Эгоизм это не когда человек делает то что хочет а: Эгоизм — это не значит жить так, как хочешь, это требование к другим жить так, как вы этого хотите.

Эгоизм это не когда человек делает то что хочет а: Эгоизм — это не значит жить так, как хочешь, это требование к другим жить так, как вы этого хотите.

Содержание

Эгоизм — это не значит жить так, как хочешь, это требование к другим жить так, как вы этого хотите.

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Жить так, как вы хотите — это не эгоизм. Эгоизм — это когда другие должны думать и жить так, как вы хотите.

Оскар Уайльд (500+)

Учись так, как будто тебе предстоит жить вечно; живи так, как будто тебе предстоит умереть завтра.

Отто фон Бисмарк (40+)

Мечтай так, как будто будешь жить вечно. Живи так, как будто завтра умрешь.

Виктор Цой (40+)

Жить надо так, чтобы другим было хорошо от того, что ты живешь.

Николай Алексеевич Островский (1)

Никогда не пользуйтесь советами людей, которые живут не так, как мечтаете жить вы.

Бодо Шефер (10+)

Мужество нужно, чтобы жить так, как тебе хочется.

Дорога перемен (10+)

Хватит вести себя так, как будто Вам осталось жить 500 лет!

Билл Гейтс (30+)

Жить вдвоём — значит вместе решать проблемы, которых не возникло бы, если бы вы не начали жить вдвоём.

Зеркало Кассандры (Бернар Вербер) (50+)

Имейте безмерную наглость поступать так, как хотите именно вы!

Неизвестный автор (1000+)

Если вы хотите свободы и радости, неужели вы не видите, что этого нет нигде вне нас? Скажите себе, что это у вас есть — и это у вас будет! Действуйте так, как будто она ваша, и она будет ваша!

Ричард Дэвис Бах (50+)

Самые остроумные высказывания Оскара Уайльда

В день 160-летия Оскара Уайльда «Газета.Ru» собрала самые ироничные афоризмы знаменитого английского писателя, которые нужно знать любому современному острослову.

Оскар Уайльд прожил 46 лет, написал прекрасный «Портрет Дориана Грея», девять пьес, десяток сказок и рассказов, стихотворений и поэм, умел выглядеть как денди, мыслить как философ, любить как мужчина и говорить как самый остроумный человек на свете. Он побывал на дне и вершине и научил нас тому, что нет ничего честнее парадоксов — и в жизни, и в чувствах, и в искусстве, — лишь тот, кто умеет чувствовать иронию, умеет чувствовать нежность. «Газета.Ru» выбрала лучшие цитаты британского классика, которые говорят о нас больше, чем мы знаем о себе сами.

1. Ничто так не мешает роману, как чувство юмора у женщины и его отсутствие у мужчины.

2. Спорить — это так вульгарно. Ведь в приличном обществе всегда придерживаются одного и того же мнения.

3. В наш век газеты пытаются заставить публику судить о скульпторе не по его скульптурам, а по тому, как он относится к жене, о художнике — по размеру его доходов и о поэте — по цвету его галстука.

4. Дружба между мужчиной и женщиной невозможна. Страсть, вражда, обожание, любовь — только не дружба.

5. Это хорошо, что вы курите. Каждому мужчине нужно какое-нибудь занятие. И так уж в Лондоне слишком много бездельников.

6. Влюбленность начинается с того, что человек обманывает себя, а кончается тем, что он обманывает другого.

7. Главный вред брака в том, что он вытравливает из человека эгоизм. А люди неэгоистичные бесцветны, они утрачивают свою индивидуальность.

8. В жизни бывают только две настоящие трагедии: одна — когда не получаешь того, чего хочешь, а вторая — когда получаешь.

9. Мужчина всегда хочет быть первой любовью женщины. Такое у них нелепое тщеславие. Женщины более чутки в таких вещах. Им хотелось бы стать последней любовью мужчины.

10. Самые нелепые поступки человек совершает всегда из благороднейших побуждений.

11. Надеюсь, вы не притворяетесь безнравственной женщиной, будучи на самом деле женщиной добродетельной? Это было бы непростительным лицемерием.

12. Всякое желание, которое мы стараемся подавить, бродит в нашей душе и отравляет нас. А согрешив, человек избавляется от влечения к греху, ибо осуществление — это путь к очищению. После остаются лишь воспоминания о наслаждении и сладострастие раскаяния. Единственный способ отделаться от искушения — уступить ему.

13. Бессмысленно делить людей на хороших и дурных. Люди бывают либо очаровательны, либо скучны.

14. Женщины обладают удивительным чутьем: они способны обнаружить что угодно, за исключением очевидного.

close

Единственный свой роман «Портрет Дориана Грея» Оскар Уайлд написал в 1891 году. Первый фильм по книге был снят в 1900-е годы, а всего его экранизировали более 30 раз. В 2009 году вышел «Дориан Грей» с Беном Барнсом и Колином Фёртом. Образ Дориана Грея иногда выходил в кино не совсем каноническим — например, в фильме 2003 года «Лига выдающихся джентльменов», в котором он становится бессмертным и одним из участников группы супергероев. Впрочем, фильм основан не на романе Уайльда, а на серии комиксов. Сыграл Грея ирландский актер Стюарт Таунсенд Еще одной любимой киношниками работой Уайльда стала новелла «Кентервильское привидение». Они принялись за историю привидения, едва не доведенного до отчаяния американской семьей, только в 1940-е, но около 20 лент у них вышло. Одна из них — картина 1996 года, роль призрака в которой сыграл Патрик Стюарт. Не прошли мимо «Кэнтервильского привидения» и в СССР — в 1972 году вышел рисованный мультфильм Валентина и Зинаиды Блумберг, основанный на этом рассказе. Индийский Болливуд тоже экранизировал этот рассказ — на свой лад, в супернатуральной комедии «Призрак виллы Натхов» (Bhoothnath), вышедшей в прокат в 2008 году.

15. В наши дни большинство людей умирает от ползучей формы рабского благоразумия, и все слишком поздно спохватываются, что единственное, о чем никогда не пожалеешь, это наши ошибки и заблуждения.

16. Человек очень смущается, когда говорит от своего лица. Дайте ему маску, и он скажет вам всю правду.

17. Всегда — это пустое слово. Между капризом и вечной любовью разница только та, что каприз длится несколько дольше.

18. В России нет ничего невозможного, кроме реформ.

19. Я — единственный на свете человек, которого мне бы хотелось узнать получше.

20. Все решительно неспособные чему бы то ни было учиться взялись поучать — вот чем увенчалась наша страсть к образованию.

21. В старые добрые времена книги писали писатели, а читали все. Теперь же книги пишут все, но не читает никто.

22. Всякий раз, как со мной соглашаются, я чувствую, что сболтнул глупость.

23. Вульгарность — это просто-напросто поведение других людей. Другие — вообще кошмарная публика.

24. Истинны в жизни человека не его дела, а легенды, которые его окружают. Никогда не следует разрушать легенд. Сквозь них мы можем смутно разглядеть подлинное лицо человека.

25. Своих мужей всегда ревнуют некрасивые женщины. Красивым — не до того, они ревнуют чужих.

26. Если я проведу остаток жизни в парижском кафе за чтением Бодлера, это будет более естественнее, чем если я наймусь подстригать живые изгороди или сажать какао по колено в грязи.

27. Женщина начинает с отражения наступления мужчины, а кончает тем, что отрезает ему путь к отступлению.

28. Не выношу вульгарный реализм в литературе. Человека, называющего лопату лопатой, следовало бы заставить работать ею — только на это он и годен.

29. До тех пор, пока война считается порочной, она сохранит свое очарование. Вот когда ее сочтут пошлой, она перестанет быть популярной.

30. Никогда не следует доверять женщине, которая называет вам свой возраст. Женщина, сказавшая это, может рассказать что угодно.

31. Я обычно говорю то, что у меня на уме. В наши дни это большая ошибка: тебя слишком часто понимают неправильно.

32. О футболе я самого лучшего мнения. Отличная игра для грубых девчонок, но не для деликатных мальчиков.

33. Очень опасно встретить женщину, которая полностью тебя понимает. Это обычно кончается женитьбой.

Почему бизнесмен волен делать что хочет — Секрет фирмы

Альтруизм несостоятелен — так считает писатель Питер Шварц, почётный член и бывший председатель совета директоров Института Айн Рэнд. Следуя её философии объективизма, Шварц утверждает, что разумный эгоизм пойдёт на пользу обществу и бизнесу. «Секрет» выбрал из манифеста в защиту эгоизма наиболее яркие моменты, которые могут прийтись по духу многим предпринимателям.

В кандалах альтруизма

Большинство из нас в повседневной жизни не стремятся быть альтруистами и не являются ими. Мы живём, как хотим, а не как должно, мы постоянно нарушаем кодекс альтруизма, но при этом считаем его безусловно правильным, ни на секунду в этом не сомневаясь. Законы альтруизма — как кандалы на ногах: с ними мы вряд ли доберёмся до заветной цели и никогда не станем новыми биллами гейтсами.

Но обратим свой взор на самого Билла Гейтса. Прежде чем стать мультимиллиардером, он немало потрудился. Но чем же он гордится больше всего на свете? Вовсе не тем, что создал великолепную линейку продуктов и открыл пользователям гаджетов новые горизонты и краски жизни. На самом деле сегодня главное детище Билла Гейтса — это его благотворительный фонд. Гейтс призывает всех последовать его примеру и стать такими же рыцарями-филантропами. Оказывается, если судить с точки зрения морали, вся прибыль от Microsoft — результат корыстной деятельности.

Большинство людей, активно работающих ради личных интересов, хоть и с неохотой, но всё же соглашаются с утверждением, что имущие должны служить неимущим. Как и прежде, самопожертвование считается высочайшим проявлением гуманизма. Мы упорно продолжаем нарушать заповеди альтруизма, но вместо того, чтобы стукнуть кулаком по столу, занимаемся самобичеванием. Так верующие грешат и каются. Мы хотим стать такими, как Билл Гейтс, но нашим нравственным идеалом остаётся мать Тереза. С ног до головы мы связаны путами вины, и нет узлов крепче тех, которые завязываем мы сами. Чем больше мы сокрушаемся из-за того, что не соответствуем нравственным идеалам, тем сильнее затягивается на нашей шее удавка альтруизма.

Что такое настоящий эгоизм

Поборники альтруизма не хотят, чтобы эгоистов считали всего лишь людьми, занимающимися своим делом и не приносящими никому вреда. И хотя между созидателями и разрушителями, например между Уорреном Баффеттом, который делает деньги, и Бернардом Мейдоффом, который их крадёт, — дистанция огромного размера, границы намеренно размываются. Альтруисты водят нас за нос, прибегая к подмене понятий.

Отказ от сегодняшних удовольствий ради будущих благ альтруисты называют самопожертвованием. Но если кто-то упорно трудится, чтобы стать выдающимся нейрохирургом или скрипачом, причём здесь жертва? Совершенно ни при чём. Напротив, распланировать свою жизнь так, чтобы в будущем получить максимальную отдачу (и в материальном, и в духовном смысле), — значит поступать как самый настоящий разумный эгоист. Пожертвовать ладью, чтобы взять ферзя, — не слабый, а, напротив, очень сильный ход.

Альтруисты не видят разницы между совершенно разными поступками. Инвестиции в собственное будущее (сегодня ты откладываешь доллар, чтобы в будущем получить два) они называют самопожертвованием. Но ведь такая модель поведения в корне отличается от действительно жертвенного поступка, когда ты отдаёшь свои два доллара навсегда, становясь «сторожем брату своему».

Истинный эгоист не бросается выполнять каждое своё неразумное желание. В ваших интересах уметь сказать «нет» своим чувствам и страстям.

Личные интересы — двигатель прогресса

Каждая единица нашего достояния является результатом обмена благами между продуктивно работающими людьми. У булочника мы покупаем хлеб, у застройщика — дом. Наёмный работник получает зарплату, держатель акций — дивиденды. Личные интересы мотивируют людей участвовать в обмене благами, становясь всё богаче.

Между разумными людьми конфликта интересов возникнуть не может, потому что они живут по общим правилам, не только понимая, что такое личные интересы, но и зная генезис этого понятия. Компании могут конкурировать за заказы, желающие получить работу — за вакансии, но разумные эгоисты прекрасно понимают, что конкуренция — в их интересах и что проигравшая сторона не будет жертвой.

Конкуренция нам выгодна, потому что благодаря ей работу получает самый достойный соискатель. Если кто-то вас обошёл, это не значит, что у вас отняли нечто принадлежащее вам. Да, вы проиграли, но у вас было право убедить работодателя, что нужны ему именно вы, и это право не нарушено. Более удачливый соискатель не причинил вам никакого ущерба.

Впрочем, бывает и по-другому. Человек, ничего из себя не представляющий, может заявить, что топ-менеджеры компаний из списка Fortune 500 нарушают его права, — ведь на их месте хотел бы быть он. Он хочет зарабатывать столько же, сколько они. Убийственный аргумент! А другой бездельник считает, что работа сама должна упасть ему в руки, как будто вакансии растут на деревьях, как груши. Хождение по собеседованиям, заполнение анкет — всё это не для него, это ущемляет его интересы. Только вот своё недовольство такие люди направляют не по адресу. Они живут в выдуманном мире, наивно полагая, что одного их желания достаточно для получения желаемого. Но ведь помимо желания должна быть ещё и цель, и средства для её достижения.

Эгоизм идёт на пользу обществу

Если город приобретает земельный участок, чтобы разбить парк, это делается в интересах общества. А если частное лицо покупает землю, чтобы построить на ней торговый центр, его интересы общественными не считаются. Но почему? Потому что в первом случае используются государственные ресурсы, т.е. бюджетные средства? Вряд ли нас устроит такой ответ. Наоборот, государство тратит деньги на парк именно потому, что считает его полезным для общества, а частный торговый центр — нет. Но ведь и городской парк, и торговый центр одинаково служат обществу. Чем частный кинотеатр хуже муниципальной библиотеки?

Другой пример. Любой из нас может пойти в государственный музей или поставить машину на частную стоянку. Торговые центры, кинотеатры и автостоянки удобны, они делают нашу жизнь лучше. Если перейти на язык цифр, скажите, пожалуйста, что более ценно для общества — Йеллоустонский заповедник (3 млн посетителей в год), парк Disney World (45 млн посетителей в год), Бронксский зоопарк (2 млн посетителей в год) или универмаг Mall of America в Миннесоте (40 млн покупателей в год)? Какие критерии следует использовать, чтобы отличить общественные интересы от частных? Неужели, отправляясь в Йеллоустон, человек становится частью общества, а в Диснейленде превращается в частное лицо?

Что же отличает одно от другого? Способ предоставления товара или услуги. В первом случае товар или услуга предоставляются бесплатно, во втором — за деньги. Если коммерческая организация взимает с клиентов плату, она преследует свои частные интересы, если что-то предоставляется бесплатно, — речь идёт о благе общества. Но кто-то же платит за все эти удовольствия? Деньги же не берутся из воздуха. Всё имеет свою цену. А значит, финансовые расходы ложатся на чьи-то плечи и затрагивают чьи-то личные интересы.

Если речь идёт о «частном», всё просто: ты платишь за то, что тебе нужно. Например, Disney World процветает, потому что посетители приходят туда снова и снова. Парк оправдывает ожидания потребителей продукции индустрии развлечений. Если кому-то такой вид отдыха не по душе, он может пойти в другое место и оставить свои деньги там. При этом ничьи интересы не пострадают.

Альтруисты мешают свободному рынку

Поборников общественных интересов не интересует, чего, собственно, хотят люди. Ради общественной пользы не только разбивают парки и создают зоопарки. Прикрываясь этой пользой, государство находит множество других способов вмешиваться в нашу жизнь. Гражданам отказывают в праве самим решить, что им нужно, а что — нет.

Например, в Нью-Джерси запретили бензоколонки самообслуживания, а в Нью-Йорке таксистов обязали установить в салонах навигаторы. И всё это, заметьте, было сделано якобы в интересах общества. Спасибо за заботу, но, возможно, некоторые автовладельцы хотели бы сами заливать бензин в баки, а таксисты могли бы обойтись без навигаторов.

Производители и потребители в состоянии сами разобраться во всём этом, без вмешательства государства. Если спрос достаточно велик (а предприниматели, в отличие от государства, не могут не реагировать на сигналы рынка), одни бензоколонки могут предоставлять полный пакет услуг, другие — перейти на самообслуживание. Если владелец бензоколонки, вложивший в свой бизнес время, деньги и труд, и его постоянные клиенты предпочтут самообслуживание, так тому и быть. Каждая бензоколонка, отказавшаяся от самообслуживания по приказу чиновника, — пример отсутствия возможности свободного выбора.

В условиях свободного рынка одни таксисты будут пользоваться навигаторами, а другие — нет, чтобы не заставлять пассажиров платить за дополнительную услугу. Каждый получает не то, что он хочет, и не то, что он ему навязывают законодатели, а то, за что он готов платить. Спрос рождает предложение, одна сторона удовлетворяет потребности другой.

Эгоизм даёт право выбора

Признать за человеком право выбора — значит согласиться с тем, что он способен самостоятельно строить свою жизнь и что она принадлежит только ему. Альтруисты не могут согласиться с этим: наша жизнь должна принадлежать остальным, и только эти остальные вправе решать, когда, как и сколько мы должны жертвовать. У нас нет права сбросить кандалы. Если владелец фитнес-клуба не хочет, чтобы инструктором по аэробике у него работала толстуха, то, в соответствии с нашими альтруистическими законами, суд заставит его уступить. Человек, живущий «под бременем обязательств», лишён права выбора. Это право есть только у коллектива.

Но право всегда индивидуально: его носителем является отдельная личность. Не существует коллективных прав человека. Право всегда относится к вашей жизни, вашей свободе и собственности, к вашему стремлению обрести счастье.

Идеальная система — капитализм

Важно подчеркнуть, что, говоря о капитализме, мы имеем в виду отнюдь не ту неэффективную, зарегулированную и подконтрольную государству систему, в которую давно превратилась экономика США. Имеется в виду система laissez faire, основанная на свободной конкуренции и, как и Церковь, полностью отделённая от государства.

С одной стороны, при идеальной капиталистической системе государству никто не позволит мешать вам. Если вы захотите открыть ларёк для чистки обуви, вам не придётся покупать лицензию. Никто не заставит вас выкладывать сотни тысяч долларов, чтобы получить разрешение на использование личного автомобиля в качестве такси.

С другой стороны, при такой системе все оказываются в равных условиях. Если вы захотите стать провайдером кабельного телевидения, государство не позволит вам получить франшизу в обход конкурентов. Скотоводы и садоводы не будут иметь права требовать от Вашингтона повышения ввозных пошлин на мясо и фрукты. Если вы вознамеритесь построить стадион, никто не позволит вам финансировать строительство за счёт выпуска государственных облигаций. Никакие компании, сколько бы они ни декларировали приверженность «общественным интересам», не должны получать от государства субсидии, гранты, гарантии погашения долга и дотации. Каждый должен отвечать за себя сам. Государство не имеет права использовать свои ресурсы и механизмы, чтобы «вытащить» или «утопить» тот или иной проект.

Капитализм подвергается массированным нападкам именно по причине важнейшего заложенного в нём принципа — справедливости. Чем вы более талантливы и чем более эффективно вы работаете (судя по сигналам свободного рынка), тем выше ваше вознаграждение. Зарплата генерального директора компании может в 100 раз превышать зарплату скромного вахтёра. Но ведь руководитель и делает для процветания компании в 100 раз больше, чем вахтёр. Возможно, последнему не хватает денег, но в этом нет никакой несправедливости, поскольку генеральный директор получает пропорционально своему вкладу в успех компании.

Предприниматель должен заботиться о прибыли

Альтруизм отрицает ценность богатства, заставляя производителей удовлетворять потребности тех, кто ничего не создаёт. Но разве прибыльный бизнес не приносит пользы владельцам и клиентам? Альтруизм даёт на этот вопрос отрицательный ответ. Ведь потребители получают только то, за что заплатили, а работники — только то, что, по мнению работодателя, они заработали. Это сделка, а альтруисты презирают товарно-денежные отношения, — ведь люди получают только то, что заслуживают, и не более того. Альтруисты ценят только бесплатную раздачу незаработанных благ через совершение жертвы и принятие этой жертвы.

На самом деле лучшей гарантией безопасности и высокого качества продукции является именно забота о получении прибыли. Любая уважающая себя компания наращивает доходы не для того, чтобы всучить нам ненужный товар и тут же уйти с рынка. Высокое качество продукции — необходимое условие процветания бизнеса. Покупатель должен быть доволен, — только тогда он снова купит товар, а значит, компания будет расти и развиваться.

Любое коммерческое предприятие дорожит своей репутацией, иначе конкуренты вытеснили бы его с рынка. Чем строже покупатель подходит к вопросам качества и безопасности продуктов, тем выше планка. Это выгодно производителю, так как способствует укреплению репутации фирмы. При капитализме процветает только бизнес, рассчитанный на длительную перспективу. Попытавшись срезать путь к цели, вы долго будете пожинать горькие плоды.

Гордитесь своим эгоизмом

Мы все равны, твердят нам. Это означает: мы все одинаково ничтожны. Нет людей совершенных, у каждого есть какой-нибудь изъян. Героев тоже нет, а есть только колоссы на глиняных ногах. Общественные деятели постоянно одёргивают нас, чтобы мы не начали считать себя хорошими. Успешный предприниматель гордится состоянием, нажитым честным трудом? Ему говорят, что он «в долгу перед обществом».

Наступление на эгоизм набирает обороты, и альтруисты делают всё, чтобы снизить нашу самооценку. Альтруисты не хотят, чтобы люди поняли главное: самоуважение можно только заслужить. Оно зависит от наших конкретных достижений.

В отличие от самопожертвования, которым невозможно заниматься постоянно, личные интересы можно и должно соблюдать всегда. Жизнь требует от нас всегда быть разумными. Мы всегда должны переходить дорогу на зелёный свет: достаточно хоть раз зазеваться, и можно попасть под машину. Мы должны всегда следить за своим питанием: достаточно один раз проявить неосторожность, и можно отравиться и умереть. Мы должны всегда заботиться о своих личных интересах: малейшая небрежность — и у вас будет куча неприятностей.

Не извиняйтесь за собственный эгоизм. Наоборот, гордитесь им. Ведь вы никому не отдали свою жизнь и своё неотъемлемое право на счастье. Вы должны гордиться своим выбором. Вы не раб, пресмыкающийся перед своим господином и поставивший крест на собственной жизни. Вы — человек, исполненный чувства собственного достоинства и сделавший выбор в пользу жизни — величайшей ценности в мире.

Читайте книгу на Bookmate

Книга предоставлена издательством «Альпина Паблишер»

Принцип здорового эгоизма

Эгоизм в наше время уже не считается однозначно негативной чертой, но споры о нем продолжаются. Одни обвиняют в эгоизме окружающих, другие полагают, будто сами слишком себялюбивы.

На самом деле существуют два разных варианта эгоизма – здоровый и нездоровый. И они очень сильно отличаются. В первом случае человек ставит на первое место себя и свои интересы, но также учитывает интересы остальных. Он способен пойти на компромисс. Во втором – думает исключительно о себе и не готов поступиться ничем. Здоровый эгоизм – естественная черта, в то время как нездоровый – признак внутренних проблем и нелюбви к себе.

Кто важнее – я или другие?

Здоровый человеческий эгоизм основан на правильной расстановке приоритетов.

Кого вы ставите на первое место – себя, мужа, детей, может быть, родителей? В психологии существует модель расстановки приоритетов, которая включает и самого человека, и его семью, и хобби, и карьеру. Мы не будем рассматривать здесь всю модель целиком – это тема для отдельного интересного разговора. Главное – это первый пункт. Оптимальным считается, когда человек ставит на первое место самого себя – то есть является здоровым эгоистом.

Это идет на пользу не только ему самому, но и окружающим. Человек, который умеет заботиться о себе, может и любить других. Он готов с радостью делиться тем, что у него есть. В то время как тот, кто постоянно жертвует собой, обычно внутренне неудовлетворен, так как подавляет свои естественные желания. Такой человек не умеет отказывать и делает что-то не потому, что хочет, а потому, что считает себя обязанным. И часто он (сознательно или бессознательно) ожидает, что его жертву оценят и воздадут ему должное. То есть пытается взять ответственность за других, но не берет ответственность за себя самого.

Почему я так уверенно говорю об этом, как о проигрышной позиции? Почему нельзя, например, поставить на первое место любимого мужа? Или детей? Неужели невозможно сначала порадовать близких, а потом уже себя?

Проблема в том, что это так не работает. Тот, кто не умеет любить себя, не может по-настоящему любить и других. Любовь к себе и забота о собственных интересах – то, что свойственно нам от рождения, инстинктивно. И если мы это не проявляем – значит, в нас подавлены естественные устремления. И в результате мы не можем толком заботиться ни о себе, ни о других.

За кого мы отвечаем?

Представьте, что вы – проект Бога (или вселенной, если вам больше нравится). Вокруг вас – такие же проекты – другие люди. У каждого есть свой ответственный – личность. То есть вы – директор уникального предприятия – вашей жизни. Другой такой больше нет. И вы – единственный, кто может привести это предприятие к успеху или краху… Ведь вы лучше всех знаете себя, свои особенности, таланты, слабые и сильные стороны, интересы и предпочтения.

Иными словами, вы сами – ваша главная зона ответственности. Ни один другой человек не может сделать вас счастливым, наполненным и радостным, исполнить ваши мечты и дать вам то, в чем вы нуждаетесь. И потому ваша главная ответственность – это не ваши дети, родители или муж. А именно вы.

Вы на самом деле отвечаете за себя перед Богом или вселенной. Поэтому ваша задача – как можно полноценнее и счастливее прожить свою жизнь.

Почему еще важно быть эгоистом?

Для многих все это звучит очень провокационно. Ничего удивительного – многие из нас воспитаны в убеждении, что надо в первую очередь думать о других и быть хорошим. Но на самом деле любовь к себе и забота о себе – лучший способ заботиться о других.

В первую очередь потому, что мы все влияем друг на друга. Ваше развитие, радость и гармония станут хорошим примером для близких. И во вторую, потому, что по-настоящему счастливый человек обычно не останавливается на собственном счастье. Он хочет радовать и окружающих. И это «радовать» не имеет ничего общего с «радуй других», сценарной установкой, которая помогает восстанавливать самооценку. Это желание отдать, которое происходит из наполненности, когда у нас так много, что хочется начать делиться. К этому нужно прийти, но это может по-настоящему осчастливить наших близких и осветить их жизнь.

Здоровый эгоизм вообще и предполагает, что вам не может быть хорошо, когда близким людям плохо. Вы заботитесь о себе, а потом о своих близких людях, что бы им тоже было хорошо. В результате вам хорошо и им хорошо. Любовь к другим начинается с любви к себе.

Для тех, кто думает в первую очередь о детях и рассуждает в ключе «лишь бы им было хорошо, а я уж как-нибудь», у меня и вовсе плохие новости. Дело в том, что, мысля подобным образом, вы оказываете детям медвежью услугу. Наблюдая вас и вашу жертвенность, они либо вырастают настоящими «нездоровыми эгоистами», и считают, что им все должны, либо начинают копировать ваше поведение – и тоже не живут для себя, а находят какие-то внешние точки приложения сил – собственных детей, мужей, работу, лишь бы не заниматься собой.

Необходимое внимание или приоритет?

Очень часто в ответ на «пропаганду» здорового эгоизма в отношениях я слышу что-то вроде «Как же я могу не заботиться о своих маленьких детях в первую очередь? Они же пропадут без меня!». Или «Если я не буду помогать родителям, они не справятся». И это отчасти правда.

Но речь не идет о том, чтобы забросить все, а самой лежать в ванне и красить ногти. Речь исключительно о балансе. Естественно, необходимость ухаживать за младенцем вносит свои коррективы – вы должны заниматься им подолгу. Но важно уделять себе внимание, несмотря ни на что! И даже если временно не получается – в любом случае помнить и осознавать свои ценности, себя и собственные интересы. То же касается и родителей. Если им нужна забота – помогайте им, но не в ущерб себе. Вам должно хватать времени на себя и свою жизнь.

А чем плох нездоровый эгоизм?

При нездоровом эгоизме фокус внимания направлен не «сначала на себя, потом на других», а исключительно на себя. То есть нет никакой «таблицы приоритетов», а просто есть я и мои интересы. Чем неконструктивна такая позиция?

Дело в том, что это отношение не возникло из пустоты. Оно является компенсацией неуверенности и страхов человека, пониженной самооценки. Тот, кто действительно любит себя, не нуждается в постоянном подтверждении своей значимости, ему интересны и другие люди тоже.

Кроме того, тотальных эгоистов часто отличает неумение ценить то, что они получают. Они очень нацелены на результат, и это, конечно, помогает им достигать целей. Но часто, получив желаемое, они не успевают насладиться, и очень быстро переключаются на следующие желания. И в результате все обесценивают и ничем не довольны.

***

Впрочем, большинству из нас чаще свойственно забывать о себе ради других. И это не делает счастливыми ни их самих, ни окружающих. Поэтому я желаю вам развивать здоровый эгоизм, любить себя и заботиться о себе. А уже потом отдавать что-то другим – из нового чувства наполненности и самодостаточности.

Вадим Куркин

Если плюют в спину значит. Если тебе плюют в спину, значит ты впереди

Экология жизни. Психология: Нас воспитывали в семье, в школе, в обществе. И «воспитали» так, что человек закабален уже сам по себе, в своей голове.

Для начала я попрошу вас произнести следующую фразу: «Я — эгоист. Я смело и с радостью беру от жизни все, что мне нужно для развития и достижения целей».

А теперь загляните в себя и почувствуйте какие ощущения у вас возникают от этой фразы.

Протест? Страх? И, наверняка, много других негативных чувств…. то же самое происходит с большинством людей… к сожалению.

В идеале эта фраза должна была бы вызывать в вас прилив драйва, радости и силы. Но дело в том, что нас с детства почти всех воспитывали определенным образом, согласно устоям общества, нас ограничивали и многое запрещали.

Нас воспитывали в семье, в школе, в обществе. И «воспитали» так, что человек закабален уже сам по себе, в своей голове. Системе очень выгодно, когда человек лишен своего Я, а лучше вообще высоких целей и воли их достичь. Нас воспитали так, что мы контролируем себя сами и сами же ставим рамки. Наверняка вы часто спрашиваете себя: хорошо ли\ правильно ли я поступаю? Что скажут люди? Не наврежу ли я кому-нибудь? И задаете себе прочие подобные вопросы.

Так нам приходится подстраиваться к жизни, искать свой тихий уголок, с молодости доказывать всему миру личную ценность.

Но ведь человек был рожден в мир, чтобы властвовать над ним, брать от жизни все, что она может предложить. Человек рожден жить для себя и ставить свои интересы в первую очередь. Как сказано в Библии: спасись сам и вокруг спасутся многие.

А теперь важное уточнение. Здесь речь идет о здоровом эгоизме, но есть еще и больной эгоизм.

А вот здоровый эгоизм заключается в следующем:

  • человек знает законы Вселенной и умеет взять все, что ему нужно не нарушая баланса в связи человек-мир. Заметьте, ВЗЯТЬ, а не урвать. Чувствуете разницу?
  • человек любит и уважает себя. В первом случае он скорее пытается доказать себе и миру свою большую значимость и движим он слабостью. А здоровый эгоист исполнен высокого достоинства, которое происходит из уверенности в себе, своих силах и спокойствия. На этом уровне приходит понимание, что нет никакого смысла воевать с миром, с ним можно взаимовыгодно сотрудничать.
  • жизнь становится более осознанной. Здоровый эгоист знает, что делает, почему делает и чего хочет получить в результате. Он идет к своей цели и не слушает никого, не оглядывается назад.

Если вам плюют в спину, знайте, что вы впереди

Есть анекдот очень четко отражающий принципы по которым живут здоровые и больные эгоисты:

Большие белые птицы собирались улетать в тёплые края. И тут мимо них летит маленькая серая птичка.

Полетели с нами в тёплые края — сказали большие белые птицы.

А-а-а, Мы полетим над океаном, у вас сильные крылья, вы сможете приодалеть океан, а я нет!

Нет, маленькая птичка, мы возьмём тебя к себе на спину и ты не погибнешь!

А-а-а, сказала маленькая птичка, мы полетим высоко, вы большие птицы у вас тёплое оперение, а у меня не тёплое я замёрзну!

Ты не замёрзнешь маленькая птичка, мы спрячем тебя в своём тёплом оперении!

А-а-а, сказала маленькая птичка, вы большие сильные птицы, вы сможете добывать себе корм, а я не смогу и погибну!

Мы будем кормить тебя, маленькая птичка!

А-а-а…

Да пошла ты на фиг, маленькая серая птичка!!!- сказали большие белые птицы и улетели.

Маленькая серая птичка потому и маленькая, что живет маленьким мирком, с маленькими целями, достигнув которые полагает свою жизнь безмерно удавшейся, застревает на уровне желаемого комфорта и так доживает свои дни. Маленькая серая птичка всегда всего боится и обо всем беспокоится. В ее жизни слишком много суеты.

С большими белыми птицами все обстоит с точностью до наоборот. Они знают как широк мир и каковы его ресурсы и прочее в том же духе. Они действуют по принципу:

Бери то, что любишь, иначе придется полюбить то, что дали (Бернард Шоу).

Итак, будьте эгоистами! Знайте себе цену и любите себя! Если у вас есть цели смело идите к ним и берите от жизни все, что вам нужно для их осуществления (при условии присутствия осознанности в жизни). Пусть вас не смущает, что всегда найдутся желающие вернуть вас в систему, сравнять с серой массой. Не обращайте на них внимания, в любом случае, такие люди всегда чем-нибудь да недовольны, будь то вы, с вашими желаниями, или что-то другое.

И ТОЛЬКО ТАК ВЫ СМОЖЕТЕ ПРОЖИТЬ СВОЮ СЧАСТЛИВУЮ ЖИЗНЬ, а не жизнь родителей, близких и совершенно посторонних людей, которые вам пытаются что-то навязать или в чем-то упрекнуть.

Как это сделать? Как стать эгоистом и выйти за навязанные системой рамки?

Для начала осознать насколько глубоко вы засели в состоянии «тише воды, ниже травы». Лучше за этим обратиться к Наставнику (психологу, коучу, гуру и прочее). Он поможет вам осознать все ограничения, которые вы на себя понавешали, выйти из состояния жертвы, принять и полюбить себя.

Далее включаем осознанность: узнаем (с удивлением) свои истинные желания, обозначаем свою территорию (в которую никто не имеет права доступа), ставим цели и включаем режим «большой белой птицы».

Учимся, живя осознанно, всегда задавать себе следующие вопросы:

Нравится мне (нужное вписать) или нет?

Зачем мне необходимо (нужное вписать)?

А действительно ли то мне необходимо?

Что я с этого получу? Каковы мои выгоды?

Привыкайте спрашивать себя и давать себе здравые ответы. Тогда самокритика отпадет сама собой и появится ощущение удовлетворености и спокойствия (оттого, что вы вняли вибрациям внутреннего мира и последовали за истинным Я….это же так приятно!)

Учитесь видеть свои выгоды….всегда…. да-да, всегда!

Если их все-таки нет, то спросите себя зачем тогда я это делаю? КАК ДОЛГО я еще буду действовать в ущерб себе? Помните, что если личных выгод нет, то человек останавливается в развитии, потому что баланс взаимодействия с миром нарушается.

ОБЯЗАТЕЛЬНО ставьте временные рамки, так вы обозначите осознанные границы вашего альтруизма и избегните попадания в сосотояние жертвы, ощущения, что вам сели на шею, а так же многих болезней и стрессов.

Ну и не стесняйтесь признавать с удовольствием и радостью, что эгоизм — это прекрасно! опубликовано

Тема от Nik56B***[email protected]***.ru

Сегодня я предлагаю Вам несколько капель мудрости.

Любому соискателю компьютерных знаний будут близки и понятны эти слова.

Конфуций (настоящее имя — Кун Цю) был обычным человеком, но его учение нередко называют религией. Хотя вопросы богословия и теологии как таковые для конфуцианства не важны вообще. Все учение строится на морали, этике и жизненных принципах взаимодействия человека с человеком.

Он был одним из первых, кто предложил идею построить высоконравственное и гармоничное общество.

А золотое правило его этики звучало так:

«Не делай другому того, чего не желаешь себе».

Его учение нашло такой широкий отклик у людей, что его приняли в качестве идеологической нормы на уровне государства, и оно оставалось популярным почти 20 веков.

Его уроки просты для понимания каждому человеку – наверное, поэтому они вдохновляют настолько эффективно:

Три пути ведут к знанию: путь размышления — это путь самый благородный, путь подражания — это путь самый легкий и путь опыта — это путь самый горький.

Если ты ненавидишь – значит тебя победили.

В стране, где есть порядок, будь смел и в действиях, и в речах. В стране, где нет порядка, будь смел в действиях, но осмотрителен в речах.

Перед тем как мстить, вырой две могилы.

Давай наставления только тому, кто ищет знаний, обнаружив свое невежество.

Счастье — это когда тебя понимают, большое счастье — это когда тебя любят, настоящее счастье — это когда любишь ты.

На самом деле, жизнь проста, но мы настойчиво её усложняем.

Несдержанность в мелочах погубит великое дело.

Лишь когда приходят холода, становится ясно, что сосны и кипарисы последними теряют свой убор.

Люди в древности не любили много говорить. Они считали позором для себя не поспеть за собственными словами.

Советы мы принимаем каплями, зато раздаём ведрами.

Драгоценный камень нельзя отполировать без трения. Также и человек не может стать успешным без достаточного количества трудных попыток.

Благородный человек предъявляет требования к себе, низкий человек предъявляет требования к другим.

Побороть дурные привычки можно только сегодня, а не завтра.

Три вещи никогда не возвращаются обратно – время, слово, возможность. Поэтому: не теряй времени, выбирай слова, не упускай возможность.

Выберите себе работу по душе, и вам не придется работать ни одного дня в своей жизни.

Я не огорчаюсь, если люди меня не понимают, — огорчаюсь, если я не понимаю людей.

Попытайтесь быть хотя бы немного добрее, и вы увидите, что будете не в состоянии совершить дурной поступок.

В древности люди учились для того, чтобы совершенствовать себя. Нынче учатся для того, чтобы удивить других.

Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку.

Пришло несчастье – человек породил его, пришло счастье – человек его вырастил.

Красота есть во всем, но не всем дано это видеть.

Благородный в душе безмятежен. Низкий человек всегда озабочен.

Если тебе плюют в спину, значит ты впереди.

Не тот велик, кто никогда не падал, а тот велик – кто падал и вставал.

Удачи, дорогие!

С Вами, в попытке идти вперед — Николай.

На психотерапевтическом приеме:

Василий, 45 лет: — Ощущение, что все, что у меня могло быть в жизни, уже произошло… но так чего-то не хватает, что тоска просто… Только коньяк попускает ненадолго.

Марина, 25 лет: — Мне мама постоянно говорит: «У меня в твои годы уже была семья, дети, работа, а ты ничего не можешь добиться»

Лена, 5 лет: — Я такая плохая, каждый раз, когда мне говорят: «Ты такая умная, такая хорошая», у меня внутри какой-то человечек кричит — «Это неправда. Я другая!».

Иван, 30 лет: — И знаете, самое страшное, что она в меня не верит. Когда я не вижу уверенности в глазах жены, я теряю собственную веру. И уже ничего не хочется.

Знаете, с каким запросом сейчас чаще всего приходят клиенты на прием? С одним из видов депрессии. Самый распространенный современный вид депрессии — отсутствие смысла жизни.

Многие люди, добравшись до границ внешнего пространства, освоив социальный пласт, реализовав финансовые мечты — упираются в край. В границы своего мира. И дальше хода нет. Можно идти только внутрь, вглубь себя. А там неизведанная территория, а там страшно. И задачи в ней невидимые. И проводников нет. И привычный способ мышления уже не помогает. В таком состоянии мы ищем специалистов-проводников. И каждый специалист, каждый проводник, может привести только туда, где был сам. В самом слове «психология» — можно идти в «логос» и исследовать рациональную часть, а можно идти в «псюхе» — Душу, и размышлять, и исследовать свою глубинную, подсознательную территорию. Конечно, идеально, когда такое исследование и осознание идет параллельно. Тогда человек может интегрировать свое Рацио и Интуицио, свое Инь и Янь. И прийти к гармонии. Но для таких исследований нужна смелость. И нужна большая Вера…

Уже несколько лет работает форум, где я, к сожалению, не очень регулярно, но все же отвечаю на вопросы. Один из последних вопросов был от мамы маленького человечка: «Как же не бояться делать ошибки? ». Такая это важная тема — ошибки.

Мы с самого раннего детства впитали страх перед ошибками. И сейчас для нас каждая ошибка — непоправимый шаг. Знаете одну из причин, почему многие дети да и взрослые залипают в телевизоре и компьютере? Когда мы в неподвижности, когда вся активность и ответственность на внешнем объекте — мы не совершаем ошибок, мы в безопасности. А потребность в безопасности (как и потребность в познании, и потребность в любви) — это базовые потребности человека.

Если мы себя ковыряем за какие-то ошибки, если мы печалимся о том, что произошло когда-то (т.е. мы находимся в прошлом), мы забираем энергию из настоящего и обесточиваем наше будущее. Если мы их воспринимаем как опыт, тогда они становятся фундаментом нашего успеха. Они становятся платформой нашего НАСТОЯЩЕГО. Нашего сейчас. Прислушайтесь к слову СЕЙЧАС. Правда, оно сходно со словом СЧАСТЬЕ? У этих слов много общего. Если мы тревожимся о будущем — мы тоже не в настоящем моменте и тоже забираем у себя возможность Сейчас-СЧАСТЬЯ. На форуме я писала: «Пожалуйста, ошибайтесь с радостью, улыбайтесь вашим ошибкам, они должны быть. Пока мы живы — нет ничего такого, чего невозможно было бы исправить или трансформировать. Когда мы боимся ошибиться, мы на самом деле боимся не самого действия, а оценки этого действия ». Кстати, когда мы воспитываем наших детей, мы разделяем оценку действия и оценку самого ребенка. Мы можем сказать: «Мой любимый мальчик сейчас сделал неправильно», а не «Ты — негодяй опять все испортил».

Уверенность — это то, что «у Веры»

доверие — то, что «до Веры»

Что такое оценка? Это испытание нашей уверенности, испытание нашей ВЕРЫ в себя.

Так во что мы верим вообще? Во что в себе мы верим? То, во что мы верим, становится для нас реальностью….

Каждый раз, когда кто-то в самом раннем детстве нам что-то о нас говорил, например, «хорошая девочка, умный мальчик, какой ответственный человечек» или «какой несобранный, какой неаккуратный, какой тупой», мы верили в это, впитывали эти слова как программу, они нависали на нас, как ярлыки. Каждая внешняя оценка вызывает у нас две возможные реакции — либо мы принимаем ее и пытаемся всеми силами оправдать, либо мы ей сопротивляемся. На все это тратится огромное количество психической энергии. Мы из всех сил стараемся быть хорошими, чтобы не потерять любовь (а любовь, как известно, базовая потребность человека). Или разочаровываемся в себе и в мире, и нам уже все равно. Помните, наверняка у вас в школе были примеры — способные мальчишки, которые разочаровались в том, что у них получится учиться (подпитывать ярлык «умный»), уходили в полное разгильдяйство. До 30-40 лет мы накапливаем такое количество ярлыков, такое количество ожиданий от нас, что перестаем ощущать себя — настоящих, перестаем чувствовать: чего же на самом деле мне хочется? Когда-то я решила составить список своих желаний. Есть одна из психологических практик — написать 101 дело-желание, без которого не можешь умереть. Очень непростым это оказалось занятием. Насобиралось желаний 50. Когда я задумалась: а все ли желания «мои»? Все ли из этих 50 пунктов действительно мне нужно?.. Мой внутренний ответ шокировал — в этих 50 пунктах не было ни одного, который бы отражал мои собственные потребности, желания души. Там были ожидания-желания родителей, там были ожидания-мечты мужа, сына, друзей… Там была подпитка ярлычков — ответственная, добрая, умная, заботливая и т.д.

А ведь наш самый важный вопрос: чего я хочу? Что нужно для развития моей сущности?

Я не очень верю в тренинги личностного роста. Их сейчас очень много на «психологическом рынке». Почему не верю? У нас есть две мощные структуры — Сущность и Личность. Личность — это та наша часть, которая носит наше имя, та часть, которая научилась адаптироваться, это то, что заполнено ожиданиями других людей, то, что носит на себе все ярлычки, о которых говорилось раньше. Это часть, как правило, нашего возраста. Это наша первичная идентификация. Она учится одевать маски на себя и навязывает маски другим. Если личностный рост — это рост именно этой личности, — то это приводит к еще большей манипуляции. Манипуляции над нами и нашей собственной манипуляции другими. Хорошо, если мы это осознаем. Сущность — это наше ядро, это то, что у нас, верим мы в это или нет, от той самой псюхе-души. Мы тоскуем по этой нашей части, она рвется из нас. Если тренинг личностного роста направлен на ощущение сущности, тогда мы соединяемся со своим «Я» и выходим на собственную новую орбиту. Если направлен на развитие личности, мы становимся более адаптированными среди таких же личностей и продолжаем ходить по кругу. И продолжаем бояться ошибок. Сущность не боится — она знает и верит.

Все люди в мире делятся на два больших типа — мечтатели и победители. Мечтатели находятся в пассивном состоянии. Они только хотят что-то иметь. А победители готовы делать действие: они что-то делают, они готовы пробовать, готовы ошибаться и идти вперед. Все наши успехи идут по схеме: БЫТЬ — ДЕЛАТЬ — ИМЕТЬ. Если я хочу что-то иметь, я начинаю что-то делать, а для того, чтобы что-то делать, я опираюсь на какие-то свои качества. Свои собственные. На качества, в которые я верю, и которые мне помогут принять возможные ошибки как опыт. Я часто спрашиваю себя: Кто я сейчас — мечтатель или победитель? Иду ли я сейчас за рамки круга или хожу по кругу? Об этом мы говорим со многими клиентами на приемах.

Когда-то, когда я решилась идти в свою частную практику, в совершенно собственное направление, я ужасно боялась ответственности, критики, ужасно боялась оценки. Знаете, что меня спасло? Совершенно простая фраза: ЕСЛИ ТЕБЕ ПЛЮЮТ В СПИНУ, ЗНАЧИТ ТЫ ВПЕРЕДИ. Правда, здорово?!!! Ошибайтесь, пожалуйста, и идите вперед. Всегда, когда мы учимся ходить, мы падаем и все сносим на своем пути. Но ведь научились! Прежде, чем мы встретим Того Самого МУЖЧИНУ, ох как мы наошибаемся. Но без этих ошибок мы не сможем оценить Его, правда?

УРА ОШИБКАМ!!!

Недавно вышла из печати моя вторая книга. Писалась она для детей этого странного, удивительного поколения. Детей, которые и книг-то не читают. Для взрослых книг о психологии, о душе, о внутренних процессах написано много, для деток, к сожалению, нет. Мне так хотелось, чтобы эта книга могла быть проводником между миром взрослых и детей. Она непривычна и выходит за круг, за рамки. Я настояла на издании в твердом переплете, настояла на цветовой гамме книги. Первые читатели оказались жесткими логиками и критиками, они говорили: «Неужели ты думаешь, что это кому-то нужно, что это кто-то будет читать? Это скучно и бесполезно. Только деньги потратила»… В тот момент, когда я готова была совсем расстроиться, друг прочитал мне притчу: «Человек шел по берегу и вдруг увидел мальчика, который поднимал что-то с песка и бросал в море. Человек подошел и увидел, что мальчик поднимает с песка морские звезды. Их было так много, что берег был завален, казалось, на тысячи километров.

Ну и зачем ты это делаешь? Зачем ты бросаешь эти звезды в воду?

Если они останутся на берегу до завтрашнего утра, когда начинается отлив, они погибнут.

Но это же глупо, посмотри — тут миллионы морских звезд. Ты все равно не успеешь. Твои попытки ничего не изменят!

Мальчик поднял звезду, на секунду задумался, бросил ее в море и сказал: Нет, они изменят очень много… для этой звезды».

И первый «детский» отзыв о книге — уже перекрыл все сомнения. Эта книга, все, что с ней связано, многому меня научила. — Если хоть один человек, одна «звезда», от общения с нами улыбнется, яснее посмотрит на мир, станет чуть богаче, увереннее — наша душа, наша сущность будет нам, личностям, благодарна.

А тем, кто плюет нам в спину, мы можем сказать: «спасибо», что означает «спаси Бог».

Старческий эгоизм и как с ним быть

Когда близкие стареют, многие из нас сталкиваются с проблемой их растущего эгоизма, который делает отношения откровенно токсичными. Порой кажется, что наших родных вообще подменили. Они становятся капризными – например, едят то, что им категорически запретил врач. Они скандалят по любому поводу и обвиняют нас в том, что мы ждем не дождемся их смерти. Они встречают в штыки любое изменение в привычном ритме жизни или даже в обстановке квартиры. Они бесконечно поучают других и при этом совершенно не желают слушать ваши аргументы – спор всегда заканчивается гробовым обиженным молчанием, которое может длиться целыми днями.

Все это приметы происходящего с годами изменения личности, когда сил, возможностей и самостоятельности становится все меньше, а внимания к себе хочется все больше. Баланс в такой ситуации найти очень сложно. С одной стороны – любовь, теплые воспоминания, благодарность и родственный долг. С другой – жить в такой атмосфере совершенно невыносимо: близкий человек буквально требует от вас, чтобы вы положили свою собственную жизнь на алтарь семейного долга, принеся ему в жертву не только собственные интересы, но и интересы остальных членов семьи. И что, спрашивается, делать?

Для начала надо разобраться в причинах ситуации. Одна из ключевых потребностей человека – испытывать достаточное количество эмоций. Именно эмоции заставляют нас чувствовать себя живыми. Чувствовать что-то – это и значит жить, это ощущается даже биологически: сердце бьется быстрее, дыхание учащается, тело требует движения. И пока социальная жизнь человека насыщена контактами, общением, совместным решением социальных задач – он получает массу эмоций, как негативных, так и позитивных. Чем выше социальное положение человека – тем более разнообразен спектр его контактов и переживаний. К сожалению, выход на пенсию, во-первых, снижает интенсивность социального взаимодействия. Во-вторых, в нашей культуре старый человек «невидим»: хотя социальные нормы предписывают оказывать ему уважение, с ним намного меньше считаются. Знаете, как называется в законодательстве время после выхода на пенсию? Период дожития…

Между тем потребность в эмоциях у стареющего человека никуда не исчезла. Неважно, какими они будут, – главное, чтобы дали возможность чувствовать себя живым! А негативные эмоции получить намного легче, чем позитивные, для которых надо трудиться, искать возможности сделать себя счастливым. Злость, гнев, обида даются легко, так мы устроены биологически. Чем старше человек, тем слабее его воля, тем сильнее стремление выключить свою «человеческую» составляющую и, сохранив на этом силы и энергию, начать тиранить своих близких. Зачем напрягаться? Проще придраться к чему-нибудь, обидеться, поскандалить и тем самым зарядиться энергией.

Это особенно хорошо видно там, где старики живут вместе. Описан такой случай: в Доме ветеранов была колоссальная текучка персонала – медсестры увольнялись одна за другой. Главный врач, разбираясь в ситуации, получил большое количество жалоб, что старики изводят девушек своими придирками, выводят из равновесия, доводят до слез. Тогда для персонала был проведен ряд занятий, обучающих удерживать внутреннее равновесие, не вступать в конфликты, сохранять отстраненную позицию. Текучка резко снизилась – но живущие в Доме ветеранов пенсионеры начали быстро угасать. Ведь пополнение энергией за счет окружающих прекратилось. Это очень яркая иллюстрация того, что ставится на карту в общении с престарелыми близкими.

Чтобы сохранить и себя, и жизнь своих постаревших родных, нужно уметь себя правильно вести с ними.

  • Во-первых, надо понимать, что пожилые люди уже не станут другими, перевоспитать их невозможно, как и объяснить, где они допускают ошибки в построении коммуникации, к тому же в большинстве случаев они не отдают себе отчета в своем поведении. Поэтому надо научиться в ситуациях, которые грозят перерасти в конфликт, переходить в позицию наблюдателя, не допуская возникновения раздражения, и не вовлекаться в скандалы, это не принесет ничего, кроме обид и чувства вины. Не разрешайте старикам манипулировать собой и, тем более, другими членами семьи. Общайтесь ласково, мягко, деликатно, но твердо, чтобы было понятно: вы знаете, что делаете, вы будете заботиться, но и помыкать собой не дадите.
  • Во-вторых, поддерживайте и развивайте все возможности социальной жизни для ваших пожилых родственников. Ни в коем случае не сводите их жизнь, например, к роли няньки для внуков – это не приведет ни к чему хорошему. Но всегда поощряйте и помогайте им в каких-то новых увлечениях. Подвигайте к большей физической активности – например, занятиям скандинавской ходьбой. Если есть дача – не пытайтесь настаивать, что она вам не нужна. Пока пожилой человек в состоянии сажать цветы и рассаду, он чувствует себя востребованным и активным. Приносите новые книги или купите «читалку» – чтение отлично предохраняет от развития слабоумия. Предложите освоить интернет – это увеличивает общение, помогает узнавать новое и заводить хобби.
  • В-третьих – и это самое главное: ищите баланс. Помните, что у вас есть не только дочерний или сыновний долг. Это лишь одна часть вашей жизни, в которой есть много других составляющих: работа, любовь, друзья, собственные дети, секс, учеба. Необходимо осознать какую часть своей жизни, энергии, сил, эмоций вы готовы потратить на близкого, не разрушая собственную жизнь, и четко придерживаться установленных рамок, несмотря на претензии, капризы, провокации. Это очень непросто. Но это единственный способ обеспечить близким достойную старость без саморазрушения.

почему заботиться о собственных интересах вполне этично — T&P

Эгоистов принято порицать, а готовность жертвовать своими интересами ради чужих считается оптимальной моделью поведения в благополучном обществе. Но так ли все однозначно? Питер Шварц, почетный член и бывший председатель совета директоров Института Айн Рэнд в книге «В защиту эгоизма: почему не надо жертвовать собой ради других», которая недавно вышла в издательстве «Альпина Паблишер», развенчивает ряд мифов об эгоизме и утверждает, что у каждого из нас есть неотъемлемое право пользоваться результатами собственных трудов себе во благо.

Мы формулируем свои представления о мире с помощью понятий. Но в нашем обиходе нет понятия «доброго» эгоизма. Определение, которое должно относиться к честным вершителям своих судеб, переносится на беспринципных захребетников.

Аутентичное определение эгоизма («действовать в собственных интересах, подчиняясь голосу разума») ловко изъято из нашего лексикона. И это не просто ошибка альтруистов, — это самый настоящий подлог, чудовищное искажение фактов, в результате которого из языка исчезли понятия, которыми можно было бы оперировать при сравнении альтруизма с эгоизмом. Альтруизм всегда хорош, а эгоизм — плох. Отсутствует само поле для дискуссий о том, хорошо или нет быть эгоистом. Понятие разумного, творческого и независимого человека оболгано и вычеркнуто из нашего обихода.

Свою ложь альтруисты расцвечивают рассуждениями о том, что эгоист — существо равнодушное и бесчувственное, что его интересуют только деньги, что дружба и любовь несовместимы с преследованием личных интересов и что все эгоисты — зацикленные на себе мизантропы. На самом деле личная заинтересованность может быть и материальной, и духовной. Посудите сами: тот факт, что у вас есть друг или любимый человек, дает вам массу преимуществ. Мы общаемся лишь с теми людьми, которые нужны нам. Мы любим лишь тех, кто нам дорог. И если вдруг, наслушавшись альтруистов, вы воспылаете любовью к первому встречному (если такое вообще возможно), — о, это будет воистину самоотверженный поступок! Возлюбить чужого, и тем более врага, — для этого требуется полное самоотречение. Но настоящая любовь всегда эгоистична. Ее не раздают направо и налево как милостыню. Только представьте себе: вы объясняетесь кому-то в любви не потому, что видите в любимом массу достоинств, а просто из жалости. Это же полный абсурд. Любовь не имеет ничего общего с благотворительностью. Мы любим потому, что данный человек для нас бесценен. И такая любовь доставляет бесконечную радость. Любить, желать прожить всю жизнь с человеком, который для нас олицетворяет все самое прекрасное на свете, — очень личный и эгоистический выбор. И только грубый и бессовестный альтруист способен все перевернуть с ног на голову, называя любовь и дружбу жертвенными отношениями.

Альтруисты извратили не только понятие «эгоизм». У них свое, особое представление о жертвенности. Что значит «пожертвовать»? Вряд ли это значит просто что-то кому-то отдать. Если мы даем продавцу в магазине деньги, чтобы купить продукты, это всего лишь сделка. При этом мы отдаем меньшую ценность (деньги) за большую (продукты). Жертвенный поступок означает нечто прямо противоположное: мы отдаем большую ценность в обмен на то, что вообще не представляет для нас ценности. Пожертвовать — значит понести убыток: именно поэтому альтруисты и считают жертвенность добродетелью. Если старшеклассника отвлекают от учебы, вынуждая мыть полы в школьной столовой, его заставляют приносить жертву. Если мать велит сыну отдать любимую игрушку сорванцу, который непременно ее сломает, — она требует от сына жертвы.

Простой рабочий, сующий пьяному бродяжке часть своего заработка (его вдруг взяло за живое, что кому-то живется еще хуже, чем ему самому), тоже приносит жертву. Можно привести в пример множество поступков, совершаемых в ущерб собственным интересам во благо других.

Дальше — больше. Отказ от сегодняшних удовольствий ради будущих благ альтруисты тоже называют самопожертвованием. Но если кто-то упорно трудится, чтобы стать выдающимся нейрохирургом или скрипачом, причем здесь жертва? Совершенно ни при чем. Напротив, распланировать свою жизнь так, чтобы в будущем получить максимальную отдачу (и в материальном, и в духовном смысле), — значит поступать как самый настоящий разумный эгоист. Пожертвовать ладью, чтобы взять ферзя, — не слабый, а, напротив, очень сильный ход. Вот если вы захотите сыграть в поддавки из жалости к слабому противнику, тогда такой шаг вполне можно будет назвать жертвой. Солдат, идущий на войну, когда враг перешел границу, не приносит никакой жертвы. Он просто защищает от агрессора свою свободу и своих близких. Но если его отправляют на край света с так называемой «гуманитарной миссией» (например, чтобы остановить межплеменную резню), его поступок можно назвать жертвой, потому что конфликт в далекой стране совершенно не затрагивает его личных интересов.

«С точки зрения альтруистов, отказ от сиюминутных удовольствий ради будущих благ — жертва, а вот отказ от будущих благ в пользу сиюминутных удовольствий — эгоизм»

Альтруисты не видят разницы между совершенно разными поступками. Инвестиции в собственное будущее (сегодня ты откладываешь доллар, чтобы в будущем получить два) они называют самопожертвованием. Но ведь такая модель поведения в корне отличается от действительно жертвенного поступка, когда ты отдаешь свои два доллара навсегда, становясь «сторожем брату своему».

С точки зрения альтруистов, отказ от сиюминутных удовольствий ради будущих благ — жертва, а вот отказ от будущих благ в пользу сиюминутных удовольствий — эгоизм. В газете читаем статью об одной футбольной команде, озаглавленную «Во всем виноваты эгоисты». Репортер спрашивает игроков о причинах огромного количества поражений в сезоне. В ответах постоянно звучит слово «эгоизм». «Пока одни ребята сидят дома и набираются сил, изучают план игры, прокручивают на видео рабочие моменты, другие всю ночь шляются по барам и наживают себе неприятности». Этих балбесов «товарищи по команде считают эгоистами».

Значит, напиться до посинения, чтобы на следующий день запороть игру, — это эгоизм, а сидеть дома, не притрагиваясь к спиртному, чтобы добиться победы, — самоотречение.

Компании, которые по собственной близорукости рубят сук, на котором сидят, обвиняют в эгоизме. Бизнесменов, пытающихся сэкономить на качестве товара и в результате теряющих клиентов и разоряющихся, считают корыстными. Атилла с его бездумной, без оглядки на последствия, погоней за наживой или его рафинированный брат Бледа с его безумными выходками сегодня считаются олицетворением эгоизма, — и это несмотря на то, что ложь и насилие возвращаются, как бумеранг, не служат личным интересам и не приносят благ в будущем. Зато, если ты уже сегодня начинаешь думать о дне завтрашнем и о будущих благах, если ты нацелен двигаться вперед и мыслишь рационально, — альтруисты скажут, что ты «жертвуешь собой».

На сегодняшний день не существует четких дефиниций важнейших понятий, связанных с нравственностью, а расплывчатые определения лишь усугубляют положение. Под эгоизмом понимают не заботу о личных интересах (понятие из области этики), а поведение варваров и проходимцев.

Жертвенностью считают не обмен некой ценности на то, что ценности не представляет, а отказ от сиюминутного удовольствия. Альтруизм не определяют как подчинение себя другим, а отождествляют с любовью и уважением. Увы, приходится признать, что в головах людей царит путаница, которая делает их беззащитными перед тиранией альтруизма.

На ключевой вопрос, почему заботиться о собственной жизни считается аморальным, а о чужой — высоконравственным, альтруизм не дает никакого, пусть даже самого путаного ответа. Человек-хищник — эгоист, говорят они, и вопрос о том, почему истинный эгоизм считается злом, повисает в воздухе.

Но если мы проявим настойчивость и попытаемся развеять туман, окутывающий наши представления о нравственности, мы вдруг увидим, что призывы к самопожертвованию не имеют под собой никаких логических оснований. Нет никакого оправдания ни физическому, ни моральному рабству. Нельзя привести ни одного убедительного довода в пользу того, что человек должен подчинить свою жизнь служению другим людям. Наша жизнь принадлежит только нам, и никто не имеет права посягать на нее.

Но если альтруисты не способны привести никаких разумных доводов в пользу своего подхода, на что же они опираются? Альтруизм ищет поддержку в области иррационального. Требовать жертвы во благо других — все равно что рассказывать сказки про загробную жизнь и про то, что воду можно превратить в вино. Тут мы имеем дело не с фактами и логикой, а с их противоположностью — слепой верой.

Понятие «альтруизм» было сформулировано французским философом XIX в. Огюстом Контом. Уж он-то прекрасно понимал смысл этого понятия, определяя его как «религию человечества». Обосновывая свой подход к этике, он писал о «фундаментальной и неопровержимой доктрине», которая заключается том, что «сердце должно служить уму». Его подход становится ясен из следующего высказывания: «Всякий постулат, претендующий на универсальность, может выводиться исключительно из области чувств».

Иными словами, нам предлагают стать альтруистами, руководствуясь не разумом, а чувствами. Наши представления о нравственности мы должны получать не эмпирически, а по наитию, не посредством знаний, а через веру, не потому, что в этом есть какой-то смысл, а несмотря на то, что его нет.

Альтруистическая доктрина принижает роль разума, и люди начинают верить, что превратятся в атилл, если начнут жить для себя. Нам постоянно предлагают ложный выбор — либо ты живешь за счет других, либо позволяешь кому-то сесть тебе на шею. Если постоянно твердить, что преследовать личные интересы — вредно и некрасиво, а жертвовать собой ради других — полезно и благородно, люди оказываются сбитыми с толку. Они начинают верить, что область морали вообще неподвластна разуму, и сдаются, решив, что нравственный выбор требует отказа от свободы воли.

Посеяв всю эту путаницу в головах, альтруисты довольно потирают руки. Не пытайтесь понять нравственность умом, твердят они. Моральные истины происходят не от ума, а от сердца. Разум тут бессилен. Не надо никаких объяснений, — просто верьте. Верить? Во что? В то, что мы должны подчинить себя чужим потребностям. Этого от нас требует общество.

В кодексе альтруиста нет даже намека на логическое обоснование того, что мы обязаны приносить себя в жертву. Более того, альтруисты отрицают саму необходимость хоть какого-то вразумительного ответа на этот вопрос. Если признанные авторитеты объявляет жертвенность добродетелью, спорить бесполезно. Огюст Конт радостно приветствовал христианство с его «подчинением разума вере», ибо вера, по его мнению, «есть служение человека Человечеству». Иными словами, нужно просто заставить себя верить в необходимость самопожертвования. Нужно безропотно принять ее, не задавая вопросов.

Если из кодекса альтруизма убрать словесную шелуху, окажется, что ничего другого там нет.

—Ayn Rand Lexicon

Home

Этика объективизма с гордостью защищает, а поддерживает рациональное эгоизм — что означает: ценности, необходимые для выживания человека qua человек — что означает: значения, необходимые для выживания человек , а не значения порожденные желаниями, эмоциями, «стремлениями», чувствами, капризы или потребности иррациональных животных, которые никогда не переросли исконное практики человеческих жертвоприношений, никогда не открывали индустриального общества и не может представить себе никаких личных интересов, кроме как захватывать добычу в данный момент.

Этика объективизма утверждает, что человек добро не требует человеческого жертвы и не могут быть достигнуты жертвой кого-либо кому-либо. Это утверждает, что рациональных интересов мужчин не противоречат друг другу — что нет конфликт интересов среди мужчин, которые не желают незаслуженного, не зарабатывают жертвуют и не принимают их, которые работают друг с другом как торговцев , давая ценность за ценность.

«Объективистская этика»,
Добродетель эгоизма , 31

Значение, приписываемое в народном употреблении слову «эгоизм», не просто неправильно: это представляет собой разрушительный интеллектуальный «пакет услуг», который ответственным, больше, чем какой-либо другой фактор, за арестованных моральных развитие человечества.

В обиходе слово «эгоизм» является синонимом зла; изображение это заклинание — это жестокий зверь, который топчет груды трупов, чтобы достичь его собственные цели, который не заботится ни о каком живом существе и не преследует ничего, кроме удовлетворение бессмысленных капризов в любой момент.

Тем не менее, точное значение и словарное определение слова «эгоизм» таковы: забота о своих интересах .

Это понятие не включает моральную оценку; это не говорит нам, были ли забота о своих интересах — добро или зло; и он не говорит нам, что составляет реальные интересы человека.Ответить на такие вопросы — задача этики. вопросов.

«Введение»,
Добродетель эгоизма , vii

Существует фундаментальная моральная разница между человеком, который видит свое корысть в производстве и человек, который видит это в грабеже. Зло грабитель действительно не ложь в том, что он преследует свои интересы, а в какие он считает своими интересами; , а не в том, что он преследует свои значения, но в то, что он выбрал для оценки ; , а не в том, что он хочет жить, но в том, что он хочет жить на нечеловеческом уровне (см. « Объективистская этика »).

Если это правда, что то, что я имею в виду под «эгоизмом», не то, что я имею в виду условно, тогда , это — одно из худших обвинений в альтруизме: это означает, что альтруизм не допускает концепции уважающего себя, самодостаточного человек — человек, который поддерживает свою жизнь собственными усилиями и не жертвует ни себя, ни других. Это означает, что альтруизм не допускает никакого отношения к мужчинам, кроме как жертвенных животных и спекулянтов, приносимых в жертву, как жертв и паразитов, — которые он не допускает концепции доброжелательного сосуществования людей — что он допускает нет понятия юстиции .

«Введение»,
Добродетель эгоизма , ix

Чтобы искупить и человека, и мораль, концепция « эгоизма » должен выкупить.

Первым шагом является утверждение права человека на нравственное существование , то есть: на признать его потребность в моральном кодексе, чтобы руководить курсом и выполнять его собственная жизнь. . . .

Причины, по которым человеку нужен моральный кодекс, скажут вам, что цель мораль — это определение истинных ценностей и интересов человека, которые касаются его собственные интересы — это суть нравственного существования, и этот человек должен быть выгодоприобретатель собственных моральных действий .

Поскольку все ценности должны быть получены и / или сохранены действиями мужчин, любое нарушение между действующим лицом и бенефициаром требует несправедливости: жертва некоторых от мужчин к другим, от актеров к неактерам, от моральных к безнравственным. Ничто не могло оправдать такое нарушение, и никто никогда не оправдывал этого.

Выбор бенефициара моральных ценностей является лишь предварительным или вводный выпуск в области морали. Это не замена мораль, ни критерий моральной ценности, как это сделал альтруизм.Это тоже не так мораль первичный : он должен быть выведен и подтвержден фундаментальными предпосылки моральной системы.

Этика объективизма утверждает, что актер всегда должен быть бенефициаром его действия, и этот человек должен действовать в рациональных собственных интересах. Но его право на это проистекает из его природы как человека и из функции нравственной ценности в жизни человека — и, следовательно, применимо только в контексте рациональный, объективно продемонстрированный и подтвержденный свод моральных принципов, который определить и определить его действительный корыстный интерес.Это не лицензия «делать то, что он нравится », и это неприменимо к образу альтруистов« эгоистичного »зверя. ни какому-либо мужчине, мотивированному иррациональными эмоциями, чувствами, побуждениями, желаниями или капризы.

Это сказано как предупреждение против тех «ницшеанских эгоистов», которые в на самом деле, являются продуктом альтруистической морали и представляют обратную сторону монета альтруизма: люди, которые считают, что любое действие, независимо от его природа, хороша, если она предназначена для собственной выгоды. Так же, как удовлетворение иррациональных желаний других — это , а не критерий морального ценности, ни удовлетворение собственных иррациональных желаний.Нравственность не состязание капризов. . . .

Подобную ошибку совершает человек, заявляющий, что, поскольку человек должен руководствоваться своим собственным независимым суждением, любое действие, которое он решит предпринять морально, если он выберет. Согласно собственному независимому мнению, означает . который должен выбирать действия, но это не моральный критерий и не моральное обоснование: только ссылка на очевидный принцип может подтвердить выбор.

Так же, как человек не может выжить никакими случайными способами, он должен открывать и практиковать принципы, которых требует его выживание, поэтому личный интерес человека не может быть определяется слепыми желаниями или случайными прихотями, но должно быть обнаружено и достигается путем руководства рациональными принципами.Вот почему объективист этика — это мораль рационального личного интереса или рационального эгоизма .

Поскольку эгоизм — это «забота о собственных интересах», объективистская этика использует эту концепцию в ее точном и чистом смысле. Это не концепция может сдаться врагам человека или бездумным заблуждениям, искажения, предрассудки и опасения невежественного и иррационального. В атака на «эгоизм» — это атака на мужскую самооценку; сдать один, это сдаться другому.

«Введение»,
Добродетель эгоизма , ix

Вы спрашиваете, каким моральным долгом я обязан своим собратьям? Нет — кроме обязательство, которое я имею перед собой, перед материальными объектами и перед всем существованием: рациональность. Я обращаюсь с мужчинами так, как требует моя природа и их требования: с помощью причина. Я ничего не ищу и не желаю от них, кроме тех отношений, которые им небезразличны войти по собственному добровольному выбору. Только их разумом я могу дело и только в моих интересах, когда они видят, что мой интерес совпадает с их.Когда они этого не делают, я не вступаю в отношения; Я позволяю несогласные идут своим путем, и я не уклоняюсь от своего. Я выигрываю с помощью ничего, кроме логики, и я подчиняюсь только логике. Я не сдаюсь рассуждать или иметь дело с мужчинами, которые отказываются от своих.

Речь Галта,
Для новых интеллектуалов , 133

Людей учили, что эго — это синоним зла, а самоотверженность — идеал добродетели. Но творец — эгоист в абсолютном смысле, и бескорыстный человек — это тот, кто не думает, не чувствует, не судит и не действует.Эти функции личности.

Здесь наиболее смертоносен основной разворот. Вопрос был извращен, и человек не осталось альтернативы — и никакой свободы. Как полюса добра и зла он был предложил две концепции: эгоизм и альтруизм. Эгоизм означал принесение других в жертву себе. Альтруизм — принесение себя в жертву другим. Этот связал человека безвозвратно с другими мужчинами и не оставил ему ничего, кроме боли выбора: его собственная боль ради других или боль, причиненная другим ради ради себя.Когда было добавлено, что человек должен находить радость в самосожжении, ловушка была закрыта. Человек был вынужден принять мазохизм как свой идеал — в условиях угроза того, что садизм был его единственной альтернативой. Это было величайшее мошенничество совершено на человечество.

Это было устройство, с помощью которого зависимость и страдания увековечивались как основы жизни.

Выбор — не самопожертвование или господство. Выбор — независимость или зависимость. Код создателя или код подержанного.Это основной вопрос. Он основан на альтернативе жизни или смерти. Кодекс Создатель построен на потребностях рассуждающего ума, который позволяет человеку выживать. Кодекс подержанного построен на потребностях разума. неспособен к выживанию. Все, что исходит от независимого эго человека, есть хороший. Все, что проистекает из зависимости человека от людей, — зло.

Эгоист в абсолютном смысле — это не тот человек, который приносит в жертву других. Он человек, который стоит выше необходимости использовать других каким-либо образом.Он не функционируют через них. Его не волнуют они ни в каком первостепенном вопросе. Нет в его цели, не в его мотивах, не в его мышлении, не в его желаниях, не в источник его энергии. Он не существует ни для кого другого — и он не спрашивает другой человек существует для него. Это единственная форма братства и взаимного возможно уважение между мужчинами.

«Душа коллективиста»,
Для нового интеллектуала , 81

Моральная цель жизни человека — достижение собственного счастья.Этот не означает, что он равнодушен ко всем людям, что человеческая жизнь не имеет ценности ему и что у него нет причин помогать другим в чрезвычайной ситуации. Но это делает означают, что он не подчиняет свою жизнь благополучию других, что он не жертвует собой ради их нужд, чтобы облегчить их страдания не является его основной заботой, что любая помощь, которую он оказывает, является исключением , а не правило, акт щедрости, а не морального долга, что это маргинальный номер и случайный — так как бедствия незначительны и случайны в ходе человеческой существование — и что ценности , а не бедствия, являются целью, первой заботой и движущая сила его жизни.

«Этика чрезвычайных ситуаций»,
Добродетель эгоизма , 49

Любовь, дружба, уважение, восхищение — это эмоциональный отклик одного человека на добродетели другого, духовная плата в обмен на личное, эгоистичное удовольствие, которое один человек получает от добродетелей другого мужской характер. Только грубый или альтруист может утверждать, что признательность добродетелей другого человека — это акт самоотверженности, поскольку эгоистичный интерес и удовольствие, не имеет значения, имеет дело с гением или дураком, встречает ли вы героя или головореза, независимо от того, женится на идеальной женщине или на шлюхе.В духовных вопросах трейдер — это человек, который не стремится быть любимым за свои слабости или недостатки, только за свои достоинства, и кто не признает своей любви слабости или недостатки других, только своим достоинствам.

«Объективистская этика»,
Добродетель эгоизма , 31

Первое право на земле — это право эго. Первый долг человека — сам. Его моральный закон никогда не ставит своей главной целью людей другие.Его моральный долг — делать то, что он хочет, при условии, что его желание не зависеть в первую очередь от других мужчин. Это включает в себя всю сферу его творческий талант, его мышление, его работа. Но сюда не входит сфера гангстер, альтруист и диктатор.

Человек думает и работает один. Мужчина не может грабить, эксплуатировать или править — в одиночку. Грабеж, эксплуатация и власть предполагают жертвы. Они подразумевают зависимость. Они — провинция подручных.

Правители людей не эгоисты.Они ничего не создают. Они существуют полностью через лица других. Их цель — в их предметах, в деятельности порабощение. Они так же зависимы, как нищий, социальный работник и бандит. Форма зависимости значения не имеет.

«Душа индивидуалиста»,
Для нового интеллектуала , 82

См. Также: Альтруизм; Аморализм; Капитализм; Благотворительная деятельность; Коллективизм; Создатели; «Долг»; Хорошо, Счастье; Независимость; Индивидуализм; Жизнь; Любовь; Мужчина; Мораль; Ницше, Фридрих; «Торговля пакетами», Заблуждение; Гордость; Продуктивность; Рациональность; Причина; Ответственность / Обязательства; Жертва; Подержанные; Себя; Самооценка; Личная выгода; Бескорыстие; Стандарт стоимости; Принцип трейдера; Ценности; Добродетель; Прихоти / Поклонение прихотям.

Авторские права © 1986 Гарри Бинсвангер. Авторское право на введение © 1986 Леонард Пейкофф. Все права защищены. За информацией обращайтесь в New American Library.

Благодарности

Выдержки из книги « Зловещие параллели » Леонарда Пейкоффа. Авторские права © 1982 Леонард Пейкофф. Печатается с разрешения Издательство Stein and Day. Выдержки из Романтический манифест , пользователя Ayn Rand. Авторские права © 1971, Объективист . Перепечатано с разрешения Harper & Row, Publishers, Inc.Выдержки из Атлас расправил плечи , авторское право © 1957 Айн Рэнд, Fountainhead , авторское право © 1943 Айн Рэнд, и For the New Intellectual , авторское право © 1961 Айн Рэнд. Перепечатано разрешение поместья Айн Рэнд. Выдержки из книги «Философия: Кто» Нужно это , Айн Рэнд. Авторские права © 1982, автор: Леонард Пейкофф, исполнитель, поместье Айн Рэнд. Перепечатано разрешение поместья Айн Рэнд. Отрывки из «Философии объективизма ».Авторские права © 1976 г. Леонард Пейкофф. Печатается с разрешения. Отрывки из книги Элвина Интервью Тоффлера с Айн Рэнд, впервые появившееся в Журнал Playboy . Copyright © 1964. Печатается с разрешения Элвина Тоффлера. Все права защищены, включая право на воспроизведение. полностью или частично в любой форме. Используется по договоренности с Плюмом, членом Penguin Group (США), Inc.

Насколько эгоистичны люди на самом деле?

Для книжной полки менеджера

Эволюция сотрудничества, Роберт Аксельрод (Нью-Йорк: Basic Books, 1984), 241 страница, 8 долларов.95.

Страсти внутри разума: стратегическая роль эмоций, Роберт Х. Франк (Нью-Йорк: W.W. Norton & Company, 1988), 304 страницы, 19,95 доллара.

События последних десяти лет вызвали серьезные споры о преподавании и изучении этики. Но относительно мало было сказано о глубинных основаниях наших чувств по поводу инсайдерской торговли, должностных преступлений и других случаев предательства доверия. Это очень плохо, потому что происходит какое-то важное новое мышление о нашем представлении о себе как о человеческих существах — мышление, которое до сих пор привлекло лишь небольшую аудиторию за пределами технических областей, где оно происходит.

Два широких исторических течения вносят вклад в наши представления о добре и зле. Один из них — это древняя традиция религиозного, философского и морального дискурса, область Золотого правила, Десяти Заповедей, Нагорной проповеди. Назовите это гуманистической традицией. Другой — сравнительно молодая традиция биологических и социальных наук. Главным из них является экономика, центральный принцип которой заключается в том, что люди, когда у них есть возможность, склонны заботиться о себе, стремясь максимизировать свои преимущества.Возможно, из-за того, что она скрыта под покровом науки, риторика и содержание последней традиции становятся все более влиятельными в нашей общественной жизни, часто затмевая религию и другие традиционные источники обучения.

Это затмение началось с двух обезоруживающих простых предложений, опубликованных Адамом Смитом в книге Богатство Наций в 1776 году. в собственных интересах.Мы обращаемся не к их человечности, а к их самолюбию и никогда не говорим с ними о наших собственных потребностях, а об их преимуществах », — написал Смит. Затем он превратил свой проницательный взгляд на людей как расчетливых и эгоистичных в знакомую «невидимую руку», широкое видение взаимозависимости всех рынков во всем мире. В мире Смита конкуренция между людьми, преследующими свои собственные интересы, способствует общему благосостоянию общества более эффективно, чем усилия любого человека, который мог бы сознательно его продвигать.Тогда лучше открыть магазин или произвести продукт, чем проклинать тьму; рынок будет согласовывать личные интересы с большей вероятностью, чем законы о ростовщичестве и регулирующие органы.

Примерно 80 лет спустя Чарльз Дарвин предложил второе и, возможно, даже более сильное оправдание эгоистичного поведения — свою теорию естественного отбора. Эволюционная теория биологического разнообразия Дарвина, точно описанная как «выживание наиболее приспособленных», была мощной историей адаптации посредством непрерывного изменения черт и отбора тех, которые улучшали «приспособленность».«Дифференциальные коэффициенты воспроизводства и выживаемости определяли, кто выжил и преуспел, а кто нет. Те, кто был способен «высматривать номер один» в биологическом смысле, выживут, в то время как естественный отбор быстро сметет менее пригодных.

Идеи Дарвина были немедленно переведены в грубое социальное евангелие, которое само было быстро сметено. В гораздо более сложной и убедительной форме его теория вернулась 100 лет спустя как социобиология. Но в экономике модель личных интересов Адама Смита сразу же глубоко захватила популярное воображение.Критики, такие как Торстейн Веблен, осуждали допущение рационального личного интереса, лежащее в основе новой концепции — взгляд на человека как на «молниеносный счетчик удовольствий и страданий, который колеблется, как однородная глобула желания», как фыркнул Веблен. . Но успехи нового подхода были очень большими. Универсальные «законы» спроса и предложения могут объяснить относительные цены, разные ставки заработной платы, структуру производства: люди действительно строили дома меньшего размера, если цены на топливо росли! И по мере того, как экономисты уточняли свой анализ, они расширяли свой взгляд на новые и незнакомые области.

Например, американский астроном, ставший экономистом Саймон Ньюкомб, в 1885 году потряс посторонних, когда он обсуждал готовность граждан давать десять центов бездомным с точки зрения «спроса на нищих», что в принципе ничем не отличается от детей, дающих деньги за орган. -шлифовщики в обмен на их услуги. «Нищета будет существовать в соответствии с теми же законами, которые регулируют существование других профессий и занятий», — писал Ньюкомб. И, в конце концов, кто мог сомневаться в том, что обильная подаяние может повлиять на размер уличного населения? Таким образом, эмоция жалости была преобразована в вкус теплого сияния, которое потребитель включил в свою функцию полезности.

В самом деле, здесь следует сказать несколько слов о «функции полезности», которую экономисты встраивают в свои модели поведения потребителей. Идея единой математической функции, способной выражать сложные системы психологической мотивации, является давней в экономической науке; Статистами и теоретиками она была в значительной степени усовершенствована как так называемая теория «субъективной ожидаемой полезности». Как объяснил лауреат Нобелевской премии Герберт Саймон, эта модель предполагает, что лица, принимающие решения, рассматривают все, что им предстоит, с единой всеобъемлющей точки зрения; что они понимают диапазон альтернативных вариантов, доступных им не только в настоящий момент, но и в будущем; что они понимают последствия каждого возможного выбора; и что они примирили все свои противоречивые желания в один неуклонный принцип, призванный максимизировать их выгоду в любой мыслимой ситуации.

Эмоции, такие как любовь, преданность и возмущение, как и чувство справедливости, не имеют места или почти не имеют места в большинстве сегодняшних функций полезности; узкий эгоизм распространен. Несомненно, как говорит Саймон, эта конструкция — одно из впечатляющих интеллектуальных достижений первой половины двадцатого века; в конце концов, он один из ее архитекторов. Это элегантная машина для применения разума к проблемам выбора. В равной степени, однако (и снова вслед за Саймоном), этот олимпийский стереотип также является совершенно невероятным объяснением того, как на самом деле действуют люди, и озабоченность им приносит экономистам больше вреда, чем пользы.

Тем не менее подход оптимизации затрат и выгод настолько силен, что экономисты применили его к постоянно растущему диапазону человеческого опыта за годы, прошедшие после Второй мировой войны, и всегда с блестящими результатами. Образование стало человеческим капиталом. Поиск работы теперь сводится к затратам на поиск, негласным контрактам и желанию провести досуг. Законы о сегрегации объясняются предпочтением дискриминации и готовностью платить более высокую цену, которую это влечет за собой. Любовь — это отношения обмена; решения о рождении детей анализируются как покупка «товаров длительного пользования» разного качества.Наркомания, терроризм, контроль над вооружениями, темпы научных открытий — все это попало под экономическую лупу.

Гэри Беккер, выдающийся из теоретиков, расширивший экономический анализ на новые области, несколько лет назад заявил, что экономика является универсальной социальной наукой, способной объяснить все. Джордж Стиглер, сам лауреат Нобелевской премии по экономике, пошутил, что он с нетерпением ждет того дня, когда будут вручены только две Нобелевские премии: «одна по экономике, а другая — по художественной литературе.”

В определенный момент вся эта риторика начала оказывать реальное влияние на повседневную жизнь. Одно дело говорить о спросе на нищих; Другое дело — рассчитать пожизненное «потребление удовольствия» жертвой несчастного случая. Одна группа расширила исчисление затрат и выгод до закона, пытаясь заменить им «нечеткие» понятия справедливости и справедливости. Другая группа проанализировала мотивы заинтересованных групп и заложила основы дерегулирования.Еще один открыл то, что он называет «рынком корпоративного контроля», и положил начало реструктуризации американской промышленности. Экономика «общественного выбора» привела к резкому анализу эгоизма в политическом и бюрократическом поведении. В самом деле, едва ли найдется область, в которую не смог бы проникнуть устойчивый взгляд экономической науки — все это видение, построенное на представлении о человеке как о присущем ему безжалостном самовозвышении. Задолго до того, как наступило «мое десятилетие», ученые научили нас видеть себя экономическим человеком.

Но насколько реалистична эта концепция? Насколько эгоистичны люди на самом деле? По большей части гуманисты просто игнорировали распространение новых экономических идей. Вместо этого они продолжали говорить о добре и зле в своих привычных рамках — от проповедей до романов и телевизионных сценариев. За исключением блестящей 30-летней кампании Герберта Саймона против совершенной рациональности (и партизанской войны Джона Кеннета Гэлбрейта), крупные университеты не вызвали устойчивой критики со стороны экономистов основных принципов теории полезности.

Психологи и социологи, столкнувшись с повсеместным теоретизированием экономики решений, которые они ранее считали своей сферой, поспешили пожаловаться на «экономический империализм», но довольно медленно начали контратаки. Однако в последние несколько лет небольшое, но растущее число людей начало осознавать допущения, лежащие в основе экономических интерпретаций человеческой природы. Роберт Б. Райх и Джейн Мэнсбридж, например, пытались понять значение парадигмы личных интересов для политической философии.Ховард Марголис и Амитай Этциони выдвинули теории двойственной человеческой природы, поочередно соперничающей и альтруистической. Иногда эти разногласия привлекают внимание посторонних в прессе, таких как я, на том разумном основании, что споры о том, что составляет человеческую природу, слишком важны, чтобы полностью оставлять их на усмотрение экспертов.

Тем не менее, внутри экономического бизнеса происходит пересмотр рациональности. Эти усилия направлены не столько на то, чтобы опровергнуть идею универсальной конкуренции, сколько на то, чтобы вывести ее на новый и более тонкий уровень понимания.Если история может служить ориентиром, то за этим следует наблюдать, поскольку, как любит говорить Пол Самуэльсон, экономику изменят ее друзья, а не критики. Изменения, безусловно, есть. Попытки создать теорию сотрудничества или альтруизма предполагают, что большая часть уверенности в природе человека, выдвинутой экономистами за последние 100 лет, могла вводить в заблуждение. В конце концов, у доктрин лояльности и сочувствия может быть хорошее и логичное основание.

Пожалуй, самая известная книга, открывшая новые возможности в изучении человеческого поведения (по крайней мере, по экономической оси), — это Роберта Аксельрода «Эволюция сотрудничества ».С момента своего появления девять лет назад в качестве отчета, опубликованного в журнале Journal of Conflict Resolution о компьютерном турнире среди разнообразных стратегий, этот аргумент превратился в очень успешную статью в журнале Science (он получил приз Ньюкома Кливленда в 1981 году), затем книга, получившая широкое признание в 1984 году, а год спустя была выпущена в мягкой обложке. С тех пор это широко обсуждается, преподается в бизнес-школах, используется в переговорах об ограничении вооружений, с которыми консультируются участники переговоров по трудовым вопросам.

Аксельрод начинает свой анализ с знакомой дилеммы заключенного, иллюстративного упражнения, которое было одной из доминирующих черт в этой среде с тех пор, как теория игр впервые привнесла соображения стратегического поведения в экономическую теорию 40 лет назад. В этой ситуации двое заключенных обвиняются в преступлении, которое они действительно совершили. Тюремщики структурируют выплаты, чтобы побудить каждого заключенного к признанию: если ни один из заключенных не признается, оба приговариваются к легкому тюремному заключению, скажем, на один год.Если один заключенный признается, а другой хранит молчание, первый выходит на свободу, а другой получает суровое наказание, скажем, на десять лет. Если оба заключенных признаются, оба получают тяжелый срок, но с отгулом за хорошее поведение — скажем, пять лет. Ни один из них не знает, что собирается делать другой.

Очевидно, что каждый игрок лучше признается, чем хранит молчание: если он признается, а его партнер нет, он немедленно идет домой, а если он и его партнер оба признаются, каждый из них получает по пять лет вместо десяти.Итак, вопрос в том, почему они вообще могут оставаться в стороне и ничего не говорить? Как вообще начинается такое сотрудничество?

Ответ, оказывается, заключается в повторении игры. Исследователи до Аксельрода отмечали, что тенденция к сотрудничеству в играх с дилеммой заключенных резко возрастает, когда игрок неоднократно объединяется в пару с одним и тем же партнером. В этих обстоятельствах быстро возникла стратегия под названием «Око за око»: сотрудничать в первом шаге, а затем следовать его примеру на каждом последующем шаге; сотрудничать, если ваш партнер сотрудничает, совершать дефект, если он дефект, по крайней мере, до конца игры (а затем совершать дефект, несмотря ни на что).Эта стратегия, конечно, была известна по крайней мере с библейских времен как «око за око, зуб за зуб».

Аксельрод внес большой вклад в высоко ценимое качество надежности. Он показал, что игроки «Око за око» в повторяющихся играх находят друг друга и набирают более высокие баллы, чем мелочи, которые всегда дезертировали. Он продемонстрировал, как группы игроков «око за око» могут вторгнуться в эволюционную игру и побеждать. Он обобщил стратегию и обнаружил, что «Око за око» хорошо работает против широкого спектра контрстратегий, смоделированных на компьютерах, а также в биологических системах от бактерий до самых сложных видов.Он опубликовал результаты своего компьютерного турнира и доказательства своих теоретических положений.

Для неспециалистов реальная убедительная сила аргументов Аксельрода заключалась в разнообразии обнаруженных им ситуаций реального мира, к которым применимо «Око за око». Бизнесы действительно сотрудничали, предоставляя друг другу взаимные кредиты, пока не замаячила ликвидация. Затем доверие рухнуло, и даже старые соратники стали соперничать друг с другом за то, кто сможет подавать самые быстрые иски. Избранные представители действительно научились сотрудничать, поскольку, если они не научились добиваться законодательных результатов с помощью логроллинга, их не переизбирали.

Но драматическая центральная часть книги Аксельрода — это долгий анализ системы «живи и дай жить другим», которая развивалась между крупными сражениями Первой мировой войны. Генералы могли заставлять солдат вступать в бой всякий раз, когда они могли непосредственно контролировать свое поведение; но когда штаб не наблюдал, солдаты возобновили молчаливое перемирие. Ключом к системе было то, что солдаты в окопах редко передвигались; они познакомились друг с другом и стали, по сути, партнерами в часто повторяющейся игре «дилемма заключенных».Когда один игрок «дезертировал», обычным наказанием было обмен «два к одному» или «три к одному». Французский солдат объяснил: «Мы делаем по два выстрела на каждый, но никогда не стреляем первыми». Этот краткий исторический экскурс — убедительное доказательство того, что сотрудничество могло развиваться даже среди самых отчаянных эгоистов, тех, кому выдали винтовки и приказали убивать.

В недавнем обзоре работы с момента публикации его книги Аксельрод писал, что сотрудничество, основанное на взаимности, было отмечено во всем, от летучих мышей-вампиров до верветок и рыб-колючек, и что советы, основанные на теории, были предложены для решения проблем в нарушения контрактов, договоренности об опеке над детьми, переговоры сверхдержав и международная торговля.Он сказал, что мы постоянно лучше понимаем условия, в которых может возникнуть сотрудничество; пролили свет на значимость различий в количестве игроков, структуре выплат, структуре и динамике населения, а также на «тень будущего», означающую перспективу возмездия. По словам Аксельрода, исследование сотрудничества было хорошо налажено и продолжает расти; кооперативному поведению можно научить.

Однако для гуманистов и тех ученых, которых беспокоит убеждение, что человеческая природа — это нечто большее, чем просто эгоизм, даже такое описание сотрудничества через взаимность разочаровывает.Работа Аксельрода прочно построена на личных интересах. В каком-то смысле дилемма его узника вовсе не дилемма для тех, кто считает человеческий выбор строго рациональным. Здесь нет разделенной лояльности, нет болезненного выбора, есть простой расчет. Выберите курс, который принесет больше пользы: сотрудничайте, если вы думаете, что собираетесь играть снова, напрягайте своего партнера, если думаете, что больше не увидите его. Нет причин смущаться; мошенничество — это разумный поступок, если вы не ожидаете, что вас поймают.

Проблема в том, что существует множество привычных повседневных привычек, которые, как мы все знаем, не соответствуют этой логике. Путешественники по-прежнему оставляют необходимые чаевые в ресторанах городов, в которые они никогда не вернутся. Граждане голосуют на выборах, хотя они знают, что их голос вряд ли что-то изменит. Люди помогают незнакомцам в беде. Они охотно несут издержки во имя честной игры. Они остаются в браке в ситуациях, когда бросить и сбежать было бы явно выгодно.В новой книге Роберта Х. Франка предлагается весьма творческий подход к работе с такими случаями и к распространению экономики на сферу эмоций.

Франк, профессор Корнельского университета, провел десять лет, выполняя относительно обычные обязанности учителя, прежде чем отправиться в Вашингтон, округ Колумбия, в качестве главного экономиста Альфреда Кана в Совете по гражданской аэронавтике. Кан стал «царем по борьбе с инфляцией» президента Джимми Картера, а Фрэнк остался, чтобы помочь закрыть CAB.Когда он вернулся в Корнелл, из него вывалилась пара замечательных книг, которых было достаточно, чтобы Фрэнк попал в список лидеров среди полдюжины самых интересных экономистов среднего возраста, работающих сегодня в Соединенных Штатах. Выбор правильного пруда: поведение человека и поиски статуса — это исследование статуса, изобилующее новыми идеями о том, почему люди склонны объединяться в лиги. Это книга, которую любой читатель, особенно читатели этого журнала, может найти и просмотреть с удовольствием.

Теперь, с Страсть внутри разума, Фрэнк написал несколько более сложную и требовательную книгу. Но именно он призван помочь изменить то, как мы думаем об основах этического поведения.

Отправная точка Фрэнка — принимать эмоции как данность. Он говорит, что они существуют. Вероятно, это не те «нечеткие мысли», которыми их считает большинство экономистов. Мы видим бездомного, нам становится жаль; мы видим ребенка в опасности, мы хотим помочь; мы видим чистую игру в бейсбол, мы взволнованы и взволнованы; мы представляем нашу половинку с другим человеком, мы пылаем ревностью и гневом; мы размышляем о краже из оставленного без присмотра ящика для мелочи, мы краснеем от стыда.Размышляя как эволюционист, Фрэнк спрашивает, какой полезной цели могут служить эти чувства?

Ответ, который он дает, заключается в том, что очень полезная функция эмоций состоит в том, чтобы ограничивать узко корыстное поведение, потому что честные и отзывчивые люди — это те, кого все хотят в качестве партнеров, и потому что никто не мешает людям, которые злятся, когда они пересекаются. Хорошо известно, что мяч не в команде, что, в конце концов, абсолютный эгоист не побеждает в романтике; наличие смягчающих эмоций — это эволюционный способ сделать нас более «подходящими» партнерами.

Для Фрэнка эмоции — это способ решения «проблемы приверженности» — того факта, что для того, чтобы общество работало, люди должны брать на себя обязательные обязательства, которые впоследствии могут потребовать от рациональных субъектов поведения, которые кажутся противоречащими их личным интересам. . Есть множество повседневных ситуаций, когда здравый смысл подсказывает, что эмоциональные предрасположенности помогают связать руки.

Если вы хотите, чтобы люди доверяли вам, это помогает, а не больно, краснеть, когда вы говорите неправду.Если вы хотите, чтобы люди не использовали вас в своих интересах, это помогает, а не больно, быть известным как человек, который впадет в иррациональную ярость, если вас обманут.

Модель личных интересов утверждает, что у оппортунистов есть все основания нарушать правила, когда они думают, что никто не смотрит. Фрэнк говорит, что его модель приверженности бросает вызов этому взгляду «до глубины души», поскольку предлагает убедительный ответ на вопрос: «Что мне в этом, если честно?» Фрэнк пишет: «Меня все еще раздражает, если сантехник просит меня заплатить наличными; но теперь мое негодование смягчается тем, что я считаю соблюдение налогового законодательства (моим собственным) вложением в поддержание честной предрасположенности.Добродетель здесь не только сама по себе награда; это также может привести к материальному вознаграждению в другом контексте ».

Уловка здесь в том, что для того, чтобы работать, ваша эмоциональная предрасположенность должна быть заметна; Для того чтобы эволюционные процессы вызвали такое эмоционально обоснованное, альтруистическое поведение, которое интересует Фрэнка, кооператоры должны уметь узнавать друг друга. Более того, подделка эмоционального обязательства должна быть дорогостоящей; квакеры разбогатели благодаря своей репутации честных людей, отчасти потому, что на то, чтобы стать квакером, нужно слишком много времени и энергии, чтобы воспользоваться возможностью обмана.Любой квакер, которого вы встретите, почти обязан быть честным.

По словам Фрэнка, тот же принцип применим к богатому набору связей между мозгом и остальным телом. Осанка, частота дыхания, высота и тембр голоса, тонус и выражение лицевых мышц, движение глаз — все это дает ключ к разгадке эмоционального состояния говорящего. Актер может подделать их на несколько минут, но не больше. Даже ребенок может отличить настоящую улыбку от вынужденной. Люди развили этот сложный сигнальный аппарат, потому что он полезен для передачи информации о характере.А формирование характера и осознание этого — вот в чем суть эмоций. Для Фрэнка моральные чувства подобны вращающемуся гироскопу: они предрасположены сохранять свою первоначальную ориентацию. Роль природы — обеспечить гироскоп в виде «жесткой проводки» между телом и мозгом; роль культуры — обеспечивать вращение.

В конце концов, Фрэнк рассматривает свою модель приверженности как своего рода светскую замену религиозному клею, который веками объединял людей в компакте взаимности и вежливости.На вопрос: «Почему бы мне не обмануть, когда никто не смотрит?» Фрэнк отмечает, что у религии всегда был убедительный ответ: «Потому что Бог узнает!» Но угроза проклятия потеряла большую часть своей силы за последнее столетие или около того, и «пряник Смита и кнут Дарвина к настоящему времени сделали развитие характера почти забытой темой во многих индустриальных странах». Модель приверженности предлагает путь назад к хорошему поведению, основанному на логике личного интереса: выгода почти сразу же начнется с тех, кто станет заслуживающим доверия персонажем.С этой точки зрения, ни один человек не является островом, полностью самим собой, поскольку каждый является частью функции полезности другого человека благодаря биологической адаптации эмоций.

Есть ли в этом смысл? Конечно, есть. Что общего у Аксельрода и Фрэнка, так это то, что каждый из них предложил отчет о том, как «хорошие» люди выживают и преуспевают в экономическом мире — почему их автоматически не вытесняют из существования люди, которые более неумолимо эгоистичны. Что делает подход Фрэнка более привлекательным, так это то, что он рассматривает эмоции как наблюдаемые факты жизни и пытается объяснить их, а не сразу же их рационализирует как прискорбное несовершенство духа.Он понимает то, что мы на самом деле подразумеваем под «честным», а не просто благоразумное поведение.

Есть и другие объяснительные подходы к этой ситуации, в некоторых случаях даже более многообещающие. Герберт Саймон, например, предложил черту, которую он называет «послушанием» — что означает восприимчивость к социальному влиянию и обучению, — которая способствовала бы индивидуальной приспособленности и, таким образом, объясняла альтруизм в рамках естественного отбора. Такие эволюционные подходы могут дать больше понимания возникновения сложных организаций, населяющих современную мировую экономику, чем рассуждения о равновесии фирмы.

Как ни крути, «новости» из экономики начинают подтверждать то, что большинство работающих людей знает до мозга костей: честность и сочувствие — очень эффективные формы индивидуальной физической подготовки. Если учесть количество времени и усилий, затрачиваемых на нравственное воспитание ребенка, утверждение экономистов о том, что существует личный интерес, а только личный интерес, абсурдно.

Как правило, в детском саду дети учатся Золотому правилу. Религиозные традиции знакомят их с абсолютными запретами Десяти Заповедей.В семьях они изучают роль совести и знакомятся со многими формами сотрудничества, включая частое самопожертвование в интересах группы.

В школах они учатся быть членами группировок, разделяя свою лояльность между друзьями внутри и вне своих банд. В спорте они учатся командной работе, в том числе урок, который хорошие парни заканчивают в турнирной таблице; как зрители они узнают, что лояльность фанатов может окупиться, как и ее отсутствие.

В любви и войне они учатся сочувствующему пониманию и постоянно возвращаются к повествовательному искусству (телевидение, фильмы, ток-шоу, романы и биографии), чтобы упражнять и пополнять свое понимание.Они могут даже пойти в военные академии или бизнес-школы, чтобы изучить более сложные формы сотрудничества, прежде чем отправиться в мир крупных организаций, чтобы практиковать его.

Другими словами, развитие персонажей далеко не «забыто» в промышленно развитых странах. Напротив, его просто игнорируют большинство экономистов, в то время как его практикуют почти все остальные, включая большинство экономистов.

Если практикующие теперь могут обратиться к экономике, чтобы узнать, что сознательное стремление к личному интересу часто несовместимо с его достижением, тем лучше — для экономики.Большинство из нас будет и дальше игнорировать совершенно преждевременные претензии экономики на «научную» уверенность в тонкостях человеческой природы. Мы продолжим обращаться к гуманистическим традициям при обучении этике, как и всегда.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за май – июнь 1989 г.

Психологический эгоизм

Психологический эгоизм
ЭТИКА
Глава пятая: Телеологическая Теории: Эгоизм
Раздел 2. Психологический эгоизм

Что за психологическая теория такое эгоизм?

Во-первых, психологический эгоизм это теория о природе человека мотивов .

Психологический эгоизм предполагает, что все поведение мотивировано личным интересом. Другими словами, это предполагает, что каждый действие, поведение или решение каждого человека мотивировано личными интересами. Это также предполагает, что каждое действие должно быть мотивировано личным интересом.Доктрина эгоистической мотивации — это просто естественный закон психология. Точно так же, как это естественный закон физики, тела имеют тенденцию двигаться навстречу друг другу пропорционально их массе и со скоростью обратно пропорционально пропорциональны расстоянию друг от друга, это естественный закон, что все мотивации, в конечном счете, эгоистичны.

Потому что психологический эгоизм утверждает, что каждое действие каждого человека продиктовано личными интересами, это универсальный .

Потому что психологический эгоизм утверждает, что все мотивации, в конечном счете, эгоистичны, это редукционный . То есть он сводит то, что кажется множеством или множеством мотивов, к единственный вид.

Следовательно, все мотивы эгоистичны Мотивы . Как утверждает Маккиннон на стр. 36: «Если [люди] иногда действуют для другие, это только потому, что они думают, что в их собственных интересах Сделай так.«

Возражения против психологический эгоизм

Фальсификационизм

Это обычное дело, среди психологов — думать, что психология — это наука. Даже слово указывает на это — геология, физиология, эндокринология, биология, метеорология и т. д. Каковы же важные особенности науки? Очень часто думают, что доказуемость или апелляция к фактам — вот ключ. Но это очень сложный вопрос.Концепция доказуемости очень скользкая, если вдаваться в подробности. и большинство ученых отказались от представления о том, что научные теории могут быть подтвердилось. Точно так же понятие «факт» глубоко проблематично. *

Одна вещь, которая философы науки и многие сами ученые соглашаются, что если теория — это настоящая научная теория, даже если она не может быть доказана (без сомнения продемонстрировано, что это правда), то, по крайней мере, это должно быть так: теория должна быть подвержена фальсификации.Другими словами, мы должны иметь возможность настроить некоторые эксперименты, с помощью которых можно сказать: «Ну, если теория« А »верна, то она невозможно для «Y». «Итак, мы экспериментируем, чтобы увидеть, встречается ли» Y «, когда» A » говорит, что этого не может произойти. А если это произойдет, то «А» не может быть правдой, и нам нужно придумайте лучшую теорию. Должны быть какие-то доказательства или аргументы это могло считаться против этого.

Теперь, если это невозможно опровергнуть теорию, если нет ничего, что могло бы сосчитать против этого, то большинство ученых даже не утруждают себя этим.

Но за каждый действие, в котором мы думаем о благе другого человека, психологическом эгоист всегда может ответить, что мы не действуем, в конечном итоге из-за того, что другой человек, но потому что мы получаем от этого удовлетворение. Кажется, в других слова, что ничто не может противоречить этому, и что поэтому это неопровержимо (или неопровержимо). Это далеко не хорошо, это плохо. Это хорошо чтобы теория была сильной, чтобы выдерживать критику — но это не хорошо, если ничто не может противостоять этому.

Каждое действие всегда руководствуется личными интересами — это теория психологического эгоист. И на каждое ваше действие они всегда могут просто сказать: «да, но поскольку все мотивы — это просто формы личного интереса, мотив за этим актом также стоит личный интерес «. Это круговое рассуждение или попрошайничество вопрос, и ему нет места в научных теоретических рассуждениях. Это, в принципе, не поддающийся фальсификации.

быть благодарным и благодарен
Хотя это кажется легким для психологический эгоист интерпретировать все действия как мотивированные личным интересом, есть пара чувств, которые, кажется, сопротивляются их интерпретации.

Когда кто-нибудь делает для вас что-то неожиданное, вы чувствуете благодарность. Допустим, друг старается изо всех сил — и отказывается от того, чего он хотел — чтобы помочь вам. Как правило, вы чувствуете благодарность или благодарность. Ну если ты позже обнаружил, что они кое-что из этого извлекли — если вы обнаружили, что их собственным интересам было бы лучше, если бы вы оказали вам «одолжение», тогда они не стали бы вы переоцениваете свое чувство благодарности? Разве вы не чувствовали бы себя менее благодарным, и немного подозрительнее к их мотивам? Если бы все всегда действовали из своекорыстие, то на каком месте были бы чувства благодарности, благодарности имеют?

Можно сказать, «Что ж, я все еще благодарен, потому что мое положение улучшилось.»Конечно, но тогда вы им не благодарны. Возможно, вам повезет, что их интерес и ваш интерес совпал, но это не совсем то же самое, что чувство им благодарности.

Таким образом, это кажется, что чувства благодарности и благодарности у нас — направлен на людей — просто не имело бы большого смысла, если бы каждое действие альтруизм был не чем иным, как скрытым актом личного интереса.

Значение эгоизм
Джеймс Рэйчелс предполагает, что психологические эгоисты совершают глупую ошибку, и если верить в то, что люди искренне альтруистичны, то вам нечего бояться эгоиста.Рэйчелс указывает, что именно то, что мы подразумеваем под бескорыстием, мы получаем от радости делать что-то, чтобы помочь другим.

Почему мы должны думаю, что просто потому, что кто-то получает удовлетворение от помощи другим в этом делает его эгоистичным? Разве бескорыстный человек не тот, кто извлекает удовлетворение от помощи другим, в то время как эгоистичный мужчина этого не делает? Если Линкольн «получил душевное спокойствие» от спасения поросят, неужели он таким эгоистичным, или, наоборот, разве это не свидетельствует о его сострадании и добросердечии? (Если мужчина по-настоящему эгоистичен, почему его совесть должна беспокоить то, что другие страдают — намного меньше свиней?) Точно это не более чем убогая софистика сказать, потому что Смит получает удовольствие от помощи своему другу, что он ведет себя эгоистично… »[из« Эгоизм и моральный скептицизм », A New Введение в философию , изд. Стивен Кан, Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1971]

* Факт имеет эпистемологический компонент (утверждение о том, что я могу знать) и метафизический компонент (утверждение о том, что действительно существует). Иногда факт используется для обозначения фактического существования — того факта, что Луна вращается вокруг Земли (метафизическое утверждение), а иногда и публично поддающийся проверке общий опыт (эпистемологическое утверждение).Согласно первому способ использования термина факт, ЕСЛИ правда, что Бог существует, тогда существование Бог — это факт, независимо от того, действительно ли мы знаем, что Бог существует. В соответствии с второй способ использования термина факт, если все общедоступные данные в неверном направлении теории (скажем, что Земля плоская), то факты изменится, когда появятся новые типы ранее недоступных доказательств.

Истина в психологическом эго. Автор Хью Лафоллетт

http: // www.stpt.usf.edu/hhl/papers/egoism.htm

Чтобы перейти к следующему разделу главы, нажмите здесь >> раздел.

Авторские права Стивен О Салливан и Филип А. Пекорино 2002. Все права зарезервированный.

Хороший, нейтральный и плохой эгоизм

gpointstudio / Shutterstock


Когда кто-то говорит: «Вы эгоистичны», нет никаких сомнений в том, что вас только что критиковали.Посыл вашего критика ясен: вы уделяете слишком много внимания своим собственным желаниям, потребностям и благополучию и недостаточно внимания другим. Эгоистичное поведение часто называют аморальным. Хороший человек думает в первую очередь о других. Эта идея воплощена в часто цитируемых фразах «Блаженнее давать, нежели принимать» (Деяния 20:35) и «Не спрашивайте, что ваша страна может сделать для вас; спрашивайте, что вы можете сделать для своей страны» (JFK’s Инаугурационная речь 20.01.1961).

По мнению некоторых экспертов, эгоистичное поведение не только аморально, но также вредно для вашего собственного психологического благополучия.Известный позитивный психолог Соня Любомирски написала эссе, в котором утверждала, что исследования подтверждают китайскую пословицу, заканчивающуюся словами: «Если хочешь счастья на всю жизнь, помоги кому-то другому».

Тем не менее, если вы прочитаете достаточно литературы по самопомощи, вы не сможете не заметить другой взгляд на то, чтобы думать в первую очередь о себе, который, кажется, противоречит плохой прессе об эгоизме. Маркировка самообслуживания означает, что вы уделяете первоочередное внимание собственному физическому здоровью и психологическому благополучию, придерживаясь правильных привычек питания, физических упражнений, сна, расслабления и приятных занятий каждый день.Сторонники заботы о себе любят указывать на то, что, если мы сначала не позаботимся о себе, мы не будем достаточно здоровы, чтобы помогать другим и заботиться о них. Как говорят бортпроводники пассажирам: «Если вы путешествуете с ребенком или кем-то, кому требуется помощь, сначала закрепите свою маску, а затем помогите другому человеку».

Итак, эгоизм (думать в первую очередь о себе) — это хорошо или плохо? Когда мне задают подобные вопросы, я в первую очередь отвечаю: «Хорошо для чего (или для кого)?» Таким образом, более глубокий вопрос, на мой взгляд, звучит так: «Кому выгоден эгоизм?» (Отсюда и название этого блога, Cui Bono : В чью пользу?)

Простой (и неправильный) ответ на этот вопрос состоит в том, что, когда я веду себя эгоистично, это всегда хорошо для меня, но плохо для других.Конечно, есть много случаев, когда люди получают выгоду (хотя бы временно) за счет других. Наиболее очевидные случаи — это преступные действия, такие как нападение, кража и мошенничество. Гарри Браун ссылается на использование или угрозу насилия, чтобы отнять у других то, от чего они не хотят добровольно отказываться от односторонней транзакции . Стивен Кови называет это беспроигрышной транзакцией , когда один человек выигрывает, а другой проигрывает. Существуют также некриминальные беспроигрышные сделки, наиболее распространенной из которых является эмоциональная манипуляция.Если я заставляю вас сделать что-то, чего вы не хотите делать, заставляя вас чувствовать себя виноватым, если вы этого не сделаете, или крича, замкнувшись или каким-то другим образом неприятно, я получил то, что хотел, за ваш счет.

Причина, по которой односторонние или беспроигрышные транзакции не всегда хороши для меня, заключается в том, что для меня существуют негативные последствия, которые перевешивают временную прибыль. Очевидно, что преступные действия могут повлечь за собой штрафы или тюремное заключение. Но даже простая эмоциональная манипуляция может иметь катастрофические долгосрочные последствия.Если вы эксплуатируете людей, они с меньшей вероятностью будут сотрудничать с вами добровольно. Они могут даже стремиться отомстить вам или просить влиятельных родственников или друзей отомстить вам.

Что еще более важно, тот, кто занимается эмоциональными манипуляциями, чтобы получить то, что он или она, приобретает репутацию человека, с которым не стоит иметь дело, человека, которого следует избегать и избегать. Репутация — вещь нетривиальная, потому что счастье вряд ли будет достигнуто в одиночку, изолированно от остального общества.Чтобы быть счастливыми, нам нужно — это сеть людей в нашей жизни, которые любят, любят и уважают нас, и чтобы построить такую ​​сеть, нам нужно играть честно.

Поэтому я называю участие в односторонних сделках «плохим эгоизмом», потому что в конечном итоге такое поведение плохо как для эгоистичного человека, так и для людей, которых он преследует и эксплуатирует.

Еще есть то, что я называю «нейтральный эгоизм». Нейтральный эгоизм включает в себя заботу о собственном благополучии способами, которые напрямую и существенно не вовлекают других людей.Если я трачу пять минут на чистку зубов, чтобы избежать пагубных последствий болезней зубов и десен, это форма нейтрального эгоизма. Заботясь о своей гигиене полости рта, я не отнимаю у кого-то благополучие и не прибавляю к нему. То же самое было бы, если бы я каждое утро тратил 10 минут на медитацию.

Я знаю, что есть люди, которые могут придраться к тому, действительно ли существует какое-либо нейтральное эгоистичное поведение. Некоторые скажут, что пять минут, которые я потратил на чистку зубов, или 10 минут медитации, я мог бы использовать, чтобы помочь людям в приюте для бездомных.Всегда есть нуждающиеся люди, поэтому любое поведение, направленное на мою пользу, отнимает время от того, что я мог бы сделать для пользы других. Но, как указывало движение за самопомощь, насколько я могу помочь другим, если не буду заботиться в первую очередь о собственном физическом и психологическом здоровье? Забота о себе позволяет мне делать то, что приносит пользу другим. Поэтому я по-прежнему считаю, что некоторые эгоистичные поступки почти нейтральны; они не сразу помогают другим и не причиняют им вреда.Они могут означать время, отведенное для непосредственной помощи другим, но они также улучшают мое состояние, чтобы помогать другим.

Помимо плохого эгоизма и нейтрального эгоизма, есть еще то, что я называю «хорошим эгоизмом», который приносит пользу как нам самим, так и другим людям. Гарри Браун называет хороший эгоизм двусторонней транзакцией , обменом, при котором два человека охотно расстаются с чем-то, чтобы получить то, что они ценят. Поскольку оба человека выигрывают то, что хотят, Кови называет это беспроигрышной транзакцией .

Самым ярким примером двусторонней транзакции является простой своп. Если я обменяю свою копию The Beatles Love Me Do / P.S. Сингл I Love You для вашей копии первого стереофонического тиража The Beatles , Please Please Me , потому что каждый из нас ценит запись другого больше, чем тот, который у нас есть, мы оба чувствуем, что выигрываем от обмена. Конечно, в современной экономике мы не обмениваем товары и услуги напрямую на все наши биржи; деньги служат посредником для двусторонних транзакций.

Но двусторонние транзакции включают гораздо больше, чем экономический обмен товарами и услугами. Каждый раз, когда мы делаем что-то с кем-то еще, потому что нам это нравится больше, чем делать это в одиночку, у нас происходит двусторонняя сделка. Если вы идете в кино с другом, вы «обмениваетесь» понимающими взглядами, смеетесь и разговариваете, и все это улучшает впечатления для вас обоих. То же самое можно сказать о посещении концертов, просмотре спортивных соревнований и отдыхе на пляже. Некоторые виды деятельности, такие как постановка театрализованного представления, игра в баскетбол, половой акт и прохождение курса позитивной психологии, на самом деле требуют участия более чем одного человека.Пока все партнеры в этой деятельности являются добровольными участниками, которые получают что-то ценное, стоящее того, что они вкладывают в эту деятельность, все это примеры двусторонних транзакций. Все это формы хорошего эгоизма — взаимодействия, полезные для обоих людей.

Кратковременное размышление о трех видах эгоизма говорит нам, что если вы хотите максимизировать свое счастье (а кто этого не делает?), Вам следует избегать плохого эгоизма (потому что в долгосрочной перспективе это, вероятно, уменьшит ваше счастье. ) и охотно выбирают нейтральный и хороший эгоизм.

Каким бы очевидным это ни казалось, почему мы так часто слышим, что у вас есть только два выбора: быть эгоистичным (что плохо) или быть самоотверженным и в первую очередь служить другим (что хорошо)?

У меня есть как оптимистичный, так и не очень оптимистичный ответ на этот вопрос. Оптимистический ответ заключается в том, что критики эгоизма говорят только о плохом эгоизме, и когда они убеждают нас «делать для других», они действительно хотят делать для других способами, которые приносят пользу и вознаграждают нас (что сделало бы два -сторонняя сделка).Итак, я думаю, что у этих людей добрые намерения, но они запутывают проблему, противопоставляя эгоизм бескорыстию.

Но я также видел и более мрачный ответ, в котором недвусмысленно осуждается личный интерес в пользу продвижения интересов других людей. Изучая свой пост в блоге о севе (бескорыстное служение; часть I, часть II), я обнаружил, что в то время как некоторые ашрамы делают все возможное, чтобы найти значимую работу, которая соответствует навыкам и интересам нового члена, другие ашрамы намеренно назначают неприятные, ошеломляющие изнурительная тяжелая работа.Обоснованием последнего является то, что выполнение неприятных задач освободит человека от привязанностей к эго. Возможно, это правда, но что, если это не так? Что, если это просто способ заставить других выполнять сложную работу, которую в противном случае вам пришлось бы выполнять самостоятельно?

В моем первом посте о севе я описал другие темные примеры, в которых разговоры о добродетелях жертвы и служения — это уловка для эксплуатации и манипулирования другими: «Я думаю о проповедниках, которые обирают свои стада и становятся сверхбогатыми, проповедуя добродетель благотворительности.Я имею в виду военачальников, которые получают власть, преувеличивая внешние угрозы и убеждая патриотически настроенных молодых людей жертвовать своими жизнями в ненужных войнах. И я имею в виду любую программу «обязательного обслуживания», потому что, по словам Джеймса Джойнера, «идея обязательного волюнтаризма настолько же жутка, насколько и оксюморонна». Ирония во всех этих примерах заключается в том, что люди которые говорят нам, что эгоизм — это плохо, на самом деле сами занимаются плохим эгоизмом.

Те, кто манипулируют нами, заставляя выполнять свою грязную работу, делают нам ложный выбор между плохим эгоизмом (получение прибыли за счет других) и бескорыстным самопожертвованием (делать добро другим за счет вас).Учитывая только этот выбор, неудивительно, что наши моральные устои голосуют за последнее. Немного другая версия этого ложного выбора возникает, когда люди говорят, что хорошие отношения основаны на компромиссах, когда мой партнер и я по очереди жертвуем друг для друга. («Я согласен быть несчастным, идя с вами по магазинам, если вы согласитесь быть несчастным, смотря со мной футбольный матч».)

К счастью, есть лучший, третий вариант: почему бы не проявить добрый эгоизм, приносящий пользу как нам, так и другим?

Люди не эгоистичны по своей природе — на самом деле мы запрограммированы на совместную работу

Долгое время существовало общее предположение, что люди по своей сути эгоистичны.По всей видимости, мы безжалостны, у нас есть сильные побуждения конкурировать друг с другом за ресурсы и накапливать власть и имущество.

Если мы добры друг к другу, то обычно потому, что у нас есть скрытые мотивы. Если мы хорошие, то только потому, что нам удалось контролировать свой врожденный эгоизм и жестокость и превзойти их.

Этот мрачный взгляд на человеческую природу тесно связан с писателем-научным работником Ричардом Докинзом, чья книга «Эгоистичный ген» стала популярной, потому что она так хорошо соответствовала (и помогла оправдать) конкурентный и индивидуалистический дух обществ конца 20-го века.

Как и многие другие, Докинз оправдывает свои взгляды ссылкой на область эволюционной психологии. Эволюционная психология предполагает, что современные человеческие черты сформировались в доисторические времена, во время так называемой «среды эволюционной адаптации».

Это обычно рассматривается как период интенсивного соревнования, когда жизнь была своего рода римским гладиаторским сражением, в котором отбирались только те черты, которые давали людям преимущество в выживании, а все остальные уходили на второй план.А поскольку выживание людей зависело от доступа к ресурсам, например к рекам, лесам и животным, неизбежно возникали конкуренция и конфликты между соперничающими группами, что приводило к развитию таких черт, как расизм и война.

Это кажется логичным. Но на самом деле предположение о том, что доисторическая жизнь была отчаянной борьбой за выживание, ложно.

Доисторическое изобилие

Важно помнить, что в доисторическую эпоху мир был очень малонаселенным.Так что вполне вероятно, что у групп охотников-собирателей было изобилие ресурсов.

По некоторым оценкам, около 15 000 лет назад население Европы составляло всего 29 000, а население всего мира — менее полумиллиона. При такой небольшой плотности населения кажется маловероятным, что доисторические группы охотников-собирателей должны были соревноваться друг с другом или иметь какую-либо потребность развить безжалостность и конкурентоспособность или вступить в войну.

Действительно, многие антропологи теперь согласны с тем, что война — это последнее событие в истории человечества, возникшее с появлением первых сельскохозяйственных поселений.

Современные доказательства

Есть также важные свидетельства от современных групп охотников-собирателей, которые живут так же, как доисторические люди. Одна из поразительных черт таких групп — их эгалитаризм.

Как заметил антрополог Брюс Кнауфт, охотники-собиратели характеризуются «крайним политическим и сексуальным эгалитаризмом». Лица в таких группах не накапливают свою собственность и имущество. У них есть моральное обязательство делиться всем.У них также есть методы сохранения эгалитаризма, гарантируя, что различия в статусе не возникнут.

Кунги южной Африки, например, меняют стрелы перед тем, как отправиться на охоту, и когда животное убито, заслуга не принадлежит тому, кто выпустил стрелу, а тому, кому принадлежит стрела. А если человек становится слишком властным или высокомерным, другие члены группы подвергают его остракизму.

ǃКунг женщина делает украшения рядом с ребенком. Staehler / wikimediacommons, CC BY

Обычно в таких группах мужчины не имеют власти над женщинами.Женщины обычно сами выбирают себе партнеров по браку, решают, чем они хотят заниматься, и работают, когда захотят. А если брак распадается, они имеют право опеки над своими детьми.

Многие антропологи соглашаются, что такие эгалитарные общества были нормальным явлением до нескольких тысяч лет назад, когда рост населения привел к развитию земледелия и оседлого образа жизни.

Альтруизм и эгалитаризм

Ввиду вышеизложенного, похоже, мало оснований предполагать, что такие черты, как расизм, война и мужское доминирование, должны были быть выбраны эволюцией — поскольку они принесли бы нам мало пользы.У людей, которые вели себя эгоистично и безжалостно, было меньше шансов выжить, так как они были бы изгнаны из своих групп.

Тогда имеет больше смысла рассматривать такие черты, как сотрудничество, эгалитаризм, альтруизм и миролюбие, как естественные для человека. Это были черты, которые преобладали в жизни человека на протяжении десятков тысяч лет. Так что, по-видимому, эти черты все еще сильны в нас сейчас.

Конечно, вы можете возразить, что если это так, то почему современные люди часто ведут себя так эгоистично и безжалостно? Почему эти отрицательные черты настолько нормальны во многих культурах? Возможно, эти черты следует рассматривать как результат экологических и психологических факторов.

Есть много примеров того, как люди работают вместе для общего блага. Halfpoint / Shutterstock

Исследования неоднократно показывали, что когда естественная среда обитания приматов нарушается, они становятся более жестокими и иерархичными. Так что вполне может быть, что то же самое произошло и с нами, когда мы отказались от образа жизни охотников-собирателей.

В своей книге «Падение» я предполагаю, что конец образа жизни охотников-собирателей и появление земледелия были связаны с психологическими изменениями, произошедшими в некоторых группах людей.Возникло новое чувство индивидуальности и обособленности, которое привело к новому эгоизму и, в конечном итоге, к иерархическим обществам, патриархату и войне.

В любом случае, эти отрицательные черты, кажется, развились так недавно, что не представляется возможным объяснить их в терминах адаптации или эволюции. Это означает, что «хорошая» сторона нашей природы имеет гораздо более глубокие корни, чем «злая» сторона.

6 советов по выявлению тайно эгоистичных мужчин

Джорджия Ли | FamilyShare — georgiadlee @ gmail.com

Тайный эгоизм — это та область, в которой может оказаться пораженная женщина, когда они думают, что нашли мистера Райт. Но есть несколько изящных способов обнаружить скрытый эгоизм в том, что выглядит как типичное поведение.

Если вы видите, что эти шесть типов мужчин внимательно и внимательно смотрят, прежде чем совершить совершение, или вы окажетесь в долгом тупике с эгоизмом:

1. Спасатель

Быть экономным и экономным может быть разумный шаг в сегодняшней экономике, но это не значит, что вы должны довольствоваться распродажами и сезонными распродажами в личной жизни.

Если парень, перед которым вы подлизываетесь, отказывается завязать романтические отношения с вами, заставляя вас чувствовать себя особенным, вместо этого выбирая самый быстрый и дешевый путь к своему сердцу, вы имеете дело с копейкой, хватка которой только собирается становиться плотнее.

2. Трательщик

Будь то наследник, магнат или плейбой, когда мужчина тратит свои деньги, чтобы получить то, что он хочет, вы можете поспорить, что висящая морковь идет с некоторыми привязанными условиями.

Этот большой шишка бросается на 100-долларовые банкноты и ожидает, что другие встанут в очередь, даже если вначале этого не было.В какой-то момент он будет ожидать, что пожнет то, что посеял, и привык к тому, что люди отвечают на каждую его прихоть громким «да!»

С другой стороны, обратите внимание на то, как спонсор или любой другой мужчина, если на то пошло, обращается с окружающими. Если он груб или требователен к работникам сферы услуг, особенно к официантам и обслуживающему персоналу, он, несомненно, эгоистичен, как бы он ни относился к вам.

3. Ученый

Если ваш мужчина — классический умник, это не всегда означает, что у вас назревает эгоистичная ситуация.Но обратите внимание на то, как он использует всю свою мозговую мощь.

Если он тратит свое время на обучение, а не на переживание, теоретизирование вместо действия и анализ вместо чувств, в ваших руках будет целеустремленный парень, который, несомненно, оставит вас и ваши эмоции на высоте и сухости для более удовлетворительных занятий; хотелось бы больше знаний.

Этот мужчина эгоистичен в отношении своего времени, привязанности, эмоций и многого другого.

4. Свободный дух

В некоторой степени противоположным ученому является «просвещенный» свободный дух, который считает себя мудрым, мирным и в потоке.Он может быть образованным или необразованным, но, по крайней мере, он неорганизован и невнимателен к вашему времени. Он живет по своему собственному графику, которого обычно нет, и не думает о том, что ваша жизнь иногда требует точности или деталей.

Он постоянно опаздывает, нарушает планы или меняет планы без уведомления. И он будет делать это с милой улыбкой, ожидая, что вместо этого вы будете довольны или, по крайней мере, невозмутимы.

5. Хороший парень

Не обманывайтесь спокойным поведением и обаянием хорошего парня; есть больше, чем кажется на первый взгляд.

Этот парень всегда находится на коротком конце палки и не знает почему. Он идеален, и в его проблемах в отношениях виноваты все остальные.

По какой-то причине он просто не может найти подходящую девушку и не понимает, почему он не тот парень. Но это может быть трудно обнаружить, если вы не знаете, что искать. «Хороший парень» идет по одной из двух дорог: мистер Пикки или мистер Фиксир-Верх.

Если хороший парень, который хорошо обращается с женщиной, не может долго ловить ее, то это потому, что он невероятно разборчив.Он либо отвергнет многие перспективы, потому что они не идеальны, либо он «советует», критикует или наталкивает кого-то на то, кем он хочет, чтобы она была.

В любом случае он действительно думает только о том, что он хочет получить от отношений, а не о том, что нужно его партнеру в отношениях.

6. Спортсмен-экстремал

Называйте их спортсменами, мясными головами, соковыжималками или чем-то еще, тренировки и тренировки всегда будут впереди вас. Если ему все же удастся оторваться от тренажерного зала, вам лучше быть готовым восполнить то, что он упустил.К тому же ни один спортсмен не обходится без своих фанатов, поэтому будьте готовы поделиться его вниманием.

Эгоизм не всегда можно увидеть на поверхности. У него много первопричин, но, как правило, только один результат: ваше несчастье.

Помните, щедрый человек дарит любовь, чтобы видеть других счастливыми, и, что более важно, дарит свободно. Даже когда он дает большие, эгоистичный человек будет давать, когда ожидает чего-то взамен. Когда отдаете, чтобы получить что-то взамен, будь то время, внимание, близость и т. Д., он всегда думает о том, сколько он может сдерживаться, пока вы выходите вперед. Или как мало он может дать по сравнению с тем, сколько он может получить.

Эгоизм не всегда можно увидеть на поверхности. Но эти шесть советов помогут вам быстро обнаружить эгоистичных мужчин, чтобы вы могли продолжать двигаться.

Джорджия Ли, FamilyShare

Джорджия Д. Ли — выпускница Университета Майами, которая стремится расширять возможности, вдохновлять, обогащать и обучать любого, у кого есть открытый разум, сердце и дух, с помощью своего самого ценного средства — черного и белого!

Могут ли симы показать нам, что мы по своей сути хорошие или злые?

Многие люди жульничают с налогами — в этом нет ничего секретного.Но многие люди этого не делают, даже если бы их не поймали — теперь, , это странно. Либо это? Психологи глубоко озадачены человеческим нравственным поведением, потому что часто кажется, что оно не имеет никакого логического смысла. Вы можете подумать, что мы просто должны быть благодарны за это. Но если бы мы могли понять эти, казалось бы, иррациональные действия, возможно, мы могли бы поощрять их больше.

Это не значит, что люди не пытались понять наши моральные инстинкты; это одна из старейших проблем философии и теологии.Но то, что отличает этот проект сегодня, — это огромное разнообразие академических дисциплин, которые он объединяет: не только моральную философию и психологию, но также биологию, экономику, математику и информатику. Они не просто размышляют о причинах моральных убеждений, но изучают, как мораль действует в реальном мире или не работает. Дэвид Рэнд из Йельского университета олицетворяет широту этой науки, от абстрактных уравнений до крупномасштабных социальных вмешательств. «Я странный человек, — говорит он, — у меня есть нога в каждом мире создания моделей, реальных экспериментов и построения психологической теории.

Добро или зло ?: Великий философ Просвещения Жан-Жак Руссо (слева) утверждал, что нравственное поведение является врожденным, тогда как Томас Гоббс, английский философ 17-го века, утверждал, что люди «по природе злы» и должны быть такими. Википедия

В 2012 году он и два столь же широких взгляда профессора Гарварда, Мартин Новак и Джошуа Грин, занялись вопросом, который волновал таких, как Томас Гоббс и Жан-Жак Руссо: какой у нас режим по умолчанию, эгоизм или самоотверженность? Есть ли у всех нас малодушные инстинкты, которые нужно сдерживать силой воли? Или мы в основном хороши, даже если иногда ошибаемся?

Они собрали данные из 10 экспериментов, в большинстве из которых использовался стандартный экономический сценарий, называемый игрой общественного блага. 1 Группам из четырех человек, либо студентам американских колледжей, либо взрослым американцам, участвующим в онлайн-программе, были предоставлены деньги. Им разрешили поместить часть этого в бассейн, который затем умножили и распределили равномерно. Участник мог максимизировать свой доход, ничего не вкладывая и просто разделяя прибыль, но люди обычно что-то давали. Несмотря на искушение быть эгоистичным, большинство людей проявляли самоотверженность.

Нечеткость психологических представлений затрудняет их проверку.Если экспериментальный результат не соответствует вашей теории человеческого поведения, вы можете повозиться с определениями.

Это открытие было давней новостью, но Рэнд и его коллеги хотели знать, сколько обдумывания было вложено в такие акты щедрости. Итак, в двух экспериментах испытуемых заставляли думать интуитивно или намеренно; в двух других половина испытуемых была вынуждена принять решение в условиях нехватки времени, а половина — нет; а в остальном испытуемые могли действовать в своем собственном темпе, и некоторые, естественно, принимали решения быстрее, чем другие.Если ваша утренняя поездка на работу является каким-либо доказательством, спешащие люди будут излишне эгоистичными. Но все было наоборот: те, кто ответил быстро, дали больше, чем . И наоборот, когда люди не торопились обдумывать или их поощряли обдумывать свой выбор, они давали меньше.

Исследователи исходили из предположения, что мгновенные суждения отражают наши интуитивные импульсы. Наша интуиция, по-видимому, состоит в том, чтобы сотрудничать с другими. Эгоистичное поведение возникает из-за того, что мы слишком много думаем, а не слишком мало.Рэнд недавно подтвердил этот вывод в метаанализе 51 аналогичного исследования, проведенного разными исследовательскими группами. 2 «Большинство людей думают, что мы интуитивно эгоистичны», — говорит Рэнд, основываясь на проведенном им опросе, — но «наши лабораторные эксперименты показывают, что заставляя людей больше полагаться на интуицию, усиливает сотрудничество».

Кооперативный импульс не ограничивается искусственной экспериментальной установкой. В другой статье Рэнд и Зив Эпштейн из Помона-колледжа изучали интервью с 51 обладателем медали Героя Карнеги, которые продемонстрировали крайний альтруизм, рискуя своей жизнью, чтобы спасти других. 3 Участники исследования читали интервью и оценивали медалистов по тому, насколько их мышление кажется интуитивным по сравнению с размышлениями. И интуиция преобладала. «Я благодарен, что смог действовать и не думать об этом», — объяснил студент колледжа, спасший 69-летнюю женщину из машины во время наводнения.

Итак, Рэнд убедительно доказал, что люди интуитивно кооперативны, но он считал эти выводы только началом. Одно дело — выдвинуть идею и какие-то доказательства в ее пользу — это делали многие исследователи прошлого.Другое дело — описать и объяснить эту идею в строгой математической манере. По иронии судьбы, Ранд решил, что сможет лучше понять людей, отойдя от изучения настоящих.

Подавляющее большинство психологических теорий вербальны: они объясняют, как люди действуют, используя повседневный язык, с добавлением, возможно, нескольких терминов из области искусства. Но слова могут быть неточными. Может быть, верно, что «сотрудничество интуитивно понятно», но , когда интуитивно? А что именно означает «интуитивный»? Нечеткость психологических представлений затрудняет их проверку.Если экспериментальный результат не соответствует вашей теории человеческого поведения, вы можете возиться с определениями и утверждать, что все время были правы.

Rand стремился создавать количественные модели. «Наука занимается разработкой теорий, — говорит он, — а не составлением списка наблюдений. И причина того, что формальные модели так важны, заключается в том, что если ваша цель — построение теории, то важно, чтобы у вас были теории, которые действительно четко сформулированы и поддаются опровержению «.

Для этого он разработал компьютерные модели общества — в основном, The Sims.Эти модели представляют собой совокупность отдельных людей, описываемых компьютерными «агентами», алгоритмами, которые фиксируют определенный набор характеристик, таких как склонность к сотрудничеству или нет. 4 Вы можете проводить контролируемые эксперименты над компьютеризированными гражданами, которые невозможно или неэтично проводить с реальными людьми. 5 Вы можете наделить их новыми личностями, чтобы увидеть, как они будут жить. Вы можете наблюдать за социальными процессами в действии в масштабе времени от секунд до поколений, а не просто делать снимок человека или группы.Вы можете наблюдать за распространением определенного поведения среди населения и за тем, как оно влияет на другое поведение. Со временем возникающие закономерности могут рассказать вам о крупномасштабном социальном взаимодействии, чего никогда не смогли бы сказать лабораторные эксперименты с несколькими реальными людьми.

SIMS-ulator: Компьютерные модели на основе агентов, наподобие The Sims, можно использовать для объяснения человеческого поведения, сводя его к простейшим элементам. Исследователи могут проводить эксперименты над компьютерными людьми, которые были бы неэтичными в любых реальных условиях.Wikipedia

Одна из первых таких моделей в начале 1970-х годов изучала сегрегацию жилья. 6 Город представляет собой сетку квадратов 16 на 13, населенных двумя типами людей: звездами и кругами. Каждая звезда переместится в ближайшее место, в котором по крайней мере половина ее соседей также будут звездами — у нее был небольшой уклон, чтобы быть среди других подобных. Круги сделали то же самое. Даже эти умеренные предубеждения быстро привели к резкой сегрегации с областями правления, состоящими из звезд и кругов, — гораздо более радикального разделения, чем того требовал любой агент.Исследователь, экономист Томас Шеллинг, использовал свою модель, чтобы объяснить расовую сегрегацию в американских городах. Район может распадаться на однородные участки, даже если отдельные жители практически не имеют предубеждений. (Конечно, в действительности сегрегация также отражает явный расизм и явную политику исключения.) Работа Шеллинга стала примером того, как коллективное поведение группы может расходиться с желаниями любого отдельного агента.

Такие модели также использовались для изучения сотрудничества.Во влиятельной статье 1981 года политолог Роберт Аксельрод запрограммировал агентов играть в простую игру под названием «Дилемма заключенного». 7 Два игрока должны решить, сотрудничать или предать другого, и они получают очки в зависимости от своего выбора. Система выставления баллов имитирует существенную дилемму социальной жизни. Вместе игроки работают лучше, если они оба сотрудничают, но каждый может максимизировать свой индивидуальный результат за счет другого, действуя эгоистично.Игра получила свое название от сценария, в котором полиция допрашивает двух воров, предлагая каждому награду за выдвижение своего сообщника. Воры не могут общаться, чтобы прийти к совместному решению; они должны принимать свои решения независимо. Действуя рационально, каждый должен сдавать другого. Но когда они оба действуют «рационально», у них фактически оказывается самый общий срок тюремного заключения.

Возможно, мы рождены со склонностью к сотрудничеству, но для поддержания нашей доброжелательности требуется частое сотрудничество (с положительными результатами).

Игра становится интереснее и более похожей на реальную жизнь, когда вы играете несколько раундов с одним и тем же партнером. Здесь повторное сотрудничество лучше всего не только для обоих партнеров как целого, но и для каждого в отдельности. Тем не менее, вы все равно можете время от времени обмануть своего партнера за дополнительные баллы, если это не приведет к предательству в дальнейшем.

Какая же тогда стратегия лучшая? Чтобы выяснить это, Аксельрод запросил стратегии «Дилемма заключенного» у математиков, биологов, экономистов, политологов, компьютерных ученых и физиков со всего мира.Аксельрод запрограммировал своих компьютеризированных агентов этими стратегиями и заставил их играть в круговой турнир. Некоторые стратегии были довольно изощренными, но победителем была простая стратегия под названием «око за око».

Око за око похоже на человеческую взаимность. Он начинается с сотрудничества, а затем делает то, что другой игрок делал в предыдущем раунде. Агент, использующий эту стратегию, сначала протягивает оливковую ветвь. Если его противник отвечает взаимностью, он продолжает сотрудничать. Но если его оппонент дважды пересекает его, агент «око за око» отменяет свое предложение мира до тех пор, пока его противник не исправится.

Объединив краткосрочное искушение быть эгоистом с долгосрочными выгодами сотрудничества, дилемма заключенного представляет собой идеальную модель человеческого сотрудничества, и Рэнд основывается на работе Аксельрода, чтобы понять, почему эволюция могла способствовать интуитивному бескорыстию.

ДИЛЕММА ЗАКЛЮЧЕННОГО: Эта классическая ситуация отражает существенный компромисс человеческого сотрудничества. Если два коррумпированных бизнес-руководителя будут сотрудничать, они оба уйдут со своими нечестными доходами; но их непосредственный стимул — не сотрудничать.Когда кто-то «ошибается» — выдавая своего партнера властям, — он оставляет эти достижения себе, получая при этом дополнительную награду. Но когда оба следуют этому рассуждению, оба попадают в тюрьму. Сотрудничество хорошо только в том случае, если обе стороны сотрудничают — и вы никогда не можете быть уверены, что ваш партнер сделает это. Кристофер X. Джон Дженсен (CXJJensen) и Грег Ристенберг / Википедия

Рэнд и его аспирант Адам Беар рассмотрели вариант дилеммы заключенного, в которой Матчи были одноразовыми или многораундовыми, выбранными наугад. 8 Компьютеризированные агенты стояли перед трудным выбором. В разовой игре они набирали больше очков, предав соперника, тогда как при повторной игре сотрудничество имело больше смысла. Но из-за неопределенности было неясно, какая стратегия лучше. Затем Ранд и Медведь добавили поворот. Агент мог решить заплатить несколько очков в начале столкновения — представляя усилия обдумывания — чтобы выяснить, с каким типом матча он столкнется, чтобы он мог адаптировать свою стратегию.

Агент должен был решить, перевешивает ли преимущество предвидения его стоимость.Цена подсказки варьировалась случайным образом, и каждый агент был запрограммирован на максимальную цену, которую он согласился бы заплатить; если цена превышала эту сумму, агент не получал никакой предварительной информации и вместо этого выбирал какое-то поведение по умолчанию, следуя своей «интуиции». Таким образом, симуляция учитывала разные типы личности. Некоторые агенты интуитивно сотрудничали, другие интуитивно предали. Некоторые время от времени размышляли, другие — нет.

Полезно ли обсуждение? Это не сразу очевидно.Интуитивное мышление быстро, но негибко. Размышленное мышление может привести к лучшим результатам, но требует времени и энергии. Чтобы увидеть, какая стратегия будет успешной в долгосрочной перспективе, модель Рэнда и Медведя смоделировала процесс эволюции. Многие агенты играли друг с другом в игру и либо размножались, либо умирали, в зависимости от того, насколько хорошо они действовали. Этот процесс может моделировать либо генетическую эволюцию, либо культурную эволюцию, в которой слабые игроки на самом деле не умирают, а просто принимают более сильные стратегии путем имитации.

Большинство из нас действительно хорошие. А если нет, нас можно воодушевить. Математика есть.

Обычно одна стратегия охватывала популяцию и заменяла альтернативы. Эта победная стратегия зависела от точных параметров игры. Например, Рэнд и Медведь варьировали вероятность того, что матч-апы будут одно- или многораундовыми. Когда большинство из них играло несколько раундов, агенты-победители по умолчанию отказывались сотрудничать, но обсуждали, была ли цена правильной, и переходили к предательству, если обнаруживали, что участвовали в одноразовой игре.Но когда большинство из них были одноразовыми, агенты, которые преобладали, больше не хотели платить за умышленные действия. Они просто обманули своих оппонентов. Иными словами, модель порождала либо настороженное сотрудничество, либо бескомпромиссное предательство.

Этот исход отличался тем, чего не хватало. Агенты, которые всегда сотрудничали, обычно полностью вымирают. Точно так же практически ни один набор параметров игры не благоприятствовал агентам, которые по умолчанию совершали двойную игру, но иногда были готовы действовать сознательно. Беар и Рэнд несколько недель смотрели на эту асимметрию в недоумении.

Наконец-то произошел прорыв. Они поняли, что, когда вы по умолчанию предаете, преимущества обдумывания — видения возможности сотрудничать — неопределенны, в зависимости от того, что делает ваш партнер. Когда каждый партнер задает вопросы другому, и каждый партнер учитывает вопрос партнера о себе, подозрение усугубляется до тех пор, пока не будет достигнута нулевая ощутимая польза от обсуждения. Однако если вы по умолчанию сотрудничаете, преимущества обдумывания — иногда эгоистичного действия — накапливаются независимо от того, что делает ваш партнер, и поэтому обдумывание имеет больше смысла.

Итак, похоже, что в человеческом инстинкте есть устойчивая эволюционная логика: сотрудничать, но при необходимости корректировать — доверять, но проверять. Обычно мы сотрудничаем с другими людьми, потому что сотрудничество приносит нам пользу, а наш рациональный разум позволяет нам определить, когда мы можем иногда получить выгоду, действуя эгоистично.

Модель также увязывает конец более раннего исследования Рэнда игр, связанных с общественными благами. В этом исследовании нехватка времени заставляла некоторых людей больше сотрудничать, но никогда никого не заставляла сотрудничать меньше.Теперь эта асимметрия имеет смысл. Единственные люди, которые проявили бы такое поведение, были те, кто был готов обдумать, но не пошел на предательство; цейтнот выявит их макиавеллистские наклонности. Очевидно, такие люди редкость. Если кто-то глубоко эгоистичен, рациональные размышления только сделают его таковым. И эволюционная модель показывает почему. Неуверенные перебежчики быстро отсеиваются генетической или культурной эволюцией.

Когда дело доходит до побуждения людей к более тесному сотрудничеству, работа Рэнда приносит хорошие новости.Наша интуиция не фиксируется при рождении. Мы разрабатываем социальную эвристику или эмпирические правила межличностного поведения, основанные на наших взаимодействиях. Измените эти взаимодействия, и вы измените поведение.

Рэнд, Новак и Грин проверили эту идею в своей статье 2012 года. Они спросили некоторых испытуемых, играли ли они раньше в такие экономические игры. Те, у кого был предыдущий опыт, не стали более щедрыми, когда их попросили мыслить интуитивно; они, очевидно, привыкли к анонимности таких игр и научились новой интуиции.К сожалению, это было цинично: им могло сойти с рук пустое дело. Точно так же испытуемые, которые сообщили, что они не могут доверять большинству людей в своей жизни, также не стали более щедрыми, действуя на основе интуиции. Возможно, мы рождены со склонностью к сотрудничеству, но для поддержания нашей доброжелательности требуется частое сотрудничество (с положительными результатами).

К счастью, даже Гринч может расширить свое сердце на три размера, как показывает Рэнд в недавнем исследовании. 9 Во-первых, он попросил подопытных поиграть в дилемму заключенного в течение примерно 20 минут с множеством противников.Для половины испытуемых средняя игра длилась восемь раундов, что означало, что сотрудничество было лучшей стратегией; в среднем на половине игры игра длилась один раунд, что мешало сотрудничеству. После этого все играли в игру на благо общества. Те, кто готовился к сотрудничеству, дали значительно больше денег во второй фазе эксперимента, чем те, кто его не получил. Менее чем за полчаса их интуиция изменилась.

Как вы поощряете сотрудничество там, где сотрудничество не является нормой? На ум приходит корпоративная Америка.«Во многих ситуациях люди в основном вознаграждаются за удары в спину и подъем по лестнице», — говорит Рэнд. Работа Рэнда и Медведя по моделированию, в которой интуитивные перебежчики недостаточно доверяют друг другу даже для того, чтобы подумать, окупится ли сотрудничество, указывает на ответ. Рэнд предполагает, что, по крайней мере, сначала, стимулы могут исходить сверху, чтобы выгоды от сотрудничества не зависели исключительно от того, сотрудничает ли партнер. Компании могут предлагать бонусы и признание за полезное поведение.Как только сотрудничество станет социальной эвристикой, люди начнут сотрудничать, когда это приносит им пользу, но также и тогда, когда это не приносит пользы. Бескорыстие станет новой нормой.

Когда самоотверженность является нормой, поощрение людей к быстрому принятию решений может выявить их лучших ангелов. Расширение этого исследования показывает, что мы рассматриваем быстрые или бездумные акты щедрости как проявление доброты, и что люди могут даже использовать этот сигнал в стратегических целях. В своей недавней работе Рэнд и его сотрудники показали, что люди быстрее принимают решения о сотрудничестве, когда они знают, что кто-то наблюдает, как если бы они знали, что другие будут судить о них по их быстроте. 10 Среди других головоломок Рэнд в настоящее время пытается распутать этот очевидный парадокс — стратегическое использование интуиции.

Работа Рэнда предлагает исправление тех человеконенавистников, которые вглядываются в сердца мужчин и женщин и видят тени. Большинство из нас действительно хороши. А если нет, нас можно воодушевить. Математика есть.

Если вы думаете, что рассматривать жизнь как набор экономических игр, а сотрудничество как личный интерес в маскировке звучит мрачно, на самом деле это не так уж и далеко от того, что вы могли бы назвать добродетелью.«Когда я хорошо отношусь к другим людям, я делаю это не из-за каких-то расчетов. Я делаю это, потому что мне нравится, — говорит Рэнд. «И причина, по которой это приятно, я считаю, в том, что это на самом деле максимизация отдачи в долгосрочной перспективе».

Рэнд затем добавляет важное уточнение. «Хорошо быть хорошим — , если другой человек не придурок», — говорит он. «И тогда хорошо быть подлым».

Да уж, око за око.

Мэтью Хатсон — научный писатель, автор статей для Wired, The Atlantic, и The New York Times. Он является автором книги Семь законов магического мышления.

Ссылки

1. Рэнд Д.Г., Грин Дж.Д. и Новак М.А. Спонтанная отдача и расчетливая жадность. Природа 489 , 427-430 (2012).

2. Rand, D.G. Сотрудничество, быстрое и медленное: метааналитическое свидетельство теории социальной эвристики и эгоистического обсуждения. Психологическая наука Скоро (2016).

3. Rand, D.G. И Эпштейн, З.Ж. Рисковать своей жизнью, не задумываясь: интуитивное принятие решений и крайний альтруизм. PLoS One 9 , e109687 (2014).

4. Смит, Э. Р., Конри, Ф. Р. Агентное моделирование: новый подход к построению теории в социальной психологии. Обзор личности и социальной психологии 11 , 87-104 (2007).

5. Smaldino, P.E., Calanchini, J., & Pickett, C.L. Развитие теории с помощью агент-ориентированных моделей. Обзор организационной психологии 5 , 300-317 (2015).

6. Schelling, T.C. Динамические модели сегрегации. Журнал математической социологии 1 , 143-186 (1971).

7. Аксельрод Р. и Гамильтон У. Д. Эволюция сотрудничества. Наука 211 , 1390-1396 (1981).

8. Bear, A. & Rand, D.G. Интуиция, обдумывание и развитие сотрудничества. Proceedings of the National Academy of Sciences 113 , 936-941 (2016).

9. Пейсахович, А.И Рэнд, Д. Привычки добродетели: создание норм сотрудничества и отступничества в лаборатории.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.