Этапы развития эмоциональных отношений: Этапы развития отношений между мужчиной и женщиной //Психологическая газета

Этапы развития эмоциональных отношений: Этапы развития отношений между мужчиной и женщиной //Психологическая газета

Содержание

Возрастная динамика семейных отношений. Этапы развития семьи. Динамика эмоциональных отношений в супружеской паре

Уважаемые читатели! Мы открываем цикл статей, посвященных Взаимоотношениям в Паре. Надеемся, что это позволит увидеть новые грани ваших собственных отношений и поможет рассмотреть, что таится в основе этих отношений. Кто-то, возможно, многое увидит сам, у кого-то возникнет желание обратиться к опытному специалисту. В любом случае – это будет ваш выбор. Рискните стать счастливее!

Отношения…как много в этом слове… это то, с чего начинается наша Жизнь…с отношений с Миром в лице Матери, близких. Мы растем, мы ищем и создаем отношения, которые дадут нам ощущение Полноты Жизни, Радости и Любви.. Обретаем ли мы Это в отношениях с Мужчиной (Женщиной) своей мечты? Вот в чем вопрос.

Чаще происходит все как бы само собой. Два человека встречаются, влюбляются, хотят быть вместе… И только потом, когда гармония и взаимопонимание начинают неумолимо таять, возникают вопросы.

Почему так происходит, почему так произошло? Но только Потом, к сожалению, возникают вопросы, только Потом мы задумываемся (если задумываемся). Что это было, если оно исчезло? Была ли это любовь? Почему так много несовпадений, которые были так незаметны? Почему Нелюбовь вместо Бесконечной Любви?

Многочисленные исследования показывают, что большая часть взаимоотношений, в том числе, семейных, негармоничны изначально. Причин множество, разобраться в которых помогут ответ на вопросы: Для чего мы ищем Его (Ее)?

Чтобы нас любили, чтобы быть нужным, чтобы не остаться в одиночестве, иметь стабильность, подталкивают родители и общественное мнение, чтобы забыть прошлое, иметь детей, чтобы….

Потому что Она (Он) похожа(похож) на любимую маму или папу. Потому что хотим убежать из своей семьи и жить самостоятельно. Потому что нашли похожего, красивого, умного, надежного, свой идеал. Потому что…

Любой из этих выборов будет неправильным по своей внутренней сути, он изначально будет разрушать ваши Иллюзии и Представления.

Это все — Бегство в Брак и взаимоотношения. Бегство, а не желание Любить, отдавать свое Тепло, Заботу, Чувства, получая взамен настоящую Любовь, не требуя этого…

Взаимоотношения – это Творчество и работа, Искусство, не побоюсь этого слова, к которому мы должны быть психологически готовы. Как вы думаете, это возможно в 18-20 лет? По статистике — нет. Здоровые отношения и здоровая в психологическом смысле семья предполагают нашу психологическую зрелость, то есть понимание разных граней совместимости, которые должны быть у будущих супругов. Сексуальной или интеллектуальной гармонии никогда недостаточно для полноценной семьи. Вот некоторые области совместимости, которые в своей суммарной оценке предполагают здоровые, гармоничные взаимоотношения:

Взаимозависимость – фаза дальнейшего укрепления постоянства. О наступлении этой стадии можно говорить, когда каждый из партнеров убедился, что его любят, не смотря на имеющиеся недостатки. Образ идеализированного избранника сменяется реальным образом партнера.
Появляются глубокая привязанность и взаимное удовлетворение. Отношения развиваются больше в сторону роста и совершенствования Мы, чем Я.

Необходимо обратить ваше внимание на то, что достижение стадии взаимозависимости требует от партнеров определенной внутренней работы над собой и своими идеальными представлениями, поэтому данной стадии достигают немногие пары.

Общие замечания относительно прохождения стадий. Оба партнера могут проходить все эти стадии одновременно, почти синхронно, или разновременно, что обостряет конфликты. Трудности возрастают, если, например, один еще живет на стадии симбиоза, а другой уже вступил в стадию дифференциации. Когда один партнер еще хочет, например, проявить себя во внешнем мире, реализовать все свои способности, а другой уже стремится к возобновлению близких отношений и т.д.

Таким образом, обобщая вышесказанное, можно отметить, что отношения в паре начинаются задолго до ее реального рождения и путь ее Жизни тесно переплетается с жизнью каждого партнера, но имеет и свои особенные закономерности.

Хорхе Букай. Модель идеальных отношений.

“Я хочу, чтобы ты меня слушала, не осуждая. Я хочу, чтобы ты высказывалась, не давая мне совета. Я хочу, чтобы ты доверяла мне, ничего не требуя. Я хочу, чтобы ты мне помогала, не пытаясь решать за меня. Я хочу, чтобы ты заботилась обо мне, не унижая. Я хочу, чтобы ты на меня смотрела, не пытаясь от меня чего-то добиться. Я хочу, чтобы ты меня обнимала, но не душила. Я хочу, чтобы ты меня воодушевляла без принуждения. Я хочу, чтобы ты меня поддерживала, не отвечая вместо меня. Я хочу, чтобы ты меня защищала, но не лгала. Я хочу, чтобы ты была ближе, но оставляла мне личное пространство. Я хочу, чтобы ты знала о моих самых непривлекательных чертах, приняла их и не пыталась их изменить.

Я хочу, чтобы ты знала…, что ты можешь на меня рассчитывать…без ограничений”.

Динамика формирования супружеских отношений в паре

Существует значительное сходство между старым понятием «болезнь любви» и тем, что сегодня называется «временный психоз»: эйфория, навязчивое желание быть рядом с предметом любви, при этом забываются семья, друзья, работа, а разлука сопровождается депрессией, чувством потерянности и беспомощности [1] . Наблюдая за феноменологией переживаний во взаимоотношениях партнеров, Бэйдер и Пирсон пришли к выводу, что эти отношения являются результатом интенсивных биологических и психологических процессов, напоминающих стадии развития ребенка, и могут возникать из опыта поведения привязанности. Эта смелая гипотеза была проверена авторами в терапевтическом процессе и получила подтверждение. Для определения стадий развития отношений в супружестве авторы используют психоаналитическую концепцию развития ребенка Маргарет Малер.

Несмотря на то что такой подход может выглядеть как упрощение, феноменология отношений указывает на его убедительность. И в тех и в других отношениях наблюдается множество стрессов, и в том и в другом случае развитие отношений предполагает развитие способности управлять близостью и дистанцией в отношениях, им сопутствуют сложные человеческие эмоции, такие как растерянность, разочарование, агрессивность, упадок сил и противоречивость. Супружеские пары, которые проходят эти стадии, приобретают новые навыки, позволяющие им перейти от «болезни влюбленности» к более глубокой и ответственной близости в отношениях. Опыт психотерапевтической помощи позволил авторам посмотреть на психологическую адаптацию супругов как на борьбу каждого партнера за психологическую самоидентификацию.

Основные положения, на которых основана теория и психотерапевтическая работа Бэйдер и Пирсон:

  • • Взаимоотношения супружеских стадий проходят обычные стадии развития. Они похожи на стадии развития ребенка, описанные Маргарет Малер.
  • • Развитие человека в раннем детстве сильно влияет на его отношения в супружестве.
  • • Каждая стадия супружеской жизни имеет свои цели.
  • • Каждая стадия сложнее предыдущей и требует новых подходов, основанных на интеграции и трансформации того, что уже было, в новую форму. Сложности в отношениях возникают тогда, когда люди неспособны проходить по порядку одну стадию за другой.
  • • Основной источник конфликтов возникает тогда, когда один или оба партнера неспособны овладеть навыками, облегчающими переход на следующую стадию.
  • • Стадии могут быть диагностированы.
  • • Терапевтическое вмешательство может быть подобрано к конкретной стадии развития.

Первая стадия супружества соответствует стадии симбиоза развития младенца в теории М. Малер. Это стадия «сумасшедшей влюбленности». Цель этой стадии — достижение привязанности. Представление о существовании разных видов привязанности, в том числе романтической и супружеской, высказывалось Дж. Боулби. Основное содержание коммуникаций в паре: поиск сходства. В отношениях присутствует большое количество страсти и самоотдачи. Дисфункциональным исходом этой стадии являются единение с избеганием конфликтов и минимизацией различий или враждебно-зависимые отношения, которые не могут быть прерваны («я не могу с тобой и я не могу без тебя»).

Вторая стадия формирования отношений в супружеской паре соответствует стадии дифференциации в теории Малер. Это стадия, на которой партнеры освобождаются от симбиоза и возвращаются к своим границам, супруги узнают о своих различиях и о желании каждого бороться за свою индивидуальность.

Случай из практики

Пара была знакома восемь лет и шесть лет они жили вместе, хотя и не были женаты. Он был менеджером, она училась в аспирантуре. Она расстраивалась, что между ними нет близости, каждый из них занят и увлечен своими целями. Он также считал, что они стали «чужими друг другу, хотя и живут вместе. Они часто ссорились, и неделями не разговаривали. На первых сеансах они постоянно состязались друг с другом. Примером их разногласий был спор о том, кто будет наводить порядок, а также о том, нужно ли им жить вместе. Она жаловалась, что не может заниматься, когда он рядом, так как он «создает атмосферу напряжения». Он в свою очередь говорил, что целый день проводит на работе и имеет право отдохнуть у себя дома, не заботясь о том, что «вторгается в ее жизненное пространство». В их отношениях «мы» сменилось на «сначала я» [2] .

Третья стадия развития супружества — научение автономии. Стадия, на которой каждый выстраивает свою деятельность и отношения отдельно от другого. Внимание каждого направлено на внешний мир, развитие Эго становится более важным, чем развитие отношений, первостепенными становятся вопросы самооценки, силы и значения личности. Конфликты усиливаются, и становится необходимым процесс определения мотивов конфликта для того, чтобы пара сохранила между собой эмоциональные связи во время развития во внешнем мире.

Четвертая стадия — стадия установления отношений. Наступает после того, как достигнуто состояние личностной определенности, партнеры снова возвращаются к вопросам эмоциональной поддержки и близости, периоды близости чередуются с попытками восстановить независимость. Если у партнеров есть сформированная на предыдущей стадии способность обсуждать конфликты, высказывать мотивы и ожидания, они не будут бояться быть поглощенными симбиозом.

Пятая стадия консолидации или достижения зрелых отношений. Стадия наступает в том случае, если партнерам удалось достичь определенного статуса во внешнем мире и сохранить уверенность, что они любят и любимы. Это стадия постоянства, на которой существующий в представлении идеал партнера примиряется с реальностью тех свойств, которыми партнер реально обладает. Примирение идеала с реальностью означает наступление стадии зрелых отношений. Два хорошо интегрированных индивида успешно нашли себя в жизни, установили между собой прочную связь, удовлетворяющую обоих, и сформировали отношения, основанные скорее на идее развития, чем на основе идеи удовлетворения потребностей.

Причина сложностей отношений лежит в несоответствии в прохождении стадий развития, например, один из партнеров стремится сохранить симбиоз, а другой переходит к дифференциации, такая пара диагностируется как симбиозно-дифференциальная. Бэйдер и Пирсон не встречали в своей практике супружеских пар, у которых разница в развитии отношений составляла бы более чем две стадии.

  • [1] Бэйдер Э., Пирсон П. В поисках мифической пары. Эволюционный подход к диагностике и психотерапии пар. М.: Изд-во Московского психолого-социального института, 2006.
  • [2] Бэйдер Э., Пирсон П. В поисках мифической пары. Эволюционный подход к диагностике и психотерапии пар. М.: Изд-во Московского психолого-социального института, 2006С. 203.

Динамика и периодизация семейно-брачных отношений

Динамика семьи –это изменение ее структуры и функций на разных этапах ее существования. Семья не существует в неизменном виде с начала и до конца своего жизненного цикла. Ее изменчивость обусловлена, во-первых, изменениями, происходящими с ее членами как личностями и как членами социума на протяжении их жизни (в процессе онтогенеза), а во-вторых, внутренними процессами (ассимилятивным, аккомодативным и адаптивным, по В. В. Столину). Таким образом, семья постоянно развивается и преобразуется вместе со своими членами, приспосабливаясь к внешним условиям, и одновременно стремится поддерживать собственную стабильность, чтобы избежать распада.

В процессе своего развития семья проходит ряд стадий, причем исследователи, структурируя жизненный цикл семьи, по-разному подходят как к выделению в нем определенных этапов, так и к их содержательной характеристике. Так, Э. Дюваль [см.: Малкина-Пых] подразделил жизненный цикл семьи на восемь стадий. В качестве критерия разграничения стадий он предложил использовать факт наличия или отсутствия детей в семье и их возраст, поскольку традиционно считалось, что основной социальной функцией семьи является рождение и воспитание детей.

Модель, предложенная Э. Дювалем, относится к категории детоцентристских. К супругоцентристским можно отнести классификацию В. А. Сысенко, в которой за основу берется продолжительность супружеской жизни [см.: Сысенко]. Он выделяет следующие периоды брака:

1. 0 – 4 лет – совсем молодые браки;

2. 5 – 9 лет – молодые браки;

3. 10 – 19 – средние браки;

4. 20 и более лет – пожилые (зрелые) браки.

Г. Навайтис [см.: Навайтис] подразделяет жизненный цикл семьи на следующие этапы:

Добрачное общение. На данном этапе приобретается опыт общения с людьми другого пола, осуществляется выбор брачного партнера, вырабатываются навыки эмоционального и делового взаимодействия с ним.

Брак. Принятие и освоение мужем и женой новой социальной роли – супружеской.

Этап медового месяца. На этом этапе перед супругами стоит множество задач, решение которых может быть сопряжено с трудностями: установление психологической и про­странственной дистанции с родительскими семьями, приобретение опыта взаимодействия друг с другом в семье, решение вопросов организации быта, первичное согласование се­мейных ролей. Нередко представления каждого из супругов о ролях – его собственной и супруга – существенно отличаются. Несоответствие ролевых представлений в семье – основная причина большинства нерешенных семейных конфликтов, которые, в свою очередь, могут привести к разводу.

Этап молодой семьи. На этом этапе супруги принимают решение о продолжении рода. Он включает в себя рождение ребенка, уход за ним, начало по­сещения ребенком дошкольного учреждения, возвращение жены к профессиональной деятельности.

Зрелая семья, т. е. семья, выполняющая все свои функции. Если на предыдущем этапе семья пополнилась новым членом – ребенком, то на пятом этапе она дополняется новой личностью. Соответственно изменяются роли родителей. Акцент в выполнении родительской роли смещается с удовлетворения потребностей ребенка в опе­ке и безопасности на его мотивацию к учебной деятельности, содействие развитию у ребенка природных задатков, формирование у него социально значимых интересов и т. д. Этап завершается по достижении детьми частичной независимости от родительской семьи. Психологическое влияние детей и родителей друг на друга приходит к равновесию, когда все члены семьи условно автономны.

Семья людей старшего возраста. На данном этапе акцент вновь смещается на супружеские отношения, новое содержание приобретают некоторые семейные функции (например, воспитательная функция реализуется преимущественно в общении с внуками).

Э. Г. Эйдемиллер и В. Юстицкис считают важнейшими этапами развития семьи следующие [см.: Эйдемиллер, Юстицкис]:

Первый этап – зарождение семьи. Важнейшая из задач молодой семьи на данном этапе – психологическая адаптация супругов к условиям семейной жизни.

Сложный процесс формирования внутрисемейных и внесемейных отношений, узнавание привычек, представлений, ценностей друг друга, принятие личностных особенностей супруга, взаимная сексуальная адаптация, выстраивание отношений с родительскими семьями протекает на данном этапе интенсивно и нередко весьма напряженно. В самом начале супружеской жизни распадается немалая часть молодых семей. По данным разных исследований, на этот период приходится от одной пятой до одной трети всех разводов [см.: Андреева, 2005]. Основная причина распада таких браков – неподготовленность к супружеской жизни, неудовлетворительные бытовые условия, вмешательство родственников во взаимоотношения супругов.

Второй этап – семья с детьми, не начавшими трудовую деятельность.

В жизни семьи это время наибольшей хозяйственно-бытовой активности. Женщинам, матерям несовершеннолетних детей, приходится тратить большую часть своего времени и сил на совмещение домашних обязанностей с трудовой деятельностью.

На данном этапе значительные изменения претерпевают функции духовного общения и эмоциональной поддержки. Перед супругами возникает нелегкая задача – сохранить духовную и эмоциональную общность в совершенно иных условиях, чем те, при которых она создавалась. Формировались эти взаимоотношения, как правило, в сфере досуга, развлечения, и это играло немаловажную роль на первой стадии развития семьи. На втором этапе значительно возрастает загруженность обоих супругов домашними и трудовыми обязанностями, что влечет за собой перенапряжение, усталость. Добавляется ответственность за воспитание ребенка, его физическое и духовное развитие – это наиболее важная задача данного периода. Духовная и эмоциональная общность теперь проявляется, прежде всего, в стремлении помочь друг другу, взаимном сочувствии и эмоциональной поддержке.

Однако именно для этого периода характерно снижение удовлетворенности супругов семейной жизнью. Для их отношений характерно эмоциональное «остывание», которое может сопровождаться изменами, сексуальными дисгармониями и, в конечном счете, может приводить к разводам по причине разочарования в супруге, любви к другому человеку. На смену конфликтности, проблемности эмоциональных отношений, характерных для первого этапа жизни семьи, приходит опасность их остывания.

Третий этап развития семейных отношений – завершающий. Это период, когда последний из детей начинает трудовую деятельность и далее – создание детьми собственных семей, что обусловливает качественные изменения в жизни семьи.

Наличие проблем во взаимоотношениях членов семьи может быть связано с ее переходом на новую стадию развития и адаптацией к но­вым условиям. Обычно наиболее стрессогенными являются ста­дии, на которых в семье появляются одни – новые – члены семьи и уходят другие. Даже по­зитивные изменения могут приводить к стрессу, что отражается на состоянии членов семьи, их взаимоотношениях.

Несмотря на все различия, эти классификации отражают тот факт, что на разных этапах семейного цикла изменяются не только состав семьи, возраст ее членов, условия их существования в семье и в социуме, но и представления супругов о семье, значение тех или иных функций жизнедеятельности семьи, ролевое распределение, удовлетворенность браком.

В рамках системного подхода семья рассматривается как открытая, развивающая система, функционирующая благодаря действию двух законов: закона поддержания гомеостаза и закона отклонений от гомеостаза. Оба эти закона действуют одновременно.

Согласно закону поддержания гомеостаза, каждая система стремится сохранить существующее положение любым способом. Причем это относится как к функциональным, так и к дисфункциональным семьям. Ситуация в семье может быть сложной, но стремление к самосохранению делает ее стабильной, так как, согласно закону гомеостаза, любые перемены хуже, чем существующее положение. Это объясняет, почему в семье многие годы могут сохраняться проблемы, и в то же время она продолжает существовать.

В соответствии с законом отклонений от гомеостаза любая система стремится к развитию и проходит свой путь от создания до завершения ее существования. В семье закон развития проявляется в том, что она должна прожить свой жизненный цикл, который представляет собой последовательную смену основных событий или стадий. Источник творческих сил, позволяющих ей развиваться, заложен внутри семьи.

В ходе эмпирических исследований были выделены «критические периоды» в развитии семьи. Мнения исследователей относительно времени возникновения и продолжительности семейных кризисов отличаются. Проанализировав литературу по данной проблеме, Н. И. Олиферович, Т. А. Зинкевич-Куземкина и Т. Ф. Велента [см.: Олиферович, Зинкевич-Куземкина, Велента] выделили три основных подхода к изучению семейных кризисов.

Представители первого подхода считают, что кризисы возникают вследствие наличия препятствий при переходе с одного этапа жизненного цикла на другой (В. Сатир, Г. Бейтсон). Такие кризисы получили название нормативных.

Второй подход рассматривает семейные кризисы как следствие определенных событий, нарушающих стабильность семьи (девиантное поведение одного из членов семьи, тяжелая болезнь и т. д.). Они не связаны с этапами жизненного цикла семьи и называются ненормативными.

Третий подход связан с анализом кризисных ситуаций в рамках отдельных семейных подсистем – супружеских, детско-родительских отношений (Н. В. Самоукина).

На возникновение кризисной ситуации могут влиять самые разные факторы: сложное экономическое и бытовое положение супружеской пары, вмешательство родителей, неблагоприятные личностные особенности супругов, рождение больного ребенка и др. [см.: Олиферович, Зинкевич-Куземкина, Велента].

Наиболее сложной и напряженной становится ситуация, когда в семье одновременно происходит несколько кризисов. Такая ситуация называется множественным кризисом системы. Семья считается функциональной, если ей удается справиться с ними и развиваться, решать новые задачи.

Таким образом, семья – это динамическая система, функционирующая по определенным законам, проходящая в своем развитии ряд стадий, сопряженных с нормативными кризисами, преодоление которых становится основой для дальнейшего поступательного движения.

Вопросы для самопроверки

1. Какова цель изучения семьи в психологии?

2. Назовите и проанализируйте основные тенденции развития семьи в

3. Охарактеризуйте семью как малую социальную группу и как социальный

4. Проанализируйте причины изменения содержания и значения различных

функций семьи в современном обществе.

5. Дайте характеристику каждой стадии жизненного цикла семьи.

6. Определите причины нормативных и ненормативных кризисов в семье.

На каких этапах жизненного цикла семьи их возникновение наиболее вероятно?

Дата добавления: 2018-05-12 ; просмотров: 214 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

Источники:

http://www.b17.ru/article/5017/
http://m.studme.org/203628/psihologiya/dinamika_formirovaniya_supruzheskih_otnosheniy_pare
http://studopedia.net/5_41294_dinamika-i-periodizatsiya-semeyno-brachnih-otnosheniy.html

Этапы развития отношений

Несмотря на то что все любовные союзы уникальны, абсолютно все отношения проходят через определённые этапы развития. Сегодня мы поговорим о том, как развиваются чувства супругов, какие ловушки кроятся на различных этапах отношений и как их преодолевать.

 

1й этап — Влюблённость

 Первичная любовь биологична, поэтому её проживание может быть таким сильным и ярким. Энергия инстинкта делает своё дело. Здесь как таковых больших трудностей не возникает, оба партнёра витают в облаках в идеализации друг друга и все мысленное пространство занято любовью.

Особенности данного этапа:

Идеализация — это хорошо, она формирует фундамент вашей эмоциональной привязанности, а это необходимо для построения долгосрочных отношений. Но здесь есть свои ловушки — старайтесь не возвышать любимого человека на пьедестал «Бог», что он совершенный, без изъянов, без недостатков.

Во-первых, вы можете такой позицией нанести очень серьёзный урон своей самооценке, вы ведь всё знаете про свои заморочки и закорючки, а он идеальное божественное существо без изъянов и недостатков. На этой разнице вы можете очень сильно потерять уверенность в себе и начать творить в отношениях всякие глупости.

Во-вторых, данный перекос в идеализацию может привести к различным формам любовной зависимости. У меня есть несколько видео и статей на эту тему.

И третье – сильный перекос в идеализацию можете нанести непоправимый урон вашим отношениям на следующем этапе. Поэтому влюбляйтесь по уши, но не переставайте видеть друг в друге живых людей, со своими недостатками, заморочками и закорючками.

 
2й этап — Пресыщение и первые серьёзные конфликты

Если на прошлом этапе партнёры находились на точке уверенности друг в друге, то сейчас они опускаются на точку сомнения. Неожиданная апатия в отношениях, начинает рассматриваться, как веский повод для разрыва отношений или поиска гармонии на стороне.

Что происходит на данном этапе:

Пресыщение страстей и спокойный взор на ситуацию в целом. Партнёр всё ещё представляет интерес, но уже не является единственно значимым объектом в жизни — приходит осознание, что есть ещё и другие интересы. Влюблённые пытаются вернуть прежний страстный этап, но даже если это и удаётся, то на непродолжительное время, так как такой сильный выброс гормонов может привести к истощению организма. Психика хочет отдохнуть от страстей у обоих партнёров.

Что поможет легче перейти на следующий этап:

  1. Отнеситесь спокойно, что данный период лёгкого охлаждения неизбежен. Через него проходят все.
  2. Не надо целенаправленно искать минусы в партнёре, чтобы найти повод расстаться и отправиться на поиск новой страстной любви. Старайтесь акцентировать своё внимание на плюсах, и тогда будет шанс построить по-настоящему крепкие отношения, базирующиеся на сильной осознанной любви, а не на гормональной лихорадке.

 

3й этап — Отвержение и период острого эгоизма

Недостатки, которые мы раньше не замечали или не хотели замечать, вдруг начали играть очень большую роль. Нам начинает казаться, что партнёр раньше притворялся хорошим, и только сейчас показал своё истинное лицо. Теперь к чувству разочарования примешивается ощущение, что тебя намеренно обманули. Если пара уже живёт вместе, то этот этап начинает развиваться очень стремительно. Ничего так не убивает романтику и влюблённость, как неожиданные бытовые привычки друг друга. Здесь очень велик риск разрыва отношений — влюблённым легче поверить в то, что они ошиблись с выбором партнёра и что в следующий раз не допустят таких ошибок. Но на самом деле ключевая ошибка здесь кроется в отсутствии мудрости и терпения. Не осознав это, в следующих отношениях ситуация повториться.

Что поможет легче перейти на следующий этап:

  1. Признайте, что ваш партнёр живой человек, который имеет свои интересы, потребности и что самое важное признайте его право на ОШИБКИ — бытовые ошибки, профессиональные, любые. Каждый человек имеет право ошибаться, и он не обязан потом всю жизнь чувствовать свою вину перед своей второй половиной.
  2. Признайте, что ваш любимый человек не создан для того, чтобы делать отношения лишь такими, какими их видите вы. Это такой очень серьёзный этап в отношениях, когда каждый встречается с масштабами своего эгоизма. Когда партнёры, как маленькие дети, хотят топать ножками, и чтобы было всё как они хотят. Но у любимого человека есть свои представления о том, какими должны быть отношения, какая должна быть семья и быт — и с этими представлениями надо считаться.
  3. Зачастую женщинам надо признать, что их мужчина живой человек, у которого есть свои чувства. Мужчины тоже могут обижаться, и имеют на это право. И здесь очень важный момент у себя отследить всякие вредные установки:
  • «Если мужика что-то задевает, то он ведёт себя как девчонка…»
  • «Я девочка, я буду творить любу фигню в отношениях, а если мужчина хочет быть настоящим мужиком, то он обязан все терпеть и не обижаться».

 Как вы понимаете, данные установки могут только навредить отношениям, так как влюблённые должны уважительно относиться к чувствам друг друга.

  1. У каждого накопилось большое количество обид и претензий друг к другу. Необходимо их проработать, в противном случае осадок от нанесённых эмоциональных ударов может остаться на долгие годы или даже разрушить отношения. Про обиды смотрите отдельные видео и читайте статьи.
  2. Иногда партнёрам важно на данном этапе немного дистанцироваться друг от друга, чтобы накал страстей спал. Буквально на несколько дней кому-то уехать навестить родителей, отправиться отдохнуть с друзьями или детьми. Здесь важный момент – не идти искать утешение на стороне или выходить на поиск нового партнёра. А осознанно дистанцироваться, чтобы успокоиться и создать себе возможность посмотреть на отношения со стороны трезвым взглядом — без перекосов в идеализацию, либо наоборот, в нивелирование всех положительных аспектов отношений. Страсти поугаснут, вы соскучитесь друг по другу и с новыми силами сможете выйти на следующий этап.

 

 4й этап — Терпимость и милосердие

На этом этапе необходимо научиться относиться к партнёру не как вашей идеальной фантазии, которая не оправдала ожиданий. А как к отдельной самостоятельной личности, со своими плюсами, минусами, со своими амбициями и ошибками. Партнёра необходимо научиться принимать целиком. Здесь необходимо подключить силу воли. Шансы на возрождение чувств в паре очень высокие, если сброшено напряжение и многое уже слажено за годы совместной жизни — дети, имущество, бизнес. Если восстановление идёт со скрипом, значит напряжение ещё есть — либо потребности по-прежнему не находят отклика, либо старые обиды давят. Но все решаемо, если пара решительно хочет вернуть теплоту и уют в отношения. 

Особенности данного этапа:

Это важный период зрелости отношений. Когда партнёры начинают уже более осознанно относиться к своим личным границам в отношениях и к границам любимого человека. Здесь зарождается новая любовь, любовь разума, построенная на силе воле, на осознанности, на взаимном уважении. Растёт ценность партнёра. Супруги не только учатся ценить друг друга такими, какими они есть, но и становятся на службу интересов друг друга. Здесь необходимо научиться дарить свою любовь безвозмездно. Эта стадия взрослой позиции и здесь зарождается новый уровень доверия друг к другу.

 

5й этап — Мудрая любовь

Партнёры становятся друг для друга больше чем просто друзьями и супругами, они, действительно, становятся родными людьми. На данном этапе тоже происходят ссоры и обиды, но они уже не наносят такой сильный урон по самим отношениям. Пара прекрасно для себя осознает, что их любовь прошла уже через столько преград и обид, супруги настолько хорошо знают и ценят друг друга, что расходиться из-за какого-то нелепого очередного конфликта просто глупо.

 

Каждый такой этап может длиться от нескольких месяцев до нескольких лет и не зря это называется именно жизненный цикл чувств. Те, кто состоит в отношениях долгие годы знают, что в паре может снова начаться период острой влюблённости друг к другу и я безгранична рада слышать от своих клиентов и подписчиков истории про то, что преодолев все свои обиды и разногласия, в их семье снова начался медовый месяц.

Любите друг друга.

Татьяна Brain

 

 

ПСИХОЛОГИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИИ


Л. Я. Гозман

ПСИХОЛОГИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИИ

Издательство Московсного университета

Книга посвящена проблеме эмоциональных отношений между людьми. С привлечением широкого фактического материала рассматриваются причины возникновения симпатий и антипатий в паре, закономерности формирования и развития чувства любви, психологические особенности распада отношений, условия их стабилизации, изменение качественных характеристик эмоциональных отношений во времени, их связь с личностными особенностями людей. Анализируется возможность использования полученных результатов в практике индивидуального и семейного психологического консультирования.

Рассчитана на психологов, психотерапевтов, социологов, педагогов, студентов и аспирантов соответствующих специальностей, работников служб психологической помощи населению.

ОТ АВТОРА

Эта книга посвящена проблемам возникновения, развития, стабилизации и распада эмоциональных отношений между людьми. Симпатия и антипатия, дружба и вражда, любовь и ненависть отнюдь не принадлежат к числу тех феноменов, анализ которых стимулируется лишь запросами практики или логикой развития науки, а интерес ограничивается профессиональной заинтересованностью узкого круга специалистов. Наоборот, огромная объективная и субъективная значимость эмоциональных отношений между людьми делали их на всех этапах развития культуры предметом самого пристального внимания со стороны писателей, художников, философов и представителей других областей гуманитарного знания. Среди тех, кто обращал свой взор к проблеме эмоциональных отношений были Платон и Аристотель, Спиноза и Локк, Пушкин и Чехов — этот список можно продолжать до бесконечности. Однако наличие великих предшественников не только помогает анализу какого-либо явления, но и зачастую сковывает инициативу как отдельных исследователей, так и целых научных сообществ. По-видимому, это связано и с вполне объяснимым, хотя и неадекватным, ощущением того, что «все уже сказано», и с | результатом трезвого сравнения своих собственных возможностей с возможностями выдающихся ученых и мыслителей прошлого. И, как это ни парадоксально, психология — наука о душе — до сих пор лишь крайне редко и фрагментарно исследовала проблему эмоциональных отношений.



Многим из нас кажется, что в области эмоциональных отношений между людьми все понятно, никаких неясных вопросов нет. К сожалению, собственный опыт дружбы и любви слишком часто разбивает эту уверенность — наши близкие, да и мы сами совершаем неожиданные поступки, отношения, казавшиеся незыблемыми, рушатся, а новые возникают часто там, где мы их не ждали. Психологическое исследование эмоциональных отношений между людьми и необходимо для того, чтобы внести ясность в вопрос

о том, почему возникают, как развиваются и по какой причине распадаются столь значимые для нас эмоциональные отношения с другими. Однако осуществление такого исследования практически невозможно, если ставить своей целью интеграцию всех тех выводов и идей, которые высказывались по этому вопросу в различных сферах науки и искусства. Задача автора была в данном случае много скромнее. Эмоциональные отношения — явление комплексное, требующее междисциплинарного исследования. Подключение разных наук к изучению одного и того же аспекта реальности возможно и необходимо тогда, когда описание рассматриваемых феноменов с точки зрения одной дисциплины не является повторением, калькой анализа его с позиции другой. Комплексность, междисциплинарность объекта — эмоциональных отношений и позволяет предположить, что его психологическое исследование может дать нечто новое па сравнению с философскими, историческими, этнографическими линиями анализа и с анализом в рамках искусства. В работе была предпринята попытка, не «конкурируя» ни, с искусством, ни с философией или другими гуманитарными науками, рассмотреть те факты и закономерности генезиса эмоциональных отношений, которые проявляются при анализе этого феномена психологическими методами, прежде всего методами экспериментальной социальной психологии. В книге, таким образом, речь пойдет не об эмоциональных отношениях в целом, а только о тех их аспектах, которые могут быть предметом профессионального психологического исследования. Этой установкой объясняется и некоторое сужение привлекаемого для обсуждения материала — это в основном результаты эмпирических исследований, как советских (в том числе и самого автора), так и зарубежных психологов. Философская же и художественная литература привлекается лишь с целью иллюстрации тех или иных положений. Такое ограничение приводит, с одной стороны, к некоторому обеднению феноменологии эмоциональных отношений, но, с другой — позволяет четко выделить те их нетривиальные специфические закономерности, которые становятся ясными лишь в результате психологического исследования,

Эта книга была подготовлена на основе спецкурса, читавшегося в течение ряда лет на факультете психологии МГУ и в 1981 г. — на отделении психологии Тартуского государственного университета. Выражаю искреннюю признательность всем моим слушателям, внимание которых было важным стимулом в работе над книгой.

Считаю также своим приятным долгом выразить глубокую благодарность профессорам Г. М. Андреевой и И. С. Кону, идеями которых я пользовался и поддержку которых ощущал на всех этапах работы, коллегам по кафедре социальной психологии МГУ за творческую и доброжелательную атмосферу в нашем коллективе, работавшим вместе со мной студентам; моим друзьям и коллегам — Ю. Е. Алёшиной, В. С. Магуну, А. М. Эткинду, оказавшим существенную идейную и практическую помощь в проведении исследования; М. С. Егоровой, в постоянных обсуждениях с которой осуществлялась вся работа. Профессиональные и эмоциональные отношения автора с названными здесь людьми сделали возможным появление этой книги.

Глава I

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Глава II

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ ИХ РАЗВИТИЯ — ПСИХОЛО­ГИЯ СИМПАТИИ

Симпатия и взаимодействие

Эмоциональные отношения определяются как содержанием процесса общения, так и мно­гими ситуативными факторами. Даже такие непсихологические особенности ситуации взаимодействия, как температура окружающей среды и скученность в помещении, оказы­вают на аттракцию значимое и вполне поддающееся регистрации влияние. Так, в ряде ра­бот было показано, что существуют оптимальные диапазоны обоих этих параметров, обеспечивающие, при прочих равных условиях, максимальную аттракцию к объекту [144]. Наиболее адекватной для объяснения этой зависимости представляется апелляция к со­стоянию субъекта, определяющемуся в известной степени характеристиками среды — че­ловек, находящийся в более комфортных условиях, склонен, по-видимому, более пози­тивно относиться к другим людям. (Подробно вопрос о влиянии состояния субъекта на ат­тракцию будет рассмотрен в следующем параграфе.)

Наибольшее по сравнению со всеми остальными ситуативными или так называемыми «экологическими»

переменными влияние на развитие эмоциональных отношений оказывает пространствен­ная близость между участниками общения. Огромный массив данных свидетельствует о том, что чем меньше расстояние между субъектом и объектом, тем с большей вероятно­стью возникает аттракция между ними. (Именно эта зависимость позволяет использовать пространственную близость как один из индикаторов аттракции.) Приведем для иллюст­рации результаты некоторых исследований.

Показано, например, что взаимная симпатия между членами учебных групп (школьных, студенческих, курсантов военных училищ и т. п.) существенным образом зависит от того, насколько близко они сидят во время занятий, как расположены их койки в общежитии и т. д. Так, Т. Ньюком, расселив в одном небольшом общежитии 17 незнакомых друг другу ранее студентов, обнаружил, что в первые недели совместной жизни их взаимоотношения зависели прежде всего от того, в одной или в разных комнатах и на одном или на разных этажах они жили — пространственная близость оказалась положительно связанной с ат­тракцией. Все остальные регистрировавшиеся в исследовании переменные на первых эта­пах общения существенной роли не играли [66]. Аналогичные результаты получил М. Си­гал, исследовавший социометрические выборы курсантов школы полиции. Аттракция у них оказалась связанной с близостью субъекта и объекта в алфавитном списке учащихся. Этот бессмысленный на первый взгляд результат объясняется тем, что места в учебных классах и в общежитии также были распределены «по алфавиту». Близость фамилий в списке означала, таким образом, пространственную близость во время и после занятий [192].

Неоднократно было продемонстрировано и влияние на аттракцию расстояния, на котором живут друг от друга члены пары, — положительная зависимость между аттракцией и бли­зостью зарегистрирована здесь как для однополых пар, так и для разнополых, например, при изучении закономерностей брачного выбора. Объяснение этой зависимости, по-види­мому, состоит в том, что пространственная близость с другим человеком облегчает полу­чение информации о нем, т. е. формирование его достаточно дифференцирован-

3 Л. Я. Гозмав 65

ного образа, и повышает вероятность взаимодействия с ним. Частота же взаимодействия повышает вероятность возникновения аттракции. Еще в 1950 г. Дж. Хоманс отмечал, что «если частота взаимодействия между двумя людьми возрастает, то возрастет и степень их симпатии друг к другу, и обратно» [150, с. 58]. Иллюстрацией этого положения могут служить факты, свидетельствующие о большей популярности тех жителей многоквартир­ных домов, чьи квартиры находятся вблизи от лифтов и лестничных клеток или рядом с почтовыми ящиками [115]. Более того, оказалось, что не только само взаимодействие, но и простое ожидание контакта с человеком повышает его привлекательность в глазах субъ­екта. Величина аттракции положительно связана с ожидаемой длительностью и интенсив­ностью взаимодействия [115]. Ожидание общения делает субъекта более толерантным к приписываемым объекту негативным личностным характеристикам [120]. Сформирован­ная ожиданием общения положительная установка по отношению к объекту оказывается настолько устойчивой, что сохраняет свою силу даже тогда, когда в ходе эксперименталь­ного воздействия испытуемым сообщают об отмене прежнего императива на общение с этим человеком и дают возможность сделать новый, самостоятельный выбор — прежний объект конкурирует в этом случае с объектом, которому приписываются положительные личностные и социальные черты [115]. Таким образом, в основе связи аттракции с про­странственной близостью и другими «экологическими» характеристиками лежит воздей­ствие параметров ситуации на возможность установления и поддержания контактов. Од­нако в процессе общения мы получаем не только позитивную, но и негативную информа­цию друг о друге, интенсивные контакты могут породить и неизбежно порождают не только положительные, но и отрицательные чувства и действия по отношению к партнеру. Так, жертвами 40% совершающихся в США убийств становятся члены семьи преступника [П1], — максимальную ненависть, как и максимальную любовь вызывают не посторон­ние, а те, с кем мы постоянно общаемся. Тем не менее тенденция роста симпатии при ин­тенсификации общения действует значительно сильнее, чем тенденция роста

враждебности агрессивности.

Можно предложить несколько объяснений такого доминирования положительного эффек­та. Прежде всего экспериментальные данные убеждают в том, что достаточно частое предъявление объекта, нахождение его в поле зрения формируют положительную устано­вку на него [210]. Этот факт, так же, как и большая часть тех, которые рассматривались в контексте обсуждаемой зависимости, хорошо объясняется с позиций когнитивистских мо­делей — партнер по общению, реальному или лишь потенциально возможному, оказыва­ется в «отношениях принадлежности» с субъектом [9], следовательно, негативное отно­шение к нему влечет за собой и понижение самооценки субъекта. Наконец, немаловаж­ным является и то, что социальные нормы поведения в большинстве случаев диктуют бо­лее дружелюбное и кооперативное поведение по отношению к соседям, соученикам, кол­легам по работе и т. д., чем по отношению к незнакомым.

Необходимо отметить, что «экологические» характеристики оказывают такое большое влияние на эмоциональные отношения лишь на первых этапах развития общения. На по­следующих — ситуация меняется. Во-первых, сами «экологические» характеристики час­тично становятся не случайными, а следствием свободного выбора — ученики, например, могут пересесть так, чтобы сидеть рядом с теми, кто им нравится. Возникает таким обра­зом обратное влияние аттракции на «экологию». Во-вторых определенные «экологиче­ские» характеристики, обеспечивающие, допустим, легкость поддержания отношений становятся необходимыми, но отнюдь не достаточными для сохранения аттракции — трудно представить себе, например, успешное развитие и длительное сохранение роман­тических чувств при полной невозможности общаться друг с другом, но и наличие самых благоприятных условий для общения не является гарантией стабильности и даже знака эмоциональных отношений.

Весьма важной особенностью тех условий, в которых протекает взаимодействие двух лю­дей, является его конкурентный или кооперативный характер. Разумеется, этот параметр может быть следствием свободного выбора членов пары, результатом особен-

3* 67

ностей развития их взаимоотношений. Резко выраженный конкурентный характер носят, например, взаимоотношения во многих конфликтных, семьях. Однако на первых этапах общения этот параметр чаще всего задается «извне» — нормами, принадлежностью инди­видов к соперничающим или сотрудничающим группам и т. д. Многочисленные резуль­таты убедительно свидетельствуют — и это один из немногих непротиворечивых массивов данных в области социальной психологии эмоциональных отношений, — что сотрудничество способствует росту, а конкуренция — снижению уровня аттракции в паре. Это следует, например, из данных В. В. Абраменковой [4] продемонстрировавшей, что гуманное отношение детей друг к другу формируется в результате деятельности интерактивного типа, В. Е. Иноземцевой [40], исследовавшей учащихся ПТУ, и многих других. Наибольшей известностью из экспериментов, посвященных этой проблеме, пользуется полевой опыт М. Шерифа и К. Шериф, которые, поместив подростков в соперничающие отряды (эксперимент проходил в летнем лагере для мальчиков), добились высокой сплоченности внутри каждой из групп, но получили одновременно исключительно высокий уровень межгрупповой враждебности — причем объектом негативного отношения выступала не только группа «противника» в целом, но и каждый из ее членов.(194). Враждебность между группами удалось преодолеть только после включения членов обеих групп в совместную деятельность, направленную на достижение значимой для всех цели. (Подробнее об этом см. [3].) Можно с уверенностью сказать, что совместная деятельность является важнейшим фактором возникновения и стабилизации аттракции.

Если же обратиться к самой структуре взаимодействия между двумя людьми, то на первый взгляд здесь все ясно. Еще Аристотель говорил, что люди любят тех, кто делает им добро и заботится о них. Аттракция таким образом возникает в ответ на положительные действия (услуги, высокую оценку и т.д.), неприязнь — в ответ на негативные. Базирующиеся на такой зависимости рекомендации составляют, например, основу знаменитой книги Д. Карнеги «Как завоевывать друзей и влиять на людей» [122]. Связь

аттракции с интерактивным компонентом общения действительно в большинстве случаев носит именно такой характер, однако, во-первых, в объяснении нуждается механизм этой зависимости; во-вторых выводы «здравого смысла» существенно обедняют реально существующие закономерности; в-третьих, есть ситуации, в которых аттракция не связана положительно с величиной исходящих от объекта подкреплений.

В реальном кратковременном общении подкрепления, исходящие от другого человека, выступают чаще всего в виде демонстрации им на вербальном или невербальном уровне своего отношения к субъекту. Тогда возникают две возможности для объяснения связи между аттракцией и подкреплением — либо мы начинаем испытывать аттракцию к другому человеку потому, что он проявляет позитивное отношение к нам, либо, испытывая к нему аттракцию мы декодируем и интерпретируем его действия так, чтобы сделать вывод о его к нам положительном отношении. Ведущиеся начиная с 50-х годов экспериментальные исследования показали, что одновременно действуют обе зависимости — подкрепление порождает аттракцию, но и аттракция заставляет субъекта переоценивать уровень получаемого подкрепления. При этом первая зависимость действует значимо сильнее. Выводы этих исследований таким образом соответствуют предсказаниям «здравого смысла».

При получении подкрепления происходит, по-видимому, своеобразная генерализация, перенос позитивного отношения к подкреплению (услуге, предмету, похвале и т. д.) на его источник. Непосредственная связь симпатии и подкрепления четко проявляется у маленьких детей, межличностные выборы и оценки которых в большинстве случаев определяются непосредственными причинами: «Вова хороший, так как дает играть своими игрушками» (См. об этом исследования Я- Л. Коломинского [43].)

Однако действуют и иные закономерности. Так, помощь или иное подкрепление вызывают аттракцию не только у объекта подкрепления к его субъекту, но и обратно, у субъекта к объекту, причем величина аттракции во втором случае значительно больше, чем в первом. Такой эффект обнаружен, например, в эксперименте Дж. Джекера и Д. Лэнди [155]. Экспери-

мент был платный, однако после его окончания к двум третям испытуемых, ссылаясь на истощение фондов, обращались с просьбой отказаться от гонорара в пользу экспериментатора, который вынужден оплачивать работу из своих средств. В половине случаев с такой просьбой обращался сам экспериментатор, в половине — его ассистент, после того как экспериментатор покидал экспериментальную комнату. Остальные испытуемые получали гонорар в соответствии с предварительной договоренностью — с просьбой об отказе от него к ним не обращались. После просьбы от отказе от гонорара (на нее положительно откликнулись все испытуемые) или после выплаты его для контрольных групп замерялась, аттракция испытуемых к экспериментатору. Оказалось, что те, кто помог ему (пожертвовал в его пользу деньгами) испытывали к нему большую симпатию, чем те, к кому с такой просьбой не обращались. Причем, аттракция была выше у тех, к кому экспериментатор обращался с просьбой о помощи лично (в сравнении с беседовавшими с ассистентом). Аналогично этим результатам в других экспериментах было показано, что зло, причиненное другому человеку, например жестокое или несправедливое обращение с ним, снижает его привлекательность в глазах субъекта этого действия.

Таким образом, перефразируя Д. Карнеги, можно сказать, что, для того чтобы понравиться другому человеку, важно не столько оказывать услуги ему, сколько сделать так, чтобы он оказывал или думал, что оказывает услуги тебе.

Такая зависимость между аттракцией и подкреплением объясняет ряд не только научных, но и житейских феноменов. Например, большая обычно любовь родителей к детям, чем детей к родителям, может быть следствием того, что родители вложили в своих детей больше времени, сил и т. д., чем дети в родителей. А отсюда может быть сделан вывод о том, что одним из путей налаживания отношений в паре, в частности в паре родитель — ребенок, является увеличение взаимных подкреплений в виде помощи, заботы и пр.

Возрастание аттракции со стороны субъекта подкрепления к объекту вызывается, по-видимому, стрем-

лением к поддержанию когнитивного баланса — если я делаю что-то хорошее этому человеку, значит он и сам хороший. В своих эмоциональных отношениях человек, может быть еще больше, чем в других сферах жизни, выступает не только как «делатель», но и как «думатель». Именно с этим качеством человека связаны нарушения или ослабления’ положительной связи между подкреплением и аттракцией, или, как еще называют эту связь, правила реципрокности.

Эмоциональная реакция на положительные действия со стороны другого человека определяется не столько самими этими действиями, сколько тем, каким образом они интерпретируются объектом, какие мотивы он приписывает субъекту, какой субъективный смысл имеет для него данное подкрепление. В этом смысле очень важно, воспринимает ли объект вербальные или невербальные действия субъекта как адресованные ему лично, выражающие отношение субъекта к нему, или как безличные, являющиеся привычным для субъекта паттерном поведения в данной ситуации. Во втором случае сенситивность к поступкам другого человека резко снижается — то же самое положительное подкрепление вызывает значительно меньшую аттракцию, аналогично снижается чувствительность и к негативным действиям. Так, если человек убеждается, что полученная им высокая оценка является как бы принадлежностью ситуации — ее получают и все остальные, аттракция к субъекту этой оценки будет ниже, чем если бы такой оценки был удостоен он один. Принципиально важно, кроме того, воспринимаются ли поступки субъекта как свободные или вынужденные. Например, причинение, физического неудобства попутчиком в переполненном автобусе не вызывает сильных отрицательных чувств в его адрес, но те же самые действия, совершаемые не вынужденно, а специально, будут восприниматься как акт агрессии. Подобные зависимости, получившие название «принципа персонализма», достаточно надежно подтверждены эмпирически.

Реакция на похвалу или другое подкрепление зависит, конечно, не только от величины этого подкрепления. Общение осуществляется не между изолированными индивидами и не ограничивается одним коммуникативным актом, — оно пролонгировано и

включено в контекст взаимодействия с другими. К сожалению, в экспериментальных исследованиях учесть и эту протяженность во времени, и эту включенность удается далеко не всегда, сама идеология эксперимента диктует стремление к изоляции изучаемых феноменов, получению чистых зависимостей. Такая методологическая установка приводит к существенному обеднению, упрощению выводов, что хорошо видно на примере зависимости аттракции от подкрепления.

Так, подкрепление может восприниматься как нормативное действие, аттракция в этом случае хотя и возникает, но в значительно меньших размерах, а в ряде ситуаций — вообще не возникает. Строго говоря, ответ на вопрос: «Который час?» — тоже является подкреплением, однако трудно ожидать здесь сильной эмоциональной реакции как следствия благодарности за услугу. Если же ответа не будет, то при отсутствии «уважительной причины» (нет часов, например), возникает враждебность. Взаимные мелкие услуги, такие, как в приведенном примере, являются нормой поведения, следование которой никаких чувств не вызывает.

Включенность общения в паре в контекст взаимодействия с другими людьми обусловливает и восприятие действий партнера по отношению к себе как справедливых, соответствующих моральным нормам, или несправедливых, аморальных. При этом сравнение данного поведенческого акта идет и с общением в других парах (характерны ли для них, например, такие же проявления нежности или применение силы), с взаимодействием субъекта с другими, людьми, т. е. с тем, какие подкрепления он получает от других, и, наконец, с взаимодействием с другими партнерами по общению. Если уровень подкреплений, исходящий от партнера по отношению к другим людям, выше, чем по отношению к субъекту, аттракция возникать не будет или даже сменится враждебностью. Вспомним евангельскую притчу о работниках, получивших за день работы ту же плату, что другие за половину дня или даже за один час. Их недовольство оплатой и как следствие негативная реакция на хозяина были связаны со сравнением собственных подкреплений с подкреплениями, других людей. Контекст общения, таким образом, определяет ту субъ-

ективную шкалу, в которой оценивается подкрепление; при этом действие, вербальное или невербальное, кажущееся внешнему наблюдателю, например экспериментатору, положительным, в этой субъективной системе оценок может представать отрицательным или нейтральным. И наоборот, внешне негативное взаимодействие для самого субъекта может представать позитивным.

Субъективная система оценок строится и на основе соотнесения данного поведенческого акта с имеющимся опытом общения с партнером. Аналогично реакции человека на повторяющиеся перцептивные стимулы определенной интенсивности, привычный уровень подкрепления начинает выступать в качестве своего рода точки отсчета, «ноль» на субъективной шкале уровня подкреплений определяется не столько их абсолютными, легко поддающимися регистрации в эмпирическом исследовании характеристиками, сколько сложившимся паттерном взаимодействия.

Существенное опосредующее влияние на зависимость аттракции от уровня подкрепления оказывает приписывание субъекту похвалы или помощи альтруистических или эгоистических мотивов. В тех случаях, когда подкрепление воспринимается как манипуляторное (лесть, взятка), зависимость аттракции от его величины ослабляется.

Даже если отвлечься от контекста взаимодействия и рассматривать изолированный поведенческий акт, то и здесь аттракция не является простой реакцией на величину подкрепления, она определяется восприятием не только конкретной фразы или действия, но поведения субъекта подкрепления в целом. Так, согласие с основными положениями доклада и его высокая оценка безусловно являются подкреплением для докладчика. Субъективная величина подкрепления, однако, снижается, если оно исходит от человека, который слушал выступление невнимательно, смеялся и разговаривал с соседями. С другой стороны, несогласие с частью сделанных выводов должно восприниматься негативно и снижать аттракцию к тому, кто это несогласие высказал. Вряд ли, однако, такой негативный эффект будет наблюдаться, если оппонент, высказывая свою точку зрения, проявит глубокое знакомство с публикациями авто-

pa доклада — общая высокая оценка и уважение, которые стоят за этим знакомством, «перекроют» отрицательное влияние несогласия по какому-либо конкретному вопросу.

Важно также, особенно в случае вербальной оценки, даваемой другим человеком, считает ли «получатель» эту оценку правильной или неправильной. Если он считает ее заниженной — ситуация достаточно ясна. В этих случаях обычно возникает отрицательное эмоциональное отношение к источнику оценки. Получение же завышенной, с точки зрения субъекта, оценки несколько снижает зависимость аттракции от уровня подкрепления. Это, по-видимому, связано с приписыванием оценивающему в этом случае таких отрицательных качеств, как низкая когнитивная и межличностная компетентность, атрибутирование ему каких-либо эгоистических мотивов или стремления к манипулированию. Однако влияние «ошибочности» много слабее, чем можно было бы ожидать. В многочисленных экспериментах было показано (см. [115]), что субъекты, дающие завышенную с точки зрения самого человека оценку, воспринимаются им в целом более позитивно, чем дающие адекватную. Первым приписывается больший уровень «понимания», чем вторым, с ними больше хотят взаимодействовать и т. д. Это может объясняться, во-первых, меньшей сенситивностью человека к оценкам его по тем параметрам, самооценка по которым у него уже сформирована (если оценка воспринимается как завышенная, значит у человека уже есть достаточно устойчивая самооценка по этой характеристике. Следовательно, ошибка оценивающего становится лишь свидетельством его положительного отношения). Во-вторых, здесь может проявляться сложность внутренней структуры аттракции, в частности наличие в ней относительно независимых факторов, таких, как уважение и, собственно, симпатии (подробнее вопрос о структуре аттракции будет рассмотрен в главе III). Можно предположить, что неадекватно высокая оценка, данная другим человеком, снижает аттракцию к нему субъекта по одним факторам, но повышает по другим, имеющим в общей структуре эмоционального отношения даже большее значение, чем первые.

Здесь возникает один весьма важный вопрос. Когда мы говорим о завышенной или о заниженной оценке, о реакции субъекта на различные аспекты поведения партнера, о приписывании ему тех или иных мотивов и т. д., мы фактически констатируем необходимость обращения к особенностям самосознания субъекта. Именно оно выступает в качестве главной из тех характеристик, которые опосредуют связь эмоциональных отношений с параметрами взаимодействия, в частности с величиной подкреплений, исходящих от другого человека. Таким образом, мы переходим к анализу влияния на аттракцию свойств ее субъекта.

При анализе влияния на эмоциональные отношения особенностей взаимодействия между членами пары прежде всего обращает на себя внимание большая роль так называемых «экологических» переменных, характеризующих условия, в которых разворачивается процесс общения. Можно считать доказанным также, что важнейшим фактором, детерминирующим возникновение симпатии в паре, является участие в совместной, значимой для обоих партнеров деятельности. Влияние же на аттракцию величины подкрепления, которое получают партнеры в процессе общения, носит достаточно сложный характер — аттракция возникает и у объекта подкрепления по отношению к его источнику (субъекту), и у субъекта по отношению к объекту. Аттракция при этом определяется не столько абсолютной величиной подкрепления, сколько результатом сравнения данного взаимодействия с взаимодействиями в других парах или с другими партнерами, степенью его соответствия нормам тех групп, к которым принадлежат общающиеся индивиды, интерпретацией партнерами причин поведения друг друга.

Глава III

Глава IV

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Психологический анализ такой значимой для человека проблемы, какой является проблема эмоциональных отношений, не может ограничиваться констатацией наличия тех или иных фактов или закономерностей — перед ним неизбежно встает вопрос о возможностях и путях оптимизации эмоциональных отношений и целенаправленного воздействия на них. Коррекция эмоциональных отношений, особенно в их долговременном варианте, составляет значительную часть содержания любого психотерапевтического процесса. Это отражает и объективную и субъективную значимость эмоциональных связей с другими людьми для обеспечения психического здоровья, личностной зрелости и достижения высокого уровня адаптации. Поэтому выделять терапию эмоциональных отношений как отдельную практическую задачу вряд ли целесообразно — область получится слишком широкой, охватывающей почти всю психологическую коррекцию. Но, понимая условность выделения отдельной задачи воздействия на эмоциональные отношения, посмотрим все же, как связана практика коррекции отношений с научными психологическими знаниями о закономерностях этих- отношений.

Связь эта крайне слаба, она практически отсутствует. Широко распространенным является мнение, согласно которому психология как наука и психология как практика воздействия и коррекции — две разные и даже не сочетающиеся науки. Распространенность такой позиции среди психологов-практиков приводит и к известному негативизму в адрес «науки». Такая точка зрения стимулируется двумя моментами. Во-первых, как это ни парадоксально, несомненными успехами психокоррекционной работы. К настоящему времени в стране функционирует уже довольно широкая, если сравнивать с недавним прошлым, сеть различного рода психологических служб и консультаций. Опыт показывает, что даже те из них, которые не имеют практически никакого методического обеспечения, укомплектованы лицами самых разных, далеких от

психологии специальностей, тем не менее в целом дают положительный эффект. И вообще коррекция эмоциональных отношений стала у нас успешно развиваться раньше, чем академические исследования этой проблематики. Исследования фактически только начались, коррекция же эмоциональных отношений существует столько же, сколько психотерапия в целом. Во-вторых, наши знания о закономерностях эмоциональных отношений пока еще явно недостаточны, они действительно мало что могут дать для психотерапевтической практики.

Долгое время психология исследования и психология воздействия развивались врозь, в идеальном же варианте их развитие должно быть совместным. В конце концов должны быть построены такие модели значимых для человека аспектов реальности, в том числе и эмоциональных отношений, которые позволят увидеть механизм влияния каждого терапевтического акта, вывести каждый результат из структуры психики клиента.

На наш взгляд, такой синтез исследований и воздействий принципиально возможен, хотя он и является делом будущего. Не говоря сейчас об отдаленных перспективах, остановимся на тех аспектах «полезности» науки об эмоциональных отношениях для практики воздействия на них, которые существуют уже сейчас.

Во-первых, общим местом в рассуждениях о психотерапии и психологическом консультировании стала констатация того, что эффективность работы в значительной степени определяется характером взаимоотношений между психологом и его клиентом и что личность консультанта, его жизненная философия, мироощущение являются важнейшим фактором успеха ‘. Отсюда следует, что сама идеология консультанта, его

1 К сожалению, из этого бесспорного факта легко может быть сделан неправильный вывод: тезис о необходимости для консультанта особых личностных качеств подменяется тезисом об их достаточности и, следовательно, необязательности профессиональной подготовки. Не исключено, что именно такое представление о консультационной работе, как, с одной стороны, не требующей долгого, а значит, и неизбежно не всегда интересного обучения, а с другой стороны, являющейся как бы доказательством высокого личностного развития, является одной из причин своеобразной моды на консультационную деятельность — интереса к ней, не всегда обусловленного личными склонностями.

Взгляды, поскольку они небезразличны к результату оказываемого им воздействия, должны формироваться под влиянием научных фактов по проблеме эмоциональных отношений. К сожалению, здесь, как и во многих других случаях, дело не только и не столько в том, чтобы вовремя прочесть нужную книгу, эти книги часто еще предстоит написать. Феноменология эмоциональных отношений изучена пока явно недостаточно, что отрицательно сказывается и на тех «имплицитных концепциях отношений», которыми пользуются в своей работе психологи-практики.


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Этапы развития отношений | Предназначение быть Женщиной – Ольга Валяева и Алексей Валяев

В чем же заключается развитие отношений? Во-первых, нам нужно продвигаться по семи стадиям отношений – от привычных «Голод-Насыщение-Отвращение» к выполнению своего долга и дружбе. А во-вторых, нам нужно пройти всего три шага. Всего три шага к тому, чтобы в отношениях расцвела Любовь. Но эти три шага не так просты, как кажется.

Это три ключа к изменению отношений, три основания для того, чтобы строить на них большой дом.
Первый шаг – это принятие. Шаг очень-очень трудный. Считается, что женщина принимает мужчину, если она принимает:

  • Его характер и привычки (даже если он не моется по 4 дня и раскидывает носки)
  • Его семью (особенно его маму и их отношения)
  • Его друзей (даже если они алкоголики и тунеядцы)
  • Его работу и уровень дохода (даже если он дворник и зарабатывает копейки)
  • Его условия жизни (даже если он живет в коммуналке в одной комнате с родителями)

Если хотя бы один пункт вызывает сомнения, неприятные ощущения или отвращение – ни о каком принятии речи нет.

Принять мужа – значит, увидеть его таким, как он есть. Без прикрас, без планов на то, что именно в нем нужно переделать, без розовых очков.

Представить, что он никогда не изменится. Так и будет жить в коммуналке с мамой, работать дворником и экономить воду на мытье своего тела. Принятие – это согласиться жить в мире с ним таким. Даже если он никогда не изменится.

Сложно, правда? Нам же всегда кажется, что из мужчины нужно обязательно что-то сделать. Мы точно знаем, что хотим сделать, как его изменить. Заставить мыться каждый день. Запретить встречи с друзьями. Поругаться с его мамой. Заставить его стать начальником и заработать на дом.

И мы активно принимаемся за дело. Сначала каждая уважающая себя женщина выбрасывает все вещи своего супруга, которые ему не идут. Даже если они ему нравились. Она проведет и ревизию обуви, туалетной воды. Часто мужчины на это соглашаются, но через много лет в пылу ссоры вдруг всплывают «его любимые треники», которые она когда-то выбросила тайком.

Потом она возьмется за его карьеру, заставит бросить любимую, но не очень прибыльную работу ради престижного перекладывания бумаг. Так мне вспоминается не очень счастливый кандидат наук, который обожал своих жуков и микроскопы, пока его любимая не решила сделать из него бизнесмена. Он старался сделать ее счастливой, забросил свои дела ради торговли, которая ему претила. Через десяток лет семья распалась, а он вернулся в лабораторию.

Почему мужчины позволяют нам все это? Им кажется, что так они сделают нас счастливыми. И часто пытаются стать теми, кем мы хотим их видеть.

Но из зайца невозможно сделать волка. Даже если вставить ему острую челюсть, перекрасить и заставить охотиться.  Он не станет волком, а останется таким же зайцем, только сильно грустным.

Поэтому очень полезно трезвым взглядом смотреть на мужа до того, как вы вышли замуж. Чтобы разобраться, за кого вы выходите, какие у вас перспективы и исходные данные. Но если вы не сделали этого раньше – сделайте это сейчас.

Чуть позже мы сделаем с вами одно упражнение на принятие мужа, которое поможет вам сделать такой важный шаг.

После принятия следующий шаг – это уважение. Мало согласиться, что он – заяц. Важно еще научиться уважать в нем заячью природу. То есть увидеть сильные стороны своего мужчины, его потенциал  — не придуманный, а реальный. Реальный потенциал кандидата наук – это возможность стать доктором или профессором. А придуманный – это стать бизнесменом, руководителем или медийной персоной.

Увидев его особенности, личные характеристики, привычки – начать это уважать. Уважать его право на свободное время, личное пространство, отношения с другими людьми.

После того, как стадия принятия завершилась успешно, стадия уважения проходит легко и безболезненно. Когда ты принимаешь его родных, как часть его самого, тебе легко научиться уважать то, что он хочет с ними общаться. И уже не так сложно быть милой с его мамой.

Уважение для любого мужчины – это как свежая вода для растений. С таким качественным поливом он будет расти быстрее и эффективнее. И в его сердце начнет рождаться ответное уважение.

Обычно у мужчин это происходит проще и быстрее. И тогда уже не нужно доказывать, что тебе нужна личная территория или время для принятия ванны и подруг.

За уважение мужчина платит ответным уважением. И в качестве премии такая жена получает успешного мужа, готового взять за нее ответственность и заботиться о ней.

И третьим шагом становится верность. Когда женщина уже поняла, за кого вышла замуж, приняла его таким, какой он есть, и научилась его уважать, она учится одной простой фразе.

«Мне другого мужа не нужно».

Без двух предыдущих шагов такое решение невозможно. Потому что периодически ты снова будешь думать о том, что все-таки погорячилась. Все-таки где-то должен быть «мой человек», а не это чудовище, которое мотает мне нервы со своими носками и друзьями. Все-таки должен быть где-то принц, который будет меня на руках носить и дарить мне каждый день охапки роз.

И может быть, этот принц – это один из предыдущих мужчин, с которыми ты встречалась? Вот вышла бы замуж за Васю – у него хоть квартира отдельная. Или за Мишу – он хотя бы начальник. Или за Ивана – он красивый и одевается очень стильно. А у Димы мама была адекватная и живет далеко…

Или может быть, этот принц – это твой начальник или коллега? Пока ты видишь их пару часов в день, он вежливы и обходительны. Двери открывают, если на ногу наступили, то извиняются…

Все эти сомнения крадут счастье. Муж чувствует, что он – просто временно исполняющий обязанности мужа. Что когда найдется более удачный вариант, его отправят в отставку. И это не добавляет ему мотивации стать хорошим мужем. Ему не хочется тратить деньги на такую жену, не хочется вкладывать в нее время и силы. Нет стимула для роста. Нет и возможности для укрепления отношений.

Чтобы родилась настоящая Любовь, в этих поисках нужно поставить точку. Точка – это верность. Не только физическая, но и эмоциональная. Когда ты даже не думаешь о том, чтобы расстаться с ним и найти кого-то получше, не сравниваешь и не выбираешь. Ставишь точку в своих поисках и сомнениях.

Три непростых и очень важных шага к изменению отношений и рождению настоящей Любви именно таковы: принятие, уважение и верность. Три кита, на которых и строится счастливый брак. Три ступеньки вверх, на которые стоит начать карабкаться, ради того, что ждет вас наверху.

Этапы развития отношений между мужчиной и женщиной.

Когда мужчина и женщина встречаются и между ними внезапно вспыхивает чувство, им кажется, что это на всю жизнь. Но проходит какое-то время и они понимают, что ошиблись в своих ожиданиях, а партнер, казавшийся столь идеальным в начале, теперь вызывает раздражение и чувство неприятия. Как и почему это происходит? Почему наша любовь не длится вечно? Что сделать, чтобы сохранить отношения? Давайте последовательно рассмотрим этапы развития отношений между мужчиной и женщиной и постараемся получить ответы на эти и другие вопросы.

Прежде чем приступить к описанию этапов, хочу заметить, что далеко не всегда партнеры проходят их совершенно синхронно, двигаясь в одном темпе. Все мы разные, и хоть подчиняемся одинаковой логике развития, проходим отдельные этапы в разном темпе, иногда надолго застревая на одном из них. Такая асинхронность добавляет дополнительные трудности и в без того нелегкий процесс построения отношений в паре.

Этапы развития отношений между мужчиной и женщиной:

1. Влюбленность. Самый недолгосрочный, но и самый привлекательный для многих этап отношений, т.н. конфетно-букетный период. Мы встречаем человека, который вызывает у нас вначале легкий интерес, стремительно перерастающий во влечение. И вот мы сами не замечаем, как этот человек начинает занимать главное место в нашей жизни. Теперь он становится необходим нам как воздух и само его присутствие рядом с нами окрашивает весь мир в яркие тона, а в душе звучит прекрасная музыка, заставляющая наше сердце бешено биться в такт нашим мыслям. А мысли все об одном — о нем (ней) любимом(ой)!

Такое наше состояние обусловлено ни одним лишь только эмоциональным подъемом. Оно подкрепляется мощным гормональным всплеском, существенно влияющим на деятельность нашего мозга и восприятие им реальности. Мозг влюбленного человека выделяет гормоны, вызывающие переживание чувства удовольствия и даже эйфории, в то же время блокируя нашу способность к анализу и рациональной критике. Эта гормональная атака приводит мозг в состояние, похожее на то, в котором он пребывает при употреблении кокаина, т.е. фактически, в состояние наркотического опьянения. Поэтому те люди, которые сравнивают любовь с наркотиком, не столь уж далеки от истины.

Такое острое состояние влюбленности длится до года — полутора, а дальше постепенно сходит на нет, унося с собой и остроту чувств, и накал страстей. Постепенно физиологическая буря в нашем организме успокаивается и на первый план вновь выходит чувство реальности. Наступает следующая стадия.

2. Пресыщение. Некий промежуточный этап, который характеризуется утратой былых страстей и более спокойным взглядом на ситуацию. Наш партнер все еще представляет для нас известный интерес, но уже перестает быть единственным светом в окошке. Мы начинаем вспоминать, что у нас есть еще и другие интересы, помимо любимого, да и времяпровождение с другими людьми может доставить массу положительных эмоций. Только время от времени у нас возникает тоска по утраченным отношениям, желание их оживить, вернуть на прежний уровень накал страстей. Но даже если нам это и удается на какое-то непродолжительное время, мы в итоге понимаем, что полностью вернуть прежние переживания мы не можем, да и, может, уже не хотим…

Этот этап неизбежен, поскольку в противном случае, мощный гормональный всплеск первого этапа до такой степени истощил бы организм, что мы могли бы умереть. Так, часто люди, прибывающие в состоянии «острой» влюбленности существенно теряют в весе. Поэтому срабатывает некоторое предохранительное реле, существенно снижающее выброс гормонов, и к нам возвращается способность трезво взглянуть на ситуацию.

3. Отвержение. Убрав розовую пелену со своих глаз, мы начинаем замечать не только достоинства, безусловно имеющиеся у нашего партнера, но и его недостатки. И теперь неизбежно акцент делаем на них. Ведь к тем достоинствам, которые мы открыли для себя ранее, мы уже успели привыкнуть, а вновь обнаруженные недостатки так и режут наш глаз, порождая желание избавиться от них, а заодно и от их обладателя. И вот мы уже с недоумением начинаем смотреть на собственный выбор, сомневаясь в его правильности. Возникает вполне закономерный вопрос: Как же я раньше этого не замечал(а)? Ответ зачастую один — потому что он(а) меня обманывал(а). И к нарастающему разочарованию добавляется еще и чувство, что тебя несправедливо обманули.

Возникает благоприятный момент, чтобы встать и уйти, хлопнув дверью и разорвав эти отношения навсегда. Мы ошибочно полагаем, что они потерпели крах не потому, что у нас не хватило сил, желания и мудрости поработать над их развитием и укреплением, а просто мы изначально ошиблись в выборе. И в следующий раз мы будем уже более внимательны и не допустим старых ошибок. Но наступает следующий раз, и ситуация развивается уже по знакомому нам сценарию…

Такое прозрение, наступающее после любовного опьянения, происходит значительно быстрее, если пара не просто встречается где-то время от времени, а начинает жить вместе. Бытовые вопросы, которые им волей не волей приходится решать, существенно снижают степень романтизма, а «милые» домашние привычки обеих сторон раньше времени поднимают вопрос о скрытых недостатках любимого. Как итог, все то же разочарование и желание поискать счастья с кем-то другим.

Мы, прибывая в неком инфантильном (детском) состоянии думаем, что где-то есть тот самый единственный(ая), который просто предназначен для нас. Это человек, состоящий из сплошных достоинств и чуждый всяких дурных привычек и недостатков. Хочу Вас сразу разочаровать: таких людей не бывает! Вы, конечно, скажете, что понимаете это. Но зачастую такое понимание находится на уровне чисто теоретического допущения, а когда человек сталкивается с реальностью, то его понимание и терпимость исчезают в неизвестном направлении.

Вот и получается, что мы всю жизнь бежим по кругу в вечном поиске идеального для себя партнера, постепенно все больше и больше разочаровываясь и в себе и в жизни. Но можно пойти и по другому пути, который показан в следующих этапах развития отношений между мужчиной и женщиной.

4. Терпимость. Я использую именно слово терпимость, а не терпение потому, что последнее часто воспринимается как умение, «сцепив зубы», стойко переносить все невзгоды, выпавшие на долю человека. А я говорю о терпимости, как об умении спокойно принять ситуацию такой, какова она есть, не пытаясь ее изменить насильно. Не смириться и покориться, а именно принять. Ведь мы принимаем то обстоятельство, что вслед за летом приходит осень. И ни одному человеку не приходит в голову возмущаться этой ситуацией или бороться с ней. Мы просто принимаем ее такой, какая она есть, находя в ней свою прелесть и способы получения удовольствия для себя.

Точно также и в отношениях, если Вы готовы принять своего партнера целиком, не деля его качества на положительные и отрицательные, а рассматривая его как целостную личность и яркую индивидуальность, то Вы сможете вывести свои отношения на качественно иной уровень, не доступный на предыдущих этапах. Ведь до этого, мы видели в партнере не живого человека, а некий образ, во многом придуманный нами самими и отражающий наши чаяния и тайные желания. Но этот образ не имел под собой реальной основы, накладываясь на нашего партнера как маска, может и прекрасная, но абсолютно мертвая и холодная. Теперь же у нас есть возможность построить отношения с живым и теплым человеком, по-своему прекрасным и чудесным, не смотря на все его многочисленные явные и мнимые недостатки.

Вспомните о том, что Вас привлекает в Вашем партнере, что не перестает нравиться не смотря ни на что. Стройте свои отношения на том хорошем, что между Вами есть, сводя к минимуму все противоречия. Ведь разорвать отношения так легко, и так сложно, а порой и невозможно бывает их потом склеить.

Очень важно уважать своего партнера и ни в коем случае не пытаться его переделать. Только такое бережное отношение друг к другу станет залогом мира и счастья в семье, а также послужит хорошим примером для другой стороны, если у нее возникнет подобное желание творить на костях своей половинки. Важно уйти от своего эгоистического желания жить в идеальных условиях и научиться радоваться тому, что уже имеешь, постепенно увеличивая свое материальное и духовное благосостояние.

5. Служение. Следующий после принятия логический этап. Теперь мы не только учимся ценить партнера таким, какой он есть, но и становимся на службу его интересов. Постепенно мы учимся давать свою любовь безвозмездно, не ожидая ничего взамен. На этом этапе нам доставляет радость сама возможность делиться с любимым человеком всем, что имеешь сам(а). Это этап силы и взрослой позиции в отношениях. Ведь только действительно сильный человек может позволить себе растрачивать эту силу на других просто так, просто от того, что она у него есть. При этом его сила не истощается, а напротив, возрастает, усиленная радостью и благодарностью человека, испытавшего на себе ее благотворное влияние.

Это этап некого взаимообмена. Давая другому от полноты души и с обеих рук, мы неизбежно порождаем у него желание ответного дара. Я с уверенностью могу утверждать, что ни один психически здоровый человек, получая что-то в дар от дорогого ему существа, не останется равнодушным к этому дару, и обязательно захочет ответить взаимностью. Так устроена наша психика — она не терпит дисбаланса. Такой перекос возможен только между родителями и детьми. Тогда родители безвозмездно дарят себя детям, которые восстанавливают равновесие, также самозабвенно отдавая себя уже своим собственным чадам. Таким образом и соблюдается гармония и равновесие, как основной закон природы.

6. Взамоуважение. Это новый тип уважения, когда уважаешь уже не за какой-то отдельный поступок или конкретное качество, а личность в целом, во всей совокупности ее черт и как результат совместно пережитых взлетов и падений. На этом этапе вслед за пониманием и принятием приходит понимание ценности человека, как такового. Вместе с уважением растет и доверие к партнеру, как к человеку на которого всегда можно положиться и который не только поддержит в трудную минуту, но и сможет разделить с тобой радость. Здесь на первый план выходит чувство надежного плеча (у женщин) или тыла (у мужчин), чувство данности и, возможно, незыблемости отношений.

И в то же время в отношения добавляется та легкость, которая со временем возникает между старыми друзьями, которые понимают друг друга с полуслова, с полувзгляда. Мы доверяем партнеру и легко, не стесняясь, можем говорить с ним на любые темы, не боясь, что он неправильно нас поймет. Наш партнер действительно становится нашей половинкой, своего рода продолжением нас, не переставая при этом быть отдельной личностью.

7. Любовь в ее истинном облике. Это уже не то слепое и всепоглощающее чувство, которое было в самом начале, а спокойное, глубокое, такое возвышенное и одновременно простое отношение к партнеру, как к величайшей ценности, источнику  бесконечной радости и неисчерпаемых открытий. Это то чувство, когда приятно просто помолчать вместе. Это уже не страсть, а своего рода родство душ, когда один человек органично дополняет другого.  В этом смысле мне нравится такое высказывание:

Любовь — это когда смотришь не друг на друга, а в одну сторону.

Похожие статьи:

Friend me:

Романтические отношения, этапы развития, причины угасания

Романтические отношения жизненно необходимы любой паре. Без них встречи или совместное проживание вскоре станут пресными, а вместе со скукой придет и постепенное раздражение. Закономерный итог — пары расстаются, так как перестают видеть смысл в продолжении своих отношений. Но как так получается? Почему, казалось бы, крепкие семьи, или же пары, словно идеально дополняющие друг друга, могут внезапно распасться?

Особенность романтических отношений — оба партнера признают друг друга единомышленниками, и совместное существование становится для них наиболее приятным времяпровождением.

Однако, с завершением конфетно-букетного периода, когда обе стороны перестают пытаться удивить друг друга, наступает рутина, а также ностальгия по временам, когда неизвестно, что можно было ожидать от своей второй половины.

Романтические отношения — психология и особенности их формирования

Романтика в понимании обоих полов достаточно сильно различается. Для женщин она выражается в различных комплиментах, проявлениях нежности, заботы. У мужчин же романтика более прямая. Им важнее проявление партнерских качеств и компанейского духа, готовности поддержать любое начинание, например, устроить спуск на байдарках. Такие неожиданные поступки способствуют появлению привязанности, причем она лишь усиливается, если люди обладают общими увлечениями или хобби, им становится еще более приятно проводить время друг с другом.

Начало романтических отношений бывает интересным:

  • игривые СМС;
  • нежданная встреча в необычном месте;
  • совместный поход в кино или на футбол.

Специфика романтики такова, что люди быстро сходятся, ведомые возвышенными ожиданиями, что внезапно возникшая страсть будет держаться вечно. Однако в итоге она затухает и возникает рутина. О таком подходе к жизни говорит высокая статистика разводов. Пары разочаровываются друг в друге, поскольку многие думают, что романтику и элемент неожиданности не нужно поддерживать в течение всего периода отношений.

Неспособность людей соответствовать запросам друг друга просто губит отношения.

Динамика развития отношений

Согласно психологии динамика отношений развивается следующим образом:

  1. Привлечение. На этом этапе формируется взаимный интерес. В первую очередь оценивается соответствие критериям привлекательности, таким как благородство, доброта, красота и прочее. Именно в этот момент желаемое заменяет действительное, особенно на фоне ярких положительных эмоций, которые партнеры получают от встреч.
  2. Увлеченность. Этот этап начинается, если человек соответствует критериям уже некоторое время. Продолжаются частые встречи, возможно начало совместного проживания. Данный этап характеризуется иллюзиями по поводу потребностей и возможностей партнера. И хотя эмоции все еще положительные, некоторые отношения могут закончиться на фоне неудовлетворенности.
  3. Привыкание. Вместо романтики наступает рутина. Пропадает новизна отношений, наступает привыкание, многие черты партнера уже не воспринимаются уникальными, а как сами собой разумеющиеся.
  4. Ожидание. Партнеры начинают обнаруживать различия между образом, который был создан их воображением и реальностью. Начинается фиксация на негативе и пристальное наблюдение за поведением близкого человека. Особенно это касается интима.
  5. Разочарование. Если разногласия слишком сильны, то партнерам приходится переживать огромное количество негатива: гнев, обиду, ощущение обмана. Люди начинают вспоминать начало отношений и сравнивать их с текущим состоянием. На этом этапе еще вполне возможна терапия и спасение романа.
  6. Порог реориентации. У обоих партнеров начинает возникать мысль, что смысла спасать отношения нет.
  7. Разрыв. Партнеры начинают прилагать все усилия для разрыва отношений, автоматически обвиняя другого во всех бедах. Некоторые пары, однако, все равно остаются вместе, ограничиваясь только бытовыми темами при разговоре. Подобный поворот событий может привести к депрессии или другим психосоматическим расстройствам.

В начале отношений партнер всегда воспринимается иначе, чем спустя какое-то время. Нельзя давать фантазии разыграться, чтобы не получить слишком большое разочарование в конце.

Тогда и сохранить романтический настрой будет гораздо проще.

Как сохранить романтические отношения

Самое важное, когда отношения уже начинают устанавливаться, провести разговор по душам. Необходимо подходить к миру с точки зрения реализма. Благодаря одному откровенному разговору можно не только больше узнать о будущем спутнике жизни, но и понять, каким образом можно будет сохранять романтическую обстановку и дальше, с учетом увлечений «второй половинки». При этом следует понимать, что романтика всегда должна быть обоюдной, обе стороны обязаны вносить свой вклад.

Желательно завести собственный романтический день, лучше перед началом выходных. Также периодически необходимо делать сюрпризы, например, ужин при свечах.

В отношениях важен именно элемент неожиданности, чтобы партнер не знал, что принесет ему следующий день. Подарки, встречи, совместные походы.

Поддерживать отношения несложно, но делать это надо постоянно и необычно.

Психология романтических отношений — видео

эмоционального развития | Определение, примеры, дети и подростковый возраст

Эмоциональное развитие , появление опыта, выражения, понимания и регулирования эмоций с рождения, а также рост и изменение этих способностей в детстве, юности и зрелости. Развитие эмоций происходит в сочетании с нервным, когнитивным и поведенческим развитием и возникает в определенном социальном и культурном контексте.

Младенчество

Выражение эмоций в младенчестве способствует переходу от полной зависимости к автономии.Выражение интереса способствует исследованию и когнитивному развитию. Социальные (преднамеренные) улыбки и другие выражения радости способствуют социальному взаимодействию и здоровым отношениям привязанности с основными опекунами. Выражение печали поощряет сочувствие и помогает, а выражение гнева сигнализирует о протесте и дискомфорте. Уникальная склонность младенцев к переживанию и выражению определенных эмоций и порог для выражения этих эмоций обычно называют их темпераментом или характерной эмоциональностью.

Исследователи в целом согласны с тем, что неонатальные (непреднамеренные) улыбки присутствуют при рождении и что социальная улыбка и эмоциональное выражение интереса появляются уже в шестинедельном возрасте. К четырем-пяти месяцам младенцы выборочно улыбаются знакомым лицам и другим младенцам, и их опекуны начинают делиться с ними позитивными эмоциями.

Исследователи расходятся во мнениях в своих объяснениях развития и времени появления дискретных негативных эмоциональных выражений.В соответствии с точкой зрения, что младенцы выражают отрицательные эмоции в раннем младенчестве, ученые показали, что младенцы по-разному воспринимают отрицательные эмоциональные выражения (например, грусть, гнев) других и реагируют на них по-разному к четырехмесячному возрасту.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

В течение вторых шести месяцев жизни, когда младенцы приобретают элементарные познавательные способности и память, они начинают выражать определенные эмоции в зависимости от контекста.Эмоции начинают проявляться динамично, когда младенец начинает принимать более непосредственную роль в эмоциональном обмене с воспитателями. Эмоциональная связь с опекуном становится все более важной, поскольку младенцы ищут поддержки в исследованиях и ищут сигналы опасности.

Детство и раннее детство

В период раннего детства, в сочетании с быстрым созреванием лобных долей и лимбической цепи мозга, возникает распознавание себя. В результате малыш стремится стать более независимым, и в этой борьбе за автономию усиливается выражение гнева и неповиновения.Способность отличать себя от других также способствует эмпатическому поведению и моральному пониманию. К концу второго года жизни малыши реагируют на негативные сигналы от других, и у них появляются определенные эмоциональные реакции на свои собственные негативные действия. Эмоции, которые возникают при элементарном представлении о себе, часто называют эмоциями самосознания и включают стыд, смущение, вину и гордость. Некоторые застенчивые эмоции, такие как гордость и чувство вины, не проявляются до тех пор, пока малыши и маленькие дети не научатся концептуализировать внутренние стандарты поведения.

Когда дети поступают в дошкольные учреждения, они начинают навешивать ярлыки на свои эмоции и полагаться на разговоры об эмоциях в семье, чтобы облегчить понимание основных эмоций. Маленькие дети сначала отделяют счастье от отрицательных эмоций, а затем начинают отличать друг от друга отрицательные эмоции, такие как грусть, гнев и страх. Они начинают распознавать эти эмоции в выражениях лиц, а затем, вступая в средний возраст детства, начинают понимать ситуативные детерминанты эмоций.Понимание эмоциональной субъективности также развивается по мере того, как дети узнают, что то, что делает одного ребенка счастливым, может не заставить другого ребенка чувствовать то же самое.

Возникновение эмоциональной саморегуляции особенно важно в раннем детстве и происходит в контексте семьи и отношений со сверстниками. Открытое выражение положительных эмоций и теплые, поддерживающие отношения между родителями и детьми способствуют эффективному эмоциональному саморегулированию. С другой стороны, частое проявление негативных эмоций в семье и резкие карательные дисциплинарные меры усиливают переживание тревожных и нерегулируемых эмоций, которые могут привести к психопатологии.Соответствующие отношения со сверстниками, характеризующиеся совместной игровой деятельностью, также важны для развития эмоциональной регуляции в раннем детстве. Дети обретают эмоциональное понимание и способность к чуткому и полезному поведению благодаря хорошо отрегулированному эмоциональному обмену со сверстниками.

Среднее и старшее детство

В среднем и позднем детстве возникают устойчивые самооценки, основанные на типичных эмоциональных переживаниях ребенка. Обладая повышенной способностью к саморефлексии, дети начинают понимать свои застенчивые эмоции.В результате постоянное переживание паттернов застенчивых эмоций влияет на самооценку ребенка. Например, склонность испытывать стыд, а не вину в ответ на негативные проступки, влияет на возникающую у ребенка самооценку и может стимулировать склонность реагировать агрессией или насилием.

Также в среднем и позднем детстве дети начинают понимать, что одна ситуация или событие может привести к переживанию множества смешанных эмоций.Например, дети старшего возраста понимают, что прощальная вечеринка для брата или сестры, который уезжает в колледж, скорее всего, будет как радостным, так и печальным событием для ребенка и его брата или сестры. Эта способность, вероятно, возникает из когнитивной способности понимать несколько аспектов ситуации, называемой децентрацией.

Дети также изучают правила демонстрации эмоций в среднем и позднем детстве. Например, ребенок учится выглядеть счастливым, даже если он расстроен, когда друг или член семьи делает ему нежелательный подарок.Использование правил отображения имеет тенденцию к увеличению, поскольку дети начинают задумываться о том, какие последствия их действия могут иметь для других. Правила демонстрации используются разумно, а вероятность подавления негативных эмоций зависит от ряда факторов, включая пол ребенка, вероятных получателей выражения, конкретный контекст и культурную среду ребенка.

эмоциональное развитие | Определение, примеры, дети и подростковый возраст

Эмоциональное развитие , появление опыта, выражения, понимания и регулирования эмоций с рождения, а также рост и изменение этих способностей в детстве, юности и зрелости.Развитие эмоций происходит в сочетании с нервным, когнитивным и поведенческим развитием и возникает в определенном социальном и культурном контексте.

Младенчество

Выражение эмоций в младенчестве способствует переходу от полной зависимости к автономии. Выражение интереса способствует исследованию и когнитивному развитию. Социальные (преднамеренные) улыбки и другие выражения радости способствуют социальному взаимодействию и здоровым отношениям привязанности с основными опекунами.Выражение печали поощряет сочувствие и помогает, а выражение гнева сигнализирует о протесте и дискомфорте. Уникальная склонность младенцев к переживанию и выражению определенных эмоций и порог для выражения этих эмоций обычно называют их темпераментом или характерной эмоциональностью.

Исследователи в целом согласны с тем, что неонатальные (непреднамеренные) улыбки присутствуют при рождении и что социальная улыбка и эмоциональное выражение интереса появляются уже в шестинедельном возрасте.К четырем-пяти месяцам младенцы выборочно улыбаются знакомым лицам и другим младенцам, и их опекуны начинают делиться с ними позитивными эмоциями.

Исследователи расходятся во мнениях в своих объяснениях развития и времени появления дискретных негативных эмоциональных выражений. В соответствии с точкой зрения, согласно которой младенцы выражают отрицательные эмоции в раннем младенчестве, ученые показали, что младенцы по-разному воспринимают отрицательные эмоциональные выражения и реагируют на них (например,ж., печаль, гнев) других к четырем месяцам.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

В течение вторых шести месяцев жизни, когда младенцы приобретают элементарные познавательные способности и память, они начинают выражать определенные эмоции в зависимости от контекста. Эмоции начинают проявляться динамично, когда младенец начинает принимать более непосредственную роль в эмоциональном обмене с воспитателями. Эмоциональная связь с опекуном становится все более важной, поскольку младенцы ищут поддержки в исследованиях и ищут сигналы опасности.

Детство и раннее детство

В период раннего детства, в сочетании с быстрым созреванием лобных долей и лимбической цепи мозга, возникает распознавание себя. В результате малыш стремится стать более независимым, и в этой борьбе за автономию усиливается выражение гнева и неповиновения. Способность отличать себя от других также способствует эмпатическому поведению и моральному пониманию. К концу второго года жизни малыши реагируют на негативные сигналы от других, и у них появляются определенные эмоциональные реакции на свои собственные негативные действия.Эмоции, которые возникают при элементарном представлении о себе, часто называют эмоциями самосознания и включают стыд, смущение, вину и гордость. Некоторые застенчивые эмоции, такие как гордость и чувство вины, не проявляются до тех пор, пока малыши и маленькие дети не научатся концептуализировать внутренние стандарты поведения.

Когда дети поступают в дошкольные учреждения, они начинают навешивать ярлыки на свои эмоции и полагаться на разговоры об эмоциях в семье, чтобы облегчить понимание основных эмоций.Маленькие дети сначала отделяют счастье от отрицательных эмоций, а затем начинают отличать друг от друга отрицательные эмоции, такие как грусть, гнев и страх. Они начинают распознавать эти эмоции в выражениях лиц, а затем, вступая в средний возраст детства, начинают понимать ситуативные детерминанты эмоций. Понимание эмоциональной субъективности также развивается по мере того, как дети узнают, что то, что делает одного ребенка счастливым, может не заставить другого ребенка чувствовать то же самое.

Возникновение эмоциональной саморегуляции особенно важно в раннем детстве и происходит в контексте семьи и отношений со сверстниками.Открытое выражение положительных эмоций и теплые, поддерживающие отношения между родителями и детьми способствуют эффективному эмоциональному саморегулированию. С другой стороны, частое проявление негативных эмоций в семье и резкие карательные дисциплинарные меры усиливают переживание тревожных и нерегулируемых эмоций, которые могут привести к психопатологии. Соответствующие отношения со сверстниками, характеризующиеся совместной игровой деятельностью, также важны для развития эмоциональной регуляции в раннем детстве.Дети обретают эмоциональное понимание и способность к чуткому и полезному поведению благодаря хорошо отрегулированному эмоциональному обмену со сверстниками.

Среднее и старшее детство

В среднем и позднем детстве возникают устойчивые самооценки, основанные на типичных эмоциональных переживаниях ребенка. Обладая повышенной способностью к саморефлексии, дети начинают понимать свои застенчивые эмоции. В результате постоянное переживание паттернов застенчивых эмоций влияет на самооценку ребенка.Например, склонность испытывать стыд, а не вину в ответ на негативные проступки, влияет на возникающую у ребенка самооценку и может стимулировать склонность реагировать агрессией или насилием.

Также в среднем и позднем детстве дети начинают понимать, что одна ситуация или событие может привести к переживанию множества смешанных эмоций. Например, дети старшего возраста понимают, что прощальная вечеринка для брата или сестры, который уезжает в колледж, скорее всего, будет как радостным, так и печальным событием для ребенка и его брата или сестры.Эта способность, вероятно, возникает из когнитивной способности понимать несколько аспектов ситуации, называемой децентрацией.

Дети также изучают правила демонстрации эмоций в среднем и позднем детстве. Например, ребенок учится выглядеть счастливым, даже если он расстроен, когда друг или член семьи делает ему нежелательный подарок. Использование правил отображения имеет тенденцию к увеличению, поскольку дети начинают задумываться о том, какие последствия их действия могут иметь для других. Правила демонстрации используются разумно, а вероятность подавления негативных эмоций зависит от ряда факторов, включая пол ребенка, вероятных получателей выражения, конкретный контекст и культурную среду ребенка.

Эмоции: эмоциональное развитие в детстве

Введение и тема

Теоретическая перспектива

Теоретическая перспектива эмоционального развития в детстве представляет собой комбинацию теории функционализма и теории динамических систем. 1 : Встречи ребенка с окружающей средой можно рассматривать как динамические транзакции, которые включают несколько компонентов, связанных с эмоциями (например, экспрессивное поведение, физиологические паттерны, тенденции к действиям, цели и мотивы, социальный и физический контекст, оценки и переживания), которые меняются с течением времени по мере взросления ребенка и в ответ на изменение взаимодействия с окружающей средой.Эмоциональное развитие отражает социальный опыт, включая культурный контекст. В другом месте я утверждал, что эмоциональное развитие следует рассматривать с биоэкологической основы, которая рассматривает людей как динамические системы, встроенные в контекст сообщества. 2 Таблица 1 суммирует заслуживающие внимания описательные маркеры эмоционального развития в связи с социальным взаимодействием.

Таблица 1. Заслуживающие внимания маркеры эмоционального развития в связи с социальным взаимодействием

Возрастной период

Регламент / Соглашение

Экспрессивное поведение

Отношения Дом

Младенчество:
0 — 12 мес.

Успокаивающий и обучающийся регулированию реактивности.

Регулирование внимания в службе согласованных действий.

Опора на опекунов в качестве поддерживающих «строительных лесов» в стрессовых обстоятельствах.

Поведение синхронно с другими в некоторых выразительных каналах.

Усиление дискриминации чужих выражений.

Повышение экспрессивной реакции на стимулы под условным контролем.

Улучшение координации выразительного поведения с обстоятельствами, вызывающими эмоции.

Социальные игры и очередность (например, «подглядывать»).

Социальные ссылки.

Использование социально-инструментальных сигналов (например, «фальшивый» плач для привлечения внимания).

Детский возраст:
12 мес. — 2,5 года

Возникновение самосознания и осознания собственной эмоциональной реакции.

Раздражительность из-за ограничений, налагаемых на расширение автономии и потребности в разведке.

Самооценка и самосознание проявляются в выразительном поведении, сопровождаемом стыдом, гордостью, скромностью.

Повышение вербального понимания и выработки слов для выразительного поведения и эмоциональных состояний.

Ожидание разных чувств к разным людям.

Усиление различения эмоций других людей и их значимости.

Ранние формы сочувствия и просоциального действия.

Дошкольное учреждение:
2-5 лет

Символический доступ облегчает регулирование эмоций, но символы также могут вызвать стресс.

Общение с другими людьми расширяет возможности ребенка оценивать и осознавать собственные чувства и события, вызывающие эмоции.

Принятие мнимо-выразительного поведения в игре и поддразнивании.

Прагматическое осознание того, что «фальшивые» выражения лица могут ввести другого в заблуждение относительно чувств.

Общение с другими людьми развивает понимание ребенком социальных взаимодействий и ожиданий в отношении поведения.

Сочувственное и просоциальное поведение по отношению к сверстникам.

Более глубокое понимание эмоций других людей.

Начальная начальная школа: 5-7 лет

Застенчивые эмоции (например, смущение) подлежат регулированию.

Обращение за поддержкой к опекунам по-прежнему является важной стратегией выживания, но очевидна растущая зависимость от ситуативного решения проблем.

Утверждение «крутого эмоционального фронта» у сверстников.

Улучшение координации социальных навыков с собственными эмоциями и эмоциями других людей.

Раннее понимание согласованных «сценариев» эмоций.

Среднее детство:
7-10 лет

Решение проблем — предпочтительная стратегия выживания, если контроль хотя бы умеренный.

Стратегии дистанцирования, используемые, если контроль оценивается как минимальный.

Признание норм выразительного поведения, искреннего или скрытого.

Использование экспрессивного поведения для модуляции динамики отношений (напр.г., улыбаясь, упрекая друга).

Осведомленность о нескольких эмоциях по отношению к одному и тому же человеку.

Использование нескольких временных рамок и уникальной личной информации о другом в качестве помощи в развитии близких дружеских отношений.

Ранний возраст:
10-13 лет

Повышение точности оценки реалистичного контроля в стрессовых обстоятельствах.

Способен генерировать несколько решений и дифференцированные стратегии борьбы со стрессом.

Различие между искренним эмоциональным выражением с близкими друзьями и управляемыми демонстрациями с другими.

Повышение социальной чувствительности и осведомленности о «сценариях» эмоций в сочетании с социальными ролями.

Подростковый возраст:
13+ лет

Осознание собственных эмоциональных циклов (например, чувство вины из-за чувства гнева) способствует проницательному выживанию.

Усиление интеграции моральных качеств и личной философии в борьбе со стрессом и принятием последующих решений.

Умелое применение стратегий самопрезентации для управления впечатлениями.

Осознание взаимной и взаимной передачи эмоций как влияющих на качество отношений.

Примечание. Из Саарни (2000, стр. 74-75). Авторские права 2000 принадлежат Джосси-Басс. Печатается с разрешения автора.

Последние результаты исследований

Развитие эмоциональной компетентности

Продуктивный способ взглянуть на эмоциональное функционирование — это степень, в которой оно служит адаптивным и самоэффективным целям человека.Конструктивная эмоциональная компетентность 3 была предложена как набор ориентированных на аффективность поведенческих, когнитивных и регулирующих навыков, которые появляются с течением времени по мере развития человека в социальном контексте. Индивидуальные факторы, такие как когнитивное развитие и темперамент, действительно влияют на развитие эмоциональных способностей; однако на навыки эмоциональной компетентности также влияет прошлый социальный опыт и знания, в том числе история отношений человека, а также система убеждений и ценностей, в которой живет человек.Таким образом, мы активно создаем свой эмоциональный опыт посредством комбинированного влияния наших структур когнитивного развития и нашего социального воздействия на эмоциональный дискурс. Благодаря этому процессу мы узнаем, что значит чувствовать что-то и что-то делать с этим. В таблице 2 перечислены 8 навыков эмоциональной компетентности.

Таблица 2. Навыки эмоциональной компетентности

1.

Осознание своего эмоционального состояния, включая возможность того, что он испытывает несколько эмоций, и на еще более зрелых уровнях осознание того, что человек может также не осознавать свои чувства из-за бессознательной динамики или избирательного невнимания.

2.

Навыки распознавания и понимания эмоций других на основе ситуативных и выразительных сигналов, которые имеют определенную степень согласия относительно их эмоционального значения.

3.

Навык использования словаря эмоций и их выражения в терминах, обычно доступных в субкультуре и на более зрелых уровнях, для усвоения культурных сценариев, связывающих эмоции с социальными ролями.

4.

Способность сочувствовать и сочувствовать другим эмоциональным переживаниям.

5.

Навык осознания того, что внутреннее эмоциональное состояние не обязательно должно соответствовать внешнему выражению, как в самом себе, так и в других, а на более зрелых уровнях способность понимать, что свое эмоционально-выразительное поведение может влиять на другого, и учитывать это в себе. стратегии презентации.

6.

Способность к адаптивному преодолению отвращающих или тревожных эмоций с помощью стратегий саморегуляции, которые улучшают интенсивность или временную продолжительность таких эмоциональных состояний (например, «стрессоустойчивость»).

7.

Осведомленность о том, что структура или природа отношений частично определяется как степенью эмоциональной непосредственности или искренности выразительного выражения, так и степенью взаимности или симметрии в отношениях; е.g. зрелая близость частично определяется взаимным или взаимным разделением подлинных эмоций, тогда как отношения между родителями и детьми могут иметь асимметричное разделение настоящих эмоций.

8.

Способность к эмоциональной самоэффективности: человек рассматривает себя или себя как чувство в целом, то, как он или она хочет чувствовать. Таким образом, эмоциональная самоэффективность означает, что человек принимает свой эмоциональный опыт, будь то уникальный и эксцентричный или культурно условный, и это принятие согласуется с убеждениями человека о том, что составляет желаемый эмоциональный «баланс».По сути, человек живет в соответствии со своей личной теорией эмоций, когда демонстрирует эмоциональную самоэффективность, интегрированную с его моральным чувством.

Примечание. Из Саарни (2000, стр. 77-78). Авторские права 2000 принадлежат Джосси-Басс. Печатается с разрешения автора.

Отношения привязанности с опекунами — это исходный контекст, в котором раскрывается эмоциональная жизнь ребенка. Если опекуны обычно удовлетворяют потребности младенца, ребенок начинает усваивать представление о том, что мир — безопасное место, а другие заслуживают доверия и отзывчивы.Таким образом, младенец становится уверенным в своей привязанности к опекуну. Отношения воспитателя и ребенка закладывают основу для развития эмоциональных навыков и закладывают основу для будущих социальных отношений. Надежная привязанность дает ребенку возможность исследовать мир и общаться со сверстниками. Подтверждение того, что мир является отзывчивым, предсказуемым и надежным, способствует развитию у ребенка способности к саморегулированию. В исследовании дошкольников Денхэм и ее коллеги 4 обнаружили положительную связь между надежностью привязанности к матери и надежностью привязанности к учителям.Более того, надежность привязанности как к матери, так и к учителю положительно связана с пониманием эмоций и регулируемым гневом.

Напротив, ребенок, который воспринимает мир как непредсказуемый, невосприимчивый и / или враждебный, должен тратить огромное количество энергии на самоуправление эмоциональным возбуждением. Небезопасная привязанность связана с эмоциональной и социальной некомпетентностью, особенно в областях понимания эмоций и регулируемого гнева. 4 Кроме того, восприятие безразличного или недружелюбного социального мира влияет на последующие эмоциональные реакции и межличностное поведение.Например, у ребенка, который подвергается жестокому обращению, могут развиться первичные эмоциональные реакции, такие как беспокойство или страх. 5 Всегда проявляющий бдительность в отношении признаков угрозы, ребенок может проявлять агрессивное или покорное поведение в качестве средства самозащиты, и такое поведение может подвергнуть ребенка риску в будущем стать хулиганом или жертвой. Когнитивно-аффективные структуры, связанные с жестоким обращением, могут способствовать эмоциональному ограничению или особой эмоциональной реактивности, препятствуя способности ребенка успешно общаться со сверстниками. 6

Развитие навыков эмоциональной компетентности — это процесс развития, при котором конкретный навык проявляется по-разному в разном возрасте. У маленьких детей знание эмоций более конкретное, с повышенным вниманием к наблюдаемым факторам. Выражение эмоций и регуляция эмоций у маленьких детей менее развиты, что требует большей поддержки и подкрепления со стороны социальной среды. Учащиеся начальной школы развиваются в своей способности самостоятельно рассказывать об эмоциях и использовать слова для объяснения ситуаций, связанных с эмоциями.По мере взросления детей их выводы о том, что чувствуют другие, объединяют не только ситуационную информацию, но также информацию, касающуюся предыдущего опыта и истории. Дети постарше также лучше понимают и выражают сложные эмоции, такие как гордость, стыд или смущение. К подростковому возрасту вопросы идентичности, морального облика и комбинированные эффекты стремления и возможности более явно признаются молодежью как важные.

Навыки эмоциональной компетентности не развиваются изолированно друг от друга, и их развитие тесно связано с когнитивным развитием.Например, понимание эмоций других людей растет во взаимодействии с расширением осознания собственного эмоционального опыта, способности сопереживать и способности понимать причины эмоций и их поведенческие последствия. Более того, по мере того, как дети узнают, как и почему люди действуют так, как они поступают, они растут в своей способности эмоционально делать выводы о том, что происходит.

Позитивное развитие и эмоциональная компетентность

Компетентные дети и молодежь не живут без проблем, но у них есть как индивидуальные, так и экологические ресурсы, которые помогают им справляться с различными жизненными событиями.Навыки эмоциональной компетентности — это один из ресурсов, который молодые люди используют для решения разнообразных жизненных проблем. Как и в случае с развитием в других областях, овладение ранними навыками, связанными с эмоциональным развитием, такими как аффективная регуляция, влияет на способность ребенка преодолевать будущие проблемы развития.

Выводы

Сильные стороны в области эмоциональной компетентности могут помочь детям и подросткам эффективно справиться с определенными обстоятельствами, а также способствовать развитию характеристик, связанных с положительными результатами развития, включая чувство собственной эффективности, просоциальное поведение и поддерживающие отношения с семьей и сверстниками.Кроме того, эмоциональная компетентность служит защитным фактором, уменьшающим влияние ряда факторов риска. В ходе исследования были выделены отдельные атрибуты, которые могут оказывать защитное влияние, некоторые из которых отражают основные элементы эмоциональной компетентности, включая навыки, связанные с чтением межличностных сигналов, решением проблем, выполнением целенаправленного поведения в межличностных ситуациях и рассмотрением вариантов поведения как из инструментальных средств. и эмоциональная точка зрения. 7

Ссылки

  1. Саарни, К., Кампос, Дж., Камрас, Л., и Уизерингтон, Д. (2008). Принципы эмоции и эмоциональной компетентности. В W. Damon & R. Lerner (Eds.), Развитие детей и подростков: продвинутый курс (стр. 361-405). Хобокен, Нью-Джерси: Уайли.
  2. Саарни, К. (2008). Связь эмоционального развития с социальным контекстом. В: М. Льюис, Дж. Хэвиланд-Джонс и Л. Фельдман Барретт (ред.), Справочник эмоций (3-е изд., Стр. 332-347). Нью-Йорк: Guilford Press.
  3. Саарни, К.(1999). Развитие эмоциональной компетентности . Нью-Йорк: Guilford Press.
  4. Денхэм, С., Блэр, К., ДеМалдер, Э., Левитас, Дж., Сойер, К., Ауэрбах-Майор, С. и др. (2003). Дошкольная эмоциональная компетентность: путь к социальной компетентности. Развитие ребенка , 74, 238-256.
  5. Поллак, С. Д., Чиккетти, Д., Хорнунг, К., Рид, А. (2000). Распознавание эмоций на лицах: последствия жестокого обращения и пренебрежения к детям для развития. Психология развития , 36, 679-688.
  6. Поллак, С. Д. (2008). Механизмы, связывающие ранний опыт и возникновение эмоций: иллюстрации из исследования детей, подвергшихся жестокому обращению. Текущие направления психологической науки ,, 17, 370-375.
  7. Шилдс, А., Дикштейн, С., Сейфер, Р., Гуисти, Л., Маги К.Д. и Спритц, Б. (2001). Эмоциональная компетентность и ранняя адаптация к школе: исследование дошкольников из группы риска. Раннее образование и развитие , 12, 73-96.

Отношения между сверстниками: Отношения между братьями и сестрами | Энциклопедия раннего развития детей

Декабрь 2014 г., ред.изд.

Введение

У большинства детей во всем мире есть хотя бы один брат или сестра. Отношения между братьями и сестрами, вероятно, длятся дольше, чем любые другие отношения в жизни человека, и играют неотъемлемую роль в жизни семей. Тем не менее, по сравнению с обилием исследований взаимоотношений родителей и детей, относительно мало внимания уделяется роли братьев и сестер и их влиянию на развитие друг друга. В последние десятилетия исследования были сосредоточены на отношениях между братьями и сестрами в раннем детстве, а также на отходе от изучения роли структурных переменных (например,g., возраст, порядок рождения) в сторону большего числа переменных процесса (например, понимание их социальных миров) оказалось плодотворным направлением. Братья и сестры рассматриваются как неотъемлемый компонент семейных систем 1,2 и как важный контекст для обучения и развития 3 , но существует ряд методологических и концептуальных проблем при изучении братьев и сестер с этой точки зрения.

Тема

В раннем детстве выделяются четыре основные характеристики родственных отношений. 2,4 Во-первых, взаимоотношения между братьями и сестрами — это эмоционально заряженные отношения, определяемые сильными, раскованными эмоциями положительного, отрицательного и иногда двойственного характера. 4,5,6 Во-вторых, отношения между братьями и сестрами определяются близостью: поскольку молодые люди проводят много времени вместе, играя, они очень хорошо знают друг друга. Эта долгая история и глубокие знания превращаются в возможности оказывать друг другу эмоциональную и инструментальную поддержку, 7,8 участвовать в ролевой игре, 9,10,11 в конфликте, 12,13,14 и понимать других. ‘ точки зрения. 15-19 В-третьих, отношения между братьями и сестрами характеризуются большими индивидуальными различиями в качестве взаимоотношений детей друг с другом. 1,2,4,6 В-четвертых, разница в возрасте между братьями и сестрами часто приводит к проблемам власти и контроля 20,21 , а также соперничества и ревности 22,23,24 источников раздора для детей, но также и обеспечить контекст для более позитивных типов взаимодополняющих обменов, таких как обучение, помощь, 2,25-30 и взаимодействие по уходу. 31-33 В общих чертах, особенности отношений между братьями и сестрами иногда делают их сложными для родителей из-за потенциально эмоционального и очень заряженного характера отношений. Одна из проблем, возникающих из-за разницы в возрасте, — это различное отношение родителей. 34,35

Проблемы

Существует ряд методологических проблем, которые беспокоят родную литературу. Порядок рождения и возрастные различия смешиваются во многих исследованиях, поэтому сложно провести различие между ролевыми и возрастными различиями. 14 Набор семей с маленькими детьми и сбор данных дома может занять много времени, но дает богатые натуралистические данные. Братья и сестры среднего класса обычно изучались, и поэтому мы мало знаем о семьях с более чем двумя детьми, неполных семьях, 36 из разных социально-экономических групп, 3 или из незападных семей, 37,38 хотя были некоторые исследования мексикано-американских семей. 39,40,41

Контекст исследования

Существует ряд лонгитюдных исследований, в которых изучались братья и сестры и семьи в раннем детстве и за его пределами. 22,42-49 В большинстве исследований братьев и сестер в раннем детстве использовались натуралистические наблюдения за общением братьев и сестер дома, обычно со своими матерями, хотя некоторые исследования также включали отцов. 12,22,42,50 Данные наблюдений часто дополняются интервью с братьями и сестрами и родителями, анкетами, гипотетическими сценариями, структурированными задачами, такими как переговоры о конфликте, учебные задания или игровые сессии, а также измерениями когнитивного, эмоционального и социального развития детей.

Ключевые вопросы исследования

Основной вопрос, который побудил исследовать отношения между братьями и сестрами, заключается в том, почему некоторые диады, похоже, так хорошо ладят и действуют как источники эмоциональной и инструментальной поддержки и товарищества друг для друга, в то время как у других братьев и сестер гораздо более проблемные и конфликтные отношения. 2,4 Исходя из этого основного вопроса, возник ряд ключевых вопросов:

  1. Как качество и природа отношений между братьями и сестрами связаны с социально-эмоциональными результатами, приспособлением детей, последующим взаимодействием детей в других отношениях и их пониманием своего социального мира?
  2. Как родителям вмешиваться в конфликты своих детей? Каковы связи между дифференцированным родительским обращением (т.е., когда предпочтение отдается одному ребенку) и отношения между братьями и сестрами?
  3. Какова роль возраста, очередности рождения и пола в определении характера и качества родственных отношений? Как индивидуальные различия в темпераменте связаны с качеством отношений?
  4. Как качество прежних отношений между братьями и сестрами со временем влияет на их взаимоотношения?

Последние результаты исследований

Отношения между братьями и сестрами создают важный контекст для развития понимания детьми своего социального, эмоционального, морального и познавательного мира. 10,23 В частности, братья и сестры играют важную роль в развитии понимания детьми мыслей других людей, а именно их понимания эмоций, мыслей, намерений и убеждений. 2,4 Братья и сестры, кажется, демонстрируют понимание мыслей и эмоций других людей во время реальных взаимодействий задолго до того, как они проявляют это понимание при более формальных оценках. 4,6,33 В частности, это понимание проявляется во время эпизодов поддразнивания, ролевой игры, разрешения конфликтов, обучения, а также посредством использования эмоционального и ментального языка во время разговора. 2,4,33,51 Молодые братья и сестры, которые часто участвуют в ролевых играх, демонстрируют лучшее понимание эмоций и мышления других, демонстрируют свидетельства творчества в своих игровых темах и использовании предметов и с большей вероятностью придумывают общие значения в игре . 10,52-55 Индивидуальные различия в ролевой игре и стратегиях управления конфликтами предсказывают социальное понимание детей с течением времени, 33,43,56 навыки разрешения конфликтов в возрасте шести лет, 57 и приспособление к первому классу. 58

Одна из важных областей исследований связана с конфликтами между братьями и сестрами и лучшими способами вмешательства родителей в случае несогласия детей. Братские конфликты часты, 12,59 плохо разрешены, 60,61 и иногда очень агрессивны, 25 насильственные 62 или даже оскорбительные. 63 Конфликт между братьями и сестрами в детстве также связан с плохой адаптацией как одновременно 64 , так и в более позднем возрасте. Например, крайние уровни конфликтов между братьями и сестрами в детстве связаны с более поздними склонностями к насилию во взрослом возрасте. 65 Высокий уровень конфликта может быть особенно проблематичным, если он сопровождается отсутствием тепла между братьями и сестрами. 66 Принимая во внимание эти результаты, неудивительно, что конфликт между братьями и сестрами является источником беспокойства для родителей 67 и что они обеспокоены тем, как лучше всего вмешаться. С одной стороны, вмешательство в конфликт и разрешение конфликтов может лишить детей возможности разрабатывать собственные стратегии разрешения конфликтов и может фактически усугубить конфликты. 68-70 С другой стороны, вмешательство иногда может помочь сделать конфликты менее интенсивными и привести к более конструктивным решениям. 71,72 Хотя большинство родителей вмешиваются, вынося решения, 73 некоторые недавние меры научили родителей улаживать конфликты между братьями и сестрами своих детей. 74-77 Структурируя процесс переговоров и оставляя окончательное решение в руках самих детей, эти вмешательства предлагают многообещающий способ улучшить исход конфликта, одновременно помогая детям понять друг друга и разработать более конструктивные стратегии разрешения.

Когда родители относятся к своим детям по-разному, прямо варьируя количество положительного аффекта, отзывчивости, контроля, дисциплины и навязчивости по отношению к двум детям, отношения между братьями и сестрами могут быть более конфликтными и менее дружелюбными, 1,34,35,42 , но только если дети считают различия несправедливыми. 78-80 В более широком смысле ревность между братьями и сестрами в дошкольном возрасте связана с более низкими отношениями между братьями и сестрами в более позднем детстве. 22

Родные братья и сестры-первенцы выполняют роли руководства, обучения, ухода и помощи, тогда как братья и сестры, родившиеся вторым, с большей вероятностью будут подражать, следовать за ними, быть учениками и вызывать заботу и помощь. 25,29,81-83 Младшие братья и сестры часто подражают языку и действиям старшего ребенка во время игры, что является одним из способов придания общего смысла ходу игры. 25,84,85 Братья и сестры демонстрируют способность обучать друг друга во время частично структурированных задач, а также во время постоянного взаимодействия, играя вместе дома, 31,32,83,86-91 , принимая во внимание знания братьев и сестер и понимание. В раннем детстве братья и сестры могут выступать в качестве источников поддержки в ситуациях ухода, когда мать отсутствует в течение короткого времени 8,92 , а в среднем детстве братья и сестры могут оказывать поддержку во время стрессовых семейных переживаний. 49,93 Естественные различия в силах, возникающие из-за разницы в возрасте между братьями и сестрами, означают, что у двух детей, вероятно, будет разный опыт в семье. Например, второрожденные дети могут учиться у старших братьев и сестер, что иногда приводит к преждевременному развитию вторых детей в некоторых областях. 94

Хотя старшие сестры с большей вероятностью будут выполнять функции по уходу и помощи, чем старшие братья, 7,29 существует несколько устойчивых гендерных или возрастных различий в отношениях братьев и сестер в раннем детстве.По мере того как братья и сестры, рожденные вторыми, в первые годы становятся более умными, лингвистически и социально компетентными, они начинают играть более активную роль во взаимоотношениях между братьями и сестрами, например, инициируя больше игр. 44 Таким образом, ранний дисбаланс власти, существующий между братьями и сестрами, кажется, становится менее значимым с возрастом братьев и сестер, и взаимодействия становятся более справедливыми. 6,23,36

Существует преемственность в качестве отношений между братьями и сестрами в ранние годы и с раннего и среднего детства до раннего подросткового возраста, особенно в отношении позитивного поведения и чувств старших братьев и сестер по отношению к младшим. 39,46,95,96 Тем не менее, большие индивидуальные различия в качестве братьев и сестер были задокументированы во многих исследованиях, цитируемых здесь, на которые также могут влиять другие факторы, такие как характеристики темперамента детей. 1,4,9

Выводы

Отношения между братьями и сестрами — это естественная лаборатория, в которой маленькие дети могут познавать свой мир. 3 Это безопасное и надежное место, где можно узнать, как взаимодействовать с другими, которые являются интересными и интересными товарищами по играм, научиться справляться с разногласиями и научиться регулировать как положительные, так и отрицательные эмоции социально приемлемыми способами. 33 У маленьких детей есть много возможностей развить понимание социальных отношений с членами семьи, которые иногда могут быть близкими и любящими, а иногда — неприятными и агрессивными. Кроме того, у братьев и сестер есть много возможностей использовать свои когнитивные навыки, чтобы убедить других в своей точке зрения, научить или подражать действиям своего брата или сестры. Положительные преимущества установления теплых и позитивных отношений между братьями и сестрами могут длиться всю жизнь, тогда как более сложные ранние отношения могут быть связаны с плохими результатами в развитии.Задача младших братьев и сестер — найти баланс между положительными и отрицательными аспектами их взаимодействия по мере развития обоих детей.

Последствия для политики и перспектив обслуживания

Чуткое воспитание требует, чтобы взрослые применяли подходящие для развития стратегии с детьми разного возраста. Родительские стратегии для управления конфликтами между братьями и сестрами, в частности, содействие конструктивным (например, путем переговоров и справедливым решениям) по сравнению с деструктивными (например.g., использование силы и агрессии) жизненно важно для того, чтобы научиться ладить с другими. Служебные и политические последствия указывают на то, что некоторым родителям может потребоваться помощь в решении этих проблем, и что существует необходимость в развитии программ обучения родителей и вмешательства братьев и сестер. 33,97 Конечно, из исследований мы знаем, что меры по обучению родителей урегулированию ссор между братьями и сестрами могут быть успешными, 74,75 , но уменьшение конфликтов обычно не связано с увеличением просоциальных взаимодействий между братьями и сестрами. 97 Большинство программ было направлено на оказание помощи родителям в разработке более эффективных стратегий руководства, но не нацелены непосредственно на самих братьев и сестер. Тем не менее, одна многообещающая программа вмешательства в социальные навыки, направленная на усиление просоциального взаимодействия между маленькими детьми, оказалась успешной в улучшении качества отношений между братьями и сестрами и навыков регулирования эмоций. 97,98,99 Однако очевидно, что разработка программ вмешательства, направленных на улучшение отношений между братьями и сестрами, является областью для будущей работы как с точки зрения услуг, так и с точки зрения политики.

Ссылки

  1. Brody GH. Качество взаимоотношений между братьями и сестрами: причины и последствия. Ежегодный обзор психологии 1998; 49: 1-24.
  2. Хоу Н., Росс Х., Реккья Х. Отношения братьев и сестер в раннем детстве. В Hart C, Smith PK, eds. Справочник Вили-Блэквелла по социальному развитию в детстве. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley; 2011: 356-372.
  3. Хоу Н., Реккья Х. Введение в специальный выпуск «Взаимоотношения братьев и сестер как контекст обучения и развития». Раннее образование и развитие 2014; 25: 155-159.
  4. Данн Дж. Отношения братьев и сестер. В: Smith PK, Hart CH, eds. Справочник Блэквелла по социальному развитию детей . Молден, Массачусетс: издательство Blackwell Publishing; 2002: 223-237.
  5. Данн Дж. Близкие отношения детей младшего возраста: помимо привязанности . Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications; 1993.
  6. Volling BL. Братские отношения. В: Bornstein MH, Davidson L, Keyes CLM, Moore KA, eds. Благополучие: позитивное развитие на протяжении всей жизни .Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс; 2003: 205-220.
  7. Гарнер П.В., Джонс, округ Колумбия, Майнер Дж. Л. Социальная компетентность дошкольников с низкими доходами: практики эмоциональной социализации и социальные когнитивные корреляты. Развитие ребенка 1994; 65 (2): 622-637.
  8. Howe N, Rinaldi CM. «Ты будь старшей сестрой»: дискурс о внутреннем состоянии матери и дошкольника, взгляд на перспективу и забота о братьях и сестрах. Развитие младенцев и детей 2004; 13 (3): 217-234.
  9. Youngblade LM, Данн Дж.Индивидуальные различия в играх маленьких детей с матерью и братом или сестрой: связи с отношениями и пониманием чувств и убеждений других людей. Развитие ребенка 1995; 66 (5): 1472-1492.
  10. Howe N, Petrakos H, Rinaldi C, LeFebvre R. «Это плохая собака, знаете ли…»: конструирование общих значений во время ролевой игры между братьями и сестрами. Развитие ребенка 2005; 76,783-794.
  11. Howe N, Abuhatoum S, Chang-Kredl S. «Все перевернуто. Назовем это перевернутой долиной! »: Творческое использование братьями и сестрами игровых тем, предметов и языка во время ролевой игры. Раннее образование и развитие 2014; 25: 381-398.
  12. Росс Х.С., Филер Р.Э., Лоллис С.П., Перлман М., Мартин Дж.Л. Отправление правосудия в семье. Журнал семейной психологии 1994; 8 (3): 254-273.
  13. Хоу Н., Ринальди К.М., Дженнингс М., Петракос Х. «Нет! Ягнята могут оставаться в стороне, потому что у них есть уют!»: Конструктивный и разрушительный конфликт между братьями и сестрами, притворная игра и социальное понимание. Развитие ребенка 2002; 73 (5): 1460-1473.
  14. Recchia HE, Howe N.Когда братья и сестры идут на компромисс? Ассоциации с детскими описаниями конфликтных ситуаций, вины и эмоций. Социальное развитие 2010; 19: 838-857.
  15. Карпендейл ДЖИМ, Льюис К. Построение понимания разума: развитие социального понимания детей в рамках социального взаимодействия. Поведенческие науки и науки о мозге 2004; 27 (1): 79-96.
  16. Brown JR, Dunn J. Поговорите с матерью или братом или сестрой? Изменения в развитии в ранних семейных разговорах о чувствах. Развитие ребенка 1992; 63 (2): 336-349.
  17. Данн Дж. Начала социального понимания. Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета; 1988.
  18. Данн Дж., Манн П. Становление членом семьи: семейный конфликт и развитие социального взаимопонимания на второй год. Развитие ребенка 1985; 56 (2): 480-492.
  19. Recchia HE, Howe, N. Семья говорит о внутренних состояниях и относительной оценке детей себя и своих братьев и сестер. Социальное развитие 2008; 17: 776–794.
  20. Abuhatoum S, Howe N. Сила в конфликте между братьями и сестрами в раннем и среднем детстве. Социальное развитие 2013; 22: 738-754.
  21. Делла Порта С., Хоу Н. Использование власти матерями и детьми во время гипотетических конфликтных ситуаций. Merrill-Palmer Quarterly 2012; 58: 507-529.
  22. Колак AM, Volling BL. Ревность между братьями и сестрами в раннем детстве: продольные связи с качеством отношений между братьями и сестрами. Младенчество и развитие ребенка 2011 20, 213–226.
  23. Volling BL, Kennedy DE, Jackey LMH. Развитие ревности у братьев и сестер. В Legerstee M, Hart S, eds. Справочник ревности: теория, исследования и междисциплинарные подходы . Молден, Массачусетс: издательство Blackwell Publishers; 2010: 387-417.
  24. Миллер А.Л., Воллинг Б.Л., МакЭлвейн Н.Л. Ревность братьев и сестер в триадном контексте с матерью и отцом. Социальное развитие 2000; 9: 433–457.
  25. Абрамович Р., Кортер С., Пеплер Д. Д., Стэнхоуп Л. Взаимодействие между братьями и сестрами и сверстниками: последнее наблюдение и сравнение. Развитие ребенка 1986; 57 (1): 217-229.
  26. Азмития М., Хессер Дж. Почему братья и сестры являются важными агентами когнитивного развития: сравнение братьев и сестер и сверстников. Развитие ребенка 1993; 64 (2): 430-444.
  27. Brody GH, Stoneman Z, MacKinnon CE, MacKinnon R. Ролевые отношения и поведение между парами братьев и сестер дошкольного и школьного возраста. Психология развития 1985; 21 (1): 124-129.
  28. Кляйн П., Фельдман Р., Зарур С. Посредничество в контексте братьев и сестер: отношения опосредующего поведения старших братьев и сестер и выполнения задач младшими братьями и сестрами. Развитие младенцев и детей 2002; 11 (4): 321-333.
  29. White N, Ensor R, Marks A, Jacobs L, Hughes C. «Это мое!» Предсказывает ли обмен информацией с братьями и сестрами в возрасте 3 лет возможность обмена информацией с братьями и сестрами, друзьями и незнакомыми сверстниками в возрасте 6 лет? Раннее образование и развитие 2014; 25: 185-201.
  30. Воллинг Б.Л., Ю.Т., Гонсалес Р., Кеннеди Д.Е., Розенберг Л., О В. Реакция детей на взаимодействие матери и ребенка и отца и ребенка с младшим братом или сестрой: ревность или радость? Журнал семейной психологии 2014; 28 (5): 634-644.
  31. Хоу Н., Реккья Х. Индивидуальные различия в обучении братьев и сестер. Раннее образование и развитие 2009; 20: 174-197.
  32. Хоу Н., Реккья Х, ДеллаПорта С., Фунамото А. «Водитель не сидит, он встает, как Флинтстоуны!»: Обучение братьев и сестер во время самостоятельных и самостоятельных задач. Журнал познания и развития 2012; 13: 208-231.
  33. Крамер Л. Изучение эмоционального понимания и регулирования эмоций через взаимодействие братьев и сестер. Раннее образование и развитие 2014; 25: 160-184.
  34. Meunier JC, Roskam I, Stievenart M, Van DMG, Browne DT, Wade M. Родительское дифференцированное отношение, экстернализирующее поведение ребенка и отношения между братьями и сестрами: установление связи с восприятием ребенком фаворитизма и личности, а также самоэффективностью родителей. Журнал социальных и личных отношений 2012; 29: 612-638.
  35. Volling BL. Семья коррелирует материнское и отцовское восприятие различного обращения в раннем детстве. Семейные отношения 1997; 46: 227-236.
  36. Харрист А., Ачакосо Дж. А., Джон А., Петтит Г. С., Бейтс Дж. Э., Додж К. А.. Взаимные и дополнительные взаимодействия братьев и сестер: отношения с результатами социализации в классе детского сада. Образование и развитие 2014; 25: 202-222.
  37. Maynard AE. Культура обучения в детстве: формальное школьное обучение и обучение братьев и сестер майя дома. Когнитивное развитие 2004; 19: 517–535.
  38. Maynard AE. Культурное обучение: развитие навыков преподавания при взаимодействии братьев и сестер майя. Развитие ребенка 2002; 73: 969-982.
  39. Gamble WC, Yu JJ. Типы взаимодействия между братьями и сестрами маленьких детей: ассоциации с семейными характеристиками, воспитанием и характеристиками ребенка. Образование и развитие 2014; 25: 223-239.
  40. Перес-Гранадос ДР, Калланан Массачусетс. Родители, братья и сестры как ранние ресурсы для обучения детей младшего возраста в семьях мексиканского происхождения. Испанский журнал Поведенческие науки 1997; 19: 3-33.
  41. Modry-Mandell KL, Gamble WC, Taylor AR. Эмоциональный климат семьи и качество взаимоотношений братьев и сестер: влияние на поведенческие проблемы и адаптацию у детей дошкольного возраста. Журнал исследований детей и семьи , 2007; 16: 61–73.
  42. Воллинг Б.Л., Бельски Дж. Вклад отношений мать-ребенок и отец-ребенок в качество взаимодействия братьев и сестер: лонгитюдное исследование. Развитие ребенка 1992; 63 (5): 1209-1222.
  43. Corter C, Abramovitch R, Pepler DJ.Роль матери во взаимодействии братьев и сестер. Развитие ребенка 1983; 54 (6): 1599-1605.
  44. Dunn J, Creps C. Отношения детей в семье между двумя и пятью: изменения в развитии и индивидуальные различия. Социальное развитие 1996; 5 (3): 230-250.
  45. Данн Дж., Кендрик С. Обращение двух- и трехлетних детей к младшим братьям и сестрам: «Детский лепет» и контекст общения. Журнал детского языка 1982; 9 (3): 579-595.
  46. Howe N, Fiorentino LM, Gariepy N.Конфликт между братьями и сестрами в среднем детстве: влияние материнского контекста и взаимодействия матери и брата в течение четырех лет. Merrill Palmer Quarterly 2003; 49 (2): 183-208.
  47. Stewart RB, Mobley LA, Van-Tuyl SS, Salvador MA. Приспособление первенца к рождению брата или сестры: продольная оценка. Развитие ребенка 1987; 58 (2): 341-355.
  48. Ричмонд МК, Стокер С.М., Ринкс С.Л. Продольные связи между качеством отношений между братьями и сестрами, дифференцированным отношением родителей и приспособлением детей. Журнал семейной психологии 2005; 19: 550-559.
  49. Гасс К., Дженкинс Дж., Данн Дж. Защищают ли отношения братьев и сестер? Продольное исследование. Журнал детской психологии и психиатрии 2007; 48: 167-175.
  50. Brody GH, Stoneman Z, McCoy JK. Связи материнского и отцовского прямого и дифференциального поведения с отношениями братьев и сестер: одновременный и продольный анализ. Развитие ребенка 1992; 63 (1): 82-92.
  51. Hughes C, Fujisawa KK, Ensor R, Lecce S, Marfleet R.Сотрудничество и беседы о разуме: исследование индивидуальных различий у двухлетних детей и их братьев и сестер. Британский журнал психологии развития 2006; 24: 53–72.
  52. Howe N, Petrakos H, Rinaldi CM. «Все овцы мертвы. Он убил их»: притворство братьев и сестер, переговоры, внутренний государственный язык и качество отношений. Развитие ребенка 1998; 69 (1): 182-191.
  53. Лич Дж., Хоу Н., ДеХарт Г. «Землетрясение потрясло землю!»: Играйте с братьями и сестрами и друзьями. Социальное развитие . В прессе.
  54. Хоу Н., Бруно А. Ролевые игры братьев и сестер в среднем детстве: роль творчества и материнский контекст. Раннее образование и развитие 2010; 21: 1-23.
  55. Cutting AL, Данн Дж. Беседы с братьями и сестрами и с друзьями: Связь между качеством отношений и социальным пониманием. Британский журнал психологии развития 2006; 24: 73-87.
  56. Youngblade LM, Dunn J. Социальное воображение с матерью и братом или сестрой: индивидуальные различия и социальное понимание.В: Пеллегрини А.Д., изд. Будущее теории игры: мультидисциплинарное исследование вклада Брайана Саттона-Смита . Олбани, штат Нью-Йорк: Государственный университет Нью-Йорка; 1995: 221-239.
  57. Herrera C, Dunn J. Ранний опыт семейного конфликта: последствия для споров с близким другом. Психология развития 1997; 33 (5): 869-881.
  58. Донелан-МакКолл Н., Данн Дж. Школьная работа, учителя и сверстники: мир первого класса. Международный журнал по поведенческому развитию 1997; 21 (1): 155-178.
  59. Данн Дж, Манн П. Ссоры братьев и сестер и материнское вмешательство: индивидуальные различия в понимании и агрессии. Журнал детской психологии и психиатрии и смежных дисциплин 1986; 27 (5): 583-595.
  60. Сиддики А.А., Росс Х.С. Чем заканчиваются конфликты между братьями и сестрами? Раннее образование и развитие 1999; 10 (3): 315-332.
  61. Вучинич С. Начало и прекращение стихийных семейных конфликтов. Журнал брака и семьи 1987; 49 (3): 591-601.
  62. Steinmetz SK. Семейное насилие: прошлое, настоящее и будущее. В: Sussman MB, Steinmetz SK, eds. Справочник по браку и семье . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пленум Пресс; 1987: 725-765.
  63. Wiehe VR. Жестокое обращение с братьями и сестрами: скрытые физические, эмоциональные и сексуальные травмы . 2 nd ed. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications; 1997.
  64. Buist KL, Dekovic M, Prinzie P. Качество взаимоотношений сиблингов и психопатология детей и подростков: метаанализ. Обзор клинической психологии 2013; 33 (1): 97-106.
  65. Gully KJ, Dengerink HA, Pepping M, Bergstrom DA. Примечание исследования: вклад братьев и сестер в агрессивное поведение. Журнал брака и семьи 1981; 43 (2): 333-337.
  66. МакГуайр С., Макхейл С.М., Апдеграфф К. Восприятие детьми отношений между братьями и сестрами в среднем детстве: связи внутри и между семейными отношениями. Личные отношения 1996; 3: 229–239.
  67. Крамер Л., барон Л.А.Восприятие родителями отношений детей и братьев и сестер. Семейные отношения: журнал прикладных исследований семьи и детей 1995; 44 (1): 95-103.
  68. Brody GH, Stoneman Z. Конфликт между братьями и сестрами: вклад самих братьев и сестер, отношения между родителями и братьями и более широкая семейная система. Журнал «Дети в современном обществе» 1987; 19 (3-4): 39-53.
  69. Драйкурс Р., Гулд С., Корсини Р. Дж. Семейный совет: Метод Драйкурса для прекращения войны между родителями и детьми (а также между детьми и детьми) .Оксфорд, Англия: Генри Регнери; 1974.
  70. Felson RB. Агрессия и насилие между братьями и сестрами. Social Psychology Quarterly 1983; 46 (4): 271-285.
  71. Перлман М, Росс Х.С. Преимущества вмешательства родителей в детские споры: изучение одновременных изменений в стилях борьбы детей. Развитие ребенка 1997; 68 (4): 690-700.
  72. Recchia HE, Howe N. Качество взаимоотношений между братьями и сестрами смягчает ассоциации между вмешательством родителей и независимыми стратегиями и результатами конфликта между братьями и сестрами. Журнал семейной психологии 2009; 23: 551-561.
  73. Росс Х., Мартин Дж., Перлман М., Смит М., Блэкмор Э., Хантер Дж. Автономия и власть в разрешении споров между братьями и сестрами. В: Киллен М., изд. Автономия, социальная компетентность детей и взаимодействие со взрослыми и другими детьми: изучение связей и последствий . Сан-Франциско, Калифорния: Джосси-Басс; 1996: 71-90.
  74. Сиддики А., Росс Х. Посредничество как метод вмешательства родителей в детские споры. Журнал семейной психологии 2004; 18 (1): 147-159.
  75. Смит Дж. Влияние посредничества родителей на социально-когнитивные навыки детей и конфликтные взаимодействия между братьями и сестрами [диссертация или диссертация] . Ватерлоо, Онтарио: факультет психологии Университета Ватерлоо; 2004.
  76. Росс HS, Лазинский MJ. Посредничество родителей помогает разрешать конфликты между братьями и сестрами. Образование и развитие 2014; 25: 259-275.
  77. Росс Х.С. Родительское посредничество в конфликте между братьями и сестрами: решение вопросов справедливости и морали.В Wainryb C, Recchia H, ред. Разговоры о добре и зле: беседы между родителями и детьми как контекст нравственного развития . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; 2014: 143-167.
  78. Коваль А., Крамер Л. Понимание детьми дифференцированного отношения родителей. Развитие ребенка 1997; 68 (1): 113-126.
  79. Коваль А.К., Крулл Дж. Л., Крамер Л. Как различное отношение к братьям и сестрам связано с качеством отношений между родителями и детьми. Журнал семейной психологии 2004; 18: 658-665.
  80. Коваль А., Крамер Л., Крулл Дж. Л., Крик Н. Р.. Восприятие детьми справедливости родительского преференциального отношения и их социально-эмоционального благополучия. Журнал семейной психологии 2002; 16: 297-306.
  81. Азмития М., Хессер Дж. Почему братья и сестры являются важными агентами когнитивного развития: сравнение братьев и сестер и сверстников. Развитие ребенка 1993; 64 (2): 430-444.
  82. Brody GH, Stoneman Z, MacKinnon CE, MacKinnon R. Ролевые отношения и поведение между парами братьев и сестер дошкольного и школьного возраста. Психология развития 1985; 21 (1): 124-129.
  83. Кляйн П., Фельдман Р., Зарур С. Посредничество в контексте братьев и сестер: отношения опосредующего поведения старших братьев и сестер и выполнения задач младшими братьями и сестрами. Развитие младенцев и детей 2002; 11 (4): 321-333.
  84. Барр Р., Хейн Х. Дело не в том, что вы знаете, а в том, кого вы знаете: старшие братья и сестры способствуют подражанию в младенчестве. Международный журнал дошкольного образования 2003; 11: 7-21.
  85. Данн Дж., Кендрик К. Братья и сестры: любовь, зависть и понимание . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 1982.
  86. Howe N, Della Porta S, Recchia H, Funamoto A, Ross H. «Эта птица не умеет этого делать, потому что она не плавает в воде»: обучение братьев и сестер во время естественных домашних наблюдений в раннем детстве. Журнал познания и развития. Онлайн 18 октября 2013 г. DOI: 10.1080 / 15248372.2013.848869
  87. Хоу Н., Броуди М., Реккья Х. Влияние сложности задания на обучение братьев и сестер в среднем детстве. Развитие младенцев и детей 2006; 15: 455-470.
  88. Реккья Х.Э., Хоу Н., Александр С. «Ты не учил меня, ты показал мне»: различия в подходах детей к обучению братьев и сестер. Merrill-Palmer Quarterly 2009; 55: 55-78.
  89. Howe N, Recchia H. Учителя и товарищи по играм: взаимные и дополнительные взаимодействия между братьями и сестрами. Журнал семейной психологии 2005; 19, 497-502.
  90. Перес-Гранадос ДР, Калланан Массачусетс. Родители, братья и сестры как ранние ресурсы для обучения детей младшего возраста в семьях мексиканского происхождения. Испанский журнал поведенческих наук 1997; 19: 3-33.
  91. Prime H, Perlman M, Tackett JL, Jenkins JM. Когнитивная чувствительность при взаимодействии братьев и сестер: разработка конструкции и сравнение двух методологий кодирования. Образование и развитие 2014; 25: 240-258.
  92. Стюарт РБ, Марвин РС. Отношения между братьями и сестрами: роль концептуальной перспективы в онтогенезе ухода за братьями и сестрами. Развитие ребенка 1984; 55 (4): 1322-1332.
  93. Дженкинс Дж.Отношения между братьями и сестрами в дисгармоничных домах: потенциальные трудности и защитные эффекты. В: Бур Ф., Данн Дж., Ред. Отношения детей и братьев и сестер: проблемы развития и клинические проблемы. Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum Associates; 1992: 125-138.
  94. Пернер Дж., Раффман Т., Ликам С.Р. Теория разума заразительна: вы подхватываете ее от своих братьев и сестер. Развитие ребенка 1994; 65 (4): 1228-1238.
  95. Dunn J, Slomkowski C, Beardsall L. Отношения между братьями и сестрами от дошкольного периода до среднего детства и ранней юности. Психология развития 1994; 30 (3): 315-324.
  96. Стиллвелл Р., Данн Дж. Преемственность в отношениях между братьями и сестрами: модели агрессии и дружелюбия. Журнал детской психологии и психиатрии и смежных дисциплин 1985; 26 (4): 627-637.
  97. Крамер Л. Экспериментальные вмешательства в отношения братьев и сестер. В: Conger RD, Lorenz FO, Wickrama KAS, ред. Преемственность и изменение в семейных отношениях: теория, методы и эмпирические данные. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 2004: 345-380.
  98. Крамер Л., Радей С. Улучшение отношений между братьями и сестрами среди маленьких детей: модель обучения социальным навыкам. Семейные отношения 1997; 46 (3): 237-246.
  99. Крамер Л. Основные составляющие успешных отношений между братьями и сестрами: новые рамки для развития теории и практики. Перспективы развития ребенка 2010; 4: 80-86.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.