Эпилептоидная психопатия у мужчин: Клинические варианты психопатии. Эпилептоидные психопаты

Эпилептоидная психопатия у мужчин: Клинические варианты психопатии. Эпилептоидные психопаты

Содержание

Расстройства личности (В.В. Дунаевский) - кафедра психиатрии и наркологии 1СПбГМУ им. И.П. Павлова

Психопатии. Общие сведения

В отличие от психических заболеваний психопатии являются врожденными болезненными состояниями, конституциональными аномалиями, своеобразными характерологическими уродствами, которые проявляются прежде всего поведенческими расстройствами. Поскольку поведение человека в первую очередь обусловлено состоянием эмоционально-волевой сферы, отклонение в функционировании именно этой личностной составляющей определяет клиническое содержание психопатий.

При всем многообразии наблюдающихся в популяции характерологических аномалий их общей чертой является нарушение адаптации к условиям социальной жизни. В отличие от подобных (поведенческих) расстройств при психических заболеваниях эмоционально-волевая дисгармония особенно в легких случаях в целом существенно не нарушает ценностных направленностей личности и лишь формально трансформирует стиль поведения.

В отличие от состояния эталонной нормы, которое хотя и является абстрактным, остается достаточно однозначным, многообразие форм психопатий определяется как качественными особенностями эмоционально-волевой дезорганизации, так и степенью ее выраженности. У одних пациентов бесконтрольность эмоциональных реакций может характеризоваться эксплозивностью, бурными вспышками гнева, агрессивным поведением, у других – подавленностью, переживанием чувства неполноценности, тревогой, необоснованными страхами. Одни, погруженные в мир собственных переживаний, иногда весьма интересный и причудливый, избегают общения с окружающими, страдают от неспособности устанавливать с ними гармоничные отношения, другие – напротив ищут способ любой ценой обратить на себя внимание, оказаться в центре событий, проявляют повышенную социальную активность. Возникающие в связи с этими личностными отклонениями особенности поведения и их оттенки весьма многообразны. Общей чертой является их дисгармоничность, а иногда социально-деструктивный характер. При этом внешняя конфликтность отражает внутреннюю.

В отличие от настоящих психических заболеваний психопатические личности как правило способны это осознавать, иметь к себе критическое отношение. К. Шнайдер определял их как лиц, которые по этой причине «страдают сами и заставляют страдать других».

Другое отличие от тех, кто подвержен разрушительному действию какого-либо прогредиентного болезненного процесса, состоит в том, что психопатия, как и любая другая аномалия, является статической данностью и в своей динамике не ведет к развитию выраженной личностной деструкции. Эти пациенты, несмотря на кризисный характер отношений с окружающими, способны сохранять профессиональную, творческую, интеллектуальную продуктивность, обладают различными талантами, дарованиями. По этой причине среди людей незаурядных психопатические личности встречаются даже чаще, чем среди обычных.

Значительно меньшая выраженность психопатологических нарушений при психопатиях также касается и продуктивной симптоматики. Здесь отсутствуют грубые нарушения сознания, памяти, восприятия, стойкие галлюцинаторно-бредовые расстройства. Доминируют связанные с нарушением аффективной координации мышления сверхценные идеи, определяющие главным образом поведенческие особенности. В редких случаях они могут достигать степени «сверхценного бреда» (А.Б. Смулевич). Иначе говоря, клиническая симптоматика психопатий редко выходит за рамки невротического уровня.

Психопатии относятся к так называемым пограничным состояниям, поскольку в своих клинических проявлениях отличаются не только от психических заболеваний, но и от состояний нормы. В плане дифференциальной диагностики необходимо учитывать, что последнее включает понятие «акцентуированной личности» (Леонгард К., 1964; Личко А.Е., 1977). При акцентуации может гиперболизироваться и приобретать диссонансное звучание какая-либо одна личностная черта, особенность, существенно не меняющая проявлений характерологического склада, стиля поведения, что обычно не имеет своим следствием стойкой социальной дезадаптации. В некоторых случаях указанные индивидуальные особенности (например, граничащая с односторонностью, фанатизмом целеустремленность в занятиях спортом, музыкой и т.д.) при достижении эффективной самореализации могут даже повышать адаптацию человека. Акцентуация личности таким образом рассматривается как крайний вариант нормы.

Наличие при психопатиях симптоматики невротического уровня также ставит перед необходимостью дифференциации их с неврозами. При этих пограничных заболеваниях психогенного происхождения могут наблюдаться, хотя как правило и менее выраженные, но похожие эмоциональные и поведенческие нарушения. Отличие состоит в том, что они возникают у в целом гармоничных (иногда акцентуированных) личностей под влиянием психотравмирующих переживаний и являются реакцией на внешний конфликт. Упрощая, можно сказать, что больной неврозом становится объектом внешних психотравмирующих обстоятельств. Психопатические личности также выявляют свою аномальность в ситуации конфликта, однако либо по причине своей дисгармоничности инициируют его сами, либо оказываются в окружении людей, не способных проявить компромиссную толерантность. Подобное может произойти, если, например, воспитанные в тепличных условиях вседозволенности сын или дочка оказываются в ситуации обычной или повышенной требовательности: поступают в школу, институт, устраиваются на работу, призывается в армию, выходит замуж и т.п. Эти обстоятельства играют роль декомпенсирующих факторов и обнажают существовавшую до того за фасадом внешней терпимости близких неспособность к социальной адаптации.

Таким образом, психопатия как врожденная аномалия личности существует как врожденная данность, но ее клинические проявления становятся очевидными в результате изменения условий существования. Последние, определяя динамику психопатии, могут оказывать как компенсирующее, так и декомпенсирующее воздействие. В принципе то же самое может происходить и с нормальными личностями, находящимися постоянно в ситуации хронического конфликта (невротического развития). В этих случаях также могут развиваться достаточно стойкие личностные девиации, что делает дифференциальную диагностику этих состояний достаточно проблематичной. Однако патологическое развитие психопатической личности под влиянием неблагоприятных жизненных обстоятельств, как правило, приводит к более тяжелым личностным трансформациям, достигающим подчас по выраженности клинических проявлений психотического уровня. При подобной неблагоприятной динамике течение психопатии может приобретать характер бредового психоза (паранойя), осложняться алкоголизмом, токсикоманиями, различными психогенными, в том числе и психотическими, реакциями.

Первые описания пациентов с патологическим характером относятся к первой половине Х1Х столетия (Причард Ж., 1835, Герцог Ф.И., 1846). В практике судебно-психиатрической работы попытки отграничения психопатии от других психических расстройств были предприняты отечественными психиатрами И.М. Балинским и О.М. Гегеттом (дело Семеновой, 1884 г.). При этом речь шла о лицах, не имевших признаков какого-либо психического заболевания, но отличавшихся неуравновешенностью, тяжелым характером и неправильным поведением. Красочные описания подобной личностной типологии встречаются у Н.В. Гоголя, Н.С. Лескова. Один из рассказов А.П. Чехова (1885г.) так и называется – «Психопаты».

В качестве одной из болезненных форм описания психопатий были представлены в руководстве Э. Крепелина и с тех пор эта рубрика заняла свое место в систематике психических заболеваний.

Э. Крепелин (1915г.) выделял следующие варианты психопатий: возбудимые, безудержные, импульсивные, лжецы и обманщики (псевдологи, враги общества, антисоциальные). В классификации К. Шнайдера эти типы были дополнены описаниями гипертимных, депрессивных, неуверенных в себе, фанатичных, эмоционально лабильных, безвольных, бездушных, астенических психопатов. Попытку связать особенности характера с общесоматическими, конституциональными особенностями предпринял Э. Кречмер (1930г.). Пикническую конституцию (циклоидный характер) он описывал как эмоционально гармоничную, с чертами общительности, приветливости, синтонной уравновешенности. Шизоиды, напротив, при астеническом телосложении отличаются малообщительностью, замкнутостью. Эмоциональные реакции у них варьируют от повышенной чувствительности (гиперсенситивность) до эмоциональной холодности.

Многочисленные представители школы классического психоанализа пытались установить связь формирования патологических черт характера с особенностями (задержками) сексуального развития. Причины девиантного поведения они видели в избыточном использовании механизмов психологической защиты, направленных на преодоление патологической «фиксации». Эта избыточность, по их мнению, является причиной и клиническим содержанием личностной дезадаптации. Один из учеников З.Фрейда К.Г. Юнг в этом смысле выделил понятия «экстравертированности» (направленную вовне активность, с поиском контактов, повышенной общительностью) и «интравертированности» (погруженность в мир собственных переживаний, обособленность, склонность к самоанализу, внутренней рефлексии).

В отечественной литературе классические описания статики и динамики психопатий даны П.Б. Ганнушкиным (1933). Им были сформулированы основные диагностические критерии этого понятия (

триада П.Б. Ганнушкина):

  1. Тотальность психопатических особенностей личности, проявляющаяся в дисгармонии всего психического склада (в отличие от акцентуантов, имеющих отдельные патологическое черты).

  2. Относительная стабильность. Наличие патологической дисгармонии характера на протяжении всего длинника жизни, отсутствие прогредиентности.

  3. Нарушение по этим причинам социальной, семейной, профессиональной адаптации.

Принципиальным отличием динамики психопатий от процессуальных форм (психических заболеваний) является ее «эволютивный» характер, связанный не с каким-то болезненным процессом, а с общим развитием (эволюцией) человеческой психики в реальных условиях жизни. Факторами этой эволюции по П.Б. Ганнушкину могут быть как «патологические реакции» (спровоцированные ситуацией эпизоды декомпенсаций), так и «фазы» - спонтанно-аутохтонно возникающие периоды ухудшения состояния.

Исходя из представлений И.П. Павлова о типах высшей нервной деятельности другой отечественный ученый О.В. Кербиков описал типы «возбудимой» и «тормозимой» психопатии. Первый тип характеризуется повышенной возбудимостью, склонностью к экзистенциальной экспансии, эмоциональной и поведенческой гиперактивности, патологической стеничности. Он включает эксплозивный, истерический, паранойяльный, экспансивно-шизоидный варианты. Для тормозимых психопатий характерно снижение жизненной активности, вялость, осторожность, поведенческая депремированность. Этот тип представлен психастеническим, сенситивно-шизоидным, астеническим и дистимическим вариантами.

О.В. Кербиков в зависимости от тяжести клинических проявлений также выделял «ядерные» и «краевые» психопатии. Первые, по-видимому, в большей степени обусловлены биологическими факторами: наследственность, внутриутробные, натальные и постнатальные вредности, влияющие на ранний онтогенез. Они проявляются в более раннем возрасте в виде спонтанных декомпенсаций с развитием более тяжелых поведенческих нарушений, грубой и стойкой социальной дезадаптацией.

Краевые психопатии (патологические развития личности) чаще возникают как следствие неблагоприятных жизненных обстоятельств – неполная семья, конфликты в отношениях между родителями, порочная воспитательная стратегия, физические дефекты, уродства, соматические заболевания и т.п. Краевые психопатии более пластичны и при изменении жизненной ситуации имеют лучший прогноз.

Далеко не все психопаты попадают в поле зрения психиатров. Чаще это происходит при декомпенсациях их состояния или в случаях нарушения закона. По этим причинам оценка распространенности психопатий весьма затруднительна. Средние обобщенные показатели колеблются от 5 до 10 человек на 1000 населения. У мужчин личностные расстройства выявляются чаще, хотя, по-видимому, у женщин встречаются нисколько не реже.

Клинические типы психопатий

Количество вариантов личностных аномалий так же велико, как велико многообразие человеческих индивидуальностей. Чаще всего патологические характеры представляют собой набор различных аномальных черт (мозаичная, амальгамная психопатия). Тем не менее представляется возможным дать схематическое описание типологии психопатий, к вариантам которой конкретные пациенты могут иметь большее или меньшее тяготение.

Паранойяльная психопатия (параноидное расстройство личности – F60.0 в МКБ-10)

Эти лица характеризуются с одной стороны ригидностью, односторонностью, снижением критических способностей мышления, ведущих к неправильному толкованию реально существующих фактов, а с другой – нарушением эмоциональной координации мышления и поведения. Вследствие этого чаще в ситуации конфликта у них легко возникают сверхценные идеи различного содержания (преследования, ревности, отношения, изобретательства, ипохондрические, дисморфоманические и др.).

Эмоциональная фиксированность на своих переживаниях, бескомпромиссный эгоцентризм определяют тенденцию к игнорированию всего того, что противоречит представлениям больных. И наоборот – побуждают их к систематизации, патологической оценке особой значимости часто реально существующих фактов, приобретающей в конце концов вид некой жизненной концепции. Она определяет патологическую деятельность больных, характеризующуюся реформаторской, сутяжнической, кверулянтской стигматизированностью. Этим пациентам свойственна переоценка собственной личности, отсутствие критического отношения к своим мнениям и поступкам. Попытки окружающих корригировать их ошибки в еще большей степени провоцируют стеничную напряженность, часто вызывают агрессивное негодование, обвинения в предвзятом отношении, злом умысле или предательстве. По этим признакам мотивы поведения больных в состоянии декомпенсации могут квалифицироваться как паранойяльный бред. Паранойяльные развития личности имеют тенденцию к хроническому течению с дальнейшим расширением, систематизацией бредовых идей. Наряду с этим как правило наблюдается нарастание личностных изменений с окончательной потерей пластичности, компромиссности, эмоциональным оскудением, грубой неадекватностью поведения, а иногда жестокостью. В этих случаях дифференциальная диагностика с шизотипическим расстройством или даже с шизофренией бывает крайне затруднительна.

Дело осложняется еще и тем, что даже при наличии эмоционально-волевой дисгармонии признаки нарушения адаптации можно обнаружить не иначе, как в ситуации актуального конфликта, при котором ни одна из сторон не идет на уступки. Весьма часто лица ближайшего окружения по разным причинам готовы проявить щадящую терпимость к неадекватному поведению маргинала, и таким образом конфликт, хотя и инспирируемый им, находит благополучное разрешение за счет окружающих, создавая иллюзию статуса нормы. В не таких уже редких случаях их болезненные притязания могут приобретать более масштабную поддержку, в определенных социально-исторических условиях оформляясь в различные общественные или политические движения. Находя при этих обстоятельствах исключительные возможности для эгоцентрической самореализации, их инициаторы часто предстают перед нами в роли кумиров, вождей, лидеров субкультуральных движений. Нет ничего удивительного в том, что, пребывая и в этом качестве, они почти что никогда не изменяют свою экзистенциальную модальность, в случае жизненного краха трагически становясь жертвами своей роковой бескомпромиссности, а в случае триумфа – кровавыми тиранами. Преобладающим механизмом психологической защиты у паранойяльных психопатов является проекция.

Шизоидная психопатия (шизоидное расстройство личности [F60.1]).

Шизоидная психопатия в первую очередь характеризуется интравертированностью, аутистичностью жизненных установок. Все то, что происходит за пределами их внутреннего мира, больных интересует мало или не интересует вообще. Они стремятся к уединенности, ограничению контактов с окружающими, что касается и отношений с близкими людьми. Эта отгороженность, безучастность часто производит впечатление эмоциональной холодности, волевой пассивности, которые наблюдаются при шизофрении. Вместе с тем их внутренний мир может быть достаточно сложным и содержательно интересным. Они склонны к интроспективным переживаниям, фантазированию, повышенной саморефлексии, необычным увлечениям. При высоком интеллекте способны к достаточно продуктивной творческой деятельности и при соответствующем выборе профессии могут достигать значительных результатов. Чаще же как и при шизофрении их внимание занято оторванными от жизни умозрительными вопросами, отвлеченными теориями, абстрактными построениями («философская интоксикация»). Рассуждения на эти темы часто обнаруживают логическую несостоятельность, парадоксальность, внутреннюю противоречивость, также напоминающие формальные расстройства мышления при шизофрении. Будучи малопонятны окружающим, они могут производить впечатление глубокомысленных, фанатически увлеченных своими идеями энтузиастов, занимать лидирующее положение в различных субкультуральных движениях, сообществах.

В личной жизни они, как правило, обречены на одиночество, проявляя полную беспомощность в бытовых вопросах. Рудименты утраты внутренней цельности (расщепления личности) проявляются в свойственной им амбивалентности. В структуре их характера эмоциональная холодность может сосуществовать с повышенной ранимостью, чувствительностью, сентиментальностью (психэстетическая пропорция по типу «стекла и дерева»).

В других же случаях эти полярные тенденции эмоциональной жизни могут быть представлены по отдельности. У одних пациентов (сенситивных шизоидов) преобладают ранимость, ущемленное самолюбие, неспособность противостоять конфликтным ситуациям. Другие в аналогичных обстоятельствах обнаруживают решительность, непоколебимую беспристрастность, холодную сдержанность, неспособность к сопереживанию (экспансивные шизоиды).

Неустойчивая психопатия (диссоциальное расстройство личности (F60.2))

Пациенты с психопатией неустойчивого типа в специальной литературе описывались под названием «безудержные» (Э. Крепелин, 1915) и «безвольные» (К. Шнайдер, 1959). Для них характерно непостоянство в побуждениях и устремлениях в сочетании с неспособностью к целенаправленной деятельности. С детского возраста они игнорируют общепринятые правила поведения, требования дисциплины, педагогические запреты. Все, что требует напряжения воли, целеустремленности усилий, оставляет их равнодушными или вызывает негативную реакцию. По этой причине они малоспособны к приобретению прочных знаний, навыков общежития, предпочитая полезной деятельности праздность и развлечения. Им редко удается завершить даже среднее образование. Находясь в постоянном конфликте с окружающими, они с трудом удерживаются в коллективе, не испытывают привязанности не только к тем, с кем вместе учатся или работают, но и к близким родственникам. Часто такие подростки совершают побеги из дома, живут или бродяжничают в компании себе подобных. Не имея морально-этических установок, определенных жизненных планов, они живут одним днем, «плывут по течению». Весьма часто по причине безволия и повышенной внушаемости эти личности становятся членами антисоциальных групп, совершают правонарушения, злоупотребляют спиртными напитками, принимают наркотики. Подобное поведение не является результатом каких-либо мировоззренческих установок и чаще оправдывается наивно-лживыми упреками окружающим или вообще остается без объяснений.

В редких случаях при постоянном принуждении и строгом внешнем контроле им удается частично компенсироваться, с трудом приспосабливаясь к требованиям соответствующей социальной роли.

Возбудимая психопатия (эмоционально неустойчивое расстройство личности (F60.3))

Основным признаком психопатии возбудимого (эксплозивного) типа является постоянно присутствующая склонность к неадекватным, неконтролируемым вспышкам безудержного гнева, ярости. Они возникают по самым незначительным поводам и характеризуются агрессивным (часто делинквентным) поведением. Как и при других психопатиях, состояния декомпенсации чаще возникают в конфликтных, фрустрирующих ситуациях. Агрессивное поведение в рамках физиологического и даже патологического аффекта может быть отчасти спровоцировано окружающими, однако в некоторых случаях дисфорические состояния с импульсивной разрядкой могут возникать спонтанно.

С раннего возраста подобные лица характеризуются эмоциональной несдержанностью, бескомпромиссностью, низким порогом раздражения, имеют репутацию «трудных детей». Они склонны к агрессивному поведению, необузданности, стремятся к лидерству. Их эмоциональная жизнь не контролируется ни мышлением, ни волей. Конфликтность, иногда брутальная, является единственным способом разрешения проблемных ситуаций. При этом, однако, часто достигается прямо противоположный результат – эскалация конфликта. Эксплозивные психопаты неуживчивы, склонны к жестоким поступкам, угрозам, легко наживают себе врагов. Напряженность отношений с окружающими даже при наличии критики к своему поведению делает их семейную и профессиональную жизнь проблематичной, а стойкие декомпенсации нередко приводят на скамью подсудимых.

В тех случаях, когда дисфорические реакции возникают в контексте других личностных особенностей – педантичности, обстоятельности, ригидности, злопамятности, обидчивости, – говорят о т.н. эпилептоидной психопатии.

Истерическая психопатия (истерическое расстройство личности (F60.4))

Главным признаком истерической психопатии П.Б. Ганнушкин (1933) считал стремление обратить на себя внимание окружающих любой ценой. Эта черта проявляется в неестественности поведения, театральности, позерстве, демонстративности, ретушированности экспрессивных, речевых реакций, телесной пластики. Имея завышенный уровень притязаний и будучи высокого мнения о себе, эти личности требуют соответствующего отношения со стороны окружающих. Интеллектуальная ограниченность, несоответствие, как правило, заурядных способностей и внешних данных избранной роли компенсируется хвастовством, лживостью, патологическим фантазированием. В отличие от обычных лгунов эти пациенты убеждены в реальности своих фантазий, живут в выдуманном ими, воображаемом мире, где им отводится особая, исключительная роль. Довольно часто эти построенные на экзальтированных чувствах «воздушные замки» лишены элементарных реальных рациональных оснований. В связи с доминацией у этих субъектов первой сигнальной системы («художественный тип» по И.П. Павлову) ментальная составляющая личности развита у них недостаточно и все жизненные интересы и ценности концентрируются в сфере инстинктов, витальных ощущений, эмоционально насыщенных телесных переживаний. Но и в этом отношении пациенты также характеризуются ущербностью. Общий психический инфантилизм обычно сочетается с физиологическим. При ядерных формах личностная патология нередко сочетается с задержками полового развития, дисменореей, бесплодием, вагинизмом, аноргазмией у женщин, импотенцией, гомосексуализмом у мужчин.

Конфликты, связанные с невозможностью удовлетворить завышенные эгоистические потребности за счет окружающих, разрешаются, как правило, на основе шантажного принципа или посредством бурных протестных реакций. В зависимости от степени выраженности конфликта они располагаются в диапазоне от легких поведенческих нарушений до клинически оформленных стигм. Истерические реакции могут включать аффективные расстройства, аггравационное, симулятивное поведение, демонстративную ипохондричность. В тяжелых случаях (при декомпенсациях ядерных форм) в клинической картине наблюдаются суицидные поступки, судорожные припадки, сумеречные расстройства сознания, практически весь ассортимент фантомных симптомов и псевдосоматических заболеваний, в связи с чем истерия получила название «grand simulatris». Среди прочих наблюдаются истерические слепота, глухота, парезы, параличи, заикание, неукротимая рвота, аналгезия, астазия, абазия и т.д.

Истерические проявления могут временно компенсироваться, если окружающие по каким-либо причинам принимают правила навязываемых им отношений. Однако при отсутствии внешних проявлений в этих случаях происходит дальнейшее углубление психопатических черт и завышенных экзистенциальных притязаний, что становится предпосылкой еще более тяжелых конфликтов в будущем при изменении жизненной ситуации. Так, например, воспитание по типу «кумира семьи», компенсирующее поначалу истерические проявления, в дальнейшем становится причиной невозможности адаптироваться в условиях самостоятельной жизни (при поступлении в вуз, на работу, военную службу или замужестве), что чаще всего сопровождается клиническими проявлениями.

В зрелом возрасте чаще у женщин видимость компенсации возможна при благоприятно складывающейся семейной ситуации – отсутствии материальных проблем при наличии мужа, покровителя, любовника, готового (по разным причинам) исполнить любой каприз своей избранницы. Период мнимого благополучия и бесконфликтного существования в этих случаях обычно завершается с началом климакса, меняющего экзистенциальную роль и лишающего соответствующих привилегий.

Попытки психотерапевтической или педагогической коррекции установок психопатической личности могут быть эффективны только в отношении отдельных жизненных ситуаций и не в состоянии изменить характерологических девиаций пациента в целом (критерий «стабильности» П.Б. Ганнушкина). Тем более к этому неспособны сами больные с их эгоизмом, интеллектуальной ограниченностью, эгоцентрической направленностью эмоционально-волевой активности. По этим причинам они лишены возможности длительно и серьезно стремиться к позитивной внутренней трансформации (перфекционизму), и без того считая себя безупречными. Все усилия направляются исключительно на то, чтобы убедить в этом других.

Декомпенсации в зависимости от тяжести психопатических отклонений проявляются в виде ярких аффективных или протестно-поведенческих реакций, стойкими симптомами истерического невроза и даже истерическими психозами.

Механизмами психологической защиты являются вытеснение, регрессия, идентификация и диссоциация.

Психастеническая психопатия

Психастения относится к тормозимым психопатиям. Главными характерологическими чертами этих пациентов являются тревожность, мнительность, неуверенность в себе, заниженная самооценка. В этом отношении их установки и стиль поведения диаметрально противоположны истерическому. Если истерическое поведение по большей части представляет собой бессознательное воплощение эмоциональных порывов, чувственных желаний, витальных побуждений, то психастеники руководствуются главным образом рационализированными установками. Они склонны к тщательному планированию своего поведения. Боясь потерпеть поражение, испытывая страх перед возможной неудачей, они подолгу продумывают свои решения, проявляя педантизм, скрупулезность, излишнюю добросовестность и осторожность. Однако и при этом они редко остаются удовлетворены достигнутым результатом, оставаясь в нерешительности и избегая необходимости действовать. По этой причине они нуждаются в постоянной поддержке, ищут советов, одобрения и испытывают чувство привязанности к тем, кто готов удовлетворить эту их потребность.

В целом же, испытывая чувство несостоятельности, неуверенности в себе, они стараются избегать контактов с окружающими, стремятся остаться в тени, на вторых ролях, занимая соответствующие социально-профессиональные ниши. Если эти намерения осуществляются, возможна длительная компенсация. Они способны упорно и плодотворно трудиться в рамках поставленных перед ними конкретных задач. В коллективе сотрудников их ценят за добросовестность, трудолюбие, пунктуальность. Если эти качества перестают быть средствами достижения общезначимой цели, превращаясь в способ самоутверждения, то педантизм, мелочная принципиальность, упрямство, холодный формализм превращаются в источник конфликтов и ведут к декомпенсациям. Их клиническое содержание может включать различные навязчивости, ритуалы, ипохондрические и депрессивные расстройства. У некоторых больных тревожно-депрессивные переживания становятся причиной токсикоманий, алкоголизма. Механизмами психологической защиты при психастении являются рационализация, гиперкомпенсация, подавление.

В МКБ-10 выделяется три варианта тревожных личностей:

Ананкастное (обсессивно-компульсивное) расстройство личности (F60.5) характеризуется склонностью к формированию навязчивых мыслей и влечений, повышенной педантичностью, приверженностью к социальным условностям, стремлением к совершенству (перфекционизмом) в ущерб удовольствию и здравому смыслу.

Тревожное (уклоняющееся) расстройство личности (F60.6) – постоянная озабоченность своей социальной несостоятельностью, физической непривлекательностью с ограничением жизненных целей ввиду потребности в безопасности, уклонением от социально-ролевой и профессиональной деятельности, требующей значимых межличностных контактов из-за страха неодобрения или отвержения.

Зависимое расстройство личности (F60.7) – с потребностью патронажа со стороны окружающих, повышенной подчиняемостью, постоянной зависимостью от партнеров в межличностных отношениях, отсутствием самостоятельности, беспомощностью.

Астеническая психопатия (F60.8)

Наиболее характерными признаками астенической психопатии являются низкая толерантность к повседневным физическим и психическим нагрузкам, повышенная истощаемость, утомляемость. Эти пациенты страдают от неуверенности в своих силах, неспособны к преодолению жизненных трудностей. Они тревожны, застенчивы, обидчивы, ранимы, имеют заниженную самооценку, склонны к ипохондрическим реакциям, формированию сверхценных идей отношения, самоуничижения. На этом фоне у них часто наблюдаются явления вегетативной дистонии, повышенное внимание к своим внутренним ощущениям, что иногда на долгие годы делает их пациентами интернистов или побуждает к лечению у народных целителей, шарлатанов. Декомпенсации астенической психопатии наблюдаются при изменении привычного уклада жизни, повышении уровня требований со стороны ближайшего окружения, партнеров по профессиональной деятельности.

Помимо вышеописанных вариантов психопатий, включенных в номенклатуру МКБ-10, в клинической практике встречаются и некоторые другие.

Аффективные типы психопатий

Ведущим расстройством при этом типе психопатий является нарушение эмоционального фона, что может проявляться в виде его нестабильности либо в стойком преобладании одного из его вариантов: повышенного настроения (гипертимия) или пониженного (дистимия).

У пациентов с аффективными психопатиями изменение эмоционального фона может происходить как неадекватная реакция на внешние обстоятельства, так и спонтанно – по типу сезонных обострений. В этом отношении динамика психопатических фаз при циклотимии напоминает течение МДП, однако характеризуется меньшей (субпсихотической) выраженностью.

Лицам с дистимическим вариантом свойственны пессимистический взгляд на жизнь, оценку своего настоящего и будущего. С детства они отличаются замкнутостью, капризностью, плаксивостью. Они редко испытывают положительные эмоции, тяжело переживают свои неудачи, легко впадают в отчаяние, склонны возлагать ответственность за подобное мировосприятие как на окружающих, так и на себя. Им свойственны скептицизм, мучительное чувство вины.

Гипертимики постоянно пребывают в повышенном настроении. Они деятельны, активны вплоть до назойливости, легко увлекаются авантюрными планами, проектами, переоценивают свои силы, способности. Профессиональная или общественная деятельность, к которой они активно стремятся, редко оказывается продуктивной и редко ведет к конкретным результатам. Гораздо чаще она становится причиной конфликтов, жизненных кризисов и клинических декомпенсаций.

Эмоционально тупые

Психопатия этого типа характеризуется ущербностью высших эмоций, нравственных чувств (чувства долга, стыдливости, совестливости, сочувствия, чести). Эта нравственная дефицитарность проявляется в эгоистичности, жестокости, черствости, безразличии или сознательном пренебрежении нормами морали. Уже в детстве у этих пациентов наблюдаются выраженные поведенческие расстройства. Они издеваются над слабыми и беззащитными, мучают животных, проявляют безосновательную враждебность к окружающим, близким. Формы удовлетворения извращенных влечений часто поражают своей бессмысленной жестокостью, садизмом. Они склонны к асоциальному поведению, агрессивности, воровству, часто убегают из дома, бродяжничают, совершают правонарушения. Состояния алкогольного или наркотического опьянения часто протекают у них в измененных формах и сопровождаются делинквентным поведением. К критической оценке своих поступков они, как правило, не способны. Компенсации этой разновидности психопатий наблюдаются редко. Клиническое освидетельствование или судебно-психиатрическая экспертиза в этих случаях обычно вызывает вопрос о необходимости дифференциальной диагностики с ядерными формами шизофрении.

Завершая раздел описания клиники психопатий, следует отметить, что в чистом виде представленные варианты встречаются нечасто. Различные типы личностных расстройств под влиянием внешних обстоятельств могут приобретать сходные черты. С другой стороны, генетические предпосылки характерологических аномалий в конкретных условиях реальной жизненной ситуации могут приобретать различное воплощение. Иногда отдельная человеческая индивидуальность может сочетать в себе целый ряд разнородных (в некоторых случаях взаимоисключающих) аномальных проявлений. Этот вариант расстройства личности называется мозаичной психопатией. Вопросы дифференциальной диагностики с другими психическими заболеваниями в этих случаях приобретают особую актуальность.


Этиология и патогенез психопатий

Изучение этиопатогенеза психопатий традиционно развивалось в двух направлениях: конституционально-генетическом и социально-психологическом.

В рамках первого направления формирование психопатической личности объясняли с позиций теорий дегенерации, наследственной отягощенности, недостаточностью нервно-психических функций, приобретаемой во внутриутробном периоде или в раннем детском возрасте. С точки зрения этих подходов причиной психопатий является неполноценность центральной нервной системы, проявляющаяся в органической или функциональной церебральной недостаточности.

Клиническими исследованиями было доказано, что среди лиц, перенесших родовые травмы, а также имевших различные вредности, сопровождавшиеся поражением ЦНС в раннем детстве, число пациентов с личностными аномалиями было существенно выше, чем в популяции в среднем.

В пользу конституционально-генетической теории свидетельствуют работы Э. Кречмера, установившего корреляции между типом телосложения человека и его характерологическими особенностями. Эта точка зрения также подтверждается изучением монозиготных (однояйцевых) и дизиготных (разнояйцевых) близнецов. Совпадение (конкордантность) характерологических особенностей у первых наблюдается гораздо чаще. Это правило оставалось в силе даже тогда, когда монозиготные близнецы по каким-либо причинам воспитывались в разных семьях.

Большое значение для понимания особенностей психического функционирования в зависимости от конституциональных характеристик церебральных процессов имели работы И.П. Павлова о типах высшей нервной деятельности и функциональном взаимодействии первой и второй сигнальных систем. Предложенные И.П. Павловым физиологические модели деятельности центральной нервной системы позволяют понять биологические предпосылки формирования характера человека как в норме, так и в патологии и сохраняют свою актуальность на сегодняшний день.

Большинство отечественных авторов традиционно придерживаются точки зрения наиболее авторитетного исследователя проблемы психопатической личности – П.Б. Ганнушкина, который рассматривал происхождение по крайней мере истинных («ядерных») психопатий в рамках конституциональной теории.

Вместе с тем практически все исследователи независимо от занимаемой позиции соглашаются с тем, что эта проблема нуждается в многоплановом подходе. Поэтому социально-психологические теории не столько утверждают альтернативную теорию, сколько дополняют общую картину.

Так было установлено, что расстройства личности с высокой частотой отмечаются у лиц, воспитывавшихся в условиях «неполного дома» (без одного из родителей) или при наличии тяжелой конфликтной ситуации в семье. Родительская авторитарность, подавляющая активность, самостоятельность, часто формирует психастенический характер, воспитание по типу «кумира семьи» ведет к развитию истерических черт, по типу «золушки» с эмоциональной и физической дискриминацией может сформировать шизоидные, аффективные, астенические аномалии характера и т.п.

В контексте социально-психологического направления, особенно в англоязычных странах, центральное место занимает психодинамическая концепция. В соответствии с фундаментальными положениями психоаналитической теории З. Фрейда психопатические расстройства объясняются нарушением межличностных отношений в периоде формирования у ребенка поведенческих стереотипов. Это имеет своим следствием остановку нормального развития («фиксацию на ранних стадиях») ребенка и формирует в дальнейшем различные патологические комплексы («эдипов, кастрации, неполноценности» и др.). Последние представляют собой (по мнению сторонников психоаналитической доктрины) набор извращенных психологических защитных механизмов, которые, обусловливая неадекватное, иногда криминальное, поведение, и представляют собой клиническое содержание психопатической аномалии.

При всей внешней эффектности психоаналитических моделей они носят в основном декларативно-априорный характер и не могут быть проверены опытным путем.

Среди многих других можно было бы упомянуть этологическую концепцию. Опираясь на исследования австрийского ученого Н. Лоренца, доказавшего роль механизма «импринтинга» (впечатывания) в формировании базисных поведенческих стереотипов у животных, эта теория особую роль отводит «ключевой фигуре» воспитателя, поведение которого клиширует, а в дальнейшем лишь стереотипно воспроизводит ребенок. Отсутствие позитивной «ключевой фигуры», таким образом, может вести к развитию характерологических аномалий.

Заключая, следует еще раз указать на то, что ни одна из приведенных теорий не может в полной мере осветить все возникающие вопросы. Каждая из них может быть полезной для понимания конкретного клинического случая. Поэтому, несмотря на отсутствие единой общепризнанной концепции этиопатогенеза психопатий, приведенный обзор мнений должен быть принят к сведению.

Лечение и профилактика психопатий

Основным направлением специфической профилактики должны быть мероприятия, направленные на создание нормальных условий развития на ранних стадиях онтогенеза (в пренатальном и раннем постнатальном периодах). Они включают предупреждение, выявление и лечение различных заболеваний матери и ребенка, создание благоприятных условий жизни, обеспечивающих его нормальное развитие и воспитание.

Помимо медицинского и педагогического аспекта существуют и другие. Когда речь идет о благополучии семьи, следует иметь в виду все то, что определяет уровень и качество жизни, относится к вопросам неспецифической профилактики и лежит в сфере ответственности государства перед своими гражданами.

Что касается лечения, то помощь больным психопатиями врачам приходится оказывать в редких случаях, (относительно количества нуждающихся) поскольку в состояниях компенсации лишь очень немногие пациенты в нашей стране обращаются к психологу или психотерапевту. В состоянии декомпенсации психиатр имеет дело по сути с различными осложнениями – психогенными состояниями, заболеваниями, алкоголизмом, токсикоманиями, которые лечатся в соответствии с имеющимися стандартами.

Лечение психопатии само по себе должно преследовать цель позитивной перестройки всего годами формировавшегося «склада личности», формирование новых установок, системы ценностей, нового отношения к себе и окружающему миру и т.д. и т.п.

Речь в этих случаях идет по существу о психопротезировании. Трудно представить себе реально мыслящего врача, готового поставить перед собой подобную задачу.

Поэтому чаще всего на практике речь идет о попытках воздействовать на отдельные проявления психопатий – тревогу, повышенную возбудимость, астенические нарушения и т.д. Являясь по сути симптоматической, подобная терапия, компенсировав то или иное парциальное нарушение, может способствовать улучшению адаптации пациента к негативному экзистенциальному фону в целом. Наличие тревоги является показанием для назначения транквилизаторов. При стойком снижении настроения назначают антидепрессанты. Повышенная возбудимость, ведущая к поведенческим нарушениям, купируется нейролептическими препаратами. Чаще всего применяются неулептил (который так и называется – «корректор поведения»), сонапакс, трифтазин, хлорпротиксен, эглонил. Для снятия аффективной напряженности, коррекции сверхценных идей при паранойяльной психопатии используются галоперидол, рисперидон, флюанксол, клопиксол. Также нейролептики эффективны для уменьшения выраженности обсессивных явлений, «умственной жвачки» у психастеников. Для устранения дисфорических расстройств при «органических психопатиях» назначают карбамазепин (финлепсин), депакин и другие вальпроаты. При астенической психопатии показано назначение нейрометаболиков (циннаризин, кавинтон, аминалон, витамины).

По мнению большинства специалистов биологическая терапия психопатий носит вспомогательный характер. Основная роль в коррекции установок личности, формировании оптимального стиля взаимоотношений пациента с окружающими принадлежит психотерапии. В зависимости от типа психопатии и конкретной жизненной ситуации используются как методы групповой, так и индивидуальной психотерапии. Применяются как ее патогенетический, так и суггестивный варианты (чаще при истерической психопатии).

В англоязычных странах особой популярностью пользуется психоанализ, позволяющий перевести на уровень сознания вытесненные патологические комплексы и отреагировать их. Индивидуальная психоаналитическая терапия продолжается месяцы, иногда годы. Из групповых методов психотерапии также часто применяется т.н. психодрама. В процессе тренингового взаимодействия с другими членами группы по соответствующему сценарию пациенту предоставляется возможность в искусственно созданной игровой ситуации осознать и отреагировать имеющиеся у него патологические комплексы. К сожалению, объективно оценить эффективность этих техник по сравнению с другими методами не представляется возможным.

причины расстройства и методы лечения

Рады вас приветствовать, уважаемые читатели сайта! Эпилептоидная психопатия является расстройством личности, которое обязательно должно быть под наблюдением специалистов.

И сегодня мы рассмотрим основные причины, по которым оно возникает, а также наиболее характерные признаки, по которым легко диагностировать его наличие.

Что такое психопатия?

 

Психопата от душевнобольного человека отличает тот факт, что он в состоянии контролировать своё поведение и отдавать отчёт своим действиям. По крайней мере, если он совершает преступление, он в процессе судебной экспертизы вполне осознанно может в нём сознаться.

В то время как сумасшедший впадает в беспамятство, подвергаться галлюцинациям и бредовым состояниям. Отчего не в силах порой вспомнить, что он делал или говорил.

Психопатия может быть как врождённой, так и приобретённой вследствие повреждения головного мозга в раннем возрасте, что случается, к примеру, при травмах. По факту, это патология характера, когда некоторые черты личности становятся ярко выраженными, болезненными.

Наиболее известные человечеству психопаты – Сталин, Пушкин, Нерон, Грозный и даже Дарвин. Они оставили мощный след в истории, получив власть.

Наблюдается как у мужчин, так и у женщин. Но среди сильной половины человечества данное расстройство больше выражено.

Примерно до 1950-х годов таких людей считали душевнобольными, либо просто личностями с очень сложным характером, которым необходим особый подход.

Наиболее полное описание различных вариантов психопатий оставили Пётр Ганнушкин, советский психиатр, а также Эрнст Кречмер, его немецкий коллега. Он также является создателем классификации типов строения тела, которые влияют на развитие психических заболеваний.

Основная характеристика

Патологические эпилептоиды отличаются жестокостью по отношению к окружающим людям, в том числе и животным. Они неудержимы и агрессивны.

Вред причиняют в основном тем, кто слабее их, беззащитнее. С равными себе в схватки вступают редко, разве что по необходимости. Но при этом стремятся использовать запрещенные методы и приёмы, лишь бы выйти из неё победителем.

О наличии совести в структуре своей личности даже не догадываются, поэтому сожалений о содеянном никогда не испытывают.

Они прямолинейны, не понимают шуток и порой чрезмерно угодливы перед теми, кто обладает большей властью. То есть, будут стараться услужить, при этом не испытывая истинного уважения. Только лишь потому, что стремятся таким образом получить особое к себе отношение.

Не способны приспосабливаться к изменениям, малоподвижны и обычно чётко придерживаются инструкций, несмотря на то, что они идут вразрез со здравым смыслом.

Чтобы было понятнее, о чём речь, вот вам примеры поведения эпилептоидного психопата в чрезвычайных ситуациях: полицейский, прибыв на место ДТП, не будет пускать к умирающим пострадавшим бригаду скорой помощи, очевидцев, которые могут помочь остановить кровь и так далее, пока не осмотрит транспортные средства, не сделает определённые замеры.

Либо, допустим, сторож не даёт пожарным зайти в охраняемое им помещение во время пожара, по причине, что туда нельзя заходить посторонним.

Также такие личности обычно свято убеждены в своей правоте, чужого мнения для них не существует. Все вокруг дураки и не понимают, как жить. И если попробовать в чём-то его переубедить, то вполне можно «нарваться» на вспышку ярости.

Поэтому близкие люди обычно принимают решение не провоцировать его на злость и поберечь свои нервы, здоровье, отчего соглашаются со всем, что он говорит.

Данный тип настолько заигрывается в правоту собственных фантазий, что достаточно часто игнорирует реальность и рациональность.

Допустим, если избранница онлайн в социальных сетях, то это обязательно означает, что она изменяет ему с теми, кто также онлайн в этот момент. Поэтому будет отслеживать, с кем именно у неё совпадают посещения страницы. И как только обнаружит, начнёт изводить её упрёками и обвинениями, несмотря на вполне разумные доводы, что это невозможно.

Его идеи порой кажутся нелепыми, фантастическими и абсурдными. Только вот не для него. Он свято верит всему, что «рисует» мозг.

Копит обиды, только «взрывается» гневом в безопасном для себя пространстве. К примеру, если его отчитал начальник, он сдержится, чтобы не нагрубить в ответ. Но стоит выйти за пределы кабинета, как пострадают все, кто окажется на его пути.

То есть, проявит насилие и агрессию к тем, кто совершенно невинен и беззащитен. Ударит собаку на улице, жестоко накажет дома детей, напугает супругу тем, что обязательно убьет её…

Стремится к власти и обычно увлекается историей, пытаясь выяснить, кто и каким образом её получал. Так что нередко человека с данным психическим расстройством можно встретить за чтением книг о различных жестоких правителях.

Если же занимает руководящую должность, то его сотрудникам приходится нелегко. Они обязаны слепо подчиняться любым командам и требованиям. Если оказывают неуважение и проявляют строптивость, наказывает их, причём в самый неожиданный момент. Всё-таки даёт о себе знать мстительность и склонность и садизму.

Нередко умудряется скрыть свою истинную сущность, играя роль благообразного и услужливого человека. Любит предаваться чревоугодию, причём блюда должны быть изысканными, что угодно кушать не будет. Отчего устраивает скандалы, если домашние подают что-то простое, банальное, что не вызывает у него аппетита.

Помимо кулинарных особенностей, нередко обладает ещё и страстью к сексуальным развращениям. Стремится разнообразить свой опыт, перепробовав всё, что только можно. И всех.

А если вспомнить о том, что при этом психическом расстройстве человек получает удовольствие от того, что причиняет другому боль и страданиям, то смело можно утверждать, что большинство эпилептоидных психопатов склонны к растлению малолетних, изнасилованиям.

Если болеет, то родственников обвиняет в том, что они желают ему смерти. И радуются тому, что он слёг. Врачей же упрекает в не профессионализме и осознанном желании причинить вред. Требует, чтобы ему прислуживали и делали именно так, как скажет.

Например, чтобы стул стоял от кровати на расстоянии 1 метра, а на нём лежали определённые таблетки. Если он окажется не с той стороны, как столь привередливому пациенту хотелось – устроит серьёзный скандал, с унижением персонала и рукоприкладством.

Учитывая неумение приспосабливаться к изменениям во внешней среде и способность неукоснительно придерживаться должностных инструкций, отлично покажет себя в таких профессиях, как швейцар, курьер, секретарь, бухгалтер, сторож и так далее.

 Типы

Существует два типа – асоциальный эпилептоидный психопат и гиперсоциальный. Первый является агрессивным, жестоким и грубым, а второй отличным актёром, который подлизывается, но предает, словно Иуда.

Асоциальный не способен себя сдерживать, если ему что-то не понравилось, он тут же реагирует соответствующим образом. Несмотря на то, что понимает, какая расплата за содеянное его ожидает.

Гиперсоциальный же затаит месть, он будет улыбаться в лицо, за спиной готовя заговор. Именно с этим типом следует быть всегда настороже. Стоит расслабиться хоть на минуту, и он обязательно воспользуется возможностью нанести ответный удар. В спину.

 Лечение

Ярким примером эпилептоидного психопата является герой из кинофильма «В постели с врагом». Он издевался над своей супругой, избивал её, требуя идеальной чистоты в доме. В один момент ей просто пришлось спланировать свой побег для того, чтобы выжить. Но покой после этого она не обрела, ведь тиран начал выслеживать её.

Лечение может оказаться успешным только в том случае, если психопат признает наличие проблем и обратится за помощью. Будет пытаться контролировать свои реакции и поведение.

Ему могут назначить седативные препараты, чтобы снизить количество и интенсивность вспышек ярости.

Расслабиться и обрести ощущение внутренней гармонии, что лишит необходимости причинять вред окружающим, помогут медитативные техники, а также аутотренинг.

 Завершение

А на сегодня всё, уважаемые читатели! Напоследок хотим рекомендовать ознакомиться со статьёй про эпилептоидный тип личности, который не является психопатией.

Берегите себя и будьте счастливы!

Материал подготовила психолог, гештальт-терапевт, Журавина Алина

 

 

Семь признаков психопата — комментарий эксперта

На первый взгляд кажется, что встретить психопата довольно тяжело. Однако на деле это не так. По статистике, на каждые 100 человек приходится один с неуравновешенной психикой. Если верить этим данным, «психопатов» в мире столько же, сколько учителей. А это уже внушает беспокойство.

Обычно при слове «психопат» люди себе представляют агрессивного монстра, жуткого преступника или серийного убийцу, каким был Чикатило. Но в реальности таких людей тяжело отличить от большинства. Они не только не внушают опасения, но и, напротив, вызывают доверие, которое может стать причиной ссор и разочарований. Чтобы случайно не впустить в свою жизнь «психопата», издание The Daily Mail привело несколько признаков потенциально опасных людей.

Специально для 5-tv.ru доцент кафедры психотерапии Северо-Западного государственного медицинского университета имени И. И. Мечникова Станислав Полторак прокомментировал выделенные особенности. Существует несколько видов психопатии, каждый из которых обладает собственными признаками.

Станислав Полторак
Доцент кафедры психотерапии Северо-Западного государственного медицинского университета имени И. И. Мечникова

— Истерические психопаты требуют внимания, шизоидные — удивляют нестандартностью рассуждений, возбудимые — проявляют агрессию, эпилептоидные — требуют скрупулезности в мелочах, а психастеники только сомневаются и переживают. Однако все они на стадии компенсации (первоначальной стадии) адаптируются к социальным условиям и слабо отличаются от остальных. Как только психическое расстройство достигает крайней степени, у «психопатов» происходит дезадаптация, во время которой они могут представлять реальную опасность для окружающих.

Патологическая ложь

Главной особенностью неуравновешенных людей является постоянная ложь. Эти люди не могут говорить правду. Они врут из выгоды и без нее. Интересно, что «психопаты» быстрее других могут достичь поставленных целей. Для них не составит труда подстроиться под окружающих, отказаться от прежних ценностей, изменить мнение — и все это только для того, чтобы произвести впечатление на публику.

globallookpress.com © CHROMORANGE Bilderbox

Они «водят за нос» своего партнера, и им это неплохо удается. Красивые высокопарные речи, внушающие доверие — это их конек, и вряд ли с ними кто-то в этом может сравниться. «Психопаты» превосходно пускают пыль в глаза, а подловить их на лжи практически невозможно. Уж очень все продуманно и логично.

«Всегда быть в центре внимания хотят в первую очередь истерики. Они требуют интереса к своей персоне и добиваются его всеми средствами, — поясняет эксперт. — На первый взгляд кажется, что такие люди довольно харизматичны. Однако харизма в их случае мнимая, за ней ничего не кроется».

Патологическая ложь также свойственна для эмоционально неустойчивых психопатов. Люди с таким отклонением привыкли постоянно менять маски, точку зрения и отказываться от своих слов. Они много врут и даже не замечают этого.

Нарциссизм

В отличие от большинства людей, страдающих заниженной самооценкой, неуравновешенные склонны думать о себя лучше, чем есть на самом деле. Они уверены в своих силах и считают, что при желании способны достичь любых успехов. Второй половинке «психопата» приходится несладко: эти люди подавляют самооценку партнера и заставляют чувствовать себя неудачником.

«Подавить самооценку своего партнера может далеко не каждый неуравновешенный человек. Этим страдают только эпилептоидные и возбудимые „психопаты“. Первые хотят, чтобы все четко соответствовало намеченному плану и было расписано по минутам, вторые — кричат и дерутся, стараясь переубедить оппонента, — отмечает доцент кафедры психотерапии Станислав Полторак. — Во всяком случае каждый из них может повлиять на мнение и самооценку своего собеседника. И эпилептоидные, и возбудимые психопаты „гнут“ партнера под себя, хотя и делают это разными способами».

Эгоизм

Кажется, что «психопаты» собрали в себе все негативные качества. Они по праву считаются не только «нарциссами», но и жуткими эгоистами. Неуравновешенным людям чужды страхи и болезни окружающих. Они не умеют сопереживать и беспокоиться. В жизни их не заботят никакие проблемы, кроме своих, однако близким «психопатов» так не кажется. Они умеют неплохо изображать эмпатию и внушать доверие. Друзья делятся с ними своими переживаниями и не замечают, что их собеседника предмет разговора вовсе не интересует.

globallookpress.com © Lucas Allen

Конечно, не все «психопаты» бесчувственные эгоисты, но они хорошо умеют подавлять в себе искренние порывы и отстраняться от чужого горя в нужный момент.

«Названные особенности характерны для психопатов истерического и шизоидного типов. Именно они способны вызывать симпатию у людей благодаря интересному поведению и нетрадиционному мышлению», — утверждает доцент кафедры психотерапии Сергей Полторак.

Стоит отметить, что каждый человек имеет собственные особенности, которые отличают его от других: некоторые черты в нем выражены больше, а другие меньше. Непропорциональность признаков приводит к дисгармонии всей личности, однако не считается психическим отклонением. Такие яркие проявления индивидуального характера называются акцентуациями и свойственны абсолютно всем.

Макиавеллизм

«Психопаты» — коварные существа. Они лучше других способны замечать детали и использовать их в угоду себе. «Раскусить» другого человека для них не составит труда, однако «раскусить» психопата вряд ли кому-нибудь удастся. Они с легкостью определяют сильные и слабые стороны своего партнера и «дергают за ниточки» в нужный момент. Они привыкли манипулировать окружающими и цинично эксплуатировать их. Их желания одно за другим исполняются, словно «по щучьему велению». А если этого не происходит, они прибегают к крайним мерам: начинают громко кричать и плакать как дети, или путем «щенячьих просьб» и прямого манипулирования добиваются желаемого результата.

«Если истерик еще может кричать и плакать, то возбудимый психопат сразу ударит по голове, а психастеник не будет делать ни того, ни другого», — отметил Станислав Полторак.

Лицемерие

Мало кто может так же легко и просто, как «психопат», менять маски несколько раз в день. С любимой женщиной он нежный и чувствительный, на работе — строгий и требовательный, в компании — понимающий друг. На самом деле честным такой человек может быть разве что с собой, и то не всегда. Для него нет абсолютных ценностей: свою «любимую» он с легкостью поменяет на другую, старого приятеля заменит новым, а брата «продаст» за «тепленькое местечко» под боком у начальника. В любой компании «психопата» ценят и любят, он быстро понимает, на чью сторону склониться и что добавить в разговоре, чтобы быть на высоте.

globallookpress.com © CHROMORANGE / Bilderbox

Эксперт поясняет, такое поведение характерно только для эмоционально неустойчивых психопатов, которые легко поддаются влиянию со стороны. Постоянная смена мнений, психологическая неустойчивость, лицемерие, позерство, притворство — вот их главные признаки.

Грубость

Неуравновешенным людям тяжелее других контролировать свои эмоции, поэтому они часто не справляются с гневом, кричат и оскорбляют ни в чем не виноватых оппонентов. Они никогда не чувствуют за собой вины, поэтому заставляют извиняться окружающих, которые дорожат общением и поэтому готовы взять ответственность на себя.

«Как правило, агрессия у „психопатов“ проявляется на стадии декомпенсации, когда они перестают приспосабливаться к окружающей среде и не могут контролировать свой характер. Причем чаще всего вспышки гнева встречаются у возбудимых личностей, которые привыкли решать все проблемы кулаками», — утверждает Сергей Полторак.

Злость

«Психопаты» не только не радуются успехам своего партнера, но и огорчаются из-за них. Они стремятся во всем превосходить свою вторую половинку, а если это не получается, то завидуют и пытаются всячески помешать успехам другого. Они часто демотивируют своего партнера, называя его деятельность скучной и бесполезной. «Психопата» можно сравнить с паразитом: он извлекает из отношений максимальную выгоду, при этом оставляя свою половинку без всего.

«Злость, как и грубость, обычно встречается у возбудимых „психопатов“. На стадии дезадаптации она остановится особенно заметна, поэтому „психопатов“ в этом случае часто приводят к специалисту. Больному психическим расстройством назначаются лекарства и курс психотерапии, который может длиться от пары месяцев до десятков лет, все зависит от методов лечения, тяжести заболевания и мотивации пациента», — отвечает доцент кафедры психотерапии Сергей Полторак.

Ранее 5-tv.ru рассказал, почему пациенты врут докторам.

Психопатия, диагностика и лечение психопатии

Психопатия – это патология личности, проявляющаяся в нарушении пропорций ее склада. Она приносит вред индивиду и окружению. Возникновение психопатии обуславливается сочетанием наследственных признаков и социальных факторов, которые негативно повлияли на формирование личности. Может появиться в результате заболеваний и черепно-мозговых травм.

Диагностика психопатии

Психопатию можно четко диагностировать по трем следующим признакам:

  1. Наличие выраженного комплекса, нарушающего адаптацию индивида.
  2. Постоянство проявления патологических свойств, присущих комплексу, независимо от окружающей обстановки.
  3. Их необратимость.

Диагностика на основании частичных отклонений в нормальном поведении человека невозможна. Если у индивида есть некоторые черты психопатии в виде, например, чрезмерной педантичности, это еще не дает право ставить ему диагноз. В таком случае речь идет об акцентуации характера, а не о деформации. В отличие от психопатов, акцентуированные личности могут усваивать социальные нормы и приспосабливаться к жизни в обществе.

Какие бывают психопатологические типы?

  1. Гипертимный тип. Коммуникабельные, жизнерадостные люди, подвластные авантюризму, с низкой способностью к моральной оценке поступков. В суждениях поверхностны, предрасположены к сутяжничеству, но мягки характером и уступчивы. Низшие потребности усилены.
  2. Депрессивный тип. Люди с выраженной заниженной самооценкой, пессимисты от природы. В работе исполнительны и скрупулезны, обычно угрюмы и пребывают в унылом подавленном настроении. Немногословны, в коммуникациях проявляют себя сдержанно. Повышено чувство вины и самоуничижения.
  3. Циклоидный тип. Индивиды с переменчивым настроением. В спокойном состоянии коммуникабельны, легко понимают других людей. Являются реалистами, к тому же полны жизненных сил. Иногда им свойственны кратковременные всплески агрессии, которые быстро забываются. Даже несущественный упадок настроения ими воспринимается крайне тяжело.
  4. Эмотивный тип. Личности с сильно колеблющимся настроением. У них отсутствуют стойкие интересы, эмоции, поведение, отношение к ситуации. У людей отмечается недостаток воли, повышенная эмоциональность. Они способны к сильной привязанности и эмпатии, часто просты и веселы в общении, несмотря на свою постоянную изменчивость и неустойчивость.
  5. Астенический тип. Эти личности характеризуются раздражительностью, чувствительностью, быстрой психической истощаемостью и впечатлительностью. Они легко ранимы и уязвимы, обладают сильным чувством собственной неполноценности и низкой самооценкой при высоком уровне самолюбия. Такие люди крайне чувствительны к непосредственным раздражителям. Астенические личности тонко чувствуют малейшие изменения в поведении окружения. В незнакомой обстановке ведут себя отстранено, робко. Вспышки раздражительности быстро истощают их, и наступают приступы вины. Имеется предрасположенность к ипохондрии, а также к фобиям.
  6. Истерический тип. Этим людям присуще желание казаться лучше, чем они есть. Наблюдается склонность к демонстрации себя. Они любят находиться в центре внимания всегда и везде. Им свойственна театральность, лживость, позерство, тяга произвести внешний эффект. Демонстрируемые эмоции очень ярки и неустойчивы, они призваны обратить на себя внимание. Такие люди капризны, инфантильны и незрелы.
  7. Эпилептоидный тип. Крайне вспыльчивы и раздражительны. Стремятся к строгому упорядочиванию действительности вокруг себя. Часто вспышки гнева доходят до крайностей. Человек такого типа может нанести серьезные увечья или даже убить, находясь в состоянии аффекта. Они себялюбивы, эгоистичны, подозрительны, склонны конфликтовать и плохо уживаются в коллективе, всегда стремятся к лидерству. Могут испытывать чувство вины после вспышки агрессии, но потом приступы повторяются. Такие личности часто фигурируют в делах судмедэкспертов.
  8. Параноический тип. Характеризуется стремлением к созданию сверхценных идей, в качестве которых выступает гипертрофированная ревность, ипохондрия и т. д. Узкомыслящие, такие люди часто видят недоброжелателей во всех, кто не согласен с их установками. Они придерживаются высокого мнения о себе, эгоистичны, злопамятны. Для таких личностей характерны узость взглядов, зацикленность на идеях, упрямство, непластичность психики. Они склонны к резонерству, бесплодным рассуждениям и вместе с тем обладают незрелым мышлением. Такие люди прямолинейны, не имеют чувства юмора, упрямы, не склонны к компромиссам. Неудачи только мотивируют их действовать с удвоенной силой.
  9. Шизоидный тип. Личности замкнуты, пребывают как бы в оторванности от внешнего мира. Обладают оригинальным мышлением и противоречивым характером. В них сочетаются одновременно холодность и эмоциональная гиперчувствительность. Склонны к символизму, сложному теоретизированию. Отчуждены от людей. Воспринимаются окружающими как оригинальные, причудливые, эксцентричные. Тяжело вступают в коммуникацию. Обладают категоричностью оценочных высказываний. Личности этого типа опасливы, не доверяют людям. В сфере деятельности, требующей художественного свежего взгляда и необычных идей, шизоиды способны достигнуть немалых высот. Их эмоции сложны и многогранны. В них сосуществуют и готовность принести себя в жертву ради идей, и вместе с этим неспособность понять близких. Движения шизоида кажутся угловатыми, манерными, карикатурными. В бытовой жизни такие люди бездеятельны, в занятиях избирательны. Часто исходят из личных побуждений. Внушаемость у них сочетается с упрямством и негативизмом. Шизоидов, как правило, делят на два типа: сенситивные и холодные. Первые отличаются тонким восприятием действительности, ранимостью, мнительностью, высокой чувствительностью. Такие личности часто все воспринимают на свой счет. Целиком уходят в себя и живут в мире фантазий, там, где им комфортнее всего. Реальность интересует их гораздо меньше. Сенситивные шизоиды предпочитают одиночество, они робки, нерешительны и застенчивы. Холодные же, напротив, жестоки, безжалостны, педантичны. Им чужды человеческие переживания, они действуют из сугубо рациональных побуждений. Их поведение также основано на сложной системе субъективных ценностей.
  10. Неустойчивый тип. Слабовольные, подчиняемые люди со склонностью подстраиваться под влияние окружающей среды. Убеждения как таковые формируются оттуда же, а не из субъективных воззрений и ценностей. Не любят одиночества, предпочитают находиться в обществе. У таких личностей слабо развит механизм воли, они нестабильны и легко переходят из одного состояния в другое. Им необходим регулярный контроль и коррекция поведения.
  11. Психастенический тип. Такие люди во многом схожи с астеническим типом. Однако, помимо раздражительности, чувствительности, ранимости, этот тип отличается склонностью к сомнениям, нерешительности, неуверенности. Психическая активность понижена, поэтому они склонны к самоанализу, бесплодному мудрствованию. Их мышление характеризуется оторванностью интеллектуальной деятельности от реальности в пользу абстракций. Люди этого типа постоянно сомневаются в принятии решения, а когда находят решение, стремятся как можно скорее реализовать его. Такой человек постоянно анализирует поступки прошлого, обладает пониженной самооценкой. Немаловажным атрибутом данного типа являются обсессии, навязчивые мысли, образы, идеи, воспоминания. Их также называют тревожно-мнительными, поскольку тревога составляет одну из базовых черт данного типа личности. Стоит также отметить педантичность, скрупулезность, навязчивость. Требуют от окружающих того же.

Лечение психопатии

При лечении психопатии задачей врача является компенсировать ярко выраженные патологические черты личности, их требуется смягчить, сгладить. Для этих целей разрабатывается комплексная методика, включающая трудовую терапию с тщательным подбором профессии, психотерапию, а также медикаментозное лечение, которое применяется не так часто и служит лишь вспомогательным инструментом. Как правило, лекарства применяются при обострениях приступов психопатии. На сегодняшний день психотерапия применяется крайне широко.

кто такой эпилептоид — T&P

Человеческие характеры очень разнообразны, но среди них тем не менее можно выделить типичные «рисунки». Для описания некоторых подобных паттернов в психологии существует понятие «акцентуация» — так называют сумму наиболее ярко очерченных свойств характера, которые еще находятся в пределах клинической нормы, но делают человека уязвимым к психологическим нагрузкам определенного типа. Эпилептоидная акцентуация — один из ее вариантов. T&P рассказывают о том, что отличает эпилептоида от эпилептика, каковы плюсы и минусы этого типа и что делать, если у вас такой характер.

Вариативная норма: что такое акцентуация

Акцентуация характера — это не болезнь. Несмотря на то, что некоторые названия вариантов акцентуации: эпилептоид, истероид, шизоид и другие, — образованы от названий психических заболеваний, любой человек с акцентуацией здоров и нормален. У эпилептоида нет эпилепсии, а шизоид не болеет шизофренией (иначе они стали бы эпилептиком и шизофреником). У людей с акцентуацией лишь обострены определенные черты характера. Создатель этого понятия, немецкий психиатр Карл Леонгард, к примеру, писал, что «население Берлина — это на 50% акцентуированные личности и на 50% — стандартный тип людей». Тем не менее, в некоторых неблагоприятных обстоятельствах акцентуация может превратиться в болезнь, «добрав» патологичности.

Составители Энциклопедического словаря по психологии и педагогике (2013) пишут об этом понятии так: «Акцентуация характера отличаются от психопатий отсутствием одновременного проявления свойственной последним триады признаков: стабильность характера во времени, тотальности его проявлений во всех ситуациях, социальной дезадаптации». Иначе говоря, эпилептоид не всегда стремится маниакально поддерживать порядок, а истероид не в любой ситуации жаждет оказаться в центре всеобщего внимания.

В российской психологии акцентуация характера остается популярным понятием, однако общепринятой классификации на сегодняшний день не существует. Современные версии типологии опираются на работы Карла Леонгарда, монографию советского психиатра Андрея Личко и другие исследования. Работы Личко позволили глубже понять причины появления и этиологию неврозов, поскольку психиатр выдвинул концепцию так называемого «места наименьшего сопротивления», или «слабого звена» в характере.

«Введение понятия “места наименьшего сопротивления” характера, а также описание этих мест применительно к каждому типу — важный вклад в психологическую теорию характера, — пишет в своей монографии российский психолог, специалист в области экспериментальной психологии и нейро-лингвистического программирования, профессор МГУ Юлия Гиппенрейтер. — Он имеет также неоценимое практическое значение. Слабые места каждого характера надо знать, чтобы избегать неправильных шагов, излишних нагрузок и осложнений в семье и на работе, при воспитании детей, организации собственной жизни и т. п.»

Вязкий педантизм: чем похожи и чем отличаются эпилептоид и эпилептик

Эпилепсия — это психоневрологическое заболевание, главной характеристикой которого являются повторяющиеся внезапные припадки, мешающие мозгу правильно работать. В их основе лежит избыточная электрическая активность нейронов. Из-за нее в мозгу возникает разряд, который бьет и бьет, как молния, в его тканях: раз в год или еженедельно, по ночам или раз в пару часов. При этом припадок может выглядеть не только как судороги, но и как внезапные замирания — так называемый абсанс — с короткими провалами в памяти (эпилепсия petit mal), молниеносные мышечные спазмы в области рук (миоклоническая эпилепсия) или даже лунатизм и подергивание мышц лица и тела во сне (ночная лобная эпилепсия).

По данным Всемирной организации здравоохранения, сегодня в мире порядка 50 млн. человек страдает этим заболеванием. В 70% случаев эпилепсию можно вылечить, чаще всего — медикаментозно. Тем не менее, три четверти людей, даже в развитых странах, не получают лечения, поскольку не обращаются за помощью. Отчасти это происходит из-за того, что широкую известность имеет только судорожная форма эпилептического припадка, а другие его формы не кажутся людям причиной для тревоги. Тем не менее, без лечения эпилепсия разрушает мозг и со временем приводит к слабоумию.

Эпилепсия сказывается на том, как работает психика. В результате, личность меняется: человек становится более «вязким», патологически обстоятельным, неспособным переключиться, раздражительным, склонным ко вспышкам ярости и поучениям, подчеркнуто педантичным, чрезмерно привязчивым и чрезвычайно эгоцентричным.

Надежность и раздражение: плюсы и минусы эпилептоидной акцентуации

Похожие черты свойственны и здоровым людям с эпилептоидной акцентуацией характера — разумеется, не в столь яркой форме. При этом такой человек совсем не обязательно заболеет эпилепсией — или болел ею в прошлом. Акцентуация — это лишь совокупность персональных черт, склонностей и особенностей. Относиться к ним можно по-разному, в зависимости от того, насколько они мешают или помогают самому человеку и окружающим людям, но «лечить» акцентуацию так же бессмысленно, как лечить низкий рост. Можно только корректировать ее проявления, если они становятся проблемой.

Эпилептоидная акцентуация (как и все прочие) действительно может вызвать определенные трудности. Эпилептик переживает судорожные припадки, а эпилептоид — припадки гнева. Как и приступы эпилепсии, они могут быть всем заметны — или невидимы. Оттенки агрессии варьируются индивидуально — и ситуативно: от молчаливых вспышек раздражения до полновесных приступов ярости, когда человек может случайно разбить толстое стекло в вагоне голой рукой. «Я просто очень сильно рассердился», — скажет он затем. И это будет чистая правда: люди с эпилептоидной акцентуацией способны сердиться как никто.

Злоба, раздражение, ярость, гнев, обида, возмущение, бешенство, неприязнь, ожесточение — их частые и назойливые спутники. Эпилептоид сердится в метро, сердится за рулем, сердится дома, сердится на себя, на других, на обстоятельства. Такая особенность характера чревата инсультами и инфарктами — ведь даже если у взрыва почти нет внешних проявлений (как у припадка эпилепсии petit mal), он все равно происходит.

В результате человек с эпилептоидной акцентуацией раз за разом оказывается в опасной системе: агрессивный импульс — задержка, агрессивный импульс — снова задержка… Эпилептоид «сдержан, но взрывчат», «взрывчат, но сдержан». Справляться с этим приходится ежедневно, и люди говорят, что это здорово выматывает. Однако уменьшить агрессивность в таком случае можно за счет работы над собой — в форме аутотренингов или занятий с психологом. Также полезнен бывает полный или частичный переход на вегетарианское питание и «антистрессовые» восточные увлечения: йога, дзен и другие.

Людям с эпилептоидной акцентуацией, как и эпилептикам, свойственна «вязкость» и «привязчивость» характера. Им трудно отвлечься, трудно переключиться, трудно увидеть альтернативу или принять критику. Единожды проникшая и пустившая корни в простой и здравой логике эпилептоида идея «не идет из головы», понуждает возвращаться снова и снова, обрастает дополнениями и добавками, сохраняя при этом незыблемость монумента. Эпилептоидная акцентуация позволяет верить до упора, работать на идею тогда, когда все остальные уже бросили это делать, планомерно добиваясь своего за счет крайнего упорства, педантичной настырности и терпения. «Капля камень точит не силой, но частым паденьем», — это про эпилептоида. Он всегда отступается последним и часто достигает своего, если уж это «свое» втемяшилось ему в голову. Вот почему эпилептоидная акцентуация может оказаться полезной для карьеры и саморазвития. Для эпилептоида, впрочем, важно стараться выбирать, в чем «завязнуть» и к кому привязаться. Бесперспективные объекты чреваты бессмысленной тратой времени — но если идея хороша, она может вывести на главную магистраль, к которой человек сам прокопает свой путь сквозь породу, — и будет потом с полным правом этим гордиться.

Эпилептоидные люди, как и люди с паранойяльной акцентуацией, склонны к образованию «сверхценных идей». Психологи говорят, что если паранойяльный — «пророк», то эпилептоид — «апостол». Такая акцентуация характера позволяет человеку быть надежным коллегой, верным другом и преданным партнером в отношениях. Эпилептоид всегда помнит, кому и сколько должен, кого и за что необходимо отблагодарить. В то же время, в памяти такого человека хранятся сведения и о том, кому он сам сделал добро. Опираясь на свою собственную привычку «отдариваться», он может ожидать, что ему ответят тем же, — и расстраиваться, когда этого не происходит.

Пирог по линейке: как узнать эпилептоида

Один из ведущих отличительных признаков человека с эпилептоидной акцентуацией — его любовь в порядку и упорядоченности. Его дом обычно выглядит очень прибранным и довольно чистым. Это «его крепость», в которую мало кто допускается. Здесь многие вещи и явления имеют свое место, будь то чайная ложка, край ковра или последовательность приговления завтрака.

Эпилептоид охотно наводит порядок (часто неосознанно) и в общественных местах: сдвигает салфетницу, чтобы ровно стояла, вытирает капли супа, если слегка испачкал стол за ланчем, и даже может пожаловаться, что «торт неровный». Беспорядок раздражает таких людей, а их ультимативность и склонность к агрессии подливает масла в огонь, так что посещение захламленного дома может вызвать очередной приступ гнева или уныния. В лучшем случае он будет пережит молча, — но избежать его не получится, если только человек специально не работает со своими негативными эмоциями.

Человек эпилептоидного типа также может показаться довольно жестким: ему легко даются команды, а его логика трезва, понятна и основана на здравом смысле. Его склонность управлять подчас проявляется и в сексуальной сфере. В то же время, за счет возбудимости своей психики эпилептоид остается весьма уязвимым: твердости у него достаточно, а вот спокойствия — нет.

Против приступа: если вы эпилептоид

Один из важнейших навыков, который позволяет человеку с эпилептоидной акцентуацией улучшить свою жизнь, — это способность «купировать» приступы гнева. Такая цель подчас требует кропотливого труда, — но заниматься им можно не только со специалистом. «Учитесь расслабляться и держать внутреннюю улыбку, — советуют психологи. — Воспитывайте в себе большую терпимость к другим людям, даже к тем, кто живет очень по-своему».

Также представителю эпилептоидного типа важно помнить, что «не человек для порядка, а порядок — для человека», — и можно простить коллеге, другу или близкому хаос на столе, немытую посуду в раковине или пару клоков пыли под кроватью. Порядок — важный элемент жизни, но не все обращают на него внимание. Все люди разные, и у каждого есть свои достоинства и недостатки.

Эгоизм и повышенное внимание к себе — большая проблема для многих эпилептоидов. Вот почему им важно учиться понимать других людей, их чувства и взгляды. Для этого можно использовать аутотренинги: например, «Я глазами других», «Перевоплощение» и другие. Также важно регулярно устраивать дни (или хотя бы часы), когда можно добровольно жить согласно распорядку и желаниям близких людей, — а не своим собственным правилам.

Чужой монастырь: если рядом эпилептоид

Для людей с эпилептоидной акцентуацией много значит уважение к общепринятым нормам и их персональным правилам. Вот почему важно спрашивать об их предпочтениях. Такие люди это оценят, и градус миролюбия повысится. Также в случае с эпилептоидной акцентуацией нужно учитывать статус, возраст, заслуги, субординацию и другие общественные иерархические элементы. Эпилептоид неспособен накричать на начальство, однако несанкционированное «ты» со стороны попутчика в поезде может вызвать у него плохо скрываемое раздражение.

При этом нужно помнить, что у общения с эпилептоидом есть и множество положительных сторон. Помимо гнева и педантизма, которые поддаются коррекции, если человек занимается собой, таким людям свойственна порядочность и упорядоченность, надежность, самодисциплина, ясность мышления и верность. Вероятно, за это им можно простить привычку оправлять скатерти или время от времени раздражаться, если вы не ответили на звонок.

Владимир Леви

психолог, психотерапевт и писатель, кандидат медицинских наук

— Единой, общепринятой официальной классификации акцентуаций характера я не признаю, поскольку уверен, что таковой быть не может. Потому что есть такая штука, как психологическая относительность. Нет и не может быть единого, абсолютного, общепринятого на все времена, для всех цивилизаций, стран, национальностей, социальных слоев представления о том, что такое не акцентуация — то есть, характер «среднестатистический», «нормальный», «правильный», или какой-нибудь «гармоничный» или «идеальный». Мы можем с полным правом считать конкретный характер какого-то конкретного человека средним, нормальным или идеальным, но при этом кто-то другой с тем же правом зачислит этот характер в разряд акцентуаций или в совсем сумасшедшие. Один и тот же характер в разных историко-социальных контекстах и ситуациях может оказаться и акцентуированным, и не анцентуированным, и недоакцентуированным, и акцентуированным в противоположную сторону.

Типологии и классификации — дело наживное. Бытующие на сегодня классификации акцентуаций — не первые и не последние. Наблюдательные умы человечества давным-давно заприметили, что все люди не только и не просто разные, но могут быть сгруппированы в некие типы, конгрегации со сгущением сходственно-родственных черт — или, если угодно, породы, у которых одни признаки (черты, свойства) заметно преобладают, усилены, ярко выражены (то есть, акцентуированы), а другие наоборот. Вспомним знаменитое, и ныне еще имеющее школьную силу, античное подразделение человеков по четырем темпераментам, которые нобелевский лауреат Павлов углядел и у своих несчастных подопытных псов. А блестящий живописный очерк характеров Лабрюйера (XVIII век), эта щедрая палитра разных человеческих разностей, в которой угадываются обрисованные в дальнейшем типажи Леонгарда, и того же Личко, и многие другие? А превосходная Ганнушкинская классификация психопатий и патологических характеров? А великая Кречмеровская патохарактерология, позднее вошедшая в многообъемный сплав психошкал грандиозного теста MMPI?

В старинной индийской «Камасутре» неизвестный искушенный автор на основе, как можно понять, весьма обстоятельного личного опыта впечатляюще изобразил основные сексуально-характерологические типажи женщин; в классификации этой, сугубо практической, прозрачно просматриваются и гиппократические темпераменты, и конституциональные психосоматические типажи недавних времен, достаточно реальные для медиков и психологов. Крайняя степень выраженности каждой типажности становится житейски проблемной, тяготеет к сомато-, психо- или социопатии. В одном из типажей даже синдром Аспергера проглядывает.

Любая (качественная и количественная) совокупность любых более или менее реальных или придуманных, измышленных — и тем введенных в реальность — свойств человека (и не только) может стать основой для классификации — некоей типологии и\или типомифологии. Для измерительных шкал — континуумов, близ крайних полюсов которых окажутся вот эти самые акцентуированные характеры — или акцентуированные мифологемы и акцентуированные фикции. К разряду мифологем и фикций отношу, например, псевдохарактерологические классификации людей по именам, типажи астрологические и соционические (сейчас на меня набросятся их фанаты — ну-ну, давайте, кусайте).

Что касается соционики, то эта мифистика, вначале являвшая собой забавную и небесполезную умственную игру с человеческим многомерием, постепенно, в ходе опопсения и опошления, выродилась в сектоидную псевдятину с привкусом коммерции. Выросла эта пурга на первоначально вполне здравой основе — на эмпирической психотипологии Юнга, создателя классических представлений об экстраверсии-интроверсии. Яркий пример того, как из любой теории, основанной на живых практических наблюдениях, можно вытворить какую угодно бодягу.

Можно ли самому понять собственную акцентуацию? В какой-то степени можно, если:

— у вас для этого достаточен общий уровень интеллекта и базовой образовательной подготовленности, в том числе в области психологии;

— вы наделены достаточно развитой саморефлексией, самоосознанностью, достаточной мерой самообъективности, что, надо заметить, свойство не частое;

— не уперты — обладаете достаточно открытым восприятием и свободным сознанием; не пребываете в каких-то априорных непререкаемых убеждениях относительно себя и окружающих, как позитивных. так и негативных — готовы, не зная, не понимая чего-то, осознать, что не знаете и не понимаете, принять, признать это и пожелаете узнать и понять;

— не слишком фиксированы на себе — интересуетесь жизнями и характерами других людей и набрали достаточный опыт наблюдений, сравнений и размышлений о человеках;

— достаточно изучили те психологические параметры, шкалы, по которым хотите получить свои показатели;

— спокойно и вдумчиво пройдете соответственные тестовые исследования;

— не растеряетесь и не расстроитесь, получив результат, представляющийся вам неважнецким; вспомните о психологической относительности и о том, что человек, понимающий себя, может — в понимаемых пределах — себя изменить.

Эпилептоидные психопаты

Эпилептоидные психопаты (эпилептоиды) названы так потому, что характером несколько напоминают эпилептиков. Мышление эпилептоида обычно отличается большей или меньшей прямолинейностью. Прямолинейность эта противоположна раздумью, сомнениям.

Мышление эпилептоида вязковато, обстоятельно, трудно переключается с одного предмета на другой, не склонно к разумным компромиссам. Эпилептоид нередко не чует двусмысленности и не понимает тонких шуток. Все это вместе с вязковатой эмоцией, духовной и нравственной ограниченностью порождает порой держимордовское и унтерпришибеевское поведение. Так, например, эпилептоидный милиционер не подпускает к человеку, сбитому машиной, истекающему кровью, врача скорой помощи, поскольку «положено сперва произвести измерения». Или эпилептоидный сторож без распоряжения своего начальства не решается пропустить пожарников на территорию больницы, хотя больница уже горит.

Будучи эмоционально-вязким, инертным, эпилептоид не способен быстро, бурно отреагировать на какие-то неприятности, обиды и тем очиститься от душевного напряжения, посвежеть, подобно сангвиническим натурам. Эпилептоид накапливает в себе обиды, усиливается его напряженность до злой душевной духоты, и достаточно одной пустячной капли, чтоб наступил взрыв гнева. Порой могучими волевыми усилиями эпилептоид сдерживает этот взрыв на службе в кабинете начальника, но разряжается с подчиненными или спешит домой, и, если вдруг дом пуст, то достанется хотя бы кошке.

Он способен удержаться от этого, но не заставляет себя, а спускает тормоза и дает волю агрессивному разряду, чтобы смягчить душевную напряженность. «Отходит» эпилептоид медленно, хмуро; взрыв не освежает его, как гроза лесную поляну.

Эпилептоидный психопат может и должен держать себя в рамках сносного поведения. Потому жалостливое отношение к эпилептоиду как к больному, не способному владеть собой, общественно вредно, точно так же, как и в случаях хронического алкоголизма.

2) Эпилептоидная психопатия отличается тем, что, кроме эксплозивности (склонности к безудержным аффективным реакциям с агрессией и аутоагрессией), периодически возникают состояния дисфории — мрачно-злобного настроения, во время которого больные ищут, на чем бы сорвать накопившееся зло. Дисфории длятся от нескольких часов до нескольких дней. Бурным аффективным реакциям обычно предшествует постепенное закипание сперва подавляемого раздражения. В аффекте, во время драк звереют — способны наносить тяжкие повреждения. Иногда выявляются нарушения влечений, чаще всего садистско-мазохистские склонности. Получают удовольствие, мучая, изощренно издеваясь или жестоко избивая слабых, беззащитных, зависимых от них, неспособных дать отпор. Нередко еще с детства любят истязать и убивать животных. Но могут получать чувственное наслаждение, причиняя боль себе порезами, ожогами от горящих сигарет. Алкогольные опьянения чаще бывают по дисфорическому типу. Напиваться любят до бесчувствия. Суицидальные попытки могут быть как демонстративными с целью кого-то шантажировать ими, так и во время дисфории с действительным намерением покончить с собой.

3) Психопатии, обусловленные искаженным развитием

Эпилептоидные психопаты (эпилептоиды) названы так потому, что характером несколько напоминают эпилептиков.

Мышление эпилептоида обычно отличается большей или меньшей прямолинейностью. Прямолинейность эта противоположна раздумью, сомнениям.

Многие грубоватые эпилептоиды живут по формуле старинного сверхдобросовестного швейцара: не велено пускать!

Мышление эпилептоида вязковато, обстоятельно, трудно переключается с одного предмета на другой, не склонно к разумным компромиссам. Эпилептоид нередко не чует двусмысленности и, значит, не понимает тонких шуток.

Все это вместе с вязковатой эмоцией, духовной и нравственной ограниченностью порождает порой держимордовское и унтерпришибеевское поведение. Так, например, эпилептоидный милиционер не подпускает к человеку, сбитому машиной, истекающему кровью, врача скорой помощи, поскольку «положено сперва произвести измерения». Или эпилептоидный шофер автобуса впускает через переднюю площадку мать с ребенком, но захлопывает двери перед отцом. Или эпилептоидный сторож без распоряжения своего начальства не решается пропустить пожарников на территорию больницы, хотя больница уже горит.

Прямолинейность эпилептоида сказывается также в том, что ему трудно понять, что люди, думающие иначе, чем он, могут быть тоже по-своему правы. К примеру, он любит есть молча и требует, чтобы все за обедом сидели, как рыбы; он не любит помидоры и убежден, что любят их только люди с дурным, извращенным вкусом. Эпилептоидная мать, например, убеждена, что сыну-школьнику много читать вредно («только глаза портить»), главное – здоровье, главное – съедать полную тарелку супа с головками вареного лука («как это можно не любить?») и все три котлеты. И переубедить ее невозможно. Эпилептоид редко сомневается в своей правоте, всякое иное отношение к событию, предмету считает неправильным, а то и вредным. Убеждать его в противном – только время тратить и даже озлоблять его; он удивительно неспособен понимать, воспринимать доводы, противоречащие его суждениям: игнорируя противоречия, замечает лишь то, что подтверждает его мыслительную линию.

Мышление эпилептоида склонно к сверхценным идеям. Сверхценная идея не соответствует истине, как и бредовая, как и навязчивая. Но если пациент с навязчивостями понимает (во всяком случае успокоившись) всю абсурдность содержания навязчивости, то пациент, охваченный сверхценностями, бредом, убежден в своей правоте. Бред не имеет под собой, как правило, понятного реального факта и, разрастаясь, делается все более нелепым, фантастическим. Сверхценность же основывается на реальном факте, преувеличивая его злой, прямолинейной подозрительностью, сильной инертной эмоциональной насыщенностью. Больной, например, убежден, что жена изменяет ему с человеком, с которым приветливо поздоровалась на улице. Он не может понять, что достаточных оснований даже подозревать измену нет, и изматывает жену выслеживанием, упреками, осматриванием платья, нередко побоями. Эпилептоидный ревнивец выслеживает жертву и в этом выслеживании нередко даже получает какое-то гадкое наслаждение, подобно некоторым персонажам Достоевского.

Сверхценность эпилептоида нередко выражает его убежденность в том, что какие-то люди скверно к нему относятся, хотя на самом деле это совсем не так. Если по стечению обстоятельств вдруг выясняется в высшей степени наглядно, казалось бы, и для самого эпилептоида, что он не прав (например, человек, в недоброжелательстве которого он был убежден, рискует ради него жизнью), то и тут он обычно не раскаивается в своей ошибке, а просто отодвигает сверхценную убежденность в глубину души, так сказать, дезактуализирует ее, не прощая, однако, того, кого подозревал.

Во всем этом звучит большая или меньшая ограниченность, свойственная даже самым интеллектуальным эпилептоидным психопатам.

Будучи эмоционально-вязким, инертным, эпилептоид не способен быстро, бурно отреагировать на какие-то неприятности, обиды и тем очиститься от душевного напряжения, посвежеть, подобно сангвиническим натурам. Эпилептоид накапливает в себе обиды, усиливается его напряженность до злой душевной духоты, и достаточно одной пустячной капли, чтоб наступил взрыв гнева. Порой могучими волевыми усилиями эпилептоид сдерживает этот взрыв, например, на службе в кабинете начальника, но разряжается с подчиненными или спешит домой, и, если вдруг дом пуст, то достанется хотя бы кошке.

Близкие эпилептоида хорошо знают, что время от времени он «не в себе», к нему сейчас, как говорится, не подъедешь на серой козе, его нельзя сейчас трогать, не то взорвется.

Случается это и утром (не с той ноги встал). Бывает, в приступе гнева и ярости эпилептоид за пустяк сломает руку сыну, наказывая его, или выпорет ремнем взрослую уже дочь.

Он всюду здесь фактически способен удержаться от этого, но не заставляет себя, а спускает тормоза и дает волю агрессивному разряду, чтобы смягчить душевную напряженность. «Отходит» эпилептоид медленно, хмуро; взрыв не освежает его, как гроза лесную поляну.

Эмоционально-мыслительной вязковатостью во многом объясняется «занудливость» эпилептоидов, их склонность к порядку ради порядка, слепая преданность традициям без духовных привязанностей.

Многие эпилептоиды любят власть так, что способны получить от нее тиранически-садистическое удовольствие. Быть может, с этим связан и нередкий их интерес к истории, историческим книгам («кто как когда взял власть и как властвовал»).

Эпилептоид часто рвется к власти и, получив любой начальнический пост, держит подчиненных в страхе и напряжении, довольный тем, что теперь всякого подчиненного может, «как левая нога пожелает», поощрить или наказать. Возражений не терпит, требует покорности. Часто мстителен и жесток.

Если не удается властвовать на службе, эпилептоид пытается успокоиться властью над своими домашними. С нахмуренной строгостью проверяет школьные дневники своих детей, выстроив их перед собой навытяжку в тревожном ожидании гневного подозрения. Или ищет по комнатам пыль, помятости на кроватях, наказывая домашних за это. Или неприязненно-кропотливо подсчитывает, сколько денег истратила жена на продукты, то ли купила, по той ли цене. И всегда найдет, что чего-то не надо было покупать, упрекает жену, что транжирит деньги, не умеет вести хозяйство.

Эпилептоидный психопат часто большой чувственник в еде и в сексе. Измучивает близких, требуя особых, изысканных блюд. Сам процесс еды для него слишком серьезное дело – и упаси Бог ему тут помешать. Нередко влечет его к сладостям и к спиртным напиткам, смягчающим душевную злость. Многие эпилептоиды в сексуальном отношении сластолюбцы, «сладострастники» в духе известных героев Достоевского, стремятся к сексуальному разнообразию и нередко портят свою репутацию начальника именно на этом поприще. Не так редко встречаются у эпилептоидных психопатов половые извращения, в особенности – склонность к растлению малолетних.

При всем этом эпилептоидный психопат нередко с успехом, по обстоятельствам, скрывает свои асоциальные личностные качества за маской благообразия.

В одних случаях эта маска отличается ханжески-коварной утонченностью, пропитана лестью, хитростью, сахаром, угодливостью, с многими уменьшительно-ласкательными словечками, как у Иудушки Головлева или самого Иуды с его поцелуем и сребрениками. В других случаях, грубых, не тонких, эпилептоидная маска выражается в нотациях, которые эпилептоид читает своим подчиненным или домашним, восхваляя себя самого. Например, занудливо упрекает сына, что тот получит тройку при такой обеспеченной жизни, которую создал ему отец: «Я в детстве своем жмых ел вместо хлеба, щи из травы и учился на отлично, а ты такие большие котлеты уплетаешь, а получаешь тройки!» Упрекая других, такой эпилептоид при этом порой весьма нечист в своей личной жизни: и пьянствует, и развратничает.

О большинстве эпилептоидов можно сказать: насколько они угодливы и трусливы перед начальством, настолько же беспощадны к подчиненным и домашним. Не прощают даже пустяшных обид многие годы. Мстительность влечет их к сплетням, анонимкам, доносам под видом борьбы за справедливость.

Безнравственность эпилептоида сказывается не только в его способности к преступлению, но и в «деликатных» формах – когда он с удовольствием ест на глазах у голодного человека, не поделившись с ним, или стрижет ногти при всех за обедом, перед чужими тарелками.

Однако нельзя сказать, что все эпилептоидные психопаты отличаются безнравственностью, малонравственностью. Встречаются, и не так редко, истинные эпилептоиды с прямолинейностью, вязкостью, гневными разрядками, мелочно аккуратные, но с достаточной внутренней честностью, порядочностью. Некоторые из них способны бороться за подлинную справедливость с упорством и постоянством, не отступая ни перед какими авторитетами. Бывает, в вагоне электрички один эпилептоид лущит вокруг себя семечки, бросает окурки, а другой обрушивается на него с болезненным гневом: «Вагон в свинарник превратил!»

Более всего заметны в жизни два варианта безнравственных эпилептоидных психопатов: асоциальный (грубый, агрессивный) и гиперсоциальный («деловитые иуды»).

Асоциальные эпилептоиды отличаются грубостью психики, интеллектуальной ограниченностью, слепой мощью яростных разрядов. Эпилептоидная маска представлена здесь, главным образом, нотациями и занудливо-грубыми наставлениями. Эти эпилептоиды, держимордовско-пришибеевского типа, особенно опасны в опьянении, которое обнажает и усиливает их подозрительность, злость, садизм.

Прекрасную иллюстрацию асоциального эпилептоида являет собой чеховский Пришибеев. Односельчане жалуются на него, что «как пришел со службы, так с той поры хоть из села беги», «всё порядки вводит». «Намеднись по избам ходил, приказывал, чтоб песней не пели и чтоб огней не жгли. Закона, говорит, такого нет, чтоб песни петь». Интересный момент: если б был закон петь песни, Пришибеев, вероятно, сам кулаками проводил бы его в жизнь.

Он с гордостью рассказывает о своей склонности к доносам: «когда в швейцарах был в мужской классической прогимназии, то как заслышу какие неподходящие слова, то гляжу на улицу, не видать ли жандарма: «Поди, говорю, сюда, кавалер», – и все ему докладываю».

Переусердствовав, в силу мешающей приспособиться грубо-вязкой своей прямолинейности, Пришибеев побил урядника и попал под суд. И никак не поймет он в суде, в чем же виноват: «Люди безобразят и не мое дело!..» «Да что хорошего в песнях-то? Вместо того, чтоб делом каким заниматься, они песни... А еще тоже моду взяли вечера с огнем сидеть. Нужно спать ложиться, а у них разговоры да смехи. У меня записано-с!»– «Что у вас записано?» – спрашивает судья. «Кто с огнем сидит». Даже получив уже «месяц под арест», Пришибеев, под конвоем, на улице не может переключиться в положение арестованного и не наводить порядков. Кричит хрипло, сердито мужикам: «Наррод, расходись! Не толпись! По домам!»

Гиперсоциальные эпилептоиды – эпилептоиды с утонченной маской благообразия: лицемерные, с высокой добросовестностью и исполнительностью, особенно по части распоряжений начальства. Их верноподданничество видится и в их выразительных движениях, порою, кажется, только не хватает лакейского полотенца на руке. Этой ханжеской маской завуалирована низменность жизненных интересов, стремление самому выбиться в начальники. С подчиненными же своими они, как правило, на редкость жестоки и занудливо-несправедливы. Мелочно-мстительны, похотливы, елейны. Гладкословные обольстители в духе Тартюфа.

Занимая высокий пост в общественной жизни, такой человек нередко отличается прежде всего суховатой осторожностью, склонностью к перестраховке из опасения потерять место и благополучие. Смелость, живость мысли подчиненного, всякое отклонение от общепринятого смущают его. Обычно он глушит новое, исходя из трусливого правила: «За серость еще никто не пострадал».

Эти нередко по-своему сметливые психопаты способны уловить, какие свойства характера ценятся людьми, с которыми имеют дело, и ловко маскируют свои эгоистически-эгоцентрические мотивы необычайной гладкостью, закругленностью речи, умильно-уменьшительными словечками, доброжелательно-сахарными улыбками, «застенчиво-озабоченными» просьбами поведать им, что у нас на душе. Многие неопытные люди попадаются на удочку этого внешнего благожелательства, картинной добросовестности и порядочности и потом страдают.

Подробно рассмотреть гиперсоциального эпилептоида можно в Порфирии Головлеве («Господа Головлевы» М.Е. Салтыкова-Щедрина). Мать Порфирия, читая его письма, догадывалась, что «он-то и есть самый злодей». «Ишь ведь как пишет! ишь как языком-то вертит! – восклицала она. – Недаром Степка-балбес Иудушкой его прозвал! Ни одного-то ведь слова верного нет! все-то он лжет! и «милый дружок маменька», и про тягости-то мои, и про крест-то мой... ничего он этого не чувствует!»

Лживая, проникнутая жестокостью сладость весьма чувствуется в таких характерных деталях:

«А ведь вы, маменька, гневаетесь! – наконец произнес он этаким умильным голосом, словно собирался у маменьки брюшко пощекотать».

«Арина Петровна вдруг словно споткнулась и подняла голову. В глаза ее бросилось осклабляющееся, слюнявое лицо Иудушки, все словно маслом подернутое, все проникнутое каким-то плотоядным внутренним сиянием».

Даже радость Иудушки расцветает ярче на фоне возможного чужого несчастья:

« – Метель-то, видно, взаправду взялась, – замечает Арина Петровна, – визжит да повизгивает! – Ну и пущай повизгивает. Она повизгивает, а мы здесь чаек попиваем – так-то, друг мой маменька! – отзывается Порфирий Владимирыч. – Ах, нехорошо теперь в поле, коли кого этакая милость Божья застанет! – Кому нехорошо, а нам горюшка мало. Кому темненько да холодненько, а нам и светлехонько, и теплехонько. Сидим да чаек попиваем. И с сахарцем, и со сливочками, и с лимонцем. А захотим с ромцом, – и с ромцом будем пить».

Следует быть весьма осторожным к слишком сладкому, слишком доброжелательному в характере человека. Надо научиться улавливать эту защитно-благообразную налакированность, смазливость.

Гиперсоциальные эпилептоиды более гибки, гораздо приспособленнее, нежели грубоватые асоциальные эпилептоиды. Такой урядника не побьет, подобно Пришибееву, но в каком-то жизненном поражении он непременно обнаружит свое прямолинейно-агрессивное ядро. Стоит, например, гиперсоциальному эпилептоиду не справиться с каким-то важным рабочим заданием (что может угрожать его положению), как пропадает вся эта маска, сплетенная из искусственной предупредительности, любезности, лисьей мягкости и «самокритичности» до самоуничижения на людях. Сбросив эти одежды, разрастается внутренняя злая агрессивность, с которой психопат обвиняет в своей неудаче кого угодно, но не себя (когда на самом деле виноват сам).

Всякий эпилептоидный психопат обычно склонен жить не столько духовной жизнью, сколько так или иначе жизнью влечений – удовольствием пищевым, сексуальным, сладостью власти. Коллекционирование марок у него часто основывается не только на склонности все аккуратно разложить по полочкам, но и на желании иметь такие марки, каких ни у кого больше нет, чтоб завидовали.

Эпилептоид, заболевший физической болезнью, особенно труден своим близким или врачам, медицинскому персоналу своей злобной напряженностью. Он нередко подозревает, что к нему, больному, дурно относятся, хотят его смерти; гневается, например, на то, что стул с лекарствами чуть дальше стоит от его постели, чем ему хотелось бы. Он даже склонен преувеличивать болезнь, чтобы ему еще больше прислуживали.

Из этих описаний может возникнуть впечатление, что эпилептоидный психопат, хотя и нездоровый человек, но тем не менее чрезвычайно вреден для общества и достоин только осуждения. Однако все зависит здесь от того, к какому делу приложил себя психопат. Вспоминается, например, тяжелый эпилептоид-тиран, непереносимо тяжелый в семье агрессивными взрывами, пьянством, «наведением порядков», «занудливыми» нотациями о справедливости и т. д. Но он же на общественных началах работал в оперативной группе, не побоявшись ножа, спас от бандита женщину, имел грамоты за бесстрашную борьбу с бандитами.

Тяжелые эпилептоидные психопаты нередко хорошо справляются со своим полезным жизненным делом на посту швейцара, бухгалтера, наборщика в типографии, сторожа, лаборанта, медсестры, курьера, инженера, секретаря, неукоснительно и добросовестно выполняя порученное им. Существо психотерапевтической работы с эпилептоидом и заключается в том, чтобы, вникнув в его характер и в обстоятельства его жизни, помочь ему приспособиться к жизни – «приложить» себя к такому делу, взять на себя в семье такие обязанности, чтобы удовлетворенность собственного самолюбия сочеталась с пользой обществу и близким.

Эпилептоидный психопат может и должен держать себя в рамках сносного поведения. Потому жалостливое отношение к эпилептоиду как к больному, не способному владеть собой, общественно вредно, точно так же, как и в случаях хронического алкоголизма. Лечение у психотерапевта может принести пользу именно в том смысле, что помогает психопату быть собой во имя Добра.

Лечение психопатии в медицинском центре «КОРСАКОВ»

Около 1% женщин и мужчин 5% в мире подвержены психопатии. Заболевание в зрелом возрасте окружающими воспринимается, как трудный характер, стиль жизни человека. Такие люди испытывают постоянные конфликты, подвержены стрессам и не находят общего языка с людьми, живут в одиночестве.

Психопатия – это термин, который появился в СССР в судебно-психической экспертизе, и адаптирован был МКБ-9 и МКБ-8. Обозначает он расстройство личности, которое не имеет психотических признаков. «Психопатия», такого термина в МКБ-10 не существует, его заменил другой F60 - специфические расстройства личности.

Лечение психопатии в медицинском центре «Корсаков»

Проявляются признаки психопатии в детстве. При любом из видов психопатии ребенок может вести себя равнодушно, эмоционально, отстраненно. Многие родители не обращают на это внимание, и действовать начинают, когда ребенок становится подростком, расстройство становится помехой в общении с учителями, сверстниками, ему трудно учиться.

Психопатия, лечение возможно в раннем возрасте. Записаться к психиатру мы предлагаем в нашу клинику «Корсаков». Независимо от эмоционального и психического состояния у нас можно пройти курс лечения амбулаторно или стационарно. Оно включает сеансы психотерапии (групповые, индивидуальные, релаксационные), медикаментозную терапию, физиотерапию (акупунктуру, массаж). Проведем лечение психопатии у женщин и мужчин.

Записаться к врачу на консультацию по лечению психопатии:
+7 (499) 288-19-74
Спасибо Вам за доверие!
  • С большим опытом психотерапевты и психологи
  • Помощь в ресоциализации
  • Безопасная медикаментозная поддержка
Услуга: Стоимость
Прием психотерапевта

4 950 руб

Семейная психотерапия

7 150 руб

Гипнотерапия

4 950 руб

Консультация клинического психолога

4 950 руб

Консультация психиатра

3 850 руб

* Администрация медицинского центра «КОРСАКОВ» принимает все меры по своевременному обновлению размещенного на сайте прайс-листа, однако во избежание возможных недоразумений, советуем уточнять стоимость услуг в контакт-центре по телефону +7 (499) 288-19-74

План лечения психопатии и его режим подбирается после первичной консультации с врачом психотерапевтом, доступный амбулаторный или стационарный режим лечения.

Сроки стационарного лечения психопатии 21 день, цель купирование состояния, стойкая ремиссия и выздоровление.

Диагностические процедуры для прохождения курса лечения психопатии:

  1. Лабораторная диагностика:
  • Общий анализ крови
  • Анализ мочи общий
  • Глюкоза крови
  • Билирубин крови
  • Креатинин крови
  • Мочевина крови
  1. Инструментальная диагностика:
  • ЭЭГ
  • ЭХО-ЭГ
  • РЭГ
  • ЭКГ
  • Психодиагностика: исследование особенностей нервной системы
  • Психодиагностика: исследование памяти, внимания, мышления, иследование мотивационной сферы;
  • Психодиагностика: личностные тесты (методы MMPI, Леонгарда, Люшера), проективные тесты.
  1. Консультации специалистов которые могут понадобится во время курса лечения
  • Невролога
  • Терапевта
  • Эндокринолога
  • Медицинского психолога
  • Фитотерапевта.

Медицинский центр «КОРСАКОВ»

+7 (499) 288-19-74

Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста.


Заказать звонок

Комплекс лечебных процедур во время прохождения лечения психопатии:

  1. Физические и активные методы лечения
  • Гипносуггестивная психотерапия
  • Рациональная психотерапия
  • Групповая психотерапия
  • Семейная психотерапия
  • Телесно-ориентированная психотерапия
  • Физиотерапия
  • ЛФК
  • Мануальная терапия
  • Массаж
  • ИРФ
  1. Медикаментозная коррекционная терапия (по показаниям):
  • Антидепрессанты
  • Транквилизаторы
  • Снотворные
  • Витамины
  • Ноотропы
  • Актопротекторы
  • Фитопротекторы

Симптомы психопатии

В каждом случае можно наблюдать признаки заболевания у мужчин и женщин. Существует в психиатрии разные типы болезни, которые отличаются реакциями.

ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ ПСИХОПАТИИ ПРОВОДЯТ

  • Полина Сергеевна
    НОСОВА

    Заведующая психиатрическим отделением. Старший научный сотрудник. Врач психиатр

  • Антон Евгеньевич
    НИКОЛИШИН

    Врач-психиатр, врач эксперт

  • Сергей Владимирович
    КУРЕНКОВ

    Клинический психолог. Психотерапевт. Гипнотерапевт

  • Юрий Борисович
    МОЖГИНСКИЙ

    Доктор медицинских наук. Врач психиатр-психотерапевт

  • Асият Мустафаевна
    НИЯЗОВА

    Аналитический психотерапевт, клинический психолог

  • Александра Михайловна
    МАКАРОВА

    Врач психиатр-психотерапевт

  • Теона Отариевна
    КАЧАРАВА

    Врач-подростковый психиатр, врач-сексолог

Паранойяльная психопатия

При такой форме патологии пациенты имеют постоянную подозрительность, у них выражено чувство справедливости. Они злопамятны, ипохондрикам свойственна серьезная забота о здоровье, они все время бояться развития у них каких-либо серьезных патологий. В коллективе люди уживаются плохо, они проявляют сутяжничество – все время жалуются по любому поводу.

Шизоидная психопатия

Очень часто расстройство сопровождается увлеченностью к наукам, равнодушием к близким людям. У больных появляются разные фантазии, они замкнуты, не могут решить простые бытовые проблемы. Такие люди одиноки, но не замечают этого.

Неустойчивая психопатия

У людей нет воли, точки зрения, они не имеют никаких интересов, их легко уговорить, часто подвержены влиянию других людей. Больные не страдают угрызениями совести, даже к близким не имеют привязанности. Обещания дают и могут забыть о них. В школе они имеют плохое поведение, могут сбежать из дома (если родители воспитывают их). Взрослые люди любят легкие заработки, часто являются иждивенцами, ищут прибыль. В основном к таким больным относятся наркоманы и алкоголики.

Возбудимая психопатия

У данного вида психопатии симптомы никак не проявляются, пока не будут затронуты интересы больного. Они начинают проявлять агрессию, чрезмерную раздражительность и гнев. После люди жалеют о таком поведении, но не признают свою вину. В детстве они могут постоянно ссориться с друзьями и одноклассниками. В зрелом возрасте в следствии такого поведения меняют жилье и работу. Обвиняют невиновных в своих проблемах.

Истерическая психопатия

В результате расстройства больные ведут себя, как будто играют роль, желают привлечь внимание окружающих, имеют завышенную самооценку. Они любят насыщенные гаммы в одежде, впечатлительные, легко внушаемы, общительные.

Больные проявляют интерес к искусству, много внимания уделяют противоположному полу. Влюбчивы, но не имеют постоянных отношений.

Психастеническая психопатия

Пациентам свойственна неуверенность, тревожность и мнительность. Они любят трудиться, пунктуальные, но успеха у них нет, так как боятся принимать сложные решения. Больные не любят скопления много людей, привязываются к своим близким, круг общения у них ограничен. Часто злоупотребляют алкогольными напитками.

Астеническая психопатия

Свойственны данной стадии низкая работоспособность, быстрая утомляемость. Больные не могут сосредоточиться на одной задаче, не уверены в себя, не любят общество, впечатлительны. Постоянно заботятся о своем здоровье.

Аффективная психопатия

Больные подвержены постоянному изменению настроения, без причины. Веселье и активность быстро сменяет угрюмое настроение. Связано порой это с сезоном года.

Диагностика заболевания

Проявление психопатии наблюдаются у пациента в поведении, которое не соответствует общеустановленным нормам. Диагностировать заболевание можно при выявлении следующих 3 признаков сразу, как у женщин, так и мужчин:

  • Бессердечность, равнодушие к близким и другим людям.
  • Не соблюдение социальных правил и норм, безответственность к обязанностям.
  • Сложность при построении отношений с людьми.
  • Необходимость постоянно удовлетворять свои желания и нужды, проявление насилия, неспособность признать собственные неудачи.
  • Неспособность анализировать опыт в жизни, и получать от этого пользу, особенно, если это касается негативных ситуаций. Постоянное чувство вины.
  • Склонность обвинять людей в своих проблемах, постоянные конфликты с окружающими.

Методы лечения психопатии

В клинике «Корсаков» в СПБ специалисты осуществляют лечение психопатии у мужчин и женщин, на основании устранение признаков, которые послужили механизмом для появления расстройства. К ним относятся травмы, нарушение внутренних органов, стрессы.

Медикаментозное лечение

При психопатии основным методом лечения является медикаментозное. Оно требуется больным при обострениях, когда расстройство имеет серьезные формы, они наносят вред здоровью пациента и другим людям.

В случае плохого настроения, больному специалисты прописывают антидепрессанты, которые эффективны при терапии.

  1. Пациент сильно возбудим, склонен к принятию опасных поступков для общества, ему назначают нейролептики.
  2. Появление у больного эмоциональных постоянных вспышек, которые присуще эпилептоидной психопатии, то врачи назначают средства, которые стабилизируют состояние.

Психотерапия

Лечение заболевания с применением психотерапевтического метода играет главную роль. Специалисты проводят сеансы психической терапии, при которой можно изменить личность, скорректировать «Я» пациента, изменить его поведение, снизить реакцию на раздражители.

Способ лечения выбирает психотерапевт, в зависимости от болезни и особенностей больного. Лечение патологии – это сложный процесс, во время которого специалистам приходится искать метод воздействия на больного.

Лечение психопатии в нашей клинике

Наши специалисты клиники свыше 10 лет помогают больным в лечении заболевания. Врачи имеют высокую квалификацию и опыт работы, выберут курс лечения. Об этом свидетельствует выздоровление многих больных.

Мы осуществляем медикаментозное лечение психопатии. Специалист назначает необходимые лекарства и сеансы психотерапии, выбирает план лечения больному, с учетом продолжительности психического расстройства, выявления причины, выполняет сбор анамнеза.

Каждый пациент сможет записаться на прием к психотерапевту по лечению психопатии по телефону +7 (499) 288-19-74. Находится клиника «Корсаков» по адресу: город Москва, ул. 3-я Черкизовская, дом 14.

С полным прайс-листом можно ознакомиться в медицинском центре или задать вопрос по телефону горячей линии: +7 (499) 288-19-74

* Администрация медицинского центра «КОРСАКОВ» принимает все меры по своевременному обновлению размещенного на сайте прайс-листа, однако во избежание возможных недоразумений, советуем уточнять стоимость услуг в контакт-центре по телефону +7 (499) 288-19-74 

Размещенный прайс не является офертой. Медицинские услуги оказываются на основании договора.
Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста.


Проверил врач-психиатр, врач-нарколог: Орлов Андрей Михайлович.
Медицинская информация корректна, достоверна, актуальна.
Последняя дата проверки:

Есть ли у людей эпилепсии?

Эпилепсия оказывает значительное влияние на поведение большинства людей, страдающих ею. В некоторых случаях сама судорожная активность проявляется в виде кратковременного изменения или прерывания поведения, которое может показаться необычным для случайного наблюдателя. Имеющиеся данные также свидетельствуют о том, что эпилепсия может влиять на поведение, когда приступы не происходят. Описания интериктального (между приступами) поведения людей с эпилепсией имеют долгую и противоречивую историю. На протяжении веков люди с эпилепсией считались либо наделенными божественными силами, либо отмеченными злом.В 19 веке многие считали их сумасшедшими или думали, что у них уменьшились умственные и моральные способности. Уровень заблуждений общественности со временем снизился, но многие предубеждения в отношении эпилепсии и связанного с ней поведения сохраняются и по сей день.

В течение 20-го века во многих работах в области психиатрии упоминалась «эпилептическая личность», интериктальный синдром, который, как считалось, включал взрывную импульсивность, аффективную вязкость (склонность к продлению взаимодействия с другими) и эгоцентризм (преобладающую заботу о себе). ).Некоторые думали, что этот синдром является результатом основных неврологических факторов, но другие считали, что эти черты личности представляют собой отдельную форму эпилепсии сами по себе. В то время считалось, что интенсивная психоаналитическая терапия является наиболее подходящим лечением этого состояния.

Совсем недавно доктор Норман Гешвинд представил неврологическому сообществу характеристики «интериктального расстройства личности». Он считал, что у пациентов с височной эпилепсией часто наблюдается ряд специфических личностных характеристик и что они характерны для таких пациентов.Эти черты включали в себя углубленные эмоции, обстоятельное мышление (чрезмерно детализированное, с задержкой в ​​переходе к сути), растущее беспокойство по поводу философских или религиозных убеждений и изменение сексуального поведения. Доктор Гешвинд и его коллега опубликовали эти наблюдения в крупном журнале в 1975 году. (1)

Медведь и Федио (2) расширили наблюдения Гешвинда, включив в общей сложности 18 поведенческих характеристик:

Эмоциональность
Мания
Депрессия
Вина
Отсутствие юмора
Измененный сексуальный интерес
Агрессия
Гнев и враждебность
Гиперграфия (чрезмерное письмо)
Религиозность
Философский интерес
Чувство личной судьбы
Гиперморализм
Зависимость
Паранойя
Обессессия

Считалось, что за все эти характеристики отвечает височная эпилепсия.Беар предположил, что межприступная электрическая активность в головном мозге вызывает повышенную активность лимбических областей, которые участвуют в эмоциональной реакции и модуляции. В конце 1970-х Беар и Федио разработали структурированный опросник для формальной оценки симптомов интериктального расстройства личности. Их первоначальные исследования показали, что у значительного числа пациентов с височной эпилепсией проявляется ряд этих особенностей, но эти результаты редко подтверждались в более поздних исследованиях. Большинство исследователей обнаружили, что многие из тех же черт могут быть обнаружены в группах с другими психическими расстройствами.Другие исследования были сосредоточены на недостатках методов исходного исследования, в том числе на том, как отбирались пациенты, и на характеристиках самого вопросника.

Межприступное расстройство личности вызвало много споров. (3) Имеется мало свидетельств какой-либо конкретной связи между этими поведенческими особенностями и самой эпилепсией. Многие считают, что эти особенности могут быть просто обобщенными характеристиками изменений личности, связанных с любой формой соматического или неврологического заболевания.Некоторые считают, что эти особенности - разумный способ охарактеризовать поведение ряда пациентов с височной эпилепсией, но другие считают, что они слишком обобщены. Хотя у разных людей может быть любой из 18 перечисленных элементов, очень немногие люди с эпилепсией проявляют большинство из них. Люди, работающие в центрах эпилепсии, отметили, что им известно о небольшом количестве пациентов, которые соответствуют некоторым из этих критериев, но они также знают других людей с некоторыми из этих особенностей, у которых нет эпилепсии!

В конце концов, оказывается, что полный спектр поведенческих особенностей интериктального расстройства личности или «эпилептической личности» очень редко наблюдается у одного человека.Связь между этим синдромом и эпилепсией находится под большим вопросом.

Ссылки
1. Ваксман С.Г. и Гешвинд Н. Синдром интериктального поведения при височной эпилепсии. Архивы общей психиатрии 1975 г .; 32, 1580-1586. PMID: 1200777.

2. Медведь Д.М., Федио П. Количественный анализ интериктального поведения при височной эпилепсии. Архив неврологии 1977; 34, стр 454-467. PMID: 889477.

3. Бенсон Д.Ф. Синдром Гешвинда. Успехи в неврологии 1991; 55, 411-421.PMID: 2003418.

Дополнительную информацию можно найти в PubMed, службе Национальной медицинской библиотеки:

http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/

(PDF) Различия между психопатией и другими расстройствами личности: данные нейровизуализации

199

Различия между психопатией и другими расстройствами личности

Успехи в психиатрии лечение (2011), т. 17, 191–200 doi: 10.1192 / apt.bp.107.004747

Herpertz SC, Huebner T, Marx I, et al (2008) Обработка эмоций у

подростков мужского пола с расстройством поведения, начавшимся в детстве.Детский журнал

Психология, психиатрия и смежные дисциплины 49: 781–91.

Huebner T, Vloet TD, Marx I, et al (2008) Морфометрические аномалии головного мозга

у мальчиков с расстройством поведения. Журнал Американской академии детской

и подростковой психиатрии 47: 540–7.

Джонстон Л., Кук DJ (2007) Психопатия и молодые правонарушители.

Психиатрия 6: 429–32.

Jones AP, Laurens KR, Herba CM, et al (2009) Снижение активности миндалины

на испуганных лицах у мальчиков с проблемами поведения и чертами черт характера

.Американский журнал психиатрии 166: 95–102.

Кей Дж. (2008) К клинически более полезной модели для диагностики

Нарциссическое расстройство личности. Американский журнал психиатрии 168:

1379–82.

Kiehl KA, Smith AM, Hare RD и др. (2001) Лимбические аномалии в аффективной обработке

криминальных психопатов, выявленные с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии

. Биологическая психиатрия 50: 677–84.

Киль К.А. (2006) Взгляд когнитивной нейробиологии на психопатию:

свидетельства дисфункции паралимбической системы.Психиатрические исследования 142:

107–28.

Koenigsberg HW, Siever LJ, Lee H, et al (2009) Neural коррелирует

обработки эмоций при пограничном расстройстве личности. Психиатрия

Research 172: 192–9.

Levine D, Marziali E, Hood J (1997) Обработка эмоций в пограничных

расстройствах личности. Журнал нервных и психических заболеваний 185:

240–6.

Лишман В.А. (1998) Органическая психиатрия: Психологические последствия

церебрального расстройства, третье издание.Blackwell Science.

Лони Б.Р., Тейлор Дж., Батлер М.А. и др. (2007) Подростковая психопатия

особенности: 6-летняя временная стабильность и прогноз экстернализации

симптомов во время перехода к взрослой жизни. Агрессивное поведение 33:

242–52.

Линам Д.Р., Гудонис Л. (2005) Развитие психопатии. Ежегодный

Обзор клинической психологии 1: 381–407.

Линам Д.Р., Каспи А., Моффитт Т.Э. и др. (2007) Долгосрочные доказательства того, что

баллов психопатии в раннем подростковом возрасте предсказывают психопатию у взрослых.

Журнал аномальной психологии 116: 155–65.

Lyoo IK, Han MH, Cho DY (1998) Исследование МРТ головного мозга у субъектов с

пограничным расстройством личности. Журнал аффективных расстройств 50:

235–43.

Marsh AA, Blair RJR (2008a) Дефицит распознавания лицевых аффектов среди

антисоциальных популяций: метаанализ. Неврология и биоповеденческие

Reviews 32: 454–65.

Marsh AA, Finger EC, Mitchell DG, et al (2008b) Снижение реакции миндалины

на пугающие выражения у детей и подростков с бесчувственными чертами

неэмоциональных черт и деструктивных поведенческих расстройств.Американский журнал

психиатрии 165: 712–20.

Минзенберг М.Дж., Пул Дж. Х., Виноградов С. (2006) Социально-эмоции

Распознавание при пограничном расстройстве личности. Комплексная психиатрия

47: 468–74.

Минзенберг MJ, Fan J, New AS, et al (2008) Фронтолимбические структурные изменения

при пограничном расстройстве личности. Психиатрический журнал

Research 42: 727–33.

Митчелл Д.Г., Колледж Э., Леонард А. и др. (2002) Рискованные решения и изменение реакции

: есть ли доказательства дисфункции орбитофронтальной коры

у психопатов? Нейропсихология 40: 2013–22.

Morana HC, Arboleda-Florez J, Camara FP (2005) Определение порогового значения

по шкале PCL-R (пересмотренный контрольный список психопатии) в бразильской судебно-медицинской группе

. Международная криминалистическая экспертиза 147: 1–8.

Muller JL, Ganssbauer S, Sommer M, et al (2008) Изменения серого вещества

в правой верхней височной извилине у психопатов-преступников. Данные

морфометрии на основе вокселей. Психиатрические исследования 163: 213–22.

Нараян В.М., Нарр К.Л., Кумари В. и др. (2007) Региональное истончение коры

у субъектов с сильным антисоциальным расстройством личности или шизофренией.

Американский журнал психиатрии 164: 1418–27.

New AS, Hazlett EA, Buchsbaum MS, et al (2007) Миндалевидное тело-префронтальное

Отключение при пограничном расстройстве личности. Neuropsycho-

фармакология 32: 1629–40.

Оумая М., Фридман С., Фам А. и др. (2008) Пограничная личность

Расстройство, членовредительство и самоубийство: обзор литературы. Энцефала 34:

452–8.

Патрик С.Дж., Брэдли М.М., Ланг П.Дж. (1993) Эмоции преступника

психопат: модуляция отражения испуга.Журнал аномальной психологии

102: 82–92.

Raine A, Lencz T, Bihrle S и др. (2000) Уменьшение объема префронтального серого вещества

и снижение вегетативной активности при антисоциальном расстройстве личности.

Архив общей психиатрии 57: 119–27.

Reid WH, Gacono C (2000) Лечение антисоциальной личности,

психопатии и других характерологических антисоциальных синдромов. Поведенческие

Науки и закон 18: 647–62.

Rolls ET, Hornak J, Wade D, et al (1994) Эмоциональное обучение у

пациентов с социальными и эмоциональными изменениями, связанными с повреждением лобной доли

.Журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии 57: 1518–24.

Rolls ET (2000) Точность мозга и эмоций. Поведенческие и мозговые

Науки 23: 177–91.

Ronningstam E, Weinberger I, Maltsberger JT (2008) Одиннадцать смертей г-на

K: факторы, способствующие самоубийству у нарциссических личностей. Психиатрия

71: 169–82.

Soderstrom H, Hultin L, Tullberg M, et al (2002) Снижение лобно-височной перфузии

у психопатической личности.Психиатрические исследования 114: 81–94.

Soloff P, Nutche J, Goradia D, et al (2008) Структурные аномалии мозга

при пограничном расстройстве личности: исследование морфометрии на основе вокселей.

Психиатрические исследования 164: 223–36.

Stadler C, Sterzer P, Schmeck K и др. (2007) Снижение активации передней поясной извилины

у агрессивных детей и подростков во время аффективной стимуляции

: связь с чертами темперамента. Психиатрический журнал

Research 41: 410–7.

Sterzer P, Stadler C, Krebs A, et al (2005) Аномальные нейронные реакции на

эмоциональных визуальных стимула у подростков с расстройством поведения. Биологический

Психиатрия 57: 7–15.

Sterzer P, Stadler C, Poustka F, et al (2007) Структурный нейронный дефицит

у подростков с расстройством поведения и его связь с отсутствием эмпатии

. Нейроизображение 37: 335–42.

Sterzer P, Stadler C (2009) Нейровизуализация агрессивного и агрессивного поведения

у детей и подростков.Frontiers in Behavioral

Neuroscience 3: 35.

Stinson FS, Dawson DA, Goldstein RB и др. (2008) Распространенность, коррелирует,

инвалидности и сопутствующая патология DSM-IV нарциссического расстройства личности: результаты

Wave

по результатам исследования

Wave

. 2 Национальное эпидемиологическое исследование алкоголя и состояний, связанных с

. Журнал клинической психиатрии 69: 1033–45.

Stuart S, Pfohl B, Battaglia M, et al (1998) Совместное возникновение DSM-III-R

расстройств личности.Журнал расстройства личности 12: 302–15.

Stuss DT, Levine B (2002) Клиническая нейропсихология взрослых: уроки из

исследований лобных долей. Ежегодный обзор психологии 53: 401–33.

Свирски-Саккетти Т., Гортон Г., Самуэль С. и др. (1993) Нейропсихологические функции

при пограничном расстройстве личности. Журнал клинической психологии

49: 385–96.

Тиихонен Дж., Росси Р., Лааксо М.П. и др. (2008) Анатомия мозга стойких

жестоких преступников: больше, чем меньше.Психиатрические исследования 163: 201–12.

Torgersen S, Kringlen E, Cramer V (2001) Распространенность расстройства личности

в выборке сообщества. Архив общей психиатрии 58:

590–6.

van Honk J, Hermans EJ, Putman P, et al (2002) Дефектные соматические маркеры

при субклинической психопатии. Нейроотчет 13: 1025–7.

Видинг Э., Блэр Р.Дж., Моффитт Т.Э. и др. (2005) Доказательства значительного генетического

риска психопатии у 7-летних.Журнал детской психологии и

Психиатрия и смежные дисциплины 46: 592–7.

Волков Н.Д., Танкреди Л.Р., Грант С. и др. (1995) Метаболизм глюкозы в мозге

у агрессивных психиатрических пациентов: предварительное исследование. Психиатрические исследования:

Нейровизуализация 61: 243–53.

Ответы MCQ

1 d 2 e 3 a 4 a 5 e

Почему некоторые люди становятся психопатами?

Людей давно увлекала идея психопатов, когда жестокие «психопатические» персонажи снова и снова появляются в книгах, на телевидении и в фильмах.Однако, хотя люди с психопатическими характеристиками могут иметь повышенный риск насилия, это далеко не определяющая характеристика. Напротив, психопатия характеризуется крайним отсутствием сочувствия. Психопаты также могут манипулировать, очаровывать и эксплуатировать, а также вести себя импульсивно и рискованно. У них может отсутствовать совесть или чувство вины, и они отказываются принимать на себя ответственность за свои действия. Психопатия - одно из самых известных и хорошо изученных расстройств личности. Но есть ли биологическая причина психопатии? И если да, то можно ли вылечить расстройство?

Исследования показали, что области мозга, участвующие в обработке эмоций, сочувствии и принятии решений - например, миндалина, островок и вентромедиальная префронтальная кора - проявляют пониженную активность у людей с психопатическими характеристиками, когда они видят других людей в бедственном положении или пытаются узнать последствия их действий.Нарушение функционирования этих областей мозга влияет на способность людей с психопатией формировать ассоциации между стимулами и последствиями, такими как причинение вреда другим людям и страх и страдания, которые в результате проявляют другие, или неправильный выбор и получение наказания. В целом снижение активности в этих областях мозга ухудшает реакцию на эмоциональные стимулы и принятие решений. Ключевой вопрос: делают ли эти различия в мозге кого-то психопатом или их поведение меняет мозг?

Дети, у которых отсутствует сочувствие, отсутствие чувства вины и поверхностные эмоции, определяемые как черствые и бесчувственные черты характера, подвергаются повышенному риску развития психопатии во взрослом возрасте.Эти дети чаще проявляют антисоциальное поведение, такое как издевательства и агрессия. Они с меньшей вероятностью будут реагировать на социально полезные стимулы, такие как счастливые лица, а также с меньшей вероятностью узнают испуганное выражение лица. Подростки с черствым и бесчувственным характером могут больше любить быть жестокими, чем добрыми. У них также меньше шансов завязать долгосрочные дружеские отношения, поскольку они могут не получать удовольствия от этих отношений. Исследования близнецов и усыновлений можно использовать для выяснения того, влияют ли на это поведение больше чьи-то гены или их окружение.Однояйцевые близнецы имеют общую ДНК, тогда как разнояйцевые близнецы имеют общую ДНК только половину (как и другие братья и сестры). Если характеристика с большей вероятностью будет разделяться однояйцевыми близнецами, чем однояйцевыми близнецами, это говорит о том, что генетические влияния важны для объяснения индивидуальных различий по этой характеристике. Исследования по усыновлению также полезны, поскольку у ребенка нет общих ДНК со своими приемными родителями, но их приемные родители обеспечивают все свое окружение. Это позволяет исследователям изучать причинное влияние родительского вклада на поведение.Исследования близнецов и усыновлений показали, что черты черствости и бесчувственности в детстве имеют генетическую основу и что антисоциальное поведение в сочетании с чертами черствости и бесчувственности больше подвержено влиянию генов, чем только антисоциальное поведение. Однако результаты усыновления убедительно указывают на то, что генетическая уязвимость - это не удел, и ей можно противодействовать с помощью защитных воздействий окружающей среды.

Исследование черт бесчувственного и бесчувственного характера и психопатии имеет множество значений.Поскольку мы стремимся лучше понять, как развиваются эти функции и как люди с этими функциями видят окружающий их мир, мы можем лучше адаптировать вмешательства в соответствии с индивидуальными потребностями. Ясно, что раннее вмешательство в детей с черствыми и бесчувственными чертами может предотвратить психопатию во взрослом возрасте со всеми психологическими и социальными последствиями.

Профессор Эсси Видинг является лидером в этой области исследований и лауреатом премии и лекции Королевского общества Розалинды Франклин в 2017 году.19 октября 2017 года профессор Видинг обсудила, как возникает психопатия и как ее можно предотвратить в своей лекции «Почему некоторые люди становятся психопатами?».

Почему психопаты так хороши в продвижении вперед

Если вы когда-либо думали, что ваш харизматичный, амбициозный, безжалостный и бесчувственный начальник может быть психопатом, возможно, вам не за горами диагноз «кресло».

Психопатия - это наследственное психическое расстройство, заболевание, являющееся результатом деформации головного мозга.Те, кто рожден с психопатией, могут быть опасны. Они также часто очень успешны в восхождении на руководящие должности. (Неизвестно, будут ли они более успешными, чем другие, когда они окажутся у власти.)

«Мы продвигаем их, мы их избираем, и иногда многие люди чувствуют себя комфортно, когда такие люди отвечают за наши живет ", - сообщает CNBC доктор Игорь Галинкер. Он является заместителем председателя по исследованиям в отделении психиатрии и основателем и директором Центра биполярного расстройства Ричарда и Синтии Зирински на горе Синай Бет Исраэль, а также профессором психиатрии в Медицинской школе Икана в Нью-Йорке. .

Мы продвигаем их, мы выбираем их, и иногда многие люди чувствуют себя комфортно, когда такие люди берут на себя ответственность за нашу жизнь.

Доктор Игорь Галинкер

профессор психиатрии

В результате, по словам Джона Ронсона, автора книги The Psychopath Test: A Journey Through, распространенность психопатии у руководителей и руководителей бизнеса в четыре раза выше, чем у обычных людей. Индустрия безумия . В то время как только около 1 процента населения являются психопатами, 4 процента бизнес-лидеров и генеральных директоров являются психопатами, говорит Ронсон в популярном выступлении на TED Talk.

Примечание: хотя слово «психопат» очень популярно, это разговорный термин, а не медицинский. Технический диагноз, который приводится в «Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств», - это «антисоциальное расстройство личности».

И, как и в случае с другими психическими расстройствами, человек не на 100 процентов психопат или на 100 процентов «нормальный». По словам Галинкера, психопатия является непрерывной, а это означает, что психопатические черты и поведение по-разному проявляются у разных людей.

Обычно психопаты хитры и обаятельны, обладают чрезмерным чувством собственного достоинства и патологическими лжецами. Они проявляют нежелание брать на себя ответственность за свои действия, а также черствость и отсутствие сочувствия. Они могут быть особенно импульсивными и безответственными в отношениях, накапливая многократные браки и склонные к сексуальной распущенности.

«Если вы хотите получить урок психопатии, - говорит Галинкер, - посмотрите« Игру престолов »».

Если эти черты характера также напоминают U.С. президентские выборы, вы не одиноки.

Кевин Даттон, автор книги The Wisdom of Psychopaths , психолог-исследователь на факультете экспериментальной психологии Оксфордского университета по специальности психопатия. Он проанализировал прошлых и нынешних лидеров на предмет их относительного уровня психопатии. В статье для журнала Scientific American Даттон утверждает, что психопатию можно определить по трем категориям характеристик, включая бесстрашное доминирование, эгоцентричную импульсивность и хладнокровие.

Даттон обычно считает мужчину психопатом, если он получает не менее 155 баллов по своей шкале, а женщину психопатом, если она получает не менее 139,5.

Избранный президент Дональд Трамп набрал 171 балл по шкале Даттона отчасти из-за высоких оценок воспринимаемых черт бесстрашного доминирования и эгоцентричной импульсивности (хотя Даттон не исследовал Трампа лично). Но он ни в коем случае не единственный президент США, которого можно считать психопатом. «Политика возникла как профессия, в которой официальная партия легализованной, точно сконструированной психопатии может оказаться весьма кстати», - пишет Даттон.

Как психопаты развиваются

В частности, черствость, отсутствие сочувствия и обаяния психопатов помогает им продвигаться в рабочем мире.

«Исследование функциональной магнитно-резонансной томографии (FMRI) показывает, что психопаты неспособны испытывать основные человеческие эмоции и чувства вины, раскаяния или сочувствия», - говорят эксперт по корпоративным психопатам Пол Бабяк и судебно-медицинский консультант Мэри Эллен О'Тул в статья о корпоративном психопате, написанная в соавторстве с ФБР.«Они проявляют эмоции только для того, чтобы манипулировать людьми вокруг них».

В офисе чрезмерно эмоциональные люди часто оказываются в невыгодном положении, потому что их суждения омрачены желанием защитить тех, кто им небезразличен. И наоборот, «недостаток сочувствия чаще всего помогает вам в среде, где вам приходится принимать решения, которые по необходимости создают негативные последствия для других людей», - говорит Галинкер.

Эмоциональные, чуткие люди могут с трудом принимать то, что часто называют «жесткими бизнес-решениями», из-за последствий, которые эти решения могут иметь для других людей.«Сочувствие может немного помешать вам выполнять свою работу. А на конкурентном рабочем месте сочувствие не поощряется, потому что оно может мешать тому, что вам нужно делать по работе», - говорит Галинкер. «Хорошо известно, что вы не должны использовать свои личные проблемы или эмоции на работе».

Кроме того, психопаты часто достигают больших успехов благодаря своей способности манипулировать людьми с помощью своей хитрости и харизмы. «Обаяние - неплохое качество. Оно помогает вам в жизни», - говорит Галинкер.

В профессиональной среде это часто означает, что психопаты поддерживают несколько личностей в офисе, представляя каждому коллеге другую версию себя.

Психопаты, ищущие острых ощущений, ошибочно принимают за высокую энергию и энтузиазм, ориентацию на действия и способность выполнять несколько задач одновременно.

Пол Бабяк и Мэри Эллен О'Тул

корпоративный эксперт по психопату и судебно-поведенческий консультант, соответственно

«Корпоративные психопаты используют способность скрывать свое истинное« я »на виду и демонстрировать желаемые черты личности для делового мира.Для этого они поддерживают несколько длинных масок. «Фасад, который они создают вместе с коллегами и руководством, - это фасад идеального сотрудника и будущего лидера», - пишут Бабиак и О'Тул. «Это может оказаться эффективным, особенно в организациях, переживающих потрясения и ищущих« рыцаря в сияющих доспехах », чтобы исправить компанию. . "

Тенденция психопата к твердой вере в свои способности также помогает продвинуть психопатов вверх по служебной лестнице." Уверенность в себе, даже в пределах грандиозного чувства собственного достоинства, также является хорошим качеством, которое может помочь вы в жизни », - говорит Галинкер.

Другие психопатические черты, которые делают успешных генеральных директоров, включают комфорт во лжи и отсутствие страха перед неудачей. Возникающая в результате бравада может быть выражена корпоративным советом как агрессивные амбиции.

«Иногда стремление к острым ощущениям и импульсивность психопатов ошибочно принимают за высокую энергию и энтузиазм, ориентацию на действия и способность выполнять несколько задач одновременно. Для организации безответственность этих людей может создавать видимость готовности к риску и предпринимательского духа. высоко ценится в сегодняшней быстро меняющейся деловой среде », - пишут Бабяк и О'Тул.

Почему психопаты могут быть такими опасными

Психопаты не только способны принимать решения, не обращая внимания на других людей, ими также движет желание причинить боль своим сверстникам.

«Некоторые корпоративные психопаты преуспевают в поиске острых ощущений, легко переносят, ищут стимуляции и играют в интеллектуальные игры с сильным желанием победить», - говорят Бабиак и О'Тул. «В отличие от профессиональных спортсменов, движимых желанием улучшить результаты и превзойти свои личные рекорды, психопатами движет то, что они считают уязвимостями своих жертв."

Угрозу психопатов усугубляет их способность обманывать окружающих. Самая тревожная часть психопатического состояния заключается в том, что его бывает очень трудно распознать.

Одна из самых сложных вещей в жизни - это распознать умелый и умный психопат

Доктор Игорь Галинкер

Психиатр, профессор психиатрии

«Одна из самых сложных вещей в жизни - распознать умелого и умного психопата», - говорит Галинкер.

Одним из признаков того, что вы можете оказаться в присутствии психопата, является то, что вы обнаруживаете, что игнорируете факты, которые вы слышали от других людей о том, как этот человек причинил вред людям, или оскорбительное поведение, которое вы наблюдали сами в прошлом, потому что вместо этого вы доверяете тому, как этот человек заставляет вас чувствовать себя в настоящий момент.

«Обычно это такой обаятельный человек, что вы можете даже не осознавать, насколько очарователен этот человек», - говорит Галинкер.

Ключевые выводы для остальных из нас

Хотя психопаты успешны, их успех, безусловно, не тот успех, которому другие должны пытаться подражать, - говорит Галинкер.Он подчеркивает, что не защищает психопатию или какую-либо имитацию расстройства. Добравшись до вершины, психопаты могут перешагнуть, растоптать или нанести удар в спину любому на пути.

Тем не менее, может быть полезно понаблюдать за причинами успеха психопатов, пропустить эти черты через моральный фильтр, а затем подумать, как вы могли бы принять определенные полезные модели поведения на работе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *