Фрейд личность: Личность и внутриличностный конфликт в концепциях фрейдизма и классического психоанализа Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Фрейд личность: Личность и внутриличностный конфликт в концепциях фрейдизма и классического психоанализа Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Содержание

Структура личности по 3.Фрейду

Структура личности по 3.Фрейду

До создания фрейдовской теории психология в качестве объекта исследования имела лишь феномен сознания, что не давало возможности постичь скрытые мотивы поведения и особенностей человека, а следовательно и более глубинное изучение структуры личности, Фрейд встал перед необходимостью исследования природы психического, в том числе и тех пластов психики, которые не вписывались в представление о "сознательном ". Исходя из этих задач и предпосылок исследования, Фрейд и пришел к заключению о том, что человеческая психика представляет собой некий сложный конгломерат, состоящий из различных уровней и компонентов, отражающих как сознательные, так и бессознательные процессы.

Фрейд, ставя перед собой задачу выявления содержательной стороны бессознательного, подвергает эту сферу аналитическому расчленению. Здесь Фрейд высказывает важную мысль о существовании двух форм бессознательного. Это вопервых, скрытое, "латентное " бессознательное, т.е. то, что ушло из сознания, но может в дальнейшем "всплыть " в сознании; вовторых, это вытесненное бессознательное, т.е. те психические образования, которые не могут стать сознательными потому, что им противодействует какаято мощная незримая сила.

Первый вид бессознательного в дальнейших работах Фрейд называет предсознательным (ПСЗ), а второй собственно бессознательным (БСЗ, или "Оно ", или "Id "). Вырабатывая психоаналитические представления о бессознательном, Фрейд подобно мыслителям прошлого ставит вопрос о том, каким образом человек может судить о том, что скрыто от его сознания. И если философы говорили о том, что невозможно определять то, что мы не осознаем, то Фрейд достаточно решительно кладет учение о бессознательном в основу своих теоретических постулатов о психической жизни человека. В отличие от умозрительных рассуждений философов он пользуется конкретным материалом, полученным из внимательных клинических наблюдений над пациентами, страдающими неврозом. Кроме констатации самого факта существования в психике человека бессознательных представлений, Фрейд старается вскрыть особенности механизма переключения психических актов из сферы бессознательного в сознание. И здесь он пытается идти от обратного путем переформулирования задачи исследования: "Каким образом сознательные процессы становятся бессознательными? ". Возможность осознания бессознательных механизмов осуществляется тогда, когда имеющееся предметное представление облекается в словесную форму. Отсюда и то важное значение, которое Фрейд придавал роли языка и законов лингвистики в раскрытии болезненной симптоматики пациента.

Выделенные Фрейдом психические уровни собственно бессознательного и предсознательного объединяются автором в одну систему в тех случаях, когда анализируются взаимоотношения бессознательного и сознания в структуре психики человека. Причем, начиная с ранних своих работ, Фрейд подчеркивает, что бессознательное он считает центральным компонентом, составляющим суть психики человека, а сознательное лишь определенной надстройкой, базирующейся и произрастающей из сферы бессознательного.

Структура личности в законченном виде представлена Фрейдом в работах "По ту сторону принципа удовольствия " (1920) ; "Массовая психология анализ человеческого "Я " (1921) ; "Я " и "Оно " (1923). Предлагаемая модель личности представляет собой взаимодействия трех уровней, находящихся между собой в определенных соотношениях. Это "Оно " (Id), т.е. глубинный уровень бессознательных влечений, своеобразный резервуар бессознательных иррациональных психических реакций и импульсов, биологических по своей природе. Это основа деятельности личности, та психическая инстанция, которая руководствуется своими собственными законами. "Оно " является единственным источником психической энергии и руководствуется только принципом удовольствия.

Но, понятно, что безоглядная тяга к наслаждению, удовлетворению эгоистических потребностей, не учитывающая реальных жизненных условий, привела бы человека к гибели. Поэтому в процессе эволюции у человека появляется "Я " (Ego) как сознательное начало, действующее с учетом принципа реальности и выполняющее функции посредника между иррациональными стремлениями и желаниями "Оно " и требованиями человеческого сообщества. "Я ", как сфера сознательного, соизмеряет требования бессознательного "Оно " с конкретной реальностью, целесообразностью и необходимостью. Наконец, "СверхЯ (SuperEgo) " это внутриличностная совесть, т.е. инстанция, олицетворяющая собой ценности и установки общества. "СверхЯ " воплощает в себе интернализованные индивидом "родительские образы ", моральные запреты и нормы, внушенные в детстве, образы первых учителей и значимых для ребенка взрослых. В определенном смысле это результат "дрессировки " индивида обществом. "СверхЯ " описывается как своего рода моральная цензура, которая призвана обуздать эгоцентрические бессознательные порывы, стремления и желания человека и подчинить их требованиям культурной и социальной реальности конкретного общества. В процессе эволюции "СверхЯ " стала неотъемлемой частью, внутренним элементом личности.

Для образного описания взаимоотношений между "Я " и "Оно " Фрейд прибегает к аналогии отношений между всадником и лошадью, подобно тому как ранее А.Шопенгауэр использовал эту же аналогию для раскрытия взаимоотношений между интеллектом и волей. Движется всадник только благодаря энергии лошади, но формально управляет ею именно он. Всадник должен сдерживать и направлять лошадь, иначе есть вероятность погибнуть. И все же есть отдельные моменты, когда лошадь не только дает энергию передвижения, но и сама определяет путь и направление (всадник заснул или тяжело болен). Положение "Я " существенно сложнее, чем положение лошади ( "Оно "). Вопервых, "Я " должно учитывать требования и условия реального окружающего мира, т.е. следовать принципу реальности. Вовторых, "Я " испытывает постоянное давление со стороны мощного "Оно ", и этот конфликт между требованиями внешнего мира ( "СверхЯ ") и потребностями глубинных уровней личности ( "Оно ") порождает у "Я " постоянную внутреннюю тревогу и беспокойство.

Втретьих, "Я " подвергается отдельному нажиму "СверхЯ ", как моральному прессу, совести. И это, в свою очередь, вызывает у человека глубинное чувство вины. Эти конфликтные взаимоотношения уровней личности, по мнению Фрейда, являются по сути неразрешимыми, и именно в них лежит ключ ко всем психологическим и патологическим проблемам как личности, так и общества. По своему положению и функциям в психике человека "СверхЯ " призвано осуществлять сублимацию бессознательных влечений, т.е. переключение антикультурных порывов "Оно " в социально приемлемые виды деятельности "Я ". Согласно Фрейду, "СверхЯ " является "наследником Эдипова комплекса и, следовательно, выражением самых мощных движений "Оно " и самых важных судеб его ".

Жесткая моральная цензура "СверхЯ " мешает осознанию собственных глубинных мотивов и устремлений, осуществление которых несовместимо с требованиями общества и морали. Это проявляется далеко не только в сфере сексуального, но и в обыденных поведенческих актах. Почему, скажем, завистник далеко не всегда осознает истинные причины своей ненависти к объекту зависти? Потому, что им с раннего детства усвоено, что зависть чувство недостойное, неприличное, низменное. Если это осознать, то резко понизится своя самооценка, самоуважение. Существенно легче объяснить себе и окружающим собственные чувства действительными или мнимыми пороками и недостатками объекта зависти. Таким образом и отрицательные чувства сохранены и объяснены, и самоуважение не страдает. Этот итог конфликта обеспечивается действием открытых Фрейдом, так называемых, "защитных механизмов ".

Защитные психические механизмы

Что такое "защитные механизмы "? В связи с тем, что как уже описывалось, согласно 3.Фрейду, в человеческой психике происходит постоянный конфликт между уровнями личности, для смягчения вызываемой этим конфликтом чувства напряженности и вины человеческая психика выработала ряд защитных механизмов, призванных бессознательно подавлять или не допускать в сознание ту информацию, которая противоречит требованиям цензуры "СверхЯ " и может травмировать личность.

Прежде всего это вытеснение. Под этим понятием предполагается механизм подавления и последующего исключения, изгнания из сознания импульса, стимулирующего у индивида чувство напряжения, беспокойства и тревоги. Этот механизм отличается от сознательного подавления какого-то вида осознанного желания ( "находясь в обществе, я осознаю желание почесаться, но умышленно и осознанно его подавляю "). Механизм вытеснения имеет дело с неосознанными импульсами. Например, человеку необходимо принять какоето трудное, мучительное для него решение. Он долго собирается, готовится к этому решению, тщательно все обдумывает, не может решиться на конкретное действие. Все это наполняет его напряжением, беспокойством, тревогой. И вот "вдруг " он "забывает " об этом деле. Имеет место временное "третье " решение, причем речь идет не о сознательном уклонении от принятия решения. Это не лицемерие. За счет механизма вытеснения нежелательная информация, тревожащая и напрягающая человека, на время исчезает, освобождая его психику.

Следующий защитный механизм это образование противоположной реакции. Здесь имеется в виду изменение неприемлемой, непереносимой для сознания тенденции на противоположную. Примеров можно привести более чем достаточно. Скажем, подросток чувствует влечение к девочке, что в его среде, мнение которой для него в этот возрастной период слишком значимо, вызывает насмешки и воспринимается крайне отрицательно. Тогда происходит как бы перемена знака "плюс " на "минус ". Подросток становится агрессивным именно по отношению к объекту привязанности. Становится "преследователем, гонителем, мучителем " именно этой девочки. Как раз чрезмерная подчеркнутость чувства или поведения (не просто игнорирует, а преследует) служит подтверждением механизма образования противоположной реакции. Возможно, этот механизм лежит в основе появления неприязненных чувств по отношению к тому, кто сделал много доброго и важного, но был свидетелем не самых приятных свойств человека и не лучших периодов его жизни.

Проекция это бессознательная попытка освободиться от какихто навязчивых тенденций, оцениваемых личностью как отрицательные, путем приписывания их другому или другим. Традиционный пример механизма проекции это представление об аморальности и сексуальной распущенности окружающих старой девой с ее подавленными, но отнюдь не уничтоженными сексуальными устремлениями и влечениями. Именно этим механизмом объясняется такое широко распространенное явление как ханжество, когда ханжа провоцирует на других собственные стремления глубинного уровня, противоречащие его моральному самосознанию, его "СверхЯ ". Механизм проекции универсален в сфере национальных и расовых предубеждений (ксенофобия), когда ненавидимой этнической группе приписываются собственные, но не осознаваемые отрицательные черты и свойства. Таким путем эти тенденции получают определенный выход, напряжение разряжается при том, что оценочные, моральные установки самосознания не страдают, остаются исходными. И.С.Кон в статье "Психология предрассудка " ( "Новый мир ", 1966, № 9) сопоставляет стандартные обвинения американскими белыми расистами негров в "изнасиловании белой женщины " и явно садистический характер большинства линчеваний.

Одной из форм проекции является механизм вымещения, иногда описываемый отдельно. Здесь имеется в виду бессознательная ориентация импульса или чувства с одного объекта на другой, чаще более доступный. Этот механизм весьма распространен в обыденной жизни эмоции выплескиваются либо на более близкого человека, либо на более слабого (например, неприятности на работе и унижения со стороны начальника приводят к вымещению накопившихся эмоций на жене, детях). В рамках этого механизма возникла расхожая идиома "козел отпущения ". Это именно та фигура, на которую ориентирован механизм вымещения определенного лица, либо группы лиц.

Защитный механизм, получивший название "рационализация ", предусматривает определенного рода самообман (когда имеет место бессознательная попытка рационально обосновать нелепый, абсурдный импульс или идею. Человеку свойственно когнитивное отношение к своему поведению, т.е. рационально его объяснять себе и окружающим, даже если оно иррационально. Рационализация повсеместно встречается в обыденной жизни человека. Например, человек, не вступившийся за несправедливо обиженного, спасая свое самоуважение, заявляет, что он "не знал ", "не успел " и т.п. Очень часто встречается ссылка на некие "интересы дела " (совершал неблаговидные поступки, но не из-за собственных изъянов, а во имя какихто общих интересов). Возможно, в рамках этого механизма станет более ясным смысл пословицы "с волками жить, поволчьи выть ". Интересно, что рационализация ярко себя проявляет в феномене, так называемого, постгипнотического внушения, когда гипнолог внушает испытуемому в состоянии гипнотического транса какоето нелепое действие, которое тот должен совершить после того, как будет выведен из этого состояния. Например, испытуемый должен предложить гипнологу потанцевать. Когда постгипнотическое явление осуществлено, и испытуемого спрашивают, почему он предложил столь неадекватное обстановке действие, ответ всегда звучит в плоскости механизма рационализации ( "А мне показалось, что объявили танцы " и т.п.). Иначе и для самого человека собственное поведение нелепо и предрассудительно. Рационализация призвана снять это противоречие.

Последним из основных защитных механизмов, описанных Фрейдом, является сублимация. Здесь предполагается превращение социально и морально неприемлемого импульса в приемлемый, допустимый. Можно говорить о переадресовке потока энергии из одного канала в другой. Согласно автору, основной энергией, подлежащей переориентировке, является libido. Так, например, человек, не имеющий возможность получать адекватную сексуальную разрядку, переключается на другой вид деятельности (наука, спорт, политика, искусство и т.д.).

В целом защитные механизмы призваны поддерживать известную целостность, устойчивость и идентичность индивидуального самосознания в условиях, когда конфликт различных установок ставит его под угрозу. Важность указанного хорошо ясна психиатрам, т.к. неустойчивость самооценок, разорванное самосознание, и отсутствие последовательных и адекватных представлений о самом себе обуславливают симптоматику многих психических заболеваний.

В истории психоанализа поражает не только разнообразие его толкований и оценок, но и какоето навязчивое стремление к его неприятию и критике. Десятилетиями в отечественной критике шло негласное соревнование по наиболее изощренной ругани 3.Фрейда. Сами же работы Фрейда не издавались и широкому кругу читателей были неизвестны. Почему не произошло то, что происходит с ложными теориями? Почему психоанализ не забыт? Причину сопротивления психоанализу Фрейд видел именно в существовании защитных механизмов у каждого из нас: "В деле признания психоанализа обстоятельства чрезвычайно неблагоприятны... всякий судящий о психоанализе сам по себе человек, у которого также существуют вытеснения и который, может быть, с трудом достиг такого вытеснения. Следовательно, психоанализ должен вызывать у этих лиц то же самое сопротивление, которое возникает и у больного. Это сопротивление очень легко маскируется как отклонение разумом... Потомуто так трудно привести людей к убеждению в реальности бессознательного и научить их тому новому, что противоречит их сознательному знанию ".

Актуален ли Зигмунд Фрейд сегодня

Автор фото, Getty

За почти 75 лет, прошедших после смерти своего основателя, теория психоанализа ушла далеко вперед, но идеи Фрейда по-прежнему оказывают сильное влияние на искусство – да и вообще на нашу жизнь.

Оговорка по Фрейду. Эдипов комплекс. Эго. Оно. Супер-Эго. Труды Зигмунда Фрейда изменили наше представление о поведении человека. Основатель психоанализа первым попытался обнаружить скрытые пружины действий самого ненадежного из свидетелей – человеческого сознания, и тем самым протоптал тропинку для создателей сложных литературных персонажей с неочевидными мотивами.

"Любое сновидение оказывается осмысленным психическим феноменом, который может быть в соответствующем месте включен в душевную деятельность бодрствования", — пишет Фрейд в одной из ключевых своих работ "Толкование сновидений", изданной в 1899 году. Уже в первые его произведения постоянно вплетались ссылки на классическую литературу. Для того, чтобы проиллюстрировать свое понимание бессознательных мотивов, сложных метафор и смещений в сновидениях, он черпал примеры из Софокла, "Фауста" Гете и Шекспира, особенно из "Гамлета", "Короля Лира" и "Макбета". А для описания иррационального поведения использовал язык поэтов и романистов. Это были первые попытки рассказать о понятиях, воспринимаемых всеми сейчас как нечто само собой разумеющееся.

Чтобы оценить влияние Фрейда на литературу нашего времени, стоит провести параллели между его трудами и работами его литературных современников.

Художественная дань Фрейду

"Углубляясь в ваши прекрасные творения, постоянно обнаруживаю за их поэтической оболочкой предпосылки, вопросы и ответы, знакомые мне, как мои собственные", - писал Фрейд Артуру Шницлеру, чьи сексуально откровенные работы, включая пьесу "Хоровод" 1897 года, были запрещены в Австрии на протяжении 25 лет века.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Идеями Фрейда пользуются не только писатели, но, как ни странно, психиатры

Шницлер, как и Фрейд, получил в Вене образование невропатолога и был знаком с "Толкованием сновидений". В его произведениях можно встретить сны, фрейдистские символы (озера и горы) и поток сознания вида свободной ассоциации, который Фрейд описывает в "Исследовании истерии" 1895 года.

Фрейд также состоял в переписке с австрийским писателем Стефаном Цвейгом, который в 1931 году в биографическом очерке о психоаналитике отметил: "Двадцать лет назад идеи Фрейда все еще воспринимались как ересь и кощунство. Сегодня они свободно используются и находят свое употребление в повседневной речи".

Десятилетиями психоаналитические теории Фрейда и его акцент на бессознательном служили писателям и драматургам материалом для создания противоречивых персонажей. Его теория эдипова комплекса лежит в основе множества литературных произведений, начиная с романа Лоуренса "Сыновья и любовники" 1913 года, где описывались кровосмесительные отношения между Полом Морелем и его матерью. И по сей день эта теория оказывает влияние на людей искусства по всему миру.

Как результат работы с травмированной психикой солдат Первой мировой войны появилось исследование "По ту сторону принципа удовольствия". В 1925 году из этой работы вырос персонаж романа Вирджинии Вульф "Миссис Дэллоуэй" Септимус Смит.

Поэтесса-модернист Хильда Дулитл, известная под псевдонимом Х. Д., обратилась за помощью к Фрейду в 1933 году, страдая от творческого кризиса, отчасти вызванного страхом новой разрушительной мировой войны. Ее книга 1956 года "Дань Фрейду" - мемуары о лечении с помощью психоанализа.

Критический анализ

Не только писатели, но и литературные критики уже больше столетия вдохновляются идеями Фрейда.

В 1940-х американский критик Лайонел Триллинг отметил поэтичность принципов Фрейда, которые, как он писал, восходят к "классическому трагическому реализму... этот взгляд не упрощает, не сужает мир человека, но наоборот, открывает и усложняет его".

Постмодернизм, структурализм и постструктурализм - в том числе работы французских мыслителей Клода Леви-Стросса, Ролана Барта, Жака Лакана, Мишеля Фуко, Жака Деррида, Жиля Делеза и Юлии Кристева — все они опирались на идеи Фрейда.

Американская писательница и критик Сьюзен Зонтаг в эссе 1964 года "Против интерпретации" выступила против Фрейда и за "эротику искусства". Позже американский теоретик культуры Гарольд Блум в своей работе "Беспокойство влияния" (1973 г.) рассмотрел соперничество поэтов и их предшественников в свете Эдипова комплекса. В феминистском ключе использовали этот подход писатели-феминистки Сандра Гилберт и Сюзан Губар в публикации "Вперед в прошлое. Сложность женского комплекса принадлежности" (1985 г.). А писатель Питер Брукс изучал работы Фрейда о сновидениях в поисках идей для своей книги "Чтение ради сюжета" о построении романов (1992).

В XXI веке влияние Фрейда не исчезло. Правда, теперь у него больше шансов появиться в качестве персонажа, чем в качестве катализатора теоретической мысли.

Среди изданных в последнее время постмодернистских романов можно вспомнить отмеченный премией Европейского союза роман "Сестра Фрейда" Гоце Смилевски, переведенный с македонского Кристиной Крамер (2012 г.). В нем рассказывается печальная история младшей сестры Фрейда Адольфины, погибшей в концлагере Терезиенштадт (четверо из пяти его младших сестер окончили свои дни в нацистских лагерях смерти).

Сюжет вышедшего в 2013 году романа Карен Мак и Дженнифер Кауфман "Любовница Фрейда" вращается вокруг предполагаемого романа Фрейда с Минной, младшей сестрой его жены Марты. Продюсеры известного британского сериала "Аббатство Даунтон" начали производство нового телешоу под названием "Фрейд. Тайный дневник". Действие происходит в Вене конца XIX века, а Фрейд составляет психологические портреты преступников, выступая в роли первого психолога-криминалиста. Кроме того, фильм фокусируется на его "запутанной и скандальной личной жизни", как пишет журнал Variety в номере от 16 апреля.

Детектив в уме

Примеры из практики Фрейда, оформленные как рассказы или повести — бесконечный материал для беллетристов. Эти истории болезни — удобная мишень для вопросов и критики, почва для изучения, подражания, переосмысления и превращения в художественную прозу.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Фрейд исследовал тайны психики, теперь мы пытаемся понять тайны Фрейда

Один из самых известных случаев описан Фрейдом в 1905 году в работе "Дора. Анализ случая истерии". Речь идет о молодой женщине, которая испытывала боли в конечностях и потерю голоса (истерическую афонию). Фрейд предполагал, что эти симптомы — следствие замещения сексуальных ощущений, причина чего кроется в детских воспоминаниях. В 2012 году вышел провокационный роман Лидии Юкнавич "Дора. Псих". В нем Дора — на самом деле ее звали Ида Бауэр — живет в современном Сиэтле и ходит к психоаналитику, которого называет Зигги. "Я впервые прочитала исследование Фрейда о знаменитом случае истерии Иды Бауэр, когда мне было 20 лет, — рассказывает Юкнавич в интервью изданию Rumpus. – История настолько меня разозлила, что я думала о ней 25 лет. Но чтобы дать "моей" Иде высказаться, мне пришлось сначала стать достаточно хорошим писателем".

Случай Доры также стал основой нового романа Шейлы Колер "Мечтая о Фрейде". Отец приводит к Фрейду свою 17-летнюю красавицу-дочь. "Он хочет, чтобы она стала благоразумнее и завела роман с мужем его любовницы и молчала об этом. Она протестует и говорит, что этот человек преследует ее с 13 лет", — говорит Колер. Девушка находит в отцовской библиотеке "Толкование сновидений" и решает выдумывать сны для сеансов с Фрейдом. Именно они потом появляются в его записях истории болезни.

"Каждый случай, описанный Фрейдом, - как детектив Конан Дойля, - говорит Колер, который этой весной читал в Принстоне курс "Великие истории болезни Фрейда как малая проза". - Каждый случай - загадка. Для каждой загадки он находит решение. Прав ли он? А разве это важно?".

Возможно, именно в этих фрейдовских тайнах кроется причина того, что он по-прежнему с нами.

Уже в первых своих публикациях Фрейд высказывал революционные и спорные идеи. Его последователи — среди них были Карл Юнг, Отто Ранк, Альфред Адлер, Карен Хорни, Анна Фрейд, Мелани Кляйн и Эрик Эриксон — отошли от его первоначального подхода. Теория и практика психоанализа изменяется и углубляется по сей день.

Фрейд в 1930 году был награжден премией Гете по литературе за "ясный и безупречный стиль". Возможно, его влияние на будущие поколения писателей столь же велико, как и его научный вклад. Эхо его голоса продолжает звучать во множестве художественных произведений.

Об авторе. Джейн Чиабаттари – журналист и литературный критик, сотрудничает с такими изданиями, как Boston Globe, Daily Beast, NPR.org, New York Times Book Review, Guardian, Washington Post, Los Angeles Times, Chicago Tribune и другими. Автор сборника рассказов Stealing the Fire ("Похищая огонь").

Зигмунд Фрейд, BEHA

Доктор Зигмунд Фрейд - один из величайших умов человечества.

Он родился в провинции Австро-Венгрии, 80 лет прожил в Вене и столице империи, откуда вынужден был бежать от нацистской идеологии в Лондон в 1938 году.

Зигмунд Фрейд стал первым ученым, который открыл и обосновал функционирование самого важного в любой науке инструмента - человеческого мышления. Либидо, бессознательное, эдипов комплекс и инфантильная сексуальность признаны как особенности больного мышления благодаря доктору З. Фрейду.

Фрейд разработал метод лечения болезни: психоанализ.

Этот метод позволил Фрейду открыть и разработать глубинные механизмы работы мозга человека (главнейшего инструмента любой науки).

Благодаря Фрейду психология не ограничена областью сознательного, она рассматривает глубинные бессознательные процессы мышления, вызвав появление особого научного направления глубинной психологии..

Открытия Фрейда изменили многие области науки: медицины, психологии, психиатрии антропологии, философии и все научное мышление.

Зигмунд Фрейд был не только ученым, но и превосходным организатором (политиком).

Например :

  1. он основал психоаналитическое движение в1902 году, сначала он устраивал частные собрания по средам на своей квартире на ул. Берггассе, затем открылось Психоаналитическое общество в 1908 г.
  2. он смело возражал противникам своей теории (Адлеру, Юнгу, даже Феречи), завистникам и соперникам (Федерн-Райх), не давая уничтожить психоанализ

c)  он способствовал открытию издательства и  психоаналитеческой поликлиники в Вене.

Зигмунд Фрейд был исключительно сильной личностью и несмотря на болезнь, различные проблемы психоаналитического движения, а также общего враждебного отношения всего научного сообщества по отношению к психоанализу он продолжал свой путь, развивая научный метод, основанный на правде и наблюдательности. Не вступал в пустую полемику, он не делал уступок в целях респектабельности или для социального престижа.

Зигмунд Фрейд - исключительная личность, гений и настоящий ученый

 

Русский ментор дочери Фрейда

Зигмунд Фрейд считал, что женщины могут успешно работать психоаналитиками. Свою младшую дочь Анну Фрейд он лично посвятил в мир психоанализа. Анна Фрейд очень любила своего отца и с раннего детства стремилась быть всегда рядом с ним. Когда Анна подросла, она стала постоянным спутником отца во время прогулок по Вене и загородом, в поездках на отдых в Италию и на международные психоаналитические конгрессы.

 

О своем первом знакомстве с психоанализом Анна Фрейд рассказывала, что однажды, когда ей было 14 лет, она вместе с отцом гуляла по улицам Вены со множеством красивых домов. Вдруг отец задумчиво произнес:» Посмотри на эти дворцы с красивыми фасадами, за которыми далеко не все так уж красиво. То же самое и с людьми». Так просто и буднично состоялось посвящение Анны в мир психоанализа. Затем последовали более сложные для юной девушки научные теории психоанализа. Дома Анне разрешили по средам присутствовать на встречах психоаналитического общества. Ей можно было тихо посидеть в углу комнаты на библиотечной лестнице и слушать разговоры отца и его коллег о психоанализе. В 17 лет Анна самостоятельно прочитала все научные труды отца. В 19 лет она приняла решение посвятить себя психоанализу. Зигмунд Фрейд одобрил решение дочери и стал обучать ее своему методу. Специфика работы в психоаналитическом обществе потребовала от Анны проведения публичных выступлений. Заметив некоторые особенности в характере дочери З. Фрейд пригласил в Вену опытного коллегу и известного в Европе психоаналитика Лу Андреас Саломе.

 

Впервые писательница русского происхождения Лу Андреас Саломе приехала к Зигмунду Фрейду в 1912 году на лечение. В Вене она серьезно увлеклась фрейдистской теорией и после овладения методом психоанализа открыла в Германии свою психоаналитическую практику. В 1921 году Лу снова приехала в Вену по личному приглашению Фрейда. Она провела шесть недель в общении с его дочерью Анной Фрейд. Лу увлекательно и свободно обсуждала с Анной различные научные аспекты. Постепенно Анна из внимательного слушателя превратилась в активного участника обсуждений. Эти разговоры были чрезвычайно важны для Анны. Весной следующего года Анна Фрейд поехала в гости к Лу в Германию. Через два года Анна Фрейд напишет Лу благодарное письмо с признанием: «до общения с Вами у меня были проблемы с высказыванием собственных мыслей. До Вас я никогда и ни с кем не могла поговорить открыто о научных аспектах психоанализа». Анна откровенно боялась высказывать свои мысли. Впервые с Лу Анна Фрейд преодолела себя и смогла говорить на публике свободно и без комплексов. «Теперь я испытываю огромное удовольствие от разговоров и при любой возможности смело вступаю в дискуссии», писала А. Фрейд своей русской наставнице Лу Андреас Саломе

Психоанализ в медицине

06 мая 2017

6 мая 1856 года в моравском городе Фрайбер родился отец психоанализа Зигмунд Фрейд. 

Фрейд и его вклад в науку

Даже те, кто сегодня критикуют работы Фрейда и отказывают психоанализу в праве считаться научной дисциплиной, не могут не признавать: работы великого австрийца сыграли важнейшую роль в развитии науки и в понимании основ личности человека.

Неискушенный читатель может увидеть в названиях книг Фрейда нечто эзотерическое: «Толкование сновидений», «Тотем и Табу», «Я и Оно» и т. д. Но сам ученый не вкладывал в свою работу ровным счетом ничего мистического и основывался исключительно на накопленном опыте и практике, отрицая оккультизм и провозглашая себя сторонником психического детерминизма.

С самого начала психоанализ подвергался жесткой критике, над ним смеялись, его осуждали. Но метод действительно помогал в терапии психических расстройств, и постепенно психоанализ был признан. Особенно популярным стало это учение среди образованной части общества.

Еще бы. Ведь психоанализ претендовал на способность объяснить все, что происходит с любым человеком на протяжении всей его жизни. Универсальность теории всегда притягательна, но она же и идет вразрез с принятыми критериями научности. Тем не менее, психоанализ и сегодня продолжает применяться и развиваться во всем мире. Правда, не в классическом виде, предложенном самим Фрейдом, а с учетом более поздних дополнений и наработок многих ученых.

Основной сферой применения психоанализа Фрейд считал лечение неврозов, истерии, фобий и вызванных этими состояниями реакций. А основным достижением можно считать понимание того, что материальные причины есть у любого, самого неадекватного и нелепого поведения или реакции. Обнаружение этих причин и является главной задачей психоанализа

Структура личности

З. Фрейд описал личность человека как совокупность трех взаимодействующих составляющих:

  • Ид/Оно — бессознательное, темные неосознаваемые желания и влечения, не знающие понятий «Добро» и «Зло». Ид вне морали и нравственности и стремится только к удовлетворению влечений. Это врожденная часть, в поле которой действуют два противоположно направленных инстинкта: жизни и смерти. С инстинктом жизни связано сексуальное влечение — либидо, или Эрос. С инстинктом смерти и разрушения — мортидо, или Танатос.
  • Эго/Я — сознание. Эта структура позволяет личности самоидентифицироваться, отделить свое Я от окружающего мира. На территории Эго происходит борьба между влечениями Ид и ограничениями, накладываемыми Супер-Эго.
  • Супер-Эго/сверх-Я — часть личности, приобретаемая после рождения. Супер-Эго определяет идеалы человека, моральные и нравственные нормы, которыми он старается руководствоваться.

Противоречием между мощными стремлениями Ид к удовлетворению влечений и запретами, устанавливаемыми Супер-Эго, Фрейд объяснял развитие невроза.

Конфликт можно разрешить, если с помощью психоанализа осознать то, что оставалось в сфере бессознательного.

У здорового человека Я, Сверх-Я и Оно/бессознательное находятся в относительном равновесии. Для психопатов свойственно преобладание Оно, а защитные механизмы Я ослаблены или отсутствуют. Целью психотерапии является изменение баланса в сторону активизации Я и ослабления бессознательного Оно.

Эдипов комплекс

Наиболее критикуемой частью теории психоанализа были идеи Фрейда о детской сексуальности. По мнению ученого, каждый ребенок проходит в своем развитии несколько стадий до момента достижения зрелой сексуальности, фиксирующейся на гениталиях. Кульминацией сексуального развития становится Эдипов комплекс, который Фрейд считал универсальным, а также комплекс кастрации. Название связано с мифом об Эдипе, убившем своего отца и взявшим в жены собственную мать.

По мнению Фрейда, каждый мальчик в глубине своего бессознательного хочет обладать собственной матерью и убить отца. Комплекс кастрации обусловлен страхом перед местью за удовлетворение этих желаний. У девочек аналогичные стремления названы комплексом Электры и усугубляются тайной завистью к пенису, которого они лишены.

Эти постулаты вызывали резкую критику всегда: как в викторианской Англии с ее моральными устоями, так и сейчас, когда отторжение вызывает и понятие детской сексуальности, и отношение к женщине как к существу, низшему по отношению к мужчине с его пенисом.

Впрочем, Фрейд был уверен, что эта его теория всегда будет подвергаться критике именно в силу того сопротивления, которое оказывает Эго, чтобы избежать осознания тайных движений бессознательного.

Сны и их толкование

Фрейд полагал, что во сне бессознательное проявляет себя в тех образах, которые сплетаются в сюжет сновидений. И если разобраться в символике сновидений, можно разобраться в скрытых от сознания влечениях человека и в глубинных личностных конфликтах.

В своей книге «Толкование сновидений» З. Фрейд предлагает разработанную им систему интерпретации символов. Многое в этой системе спорно и кажется притянутым за уши, как в сонниках у гадалок. Тем не менее, автор твердо стоял на материалистических позициях, а свои выводы делал на основе данных, полученных практическим путем в результате колоссального труда. Его толкование сновидений не ставит перед собой цель предсказывать будущее: оно анализирует настоящее и прошлое на предмет выявления причин имеющихся психологических проблем и невротических состояний.

Метод свободных ассоциаций и «оговорочки по Фрейду»

Отец психоанализа полагал, что в поведении человека нет места случайности. Все, что делается, имеет мотив, часто скрытый глубоко в бессознательном. Для выявления мотивов нужно только правильно интерпретировать то, что человек делает. Его речевые ошибки, оговорки, изменение поведения служат нитью Ариадны в лабиринтах подсознания. Следуя за этой нитью, можно прийти к истокам проблемы.

Такой же нитью становится и поток ассоциаций, которые появляются в мозгу пациента во время сеанса. Озвучиваются и анализируются все мысли, пришедшие в голову, включая абсурдные и совершенно непристойные и ужасные с точки зрения морали и нравственности. Анализу подвергается также сопротивление пациента, указывающее на неосознаваемые болезненные точки и конфликты.

Современный психоанализ в терапии расстройств психики

Зигмунд Фрейд относился к своему детищу трепетно и ревниво: за малейшую попытку внести изменения в его теорию или развить ее даже преданные ученики подвергались остракизму и изгонялись навсегда. Но развития мысли не остановить: за время существования психоанализа в учение было внесено много нового, а часть фрейдовских постулатов уходит в историю, как, например, теория детской сексуальности и «универсальные» комплексы Эдипа и Электры.

Развивалась как теория, так и практические методы психоанализа. Однако в основе остается суждение о связи и взаимовлияния сознательного и бессознательного.

Современный психоанализ применяется для лечения неврозов, некоторых форм истерических расстройств, фобий, тревожных и депрессивных состояний, помогает в решении психологических проблем и играет свою роль в терапии тяжелых расстройств психики. Психоанализ помогает преодолеть семейные конфликты, справиться с последствиями кризисных ситуаций и сильного стресса, преодолеть жизненные трудности.

В успешном лечении играет большую роль личность психотерапевта и отношения, которые складываются между ним и пациентом. Недостаточный уровень профессионализма может привести к усугублению имеющихся проблем, поэтому необходимо очень тщательно выбирать того, кому доверить анализ.

Комментарий эксперта

Пол Клайн, психолог, психоаналитик, автор научных работ в области статистического анализа личности, Великобритания

Психоанализ, созданный Зигмундом Фрейдом — это и теория, и практический метод. Главные, основополагающие идеи можно уложить в несколько фраз, но чтобы успешно применять метод, необходим огромный опыт, обширные познания и профессионализм. Суть учения заключается в том, что на нашу жизнь и поведение влияют бессознательные влечения. Их нельзя контролировать, пока они не перешли в область осознаваемого, а сделать это можно только при помощи психотерапии и психоанализа.

Несмотря на критику, не утихающую на протяжении всего периода существования психоанализа, теория Фрейда остается одной из самых известных и влиятельных. Современной психологии стоит признать, что учение Фрейда не заслуживает категорического отрицания и не требует безоговорочного принятия. Это та основа, которая позволила нам сделать шаг к научному познанию тайн психики.

 

← Назад

Зигмунд Фрейд Достоевский и отцеубийство

Многогранную личность Достоевского можно рассматривать с четырех сторон: как писателя, как невротика, как мыслителя-этика и как грешника. Как же разобраться в этой невольно смущающей нас сложности?

Наименее спорен он как писатель, место его в одном ряду с Шекспиром. «Братья Карамазовы» — величайший роман из всех, когда-либо написанных, а «Легенда о Великом Инквизиторе» — одно из высочайших достижений мировой литературы, переоценить которое невозможно. К сожалению, перед проблемой писательского творчества психоанализ должен сложить оружие.

Достоевский скорее всего уязвим как моралист. Представляя его человеком высоконравственным на том основании, что только тот достигает высшего нравственного совершенства, кто прошел через глубочайшие бездны греховности, мы игнорируем одно соображение. Ведь нравственным является человек, реагирующий уже на внутренне испытываемое искушение, при этом ему не поддаваясь. Кто же попеременно то грешит, то, раскаиваясь, ставит себе высокие нравственные цели, — того легко упрекнуть в том, что он слишком удобно для себя строит свою жизнь. Он не исполняет основного принципа нравственности — необходимости отречения, в то время как нравственный образ жизни — в практических интересах всего человечества. Этим он напоминает варваров эпохи переселения народов, варваров, убивавших и затем каявшихся в этом, — так что покаяние становилось техническим примером, расчищавшим путь к новым убийствам. Так же поступал Иван Грозный; зга сделка с совестью — характерная русская черта. Достаточно бесславен и конечный итог нравственной борьбы Достоевского. После исступленной борьбы во имя примирения притязаний первичных позывов индивида с требованиями человеческого общества — он вынужденно регрессирует к подчинению мирскому и духовному авторитету — к поклонению царю и христианскому Богу, к русскому мелкодушному национализму, — к чему менее значительные умы пришли с гораздо меньшими усилиями чем он. В этом слабое место большой личности. Достоевский упустил возможность стать учителем и освободителем человечества и присоединился к тюремщикам; культура будущего немногим будет ему обязана. В этом, по всей вероятности, проявился его невроз, из-за которого он и был осужден на такую неудачу. По мощи постижения и силе любви к людям ему был открыт другой — апостольский — путь служения.

Нам представляется отталкивающим рассматривание Достоевского в качестве грешника или преступника, но это отталкивание не должно основываться на обывательской оценке преступника. Выявить подлинную мотивацию преступления недолго: для преступника существенны две черты — безграничное себялюбие и сильная деструктивная склонность; общим для обеих черт и предпосылкой для их проявлений является безлюбовность, нехватка эмоционально-оценочного отношения к человеку. Тут сразу вспоминаешь противоположное этому у Достоевского — его большую потребность в любви и его огромную способность любить, проявившуюся в его сверхдоброте и позволявшую ему любить и помогать там, где он имел бы право ненавидеть и мстить — например, по отношению к его первой жене и ее любовнику. Но тогда возникает вопрос — откуда приходит соблазн причисления Достоевского к преступникам? Ответ: из-за выбора его сюжетов, это преимущественно насильники, убийцы, эгоцентрические характеры, что свидетельствует о существовании таких склонностей в его внутреннем мире, а также из-за некоторых фактов его жизни: страсти его к азартным шрам, может быть, сексуального растления незрелой девочки («Исповедь»). Это противоречие разрешается следующим образом, сильная деструктивная устремленность Достоевского, которая могла бы сделать его преступником, была в его жизни направлена, главным образом, на самого себя (вовнутрь — вместо того, чтобы изнутри) и, таким образом, выразилась в мазохизме и чувстве вины. Все- таки в его личности немало и садистических черт, выявляющихся в его раздражительности, мучительстве, нетерпимости — даже по отношению к любимым людям, — а также в его манере обращения с читателем; итак: в мелочах он — садист вовне, в важном — садист по отношению к самому себе, следовательно, мазохист, и это мягчайший, добродушнейший, всегда готовый помочь человек.

В сложной личности Достоевского мы выделили три фактора — один количественный и два качественных. Его чрезвычайно повышенную аффективность, его устремленность к перверзии, которая должна была привести его к садомазохизму или сделать преступником; и его неподдающееся анализу творческое дарование. Такое сочетание вполне могло бы существовать и без невроза: ведь бывают же стопроцентные мазохисты — без наличия неврозов. По соотношению сил — притязаний первичных позывов и противоборствующих им торможений (присоединяя сюда возможности сублимирования) — Достоевского все еще можно было бы отнести к разряду импульсивных характеров». Но положение вещей затемняется наличием невроза, необязательного, как было сказано, при данных обстоятельствах, но все же возникающего тем скорее, чем насыщеннее осложнение, подлежащее со стороны человеческого «Я» преодолению. Невроз — это только знак того, что «Я» такой синтез не удался, что оно при этой попытке поплатилось своим единством.

В чем же, в строгом смысле, проявляется невроз? Достоевский называл себя сам — и другие также считали его — эпилептиком, на том основании, что он был подвержен тяжелым припадкам, сопровождавшимися потерей сознания, судорогами и последующим упадочным настроением. Весьма вероятно, что эта так называемая эпилепсия была лишь симптомом его невроза, который в таком случае следует определить как истероэпилелсию, то есть, как тяжелую истерию. Утверждать это с полной уверенностью нельзя по двум причинам: во-первых, потому что даты анамнезических припадков так называемой эпилепсии Достоевского недостаточны и ненадежны, а, во-вторых, потому что понимание связанных с эпилептоидными припадками болезненных состояний остается неясным.

Перейдем ко второму пункту. Излишне повторять всю патологию эпилепсии — это не привело бы ни к чему окончательному, — но одно можно сказать: снова и снова присутствует, как кажущееся клиническое целое, извечный morbus sacer, страшная болезнь со своими не поддающимися учету, на первый взгляд неспровоцированными судорожными припадками, изменением характера в сторону раздражительности и агрессивности и с прогрессирующим снижением всех духовных деятельностей. Однако эта картина, с какой бы стороны мы ее ни рассматривали, расплывается в нечто неопределенное. Припадки, проявляющиеся резко, с прикусыванием, усиливающиеся до опасного для жизни status epilepticus, приводящего к тяжкому самокалечению, могут все же в некоторых случаях не деки лгать такой силы, ослабляясь до кратких состояний абсанса, до быстро проходящих головокружений, и могут также сменяться краткими периодами, когда больной совершает чуждые его природе поступки, как бы находясь во власти бессознательного. Обуславливаясь, в общем, как бы странно это ни казалось, чисто телесными причинами, эти состояния могут первоначально возникать по причинам чисто душевным (испуг) или могут в дальнейшем находиться в зависимости от душевных волнений. Как ни характерно для огромного большинства случаев интеллектуальное снижение, но известен, по крайней мере, один случай, когда этот недуг не нарушил высшей интеллектуальной деятельности (Гельмгольц) (Другие случаи, в отношении которых утверждалось то же самое, ненадежны или подлежат сомнению, как и случай самого Достоевского). Лица, страдающие эпилепсией, могут производить впечатление тупости, недоразвитости, так как эта болезнь часто сопряжена с ярко выраженным идиотизмом и крупнейшими мозговыми дефектами, не являясь, конечно, обязательной составной частью картины болезни; но эти припадки со всеми своими видоизменениями бывают и у других лиц, у лиц с полным душевным развитием и скорее со сверхобычной, в большинстве случаев, недостаточно управляемой ими аффективностью. Неудивительно, что при таких обстоятельствах невозможно установить совокупность клинического аффекта «эпилепсии». То, что проявляется в однородности указанных симптомов, требует, по-видимому, функционального понимания: как если бы механизм анормального высвобождения первичных позывов был подготовлен органически, механизм, который используется при наличии весьма разных условий — как при нарушении мозговой деятельности при тяжком заболевании тканей или токсическом заболевании, так и при недостаточном контроле душевной экономии, кризисном функционировании душевной энергии. За этим разделением на два вида мы чувствуем идентичность механизма, лежащего в основе высвобождения первичных позывов. Этот механизм недалек и от сексуальных процессов, порождаемых в своей основе токсически; уже древнейшие врачи называли коитус малой эпилепсией и видели в половом акте смягчение и адаптацию высвобождения эпилептического отвода раздражения.

«Эпилептическая реакция», каковым именем можно назвать все это вместо взятое, несомненно также поступает и в распоряжение невроза, сущность которого в том, чтобы ликвидировать соматически массы раздражения, с которыми невроз не может справиться психически. Эпилептический припадок становится, таким образом, симптомом истерии и ею адаптируется и видоизменяется, подобно тому, как это происходит при нормальном течении сексуальною процесса. Таким образом, мы с полным правом различаем органическую и аффективную эпилепсию. Практическое значение этого следующее: страдающий первой — поражен болезнью мозга, страдающий второй — невротик. В первом случае душевная жизнь подвержена нарушению извне, во втором случае нарушение является выражением самой душевной жизни.

Весьма вероятно, что эпилепсия Достоевского относится ко второму виду. Точно доказать это нельзя, так как в таком случае нужно было бы включить в целокупность его душевной жизни начало припадков и последующие видоизменения этих припадков, а для этого у нас недостаточно данных. Описания самих припадков ничего не дают, сведения о соотношениях между припадками и переживаниями неполны и часто противоречивы. Всего вероятнее предположение, что припадки начались у Достоевского уже в детстве, что они вначале характеризовались более слабыми симптомами и только после потрясшего его переживания на восемнадцатом году жизни — убийства отца — приняли форму эпилепсии. Было бы весьма уместно, если бы оправдалось то, что они полностью прекратились во время отбывания им каторги в Сибири, но этому противоречат другие указания. Очевидная связь между отцеубийством в «Братьях Карамазовых» и судьбой отца Достоевского бросилась в глаза не одному биографу Достоевского и послужила им указанием на «известное современное психологическое направление». Психоанализ, так как подразумевается именно он, склонен видеть в этом событии тягчайшую травму — и в реакции Достоевского на это — ключевой пункт его невроза.

Если я начну обосновывать эту установку психоаналитически, опасаюсь, что окажусь непонятным для всех тех, кому незнакомы учение и выражения психоанализа.

У нас (один) надежный исходный пункт. Нам известен смысл первых припадков Достоевского в его юношеские годы — задолго до появления «эпилепсии». У этих припадков было подобие смерти, они назывались страхом смерти и выражались в состоянии летаргического сна. Эта болезнь находила на него вначале — когда он был еще мальчиком — как внезапная безотчетная подавленность; чувство, как он позже рассказывал своему другу Соловьеву, такое, как будто бы ему предстояло сейчас же умереть; и в самом деле наступало состояние совершенно подобное действительной смерти… Его брат Андрей рассказывал, что Федор уже в молодые годы, перед тем, как заснуть, оставлял записки, что боится ночью заснуть смертоподобным сном и просит поэтому, чтобы его похоронили только через пять дней («Достоевский за рулеткой», введение, c. LX).

Нам известны смысл и намерение таких припадков смерти. Они означают отождествление с умершим — человеком, который действительно умер, или с человеком живым еще, но которому мы желаем смерти. Второй случай более значителен. Припадок в указанном случае равноценен наказанию. Мы пожелали смерти другому, — теперь мы стали сами этим другим и сами умерли. Тут психоаналитическое учение утверждает, что этот другой для мальчика обычно — отец, и именуемый истерией припадок является, таким образом, самонаказанием за пожелание смерти ненавистному отцу.

Отцеубийство, как известно, основное и изначальное преступление человечества и отдельного человека. Во всяком случае, оно — главный источник чувства вины, неизвестно, единственный ли; исследованиям не удалось еще установить душевное происхождение вины и потребности искупления. Но отнюдь не существенно — единственный ли это источник. Психологическое положение сложно и нуждается в объяснениях. Отношение мальчика к отцу, как мы говорим, амбивалентно. Помимо ненависти, из-за которой хотелось бы отца, как соперника, устранить, существует обычно некоторая доля нежности к нему. Оба отношения сливаются в идентификацию с отцом, хотелось бы занять место отца, потому что он вызывает восхищение, хотелось бы быть, как он, и потому, что хочется его устранить. Все это наталкивается на крупное препятствие. В определенный момент ребенок начинает понимать, что попытка устранить отца как соперника, встретила бы со стороны отца наказание через кастрацию. Из страха кастрации, то есть в интересах сохранения своей мужественности, ребенок отказывается от желания обладать матерью и от устранения отца. Поскольку это желание остается в области бессознательного, оно является основой для образования чувства вины. Нам кажется, что мы описали нормальные процессы, обычную судьбу так называемого Эдипова комплекса; следует, однако, внести важное дополнение.

Возникают дальнейшие осложнения, если у ребенка сильнее развит конституционный фактор, называемый нами бисексуальностью. Тогда, под угрозой потери мужественности через кастрацию, укрепляется тенденция уклониться в сторону женственности, более того, тенденция поставить себя на место матери и перенять ее роль как объекта любви отца. Одна лишь боязнь кастрации делает эту развязку невозможной. Ребенок понимает, что он должен взять на себя и кастрирование, если он хочет быть любимым отцом, как женщина. Так обрекаются на вытеснение оба порыва, ненависть к отцу и влюбленность в отца. Известная психологическая разница усматривается в том, что от ненависти к отцу отказываются вследствие страха перед внешней опасностью (кастрацией). Влюбленность же в отца воспринимается как внутренняя опасность первичного позыва, которая, по сути своей, снова возвращается к той же внешней опасности.

Страх перед отцом делает ненависть к отцу неприемлемой; кастрация ужасна, как в качестве кары, так и цены любви. Из обоих факторов, вытесняющих ненависть к отцу, первый, непосредственный страх наказания и кастрации, следует назвать нормальным, патогеническое усиление привносится, как кажется, лишь другим фактором — боязнью женственной установки. Ярко выраженная бисексуальная склонность становится, таким образом, одним из условий или подтверждений невроза. Эту склонность, очевидно, следует признать и у Достоевского — и она (латентная гомосексуальность) проявляется в дозволенном виде в том значении, какое имела в его жизни дружба с мужчинами, в его до странности нежном отношении к соперникам в любви и в его прекрасном понимании положений, объяснимых лишь вытесненной гомосексуальностью, — как на это указывают многочисленные примеры из его произведений.

Сожалею, но ничего не могу изменить, — если подробности о ненависти и любви к отцу и об их видоизменениях под влиянием угрозы кастрации несведущему в психоанализе читателю покажутся безвкусными и маловероятными. Предполагаю, что именно комплекс кастрации будет отклонен сильнее всего. Но смею уверить, что психоаналитический опыт ставит именно эти явления вне всякого сомнения и находит в них ключ к любому неврозу. Испытаем же его в случае так называемой эпилепсии нашего писателя. Но нашему сознанию так чужды те явления, во власти которых находится наша бессознательная психическая жизнь! Указанным выше не исчерпываются в Эдиповом комплексе последствия вытеснения ненависти к отцу. Новым является то, что в конце концов отождествление с отцом завоевывает в нашем «Я» постоянное место. Это отождествление воспринимается нашим «Я», но представляет собой в нем особую инстанцию, противостоящую остальному содержанию нашего «Я». Мы называем тогда эту инстанцию нашим «Сверх-Я» и приписываем ей, наследнице родительского влияния, наиважнейшие функции.

Если отец был суров, насильствен, жесток, наше «Сверх-Я» перенимает от него эти качества, и в его отношении к «Я» снова возникает пассивность, которой как раз надлежало бы быть вытесненной. «Сверх-Я» стало садистическим. «Я» становится мазохистским, то есть в основе своей — женственно-пассивным. В нашем «Я» возникает большая потребность в наказании, и «Я» отчасти отдает себя, как таковое, в распоряжение судьбы, отчасти же находит удовлетворение в жестоком обращении с ним «Сверх-Я» (сознание вины). Каждая кара является ведь, в основе своей, кастрацией и, как таковая, — осуществлением изначального пассивного отношения к отцу. И судьба в конце концов, — лишь дальнейшая проекция отца.

Нормальные явления, происходящие при формировании совести, должны походить на описанные здесь анормальные. Нам еще не удалось установить разграничения между ними. Замечается, что наибольшая роль здесь в конечном итоге приписывается пассивным элементам вытеснения женственности. И еще, как случайный фактор, имеет значение, является ли внушающий страх отец и в действительности особенно насильственным. Это относится к Достоевскому — факт его исключительного чувства вины, равно как и мазохистского образа жизни, мы сводим к его особенно ярко выраженному компоненту женственности. Достоевского можно определить следующим образом: особенно сильная бисексуальная предрасположенность и способность с особой силой защищаться от зависимости от чрезвычайно сурового отца. Этот характер бисексуальности мы добавляем к ранее узнанным компонентам его существа. Ранний симптом «припадков смерти» можно рассматривать как отождествление своего «Я» с отцом, допущенное в качестве наказания со стороны «Сверх-Я». Ты захотел убить отца, дабы стать отцом самому. Теперь ты — отец, но отец мертвый; обычный механизм истерических симптомов. И к тому же: теперь тебя убивает отец. Для нашего «Я» симптом смерти является удовлетворением фантазии мужского желания и одновременно мазохистским посредством наказания, то есть садистическим удовлетворением. Оба, «Я» и в«Сверх-Я», играют роль отца и дальше. — В общем, отношение между личностью и объектом отца, при сохранении его содержания перешло в отношение между «Я» и «Сверх-Я», новая инсценировка на второй сцене. Такие инфантильные реакции Эдипова комплекса могут заглохнуть, если действительность не дает им в дальнейшем пищи. Но характер отца остается тем же самым, нет, он ухудшается с годами, — таким образом продолжает оставаться и ненависть Достоевского к отцу, желание смерти этому злому отцу. Становится опасным, если такие вытесненные желания осуществляются на деле. Фантазия стала реальностью, все меры защиты теперь укрепляются. Припадки Достоевского принимают теперь эпилептический характер, — они все еще означают кару за отождествление с отцом. Но они стали теперь ужасны, как сама страшная смерть самого отца. Какое содержание, в особенности сексуальное, они в дополнение к этому приобрели, угадать невозможно.

Одно примечательно: в ауре припадка переживается момент величайшего блаженства, который, весьма вероятно, мог быть зафиксированием триумфа и освобождения при получении известия о смерти, после чего тотчас последовало тем более жестокое наказание. Такое чередование триумфа и скорби, пиршества и печали, мы видим и у братьев праорды, убивших отца, и находим его повторение в церемонии тотемической трапезы. Если правда, что Достоевский в Сибири не был подвержен припадкам, то это лишь подтверждает то, что его припадки были его карой. Он более в них не нуждался, когда был караем иным образом, — но доказать это невозможно. Скорее этой необходимостью в наказании для психической экономии Достоевского объясняется то, что он прошел несломленным через эти годы бедствий и унижений. Осуждение Достоевского в качестве политического преступника было несправедливым, и он должен был это знать, но он принял это незаслуженное наказание от батюшки-царя — как замену наказания, заслуженного им за свой грех по отношению к своему собственному отцу. Вместо самонаказания он дал себя наказать заместителю отца. Это дает нам некоторое представление о психологическом оправдании наказаний, присуждаемых обществом. Это на самом деле так: многие из преступников жаждут наказания. Его требует их «Сверх-Я», избавляя себя таким образом от самонаказания.

Тот, кто знает сложное и изменчивое значение истерических симптомов, поймет, что мы здесь не пытаемся добиться смысла припадков Достоевского во всей полноте. Достаточно i-ого, что можно предположить, что их первоначальная сущность осталась неизменной, несмотря на все последующие наслоения. Можно сказать, что Достоевский так никогда и не освободился от угрызений совести в связи с намерением убить отца. Это лежащее на совести бремя определило также его отношение к двум другим сферам, покоящимся на отношении к отцу — к государственному авторитету и к вере в Бога. В первой он пришел к полному подчинению батюшке-царю, однажды разыгравшему с ним комедию убийства в действительности, — находившую столько раз отражение в его припадках. Здесь верх взяло покаяние. Больше свободы оставалось у него в области религиозной — по не допускающим сомнений сведениям он до последней минуты своей жизни все колебался между верой и безбожием. Его высокий ум не позволял ему не замечать те трудности осмысливания, к которым приводит вера. В индивидуальном повторении мирового исторического развития он надеялся в идеале Христа найти выход и освобождение от грехов — и использовать свои собственные страдания, чтобы притязать на роль Христа. Если он, в конечном счете, не пришел к свободе и стал реакционером, то это объясняется тем, что общечеловеческая сыновняя вина, на которой строится религиозное чувство, достигла у него сверхиндивидуальной силы и не могла быть преодолена даже его высокой интеллектуальностью. Здесь нас, казалось бы, можно упрекнуть в том, что мы отказываемся от беспристрастности психоанализа и подвергаем Достоевского оценке, имеющей право на существование лишь с пристрастной точки зрения определенного мировоззрения. Консерватор стал бы на точку зрения Великого Инквизитора и оценивал бы Достоевского иначе. Упрек справедлив, для его смягчения можно лишь сказать, что решение Достоевского вызвано, очевидно, затрудненностью его мышления вследствие невроза. Едва ли простой случайностью можно объяснить, что три шедевра мировой литературы всех времен трактуют одну и ту же тему — тему отцеубийства: «Царь Эдип» Софокла, «Гамлет» Шекспира и «Братья Карамазовы» Достоевского. Во всех трех раскрывается и мотив деяния, сексуальное соперничество из-за женщины. Прямее всего, конечно, это представлено в драме, основанной на греческом сказании. Здесь деяние совершается еще самим героем. Но без смягчения и завуалирования поэтическая обработка невозможна. Откровенное признание в намерении убить отца, какого мы добиваемся при психоанализе, кажется непереносимым без аналитической подготовки. В греческой драме необходимое смягчение при сохранении сущности мастерски достигается тем, что бессознательный мотив героя проецируется в действительность как чуждое ему принуждение, навязанное судьбой. Герой совершает деяние непреднамеренно и по всей видимости без влияния женщины и все же это стечение обстоятельств принимается в расчет, так как он может завоевать царицу-мать только после повторения того же действия в отношении чудовища, символизирующего отца. После того, как обнаруживается и оглашается его вина, не делается никаких попыток снять ее с себя, взвалить ее на принуждение со стороны судьбы; наоборот, вина признается — и как всецелая вина наказывается, что рассудку может показаться несправедливым, но психологически абсолютно правильно. В английской драме это изображено более косвенно, поступок совершается не самим героем, а другим, для которого этот поступок не является отцеубийством. Поэтому предосудительный мотив сексуального соперничества у женщины не нуждается в завуалировании. Равно и Эдипов комплекс героя мы видим как бы в отраженном свете, так как мы видим лишь то, какое действие производит на героя поступок другого. Он должен был бы за этот поступок отомстить, но странным образом не в силах это сделать. Мы знаем, что его распаляет собственное чувство вины: в соответствии с характером невротических явлений происходит сдвиг, и чувство вины переходит в осознание своей неспособности выполнить это задание. Появляются признаки того, что герой воспринимает эту вину как сверхиндивидуальную. Он презирает других не менее, чем себя. «Если обходиться с каждым по заслугам, кто уйдет от порки?". В этом направлении роман русского писателя уходит на шаг дальше. И здесь убийство совершено другим человеком, однако, человеком, связанным с убитым такими же сыновними отношениями, как и герой Дмитрий, у которого мотив сексуального соперничества откровенно признается, — совершено другим братом, которому, как интересно заметить, Достоевский передал свою собственную болезнь, якобы эпилепсию, тем самым как бы желая сделать признание, что, мол, эпилептик, невротик во мне — отцеубийца. И, вот, в речи защитника на суде — та же известная насмешка над психологией: она, мол, палка о двух концах. Завуалировано великолепно, так как стоит все это перевернуть — и находишь глубочайшую сущность восприятия Достоевского. Заслуживает насмешки отнюдь не психология, а судебный процесс дознания. Совершенно безразлично, кто этот поступок совершил на самом деле, психология интересуется лишь тем, кто его в своем сердце желал и кто по его совершении его приветствовал, — и поэтому — вплоть до контрастной фигуры Алеши — все братья равно виновны: движимый первичными позывами искатель наслаждений, полный скепсиса циник и эпилептический преступник. В «Братьях Карамазовых» есть сцена, в высшей степени характерная для Достоевского. Из разговора с Дмитрием старец постигает, что Дмитрий носит в себе готовность к отцеубийству, и бросается перед ним на колени. Это не может являться выражением восхищения, а должно означать, что святой отстраняет от себя искушение исполниться презрением к убийце или им погнушаться, и поэтому перед ним смиряется. Симпатия Достоевского к преступнику действительно безгранична, она далеко выходит за пределы сострадания, на которое несчастный имеет право, она напоминает благоговение, с которым в древности относились к эпилептику и душевнобольному. Преступник для него — почти спаситель, взявший на себя вину, которую в другом случае несли бы другие. Убивать больше не надо, после того, как он уже убил, но следует ему быть благодарным, иначе пришлось бы убивать самому. Это не одно лишь доброе сострадание, это отождествление на основании одинаковых импульсов к убийству, собственно говоря, лишь в минимальной степени смещенный нарциссизм. Этическая ценность этой доброты этим не оспаривается. Может быть, это вообще механизм нашего доброго участия по отношению к другому человеку, особенно ясно проступающий в чрезвычайном случае обремененного сознания своей вины писателя. Нет сомнения, что эта симпатия по причине отождествления решительно определила выбор материала Достоевского. Но сначала он, — из эгоистических побуждений, — выводил обыкновенного преступника, политического и религиозного, прежде чем к концу своей жизни вернуться к первопреступнику, к отцеубийце, — и сделать в его лице свое поэтическое признание.

Опубликование его посмертного наследия и дневников его жены ярко осветило один эпизод его жизни, то время, когда Достоевский в Германии был обуреваем игорной страстью («Достоевский за рулеткой»). Явный припадок патологической страсти, который не поддается иной оценке ни с какой стороны. Не было недостатка в оправданиях этого странного и недостойного поведения. Чувство вины, как это нередко бывает у невротиков, нашло конкретную замену в обремененности долгами, и Достоевский мог отговариваться тем, что он при выигрыше получил бы возможность вернуться в Россию, избежав заключения в тюрьму кредиторами. Но это был только предлог, Достоевский был достаточно проницателен, чтобы это понять, и достаточно честен, чтобы в этом признаться. Он знал, что главным была игра сама по себе, le jeu pour le jeu. Все подробности его обусловленного первичными позывами безрассудного поведения служат тому доказательством, — и еще кое-чему иному. Он не успокаивался, пока не терял всего. Игра была для него также средством самонаказания. Несчетное количество раз давал он молодой жене слово или честное слово больше не играть или не играть в этот день, и он нарушал это слою, как она рассказывает, почти всегда. Если он своими проигрышами доводил себя и ее до крайне бедственного положения, это служило для него еще одним патологическим удовлетворением. Он мог перед нею поносить и унижать себя, просить ее презирать его, раскаиваться в том, что она вышла замуж за него, старого грешника, — и после всей этой разгрузки совести на следующий день игра начиналась снова. И молодая жена привыкла к этому циклу, так как заметила, что то, от чего в действительности только и можно было ожидать спасения, — писательство, — никогда не продвигалось вперед лучше, чем после потери всего и закладывания последнего имущества. Связи всего этого она, конечно, не понимала. Когда это чувство вины было удовлетворено наказаниями, к которым он сам себя приговорил, тогда исчезала затрудненность в работе, тогда он позволял себе сделать несколько шагов на пути к успеху.

Рассматривая рассказ более молодого писателя, нетрудно угадать, какие давно позабытые детские переживания находят выявления в игорной страсти. У Стефана Цвейга, посвятившего, между прочим, Достоевскому один из своих очерков («Три мастера»), в сборнике «Смятение чувств», есть новелла «Двадцать четыре часа в жизни женщины». Этот маленький шедевр показывает как будто лишь то, каким безответственным существом является женщина и на какие удивительные для нее самой закононарушения ее толкает неожиданное жизненное впечатление. Но новелла эта, если подвергнуть ее психоаналитическому толкованию, говорит, однако без такой оправдывающей тенденции гораздо больше, показывает совсем иное, общечеловеческое, или, скорее, общемужское, и такое толкование столь явно подсказано, что нет возможности его не допустить. Для сущности художественного творчества характерно, что писатель, с которым меня связывают дружеские отношения, в ответ на мои расспросы утверждал, что упомянутое толкование ему чуждо и вовсе не входило в его намерения, несмотря на то, что в рассказ вплетены некоторые детали, как бы рассчитанные на то, чтобы указывать на тайный след. В этой новелле великосветская пожилая дама поверяет писателю о том, что ей пришлось пережить более двадцати лет тому назад. Рано овдовевшая, мать двух сыновей, которые в ней более не нуждались, отказавшаяся от каких бы то ни было надежд, на сорок втором году жизни она попадает — во время одного из своих бесцельных путешествий — в игорный зал монакского казино, где среди всех диковин ее внимание приковывают две руки, которые с потрясающей непосредственностью и силой отражают все переживаемые несчастным игроком чувства. Руки эти — руки красивого юноши (писатель как бы безо всякого умысла делает его ровесником старшего сына наблюдающей за игрой женщины), потерявшего все и в глубочайшем отчаянии покидающего зал, чтобы в парке покончить со своею безнадежной жизнью. Неизъяснимая симпатия заставляет женщину следовать за юношей и предпринять все для его спасения. Он принимает ее за одну из многочисленных в том городе навязчивых женщин и хочет от нее отделаться, но она не покидает его и вынуждена, в конце концов, в силу сложившихся обстоятельств, остаться в его номере отеля и разделить ею постель. После этой импровизированной любовной ночи она велит казалось бы успокоившемуся юноше дать ей торжественное обещание, что он никогда больше не будет играть, снабжает его деньгами на обратный путь и со своей стороны дает обещание встретиться с ним перед уходом поезда на вокзале. Но затем в ней пробуждается большая нежность к юноше, она готова пожертвовать всем, чтобы только сохранить его для себя, и она решает отправиться с ним вместе в путешествие — вместо того, чтобы с ним проститься. Всяческие помехи задерживают ее, и она опаздывает на поезд; в тоске по исчезнувшему юноше она снова приходит в игорный дом — и с возмущением обнаруживает гам те же руки, накануне возбудившие в ней такую горячую симпатию; нарушитель долга вернулся к игре. Она напоминает ему об ею обещании, но одержимый страстью, он бранит сорвавшую его игру, велит ей убираться вон и швыряет деньги, которыми она хотела его выкупить. Опозоренная, она покидает город, а впоследствии узнает, что ей не удалось спасти его от самоубийства.

Эта блестяще и без пробелов в мотивировке написанная новелла имеет, конечно, право на существование как таковая — и не может не произвести на читателя большого впечатления. Однако психоанализ учит.

что она возникла на основе умопострояемого вожделения периода полового созревания, о каковом вожделении некоторые вспоминают совершенно сознательно. Согласно умопострояемому вожделению, мать должна сама ввести юношу в половую жизнь для спасения его от заслуживающего опасения вреда онанизма. Столь частые сублимирующие художественные произведения вытекают из того же первоисточника. «Порок» онанизма замещается пороком игорной страсти, ударение, поставленное на страстную деятельность рук, предательски свидетельствует об этом отводе энергии. Действительно, игорная одержимость является эквивалентом старой потребности в онанизме, ни одним словом, кроме слова «игра», нельзя назвать производимые в детской манипуляции половых органов. Непреоборимость соблазна, священные и все-таки никогда не сдерживаемые клятвы никогда более этого не делать, дурманящее наслаждение и нечистая совесть, говорящая нам, что мы будто бы сами себя губим (самоубийство), — все это при замене осталось неизменным. Правда, новелла Цвейга ведется от имени матери, а не сына. Сыну должно быть лестно думать: если мать знала бы, к каким опасностям приводит онанизм, она бы, конечно, уберегла меня от них тем, что отдала бы моим ласкам свое собственное тело. Отождествление матери с девкой, производимое юношей в новелле Цвейга, является составной частью той же фантазии. Оно делает недосягаемое легко достижимым; нечистая совесть, сопровождающая эту фантазию, приводит к дурному исходу новеллы. Интересно отметить, что внешнее оформление, данное писателем новелле, как бы прикрывает ее психоаналитический смысл. Ведь весьма оспоримо, что любовная жизнь женщины находится во власти внезапных и загадочных импульсов. Анализ же вскрывает достаточную мотивацию удивительного поведения женщины, до тех пор отворачивавшейся от любви. Верная памяти утраченного супруга, она была вооружена против любых притязаний, напоминающих любовные притязания мужа, однако — и в этом фантазия сына оказывается правомерной — она не может избежать совершенно неосознаваемого ею перенесения любви на сына и в этом-то незащищенном месте ее и подстерегает судьба. Если игорная страсть и безрезультатные стремления освободиться от нее и связанные с нею поводы к самонаказанию являются повторением потребности в онанизме, нас не удивит, что она завоевала в жизни Достоевского столь большое место. Нам не встречалось ни одного случая тяжкого невроза, где бы автоэротическое удовлетворение раннего периода и периода созревания не играло бы определенной роли, и связь между попытками его подавить и страхом перед отцом слишком известна, чтобы заслужить что-нибудь большее, чем упоминание.

Зигмунд Фрейд «Я» и «Oнo»

Труды разных лет

Перевод с немецкого

Книга 2 Тбилиси, «Мерами», 1991

ФРЕЙД • Большая российская энциклопедия

ФРЕЙД, Фройд (Freud) Зиг­мунд (6.5.1856, Фрай­берг, Австр. им­пе­рия, ны­не Прши­бор, Че­хия – 23.9.1939, Лон­дон), австр. нев­ро­лог, ос­но­во­по­лож­ник пси­хо­ана­ли­за. Отец А. Фрейд; дед Л. Фрей­да. В 1873–81 изу­чал ме­ди­ци­ну в Вен­ском ун-те. В 1876–81 ра­бо­тал в ла­бо­рато­рии вен­ско­го фи­зио­ло­га Э. фон Брюк­ке, на­пи­сал ряд мо­но­гра­фий по фи­зио­ло­гии выс­шей нерв­ной дея­тель­но­сти и нев­ро­па­то­ло­гии. В 1882–1885 ра­бо­тал в вен­ской боль­ни­це, был ас­си­стен­том пси­хи­ат­ра и ней­роа­на­то­ма Т. Мей­нер­та; изу­чая свой­ст­ва ко­каи­на, вы­дви­нул идею ме­ст­ной ане­сте­зии (1884). При­ват-до­цент (с 1885) и экс­т­ра­ор­ди­нар­ный проф. нев­ро­па­то­ло­гии (с 1902) Вен­ско­го ун-та. В 1885–1886 про­хо­дил ста­жи­ров­ку в ру­ко­во­ди­мой Ж. М. Шар­ко кли­ни­ке Саль­пет­ри­ер в Па­ри­же, где изу­чал ис­те­рию и зна­ко­мил­ся с ме­то­дом гип­но­за. С 1886 стал за­ни­мать­ся ча­ст­ной мед. прак­ти­кой, в хо­де ко­то­рой при­ме­нял элек­тро­те­ра­пию и гип­ноз. В 1889 ста­жи­ро­вал­ся в кли­нике в Нан­си у франц. нев­ро­па­то­ло­га И. Берн­хей­ма (1837–1919). В ра­бо­те «Об афа­зии» («Zur Auffassung der Ap­ha­sien», 1891) вы­дви­нул идею о ди­на­мич. и ге­не­тич. под­хо­дах к изу­че­нию функ­ций моз­га.

Со­вме­ст­но с австр. вра­чом Й. Брёй­е­ром (1842–1925), его стар­шим кол­ле­гой, Ф. раз­ра­ба­ты­вал «ка­тар­ти­че­ский» ме­тод ле­че­ния нев­ро­зов, ос­но­ван­ный на вос­по­ми­на­нии и «от­реа­ги­ро­ва­нии» с по­мощью гип­но­за не­соз­на­вае­мых пси­хич. травм. От­ка­зав­шись в 1892 от гип­но­за как не­эф­фек­тив­но­го ме­то­да ле­че­ния, Ф. раз­ра­бо­тал но­вый те­ра­пев­тич. ме­тод – ме­тод на­стаи­ва­ния, ори­ен­ти­ро­ван­ный на по­бу­ж­де­ние па­ци­ен­тов к вос­по­ми­на­нию и вос­про­из­ве­де­нию трав­ма­тич. си­туа­ций и фак­то­ров. В кни­ге Брёй­е­ра и Ф. «Ис­сле­до­ва­ния ис­те­рии» («Studien über Hysterie», 1895, рус. пер. 2005) впер­вые бы­ла пред­при­ня­та по­пыт­ка ус­та­но­вить связь нев­ро­зов с не­удов­ле­тво­рён­ны­ми вле­че­ния­ми и вы­тес­нен­ны­ми из соз­на­ния пе­ре­жи­ва­ния­ми, про­дол­жаю­щи­ми су­ще­ст­во­вать в бес­соз­на­тель­ном.

Со­став­лен­ный Ф. в 1895 не­за­вер­шён­ный «про­ект на­уч­ной пси­хо­ло­гии» (опубл. в 1954) был ори­ен­ти­ро­ван на раз­ра­бот­ку и соз­да­ние но­вой пси­хо­ло­гии ес­теств.-на­уч. тол­ка на ос­но­ве ней­ро­фи­зио­ло­гич. мо­де­ли ра­бо­ты пси­хич. ап­па­ра­та. Од­на­ко, убе­див­шись в не­раз­ре­ши­мо­сти этой за­да­чи, Ф. ото­шёл от этой мо­де­ли. За­ни­ма­ясь в 1890-х гг. ос­мыс­ле­ни­ем свя­зи ме­ж­ду этио­ло­ги­ей нев­ро­за и пе­ре­жи­ты­ми в про­шлом трав­ма­ми, Ф. пер­во­на­чаль­но при­дер­жи­вал­ся «тео­рии со­блаз­не­ния», со­глас­но ко­то­рой ис­точ­ник нев­ро­за за­клю­чал­ся в дет­ской сек­су­аль­ной трав­ме, обыч­но на­но­си­мой ро­ди­тель­ски­ми фи­гу­ра­ми. Од­на­ко в даль­ней­шем он от­ка­зал­ся от этой тео­рии и при­шёл к вы­во­ду, что рас­ска­зы о сов­ра­ще­нии бы­ли в дей­ст­ви­тель­но­сти фан­та­зия­ми па­ци­ен­тов, про­дук­та­ми их не­осоз­на­вае­мых дет­ских же­ла­ний, а пси­хо­нев­ро­зы – ре­зуль­тат вы­тес­не­ния в бес­соз­на­тель­ное дет­ских сек­су­аль­ных вле­че­ний, вхо­дя­щих в кон­фликт с нор­ма­ми куль­ту­ры.

Соз­дан­ный им в 1896 ме­тод сво­бод­ных ас­со­циа­ций, по­зво­ляю­щий па­ци­ен­ту сво­бод­но, без к.-л. при­ну­ж­де­ния со сто­ро­ны вра­ча вы­ска­зы­вать­ся на пред­ло­жен­ную им те­му, стал фак­ти­че­ски на­ча­лом пси­хо­ана­ли­за как но­во­го ме­то­да пси­хо­те­ра­пии. В про­цес­се про­ве­дён­но­го Ф. в 1897 са­мо­ана­ли­за, в т.  ч. с по­мо­щью изу­че­ния соб­ст­вен­ных сно­ви­де­ний, он сфор­му­ли­ро­вал идею эди­по­ва ком­плек­са. В «Тол­ко­ва­нии сно­ви­де­ний» («Die Traumdeutung», 1900, рус. пер. 1913) Ф. рас­смат­ри­вал «ра­бо­ту сно­ви­де­ния», в ре­зуль­та­те ко­то­рой с по­мо­щью ме­ха­низ­мов кон­ден­са­ции и сме­ще­ния по­лу­ча­ют не­пря­мое вы­ра­же­ние вы­тес­нен­ные из соз­на­ния же­ла­ния; сно­ви­де­ния бы­ли на­зва­ны им «цар­ским пу­тём к бес­соз­на­тель­но­му». На­ря­ду со сно­ви­де­ния­ми ком­про­мисс­ны­ми об­ра­зо­ва­ния­ми ме­ж­ду за­прет­ны­ми по­бу­ж­де­ния­ми и дей­ст­ви­ем цен­зу­ры соз­на­ния пред­ста­ли и та­кие па­то­ло­гич. яв­ле­ния по­все­днев­ной жиз­ни, как ого­вор­ки, опи­ски, ошиб­ки па­мя­ти, сим­пто­ма­тич. и слу­чай­ные дей­ст­вия и т. п. («Пси­хо­па­то­ло­гия обы­ден­ной жиз­ни», «Zur Psychopathologie des Alltagslebens», 1901, рус. пер. 1910).

В «Трёх очер­ках по тео­рии сек­су­аль­но­сти» («Drei Abhandlungen zur Sexual­theorie», 1905, в рус. пер. 1911 – «Три ста­тьи о тео­рии по­ло­во­го вле­че­ния») Ф. в из­ло­же­нии дет­ской сек­су­аль­но­сти ак­цен­ти­ро­вал пер­во­на­чаль­ное при­мы­ка­ние её к разл. жиз­нен­ным функ­ци­ям, ко­то­рые оп­ре­де­ля­ют объ­ект и це­ли ин­фан­тиль­ных час­тич­ных вле­че­ний (пре­об­лада­ние тех или иных эро­ген­ных зон, ау­то­эро­тизм, ко­гда вле­че­ние ре­бён­ка на­хо­дит удов­ле­тво­ре­ние в соб­ст­вен­ном те­ле; так, со­са­ние ста­но­вит­ся ау­то­эро­ти­че­ским, ес­ли бо­лее не слу­жит функ­ции уто­ле­ния го­ло­да, и т. п.). В эво­лю­ции этой из­на­чаль­но по­ли­морф­ной сек­су­аль­но­сти Ф. вы­де­лил ста­дии ораль­ную, аналь­ную, фал­ли­че­скую (от 2,5 до 6 лет, ко­гда вле­че­ния и фан­та­зии ре­бён­ка свя­за­ны с фи­гу­ра­ми ро­ди­те­лей или за­ме­щаю­щих их лиц, за­вер­ша­ясь иден­ти­фи­ка­ци­ей с ни­ми в про­цес­се раз­ре­ше­ния эди­по­ва ком­плек­са) и ге­ни­таль­ную (с 12 лет) ста­дии. В ла­тент­ный пе­ри­од (с кон­ца фал­ли­че­ской ста­дии до на­сту­п­ле­ния под­ро­ст­ко­во­го воз­рас­та), со­глас­но Ф. , сек­су­аль­ные вле­че­ния в зна­чит. сте­пе­ни вы­тес­ня­ют­ся, а так­же суб­ли­ми­ру­ют­ся (см. Суб­ли­ма­ция). Воз­ник­но­ве­ние сек­су­аль­ных пер­вер­сий свя­за­но с пе­ре­не­се­ни­ем дет­ских час­тич­ных вле­че­ний во взрос­лую жизнь.

В ос­но­ве уче­ния Ф. о ра­бо­те пси­хич. ап­па­ра­та ле­жа­ло пред­став­ле­ние о взаи­мо­дей­ст­вии двух про­ти­во­по­лож­но на­прав­лен­ных пе­ре­мен­ных ве­ли­чин и трёх ре­гу­ля­то­ров. В пер­во­на­чаль­ной ней­ро­фи­зио­ло­гич. мо­де­ли ра­бо­ты функ­цию двух пе­ре­мен­ных ве­ли­чин вы­пол­ня­ли эк­зо­ген­ное и эн­до­ген­ное раз­дра­же­ние, а функ­ции ре­гу­ля­то­ров три функ­цио­наль­но раз­лич­ных сис­те­мы ней­ро­нов. В соз­дан­ной за­тем то­по­гра­фич. мо­де­ли пси­хич. ап­па­ра­та роль про­ти­во­по­лож­но на­прав­лен­ных пси­хич. ве­ли­чин бы­ла от­ве­де­на вле­че­нию к са­мо­со­хра­не­нию и сек­су­аль­но­му вле­че­нию, а в ро­ли ре­гу­ля­то­ров вы­сту­па­ли бес­соз­на­тель­ное, пред­соз­на­тель­ное и соз­на­тель­ное.

С 1902 во­круг Ф. на­чи­на­ет скла­ды­вать­ся кру­жок его пер­вых вен­ских по­сле­до­ва­те­лей (М. Ка­ха­не, Р. Рейт­лер, А. Ад­лер, В. Ште­кель), ко­то­рые ста­ли уча­ст­ни­ка­ми «пси­хо­ло­гич. сред», про­во­див­ших­ся в до­ме Ф.; в 1907 к не­му при­сое­ди­ни­лись швейц. и нем. пси­хо­те­ра­пев­ты. В 1908 на ос­но­ве это­го круж­ка воз­ник­ло Вен­ское пси­хо­ана­ли­тич. объ­еди­не­ние. В 1908 в Зальц­бур­ге про­хо­дит 1-й Ме­ж­ду­нар. пси­хо­ана­ли­тич. кон­гресс, на 2-м кон­грес­се в 1910 в Нюрн­бер­ге бы­ла соз­да­на Ме­ж­ду­нар. пси­хо­ана­ли­тич. ас­со­циа­ция, пер­вым пре­зи­ден­том ко­то­рой стал К. Г. Юнг. По­сле­дую­щее раз­ме­же­ва­ние Ф. с Ад­ле­ром и Юн­гом при­ве­ло к вы­ра­бот­ке жё­ст­ких кри­те­ри­ев то­го, что яв­ля­ет­ся пси­хо­ана­ли­зом, крае­уголь­ны­ми кам­ня­ми ко­то­ро­го Ф. счи­тал вы­тес­не­ние, пе­ре­нос и эди­пов ком­плекс (по­ле­мич. ра­бо­та «Об ис­то­рии пси­хо­ана­ли­тич. дви­же­ния», 1914). В це­лях даль­ней­ше­го раз­ви­тия пси­хо­ана­ли­за Ф. ини­ции­ро­вал в 1912 соз­да­ние «Сек­рет­но­го ко­ми­те­та», ку­да во­шли К.  Аб­ра­хам, Э. Джонс, О. Ранк, Г. Сакс (Х. Закс), Ш. Фе­рен­ци, сам Фрейд и А. фон Фройнд. Свои те­ра­пев­тич. ре­ко­мен­да­ции Ф. из­ло­жил в ря­де кли­нич. ра­бот: «Со­ве­ты вра­чу при пси­хо­ана­ли­ти­че­ском ле­че­нии» (1912), «Вве­де­ние в ле­че­ние» (1913), «За­мет­ки о люб­ви в пе­ре­но­се» (1915) и др. Пси­хо­ана­лиз как ме­тод вы­яв­ле­ния и рас­шиф­ров­ки бес­соз­на­тель­но­го за­вер­ша­ет­ся осоз­на­ни­ем вы­тес­нен­ных пе­ре­жи­ва­ний и ис­чез­но­ве­ни­ем нев­ро­тич. сим­пто­мов. Сред­ст­вом дос­ти­жения этой це­ли бы­ла ин­тер­пре­та­ция ана­ли­ти­ком ма­те­риа­ла, со­об­щае­мо­го ему па­ци­ен­том в про­цес­се сво­бод­ных ас­со­циа­ций.

Столк­нув­шись с ря­дом про­блем, ко­то­рые бы­ло труд­но объ­яс­нить с по­мо­щью то­по­гра­фич. мо­де­ли пси­хи­ки (во­ен­ные нев­ро­зы и др.), Ф. раз­ра­ба­ты­ва­ет в 1920-х гг. струк­тур­ную мо­дель ра­бо­ты пси­хич. ап­па­ра­та, в ко­то­рой роль ре­гу­ля­то­ров от­во­ди­лась трём ин­стан­ци­ям пси­хи­ки: Я, Сверх-Я и Оно, а роль про­ти­во­по­лож­но на­прав­лен­ных пе­ре­мен­ных ста­ли иг­рать вле­че­ние к жиз­ни (Эрос) и вле­че­ние к смер­ти (Та­на­тос) («По ту сто­ро­ну прин­ци­па удо­воль­ст­вия» – «Jen­seits des Lustprinzips», 1920, рус. пер. 1925; «Я и Оно» – «Das Ich und das Es», 1923, рус. пер. 1924). В эти же го­ды Ф., ак­цен­ти­руя ин­тег­ри­рую­щую роль Я в струк­ту­ре лич­но­сти (Я как ор­ган адап­та­ции спо­со­бен, оце­ни­вая си­туа­цию, при­во­дить в дей­ст­вие за­щит­ные ме­ха­низ­мы лич­но­сти – «Тор­мо­же­ние, сим­птом и страх», «Hemmung, Symptom und Angst», 1926), за­ло­жил ос­но­вы бу­ду­щей эго-пси­хо­ло­гии.

Соз­дан­ные в про­цес­се кли­нич. прак­ти­ки пси­хо­ана­ли­тич. кон­цеп­ции Ф. по­пы­тал­ся при­ме­нить к ис­тол­ко­ва­нию разл. сфер че­ло­веческой куль­ту­ры. В соч. «Ост­ро­умие и его от­но­ше­ние к бес­соз­на­тель­но­му» («Der Witz und seine Beziehung zum Unbewussten», 1905, рус. пер. 1925) ост­ро­умие рас­смат­ри­ва­лось как про­яв­ле­ние вы­тес­нен­но­го внут­ри­пси­хич. кон­флик­та и раз­ряд­ки на­пря­же­ния, как род иг­ры, род­ст­вен­ной ис­кус­ст­ву. Свое­об­раз­ным про­дол­же­ни­ем дет­ской иг­ры пред­ста­ёт и ху­дож. твор­че­ст­во, дви­жу­щей си­лой ко­то­ро­го яв­ля­ют­ся не­удов­ле­тво­рён­ные же­ла­ния и внутр. кон­флик­ты ху­дож­ни­ка, про­ра­ба­ты­вае­мые с по­мо­щью соз­да­вае­мых им об­ра­зов («Ху­дож­ник и фан­та­зи­ро­ва­ние», 1905, рус. пер. 1995; «Бред и сны в "Гра­ди­ве" И. Иен­се­на», 1907, рус. пер. 1912). Суб­ли­ма­ция дет­ских не­осоз­нан­ных вле­че­ний про­сле­жи­ва­ет­ся в ра­бо­те «Вос­по­ми­на­ние Ле­о­нар­до да Вин­чи о ран­нем дет­ст­ве» (1910). Фун­дам. роль эди­по­ва ком­плек­са вы­явля­ет­ся как в па­то­гра­фич. ис­сле­до­ва­ни­ях («Дос­то­ев­ский и от­це­убий­ст­во», «Dostojewski und die Vatertötung», 1928, рус. пер. 1995), так и в об­ра­ще­нии к ран­ним ста­ди­ям че­ло­ве­че­ской ис­то­рии: за­ро­ж­де­ние то­те­ми­стич. ре­ли­гии свя­зы­ва­ет­ся с убий­ст­вом пра­от­ца или во­жа­ка пер­во­быт­ной ор­ды его сы­новь­я­ми-со­пер­ни­ка­ми («То­тем и та­бу», «Totem und Tabu», 1913, рус. пер. 1923).

С нач. 1920-х гг. те­ма­ти­ка «при­клад­но­го пси­хо­ана­ли­за» при­вле­ка­ет всё боль­ший ин­те­рес Ф. В ра­бо­те «Пси­хо­ло­гия масс и ана­лиз че­ло­ве­че­ско­го "Я"» («Mas­senpsychologie und Ich-Analyse», 1921, рус. пер. 1925) пер­вич­ным фе­но­ме­ном со­ци­аль­ной пси­хо­ло­гии вы­сту­па­ет бес­соз­нат. иден­ти­фи­ка­ция с груп­по­вым ли­де­ром, ко­то­рая стро­ит­ся по мо­де­ли от­но­ше­ния с от­цом и др. пер­вы­ми дет­ски­ми ав­то­ри­те­та­ми. При этом в сво­ей ме­то­до­ло­гич. ус­та­нов­ке Ф. опи­рал­ся на «био­ге­не­ти­че­ский за­кон» Э. Гек­ке­ля, со­глас­но ко­то­ро­му он­то­ге­нез по­вто­ря­ет фи­ло­ге­нез. В рус­ле про­све­ти­тель­ско­го под­хо­да ре­ли­гия рас­смат­ри­ва­ет­ся как род кол­лек­тив­но­го нев­ро­за, ил­лю­зор­ной реа­ли­за­ции «са­мых силь­ных же­ла­ний че­ло­ве­че­ст­ва» («Бу­дущ­ность од­ной ил­лю­зии», «Die Zukunft einer Illusion», 1927, рус. пер. 1930). Куль­ту­ра, вы­сту­пая как аре­на борь­бы ме­ж­ду Эро­сом и вле­че­ни­ем к смер­ти, ог­ра­ни­чи­ва­ет и час­тич­но по­дав­ля­ет сво­бод­ное про­яв­ле­ние из­на­чаль­но при­су­щих ин­ди­ви­ду сек­су­аль­ных и де­ст­рук­тив­ных (аг­рес­сив­ных) вле­че­ний (энер­гию ко­то­рых она ис­поль­зу­ет для сво­их це­лей) и в си­лу это­го ста­но­вит­ся ис­точ­ни­ком разл. нев­ро­зов («Не­до­воль­ст­во куль­ту­рой», «Das Un­be­hagen in der Kultur», 1930).

В 1938, по­сле за­хва­та Ве­ны на­цис­та­ми, Ф. со сво­ей семь­ёй уез­жа­ет в Лон­дон, где вско­ре уми­ра­ет от ра­ка.

Пси­хо­ана­лиз Ф. во мно­гом оп­ре­де­лил по­сле­дую­щее раз­ви­тие пси­хо­те­ра­пии в 20 в., его идеи ока­за­ли гро­мад­ное влия­ние на пси­хо­ло­гию, ме­ди­ци­ну и весь ком­плекс гу­ма­ни­тар­ных на­ук (фи­ло­соф­скую ан­тро­по­ло­гию, эт­но­ло­гию, се­мио­ти­ку, со­цио­ло­гию, ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ние, ки­но­ве­де­ние), а так­же на ли­те­ра­ту­ру и ис­кус­ст­во (сюр­реа­лизм и др.). См. так­же Фрей­дизм.

А прав ли Фрейд? Мнение современных психологов

Сегодня, 23 сентября, исполняется 80 лет со дня смерти австрийского психолога Зигмунда Фрейда - учёного, который стал одной из самых известных и противоречивых фигур в истории психологии.

"Омск Здесь" подготовил подборку самых известных тезисов психоаналитической теории Зигмунда Фрейда и узнал у экспертов, насколько они актуальны сегодня и находят ли широкое применение на практике.

Фрейд утверждал, что личность состоит из трех основных компонентов: "Оно" ("Ид"), "Эго" и "Супер-Эго". Носителем животных инстинктов является "Оно", это - бурлящий котел влечений, который подчиняется принципу удовольствия. "Эго" – наша рациональность. "Супер-Эго" служит носителем моральных норм. Эта часть личности выполняет роль критика и цензора. Если "Эго" примет решение в угоду "Оно", но в противовес "Супер-Эго", то испытает наказание в виде чувства вины и укоров совести.

Врач-психотерапевт, психоаналитик Максим Дубовец: "Фрейд создал универсальную модель, которую сейчас психологи и психотерапевты активно используют. Она нашла отражение во всех секторах психотерапии, например, модель жертвы в треугольнике Карпмана, модель "родитель, взрослый и ребёнок" и т.д. Таких психологических концепций много, все они основаны на идеях Фрейда".

Согласно фрейдистской концепции, каждый человек рождается с врождёнными сексуальными инстинктами. Учёный выделял несколько стадий, которые влияют на тип личности: оральную, анальную, фаллическую и генитальную. Каждый из этапов характеризуется через свои эрогенные зоны. Проходим мы их в разные периоды детства, например, когда берём материнскую грудь или пользуемся горшком. Но в случае "конфликтов" происходит так называемая фиксация. Например, чрезмерная пунктуальность и раздражающая педантичность свойствена людям, испытавшим фиксацию на анальной стадии, когда родители грубо приучали ребёнка к горшку.

Эти идеи не очень изменились, просто перекрасились в другой цвет. В сегодняшнем обществе всё это присутствует. Если говорить об оральных стадиях, то в итоге мы видим агрессию, люди могут буквально кусаться, курить, материться. Обратите внимание, как выглядит алкоголик, он же похож на младенца: невнятно говорит, слюну пускает, - говорит Максим Дубовец.

Во время поездки в Италию Фрейд посмотрел пьесу "Царь Эдип", после которой создал теорию скрытой сексуальности к родителю противоположного пола. Согласно его идеям, бессознательно ребёнок испытывает к матери сексуальную тягу и воспринимает отца как соперника. Девочки демонстрируют привязанность к отцу и показывают негативную реакцию на его отношение к матери – комплекс Электры.

Врач-психотерапевт Григорий Овцов: "Эту теорию я подверг бы критике. Говоря про фрейдовские сексуальные теории, надо понимать контекст эпохи. Учёный работал во времена Викторианской эпохи, во времена строгого кодекса поведения. Это наложило свой отпечаток. Например, у него была ещё идея про зависть девушек к пенису: с этим он связывал многие женские комплексы. В наше время, когда гораздо больше степеней сексуальной свободы, это не совсем актуально".

Популярное сегодня выражение возникло неспроста. Австрийский учёный верил в то, что обмолвки выдают скрытые человеческие мысли.

Вам кажется, что некоторые чувства и действия случайны и продиктованы импульсами? Но согласно теории учёного, часто желание или действие "продуманно" и совершается под влиянием неосознанных мотивов - на подсознательном уровне. Подобные идеи высказывались и до него, но Фрейд первый описал учение о сознательной и бессознательной основе психики человека. Например, если девушка случайно оставила ключи в квартире любовника, по теории Фрейда, её подсознание выдает тайные желания: она не прочь вернуться туда снова.

"Оговорка по Фрейду" - это прямой доступ к подсознанию. Но чтобы использовать её в работе, надо знать определённый контекст и предысторию. Поэтому психоаналитики относятся к этой идее с осторожностью, собирают информацию, а после трактуют. Знаете, как говорят, иногда банан - это просто банан. Иногда описка, оговорка не имеют отношения к проблеме человека, - считает Максим Дубовец.

Наша психика оснащена механизмами, которые помогают защищать собственное "Эго". Фрейд вывел несколько таких механизмов: вытеснение, проекция, регрессия, сублимация и др. Так, одним из самых распространённых является отрицание. Классическим примером здесь служит ситуация, когда человек на протяжении долгого времени употребляет алкоголь, однако сохраняет уверенность, что в любой момент может отказаться от привычки.

На сегодняшний день мы видим не только психологическую, но и физиологическую основу изучения механизмов защиты: с помощью электронных томографов сейчас можно изучить мозг в процессе "думания", в момент агрессии или обмана т.п. Наглядно увидеть все процессы. То есть сейчас теории Фрейда просто изучаются более глубоко, - отмечает Максим Дубовец.

Сам Фрейд говорил: "Когда меня спрашивают, как можно сделаться психоаналитиком, я всегда отвечаю: с помощью изучения своих собственных сновидений". "Толкование сновидений" - одна из главных работ австрийского психолога. Сны, считал психиатр, - это своеобразный заместитель скрытых желаний и влечений. Фрейд говорил о сновидениях, как о возможности познать себя, найти источник переживаний.

Большинство направлений психотерапии за редким исключением со сновидениями работают. Тут можно использовать теорию Фрейда, теорию Юнга, в гештальт-терапии есть свой подход. То, что сновидения отражают скрытые бессознательные мотивы, переживания, подтверждается другими направлениями. Опять же вопрос, как именно Фрейд трактовал сновидения. У него всё было очень сексуализированно, современные психоаналитики имеют другую трактовку, - говорит Григорий Овцов.

Анализируя сны пациентов, учёный пришёл к выводу, что наряду с желанием жить человек обладает и желанием умереть. Влечение к жизни - эрос - это стремление к самосохранению и сексу, цель которых - созидание, размножение и любовь. Влечение же к смерти, по Фрейду, проявляется в склонности человека к садизму и агрессии.

Конечно, Фрейд был прав, по факту мы все приходим к смерти. В любом концептуальном труде психолога будет сделан акцент на Танатосе или Эросе. Это всё помогает лучше изучить структуру личности, - считает Максим Дубовец.

Психодинамических перспектив личности | Безграничная психология

Фрейдистская психоаналитическая теория личности

Согласно психоаналитической теории Фрейда, личность развивается через ряд стадий, каждая из которых характеризуется определенным внутренним психологическим конфликтом.

Цели обучения

Обобщить теории Фрейда о человеческой личности и психосексуальных стадиях развития, а также общую критику его теорий

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Психоаналитическая теория личности Зигмунда Фрейда утверждает, что человеческое поведение является результатом взаимодействий между тремя составными частями разума: ид, эго и суперэго.
  • Эта «структурная теория» личности придает большое значение тому, как конфликты между частями разума формируют поведение и личность. Эти конфликты в основном бессознательны.
  • Согласно Фрейду, личность развивается в детстве и критически формируется через серию из пяти психосексуальных стадий, которые он назвал своей психосексуальной теорией развития.
  • На каждой стадии ребенок сталкивается с конфликтом между биологическими влечениями и социальными ожиданиями; успешное преодоление этих внутренних конфликтов приведет к овладению каждой стадией развития и, в конечном итоге, к полностью зрелой личности.
  • С тех пор идеи Фрейда были встречены критикой, отчасти из-за того, что он уделял особое внимание сексуальности как главному двигателю развития человеческой личности.
Ключевые термины
  • невроз : психическое расстройство, сопровождающееся тревогой или страхом; менее тяжелый, чем психоз, потому что он не связан с отрешенностью от реальности (например, галлюцинациями).
  • психосексуальный : имеет отношение как к психологическим, так и сексуальным аспектам.

Зигмунд Фрейд : Фрейд разработал психоаналитическую теорию развития личности, в которой утверждалось, что личность формируется в результате конфликтов между тремя фундаментальными структурами человеческого разума: ид, эго и суперэго.

Психоаналитическая теория личности Зигмунда Фрейда утверждает, что человеческое поведение является результатом взаимодействий между тремя составными частями разума : , ид, эго, и суперэго . Эта теория, известная как структурная теория личности Фрейда, уделяет большое внимание роли бессознательных психологических конфликтов в формировании поведения и личности. Считается, что динамические взаимодействия между этими фундаментальными частями разума проходят пять различных психосексуальных стадий развития.Однако в течение последнего столетия идеи Фрейда подвергались критике, отчасти из-за того, что он уделял особое внимание сексуальности как главному двигателю развития человеческой личности.

Структура человеческого разума по Фрейду

Согласно Фрейду, наша личность развивается в результате взаимодействия трех фундаментальных структур человеческого разума: ид, эго и суперэго. Конфликты между этими тремя структурами и наши попытки найти баланс между тем, что каждая из них «желает», определяют то, как мы ведем себя и подходим к миру.Какой баланс мы достигаем в той или иной ситуации, определяет, как мы разрешим конфликт между двумя всеобъемлющими поведенческими тенденциями: нашими биологическими агрессивными влечениями и влечениями к удовольствиям и нашим социализированным внутренним контролем над этими влечениями.

Конфликт внутри разума : Согласно Фрейду, работа эго состоит в том, чтобы уравновесить агрессивные / стремящиеся к удовольствиям влечения Ид с моральным контролем Суперэго.

Идентификатор

id , самая примитивная из трех структур, занимается мгновенным удовлетворением основных физических потребностей и побуждений.Он действует совершенно бессознательно (вне сознательного мышления). Например, если ваш идентификатор прошел мимо незнакомца, который ел мороженое, он, скорее всего, забрал бы мороженое себе. Он не знает и не заботится о том, что брать что-то, принадлежащее кому-то другому, - это грубо; его будет волновать только то, что вы хотите мороженое.

Суперэго

Суперэго связано с социальными правилами и моралью - подобно тому, что многие люди называют своей «совестью» или «моральным компасом».«Он развивается по мере того, как ребенок узнает, что его культура считает правильным и неправильным. Если ваше суперэго пройдет мимо того же незнакомца, оно не возьмет его мороженое, потому что будет знать, что это будет грубо. Однако, если ваш идентификатор и были задействованы, ваше суперэго было задействовано, и ваш идентификатор был достаточно сильным, чтобы преодолеть озабоченность вашего суперэго, вы, , все равно приняли бы мороженое, но после этого вы, скорее всего, почувствовали бы вину и стыд за свои действия.

Эго

В отличие от инстинктивного ид и морального суперэго, эго является рациональной, прагматической частью нашей личности. Он менее примитивен, чем Ид, и частично сознателен, а частично бессознателен. Это то, что Фрейд считал «Я», и его задача - уравновесить требования Ид и Супер-Эго в практическом контексте реальности. Итак, если вы еще раз пройдете мимо незнакомца с мороженым, ваше эго станет посредником в конфликте между вашим идентификатором («я хочу это мороженое прямо сейчас») и суперэго («неправильно брать чужое мороженое») и решите пойти купить собственное мороженое. Хотя это может означать, что вам придется подождать еще 10 минут, что расстроит вашу личность, ваше эго решает пойти на эту жертву как часть компромисса - удовлетворить ваше желание мороженого, а также избежать неприятной социальной ситуации и потенциального чувства стыда.

Фрейд считал, что ид, эго и супер-эго находятся в постоянном конфликте, и что личность и поведение взрослого человека коренятся в результатах этой внутренней борьбы на протяжении всего детства. Он считал, что у человека с сильным эго есть здоровая личность, и что дисбаланс в этой системе может привести к неврозу (что мы теперь называем тревогой и депрессией) и нездоровому поведению.

Ид, эго и суперэго : Согласно структурной модели Фрейда, личность делится на ид, эго и суперэго.На этой диаграмме меньшая часть над водой обозначает сознательный разум, в то время как гораздо большая часть под водой иллюстрирует бессознательный разум.

Психосексуальные стадии развития

Фрейд считал, что природа конфликтов между Ид, Эго и Супер-Эго со временем меняется по мере того, как человек растет от ребенка к взрослому. В частности, он утверждал, что эти конфликты проходят через серию из пяти основных стадий, каждая из которых имеет разную направленность: оральный, анальный, фаллический, латентный и генитальный.Он назвал свою идею психосексуальной теорией развития, в которой каждая психосексуальная стадия напрямую связана с различным физическим центром удовольствия.

На этих пяти стадиях ребенок сталкивается с различными конфликтами между его биологическими влечениями (id) и его социальным и моральным сознанием (supereg0), потому что его биологические побуждения к поиску удовольствия сосредоточены на разных областях тела (то, что Фрейд называл «эрогенными зонами»). »). Способность ребенка разрешать эти внутренние конфликты определяет его будущую способность справляться и действовать как взрослый.Неспособность разрешить стадию может привести к фиксации на ней, что приведет к появлению нездоровых черт личности; успешное разрешение стадий приводит к здоровому взрослому человеку.

Критика теорий Фрейда

Хотя теории Фрейда имеют много преимуществ, которые помогли расширить наше психологическое понимание личности, они не безграничны.

Узкий фокус

Уделяя особое внимание структуре человеческого разума, Фрейд практически не обращал внимания на влияние окружающей среды, социологии или культуры.Его теории были сосредоточены на патологии и в значительной степени игнорировали «нормальное» здоровое функционирование. Его также критиковали за его близорукий взгляд на человеческую сексуальность, исключая другие важные факторы.

Без научного обоснования

Многие критики отмечают, что теории Фрейда не подтверждаются никакими эмпирическими (экспериментальными) данными. Фактически, когда исследователи начали более научный взгляд на его идеи, они обнаружили, что несколько не могут быть подтверждены : для того, чтобы теория была научно обоснованной, должна быть возможность опровергнуть («фальсифицировать») ее. с экспериментальными данными, и многие идеи Фрейда нельзя опровергнуть.

Женоненавистничество

Феминистки и современные критики особенно критически относятся ко многим теориям Фрейда, указывая на то, что допущения и подходы психоаналитической теории глубоко патриархальны (преобладают мужчины), антифеминистичны и женоненавистники (против женщин). Карен Хорни, психолог, последовавший за Фрейдом, считала, что основной фрейдистский подход имеет основу «мужского нарциссизма». Феминистка Бетти Фридан назвала фрейдовскую концепцию «зависти к пенису» сугубо социальным предубеждением, типичным для викторианской эпохи, и показала, как эта концепция сыграла ключевую роль в дискредитации альтернативных представлений о женственности в начале и середине двадцатого века.

Неофрейдистская психоаналитическая теория личности

Неофрейдистские подходы к изучению личности расширили оригинальные теории Фрейда и опровергли их.

Цели обучения

Проанализируйте вклад известных теоретиков-неофрейдистов в область психологии личности

Основные выводы

Ключевые моменты
  • На протяжении многих лет Фрейд привлекал множество последователей, которые адаптировали и модифицировали его психоаналитические теории для создания новых теорий личности.Этих других теоретиков стали называть неофрейдистами.
  • Неофрейдисты, такие как Адлер, Хорни, Юнг и Эриксон, соглашались с Фрейдом в том, что детские переживания имеют значение; однако они расширили идеи Фрейда, сосредоточив внимание на важности социологических и культурных влияний в дополнение к биологическим.
  • Альфред Адлер был первым, кто исследовал и разработал всеобъемлющую социальную теорию психодинамической личности и выдвинул идею «комплекса неполноценности».
  • Эрик Эриксон предложил психосоциальную теорию развития, согласно которой личность человека развивается на протяжении всей жизни на основе меняющегося акцента на различных социальных отношениях.
  • Двумя основными вкладами Карла Юнга были его идеи коллективного бессознательного, и личности .
  • Теории Карен Хорни сосредоточены на «бессознательной тревоге», которая, по ее мнению, проистекает из раннего детского опыта неудовлетворенных потребностей, одиночества и / или изоляции.
Ключевые термины
  • патология : любое отклонение от здорового или нормального состояния; нарушение.
  • психодинамический : Относится к подходу к психологии, который подчеркивает систематическое изучение психологических сил, лежащих в основе человеческого поведения, чувств и эмоций, и того, как они могут быть связаны с ранними переживаниями.

Неофрейдистские подходы к личности

Хотя Зигмунд Фрейд внес большой вклад в область психологии через свою психоаналитическую теорию личности, его работа не осталась без внимания. Многие критиковали его теории за чрезмерное внимание к сексуальности; За годы, прошедшие после его работы, многие другие теоретики адаптировали и развили его идеи, чтобы сформировать новые теории личности. Эти теоретики, которых называют неофрейдистами, в целом соглашались с Фрейдом в том, что детские переживания важны, но они уменьшили его акцент на сексе и сексуальности.Вместо того, чтобы использовать строго биологический подход к развитию личности (как это делал Фрейд в своем фокусе на индивидуальных эволюционных побуждениях), они более целостно сосредоточились на том, как социальная среда и культура влияют на развитие личности.

Фрейд и его последователи : Некоторые психологи, изучавшие теории Фрейда, работали непосредственно с самим Фрейдом в Университете Кларка. На этой фотографии изображены Карл Юнг (в первом ряду справа) с Фрейдом (в первом ряду слева) и другими коллегами.

Выдающиеся неофрейдисты

Многие психологи, ученые и философы внесли важные дополнения в психоаналитическое исследование личности. Четыре особенно известных неофрейдиста - это Альфред Адлер, Эрик Эриксон, Карл Юнг и Карен Хорни.

Альфред Адлер

Альфред Адлер был первым, кто исследовал и разработал всеобъемлющую социальную теорию психодинамической личности. Он основал школу психологии под названием индивидуальная психология, которая фокусируется на нашем стремлении компенсировать чувство неполноценности.Адлер предложил концепцию комплекса неполноценности, который описывает чувство человека, что он недостоин и не соответствует стандартам других или общества. Он также верил в важность социальных связей, считая, что детское развитие происходит через социальное развитие, а не через сексуальные стадии, описанные Фрейдом. Исходя из этих идей, Адлер определил три фундаментальные социальные задачи, с которыми все мы должны столкнуться: профессиональные задачи (карьера), социальные задачи (дружба) и любовные задачи (поиск интимного партнера для долгосрочных отношений).

Эрик Эриксон

Эрик Эриксон оказал влияние на то, что предложил психосоциальную теорию развития, которая предполагает, что личность человека развивается на протяжении всей жизни на основе ряда социальных отношений, что является отходом от взглядов Фрейда, более ориентированных на биологию. В своей психосоциальной теории Эриксон подчеркивал социальные отношения, которые важны на каждой стадии развития личности, в отличие от акцента Фрейда на сексе. Эриксон выделил восемь стадий, каждая из которых представляет собой конфликт или задачу развития.От успешного выполнения каждой задачи зависит развитие здоровой личности и чувства компетентности.

Карл Юнг

Карл Юнг пошел по стопам Адлера, разработав теорию личности, получившую название аналитической психологии. Одним из основных вкладов Юнга была его идея коллективного бессознательного , , которую он считал «универсальной» версией личного бессознательного Фрейда, содержащего ментальные шаблоны или следы памяти, общие для всех нас (Jung, 1928).Эти наследственные воспоминания, которые Юнг назвал архетипами , представлены универсальными темами, выраженными в литературе и искусстве различных культур, а также в сновидениях людей. Юнг также предложил концепцию персонажа , имея в виду своего рода «маску», которую мы принимаем, основываясь как на нашем сознательном опыте, так и на нашем коллективном бессознательном. Юнг считал, что этот образ служил компромиссом между тем, кем мы являемся на самом деле (нашим истинным я), и тем, какими нас ожидает общество; мы скрываем за этой маской те части себя, которые не соответствуют ожиданиям общества.

Карен Хорни

Карен Хорни была одной из первых женщин, получивших образование фрейдистского психоаналитика. Теории Хорни сосредоточились на «бессознательной тревоге», которая, по ее мнению, проистекает из раннего детского опыта неудовлетворенных потребностей, одиночества и / или изоляции. Она выдвинула теорию о трех стилях совладания с тревогой, которые дети принимают: движение к людям, уход от людей и движение против людей.

Хорни также оказал влияние на продвижение феминизма в области психодинамики.Фрейда широко критиковали за его почти исключительное внимание к мужчинам и за то, что некоторые считают снисходительным отношением к женщинам; например, Хорни не согласился с фрейдистской идеей о том, что девушки «завидуют пенису» и завидуют мужским биологическим особенностям. По словам Хорни, любая ревность, скорее всего, связана с большими привилегиями, которые часто предоставляются мужчинам, а это означает, что различия между личностями мужчин и женщин связаны с динамикой культуры, а не с биологией. Далее она предположила, что мужчины «завидуют матке», потому что они не могут родить.

Ид, Эго и Суперэго | Просто Психология

  1. Психодинамический подход
  2. Фрейд
  3. Идентификатор, Эго, Суперэго

Идентификатор, Эго и Суперэго

Саул МакЛеод, обновленный 2019



самая важная идея Фрейда заключалось в том, что человеческая психика (личность) имеет более одного аспекта.

В теории личности Фрейда (1923) психика была разделена на три части (т.е., трехчастный), Ид, Эго и Супер-Эго, все они развиваются на разных этапах нашей жизни. Это системы, а не части мозга или каким-либо образом физические.

Согласно психоаналитической теории Фрейда, Ид - это примитивная и инстинктивная часть разума, содержащая сексуальные и агрессивные влечения и скрытые воспоминания, супер-эго действует как моральное сознание, а эго - это реалистическая часть, которая является посредником между желания ид и супер-эго.

Хотя каждая часть личности включает в себя уникальные особенности, они взаимодействуют, образуя единое целое, и каждая часть вносит относительный вклад в поведение человека.


Что такое id?

Что такое id?

Ид - это примитивный и инстинктивный компонент личности. Он состоит из всех унаследованных (то есть биологических) компонентов личности, присутствующих при рождении, включая сексуальный (жизненный) инстинкт - Эрос (который содержит либидо) и агрессивный (смертельный) инстинкт - Танатос.

Ид - это импульсивная (и бессознательная) часть нашей психики, которая напрямую и немедленно реагирует на основные побуждения, потребности и желания.Личность новорожденного ребенка - это все Оно, и только позже в нем развиваются эго и супер-эго.

Ид остается инфантильной по своим функциям на протяжении всей жизни человека и не меняется со временем или опытом, поскольку он не связан с внешним миром. Ид не зависит от реальности, логики или повседневного мира, поскольку действует в бессознательной части разума.

Ид работает на принципе удовольствия (Freud, 1920), который заключается в том, что каждый желаемый импульс должен быть удовлетворен немедленно, независимо от последствий.Когда Оно выполняет свои требования, мы испытываем удовольствие, когда ему отказывают, мы испытываем «неудовольствие» или напряжение.

Ид участвует в первичном процессном мышлении, которое является примитивным, нелогичным, иррациональным и ориентированным на фантазии. Эта форма процессуального мышления не имеет представления об объективной реальности и является эгоистичной и желанной по своей природе.


Что такое эго?

Что такое эго?

Эго - это та часть ид, которая была изменена прямым влиянием внешнего мира.

(Фрейд, 1923, стр. 25)

Эго развивается, чтобы быть посредником между нереалистичным Ид и внешним реальным миром. Это компонент личности, принимающий решения. В идеале эго работает разумом, тогда как ид хаотично и неразумно.

Эго действует согласно принципу реальности, вырабатывая реалистичные способы удовлетворения требований Ид, часто компрометируя или откладывая удовлетворение, чтобы избежать негативных последствий для общества. При принятии решения о том, как себя вести, эго учитывает социальные реальности и нормы, этикет и правила.

Подобно ид, эго ищет удовольствия (т. Е. Уменьшения напряжения) и избегает боли, но в отличие от ид, эго озабочено разработкой реалистичной стратегии для получения удовольствия. Эго не имеет представления о добре или зле; что-то хорошо просто, если оно достигает своей цели, не причиняя вреда себе или идентификатору.

Часто эго слабо по сравнению с упрямым ид, и лучшее, что может сделать эго, - это остаться, указывая на ид в правильном направлении и требуя некоторого кредита в конце, как если бы действие было его собственным.

Фрейд провел аналогию с ид, являющимся лошадью, а эго - всадником. Эго «похоже на человека верхом на лошади, который должен сдерживать высшую силу лошади».

(Фрейд, 1923, стр. 15)

Если эго терпит неудачу в попытке использовать принцип реальности и возникает тревога, используются бессознательные защитные механизмы, чтобы помочь отразить неприятные чувства (например, тревогу) или сделать хорошее для человека лучше.

Эго участвует во вторичном процессном мышлении, которое является рациональным, реалистичным и ориентировано на решение проблем.Если план действий не работает, то он снова продумывается, пока не будет найдено решение. Это называется проверкой реальности и позволяет человеку контролировать свои импульсы и демонстрировать самоконтроль через овладение эго.

Важной особенностью клинической и социальной работы является улучшение функционирования эго и помощь клиенту в проверке реальности, помогая клиенту продумать свои варианты.


Что такое суперэго?

Что такое суперэго?

Суперэго включает в себя ценности и мораль общества, которым научились у своих родителей и других людей.Он развивается примерно в возрасте 3-5 лет на фаллической стадии психосексуального развития.

Функция суперэго - контролировать импульсы Ид, особенно те, которые запрещены обществом, такие как секс и агрессия. Он также имеет функцию убеждения эго обратиться к моралистическим целям, а не просто к реалистичным, и стремиться к совершенству.

Суперэго состоит из двух систем: совести и идеального «я». Совесть может наказать эго, вызывая чувство вины.Например, если эго уступает требованиям ид, суперэго может заставить человека чувствовать себя плохо из-за вины.

Идеальное Я (или идеал эго) - это воображаемая картина того, каким вы должны быть, и оно представляет карьерные устремления, как обращаться с другими людьми и как вести себя как член общества.

Поведение, которое не соответствует идеальному «я», может быть наказано Супер-Эго через чувство вины. Супер-эго также может вознаграждать нас через идеальное «я», когда мы ведем себя «должным образом», заставляя нас гордиться.

Если идеальное «я» человека является слишком высоким стандартом, то все, что он делает, будет означать неудачу. Идеальное «я» и совесть в детстве во многом определяются родительскими ценностями и тем, как вы были воспитаны.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S. A. (2019, 25 сентября). Идентификатор, эго и суперэго . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/psyche.html

Ссылки на стили APA

Freud, S.(1920). За пределами принципа удовольствия . SE, 18: 1-64.

Фрейд, С. (1923). Эго и идентификатор . SE, 19: 1-66.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S. A. (2019, 25 сентября). Идентификатор, эго и суперэго . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/psyche.html

сообщить об этом объявлении

Идентификатор Фрейда, Эго и Суперэго

Согласно Зигмунду Фрейду, человеческая личность сложна и состоит из более чем одного компонента.В своей знаменитой психоаналитической теории Фрейд утверждает, что личность состоит из трех элементов, известных как Ид, Эго и Суперэго. Эти элементы работают вместе, чтобы создать сложное поведение человека.

Каждый компонент вносит свой уникальный вклад в индивидуальность, и эти три компонента взаимодействуют таким образом, что оказывают сильное влияние на человека. Каждый элемент личности проявляется в разные моменты жизни.

Согласно теории Фрейда, некоторые аспекты вашей личности более примитивны и могут заставить вас действовать в соответствии с вашими основными побуждениями.Другие части вашей личности работают над противодействием этим побуждениям и стремятся заставить вас соответствовать требованиям реальности.

Вот более подробный взгляд на каждую из этих ключевых частей личности, на то, как они работают индивидуально и как они взаимодействуют.

Очень хорошо

Идентификатор

  • Согласно Фрейду, Ид является источником всей психической энергии, что делает его основным компонентом личности.
  • Ид - это единственный компонент личности, который присутствует с рождения.
  • Этот аспект личности полностью бессознателен и включает в себя инстинктивное и примитивное поведение.

Ид управляется принципом удовольствия, который стремится к немедленному удовлетворению всех желаний, желаний и потребностей. Если эти потребности не удовлетворяются немедленно, результатом является состояние тревоги или напряжения. Например, усиление голода или жажды должно вызывать немедленную попытку есть или пить.

Идентификатор очень важен в раннем возрасте, потому что он обеспечивает удовлетворение потребностей младенца.Если младенец голоден или чувствует дискомфорт, он будет плакать до тех пор, пока требования id не будут удовлетворены. Младенцы полностью подчиняются идее, с ними нельзя рассуждать, когда эти потребности требуют удовлетворения.

Представьте, что вы пытаетесь убедить ребенка подождать до обеда, чтобы поесть. Ид требует немедленного удовлетворения, и поскольку другие компоненты личности еще не присутствуют, младенец будет плакать, пока эти потребности не будут удовлетворены.

Однако немедленное удовлетворение этих потребностей не всегда реально или даже возможно.Если бы мы полностью руководствовались принципом удовольствия, мы могли бы схватить то, что хотим, из рук других людей, чтобы удовлетворить свои собственные пристрастия.

Такое поведение было бы разрушительным и социально неприемлемым. Согласно Фрейду, Ид пытается разрешить напряжение, созданное принципом удовольствия, с помощью мышления первичного процесса, которое включает в себя формирование мысленного образа желаемого объекта как способа удовлетворения потребности.

Хотя люди со временем учатся управлять Ид, эта часть личности остается той же инфантильной, первичной силой на протяжении всей жизни.Именно развитие эго и суперэго позволяет людям контролировать основные инстинкты Оно и действовать реалистичными и социально приемлемыми способами.

Эго

  • Согласно Фрейду, Эго развивается из Ид и гарантирует, что импульсы Ид могут быть выражены способом, приемлемым в реальном мире.
  • Эго функционирует в сознательном, предсознательном и бессознательном уме.
  • Эго - это компонент личности, отвечающий за взаимодействие с реальностью

Эго действует на основе принципа реальности, который стремится удовлетворить желания Ид реалистичными и социально приемлемыми способами.Принцип реальности взвешивает издержки и выгоды от действия, прежде чем принять решение действовать в соответствии с импульсами или отказаться от них.

Во многих случаях импульсы ид могут быть удовлетворены посредством процесса отложенного удовлетворения - эго в конечном итоге позволит такое поведение, но только в подходящее время и в подходящем месте.

Фрейд сравнил Ид с лошадью, а эго - с всадником. Лошадь обеспечивает силу и движение, а всадник обеспечивает направление и руководство. Без наездника лошадь может просто бродить, куда пожелает, и делать все, что ей заблагорассудится.Всадник дает лошади указания и команды, чтобы заставить ее идти туда, куда всадник хочет.

Эго также снимает напряжение, созданное неудовлетворенными импульсами, посредством вторичного процесса мышления, в котором эго пытается найти объект в реальном мире, который соответствует мысленному образу, созданному первичным процессом Ид.

Представьте, что вы застряли на долгой встрече на работе. По мере того, как встреча затягивается, вы становитесь все более голодными. В то время как id может заставить вас вскочить со своего места и броситься в комнату отдыха, чтобы перекусить, эго побуждает вас сидеть тихо и ждать окончания встречи.

Вместо того, чтобы действовать в соответствии с первобытными побуждениями Ид, вы проводите остаток встречи, воображая, что едите чизбургер. По окончании встречи вы можете найти объект, который вы воображали, и удовлетворить требования id реалистичным и подходящим образом.

Суперэго

Последний компонент личности, который нужно развить, - это Суперэго.

  • Согласно Фрейду, суперэго начинает проявляться примерно в пять лет.
  • Суперэго поддерживает внутренние моральные стандарты и идеалы, которые мы получаем от наших родителей и общества (наше чувство правильного и неправильного).
  • Суперэго дает рекомендации по вынесению суждений.

Суперэго состоит из двух частей:

  1. Совесть включает информацию о вещах, которые родители и общество считают плохими. Такое поведение часто запрещено и приводит к плохим последствиям, наказанию или чувству вины и раскаяния.
  2. Идеал эго включает правила и стандарты поведения, к которому стремится эго.

Суперэго пытается усовершенствовать и цивилизовать наше поведение.Он работает, чтобы подавить все неприемлемые побуждения Ид и борьбу за то, чтобы заставить эго действовать в соответствии с идеалистическими стандартами, а не в соответствии с реалистическими принципами. Суперэго присутствует в сознательном, предсознательном и бессознательном.

Взаимодействие Ид, Эго и Суперэго

Говоря об ид, эго и суперэго, важно помнить, что это не три отдельные сущности с четко определенными границами. Эти аспекты динамичны и всегда взаимодействуют, чтобы влиять на личность и поведение человека в целом.

При наличии множества конкурирующих сил легко увидеть, как может возникнуть конфликт между Ид, эго и суперэго. Фрейд использовал термин «сила эго» для обозначения способности эго функционировать, несмотря на эти противоборствующие силы.

Человек с хорошей силой эго может эффективно справляться с этим давлением, в то время как человек со слишком большой или слишком низкой силой эго может быть непреклонным или разрушительным.

Что произойдет, если есть дисбаланс?

Согласно Фрейду, ключ к здоровой личности - это баланс между ид, эго и суперэго.Взаимодействие с другими людьми

Если эго способно адекватно умерять между требованиями реальности, ид и суперэго, появляется здоровая и хорошо приспособленная личность. Фрейд считал, что дисбаланс между этими элементами приведет к неадаптивной личности.

Например, человек с чрезмерно доминирующим идентификатором может стать импульсивным, неконтролируемым или даже преступным. Такой человек действует в соответствии со своими основными побуждениями, не заботясь о том, приемлемо ли его поведение, приемлемо или законно.

С другой стороны, чрезмерно доминирующее Суперэго может привести к появлению чрезвычайно моралистической и осуждающей личности. Человек, которым управляет Суперэго, может быть не в состоянии принять что-либо или кого-либо, кого он считает «плохим» или «аморальным».

Слово от Verywell

Теория Фрейда представляет собой концептуальное представление о том, как устроена личность и как функционируют элементы личности. По мнению Фрейда, для здоровой личности необходим баланс в динамическом взаимодействии ид, эго и суперэго.

Хотя у эго тяжелая работа, оно не должно действовать в одиночку. Беспокойство также играет роль в помощи эго в посредничестве между требованиями основных побуждений, моральных ценностей и реальным миром. Когда вы испытываете различные типы беспокойства, могут сработать защитные механизмы, чтобы помочь защитить эго и уменьшить беспокойство, которое вы испытываете.

12.2 Происхождение личности - Введение в психологию - 1-е канадское издание

Цели обучения

  1. Опишите сильные и слабые стороны психодинамического подхода к объяснению личности.
  2. Обобщите достижения неофрейдистов.
  3. Определите основные вклады гуманистического подхода в понимание личности.

Хотя такие меры, как Большая пятерка и Миннесотский многофазный опросник личности (MMPI), могут эффективно оценивать личность, они мало что говорят о том, откуда взялась личность. В этом разделе мы рассмотрим две основные теории происхождения личности: психодинамический и гуманистический подходы.

Психодинамические теории личности: роль бессознательного

Один из наиболее важных психологических подходов к пониманию личности основан на теории австрийского врача и психолога Зигмунда Фрейда (1856–1939), который основал то, что сегодня известно как психодинамический подход , - подход к пониманию человеческого поведения. фокусируется на роли бессознательных мыслей, чувств и воспоминаний . Многие люди знают о Фрейде, потому что его работа оказала огромное влияние на наши повседневные представления о психологии, а психодинамический подход является одним из наиболее важных подходов к психологической терапии (Roudinesco, 2003; Taylor, 2009).Фрейд, вероятно, самый известный из всех психологов, отчасти благодаря своим впечатляющим наблюдениям и анализу личности (существует 24 тома его сочинений). Как и все теории, многие гениальные идеи Фрейда оказались, по крайней мере, частично неверными, и тем не менее другие аспекты его теорий все еще влияют на психологию.

На Фрейда повлияла работа французского невролога Жана-Мартена Шарко (1825–1893), который брал интервью у пациентов (почти всех женщин), которые переживали то, что в то время было известно как истерия .Хотя он больше не используется для описания психологического расстройства, истерия в то время относился к набору личностных и физических симптомов, которые включали хроническую боль, обмороки, судороги и паралич .

Шарко не смог найти биологической причины этих симптомов. Например, некоторые женщины теряли чувствительность в руках, но не в руках, и это казалось невозможным, учитывая, что нервы в руках такие же, как и в руках.Шарко экспериментировал с использованием гипноза, и он и Фрейд обнаружили, что под гипнозом многие истеричные пациенты сообщали о том, что они пережили травмирующий сексуальный опыт, такой как сексуальное насилие, в детстве (Dolnick, 1998).

Фрейд и Шарко также обнаружили, что во время гипноза воспоминание о травме часто сопровождалось излиянием эмоций , известным как катарсис , и что после катарсиса симптомы пациента часто становились менее выраженными.Эти наблюдения привели Фрейда и Шарко к выводу, что эти расстройства были вызваны психологическими, а не физиологическими факторами.

Фрейд использовал наблюдения, сделанные им и Шарко, для разработки своей теории относительно источников личности и поведения, и его идеи занимают центральное место в фундаментальных темах психологии. Что касается свободы воли, Фрейд не верил, что мы можем контролировать собственное поведение. Скорее он считал, что любое поведение предопределено мотивациями, лежащими за пределами нашего осознания, в бессознательном.Эти силы проявляются в наших снах, в невротических симптомах, таких как навязчивые идеи, когда мы находимся под гипнозом, и во фрейдистских «оговорках», в которых люди выражают свои бессознательные желания на языке. Фрейд утверждал, что мы редко понимаем, почему мы делаем то, что делаем, хотя мы можем придумывать объяснения нашему поведению постфактум. Для Фрейда разум был подобен айсбергу, поскольку многие мотивы бессознательного были гораздо больше, но также были вне поля зрения по сравнению с сознанием, которое мы осознаем (рис.7, «Разум как айсберг»).

Рис. 12.7 Разум как айсберг. В концептуализации личности Зигмунда Фрейда самые важные мотивации бессознательны, так же как большая часть айсберга находится под водой.

Id, Ego и Superego

Фрейд предположил, что разум разделен на три компонента: id , эго и суперэго , и что взаимодействия и конфликты между компонентами создают личность (Freud, 1923/1949). Согласно теории Фрейда, id - это компонент личности, который составляет основу наших самых примитивных импульсов .Ид совершенно бессознательно и управляет нашими наиболее важными мотивами, включая сексуальное влечение ( либидо, ) и агрессивное или деструктивное влечение ( Thanatos ). Согласно Фрейду, id движется принципом удовольствия - желанием немедленного удовлетворения наших сексуальных и агрессивных побуждений. Ид почему мы курим сигареты, пить алкоголь, просмотр порнографию, говорят средние шутки о людях, а также участвовать в другом забавном или опасном поведении, часто цена делает более продуктивную деятельность.

В отличие от ид, суперэго представляет наше чувство морали и должно. Суперэго говорит нам обо всем, чего мы не должны делать, или об обязанностях и обязательствах общества. Суперэго стремится к совершенству, и когда мы не выполняем его требования, мы чувствуем себя виноватыми.

В отличие от ид, которое связано с принципом удовольствия, функция эго основана на принципе реальности - идея о том, что мы должны отложить удовлетворение наших основных мотиваций до подходящего времени с соответствующим выходом. . эго - это в значительной степени сознательный контролер или лицо, принимающее решения . Эго служит посредником между желаниями Ид и ограничениями общества, содержащимися в Суперэго (рис. 12.8, «Эго, Ид и Суперэго во взаимодействии»). Мы можем захотеть кричать, кричать или ударить, но, тем не менее, наше эго обычно говорит нам подождать, подумать и выбрать более подходящий ответ.

Рис. 12.8 Эго, Ид и Суперэго во взаимодействии.

Фрейд считал, что психологические расстройства, и особенно переживание тревоги, возникают, когда существует конфликт или дисбаланс между мотивациями ид, эго и суперэго.Когда эго обнаруживает, что id слишком сильно давит для получения немедленного удовольствия, оно пытается исправить эту проблему, часто с помощью защитных механизмов - бессознательных психологических стратегий, используемых для того, чтобы справиться с тревогой и поддержать положительное представление о себе . Фрейд считал, что защитные механизмы необходимы для эффективного совладания с повседневной жизнью, но что любой из них можно злоупотреблять (таблица 12.4, «Основные фрейдистские защитные механизмы»).

Таблица 12.4 Основные защитные механизмы Фрейда.
[Пропустить таблицу]
Защитный механизм Определение Возможный пример поведения
Рабочий объем Отвод угрожающих импульсов от источника тревоги к более приемлемому источнику Студентка, которая злится на своего профессора из-за низкой оценки, набрасывается на своего соседа по комнате, который является более надежной мишенью для ее гнева.
Выступ Маскировка угрожающих импульсов путем приписывания их другим Мужчина с сильным бессознательным сексуальным желанием женщин утверждает, что женщины используют его как сексуальный объект.
Рационализация Создание самооправданных объяснений нашего негативного поведения Студентка драматического факультета убеждает себя, что роль в пьесе не так уж и важна.
Образование реакции Превращение неприемлемых мотивов в их полную противоположность Джейн испытывает сексуальное влечение к другу Джейку, но публично заявляет, что сильно не любит его.
Регрессия Возвращение к более раннему, более детскому и безопасному этапу развития Студент университета, обеспокоенный важным экзаменом, начинает сосать свой палец.
Репрессии (или отрицание) Изгнание мыслей, вызывающих беспокойство, в бессознательное Человек, который становится свидетелем того, как его родители занимаются сексом, позже не может ничего вспомнить об этом событии.
Сублимация Направление неприемлемых сексуальных или агрессивных желаний в приемлемые действия Человек занимается спортом, чтобы сублимировать агрессивные влечения.Человек создает музыку или искусство, чтобы сублимировать сексуальные влечения.

Самая противоречивая и наименее научно обоснованная часть теории Фрейда - это ее объяснения развития личности. Фрейд утверждал, что личность развивается через серию психосексуальных стадий , каждая из которых сосредоточена на получении удовольствия от разных частей тела (таблица 12.5, «Стадии психосексуального развития Фрейда»). Фрейд считал, что сексуальность начинается в младенчестве и что соответствующее разрешение каждой стадии имеет значение для последующего развития личности.

Таблица 12.5. Стадии психосексуального развития Фрейда.
[Пропустить таблицу]
Этап Примерный возраст Описание
Устный От рождения до 18 месяцев Удовольствие исходит изо рта в виде сосания, кусания и жевания.
Анальный от 18 месяцев до 3 лет Удовольствие исходит от опорожнения кишечника и мочевого пузыря, а также от ограничений, связанных с приучением к туалету.
Фаллический от 3 лет до 6 лет Удовольствие исходит от гениталий, а конфликт возникает из-за сексуальных желаний по отношению к родителю противоположного пола.
Задержка 6 лет до полового созревания Сексуальные чувства менее важны.
Генитальный Половое созревание и старше Если предыдущие стадии были достигнуты должным образом, развивается зрелая сексуальная ориентация.

На первой из предложенных Фрейдом стадий психосексуального развития, которая начинается с рождения и длится примерно до 18 месяцев, основное внимание уделяется рту.Во время этой оральной стадии , младенец получает сексуальное удовольствие путем сосания и питья . Младенцы, получающие слишком мало или слишком много удовлетворения, становятся фиксированными или блокированными на оральной стадии и, вероятно, регрессируют к этим точкам фиксации в условиях стресса, даже во взрослом возрасте. Согласно Фрейду, ребенок, получающий слишком мало орального удовлетворения (например, недокормленный или оставшийся без внимания), станет орально зависимым как взрослый и, скорее всего, будет манипулировать другими, чтобы удовлетворить свои потребности, вместо того, чтобы стать независимым.С другой стороны, ребенок, который был перекормлен или чрезмерно удовлетворен, будет сопротивляться взрослению и пытаться вернуться к прежнему состоянию зависимости, действуя беспомощно, требуя удовлетворения от других и действуя нуждающимся образом.

Анальная стадия , длится от 18 месяцев до трех лет , когда дети впервые испытывают психологический конфликт. На этой стадии дети хотят получать удовольствие от испражнения , но их также приучают к туалету, чтобы отсрочить это удовлетворение.Фрейд считал, что если это приучение к туалету будет слишком жестким или слишком мягким, дети будут зацикливаться на анальной стадии и, скорее всего, вернутся к этой стадии под воздействием стресса, будучи взрослыми. Если ребенок получал слишком мало анального удовлетворения (то есть, если родители были очень суровы в отношении приучения к туалету), взрослая личность будет анальной удерживающей - скупой с навязчивым стремлением к порядку и опрятности . С другой стороны, если бы родители были слишком снисходительны, результатом была анальная экспульсивная личность , характеризующаяся отсутствием самоконтроля и склонностью к беспорядку и беспечности .

Фаллическая стадия , которая длится от трех до шести лет, - это когда пенис (для мальчиков) и клитор (для девочек) становятся первичной эрогенной зоной для сексуального удовольствия . На этой стадии Фрейд считал, что у детей развивается сильное, но неосознанное влечение к родителю противоположного пола, а также желание устранить однополого родителя как соперника. Фрейд основал свою теорию сексуального развития мальчиков ( Эдипов комплекс ) на греческом мифологическом персонаже Эдипе, который по незнанию убил своего отца и женился на его матери, а затем выколол себе глаза, когда узнал, что он сделал.Фрейд утверждал, что мальчики обычно в конечном итоге отказываются от любви к матери и вместо этого идентифицируют себя с отцом, также принимая на себя личностные характеристики отца, но что мальчики, которым не удается успешно разрешить Эдипов комплекс, в дальнейшем будут испытывать психологические проблемы. Хотя в теории Фрейда это было не так важно, у девочек фаллическую стадию часто называют комплексом Электры , в честь греческого персонажа, который отомстил за убийство своего отца, убив свою мать.Фрейд считал, что девушки часто испытывают зависть к пенису , чувство депривации, которое предположительно испытывают девушки из-за того, что у них нет пениса .

Стадия задержки - это период относительного затишья, который длится примерно от шести лет до 12 лет . За это время Фрейд считал, что сексуальных импульса были подавлены , из-за чего мальчики и девочки почти не интересовались представителями противоположного пола.

Пятая и последняя стадия, половая стадия , начинается примерно с 12-летнего возраста и длится до взрослого возраста .Согласно Фрейду, сексуальных импульса возвращаются в течение этого периода времени , и если развитие до этого момента идет нормально, ребенок может перейти к развитию зрелых романтических отношений. Но если предыдущие проблемы не были должным образом решены, вероятны трудности с установлением интимных любовных привязанностей.

Последователи Фрейда: неофрейдисты

Теория Фрейда была настолько популярна, что у нее появилось множество последователей, включая многих учеников самого Фрейда, которые разработали, модифицировали и расширили его теории.Взятые вместе, эти подходы известны как неофрейдистские теории. Неофрейдистские теории - это теории, основанные на принципах Фрейда, которые подчеркивают роль бессознательного и раннего опыта в формировании личности, но придают меньше доказательств сексуальности как основной движущей силе личности и более оптимистичны в отношении перспектив личностного роста. и изменение личности у взрослых .

Альфред Адлер (1870-1937) был последователем Фрейда, который разработал свою собственную интерпретацию теории Фрейда.Адлер предположил, что основной мотивацией человеческой личности был не секс или агрессия, а скорее стремление к превосходству. По словам Адлера, мы хотим быть лучше других и достигаем этой цели, создавая уникальную и ценную жизнь. Мы можем пытаться удовлетворить нашу потребность в превосходстве за счет школьных или профессиональных достижений, или за счет удовольствия от музыки, спорта или других занятий, которые кажутся нам важными.

Адлер считал, что психологические расстройства начинаются в раннем детстве.Он утверждал, что дети, которых родители либо слишком лелеют, либо чрезмерно игнорируют, позже, вероятно, разовьют комплекс неполноценности - психологическое состояние, в котором люди чувствуют, что они не оправдывают ожиданий, что приводит к их заниженной самооценке. уважать, со склонностью пытаться чрезмерно компенсировать негативные чувства . Люди с комплексом неполноценности часто пытаются продемонстрировать свое превосходство над другими любой ценой, даже если это означает их унижение, доминирование или отчуждение.По словам Адлера, большинство психологических расстройств возникает в результате ошибочных попыток компенсировать комплекс неполноценности для достижения цели превосходства.

Карл Юнг (1875-1961) был еще одним учеником Фрейда, который разработал свои собственные теории о личности. Юнг соглашался с Фрейдом в отношении силы бессознательного, но считал, что Фрейд переоценивал важность сексуальности. Юнг утверждал, что в дополнение к личному бессознательному существует также коллективное бессознательное или совокупность общих наследственных воспоминаний .Юнг считал, что коллективное бессознательное содержит множество архетипов или межкультурных универсальных символа , которые объясняют сходство между людьми в их эмоциональных реакциях на многие стимулы. Важные архетипы включают мать, богиню, героя и мандалу или круг, которые, по мнению Юнга, символизируют стремление к целостности или единству. Для Юнга основная мотивация, которая направляет успешную личность, - это самореализация, или , познание и развитие себя в максимально возможной степени .

Карен Хорни (последний слог ее фамилии рифмуется со словом «глаз»; 1855–1952) была немецким врачом, которая применила теории Фрейда для создания теории личности, которая, по ее мнению, была более сбалансированной между мужчинами и женщинами. Хорни считал, что некоторые части теории Фрейда, особенно идеи Эдипова комплекса и зависти к пенису, были предвзяты против женщин. Хорни утверждала, что чувство неполноценности у женщин объясняется не отсутствием пениса, а их зависимостью от мужчин - подход, от которого им трудно отказаться из-за культуры.Для Хорни основной мотивацией, которая направляет развитие личности, является желание безопасности , способность развивать подходящие и поддерживающие отношения с другими.

Еще одним важным неофрейдистом был Эрих Фромм (1900-1980). Фромм сосредоточил внимание на негативном влиянии технологий, утверждая, что рост их использования заставляет людей чувствовать себя все более изолированными от других. Фромм считал, что независимость, которую приносит нам технология, также создает потребность «убежать от свободы», то есть стать ближе к другим.

В центре внимания исследования: как страх смерти вызывает агрессивное поведение

Фромм считал, что основной мотивацией человека было избежать страха смерти, и современные исследования показали, как наши опасения по поводу смерти могут повлиять на наше поведение. В этом исследовании людей заставили противостоять своей смерти, написав о ней или иным образом напомнив о ней, а затем наблюдали влияние на их поведение. В одном соответствующем исследовании МакГрегор и его коллеги (1998) продемонстрировали, что спровоцированные люди могут быть особенно агрессивными после того, как им напомнили о возможности их собственной смерти.Участники исследования были отобраны на основе предшествующих отчетов, которые придерживались политически либеральных или политически консервативных взглядов. Когда они прибыли в лабораторию, их попросили написать короткий абзац, описывающий их мнение о политике в Соединенных Штатах. Кроме того, половину участников (характерное условие смертности ) попросили «кратко описать эмоции, которые вызывает у вас мысль о собственной смерти» и «как можно конкретнее записать, что, по вашему мнению, произойдет. для вас, когда вы физически умираете, и когда вы физически мертвы.«Участники контрольного условия экзамена также думали о негативном событии, но не о том, что связано со страхом смерти. Им было поручено «кратко описать эмоции, которые вызывает у вас мысль о следующем важном экзамене» и «как можно конкретнее записать, что, по вашему мнению, произойдет с вами, когда вы будете физически сдавать следующий экзамен, и один раз вы физически сдаете следующий экзамен ».

Затем участники читают сочинение, которое предположительно было написано другим человеком.(Другой человек не существовал, но участники не знали об этом до конца эксперимента.) Эссе, которое они прочитали, было подготовлено экспериментаторами как очень негативное по отношению к политически либеральным взглядам или очень негативное по отношению к политическим. консервативные взгляды. Таким образом, половина участников была спровоцирована другим человеком, прочитав утверждение, которое сильно противоречило их собственным политическим убеждениям, тогда как другая половина читала эссе, в котором взгляды другого человека поддерживали их собственные (либеральные или консервативные) убеждения.

На этом этапе участники перешли к тому, что, по их мнению, было совершенно отдельным исследованием, в котором они должны были дегустировать и создавать свои впечатления от некоторых продуктов. Кроме того, им сказали, что участникам исследования необходимо передать образцы пищи друг другу. В этот момент участники узнали, что еда, которую они собирались попробовать, была острым острым соусом, и что они собирались давать соус тому самому человеку, чье эссе они только что прочитали.Кроме того, участники прочитали некоторую информацию о другом человеке, которая указала на то, что он очень не любит острую пищу. Участникам предложили попробовать острый соус (он был действительно острым!), А затем попросили перелить его некоторое количество в чашку, чтобы другой человек мог попробовать. Кроме того, им сказали, что другой человек должен будет съесть весь соус.

Как вы можете видеть на Рисунке 12.9, «Агрессия как функция яркости и провокации смертности», МакГрегор и его коллеги обнаружили, что участники, которым не напомнили о собственной смерти, даже если они были оскорблены партнером, не сделали этого. в ответ дайте ему много острого соуса.С другой стороны, участники, которые оба были спровоцированы другим человеком и которым также напомнили об их собственной смерти, вводили значительно больше острого соуса, чем участники в трех других условиях. МакГрегор и его коллеги (1998) утверждали, что размышления о собственной смерти вызывают серьезную озабоченность по поводу сохранения заветного мировоззрения (в данном случае наших политических убеждений). Когда мы обеспокоены смертью, у нас появляется больше мотивации защищать эти важные убеждения от вызовов, которые бросают нам другие, в данном случае агрессия через острый соус.

Рисунок 12.9. Агрессия как функция значимости и провокации смертности. Участники, которых спровоцировал незнакомец, не согласный с ними по важным мнениям, и которым также напомнили об их собственной смерти, давали партнеру значительно более неприятный острый соус, чем участники в трех других условиях. [Длинное описание]

Сильные стороны и ограничения фрейдистского и неофрейдистского подходов

Фрейд, вероятно, оказал большее влияние на общественное понимание личности, чем любой другой мыслитель, и он также в значительной степени определил область психологии.Хотя фрейдистские психологи больше не говорят об оральных, анальных или генитальных фиксациях, они продолжают верить, что наш детский опыт и бессознательные мотивации формируют нашу личность и наши привязанности к другим людям, и они по-прежнему используют психодинамические концепции, когда проводят психологическую терапию.

Тем не менее теории Фрейда, так же как и теории неофрейдистов, во многих случаях не прошли проверку эмпиризмом, и в результате они стали менее влиятельными сейчас, чем в прошлом (Crews, 1998).Проблема заключается, во-первых, в том, что оказалось трудно строго проверить теорию Фрейда, потому что прогнозы, которые она делает (особенно в отношении защитных механизмов), часто расплывчаты и неверны, и, во-вторых, аспекты теории, которые можно проверить часто не получали большой эмпирической поддержки.

В качестве примеров, хотя Фрейд утверждал, что дети, подвергшиеся чрезмерно суровому приучению к туалету, будут зацикливаться на анальной стадии и, таким образом, будут склонны к чрезмерной опрятности, скупости и упрямству во взрослом возрасте, исследования обнаружили мало надежных связей между приучением к туалету и взрослой личностью. (Фишер и Гринберг, 1996).А со времен Фрейда необходимость подавления сексуальных желаний, казалось бы, стала гораздо менее необходимой, поскольку общества терпимо относились к более широкому разнообразию сексуальных практик. И все же психологические расстройства, которые, как считал Фрейд, вызваны этим подавлением, не уменьшились.

Кроме того, у большинства защитных механизмов Фрейда мало научных подтверждений. Например, исследования не смогли предоставить доказательств существования репрессий. Было обнаружено, что люди, подвергшиеся травматическому опыту на войне, слишком хорошо помнят свои травмы (Kihlstrom, 1997).Хотя мы можем попытаться протолкнуть информацию, которая вызывает беспокойство, в наше подсознание, это часто имеет иронический эффект, заставляя нас думать об информации даже сильнее, чем если бы мы не пытались ее подавить (Newman, Duff, & Baumeister, 1997). Это правда, что дети мало помнят о своем детском опыте, но, похоже, это верно как для отрицательного, так и для положительного опыта, верно и для животных, и, вероятно, лучше объяснить с точки зрения неспособности мозга формировать долгосрочные воспоминания, чем с точки зрения подавления.С другой стороны, важная идея Фрейда о том, что выражение или обсуждение своих трудностей может быть психологически полезным, была поддержана в текущих исследованиях (Baddeley & Pennebaker, 2009) и стала опорой психологической терапии.

Особая проблема для проверки теорий Фрейда состоит в том, что почти все, что противоречит предсказанию, основанному на теории Фрейда, можно объяснить с помощью использования защитного механизма. Согласно теории Фрейда, человек, который выражает много гнева по отношению к своему отцу, может быть замечен как переживающий Эдипов комплекс, который включает конфликт с отцом.Но человека, который вообще не выражает гнева по отношению к отцу, также можно рассматривать как переживающего Эдипов комплекс, подавляя гнев. Поскольку Фрейд выдвинул гипотезу, что это возможно, но не указал, когда репрессия произойдет, а когда не произойдет, эту теорию трудно опровергнуть.

С точки зрения важной роли бессознательного Фрейд, по крайней мере, частично был прав. Все больше и больше исследований демонстрируют, что большая часть повседневного поведения определяется процессами, которые находятся за пределами нашего сознательного понимания (Kihlstrom, 1987).И все же, хотя наши бессознательные мотивации влияют на каждый аспект нашего обучения и поведения, Фрейд, вероятно, переоценил степень, в которой эти бессознательные мотивации в первую очередь сексуальны и агрессивны.

В совокупности можно справедливо сказать, что теория Фрейда, как и большинство психологических теорий, не была полностью правильной и что со временем ее пришлось модифицировать по мере того, как стали доступны результаты новых исследований. Но фундаментальные идеи о личности, предложенные Фрейдом, а также использование разговорной терапии в качестве важного компонента терапии, тем не менее, по-прежнему являются важной частью психологии и используются клиническими психологами каждый день.

Сосредоточение внимания на себе: гуманизм и самореализация

Психоаналитические модели личности были дополнены в 1950-х и 1960-х годах теориями гуманистических психологов, подходом к психологии, который охватывает понятия самооценки, самоактуализации и свободы воли . В отличие от сторонников психоанализа, гуманисты приняли понятие свободы воли. Утверждая, что люди свободны выбирать свою собственную жизнь и принимать собственные решения, психологи-гуманисты сосредоточились на основных мотивах, которые, по их мнению, движут личностью, сосредоточив внимание на природе самооценки , набора убеждений о том, кто мы есть , и самооценка, , наши положительные чувства к себе, .

Один из самых важных гуманистов, Абрахам Маслоу (1908-1970), концептуализировал личность в терминах пирамидальной иерархии мотивов , также называл иерархией потребностей , (рис. 12.10 ")" Иерархия потребностей Маслоу »). В основе пирамиды лежат мотивации самого низкого уровня, включая голод и жажду, безопасность и принадлежность. Маслоу утверждал, что только тогда, когда люди способны удовлетворить потребности более низкого уровня, они могут перейти к достижению потребностей более высокого уровня в самооценке и, в конечном итоге, самоактуализации , что является мотивацией для развития наших врожденных потенциал в максимально возможной степени .

Маслоу изучал, как успешные люди, включая Альберта Эйнштейна, Авраама Линкольна, Мартина Лютера Кинга-младшего, Хелен Келлер и Махатму Ганди, смогли вести такую ​​успешную и продуктивную жизнь. Маслоу (1970) считал, что самореализовавшиеся люди творческие, спонтанные и любящие себя и других. У них, как правило, несколько глубоких дружеских отношений, а не много поверхностных, и, как правило, они частные. Он чувствовал, что этим людям не нужно подчиняться мнению других, потому что они очень уверены в себе и поэтому могут свободно выражать непопулярные мнения.Самореализованные люди также, вероятно, будут иметь пиковых переживаний или трансцендентных моментов спокойствия, сопровождаемых сильным чувством связи с другими .

Рисунок 12.10. Иерархия потребностей Маслоу. Абрахам Маслоу концептуализировал личность с точки зрения иерархии потребностей. Самая высокая из этих мотиваций - самоактуализация. [Подробное описание]

Возможно, самым известным теоретиком гуманизма является Карл Роджерс (1902–1987). Роджерс положительно относился к человеческой природе, рассматривая людей в первую очередь как моральных и полезных для других, и считал, что мы можем полностью реализовать свой потенциал эмоционального удовлетворения, если самооценка будет характеризоваться безусловным положительным отношением , - набором поведения, включая подлинный, открытый для опыта, прозрачный, способный слушать других, самораскрытие и сочувствие .Когда мы относимся к себе или другим с безоговорочно позитивным отношением, мы выражаем понимание и поддержку, даже если мы можем признать свои ошибки. Безусловное позитивное отношение позволяет нам признать свои страхи и неудачи, отказаться от претензий и в то же время почувствовать себя полностью принятыми такими, какие мы есть. Принцип безусловного положительного отношения стал основой психологической терапии; терапевты, которые используют его в своей практике, более эффективны, чем те, кто этого не делает (Prochaska & Norcross, 2007; Yalom, 1995).

Хотя есть критика психологов-гуманистов (например, что Маслоу в своих исследованиях сосредоточился на исторически продуктивных, а не деструктивных личностях и, таким образом, сделал слишком оптимистические выводы о способности людей творить добро), идеи гуманизма настолько сильны и оптимистичны. что они продолжают влиять как на повседневный опыт, так и на психологию. Сегодня движение за позитивную психологию отстаивает многие из этих идей, и исследования документально подтвердили, в какой степени позитивное и открытое мышление имеет важные положительные последствия для наших отношений, нашей удовлетворенности жизнью, а также нашего психологического и физического здоровья (Seligman & Csikszentmihalyi, 2000). ).

Направление исследования: несоответствия в себе, тревога и депрессия

Тори Хиггинс и его коллеги (Хиггинс, Бонд, Кляйн и Штрауман, 1986; Штрауман и Хиггинс, 1988) изучали, как различные аспекты самооценки связаны с характеристиками личности. Эти исследователи сосредоточились на типах эмоционального дистресса, который мы можем испытать в результате того, как мы в настоящее время оцениваем нашу самооценку. Хиггинс предполагает, что эмоции, которые мы испытываем, определяются как нашим восприятием того, насколько наше собственное поведение соответствует стандартам и целям, которые мы поставили перед собой (наши внутренние стандарты , ), так и нашим восприятием того, как другие думают о нас (наши внешние стандарты ).Кроме того, Хиггинс утверждает, что разные типы несоответствий в себе приводят к различным типам отрицательных эмоций.

В одном из экспериментов Хиггинса (Higgins, Bond, Klein, & Strauman, 1986) участников сначала попросили описать себя, используя метод самоотчета. Участники перечислили 10 мыслей, которые, по их мнению, описывают то, кем они являются на самом деле; это и есть актуальная самооценка . Затем участники также перечислили 10 мыслей, которые, по их мнению, описывают тип человека, которым они в идеале хотели бы быть (идеальная самооценка ), а также 10 мыслей, описывающих способ, которым кто-то другой - например, родитель. - думает, что они должны быть ( должен быть самооценкой ).

Затем Хиггинс разделил своих участников на две группы. Те с низкими несоответствиями в самооценке были теми, кто перечислил похожие черты во всех трех списках. Их идеал, обязанность и действительная самооценка были очень похожи, поэтому они не считались уязвимыми для угроз их самооценке. Другая половина участников, с высокими несоответствиями в самооценке , были теми, для кого черты характера, перечисленные в списках идеалов и должностей, сильно отличались от тех, которые перечислены в фактическом списке «я».Ожидалось, что эти участники будут уязвимы для угроз самооценке.

Затем, на более позднем сеансе исследования, Хиггинс сначала попросил людей выразить свои текущие эмоции, в том числе связанные с печалью и тревогой. Получив эту базовую меру, Хиггинс активировал либо идеальные, либо обязательные несоответствия для участников. Участников в условиях идеального несоответствия с самим собой, инициирующего условие , попросили подумать и обсудить свои собственные и родительские надежды и цели в отношении них.Участники должны были самовсасывать условие перечислили свои собственные убеждения и убеждения своих родителей относительно их долга и обязательств. Затем все участники снова указали свои текущие эмоции.

Как видно на рис. 12.11, «Результаты исследования», для участников с низким несоответствием самооценки размышления об их идеале или собственном «я» не сильно повлияли на их эмоции. Однако для участников с высоким расхождением в самооценке формирование идеальной самооценки усиливало их печаль и уныние, в то время как формирование я-концепции должного усиливало их тревогу и волнение.Эти результаты согласуются с идеей о том, что несоответствия между идеальным и реальным я заставляют нас испытывать печаль, неудовлетворенность и другие эмоции, связанные с депрессией, тогда как несоответствия между реальным и должным я с большей вероятностью приведут к страху, беспокойству, напряжению. и другие эмоции, связанные с тревогой.

Рисунок 12.11 Результаты исследования. Хиггинс и его коллеги задокументировали влияние расхождений в самооценке на эмоции. Для участников с низкими расхождениями в самооценке (правые столбцы) вид слов, относящихся к себе, мало повлиял на эмоции.Для людей с высокими расхождениями в самооценке (левая полоса), прайминг идеального «я» усиливает уныние, в то время как прайминг «должного» усиливает возбуждение. [Подробное описание]

Один из важнейших аспектов подхода Хиггинса состоит в том, что, как и наша личность, на наши чувства влияет как наше собственное поведение, так и наши ожидания относительно того, как другие люди видят нас. Это проясняет, что даже если вас могут не особо заботить школьные успехи, ваша неуспеваемость может вызывать негативные эмоции, потому что вы понимаете, что ваши родители действительно считают это важным.

Основные выводы

  • Один из важнейших психологических подходов к пониманию личности основан на психодинамическом подходе к личности, разработанном Зигмундом Фрейдом.
  • Для Фрейда разум был подобен айсбергу, поскольку многие мотивы бессознательного были намного больше, но также были вне поля зрения по сравнению с сознанием, которое мы осознаем.
  • Фрейд предположил, что разум разделен на три компонента: ид, эго и суперэго, и что взаимодействия и конфликты между этими компонентами создают личность.
  • Фрейд предложил использовать защитные механизмы, чтобы справиться с тревогой и поддерживать положительное представление о себе.
  • Фрейд утверждал, что личность развивается через серию психосексуальных стадий, каждая из которых сосредоточена на получении удовольствия от разных частей тела.
  • Неофрейдистские теоретики, в том числе Адлер, Юнг, Хорни и Фромм, подчеркивали роль бессознательного и раннего опыта в формировании личности, но не приводили меньше доказательств сексуальности как основной движущей силы личности.
  • Психоаналитические и поведенческие модели личности были дополнены в 1950-х и 1960-х годах теориями гуманистических психологов, включая Маслоу и Роджерса.

Упражнения и критическое мышление

  1. Основываясь на вашем понимании психодинамических теорий, как бы вы проанализировали свою личность? Есть ли аспекты теории, которые могут помочь вам объяснить ваши собственные сильные и слабые стороны?
  2. Основываясь на вашем понимании гуманистических теорий, как бы вы попытались изменить свое поведение, чтобы лучше соответствовать основным мотивам безопасности, принятия и самореализации?
  3. Подумайте о расхождениях в ваших собственных представлениях.Есть ли у вас несоответствие между фактическим идеалом или фактическим разумом? Что для вас важнее и почему?

Список литературы

Баддели, Дж. Л., и Пеннебейкер, Дж. У. (2009). Выразительное письмо. В W. T. O’Donohue и J. E. Fisher (Eds.), Общие принципы и эмпирически подтвержденные методы когнитивно-поведенческой терапии (стр. 295–299). Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

Crews, F. C. (1998). Неавторизованный Фрейд: Сомневающиеся противостоят легенде .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Viking Press.

Дольник, Э. (1998). Безумие на кушетке: обвинение жертвы в пору расцвета психоанализа. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Фишер, С., и Гринберг, Р. П. (1996). Научная переоценка Фрейда: проверка теорий и терапия . Оксфорд, Англия: John Wiley & Sons.

Фрейд, С. (1923/1949). Эго и идентификатор . Лондон, Англия: Hogarth Press. (Оригинальная работа опубликована в 1923 г.)

Хиггинс, Э.Т., Бонд Р. Н., Кляйн Р. и Штрауман Т. (1986). Само-несоответствие и эмоциональная уязвимость: как влияют масштабы, доступность и тип несоответствия. Журнал личности и социальной психологии, 51 (1), 5–15.

Kihlstrom, J. F. (1987). Когнитивное бессознательное. Science , 237 (4821), 1445–1452.

Кильстром, Дж. Ф. (1997). Память, жестокое обращение и наука. Американский психолог, 52 (9), 994–995.

Маслоу, Абрахам (1970). Мотивация и личность (2-е изд.). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер.

МакГрегор, Х.А., Либерман, Дж. Д., Гринберг, Дж., Соломон, С., Арндт, Дж., Саймон, Л.,… Пищинский, Т. (1998). Управление терроризмом и агрессия: доказательства того, что значимость смертности мотивирует агрессию против других, угрожающих мировоззрению. Журнал личности и социальной психологии, 74 (3), 590–605.

Ньюман, Л. С., Дафф, К. Дж., И Баумейстер, Р. Ф. (1997). Новый взгляд на защитную проекцию: подавление мыслей, доступность и предвзятое восприятие человека. Журнал личности и социальной психологии, 72 (5), 980–1001.

Prochaska, J. O., & Norcross, J. C. (2007). Системы психотерапии: транстеоретический анализ (6-е изд.). Пасифик Гроув, Калифорния: Брукс / Коул.

Рудинеско, Э. (2003). Почему психоанализ? Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Селигман, М. Э. П., и Чиксентмихайи, М. (2000). Позитивная психология: Введение. Американский психолог, 55 (1), 5–14.

Страуман, Т. Дж., И Хиггинс, Е. Т. (1988). Само-несоответствия как предикторы уязвимости к различным синдромам хронического эмоционального дистресса. Journal of Personality, 56 (4), 685–707.

Тейлор, Э. (2009). Тайна личности: история психодинамических теорий . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer Science + Business Media.

Ялом И. (1995). Вступление. В C. Rogers, Способ быть . (1980). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Хоутон Миффлин.

Авторство изображений

Рисунок 12.9: Адаптировано из McGregor, et al., 1998.

Рисунок 12.11: По материалам Higgins, Bond, Klein, & Strauman, 1986.

Длинное описание

Рисунок 12.9, подробное описание: Агрессия как функция значимости смертности и провокации
Провокация Моральные особенности Состояние управления
15 г острого соуса 17 грамм острого соуса
Есть 26 граммов острого соуса 11 грамм острого соуса

[Вернуться к рисунку 12.9]

Рисунок 12.10, подробное описание: Иерархия потребностей Маслоу, снизу вверх.
Физиологические (базовые) Потребность утолить голод и жажду.
Безопасность Необходимо чувствовать, что мир организован и предсказуем; нужно чувствовать себя в безопасности, защищенности и стабильности.
Любовь / принадлежность Потребность любить и быть любимым, принадлежать и быть принятым; нужно избегать одиночества и отчуждения.
Уважение Потребность в самооценке, достижениях, компетентности и независимости; потребность в признании и уважении со стороны других.
Самоактуализация (вверху) Необходимо раскрыть свой уникальный потенциал в полной мере.

[Вернуться к рисунку 12.10]

Рисунок 12.11, подробное описание: Результаты исследования. Несоответствия между фактами и идеалами.
Изменение рейтинговых эмоций
Отказ Агитация
Высокое несоответствие самооценки 3,1 0.8
Низкое несоответствие самооценки отрицательный 1,3 0,9
Рисунок 12.11, подробное описание, продолжение: Результаты исследований. Несоответствия между фактическим и долгом заправлены.
Изменение рейтинговых эмоций
Отказ Агитация
Высокое несоответствие самооценки 0,8 4,9
Низкое несоответствие самооценки 0.3 отрицательный 2,4

[Вернуться к рисунку 12.11]

Психоаналитическая теория личности по Фрейду

Психоаналитическая теория личности Зигмунда Фрейда утверждает, что человеческое поведение является результатом взаимодействий между тремя составными частями разума : : id, ego, и суперэго . Эта теория, известная как структурная теория личности Фрейда, уделяет большое внимание роли бессознательных психологических конфликтов в формировании поведения и личности.Считается, что динамические взаимодействия между этими фундаментальными частями разума проходят пять различных психосексуальных стадий развития. Однако за последнее столетие идеи Фрейда были встречены критикой, отчасти из-за его особого внимания к сексуальности как главному двигателю развития человеческой личности.

Зигмунд Фрейд

Фрейд разработал психоаналитическую теорию развития личности, в которой утверждалось, что личность формируется в результате конфликтов между тремя фундаментальными структурами человеческого разума: ид, эго и суперэго.

Согласно Фрейду, наша личность развивается в результате взаимодействия трех фундаментальных структур человеческого разума: ид, эго и суперэго. Конфликты между этими тремя структурами и наши попытки найти баланс между тем, что каждая из них «желает», определяют то, как мы ведем себя и подходим к миру. Какой баланс мы достигаем в той или иной ситуации, определяет, как мы разрешим конфликт между двумя всеобъемлющими поведенческими тенденциями: нашими биологическими агрессивными побуждениями и стремлениями к удовольствиям против.наш социализированный внутренний контроль над этими влечениями.

Конфликт внутри разума

Согласно Фрейду, работа эго состоит в том, чтобы уравновесить агрессивные / стремящиеся к удовольствиям влечения Ид с моральным контролем Суперэго.

Id

id , самая примитивная из трех структур, связана с мгновенным удовлетворением основных физических потребностей и побуждений. Он действует совершенно бессознательно (вне сознательного мышления).Например, если ваш идентификатор прошел мимо незнакомца, который ел мороженое, он, скорее всего, забрал бы мороженое себе. Он не знает и не заботится о том, что брать что-то, принадлежащее кому-то другому, - это грубо; его будет волновать только то, что вы хотите мороженое.

Суперэго

Суперэго связано с социальными правилами и моралью - подобно тому, что многие люди называют своей «совестью» или своим «моральным компасом». Он развивается по мере того, как ребенок узнает, что его культура считает правильным и неправильным.Если ваше суперэго пройдет мимо того же незнакомца, оно не возьмет его мороженое, потому что будет знать, что это будет грубо. Однако, если ваш идентификатор и были задействованы, ваше суперэго было задействовано, и ваш идентификатор был достаточно сильным, чтобы преодолеть беспокойство вашего суперэго, вы, , все равно приняли бы мороженое, но после этого вы, скорее всего, почувствовали бы вину и стыд за свои действия.

Эго

В отличие от инстинктивного ид и морального суперэго, эго является рациональной, прагматической частью нашей личности.Он менее примитивен, чем Ид, и частично сознателен, а частично бессознателен. Это то, что Фрейд считал «Я», и его задача - уравновесить требования Ид и Супер-Эго в практическом контексте реальности. Итак, если вы еще раз пройдете мимо незнакомца с мороженым, ваше эго станет посредником в конфликте между вашим идентификатором («я хочу это мороженое прямо сейчас») и суперэго («неправильно брать чужое мороженое») и решите пойти купить собственное мороженое. Хотя это может означать, что вам придется подождать еще 10 минут, что расстроит вашу личность, ваше эго решает пойти на эту жертву как часть компромисса - удовлетворить ваше желание мороженого, а также избежать неприятной социальной ситуации и потенциального чувства стыда.

Фрейд считал, что ид, эго и супер-эго находятся в постоянном конфликте, и что личность и поведение взрослого человека коренятся в результатах этой внутренней борьбы на протяжении всего детства. Он считал, что у человека с сильным эго есть здоровая личность, и что дисбаланс в этой системе может привести к неврозу (что мы теперь называем тревогой и депрессией) и нездоровому поведению.

Ид, эго и суперэго

Согласно структурной модели Фрейда, личность делится на Ид, Эго и Суперэго.На этой диаграмме меньшая часть над водой обозначает сознательный разум, в то время как гораздо большая часть под водой иллюстрирует бессознательный разум.

Фрейд считал, что природа конфликтов между ид, эго и супер-эго со временем меняется по мере того, как человек растет от ребенка к взрослому. В частности, он утверждал, что эти конфликты проходят через серию из пяти основных стадий, каждая из которых имеет разную направленность: оральный, анальный, фаллический, латентный и генитальный. Он назвал свою идею психосексуальной теорией развития, в которой каждая психосексуальная стадия напрямую связана с различным физическим центром удовольствия.

На этих пяти стадиях ребенок сталкивается с различными конфликтами между его биологическими побуждениями (id) и его социальным и моральным сознанием (supereg0), потому что его биологические побуждения к удовольствиям сосредоточены на разных частях тела (то, что Фрейд назвал «эрогенным»). зоны »). Способность ребенка разрешать эти внутренние конфликты определяет его будущую способность справляться и действовать как взрослый. Неспособность разрешить стадию может привести к фиксации на ней, что приведет к появлению нездоровых черт личности; успешное разрешение стадий приводит к здоровому взрослому человеку.

Хотя теории Фрейда имеют много преимуществ, которые помогли расширить наше психологическое понимание личности, они не безграничны.

Narrow Focus

Уделяя особое внимание структуре человеческого разума, Фрейд практически не обращал внимания на влияние окружающей среды, социологии или культуры. Его теории были сосредоточены на патологии и в значительной степени игнорировали «нормальное», здоровое функционирование. Его также критиковали за его близорукий взгляд на человеческую сексуальность, исключая другие важные факторы.

Нет научной основы

Многие критики отмечают, что теории Фрейда не подтверждаются никакими эмпирическими (экспериментальными) данными. Фактически, когда исследователи начали более научный подход к его идеям, они обнаружили, что несколько не могут быть подтверждены : для того, чтобы теория была научно обоснованной, должна быть возможность опровергнуть («фальсифицировать») ее. с экспериментальными данными, и многие идеи Фрейда нельзя опровергнуть.

Феминистки и современные критики особенно критически относились ко многим теориям Фрейда, указывая на то, что допущения и подходы психоаналитической теории глубоко патриархальны (доминируют мужчины), антифеминистичны и женоненавистники (против женщин).Карен Хорни, психолог, последовавший за Фрейдом, считала, что основной фрейдистский подход основан на «мужском нарциссизме». Феминистка Бетти Фридан назвала концепцию «зависти к пенису» Фрейдом как чисто социальную предвзятость, типичную для викторианской эпохи, и показала, как эта концепция сыграла ключевую роль в дискредитации альтернативных представлений о женственности в начале и середине двадцатого века.

Примеры Ид, Эго и Суперэго

Ид, эго и суперэго - это названия трех частей человеческой личности, которые являются частью психоаналитической теории личности Зигмунда Фрейда.Согласно Фрейду, эти три части вместе создают сложное поведение людей. Давайте рассмотрим несколько примеров ид, эго и суперэго.

Идентификатор: удовлетворение основных потребностей

Идентификатор - это самая основная часть личности. Он также представляет наши самые животные побуждения, такие как желание еды и секса. Ид ищет мгновенного удовлетворения наших желаний и потребностей. Если эти потребности или желания не удовлетворяются, человек может становиться напряженным, тревожным или злым.

  • Салли хотелось пить.Вместо того, чтобы ждать, пока официант наполнит ей стакан воды, она потянулась через стол и, к его большому удивлению, выпила из стакана с водой мистера Смита.
  • Голодный младенец плакал, пока его не накормили.
  • Малышка, которая хотела еще порцию десерта, непрерывно скулила, пока ей не дали еще одну порцию.
  • В очереди в салат-баре Эми была так голодна, что сунула в рот пригоршню гренок, ожидая, пока очередь сдвинется.
  • Барт застрял в пробке.Он просто хотел, чтобы его машина двигалась! Разъяренный ситуацией, Барт прижал свою машину к обочине и помчался вперед, не заботясь о том, что он подрезал боковые зеркала людей, когда пытался опередить машины перед ним.

Эго: работа с реальностью

Эго имеет дело с реальностью, пытаясь удовлетворить желания Ид таким образом, чтобы это было социально приемлемым в мире. Это может означать откладывание удовлетворения и помощь в снятии напряжения, которое испытывает Ид, если желание не выполняется сразу.Эго признает, что у других людей тоже есть потребности и желания, и быть эгоистичным в долгосрочной перспективе нехорошо.

  • Салли хотелось пить. Однако она знала, что ее официант скоро вернется, чтобы снова наполнить ей стакан с водой, поэтому она подождала, чтобы выпить, хотя на самом деле она просто хотела пить из стакана мистера Смита.
  • В очереди в салат-баре Эми очень хотелось запихнуть в рот горсть гренок. Однако, поскольку там был ее босс, она решила подождать еще минуту или две, пока не села есть.
  • Мэри действительно хотела одолжить ожерелье своей мамы, но знала, что ее мама разозлится, если она возьмет его, не спросив, поэтому она спросила маму, может ли она носить его.
  • Хиллари так вспотела после тренировки, что ей захотелось переодеться прямо у машины. Однако она знала, что окружающие ее не одобрят, поэтому подождала, пока она не окажется в туалете, чтобы переодеться.
  • Тим очень хотел ударить Марка за то, что он только что сказал. Однако Тим знал, что если он ударит Марка, его исключат из бейсбольной команды, и, поскольку он любил бейсбол, он разжал кулаки и ушел.

Суперэго: добавление морали

Суперэго развивается последним и основывается на морали и суждениях о добре и зле. Несмотря на то, что суперэго и эго могут прийти к одному и тому же решению о чем-то, причина этого решения суперэго больше основана на моральных ценностях, в то время как решение эго больше основано на том, что подумают другие или на каких последствиях действия могут быть человек.

  • Сара знала, что может украсть припасы с работы, и никто об этом не узнает.Однако она знала, что воровство было неправильным, поэтому решила ничего не брать, хотя ее, вероятно, никогда не поймали.
  • Мэгги не могла вспомнить ответ на контрольный вопрос № 12, хотя она уже училась. Нейт был самым умным ребенком в классе, и с того места, где сидела Мэгги, она могла видеть его ответы, если слегка повернула голову. Когда миссис Арчер повернулась спиной, Мэгги чуть не обманула, но совесть остановила ее, потому что она знала, что это неправильно. Вместо этого Мэгги попыталась угадать ответ и сдала газету.
  • Кассир сняла с пары только одну еду, хотя они съели две. Им бы сошло с рук заплатить только за одну, но они указали на ошибку кассира и предложили оплатить оба приема пищи. Они хотели быть честными и знали, что владельцу и сотрудникам ресторана нужно зарабатывать на жизнь.
  • На детской площадке двое детей смеялись над Иосифом, потому что он носил очки. У Джона возникло искушение присоединиться к нему, чтобы хорошо выглядеть, но когда он подумал о том, как плохо, должно быть, уже чувствует себя Джозеф, он понял, что не может.
  • Уилл упорно трудились весь сезон, чтобы разорвать рекорд школы в кросс-кантри. Во время своей последней гонки у него была возможность срезать угол и, следовательно, сократить время, потому что за этой частью дистанции не наблюдали никакие официальные лица. Как бы он ни хотел побить школьный рекорд, Уилл знал, что он не будет чувствовать себя хорошо, если обманет, поэтому он придерживался курса и бежал так быстро, как мог.

Ид, Эго и Суперэго

Ид, эго и суперэго работают вместе, чтобы создать человеческое поведение.Ид создает требования, эго добавляет потребности реальности, а суперэго добавляет морали к предпринимаемым действиям.

Хотя каждый из этих элементов определяет человеческое поведение, они также составляют некоторых из наших любимых персонажей в книгах, которые мы читаем. Взгляните на этот список примеров черт характера, чтобы увидеть, что вы хотели бы включить в свой следующий рассказ или роман.

Что такое теория Зигмунда Фрейда? теория личности

В этой статье дается практическое объяснение теории Зигмунда Фрейда .Прочитав эту статью, вы поймете основы всеобъемлющей теории личности .

Что такое теория Зигмунда Фрейда?

Психоаналитическая теория Зигмунда Фрейда, или теория Фрейда, - это теория организации личности, динамики между различными стадиями развития личности и ее влияния на развитие либидо человека. Психоаналитическая теория была опубликована в конце 19 века и с тех пор часто уточнялась и изменялась.Зигмунд Фрейд сначала работал над анализом в рамках своих физиологических исследований, но прекратил эти исследования, когда переключил свое внимание на изучение человеческого разума и сопутствующих ему атрибутов. Его исследование подчеркивало признание и влияние детских событий, а также то, как они могут повлиять на функционирование взрослых. Его исследования легли в основу современной психотерапии.

По этой причине Зигмунд Фрейд считается отцом психиатрии. Самым далеко идущим и известным из его многочисленных достижений, вероятно, является теория личности Фрейда.После его смерти теория Зигмунда Фрейда часто была в центре внимания других психоаналитиков и неоднократно адаптировалась и подвергалась различным интерпретациям. Несмотря на то, что эта теория широко ценится, Зигмунда Фрейда Теория также критике со стороны многих и остается спорной темой в этот день из-за своей актуальности.

Теория Зигмунда Фрейда: структура личности

Согласно теории психики Зигмунда Фрейда, человеческая личность очень сложна и состоит из множества компонентов.В своей теории он разделил личность на три элемента: Ид, эго и супер-эго. Ид - это примитивная и инстинктивная часть разума, которая включает сексуальные и агрессивные мотиваторы и скрытые воспоминания. Супер-эго функционирует как моральная совесть, а эго - реалистичный элемент, который является посредником между желаниями ид и супер-эго.

Эти элементы работают вместе, чтобы создать сложное поведение человека. Они не просто вносят уникальный индивидуальный вклад в личность, но взаимодействуют и влияют друг на друга таким образом, что оказывает сильное влияние на каждого человека.В определенные моменты жизни эти три элемента играют более важную роль, чем другие.

ID

Ид, самая примитивная часть из трех структур, относится к иррациональным потребностям и запросам человека. Он никоим образом не принимает во внимание текущую ситуацию, а скорее фокусируется на немедленном удовлетворении и удовлетворении основных физических потребностей и побуждений. Если автолюбитель увидит проезжающую мимо красивую машину, id сразу же захочет завладеть ею. Он не принимает во внимание, что было бы незаконно просто взять эту машину, он озабочен только тем фактом, что человек хочет эту машину.

Практичная и красивая сторона идентификатора заключается в том, что ребенок начинает плакать, когда он голоден. Когда ребенка кормят, требование id выполняется, и ребенок перестает плакать.

Эго

В отличие от инстинктивного ид, эго - рациональная и прагматическая часть нашей личности. Это менее примитивно, чем id, и частично сознательно, а частично подсознательно. Эго развивается и становится активным, когда люди вступают в контакт с другими людьми. Эго помогает реализовать ид, учитывая реальность ситуации.

Когда тот же человек видит проезжающую мимо красивую машину, эго становится посредником между ид и супер-эго и решает сэкономить, чтобы купить машину, а не брать ее. Если это означает, что этот человек должен копить еще десять лет, это жертва, которую нужно принести, чтобы исполнить свое желание. Само эго не осознает, что хорошо, а что плохо; дело просто в том, что желание исполняется без того, чтобы от этого страдали Ид или само эго.

Супер Эго

Супер-эго, которое начинает развиваться с пятилетнего возраста, часто является третьей фазой, охватывающей моральные ограничения.Эти моральные ограничения часто устанавливаются родителями или опекунами и известны как «совесть» или «моральный компас».

Если бы id был сильнее супер-эго, человек в нашем примере украл бы красивую машину без всяких колебаний. Однако впоследствии суперэго заставит человека испытать стыд и заставить его чувствовать себя виноватым из-за этого действия.

Супер-эго действует, чтобы совершенствовать и цивилизовать человеческое поведение. При правильной разработке он обеспечивает подавление неприемлемых импульсов идентификатора.Супер-эго присутствует в сознательной, предсознательной и подсознательной части мыслей.

Развитие психологических стадий и либидо

В репрессивном викторианском обществе, частью которого был Фрейд, женщины должны были подавлять свои сексуальные потребности. Во многих случаях это приводило к невротическому расстройству. Фрейд попытался понять природу и различные формы этих расстройств и начал свои исследования. Он хотел понять, каковы были желания и желания пациентов, их переживания любви, стыда, ненависти, вины, страха и как они справлялись с этими эмоциями.

Это привело к одному из самых противоречивых исследований в своем роде и самой противоречивой части работы Фрейда. Он обнаружил несколько этапов развития, которые люди проходят от рождения и через которые у них развивается либидо.

Первая фаза начинается с рождения и заканчивается примерно после первого года жизни. На этом этапе ребенок проверяет все ртом, первой развитой частью тела. Когда ребенок терпит неудачу на этом этапе и поэтому становится неудовлетворенным, Фрейд считает, что в более позднем возрасте для него будут характерны пессимизм, подозрительность и сарказм.Человек уменьшает чувство страха или напряжения, например, жеванием кончиков ручек или чрезмерно жевательной резинкой.

Второй этап начинается после первого года и длится до третьего года. Фрейд считал, что основное внимание либидо в этой фазе уделяется контролю над мочевым пузырем и дефекацией. По этой причине приучение к туалету является наиболее важной частью этого этапа. Согласно теории Фрейда, успех на этом этапе зависит от того, как родители приучены к туалету.Родители, которые поощряют и награждают своих детей в правильные моменты, помогают ребенку в более позднем возрасте быстрее развиваться в компетентного, продуктивного и творческого человека. Однако есть и родители, которые наказывают или высмеивают своих детей в этот период. У этих детей больше шансов на отрицательный результат. Слишком снисходительный подход родителей может привести к тому, что у их детей разовьется беспорядочная, расточительная или деструктивная личность. Слишком строгие родители или слишком рано начавшие приучать ребенка к туалету могут заставить своих детей стать строгими, упорядоченными, навязчивыми или жесткими.

Третья фаза наступает между четвертым и шестым годом жизни ребенка. Здесь ребенок познает себя и свое тело. Это могло выражаться в пошлых шутках. Реакция родителей на такое поведение сильно влияет на результат фиксации на нем.

Во время четвертой фазы, с шестого года жизни до половой зрелости, либидо подавляется и остается в бездействии. Обычно на этом этапе дети ходят в школу и начинают беспокоиться о том, чтобы заводить друзей, находить хобби и развивать другие интересы.Супер-эго продолжает развиваться во время этой фазы, в то время как Ид подавляется.

Последняя фаза длится от полового созревания до смерти, а также период, в течение которого молодые люди становятся фертильными. Начало полового созревания означает, что подавленное либидо снова становится активным.
С этого момента, согласно теории Фрейда, эго и супер-эго полностью сформированы и полностью функционируют. Младшие дети руководствуются ид, немедленным удовлетворением самых основных потребностей, в то время как подростки в генитальной фазе способны уравновешивать основные влечения и ненормальные потребности с реальностью и социальными стандартами.

Защитные механизмы

Теория Фрейда описывает, что роль эго заключается в нахождении баланса между требовательным ид и супер-эго. Здоровые люди способны на это, но бывают случаи, когда происходят нарушения на различных стадиях психологического развития и развития либидо. Это может привести к проблемам с личностью. Хотя это может иметь далеко идущие последствия, существуют различные механизмы, которые могут либо действовать как защитные факторы, либо быть негативными последствиями нарушения развития.Примеры:

Рабочий объем

Когда человек вступил в дискуссию на работе и приходит домой разочарованным, возможно, это разочарование переносится на партнера этого человека.

Проекция

В серьезном споре человек может почувствовать, что он вот-вот проиграет спор, из-за чего он будет выглядеть глупо. Возможная реакция: этот человек называет другого глупым, в то время как он проигрывает спор.

Сублимация

Агрессивный человек подсознательно или сознательно знает, что бить людей без причины - плохая идея.Физические упражнения могут быть средством превратить эти эмоции во что-то конструктивное.

Теперь ваша очередь

Как вы думаете? Знаете ли вы объяснение теории развития личности Зигмунда Фрейда? Как вы считаете, какие факторы способствуют здоровому психологическому развитию? Или какие, по вашему мнению, факторы могут этому помешать? Что вы думаете о теории Фрейда?

Поделитесь своим опытом и знаниями в поле для комментариев ниже.

Если вам понравилась эта статья, подпишитесь на нашу бесплатную рассылку новостей, чтобы получать последние сообщения о моделях и методах. Вы также можете найти нас в Facebook, LinkedIn, Twitter и YouTube.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *