobj 23 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 123 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 22 >> endobj 24 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 32 841.92] /Contents 124 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 23 >> endobj 25 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 125 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 24 >> endobj 26 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 126 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 25 >> endobj 27 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 127 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 26 >> endobj 28 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 128 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 27 >> endobj 29 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 129 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 28 >> endobj 30 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 32 841.92] /Contents 130 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 29 >> endobj 31 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 131 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 30 >> endobj 32 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 132 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 31 >> endobj 33 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 133 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 32 >> endobj 34 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 134 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 33 >> endobj 35 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 135 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 34 >> endobj 36 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 32 841.92] /Contents 136 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 35 >> endobj 37 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 137 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 36 >> endobj 38 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 138 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 37 >> endobj 39 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 139 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 38 >> endobj 40 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 140 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 39 >> endobj 41 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 141 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 40 >> endobj 42 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 32 841.92] /Contents 142 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 41 >> endobj 43 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 143 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 42 >> endobj 44 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 144 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 43 >> endobj 45 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 145 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 44 >> endobj 46 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 146 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 45 >> endobj 47 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 147 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 46 >> endobj 48 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 32 841.92] /Contents 148 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 47 >> endobj 49 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Annots [149 0 R 150 0 R 151 0 R] /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 152 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 48 >> endobj 50 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Annots [153 0 R 154 0 R 155 0 R 156 0 R] /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 157 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 52 >> endobj 51 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 159 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 57 >> endobj 52 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 161 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 1 >> endobj 53 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 162 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 58 >> endobj 54 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 32 841.92] /Contents 163 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 59 >> endobj 55 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 164 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 60 >> endobj 56 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 169 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 2 >> endobj 57 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 170 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 61 >> endobj 58 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 171 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 62 >> endobj 59 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 178 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 3 >> endobj 60 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 32 841.92] /Contents 179 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 63 >> endobj 61 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 180 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 64 >> endobj 62 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 181 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 65 >> endobj 63 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 182 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 66 >> endobj 64 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 183 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 67 >> endobj 65 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 184 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 68 >> endobj 66 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 32 841.92] /Contents 185 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 69 >> endobj 67 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 186 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 70 >> endobj 68 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 187 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 71 >> endobj 69 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 188 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 72 >> endobj 70 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 189 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 73 >> endobj 71 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 190 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 74 >> endobj 72 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 32 841.92] /Contents 191 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 75 >> endobj 73 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 192 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 76 >> endobj 74 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 193 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 77 >> endobj 75 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 194 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 78 >> endobj 76 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 195 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 79 >> endobj 77 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 197 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 4 >> endobj 78 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 32 841.92] /Contents 198 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 80 >> endobj 79 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 199 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 81 >> endobj 80 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 200 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 82 >> endobj 81 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Annots [201 0 R] /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 202 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 83 >> endobj 82 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 203 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 85 >> endobj 83 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 204 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 86 >> endobj 84 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 32 841.92] /Contents 205 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 87 >> endobj 85 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 206 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 88 >> endobj 86 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 207 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 89 >> endobj 87 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 208 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 90 >> endobj 88 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 209 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 91 >> endobj 89 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 211 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 5 >> endobj 90 0 obj > endobj 91 0 obj > endobj 92 0 obj > endobj 93 0 obj > endobj 94 0 obj > endobj 95 0 obj > endobj 96 0 obj > endobj 97 0 obj > endobj 98 0 obj > endobj 99 0 obj > stream x [email protected] [email protected] endstream endobj 100 0 obj > stream xZK67q’0e`pB0ÒcS?TUnO۽ㄥ׶,t/_חǟNp:v:e$K-Rx߅۟H}{z50

    «Косвенная» подростковая агрессия выгоднее прямой • Александр Марков • Новости науки на «Элементах» • Психология

    Подростковая агрессия, направленная преимущественно на сверстников своего пола, — универсальное явление, характерное практически для всех человеческих культур. Склонность к такому поведению могла закрепиться под действием полового отбора, если она повышала шансы на успех в конкуренции за партнеров. Канадские психологи, наблюдавшие в течение года за 310 подростками, исследовали взаимосвязь агрессии и популярности у противоположного пола. Дизайн исследования позволил внести ключевые поправки (на возраст, внешнюю привлекательность и др.), выделив «в чистом виде» искомую взаимосвязь. Оказалось, что «косвенная» агрессия, не связанная с физическим насилием, действительно способствует успеху в отношениях с представителями противоположного пола как у мальчиков, так и у девочек. Склонность инициировать драки, наоборот, снижает популярность мальчиков и не влияет на успешность девочек. Подростки, часто становящиеся жертвами агрессии, испытывают трудности в личной жизни. Результаты в целом соответствуют гипотезе о подростковой агрессии как адаптации, развившейся под действием полового отбора, с поправкой на то, что в современном западном обществе физическая агрессия рассматривается как неприемлемое поведение.

    Многие психологи допускают, что повышенный уровень агрессии у подростков может быть адаптацией, повышающей (или повышавшей в прошлом) шансы на успех в конкуренции с представителями своего пола за статус и доступ к потенциальным партнерам противоположного пола. По понятным причинам, именно в подростковом возрасте такая конкуренция особенно актуальна (когда все разобьются на пары и займут какое-то место под солнцем, для многих станет важнее сохранить статус-кво). В пользу этого предположения свидетельствуют многочисленные факты и теоретические построения (см., например: Griskevicius et al., 2009. Aggress to impress: Hostility as an evolved context-dependent strategy, PDF, 189 Кб). Агрессивное поведение подростков в большинстве случаев направлено на сверстников своего пола, то есть мальчики задирают мальчиков, девочки — девочек, что логично, если речь идет о конкуренции (Gallup et al., 2009. Peer victimization in adolescence has different effects on the sexual behavior of male and female college students).

    У большинства млекопитающих о потомстве заботятся только самки, поэтому женский репродуктивный потенциал оказывается в дефиците, а мужской — в избытке, что подталкивает самок к разборчивости, а самцов — к жестокой конкуренции друг с другом. Но люди склонны к формированию устойчивых пар, и многие мужчины вкладывают в выращивание потомства немало своих ресурсов. В такой ситуации, согласно теории, оба пола будут и проявлять разборчивость, и конкурировать за особо ценных партнеров. Всё это у людей, конечно же, наблюдается, о чем свидетельствует не только житейский опыт, но и результаты специальных исследований.

    Что касается агрессии по отношению к представителям своего пола, то она является универсальным и неотъемлемым компонентом конкуренции за статус и партнеров у многих животных. У людей, по-видимому, тоже. Впрочем, вопрос о том, эффективна ли агрессия как средство повышения приспособленности у современной молодежи, остается открытым. В подобных исследованиях очень много «подводных камней»: трудно учесть все значимые факторы, трудно объективно оценить ключевые параметры, трудно определить направленность причинно-следственных связей, порождающих обнаруженные корреляции.

    Канадские психологи опубликовали в журнале Evolutionary psychology результаты исследования, в котором оценивалось влияние агрессивного поведения подростков на успешность в отношениях. Авторы попытались решить ряд сложных методологических проблем, затрудняющих интерпретацию результатов других исследований такого рода.

    Проверялось два предположения: о том, что агрессия по отношению к сверстникам повышает успешность в личной жизни (гипотеза 1), и о том, что у жертв такой агрессии успешность снижается (гипотеза 2). Успешность оценивали по наличию у подростка партнера для свиданий (dating partner) в два момента времени: в начале исследования и в конце (спустя год). По отдельности рассматривали прямую агрессию (драки, угрозы) и косвенную агрессию (целенаправленное нанесение ущерба репутации и общественному статусу сверстника). К косвенной агрессии относится, например, распространение компрометирующих слухов, настраивание других против кого-то, демонстративное игнорирование, бойкотирование и т.  п.

    В исследовании участвовали ученики 6–9 классов из пяти школ маленького канадского городка — в общей сложности 310 школьников в возрасте от 11 до 14 лет. Всем участникам пришлось дважды — в начале исследования и спустя год — ответить на кучу вопросов о себе и своих одноклассниках. Ключевые параметры, интересовавшие исследователей (как часто подросток совершал агрессивные действия и становился их жертвой), оценивались параллельно двумя способами: по самооценке школьника и по мнению о нем одноклассников. Школьники должны были, помимо прочего, указать, кого из одноклассников они считают самыми популярными и привлекательными внешне.

    Поскольку опрос проводился дважды с интервалом в год, авторы смогли оценить влияние агрессивности школьника в момент времени T1 на то, встречается ли он с кем-нибудь в момент времени T2 (спустя год), внеся при этом поправку на то, был ли у него уже партнер для свиданий в момент Т1. Такой дизайн эксперимента позволяет более уверенно говорить о направленности причинно-следственной связи, поскольку то, что было раньше, может влиять на позднейшие события, но не наоборот.

    Полученный массив данных был подвергнут сложному статистическому анализу. После внесения всех необходимых поправок (в том числе на возраст, привлекательность, популярность и наличие партнера в момент Т1) результаты получились следующие.

    1) Чем выше склонность к косвенной агрессии в момент T1, тем выше вероятность наличия партнера в момент T2, причем эта связь статистически достоверна как для мальчиков, так и для девочек. Иными словами, самые коварные школьники, склонные третировать одноклассников (но без физического насилия!), оказались наиболее успешными в личной жизни. Этот вывод подтверждает гипотезу 1 (согласно которой агрессия повышает приспособленность).

    2) Склонность к прямой физической агрессии не влияет на успешность девочек и отрицательно сказывается на успешности мальчиков. Этот вывод не зависит от того, как оценивается агрессивность: по собственным словам школьника или по мнению о нем сверстников. Получается, что с точки зрения успеха в отношениях интриганом быть выгоднее, чем драчуном. Казалось бы, этот результат противоречит гипотезе 1. С другой стороны, это может быть следствием существующих в современном западном обществе моральных норм, согласно которым физическое насилие по отношению к членам своей социальной группы считается неприемлемым и должно всячески пресекаться.

    Когда сформировались эти нормы, всегда ли они эффективны, для всех ли человеческих культур характерны — сложные вопросы, требующие специального изучения. Возможно, механизмы подавления внутригрупповой агрессии начали формироваться у наших предков уже очень давно, в связи с переходом к социальной моногамии (см.: Семейные отношения — ключ к пониманию эволюции человека, «Элементы», 09.10.2009). Хотя, конечно, нельзя забывать, что прямая физическая агрессия как средство конкуренции за партнера или статус практиковалась людьми (особенно мужчинами) во все времена. Такое поведение не может быть просто атавизмом: в некоторых ситуациях оно, безусловно, дает адаптивное преимущество. С другой стороны, в современном обществе оно часто выглядит именно как атавизм. Между прочим, недавно было показано, что мужчины имеют совершенно превратное представление о том, как женщины относятся к проявлениям агрессии с их стороны. Мужчины думают, что женщины предпочитают мужчин, склонных к агрессивному поведению в конфликтной ситуации, хотя в действительности большинство женщин отдают предпочтение неагрессивным мужчинам. И чем сильнее это заблуждение у конкретного мужчины, тем агрессивнее он себя ведет (Vandello et al., 2009. Men’s misperceptions about the acceptability and attractiveness of aggression).

    3) То, насколько подросток страдает от агрессии сверстников (по его собственной оценке), отрицательно сказывается на вероятности того, что через год он будет с кем-то встречаться. Это справедливо и для мальчиков, и для девочек. Данный результат согласуется с гипотезой 2. С другой стороны, то, как одноклассники оценивают степень «забитости» данного школьника, не коррелирует с его успешностью через год. Может быть, несовпадение результатов, основанных на самооценке и мнении одноклассников, говорит о том, что подростки недостаточно чутки к своим сверстникам и не замечают чужих страданий. Или это значит, что успешность снижается не столько из-за объективных фактов агрессии, сколько из-за силы вызываемых ими отрицательных эмоций, стресса, отчаяния, разочарования в себе. Данный результат согласуется с выводами прежних исследований, показавших, что жертвы подростковой агрессии (прямой или косвенной) обладают целым рядом маркеров «пониженной приспособленности», таких как беспокойство, депрессия, пониженная самооценка, чувство отверженности и одиночества, проблемы со здоровьем и учебой и так далее, вплоть до самоубийства (Swearer et al., 2010. What Can Be Done About School Bullying? Linking Research to Educational Practice).

    В целом полученные результаты хорошо укладываются в рамки эволюционно-психологических представлений, согласно которым склонность к подростковой агрессии является адаптацией, повышающей приспособленность (успешность) агрессора и снижающей приспособленность его конкурентов. Авторы отдают себе отчет в ограничениях работы: в частности, подростков не спрашивали об их сексуальной жизни и оценивали «приспособленность» только по тому, встречаются ли они с кем-то. Что ж, в таких областях всё равно требуются десятки разнообразных исследований, выполненных с использованием разных методик и выборок, прежде чем вопрос можно будет считать решенным. Несомненным достоинством статьи, находящейся в открытом доступе, является увлекательный литобзор и громадный список литературы. Он показывает, какие усилия прикладывают ученые для понимания подростковой агрессии и ее эволюционных корней.

    Источник: Steven Arnocky, Tracy Vaillancourt. A multi-informant longitudinal study on the relationship between aggression, peer victimization, and dating status in adolescence // Evolutionary Psychology. 2012. V. 10. No. 2. P. 253–270.

    Александр Марков

    ОНЛАЙН-МАРАФОН «СЧАСТЛИВЫМИ БЫТЬ»

    ОНЛАЙН-МАРАФОН «СЧАСТЛИВЫМИ БЫТЬ»

    Что такое агрессия? И как помочь ребенку справиться с ней?

    Агрессия – это проявление нарушений в эмоциональной сфере, сбой в психологической защите ребенка.   В подростковом возрасте – это, в первую очередь, защита и признак неуверенности в себе.

    Формы проявления агрессии у детей:

    ·         Физическая агрессия.   В ход идет применение силы против кого-либо – чаще всего против того, кто слабее.

    ·         Вербальная (словесная) агрессия.  Подросток выражает свое недовольство чем-то словами порой нецензурными, криком и т.п.

    ·         Невербальная (экспрессивная) агрессия. Подразумевается использование жестов, мимики в целях выражения непринятия той или иной ситуации. Чаще всего сопутствует физической агрессии, а также связана с вербальной.

    ·         Косвенная агрессия.  Подросток вымещает свою обиду, злобу не на того человека, кто является причиной проявления подобных чувств, а на других окружающих его людях. Несложный и достаточно обыденный пример – подросток ругается с кем-то из своих друзей, приходит домой и направляет накопившиеся в нем агрессию, плохое настроение и т.д. на родителей.

    ·         Раздражение. Проявляется через грубость подростка, его вспыльчивость и т.п.

    ·  Пассивная (скрытая) агрессия. Подросток обижен «на весь мир», негативно настроен, воспринимает все «в штыки», не хочет ни с чем бороться, а уходит в себя и переживает это состояние внутри, сам с собой. Очень опасная форма, в этом случае лучше не затягивать и обращаться за консультацией к психологу.

    Как помочь ребенку?

    Способ № 1.  Помогите самореализоваться ребенку

    Записать ребенка в спортивную секцию, творческую студию. Детям необходимо самовыражение и признание, а отсутствие этих составляющих действительно могут приводить к агрессивному поведению.

    Способ № 2. Формируйте правильную самооценку

    Работать с самооценкой ребенка. Человек, которому есть чем гордиться, всегда чувствует себя спокойно. Если ваш ребенок уверен, что в чем-то он точно «впереди планеты всей», то и агрессия со стороны сверстников будет восприниматься не так остро.  Самодостаточные люди не агрессивны, им нет смысла бороться за свое место под солнцем — они его нашли.

    Способ № 3. Подавайте правильный пример и любите ребенка

    Любить ребенка и подавайте ему пример. Подростки очень уязвимы, вспомните себя в этом возрасте. Так что, почаще говорите ему о своей любви. Возможно, что вы не даете себе отчет относительно собственных эмоций и реакций. Дети не столько слушают нас, сколько смотрят на нас. Если агрессия подростка вызвала невольным копированием поведения внутри семьи, то попытка перевоспитать только ребенка не принесет успеха.

    Способ № 4. Не бойтесь обращаться за помощью к специалистам.

    Если ребенок проявляет повышенную тревожность или вы самостоятельно не можете определить причину агрессивного поведения ребенка, тогда необходимо обратиться за помощью к психологу. Пусть подросток знает, что он не один, семья готова его поддержать, а не отругать.

    Способ  № 4. Следите за здоровьем ребенка

    Помимо психологических существуют множественные биологические причины агрессивного поведения, например проблемы в работе нервной системы, тогда без помощи врачей и специальных препаратов не обойтись.

    Способ № 5. Научите ребенка перенаправлять агрессию

    Научите ребенка  выражать агрессию безопасными способами, сместить ее на другие объекты (поколотить подушку, порвать бумагу, пробежаться вокруг квартала).

    Способ № 6. Говорите с ребенком спокойно

    После того как подросток успокоится, очень важно обсудить с ним его поведение. Для этого нужно описать ему как он вел себя во время проявления агрессии, что делал, что говорил, не давая при этом никаких оценок его личности, не сравнивая с другими людьми. Найдите возможные варианты решения ситуации, которая привела к вспышке агрессии другим способом.

    Способ №7. Научите решать конфликтные ситуации

    Расскажите ребенку, о том, как можно решить конфликт. Найти компромисс. Ребенок, который действительно может разрешить конфликт с помощью логики и аргументов, а не кулаков, заслужит уважение сверстников. Если ваш ребенок интересен, грамотно, а не заумно говорит, может решить любой вопрос, то к нему со временем станут обращаться за советом. Подобный авторитет скажется положительно и на самооценке.

    За индивидуальной телефонной консультацией по вопросу воспитания ребенка вы можете обратиться к нашему педагогу-психологу  Ситниковой Ольге Юрьевне.  Телефон: 89018528940 (с 12.00 до 14.00 часов).

     

    Вернуться к списку

    КГБПОУ «Рубцовский педагогический колледж» — Агрессивное поведение подростков: причины и формы проявления

    Проблема агрессивности для нашего общества является актуальной.

    Сегодня на улице нередко можно встретить жестокость, цинизм и враждебность. Особенно отмечается всплеск распространения агрессивности среди подростков. Подростковый возраст самый сложный, именно в это время человек конфликтует со всем миром, а особенно с теми, кто по их мнению, ограничивает жизнь.

    Рассмотрим причины возникновения агрессивного поведения.

    Данные современной науки убеждают, что агрессивный подросток – это прежде всего обычный ребенок, которому свойственна нормальная наследственность. Черты агрессивности он приобретает под воздействием упущений, ошибок, недоработок в воспитательной работе, сложностей в окружающей его среде. Агрессивность у подростка формируется в основном как форма протеста против непонимания взрослых, из-за неудовлетворенности своим положением в обществе, что проявляется в соответствующем поведении. Также на агрессивное поведение могут влиять и его природные особенности –темперамент, например возбудимость и сила эмоций, способствующие формированию таких черт характера, как вспыльчивость, раздражительность.

    Если агрессивное поведение проявляется без причины, можно сказать, что человек страдает от гормонального дисбаланса в организме. А если оно не вызвано заболеваниями или нарушениями в организме, то это может быть формой протеста на ограничения дома, в школе и желание самоутвердиться среди сверстников. Кроме того, причинами агрессии могут быть конфликты в семье между родителями и детьми, средства массовой информации, фильмы, плохая компания, уровень семьи. В любом случае, пускать ситуацию на самотек не следует надо искать причины такого поведения.

    Главная роль отводится семье. Именно в ней закладываются основы норм и правил нравственности, формируются мировоззрение, ценностные ориентации, жизненные планы и идеалы. Реакция родителей на неправильное поведение ребёнка, характер отношений между родителями и детьми, уровень семейной гармонии или дисгармонии, характер отношений с родными братьями и сёстрами – вот факторы, которые могут предопределить агрессивное поведение ребенка в семье и вне ее, а также влиять на его отношения с окружающими в зрелые годы. Характер отношений между родителями и подростками является очень важным фактором.

    В подростковый период влияние родителей на детей уже ограниченное, но во многом они ещё зависят от них. Подростки всё также нуждаются в любви и заботе, но уже хотят быть самостоятельными. Именно в это время многое зависит от воспитания и уделяемого ребенку внимания. Если родители будут уделять подростку слишком много внимания (гиперопека) и контролировать его, то он будет бунтовать и отстаивать своё право на свободу выбора – с кем дружить, как одеваться, как вести себя, как учиться. А если уделять недостаточно внимания, то он своим агрессивным поведением будет привлекать внимание родителей.

    На поведение подростка может повлиять социальный статус и уровень жизни семьи. Если в семье недостаточно денег, то дети начинают вести себя агрессивно из-за того, что их родители не могут купить им, например: дорогой телефон или планшет, модную одежду, красивые джинсы. Так же могут вести себя и дети, которые растут в обеспеченной семье, у кого всё есть, но в этом случае подростки считают себя выше и лучше других.

    Иногда подростки ведут себя агрессивно из-за ревности. Например, в семье появился второй ребенок, или мама выходит замуж за другого мужчину, или папа женится на другой. Если подросток проявляет агрессию по отношению к своему брату или сестре, то в этом случае многое зависит от родителей, от их умения предустранять конфликты, потому что эта ситуация может повлиять на взаимоотношения детей в дальнейшем. Родителям нельзя чаще хвалить второго ребенка, чем первого, сравнивать их, т.к. подростку кажется, что его любят меньше. Нельзя постоянно ставить ему в пример даже постороннего ребенка у подростка может появиться ревность и к нему.

    Может быть и такое, когда в семье есть традиции, например: проводить свободное время вместе, выбирать одну профессию и т.д., а подросток с этим не согласен, и он начинает проявлять агрессию.

    Частые унижения, оскорбления детей со стороны родителей также приводят к агрессивному поведению. Подростки начинают грубить, делать все назло людям, которые находятся рядом с ними.

    Важную роль в формировании индивида играют школа и различные группы, в которых находится подросток. Если, например, подготовленность ребенка к школе слабая, а требования высокие, то у ребенка происходит внутренний конфликт. Он начинает раздражаться, пропускать уроки, уходить из дома. Учебная нагрузка, конфликты с педагогами, неразделенная любовь выводят психику подростка из равновесия.

    Немаловажную роль играют и сверстники. Подростки наблюдают за поведением других детей и учатся вести себя агрессивно. Своё агрессивное поведение они чаще всего направляют против сверстников, которые слабее. Дети не думают на сколько это физически и эмоционально болезненно тому, над кем они издеваются. Такие мальчики становятся доминантами, а девочки агрессоры не так заметны, потому что они высмеивают, распространяют слухи о тех, кто им не нравится. Иногда подросток проявляет агрессию под давлением группы, а инициатор насилия этим демонстрирует свою силу и то, что он многое может. Конфликты между детьми происходят не только в борьбе за лидерство, но и из-за некомпетентных действий или оценок педагогов.

    Нередко агрессию может вызвать определенная ситуация, которая не позволяет вести полноценную жизнь. Например, какая-то травма, заболевание, физический дефект. Подросток ощущая свою неполноценность начинает вести себя агрессивно.

    На формирование агрессивного поведения особое влияние оказывают интернет, телевизор и компьютерные игры. Наиболее опасными являются фильмы, игры, посты, ролики с агрессивным содержанием. Насмотревшись, подростки примеряют на себя роль отрицательных героев. Они становятся жестокими, грубыми. Подростки начинают думать, что такое поведение приемлемо и будут уверены, что можно таким образом решать свои проблемы.

    Во многих случаях на агрессивное поведение влияют присутствие и действие других людей. Однако агрессию могут вызвать не только слова и поступки людей, но и другие причины. Ими могут стать :

    1. Сильная боль, которая вызывает агрессивное поведение.

    2. Алкоголь и психотропные вещества нередко являются причиной агрессии.

    3. Если человека поместить в тесное помещение через некоторое время возникает агрессивное поведение.

    4. Если на человека агрессивно действует другой человек, то ответ будет таким же.

    5. Возбуждение может провоцировать такое же поведение.

    6. Ученые утверждают, что климатические условия (жара) могут вызвать агрессию. Также гнев могут вызвать плохие запахи, табачный дым и т.п.

    Среди основных причин проявления агрессивности подростков необходимо выделить личностные черты:

    1. Неуверенность в себе. Именно из-за неуверенности подросток начинает противодействовать и будет самоутверждаться за счет слабых.

    2. Обидчивость. В подростковом возрасте дети начинают очень бурно реагировать даже на безобидные вещи.

    3. Чувство вины. Это чувство вызвать у подростка очень легко, но он не будет это признавать, а будет маскировать под агрессивным поведением.

    4. Пессимистическое настроение. Недоверие к людям и ко всему, что его окружает напрямую влияет на его поведение.

    Причиной агрессивного поведения может быть и уровень самоконтроля. Если у человека пониженный самоконтроль, то он часто проявляет агрессию. А если самоконтроль повышенный, то человек может сдержать себя даже в самых трудных ситуациях, но бывают моменты, когда и такой человек проявляет агрессивность и она принимает крайние меры.

    Агрессивное поведение подростка зависит от многих причин: от его характера, от условий проживания, от отношения к нему родителей, сверстников, друзей и т.д. Поэтому проявления тоже бывают разные. Основными формами проявления агрессивного поведения у подростков являются:

    1. Вербальная агрессия – более «легкое» проявление в виде споров, угроз, ругани.

    2. Физическая агрессия – используется физическая сила, т.е. причиняется вред, боль другому лицу.

    3.Косвенная агрессия – совершаются действия на другого человека окольными путями (сплетни, топанье ногами, злобные шутки, хлопанье дверьми).

    4. Негативизм выражается в оппозиции против законов и обычаев.

    5. Обида – зависть и ненависть подростка к окружающим, что обусловлено чувством горечи, гнева на весь мир.

    6. Подозрительность – недоверие и настороженность к окружающим.

    7. Раздражительность – проявляет резкость, грубость.

    8. Скрытая агрессия – давление на кого-либо без открытого проявления враждебности.

    Такой быстрый рост агрессивного поведения у подростков очень беспокоит родителей, педагогов и психологов. Родителям следует учить ребенка контролировать свои чувства. Необходимо научить его относиться к тем вещам в жизни, которые нельзя изменить спокойно. Необходимо установить с ребенком контакт, быть искренним, сдержанным, терпеливым, относиться к подростку уважительно, стать ему другом, помочь направить энергию в нужное русло. Чаще всего подростки не признают свое агрессивное поведение. Родителям надо бороться с такими проявлениями, а если подросток не может контролировать свою агрессивное поведение и проявляет физическую форму надо обратиться к специалистам. Надо помнить, что своевременное обращение позволит успешно справиться с агрессией.

    Список литературы

    1. Причины агрессивного поведения подростков // Студенческая библиотека онлайн (info{aт}studbooks.net).

    2. Мудрова В.И. Агрессивное поведение современных подростков // Молодой ученый. – 2016. — №15. – с.413-415.

    3. Подростковая агрессия: причины, виды, проявления, борьба //https://tutknow.ru/psihologia/8116-kak-spravitsya-s-podrostkovoy-agressiey.html

    Материал подготовлен преподавателем психологии Г.С. Шиловой

    Используют ли человеческие самки непрямую агрессию в качестве стратегии внутрисексуальной конкуренции?

    1. Барбер Н. 1995. Эволюционная психология физической привлекательности: половой отбор и морфология человека. этанол Социобиол. 16, 395–424 (doi:10.1016/0162-3095(95)00068-2) [Google Scholar]

    2. Buss DM. 1988 год. Эволюция внутриполовой конкуренции между людьми: тактика привлечения партнера. Дж. Перс. соц. Психол. 54, 616–628 (doi: 10.1037/0022-3514.54.4.616) [PubMed] [Google Scholar]

    3. Бусс Д.М., Шмитт Д.П. 1993. Теория сексуальных стратегий: эволюционный взгляд на спаривание людей. Психол. преп. 100, 204–232 (doi:10.1037/0033-295X.100.2.204) [PubMed] [Google Scholar]

    4. Fisher M, Cox A. 2009. Влияние женской привлекательности на отторжение конкурента. Дж. Эвол. Психол. 7, 141–155 (doi:10.1556/JEP.7.2009.2.3) [Google Scholar]

    5. Schmitt DP, Buss DM. 1996. Стратегическое самоутверждение и унижение конкурентов: влияние пола и контекста на предполагаемую эффективность тактики привлечения партнера. Дж. Перс. соц. Психол. 70, 1185–1204 (doi: 10.1037/0022-3514.70.6.1185) [PubMed] [Google Scholar]

    6. Саймонс Д. 1979. Эволюция человеческой сексуальности. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Oxford University Press [Google Scholar]

    7. Уолтерс С., Кроуфорд С.Б. 1994. Значение влечения к партнеру для внутриполовой конкуренции у мужчин и женщин. этанол Социобиол. 15, 5–30 (doi:10.1016/0162-3095(94)

    -6) [Google Scholar]

    8. Басс Д., Дедден Л. 1990. Унижение конкурентов. Дж. Соц. Перс. Отношения 7, 395–422 (doi:10.1177/02654075

    006) [Google Scholar]

    9. Buss DM. 1989. Половые различия в предпочтениях человека в отношении партнера: эволюционные гипотезы, проверенные в 37 культурах. Поведение наук о мозге. 12, 1–14 (doi:10. 1017/S0140525X00023992) [Google Scholar]

    10. Грэммер К., Торнхилл Р. 1994. Человеческая ( Homo sapiens ) привлекательность лица и половой отбор: роль симметрии и усредненности. Дж. Комп. Психол. 108, 233–242 (doi:10.1037/0735-7036.108.3.233) [PubMed] [Google Scholar]

    11. Сингх Д. 1993. Адаптивное значение женской физической привлекательности: роль соотношения талии и бедер. Дж. Перс. соц. Психол. 65, 293–307 (doi:10.1037/0022-3514.65.2.293) [PubMed] [Google Scholar]

    12. Сингх Д. 1994. Действительно ли стройность красива и хороша? Связь между соотношением талии и бедер (WHR) и женской привлекательностью. Перс. Индивид. Диф. 16, 123–132 (doi:10.1016/0191-8869(94)

    -3) [Google Scholar]

    13. Singh D, Young RK. 1995. Масса тела, соотношение талии и бедер, грудь и бедра: роль в суждениях о женской привлекательности и желательности отношений. этанол Социобиол. 16, 483–507 (DOI: 10.1016/0162-3095(95)00074-7) [Google Scholar]

    14. Шакелфорд Т. К., Басс Д.М., Беннетт К. 2002. Прощение или расставание: половые различия в реакции на неверность партнера. Познан. Эмоция 16, 299–307 (doi:10.1080/02699930143000202) [Google Scholar]

    15. Бьёркквист К. 1994. Половые различия в физической, словесной и косвенной агрессии: обзор недавних исследований. Секс Роли 30, 177–188 (doi:10.1007/BF01420988) [Google Scholar]

    16. Фешбах Н.Д. 1969. Половые различия в способах агрессивного реагирования детей на посторонних. Меррилл Палмер К. 15, 249–258 [Google Scholar]

    17. Lagerspetz KMJ, Björkqvist K, Peltonen T. 1988 год. Характерна ли непрямая агрессия для самок? Половые различия агрессивности у детей 11-12 лет. Агр. Поведение 14, 403–414 (doi:10.1002/1098-2337(1988)14:6<403::AID-AB2480140602>3.0.CO;2-D) [Google Scholar]

    18. Cairns RB, Cairns BD, Neckerman Х.Дж., Фергюсон Л.Л., Гарьепи Дж. 1989. Рост и агрессия. I. От детства до ранней юности. Дев. Психол. 25, 320–330 (doi: 10.1037/0012-1649)..25.2.320) [Google Scholar]

    19. Гален Б.Р., Андервуд М.К. 1997. Эволюционное исследование социальной агрессии у детей. Дев. Психол. 33, 589–600 (doi:10.1037/0012-1649.33.4.589) [PubMed] [Google Scholar]

    20. Crick NR, Grotpeter JK. 1995. Реляционная агрессия, пол и социально-психологическая адаптация. Детский Дев. 66, 710–722 (doi:10.2307/1131945) [PubMed] [Google Scholar]

    21. Crick NR. 1995. Реляционная агрессия: роль атрибуции намерений, чувства бедствия и типа провокации. Дев. Психопат. 7, 313–322 (doi:10.1017/S0954579400006520) [Google Scholar]

    22. Арчер Дж. 2004. Половые различия в агрессии в реальных условиях: метааналитический обзор. Преподобный генерал-психолог. 8, 291–322 (doi:10.1037/1089-2680.8.4.291) [Google Scholar]

    23. Card NA, Stucky BD, Sawalani GM, Little TD. 2008. Прямая и косвенная агрессия в детстве и подростковом возрасте: метааналитический обзор гендерных различий, взаимосвязей и отношения к дезадаптации. Детский Дев. 79, 1185–1229 (doi:10.1111/j.1467-8624.2008. 01184.x) [PubMed] [Google Scholar]

    24. Остерман К., Бьоркквист К., Лагерспец К.М.Ю., Каукиайнен А., Ландау С.Ф., Фрончек А., Капрара Г.В. 1998. Кросс-культурные свидетельства женской косвенной агрессии. Агр. Поведение 24, 1–8 (doi:10.1002/(SICI)1098-2337(1998)24:1<1::AID-AB1>3.0.CO;2-R) [Google Scholar]

    25. Björkqvist K, Lagerspetz KMJ, Каукиайнен А. 1992. Девочки манипулируют, а мальчики дерутся? Тенденции развития прямой и косвенной агрессии. Агр. Поведение 18, 117–127 (doi:10.1002/1098-2337(1992)18:2<117::AID-AB2480180205>3.0.CO;2–3) [Google Scholar]

    26. Кэмпбелл А. 1999. Остаться в живых: эволюция, культура и женская интрасексуальная агрессия. Поведение наук о мозге. 22, 203–214 (doi:10.1017/S0140525X9

    18) [PubMed] [Google Scholar]

    27. Кэмпбелл А. 2004. Женская конкуренция: причины, ограничения, содержание и контексты. Дж. Секс Res. 41, 16–26 (doi:10.1080/002244552210) [PubMed] [Google Scholar]

    28. Trivers RL. 1972. Родительский вклад и половой отбор. В книге «Половой отбор и происхождение человека», 1871–1819 гг.71 (изд. Кэмпбелл Б.Г.), стр. 180–230. Чикаго, Иллинойс: паб Aldine. Co. [Google Scholar]

    29. Дейли М., Уилсон М. 1988 год. Убийство. Хоторн, Нью-Йорк: A. de Gruyter [Google Scholar]

    30. Vaillancourt T. 2005. Косвенная агрессия среди людей: социальный конструкт или эволюционная адаптация? В книге «Истоки агрессии, связанной с развитием» (ред. Tremblay RE, Hartup WH, Archer J.), стр. 158–177. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press [Google Scholar]

    31. Hrdy SB. 1999. Мать-природа: история матерей, младенцев и естественного отбора. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пантеон [Google Scholar]

    32. Сир Р., Мейс Р. 2008. Кто поддерживает жизнь детей? Обзор влияния родственников на выживание детей. Эвол. Гум. Поведение 29, 1–18 (doi:10.1016/j.evolhumbehav.2007.10.001) [Google Scholar]

    33. Hess NH, Hagen EH. 2006. Половые различия в косвенной агрессии: психологические данные молодых людей. Эвол. Гум. Поведение 27, 231–245 (doi:10.1016/j.evolhumbehav.2005.11.001) [Google Scholar]

    34. Arnocky S, Sunderani S, Miller JL, Vaillancourt T. 2012. Ревность опосредует связь между сравнением привлекательности и косвенной агрессией самок. Перс. Отношения 19, 290–303 (doi:10.1111/j.1475-6811.2011.01362.x) [Google Scholar]

    35. Gallup AC, Wilson DS. 2009. Индекс массы тела (ИМТ) и агрессия сверстников у девочек-подростков: эволюционная перспектива. Дж. Соц. Эвол. Культура. Психол. 3, 356–371 [Google Scholar]

    36. Paquette JA, Underwood MK. 1999. Гендерные различия в опыте виктимизации подростками младшего возраста: социальная и физическая агрессия. Меррилл Палмер К. 45, 242–266 [Google Scholar]

    37. Griskevicius V, Tybur JM, Gangestad SW, Perea EF, Shapiro JR, Kenrick DT. 2009 г.. Агрессия, чтобы произвести впечатление: враждебность как развитая контекстно-зависимая стратегия. Дж. Перс. соц. Психол. 96, 980–994 (doi:10.1037/a0013907) [PubMed] [Google Scholar]

    38. Miller JL, Vaillancourt T, Hanna SE. 2009. Измерение «мыслей о расстройстве пищевого поведения» и «поведения о расстройстве пищевого поведения»: значение для оценки и выявления расстройств пищевого поведения в эпидемиологических исследованиях. Есть. Поведение 10, 89–96 (doi:10.1016/j.eatbeh.2009.02.002) [PubMed] [Google Scholar]

    39. Vaillancourt T, Miller JL, Fagbemi J, Côté S, Tremblay RE. 2007. Траектории и предикторы косвенной агрессии: результаты общенационального репрезентативного лонгитюдного исследования канадских детей в возрасте 2–10 лет. Агр. Поведение 33, 314–326 (doi:10.1002/ab.20202) [PubMed] [Google Scholar]

    40. Андервуд М.К., Берон К.Дж., Розен Л.Х. 2009. Преемственность и изменение социальной и физической агрессии от среднего детства до раннего подросткового возраста. Агр. Поведение 35, 357–375 (doi:10.1002/ab.20313) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    41. Verona E, Sadeh N, Case S, Reed A, Bhattacharjee A. 2008. Самооценка использования различных форм агрессии в позднем подростковом возрасте и в становлении взрослой жизни. Оценка 15, 493–510 (doi: 10.1177/10731318250) [PubMed] [Google Scholar]

    42. Дансон Д.Б., Коломбо Б., Бэрд Д.Д. 2002. Изменения с возрастом уровня и продолжительности фертильности в менструальном цикле. Гум. Воспр. 17, 1399–1403 (doi:10.1093/humrep/17.5.1399) [PubMed] [Google Scholar]

    43. Massar K, Buunk AP, Rempt S. 2012. Возрастные различия склонности женщин к сплетням опосредованы их ценностью для партнера. Перс. Индивид. Диф. 52, 106–109 (doi:10.1016/j.paid.2011.09.013) [Google Scholar]

    44. Leenaars LS, Dane AV, Marini ZA. 2008. Эволюционная перспектива косвенной виктимизации в подростковом возрасте: роль привлекательности, свиданий и сексуального поведения. Агр. Поведение 34, 404–415 (doi:10.1002/ab.20252) [PubMed] [Google Scholar]

    45. Агте М., Шпёррле М., Манер Дж. 2011. Всегда ли привлекательность помогает? Положительное и отрицательное влияние привлекательности на принятие социальных решений. Перс. соц. Психол. Бык. 37, 1042–1054 (doi:10. 1177/0146167211410355) [PubMed] [Google Scholar]

    46. Luxen MF, Van De Vijver FJR. 2006. Внешняя привлекательность, сексуальный отбор и подбор персонала: когда имеют значение эволюционировавшие предпочтения. Дж. Организ. Поведение 27, 241–255 (doi:10.1002/job.357) [Google Scholar]

    47. Phillips AE, Hranek C. 2012. Красота – это дар или проклятие? Влияние физической привлекательности обидчика на прощение. Перс. Отношения 19, 420–430 (doi:10.1111/j.1475-6811.2011.01370.x) [Google Scholar]

    48. Li NP, Smith AR, Griskevicius V, Cason MJ, Bryan A. 2010. Внутриполовая конкуренция и ограничение в еде у гетеросексуальных и гомосексуальных людей. Эвол. Гум. Поведение 31, 365–372 (doi:10.1016/j.evolhumbehav.2010.05.004) [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    49. Swami V, et al. 2010. Привлекательный женский вес и неудовлетворенность своим телом в 26 странах 10 регионов мира: результаты международного телепроекта I. Перс. соц. Психол. Бык. 36, 309–325 (doi:10. 1177/0146167209359702) [PubMed] [Google Scholar]

    50. Abed RT. 1998. Гипотеза сексуальной конкуренции при расстройствах пищевого поведения. бр. Дж. Мед. Психол. 71, 525–547 (doi:10.1111/j.2044-8341.1998.tb01007.x) [PubMed] [Google Scholar]

    51. Abed R, Mehta S, Figueredo AJ, Aldridge S, Balson H, Meyer C, Palmer Р. 2012. Расстройства пищевого поведения и внутриполовая конкуренция: проверка эволюционной гипотезы среди молодых женщин. науч. Мир Дж. 2012, 2

  • (doi:10.1100/2012/2
  • ) [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    52. Фаер Л.М., Хендрикс А., Абед Р.Т., Фигередо А.Дж. 2005. Эволюционная психология расстройств пищевого поведения: борьба женщин за партнеров или за статус? Психол. Психотер. Теория рез. Практика. 78, 397–417 (doi:10.1348/147608305X42929) [PubMed] [Google Scholar]

    53. Мили Л. 2000. Анорексия: «проигрышная» стратегия? Гум. Нац. 11, 105–116 (doi:10.1007/s12110-000-1005-3) [PubMed] [Google Scholar]

    54. Miller JL, Vaillancourt T. 2011. Переосмысление континуума расстройств пищевого поведения: категорический подход к ненормальному питанию. В Справочнике по поведению, еде и питанию (ред. Уотсон Р.Р., Мартин С.), стр. 1411–1429.Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer [Google Scholar]

    55. Vaillancourt T, Miller JL, Sharma A. 2010. «Подножка королевы бала»: женская внутриполовая конкуренция и косвенная агрессия. В Косвенной и прямой агрессии (изд. Остерман К.), стр. 17–32. Франкфурт, Германия: Издательская группа Питера Ланга [Google Scholar]

    56. Аккард Д.М., Фулкерсон Дж.А., Ноймарк-Штайнер Д. 2007. Распространенность и полезность диагностических критериев расстройств пищевого поведения DSM-IV среди молодежи. Междунар. Дж. Ешьте. Беспорядок. 40, 409–417 (doi:10.1002/eat.20389) [PubMed] [Google Scholar]

    57. Cash TF, Morrow JA, Hrabosky JI, Perry AA. 2004. Как изменился образ тела? Поперечное исследование женщин и мужчин колледжей с 1983 по 2001 год. J. Consult. клин. Психол. 72, 1081–1089 (doi:10. 1037/0022-006X.72.6.1081) [PubMed] [Google Scholar]

    58. McVey G, Tweed S, Blackmore E. 2004. Диета среди девочек предподросткового и юношеского возраста. Можно. Мед. доц. Дж. 170, 1559–1561 (doi: 10.1503/cmaj.1031247) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    59. Родин Дж., Зильберштейн Л., Стригель-Мур Р. 1984. Женщины и вес: нормативное недовольство. Небр. Симп. Мотив. 32, 267–307 [PubMed] [Google Scholar]

    60. Ferguson CJ, Munoz ME, Contreras S, Velasquez K. 2011. Зеркало, зеркало на стене: конкуренция сверстников, влияние телевидения и неудовлетворенность своим телом. Дж. Соц. клин. Психол. 30, 458–483 (doi:10.1521/jscp.2011.30.5.458) [Google Scholar]

    61. Piran N, Gadalla T. 2007. Расстройства пищевого поведения и злоупотребление психоактивными веществами у канадских женщин: национальное исследование. Зависимость 102, 105–113 (doi:10.1111/j.1360-0443.2006.01633.x) [PubMed] [Google Scholar]

    62. Парк Дж., Боде, член парламента. 2007. Отношение к еде и его корреляты среди канадских женщин, обеспокоенных своим весом. Евро. Есть. Беспорядок. преп. 15, 311–320 (doi:10.1002/erv.741) [PubMed] [Google Scholar]

    63. Американская психиатрическая ассоциация 2000. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам: DSM-IV-TR, 4-е изд. (пересмотр текста, изд.). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация [Google Scholar]

    64. Werner NE, Crick NR. 1999. Реляционная агрессия и социально-психологическая адаптация в выборке колледжа. Дж. Ненормальный. Психол. 108, 615–623 (doi: 10.1037/0021-843X.108.4.615) [PubMed] [Google Scholar]

    65. Кларк Л., Тиггеманн М. 2008. Социокультурные и индивидуально-психологические предикторы образа тела у девушек: проспективное исследование. Дев. Психол. 44, 1124–1134 (doi:10.1037/0012-1649.44.4.1124) [PubMed] [Google Scholar]

    66. Dohnt HK, Tiggemann M. 2005. Сверстники влияют на неудовлетворенность своим телом и осведомленность о диете у молодых девушек. бр. Дж. Дев. Психол. 23, 103–116 (doi:10.1348/026151004X20658) [Google Scholar]

    67. Jones D, Vigfusdottir T, Lee Y. 2004. Образ тела и культура внешнего вида у девочек и мальчиков подросткового возраста. Дж. Адолеск. Рез. 19, 323–339 (doi:10.1177/0743558403258847) [Google Scholar]

    68. McCabe MP, Ricciardelli LA. 2005. Проспективное исследование давления со стороны родителей, сверстников и средств массовой информации на резкое изменение веса среди мальчиков и девочек подросткового возраста. Поведение Рез. тер. 43, 653–668 (doi:10.1016/j.brat.2004.05.004) [PubMed] [Google Scholar]

    69. Миллс Дж.С., Миллер Дж.Л. 2007. Экспериментальные эффекты получения отрицательной обратной связи, связанной с весом: исследование угадывания веса. Изображение тела 4, 309–316 (doi:10.1016/j.bodyim.2007.04.004) [PubMed] [Google Scholar]

    70. Taylor SE, Klein LC, Lewis BP, Gruenewald TL, Gurung RAR, Updegraff JA. 2000. Биоповеденческие реакции на стресс у женщин: забота и дружба, а не борьба или бегство. Психол. преп. 107, 411–429 (doi:10.1037/0033-295X.107.3.411) [PubMed] [Google Scholar]

    71. Wang J, Iannotti RJ, Luk JW. 2010. Преследование запугивания среди молодежи США с недостаточным и избыточным весом: дифференциальные ассоциации для мальчиков и девочек. Дж. Адолеск. Здоровье 47, 99–101 (doi:10.1016/j.jadohealth.2009.12.007) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    72. Дийкстра П., Буунк Б.П. 2002. Половые различия в вызывающем ревность эффекте соперничающих характеристик. Евро. Дж. Соц. Психол. 32, 829–852 (doi:10.1002/ejsp.125) [Google Scholar]

    73. Baumeister RF, Twenge JM. 2002. Культурное подавление женской сексуальности. Преподобный генерал-психолог. 6, 166–203 (doi:10.1037/1089-2680.6.2.166) [Google Scholar]

    74. Artz S. 1998. Секс, власть и жестокая школьница. Торонто, Канада: Trifolium Books [Google Scholar]

    75. Кэмпбелл А. 1982. Женская агрессия. В книге «Агрессия и насилие» (ред. Marsh PE, Кэмпбелл А.), стр. 135–150. Оксфорд, Великобритания: Blackwell [Google Scholar]

    76. Кэмпбелл А. 1995. Несколько хороших мужчин: эволюционная психология и женская подростковая агрессия. этанол Социобиол. 16, 99–123 (doi:10.1016/0162-3095(94)00072-F) [Google Scholar]

    77. Марш П., Патон Р. 1986 год. Пол, социальный класс и концептуальные схемы агрессии. В книге «Насильственные операции: пределы личности» (ред. Кэмпбелл А., Гиббс Дж. Дж.), Стр. 59.–85 Оксфорд, Великобритания: Б. Блэквелл [Google Scholar]

    78. Vaillancourt T, Sharma A. 2011. Нетерпимость к сексуальным сверстникам: внутриполовая конкуренция среди женщин. Агрессия. Поведение 37, 569–577 (doi:10.1002/ab.20413) [PubMed] [Google Scholar]

    79. Bleske AL, Shackelford TK. 2001. Браконьерство, распущенность и обман: борьба с брачным соперничеством в однополой дружбе. Перс. Отношения 8, 407–424 (doi:10.1111/j.1475-6811.2001.tb00048.x) [Google Scholar]

    80. Сандерани С., Арноки С., Вайланкур Т. 2013. Индивидуальные различия в браконьерстве: исследование гормональных, диспозиционных и поведенческих черт, связанных с партнерством. Арка Половое поведение. 42, 533–542 (doi: 10.1007/s10508-012-9974-й) [PubMed] [Google Scholar]

    81. Davies APC, Shackelford TK, Hass RG. 2010. Половые различия в восприятии выгод и издержек браконьерства. Перс. Индивид. Диф. 49, 441–445 (doi:10.1016/j.paid.2010.04.014) [Google Scholar]

    82. Schmitt DP, Buss DM. 2001. Браконьерство среди людей: тактика и соблазны проникновения в существующие товарищеские отношения. Дж. Перс. соц. Психол. 80, 894–917 (doi:10.1037/0022-3514.80.6.894) [PubMed] [Google Scholar]

    83. Arnocky S, Vaillancourt T. Под давлением Браконьерство и успех спаривания у людей. Дж. Эвол. Психол. [Академия Google]

    84. Уайт Д.Д., Гэллап А.С., Гэллап Г.Г. 2010. Косвенная агрессия сверстников в подростковом возрасте и репродуктивное поведение. Эвол. Психол. 8, 49–65 [PubMed] [Google Scholar]

    85. Wood JW. 1994. Динамика репродукции человека: биология, биометрия, демография. Хоторн, Нью-Йорк: Aldine de Gruter [Google Scholar]

    86. Gallup AC, O’Brien DT, Wilson DS. 2011. Внутриполовая агрессия со сверстниками и поведение на свиданиях в подростковом возрасте: эволюционная перспектива. Агрессия. Поведение 37, 258–267 (doi:10.1002/ab.20384) [PubMed] [Google Scholar]

    87. Пеллегрини А.Д., Лонг Д.Д. 2003. Продольный анализ теории полового отбора половой сегрегации и интеграции в раннем подростковом возрасте. Дж. Эксп. Детская психология. 85, 257–278 (doi:10.1016/S0022-0965(03)00060-2) [PubMed] [Google Scholar]

    88. Коннолли Дж., Пеплер Д., Крейг В., Тарадаш А. 2000. Опыт свиданий с хулиганами в раннем подростковом возрасте. Жестокое обращение с детьми. 5, 299–310 (doi:10.1177/1077559500005004002) [PubMed] [Google Scholar]

    89. Arnocky S, Vaillancourt T. 2012. Мультиинформационное продольное исследование взаимосвязи между агрессией, виктимизацией сверстников и статусом свиданий в подростковом возрасте. Эвол. Психол. 10, 253–270 [PubMed] [Google Scholar]

    90. Макдугал П., Вайланкур Т. Поданный. Долгосрочные результаты виктимизации сверстников в школе: пути адаптации и дезадаптации. Являюсь. Психол. [PubMed] [Google Scholar]

    91. Kim Y, Koh Y, Leventhal B. 2005. Школьные издевательства и суицидальный риск среди корейских учащихся средней школы. Педиатрия 115, 357–363 (doi:10.1542/peds.2004-0902) [PubMed] [Google Scholar]

    92. Kaltiala-Heino R, Rimpelä M, Marttunen M, Rimpelä A, Rantanen P. 1999. Запугивание, депрессия и суицидальные мысли у финских подростков: школьный опрос. бр. Мед. Дж. 319, 348–351 (doi:10.1136/bmj.319.7206.348) [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    93. Rueger SY, Malecki CK, Demaray MK. 2011. Стабильность виктимизации сверстников в раннем подростковом возрасте: влияние времени и продолжительности. Дж. Школьный психолог. 49, 443–464 (doi:10.1016/j.jsp.2011.04.005) [PubMed] [Google Scholar]

    94. Klomek A, Marrocco F, Kleinman M, Schonfeld I, Gould M. 2008. Виктимизация сверстников, депрессия и суицидальность у подростков. Самоубийство Угроза жизни. Поведение 38, 166–180 (doi:10.1521/suli.2008.38.2.166) [PubMed] [Google Scholar]

    95. Карбоне-Лопес К., Эсбенсен Ф., Брик Б. 2010. Корреляты и последствия виктимизации сверстников: гендерные различия в прямых и косвенных формах буллинга. Насилие в несовершеннолетних Ювенальная юстиция 8, 332–350 (doi:10.1177/1541204010362954) [Google Scholar]

    96. Benenson JF, Markovits H, Hultgren B, Nguyen T, Bullock G, Wrangham R. 2013. Социальная изоляция: важнее для женщин, чем для мужчин. ПЛОС ОДИН 8, e55851 (doi:10.1371/journal.pone.0055851) [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    97. Кэмпбелл А. 2013. Эволюционная психология женской агрессии. Фил. Транс. Р. Соц. Б 368, 20130078 (doi:10.1098/rstb.2013.0078) [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    98. Darwin C. 1871. Происхождение человека и отбор в отношении пола. Лондон, Великобритания: Murray [Google Scholar]

    информационный бюллетень

    www. TheCitizensWhoCare.org

    Разговор с дочерью о Indirect Агрессия
    Совет для родителей, чтобы иметь дело с косвенной агрессией в Девушки

    Разговор с дочерью по поводу Непрямой Агрессия


    Косвенная агрессия среди девочек-подростков и как родители Могу помочь

    Когда люди думают об агрессии и издевательств в школах, они часто вызывают в воображении образы явных или прямое физическое поведение, такое как удары руками или ногами или возможно словесный конфликт, включая крики или поддразнивания другие. Однако существует гораздо более широкий спектр способов, которыми люди могут использовать, чтобы причинить вред своим сверстникам, в том числе более тонкие и социально изощренные формы косвенного агрессия.

    Наша исследовательская группа во Флиндерсе Университет провел исследования гендерных и возрастных различий при агрессии (1, 2) и особенно косвенной агрессии среди девочек-подростков (3, 4, 5, 6, 7).

    Что такое косвенное Агрессия?

    Косвенная агрессия (также называемая реляционная или социальная агрессия) — это своего рода социальная манипулирование: агрессор манипулирует другими, чтобы напасть на потерпевшим или иным образом использует социальные структуру, чтобы нанести вред целевому лицу, не будучи лично участвовал в нападении (8). Это включает поведение, такое как

    • исключая другие из группа,
    • распространяет неприятные слухи о другие,
    • нарушение конфиденциальности,
    • заставить других не любить человек.

    Мы (2) обнаружили, что девушки в Австралии имеют тенденцию быть более косвенно агрессивными, чем мальчики, особенно в подростковом возрасте.

    В 2000 году мы провели углубленное качественное исследование характера девочек-подростков косвенная агрессия. Мы обнаружили, что девочки обычно демонстрируют следующие виды косвенной агрессии:

    • Злость о других то, что девочки назвали «стервозным» о других; распространение слухов; нарушение конфиденциальности; использование кодовых имен, чтобы говорить о сверстниках
    • Эксклюзивное поведение из низкомасштабное игнорирование до более серьезного исключения из группа и, в конечном счете, остракизм со стороны класса и всего школа
    • Широкий спектр других непрямых домогательства например, распространение неприятных заметок, оставлять обидные сообщения на столах, разыгрывать телефонные звонки, сокрытие личного имущества
    • Использование невербального поведения — включая сбивание в кучу, чтобы исключить других; использование кинжалы или смертельные взгляды, чтобы запугать других.

    Каковы последствия косвенного Агрессия?

    Эти более косвенные или социальные формы агрессия очень вредит сверстникам. Например: это сообщили (9), что девочки считали социальную агрессию так же вредно, как физическая агрессия; жертвы отношений агрессия были менее приняты, более отвергнуты, более одиноки и страдали от большего эмоционального стресса, чем их не-жертва сверстники (10).

    По нашим собственным исследованиям (5), девочки сообщил, что косвенная агрессия была очень огорчительной. Немного сочли свой опыт виктимизации настолько невыносимым, что они покинули свою школу. У других было еще хуже с мысли о самоубийстве. Одна девушка сообщила о своей виктимизации как «худший год в моей жизни». Другой считал, что виктимизация «могла эмоционально повредить кому-то на всю жизнь.

    Почему девушки это делают?

    В ходе нашего исследования мы обнаружили два общих объяснения для девочек-подростков использование косвенных агрессия по отношению к себе подобным:

    • Избавление от скуки / Создание Возбуждение: 90 214 Многие девочки, участвовавшие в наших исследованиях, сообщили что их поведение, такое как распространение неприятных историй, было что-то сделать, чтобы создать волнение в их жизни. В качестве по школе поползли слухи о, например, мероприятия на вечеринке выходного дня, есть большое волнение поскольку ученики охотно слушают, а затем передают самостоятельно приукрашенные версии историй другим.
    • Дружба и группа Процессы : Мы обнаружили, что девушки хотят быть часть группы и близкие друзья помогли объясняют их косвенное агрессивное поведение. Например, Чтобы привлечь внимание сверстников, девочки распространять непрекращающийся слух. Чтобы попасть в группу, девушки склонны присоединяться к общим сплетням о другие неисправности. Этот обмен социальной информацией создает близость для тех, кто «в» и приемлем в отличие от тех, кто «вне» и неприемлемо. Как объяснила одна девушка: «Вы просто говорите это (неприятные сплетни или слухи), потому что вы не хочу остаться в стороне. Вы не хотите не соглашаться с группа». Другая девушка сказала о девушке-жертве: «Я не особо возражал против нее, но пошел с группой. В социальной структуре есть представляет собой иерархию групп с «популярной» группой имеющие высший социальный статус, а затем различные уровни групп в порядке убывания, с нежелательная группа в нижней части рейтинг. В попытке быть принятым популярная группа, девушки часто выставляются поведения персонажа, одобренного статусом привратники.

    Результаты наших исследований согласуются с другой работой, раскрывшей роль близких интимных отношения как искры для конфликтов со сверстниками (11, 12). Когда девочки пытаются обидеть сверстников, они делают это, блокируя социальные сети. цели, которые очень важны для девочек, такие как установление близких личных отношений (10).

    Что с этим делать?

    Хотя существует множество исследований по интервенции для мальчиков издевательства, очень мало исследование того, что может работать конкретно для девочек косвенная агрессия. В нашем исследовании 2000 года мы спрашивали девочек о вмешательства их школ. Девочки указали, что используют школами нисходящего принудительного подхода, что привело к циничное молчаливое согласие со стороны правонарушителя(ей), но продолжение о преследовании еще более скрытым образом.

    С оптимизмом, помощь сверстников процессы, казалось, имели больше шансов на успех. Мы утверждали, что, поскольку причины косвенной агрессии кажутся укорененными в группе сверстников, тогда решения, использующие группа сверстников может быть способом продолжить (6). Мы нашли это в то время как девочки подвергались более косвенной виктимизации чем мальчики, они более конструктивно разрешали конфликты стратегии (например, компромисс), чем мальчики (2). Кажется тогда что девочки используют одни и те же вербальные и социальные навыки, чтобы причинить боль своих сверстников, как они делают, чтобы разрешить свои конфликты. Несущий имея в виду эти выводы, методы, которые могут быть особенно помощь в разрешении конфликтов девочек в школах включают гуманистические подходы, такие как метод совместного озабоченность (13) и ряд процессов, посредством которых учащиеся действуют в качестве помощников сверстников, например, партнерские программы, поддержка сверстников, консультирование, посредничество сверстников (14). Более свежие исследования предлагает школам больше работать со свидетелями и использовать практику восстановительного правосудия (14).

    Консультации по Родители должны бороться с косвенной агрессией у девочек


    Вкратце, несколько идей для размышления родителей включают:

    • Следите за предупреждающими знаками в вашем ребенок, например, меньший интерес к школе, желание остаться домой из школы, снижение успеваемости в школе, жалобы головные боли или боли в животе, проблемы со сном, несчастье или раздражительность, мало друзей, отсутствие участия в общественной деятельности со сверстниками
    • Поощряйте ребенка говорить и быть готовым выслушать и показать, что вы понимаете дистресс ребенка
    • Исследуйте альтернативные курсы действия с вашим ребенком, например, завести новых друзей, обсуждение вопроса со школой советник
    • В зависимости от серьезности издевательства и пожелания вашего ребенка, вы можете решить заниматься этим вопросом в школе вашего ребенка. Если так, убедитесь, что вы позитивно относитесь к работе с школа, чтобы решить проблему
    • Свяжитесь со школой, чтобы оценить результаты своих действий.

    Подробнее об этих идеях для родителей, см. Ригби (14) и Дружественные школы и Комплект материалов для семьи (15).

    Информация об авторе:

    Доктор Ларри Оуэнс — сотрудник Профессор и заместитель директора Педагогической школы г. Университет Флиндерса в Аделаиде, Южная Австралия. Его исследования сосредоточены на гендерных различиях в агрессивном поведения, с особым интересом к использованию девочками-подростками непрямые формы агрессии.

    Ссылки

    1. Оуэнс, Л. Д. (1996). Палочки и камни, сахар и специи: агрессия девочек и мальчиков в школы. Австралийский журнал руководства и консультирования, 6, 45-55.

    2. Оуэнс Л., Дейли А. и Сли П. (2005). Половые и возрастные различия в виктимизации и разрешение конфликтов среди подростков в Южной Австралии школа. Агрессивное поведение, 31 (1), 1-12.

    3. Оуэнс Л., Шут Р. и Сли П. (2000). «Угадай, что я только что услышал!»: косвенная агрессия. среди девочек-подростков в Австралии. Агрессивное поведение, 26 лет, (1), 67-83.

    4. Оуэнс Л., Шут Р. и Сли П. (2000а). «Я вхожу, а ты вылетаешь…» Объяснения для девушек косвенная агрессия. Психология, эволюция и пол. 2 (1), 19-46.

    5. Оуэнс Л., Сли и Шут Р. (2000). Чертовски больно… Влияние косвенной агрессии на девочек-подростков. Школа Psychology International, 21, (4), 359-376.

    6. Оуэнс Л., Сли П. и Шут П. (2001). Виктимизация среди девочек-подростков. Что может быть сделано о косвенном оскорблении. Дж. Ювонен и С. Грэм (ред.), Домогательства со стороны сверстников в школе: тяжелое положение уязвимые и пострадавшие (стр. 215-241). Нью-Йорк: Гилфорд.

    7. Оуэнс Л., Шут Р. и Сли П. (2004). Девочки – агрессивное поведение. Профилактика Исследователь, 11, 3, стр. 9-10.

    8. Бьоркквист, К. (1994). Секс различия в физической, словесной и косвенной агрессии: A обзор последних исследований. Половые роли. Журнал исследований, 30, 177-188

    9. Гален, Б. Р., и Андервуд, М. К. (1997). Эволюционное исследование социальной агрессии среди детей. Психология развития, 33(4), 589-600.

    10. Крик, Н. Р., и Гротпетер, Дж. К. (1995). Реляционная агрессия, пол и социально-психологическая адаптация. Развитие ребенка, 66, 710-722.

    11. Бьоркквист, К., и Ниемела, П. (1992). О мышах и женщинах: аспекты женской агрессии. Сан Диего, Калифорния: Academic Press.

    12. Торн, Б. (1993). Гендерная игра: Девочки и мальчики в школе. Букингемский: Открытый университет Нажимать.

    13. Пикас, А. (2002). Новые разработки метод общей озабоченности. Международная школа психологии, 23(3), 307–326.

    14. Ригби, К. (2007) Запугивание в школы — и что с этим делать. Мельбурн: ACER.

    15. Дружелюбные школы и семьи (2004). Руководство для родителей по устранению и предотвращению издевательства. Исследовательский отдел по укреплению здоровья детей, Эдит Коуэн Университет, Западная Австралия.

    Источник: www.education.com/reference/article/teenage-girl-aggression/

     
    ©2007-2018, www. TheCitizensWhoCare.org/indirect-aggression.html
    070418

    Агрессия: Косвенная агрессия | Энциклопедия раннего развития детей


    Мара Брендген, доктор философии
    Университет Квебека в Монреале, факультет психологии, Канада
    , Испр. изд.

    PDF-версия

    Введение

    Попытки понять и предотвратить детскую агрессию в основном основывались на модели, ориентированной на мужчин, с упором на физическую агрессию. Однако дети также могут причинять вред своим сверстникам более тонкими способами, например, через социальную изоляцию или распространение слухов. 1,2 Эти формы агрессии столь же вредны и вызывают такие же физиологические и нервные болевые реакции, как и физическая агрессия. 3 Они также имеют ряд негативных и потенциально долгосрочных последствий для жертв, включая снижение успеваемости в школе, 4 соматические жалобы, 5 тревогу, депрессию, 6 и даже попытки самоубийства.

    Субъект  

    Для описания этих более тонких форм агрессии использовались разные термины. Косвенная агрессия, 8 состоит из набора окольных стратегий, которые вовлекают сверстников как средство саботировать социальные отношения и самооценку жертвы, например, посредством клеветнических слухов или путем подружения с другим в качестве мести. Косвенный характер агрессивного акта часто позволяет агрессору оставаться неопознанным, что позволяет избежать контратаки со стороны жертвы и неодобрения со стороны других сверстников или взрослых. Социальная агрессия 9 и реляционная агрессия 10 также включает в себя прямо выраженное неприятие жертвы и невербальное поведение, такое как выражение презрения на лице. Несмотря на небольшие различия, все эти термины описывают тесно связанные конструкции. 11

    Проблемы  

    Утверждается, что косвенная агрессия более характерна для девочек. 8,12 Однако метаанализ 148 исследований показывает, что хотя мальчики неизменно более физически агрессивны, чем девочки, гендерные различия в отношении косвенной агрессии минимальны независимо от возраста и этнической принадлежности детей. 13 Таким образом, кажется, что, хотя девочки могут предпочесть использование косвенной агрессии физической 14 , и девочки, и мальчики используют обходные стратегии как средство нападения на других. Действительно, многие агрессивные дети используют обе формы агрессии, и это особенно касается тех, кто хронически агрессивен. 13,15 Тем не менее исследования последовательно выявляют, что физическая и косвенная агрессия представляют собой две формы агрессии, которые четко различимы уже у детей дошкольного возраста. 16-21

    Исследовательский контекст 

    Признание того, что агрессия может выражаться различными способами, подкрепляется еще и тем фактом, что физическая агрессия снижается у большинства детей, начиная с раннего детства, тогда как косвенная агрессия возрастает. 15,22,23,24 Более того, многие физически агрессивные дети со временем все чаще используют косвенную агрессию, в то время как обратное, похоже, не происходит. 25,26 Эти расходящиеся траектории развития согласуются с теоретической моделью агрессии, предложенной Бьёркквистом и его коллегами. 8 Согласно этой модели, очень маленькие дети агрессивны по отношению к другим в первую очередь физическими средствами из-за отсутствия других выразительных средств. По мере развития вербальных и социальных когнитивных навыков дети начинают использовать вербальную агрессию и примерно в возрасте четырех лет добавляют к своему репертуару непрямую агрессию. Поскольку косвенная агрессия может быть столь же разрушительной, как и физическая агрессия, с гораздо меньшим риском возмездия, косвенная агрессия в конечном итоге становится основной стратегией.

    Ключевые вопросы исследования

    Различные траектории развития выдвинули на первый план необходимость лучшего понимания факторов риска и потенциальных результатов развития, связанных с непрямой агрессией, и того, как они соотносятся с таковыми при физической агрессии.

    Недавние результаты исследований

    Генетически обоснованные исследования подтверждают предположение Бьёркквиста и его коллег 8 о том, что, несмотря на расходящиеся тенденции развития, физическая и косвенная агрессия имеют общие корни. Таким образом, на непрямую и физическую агрессию не только в значительной степени влияют одни и те же лежащие в основе генетические факторы, но они также разделяют определенный семейный риск. 25,27,28 Действительно, как косвенная агрессия, так и физическая агрессия связаны с суровым и чрезмерным контролем со стороны родителей, а также с недостатком родительской теплоты и положительной поддержки в дошкольном возрасте. 29 Однако есть также свидетельства того, что чрезмерно снисходительное или пренебрежительное отношение родителей может способствовать любой форме агрессивного поведения у детей. 29 Помимо факторов, связанных с семьей, косвенно и физически агрессивные дети имеют общие когнитивные модели, такие как приписывание враждебных намерений другим и отсутствие эмпатии. 30,31 Однако связи с другими аспектами социального когнитивного функционирования различаются. В отличие от преимущественно физически агрессивных детей, косвенно агрессивные дети часто демонстрируют развитые языковые способности, знают, как убедить других выполнять их приказы, и обладают высокой способностью предсказывать мысли и действия другого человека еще до поступления в начальную школу. 32-36 Однако наиболее выраженные различия между непрямой и физической агрессией заключаются в их социально-средовых коррелятах и ​​результатах. В отличие от физической агрессии, частое использование косвенной агрессии, как правило, не связано с социальными трудностями в группе сверстников. Несмотря на то, что они манипулируют другими людьми, а может быть, благодаря им, многие косвенно агрессивные дети имеют довольно обширную сеть близких друзей. 37,38 Более того, хотя они могут не нравиться многим своим сверстникам, они часто занимают видное и влиятельное место в группе, а непрямая агрессия часто успешно используется для достижения или поддержания высокого социального статуса. 39-43 Эти социальные льготы кажутся особенно заметными для детей, которые избегают физической агрессии и используют исключительно косвенную агрессию. 37,44 Однако физически агрессивные дети также иногда достигают высокого социального положения в своих группах сверстников, и недавние исследования показывают, что то, ценит ли группа сверстников — или отвергает — агрессивное поведение, играет решающую роль в дальнейшей адаптации агрессивных и неагрессивных детей к развитию. . 45 Действительно, уже 6-летние дети со склонностью к физической или косвенной агрессии гораздо чаще проявляют такое поведение, если нормы группы сверстников благоприятны. 46 Их сверстники также с большей вероятностью присоединятся к агрессивному поведению детей в этих обстоятельствах. 47-50 Исследования также показывают, что особенно физическая агрессия может обеспечить защиту от насмешек или других провокаций со стороны сверстников, когда социальные нормы благоприятны, что может быть дополнительным стимулом для сохранения или усиления такого поведения. 51 Тем не менее, мнимые преимущества агрессивного поведения могут быть относительно недолговечными, поскольку особенно дети, которые демонстрируют высокий уровень обоих видов поведения, в долгосрочной перспективе, по-видимому, живут хуже, чем другие, и, как правило, демонстрируют повышенную преступность и проблемы интернализации, когда они стать взрослыми. 52

    Пробелы в исследованиях 

    Несмотря на то, что в последние десятилетия наблюдается резкий рост исследований косвенной агрессии, большая часть этой работы сосредоточена на детях школьного возраста и подростках. В сравнительно небольшом количестве исследований изучались факторы риска и психосоциальные последствия различных форм агрессии в возрасте до 6 лет9.0399 53 В частности, необходимы дальнейшие исследования, чтобы понять, как воспитатели или характеристики группы сверстников в детском саду могут способствовать или предотвращать раннее развитие косвенной агрессии. Еще одна проблема заключается в том, что сообщаемые связи основаны преимущественно на исследованиях с участием участников из западных стран, хотя дети из самых разных этнокультурных слоев участвуют как в физическом, так и в косвенном отношении. 54 Таким образом, до сих пор мало известно о ходе развития, а также о предикторах и последствиях различных форм агрессии у детей из разных культур. Ответить на этот вопрос очень важно, поскольку культурные нормы могут влиять на агрессивное поведение детей, включая косвенную агрессию. 53 

    Выводы  

    Несмотря на существующие пробелы в исследованиях, можно с уверенностью сказать, что непрямая агрессия впервые появляется в поведенческом репертуаре детей примерно в четырехлетнем возрасте и наблюдается у обоих полов. Косвенная агрессия и физическая агрессия, по-видимому, имеют некоторые общие этиологические корни, и особенно дети младшего возраста часто используют оба вида поведения, чтобы причинить вред другим. Однако в то время как физическая агрессия снижается у большинства детей в процессе развития, непрямая агрессия имеет тенденцию к увеличению. Это увеличение может быть в значительной степени связано с тем фактом, что непрямая агрессия часто позволяет преступнику нанести значительный ущерб при относительно низком риске обнаружения и наказания. Таким образом, косвенная агрессия также используется детьми с развитыми когнитивными и языковыми навыками. Использование как косвенной, так и физической агрессии еще больше облегчается, когда социальные нормы в группе сверстников благоприятствуют такому поведению, а косвенная, в частности, агрессия часто может помочь добиться влияния и власти среди сверстников.

    Последствия для родителей, службы и политики

    Хотя особенно непрямая агрессия не всегда может иметь негативные последствия для преступника, любая форма агрессивного поведения явно представляет серьезную опасность для психического и физического здоровья жертв. Однако данные свидетельствуют о том, что взрослые менее негативно относятся к использованию детьми косвенной агрессии и с меньшей вероятностью будут вмешиваться, чем к физической агрессии. 55-58 Таким образом, первым шагом к предотвращению является развеивание мифа о том, что косвенная агрессия является исключительно женским или относительно безобидным поведением. Также важно признать, что не все виды агрессивного поведения являются результатом дефицита социально-когнитивных навыков, но иногда дети с высоким уровнем социального интеллекта используют свои способности для нападения на других. Поэтому усилия по снижению агрессии не должны быть сосредоточены исключительно на физической агрессии. Действительно, есть доказательства того, что материнский коучинг по поводу конфликтов со сверстниками, связанных с косвенной агрессией, может помочь уменьшить такое поведение у детей дошкольного возраста. 59 Тем не менее, многокомпонентные программы, которые также включают внесемейную среду, вероятно, будут наиболее эффективными. 60 Особенно у детей младшего школьного возраста наличие теплого и поддерживающего учителя может помочь уменьшить агрессивное поведение и разработать альтернативные социальные интерактивные стратегии. 61 Большинство недавних профилактических программ используют школьные подходы и включают несколько занятий, посвященных тому, как распознавать косвенную агрессию и справляться с ней, а также обучают просоциальным стратегиям построения отношений и разрешения межличностных конфликтов. 62,63 Примерно в половине этих программ наблюдается статистически значимое снижение физической или косвенной агрессии или того и другого, но эффект, как правило, невелик. В то время как включение родительских компонентов может обеспечить дополнительную поддержку, другое возможное объяснение может состоять в том, что существующие меры по профилактике и вмешательству начинаются слишком поздно, чтобы иметь большой эффект. 64 К сожалению, за одним исключением, профилактические программы 65 , нацеленные на множественную косвенную агрессию, до сих пор были сосредоточены на детях старше 5 лет. Однако, учитывая, что непрямая агрессия проявляется примерно в возрасте четырех лет, профилактические меры, возможно, необходимо начинать уже в раннем дошкольном возрасте. Действительно, есть некоторые доказательства того, что программа раннего дневного ухода за детьми в возрасте от 3 до 5 лет может успешно уменьшить не только физическую агрессию, но и косвенную агрессию. 65 Тем не менее, даже самые комплексные программы могут потерпеть неудачу, если они не будут поддерживаться в течение длительного периода времени 60 , и необходимы дополнительные исследования для оценки устойчивости таких эффектов.

    Наконец, согласованные усилия по уменьшению косвенной, а также физической агрессии, возможно, должны выйти за рамки школьного или семейного контекста. Действительно, даже фильмы, которые считаются ненасильственными, часто содержат значительную долю косвенной агрессии, что уже заметно в анимационных фильмах, популярных среди дошкольников. 66 Важно отметить, что просмотр косвенной агрессии в средствах массовой информации был причинно связан с более частым приписыванием враждебных намерений, а также более частым использованием косвенной агрессии у детей. 67-69 Вот уже почти два десятилетия исследователи призывают к модификации существующей системы рейтинга медиа-контента для родительского контроля. 70,71 Такое изменение было бы особенно полезным, потому что посредничество родителей в потреблении медиа дошкольниками (например, путем контроля времени, проведенного с ограничениями в медиа и контенте), по-видимому, защищает от вредного воздействия косвенно агрессивного медиаконтента на поведение детей . 72 Только при лучшем понимании потенциальных опасностей агрессии во всех ее формах и в различных контекстах мы можем надеяться предотвратить негативные последствия для ее жертв.

    Каталожные номера

    1. Бьорклунд Д.Ф., Хоули Р.Х. Агрессия растет: взгляд через призму эволюции, чтобы понять причины и последствия человеческой агрессии. В: Шакелфорд Т.К., Хансен Р.Д., ред. Эволюция насилия . Нью-Йорк: Спрингер; 2014: 159-186. https://doi.org/10.1007/978-1-4614-9314-3_9 

    2. Витаро Ф. , Брендген М., Баркер Э.Д. Подтипы агрессивного поведения: перспектива развития. Международный журнал поведенческого развития 2006;30(1):12-19. https://doi.org/10.1177/0165025406059968 

    3. Ке Т., Де Симони С., Баркер Э., Смит П. Связь между виктимизацией сверстников и структурными и функциональными последствиями для мозга: систематический обзор. JCPP Авансы 2022;2(2):e12081. https://doi.org/https://doi.org/10.1002/jcv2.12081 

    4. Торрес К.Э., Д’Алессио С.Дж., Столценберг Л. Влияние социальной, словесной, физической и киберзапугивания на успеваемость. Потерпевшие и правонарушители 2020;15(1):1-21. https://doi.org/10.1080/15564886.2019.1681571 

    5. Хагер А.Д., Ледбитер Б.Дж. Длительное влияние виктимизации сверстников на физическое здоровье от подросткового до юношеского возраста. Journal of Adolescent Health 2016;58(3):330-336. https://doi.org/https://doi.org/10.1016/j.jadohealth. 2015.10.014

    6. Casper DM, карта NA. Открытая и реляционная виктимизация: метааналитический обзор их совпадений и ассоциаций с социально-психологической адаптацией. Развитие ребенка 2017;88(2):466-483. https://doi.org/https://doi.org/10.1111/cdev.12621 

    7. Брунстейн Кломек А., Барзилай С., Аптер А., Карли В., Ховен К.В., Сарчиапоне М., Хадлацки Г., Балаш Дж., Керестень А., Бруннер Р., Каесс М., Бобес Дж., Саиз П.А., Косман Д., Харинг С., Банцер Р., МакМахон Э., Кили Х., Кан Дж. П., Вассерман Д. Двунаправленные продольные ассоциации между различными типами виктимизации издевательств, суицидальными мыслями / попытками и депрессией среди большой выборки европейских подростков. Журнал детской психологии и психиатрии 2019;60(2):209-215. https://doi.org/https://doi.org/10.1111/jcpp.12951

    8. Бьоркквист К., Лагерспец К.М.Дж., Каукиайнен А. Девочки манипулируют, а мальчики дерутся? Тенденции развития прямой и косвенной агрессии. Агрессивное поведение 1992;18(2):117-127. https://doi.org/10.1002/1098-2337(1992)18:2<117::AID-AB2480180205>3.0.C…

    9. Гален БР, Андервуд МК. Эволюционное исследование социальной агрессии у детей. Психология развития 1997;33(4):589-600. https://doi.org/https://doi.org/10.1037/0012-1649.33.4.589 

    10. Крик Н.Р., Гротпетер Дж.К. Реляционная агрессия, пол и социально-психологическая адаптация. Развитие ребенка 1995;66:710-722. https://doi.org/https://doi.org/10.1111/j.1467-8624.1995.tb00900.x 

    11. Арчер Дж., Койн С.М. Комплексный обзор косвенной, реляционной и социальной агрессии. Личность и социальная психология Review 2005;9(3):212-230. https://doi.org/10.1207/s15327957pspr0903_2 

    12. Крик NR. Участие в гендерно-нормативных и ненормативных формах агрессии: связи с социально-психологической адаптацией. Психология развития 1997;33(4):610-617. http://www. sciencedirect.com/science/article/pii/S0012164

      4515

    13. Card NA, Stucky BD, Savalani GM, Little TD. Прямая и косвенная агрессия в детстве и подростковом возрасте: метааналитический обзор гендерных различий, взаимосвязей и отношения к дезадаптации. Развитие ребенка 2008;79(5):1185-1229. http://dx.doi.org/10.1111/j.1467-8624.2008.01184.x 

    14. Бьоркквист К. Гендерные различия в агрессии. Текущее мнение в области психологии 2018;19:39. https://doi.org/https://doi.org/10.1016/j.copsyc.2017.03.030 

    15. Girard LC, Tremblay RE, Nagin D, Côté SM. Развитие подтипов агрессии от детства до подросткового возраста: перспектива группового многотраекторного моделирования. Журнал аномальной детской психологии 2019;47(5):825-838. https://doi.org/10.1007/s10802-018-0488-5 

    16. Койн С.М., Арчер Дж., Эсли М. Мы больше не друзья! Если только: Частота и вредоносность косвенной, реляционной и социальной агрессии. Агрессивное поведение 2006;32(4):294-307. https://doi.org/ https://doi.org/10.1002/ab.20126

    17. Эванс СК, Фрейзер А.Л., Блоссом Дж.Б., Файт П.Дж. Формы и функции агрессии в раннем детстве. Журнал клинической детской и подростковой психологии 2019;48(5):790-798. https://doi.org/10.1080/15374416.2018.1485104 

    18. Гротпетер Дж.К., Крик Н.Р. Реляционная агрессия, открытая агрессия и дружба. Child Developmen t 1996;67(5):2328-2338. https://doi.org/10.1111/j.1467-8624.1996.tb01860.x 

    19. Hart CH, Nelson DA, Robinson CC, Olsen S, McNeilly-Choque MK. Открытая и реляционная агрессия у российских детей дошкольного возраста: стиль воспитания и супружеские связи. Психология развития 1998;34:687-697. https://doi.org/ https://doi.org/10.1037/0012-1649.34.4.687 

    20. Little TD, Jones SM, Henrich CC, Hawley PH. Отделение «почему» от «что» агрессивного поведения. Международный журнал поведенческого развития 2003; 27:122-133. https://doi.org/10.1080/01650250244000128

    21. Вайланкур Т., Брендген М., Бойвин М., Тремблей Р.Э. Продольный подтверждающий факторный анализ косвенной и физической агрессии: свидетельство существования двух факторов во времени? Развитие ребенка 2003;74:1628-1638. https://doi.org/https://doi.org/10.1046/j.1467-8624.2003.00628.x 

    22. Côté S, Vaillancourt T, LeBlanc J, Nagin D, Tremblay R. Развитие физической агрессии от раннего до подросткового возраста: общенациональное лонгитюдное исследование канадских детей. Журнал аномальной детской психологии 2006; 34 (1): 68-82. https://doi.org/10.1007/s10802-005-9001-z 

    23. Коте С.М., Вайанкур Т., Баркер Э.Д., Нагин Д.С. Совместное развитие физической и косвенной агрессии: предикторы преемственности и изменения в детстве. Развитие и психопатология  2007;19, 37–55. https://doi.org/https://doi.org/10.1017/S0954579407070034

    24. Vaillancourt T, Miller JL, Fagbemi J, Côté S, Tremblay RE. Траектории и предикторы косвенной агрессии: результаты общенационального репрезентативного лонгитюдного исследования канадских детей в возрасте 2–10 лет. Агрессивное поведение 2007;33(4):314-326. https://doi.org/10.1002/ab.20202

    25. Brendgen M, Dionne G, Girard A, Boivin M, Vitaro F, Perusse D. Изучение влияния генетики и окружающей среды на социальную агрессию: исследование 6-летних близнецов. Развитие ребенка 2005;76(4):930-946. https://doi.org/https://doi.org/10.1111/j.1467-8624.2005.00887.x 

    26. Миллер Дж.Л., Вайланкур Т., Бойл М.Х. Изучение гетеротипической преемственности агрессии с использованием отчетов учителей: результаты национального канадского исследования. Социальное развитие 2009;18(1):164-180. https://doi.org/10.1111/j.1467-9507.2008.00480.x 

    27. Ligthart L, Bartels M, Hoekstra RA, Hudziak JJ, Boomsma DI. Генетический вклад в подтипы агрессии. Twin Research and Human Genetics 2005;8(5):483-491. https://doi.org/10.1375/183242705774310169 

    28. Tackett JL, Waldman ID, Lahey BB. Этиология и измерение реляционной агрессии: мультиинформационное генетическое исследование поведения. Журнал Аномальной Психологии 2009;118(4):722-733. https://doi.org/10.1037/a0016949 

    29. Кавабата Ю., Алинк Л.Р.А., Ценг В.Л., ван Айзендорн М.Х., Крик Н.Р. Материнский и отцовский стили воспитания, связанные с реляционной агрессией у детей и подростков: концептуальный анализ и метааналитический обзор. Обзор развития 2011;31(4):240-278. https://doi.org/10.1016/j.dr.2011.08.001

    30. Батанова М.Д., Лукас А. Социальная тревожность и агрессия в раннем подростковом возрасте: изучение сдерживающей роли эмпатической заботы и перспективы. Журнал молодежи и подростков 2011;40(11):1534-1543. https://doi.org/10.1007/s10964-011-9634-x 

    31. Martinelli A, Ackermann K, Bernhard A, Freitag CM, Schwenck C. Предвзятость враждебной атрибуции и агрессия у детей и подростков: систематический обзор литературы о влиянии подтипа агрессии и пола. Агрессия и агрессивное поведение 2018;39:25-32. https://doi.org/10.1016/j.avb.2018.01.005

    32. Андреу Э. Социальные предпочтения, предполагаемая популярность и социальный интеллект: отношение к открытой и реляционной агрессии. Международная школа психологии 2006;27(3):339-351. https://doi.org/10.1177/0143034306067286

    33. Гомес-Гарибелло С., Тальвар В. Вы можете читать мои мысли? Возраст как модератор в отношениях между теорией разума и реляционной агрессией. Международный журнал поведенческого развития 2015;39(6):552-559. https://doi.org/10.1177/0165025415580805

    34. Razmjoee M, Harnett PH, Shahaeian A. Языковое развитие опосредует отношения между полом и реляционной агрессией: исследование иранских детей дошкольного возраста. Австралийский журнал психологии 2016; 68 (4): 312-318. https://doi.org/10.1111/ajpy.12109 

    35. Ренуф А., Брендген М., Пэрент С., Витаро Ф., Дэвид Зелазо П., Бойвен М., Дионн Г., Трембле Р.Е., Перюсс Д., Сеген М.Р. Отношения между теорией разума и косвенной и физической агрессией в детском саду: свидетельство сдерживающей роли просоциального поведения. Социальное развитие 2010;19(3):535-555. https://doi.org/10.1111/j.1467-9507.2009.00552.x

    36. Shahaeian A, Razmjoee M, Wang C, Elliott SN, Hughes C. Понимание реляционной агрессии в раннем детстве: исследование связи с языком и другими социальными и когнитивными навыками. Ежеквартальное исследование раннего детства 2017; 40: 204-214. https://doi.org/10.1016/j.ecresq.2017.04.002 

    37. Эттекаль И., Лэдд Г.В. Затраты и выгоды детских траекторий физической и реляционной агрессии на неприятие, принятие и дружбу сверстников: вариации по подтипам агрессии, полу и возрасту. Психология развития 2015;51(12):1756-1770. https://doi.org/10.1037/dev0000057 

    38. Ямасаки К., Нисида Н. Взаимосвязь между тремя типами агрессии и отношениями со сверстниками у детей начальной школы. Международный журнал психологии 2009;44(3):179-186. https://doi.org/10.1080/002075

    39. 656770 

    40. Каспер DM. Реляционная агрессия и виктимизация в подростковом возрасте: метааналитический обзор уникальных ассоциаций с популярностью, признанием сверстников, отторжением и характеристиками дружбы. Журнал подросткового возраста  2020;80, 41–52. https://doi.org/10.1016/j.adolescence.2019.12.012

    41. Dumas TM, Davis JP, Ellis WE. Хорошо ли быть плохим? Лонгитюдный анализ мотивов подростковой популярности как предиктора агрессии в отношениях и рискованного поведения. Молодежь и общество 2017;51(5):659-679. https://doi.org/10.1177/0044118X17700319

    42. Гангель М.Дж., Кин С.П., Калкинс С.Д., Шанахан Л., О’Брайен М. Связь между реляционной агрессией и воспринимаемой популярностью в раннем подростковом возрасте: проверка конкурирующих гипотез. Журнал раннего подросткового возраста 2016;37(8):1078-1092. https://doi.org/10.1177/0272431616642327 

    43. Хейлброн Н., Принштейн М. Обзор и переосмысление социальной агрессии: адаптивные и дезадаптивные корреляты. Обзор клинической детской и семейной психологии  2008;11(4):176-217. https://doi.org/10.1007/s10567-008-0037-9

    44. Нил Дж.В. Социальная агрессия и социальная позиция в среднем детстве и раннем подростковом возрасте: сжигать мосты или строить их? Журнал раннего подросткового возраста 2010;30(1):122-137. https://doi.org/10.1177/0272431609350924 

    45. Гауэр А.Л., Линграс К.А., Мэтисон Л.С., Кавабата Ю., Крик Н.Р. Роль дошкольной реляционной и физической агрессии при переходе в детский сад: связи с социально-психологической адаптацией. Раннее образование и развитие 2014;25(5):619-640. https://doi.org/10.1080/10409289.2014.844058

    46. Веенстра Р., Дийкстра Ю. К., Креагер Д.А. Пути, сети и нормы: социологический взгляд на исследования сверстников. В: Буковски В.М., Лаурсен Б., Рубин К.Х., ред. Справочник по взаимодействию со сверстниками, отношениям и группам. 2 и изд. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 2018:45-63

    47. Brendgen M, Girard A, Vitaro F, Dionne G, Boivin M. Ограничивают ли нормы группы сверстников проявление генетического риска агрессии? Журнал уголовного правосудия 2013;41(5):324-330. https://doi.org/10.1016/j.jcrimjus.2013.06.004 

    48. Бергер К., Родкин П.С. Влияние группы на индивидуальную агрессию и просоциальность: Ранние подростки, которые меняют принадлежность к сверстникам. Социальное развитие  2012;21(2):396-413. https://doi.org/10.1111/j.1467-9507.2011.00628.x

    49. Коррейя С., Брендген М., Терджон Л., Витаро Ф. Физическая и реляционная агрессия как предикторы детского опыта дружбы: изучение сдерживающей роли норм предпочтения. Агрессивное поведение 2021;47(4):453-463. https://doi.org/10.1002/ab.21963 

    50. Коррейя С., Брендген М., Витаро Ф. Роль нормы в социализации агрессии среди друзей: различия между физической и реляционной агрессией. Международный журнал поведенческого развития 2019;46(5):390-400. https://doi.org/10.1177/0165025419854133

    51. Laninga-Wijnen L, Harakeh Z, Steglich C, Dijkstra JK, Veenstra R, Vollebergh W. Нормы популярных сверстников смягчают динамику дружбы подростковой агрессии. Развитие ребенка 2017;88(4):1265-1283. https://doi.org/https://doi.org/10.1111/cdev.12650

    52. Брендген М., Жирар А., Витаро Ф., Дионн Г., Бойвин М. Корреляция между генами и окружающей средой, связывающая агрессию и виктимизацию сверстников: имеют ли значение нормы поведения в классе? Journal of Abnormal Child Psychology 2015;43(1):19-31.https://doi.org/https://doi.org/10.1007/s10802-013-9807-z 

    53. Клеверли К. , Сатмари П., Вайланкур Т., Бойл М., Липман Э. Траектории развития физической и косвенной агрессии от позднего детства до подросткового возраста: половые различия и результаты в становлении взрослой жизни. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии 2012;51(10):1037-1051. https://doi.org/https://doi.org/10.1016/j.jaac.2012.07.010

    54. Swit CS, Слейтер, Нью-Мексико. Реляционная агрессия в раннем детстве: систематический обзор. Агрессия и агрессивное поведение 2021;58:101556. https://doi.org/https://doi.org/10.1016/j.avb.2021.101556 

    55. Lansford JE, Skinner AT, Sorbring E, Giunta LD, Deater-Deckard K, Dodge KA, Malone PS, Oburu P, Pastorelli C, Tapanya S, Uribe Tirado LM, Zelli A, Al-Hassan SM, Pena Alampay L, Bacchini Д., Бомби А.С., Борнстейн М.Х., Чанг Л. Отношения и физическая агрессия мальчиков и девочек в девяти странах. Агрессивное поведение 2012;38(4):298-308. https://doi.org/https://doi. org/10.1002/ab.21433 

    56. Колвелл М.Дж., Мизе Дж., Петтит Г.С., Лэрд Р.Д. Контекстуальные детерминанты вмешательства матерей во взаимодействие маленьких детей со сверстниками. Психология развития 2002;38:492-502.

    57. Гольдштейн С., Боксер П. Практика воспитания и ранняя социализация реляционной агрессии среди дошкольников. Раннее развитие ребенка и уход за ним 2013;183(11):1559-1575. https://doi.org/10.1080/03004430.2012.738200

    58. Валлес Н.Л., Кнутсон Дж.Ф. Условные реакции матерей и сверстников на косвенную и прямую агрессию у детей дошкольного и школьного возраста. Агрессивное поведение 2008;34(5):497-510. http://ukpmc.ac.uk/abstract/MED/18506676

    59. Вернер Н.Е., Сенич С., Пшепышный К.А. Реакции матерей на реляционную и физическую агрессию дошкольников. Журнал прикладной психологии развития 2006;27(3):193-208. https://doi.org/10.1016/j.appdev.2006.02.002

    60. Вернер Н. Э., Итон А.Д., Лайл К., Ценг Х., Холст Б. Качество социального коучинга матери прерывает развитие агрессии в отношениях в раннем детстве. Социальное развитие 2014;23(3):470-486. https://doi.org/https://doi.org/10.1111/sode.12048 

    61. Ледбитер Б. Можем ли мы это увидеть? Можем ли мы это остановить? Уроки, извлеченные из совместных исследований между сообществом и университетом в отношении агрессии в отношениях [Мнение]. Обзор школьной психологии 2010;39(4):588-593. https://doi.org/10.1080/02796015.2010.12087743

    62. Краузе А. Агрессия сверстников и качество отношений между учителем и учеником: метааналитическое исследование. [Кандидатская диссертация]. Оттава: Оттавский университет; 2020.

    63. Кеннеди Р.С. Метаанализ результатов программ предотвращения издевательств по подтипам традиционной виктимизации издевательств: вербальной, реляционной и физической. Агрессия и агрессивное поведение 2020;55:101485. https://doi.org/https://doi.org/10.1016/j.avb.2020.101485 

    64. Ваасдорп Т.Е., Паскевич Б.С., Ваандерс С., Фу Р., Лефф С.С. Программа предотвращения агрессии в отношениях в школах каждый день (PRAISE): Адаптация для преодоления различий между подгруппами в преимуществах программы. Наука о профилактике 2022;23(4):552-562. https://doi.org/10.1007/s11121-022-01348-6 

    65. Дейли А.Л., Фрей А.Дж., Уокер Х.М. Реляционная агрессия в школьных условиях: определение, развитие, стратегии и последствия. Дети и школы 2015;37(2):79-88. https://doi.org/10.1093/cs/cdv003

    66. Остров Дж. М., Массетти Г. М., Штауффахер К., Годлески С. А., Харт К. С., Карч К. М., Маллинс А. Д., Рис Э. Э. Вмешательство для реляционной и физической агрессии в раннем детстве: предварительное исследование. Ежеквартальное исследование раннего детства 2009;24(1):15-28.

    67. Койн С.М., Уайтхед Э. Косвенная агрессия в анимационных фильмах Диснея. Журнал связи 2008;58(2):382-395. https://doi.org/10.1111/j.1460-2466.2008.00390.x

    68. Койн С.М., Арчер Дж., Эсли М. Жестокие намерения на телевидении и в реальной жизни: Может ли просмотр косвенной агрессии усилить последующую косвенную агрессию зрителей? Журнал экспериментальной детской психологии 2004;88(3):234-253. https://doi.org/10.1016/j.jecp.2004.03.001

    69. Койн С.М. Косвенная агрессия на экране: скрытая проблема? Психолог 2004;17(12):688-690.

    70. Мартиньш Н. Телевизионная реляционная и физическая агрессия и враждебные намерения детей. Журнал экспериментальной детской психологии 2013;116(4):945-952. https://doi.org/https://doi.org/10.1016/j.jecp.2013.05.006 

    71. Мартинс Н., Уилсон Б.Дж. Социальная агрессия на телевидении и ее связь с детской агрессией в классе. Human Communication Research 2012;38(1):48-71. https://doi.org/10.1111/j.1468-2958.2011. 01417.х

    72. Линдер младший, Джентиле Д.А. Действительна ли телевизионная рейтинговая система? Косвенная, вербальная и физическая агрессия в программах, просматриваемых пятиклассницами, и ассоциации с поведением. Журнал прикладной психологии развития 2009;30(3):286-297.

    73. Рух Линдер Дж., Вернер Н.Е. Относительно агрессивное освещение в СМИ и детские нормативные убеждения: имеет ли значение родительское посредничество? Семейные отношения 2012;61(3):488-500. https://doi.org/https://doi.org/10.1111/j.1741-3729.2012.00707.x

    Как цитировать эту статью:

    Брендген М. Развитие косвенной агрессии перед поступлением в школу. В: Tremblay RE, Boivin M, Peters RDeV, ред. Tremblay RE, тема изд. Энциклопедия раннего развития детей [онлайн]. https://www.child-encyclopedia.com/aggression/according-experts/development-indirect-aggression-school-entry. Обновлено: сентябрь 2022 г. По состоянию на 14 сентября 2022 г.

    Текст скопирован в буфер обмена ✓

    Тактика прямой и косвенной агрессии как функция самоуважения в конкретной области

    ScienceDirect

    Корпоративный входВход/регистрация Страницы 135–142

    https://doi.org/10.1016/j.paid.2015.12.038Get rights and content

    Большинство исследований агрессии фокусируются на прямой агрессии или не различают типы тактики агрессии. Точно так же недостаточно хорошо изучена связь между самооценкой и агрессией. Настоящее исследование исследует, заставляют ли определенные области самооценки людей по-разному использовать тактику прямой и косвенной агрессии. В целом, наши результаты показывают, что люди с высоким уровнем соревновательного типа самооценки (ценность партнера и доминирование) с меньшей вероятностью одобряют косвенную агрессию или с большей вероятностью одобряют прямую агрессию, чем люди с низким уровнем конкурентного типа самооценки. В онлайн-исследовании мы обнаружили, что мужчины сообщали о большей прямой агрессии в ответ на провокацию, чем женщины, в то время как не было половых различий в реакциях косвенной агрессии. Самовоспринимаемая ценность партнера отрицательно предсказывала косвенную агрессию у мужчин, но положительно предсказывала прямую агрессию у женщин. Во втором исследовании экспериментально манипулируемая ценность партнера предсказывала косвенную агрессию у женщин. Кроме того, самооценка партнера положительно предсказывала прямую агрессию у женщин, в то время как доминирование предсказывало прямую агрессию у мужчин. В исследовании 3, повторении исследования 2 с использованием выборки студентов, мы обнаружили, что манипулируемая ценность партнера предсказывала косвенную агрессию у мужчин и женщин. Мы пришли к выводу, что определенные области самооценки могут калибровать предпочтительную тактику агрессии.

    Агрессия и самооценка (СЭ) могут быть двумя наиболее изучаемыми темами в истории психологии, однако мало что известно о взаимосвязи между ними (Baumeister and Boden, 1998, Webster and Kirkpatrick, 2006). В течение десятилетий социальные психологи предполагали, что низкая СЭ связана с агрессией (Kirkpatrick, Waugh, Valencia, & Webster, 2002), но эмпирические доказательства этой связи неоднозначны (Baumeister, Smart, & Boden, 1996). На самом деле, многие исследования показали, что высокий уровень СЭ был связан с агрессией. В свете этих противоречивых данных исследователи предположили, что причинно-следственной связи не существует (Baumeister et al., 19).96).

    С другой стороны, противоречивые отношения, наблюдаемые между агрессией и СЭ, могут отражать теоретическую проблему, связанную с тем, как концептуализируются СЭ и агрессия. Киркпатрик и Эллис (2001) предположили, что изучение СЭ как единой глобальной конструкции изначально ошибочно, поскольку разные типы социальных отношений включают разные критерии для оценки качества потенциальных партнеров по отношениям. Например, для выбора партнера потребуется другой набор правил принятия решений, чем для оценки того, грозен ли противник. Теория специфической предметной области SE утверждает, что люди развили несколько механизмов самооценки, или социометров (см. Leary & Downs, 1995) в функционально значимых областях, таких как ценность партнера, социальная интеграция и доминирование (Kirkpatrick et al., 2002).

    Изучение СЭ и агрессии, специфичных для предметной области, делает взаимосвязь между СЭ и агрессией менее двусмысленной. Киркпатрик и др. (2002) провели два исследования, в которых они измерили глобальные СЭ участников и специфичные для предметной области СЭ, а также их уровни агрессии. В то время как глобальная СЭ не коррелировала с агрессией, самовосприятие превосходства предсказывало повышенный уровень агрессии, в то время как самовосприятие социальной интеграции имело противоположный эффект (Kirkpatrick et al., 2002). Более высокие уровни самооценки ценности партнера предсказывали повышенный уровень агрессии, когда участникам было назначено условие индукции соревнования партнеров. В более позднем исследовании Вебстер и Киркпатрик (2006) снова обнаружили, что самооценка партнера положительно влияет на агрессию. Однако мало что известно о роли между доменно-специфическим SE и тактикой прямой и косвенной агрессии.

    Агрессия может принимать различные формы, от приглушенного шепота сплетен до насилия физического нападения. Однако, как и в случае с глобальной СЭ, изучение агрессии как единой меры упускает из виду функционально важные различия. Одно из таких различий заключается в том, что между косвенной и прямой агрессией. Хотя в настоящее время не существует единого согласованного определения этой конструкции, для целей данной статьи прямая и косвенная агрессия различаются в зависимости от того, засвидетельствованы ли агрессивные действия целью. Прямая агрессия включает такие виды поведения, как словесные или физические нападения и угрозы причинения вреда. Косвенная агрессия, с другой стороны, включает обходные пути и включает в себя такие виды поведения, как сплетни и социальная изоляция (Campbell, 19).99). Настоящее исследование сосредоточено на области внутриполовой конкуренции и, следовательно, рассматривает агрессию только между представителями одного пола.

    Исследователи постоянно обнаруживают, что мужчины используют прямую агрессию чаще, чем женщины, но половые различия в использовании косвенной агрессии неоднозначны. В то время как некоторые исследования показали, что женщины используют больше косвенной агрессии, чем мужчины (например, Hess & Hagen, 2006), другие сообщают об отсутствии половых различий (например, Archer & Coyne, 2005). Одна из причин половых различий в прямой агрессии может быть связана с тем фактом, что риск телесных повреждений, присущий прямой агрессии, был бы более дорогостоящим для женщин-предков, поскольку они были бы основными опекунами потомства. Кроме того, мужчины в большей степени, чем женщины, могли извлечь выгоду из проявлений прямой агрессии, повысив свой статус (Campbell, 19).99). Таким образом, прямая агрессия представляет собой дорогостоящую и низкооплачиваемую стратегию для женщин.

    Тактика агрессии может зависеть как от ситуации, так и от пола. Например, Грискявичюс и др. (2009) обнаружили, что мужчины с большей вероятностью сообщали о себе, используя прямую агрессию, если соревнование было стимулировано по сравнению с контрольным состоянием, но они не обнаружили такого эффекта для женщин. Женщины, которые находились в состоянии соперничества или ухаживания, сообщили, что использовали больше косвенной агрессии, чем женщины в контрольном состоянии, в то время как ни одно из условий не приводило к тому, что мужчины использовали больше косвенной агрессии.

    Определение прямой и косвенной агрессии с точки зрения того, осознает ли цель агрессивное действие или нет, лежит в основе функционально важного аспекта агрессии: регулирования статуса. Селл, Туби и Космидес (2009) предложили теорию перекалибровки гнева, в которой говорится, что гнев предназначен для разрешения межличностных конфликтов в пользу разгневанного человека. Система гнева отслеживает свою позицию и позицию других при переговорах (способность налагать издержки и удерживать выгоды). Гнев побуждает человека проявлять агрессию или отказываться от выгоды от правонарушителя (Sell, 2011, Sell et al., 2009).). Эмпирические данные подтверждают теорию перекалибровки гнева. Люди, способные причинять вред (т. е. сильные личности) или отказываться от выгод (т. е. физически привлекательные люди), с большей вероятностью разозлятся в конфликте и с большей вероятностью выиграют конфликт, чем те, у кого меньше затрат или ресурсов. — удерживающие способности (Sell et al., 2009). Эти результаты приводят нас к гипотезе о том, что те, у кого высокий уровень определенных типов СЭ (например, партнерская ценность или доминирование), могут использовать прямую агрессию, чтобы сигнализировать другим о том, что их статус следует ценить выше.

    Цена и выгода прямой агрессии неодинакова для каждого человека. Те, кто не имеет высокого статуса, рискуют получить дальнейшие возмездия и травмы. И наоборот, те, у кого больше возможностей приносить затраты или удерживать ресурсы, скорее всего, получат больше выгоды от своей прямой агрессии (например, повышение статуса или доминирование и сдерживание будущей агрессии). Поэтому люди могут использовать косвенную агрессию как метод возмездия, когда их статус низкий. В то время как косвенная агрессия может быть неэффективным способом присвоения статуса, потому что цель по определению не видит этого, люди с высоким статусом могут использовать прямую агрессию не только как возмездие, но и как сигнал статуса, который может удержать от будущего. жестокое обращение.

    Подобно тому, как людей с более высоким статусом легче разозлить, люди могут выбирать различные тактики агрессии, основанные на определенных индивидуальных характеристиках. Мы предполагаем, что определенные специфические области СЭ калибруют тактику агрессии. Конкурентные области SE, такие как доминирование, партнерская ценность и превосходство, связаны со способностью человека причинять затраты (например, доминирование) и удерживать выгоды (например, партнерскую ценность). Следовательно, подобно тому, как предполагается, что половые различия в прямой агрессии связаны с более высоким риском прямой агрессии для женщин (например, Кэмпбелл, 1999), люди с низким уровнем конкурентных типов СЭ, вероятно, сталкиваются с большим риском, чем те, у кого высокие уровни конкурентных типов СЭ. С другой стороны, люди с высоким уровнем соревновательного типа СЭ с большей вероятностью извлекут выгоду из прямой агрессии, чем те, у кого низкий уровень конкурентного типа СЭ. Следовательно, люди должны были разработать механизмы для калибровки соотношения затрат и выгод тактики агрессии и соответственно регулировать свои предпочтения тактики агрессии. Конкретные домены SE могут быть одним из таких калибровочных факторов.

    Различные области СЭ могут по-разному предсказывать тактику агрессии для мужчин и женщин. Разные черты делают мужчин и женщин привлекательными для противоположного пола. В частности, доминирование особенно предсказывает репродуктивный успех мужчин, тогда как физическая привлекательность в значительной степени предсказывает репродуктивный успех женщин (например, Buss, Shackelford, Kirkpatrick, & Larsen, 2001).

    Тем не менее, привлекательность по-прежнему является предиктором репродуктивного успеха самцов (Buss et al., 2001) и, следовательно, может также быть полезна для прогнозирования мужской агрессии. Как обсуждалось ранее, существуют доказательства того, что самооценка ценности партнера предсказывает агрессию как в лабораторных условиях, так и с помощью самооценки как мужчин, так и женщин (Kirkpatrick et al., 2002, Webster and Kirkpatrick, 2006), и что ценность партнера была самый сильный предиктор прямой агрессии у мужчин (Archer & Thanzami, 2009).). Действительно, Селл и др. (2009) обнаружили, что физическая привлекательность мужчин предсказывала их склонность к гневу, успех в конфликте и чувство права, хотя эффект привлекательности был гораздо более сильным предиктором для женщин. Однако Селл и др. (2009) продемонстрировали, что у мужчин сила была более надежным предиктором склонности к гневу, истории драк, чувства права и успеха в конфликте, чем привлекательность. Взаимосвязь между специфичным для домена SE и выбором тактики агрессии для каждого пола еще предстоит изучить.

    Важно изучить роль SE отдельно для каждого пола, потому что домены SE имеют значение, дифференцированное по половому признаку. Исследование 1 повторяет методы Griskevicius et al. (2009), которые знакомили участников с соревновательным контекстом перед измерением прямой и косвенной агрессии, о которой они сообщали сами. Мы вводим специфичные для предметной области SE в качестве предикторов этой тактики агрессии. Исследования 2 и 3 были разработаны, чтобы воспроизвести эти результаты и экспериментально проверить, предсказывает ли относительная ценность партнера выбор тактики агрессии. В этих исследованиях мы экспериментально манипулировали ценностью партнера для цели, тем самым манипулируя уровнем воспринимаемой конкуренции. При столкновении с целью с высокой ценностью партнера самооценка партнера должна быть ниже, чем у цели; таким образом, мы ожидаем соответствующий сдвиг в предпочтениях тактики агрессии. Если наша гипотеза о роли СЭ и калибровки тактики агрессии верна, относительная СЭ (в данном случае ценность партнера) должна предсказывать тактику агрессии. Мы также изучаем взаимосвязь между другими переменными SE, специфичными для предметной области, а также глобальной SE.

    Подводя итог, можно сказать, что затраты и выгоды от агрессии неодинаковы для каждого человека. Мы предполагаем, что СЭ, специфичная для предметной области, может быть важным предиктором в калибровке индивидуальной тактики агрессии. В частности, те, у кого высокий потенциал затрат и удержания ресурсов (например, доминирование и партнерская ценность), могут извлечь выгоду из использования прямой агрессии. Однако для тех, у кого низкие показатели в этих областях, прямая агрессия представляет собой стратегию высокого риска. Следовательно, те, кто не может «позволить себе» использовать прямую агрессию, могут использовать косвенную агрессию в качестве альтернативной стратегии.

    Фрагменты разделов

    Предыдущие исследования предметной области СЭ и агрессии (например, Kirkpatrick et al., 2002; Webster and Kirkpatrick, 2006) предоставили информацию о областях СЭ, которые предсказывают общую агрессию. Мы расширяем Kirkpatrick et al. (2002) и Вебстера и Киркпатрика (2006) исследования СЭ и агрессии путем различения двух важных аспектов агрессии — тактики прямой и косвенной агрессии — в дополнение к различению конкретных областей СЭ. Мы используем экспериментальный

    В то время как исследование 1 продемонстрировало, что самооценка ценности партнера является сильным предиктором тактики агрессии, различные данные, полученные от людей и животных, свидетельствуют о том, что ценность партнера не является фиксированной, а колеблется в зависимости от наличия или отсутствия потенциальных партнеров и соперников ( Литтл и Мэннион, 2006). Теория рынка партнеров предполагает, что ценности людей в отношении партнеров колеблются в зависимости от рыночных сил (Kurzban & Weeden, 2005). Если самовоспринимаемая ценность партнера является относительной, следует ожидать эффекта контраста на избранных 9.0003

    В исследованиях 1 и 2 использовалась выборка Mechanical Turk, которая, как правило, представляет собой более старшее население, чем население студентов. Однако существует множество доказательств того, что агрессивность меняется с возрастом. Например, юноши и девушки проявляют одинаковое количество прямой агрессии, но в предподростковом возрасте девочки начинают использовать косвенную агрессию больше, чем мальчики (Björkqvist, Lagerspetz, & Kaukiainen, 1992). Однако предполагается, что в позднем взрослом возрасте как мужчины, так и женщины используют косвенную агрессию чаще, чем в более молодом возрасте.0003

    Предыдущие исследования и многочисленные теории агрессии показывают, что мужчины чаще используют прямую агрессию, чем женщины (например, Archer, 2004, Campbell, 1999, Daly and Wilson, 2001). Настоящие исследования подтвердили постоянный вывод о том, что мужчины чаще используют прямую агрессию, чем женщины. Одно из возможных объяснений этого вывода состоит в том, что женщины используют косвенную, а не прямую агрессию, потому что прямая агрессия представляет собой более рискованную стратегию для женщин, чем для мужчин (Campbell, 1999). Это соответствует

    Ссылки (37)

    • S. Walker et al.

      Стратегии агрессии среди пожилых людей: доставлены, но не замечены Ставит

      и др.

      Доминирование и эволюция полового диморфизма в высоте голоса человека

      Эволюция и поведение человека

      (2006)

    • М. Е. Прайс et al.

      Антропометрические корреляты человеческого гнева

      Эволюция и поведение человека

      (2012)

    • К. Массар и др.

      Оценка книги по обложке: ревность после подсознательного воздействия на привлекательные и непривлекательные лица

      Просмотр привлекательных или непривлекательных лиц своего пола изменяет самооценку привлекательности и предпочтения женщин

      Поведение животных

      (2006)

    • Р. Курцбан и др.

      HurryDate: предпочтения партнера в действии

      Эволюция и поведение человека

      (2005)

    • Н. Х. Гесс и др.

      Половые различия в косвенной агрессии

      Эволюция и поведение человека

      (2006)

    • РФ. Baumeister и др.

      Агрессия и самость: высокая самооценка, низкий самоконтроль и угроза эго

    • Дж. Арчер и др.

      Взаимосвязь между ценностью партнера, правами, физической агрессией, размером и силой среди выборки молодых индийских мужчин

      Эволюция и человеческое поведение обстановка в мире: метааналитический обзор

      Review of General Psychology

      (2004)

  • J. Archer et al.

    Комплексный анализ косвенной, реляционной и социальной агрессии

    Обзор личности и социальной психологии

    (2005)

  • C. Bagley et al.

    Нормы и конструктивная валидность шкалы самооценки Розенберга для старшеклассников Канады: значение для консультирования Baumeister

    и др.

    Связь угрозы эгоизма с насилием и агрессией: темная сторона самооценки

    Psychological Review

    (1996)

  • K. Björkqvist et al.

    Девочки манипулируют, а мальчики дерутся? Тенденции развития прямой и косвенной агрессии

    Агрессивное поведение

    (1992)

  • Д.М. Buss

    Половые различия в предпочтениях человека в отношении партнера: эволюционные гипотезы проверены в 37 культурах

    Науки о поведении и мозге

    (1989)

  • Д.М. Басс и др.

    Полвека предпочтений партнера: культурная эволюция ценностей

    Journal of Marriage and Family

    (2001)

  • J. P. Byrnes et al.

    Гендерные различия в принятии риска: мета-анализ

    Психологический бюллетень

    (1999)

  • А. Кэмпбелл

    Остаться в живых: эволюция, культура и женская интрасексуальная агрессия

    72

    (1999)

    • Отношение ширины лица к высоте и воспринимаемая агрессия: эффект разделения горизонтальных и вертикальных компонентов с агрессивным поведением и воспринимаемой агрессией. В этом исследовании изучалось независимое влияние горизонтального и вертикального компонентов fWHR на восприятие общей агрессии и специфической агрессии в романтических отношениях (насилие со стороны интимного партнера, IPV). При увеличении ширины горизонтальный компонент fWHR значительно увеличивает восприятие IPV. При уменьшении высоты вертикальный компонент fWHR значительно снижает восприятие IPV (исследование 1). Высота верхней и нижней части лица была уменьшена одновременно при вертикальной манипуляции, что указывает на смешанные эффекты.

      В исследовании 2 мы разделили эффекты верхней и нижней части лица. Уменьшение высоты верхней части лица может облегчить восприятие агрессии. Однако уменьшение нижней части лица может подавить восприятие агрессии. Результаты показали дизъюнктивный эффект горизонтального и вертикального компонентов на восприятие агрессии. Наши результаты выявили влияние нижней части лица на восприятие агрессии, которое игнорировалось в предыдущих исследованиях.

    • Влияние анонимности в сети на агрессию подвергающихся остракизму грандиозных и уязвимых нарциссов

      2022, Личность и индивидуальные различия

      Нарциссизм является важным предиктором агрессии, и грандиозные нарциссы, как правило, более агрессивны, чем уязвимые нарциссы после того, как подверглись остракизму. Онлайн-среда становится все более важной, поэтому, хотя важно учитывать влияние остракизма на агрессию нарциссов как онлайн, так и офлайн, первое еще предстоит рассмотреть в литературе. Мы набрали 240 студентов из двух китайских университетов и провели два эксперимента, изучающих взаимосвязь между традиционной и киберагрессией среди нарциссов. В исследовании 1 изучалась личная агрессия грандиозных и уязвимых нарциссов после личного остракизма сверстников. Во втором исследовании изучалась киберагрессия грандиозных и уязвимых нарциссов после киберостракизма. Мы использовали онлайн-игру для построения условий киберостракизма и киберинклюзивности, а также адаптированную оценку сотрудников проекта для оценки киберагрессии и определения того, как на нее влияет онлайн-анонимность. Результаты показали, что подверженные остракизму уязвимые нарциссы были менее агрессивны, чем грандиозные нарциссы, в условиях лицом к лицу, но демонстрировали повышенную косвенную анонимную киберагрессию на том же уровне, что и грандиозные нарциссы. Эти результаты подтверждают результаты предыдущих исследований и помогают нам глубже понять механизмы агрессии у нарциссов.

    • Отношение ширины лица к высоте предсказывает физическую агрессию в серьезных отношениях у мужчин и доминирование у женщин в Китае

      2020, Личностные и индивидуальные различия образцы. В этом исследовании изучалось, предсказывает ли fWHR насилие со стороны интимного партнера и доминирование в преданных отношениях в китайской выборке ( n  = 144). fWHR измеряли двумя способами: (1) ширину скулы, деленную на расстояние между верхней губой и серединой брови, и (2) ширину скулы, деленную на расстояние между верхней губой и самой высокой точкой век. Шкала тактики конфликта 2 использовалась для измерения насилия со стороны интимного партнера. 39пункты оценивали агрессию людей по пяти параметрам: (1) переговоры, (2) психологическая агрессия, (3) физическое насилие, (4) сексуальное принуждение и (5) травма. Доминирование измерялось с использованием шкалы доминирования из 32 пунктов, где более высокие баллы указывали на большее доминирование. Результаты не выявили существенных половых различий в отношении fWHR. У мужчин, сообщивших о физическом нападении, fWHR был выше, чем у мужчин, не подвергавшихся физическому насилию. Оба fWHR были положительно связаны с оценкой физического насилия у мужчин, но не у женщин. Оба fWHR были в значительной степени связаны с пренебрежительным аспектом доминирования среди женщин, но не среди мужчин. Полученные данные показали межрасовую согласованность связи между fWHR и агрессивным поведением в различных ситуациях.

    • В поисках неприятностей: многоуровневый анализ неприятных контактов в онлайновых социальных сетях

      2017, Компьютеры в поведении человека

      Как и предполагалось, альтер-мужчины с большей вероятностью будут идентифицированы как нарушители спокойствия в сети (h4). Несмотря на то, что в предыдущих отчетах о поведении в сети (Annenburg Public Policy Center, 2010) этот вывод получил незначительное подтверждение, исследования поведения в реальной жизни постулировали, что вызывающие беспокойство мужчины часто участвуют в более прямых формах несогласия, а женщины принимают более косвенные и потенциально менее заметные формы несогласия. средства (Wyckoff & Kirkpatrick, 2016). Следовательно, напряжение и несогласие, вызванные альтер-мужчинами, могут быть более заметными для пользователей эго, и поэтому о них сообщают чаще.

      Выявление характеристик нарушителей спокойствия в онлайновых социальных сетях, тех контактов, которые нарушают нормы неприятным или нелюдимым поведением, имеет жизненно важное значение для поддержки превентивных стратегий нежелательных, психологически вредных онлайн-взаимодействий. До настоящего времени характеристика нарушителей спокойствия основывалась на самоотчетах, ориентированных на владельца сети, в значительной степени упуская из виду роль сетевых друзей. В настоящем исследовании была получена информация о 5113 сетевых контактах от 52 пользователей Facebook из Великобритании (возрастной диапазон 13–45 лет; 75% женщины) с использованием цифровых данных и углубленных сетевых опросов. Участники оценили свои контакты с точки зрения онлайн-разногласий, близости отношений и моделей взаимодействия. Характеристики онлайн-нарушителей спокойствия были изучены с помощью многоуровневого бинарного логистического анализа. Случаи онлайн-разногласий были наиболее заметными в сетях молодых взрослых (19). –21 год). Контакты с большей вероятностью будут идентифицированы как онлайн-нарушители спокойствия, если они будут хорошо связаны в сети. Частота обмена офлайн и Facebook взаимодействовала таким образом, что контакты, хорошо известные в оффлайне, но с низким уровнем общения в Facebook, с большей вероятностью были идентифицированы как нарушители спокойствия. Это может указывать на то, что пользователи укрывали известных нарушителей спокойствия в попытке сохранить офлайн-отношения и репутацию. Последствия обсуждаются с точки зрения восприимчивости человека к нежелательным встречам в Интернете.

    • Агрессия и эмоции: Гнев, а не общий негативный аффект, предсказывает желание агрессии

      2016, Личностные и индивидуальные различия формы агрессии, которые могут иметь важные последствия, особенно прямая и косвенная агрессия (Archer & Coyne, 2005). Например, предыдущее исследование показало, что самооценка партнера по-разному предсказывает прямую и косвенную агрессию, о которой они сообщают сами (Wyckoff & Kirkpatrick, 2016). Поэтому в настоящем исследовании используются самооценки прямой и косвенной агрессии.

      Многие психологи предполагают, что отрицательные эмоции приводят к агрессии, но остается неясным, какие контексты вызывают эти эмоции и как эти эмоции предсказывают агрессию. Согласно теории перекалибровки гнева, гнев возникает, когда партнер по взаимодействию ставит себе низкую оценку отношений, что мотивирует агрессию (Sell, Tooby, & Cosmides, 2009). Настоящие исследования проверяют теорию о том, что гнев опосредует агрессию, и исследуют, как другие негативные эмоции связаны с агрессией. В исследовании 1 гнев полностью опосредовал взаимосвязь между самооценкой ценности партнера и прямой агрессией, о которой сообщали сами. В исследовании 2 гнев частично опосредовал связь между относительной ценностью партнера и желанием использовать прямую агрессию. Гнев также частично опосредовал связь между относительной ценностью партнера и желанием использовать косвенную агрессию. Кроме того, гнев полностью опосредовал связь между самооценкой силы и желанием использовать прямую агрессию. Для мужчин гнев полностью опосредовал отношения между самооценкой ценности партнера и желанием использовать косвенную агрессию. Однако ни в одном анализе страх, смущение и печаль не предсказывали агрессию. Результаты показывают, что гнев, но не негативные эмоции в целом, предсказывают агрессию, о которой они сообщают сами себе.

    • Envy обеспечивает взаимосвязь между сравнением внешнего вида и внутрисексуальными сплетнями

      2022, Эволюционная психологическая наука

    Посмотреть все ставки по цитированию на Scopus
    • Исследовательская статья

      . Сектуральная дезикация в целом в целом в целом в целом в целом в целом в целом в целом в области развития «Сделай в области развития» в области развития «Сделай в области развития» в области развития «Сделай в области развития». Теоретические и эмпирические соображения

      Личность и индивидуальные различия, том 92, 2016 г., стр. 194-199

      г -потеря, предсказанная на основе генетического отбора, меньше, чем наблюдаемая по различным показателям когнитивных способностей на шкале отношений. Это различие может частично возникать из-за накопления вредных мутаций в поколениях, уменьшающих g за счет их влияния на стабильность/приспособленность развития. Повторно проанализированы ранее опубликованные данные вековых тенденций по показателю стабильности развития, размеру черепно-лицевой флуктуирующей асимметрии (FA) для белых мужчин и женщин США, охватывающие 14 и 15 десятилетий соответственно. Когда вековое увеличение размера FA пересчитывается как снижение латентной стабильности развития и умножается на достоверность и надежность с поправкой на стабильность развития — 9Корреляция 0021 g , g — потери -0,16 балла за декаду прогнозируются для мужчин, женщин и объединенной выборки. Предсказанная потеря приспособленности из-за накопления мутаций может составлять 30 % упадка поколений (-0,05 балла за десятилетие), что указывает лишь на небольшую роль мутаций в вековой g -потере. Остальные 70% (-0,11 балла за десятилетие) могут быть результатом стабильности развития, нарушающей изменение окружающей среды, например, повышенное воздействие загрязняющих веществ. Добавляем их к g — потеря из-за отбора (переоценка в -0,54 балла за десятилетие) дает совокупную десятилетнюю потерю -0,70 балла. Дополнительные поправки на миграцию замещения и взаимодействие длины генерации — g дают большую десятилетнюю величину g — потерю — 1,25 балла.

    • Исследовательская статья

      Сравнение измерения личности на основе системы отсчета и частоты

      Личность и индивидуальные различия, том 92, 2016 г., стр. 16-21

      Как исследователи личности, так и специалисты-практики исторически были заинтересованы в повышении прогностической достоверности показателей личности. Система отсчета и оценка на основе частоты — это два метода улучшения предсказания личности, которые изучались изолированно. В настоящем исследовании изучалось отдельное и комбинированное влияние обоих этих методов на прогностическую достоверность личностного показателя в условиях школы ( N = 933 студента университета). В исследовании использовался план 2 × 2, чтобы выяснить, влияет ли на взаимосвязь между двумя целевыми личностными чертами (сознательность и экстраверсия) и соответствующими критериями (средний балл успеваемости и лидерские способности) манипулирование контекстуализацией (неконтекстуализированное или контекстуализированное) и форматом ответа (тип Лайкерта или основанный на частоте). Настоящее исследование, в отличие от предыдущих исследований, не обнаружило смягчающих эффектов ни для одного из методов. Мы обсуждаем возможные причины наших противоречивых выводов. Оба метода имеют очевидные (например, измерения, основанные на частоте, требуют больше времени для выполнения и вызывают большую усталость участников) и потенциальные (например, контекстуализация инструментов требует много времени и может повлиять на психометрические свойства) недостатки, которые, в свете наших результатов, должны дать практикам пауза в отношении широкого внедрения того или иного метода для оперативного использования.

    • Исследовательская статья

      Исследование права на черту с использованием модели асимметрии знаний о себе и другом

      Личность и индивидуальные различия, том 92, 2016 г., стр. 113-117 ожидание получить больше, чем человек дает или заслуживает. Имеющие право лица, как правило, недовольны наградами независимо от уровня и, как правило, менее чем полезны, если только не получают сравнительно чрезмерное вознаграждение. В этом исследовании модель асимметрии знаний о себе и других (Vazire, 2010) применяется к данным, собранным у 126 пар сотрудников и их непосредственных начальников. Руководители и подчиненные оценивали уровень прав подчиненного. Подчиненные также сообщали о своей удовлетворенности работой, а руководители оценивали контекстуальную производительность подчиненного или внеролевое поведение. В соответствии с гипотезами, права работников, о которых сообщают сами сотрудники, измеряются с помощью собственного капитала (Адамс, 19 лет).63) инструмент, основанный на теории, был более сильным предсказателем, чем право на удовлетворенность работой, о которой сообщали другие. Кроме того, право, о котором сообщают другие, было более сильным предиктором, чем право, о котором сообщали сами люди, на две формы контекстуальной производительности (помощь в межличностных отношениях и преданность работе).

    • Исследовательская статья

      Пересмотр факторной структуры опросника

      по подавлению белых медведей у подростков: исследовательский подход к моделированию структурных уравнений

      Personality and Individual Differences, Volume 92, 2016, pp. 186-190

      Опросник подавления белых медведей (WBSI; Wegner & Zanakos, 1994), мера подавления мышления, был переведен на множество языков и широко распространен. используется в экспериментальных парадигмах и клинических исследованиях. Однако мало что известно о психометрических свойствах меры у подростков. Кроме того, ведутся споры о том, является ли WBSI однофакторной или двухфакторной мерой, оценивающей нежелательные навязчивые мысли и подавление мыслей. В текущем исследовании изучались психометрические свойства WBSI в разнообразной выборке из 261 подростка с использованием исследовательского моделирования структурными уравнениями. Результаты подтвердили двухфакторную структуру оценки коррелированных факторов нежелательных навязчивых мыслей и подавления мыслей (9).0021 r  = 0,64), и факторы продемонстрировали адекватность хорошей внутренней согласованности. Моделирование структурными уравнениями предоставило доказательства дифференциальных паттернов ассоциаций между каждым фактором и самооценкой симптомов тревоги, обсессивно-компульсивных и депрессивных расстройств, при этом навязчивые мысли более тесно связаны с сообщаемыми симптомами психопатологии, чем с подавлением мыслей.

    • Исследовательская статья

      Характер скряги: видеть положительные стороны и не любить их

      Личность и индивидуальные различия, том 92, 2016, стр. 92-96

      Личность скряги характеризуется склонностью к критической оценке, при которой как негативные, так и позитивно-нормированные стимулы рассматриваются негативно ( негативные диспозиционные установки ). Предполагается, что скряги настраиваются на эмоциональные качества стимулов в целом, но придают большее значение негативным аспектам при оценке стимулов, что является побочным продуктом их темперамента избегания. Как и предсказывалось, скряги свободно образовывали большое количество слов как с положительными, так и с отрицательными эмоциями (9).0021 предвзятость качества эмоций ) в задаче завершения фрагмента слова (Rusting & Larsen, 1998). Это не зависело от отрицательного аффекта черты, который был связан с высоким уровнем только слов с негативными эмоциями ( предвзятость отрицательного качества ). Более того, взаимосвязь между ворчливой личностью и эмоциональным словообразованием была опосредована поведенческой чувствительностью к торможению. Скряги «видят» положительные и отрицательные эмоциональные качества и, очевидно, в одном и том же объекте отношения, но они придают большее значение качествам, которых следует избегать, чем качествам, к которым следует приближаться.

    • Исследовательская статья

      Проверка гипотезы Спирмена в Казахстане по заданиям Стандартных прогрессивных матриц плюс

      Личность и индивидуальные различия, Том 92, 2016 г., стр. 191-193

      Проверка гипотезы Спирмена на уровне пунктов состояний что различия между группами по пунктам теста IQ являются функцией г нагрузок этих вопросов, так что между группами есть небольшие различия по пунктам с низким г загрузки и большие различия между группами по изделиям с высокими г загрузками. Эмпирические тесты показали в одном случае отсутствие поддержки, в некоторых случаях скромную поддержку, а в других случаях сильную поддержку. В этом исследовании группы казахских, корейских, татарских и узбекских детей из Казахстана сравнивались с группой русских детей из Казахстана, что дало результаты гипотезы Спирмена в диапазоне от r  = 0,24 до r  = 0,78 с N. гармоника — средневзвешенная корреляция 0,67. Мы пришли к выводу, что гипотеза Спирмена, проверенная на уровне пунктов, кажется более регулярным явлением, чем считалось ранее.

    Просмотреть полный текст

    Copyright © 2015 Elsevier Ltd. Все права защищены.

    Тактика прямой и косвенной агрессии как функция самооценки домина

    %PDF-1.7 % 1 0 объект > /Метаданные 2 0 R /Контуры 3 0 R /Страницы 4 0 Р /StructTreeRoot 5 0 R /Тип /Каталог /ViewerPreferences > >> эндообъект 6 0 объект > эндообъект 2 0 объект > ручей приложение/pdf

  • Радость Плюмери Вайкофф
  • Тактика прямой и косвенной агрессии как функция самооценки домина
  • Prince 12. 5 (www.princexml.com)AppendPDF Pro 6.0 Linux Kernel 2.6 64bit 18 мая 2016 г. Библиотека 10.1.0Appligent pdfHarmony 2.02019-10-31T14:39:20-07:002019-10-31T14:39:20-07:002019- 10-31T14:39:20-07:001uuid:0b5e603f-acd8-11b2-0a00-58f1b0000000uuid:0b5ea1ae-acd8-11b2-0a00-40b3d076fd7fpdfHarmony 2.0 Linux Kernel 2.6 64-разрядная библиотека 13 марта 2012 г. 9.20121 конечный поток эндообъект 3 0 объект > эндообъект 4 0 объект > эндообъект 5 0 объект > эндообъект 7 0 объект > эндообъект 8 0 объект > эндообъект 90 объект > эндообъект 10 0 объект > эндообъект 11 0 объект > эндообъект 12 0 объект > эндообъект 13 0 объект > эндообъект 14 0 объект > /MediaBox [0 0 612 792] /Родитель 17 0 Р /Ресурсы > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст /ImageC] /XОбъект > >> /Повернуть 0 /StructParents 0 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 15 0 объект > эндообъект 16 0 объект > эндообъект 17 0 объект > эндообъект 18 0 объект > эндообъект 19 0 объект > эндообъект 20 0 объект > эндообъект 21 0 объект > эндообъект 22 0 объект > эндообъект 23 0 объект > эндообъект 24 0 объект > эндообъект 25 0 объект > эндообъект 26 0 объект > эндообъект 27 0 объект > эндообъект 28 0 объект > эндообъект 290 объект > эндообъект 30 0 объект > эндообъект 31 0 объект > эндообъект 32 0 объект > эндообъект 33 0 объект > эндообъект 34 0 объект > эндообъект 35 0 объект > эндообъект 36 0 объект > эндообъект 37 0 объект > эндообъект 38 0 объект > эндообъект 39 0 объект > эндообъект 40 0 объект > эндообъект 41 0 объект > эндообъект 42 0 объект > эндообъект 43 0 объект > эндообъект 44 0 объект > эндообъект 45 0 объект > эндообъект 46 0 объект > эндообъект 47 0 объект > эндообъект 48 0 объект > эндообъект 49 0 объект > эндообъект 50 0 объект > эндообъект 51 0 объект > эндообъект 52 0 объект > эндообъект 53 0 объект > эндообъект 54 0 объект > /Граница [0 0 0] /Содержание /Прямо [399,2734 650,625 540,0 669,375] /StructParent 1 /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 55 0 объект > /Граница [0 0 0] /Содержание () /Rect [72,0 612,5547 286,3657 625,4453] /StructParent 2 /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 56 0 объект > /Граница [0 0 0] /Contents (тезисы, диссертации и магистерские проекты) /Rect [342,7251 612,5547 540,0 625,4453] /StructParent 3 /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 57 0 объект > /Граница [0 0 0] /Содержание /Rect [230,8867 235,2641 379,3438 246,9828] /StructParent 4 /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 58 0 объект > /Граница [0 0 0] /Contents (Общие сведения о личности и социальных контекстах) /Rect [137. 2383 214.432 326.2861 226.1508] /StructParent 5 /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 59 0 объект > /Граница [0 0 0] /Содержание (https://dx.doi.org/doi:10.21220/s2-dc4z-fd77) /Rect [72,0 133,682 272,9424 145,4008] /StructParent 6 /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 60 0 объект > /Граница [0 0 0] /Содержание ([email protected]) /Rect [371.8169tEQ]϶XJѹfM&t:vGs4sX79ӎY\6 ǹju

    Метааналитический обзор гендерных различий, взаимосвязей и связи с дезадаптацией на JSTOR

    журнальная статья

    Прямая и косвенная агрессия в детстве и подростковом возрасте: метааналитический обзор гендерных различий, взаимосвязей и отношения к дезадаптации

    Ноэль А. Кард, Гита М. Савалани, Брайан Д. Стаки и Тодд Д. Литтл

    Развитие ребенка

    Том. 79, № 5 (сентябрь — октябрь 2008 г.), стр. 1185-1229.(45 страниц)

    Автор: Wiley

    https://www.jstor.org/stable/27563548

    Читать и скачивать

    Войти через школу или библиотеку

    Альтернативные варианты доступа

    Для независимых исследователей

    Читать онлайн

    Читать 100 статей в месяц бесплатно

    Подписаться на JPASS

    Неограниченное чтение + 10 загрузок

    Товар для покупки

    34,00 $ — Скачать сейчас и позже

    Чтение онлайн (бесплатно) основано на сканировании страниц, которое в настоящее время недоступно для программ чтения с экрана. Чтобы получить доступ к этой статье, обратитесь в службу поддержки пользователей JSTOR. Мы предоставим копию в формате PDF для программы чтения с экрана.

    С помощью личного кабинета вы можете читать до 100 статей каждый месяц за бесплатно .

    Начать

    Уже есть учетная запись? Войти

    Ежемесячный план
    • Доступ ко всему в коллекции JPASS
    • Читать полный текст каждой статьи
    • Загрузите до 10 статей в формате PDF, чтобы сохранить и сохранить
    $19,50/месяц Годовой план
    • Доступ ко всему в коллекции JPASS
    • Читать полный текст каждой статьи
    • Загрузите до 120 статей в формате PDF, чтобы сохранить и сохранить
    199 долларов в год

    Приобрести PDF-файл

    Купите эту статью за 34,00 долларов США.

    Как это работает?

    1. Выберите покупку вариант.
    2. Оплатить с помощью кредитной карты или банковского счета с PayPal.
    3. Прочитайте свою статью в Интернете и загрузите PDF-файл из своей электронной почты или своей учетной записи.

    Предварительный просмотр

    Предварительный просмотр

    Abstract

    В этом метааналитическом обзоре 148 исследований прямой и косвенной агрессии у детей и подростков изучалась величина гендерных различий, взаимосвязь между формами и связь с дезадаптацией. Результаты подтвердили предыдущие выводы о гендерных различиях (в пользу мальчиков) в прямой агрессии и тривиальных гендерных различиях в косвенной агрессии. Результаты также показали существенную взаимосвязь (r̄ = 0,76) между этими формами. Несмотря на эту высокую взаимосвязь, две формы показали уникальные ассоциации с дезадаптацией: прямая агрессия более тесно связана с проблемами экстернализации, плохими отношениями со сверстниками и низким просоциальным поведением, а косвенная агрессия связана с проблемами интернализации и более высоким просоциальным поведением. Систематически исследовалась модерация этих размеров эффекта методом оценки, возрастом, полом и несколькими дополнительными переменными.

    Информация о журнале

    Как флагманский журнал Общества исследований в области развития ребенка, развитие ребенка публикует статьи, эссе, обзоры и учебные пособия по различным темам в области детского развития с 1930 года. Охватывая многие дисциплины, журнал предоставляет последние исследования не только для исследователей и теоретиков, но и для детских психиатров, клинических психологов, психиатрических социальных работников, специалистов по дошкольному воспитанию, педагогов-психологов, педагогов специального образования и других исследователей.

    Информация об издателе

    Wiley — глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов на основе контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование. Наши основные виды деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению, а также онлайн-приложения; а также образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов, аспирантов и учащихся на протяжении всей жизни. Компания John Wiley & Sons, Inc., основанная в 1807 году, уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять свои потребности и воплощать в жизнь свои стремления. Wiley опубликовал работы более 450 нобелевских лауреатов во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley сотрудничает со многими ведущими мировыми обществами и ежегодно публикует более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном и онлайн-формате, а также базы данных, основные справочные работы и лабораторные протоколы по предметам STMS. С растущим предложением открытого доступа Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к контенту, который мы публикуем, и поддерживает все устойчивые модели доступа. Наша онлайн-платформа Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com) — одна из самых обширных в мире многопрофильных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки, а также гуманитарные науки.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.