Эмиль крепелин: Крепелин Эмиль

Эмиль крепелин: Крепелин Эмиль

Содержание

Крепелин Эмиль

Эмиль Вильгельм Магнус Георг Крепелин (нем. Emil Wilhelm Magnus Georg Kraepelin; 15 февраля 1856, Нойштрелиц — 7 октября 1926, Мюнхен) — немецкий психиатр, один из выдающихся немецких специалистов с мировым именем, известен как автор современной нозологической концепции в психиатрии и классификации психических заболеваний, является одним из наиболее влиятельных ученых своего времени.

Эмиль Вильгельм Магнус Георг Крепелин (нем. Emil Wilhelm Magnus Georg Kraepelin; 15 февраля 1856, Нойштрелиц — 7 октября 1926, Мюнхен) — немецкий психиатр, один из выдающихся немецких специалистов с мировым именем, известен как автор современной нозологической концепции в психиатрии и классификации психических заболеваний, является одним из наиболее влиятельных ученых своего времени.

Крепелин известен своей широкой педагогической деятельностью и гражданской позицией профилактики алкоголизма. Первым создал концепцию «dementia praecox» - прообраза шизофрении; близкую к современной концепцию маниакально-депрессивного психоза и паранойи; внёс огромный вклад в понимание врождённого слабоумия и истерии. Предложил учение о регистрах. Был пионером культурной психиатрии и психофармакологии. Кроме того, он описал и исследовал множество психиатрических понятий таких, как парафрения, шизофрения, олигофрения, кверулянтский бред, ониомания, болезнь Альцгеймера и др.

Эмиль Крепелин родился 1856 года, был младшим из семерых сыновей в семье Карла Крепелина (1817—1882) и его жены Эмили (урождённой Лехманн). Учился Эмиль в гимназии и в 1874 году получил аттестат зрелости, а затем под влиянием знакомого врача принял решение учиться в медицине. В 1878 году Крепелин окончил университет и начинает работать ассистентом психиатрических клиник в Мюнхене и Лейпциге и заниматься под руководством психолога Вундта. В Лейпциге большое влияние на него имели лекции В. Вундта, который был известен благодаря своей «физиологической психологии».

 Эмиль Крепелин, закончив университет, начал работать в психиатрической больнице Мюнхена, и это было начало его карьеры. В это время Э. Крепелин берет за основу психологические методы В. Вундта для исследования влияния алкоголя на человека, а также влияние медикаментов и усталости на человека.

В 1883 году Крепелин защитил диссертацию и получил звание приват - доцента, вскоре после этого он стал профессором психиатрии в Гейдельберге. Работал на кафедре душевных и нервных болезней в Дерптском университете. В 1891 году вернулся в Германию, с 1903 года был профессором Мюнхенского университета, а затем - в Мюнхенском институте психиатрии. Написал очень много работ по клинической психиатрии и экспериментальной психологии. В 1893 году вышел уже четвертым изданием краткий учебник душевных болезней, который был переведен на многие языки мира.

Преподавая анатомию и физиологию головного мозга, уделял особое внимание психологии, патологии и лечению психических расстройств, уделял внимание правовым вопросам психопатологии. Руководя психиатрической клиникой, продолжал заниматься экспериментальной психологией, усложняя свои эксперименты. Здесь ученый исследует высшую нервную деятельность, умственный труд, утомляемость и влияния алкоголя. Также он изучает изменение нервных клеток под влиянием внешних факторов и динамику психологических болезней.

В 1908 году Крепелина избрали членом академии наук, а в следующем году он уже стал почетным членом Британской медико - психологической ассоциации.

В 1915 году Эмиль Крепелин издал огромный по количеству страниц и обилию материала свой последний учебник. Это было невиданное в психиатрии издание одного человека, созданное благодаря целеустремленности, способности к концентрации усилий, потому что жизнь и работа составляли для него одного целое.

 Еще в 1912 году Э. Крепелин предложил создать научно - исследовательский институт психиатрии и уже в 1917 году он его стал основателем. В 1920 году Э. Крепелин получил звание почетного доктора отделения физиологии Кенигсбергского университета. С 1922 года ученый стал директором Немецкого исследовательского института психиатрии.

 Немецкая наука благодаря Крепелину достигла очень высокого развития. Не случайно, что русские, англичане, французы, японцы, врачи скандинавских стран и другие стали приезжать на знаменитые «курсы усовершенствования» в Мюнхен, сюда мечтал попасть каждый врач - психиатр.

 Заслугой Крепелина является разработка клиники психических заболеваний и их классификации. В основу своей системы Крепелин положил течение и исход заболевания, учитывал при этом необходимые патологоанатомические данные. Он указывал, что отдельные симптомы (бред, галлюцинации) не являются единственным основанием для разделения психозов.

Эмиль Крепелин - убежденный клиницист, отец современной психиатрической нозологии (учения о болезнях). Первоначальная нозологическая концепция строилась по принципу «одинаковые причины - одинаковые последствия». Потом все ж было признано, что имеет значение пол и возраст больных, другие личностные факторы. Несмотря на критические замечания, его нозологическая система получила общее признание.

Э. Крпепелин был сторонником применения психологических методов в психиатрии, одним из первых начал исследования по психофармакологии.

Крепелин сыграл значительную роль в движении психиатров за нестеснение душевнобольных в Германии. В его клинике в Хайдельберге отменили механическое насилие и изоляторы, здесь поддерживали постельный режим для всех больных, в том числе и с психомоторным возбуждением. Тут развивалось и стало нормой учение о горячих водных ваннах с целью успокоения больных, придавалось вниманию женскому уходу за больными.

Как человек Э. Крепелин отличался простотой, откровенностью и честностью. На вид он казался суровым, но внутренне был отзывчивым. В последние годы он страдал депрессией, был трезвенником и противником курения, на тему алкоголизма он написал 19 научных трудов. Его отношения с сотрудниками были прохладными. Дружеские отношения были со старшим на 20 лет В. Вундтом, который помогал Крепелину в продвижении по карьере и они часто переписывались. Несмотря на внешнюю суровость и что он бывал резок и грубоват, душевнобольные его любили. Он не любил шума вокруг своего имени. В старости остался таким же бодрым, каким был в молодости, сохранил любовь к науке и к врачебной деятельности.

Эмиль Крепелин увлекался театром, музыкой и живописью, сам был автором стихов. На купленной в 1902 году земле под Вербанией над озером Лаго - Маджоре он построил замечательную виллу, в которой вместе с семьей проводил много времени. Его большой страстью были путешествия. Он посетил Цейлон, Индию, Яву, Египет, Стамбул, Францию, страны Скандинавии, Испанию, Великобританию, Канарские острова, СССР, Мексику и США. Он был настолько фанатично увлечен путешествиями, что в письме брату Карлу в январе 1905 года писал: «на данный момент у меня только одна цель - заработать столько денег, чтобы я без проблем мог поехать, куда хочу».

Летом 1926 года Э. Кремелин готовился к новой поездке в Ост - Индию где собирался заняться сравнительной психиатрией со своим учеником И. Ланге, однако в августе месяце он впервые почувствовал себя плохо, и поездка была отложена. Никто тогда еще не знал, что состояться ей вообще не суждено.

За три дня до смерти он продиктовал предисловие к 9-му тому издания учебника. Перед смертью Э. Крепелин завещал похоронить его без пышных мероприятий, без громких славословий в его адрес, чтобы только самые близкие люди его провожали в последний путь. Умер ученый 7 октября 1926 года в Мюнхене от воспаления легких, не успев отредактировать 9-е издание своего учебника. На его могиле в переводе с немецкого написано: «Твое имя могут забыть. Не позволь, чтобы забыли о твоем деле».

 Основные труды

 - 1883 г. - «Руководство по психиатрии»;

- 1898г.- впервые ученый изложил классификацию психических заболеваний,  как основы ныне существующей;

- Крепелин является автором современной нозологической концепции в психиатрии;

- Внес большой вклад в учение об эпилепсии и неврозах;

- Первым создал близкую к совершенной концепцию маниакально - депрессивного психоза и паранойи.

Вклад Эмиля Крепелина в психиатрию

Эмиль Крепелин  — основатель научной школы, один из выдающихся немецких психиатров с мировым именем, отрицательно относился к психоанализу. Его идеи совершили переворот в психиатрическом мышлении — вся психиатрия конца XIX века и первой четверти XX века была построена на его идеях.

Эмиль Крепелин родился 15 февраля 1856 года. В 1873 году он поступил на медицинский факультет Вюрцбургского университета. Будучи еще студентом, он ежедневно посещал психиатрическую клинику Вюрцбурга. В 1878 году Крепелин окончил университет, а затем работал ассистентом психиатрических клиник в Мюнхене и Лейпциге, где занимался под руководством психолога Вундта и электрофизиолога Эрба, пользовался советами психиатра Гуддена. Крепелин увлекался теорией Канта-Лапласа. Первая работа по психиатрии была им выполнена в 1882 году. Это было конкурсное сочинение на тему «О влиянии острых заболеваний на возникновение психических болезней».

В ближайшие за этим годы на Крепелина оказывали большое влияние экспериментально-психологические исследования Вундта. Он опубликовал ряд работ по внедрению экспериментально-психологических методик в психиатрическую клинику по борьбе с алкоголизмом.

В 1883 году Крепелин, будучи приват-доцентом в Лейпцигском университете, благодаря Вундту осознал, что его истинное призвание — клиническая психиатрия. Вундт определил круг психологических интересов 27-летнего Крепелина и основную тематику работ, которые выполнялись под его руководством. По предложению Вундта Крепелин начал писать свой «Компендиум» по психиатрии — первый вариант его впоследствии всемирно известного «Учебника психиатрии». Это краткое пособие в результате последующих переработок превратилось в то руководство, в котором, начиная с пятого его издания (1896), развивались нозологические концепции Крепелина. Уже много позже убедившись, что в первый период своей деятельности он возложил слишком большие надежды на приложение к задачам клинической психиатрии экспериментально-психологического метода, Крепелин писал: «Психологические методы, к сожалению, до сих пор лишь немногим превосходят общежитейские приемы исследования».

Получив в 1886 году звание профессора, Крепелин в этом же году занимает пост заведующего кафедрой психиатрии Дерптского университета, называемого Тартуским, сменив на этом посту Эммингауса, лекции которого он слушал в Вюрцбурге. Университет был основан в 1802 году, его предшественник — Академия Густавиана – основана в 1632 году.

На базе университета Крепелин развернул экспериментально-психологические исследования. Викентий Викентьевич Вересаев (1867-1945), писатель и врач, окончивший филологический факультет Петербургского университета и медицинский факультет Дерптского университета, слушавший лекции Крепелина, писал в своих воспоминаниях: «Особенно выдавался в то время уже знаменитый профессор психиатрии Эмиль Крепелин — нестарый, тридцатипятилетний человек с окладистой каштановой бородой и умными внимательными глазами. Впоследствии он приобрел мировую известность первокласснейшего психиатра, произведшего коренную реформу во всей клинической психиатрии.

Выводят психического больного — Крепелин, внимательно глядя, начинает задавать вопросы, и на наших глазах, как высокохудожественное произведение, ярко начинает вырисовываться вся характерная картина данной болезни. И заключающая характеристика, которую давал болезни профессор, была для слушателей естественным и необходимо вытекающим итогом всех расспросов больного».

Во время русификации университета Эмиль Крепелин вынужден был уйти вместе со знаменитым хирургом Бергманом и другими учеными. Царская Россия не сумела оценить этого человека, учителя всех русских психиатров. В 1891 году он создал свою школу в старинном Гейдельбергском университете, основанном еще в 1386 году. Наконец, в 1903 году он создал свою школу в Мюнхенском университете, основанном в 1472 году.

В тяжелые годы Первой мировой войны Крепелин создал в Мюнхене Исследовательский психиатрический институт; в 1922 году он создал в нем кафедру и целиком отдался работе. Мюнхенская клиника, руководимая Крепелиным с 1903 года, была таким же местом паломничества врачей, как и Сальпетриерская во времена Эскироля и позже — в эпоху Шарко. На скамьях аудитории, выходящей на Гетештрассе, русские сидели вперемежку с англичанами и японцами, а врачи скандинавских стран – рядом с жителями Неаполя и Южной Америки. Вскоре и Франция, по справедливости гордящаяся своими гениальными достижениями начала XIX столетия, не могла не признать, что немецкая наука в лице Крепелина достигла высшего синтеза психиатрических знаний, подготовленного всем предыдущим ходом развития науки. В результате французские ученые стали приезжать на знаменитые «курсы усовершенствования» в Мюнхен, куда мечтал попасть каждый врач-психиатр.

Заслугой Крепелина является разработка клиники психических заболеваний и их классификации, которые основывались на описательном симптомологическом принципе, господствовавшем в психиатрии в конце XIX века. В основу своей системы Крепелин положил течение и исход заболевания, учитывая при этом этиологические и патологоанатомические данные. Подчеркивая, что одни и те же проявления могут иметь место при различных заболеваниях, Крепелин справедливо указывал, что отдельные симптомы (бред, галлюцинации и т.п.) не являются единственным основанием для разделения психозов. Он выделил самостоятельные нозологические единицы: раннее слабоумие, названное позднее Блейлером шизофренией и маниакально-депрессивным психозом, и резко ограничил рамки паранойи.

Между тем Крепелин и Блейлер оставили вне сферы своего внимания острые начальные фазы шизофрении. Речь в их исследованиях идет о шизофрении вообще, то есть главным образом о состоянии сформировавшегося, сложившегося заболевания, о его клинике (преимущественно у Крепелина), о психопатологии (преимущественно у Блейлера). Описание симптоматики шизофрении Крепелин предваряет замечанием, что «важнейшие расстройства в выраженной форме встречаются в наиболее чистом виде в конечных состояниях, в которых преходящие явления, сопровождающие болезненный процесс, оттесняются длительными и характерными изменениями душевной жизни». При описании клиники раннего слабоумия Крепелин оценивает бурные картины его острых дебютов как случайные и «преходящие явления». В дальнейшем изложении он не уделяет этим явлениям внимания, фиксируя его на изменениях «длительных и характерных».

С Эмилем Крепелиным в вопросах раннего слабоумия разошелся Ойген Блейлер, профессор психиатрии в университете Цюриха. Блейлер заслужил репутацию смелого человека. Он публикует свои открытия не торопясь, зондируя обстановку, всегда документированно, никогда не задевая Крепелина и его рьяных поклонников. Крепелин интересовался формой, видом и категорией заболевания; Блейлер обращал внимание на происходившее в уме пациента. Крепелин делал акцент на значение наследственности и конституции в возникновении психического заболевания и, таким образом, предопределенности психоза.

Основной заслугой Крепелина является разработка классификации психических заболеваний, являющаяся основой ныне существующей. Он является автором одного из выдающихся учебников по психиатрии «Клиническая психиатрия», выдержавшего восемь прижизненных изданий (1909-1915), в котором была дана исчерпывающая классификация психических болезней. Последнее, 8-е издание его «Учебника», вышедшее в 1915 году, представляло нечто исключительное по своим размерам (3000 страниц) и совершенно небывалое по обилию материала — невиданное в истории психиатрии достижение одного человека.

Мы уже говорили, что в начале своего научного пути Крепелин стремился основать всю психиатрию на экспериментальной психологии. С годами эта тенденция постепенно затухала. В позднейших изданиях «Учебника» (7-м и 8-м) психология занимает хотя и почетное, но чисто декоративное место.

В «Учебнике» много места отведено нелепым поступкам шизофреников. Крепелин описывает больного, который хочет курить: он видит на земле окурок и прыгает за ним со второго этажа.

По неожиданности действий некоторые случаи имеют анекдотический характер. На очередном приеме у зубного врача больная заявила, что будет лечиться у него только в том случае, если он наденет противогаз. В другой истории больной, водитель автобуса, в середине рейса остановил машину, разулся, повесил носки на радиатор, сел на тротуар, закурил и заявил пассажирам, что «он имеет право на отдых».

Оставив кафедру в 1922 году, Крепелин работал в основанном им в 1917 году Мюнхенском психиатрическом институте. Крепелин — строгий эмпирик и убежденный клиницист, отец современной психиатрической нозологии (учения о болезнях). Первоначальная нозологическая концепция, носившая несколько прямолинейный и механистический характер, строилась им по принципу «одинаковые причины — одинаковые последствия»; нозологические формы болезней охарактеризовывались единством причины, симптоматики, течения, исхода и, по возможности, патологоанатомического субстрата. Позднее он во многом исправил это учение. Например, признал значение возраста и пола больных, личностных и средовых факторов, а также возможностей индивидуального реагирования для формирования клинической картины психоза. Результатом этого пересмотра явилось сохранившее свое значение по настоящее время учение о регистрах психической деятельности, в которых проявляется психическая болезнь. Основным достижением систематики Крепелина было выделение двух форм эндогенных психозов (маниакально-депрессивного психоза и шизофрении), отличающихся друг от друга по симптоматике, течению и прогнозу. Его нозологическая система получила общее признание, несмотря на различные критические замечания.

Как человек Крепелин отличался прямотой, откровенностью, простотой, честностью; он не любил дипломатии и окольных путей. На вид он казался суровым, но внутренне был отзывчивым и добрым. Таким же он был и в отношениях с душевнобольными, которые его любили, несмотря на его внешнюю суровость. Он был большим мастером, даже художником, когда разговаривал с больным, при этом бывал резок, иногда даже грубоват с больными. Он умел разговорить больного, получить от него то, что необходимо для постановки диагноза. Как ученый он работал медленно, но основательно, без апломба. Он не любил шума вокруг своего имени. В старости остался таким же бодрым, свежим, каким был в молодости, сохранил ту же любовь к науке и к врачебной работе.

Когда Крепелину исполнилось 70 лет, он отказался от чествования, которое собирались организовать друзья и ученики. По его желанию празднество в этот день не состоялось. Он распорядился, чтобы и после его смерти не было громких славословий в его адрес, похвал его личности и его деятельности; чтобы только круг самых близких ему людей провожал без всякого шума его гроб.

Скончался Крепелин 7 октября 1926 года, не успев отредактировать 9-е издание своего учебника, расширившегося к этому времени до монументального, объемом более 3000 страниц руководства.

После смерти Крепелина появились критические статьи. Характерная статья принадлежит Оствальду Бумке (1877-1950), немецкому психиатру и невропатологу, приглашенному на место Крепелина возглавить кафедру психиатрии в Мюнхен, написавшему статью «Культура и вырождение» (1922). Одно время Бумке говорил, что вся современная психиатрия стоит на плечах Крепелина, что крепелинская система психических болезней (нозологическая классификация) прошла триумфальным шествием через весь мир, и через несколько лет он же заявил, что школа Крепелина достигла границы своих возможностей и, более того, что из догматиков этой школы не осталось почти ни одного.

Список литературы

Эмиль Крепелин - биография и интересные факты из жизни.

Эмиль Крепелин

Эмиль Крепелин – немецкий психиатр, один из выдающихся немецких специалистов с мировым именем, известен как автор современной нозологической концепции  в психиатрии и классификации психических заболеваний, является одним из наиболее влиятельных ученых своего времени.

Он известен своей широкой педагогической деятельностью и гражданской позицией профилактики алкоголизма. Описал и исследовал множество психиатрических понятий: парафрения, шизофрения, олигофрения, кверулянтский бред, ониомания, болезнь Альцгеймера и др.

Эмиль Крепелин родился 1856 года, был младшим из семерых сыновей в семье Карла Крепелина. Учился Эмиль в гимназии и в 1874 году получил аттестат зрелости, а затем под влиянием знакомого врача принял решение учиться в медицине. В 1878 году Крепелин окончил университет, а затем работал ассистентом психиатрических клиник в Мюнхене и Лейпциге и занимался под руководством психолога Вундта. В Лейпциге большое влияние на него имели лекции В. Вундта, который был известен благодаря своей «физиологической психологии».

Эмиль Крепелин, закончив университет, начал работать в психиатрической больнице Мюнхена, и это было начало его карьеры. В это время Э. Крепелин берет за основу психологические методы В. Вундта для исследования влияния алкоголя на человека, а также медикаментов и усталости.

В 1883 году защитил диссертацию и получил звание приват – доцента, вскоре он стал профессором психиатрии в Гейдельберге. Работал на кафедре душевных и нервных болезней в Дерптском университете. В 1891 году вернулся в Германию, с 1903 года был профессором Мюнхенского университета, а затем – в Мюнхенском институте психиатрии. Написал очень много работ по клинической психиатрии и экспериментальной психологии. В 1893 году вышел уже четвертым изданием краткий учебник душевных болезней, который был переведен на многие языки мира.

Преподавая анатомию и физиологию головного мозга, уделял особое внимание психологии, патологии и лечению психических расстройств, уделял внимание правовым вопросам психопатологии. Руководя психиатрической клиникой, продолжал заниматься экспериментальной психологией, усложняя свои эксперименты. Здесь ученый исследует высшую нервную деятельность, умственный труд, утомляемость и влияния алкоголя. Также он изучает изменение нервных клеток под влиянием внешних факторов и динамику психологических болезней.

В 1908 году Крепелина избрали членом академии наук, а в следующем году он уже стал почетным членом Британской медико – психологической ассоциации. В 1915 году Эмиль Крепелин издал огромный по количеству страниц и обилию материала свой последний учебник. Это было невиданное в психиатрии издание одного человека, созданное благодаря целеустремленности, способности к концентрации усилий, потому что жизнь и работа составляли для него одного целое.

Еще в 1912 году Э. Крепелин предложил создать научно – исследовательский институт психиатрии и уже в 1917 году он его стал основателем. В 1920 году Э. Крепелин получил звание почетного доктора отделения физиологии Кенигсбергского университета. С 1922 года ученый стал директором Немецкого исследовательского института психиатрии.

Немецкая наука благодаря Крепелину достигла очень высокого развития. Не случайно, что русские, англичане, французы, японцы, врачи скандинавских стран и другие стали приезжать на знаменитые «курсы усовершенствования» в Мюнхен, сюда мечтал попасть каждый врач – психиатр.

Заслугой Крепелина является разработка клиники психических заболеваний и их классификации. В основу своей системы Крепелин положил течение и исход заболевания, учитывал при этом необходимые патологоанатомические  данные. Он указывал, что отдельные симптомы (бред, галлюцинации) не являются единственным основанием для разделения психозов.

Э. Крепелин – убежденный клиницист, отец современной психиатрической нозологии (учения о болезнях). Первоначальная нозологическая концепция строилась по принципу «одинаковые причины – одинаковые последствия». Потом все ж было признано, что имеет значение пол и возраст больных, другие личностные факторы. Несмотря на критические замечания, его нозологическая система получила общее признание.

Э. Крпепелин был сторонником применения психологических  методов в психиатрии, одним из первых начал исследования по психофармакологии.

Э. Крепелин сыграл значительную роль в движении психиатров за нестеснение душевнобольных в Германии. В его клинике в Хайдельберге отменили механическое насилие и изоляторы, здесь поддерживали постельный режим для всех больных, в том числе и с психомоторным возбуждением. Тут развивалось и стало нормой учение о горячих водных ваннах с целью успокоения больных, придавалось вниманию женскому уходу за больными.

Приводя итоги исследований и многогранной деятельности Э. Крепелина, следует выделить его основные творческие  достижения:

- В 1883 году вышло в свет «Руководство по психиатрии»;

- В 1898 году – впервые ученый изложил классификацию психических заболеваний, - как основы ныне существующей;

- Автор современной нозологической концепции в психиатрии;

- Внес большой вклад в учение об эпилепсии и неврозах;

- Первым создал близкую к совершенной концепцию маниакально – депрессивного психоза и паранойи.

Как человек Э. Крепелин отличался простотой, откровенностью и честностью. На вид он казался суровым, но внутренне был отзывчивым. В последние годы он страдал депрессией, был трезвенником и противником курения, на тему алкоголизма он написал 19 научных трудов. Его отношения с сотрудниками были прохладными. Дружеские отношения были со старшим на 20 лет В. Вундтом, который помогал Крепелину в продвижении по карьере и они часто переписывались. Сильное влияние на ученого имел старший брат Карл, который в отношениях доминировал. Несмотря на внешнюю суровость и что он бывал резок и грубоват, душевнобольные его любили. Он умел разговорить больного, получить от него то, что необходимо для поставки диагноза. Он не любил шума вокруг своего имени. В старости остался таким же бодрым, каким был в молодости, сохранил любовь к науке и к врачебной деятельности.

Эмиль Крепелин увлекался театром, музыкой и живописью, сам был автором стихов. На купленной в 1902 году земле под Вербанией над озером Лаго – Маджоре он построил замечательную виллу, в которой вместе с семьей проводил много времени. Его большой страстью были путешествия. Он посетил Цейлон, Индию, Яву, Египет, Стамбул, Францию, страны Скандинавии, Испанию, Великобританию, Канарские острова, СССР, Мексику и США. Он был настолько фанатично увлечен путешествиями, что в письме брату Карлу в январе 1905 года писал: «на данный момент у меня только одна цель – заработать столько денег, чтобы я без проблем мог поехать, куда хочу».

В 1926 году Эмилю Кремелину исполнилось 70 лет. Однако он не отмечал свой юбилей, отказался от чествования, которое собрались организовать его друзья и ученики, поэтому празднество в этот день не состоялось. Летом 1926 года Э. Кремелин готовился к новой поездке в Ост – Индию и отдыхал возле своей виллы на озере Лаго – Маджоре. Там он собирался заняться сравнительной психиатрией со своим учеником И. Ланге, однако в августе месяце он впервые почувствовал себя плохо, и поездка была отложена. Никто тогда еще не знал, что состояться ей вообще не суждено.

За три дня до смерти он продиктовал предисловие к 9-му тому издания учебника. Перед смертью Э. Крепелин завещал похоронить его без пышных мероприятий, без громких славословий в его адрес, чтобы только самые близкие люди его провожали в последний путь. Умер ученый 7 октября 1926 года в Мюнхене от воспаления легких, не успев отредактировать 9-е издание своего учебника.  На его могиле в переводе с немецкого написано: «Твое имя могут забыть. Не позволь, чтобы забыли о твоем деле».

Поделитесь с друзьями и оцените публикацию

Не пропустите и других известных личностей:

ПОСЛЕСЛОВИЕ. Эмиль Крепелин - Введение в психиатрическую клинику (Эмиль Крепелин)

Эмиль Крепелин — это эпоха в психиатрии XX века. Он яв­ляется одним из основателей нозологического направления, вы­дающимся клиницистом и систематиком.

Карл Ясперс, считавший, что психиатрия как наука не дала миру ни одного гения, тем не менее, выделял троих наиболее выдающихся ученых — Карла Вернике, Эмиля Крепелина и Па­уля Мёбиуса. Среди них Эмиль Крепелин занимает особое мес­то, так как основы его концепции сохраняют свое значение до настоящего времени, а клиническое мастерство может служить примером для современных врачей, посвятивших себя служе­нию психиатрии. Курт Шнайдер в речи, посвященной 100-лет­нему юбилею Э. Крепелина, специально отметил, что “опорные столбы”, поставленные Э. Крепелином, всегда будут сохранять свое значение в психиатрии.

Э. Крепелин (1856-1926) родился в Нейстрелице, где его отец был учителем музыки.

По истечении трех лет своих медицинских занятий в Лей­пциге, а потом в Вюрцбурге он пишет конкурсное сочинение на тему “О влиянии острых заболеваний на происхождение душев­ных болезней”. Уже в этом сочинении обнаружились истоки того строго естественно-научного направления, которое служит характеристикой всей деятельности ученого. Этим он обязан своему учителю Ринекеру в Вюрцбурге, о котором Э. Крепелин всегда вспоминал с благодарностью и большим уважением. На молодого исследователя большое влияние оказала личность В. Вундта и его работа “Физиологическая психология”. Он ста­новится одним из усердных работников Лейпцигской лаборато­рии, где успешно развивалась молодая наука, ставившая вопросы разрешения проблем “души человека и животных” при помощи точных измерительных методов.

В 1879 году Э. Крепелин начинает работать ассистентом у профессора Б. Гуддена в Мюнхене вместо А. Фореля, занявшего кафедру психиатрии в Цюрихе. С этого момента начинается психиатрическая карьера Э. Крепелина.

Сам Б. Гудден был знатоком мозговой аштомии и большим скептиком в области диагностики и прогностики душевных за­болеваний. По-видимому, убеждение Б. Гуддена в крайней неу­довлетворительности всей теоретической психиатрии не могло не оказать влияния на Э. Крепелина. Возможно, что в это время

в нем укрепляется мысль воспользоваться эксперименталь­но-психологической методикой для точного диагноза и подраз­деления душевных болезней. В 1882 году Э. Крепелин снова переехал в Лейпциг ассистентом к К.Флексигу, скорее всего для того лишь, чтобы быть ближе к В.Вундту. В 1883 году Э. Крепе­лин выпустил “Компендиум по психиатрии”, своеобразное крат­кое руководство, которое еще не отличалось оригинальностью позиции будущего новатора-систематика, но стало первым опы­том для подготовки будущего учебника по психиатрии.

Следующий важный этап работы Э. Крепелина — это работа уже в должности профессора в Дерптском университете (Тарту), куда его рекомендовал Г. Эммингауз. Там он прожил 5 лет, руко­водя психиатрической клиникой, продолжая занятия по экспе­риментальной психологии, переписываясь с В. Вундтом, подготавливая, обрабатывая и дополняя материал для последую­щих изданий учебника по психиатрии.

Лекции Э. Крепелина в Дерпте, как об этом вспоминает его слушатель известный русский писатель-врач В. В. Вересаев, со­бирали в аудитории студентов со всех факультетов — настолько яркими, содержательными и доходчивыми были они, вызывая интерес к клинической психиатрии, которая уже тогда излага­лась автором совершенно по-новому с позиции нозолога-кли-нициста. После отъезда Э. Крепелина из Дерпта, как об этом свидетельствует В. В. Вересаев, лекции профессора Чижа уже не пользовались такой популярностью. По-видимому, работа Э. Крепелина в Дерпте, где было много русских студентов, став­ших впоследствии психиатрами, способствовала распростране­нию его идей в России.

В 1891 году он возвращается на родину в качестве профессора психиатрии и директора психиатрической клиники Гейдельберг-ского Университета на место К. Ферстера по протекции самого К. Ферстера, который переехал в Страсбург. Здесь Э. Крепелин продолжает свои работы по экспериментальной психологии, при­ближая их к задачам психиатрической клиники, а также школы, рабочей мастерской, фабрики и ряду сторон повседневной жизни и деятельности. Темы работ были разнообразными: влияние упражнений на умственный труд, утомляемость, колебания вни­мания.

Эти исследования, а также изучение действия алкоголя на функцию центральной нервной системы, влияние на нее брома, веронала, морфия, паральдегида, хлоралгидрата и других ве­ществ стали очень важной вехой его научной биографии.

Для Э.Крепелина уже в 1893-1895 годах не подлежало ника­кому сомнению, что старая психиатрия с принципом “статиче­ского” изучения психозов, должна уступить место новому направлению, диагностика должна отражать динамическую и ге­нетическую сущность психических болезней. Он опирался на тру­ды К.Кальбаума, следуя ему, избрал своеобразным стандартом выделение прогрессивного паралича для того, чтобы среди амор­фной массы остального клинического материала можно было найти такие же, четко очерченные клинические образцы. Можно выделить основную идею Э.Крепелина: “Течение и исход болезни строго соответствует ее биологической сущности. Примером яв­ляется прогрессивный паралич. Предстоит отыскать другие бо­лезни”. Эта идея реализована в IV издании его “Психиатрии” (1893), хотя тут еще не представлены доказательства в клиниче­ской части учебника. Но уже здесь он писал, что “мания” — ред­кая болезнь, она по своей сущности есть болезнь периодическая; периодическая мания и периодический психоз родственны между собой. А в 1896г. ученый уверенно высказывает свою точку зре­ния на то, что душевная болезнь представляет собою “закономер­ный биологический процесс, разделяющийся на несколько видов, из которых каждый имеет свою этиологию, характерные физические и психические признаки, особое типическое течение и тесно связанный с самой сущностью процесса, заранее предо­пределенный исход”. Эти положения были закреплены в V изда­нии “Учебника психиатрии”, вышедшего в 1896 году. Так Э. Крепелин подошел к созданию своей доказательной фунда­ментальной клинической концепции дихотомического разделе­ния эндогенных психозов на “раннее слабоумие” и “маниакально-депрессивный психоз”. Он при этом указал на бо­льшое практическое значение и роль трудов П.-Ю. Мёбиуса, ко­торый впервые разделил по этиологическому принципу все душевные болезни на “эндогенные” и “экзогенные”.

Позднее, в своих “Воспоминаниях” Э. Крепелин, возвраща­ясь к этому очень важному периоду своей работы по выделению “раннего слабоумия”, писал о том, что, наблюдая на ранних ста­диях течения психозов самые разные картины — меланхолию, острый бред, манию, аменцию и др., в дальнейшем по мере тече­ния болезни или болезненного “процесса” клиническая картина многих состояний становилась все более однотипной и финаль­ная часть болезни характеризовалась как общее снижение, “по-глупление” (Verblodung). Это и указывало на сущность заболевания, приводившего к фатальному исходу достаточно молодых людей, многие из которых ранее могли даже “подавать большие надежды”. В группу “раннего слабоумия” вошли ката-тония К. Кальбаума, гебефрения Э.Геккера, простое помешате­льство О. Дима и ряд других бредовых психозов, прежде считавшихся самостоятельными болезнями. На 29-ом съезде психиатров юго-западной Германии Э. Крепелин выступил с ис­торическим докладом “О диагнозе и прогнозе раннего слабо­умия”. Цель диагностики этого заболевания была практически очень важной — отграничить эти случаи от циркулярного психо­за, который вскоре получил свое новое название маниакаль­но-депрессивный психоз. При этом Э. Крепелин провел колоссальную по своему охвату материала и доказательности на­блюдений работу. Из 1000 больных, дальнейшую жизнь которых ученый проследил на протяжении десятков лет, был отмечен то­лько один единственный, который, перенеся в молодые годы манию, не заболел повторно. Во всех остальных случаях первый маниакальный приступ был лишь начальным звеном в более или менее длинной цепи позднейших маниакальных или депрессивных периодов. То же относилось и к меланхолии, ко­торая в молодости всегда является предвестницей или первым периодом циркулярного психоза. Сначала Э.Крепелин разделил периодические психозы на три формы: “маниакальные”, “цир­кулярные” и “депрессивные”. Нетрудно заметить, что это соот­ветствует современному пониманию “монополярных” и “биполярных” аффективных психозов, что как будто олицетво­ряет “прогресс” в этой области психиатрии. На самом же деле Э. Крепелин еще тогда выделял подобные формы, но справедли­во полагал, что может быть совместное существование явлений возбуждения и депрессии в одно и то же время (смешанные со­стояния), что давало ему право рассматривать подобные фазы мании и меланхолии, а также смешанные состояния в рамках са­мостоятельного заболевания — маниакально-депрессивного психоза (МДП). В 1899 году вышло VI издание “Психиатрии”, здесь Э. Крепелин сделал последний шаг: периодическая мания и периодическая меланхолия утратили самостоятельность. “Нет психиатра, — писал Э. Крепелин, — и, по моему убеждению, та­кого и быть не может, который умел бы определить по одной то­лько симптоматологической картине, представляет ли данный случай манию простую, манию периодическую или циркуляр­ный психоз”. Правильность наступления приступов, которой придавали большое значение Ж. Байарже и особенно Ж. П. Фа-льре, по мнению Э. Крепелина, не имеет почти никакого значе­ния. Фазы могут наступать, непосредственно присоединяясь друг к другу (континуальное течение в современном понимании), могут повторяться через 10,17, 23, 32 года. Если у кого-то болезнь протекает с такими большими промежутками, то легко можно предположить, что такой больной вообще не доживет до следующей фазы. Крепелин не отрицал того, что могут наблюда­ться единичные приступы мании или депрессии, но это, как он полагал, не может опровергнуть теории о внутреннем единстве всех случаев, то есть единстве самой болезни — МДП. Конечно, блестящим подтверждением своей идеи Э. Крепелин мог счи­тать описанные им смешанные состояния. Непродуктивная ма­ния, маниакальный ступор или депрессия с вихрем идей, ажитированная депрессия — все это благодаря Э. Крепелину сделалось достоянием современной науки, современного учения об аффективной патологии.

Одновременно с дихотомическим разделением эндогенных психозов, завершенным в Руководстве Э. Крепелина (1896), им была обозначена “инволюционная меланхолия” как самостояте­льная нозологическая единица эндогенного круга. В это время он состоял профессором и директором психиатрической клини­ки Гейдельбергского университета и его авторитет был бесспор­ным не только в Германии, но и в других европейских странах. Э. Крепелин считался наиболее прогрессивным и грамотным клиницистом, давшим мощный импульс развития нозологиче­скому направлению в психиатрии. В то же время, и это естест­венно, у него были достаточно авторитетные оппоненты, такие, как А. Гохе в Германии, А. Барюк во Франции, В. П. Сербский в России. Однако в целом психиатрия становилась благодаря фун­даментальным исследованиям Э. Крепелина на путь доказатель­ности клинико-психопатологической диагностики, более четкой и обоснованной систематики. В этом смысле Э. Крепелин пока­зал глубину своей медико-биологической подготовки и широту научного кругозора. Он еще в 1906 году призывал ученых-психи­атров быть в вопросах систематики последовательными и убеди­тельными, ссылаясь на пример К. Линнея, который систематизировал растения; считая “ботанический принцип” классификации в отношении психических заболеваний адекват­ным, Э. Крепелин, однако, понимал, что пока психиатрия не имеет такой основательной биологической базы как ботаника. И, тем не менее, сам упорно работал над усовершенствованием классификации психозов, выделяя новые классы болезней и их виды (типы). Примером может служить “раннее слабоумие” с его отдельными формами (кататонической, гебефренической, простой, ранней параноидной). Важно, что такое понимание за­болевания восстановлено и в современной классификации американской психиатрии — DSM-III, DSM-IV, а также в МКБ-10, хотя позднее Э.Блейлер, введя термин “шизофрения” расширил представление об этой болезни, которая, по мнению француз­ского психиатра Ж. Гаррабе, стала “болезнью XX века”.

Э. Крепелин принял затем активное участие в дискуссии по вопросу о специфичности экзогенных психических реакций и эк-зогенно-органической психической патологии, которая разверну­лась в Германии между К. Бонгеффером и Г. Шпехтом. В то время как К. Бонгеффер расширил клиническую феноменологию экзо­генных психических реакций под влиянием Г. Шпехта, введя в нее маниоформные, депрессивные, кататоноформные и параноидные расстройства, Г. Шпехт утверждал, что деление реакций на экзо­генные и эндогенные является относительным и нецелесообраз­ным. Э. Крепелин привел доказательства правомерности выделения экзогенных и эндогенных заболеваний, кроме того, он установил, что преобладание экзогенности или эндогенности пси­хических реакций зависит от интенсивности патологического моз­гового процесса. Чем более этот процесс интенсивен, тем больше проявлений, свойственных экзогенному типу реакций, мы наблю­даем в клинике, и наоборот. Доказательным аргументом он посчи­тал развитие болезни, например, в случае наркоманической или алкогольной зависимости, — чем меньше прогредиентность, тем более психические расстройства принимают характер эндоформ-ных; при грубой прогредиентности возникают психозы типичного экзогенного характера, например делириозные состояния.

Большое внимание Э. Крепелин уделял проблеме паранойи. В отличие от К. Вестфаля, Т. Мейнерта сам Э. Крепелин шел в разработке этой темы собственным путем, определяя паранойю как более узкое заболевание. Он не допускал, что одна и та же болезнь имеет различное течение и может давать разные исходы. Практический рационализм побуждал его в интересах построе­ния точного прогноза выделять как истинную паранойю только те формы первичных интеллектуальных расстройств, которые при длительном течении и при отсутствии галлюцинаций харак­теризуются незыблемой бредовой системой, достаточной эмо­циональной живостью больного и отсутствием заключительного слабоумия. При таком понимании паранойя оказывается редким заболеванием, составляя не более одного процента всех поступа­ющих в психиатрические больницы.

Остальные случаи, в которых развивается упадок психики и слабоумие, по Э. Крепелину, относятся к “деменции прекокс”. Сутяжный бред, “бред кверулянтов” был обозначен им позднее как ”сутяжная паранойя”, и она относилась автором в отдел пси­хогенных заболеваний.

Такие масштабные исследования в отношении наиболее зна­чимых клинических форм психозов позволяли Э. Крепелину со­здавать новую, более современную классификацию, которая приобретала черты фундаментальности и основательности, как и все, что делал Э. Крепелин в психиатрии. Он был наредкость це­леустремленным и последовательным в своих изысканиях; это от­мечали его современники, крупные психиатры европейских стран, с которыми ученый поддерживал тесные контакты. Надо сказать, что в этот период своей деятельности как, впрочем, и всегда, Э. Крепелин много и охотно путешествовал. В его “Жиз­неописании” этой теме уделяется особое внимание; так, летом 1887 г. Э. Крепелин посетил скандинавские страны, где знако­мился со своими учеными коллегами, побывал в психиатриче­ских клиниках, посетил лепрозорий; на следующий год приехал в Грац, где нанес визит в клинику профессора Р. Крафт-Эбинга, причем отметил контраст этой клиники с клиникой Т.Мейнерта, у которого он был ранее. Ученый побывал в Италии, Греции, Ис­пании, Англии, встречался с ведущими психиатрами многих стран Европы, Азии. Особое впечатление на него произвела встреча с Валентином Маньяном, которая произошла на Конг­рессе в Берлине; в 1896 году в Испании он побывал в музее Пра-до (Мадрид), ездил в Гибралтар, Танжер, Гранаду, Севилью, делился с братом своими впечатлениями об искусстве мастеров живописи, особенно восхищаясь полотнами Мурильо. Затем, уже в начале нового века, было посещение Египта, Алжира. Однако, везде он старался уделять внимание тому, как развивается меди­цина, прежде всего, психиатрия, анализировал работы зарубеж­ных психиатров, убеждаясь, что его собственные исследования подтверждают необходимость нозологического понимания сущ­ности психозов.

Еще С. С. Корсаков писал, что условия изучения клиниче­ской картины психозов не особенно хороши. Проявления ду­шевных заболеваний чрезвычайно сложны и разнообразны, кроме того, такие болезни тянутся обычно долгое время, боль­ные переходят от одного врача к другому. При этом приходится относительно самых интересных перемен в состоянии больного делать заключение по кратким сведениям истории болезни, а при их составлении имеют большое значение и личные особен­ности наблюдателя, вследствие чего факты передаются не впол­не объективно. Из-за этого, писал С. С. Корсаков, трудно сделать верные обобщения, представить верную картину последовательной смены явлений, которая должна служить типом. Этим объясняется то, что до сих пор мы не имеем точной типи­ческой картины многих форм душевных болезней. Как бы про­должая эту мысль, Э. Крепелин отмечал в своей автобиографии: “Безрассудные толки о бесплодности клинической психиатрии скоро умолкнут, когда дадут себе труд подробно и тщательно изучить подлинно обширные и полные серии наблюдений”. То, что в творчестве Э. Крепелина возобладал принцип “психиатрии течения”, помогло ответить на вопрос, поставленный С. С. Кор­саковым.

Многие оппоненты Э. Крепелина упрекали его в том, что он слишком много внимания уделял клинике, в то время как пато­логической анатомии, наоборот, не придавал нужного значения. Подобно Б. Гуддену, своему учителю, он подчас останавливал анатомические мечтания своих учеников очень короткой фра­зой: “Этого мы не знаем”. В то же время, обвинения анатомов, как несправедливые, Э. Крепелин мог бы легко парировать, лишь назвав имена трех своих крупнейших по значению для психиатрии сотрудников: Франца Ниссля, Алоиза Альцгеймера, Корбиниана Бродмана. Их исследования стали образцом “дока­зательной” психиатрии еще в начале XX века, так как они под­тверждали идеи Э. Крепелина о нозологической сущности психозов позднего возраста, подтверждая специфику клиниче­ских симптомов наличием локальных органических (атрофиче-ских) изменений в головном мозге. В наши дни эти данные были еще раз доказаны уже генетиками, обнаружившими особые ано­малии в 1 и 21 хромосомах при болезни Альцгеймера, которую так предложил называть Э. Крепелин в силу специфики клини­ки, симптоматики и течения.

С 1903 года Э. Крепелин стал руководителем новой Универ­ситетской психиатрической клиники в Мюнхене. Сюда съезжа­лись врачи из всех стран Европы, чтобы услышать лекции корифея психиатрии, побывать на клинических разборах с учас­тием его сотрудников. На “курсы усовершенствования” в Мюн­хен мечтали попасть врачи из России, Франции, Англии, стран Южной Америки. Здесь они “из первых уст” узнавали новые ре­зультаты работ А. Альцгеймера по гистопатологии мозга, знако­мились с цитоархитектоникой мозговой коры по лекциям К. Бродмана, изучали генетику психозов, с проблемами которой их знакомил Р. Рюдин. Курсы продолжались в течение 6 недель для каждой группы врачей, при их завершении выступал сам Э. Крепелин, который знакомил с новыми основами перестро­енной им психиатрии, с новой систематикой душевных болезней, включавшей в себя 17 групп психических болезней, объединенных общими признаками этиологии, патогенеза и клиники. Несмотря на то, что Э. Крепелин в это время пользо­вался мировой известностью, он продолжал очень требователь­но относиться ко всем полемическим вопросам в науке, отвечая на сложные проблемные вопросы, обращенные к нему оппонен­тами, постоянно корректировал свои позиции с учетом новых данных, полученных другими исследователями. В этом смысле заслуживает внимания его работа 1920 года “Формы проявления помешательства”, в которой он частично пересмотрел свои взгляды на синдромологию, введя понятие “регистров”, которы­ми организм реагирует в зависимости от степени выраженности патогенетического фактора, вызывающего психические рас­стройства.

К Мюнхенскому периоду работы Э. Крепелина относится его знаменитая поездка на о. Яву для изучения психозов у при­митивных народов, что дало толчок к созданию новой науки — сравнительной психиатрии, этнопсихиатрии с возможностью новых решений общих проблем биологии и этиологии психозов.

Когда в 1915 году вышло в свет VIII издание “Учебника пси­хиатрии” Э. Крепелина, врачи получили небывалый, невиданный в психиатрии труд, поражавший не только своим огромным объе­мом (3000 страниц), но и уникальностью отобранного материала, богато иллюстрированного многочисленными историями болез­ней, доказательностью диагностики, тщательностью клиническо­го описания. Такой труд мог создать только Э. Крепелин, вся жизнь которого отличалась редкой целеустремленностью, про­дуктивностью, необычайной работоспособностью и преданно­стью науке. К. Колле говорил про него, что “Крепелин не был философским человеком”, а В. Вейгант отмечал его “глубоко этичную натуру”. Но, по-видимому, самое главное заключалось в том, что Э. Крепелин остался современником всех последующих поколений психиатров в силу того, что заложенный им фунда­мент психиатрии оказался настолько прочным, что все основные положения, касающиеся проблем общей и частной психопатоло­гии, оказались четко очерченными и практически достоверными. Современная психиатрия, которая неудержимо стремится вперед благодаря успехам биологического изучения психозов, продолжа­ет использовать клинический опыт Э. Крепелина, его клиниче­ские данные, которые не потеряли своего значения, потому что были представлены добросовестным, требовательным к себе Ма­стером, знающим свое дело и беззаветно преданным ему.

С. А. Овсянников

1 Больной находился еще 9 лет в больнице до самой смерти без заметного из­менения своего состояния и продолжал стремиться завоевать себе соответст­вующее своим запросам положение в жизни путем докладных записок, разработки проектов, участия в соисканиях премии.

✚ Нозология Э. Крепелина ( страницы истории психиатрии). Нейропсихиатрическая клиника профессора Минутко. Статья №4481

           Доминирующей фигурой в германской психиатрии середины XIX века был Вильгельм Гризингер (1817-1868). Несмотря на то, что  сам Гризингер разработал  гибкую нозологию психических заболеваний , его  ученики заняли гораздо более жесткую, редукционистскую линию заявив о том, что «психическое заболевание - это заболевание мозга».

               В последующие десятилетия, в связи с достижениями, как в макро, так и в микро неврологии, целое поколение исследователей пыталось проверить этот постулат.  Однако, эти исследователи, как правило, сводили психиатрию до невропатологии и переосмысливали ее как естественную науку, а не , как клиническую. В то же время, по - видимому, эта волна исследований мозга никогда не соответствовала ее ожиданиям,  все чаще ожидаемые прорывы неврологических исследований не оправдались, критики начали искать альтернативные подходы. Одним из таких критиков был Эмиль Крепелин (1856-1926). Отметим, при этом , что Крепелин провел полтора года во время академической подготовки, работая в лаборатории выдающегося экспериментального психолога Вильгельма Вундта (1832-1920), то есть , отчасти был в курсе достижений психологии того времени. Научная репутация В. Вундта была основана на его попытках переопределить психологию как естественную науку, основанную на физиологии.

             В последней трети XX века германский психиатр Э. Крепелин вновь  стал своего рода иконой постпсихоаналитической модели медицинской классификации психических расстройств.  Его имя стало синонимом биологического, "антипсихологического", нозологического подхода к психическим расстройствам , подхода основанного на биологических аспектах функционирования мозга.  Психиатрическая нозология Эмиля Крепелина, предложенная в 5-м и 6-м изданиях его учебника, опубликованного в 1896 и 1899 годах, не быстро завоевала всемирное признание, а вместо этого встретилась со значительной  критикой. 

           Во-первых, новые категории Э. Крепелина в частности ,  dementia praecox ( "преждевременное слабоумие") и маниакально-депрессивного психоза были слишком широкими и слишком неоднородными. 

          Во-вторых, его акцент на течение болезни был неверно воспринят, так как одна и та же болезнь способна привести к кратковременным эпизодам или хроническому течению. 

          В-третьих, успех классификации Э. Крепелина  основывался на качестве его учебников в его академическом значении, а не на эмпирических выводах. 

          В-четвертых,  внимание к симптомам и симптомам привело к пренебрежению пациентом  истории жизни. 

          В-пятых, акцент Э. Крепелина на экспериментальной психологии не принес ожидаемых результатов. 

          В-шестых, Э. Крепелин был сторонником  модели "медицинского" заболевания. Однако, его взгляд на  патологию мозга и психические симптомы поддерживался не всеми психиатрами.. Большинство  дискуссий о нозологии Э. Крепелина имеют корни имеенно в этих проблемах.

         Кредо для нео-крепелианцев, сначала сформулированное Klerman ( 1 978) ), а позднее,  прокомментированное Compton , Guze
 (1995) включало в себя следующие основные принципы: 1) психиатрия является и должна оставаться по своей сути отраслью медицины; 2) диагноз должен быть основным направлением психиатрии с уделением особого внимания симптомам, синдромам и течению болезни ; 3) психические расстройства - это дискретные, реальные болезни, которые могут и должны определяться с использованием критериев, поддерживаемых исследованиями; и 4) в центре внимания психиатрии должны быть более четкие биологические аспекты психического заболевания в целом и соответствующие механизмы работы мозга, а не попытки объяснить психические расстройства с точки зрения психологических или социокультурных факторов.

Эмиль Крепелин | Знаменитые, великие, гениальные люди. Самое интересное о них!

Born Died

Эмиль Крепелин (Emil Kraepelin) — колосс медицины, основатель научной школы, один из выдающихся немецких психиатров с мировым именем, отрицательно относился к психоанализу. Его идеи совершили переворот в психиатрическом мышлении — вся психиатрия конца XIX века и первой четверти XX века была построена на его идеях.

Эмиль Крепелин родился 15 февраля 1856 года. В 1873 году он поступил на медицинский факультет Вюрцбургского университета. Будучи еще студентом, он ежедневно посещал психиатрическую клинику Вюрцбурга. В 1878 году Крепелин окончил университет, а затем работал ассистентом психиатрических клиник в Мюнхене и Лейпциге, где занимался под руководством психолога Вундта и электрофизиолога Эрба, пользовался советами психиатра Гуддена. Крепелин увлекался теорией Канта—Лапласа. Первая работа по психиатрии была им выполнена в 1882 году. Это было конкурсное сочинение на тему «О влиянии острых заболеваний на возникновение психических болезней».

В ближайшие за этим годы на Крепелина оказывали большое влияние экспериментально-психологические исследования Вундта. Он опубликовал ряд работ по внедрению экспериментально-психологических методик в психиатрическую клинику по борьбе с алкоголизмом. В 1883 году Крепелин, будучи приват-доцентом в Лейпцигском университете, благодаря Вундту осознал, что его истинное призвание — клиническая психиатрия. Вундт определил круг психологических интересов 27-летнего Крепелина и основную тематику работ, которые выполнялись под его руководством. По предложению Вундта Крепелин начал писать свой «Компендиум» по психиатрии — первый вариант его впоследствии всемирно известного «Учебника психиатрии». Это краткое пособие в результате последующих переработок превратилось в то руководство, в котором, начиная с пятого его издания (1896), развивались нозологические концепции Крепелина. Уже много позже убедившись, что в первый период своей деятельности он возложил слишком большие надежды на приложение к задачам клинической психиатрии экспериментально-психологического метода, Крепелин писал: «Психологические методы, к сожалению, до сих пор лишь немногим превосходят общежитейские приемы исследования».

Получив в 1886 году звание профессора, Крепелин в этом же году занимает пост заведующего кафедрой психиатрии Дерптского университета, называемого Тартуским, сменив на этом посту Эммингауса, лекции которого он слушал в Вюрцбурге. Университет был основан в 1802 году, его предшественник — Академия Густавиана основана в 1632 году. На базе университета Крепелин развернул экспериментально-психологические исследования. Викентий Викентьевич Вересаев <Настоящая фамилия Вересаева — Смидович> (1867–1945), писатель и врач, окончивший филологический факультет Петербургского университета (1888) и медицинский факультет Дерптского университета в 1894 году, слушавший лекции Крепелина, писал в своих воспоминаниях:

«Особенно выдавался в то время уже знаменитый профессор психиатрии Эмиль Крепелин — нестарый, тридцатипятилетний человек с окладистой каштановой бородой и умными внимательными глазами. Впоследствии он приобрел мировую известность первокласснейшего психиатра, произведшего коренную реформу во всей клинической психиатрии…

…Выводят психического больного — Крепелин, внимательно глядя, начинает задавать вопросы, и на наших глазах, как высокохудожественное произведение, ярко начинает вырисовываться вся характерная картина данной болезни. И заключающая характеристика, которую давал болезни профессор, была для слушателей естественным и необходимо вытекающим итогом всех расспросов больного».

Во время русификации университета он вынужден был уйти вместе со знаменитым хирургом Бергманом и другими учеными. Царская Россия не сумела оценить этого человека, учителя всех русских психиатров. В 1891 году он создал свою школу в старинном Гейдельбергском университете, основанном еще в 1386 году. Наконец, в 1903 году он создал свою школу в Мюнхенском университете, основанном в 1472 году.

В тяжелые годы Первой мировой войны Крепелин создал в Мюнхене Исследовательский психиатрический институт; в 1922 году он создал в нем кафедру и целиком отдался работе. Мюнхенская клиника, руководимая Крепелином с 1903 года, была таким же местом паломничества врачей, как и Сальпетриерская во времена Эскироля и позже — в эпоху Шарко. На скамьях аудитории, выходящей на Гётештрассе, русские сидели вперемежку с англичанами и японцами, а врачи скандинавских стран рядом с жителями Неаполя и Южной Америки; вскоре также и Франция, по справедливости гордящаяся своими гениальными достижениями начала XIX столетия, не могла не признать, что немецкая наука в лице Крепелина достигла высшего синтеза психиатрических знаний, подготовленного всем предыдущим ходом развития науки. В результате французские ученые стали приезжать на знаменитые «курсы усовершенствования» в Мюнхен, куда мечтал попасть каждый врач-психиатр.

Заслугой Крепелина является разработка клиники психических заболеваний и их классификации, которые основывались на описательном симптомологическом принципе, господствовавшем в психиатрии в конце XIX века. В основу своей системы Крепелин положил течение и исход заболевания, учитывая при этом этиологические и патологоанатомические данные. Подчеркивая, что одни и те же проявления могут иметь место при различных заболеваниях, Крепелин справедливо указывал, что отдельные симптомы (бред, галлюцинации и т.п.) не являются единственным основанием для разделения психозов. Он выделил самостоятельные нозологические единицы: раннее слабоумие, названное позднее Блейлером шизофренией и маниакально-депрессивным психозом, и резко ограничил рамки паранойи.

Между тем Крепелин и Блейлер оставили вне сферы своего внимания острые начальные фазы шизофрении; речь в их исследованиях идет о шизофрении вообще, то есть главным образом о состоянии сформировавшегося, сложившегося заболевания, о его клинике (преимущественно у Крепелина), о психопатологии (преимущественно у Блейлера). Описание симптоматики шизофрении Крепелин предваряет замечанием, что «…важнейшие расстройства в выраженной форме встречаются в наиболее чистом виде в конечных состояниях, в которых преходящие явления, сопровождающие болезненный процесс, оттесняются длительными и характерными изменениями душевной жизни». При описании клиники раннего слабоумия Крепелин оценивает бурные картины его острых дебютов как случайные и «преходящие явления». В дальнейшем изложении он не уделяет этим явлениям внимания, фиксируя его на изменениях «длительных и характерных».

С Эмилем Крепелином в вопросах раннего слабоумия разошелся Ойген Блейлер, профессор психиатрии в университете Цюриха. Блейлер заслужил репутацию смелого человека. Он публикует свои открытия не торопясь, зондируя обстановку, всегда документированно, никогда не задевая Крепелина и его рьяных поклонников Крепелин интересовался формой, видом и категорией заболевания; Блейлер обращал внимание на происходившее в уме пациента. Крепелин делал акцент на значение наследственности и конституции в возникновении психического заболевания и, таким образом, предопределенности психоза.

Основной заслугой Крепелина является разработка классификации психических заболеваний, являющаяся основой ныне существующей. Он является автором одного из выдающихся учебников по психиатрии «Клиническая психиатрия», выдержавшего восемь прижизненных изданий (1909–1915), в котором была дана исчерпывающая классификация психических болезней. Последнее, 8-е издание его «Учебника», вышедшее в 1915 году, представляло нечто исключительное по своим размерам (3000 страниц) и совершенно небывалое по обилию материала — невиданное в истории психиатрии достижение одного человека. Выше мы говорили, что в начале своего научного пути Крепелин стремился основать всю психиатрию на экспериментальной психологии. С годами эта тенденция постепенно затухала. В позднейших изданиях «Учебника» (7-м и 8-м) психология занимает хотя и почетное, но чисто декоративное место.

В «Учебнике» много места отведено нелепым поступкам шизофреников. Крепелин описывает больного, который хочет курить: он видит на земле окурок и прыгает за ним со второго этажа. По неожиданности действий некоторые случаи имеют анекдотический характер. На очередном приеме у зубного врача больная заявила, что будет лечиться у него только в том случае, если он наденет противогаз. В другой истории больной, водитель автобуса, в середине рейса остановил машину, разулся, повесил носки на радиатор, сел на тротуар, закурил и заявил пассажирам, что «он имеет право на отдых».

Оставив кафедру в 1922 году, Крепелин работал в основанном им в 1917 году Мюнхенском психиатрическом институте. Крепелин — строгий эмпирик и убежденный клиницист, отец современной психиатрической нозологии (учения о болезнях). Первоначальная нозологическая концепция, носившая несколько прямолинейный и механистический характер, строилась им по принципу «одинаковые причины — одинаковые последствия»; нозологические формы болезней охарактеризовывались единством причины, симптоматики, течения, исхода и, по возможности, патологоанатомического субстрата. Позднее он во многом исправлял это учение. Например, признал значение возраста и пола больных, личностных и средовых факторов, а также возможностей индивидуального реагирования для формирования клинической картины психоза. Результатом этого пересмотра явилось сохранившее свое значение по настоящее время учение о регистрах психической деятельности, в которых проявляется психическая болезнь. Основным достижением систематики Крепелина было выделение двух форм эндогенных психозов (маниакально-депрессивного психоза и шизофрении), отличающихся друг от друга по симптоматике, течению и прогнозу. Его нозологическая система получила общее признание, несмотря на различные критические замечания.

Как человек Крепелин отличался прямотой, откровенностью, простотой, честностью, он не любил дипломатии и окольных путей. На вид он казался суровым, но внутренне был отзывчивым и добрым. Таким же он был и в отношениях с душевнобольными, которые его любили, несмотря на его внешнюю суровость. Он был большим мастером, даже художником, когда разговаривал с больным, при этом бывал резок, иногда даже грубоват с больными. Он умел разговорить больного, получить от него то, что необходимо для постановки диагноза. Как ученый он работал медленно, но основательно, без апломба. Он не любил шума вокруг своего имени. В старости остался таким же бодрым, свежим, каким был в молодости, он сохранил ту же любовь к науке и к врачебной работе.

Когда ему исполнилось 70 лет, он отказался от чествования, которое собирались организовать друзья и ученики. По его желанию празднество в этот день не состоялось. Он распорядился, чтобы и после его смерти не было громких славословий в его адрес, похвал его личности и его деятельности; чтобы только круг самых близких ему людей провожал без всякого шума его гроб.

Скончался Крепелин 7 октября 1926 года, не успев отредактировать 9-е издание своего учебника, расширившегося к этому времени до монументального (объемом более 3000 страниц) руководства.

После смерти Крепелина появились критические статьи. Характерная статья принадлежит Оствальду Бумке <Бумке открыл симптом, названный его именем, — отсутствие реакции расширения зрачка на воздействие болевых и психических раздражителей, наблюдаемое при шизофрении> (Bumke, 1877–1950), немецкому психиатру и невропатологу, приглашенному на место Крепелина возглавить кафедру психиатрии в Мюнхен, написавшему статью «Культура и вырождение» (1922). Одно время Бумке говорил, что вся современная психиатрия стоит на плечах Крепелина, что крепелинская система психических болезней (нозологическая классификация) прошла триумфальным шествием через весь мир, и через несколько лет он же заявил, что школа Крепелина достигла границы своих возможностей и, более того, что из догматиков этой школы не осталось почти ни одного.

Эмиль Крепелин | Germanenherz

Das Hávamál (Des Hohen Lied)
Das Havamal ist ein nordvölkisches Gedicht der Edda. Die ganze ältere Edda (der Codex Regius) wurde 1851 durch den deutschen Dichter und Schriftsteller Karl Joseph Simrock (1802-76) übersetzt. Das Havamal besteht aus mehreren Teilen.
1
Der Ausgänge Halber bevor du eingehst
Stelle dich sicher,
Denn ungewis ist, wo Widersacher
Im Hause halten.
2
Heil dem Geber! Der Gast ist gekommen:
Wo soll er sitzen?
Atemlos ist, der unterwegs
Sein Geschäft besorgen soll.
3
Wärme wünscht der vom Wege kommt
Mit erkaltetem Knie;
Mit Kost und Kleidern erquicke den Wandrer,
Der über Felsen fuhr.
4
Wasser bedarf, der Bewirtung sucht,
Ein Handtuch und holde Nötigung.
Mit guter Begegnung erlangt man vom Gaste
Wort und Wiedervergeltung.
5
Witz bedarf man auf weiter Reise;
Daheim шляпа мужская Nachsicht.
Zum Augengespött wird der Unwissende,
Der bei Sinnigen sitzt.
6
Doch steife sich niemand auf seinen Verstand,
Acht hab er immer.
Wer klug und wortkarg zum Wirte kommt
Schadet sich selten:
Denn festern Freund als kluge Vorsicht
Mag der Mann nicht haben.
7
Vorsichtiger Mann, der zum Mahle kommt,
Schweigt lauschend Still.
Mit Ohren horcht er, mit Augen späht er
Und forscht zuvor verständig.
8
Selig ist, der sich erwirbt
Lob und guten Leumund.
Unser Eigentum ist doch ungewiß
In des andern Brust.
9
Selig ist, wer selbst sich mag
Im Leben löblich raten,
Denn übler Rat wird of dem Mann
Aus des andern Brust.
10
Nicht beßre Bürde take man auf Reisen
Als Wissen und Weisheit.
So frommt das Gold in der Fremde nicht,
In der Not ist nichts so nütze.
11
Nicht üblern Begleiter gibt es auf Reisen
Als Betrunkenheit ist,
Und nicht so gut als mancher glaubt
Ist Ael den Erdensöhnen,
Denn um so minder je mehr man trinkt
Hat man se minder.
12
Der Vergessenheit Reiher überrauscht Gelage
Und stiehlt die Besinnung.
Des Vogels Gefieder befing auch mich
In Gunnlöds Haus und Gehege.
13
Trunken ward ich und übertrunken
In des schlauen Fialars Felsen.
Trunk mag taugen, wenn man ungetrübt
Sich den Sinn bewahrt.
14
Schweigsam und vorsichtig sei des Fürsten Sohn
Und kühn im Kampf.
Heiter und wohlgemut erweise sich jeder
Bis z.um Todestag.
15
Der unwerte Mann meint ewig zu leben,
Wenn er vor Gefechten flieht.
Das Alter gönnt ihm doch endlich nicht Frieden.
Obwohl der Speer ihn spart.
16
Der Tölpel glotzt, wenn er zum Gastmahl kommt,
Murmelnd sitzt er und mault.
Hat er sein Teil getrunken hernach,
So sieht man welchen Sinns er ist.
17
Der weiß allein, der weit gereist ist,
Und vieles hat erfahren,
Welches Witzes jeglicher waltet,
Wofern ihm selbst der Sinn nicht fehlt.
18
Lange zum Becher nur, doch leer ihn mit Maß,
Sprich gut oder schweig.
Niemand wird es ein Laster nennen,
Wenn du früh zur Ruhe fährst.
19
Der gierige Schlemmer, vergißt er der Tischzucht,
Schlingt sich schwere Krankheit an;
Oft wirkt Verspottung, wenn er zu Weisen kommt,
Törichtem Mann sein Magen.
20
Selbst Herden wissen, wann zur Heimkehr Zeit ist
Und gehn vom Grase willig;
Der Unkluge kennt allein nicht
Seines Magens Maß.
21
Der Armselige, Übelgesinnte
Hohnlacht über alles
Und weiß doch selbst nicht was er wissen sollte,
Daß er nicht fehlerfrei ist.
22
Unweiser Mann durchwacht die Nächte
Und sorgt um alle Sachen;
Мэтт нюрист, комманд Венн дер Морген,
Der Jammer wahrt wie er war.
23
Ein unkluger Mann meint sich alle hold,
Die ihn lieblich anlachen.
Er versieht es sich nicht, wenn sie Schlimmes von ihm reden
So er zu Klügern kommt.
24
Ein unkluger Mann meint’sich alle hold,
Die ihm kein Widerwort geben;
Kommt er vor Gericht, so erkennt er bald,
Daß er wenig Anwälte hat.
25
Ein unkluger Mann meint, alles zu können,
Wenn er sich einmal zu wahren wußte.
Doch wenig weiß er was er antworten soll,
Wenn er mit Schwerem versucht wird.
26
Ein unkluger Mann, der zu andern kommt,
Schweigt am besten still.
Niemand bemerkt, daß er nichts versteht,
So lang er zu sprechen scheut.
Nur freilich weiß wer wenig weiß
Auch das nicht, wann er schweigen soll.
27
Weise dünkt sich schon wer zu fragen weiß
Und zu sagen versteht;
Doch Unwissenheit mag kein Mensch verbergen,
Der mit Leuten leben muß.
28
Der schwatzt zuviel, der nimmer geschweigt
Eitel unnützer Worte.
Die zappelnde Zunge, die kein Zaum verhält,
Ergellt sich selten Gutes.
29
Mach nicht zum Spott der Augen den Mann,
Der vertrauend Schutz will suchen.
Klug dünkt sich leicht, der von keinem befragt wird
Und mit heiler Haut daheim sitzt.
30
Klug dünkt sich gern, wer Gast den Gast
Verhöhnend, Heil in der Flucht sucht.
Oft merkt zu spät, der beim Mahle Hohn sprach,
Wie grämlichen Feind ergrimmte.
31
Zu oft geschiehts, daß sonst nicht Verfeindete
Sich als Tischgesellen schrauben.
Dieses Aufziehn wird ewig währen:
Der Gast grollt dem Gaste.
32
Bei Zeiten nehme den Imbiß zu sich,
Der nicht zu gutem Freunde fährt.
Sonst sitzt er und schnappt und will verschmachten
Und hat zum Reden nicht Ruhe.
33
Ein Umweg ist’s zum untreuen Freunde,
Wohnt er gleich am Wege;
Zum trauten Freunde führt ein Richtsteig
Wie weit der Weg sich wende.
34
Zu gehen schickt sich, nicht zu gasten stets
An derselben Statt.
Der Liebe wird leid, der lange weilt
In des andern Haus.
35
Eigen Haus, ob eng, geht vor,
Daheim bist du Herr,
Zwei Ziegen nur und dazu ein Strohdach
Ist besser als Betteln.
36
Eigen Haus, ob eng, geht vor,
Daheim bist du Herr.
Das Herz blutet jedem, der erbitten muß
Sein Mahl alle Mittag.
37
Von seinen Waffen weiche niemand
Einen Schritt im freien Feld:
Niemand weiß unterwegs, wie bald
Er seines Speers bedarf.
38
Nie fand ich so milden und kostfreien Mann,
Der nicht gerne Gab empfing,
Mit seinem Gute so freigebig keinen,
Dem Lohn wär leid gewesen.
39
Des Vermögens, das der Mann erwarb,
Soll er sich selbst nicht Abbruch tun:
Спартанец из Лейдена был человеком из Либена;
Viel fügt sich schlimmer als man denkt.
40
Freunde sollen mit Waffen und Gewändern sich erfreun,
Den schönsten, die sie besitzen:
Gab und Gegengabe Begründet Freundschaft,
Wenn sonst nichts entgegen steht.
41
Der Freund soll dem Freunde Freundschaft bewähren
Und Gabe gelten mit Gabe.
Hohn mit Hohn soll der Held erwidern,
Und Losheit mit Lüge.
42
Der Freund soll dem Freunde Freundschaft bewähren,
Ihm selbst und seinen Freunden.
Aber des Feindes Freunde soll niemand
Sich gewogen erweisen.
43
Weißt du den Freund, dem du wohl vertraust
Und erhoffst du Holdes von ihm,
So tausche Gesinnung und Geschenke mit ihm,
Und suche manchmal sein Haus heim.
44
Weißt du den Mann, dem du wenig vertraust
Und erhoffst doch Holdes von ihm,
Sei fromm in Worten und falsch im Denken
Und zahle Losheit mit Lüge.
45
Weißt du dir wen, dem du wenig vertraust,
Weil dich sein Sinn verdächtig dünkt,
Den magst du anlachen, und an dich halten:
Die Vergeltung gleiche der Gabe.
46
Jung war ich einst, da ging ich einsam
Verlaßne Wege wandern.
Doch fühlt ich mich reich, wenn ich andere fand:
Der Mann ist des Mannes Lust.
47
Der milde, mutige Mann ist am glücklichsten,
Den selten Sorge beschleicht;
Doch der Verzagte zittert vor allem
Und kargt verkümmernd mit Gaben.
48
Mein Gewand gab ich im Walde
Moosmännern zweien.
Bekleidet dauchten sie Kämpen sich gleich,
Während Hohn den Nackten neckt.
49
Der Dornbusch dorrt, der im Dorfe steht,
Ihm bleibt nicht Blatt noch Borke.
So geht es dem Mann, den niemand mag:
Был ли soll er länger leben?
50
Heißer brennt als Feuer der Bösen
Freundschaft fünf Tage lang;
Doch sicher am sechsten ist sie erstickt
Und alle Lieb erloschen.
51
Die Gabe muß nicht immer groß sein:
Oft erwirbt man mit wenigem Lob.
Ein halbes Brot, eine Neig im Becher
Gewann mir wohl den Gesellen.
52
Wie Körner im Sand klein an Verstand
Ist kleiner Seelen Sinn.
Ungleich ist der Menschen Einsicht,
Zwei Hälften hat die Welt.
53
Der Mann muß mäßig weise sein,
Doch nicht allzuweise.
Das schönste Leben ist dem beschieden,
Der recht weiß, was er weiß.
54
Der Mann muß mäßig weise sein,
Doch nicht allzuweise.
Des Weisen Herz erheitert sich selten
Wenn er zu weise wird.
55
Der Mann muß mäßig weise sein,
Doch nicht allzuweise.
Sein Schicksal kenne keiner voraus,
So bleibt der Sinn ihm sorgenfrei.
56
Бренд Entbrennt an Brand, bis er zu Ende brennt,
Flamme belebt sich an Flamme.
Der Mann wird durch den Mann der Rede mächtig
Im Verborgnen bleibt er blöde.
57
Früh aufstehen soll, wer den andern sinnt
Um Haupt und Habe zuedingen:
Dem schlummernden Wolf glückt selten ein Fang,
Noch schlafendem Mann ein Sieg.
58
Früh aufstehen soll, wer wenig Arbeiter hat,
Und schaun nach seinem Werke.
Manches versäumt, wer den Morgen verschläft:
Dem Raschen gehört der Reichtum halb.
59
Dürrer Scheite und Deckender Schindeln
Weiß der Mann das Maß,
Und all des Holzes, womit er ausreicht
Während der Jahreswende.
60
Rein und gesättigt reit zur Versammlung
Um schönes Kleid unbekümmert.
Der Schuh und der Hosen schäme sich niemand,
Noch des Hengstes, hat er nicht guten.
61
Zu sagen und zu fragen verstehe jeder,
Der nicht dumm will dünken.
Nur einem vertrau er, nicht auch dem andern,
Wissens dreie, so weiß es die Welt.
62
Verlangend lechzt, eh er landen mag
Der Aar auf der ewigen See.
So geht es dem Mann in der Menge des Volks,
Der keinen Anwalt antrifft.
63
Der Macht muß der Mann, wenn er klug ist,
Sich mit Bedacht bedienen,
Denn bald wird er finden, wenn er sich Feinde macht,
Daß dem Starken ein Stärkerer lebt.
64
Umsichtig und verschwiegen sei ein jeder
Und im Zutraun zaghaft.
Worte, die andern anvertraut wurden,
Büßt man oft bit.
65
An manchen Ort kam ich allzufrüh;
Allzuspät andern.
Лысая война getrunken das Bier, bald zu frisch;
Unlieber kommt immer zur Unzeit.
66
Hier und dort hätte mir Labung gewinkt,
Wenn ich des bedurfte.
Zwei Schinken noch hingen in des Freundes Halle,
Wo ich einen schon geschmaust.
67
Feuer ist das Beste dem Erdgebornen,
Und der Sonne Schein;
Nur sei Gesundheit ihm nicht versagt
Und lasterlos zu leben.
68
Ganz unglücklich ist niemand, ist er gleich nicht gesund:
Einer hat an Söhnen Segen,
Einer an Freunden, einer an vielem Gut,
Einer an trefflichem Tun.
69
Leben ist besser, auch Leben in Armut:
Der Lebende kommt noch zur Ruh.
Feuer sah ich des Reichen Reichtümer fressen,
Und der Tod stand vor der Tür.
70
Der Hinkende reite, der Handlose hüte,
Der Taube taugt noch zur Tapferkeit.
Blind sein ist besser als verbrannt werden:
Der Tote nützt zu nichts mehr.
71
Ein Sohn ist besser, ob spät geboren
Nach des Vaters Hinfahrt.
Gedenksteine ​​stehn am Wege selten,
Wenn sie der Freund dem Freund nicht setzt.
72
Zweie gehören zusammen und doch schlägt die Zunge
das Haupt.
Unter jedem Gewand erwart ich eine Faust.
73
Der Nacht freut sich wer des Vorrats gewiß ist,
Doch herb ist die Herbstnacht.
Fünfmal wechselt of das Wetter am Tag:
Wie viel mehr im Monat!
74
Wer wenig weiß, der weiß auch nicht,
Daß einen oft der Reichtum äfft;
Einer ist reich, ein andrer arm:
Den soll niemand narren.
75
Das Vieh stibt, die Freunde sterben,
Endlich stibt man selbst;
Doch nimmer mag ihm der Nachruhm sterben,
Welcher sich guten gewann.
76
Das Vieh stibt, die Freunde sterben,
Endlich stibt man selbst;
Doch eines weiß ich, daß immer bleibt:
Das Urteil über den Toten.
77
Volle Speicher sah ich bei Fettlings Sprossen,
Die heuer am Hungertuch nagen:
Überfluß währt einen Augenblick,
Dann flieht er, der falscheste Freund.
78
Der alberne Geck, gewinnt er etwa
Gut oder Gunst der Frauen,
Gleich schwillt ihm der Kamm, doch die Klugheit nicht;
Nur im Hochmut nimmt er zu.
79
Was wirst du finden befragst du die Runen,
Die hochheiligen,
Welche Götter schufen, Hohepriester schrieben?
Daß nichts besser sei als Schweigen.
80
Den Tag lob abends, die Frau im Tode,
Das Schwert, wenn’s versucht ist,
Die Braut nach der Hochzeit, eh es bricht, das Eis,
Das Ael, wenn’s getrunken ist.
81
Im Sturm fällt den Baum, stich bei Fahrwind in See,
Mit der Maid spiel im Dunkeln: manch Auge hat der Tag.
Das Schiff ist zum Segeln, der Schild zum Decken gut,
Die Klinge zum Hiebe, zum Küssen das Mädchen.
82
Trink Ael am Feuer, auf Eis lauf Schrittschuh,
Kauf mager das Roß, und rostig das Schwert,
Zieh den Hengst daheim, den Hund im Vorwerk.
83
Mädchenreden vertraue kein Mann,
Noch der Weiber Worten.
Auf geschwungnem Rad geschaffen ward ihr Herz,
Trug in der Brust verborgen.
84
Krachendem Bogen, knisternder Flamme,
Schnappendem Wolf, geschwätziger Krähe,
Grunzender Bache, wurzellosem Baum,
Schwellender Meerflut, sprudelndem Kessel;
85
Fliegendem Pfeil, fallender See,
Einnächtgem Eis, geringelter Natter,
Bettreden der Braut, brüchigem Schwert,
Kosendem Bären und Königskinde;
86
Siechem Kalb, gefälligem Knecht,
Wahrsagendem Weib, auf der Walstatt Besiegtem,
Heiterm Himmel, lachendem Herrn,
Hinkendem Köter und Trauerkleidern;
87
Dem Mörder deines Bruders, wie breit wär die Straße,
Halbverbranntem Haus, windschnellem Hengst,
(Bricht ihm ein Bein, so ist er unbrauchbar):
Dem allen soll niemand voreilig trau.
88
Frühbesätem Feld trau nicht zu viel,
Noch altklugem Kind.
Wetter braucht die Saat und Witz das Kind:
Das sind zwei zweiflige Dinge.
89
Die Liebe der Frau, die falschen Sinn hegt,
Gleicht unbeschlagnem Roß auf schlüpfrigem Eis,
Mutwillig, zweijährig, und übel gezähmt;
Oder steuerlosem Schiff auf stürmender Flut,
Der Gemsjagd des Lahmen auf glatter Bergwand.
90
Offen bekenn ich, der beide wohl kenne,
Der Mann ist dem Weibe wandelbar;
Wir reden am schönsten, wenn wir am schlechtesten denken
So wird die Klügste geködert.
91
Schmeichelnd soll reden und Geschenke bieten
Wer des Mädchens Minne will,
Den Liebreiz loben der leuchtenden Jungfrau:
So fängt sie der Freier.
92
Der Liebe verwundern soll sich kein Weiser
Andem andern Mann.
Oft fesselt den Klugen was den Toren nicht fängt,
Liebreizender Leib.
93
Unklugheit wundre keinen am andern,
Denn viele befällt sie.
Weise zu Tröpfen wandelt auf Erden
Der Minne Macht.
94
Das Gemüt weiß allein, das dem Herzen innewohnt
Und seine Neigung verschließt,
Daß ärger Übel den Edlen nicht quälen mag
Als Liebesleid.
95
Selbst erfuhr ich das, als ich im Schilfe saß
Und meiner Holden harrte.
Herz und Seele war mir die süße Maid;
Gleichwohl erwarb ich sie nicht.
96
Ich fand Billungs Maid auf ihrem Bette,
Weiß wie die Sonne, schlafend.
Aller Fürsten Freude fühlt ich nichtig,
Sollt ich ihrer länger ledig leben.
97
„Am Abend sollst du, Odin, kommen,
Wenn du die Maid gewinnen willst.
Nicht ziemt es sich, daß mehr als Zwei
Von solcher Sünde wissen.«
98
Ich wandte mich weg Erwidrung hoffend,
Ob noch der Neigung ungewisß;
Jedoch dacht ich, ich dürft erringen
Ihre Gunst und Liebesglück.
99
So kehrt ich wieder: da war zum Kampf
Strenge Schutzwehr auferweckt,
Mit brennenden Lichtern, mit lodernden Scheitern
Mir der Weg verwehrt zur Lust.
100
Am folgenden Morgen fand ich mich wieder ein,
Da schlief im Saal das Gesind;
Ein Hündlein sah ich statt der herrlichen Maid
An das Bett gebunden.
101
Manche schöne Maid, wer’s merken will,
Ist dem Freier falsch gesinnt.
Das erkannt ich klar, als ich das kluge Weib
Verlocken wollte zu Lüsten.
Jegliche Schmach tat die Schlaue mir an
Und ward ward mir des Weibes.
102
Munter sei der Hausherr und heiter bei Gästen
Nach geselliger Sitte,
Besonnen und gesprächig: so schein er verständig,
Und rate stets zum Rechten.
103
Der wenig zu sagen weiß, wird ein Erztropf genannt,
Es ist des Albernen Art.
104
Den alten Riesen besucht ich, nun bin ich zurück:
Mit Schweigen erwarb ich da wenig.
Manch Wort sprach ich zu meinem Gewinn
In Suttungs Saal.
105
Gunnlöd schenkte mir auf goldnem Sessel
Einen Trunk des teuern Mets.
Übel vergolten hab ich gleichwohl
Ihrem heiligen Herzen,
Ihrer glühenden Gunst.
106
Ratamund ließ ich den Weg mir räumen
Und den Berg durchbohren;
In der Mitte schritt ich zwischen Riesensteigen
Und hielt mein Haupt der Gefahr hin.
107
Schlauer Verwandlungen Frucht erwarb ich,
Wenig mißlingt dem Listigen.
Denn Odhrörir ist aufgestiegen
Zur weitbewohnten Erde.
108
Zweifel heg ich, ob ich heim wär gekehrt
Aus der Riesen Reich,
Wenn mir Gunnlöd nicht half, die herzige Maid,
Die den Arm um mich schlang.
109
Die Eisriesen eilten des andern Теги
Des Hohen Rat zu hören
In des Hohen Halle.
Sie fragten nach Bölwerk ob er heimgefahren sei
Oder ob er durch Suttung fiel.
110
Den Ringeid, sagt man, hat Odin geschworen:
Wer traut noch seiner Treue?
Den Suttung beraubt er mit Ränken des Mets
Und ließ sich Gunnlöd grämen.
Loddfafnirs Lied
111
Zeit ist’s zu reden vom Rednerstuhl.
An dem Brunnen Urdas
Saß ich und schwieg, saß ich und dachte
Und merkte der Männer Reden.
112
Von Runen hört ich reden und vom Ritzen der Schrift
Und vernahm auch nütze Lehren.
Bei des Hohen Halle, in des Hohen Halle
Hört ich sagen so:
113
Dies rat ich, Loddfafnir, vernimm die Lehre,
Wohl dir, wenn du sie merkst.
Steh nachts nicht auf, wenn die Not nicht drängt,
Du wärst denn zum Wächter geordnet.
114
Das rat ich, Loddfafnir, vernimm die Lehre,
Wohl dir, wenn du sie merkst.
ln der Zauberfrau Schoß schlaf du nicht,
So daß ihre Glieder dich gürten.
115
Sie betört dich so, du entsinnst dich nicht mehr
Des Gerichts und der Rede der Fürsten,
Gedenkst nicht des Mahls noch männlicher Freuden,
Sorgenvoll suchst du dein Lager.
116
Das rat ich, Loddfafnir, vernimm die Lehre,
Wohl dir, wenn du sie merkst.
Des andern Frau verführe du nicht.
Zu heimlicher Zwiesprach.
117
Das rat ich, Loddfafnir, vernimm die Lehre,
Wohl dir, wenn du sie merkst.
Über Furten und Felsen so du zu fahren hast,
So sorge für reichliche Speise.
118
Dem übeln Mann eröffne nicht
Was dir Widriges widefährt:
Von argem Mann erntest du nimmer doch
So guten Vertrauns Vergeltung.
119
Verderben stiften einem Degen sah ich
Übeln Weibes Wort:
Die giftige Zunge gab ihm den Tod,
Nicht seine Schuld.
120
Gewannst du den Freund, dem du wohl vertraust,
So besuch ihn nicht selten,
Denn Strauchwerk grünt und hohes Gras
Auf dem Weg, den niemand wandelt.
121
Das rat ich, Loddfafnir, vernimm die Lehre,
Wohl dir, wenn du sie merkst.
Guten Freund gewinne dir zu erfreuender Zwiesprach;
Heilspruch lerne so lange du lebst.
122
Altem Freunde sollst du der erste
Den Bund nicht brechen.
Das Herz frißt dir Sorge, magst du keinem mehr
Deine Gedanken all.
123
Das rat ich, Loddfafnir, vernimm die Lehre,
Wohl dir, wenn du sie merkst.
Mit ungesalznem Narren sollst du
Nicht Worte wechseln.
124
Von albernem Mann magst du niemals
Guten Lohn erlangen.
Nur der Wackere mag dir erwerben
Guten Leumund durch sein Lob.
125
Das ist Seelentausch, sagt einer getreulich
Dem andern alles, was er denkt.
Nichts ist übler als unstet sein:
Der ist kein Freund,
der zu Gefallen spricht.
126
Das rat ich, Loddfafnir, vernimm die Lehre,
Wohl dir, wenn du sie merkst.
Drei Worte nicht sollst du mit dem Schlechten wechseln:
Oft unterliegt der Gute,
Der mit dem Schlechten streitet.
127
Schuhe nicht sollst du noch Schäfte machen
Für andre als für dich:
Sitzt der Schuh nicht, ist krumm der Schaft,
Wünscht man dir alles Übel.
128
Das rat ich, Loddfafnir, vernimm die Lehre,
Wohl dir, wenn du sie merkst.
Wo Not du findest, deren nimm dich an;
doch gib dem Feind nicht Frieden.
129
Das rat ich, Loddfafnir, vernimm die Lehre,
Wohl dir, wenn du sie merkst.
Dich soll andrer Unglück nicht freuen;
Ihren Vorteil laß dir gefallen.
130
Das rat ich, Loddfafnir, vernimm die Lehre,
Wohl dir, wenn du sie merkst.
Nicht aufschaun sollst du im Schlachtgetöse:
Ebern ähnlich wurden oft Erdenkinder;
So aber zwingt dich kein Zauber.
131
Willst du ein gutes Weib zu deinem Willen bereden
Und Freude bei ihr finden,
So verheiß ihr Holdes und halt es treulich:
Des Guten wird die Maid nicht müde.
132
Sei vorsichtig, doch sei’s nicht allzusehr,
Am meisten sei’s beim Met
Und bei des andern Weib; auch wahre dich
Zum dritten vor der Diebe List.
133
Mit Schimpf und Hohn verspotte nicht
Den Fremden noch den Fahrenden.
Selten weiß, der zu Hause sitzt
Wie edel ist, der einkehrt.
134
Laster und Tugenden liegen den Menschen
In der Brust beieinander.
Kein Mensch ist so gut, daß nichts ihm mangle,
Noch so böse, daß er zu nichts nütze.
135
Haarlosen Redner verhöhne nicht:
Oft ist gut was der Greis spricht.
Aus welker Haut kommt of weiser Rat;
Hängt ihm die Hülle gleich,
Schinden ihn auch Schrammen,
Der unter Wichten wankt.
136
Das rat ich, Loddfafnir, vernimm die Lehre,
Wohl dir, wenn du sie merkst.
Den Wandrer fahr nicht an, noch weis ihm die Tür:
Gib dem Gehenden gern.
137
Stark wär der Riegel, der sich rücken sollte
Allen aufzutun.
Gib einen Scherf; dies Geschlecht sonst wünscht
Dir alles Unheil an.
138
Dies rat ich, Loddfafnir, vernimm die Lehre,
Wohl dir, wenn du sie merkst:
Wo Ael getrunken wird, ruf die Erdkraft an:
Erde trinkt und wird nicht trunken.
Feuer hebt Krankheit, Eiche Verhärtung,
Ähre Vergiftung,
Der Hausgeist häuslichen Hader.
Mond mindert Tobsucht,
Hundsbiß heilt Hundshaar,
Rune Beredung;
Die Erde nehme Naß auf.
Odins Runenlied
139
(1) Ich weiß, daß ich hing am windigen Baum
Neun lange Nächte,
Vom Speer verwundet, dem Odin geweiht,
Mir selber ich selbst,
Am Ast des Baums, dem man nicht Aus welcher Wurzel er sproß.
140
(2) Sie boten mir nicht Brot noch Met;
Da neigt ich mich nieder
Auf Runen sinnend, lernte sie seufzend:
Endlich fiel ich zur Erde.
141
(3) Hauptlieder neun lernt ich von dem weisen Sohn
Bölthorns, des Vaters Bestlas,
Und trank einen Trunk des teuern Mets
Aus Odhrörir geschöpft.
142
(4) Zu gedeihen beginn ich und beginn zu denken,
Wuchs und fühlte mich wohl.
Wort aus dem Wort verlieh mir das Wort,
Wort aus dem Werk verlieh mir das Werk.
143
(5) Runen wirst du finden und Ratstäbe,
Sehr starke Stäbe,
Sehr mächtige Stäbe.
Erzredner ersann sie, Götter schufen sie,
Sie ritzte der hehrste der Herrscher.
144
(6) Odin den Riesen, den Alfen Dain,
Dwalin den Zwergen,
Alswid aber den Riesen; einige schnitt ich selbst.
145
(7) Weißt du zu ritzen? Weißt du zu erraten?
Weißt du zu finden? Weißt zu erforschen?
Weißt du zu bitten? Weißt Opfer zu bieten?
Weißt du wie man senden, weißt wie man tilgen soll?
146
(Besser nicht gebeten, als zu viel geboten:
Die Gabe will stets Vergeltung.
Besser nichts gesendet, als zu viel getilgt;
So ritzt es Thundr zur Richtschnur den Völkern.
Dahin entwich er, von wannen er ausging.
147
(9) Lieder kenn ich, die kann die Königin nicht
Und keines Menschen Kind.
Hilfe verheißt mir eins, denn helfen mag es
In Streiten und Zwisten und in allen Sorgen.
148
(10) Ein andres weiß ich, des alle bedürfen,
Die heilkundig heißen.
149
(11) Ein drittes weiß ich, des ich bedarf
Meine Feinde zu fesseln.
Die Spitze stumpf ich dem Widersacher;
Mich verwunden nicht Waffen noch Слушайте.
150
(12) Ein viertes weiß ich, wenn der Feind mir schlägt
In Bande die Bogen der Glieder,
So bald ich es singe, so bin ich ledig,
Von den Füßen fällt mir die Fessel,
Der Haft Händen.
151
(13) Ein fünftes kann ich: fliegt ein Pfeil gefährdend
Übers Heer daher,
Wie hurtig er fliege, ich mag ihn hemmen,
Erschau ich ihn nur mit der Sehe.
152
(14) Ein sechstes kann ich, so wer mich versehrt
Mit harter Wurzel des Holzes:
Den andern allein, der mir es antut,
Verzehrt der Zauber, ich bleibe frei.
153
(15) Ein siebentes weiß ich, wenn hoch der Saal steht
Uber den Leuten in Lohe,
Wie breit sie schon brenne, ich berge sie noch:
Den Zauber weiß ich zu zaubern.
154
(16) Ein achtes weiß ich, das allen wäre
Nützlich und nötig:
Wo unter Helden Hader entbrennt,
Da mag ich schnell ihn schlichten.
155
(17) Ein neuntes weiß ich, wenn Not mir ist
Vor der Flut das Fahrzeug zubergen,
So wend ich den Wind von den Wogen ab
Und beschwichtge ring die See.
156
(18) Ein zehntes kann ich, wenn Zaunreiterinnen
Durch die Lüfte lenken,
So wirk ich so, daß sie wirre zerstäuben
Und als Gespenster schwinden.
157
(19) Ein elftes kann ich, wenn ich zum Angriff soll
Die treuen Freunde führen,
In den Schild fing ich's, so ziehn sie siegreich
Heil in den Kampf, heil aus dem Kamplef,
.
158
(20) Ein zwölftes kann ich, wo am Zweige hängt
Vom Strang erstickt ein Toter,
Wie ich ritze das Runenzeichen,
So kommt der Mann und spricht mit mir.
159
(21) Ein dreizehntes kann ich, soll ich ein Degenkind
In die Taufe tauchen,
So mag er nicht fallen im Volksgefecht,
Kein Schwert mag ihn versehren.
160
(22) Ein vierzehntes kann ich, soll ich dem Volke
Der Götter Namen nennen,
Asen und Alfen kenn ich allzumal;
Wenige sind so weise.
161
(23) Ein fünfzehntes kann ich, das Volkrörir der Zwerg
Vor Dellings Schwelle пел:
Den Asen Stärke, den Alfen Gedeihn,
Hohe Weisheit dem Hroptatyr.
162
(24) Ein sechzehntes kann ich, will ich schöner Maid
In Lieb und Lust mich freuen,
Den Willen wandl ich der Weißarmigen,
Daß ganz ihr Sinn sich mir gesellt.
163
(25) Ein siebzehntes kann ich, daß schwerlich wieder
Die holde Maid mich meidet.
Dieser Lieder, magst du, Loddfafnir,
Lange ledig bleiben.
Doch wohl dir, weißt du sie,
Heil dir, behältst du sie,
Selig, singst du sie!
164
(26) Ein achtzehntes weiß ich, das ich aber nicht singe
Vor Maid noch Mannesweibe
Als allein vor ihr, die mich umarmt,
Oder sei es, meiner Schwester.
Besser ist was einer nur weiß;
So frommt das Lied mir lange.
165
(27) Des Hohen Lied ist gesungen
In des Hohen Halle,
Den Erdensöhnen not, unnütz den Riesensöhnen.
Wohl ihm, der es kann, wohl ihm, der es kennt,
Lange lebt, der es erlernt,
Heil allen, die es hören.
Quelle: Die Edda: Die heiligen Lieder der Ahnen

определение emil kraepelin и синонимов emil kraepelin (польский)

Z Wikipedia

Emil Wilhelm Magnus Georg Kraepelin (ur. 15 lutego 1856 w Neustrelitz, zm. 7 październikiata 1926 w Monachierzikéra Psychiatria) - nasylaciónica kraepelin) chorób mentalicznych. Автор dziewięciu wydań podręcznika Psychiatrii ( Lehrbuch der Psychiatrie ). Брат прзыродника Карла Крепелина.

Życiorys

Emil Kraepelin urodził się w 1865 roku jako najmłodsze z siedmiorga dzieci nauczyciela muzyki Карла Крапелина (1817–1882) и jego żony Emiliemann z domu Leh96.Карл Крепелин был синем Кристиана Хейнриха Крепелина из Виттенбурга и Каролина из дома Бергнера. Był nauczycielem music i aktorem, przyjacielem Fritza Reutersa i recytatorem jego poezji. Эмили Крепелин была córką muzyka Johanna Gottloba Lehmanna и Friederike Benzinger. Bratem Emila był Karl Kraepelin (1848–1915), później uznany biolog. Emil miał jeszcze anothergo starszego brata, Ottona, i siostrę [1] .

Uczęszczał do Gymnasium Carolinum w rodzinnym Neustrelitz i w 1874 roku zdał w nim egzamin dojrzałości.Pod wpływem znajomego lekarza, przyjaciela ojca, postanowił studiować medycynę. Uczył się na Uniwersytecie w Würzburgu i Uniwersytecie w Lipsku. Яко студент zainteresował się Psychiatri po i postanowił specjalizować się w tej dziedzinie. W Lipsku szczególnie istotny wpływ miały na niego wykłady Wilhelma Wundta. Jego pierwsza praca Über den Einfluss akuter Krankheiten auf die Entstehung von Geisteskrankheiten przyniosła mu wyróżnienie, przyznane przez władze uczelni w Würzburgu.

Pod koniec 1877 roku został asystentem Franza von Rineckera [2] .W tym samym roku ukończył studia i został asystentem Bernharda Guddena w Oberbayerische Kreisirrenanstalt w Monachium. U Guddena studiował cztery lata. W tym czasie miał przydzielone prace neuroanatomiczne, ale jego zainteresowania były już wtedy ukierunkowane bardziej na psychoologię niż neuroanatomię. Podobno trudności podczas prac mikroskopowych sprawiała mu wada wzroku [3] . W Monachium poznał Auguste'a Forela и Franza Nissla.

W 1882 roku przeniósł się do kliniki Paula Flechsiga w Lipsku.Po niespełna czterech miesiącach został zwolniony z pracy - официальным поводом было zaniedbywanie pacjentów i nieodpowiednie warunki elegieniczne na oddziale [4] . Przypuszczalnie faktycznym powodem były osobiste animozje między Flechsigiem a Wundtem, w którego labratorium Kraepelin z zaangażowaniem pracował i spędzał więcej czasu niż w klinice. Zatrudnił się wtedy w poliklinice Wilhelma Erba. W semestrze letnim 1883 wykładał Anatomie я fizjologię mózgu ге szczególnym uwzględnieniem psychologii (г) demonstracjami, patologię я leczenie zaburzeń psychicznych, ге szczególnym uwzględnieniem aspektów prawnych psychopatologii, Ораз Psychologie przestępczości ( Criminalpsychologie ).W semestrze zimowym przygotowywał wykłady z Psychoologii eksperymentalnej, wykłady o halucynacjach i urojeniach, oraz psychoiatrię sądową, z ćwiczeniami praktycznymi, dla lekarzy i prawnikó6 [908] 908 908.

Założył rodzinę, co przysporzyło mu pewnych finansowych trudności. Za radą Wundta podczas ferii wielkanocnych 1883 napisał kompendium psychoiatrii [6] . Ponadto przez kilka miesięcy dorabiał pracując w zakładzie mentalrycznym w Görlitz jako asystent Karla Kahlbauma.W tym samym 1883 roku ukończył w Monachium pracę habilitacyjną pod kierunkiem Maxa von Pettenkofera i otrzymał tytuł privatdozenta. Na wiosnę 1884 na krótko przeniósł się do Drezna, gdzie objął stanowisko kierownika tamtejszego zakładu mentalrycznego ( Heil- und Pflegeanstalt ). Od sierpnia 1884 do kwietnia 1885 był sekundariuszem w zakładzie dla obłąkanych w Lubiu ( Provinzial-Irrenanstalt Leubus ) [7] . W kolejnym roku otrzymał propozycję objęcia katedry na Uniwersytecie w Dorpacie, jako następca pierwszego profesora Psychiatrii w Dorpacie Hermanna Emminghausa, który przyjął ofertę objęburg katedry.Odchodząc przedstawił radzie wydziału listę kandydatów do objęcia opuszczonej katedry: na pierwszym miejscu był Kirn z Fryburga, na kolejnych miejscach Kraepelin (wówczas Mercki. Drezno (Берлин), Nie wiadomo, czy uczelnia faktycznie kontaktowała się ze wszystkimi czterema kandydatami - prawdopodobnie nie, gdyż zaledwie trzy dni póniej ustaloniatono, e e? Wiadomo, że już wcześniej, w kwietniu 1884, z Kraepelinem kontaktował się listownie Emminghaus, dzięki czemu rada wydziału przypuszczalnie znała gotowość Kraepelina do 908. 908 из 908.

W Dorpacie przebywał przez pięć lat, do 1891 roku. W inauguracyjnym wykładzie 6 września 1887 roku przedstawił cele stojące przed ówczesną Psychiatrią, wiążąc их osiągnięcie przede wszystkim z Psychoologi eksperymentalną 6 [9] Wiele pracy poświęcił organacji dorpackiej kliniki, dysponując skromnymi środkami utworzył laboratorium psychoologiczne. W tym czasie zaczął tensywną pracę naukową. Ученики и ассистенты Kraepelina w Dorpacie были: Эдуард Роберт Михельсон, Леон Дарашкевич, Генрих Дехио, Аксель Эрн, Майкл Эйнер, Альберт Бер, Бертельс, Фальк и Хенрик Хиер [8]

Od początku Kraepelin odczuwał uciążliwości związane z biurokracją na dorpackiej uczelni i izolacją kulturalną bałtyckich Niemców, a brak znajomości jęgooz zrusyjtání znajomści jęgooz zrusyjtěstí. 9 listopada 1890 otrzymał propozycję objęcia katedry Uniwersytetu w Heidelbergu, którą od razu przyjął. Tego samego dnia wystosował do władz uczelni wniosek o zwolnienie go z obowiązków. Zgodę uzyskał dopiero 25 lutego, ważną od 1 kwietnia.W odpowiedzi na zapytanie rektora i rady wydziału o przyczynę odpisał, że "nie wie nic o Uniwersytecie Jurjewskim i nie ma z nim nic wspólnego". 1 czerwca 1891 katedrę psychoiatrii w Dorpacie objął Władimir Czi. Z czasem rusyfikacja uczelni doprowadziła do opuszczenia jej przez niemal wszystkich niemieckich profesorów [8] .

W 1891 Kraepelin objął dyrekcję Grossherzoglich Badische Universitäts-Irrenklinik w Heidelbergu, jako następca Carla Fürstnera.Jego asystentami w tym czasie byli Gustav Aschaffenburg, Robert Gaupp, Maurycy Urstein, Ernst Rüdin i Nissl. Bliskim współpracownikiem Kraepelina został wtedy także Alois Alzheimer [11] .

W 1903 roku przyjął katedrę psychoiatrii na Uniwersytecie w Monachium, wakującą po nagłej śmierci Antona Bumma. Prawdopodobnie był rozczarowany bezskutecznymi probami poprawienia warunków w heidelberskiej klinice [12] . Do Monachium przenieśli się także Alzheimer, Nitsche i Gaupp, a póniej również Lotmar i Allers.

W 1908 roku został wybrany członkiem Królewskiej Szwedzkiej Akademii Nauk. W roku następnym wybrano go na honorowego członka brytyjskiej Medico-Psychological Association [13] . W latach I wojny światowej brał udział w utworzeniu bawarskiej sekcji Deutsche Vaterlandspartei. W 1920 roku otrzymał doktorat honoris causa wydziału filozofii Uniwersytetu Albertyna w Królewcu.

W 1917 roku założył Deutsche Forschungsanstalt für Psychiatrie , póniej połączone z Kaiser-Wilhelm-Gesellschaft (obecnie Max-Planck-Psychiatrie. )Kraepelin pozostał w Monachium do przejścia na emeryturę w 1922 roku. Do jego współpracowników w Monachium zaliczali się Gaupp, Alzheimer, Rüdin, Georg Stertz, Eugen Kahn, Max Isserlin и Felix Plaut. Z okazji 70. urodzin wydano dwa okolicznościowe zbiory prac jego uczniów.

Prowadził lukratywną prywatną praktykę. Jego pacjentem był m.in. мультимилионер Сайрус Холл Маккормик.

4 padziernika 1884 w Bölkow-Bodendiek ożenił się z wieloletnią narzeczoną Iną Schwabe (1855–1944), również pochodzącą z Neustrelitz córką dzierżwcyhdorfu zerwcyhdorfu zerwcyhdorf.Ze starszą o siedem lat Iną zaręczył się w wieku piętnastu lat (w 1871 roku) [14] . W listopadzie 1885 urodziła się córka, ale zmarła kilka godzin po porodzie. Z małżeństwa urodziło się ośmioro dzieci, cztery córki osiągnęły wiek dojrzały, pozostała czwórka zmarła w dzieciństwie [15] . Jedna z córek, Antonie, wyszła za chemika Карла Фридриха Шмидта (1887–1971) [16] .

Interesował się sztuką, muzyk, teatrem i malarstwem.Sam był autorem poezji, których jednak nie chciał publikować. Zbiór Werden - Sein - Vergehen ukazał się pośmiertnie, w 1928 roku [17] . Na kupionej w 1902 ziemi w miejscowości Suna pod Pallanzą, nad jeziorem Maggiore, zbudował okazałą willę, w której spędzał wiele miesięcy razem z rodziną. Jego pasj były też podróże; zwiedził Jawę, Cejlon, Indie (w 1903 roku, razem z bratem), Egipt, Stambuł, Francję, Skandynawię, Wielką Brytanię, Hiszpanię, Wyspy Kanaryjskie, Związek Radzieziecki (1903 г., Zoneziecki (1), 9025, Meksi (Ленинград), 9025) 14] .W USA w 1925 год: открытие финансового фонда Рокфеллеров для нового института. Otwarcia nowego Instytutu już nie dożył. Zmarł 7 września 1926 w Monachium na grypowe zapalenie płuc. Został pochowany na cmentarzu ( Bergfriedhof ) w Heidelbergu [18] . Na grobie umieszczono epitafium: "Dein Name mag vergehen. Bleibt nur Dein Werk bestehen" (Twoje imię mogą zapomnieć. Nie pozwól, by zapomnieli o twoim dziele).

Nekrologi napisnali i wspomnali.in. Ernst Trömner [19] , Plaut [20] , Bumke [21] , Johannes Lange [22] , Maurycy Bornsztajn , , Адольф Мейер [24] , Хеннеберг [25] , Смит Эли Джеллифф [26] .

Kraepelin opisywany był jako cyklotymik. W późniejszych latach cierpiał na depresję [27] . Od 1895 roku był abstynentem.Курт Колле wspominał, że podczas przyjęcia noworocznego w domu Kraepelinów zaproszonym asystentom podano lodowaty poncz, a okna były szeroko otwarte by nie przegapić bijących oz758c 908. Алкоголь был сурово забронионы в монахийской клинике Kraepelina. Pacjenci dostawali napój według specjalnego przepisu, nazywany "winem musującym Kraepelina" ( Kraepelinsekt ).

Jego stosunki ze współpracownikami były chłodne. Przyjacielskie relacje miał ze starszym o dwadzieścia lat Wundtem; przez lata prowadzili korespondencję, Wundt wielokrotnie doradzał Kraepelinowi w sprawach kariery.Duży wpływ na Emila miał brat Karl. Z zachowanej korespondencji i relacji bliskich wiadomo, że to starszy z braci dominował w ich relacjach. Sugerowano nawet, e często "binominalne" nazewnictwo chorób mentalicznych wprowadzane przez Emila wynikało z lektury taksonomicznych prac Karla (który zajmował się m.in. systematyków906 mięcznych 9087 9087 9087) [9087]

W 1983 roku opublikowano jego wspomnienia [29] . Ponad dwieście stron tekstu obejmuje wydarzenia od dzieciństwa do około 1919 roku, spisane w pierwszej osobie, w "bezpośrednim, szczerym i często dowcipnym stylu" 30875 6 [ 6].

Upamiętnienie

Deutsche Forschungsanstalt für Psychiatrie przyznaje za szczególne zasługi dla Psychiatrii złoty medal jego imienia ( Goldene Kraepelin-Medaille 6) [31875] Specjalnymi artykułami uczczono 100. [32] [33] i 150. [34] [35] rocznice jego urodzin. Ulicę w Monachium, przy której znajduje się dziś Instytut Psychiatrii Maxa Plancka ( Институт психиатрии Макса Планка, ), przemianowano na Kraepelinstrasse .

Dorobek naukowy

Rysunek autorstwa Kraepelina (1896). Napis wzywa: Psychiatrzy Europy! Chrońcie swoje święte rozpoznania»

Klasyfikacja chorób psychicznych

Крепелин większość swojej Pracy naukowej poświęcił Idei stworzenia klasyfikacji zaburzeń psychicznych Źródeł nozologicznych Kraepelina теории и upatruje się ж dwóch przełomach ж niemieckiej psychiatrii лат 60. я 70. XIX wieku:. Upadku jednej psychozy теории и ( Einheitspsychose ) Zellera я Griesingera ZA Sprawa PRAC Kahlbauma я Heckera, Ораз krytyce теории и neuropatologicznych Flechsiga я Meynerta, których Proby wiązania odmienności neuroanatomicznych ге schorzeniami psychiatrycznymi część psychiatrów - ш Tym Крепелиным - uważała ZA nieprzekonujące я pozbawione podstaw [36] .

Badania Kraepelina opierały się na doświadczeniach psychoologicznych, zapoczątkowanych przez Wundta, i na szczegółowych, wieloletnich Obserwacjach przebiegów Historii choróchnestia. Kraepelin zbierał setki history chorób i poddawał je systematycznym analysisom, wykorzystujc m.in. własnego pomysłu karty diagnostyczne ( Zählkarten ) [37] [38] . Od Kahlbauma przejł pojęcia jednostki chorobowej ( Krankheitseinheit ) i ​​Psychiatrii przebiegu ( Verlaufspsychiatrie ) [39] .

Pierwsze wydanie podręcznika Kraepelina zawierające proponowany przez niego podział chorób mentalicznych zostało opublikowane przez wydawnictwo Ambrosiusa Abela w Lipsku w 1883 roku. DRUGIE Wydanie стручка zmienionym tytułem Psychiatrie: Ein kurzes Lehrbuch für Studierende унд Ärzte pojawiło się ш 1887. Przełomowe było szóste Wydanie г, 1 899 ROKU poprzedzone wykładem ш Heidelbergu 27 Listopada Tego Roku, ш którym Крэепелин dokonał przełomowego uproszczenia klasyfikacji chorób psychicznych, dzieląc JE на психозы otępiające ( Verblödungen ) o przebiegu процесуальный, i психоз afektywne ( manisch-депрессивные Irresein ), o przebiegu okresowym lub cyklicznym.Та цв. Kraepelinowska dychotomia znalazła odzwierciedlenie w kryteriach DSM-III i póniejszych [40] . Wciąż żywe klasyczne koncepcje nozologiczne określa się (szczególnie w odniesieniu do grupy amerykańskich Psychiatrów pracujących nad DSM-IV) jako ruch neo-Kraepelinowski [41] W przebiegu trwających obecnie prac nad DSM-V i ICD-11 koncepcje Kraepelina są nadal dyskutowane [43] [44] [45] [45] [45] [45] .

W dziewiątym wydaniu podręcznika (1927) klasyfikacja Kraepelina przybrała następujący kształt:

I. Choroby Psychiczne spowodowane urazami mózguin () Irreseung () Irreseung () Choroby psychoiczne spowodowane chorobami mózgu ( Irresein bei Hirnerkrankungen )
III. Затруча ( Vergiftungen )
IV. Zaburzenia mentaliczne w przebiegu chorób zakaźnych ( Infektiöses Geistesstörungen )
VI. Паралий ( Паралич )
VII.Choroby psychoiczne spowodowane czynnikami endokrynnymi ( Endokrines Irresein )
VIII., IX. Choroby Psychiczne na tle miażdżycowym, przedstarcze i wieku starczego ( Arteriosklerotisches, präseniles und seniles Irresein )
X. Otępienie endogenne ( Endogen Verblödungen )
XI. Падачка ( Epilepsie )
XII. Choroba maniakalno-depresyjna ( Manisch-depressives Irresein )
XIII. Schorzenia psychogenne ( Psychogene Erkrankungen )
XIV.Гистерия ( Hysterie ).

Koncept dementia praecox

Szóste wydanie podręcznika Kraepelina (1899)

Особый artykuł: dementia praecox.

Równie istotna jest ewolucja pojęcia dementia praecox. Zaczerpnięte г PRAC Morela pojęcie раннее слабоумие (otępienie wczesne) ш niemieckim piśmiennictwie psychiatrycznym przyjęło się дза Sprawa Арнольда Picka, А у Kraepelina pojawiło się ш И.В. wydaniu Jego podręcznika (1893 г.), początkowo obejmując Tylko przypadki psychozy wcześniej określane яко hebefrenia.Wydaniu V z 1896 roku to wąskie ujęcie zostało odrzucone, a pojęcie Verblödungsprozessen objęło hebefrenię, katatonię i otępienie paranoidalne; począwszy od 1899 roku i VI wydania zamiast Verblödungsprozesen schorzenia te zostały określone łącznie jako dementia praecox. Podstawą tego uogólnienia był dla Kraepelina niepomyślny przebieg, nieodwracalnie prowadzący do "niedomagania psychoicznego" (Kraepelinowski Schwächezustand lub Siechtum zyziónícía kaj)

W 1908 roku koncept rozwinął Eugen Bleuler, автор pojęcia schizforenii.

Kraepelin poświęcił wiele uwagi симптоматология шизофрении, opisał też objaw nazwany przez niego "sałatą słowną" (niem. Wortsalad ) lub schizofazją.

Koncept choroby afektywnej dwubiegunowej

Koncept choroby afektywnej dwubiegunowej Kraepelina w jego ostatecznym kształcie (1926) wciąż stanowi odniesienównej dwubiegunowej, 478, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087, 9087 [9087]

Inne jednostki chorobowe

W ósmym wydaniu podręcznika upowszechnił wprowadzony do Psychiatrii przez Morselliego termin dysmorfofobii [49] . Za sprawą Kraepelina zarzucono rozpoznanie melancholii. Kraepelin w ósmym wydaniu Psychiatrie (1910) wprowadził do medycyny termin choroby Alzheimera, którą uznał za podtyp otępienia starczego.

Prace Psychofarmakologiczne

Przypominane są jego pionierskie badania i spostrzeżenia dotyczące psychoofarmakologii [50] [51] [51] robercyung ÜTa monografia, podsumowująca prace psychoofarmakologiczne prowadzone przez Kraepelina w Lipsku, określana była jako "pierwsza monografia dotycząca Psychoofarmakologii człowieka w światowej literaturze " .

Psychiatria kulturowa

Data publikacji z 1904 roku Psychiatrisches aus Java uwaana jest za narodziny Psychiatrii kulturowej (etnopsychiatrii) [53] [53] [53] [53] Zajmował się także Psychiatri sądową [55] [56] [57] .

Zdrowie publiczne i eugenika

W późniejszych latach swojej działalności zajmował się także zagadnieniami zdrowia publicznego i eugeniki. Był zwolennikiem abstynencji alkoholowej. Jego poparcie dla "teorii degeneracji" oraz poglądy polityczne bywały krytykowane, jako mające "wydźwięk protofaszyzmu" [58] . Kontrowersja ta było przedmiotem odrębnych opracowań i polemik [59] .

Uznanie i krytyka

Od pierwszego wydania podręcznika Kraepelina do dziś jego idee budz ywe dyskusje.Do nurtu anty-Kraeplinowskiego należeli m.in. Wernicke, Kleist, Leonhard, Hoche, Bonhoeffer, Kretschmer, Meyer, Lugaro, Jaspers [60] . Ostr krytykę Kraepelinowskiej dychotomii przedstawił Ziehen [61] . Klasyfikacja Kraepelina od początku spotykała się z oporami ze strony francuskich psychoiatrów i nigdy nie zyskała większej popularności we Francji [62] 908 [638] 908 908.

dotyczyła zbytniego Критика uproszczenia я powierzchowności klasyfikacji, pomijaniu odczuć własnych pacjentów ш opisie choroby, zbytniego pesymizmu Kraepelina odnośnie przebiegu schizofrenii, Nie znajdującego należytego udokumentowania epidemiologicznego [64] .

W 1998 roku, w setną rocznicę przełomowego 6. wydania jego podręcznika, utworzono International Kraepelin Society, którego celem są badania i edukacja w zakresie metod doświadchor8.

Prace

Особый артикул: Dzieła Emila Kraepelina.

Przypisy

  1. ↑ Engstrom: Эмиль Крепелин: Leben und Werk ... , s. 32
  2. Департамент психиатрии университета в Мюнхене с.76
  3. ↑ Эдвард Шортер: История психиатрии: от эпохи приюта до эпохи Прозака . Нью-Йорк: John Wiley Sons, 1997, с. 101. ISBN 0-471-24531-3.
  4. H Steinberg, MC Angermeyer. Двести лет психиатрии в Лейпцигском университете: обзор . «История психиатрии». 13, сс. 267–83 (2002). PMID 12503572.
  5. Крепелин, Эмиль (1856–1926) [HistVV]. [dostęp 06.01.2010].
  6. Департамент психиатрии университета в Мюнхене с.77
  7. Х. Стейнберг, М.К. Ангермейер. Der Aufenthalt Emil Kraepelins an der schlesischen Provinzial-Irrenanstalt Leubus . «Fortschritte der Neurologie Psychiatrie». 70, сс. 252–258 (май 2002 г.). DOI: 10,1055 / с-2002-28430. PMID 12007076.
  8. 8,0 8,1 8,2 H Steinberg, MC Angermeyer. Годы Эмиля Крепелина в Дерпте в качестве профессора психиатрии в России девятнадцатого века . «История психиатрии».12, сс. 297–327 (2001). DOI: 10.1177 / 0957154X0101204703. PMID 11951915.
  9. EJ Engstrom, MM. Вебер. Направления психиатрических исследований Эмиля Крепелина. 1887 . «История психиатрии». 16, сс. 345-364 (2005). PMID 16193629.
  10. MM. Вебер, В. Бургмайр. «Спальня ассистента служила лабораторией»: документация психиатра Эдуарда Роберта Михельсона о периодичности сна в 1888 г. . «Медицина сна». 10, сс.378–84 (марзек, 2009 г.). DOI: 10.1016 / j.sleep.2008.03.016. PMID 18599347.
  11. MM Weber. Алоис Альцгеймер, сотрудник Эмиля Крепелина . «Журнал психиатрических исследований». 31, сс. 635–43 (listopad / grudzień 1997). DOI: 10.1016 / S0022-3956 (97) 00035-6. PMID 9447568.
  12. Х. Гиппиус, Н. Мюллер. Работа Эмиля Крепелина и его исследовательской группы в Мюнхене . «Европейский архив психиатрии и клинической неврологии». 258 Приложение 2, сс.3–11 (2008). DOI: 10.1007 / s00406-008-2001-6. PMID 18516510.
  13. ↑ Эмиль Крепелин. Br Med J. 2 (3436): 914 (1926)
  14. 14,0 14,1 http://www.engstrom.de/KRAEPELINBIOGRAPHY.pdf
  15. Emil Kraepelin, Portrait - Bipolare Erkrankungen : Historie. [dostęp 05.01.2010].
  16. ↑ Гельмут Зиферт: Крепелин, Эмиль. W: Neue Deutsche Biographie Kleinhans – Kreling, Bd. 12 . Берлин: 1980, сс. 639–640.
  17. H Steinberg. «Wie martert dieser Zwiespalt mich!» Dem Menschen Emil Kraepelin nachempfunden in seinen Gedichten . «Nervenarzt». 73, ss. 293–297 (2002). Doi: 10.1007 / s00115-001-1259 .. PMID 11963267. 1367. PMID 11963267.
  18. Stadt Neustrelitz - Herzlich Willkommen. [Dostęp 2010-01-06].
  19. Trömner E. Nachruf auf Emil Kraepelin . «Deutsche Zeitschrift für Nervenheilkunde.». 96 (1 1-3). -7. Doi: 10.1007 / BF01842191.
  20. Plaut F. Worte der Erinnerung an Emil Kraepelin .«Zeitschrift für die gesamte Neurologie und Psychiatrie». 108 (1), сс. 1-9 (1927). DOI: 10.1007 / BF02863952.
  21. Бумке О. Эмиль Крепелин † . „Klinische Wochenschrift”. 5 (47), сс. 2238-2239 (1926). DOI: 10.1007 / BF01850896.
  22. Lange J. «Naturwissenschaften». 14 (52) (1926). DOI: 10.1007 / BF01505719.
  23. Bornsztajn M. Emil Kraepelin (Wspomnienie pośmiertne) . „Варшавское заклятие лекарских”. 4 (1), сс.43–44 (1927).
  24. Мейер А. Эмиль Крепелин, доктор медицины 1856-1926 . «Arch Neurol Psychiatry». 17, сс. 246-248 (1927).
  25. ↑ Henneberg. Эмиль Крепелин †. Мед Клин 22, сс. 2018–2020 (1926)
  26. Эмиль Крепелин, Человек и его работа . «Arch Neurol Psychiatry». 27, сс. 761-775 (1932).
  27. ↑ Катарина Треде. 150 лет дуализма Фрейда-Крепелина DOI: 10.1007 / s11126-007-9036-0
  28. 28,0 28,1 Обзор эссе: наследие Крепелина DOI: 10.1177 / 0957154X0201305210
  29. E. Kraepelin - Lebenserinnerungen . Hippius H, Peters G, Ploog D (красный). Springer Verlag, 1983.
  30. ↑ G.E.Berrios. Lebenserinnerungen. Med Hist 28 (3): 337 (1984)
  31. Max-Planck-Gesellschaft - Die Goldene Kraepelin-Medaille. [dostęp 05.01.2010].
  32. Kolle K. Emil Kraepelin - Gedenken zum 100. Geburtstag (1856–1926) . «Deutsche Medizinische Wochenschrift». 17 (1956).
  33. Кан Э. Эмиль Крепелин. 15. февраля 1856–7. Октябрь 1926 г. Ein Gedenkblatt zum 100. Geburtstag . «Monatsschrift für Psychiatrie und Neurologie». 131, сс. 190–192 (1956). DOI: 10,1159 / 000139712.
  34. UH Peters. Hommage an Kraepelin zu seinem 150. Geburtstag - Zerfahrenheit: Kraepelins spezifisches Symptom für Schizophrenie . «Fortschr Neurol Psychiatr». 74, сс. 656–64 (ноябрь 2006 г.). DOI: 10,1055 / с-2006-944302. PMID 17103366.
  35. M. Géraud. Эмиль Крепелин: один из первопроходцев современной психиатрии (à l’occasion du cent cinquantième anniversaire de sa naissance) . «Энцефала». 33, сс. 561–577 (2007). PMID 18033143.
  36. EJ Engstrom, MM. Вебер, В. Бургмайр. Эмиль Вильгельм Магнус Георг Крепелин (1856–1926) . «Американский журнал психиатрии». 163, с. 1710 (октябрь 2006 г.). DOI: 10.1176 / appi.ajp.163.10.1710. PMID 17012678.
  37. MM Weber, EJ Engstrom. «Диагностические карты» Крепелина: слияние клинических исследований и предвзятых категорий .«История психиатрии». 8, сс. 375–85 (1997). PMID 11619584.
  38. HS Decker. Психиатрические труды Эмиля Крепелина: многогранная история современной медицины . «J Hist Neurosci». 13, сс. 248–76 (2004). DOI: 10.1080 / 096470404
    470. PMID 15370311.
  39. Nasierowski T. Historia schizofrenii . «Psychiatria w Praktyce Ogólnolekarskiej». 7 (1) (2007).
  40. F. Kohl. [Начало классификации психозов Эмиля Крепелина.Историко-методологическая рефлексия по случаю 100-летия «Гейдельбергского обращения» 27 ноября 1898 г. о «нозологической дихотомии» эндогенных психозов] . «Psychiatr Prax». 26, сс. 105–11 (май 1999 г.). PMID 10412705.
  41. WM Compton, SB Guze. Неокрепелианская революция в психиатрической диагностике . «Европейский архив психиатрии и клинической неврологии». 245, сс. 196–201 (1995). DOI: 10.1007 / BF021. PMID 7578281.
  42. ↑ Эдвард Шортер: Исторический словарь психиатрии .Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2005. ISBN 0-19-517668-5.
  43. Н. Крэддок, MJ. Оуэн. Начало конца крепелиновой дихотомии . „Br J Psychiatry”. 186, сс. 364–6 (2005). DOI: 10.1192 / bjp.186.5.364. PMID 15863738.
  44. В. Мюррей. Крепелиновая дихотомия . „Br J Psychiatry”. 187, сс. 485; ответ автора 485–486 (2005). PMID 16308916.
  45. W. Gaebel, J Zielasek. Инициатива DSM-V «Деконструкция психоза» в контексте концепции Крепелина о нозологии .«Европейский архив психиатрии и клинической неврологии». 258 Приложение 2, сс. 41–7 (июнь 2008 г.). DOI: 10.1007 / s00406-008-2009 .. PMID 18516517.
  46. BA. Фишер, WT. Плотник. Переживет ли дихотомия Крепелина DSM-V? . «Нейропсихофармакология». 34, сс. 2081–7 (2009). DOI: 10.1038 / npp.2009.32. PMID 19295511.
  47. K. Trede, P. Salvatore, C. Baethge, A. Gerhard i inni. Маниакально-депрессивная болезнь: эволюция в учебнике Крепелина, 1883-1926 гг.. «Harv Rev Psychiatry». 13. Ss. 155–78. DOI: 10.1080 / 10673220500174833. PMID 16020028.
  48. FM Mondimore. Крепелин и маниакально-депрессивное безумие: историческая перспектива . «Int Rev Psychiatry». 17, сс. 49–52 (2005). DOI: 10.1080 / 09540260500080534. PMID 16194770.
  49. ↑ Короче, с. 92
  50. U Müller, PC Fletcher, H Steinberg. Происхождение фармакопсихологии: эксперименты Эмиля Крепелина в Лейпциге, Дерпте и Гейдельберге (1882–1892) .«Психофармакология». 184, сс. 131–138 (2006). DOI: 10.1007 / s00213-005-0239-5. PMID 16378216.
  51. Weber MM, Burgmair W. 100 лет назад - Психофармакотерапия в Учебнике психиатрии Эмиля Крепелина 1909 г. . «Фармакопсихиатрия». 42, сс. A175 (2009 г.). DOI: 10.1055 / с-0029-1240247.
  52. ↑ Silivask K. (ed.): Tartu ülikooli ajalugu, Vol. II . Таллинн: Eesti Raamat, 1982, с. 245. Cytat za: Steinberg & Angermeyer, 2002
  53. WG Jilek. Эмиль Крепелин и сравнительная социокультурная психиатрия. . «Европейский архив психиатрии и клинической неврологии». 245, сс. 231–8 (1995). DOI: 10.1007 / BF021. PMID 7578286.
  54. ↑ Transcultural Psychiatry, Vol. 27, No. 3,228-237 (1990) DOI: 10.1177 / 13634615
    00309
  55. ↑ Aschaffenburg G. Der Einfluß Emil Kraepelins auf die Kriminalpsychologie und Kriminalpolitik. Archiv für Psychiatrie und Nervenkrankheiten 87 S. 87–95 (1929)
  56. P Hoff. Эмиль Крепелин и судебная психиатрия . «Международный журнал права и психиатрии». 21, сс. 343–353 (1998). DOI: 10.1016 / S0160-2527 (98) 00025-9. PMID 9870176.
  57. A. Schmidt-Recla, H. Steinberg. «Da wir köpfen und hängen nicht wollen und deportieren nicht können ...». Uber Emil Kraepelins Einfluss auf Franz von Liszt . «Nervenarzt». 79, ss. 295–304 (2008). Doi: 10.1005-008 / s -2410-9. PMID 18299812.
  58. M Shepherd. Два лица Эмиля Крепелина .«Британский журнал психиатрии». 167, сс. 174–83 (1995). PMID 7582666.
  59. П. Хофф. Крепелин и теория вырождения . «Европейский архив психиатрии и клинической неврологии». 258 Приложение 2, сс. 12–7 (czerwiec 2008). DOI: 10.1007 / s00406-008-2002-5. PMID 18516511.
  60. SN Ghaemi. Нозологомания: критика Крепелина DSM Карлом Ясперсом . «Философия, этика и гуманитарные науки в медицине». 4, с. 10 (2009). DOI: 10.1186 / 1747-5341-4-10.PMID 19627606.
  61. C. Baethge, I. Glovinsky, RJ Baldessarini. Маниакально-депрессивное заболевание у детей: взгляд в начале двадцатого века Теодора Цихена (1862–1950). Введение . «История психиатрии». 15, сс. 201–226 (2004). DOI: 10.1177 / 0957154X04044083. PMID 15272482.
  62. GE. Берриос, Р. Хаузер. Раннее развитие идей Крепелина о классификации: концептуальная история . «Психол Мед». 18, сс. 813–21 (листопад 1988).PMID 3078049.
  63. I Dowbiggin. Назад в будущее: Валентин Маньян, французская психиатрия и классификация психических заболеваний, 1885–1925 гг. . «Soc Hist Med». 9, сс. 383–408 (grudzień 1996). DOI: 10,1093 / шм / 9.3.383. PMID 11618728.
  64. ↑ Jacek Wciórka: Schizofrenia z perspektywy history i kultury. W: Яцек Бомба, Мария Ростворовска, Лукаш Мюльднер-Ницковски (красный): Шизофрения. Różne konteksty, róne terapie. Т. 4 . Краков: 2006, серия: Biblioteka Psychiatrii Polskiej.
  65. Международное общество Крепелина. [dostęp 10-01-10].

Библиография

Эмиль Краепелин (1898) Евгений Блейлер (1908)

Презентация на тему: «Эмиль Крапелин (1898), Евгений Блейлер (1908)» - Стенограмма презентации:

1 Эмиль Крапелин (1898) Юджин Блейлер (1908)
раннее слабоумие «преждевременное слабоумие» паранойя (все бреды) гебефрения кататония евген блейлер (1908) шизофрения «раздвоение разума»

2 6-месячный курс включает продромальный или остаточный период
шизофрения 1 месяц по крайней мере двух из следующих: бред положительный / психоз галлюцинации дезорганизованная речь дезорганизованное дезорганизованное поведение отрицательные симптомы отрицательный 6-месячный курс включает продромальный или остаточный период

3 5 МО 1 МО 5 МО 6 мес. Курс включает продромальный или остаточный период
продромальные симптомы симптомы шизофрении остаточные симптомы 5 МО 1 МО 5 МО 6 мес. Курс включает продромальный или остаточный период

4 бред О каких типах шизофренических бредов Вы слышали?
ссылка на контроль величия преследований

5 галлюцинации О каких шизофренических галлюцинациях Вы слышали?


6 дезорганизованная речь А.К.А. НАРУШЕНИЕ МЫСЛИ, крушение касательной
звенящих неологизмов

7 дезорганизация несоответствующий аффект странное поведение
дезорганизованное поведение несоответствующее аффект странное поведение

8 негативные симптомы алогия (несколько слов) аффективное уплощение
отказ (отсутствие мотивации) социальная изоляция

9 статистика возраст начала 1% Распространенность равное соотношение полов
курс: лучше для женщин возраст начала

10 аномалии головного мозга СТРУКТУРНЫЕ увеличенные желудочки
цитоархитектура лобной доли ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ «гипофронтальность» когнитивных нарушений лобной доли

11 когнитивные дефициты эндофенотипы персеверация рабочей памяти
растормаживание исполнительных функций эндофенотипы биологические маркеры генов болезней e.г. отслеживание глаз

Emil Kraepelin ed Eugen Bleuler

Molto prima che Freud cominciasse il suo lavoro, vi erano già state molte riflessioni e speculazioni riguardo alla parte inconscia della psiche. Uno dei fatti che più sensibilmente influenzarono la psichiatria al tempo di Freud (classe 1856) furano i lavori di Emil Kraepelin (classe 1855) e di Eugen Bleuler (classe 1857).

Крепелин (1855-1926) si deve il merito di aver gettato un ponte sul burrone che all'epoca Divine medicina e psichiatria: egli affrontò in maniera organizationzata, sistematica e Scientifica lo studio delle malattie mentali, basando le sue classificazioni de psichiatria sulla diligente osservazione di molti casi clinici.Il suo lavoro si basò su una raccolta di dati complete, prolungata nel tempo e su dettagliate registrazioni. Kraepelin si sforzò di essere obiettivo e accurato ed infatti dal suo lavoro scaturì una classificazione abbastanza advancedrata. L’idea centrale del suo sistema era che i modelli dei complessi di sintomi potevano essere identity e se ne poteva stable la coesione e la consistenza. Эти complessi di sintomi rappresentavano Entity di malattie, входят в Medicina и complessi dei sintomi organici или le sindromi sono considerati processi Difference di malattie.Egli presumeva che, una volta stabiliti e Definiti tali complessi, o sindromi, si potesse cercare dietro di essi una causa specifica o una serie di cause.
Nel 1896 г. Доктор Эмиль Крепелин определил per primo i sintomi schizofrenici sotto il termine "dementia praecox". Il suo lavoro portava a termine e closeddeva lo sviluppo della psichiatria descrittiva. (Il lavoro di Kraepelin influenza ancora largamente il mondo della psichiatria contemporanea).

Il lavoro storico di Bleuler (1857-1939) sulla schizofrenia (fu lui a coniare il termine) costituiva insieme sia un'estensione della Concezione psichiatrica di Kraepelin, sia una rivolta contro di essa e fu profondamente cheorisato dialéné de la de la de la de la freondamente, dealéné de de la de la de la de la de la de la de la de Poésée Алла Люс.Bleueler dette una nuova impstazione all ipotesi sulla schizofrenia, si staccò dalle descrizioni e dalle classificazioni che stavano a cuore a Kraepelin, dimostrando che i pazienti schizofrenici non soffrivano di una emozita di affavetto. Mise anche in Evidenza, tra questi disablei, il disordine mentale, in частности la perdita delle associazioni; Descrisse il pensiero autistico, che thinkrava più influenzato dalle emozioni che dalla realtà esterna.

Фонте: Зетцель Э.- Мейснер В.В., Psichiatria psicoanalitica, Boringhieri

.

Dott.ssa Giuliana Proietti

Jung e i tipi psicologici
Oggi, seguendo gli articoli del Guardian, parliamo ancora di Carl Gustav Jung, affrontando questa volta l'argomento dei Tipi psicologici ...
Leggi Tutto
Jung e gli archetipi
Продолжить презентацию новой синтезы из серии артиклей, обновленных с помощью Guardian, по запросу Carl Gustav Jung, cinquanta...
Легги Тутто

Dr. Giuliana Proietti
Psicoterapeuta Sessuologa
ANCONA FABRIANO CIVITANOVA MARCHE ROMA
CONSULENZA ONLINE ЧЕРЕЗ SKYPE
Для пользователей: 347 0375949 - [email protected]

E ’возможно anche fissare degli appuntamenti через Skype.
https://www.psicolinea.it/sostegno-psicologico-distanza/

Для легиона CV:
https://www.psicolinea.it/dr-giuliana-proietti_psicologa_sessuologa_ancona/

Для новых видеофильмов на YouTube
https: // www.youtube.com/user/RedPsicCdt

Для страницы Facebook
https://www.facebook.com/Giuliana.Proietti.Psicosessuologia

Per il Profilo Facebook
https://www.facebook.com/giuliana.proietti.psicologa

Psicolinea ti consiglia anche ...

Эмиль Крепелин

Эмиль Крепелин, 1926 г.

Эмиль Крепелин (урожденный 1856 г. в Нойштрелице, в Аллемане - мерт. В 1926 г.) является всем психиатром и считается создателем современной научной психиатрии.

Элев де Бернхард фон Гудден и Вильгельм Вундт, фонд экспериментальной психологии, самые лучшие усилия Крепелина, tout au long de sa carrière, de créer une классификация психических заболеваний, fondée sur descripts Clinique Objectifs. Aprèsvoir été professeur de Psychiatrie à l'université de Dorpat, en Estonie, jusqu'en 1890, il s'établit com Psychiatre à Munich.

La nosologie de Kraepelin

Sa nosographie s’est affinée à travers les huit éditions de son Traité de Psychiatrie publié de 1883–1909, et destiné aux médecins et aux étudiants.Крепелин является атташе по эволюции в периоды болезней и является основным фондом классификации по понятию. Une maladie s’individualise par son évolution. Dans la sixième édition de son traité, en 1889, Kraepelin précise le cadre nosographique des psychoses chroniques et distingue deux grantés morbides: les psychoses maniaco-dépressives et les démences précoces . Я использую термины психики для разработки этих психических методов, которые выражаются в высшей степени совершенной совести (серьезная проблема личности) и в отношениях между сыном и реальностью.

Маниакально-депрессивные психозы

La psychose maniaco-dépressive, aujourd'hui appelée Trouble bipolaire, est une maladie mentale caractérisée par l'alternance, selon un rythme et une fréquence très переменных, d'accès maniaques et d'accès dépresséles des libres de la derésélés de la de la de la de la de la la la la la la la de la la la la la la la la la la la Psychiatre бессимптомные и другие симптомы. C’est le prototype des dysthymies cycliques. Elles sont caractérisées par des trouble thymiques majeurs (проблемы человека), dont l’évolution est périodique.Kraepelin s’est beaucoup intéressé à l’étude des psychoses maniaco-dépressives, et en a independent quatre formes Cliniques:

  • Les états maniaques . Это определенное движение, связанное с возбуждением интеллекта и психомотрией, связанное с возвышением человека, переживающее грубость, и его крайнее возбуждение, не лишенное совести. Симптомы: постоянная усталость, постоянная активность, быстрое освобождение…
  • Les états dépressifs .Ils peuvent se traduire soit par une mélancolie simple (простое движение подавления), soit par une mélancolie grave voire confusionnelle affusionee de bouffées délirantes (proche des bouffées délirantes тревожно) и d’hallucinations. Il définit la mélancolie Com un état de depression grave, интенсивный, vécu avec un sentiment de douleur morale (tristesse profonde), et caractérisé par le ralentissement et l'inhibition des fonctions motrices (anesthésieffective).
  • Les états fondamentaux , caractérisés par la persistance des issues thymiques.
  • Les états mixtes : c'est la présence, à la fois, d'éléments de la série maniaque et dépressive sur une même période chez un Patient.

Les démences précoces

Определенное состояние, связанное с психическим хроническим воздействием на подростка или подростка, обнаруживает серьезные проблемы, интеллектуальные и эмоциональные, а также прогрессивную эволюцию по сравнению с неистощимой психикой. Это симптомы проблем, связанных с воспоминаниями, языками, рассуждениями, отказами и противодействием (comportement de refus et d'opposition aux предложения d’autrui), манипуляциями и периодами возбуждения.Kraepelin en distingue quatre formes:

  • La forme hébéphrénique . On retrouve dans cette forme tous les sizes déficitaires intellectuels et on, наблюдайте за психомоторным торможением, c'est-à-dire un ralentissement moteur et психологический (bradykinésie), ainsi qu’un important négativisme, et du mutisme. (voir hébéphrénie)
  • Кататоническая форма . Cette forme est caractérisée par une catatonie et une catalepsie. Catatonie: comportement moteur plus ou moins constant qui ne repond pas de manière Adaptée aux стимуляции в окружающей среде и в сочетании с сувенирами и стереотипами.Это характерно для спонтанного движения инициатива, устройство без реакции на раппорт в духе, подражание фигу. (Voir aussi catatonie). Каталепсия: caractérisé caractérisé par une Rigidité Musculaire specific, Dite Rigidité plastic. (Voir aussi catalepsie).
  • Параноидальная форма . L’affaiblissement intellectuel s’accompagne d’un délire paranoïde, c'est-à-dire flou, imprécis, sans construction logique, dans lequel le sujet aborde des thèmes très varés (délire non systématisé).
  • La forme paranoïde atténuée . Le délire est plus diffus, и desagrégation de la personnalité du sujet s’observe beaucoup moins rapidement.

La démence précoce a pris le nom de schizophrénie avec Eugen Bleuler en 1908.

Этиология

Dans la 8 e et dernière édition de son Traité de Psychiatrie , parue en 1909, Kraepelin s’attache à l’étiologie des maladies mentalales, и обнаружены различия между экзогенными и эндогенными недугами.

  • Les maladies exogènes sont dues à des причин extérieures au malade, provoquées par un ou des événement (s) de sa vie. L’origine psychogène de ces maladies leur permet d’évoluer vers la guérison (излечимые болезни).
  • Les maladies endogènes sont dues à des модификаций психического человека, психологических факторов, передающих наследственность (теория вырождения) или рендеринга, направленного на обнаружение существующего, неизлечимого пациента.Ces maladies ont une évolution chronique correisant à plus ou moins long terme à une déchéance Complète du Patient (неизлечимые болезни). Elles nécessitent donc un enfermement asilaire définitif. Dans la nosographie de Kraepelin, la psychose maniaco-dépressive et la démence précoce sont deux maladies chroniques et endogènes. О проблемах, связанных с глубоким пессимизмом, количественными возможностями терапевтического лечения эндогенных болезней.

Путешествие на Яву

В 1904 году Крепелин совершил путешествие по Яве, испытав всемирную классификацию.Это может быть определенное количество проблем, связанных с конкретным регионом, в пределах лата , для устранения проблем с корреспонденцией с определенными требованиями. Ce voyage marque la naissance de la «психиатрия сравнения» [1] .

Психология

Malgré un intérêt très peu marqué pour les traitements mentalriques ou psychothérapeutiques, il disait notamment à ses élèves: Méfions-nous, méfiez-vous, jeunes médecins qui m'écoutere découtez, le foutez , malheureusement n'arrive que redument rapidement [2] .Kraepelin s'intéressait а ля психология, et était un élève de Wilhelm Wundt. Toute sa vie, il restera en contact avec son père spirituel . En 1895, журнал Kraepelin devenait directeur d'un, Psychologische Arbeiten . Surtout des article sur la Psychoologie expérimentale y voyaient jour, mais, une fois, Kraepelin lui-même y publia ses recherches sur le langage de rêve. Un article exceptionnel, bien sûr, mais néanmoins important! C'était un article dans lequel Kraepelin s'aventurait dans la recovery of liens associatifs dans le domaine du langage de rêve.L'article était publié en 1910 dans Psychologische Arbeiten , mais était déjà disponible en forme de cahier en 1906. Dans 1906, Kraepelin publia aussi une monographie, avec un peu plus d'exemples, sur le langage de rêve.

Библиография

Эмиль Крепелин

Leçons Cliniques sur la démence précoce et la psychose maniaco-dépressive , Ed .: L'Harmattan, 2000, Collection Psychanalyse et civilizations, (ISBN 2738462413)
La folie maniaque-dépressive , trad.Жорж Пойер, Эд Дж. Миллон, 1993, (ISBN 978-2-1-92-6)

Références

  1. Перейти к тексту Kraepelin sur son voyage à Java a été traduit en français et commenté в : Huffschmitt L.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *