Дж боулби теория привязанности: Теория привязанности (по Дж. Боулби)

Дж боулби теория привязанности: Теория привязанности (по Дж. Боулби)

Содержание

Теория привязанности (по Дж. Боулби)

ТЕОРИЯ ПРИВЯЗАННОСТИ

(Д.Боулби)

Общий обзор

Боулби утверждал, что мы можем понять поведение человека, только рассмотрев его среду адаптации.

Будучи продуктом эволюции, ребенок испытывает инстинктивную потребность оставаться рядом с родителем, на которого у него выработался импритинг. Эта потребность присутствует в каждой частице существа ребенка; без нее человеческое сообщество не смогло бы выжить. На определенном уровне ребенок иногда сам может чувствовать, что утрата контакта с родителем означает, что он погибнет.

Привязанность как импритинг

Боулби считал, что привязанность развивается аналогично импринтингу у животных.

Импринтинг – это процесс, посредством которого животные усваивают стимулы, инициирующие их социальные инстинкты.

Импринтинг – раннее запечатление первичной окружающей безопасной среды (подвижные предметы) и перенесение на них своих инстинктивных реакций, связанных, прежде всего, с ориентировкой на родителей.

Детеныши животных узнают, за каким движущимся объектом им надо следовать. Они начинают с готовностью следовать за широким кругом объектов, но этот круг быстро сужается, и в конце периода импринтинга они обычно следуют только за матерью. На этом этапе реакция страха ограничивает способность формировать новые привязанности.

У людей мы можем наблюдать похожий процесс, хотя он развивается намного медленнее. В течение первых недель жизни малыши не могут активно следовать за объектом, перемещаясь с места на место, но они направляют на людей социальные реакции. Они улыбаются, лепечут, цепляются, плачут и т.д. – все это помогает удерживать людей рядом.

Сначала малыши направляют эти реакции на любого человека. Однако к 6-месячному возрасту они сужают свою привязанность до нескольких людей, и одного в особенности. Они хотят, чтобы рядом был именно этот человек. На этом этапе они начинают бояться незнакомцев и, когда научаются ползать, следуют за своим основным объектом привязанности всякий раз, когда тот удаляется. Тем самым у них вырабатывается импринтинг на определенного человека; именно он инициирует следование.

Развитие теории привязанности

Привязанность ребенка определяется не стремлением к удовольствию (пищевому или сексуальному), а необходимостью в защите и безопасности. Привязанность ребенка, как и у животных, обусловлено врожденными, генетическими механизмами и обеспечивает выживание и благополучие потомства.

Качество и тип привязанности зависит от условий воспитания и, главными образом, от отношений с матерью, т.е. определяется чувствительностью матери к потребностям ребенка и ее нежностью и заботой.

Просматривается фактическая связь между качеством привязанности в раннем возрасте и дальнейшими успехами человека в общении, семейной жизни, профессиональными достижениями, карьерой.

Благодаря формирующейся привязанности ребенок приспосабливается к матери, к ее реакциям, а у матери в ответ на демонстрацию «отношенческой» активности младенца формируется устойчивая привязанность к нему с адекватным желанием заботиться о ребенке.

Именно поэтому опыт адекватных родительско-детских отношений первого года жизни является определяющим для психологического, социального и личностного развития ребенка на протяжении всей его дальнейшей жизни.

Теория привязанности распространяется на область клиники и патологии.

Различного рода акцентуации и психические аномалии рассматриваются как результат разных типов негармоничных ранних отношений с родителями и связываются с определенным качеством отношений привязанности.

Разлучение: этапы протекания

Согласно Боулби, эффекты разлучения, как правило, протекают по следующему сценарию. Сначала дети протестуют, они плачут, кричат и отвергают все виды заботы, предлагаемой взамен.

Далее они проходят через период отчаяния: они затихают, уходят в себя, становятся пассивными и, по-видимому, находятся в состоянии глубокой печали.

Наконец, наступает стадия отчужденности. В этот период ребенок более оживлен и может принять заботу от других людей. Можно подумать, что ребенок поправляется. Однако не все так хорошо. Когда мать возвращается, ребенок не хочет ее признавать: он отворачивается, и по-видимому, потерял к ней всякий интерес.

К счастью, большинство детей восстанавливают свою связь с матерью спустя какое-то время. Но бывают и исключения. Если разлучение было продолжительным, и если ребенок лишился других опекунов, он может утратить доверие ко всем людям.

Результатом в этом случае также становится «личность, лишенная любви», человек, который перестает по-настоящему заботиться об окружающих.

Фазы развития привязанности

Стадии развития привязанности по Боулби, согласуются с теорией развития интеллекта Ж. Пиаже.

1. Неразборчивая реакция на людей.

2. Фокусирование внимания на знакомых людей.

3. Интенсивная привязанность и активный поиск близости.

4. Партнерское поведение.

Фаза 1

(рождение – 3 месяца) –

неразборчивая реакция на людей

Сразу же после рождения малыши любят слушать человеческие голоса и разглядывать человеческие лица.

В течение первых 3-х недель или около того, малыши иногда улыбаются с закрытыми глазами, обычно перед тем, как заснуть. Эти улыбки еще не являются социальными; они не направлены на людей. Примерно в 3-недельном возрасте младенцы начинают улыбаться при звуке человеческого голоса. Это социальные улыбки, но они по-прежнему мимолетны.

Наиболее впечатляющие социальные улыбки появляются в возрасте 5-6 недель. Малыши улыбаются счастливо и широко при виде человеческого лица, и их улыбка включает в себя контакт глаз. Примерно за неделю до этого малыш начинает внимательно всматриваться в лица, как бы изучая их.

Фактически примерно до 3-месячного возраста малыши будут улыбаться любому лицу, даже его картонной модели.

Примерно в этот период малыши начинают лепетать (ворковать и гулить). Они лепечут в основном при звуке человеческого голоса, и особенно при виде человеческого лица. Как и в случае улыбки, лепет первоначально не избирателен; малыши лепечут почти независимо от того, какой человек находится рядом.

Фаза 2

(от 3 до 6 месяцев) –

фокусирование внимания на знакомых людях

Начиная с 3-х месяцев поведение малыша меняется. Прежде всего, исчезают многие рефлексы – рефлексы Моро, цепляния и поиска.

Социальные реакции малыша становятся более избирательными.

Между 3-мя и 6-ю месяцами младенцы постепенно ограничивают направленность своих улыбок знакомыми людьми. Когда они видят незнакомца, то просто пристально смотрят на него.

К возрасту 4-5 месяцев малыши воркуют, гулят и лепечут только в присутствии людей, которых знают.

Наконец к 5 месяцам малыши начинают тянуться и хвататься за части нашего тела, в частности за наши волосы, но делают это, только если нас знают.

Затем в этой фазе малыши сужают свои реакции на знакомые лица. Они обычно отдают предпочтение двум-трем людям – и одному в особенности. Этим основным объектом привязанности обычно является мать, но бывают и исключения. Им может быть отец или какой-то другой близкий. По-видимому, у малышей формируется наиболее сильная привязанность к тому человеку, который с наибольшей готовностью отвечает на их сигналы и участвует в наиболее приятных интеракциях с ними.

Фаза 3

(от 6 месяцев до 3 лет) –

интенсивная привязанность

и активный поиск близости

Начиная примерно с 6-месячного возраста привязанность младенца к определенному человеку становится все более интенсивной и исключительной. Младенцы громко плачут, демонстрируя тревогу разлучения, когда мать покидает комнату. Ранее они могли протестовать против ухода любого человека, который смотрел на них; теперь, однако, их расстраивает, главным образом, отсутствие этого единственного человека. Когда мать возвращается, малыш, как правило, тянется к ней, чтобы она взяла его на руки, и когда она это делает, он обнимает ее и издает радостные звуки.

В 7-8 месяцев у малыша возникает боязнь незнакомцев. Эта реакция может быть от легкой настороженности до громкого плача при виде незнакомого человека.

К 8 месяцам малыши обычно способны ползать и поэтому могут начать активно следовать за удаляющимся родителем. Конечно, малыши часто движутся не только в сторону объектов привязанности, но и от них.

Если мать и ее 1-2 летний ребенок приходят в парк или на игровую площадку, ребенок чаще всего держится рядом с ней некоторое время, а затем отваживается на исследования. Однако он периодически оборачивается назад, обменивается с ней взглядами или улыбками и даже возвращается к ней время от времени, перед тем, как отважиться на новые исследования.

Ребенок инициирует короткие контакты, как будто пытаясь удостовериться, что она по-прежнему здесь.

Если ребенок оглядывается на мать, и она его не замечает (как будто собирается уйти), малыш поспешит назад к ней.

Фаза 4

(3 года – окончание детства) –

партнерское поведение

До 2-3 летнего возраста детей беспокоит лишь их собственная потребность находиться в определенной близости к опекуну; они еще не принимают в расчет планы или цели опекуна. Для 2-х летнего малыша знание, что мать или отец «уходят на минутку к соседям, чтобы попросить молока», ничего не значит; ребенок просто захочет пойти вместе с ними.

Трехлетка уже имеет некоторое понятие о подобных планах и может мысленно представить поведение родителя, когда тот отсутствует. Соответственно, ребенок более охотно позволит родителю уйти. Ребенок начинает действовать больше как партнер в отношениях.

Расстройства привязанности

1. Диффузная, или реактивная привязанность.

Ребенок не может выделить конкретное лицо для привязанности. Например, у детей в детских домах, у детей в семьях алкоголиков.

2. Неразборчивая привязанность.

Дети льнут ко всем людям. Слово «мама» для них не имеет значения.

3. Неуверенно-привязанные.

Специфичностью этой привязанности становится отсутствие чувства застенчивости.

4. Агрессивно привязанные.

У ребенка наблюдаются защитные механизмы идентификации с агрессором, как средство успокоения и управления агрессивными импульсами.

М. Раттер утверждает, что недостаточная привязанность в раннем возрасте может быть фактором риска развития психического расстройства у взрослого в дальнейшем На основании этого можно было бы предположить, что достаточно большое количество лиц с психическими расстройствами будет иметь в анамнезе недостаточную или патологическую привязанность.

Какие же конкретно расстройства могут быть взаимосвязаны с не защищающей привязанностью, и какие проблемы могут быть связаны с нарушениями в формировании привязанности?

Во-первых, установлена связь депрессии в зрелом возрасте с утратой объекта привязанности в раннем периоде жизни и враждебностью со стороны родителей.

Нарушения привязанности обнаружены у больных психозами и расстройствами патологических реакций на тяжёлую утрату.

Одним из проявлений не защищающей привязанности в детстве, описанным Дж. Боулби, является стиль установления связи, называемый компульсивным оказанием помощи, когда человек внимателен к нуждам других, а собственные игнорирует.

Симптомы нарушения привязанности

(из выступления Л. Петрановской)

Можно говорить о том, что у ребенка в той или иной степени нарушена привязанность, если налицо все или большая часть симптомов реактивного нарушения привязанности, перечисленных ниже:

1. Ребенок поверхностно обаятелен. При инициативе со стороны родителей нежность не проявляет. Если и проявляет ласку, то обычно только потому, что хочет что-то получить.

2. В отношениях с посторонними и незнакомыми людьми ребенок неразборчиво ласков и привязчив.

3. Не испытывает привязанности и не проявляет доверия к человеку, который ухаживает за ним на ежедневной основе (особенно к приемной матери).

4. Не смотрит в глаза при общении с родителями, кроме тех случаев, когда лжет.

5. Склонен к интригам и манипулированию другими людьми. Стремиться командовать и полностью контролировать любую ситуацию.

6. Часто действует из противоречия, постоянно нарушает установленные правила.

7. Склонен к вспышкам гнева или истерикам, особенно в ответ на попытку взрослых ввести какие-либо правила или запреты.

8. Проявляет повышенный интерес к темам смерти, огня, крови, разрушения.

9. Жесток к животным, портит вещи, агрессивен по отношению к другим людям.

10. Склонен к членовредительству («аутоагрессия»), к «несчастным случаям»).

11. Лжет об очевидном, притворяется, ворует. Не испытывает раскаянья, бессовестен.

12. Не способен отвечать за себя. Вину за свои поступки и проблемы обычно перекладывает на других.

13. Повышенно импульсивен, не умеет контролировать себя и не способен оставаться в границах поведения, установленных другими людьми.

14. Страдает сильными перепадами настроения. Часто находится в пониженном настроении или в депрессии.

15. Не понимает или плохо понимает причинно-следственные связи.

16. Проявляет необычные пищевые привычки, например, склонность в чрезмерных количествах запасать или прятать еду, склонность к обжорству или голоданию, поедание несъедобных вещей и т.д.

17. Страдает недержанием мочи (энурез) и/или недержанием кала (энкопрез).

18. Мало или совсем нет постоянных друзей, отношения со сверстниками неустойчивые.

19. Плохо учится.

20. Постоянно задает бессмысленные вопросы и «трещит языком».

21. Болезненно преувеличивает собственную значимость.

22. Самого себя чувствует беспомощной жертвой, а окружающих воспринимает как источник опасности.

Некоторые специалисты дополняют вышеперечисленные базовые симптомы такими:

  • Ребенок проявляет неадекватное возрасту сексуальное поведение.

  • Ребенок требователен или «прилипчив», но только когда ему этого хочется («на своих условиях»).

  • Ребенок страдает нарушениями сна.

  • Ребенок гиперактивен, сверхбдителен даже по мелкому поводу.

  • У ребенка наблюдается задержка или нарушения речевого развития.

  • Ребенок часто становится объектом травли со стороны сверстников.

Важно отметить, что у приемных родителей таких детей тоже проявляются некоторые типичные «симптомы». Например, они часто деморализованы и чувствуют беспомощность. Могут быть либо эмоционально истощены, либо, напротив, постоянно раздражены. После безуспешных попыток исправить поведение такого ребенка «просто любовью» приемные родители начинают сомневаться в своей педагогической состоятельности, что приводит к срывам на ребенка. Но после каждого срыва родителей захлестывает чувство вины, и круг повторяется. Ситуация усугубляется тем, что у окружающих, не видящих всего комплекса отношений внутри семьи, порой возникает ощущение, что родители почти враждебны по отношению к приемным детям, и семья оказывается в еще большей изоляции.

Типы нарушения привязанности

Тип В

(65%)

Надёжная

безопасная

привязанность

Чувствительная, заботливая мать, ребенок уверен в себе, с чувством собственной безопасности.

Тип С

(10%)

Тревожно-амбивалентная,

тревожно-сопротивляющаяся, небезопасная

привязанность

Матери с непоследовательным и непредсказуемым типом реагирования, дети испытывают неустойчивое напряженное отношение к матери, ребенок стремится к матери, но потом уходит от нее.

Тип А

(20%)

Небезопасная

привязанность

избегающего типа

Матери ограничивающие, нечувствительные и отвергающие; дети избегающие и неуверенные, ненадежная привязанность сопровождается чувством опасности. Ребенок отворачивается от матери, когда она возвращается. Ребенку безразлично, придет мать или нет.

Тип D

(5%)

Небезопасная

привязанность

дезорганизованного типа

Матери могли страдать депрессией, шизоидные семьи, жестокое обращение; ребенок ведет себя по-разному, свойственен детский аутизм

Тип А –

небезопасная привязанность

избегающего типа

Категория детей этого типа обозначается как «индифферентные» или «ненадежно привязанные». Этот тип является условно-патологическим и встречается у 20% детей.

Такие дети выглядят достаточно независимыми в незнакомой ситуации. В игровой комнате сразу же начинают изучать игрушки. Во время своих исследований не используют мать в качестве отправной точки – не подходят к ней, что означает – мать не осознается ребенком как объект защиты.

Когда мать покидает комнату, они не проявляют беспокойства и не ищут близости с матерью при ее возвращении.

Если мама пытается взять их на руки, они стараются этого избежать, вырываясь из ее объятий или отводя взгляд.

Такое поведение может казаться исключительно здоровым. Но реально при избегающем поведении дети испытывают серьезные эмоциональные трудности в виде блокирования эмоциональных переживаний, их осознавания.

Если взрослый адекватно реагирует на рефлексы и аффекты ребенка, поведение подкрепляется и воспроизводится в аналогичной ситуации. В случае, когда поведение ребенка отвергается или вызывает неприятные для него воздействия, оно получает отрицательное подкрепление и впоследствии будет скрываться. Такой ребенок избегает открытого выражения эмоций и потребностей, как бы скрывает свое состояние, поэтому данный тип был назван «избегающим».

Дети, которые к годовалому возрасту проявляли «избегающий» тип привязанности, обычно имели опыт отвержения со стороны матери при попытках аффективного взаимодействия с ней.

Если младенец протестует против такого поведения матери, то к отвержению прибавляется гнев с ее стороны. Отсутствие аффективных реакций значительно снижает вероятность неприятных последствий. Ребенок усваивает, что результаты аффективного поведения могут быть непредсказуемыми и опасными, и пытается сдерживать его.

В случае, когда мать не принимает ребенка, но демонстрирует положительные эмоции в ответ на его поведение, т.е. ее аффективные реакции неискренни, предвидеть последствия аффекта ребенку становится еще сложнее. Эти родители сначала подтверждают потребность в близости и контакте с ребенком, но, как только он отвечает им взаимностью, они отвергают контакт, скрывая свои истинные негативные переживания.

Основой подобного «независимого» поведения часто является беспомощность матери в реализации опекающей функции при гипертрофии контролирования и манипуляций. Внешняя отчужденность таких детей часто связана с пережитым травмирующим разлучением в более раннем возрасте или частым переживанием брошенности при регулярном отсутствии взрослых в момент какой-то потребности ребенка.

Внешне безразличная, сдержанная манера поведения, отрицание каких-либо чувств – защита от частого отвержения, попытка забыть о своей потребности в матери, чтобы избежать новых разочарований.

Матери таких детей – относительно несенситивные, «черствые», часто вмешивающиеся в жизнь ребенка (контролирующие) и, одновременно, отвергающие его интересы, его личность, что делает малышей неуверенными в себе при внешне очень независимом поведении.

Дети с «избегающим» типом привязанности научаются организовывать свое поведение без использования эмоциональных сигналов извне (от матери) и подавляя собственное эмоциональное реагирование. Они воспринимают в основном интеллектуальную информацию (вытесняя в подсознание эмоциональные сигналы), чтобы не испытывать запредельную боль отвержения; вырабатывают стратегию «защищающегося поведения» или «вынужденно уступающего поведения».

Взрослея, при наличии избегающего типа расстройства привязанности, ребенок становится замкнутым, часто угрюмым, псевдозаносчивым («комплекс Печорина»), что часто обусловлено скрытой депрессивной симптоматикой и попыткой отгородиться от ранящего мира.

Такие подростки не допускают доверительных отношений со взрослыми и ровесниками. Основной паттерн, мотив их поведения – «никому нельзя доверять» - формируется вследствие болезненного переживания разрыва отношений с близким взрослым или при частом отвержении с его стороны. В некоторых случаях такой разрыв (отвержение) воспринимается ребенком как «предательство», а взрослые – как «злоупотребляющие» детским доверием и своей силой. Но при всех вариантах патогенетической основой расстройства привязанности становится эмоциональное «застревание» ребенка на подобных болезненных переживаниях, сохраняющееся неосознанно годами с постепенной гипертрофией невротических переживаний при отсутствии адекватной коррекции.

У таких детей выявляются выраженные проявления когнитивно-эмоционального дефицита (КЭД) – диспропорционального преобладания интеллектуального развития над неадекватно формирующимся эмоциональным развитием.

Если в норме, при отсутствии КЭД, аффективная и интеллектуальная информация личностью интегрируется и адекватно перерабатывается, то при патологических расстройствах привязанности один из видов поступающей информации игнорируется, а другой усиливается и становится ведущим в качестве основного способа патологической адаптации. При избегающем типе нарушений привязанности КЭД выявляется в регрессивных, инфантильных формах поведения.

Ребенок с «избегающим» типом привязанности сталкивается со множеством проблем в дошкольном возрасте. Главной задачей для него теперь является привлечение позитивного внимания со стороны взрослого.

Ребенок будет использовать несколько способов «защищающегося» поведения:

1. В дошкольном возрасте чрезмерный контроль и постоянное вмешательство в действия ребенка вызывают реакцию избегания. Неявным способом избегания таких детей становится замена реакции ухода (пространственного удаления) на психологическую скрытность, холодность, отстраненность. Ребенок взаимодействует со взрослым, но не проявляет потребности в близости, общении с ним. В этой группе как родители, так и дети чувствуют себя наиболее комфортно в ситуации строгой регламентации ролей и некоторой деперсонализации. Такой ребенок может часами находиться в одной комнате с матерью, читая или рисуя, и ни разу не обратиться к ней за поддержкой или одобрением, не обнимет ее, не улыбнется ей. Родители обычно гордятся достижениями таких детей в познавательной сфере, а дети, в свою очередь, убеждаются в преимуществах интеллекта и отсутствии какой бы то ни было ценности эмоций.

2. Дети родителей, устраняющихся от процесса воспитания, для того, чтобы быть в безопасности и чувствовать себя уверенно, вынуждены специально привлекать к себе внимание. Прямое проявление потребности в любви и заботе не принесло успеха, и новым средством привлечения родителей становится фальсификация аффекта (к 5-6 годам ребенок уже способен демонстрировать чувства, которых он на самом деле не переживает). Так, ребенок научается скрывать свои истинные переживания и имитировать яркие, сильные положительные эмоции для сближения с объектом привязанности - создается тип поведения, получивший название «принуждающего к заботе». Но, как только родители отвечают ребенку взаимностью и идут на контакт, ребенок закрывается и уходит от взаимодействия – по сути, он хочет, чтобы родители были поближе, но не слишком близко, интимные отношения не комфортны для него, как и для всех детей «защищающегося» типа.

3. Дети, чьи родители проявляют высокую требовательность в сочетании с открытой враждебностью, научаются скрывать свои собственные желания и выполнять то, что от них требуют. Так как ситуация в семье для таких детей постоянно опасная, тревожная, «вынужденно уступающий» ребенок становится очень внимателен ко всем проявлениям родителей, чтобы предугадать вспышку гнева и предвосхитить их требования. Такие дети тщательно, до мелочей выполняют любое задание, они хотят угодить всем.

Все «защищенные» дети, а особенно «вынужденно уступающие», чувствуют, что изменения в их поведении ведут к снижению угрозы от родителей, а следовательно, они склонны принимать на себя ответственность за состояние и поведение родителей. Для них становятся характерными переживания стыда и вины.

Тип В –

надёжная безопасная привязанность

Именно у таких детей наблюдается адекватное формирование привязанности к опекающему взрослому (матери). Такой ребенок может не сильно огорчиться после ухода матери, но сразу тянется к ней после ее возвращения, стремясь к близкому физическому контакту. В незнакомой обстановке ребенок охотно исследует новое пространство, «отталкиваясь» от матери как исходной точки взаимодействия с миром.

Такой адаптивный, «надёжный» тип привязанности характерен для 65% детей. Дети с «надежным», «уверенным» типом привязанности усваивают коммуникативное значение множества средств общения, используют в приспособительном поведении как интеллект, так и эмоциональное реагирование. Способность к интегрированию интеллектуальной и эмоциональной информации позволяет им сформировать адекватную внутреннюю модель реальности и образцы поведения, максимально обеспечивающие безопасность и комфорт ребенка. Поэтому у таких детей не выявляются выраженные проявления КЭД.

Тип С –

небезопасная привязанность

тревожно-сопротивляющегося, амбивалентного типа

В процессе диагностики видно, как дети с таким типом расстройства привязанности очень сильно огорчаются после ухода матери, а после ее возвращения цепляются за нее, но практически сразу же ее отталкивают. Данный тип привязанности считается патологическим («ненадежно-аффективным», «Амбивалентным», «двойственным», «манипулятивным»). Определяется приблизительно у 10% детей.

В незнакомой ситуации эти младенцы держатся близко к матери, беспокоясь по поводу ее местонахождения, при этом практически не занимаются исследованиями пространства. Они приходят в крайнее волнение, когда мать покидает комнату, и проявляют заметную амбивалентность по отношению к ней, когда она возвращается (то приближаясь к ней, то сердито отталкивая ее). Амбивалентность взаимоотношений с матерью проявляется в том, что ребенок постоянно демонстрирует двойственное отношение к близкому взрослому – «привязанность – отвержение». Такой ребенок не осознает амбивалентность эмоциональных переживаний, хотя явно страдает от этого, не может объяснить своего поведения.

Часто такой тип расстройства привязанности приобретает черты негативной невротической привязанности, когда ребенок постоянно, но неосознанно «цепляет» родителей, стараясь раздражить их и провоцируя родителей на наказания.

Такой тип расстройства привязанности формируется в результате пренебрежительно-гиперопекающего (амбивалентного по сути) типа воспитания.

Амбивалентный, тревожно – сопротивляющийся тип расстройства привязанности характерен для детей, чьи родители непоследовательны и истеричны. Они то «заласкивают» ребенка, то взрываются, обижают его, часто несправедливо наказывают, бьют, делая и то, и другое бурно и без объективных причин.

Эти родители (преимущественно мать, т.к. отец часто в таких случаях либо отсутствует, либо не принимает участия в непосредственном воспитании ребенка) лишают ребенка возможности как понять родительское поведение и приспособиться к нему, так и осознать родительское отношение к себе.

Такая непоследовательная манера поведения матери, как правило, оставляет ребенка в неуверенности относительно того, будет ли она рядом, когда он будет в ней нуждаться.

В подростковом возрасте при наличии амбивалентного типа расстройства привязанности ребенок часто выявляет различные формы оппозиционно-протестного поведения. Основной паттерн и мотив его поведения – «меня никто не любит, я никому не нужен». Патогенетической основой расстройства привязанности становится эмоциональное «застревание» ребенка на болезненных переживаниях одиночества и брошенности в сочетании с озлоблением на близких за это (часто неосознаваемым).

Тип D

небезопасная привязанность

дезорганизованного типа

Встречается приблизительно у 5% детей.

В незнакомой ситуации после ухода матери дети либо «застывают» в одной позе, либо «убегают» от пытающейся приблизиться матери после ее появления. Это крайне патологический тип привязанности.

Такие дети научились выживать, нарушая все правила и границы человеческих отношений, отказываясь от привязанности в пользу силы: им «не надо», чтобы их любили, они предпочитают, чтобы их боялись.

Этот тип расстройства привязанности характерен для детей, подвергающихся систематическому жестокому обращению и насилию. Они просто не имеют опыта привязанности, т.к. их родители практически не демонстрируют сигналы привязанности (часто имели подобные проблемы в своем детстве). В таких семьях часто встречается крайне жесткий (жестокий) отец с ригидными установками о значимости «спартанского» воспитания, тогда как слабая мать не способна защитить ребенка от агрессивного отца.

Либо подобный тип расстройства привязанности выявляется при выраженных депрессивных состояниях у матери, которая способна проявлять внимание к ребенку только в форме агрессии, большую часть времени никак не откликаясь на ребенка, вследствие «замершего» депрессивного состояния.

Теория привязанности Дж. Боулби | Статья на Psysovet.ru

Теория привязанности рассматривает отношения и связи между людьми — преимущественно долгосрочные отношения, включающие отношения как между родителями и детьми, так и между романтическими партнерами.

Что такое привязанность?
Под привязанностью понимается эмоциональная связь с другим человеком. Психолог Джон Боулби первым из психологов описал привязанность — как «устойчивую психологическую связь между людьми».

Боулби считал, что самые ранние связи детей с теми, кто о них заботится, имеют огромное влияние, которое продолжается на протяжении всей их жизни.

Он предложил также, что привязанность служит для того, чтобы в раннем возрасте удержать ребёнка около матери, тем самым повышая шансы этого ребёнка на выживание.

Центральная идея теории привязанности заключается в том, что те, кто изначально ухаживает за малышом, кто реагирует на его потребности и удовлетворяют их, позволяют ребёнку почувствовать себя в безопасности. Младенец знает, что тот или иной взрослый надёжен, и это даёт ему надежную опору для последующего познания мира.

«Странная ситуация» Мэри Эйнсворт
В своём исследовании в 1970-х годах психолог Мэри Эйнсворт значительно расширила положения оригинальной работы Джон Боулби. Её новаторское исследование «Странная ситуация» выявило серьёзное влияние привязанности на поведение. В ходе исследования ученые наблюдали за детьми в возрасте от 12 до 18 месяцев, фиксируя их реакцию на ситуацию, в которой они ненадолго оставались одни, а затем воссоединились со своими матерями.

Основываясь на наблюдаемой исследователями реакции, Эйнсворт описала три основных стиля привязанности:

  • надежный,
  • тревожно-амбивалентный
  • и избегающий.

Позже, в 1986 году, исследователи Мейн и Соломон на основе результатов собственных экспериментов добавили четвёртый стиль привязанности, назвав его дезорганизованной привязанностью.

Ряд проведённых позже исследований подтвердили идею о стилях привязанности, предложенную Эйнсворт, и показали, что от стиля привязанности во многом зависит поведение человека в дальнейшей, взрослой жизни.

Почему привязанность так важна?
Исследователи обнаружили, что стили привязанности, сформированные у детей в самом начале жизни, могут привести к ряду последствий. Например, дети, у которых в младенческом возрасте сформировалась надёжная привязанность, обладают более развитым чувством собственного достоинства и способны лучше обеспечивать себя по мере того, как они становятся старше. Эти дети также стремятся к большей независимости, лучше учатся в школе, успешнее выстраивают социальные отношения, меньше подвержены депрессии и тревогам.

Характеристики стилей привязанности
Надёжный (безопасный) стиль привязанности
Надёжную привязанность отличает стрессовое состояние, возникающее у ребёнка, когда воспитывающий взрослый его покидает, и радость от того, что он вернулся. Важно помнить, что такие дети чувствуют себя в безопасности и могут полагаться на взрослых. Когда взрослый уходит, ребёнок может быть расстроен, но как только родитель или попечитель возвращается, малыш чувствует себя уверенно.

Испугавшись, дети с надёжным стилем привязанности будут искать утешение как раз у взрослых. Эти дети знают, что их родители или опекуны способны обеспечить им комфорт и уверенность в случае необходимости.

Тревожно-амбивалентный стиль привязанности (тревожный)
Дети с тревожно-амбивалентным стилем привязанности обычно очень огорчаются, когда их оставляют родители. Это стиль привязанности встречается сравнительно редко, им обладают лишь около 7-15% детей (по данным американских исследователей). Многочисленные исследования показали, что амбивалентный (т. Е. Двойственный по своей природе) стиль является результатом плохой материнской поддержки. Эти дети не могут положиться на своих матерей (или опекунов), поскольку они не уверены, что взрослые будут рядом, когда в них нуждаются

Избегающий стиль привязанности
Дети с избегающим стилем привязанности, как правило, стараются избегать родителей или опекунов. Такие дети не оказали бы предпочтения своему родителю перед совершенно незнакомым человеком, если бы им предложили такой выбор. Исследования показали, что этот стиль привязанности может быть результатом оскорбительного или нерадивого отношения опекунов. Дети, которых наказывают за то, что они полагаются на взрослого, впоследствии перестают обращаться к ним за помощью в будущем.

Дезорганизованный стиль привязанности
Дети с дезорганизованным стилем привязанности часто демонстрируют запутанное сочетание моделей поведения и могут казаться дезориентированными, ошеломленными, сконфуженными. Такие дети могут как избегать взрослых, так и противостоять им. Некоторые исследователи считают, что отсутствие четкого стиля привязанности, скорее всего, связано с недопустимым поведением родителей. В таких случаях родители могут служить как источником комфорта, так и источником страха, что приводит к выработке неорганизованного поведения.

Этапы становления привязанности
Исследователи Рудольф Шэффер и Пегги Эмерсон в своём продольном исследовании проанализировали привязанность по мере того, как её формируют дети. Они наблюдали за 60 младенцами в течение первого года их жизни — каждые четыре недели, — а затем ещё раз проводили эксперимент в возрасте 18 месяцев. Основываясь на своих наблюдениях, Шэффер и Эмерсон выделили четыре отдельные фазы привязанности:

  • Предварительная стадия. От рождения до трёх месяцев младенцы не проявляют особой привязанности к кому-либо из тех, кто о них заботится. Сигналы младенца - плач и беспокойное поведение, - естественно, привлекают внимание взрослого, а положительная реакция ребёнка на заботу заставляет его оставаться с ним и дальше.
  • Стадия недифференцированной привязанности. До семи месяцев младенцы выказывают предпочтение первичному и вторичному опекунам. Во время этой фазы у них начинает развиваться чувство доверия, осознание того, что взрослый будет реагировать на их потребности. Несмотря на то, что они все ещё принимают уход от других людей, по мере приближения к семимесячному возрасту малыши начинают гораздо лучше различать знакомых и незнакомых людей. Наиболее положительно при этом они реагируют на первичного опекуна.
  • Стадия дифференцированной привязанности. Начиная примерно с семи и до одиннадцати месяцев, младенцы проявляют сильную привязанность к одной конкретной личности. Они будут протестовать, если их разлучить с особым опекуном (страх сепарации), и начнут беспокоиться, если вокруг них будет много незнакомцев.
  • Стадия множественной привязанности. Примерно через девять месяцев после рождения дети начинают образовывать прочные эмоциональные связи с другими опекунами — уже за пределами первичной привязанности: отцом, старшими братьями и сёстрами, бабушками и дедушками.

Хотя этот процесс может показаться простым, существует несколько факторов, которые могут оказать существенное влияние на то, как и когда будет формироваться привязанность.
  • Во-первых, это сама возможность для привязанности. Дети, о которых некому заботиться, такие как воспитанники детских домов, например, могут не сформировать чувство доверия, необходимое для образования привязанности.
  • Во-вторых, качество ухода — жизненно важный фактор. Когда воспитатели быстро и последовательно реагируют на потребности детей, дети понимают, что они могут положиться на людей, которые несут ответственность за заботу о них — а это является важнейшей основой для формирования привязанности.

Проблемы с привязанностью
Что происходит с детьми, которые не сформировали надёжную привязанность? Исследования показывают, что неспособность сформировать надёжную привязанность в начале жизни может иметь негативное влияние на поведение человека на протяжении всей его последующей жизни. Дети с диагнозами «оппозиционное вызывающее расстройство» (ОВР), «расстройство поведения» (РП) или «посттравматическое стрессовое расстройство» (ПТСР) часто проявляют проблемы с привязанностью - возможно, из-за раннего жестокого обращения, пренебрежения или травм. Клинические психологи полагают, что дети, усыновлённые в возрасте после шести месяцев, подвержены более высокому риску возникновения проблем с привязанностью.

Несмотря на то, что стили привязанности проявляющиеся в зрелом возрасте не обязательно совпадают с детскими, исследования показывают, что ранняя привязанность может оказать серьёзное влияние на последующие отношения.

Например, те, у кого в детстве сформировалась надёжная привязанность, как правило, имеют хорошую самооценку, крепкие романтические отношения и способность раскрыться перед другим человеком. Став взрослыми, они обычно создают здоровые, счастливые и длительные отношения.

Тест Дж. Боулби в комнате с игрушками. Теория привязанности
Ваш ребенок во время разделения с вами равнодушен, испуган или растерян? Согласно теории привязанности Дж. Боули, под влиянием того, каким образом мать реагирует на потребности своих детей, развивает защищенность или привязанность, формируются поведение и отношения родителей и детей в более позднем возрасте между ними.

Эмоциональная связь проявляется в том, что ребенок понимает родителей, как правило маму, которая проявляет привязанность, достижение и обеспечение близости, особенно в условиях стресса. В прошлом считалось, что привязанность развивается сразу после рождения и контакта с матерью, но многочисленные исследования показали, что это не так. Привязанность ребенка находится под сильным влиянием родителей, отзывчивости к потребностям детей и обязательство влияет на темперамент ребенка.

Отцом теории привязанности считается британский психолог Джон Боулби, который вместе со своими товарищами сделал многочисленные эксперименты на эту тему. Один из экспериментов заключался в наблюдение за поведением матери и ребенка в комнате, полной игрушек. В исследовании отмечается, что есть дети небезопасной привязанности, которые никогда не вставали с коленей матери, даже не смотря на то, что им было бы очень интересно поиграть с игрушками. Некоторые покидают мать и играют и не будут к ней возвращаться в течение длительного времени.

В этих двух групп есть дети, которые первоначально будут рядом с матерью, но постепенно они идут играть с игрушками, регулярно оглядываясь назад, чтобы увидеть где мать и, таким образом, проверить связь с "источник безопасности", а затем продолжали играть и исследовать. Такие дети имеют безопасный тип привязанности.

4 типа привязанности согласно теории Боулби
Дж. Боулби утверждает, что есть четыре основных типа привязанности между ребенком и матерью: безопасная, тревожно-избегающая, двойственно-сопротивляемая, дезорганизационно-контролируемая привязанность.

1. Безопасные маленькие исследователи
Качество в уходе за ребенком является очень важным. Под качеством помощи мы имеем в виду частое взаимодействие с детьми, принятие ребенка и его темперамента, уважение к ребенку, не пытаясь адаптировать его под собственный ритм и темперамент. Такой родитель устанавливает разумные пределы, участвует в их реализации, а также участвует в детском исследовании мира через игру. Это Джон Боулби назвал безопасной привязанностью.

По теории привязанности родитель должен помочь ребенку понять как устроен мир, критикуя его поведение, но не его характер. Родители, которые ведут себя подобным образом с ребенком могут развить крепкие и надежные отношения. В новых и незнакомых ситуациях, которые дети будут изучать без присутствия матерей, они испытывают меньше страха.

2. Дети, которые избегают близости
Дети, которые проявляют небольшое беспокойство, когда разлучены со своими родителями и очень расстроены тогда, когда вы оставляете его в одиночестве, обладают тревожно-избегающей привязанностью. Это дети, чьи матери говорят ребенку теплые слова, играют с ребенком, но не проявляют тесный контакт. Такие дети показали меньше исследовательского поведения, отсутствие эмпатии, избегания тесных эмоциональных связей. В зрелом возрасте они не доверяют другим людям и проявляют страх близости.

3. Робкий и опасается незнакомцев
Из-за непоследовательного поведения происходит двойственно-сопротивляемая привязанность. Такая мать иногда встречается с потребностью ребенка для близости, а иногда нет. Эти дети в незнакомой ситуации проводят неактивные исследования и часто будут опасаться незнакомцев, даже когда родитель присутствуют рядом. Эти дети становятся неуверенными, застенчивыми и других воспринимают с недоверием.

4. Без готового ответ на стрессовые ситуации
Последний тип по теории привязанности - это дезорганизационно-контролируемая привязанность, которая является смесью избегающего, двойственного и безопасного поведения. Эти дети не имеют установленную модель поведения, могут многое путать, им часто бывает страшно и они могут действовать непоследовательно или противоречиво. Это часто встречается у детей, матери которых были жертвами жестокого обращения.

Влияние отношений привязанности на последующую жизнь
Психология отношения родителей и детей очень сложна и влияет серьезным образом на последующую жизнь ребенка. Надежная связь позволяет построить лучшее отношения со своими сверстниками, популярности, развитию социальных навыков и быть более привлекательным по сравнению с другими детьми, а позже взрослыми. Дж. Боулби в теории привязанности утверждает, что дети, за которыми был надлежащий материнский уход, показывают более высокий уровень уверенности в себе и способности к адаптации, по сравнению со сверстниками показывают большую самостоятельность и меньшую зависимость от небезопасных влияний своих сверстников. Они показывают меньше агрессии, гнева и ярости, больше согласия со своими сверстниками и большее послушание.

В результате отсутствие приверженности с самого раннего возраста у ребенка возникают поведенческие проблемы со школьного возраста. При отсутствие приверженности дети агрессивны и подвержены депрессии, у них гораздо чаще возникают эмоциональные и поведенческие проблемы, чем у их сверстников, за которыми был надлежащий уход.

Какой тип привязанности, согласно теории Джона Боулби, будет у вашего ребенка, зависит от вашего поведения, качества их отношений, материнской заботы и нежности, наблюдение потребностей ребенка, их точное толкование и соответствующая реакция на них.

Джон Боулби - Психологос

Джон Боулби (John Bowlby, 1907-1990) родился в Лондоне. Он учился в школе для одаренных детей, получил медицинскую и психоаналитическую подготовку и, начиная с 1936 г., принимал участие в работе с трудными детьми. В 1936 г. Боулби стал интересоваться нарушениями у детей, воспитываемых в детских домах. Он обнаружил, что дети, которые растут в детских домах и сиротских приютах, часто страдают различными эмоциональными проблемами, включая неспособность установить близкие и продолжительные отношения с окружающими. Боулби показалось, что такие дети неспособны любить потому, что на раннем этапе жизни упускают возможность крепко привязаться к материнской фигуре. Боулби также наблюдал подобные симптомы у детей, которые в течение некоторого времени росли в нормальных семьях, но затем были надолго разлучены с родителями. Казалось, что эти дети были настолько потрясены, что навсегда отказались от тесных человеческих связей. Подобные наблюдения убедили Боулби, что нельзя понять развитие, не уделив пристального внимания связи "мать - ребенок". Как эта связь формируется? Почему она столь важна, что, если ее нарушить, это приводит к тяжелым последствиям? В своем поиске ответов Боулби обратился к этологии (Ainsworth & Bowlby, 1991; Tanner & Inhelder, 1971).

Теория привязанности: общий обзор

Боулби утверждал, что мы можем понять человеческое поведение, только рассмотрев его среду адаптации (environment of adap-tedness), основную среду, в которой оно формируется (Bowlby, 1982, р. 58). На протяжении большей части истории человечества люди, вероятно, перемещались небольшими группами в поисках пищи и часто подвергались опасности нападения со стороны крупных хищников. В момент угрозы люди, подобно другим группам приматов, вероятно, сотрудничали, чтобы прогнать хищников и защитить больных и детей. Чтобы получить эту защиту, детям необходимо было находиться рядом со взрослыми. Если ребенок терял с ними контакт, он мог погибнуть. Таким образом, у детей должны были сформироваться привязывающие модели поведения (attachment behaviors) - жесты и сигналы, которые обеспечивают и поддерживают их близость к опекунам (р.182).

Один из явных сигналов - плач малыша. Плач - это сигнал бедствия; когда младенец испытывает боль или напуган, он плачет, и родитель должен спешить на помощь, чтобы выяснить, что случилось. Еще одним привязывающим действием является улыбка малыша; когда малыш улыбается, глядя на родителя, родитель испытывает к нему любовь и ему приятно быть рядом. Другие привязывающие действия включают в себя лепетание, цепляние, сосание и следование.

Боулби предположил, что привязанность ребенка развивается следующим образом. Сначала социальные реакции малышей не отличаются разборчивостью. К примеру, они будут улыбаться любому лицу или плакать из-за ухода любого человека. Однако в возрасте от 3 до 6 месяцев малыши сужают направленность своих реакций до нескольких знакомых людей, формируют явное предпочтение в отношении одного человека и затем начинают относиться с настороженностью к незнакомым людям. Вскоре после этого они становятся более подвижными, начинают ползать и играют более активную роль в удержании рядом основного объекта привязанности. Они следят за тем, где находится этот родитель, и любой знак, указывающий на то, что родитель может внезапно уйти, вызывает с их стороны реакцию следования. Весь процесс - фокусирование на основном объекте привязанности, который затем вызывает реакцию следования, - соответствует импринтингу у других видов. Подобно детенышам многих других видов, у малышей вырабатывается им-принтинг на определенный объект привязанности и они настойчиво следуют за этим родителем, когда он удаляется.

В своих трудах Боулби намеренно использовал этологические термины "инстинкт" и "импринтинг" в широком смысле. Он хотел показать, что эти понятия приложимы к человеческому поведению в своем общем виде, не как исключительно точные, детализированные определения (р. 136,220). Тем не менее Боулби чувствовал, что эти этологические понятия дают надежные объяснения, которых он искал. Он говорил, что когда впервые узнал о них в 1950-х гг., то готов был воскликнуть: "Эврика!" (Кагеп, 1994, р. 90). В частности, он понял, почему младенцы и маленькие дети бывают так потрясены, когда их разлучают с родителями. Будучи продуктом эволюции, ребенок испытывает инстинктивную потребность оставаться рядом с родителем, на которого у него выработался импринтинг. Эта потребность присутствует в каждой частице существа ребенка; без нее человеческое сообщество не смогло бы выжить. На определенном уровне ребенок иногда сам может чувствовать, что утрата контакта с родителем означает, что он погибнет.

Фазы, через которые проходит нормальное развитие привязанности к опекунам у малышей.

Фазы привязанности:

  • неразборчивая реакция на людей,
  • фокусирование внимания на знакомых людях,
  • интенсивная привязанность и активный поиск близости,
  • партнерское поведение.

Фаза 1 (рождение - 3 месяца) неразборчивая реакция на людей.

В первые 2-3 месяца жизни малыши демонстрируют различные виды реакции на людей, но, как правило, они реагируют на людей одними и теми же базовыми способами.

Сразу же после рождения малыши любят слушать человеческие голоса и разглядывать человеческие лица (Fantz, 1961; Freedman, 1974" р. 23). К примеру, одно исследование показывает, что малыши, родившиеся всего лишь 10 минут назад, предпочитают лицо другим визуальным стимулам: они вытягивают свою голову дальше, когда следуют за точной копией лица, нежели когда следуют за отдаленным подобием лица или за чистым листом бумаги (Jirari, in Freedman, 1974, p. 30). Для этологов, таких как Боулби, это предпочтение предполагает генетическую предрасположенность к визуальному паттерну, который вскоре пробудит одно из наиболее эффективных привязывающих действий, социальную улыбку.

В течение первых 3 недель или около того малыши иногда улыбаются с закрытыми глазами, обычно перед тем как заснуть. Эти улыбки еще не являются социальными; они не направлены на людей. Примерно в 3-недельном возрасте младенцы начинают улыбаться при звуке человеческого голоса. Это социальные улыбки, но они по-прежнему мимолетны (Freedman, 1974, р. 178-179).

Наиболее впечатляющие социальные улыбки появляются в возрасте 5-6 недель. Малыши улыбаются счастливо и широко при виде человеческого лица, и их улыбка включает в себя контакт глаз. Можно угадать, когда такие визуальные улыбки вот-вот появятся. Примерно за неделю до этого малыш начинает внимательно всматриваться в лица, как бы изучая их. Затем лицо малыша озаряет широкая улыбка (рис. 3.2). В жизни родителя этот момент часто оказывается окрыляющим; родитель теперь имеет "доказательство" любви малыша. При виде малыша, смотрящего вам прямо в глаза и улыбающегося, вас начинает переполнять глубокое чувство любви. (Даже если вы не родитель, то могли испытывать схожее чувство, когда вам улыбался младенец. Вы не можете не улыбнуться в ответ и вам кажется, что между вами и малышом устанавливается какая-то особая связь.)

Рис.1. Вид малыша, который улыбается, глядя на вас, пробуждает любовь и способствует привязанности.

Рис.1. Вид малыша, который улыбается, глядя на вас, пробуждает любовь и способствует привязанности.

Фактически, примерно до 3-месячного возраста малыши будут улыбаться любому лицу, даже его картонной модели. Главное условие состоит в том, чтобы лицо было видно полностью или в фас. Профиль намного менее эффективен. Кроме того, на этой стадии голос или ласка являются относительно слабыми инициаторами улыбки. Поэтому представляется, что социальную улыбку малыша вызывает вполне определенный визуальный стимул (Bowlby, 1982, р. 282-285; Freedman, 1974, p. 180-181,187).

По мнению Боулби, улыбка способствует привязыванию потому, что обеспечивает близость опекуна. Когда малыш улыбается, опекун наслаждается тем, что находится рядом с младенцем; опекун "улыбается в ответ, разговаривает с ним, гладит и похлопывает его, и, возможно, берет его на руки" (Bowlby, 1982, р. 246). Улыбка является средством, которое способствует взаимному проявлению любви и заботы - поведению, которое повышает шансы ребенка на то, что он будет здоровым и жизнеспособным.

Примерно в тот период, когда малыши начинают улыбаться лицам, они также начинают лепетать (ворковать и гулить). Они лепечут в основном при звуке человеческого голоса, и особенно при виде человеческого лица. Как и в случае улыбки, лепет первоначально не избирателен; малыши лепечут, почти независимо от того, какой человек находится рядом. Лепет малыша радует опекуна, побуждая его что-то говорить в ответ. "Лепет, как и улыбка, является социальным стимулом, который выполняет функцию удержания материнской фигуры рядом с младенцем, обеспечивая социальную интеракцию между ними" (р. 289).

Рис.2. Рефлекс Моро: испуганный малыш демонстрирует реакцию обхватывания.

Плач также сближает родителя и ребенка. Плач подобен сигналу бедствия; он оповещает, что малышу требуется помощь. Малыши плачут, когда испытывают боль, дискомфорт, голодны или озябли. Они плачут, даже когда человек, на которого они смотрели, удаляется из их поля зрения, причем в первые недели жизни не имеет особого значения, кто этот человек. Малыши также позволят почти любому человеку успокоить их, покачав или удовлетворив их потребности (р. 289-296).

Малыш также поддерживает близость путем цепляния. Новорожденный наделен двумя удерживающими реакциями. Одна - это рефлекс хватания; когда открытой ладони малыша касается любой объект, рука автоматически его сжимает. Другой - рефлекс Моро, который имеет место либо когда малышей пугает громкий звук, либо когда они внезапно теряют опору (например, когда кто-то приподнимает им голову, а затем неожиданно ее отпускает). Они реагируют, простирая руки, а затем притягивая их назад и обхватывая свою грудь. Это действие похоже на то, как если бы малыш что-то обнимал (см. рис.1). В далеком прошлом, рассуждал Боулби, эти рефлексы помогали малышам держаться за родителя, который носил их на себе. Если, к примеру, мать видела хищника и пускалась бежать, малыш должен был ухватиться рукой за какую-то часть ее тела (см. рис.2). И если малыш случайно отпускал руку, он обнимал мать снова (р. 278).

Малыши также наделены поисковым (rooting) и сосательным рефлексами. Когда кто-то касается их щеки, они автоматически поворачивают голову в ту сторону, откуда последовала стимуляция, и за-' тем "ищут" или ощупывают, пока их рот не касается чего-то, что они затем начинают сосать. Поисковый и сосательный рефлексы, очевидно, облегчают кормление грудью, но Боулби также рассматривал их как паттерны привязанности, поскольку они приводят к взаимодействию малыша с матерью (р. 275).

Фаза 2 (от 3 до 6 месяцев): фокусирование внимания на знакомых людях.

Рис.3. С помощью хватательного рефлекса эта месячная малышка уцепилась за кофту своей матери.

Рис.3. С помощью хватательного рефлекса эта месячная малышка уцепилась за кофту своей матери.

Начиная с 3 месяцев поведение малыша меняется. Прежде всего исчезают многие рефлексы - включая рефлексы Моро, цепляния и поиска. Но Боулби показалось более важным то, что социальные реакции малыша становятся намного более избирательными. Между 3 и 6 месяцами младенцы постепенно ограничивают направленность своих улыбок знакомыми людьми? когда они видят незнакомца, то просто пристально смотрят на него (1982, р. 287,325). Малыши также становятся более разборчивыми в своем лепетании; к возрасту 4-5 месяцев они воркуют, гулят и лепечут только в присутствии людей, которых знают (р. 289). Кроме того, к этому возрасту (и, возможно, задолго до него) их плач намного быстрее успокаивает предпочитаемая фигура (р. 279, 300). Наконец, к 5 месяцам малыши начинают тянуться и хвататься за части нашего тела, в частности за наши волосы, но делают это, только если нас знают (р. 279).

Затем в этой фазе малыши сужают свои реакции на знакомые лица. Они обычно отдают предпочтение двум или трем людям - и одному в особенности. Например, они очень охотно улыбаются или лепечут, когда этот человек находится рядом. Этим основным объектом привязанности обычно является мать, но бывают и исключения. Им может быть отец или какой-то другой близкий. По-видимому, у малышей формируется наиболее сильная привязанность к тому человеку, который с наибольшей готовностью отвечает на их сигналы и участвует в наиболее приятных интеракциях с ними (р. 306-316).

Фаза 3 (от 6 месяцев до 3 лет): интенсивная привязанность и активный поиск близости.

Начиная примерно с 6-месячного возраста привязанность младенца к определенному человеку становится все более интенсивной и исключительной. Наиболее примечательно то, что младенцы громко плачут, демонстрируя тревогу разлучения (separation anxiety), когда мать покидает комнату. Ранее они могли протестовать против ухода любого человека, который смотрел на них; теперь, однако, их расстраивает главным образом отсутствие этого единственного человека. Наблюдатели также подмечают интенсивность, с которой малыш приветствует мать, после того как она отсутствовала некоторое время. Когда мать возвращается, малыш, как правило, тянется к ней, чтобы она взяла его на руки, и когда она это делает, он обнимает ее и издает радостные звуки. Мать тоже демонстрирует свое удовольствие от воссоединения (1982, р. 295,300).

Новоявленная исключительность привязанности малыша к родителю также заметна в возрасте около 7-8 месяцев, когда у малыша возникает боязнь незнакомцев (fear of strangers). Эта реакция простирается от легкой настороженности до громкого плача при виде незнакомого человека, причем более сильные реакции обычно отмечаются, когда малыш плохо себя чувствует или оказывается в незнакомой обстановке (р.321-326).

Но реакции малыши не ограничиваются выражением сильных эмоций. К 8 месяцам малыши обычно способны ползать и поэтому могут начать активно следовать за удаляющимся родителем. Младенцы предпринимают наиболее скоординированные усилия, чтобы сохранить контакт, когда родитель уходит внезапно, а не медленно, или когда они оказываются в незнакомых условиях (р. 256-259) (см. рис. 3.5).

Как только у младенца появляется способность активно следовать за родителем, его поведение начинает консолидироваться в систему, корректируемую целью (goal-corrected system). To есть малыши следят за местонахождением родителя, и, если тот собирается уйти, настойчиво следуют за ним, "корректируя" или регулируя свои движения, пока снова не оказываются рядом с ним. Когда они приближаются к родителю, то, как правило, протягивают руки, показывая, чтобы их подняли. Когда их берут на руки, они снова успокаиваются (р.252).

Рис.4. Восьмимесячный малыш пытается следовать за своей матерью.

Рис.4. Восьмимесячный малыш пытается следовать за своей матерью.

Конечно, малыши часто движутся не только в сторону объектов привязанности, но и от них. Это особенно заметно, когда они используют опекуна в качестве надежной отправной точки (secure base) своих исследований окружающего мира. Если мать и ее 1-2-летний ребенок приходят в парк или на игровую площадку, ребенок чаще всего держится рядом с ней некоторое время, а затем отваживается на исследования. Однако он периодически оборачивается назад, обменивается с ней взглядами или улыбками и даже возвраща ется к ней время от времени, перед тем как отважиться на новые исследования. Ребенок инициирует короткие контакты, "как будто^ пытаясь удостовериться, что она по-прежнему здесь" (р. 209).

На взгляд Боулби, система привязанности функционирует на различных уровнях возбуждения. Иногда ребенок испытывает сильную потребность быть рядом с матерью; в других случаях он не испытывает почти никакой потребности в этом. Когда ребенок, начинающий ходить, использует мать в качестве надежной отправной точки своих исследований, уровень активации относительно низок. Разумеется, ребенок периодически следит за присутствием матери и может даже иногда возвращаться к ней. Но в целом ребенок может спокойно исследовать окружающий мир и играть на достаточном расстоянии от нее (Bowlby, 1988, р. 62).

Однако эта ситуация может быстро измениться. Если ребенок оглядывается на мать и она его не замечает (или, что выглядит еще более угрожающим, как будто собирается уйти), малыш поспешит назад к ней. Ребенок также бросится назад, если его что-то испугает, например, громкий звук. В этом случае ребенок будет нуждаться в тесном физическом контакте и могут потребоваться продолжительные утешения, прежде чем он отважится еще раз отойти от матери (Bowlby, 1982, р. 257-259,373).

Поведенческая привязанность зависит также от других переменных, таких как внутреннее физическое состояние ребенка. Если ребенок болен или устал, потребность оставаться рядом с матерью перевесит потребность в исследовании (р. 258).

К окончанию первого года жизни важной переменной становится появление у ребенка общей рабочей модели объекта привязанности. То есть у ребенка на основе повседневных интеракций начинает формироваться общее представление о доступности и отзывчивости опекуна. Так, к примеру, годовалая девочка, у которой возникли определенные сомнения относительно доступности ее матери, обычно испытывает тревогу, когда исследует новые ситуации, находясь на любом расстоянии от нее. Если, напротив, девочка пришла к заключению, что "моя мама любит меня и всегда будет рядом, когда я буду в ней по-настоящему нуждаться", она станет исследовать окружающий мир с большей смелостью и энтузиазмом. И все же она будет периодически проверять присутствие матери, ибо система привязанности слишком важна, чтобы быть в какой-либо момент полностью отключенной (Bowlby, 1973, р. 203-206; 1982, р. 354,373).

Фаза 4 (3 года - окончание детства): партнерское поведение.

До 2-3-летнего возраста детей беспокоит лишь их собственная потребность находиться в определенной близости к опекуну; они еще не принимают в расчет планы или цели опекуна. Для 2-летнего малыша знание, что мать или отец "уходят на минуту к соседям, чтобы попросить молока", ничего не значит; ребенок просто захочет пойти вместе с ними. Трехлетка же имеет некоторое понятие о подобных планах и может мысленно представить поведение родителя, когда тот отсутствует. Соответственно, ребенок более охотно позволит родителю уйти. Ребенок начинает действовать больше как партнер в отношениях.

Боулби признавал (Bowlby, 1982, р. 387), что о четвертой фазе привязанности известно немного, и мало высказывался о привя-занностях в течение остальной жизни. Тем не менее он сознавал, что они продолжают играть очень важную роль. Подростки избавляются от родительского доминирования, но у них формируются привязанности к лицам, заменяющим родителей; взрослые считают себя независимыми, но ищут близости с любимыми в периоды кризиса; а пожилые люди обнаруживают, что они все больше зависят от более молодого поколения (р. 207). В общем, Боулби утверждал, что страх одиночества - один из самых сильных страхов в человеческой жизни. Мы можем считать такой страх глупым, невротическим или незрелым, но за ним стоят веские биологические причины. На протяжении всей истории человечества людям удавалось наиболее эффективно выдерживать кризисы и противостоять опасностям с помощью своих близких. Таким образом, потребность в тесных связях заложена в нашей природе (Bowiby, 1973, р. 84,143, 165).

Привязанность как импринтинг

Боулби считал, что привязанность развивается аналогично импринтингу у животных. Импринтинг - это процесс, посредством которого животные усваивают стимулы, инициирующие их социальные инстинкты. В частности, детеныши животных узнают, за каким движущимся объектом им надо следовать. Они начинают с готовностью следовать за широким кругом объектов, но этот круг быстро сужается, и в конце периода импринтинга они обычно следуют только за матерью. На этом этапе реакция страха ограничивает способность формировать новые привязанности.

У людей мы можем наблюдать похожий процесс, хотя он развивается намного медленнее. В течение первых недель жизни малыши не могут активно следовать за объектами, перемещаясь с места на место, но они направляют на людей социальные реакции. Они улыбаются, лепечут, цепляются, плачут и т. д. - все это помогает удерживать людей рядом. Сначала малыши направляют эти реакции на любого человека. Однако к 6-месячному возрасту они сужают свою привязанность до нескольких людей, и одного в особенности. Они хотят, чтобы рядом был именно этот человек. На этом этапе они начинают бояться незнакомцев и, когда научаются ползать, следуют за своим основным объектом привязанности всякий раз, когда тот удаляется. Тем самым у них вырабатывается импринтинг на определенного человека; именно он инициирует следование.

Эффект воспитания в детских домах

Интернатская депривация. Как мы упоминали во вступительных замечаниях, Боулби обратился к этологии как к способу объяснения травмирующих и, по-видимому, необратимых эффектов интернатской депривации. Его особенно поразила неспособность многих детей, воспитывавшихся в детских домах, установить в дальнейшей жизни глубокие отношения привязанности. Он называл этих индивидуумов "личностями, лишенными любви"; такие индивидуумы используют людей только в собственных интересах и кажутся неспособными завязать с другим человеком любящие, продолжительные отношения (Bowiby, 1953). Возможно, эти люди в детстве были лишены возможности выработать импринтинг на какую-либо человеческую фигуру - установить отношения любви с другим человеком. Поскольку у них не развилась способность к близким связям в течение нормального раннего периода, во взрослой жизни их отношения остаются поверхностными.

Условия во многих детских домах действительно кажутся неблагоприятными для формирования близких человеческих связей. Во многих детских домах о малышах заботятся несколько нянек, которые могут удовлетворять их физические потребности, но у которых мало времени на то, чтобы общаться с ними. Часто рядом нет никого, кто мог бы откликнуться на плач малышей, улыбнуться им в ответ, поговорить с ними, когда они лепечут, или взять их на руки, когда они этого хотят. Поэтому малышу трудно установить прочную связь с каким-то определенным человеком.

Если "неспособность выработать импринтинг" объясняет эффекты интернатской депривации, должен быть некий критический период, по истечении которого эти эффекты становятся необратимыми. То есть у малышей, испытывающих до определенного возраста недостаток интеракций с людьми, может так никогда и не выработаться адекватное социальное поведение. Однако исследователи затрудняются указать точные сроки подобного критического периода. Обсуждение импринтинга у Боулби (Bowiby, 1982, р. 222-223; см. также 1953, р. 58) предполагает, что критический период оканчивается с появлением реакции страха, как это происходит и у других видов. Тогда окончание критического периода приходится на 8-9-месячный возраст - возраст, к которому почти все малыши демонстрируют определенный страх разлучения с опекуном, а также боязнь незнакомцев. Фактически, ряд данных показывает, что малыши, лишенные интеракций с людьми до этого времени, могут испытывать постоянные трудности с вокализацией (Ainsworth, 1962). В целом, однако, представляется, что терапевтическое вмешательство может устранить большинство социальных недостатков до 18-24-месячного возраста. Согласно одной точке зрения, интернатская депривация как бы помещает малышей в "холодильную камеру", замедляя социальный рост и растягивая критический или сенситивный период (как это происходит и у некоторых других видов). После этого момента малыши, испытывающие недостаток в интеракциях с людьми, могут так и не начать нормально развиваться (Ainsworth, 1973).

Разлучение. Хотя Боулби интересовался "неспособностью выработать импринтинг", еще больше его занимали случаи, когда у ребенка формировалась привязанность, а затем он страдал от разлучения. Перелом во взглядах на такие ситуации был вызван научным фильмом, снятом коллегой Боулби Джеймсом Робертсоном в 1952 г. Фильм запечатлел 8-дневную госпитализацию Лоры, нормальной 2-летней девочки. Как было принято в то время, посещения Лоры членами ее семьи были ограничены, и страдания маленькой девочки произвели глубокое впечатление на всех, кто смотрел фильм.

Согласно Боулби и Робертсону (Bowlby, 1982, chap. 2), эффекты разлучения, как правило, протекают по следующему сценарию. Сначала дети протестуют; они плачут, кричат и отвергают все виды заботы, предлагаемой взамен. Далее они проходят через период отчаяния; они затихают, уходят в себя, становятся пассивными и, по-видимому, находятся в состоянии глубокой печали. Наконец, наступает стадия отчужденности. В этот период ребенок более оживлен и может принять заботу медсестер и других людей. Больничный персонал может посчитать, что ребенок поправляется. Однако не все так хорошо. Когда мать возвращается, ребенок не хочет ее признавать: он отворачивается и, по-видимому, потерял к ней всякий интерес.

К счастью, большинство детей восстанавливают свою связь с матерью спустя какое-то время. Но бывают и исключения. Если разлучение было продолжительным и если ребенок лишился других опекунов (например, медсестер), он может утратить доверие ко всем людям. Результатом в этом случае также становится "личность, лишенная любви", человек, который перестает по-настоящему заботиться об окружающих.

Основная статья - Этологические теории: Дарвин, Лоренц и Тинберген, Боулби и Эйнсуорт

Клуб distant-nik
Психология привязанности ребенка: теория, типы, предпосылки

Мать и дочь

В 40-е годы 20 века, психология привязанности малыша к маме становится объектом для исследований. Однако, эти исследования сформировались в отдельную теорию в психологии лишь середине прошлого века.

Содержание статьи

Предпосылки теории привязанности

Предпосылками для развития теории стала Вторая мировая война. Именно эти трагические происшествия дали основной импульс к развитию и формированию теории. Послевоенное время значительное количество детей осталось без родителей, либо было разлучено с родными.

Первопроходцем для данной теории являлся английский психоаналитик Джон Боулби, которому Всемирная организация здравоохранения поручила исследование данной проблематики. Подготовленный Д. Боулби доклад в 1951 году был переведен на 14 языков. Доклад имел широкий резонанс, так дал отправную точку для переосмысливания самой сути труда вкладываемого при воспитании маленького малыша матерью.

Теории привязанности Джона Боулби

Дж. Боулби отмечает, что мама – это главная опора чувства безопасности. Мама ребенка не источник, который удовлетворяет пищевую потребность младенца. Даже если малыш сыт и ухожен, он может испытывать стресс, ведущий к дезадаптации. Дж. Боулби дает такое определение привязанности: «это одна из основных систем инстинктивного поведения малыша. Функциональной целью данного поведения является достижение близости, близкого контакта с тем, кто обеспечивает и поддерживает безопасность ребенка».

Привязанность

Какими бывают стадии формирования привязанности?

Достаточное количество животных показывают привязанность, однако она считается заложенной на уровне инстинктов. У этой модели поведения нет готовой формы на момент появления на свет. Данная модель реализуется нейронами, структурами, ждущими опыта, и появляется в зависимости от пережитого опыта.

По мнению Боулби, стадия привязанности новорожденных, не является независимым от реальных опытов, с которыми сталкивается малыш. Боулби выделил четыре стадии становления модели поведения. Эти становления появляются у детей, растущих в благоприятной обстановке.

Первая стадия. Формируется в первые 3 месяца жизни малыша. Ориентировка, направленная на любого человека. Слежение глазами, улыбка, цепляние ребенком и хватание.

Вторая стадия. Формируется в период начиная с 3 до 6 месяцев жизни младенца. Малыш начинает определять из окружающих его людей, в первую очередь, маму, также тех, кто проявляет заботу. На основании полученного опыта, формируется модель привязанности.

Третья стадия. Формируется в период с 6-7 месяцев до 3 летнего возраста ребенка. У тех, кто не имел тесного контакта с основным, главным лицом, проявляющим заботу о нем, эта фаза может сдвинуться на более поздние сроки, и берёт свое начало после первого года от рождения.

Признаками развития модели поведения привязанности являются: улыбка, зрительный контакт, протягивание рук, или звуки, выражающие радость при контакте с матерью. Если мама уходит, выражение тревоги – плач, что появляется на этапе жизни в 4-6 месяцев от рождения. У 75 % детей, за которыми велось наблюдение к 6-9 месяцам чётко формируется поведение привязанности.

Четвертая стадия. В возрасте 3 лет, у малыша возникает перемена в поведении. К этому возрасту он научится переносить, переживать временное отсутствие мамы, и при этом не утрачивает свое чувство покоя и равновесия.

Боулби отмечает в своем докладе этот этап «порогом созревания». В этом возрасте дети способны чувствовать собственную безопасность. Для этого необходимо соблюдение 3 условий: Первое, с малышом должен оставаться замещающий маму человек. Второе, замещающий человек и мама должны быть знакомы (малыш должен был видеть маму и знакомого вместе, к примеру видеть их разговор). В-третьих, малыш должен понимать и быть уверен в том, что при необходимости контакт с матерью будет возобновлен по его самому первому пожеланию, требованию. Также, ребенок должен знать, где сейчас находится его родитель.

Привязанность к неодушевленным предметам

Привязанность

К особой форме поведения можно отнести привязанность к неодушевленным предметам. Первым заметил и пристальное внимание на эту форму поведения обратил Дональд Винникотт, а затем и Дж. Боулби. Это могут быть особые предметы – элементы собственности, в многих случаях это мягкие игрушки, с которыми малыш обнимается, играет или прижимает к груди в моменты, когда он чувствует тревогу. Эти предметы помогают успокоится, заснуть, более спокойно пережить временное расставание с мамой.

Следует отметить, что потеря такого предмета может вызвать негативную реакцию. Эмоциональные проявления схожи с симптомами горя. Отмечается, что привязанность к игрушкам, неодушевленным предметам, формируется в период между первым и вторым годом жизни малыша, но может и развиваться с девятимесячного возраста.

Нельзя не отметить, тот факт, что игрушка сопровождает детство на протяжении всей эволюции человеческой цивилизации. Игрушки выполняют многие функции на этапе становления психики малыша и адаптации.

В повести «Винни-Пух», игрушка играет существенно большую роль, чем непосредственное взаимодействие малыша с родителями. Многие антропологические материалы, доказывают и подтверждают значимость предметов собственности, неодушевленных игрушек, в психическом развитии у детей.

Эксперимент «Незнакомая ситуация»

Типы привязанности также были изучены в эксперименте под названием «Незнакомая ситуация». Это исследование было проведено психологом Мэри Эйнсворт. Исследователи следили за поведением детей в возрасте одного года, а также их родителей. Сначала эксперимент проводился дома. Пристальная заинтересованность уделялось модели поведения. Типу взаимодействия системы в форме поведения мама-малыш. Затем, когда дитя достигало года, родительницу с ее малышом приглашали в лабораторию. Далее, велось наблюдение за обстановкой, ситуацией, когда дитя разделяли с матерью.

Суть эксперимента была в следующем: родительница с малышом входили в комнату, где находился незнакомый человек. Сначала мама играла с малышом. Затем мама выходила из комнаты. В последний этап эксперимента, малыш оставался в одиночестве. Исходя из эксперимента, выделены значимые типы реакции ребенка.

Первая. Надежная привязанность. Выражена тем, что дитя замечательно чувствует себя с мамой. Так как мама очень чутко реагирует и отвечает всем потребности малыша. Мама, может легко удовлетворить потребности ребенка. Дитя может расстроиться или забеспокоится если родительница уходит. Однако, после малыш легко может увлечься другими интересными отвлекающими факторами или игрушками. В момент, когда мать ребенка возвращается и рядом, малыш быстро приходит в себя, практически сразу бежит к ней. Просится на руки, а после продолжает играть. Тем самым, подтверждает глубокую эмоциональную потребность в близости с матерью.

Дети с такой формой связи с мамой проявляют самостоятельность, более интеллектуальную развитость и активность. В них выработано чувство защищенности и ощущение надежного тыла. Они уверены в себе, в постоянстве связей с родными, более расслабленные, активно исследуют окружающих их мир. Чтобы сформировать такие связи матери должны: чутко реагировать на сигналы дитя, синхронизировать действия, быть эмоционально доступным родителем, устанавливать зрительный контакт.

Немаловажные качества характера родительницы: уверенность, способность не терять самообладание в жизненных перипетиях, умения правильно выстраивать отношения и регулировать свое состояние.

Вторая. Сопротивляющаяся привязанность. Даже если мама рядом, присутствует, дитя беспокойно, не уверено в себе и тревожно. Когда родительница оставляет малыша и уходит, чувство тревоги лишь повышается. При возвращении малыш бежит не для того, чтобы обнять, а затем, чтобы выразить обиду, ребенок может ударить взрослого или укусить. Малыши показывают двойственность своего поведения. Ребенок хочет контакта, его добивается, но вместе с тем сопротивляется ему. Такого рода связь сформировывается, когда мама непредсказуема, напряжена. На фоне непоследовательности поведения родительницы – то непомерная требовательность, то игнорирование малыша. Родительница в зависимости от настроения обижает дитя, поэтому ребенок не уверен, а может ли он полагаться на маму. Также, не может понять, будет ли она рядом, в случае если это ему потребуется.

Когда такие дети взрослеют они сохраняют эту модель поведения. Дети могут чувствовать свою ненужность и одинокость. Либо, неосознанно раздражают родителей, родных.

Третья. Избегающая привязанность. Выражена внешней уверенностью и самостоятельностью, но дитя мало контактирует с матерью, либо избегает контакта. Такой малыш может не проявлять реакции на приход или уход родительницы. Будучи на руках у матери, ребенок отстраняется, тем самым отрицая наличие чувств и эмоций к ней. Это способ защиты, безразличная манера отвержения, сдержанность поведения. Также попытка защитится и забыть о необходимости матери. Обусловлена тем, что родительница неотзывчива. Мама может быть скупой на проявления любви, чувств и эмоций. Родительницы, которые избегают своих детей. Те, кто мало берут своих малышей на руки. Также, могут нередко оставлять малыша с другими, на попечение других людей. Также, мамочки могут указывать как правильно играть в игры малышу.

Когда дети вырастают они стремятся отстраниться и эмоционально отгородится от жесткой окружающей среды и мира, часто редко доверяют людям для формирования близких отношений.

На вид они независимы, но внутри глубоко не уверенны в своих действиях и себе. Так они хотят больше не испытывать боли от чувства отверженности. Они плохо раскрываются с родными и близкими.

Четвертая. Выжженная душа или дезорганизованная привязанность. При уходе мамы, малыш застывает. Когда мама приходит убегает от нее. Это характеризует детей, которых бьют или издеваются над ними. Мэри Эйнсворт не писала об этом типе поведения.

Так бывает, когда в семьях жестокий родитель – отец, и крайне слабая мать, которая не способна защитить себя и ребенка. Возможно, детки растут у депрессивных мам, которые вообще не реагируют на малыша, а если реакция есть — то зачастую агрессивная. У таких детей непредсказуемые чувства, и неоднозначные эмоции.

Пятая. Симбиотическая. Малыши не дают матери отойти ни на шаг от себя.

Часто требуют внимания, проверяют реакцию мамы. Во взгляде вопрос – о любви и ее точности в проявлении. Зачастую критично и болезненно, остро реагируют на то, что от них отвернулись и мама может разговаривать с другими людьми. Формируется там, где мама сильно тревожная. Родительница, которая имеет свои понятия о воспитании и его правильности. Часто родительницы вообще пытаются избегать промахов, оплошностей, зачастую тверды в убеждениях, имеют мнение, что мир небезопасен. С такой родительницей ребенок вырастают тревожными. Родительницы реагируют лишь на яркие сигналы ребенка крики или плачь.

Как укрепить привязанность?

Младенец и мама

Сформированные связи в младенчестве или детстве не статичны, они — динамичная структура, изменяемая под воздействием различных факторов. Заботливая няня, чуткая и нежная бабушка может малыша с избегающим типом привязанности развернуть, дав чувство защищенности, близости, любви и тепла.

Либо, наоборот малыш с надежным типом сможет приобрести черты амбивалентной привязанности при частых переездах, потери близких, родных, что травмируют.

В любом возрасте малыша у следует детей укреплять узы привязанности. Это можно делать по-разному.

С момента рождения и до 12 месяцев: поддерживать больше контакт, укладывать дитя себе на грудь или живот, обеспечить соприкосновение, практика совместного сна с малышом, улыбаться, гладить малютку, купаться вместе с малышом.

С 12 месяцев до 3 лет: практикуем старые методы, добавляем новые: разрешить помогать себе вести домашние дела, позволить катить тележку в магазине, практиковать совместные дела, к примеру приготовление пищи, уборка или поход за продуктами в супермаркет.

С трех до пяти лет: совместная деятельность, игры по интересам ребенка, избегать проявления ревности.

С пяти до семи лет: дети начинают рассказывать секреты, делится сокровенным, рассказывайте о том, что вам важно. Выражайте свои чувства. Научите ребенка доверять вам, выражать свои эмоции, что поможет легче справляться с ними. Не будьте скрытными, умалчивая ваши чувства и эмоции.

Роль матери в жизни детей крайне важна, также значимо формировании привязанностей, уз и связей. Помните, что дети и то какими они растут важно не только для мам, но и для родственников и родных. Поддерживайте, оберегайте узы, которыми вас наградила жизнь, подарив чудо новой жизни.

Статья (младшая группа) на тему: Теория привязанности (по Джю Боулби)

ТЕОРИЯ ПРИВЯЗАННОСТИ

 (Д.Боулби)

Общий обзор

        Боулби утверждал, что мы можем понять поведение человека, только рассмотрев его среду адаптации.

        Будучи продуктом эволюции, ребенок испытывает инстинктивную потребность оставаться рядом с родителем, на которого у него выработался импритинг. Эта потребность присутствует в каждой частице существа ребенка; без нее человеческое сообщество не смогло бы выжить. На определенном уровне ребенок иногда сам может чувствовать, что утрата контакта с родителем означает, что он погибнет.

Привязанность как импритинг

        Боулби считал, что привязанность развивается аналогично импринтингу у животных.

Импринтинг – это процесс, посредством которого животные усваивают стимулы, инициирующие их социальные инстинкты.

Импринтинг – раннее запечатление первичной окружающей безопасной среды (подвижные предметы) и перенесение на них своих инстинктивных реакций, связанных, прежде всего, с ориентировкой на родителей.

Детеныши животных узнают, за каким движущимся объектом им надо следовать. Они начинают с готовностью следовать за широким кругом объектов, но этот круг быстро сужается, и в конце периода импринтинга они обычно следуют только за матерью. На этом этапе реакция страха ограничивает способность формировать новые привязанности.

У людей мы можем наблюдать похожий процесс, хотя он развивается намного медленнее. В течение первых недель жизни малыши не могут активно следовать за объектом, перемещаясь с места на место, но они направляют на людей социальные реакции. Они улыбаются, лепечут, цепляются, плачут и т.д. – все это помогает удерживать людей рядом.

Сначала малыши направляют эти реакции на любого человека. Однако к 6-месячному возрасту они сужают свою привязанность до нескольких людей, и одного в особенности. Они хотят, чтобы рядом был именно этот человек. На этом этапе они начинают бояться незнакомцев и, когда научаются ползать, следуют за своим основным объектом привязанности всякий раз, когда тот удаляется. Тем самым у них вырабатывается импринтинг на определенного человека; именно он инициирует следование.

Развитие теории привязанности

Привязанность ребенка определяется не стремлением к удовольствию (пищевому или сексуальному), а необходимостью в защите и безопасности. Привязанность ребенка, как и у животных, обусловлено врожденными, генетическими механизмами и обеспечивает выживание и благополучие потомства.

Качество и тип привязанности зависит от условий воспитания и, главными образом, от отношений с матерью, т.е. определяется чувствительностью матери к потребностям ребенка и ее нежностью и заботой.

Просматривается фактическая связь между качеством привязанности в раннем возрасте и дальнейшими успехами человека в общении, семейной жизни, профессиональными достижениями, карьерой.

Благодаря формирующейся привязанности ребенок приспосабливается к матери, к ее реакциям, а у матери в ответ на демонстрацию «отношенческой» активности младенца формируется устойчивая привязанность к нему с адекватным желанием заботиться о ребенке.

Именно поэтому опыт адекватных родительско-детских отношений первого года жизни является определяющим для психологического, социального и личностного развития ребенка на протяжении всей его дальнейшей жизни. 

Теория привязанности распространяется на область клиники и патологии. Различного рода акцентуации и психические аномалии рассматриваются как результат разных типов негармоничных ранних отношений с родителями и связываются с определенным качеством отношений привязанности.

Разлучение: этапы протекания

Согласно Боулби, эффекты разлучения, как правило, протекают по следующему сценарию. Сначала дети протестуют, они плачут, кричат и отвергают все виды заботы, предлагаемой взамен.

Далее они проходят через период отчаяния: они затихают, уходят в себя, становятся пассивными и, по-видимому, находятся в состоянии глубокой печали.

Наконец, наступает стадия отчужденности. В этот период ребенок более оживлен и может принять заботу от других людей. Можно подумать, что ребенок поправляется. Однако не все так хорошо. Когда мать возвращается, ребенок не хочет ее признавать: он отворачивается, и по-видимому, потерял к ней всякий интерес.

К счастью, большинство детей восстанавливают свою связь с матерью спустя какое-то время. Но бывают и исключения. Если разлучение было продолжительным, и если ребенок лишился других опекунов, он может утратить доверие ко всем людям. Результатом в этом случае также становится «личность, лишенная любви», человек, который перестает по-настоящему заботиться об окружающих.

Фазы развития привязанности

Стадии развития привязанности по Боулби, согласуются с теорией развития интеллекта Ж. Пиаже.

1. Неразборчивая реакция на людей.

        2. Фокусирование внимания на знакомых людей.

        3. Интенсивная привязанность и активный поиск близости.

        4. Партнерское поведение.

Фаза 1

(рождение – 3 месяца) –

 неразборчивая реакция на людей

        

Сразу же после рождения малыши любят слушать человеческие голоса и разглядывать человеческие лица.

        В течение первых 3-х недель или около того, малыши иногда улыбаются с закрытыми глазами, обычно перед тем, как заснуть. Эти улыбки еще не являются социальными; они не направлены на людей. Примерно в 3-недельном возрасте младенцы начинают улыбаться при звуке человеческого голоса. Это социальные улыбки, но они по-прежнему мимолетны.

        Наиболее впечатляющие социальные улыбки появляются в возрасте 5-6 недель. Малыши улыбаются счастливо и широко при виде человеческого лица, и их улыбка включает в себя контакт глаз. Примерно за неделю до этого малыш начинает внимательно всматриваться в лица, как бы изучая их.

        Фактически примерно до 3-месячного возраста малыши будут улыбаться любому лицу, даже его картонной модели.

Примерно в этот период малыши начинают лепетать (ворковать и гулить). Они лепечут в основном при звуке человеческого голоса, и особенно при виде человеческого лица. Как и в случае улыбки, лепет первоначально не избирателен; малыши лепечут почти независимо от того, какой человек находится рядом.

Фаза 2

(от 3 до 6 месяцев) –

фокусирование внимания на знакомых людях

Начиная с 3-х месяцев поведение малыша меняется. Прежде всего,  исчезают многие рефлексы – рефлексы Моро, цепляния и поиска.

Социальные реакции малыша становятся более избирательными. Между 3-мя и 6-ю месяцами младенцы постепенно ограничивают направленность своих улыбок знакомыми людьми. Когда они видят незнакомца, то просто пристально смотрят на него.

К возрасту 4-5 месяцев малыши воркуют, гулят и лепечут только в присутствии людей, которых знают.

Наконец к 5 месяцам малыши начинают тянуться и хвататься за части нашего тела, в частности за наши волосы, но делают это, только если нас знают.

Затем в этой фазе малыши сужают свои реакции на знакомые лица. Они обычно отдают предпочтение двум-трем людям – и одному в особенности. Этим основным объектом привязанности обычно является мать, но бывают и исключения. Им может быть отец или какой-то другой близкий. По-видимому, у малышей формируется наиболее сильная привязанность к тому человеку, который с наибольшей готовностью отвечает на их сигналы и участвует в наиболее приятных интеракциях с ними. 

Фаза 3

(от 6 месяцев до 3 лет) –

интенсивная привязанность

и активный поиск близости

Начиная примерно с 6-месячного возраста привязанность младенца к определенному человеку становится все более интенсивной и исключительной. Младенцы громко плачут, демонстрируя тревогу разлучения, когда мать покидает комнату. Ранее они могли протестовать против ухода любого человека, который смотрел на них; теперь, однако, их расстраивает, главным образом, отсутствие этого единственного человека. Когда мать возвращается, малыш, как правило, тянется к ней, чтобы она взяла его на руки, и когда она это делает, он обнимает ее и издает радостные звуки.

В 7-8 месяцев у малыша возникает боязнь незнакомцев. Эта реакция может быть от легкой настороженности до громкого плача при виде незнакомого человека.

К 8 месяцам малыши обычно способны ползать и поэтому могут начать активно следовать за удаляющимся родителем. Конечно, малыши часто движутся не только в сторону объектов привязанности, но и от них.

Если мать и ее 1-2 летний ребенок приходят в парк или на игровую площадку, ребенок чаще всего держится рядом с ней некоторое время, а затем отваживается на исследования. Однако он периодически оборачивается назад, обменивается с ней взглядами или улыбками и даже возвращается к ней время от времени, перед тем, как отважиться на новые исследования. Ребенок инициирует короткие контакты, как будто пытаясь удостовериться, что она по-прежнему здесь.

Если ребенок оглядывается на мать, и она его не замечает (как будто собирается уйти), малыш поспешит назад к ней.

Фаза 4

(3 года – окончание детства) –

партнерское поведение

До 2-3 летнего возраста детей беспокоит лишь их собственная потребность находиться в определенной близости к опекуну; они еще не принимают в расчет планы или цели опекуна. Для 2-х летнего малыша знание, что мать или отец «уходят на минутку к соседям, чтобы попросить молока», ничего не значит; ребенок просто захочет пойти вместе с ними.

Трехлетка уже имеет некоторое понятие о подобных планах и может мысленно представить поведение родителя, когда  тот отсутствует. Соответственно, ребенок более охотно позволит родителю уйти. Ребенок начинает действовать больше как партнер в отношениях.

Расстройства привязанности

1. Диффузная, или реактивная привязанность.

Ребенок не может выделить конкретное лицо для привязанности. Например, у детей в детских домах, у детей в семьях алкоголиков.

2. Неразборчивая привязанность.

Дети льнут ко всем людям. Слово «мама» для них не имеет значения.

3. Неуверенно-привязанные. 

Специфичностью этой привязанности становится отсутствие чувства застенчивости.

4. Агрессивно привязанные. 

У ребенка наблюдаются защитные механизмы идентификации с агрессором, как средство успокоения и управления агрессивными импульсами.

М. Раттер утверждает, что недостаточная привязанность в раннем возрасте может быть фактором риска развития психического расстройства у взрослого в дальнейшем На основании этого можно было бы предположить, что достаточно большое количество лиц с психическими расстройствами будет иметь в анамнезе недостаточную или патологическую привязанность.

Какие же конкретно расстройства могут быть взаимосвязаны с не защищающей привязанностью, и какие проблемы могут быть связаны с нарушениями в формировании привязанности?

Во-первых, установлена связь депрессии в зрелом возрасте с утратой объекта привязанности в раннем периоде жизни и враждебностью со стороны родителей.

Нарушения привязанности обнаружены у больных психозами и расстройствами патологических реакций на тяжёлую утрату.

Одним из проявлений не защищающей привязанности в детстве, описанным Дж. Боулби, является стиль  установления связи, называемый компульсивным оказанием помощи, когда человек внимателен к нуждам других, а собственные игнорирует.

Симптомы нарушения привязанности

(из выступления Л. Петрановской)

        Можно говорить о том, что у ребенка в той или иной степени нарушена привязанность, если налицо все или большая часть симптомов реактивного нарушения привязанности, перечисленных ниже:

        1. Ребенок поверхностно обаятелен. При инициативе со стороны родителей нежность не проявляет. Если и проявляет ласку, то обычно только потому, что хочет что-то получить.

        2. В отношениях с посторонними и незнакомыми людьми ребенок неразборчиво ласков и привязчив.

        3. Не испытывает привязанности и не проявляет доверия к человеку, который ухаживает за ним на ежедневной основе (особенно к приемной матери).

        4. Не смотрит в глаза при общении с родителями, кроме тех случаев, когда лжет.

        5. Склонен к интригам и манипулированию другими людьми. Стремиться командовать и полностью контролировать любую ситуацию.

        6. Часто действует из противоречия, постоянно нарушает установленные правила.

        7. Склонен к вспышкам гнева или истерикам, особенно в ответ на попытку взрослых ввести какие-либо правила или запреты.

        8. Проявляет повышенный интерес к темам смерти, огня, крови, разрушения.

        9. Жесток к животным, портит вещи, агрессивен по отношению к другим людям.

        10. Склонен к членовредительству («аутоагрессия»), к «несчастным случаям»).

        11. Лжет об очевидном, притворяется, ворует. Не испытывает раскаянья, бессовестен.

        12. Не способен отвечать за себя. Вину за свои поступки и проблемы обычно перекладывает на других.

        13. Повышенно импульсивен, не умеет контролировать себя и не способен оставаться в границах поведения, установленных другими людьми.

        14. Страдает сильными перепадами настроения. Часто находится в пониженном настроении или в депрессии.

        15. Не понимает или плохо понимает причинно-следственные связи.

        16. Проявляет необычные пищевые привычки, например, склонность в чрезмерных количествах запасать или прятать еду, склонность к обжорству или голоданию, поедание несъедобных вещей и т.д.

        17. Страдает недержанием мочи (энурез) и/или недержанием кала (энкопрез).

        18. Мало или совсем нет постоянных друзей, отношения со сверстниками неустойчивые.

        19. Плохо учится.

        20. Постоянно задает бессмысленные вопросы и «трещит языком».

        21. Болезненно преувеличивает собственную значимость.

        22. Самого себя чувствует беспомощной жертвой, а окружающих воспринимает как источник опасности.

        Некоторые специалисты дополняют вышеперечисленные базовые симптомы такими:

  • Ребенок проявляет неадекватное возрасту сексуальное поведение.
  • Ребенок требователен или «прилипчив», но только когда ему этого хочется («на своих условиях»).
  • Ребенок страдает нарушениями сна.
  • Ребенок гиперактивен, сверхбдителен даже по мелкому поводу.
  • У ребенка наблюдается задержка или нарушения речевого развития.
  • Ребенок часто становится объектом травли со стороны сверстников.

Важно отметить, что у приемных родителей таких детей тоже проявляются некоторые типичные «симптомы». Например, они часто деморализованы и чувствуют беспомощность. Могут быть либо эмоционально истощены, либо, напротив, постоянно раздражены. После безуспешных попыток исправить поведение такого ребенка «просто любовью» приемные родители начинают сомневаться в своей педагогической состоятельности, что приводит к срывам на ребенка. Но после каждого срыва родителей захлестывает чувство вины, и круг повторяется.  Ситуация усугубляется тем, что у окружающих, не видящих всего комплекса отношений внутри семьи, порой возникает ощущение, что родители почти враждебны по отношению к приемным детям, и семья оказывается в еще большей изоляции.

Типы нарушения привязанности

Тип В

(65%)

Надёжная

безопасная

привязанность

Чувствительная, заботливая мать, ребенок уверен в себе, с чувством собственной безопасности.

Тип С

(10%)

Тревожно-амбивалентная,

тревожно-сопротивляющаяся, небезопасная

 привязанность

Матери с непоследовательным и непредсказуемым типом реагирования, дети испытывают неустойчивое напряженное отношение к матери, ребенок стремится к матери, но потом уходит от нее.

Тип А

(20%)

Небезопасная

привязанность

избегающего типа

Матери ограничивающие, нечувствительные и отвергающие; дети избегающие и неуверенные, ненадежная привязанность сопровождается чувством опасности. Ребенок отворачивается от матери, когда она возвращается. Ребенку безразлично, придет мать или нет.

Тип D

(5%)

Небезопасная

привязанность

дезорганизованного типа

Матери могли страдать депрессией, шизоидные семьи, жестокое обращение; ребенок ведет себя по-разному, свойственен детский аутизм

Тип А –

небезопасная привязанность

избегающего типа

        Категория детей этого типа обозначается как «индифферентные» или «ненадежно привязанные». Этот тип является условно-патологическим и встречается  у 20% детей.

Такие дети выглядят достаточно независимыми в незнакомой ситуации. В игровой комнате сразу же начинают изучать игрушки. Во время своих исследований не используют мать в качестве отправной точки – не подходят к ней, что означает – мать не осознается ребенком как объект защиты.

Когда мать покидает комнату, они не проявляют беспокойства и не ищут близости с матерью при ее возвращении.

Если мама пытается взять их на руки, они стараются этого избежать, вырываясь из ее объятий или отводя взгляд.

Такое поведение может казаться исключительно здоровым. Но реально при избегающем поведении дети испытывают серьезные эмоциональные трудности в виде блокирования эмоциональных переживаний, их осознавания.

Если взрослый адекватно реагирует на рефлексы и аффекты ребенка, поведение подкрепляется и воспроизводится в аналогичной ситуации. В случае, когда поведение ребенка отвергается или вызывает неприятные для него воздействия, оно получает отрицательное подкрепление и впоследствии будет скрываться. Такой ребенок избегает открытого выражения эмоций и потребностей, как бы скрывает свое состояние, поэтому данный тип был назван «избегающим».

Дети, которые к годовалому возрасту проявляли «избегающий» тип привязанности, обычно имели опыт отвержения со стороны матери при попытках аффективного взаимодействия с ней.

Если младенец протестует против такого поведения матери, то к отвержению прибавляется гнев с ее стороны. Отсутствие аффективных реакций значительно снижает вероятность неприятных последствий. Ребенок усваивает, что результаты аффективного поведения могут быть непредсказуемыми и опасными, и пытается сдерживать его.

В случае, когда мать не принимает ребенка, но демонстрирует положительные эмоции в ответ на его поведение, т.е. ее аффективные реакции неискренни, предвидеть последствия аффекта ребенку становится еще сложнее. Эти родители сначала подтверждают потребность в близости и контакте с ребенком, но, как только он отвечает им взаимностью, они отвергают контакт, скрывая свои истинные негативные переживания.

Основой подобного «независимого» поведения часто является беспомощность матери в реализации опекающей функции при гипертрофии контролирования и манипуляций. Внешняя отчужденность таких детей часто связана с пережитым травмирующим разлучением в более раннем возрасте или частым переживанием брошенности при регулярном отсутствии взрослых в момент какой-то потребности ребенка.

Внешне безразличная, сдержанная манера поведения, отрицание каких-либо чувств – защита от частого отвержения, попытка забыть о своей потребности в матери, чтобы избежать новых разочарований.

Матери таких детей – относительно несенситивные, «черствые», часто вмешивающиеся в жизнь ребенка (контролирующие) и, одновременно, отвергающие его интересы, его личность, что делает малышей неуверенными в себе при внешне очень независимом поведении.

Дети с «избегающим» типом привязанности научаются организовывать свое поведение без использования эмоциональных сигналов извне (от матери) и подавляя собственное эмоциональное реагирование. Они воспринимают в основном интеллектуальную информацию (вытесняя в подсознание эмоциональные сигналы), чтобы не испытывать запредельную боль отвержения; вырабатывают стратегию «защищающегося поведения» или «вынужденно уступающего поведения».

Взрослея, при наличии избегающего типа  расстройства привязанности, ребенок становится замкнутым, часто угрюмым, псевдозаносчивым («комплекс Печорина»), что часто обусловлено скрытой депрессивной симптоматикой и попыткой отгородиться от ранящего мира.

Такие подростки не допускают доверительных отношений со взрослыми и ровесниками. Основной паттерн, мотив их поведения – «никому нельзя доверять» - формируется вследствие болезненного переживания разрыва отношений с близким взрослым или при частом отвержении с его стороны. В некоторых случаях такой разрыв (отвержение) воспринимается ребенком как «предательство», а взрослые – как «злоупотребляющие» детским доверием и своей силой. Но при всех вариантах патогенетической основой расстройства привязанности становится эмоциональное «застревание» ребенка на подобных болезненных переживаниях, сохраняющееся неосознанно годами с постепенной гипертрофией невротических переживаний при отсутствии адекватной коррекции.

У таких детей выявляются выраженные проявления когнитивно-эмоционального дефицита (КЭД) – диспропорционального преобладания интеллектуального развития над неадекватно формирующимся эмоциональным развитием.

Если в норме, при отсутствии КЭД, аффективная и интеллектуальная информация личностью интегрируется и адекватно перерабатывается, то при патологических расстройствах привязанности один из видов поступающей информации игнорируется, а другой усиливается и становится ведущим в качестве основного способа патологической адаптации. При избегающем типе нарушений привязанности КЭД выявляется в регрессивных, инфантильных формах поведения.

Ребенок с «избегающим» типом привязанности сталкивается со множеством проблем в дошкольном возрасте. Главной задачей для него теперь является привлечение позитивного внимания со стороны взрослого.

Ребенок будет использовать несколько способов «защищающегося» поведения:

1. В дошкольном возрасте чрезмерный контроль и постоянное вмешательство в действия ребенка вызывают реакцию избегания. Неявным способом избегания таких детей становится замена реакции ухода (пространственного удаления) на психологическую скрытность, холодность, отстраненность. Ребенок взаимодействует со взрослым, но не проявляет потребности в близости, общении с ним. В этой группе как родители, так и дети чувствуют себя наиболее комфортно в ситуации строгой регламентации ролей и некоторой деперсонализации. Такой ребенок может часами находиться в одной комнате с матерью, читая или рисуя, и ни разу не обратиться к ней за поддержкой или одобрением, не обнимет ее, не улыбнется ей. Родители обычно гордятся достижениями таких детей в познавательной сфере, а дети, в свою очередь, убеждаются в преимуществах интеллекта и отсутствии какой бы то ни было ценности эмоций.

2. Дети родителей, устраняющихся от процесса воспитания, для того, чтобы быть в безопасности и чувствовать себя уверенно, вынуждены специально привлекать к себе внимание. Прямое проявление потребности в любви и заботе не принесло успеха, и новым средством привлечения родителей становится фальсификация аффекта (к 5-6 годам ребенок уже способен демонстрировать чувства, которых он на самом деле не переживает). Так, ребенок научается скрывать свои истинные переживания и имитировать яркие, сильные положительные эмоции для сближения с объектом привязанности - создается тип поведения, получивший название «принуждающего к заботе». Но, как только родители отвечают ребенку взаимностью и идут на контакт, ребенок закрывается и уходит от взаимодействия – по сути, он хочет, чтобы родители были поближе, но не слишком близко, интимные отношения не комфортны для него, как и для всех детей «защищающегося» типа.

3. Дети, чьи родители проявляют высокую требовательность в сочетании с открытой враждебностью, научаются скрывать свои собственные желания и выполнять то, что от них требуют. Так как ситуация в семье для таких детей постоянно опасная, тревожная, «вынужденно уступающий» ребенок становится очень внимателен ко всем проявлениям родителей, чтобы предугадать вспышку гнева и предвосхитить их требования. Такие дети тщательно, до мелочей выполняют любое задание, они хотят угодить всем.

Все «защищенные» дети, а особенно «вынужденно уступающие», чувствуют, что изменения в их поведении ведут к снижению угрозы от родителей, а следовательно, они склонны принимать на себя ответственность за состояние и поведение родителей. Для них становятся характерными переживания стыда и вины.

Тип В –

надёжная безопасная привязанность

        Именно у таких детей наблюдается адекватное формирование привязанности к опекающему взрослому (матери). Такой ребенок может не сильно огорчиться после ухода матери, но сразу тянется к ней после ее возвращения, стремясь к близкому физическому контакту. В незнакомой обстановке ребенок охотно исследует новое пространство, «отталкиваясь» от матери как исходной точки взаимодействия с миром.

        Такой адаптивный, «надёжный» тип привязанности характерен для  65% детей. Дети с «надежным», «уверенным» типом привязанности усваивают коммуникативное значение множества средств общения, используют в приспособительном поведении как интеллект, так и эмоциональное реагирование. Способность к интегрированию интеллектуальной и эмоциональной информации позволяет им сформировать адекватную внутреннюю модель реальности и образцы поведения, максимально обеспечивающие безопасность и комфорт ребенка. Поэтому у таких детей не выявляются выраженные проявления КЭД.

Тип С –

небезопасная привязанность

тревожно-сопротивляющегося, амбивалентного типа

         В процессе диагностики видно, как дети с таким типом расстройства привязанности очень сильно огорчаются после ухода матери, а после ее возвращения цепляются за нее, но практически сразу же ее отталкивают. Данный тип привязанности считается патологическим («ненадежно-аффективным», «Амбивалентным», «двойственным», «манипулятивным»). Определяется приблизительно у 10% детей.

        В незнакомой ситуации эти младенцы держатся близко к матери, беспокоясь по поводу ее местонахождения, при этом практически не занимаются исследованиями пространства. Они приходят в крайнее волнение, когда мать покидает комнату, и проявляют заметную амбивалентность по отношению к ней, когда она возвращается (то приближаясь к ней, то сердито отталкивая ее). Амбивалентность взаимоотношений с матерью проявляется в том, что ребенок постоянно демонстрирует двойственное отношение к близкому взрослому – «привязанность – отвержение». Такой ребенок не осознает амбивалентность эмоциональных переживаний, хотя явно страдает от этого, не может объяснить своего поведения.

        Часто такой тип расстройства привязанности приобретает черты негативной невротической привязанности, когда ребенок постоянно, но неосознанно «цепляет» родителей, стараясь раздражить их и провоцируя родителей на наказания.

        

Такой тип расстройства привязанности формируется в результате пренебрежительно-гиперопекающего (амбивалентного по сути) типа воспитания.

        Амбивалентный, тревожно – сопротивляющийся тип расстройства привязанности характерен для детей, чьи родители непоследовательны и истеричны. Они то «заласкивают» ребенка, то взрываются, обижают его, часто несправедливо наказывают, бьют, делая и то, и другое бурно и без объективных причин.

        Эти родители (преимущественно мать, т.к. отец часто в таких случаях либо отсутствует, либо не принимает участия в непосредственном воспитании ребенка) лишают ребенка возможности как понять родительское поведение и приспособиться к нему, так и осознать родительское отношение к себе.

        Такая непоследовательная манера поведения матери, как правило, оставляет ребенка в неуверенности относительно того, будет ли она рядом, когда он будет в ней нуждаться.

        В подростковом возрасте при наличии амбивалентного типа расстройства привязанности ребенок часто выявляет различные формы оппозиционно-протестного поведения. Основной паттерн и мотив его поведения – «меня никто не любит, я никому не нужен». Патогенетической основой расстройства привязанности становится эмоциональное «застревание» ребенка на болезненных переживаниях одиночества и брошенности в сочетании с озлоблением на близких за это (часто неосознаваемым).

Тип D –

небезопасная привязанность

дезорганизованного типа

        Встречается приблизительно у 5% детей.

        В незнакомой ситуации после ухода матери дети либо «застывают» в одной позе, либо «убегают» от пытающейся приблизиться матери после ее появления. Это крайне патологический тип привязанности.

        Такие дети научились выживать, нарушая все правила и границы человеческих отношений, отказываясь от привязанности в пользу силы: им «не надо», чтобы их любили, они предпочитают, чтобы их боялись.

        Этот тип расстройства привязанности характерен для детей, подвергающихся систематическому жестокому обращению и насилию. Они просто не имеют опыта привязанности, т.к. их родители практически не демонстрируют сигналы привязанности (часто имели подобные проблемы в своем детстве). В таких семьях часто встречается крайне жесткий (жестокий) отец с ригидными установками о значимости «спартанского» воспитания, тогда как слабая мать не способна защитить ребенка от агрессивного отца.

        Либо подобный тип расстройства привязанности выявляется при выраженных депрессивных состояниях у матери, которая способна проявлять внимание к ребенку только в форме агрессии, большую часть времени никак не откликаясь на ребенка, вследствие «замершего» депрессивного состояния.

Как теория привязанности помогает в воспитании подростков

Что такое теория привязанности

Теорию привязанности разработал английский психиатр и психоаналитик Джон Боулби. Раньше считалось, что ребёнок поддерживает отношения с матерью ради удовлетворения физических потребностей. Боулби же добавил к этому социальную составляющую: привязанность ребёнка к матери помогает адаптироваться к окружающему миру. Он ввёл понятие значимого взрослого, в постоянном контакте с которым нуждается малыш. Если в течение длительного времени ребёнок не может взаимодействовать с человеком, к которому привязан, это может привести к психологической травме.

Доклад Боулби на эту тему в европейских странах вызвал большой эффект. Именно после него родителей стали пускать в детские больницы, круглосуточные сады и ясли перестали считаться нормой, а отпуска по уходу за ребёнком увеличились. 

Исследуя теорию привязанности Боулби, психолог Мэри Эйнсворт в 1970-1980 годах провела серию опытов «Незнакомая ситуация». Мать и ребёнок находились в специальной студии, где моделировались разные ситуации, например, мать уходила, в комнату внезапно входил незнакомец и другие. Исходя из реакций детей, Эйнсворт выделила четыре типа привязанности.

  • Надёжный. Возникает при правильных взаимоотношениях матери и ребёнка. Дети этого типа тянутся к матери, когда чувствуют опасность, но при этом способны самостоятельно исследовать мир, понимая, что если будет что-то, угрожающее их жизни и здоровью, мама поможет.
  • Тревожно-устойчивый. Тип поведения формируется, когда значимый взрослый часто покидает ребёнка и тот не уверен, что в нужный момент он появится рядом. Ребёнок негативно реагирует на разлуку с матерью, настороженно относится к незнакомцам. К возвращению матери он относится неоднозначно: с одной стороны, радуется, с другой — злится на то, что разлука произошла.  
  • Тревожно-избегающий. Самый независимый тип поведения. Дети такого типа рано столкнулись с отсутствием значимого взрослого, поэтому привыкли обходиться без него. Никакой поддержки со стороны родителя они не ждут, и в дальнейшем стараются избегать любых привязанностей, так как, по их мнению, это приносит лишние хлопоты и дискомфорт.
  • Дезорганизованный. Дети с таким типом привязанности демонстрируют противоречивое поведение, как правило, из-за психологических травм. Они то стремятся к близости со взрослыми, то избегают её. 

Согласно исследованиям психологов, типы привязанности сохраняются на всю жизнь. Становясь взрослыми, люди склонны строить свои взаимоотношения исходя из детского типа привязанности. 

Расширяет и систематизирует теорию привязанности модель доктора Ньюфелда, который ввёл шесть ступеней развития привязанности. 

  • Первый уровень привязанности, который появляется у ребёнка с рождения, — через органы чувств. Ребёнку необходимо чувствовать, что значимый взрослый находится рядом.
  • На втором году жизни появляется второй уровень — развитие привязанности посредством похожести. Ребёнок начинает имитировать поведение тех, кого он любит.
  • Третий уровень, соответствующий третьему году жизни, — привязанность посредством верности, у малыша начинают проявляться эмоции обла
Читать онлайн книгу «Привязанность» бесплатно — Страница 1

Джон Боулби

Привязанность

ПРОБЛЕМЫ ОНТО- И ФИЛОГЕНЕЗА ПРИВЯЗАННОСТИ К МАТЕРИ В ТЕОРИИ ДЖОНА БОУЛБИ

Какова природа человеческой привязанности? Где ее истоки? Как зарождается и формируется привязанность маленького ребенка к взрослому? Наверно, трудно найти в психологии вопросы, которые затрагивали бы более интригующие и сокровенные стороны душевной жизни, чем эта. Ее исследование стало центральной темой всего научного творчества выдающегося английского психолога Джона Боулби (1907—1990), в том числе и представляемого читателям первого тома его фундаментальной трилогии «Привязанность и утрата».

Работы Боулби широко известны психологам всего мира, а сам он вместе со своей ближайшей и не менее знаменитой сподвижницей из США Мэри Эйнсворт считается основоположником целого направления современной психологии — психологии привязанности[1]. Около сорока лет назад исследования Боулби привели к коренному пересмотру психоаналитических представлений о природе связи ребенка и матери, долгое время господствовавших в психологии. Они по-новому раскрыли значение этой связи для развития личности ребенка и роль ее нарушений в раннем детстве, например, из-за разлуки, эмоциональной депривации или сиротства. Но несмотря на то, что идеи Боулби более чем на полстолетия определили одну из основных исследовательских линий в психологии развития, а понятие «привязанность» широко используется и российскими психологами, его труды на русском языке практически не публиковались[2], так что предлагаемое вниманию читателей издание позволит хотя бы отчасти восполнить этот значительный и крайне досадный пробел в переводной психологической литературе. Анализ творческого наследия Боулби и основных событий его жизненного пути открывает перед нами образ ученого дарвиновского типа — ищущего и основательного, критичного и широко мыслящего, строгого в своих рассуждениях и не терпящего поверхностных объяснений, наконец, сторонника понимания психологии как объективной науки. Боулби был теоретиком по складу ума, но в то же время обладал редкой чуткостью к новому опыту и реалиям жизненной практики, он был способен вести кропотливые и длительные эмпирические исследования, всесторонне и с разных точек зрения анализируя их результаты. Именно эти качества и подвели его к созданию концепции привязанности и открытию новой области исследований, связанной феноменом и механизмами влияния сепарации. Учитывая особенности научного творчества и сам склад мышления этого ученого, совсем не случайного, что последним значительным произведением Боулби, опубликованным уже после его смерти, стала работа, в которой делается попытка по-новому осмыслить биографию великого соотечественника Боулби Ч. Дарвина[3]. Идейная близость к эволюционному учению Дарвина в книгах Боулби нередко ощущается заметно больше, чем к теории З. Фрейда, несмотря на то, что именно психоанализ послужил конкретной отправной точкой для его исследований привязанности.

Что же привело Боулби к кардинальному переосмыслению ряда базовых положений фрейдовского учения и созданию новой теории в психологии развития личности? Как складывалась его научная биография?

Джон Боулби родился в 1907 г. в семье хирурга[4]. Следуя по стопам отца, он начал свое профессиональное образование с изучения медицины в Кембриджском университете, однако уже на третьем курсе резко изменил специализацию, поскольку почувствовал интерес к детской психологии и другим предметам, имеющим отношение к этой тематике, из которых позднее сложилась психология развития. Но, как оказалось впоследствии, его решение порвать с карьерой врача не было окончательным. После окончания университета в 1928 г. Боулби начал работать сразу в нескольких школах закрытого типа для так называемых трудных детей, имеющих разного рода эмоциональные и поведенческие нарушения. Возрастной диапазон учащихся этих школ был довольно широким — от дошкольного возраста вплоть до восемнадцати лет. Полученный в этот период опыт работы со сложный детьми, произвел на Боулби глубокое впечатление. По сути, он и определил главное направление научных интересов Боулби — влияние ранних лет жизни ребенка на его последующее развитие — психическое здоровье и личностные особенности.

С целью получения профессиональной психотерапевтической подготовки, необходимой для работы в области детского развития Боулби вступает в Британское психоаналитическое общество. Его руководителем и аналитиком стала Джоан Ривьер — убежденная сторонница взглядов Мелани Кляйн, считавшейся авторитетом в области психоаналитического изучения детского развития. Однако вопреки своим ожиданиям, при более близком знакомстве с психоанализом Боулби не столько утвердился в нем, сколько почувствовал его недостаточность, более того, искаженность трактовки в свете фрейдовских понятий тех сторон детского развития, с которыми он был знаком по собственному опыту. Постепенно Боулби пришел к выводу, что, уделяя основное внимание детским фантазиям, выражающим либидинальные и агрессивные побуждения, психоанализ в то же время полностью игнорирует влияние событий реальной жизни ребенка. В качестве примера, помогающего понять, что вызывало неудовлетворенность и глубокое несогласие Боулби, достаточно привести один характерный факт: когда Боулби выразил намерение побеседовать с матерью трехлетнего ребенка, психотерапией которого он занимался, М. Кляйн, работая в тот момент с Боулби в качестве супервизора, запретила ему такую беседу, так как считала принципиально излишним и ошибочным обращение к данному источнику сведений о ребенке. Поэтому уже тогда, хотя явно и не порывая с психоаналитическим направлением, Боулби начал искать новые пути исследования развития ребенка.

Вскоре (в 1940 г.) он публикует первую большую статью[5], в которой можно найти прообразы многих из тех идей, которые впоследствии войдут в его теорию привязанности. В этой статье классическую для психоанализа проблему возникновения невроза и формирования невротического характера Боулби рассматривает нетрадиционно — с точки зрения влияния обстановки, окружающей ребенка в первые годы его жизни, и тех событий, которые с ним происходят. Уже в этой работе Боулби подробно останавливается на остро негативном воздействии разлуки маленьких детей с матерью, например, при их помещении в больницу.

Подчеркнем, что столь очевидная сегодня не только для психологии, но даже для обыденного сознания истина вовсе не была таковой еще в середине прошлого века. Боулби с полным основанием писал тогда о поразительном невнимании к этим вопросам. Между тем актуальность проблемы тяжелых психологических последствий разлуки маленького ребенка с матерью (и без того немалая из-за наличия приютов, круглосуточных яслей, принятой больничной практики содержания детей и т.д.) резко обострилась с началом Второй мировой войны, когда возникла необходимость ради спасения городских детей от бомбардировок отправлять их в сельскую местность, далеко от родителей. В результате войны сиротство стало массовым явлением во многих европейских странах.

В основу первого значительного эмпирического исследования[6] Боулби лег его опыт индивидуальной работы с детьми в одной из детских клиник Лондона, где он практиковал в качестве психиатра. В процессе детального изучения 44 детей с нарушениями поведения и склонностью к воровству он описал так называемый безэмоциональный характер и установил, что по разным причинам большинство из этих детей потеряли мать в самом раннем детстве и не имели никакой постоянной замещающей привязанности.

Однако с началом войны исследовательская работа Боулби прервалась: как психиатру ему было предписано заниматься отбором офицерского состава. Тем не менее, благодаря этой деятельности он познакомился с коллегами из Тавистокской клиники, находившейся в Лондоне, сотрудничество с которыми, как вспоминал впоследствии Боулби, помогло ему повысить методический уровень своих исследований, в частности освоить необходимые для экспериментальной работы статистические процедуры объективного сравнения, в то время еще редко используемые психиатрами и психоаналитиками. Но, главное, в конце войны Боулби пригласили возглавить детское отделение Тавистокской клиники, при которой его усилиями позднее был создан крупный исследовательский центр детского развития.

Благодаря Боулби отличительной особенностью деятельности отделения, которым он руководил, стала его ориентация на анализ и помощь семье в реально складывающихся детско-родительских отношениях, а девизом сотрудников — «никаких исследований без терапии». Вскоре (в 1948 г.) Боулби опубликовал статью о психотерапевтическом вмешательстве, направленном на снижение внутрисемейного напряжения, которая считается первой публикацией по семейной терапии[7]. Одновременно с этим Боулби начинает специальное изучение сепарации: организует систематические наблюдения за поведением детей, разлученных с родителями при помещении их в больницу или другие учреждения, включая их реакции на посещения матерями и возвращение домой. Через несколько лет вместе с Дж. Робертсоном он создает документальный фильм «Двухлетний ребенок в больнице» (1952), показывающий всю глубину страданий, переживаемых маленькими детьми в условиях разлуки с матерью. Факты, представленные в этом фильме, вызвали исключительно широкий общественный резонанс, выходящий далеко за рамки медицинских кругов. В целом фильм способствовал осознанию степени серьезности проблемы сепарации в раннем детстве и необходимости учета ее негативного психологического влияния в практике работы с детьми, что собственно и было целью Боулби и Робертсона, не желавших ограничиваться ролью пассивных наблюдателей горя и страданий детей. Важной вехой в научной биографии Боулби и «поворотным пунктом»[8] в разработке проблемы материнской депривации в раннем возрасте стала подготовка им по поручению Всемирной организации здравоохранения доклада[9] о состоянии психического здоровья бездомных детей в странах Европы в послевоенный период. Этот доклад получил широкую известность: после публикации в 1951 г. он был переведен на 14 языков, причем один только англоязычный его тираж составил более 400 тысяч экземпляров. В нем впервые на большом фактическом материале было убедительно показано травмирующее влияние разлуки ребенка с матерью в раннем возрасте.

В качестве главного вывода, содержащегося в этом докладе, Боулби утверждал, что необходимым условием сохранения психического здоровья детей в младенческом и раннем детстве является наличие эмоционально теплых, близких, устойчивых и продолжительных отношений с матерью (или лицом, постоянно ее замещающим) — таких отношений, которые обоим приносят радость и удовлетворение. В то же время как человек, знающий практическую сторону жизни, Боулби понимал и всячески подчеркивал, что огромную роль в этом вопросе играет не только семья, но и общество в целом, поскольку только оно может создать макроэкономические условия, при которых возможны нормальные детско-родительские отношения: «Если общество дорожит своими детьми, оно обязано заботиться об их родителях» (там же. Р. 84).

Значительный эмпирический материал о влиянии сепарации ребенка с матерью, собранный в течение 1940-х гг. как самим Боулби, так и другими учеными (Р. Шпиц, Д. Берлингем, У. Гольдфарб и др.), требовал своего теоретического осмысления. В отличие от многих своих коллег-психоаналитиков Боулби ясно осознавал необходимость поиска новых концепций, которые могли бы не просто описывать особенности поведения детей в условиях разлуки с матерью, а объяснять причины и механизмы уже не вызывавших сомнений фактов их серьезной эмоциональной травматизации под влиянием этого фактора. Между тем, факты такого влияния прямо противоречили устоявшимся представлениям психоаналитиков о том, что любовь ребенка к матери коренится в удовлетворении ею первичных физиологических потребностей малыша (кормление грудью), поскольку было доказано, что разлученные дети страдают даже в условиях полноценного ухода и кормления.

В этот период Боулби случайно знакомится с работой австрийского ученого Конрада Лоренца, опубликованной (на немецком языке) еще в 1935 г. Его внимание привлекло открытое Лоренцем явление запечатления у птиц, а вслед за этим и этологическое направление в целом. Сама возможность феномена запечатления — установления прочной связи птенца с матерью, возникающей безотносительно к удовлетворению его первичных физиологических потребностей, — указывала на существование принципиально иных (чем, например, пищевое подкрепление) механизмов образования тесных отношений между родителями и потомством. Таким образом, в этологии Боулби нашел важный источник новых идей для преодоления ограниченности психоанализа и построения своей концепции привязанности. Но кроме этологии он также широко использовал данные из эволюционной и аналитической биологии, кибернетики и теории систем. В связи с ярко выраженными полидисциплинарными интересами Боулби стоит упомянуть, что в течение нескольких лет — с 1953 по 1956 г. — он участвовал в работе семинаров по «Психобиологии ребенка», организованных под эгидой ВОЗ, наряду с такими выдающимися учеными XX в., как Эрик Эриксон, Джулиан Хаксли, Барбель Инельдер, Конрад Лоренц, Маргарет Мид и Людвиг фон Берталанфи, представлявшими разные области научного знания.

Как известно, в качестве влиятельного научного направления, изучающего биологические основы поведения животных, этология оформилась в 1930-х гг., поэтому в период разработки Боулби концепции привязанности она представляла собой еще весьма новую, хотя и многообещающую, область исследований. Внимание ученых к работам таких этологов, как К. Лоренц, Н. Тинберген и др. было в значительной мере обусловлено тем, что их исследования преодолевали ограниченность бихевиористического понимания поведения как совокупности реакций организма на стимулы внешней среды. По словам Боулби, в концепции этологов его привлек их интерес не только к эволюции поведения, но главным образом к механизмам его организации.

В работах этологов поведение животного не сводилось к комплексам внешних движений, напротив, организм активно регулировал взаимодействие с окружающей средой в соответствии со своими внутренними состояниями и внешними условиями, что указывало на наличие у него особого рода механизмов. Отсюда — этологическое понятие центральных управляющих программ, которые применительно к активности животных и человека Боулби назвал системами управления (регуляции) поведением. К тому же этология требовала рассматривать любую форму поведения с учетом ее адаптивной функции, т.е. с точки зрения того вклада, который это поведение вносит как в сохранение отдельной особи, так и в выживание вида в целом. Эти и некоторые другие идеи этологов были последовательно реализованы Боулби в концепции привязанности, чему также способствовало тесное и длительное сотрудничество Боулби с Робертом Хайндом — видным представителем этологии, автором фундаментального труда «Поведение животных» (на русском языке опубликован в 1975 г.).

Между тем несколько раньше произошла другая встреча, еще более значительная для научной биографии Боулби, — в 1950 г. к возглавляемой им небольшой группе исследователей присоединилась Мэри Эйнсворг, впоследствии внесшая огромный вклад в развитие этого направления: ей, в частности, принадлежит разработка метода исследования привязанности, известная как «ситуация с незнакомым взрослым», а также выделение трех типов привязанности — надежной, амбивалентной и отстраненной. До начала сотрудничества с Боулби она занималась детско-родительскими отношениями и методами диагностики личности, защитив диссертацию по этим проблемам в университете Торонто в 1942 г. По признанию самой Эйнсворт, она не сразу разделила увлечение Боулби этологическим подходом: в то время ей казалось «самоочевидным, что привязанность ребенка к матери объясняется тем, что она удовлетворяет его базовые потребности»[10]. Однако постепенно ее захватил энтузиазм Боулби, связанный с построением новой теории. После трехлетнего периода совместной работы с Боулби в Лондоне Эйнсворт отправляется в Уганду, где в соответствии с этологическими принципами проводит наблюдения за проявлениями привязанности у маленьких детей. Первые же наблюдения Эйнсворт не оставили и следа от ее прежних «самоочевидных» представлений и убедили в правильности создаваемого Боулби подхода. Материалы этих наблюдений, собранные за два года, легли в основу эмпирического обоснования теории привязанности, в разработке которой с этого времени Эйнсворт стала принимать самое активное участие. Первая попытка Боулби публично представить свою теорию состоялась на заседании Британского психоаналитического общества, где в 1957 г. он выступил с докладом «О природе связи ребенка и матери»[11]. Доклад начинался с критического разбора психоаналитических концепций, в которых отношение маленького ребенка с матерью трактовалось как биологическое единство, основанное на зависимости от удовлетворения его физиологических потребностей. Как, например, писала А. Фрейд, «младенец не «любит» мать в собственном смысле этого слова, а нуждается в ней»[12].

Психоаналитическим концепциям Боулби противопоставил свое понимание привязанности и этологический подход, доказывающий, что уже у животных имеется множество реакций, которые с момента своего появления независимы от органических нужд, — их функция заключается в осуществлении социального взаимодействия с родителями или иными представителями своего вида. Подхватывая и перенося эту мысль на развитие младенца

Боулби придавал кардинальное значение тем наблюдениям, которые показывали особый характер реакций ребенка на человеческое лицо, голос, физический контакт, ласку и другие формы социального взаимодействия. Боулби подчеркивал их изначально самостоятельный характер, никак не связанный с удовлетворением физиологических нужд.

Как и следовало ожидать, реакция на высказанные Боулби взгляды нетерпимых к любому отходу от ортодоксальных позиций психоаналитиков была весьма бурной — решительное неприятие и отторжение даже со стороны Дж. Ривьер, которая была его непосредственным учителем. А Анна Фрейд, например, выражала свое сожаление «о потере для психоанализа такой значительной фигуры, как Боулби»[13]. Однако до исключения из членов психоаналитического общества, как это случилось несколько ранее с К. Хорни (в Американском психоаналитическом обществе) и многими другими реформаторами фрейдовского учения, дело не дошло. Тем не менее сложные отношения с представителями психоанализа сохранялись у Боулби долго. Это можно отчетливо видеть и в представляемой здесь книге «Привязанность», где с одной стороны, Боулби настойчиво ищет поддержку своим взглядам в трудах самого Фрейда, приводя его высказывания, содержащие хотя бы малейшие намеки на идеи, сходные со своими (см. гл. 1), а с другой стороны, с особой тщательностью обосновывает все пункты расхождений.

В процессе работы над книгой «Привязанность» (1969 г.), занявшей у Боулби целых семь лет, отличие его позиции как в отношении содержания, так и методологии исследования детского развития приобрело четкие контуры. Боулби полностью отказался от классического психоаналитического метода, связанного с ретроспективным восстановлением прошлого опыта человека (на основе свободных ассоциаций и других приемов), как непригодного для изучения психических процессов у детей. Вместо этого он обратился к методу систематического наблюдения за реальным поведением детей и лонгитюдному прослеживанию прямых и косвенных последствий, к которым ведет конкретное травматическое событие, — достаточно продолжительная разлука маленького ребенка с матерью или лишение ее. Более того, в отличие от представителей психоанализа, Боулби не стал ограничиваться изучением развития связи ребенка с матерью только лишь у человека, но, опираясь на этологию, систематизировал огромный филогенетический материал, показывающий развитие отношений между детенышами и родителями у многих видов животных, находящихся на разных ступенях эволюции, в том числе особенно подробно у приматов — макака-резусов, бабуинов, шимпанзе и горилл. Таким образом, тщательное описание онтогенетических стадий развития привязанности ребенка (в IV части книги) Боулби предваряет «выстраиванием» целого ряда филогенетических «предшественников» этого поведения, — методологический ход, который свидетельствует о глубокой приверженности Боулби принципу развития.

Анализ филогенетических предпосылок привязанности (II и III части книги) Боулби начинает с особенностей организации инстинктивного поведения, варьирующегося от простейших фиксированных действий, подобных элементарным рефлексам, до весьма сложных паттернов, построенных на основе иерархии планов и подпланов разного уровня. При этом Боулби отказался от традиционного понимания инстинктивного поведения как слишком противоречивого и не определенного. Используя перенесенное из кибернетики понятие «система управления» и принцип саморегуляции, Боулби построил новую модель инстинктивного поведения, в которой у наиболее сложных видов животных оно вовсе не является «слепым» и жестко стереотипным. Напротив, выражаясь языком Боулби, инстинктивное поведение в той или иной степени «целекорректируемо», т.е. способно подстраиваться к конкретным условиям среды и гибко изменяться в процессе достижения цели, что обеспечивает высокую адаптированность к среде высших видов животных. Регуляторные функции сложных систем управления поведением, например, исследовательским, родительским, пищевым и др., опираются на когнитивные карты и/или «рабочие модели» («working models») — средства, отображающие как окружающую среду, так и собственные действия индивида. Заметим, что понятие «рабочая модель», по сути дела, означающее не что иное, как систему образов и представлений о внешней и внутренней среде (кстати, заимствованное Боулби из работ биолога Крейка[14] и не лучшим образом звучащее в таких, например, выражениях, как «рабочая модель матери» и др.), поразительно сходно с понятием «поле образа», разработанным в 1960-х гг. в теории П.Я. Гальперина об ориентировочной деятельности субъекта[15] (как, впрочем, чрезвычайно сходна критика, высказанная этими очень разными и никак не связанными между собой учеными в адрес традиционной теории инстинкта[16].

Таким образом, в концепции Боулби место фрейдовского понятия «влечение» («инстинкт») заняли «системы управления поведением», действующие на основе принципов регуляции разного уровня сложности. В силу этого Боулби уделяет большое внимание тому, каким образом происходит активация определенной системы управления поведением и последующее прекращение ее действия, рассматривает в этом процессе роль внешних и/или внутренних стимулов, которые фиксируются посредством механизмов запечатления во время сензитивных периодов в процессе развития животного на ранних этапах онтогенеза.

С этой точки зрения привязанность, наблюдаемую у детенышей многих видов млекопитающих и птиц, Боулби выделяет из общего репертуара поведения как совершенно особый его вид, специфика которого в обеспечении им близости или физического контакта с родительской особью (обычно матерью). Биологическая функция поведения привязанности диктуется потребностью беспомощного детеныша в защите от опасностей окружающего мира и не может (как это считалось в психоанализе в отношении человеческого младенца) трактоваться в качестве явления, просто сопутствующего процессу удовлетворения физиологических потребностей малыша (питания и др.).

Боулби считал, что существуют некие врожденные компоненты той специфической системы регуляции поведением, которая с самого начала направляет активность младенца по отношению к взрослому. Однако процесс становления поведения привязанности у ребенка весьма длителен и проходит четыре стадии: 1) начальной ориентировки и неизбирательной адресации сигналов любому лицу (слежение глазами, цепляние, улыбка, лепет), 2) выделения и сосредоточения на определенном лице, 3) использования взрослого (обычно матери) в качестве «надежной базы» для исследовательского поведения (по выражению М. Эйнсворт) и источника, дающего чувство защищенности и наконец, 4) гибко регулируемого (целекорректируемого) партнерства на третьем году жизни. В книге Боулби большое место уделено подробному описанию особенностей каждой стадии, а также условий, влияющих на проявления привязанности ребенка и выбор им основных и второстепенных лиц, к которым формируется привязанность, и многим другим ее аспектам.

Поиск младенцем защитной близости и контакта со взрослым резко активизируется в ситуациях опасности, тревоги или разного рода дискомфорта (боли, холода и т.д.): здесь взрослый становится источником успокоения и чувства защищенности, наличие которого позволяет ребенку активно осваивать полный новизны и разнообразия окружающий мир. Таким образом, теория Боулби раскрывает привязанность к матери одновременно и как определенное активное поведение ребенка, и как эмоциональную связь с ней. Тяжелые страдания малыша, разлученного с матерью, объясняются, по мнению Боулби, активированным состоянием его внутренней системы регуляции поведения привязанности и отсутствием привычных стимулов, прекращающих ее действие (контакт с матерью). В этих условиях у ребенка возникает состояние острой дезадаптации, когда угнетаются все другие формы поведения, а в результате даже при самом хорошем уходе со стороны чужих для ребенка лиц он теряет интерес к окружающему, плохо ест и спит, испытывает тревогу, отчаяние или апатию, легко заболевает. Предложенная Боулби концепция привязанности позволила «реабилитировать» то чрезвычайно требовательное поведение малышей (в отношении присутствия матери), которое нередко воспринимается недостаточно опытными родителями как каприз и результат неправильного воспитания, когда ребенка просто «приучили цепляться за мать».

Необходимо подчеркнуть, что, несмотря на теоретическую направленность книги Боулби, для нее характерна исключительная информационная насыщенность. Читатель найдет в этой работе не только уникальное по своей полноте описание основных стадий развития привязанности в первые годы жизни ребенка, но и детальный анализ особенностей конкретных форм поведения, с помощью которых реализуется привязанность ребенка к матери, — ориентировочной и сигнальной активности младенца (плача, улыбки, лепета и жестов), его следования за матерью, цепляния и др. Например, рассматривая особенности реакции сосания, Боулби устанавливает, что она имеет две разные формы: помимо той, которая связана с получением младенцем пищи, имеется еще одна, составляющая неотъемлемую часть поведения привязанности, — направленная на достижение близости и физического контакта с матерью.

Естественно, что особое место в работе Боулби отведено анализу форм материнского поведения и их влияния на становление взаимодействия пары ребенок-мать. На основе накопленных фактических данных Боулби вносит принципиально важное уточнение относительно понимания психологического содержания роли матери, заботящейся о ребенке: наиболее важным компонентом материнского ухода является внимание к сигналам, подаваемым ребенком, и общение с ним (social interaction), а не сам по себе повседневный уход. Вместе с Эйнсворт он подчеркивает, что обычно используемое понятие «материнский уход и забота» является слишком широким и позволяет толковать его как главным образом обслуживание органических потребностей ребенка. Между тем избирательный характер проявлений привязанности младенца недвусмысленно показывает, что он явно предпочитает тех лиц, которые не просто ухаживают за ним, но вступают с ним в активное и эмоциональное взаимодействие — привлекают внимание, ласково разговаривают, улыбаются, играют. В качестве главных факторов формирования привязанности ребенка к матери, согласно Боулби, выступают, во-первых, чуткость ее реагирования на подаваемые ребенком сигналы и, во-вторых, частота и длительность реального взаимодействия с младенцем: «Матери, чьи дети имеют наиболее надежную привязанность к ним, отличаются тем, что реагируют ... немедленно и ... взаимодействуют со своими детьми — к их обоюдному удовольствию» (с. 351).

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39


Джон Боулби Теория Приложений - StudiousGuy

Джон Боулби:

  • Британский детский психиатр и психоаналитик.
  • Первый теоретик привязанности, который описал привязанность как «длительную психологическую связанность ч / б людей». Он дал знаменитую теорию, известную как «Теория привязанности Джона Боулби», которая обсуждается ниже.
  • Считается, что самые ранние связи, образованные детьми с их опекунами, оказывают огромное влияние, которое сохраняется на протяжении всей жизни.
  • По его словам, привязанность стремится удерживать младенца рядом с матерью, что в конечном итоге повышает шансы ребенка на выживание.

☆ Что такое вложение?

Сильный и нежный галстук, который у нас есть, с особыми людьми в нашей жизни, доставляет нам удовольствие всякий раз, когда мы общаемся с ними, и дает ощущение комфорта во время стресса.

С точки зрения психоанализа и поведения, кормление можно рассматривать как центральный контекст, в котором у опекуна и детей развивается привязанность.

☆ Теория вложений

Первые отношения ребенка - это любовные отношения, которые окажут глубокое вечное влияние на психическое развитие человека.

  • Матери (опекуны), которые доступны и отзывчивы, создают у детей чувство безопасности, чтобы они знали, что опекун надежен, создавая надежную основу для изучения мира детьми.
  • Вложения должны создать хорошую основу для формирования других безопасных отношений.
☆ Компоненты навесного оборудования
  • Safe Haven : ребенок может вернуться к воспитателю для утешения и успокоения, когда ребенок чувствует угрозу или страх.
  • Безопасная база : смотритель обеспечивает безопасную и надежную базу для ребенка, чтобы исследовать мир.
  • Техническое обслуживание на расстоянии : ребенок старается оставаться рядом с воспитателем, что обеспечивает безопасность.
  • Разлука : ребенок расстроится и расстроится во время разлуки с опекуном.

E ЭТОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ БОЛБИ

  • Этологическая теория привязанности признает эмоциональную связь ребенка с опекуном как развитую реакцию, способствующую выживанию.
  • Джон Боулби выдвинул эту идею для связи с ребенком, ухаживающим за ребенком.
  • Он сохранил идею психоаналитика о том, что качество привязанности к лицу, осуществляющему уход, имеет глубокое значение для безопасности ребенка и его способности устанавливать доверительные отношения. Он сказал: «Кормление - это не основа для прикрепления».
  • Центральная тема этой теории заключается в том, что матери, которые доступны и реагируют на потребности своего ребенка, создают чувство безопасности среди их детей. Знание надёжности воспитателя создает для него надежную базу для последующего изучения мира.
☆ 4 ЭТАПА РАЗВИТИЯ НАВЕСНОГО ОБОРУДОВАНИЯ

Дети рождаются с такими поведениями, как плач, лепет и смех, чтобы привлечь внимание взрослых, а с другой стороны, взрослые запрограммированы биологически реагировать на их сигналы.

Он рассматривал первые 3 года как наиболее чувствительный период для привязанности.

Согласно Боулби, следующие 4 фазы привязанности:

  • Фаза перед прикреплением (рождение - 6 недель)
  • Фаза «Привязанность в создании» (6 недель - от 6 до 8 месяцев)
  • Фаза прикрепления Clear Cut (от 6-8 месяцев до 18 месяцев - 2 года)
  • Формирование взаимных отношений (18 месяцев - 2 года и далее)

1. ФАЗА ПОДГОТОВКИ (РОЖДЕНИЕ -6 НЕДЕЛЕЙ)

  • Врожденные сигналы привлекают попечителя (хватая, глядя, плача, улыбаясь, глядя в глаза взрослого).
  • Когда ребенок отвечает положительно, воспитатели остаются рядом.
  • Взрослые поощряют младенцев оставаться рядом, так как им это удобно.
  • Дети узнают аромат матери, голос и лицо.
  • Они еще не привязаны к матери и не прочь остаться с незнакомыми взрослыми, так как не боятся незнакомцев.

2. ФАЗА «НАВЕСНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ» (6 недель - от 6 до 8 месяцев)

  • Младенцы по-разному реагируют на знакомых по уходу, чем на незнакомцев.Ребенок будет больше улыбаться матери и лепетать ей, и будет становиться спокойнее быстрее, когда мать его выберет.
  • Ребенок узнает, что его действия влияют на поведение окружающих.
  • У них, как правило, развивается «Чувство доверия», когда они ожидают ответ опекуна при получении сигнала.
  • Они не протестуют, когда их разлучают с опекуном.

3. ФАЗА ПРИКЛЮЧЕНИЯ «ЧИСТАЯ РЕЗКА» (от 6-8 месяцев до 18 месяцев -2 года)

  • Привязанность к знакомому воспитателю становится очевидной.
  • Дети проявляют «чувство разлуки» и расстраиваются, когда взрослый, на которого они полагаются, покидает их.
  • Это беспокойство увеличивается ч / б 6-15 месяцев, и его возникновение зависит от темперамента и контекста младенца и поведения взрослого.
  • У ребенка могут появиться признаки дистресса, если мать уйдет, но благодаря поддерживающему и чувствительному характеру опекуна эта тревога может быть уменьшена.

4. ФОРМИРОВАНИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ (18 месяцев - 2 года и далее)

Благодаря быстрому росту репрезентативности и языковой активности к 2 годам малыш может понять несколько факторов, влияющих на приход и уход родителей, и может предсказать их возвращение.Таким образом, ведущие к снижению разделения протестов.

  • Ребенок может договориться с опекуном, чтобы изменить его / ее цели с помощью запросов и убеждений.
  • Ребенок зависит меньше от опекуна вместе с возрастом.

☆ СТИЛИ ПРИЛОЖЕНИЯ

  • Безопасное вложение
  • Avoidant Attachment
  • Сопротивление
  • Дезорганизованное / дезориентированное вложение

→ СИЛЬНЫЕ СТОРОНЫ

  • Доминирующее объяснение того, почему развивается привязанность и как?
  • Боулби предполагает, что привязанность развивалась как помощь выживанию.Если это правда, то привязанность и забота о поведении должны быть универсальными во всех культурах независимо от различий в практике воспитания детей.

→ СЛАБЫЕ СТОРОНЫ

  • Эволюционные идеи очень трудно проверить, а также трудно доказать или опровергнуть.
  • Теория привязанности Боулби фокусируется на роли матери. Существуют свидетельства того, что в семьях с двумя родителями качество привязанности отца также может оказывать большое влияние на поведение и развитие ребенка.
,

Теория привязанности Боулби

Пояснения> Психоанализ > Статьи > Теория привязанности Боулби

Запрограммирован на прикрепление | Опекун отношения | Ментальные модели | Ну и что?

Джон Боулби (1907 - 1990) был психотерапевтом, который нашел большое значение в привязанности ребенка к опекуну.Он разработал теорию о том, как это повлияло на растущего ребенка и, следовательно, на жизнь взрослого.

Запрограммировано на присоединение

Благодаря изучению биологических доказательств, таких как исследование Лоренца (1935) импринтинг, Боулби пришел к выводу, что у детей есть заранее запрограммированное желание прикрепить сами к своему опекуну.

Эта тенденция привязываться к другим продолжается и в нашей взрослой жизни и дружба и брак все связаны с теми ранними днями опекуна крепление.

Монотропия

Ребенок не только ищет привязанности, он привязан только к одному опекуну, обычно мама. Эта привязанность один к одному называется «монотропией».

В соответствии с этим, матери также имеют инстинкт, чтобы присоединиться к детка. Если мать недоступна, отец или другие родственники могут вмешаться, в этом случае они могут иметь менее естественную мотивацию в предоставлении соответствующих привязанность к ребенку.

Напряжение и комфорт

Операция инстинктов вокруг привязанности заключается в том, что ребенок чувствует внутреннее напряжение, которое подталкивает их к действиям, которые уменьшают их напряжение.Когда они Достигнув своей цели, они испытывают чувство комфорта. Таким образом, комфорт и Утешение играет значительную роль в модели привязанности.

Во взрослой жизни, тесная привязанность обеспечивает комфорт, и несчастные люди часто ищут физического контакта. Обниматься и обниматься являются общими ритуалами, которые обеспечить комфорт через привязанность.

вызвано страхом

Привязанность также вызывается страхом, например, когда ребенок напуган, он увеличит привязанность со своим опекуном и двинется к ним в поисках комфорта.

С эволюционной точки зрения страх - это реакция на опасность и стремление привязанность ведет ребенка к своему опекуну.

Отношения по уходу за ребенком

Согласно Боулби, ранняя привязанность между младенцем и опекуном существенный.

Гипотеза материнского лишения

Если вложение не удается установить или каким-либо образом ломается, существует серьезные негативные последствия для душевного состояния ребенка в будущее.Это называется Гипотеза лишения матери .

Ключевой период

Прикрепление должно начинаться сразу после рождения и может быть непоправимо повреждено, если оно не взялся за первый год.

Также важно, чтобы заботливые отношения поддерживались от двух до три года, без повреждений или перерывов в уходе в течение этого периода. Там есть также продолжительный период риска повреждения до пятилетнего возраста.

Дальнейшие исследования показали, что у детей формируются более отчетливые привязанности вокруг возраст восемь месяцев.Другая работа расширила беспокойство по поводу привязанности к другие значимые люди.

Воздействие

Долгосрочные последствия материнской депривации включают в себя:

  • Повышенная агрессия
  • Увеличение преступности
  • Большая вероятность депрессии
  • Пониженный интеллект
  • Ласковая психопатия

В своем исследовании «44 вора» Боулби изучил 44 подростка-вора-правонарушителя.Он обнаружил, что более половины из них были отделены от своих матерей для дольше шести месяцев в течение первых пяти лет.

Ментальные модели

Есть три психических модели, которые строит ребенок, на которые влияет успех крепление.

Доверие

Если ребенок надежно привязан, то они поверят, что другие как правило, заслуживает доверия.

Если привязанность не удается, ребенок узнает, что люди в основном ненадежный и будет вести подозрительную жизнь.

Самооценка

Если ребенок надежно привязан, то у него будет здоровое чувство самооценка, зная их важность и права в мире.

Если привязанность не удалась, они будут считать себя недостойными и, следовательно, будут склонны ставить себя ниже других людей, считая себя низшими.

Относительно

Надежно привязанному ребенку будет легче общаться с другими. Уверенный в своих первых отношениях им будет легче общаться с другими.

Если вложение не удается, то это усложнит для ребенок, чтобы сформировать другие привязанности и отношения, следовательно, будет небезопасным и сложно.

Если вы являетесь родителем, убедитесь, что ваш ребенок надежно прикреплен. Если ты работая с другими людьми, обратите внимание, как они ведут себя в отношении доверия и отношений и возможно заключить возможные проблемы с вложениями.

Привязанность важна во взрослом возрасте, и многие люди могут иметь элементы вопрос привязанности остался с детства.Боулби дает довольно бинарный вид на то, чтобы быть надежно или не надежно прикреплен. Там, вероятно, много этапов между этими крайностями.

См. Также

теория привязанности, Психоанализ и траур, Стиль крепления

Боулби, J. (1951). Уход за матерями и психическое здоровье . Мир Здоровья Организация Монография.

Боулби, J. (1953). Уход за детьми и Рост любви .Лондон: Пингвин Книги.

Боулби, J. (1969). приложение и потеря. Нью-Йорк: основные книги.

Боулби, J. (1980). Потеря: печаль и депрессия . Лондон: Хогарт Пресс.

Лоренц, К. (1935). Der Kumpan in der Umwelt des Vogels. Der Artgenosse als auslsendes Moment sozialer Verhaltensweisen. Журнал "Орнитология" 83, 137–215, 289–413.

теория привязанности - Мир психолога

теория привязанности

Теория привязанности является концепцией в психологии развития, которая касается важности «привязанности» в отношении личного развития. В частности, он утверждает, что способность индивидуума формировать эмоциональную и физическую «привязанность» к другому человеку дает чувство стабильности и безопасности, необходимое для того, чтобы рисковать, разветвляться, расти, расти и развиваться как личность. Естественно, теория привязанности - это широкая идея со многими выражениями, и лучшее понимание ее можно получить, посмотрев на несколько из этих выражений по очереди.

Джон Боулби

Психолог Джон Боулби был первым, кто придумал этот термин. Его работа в конце 60-х годов создала прецедент, согласно которому развитие детства в значительной степени зависит от способности ребенка формировать прочные отношения с «хотя бы одним основным попечителем». Вообще говоря, это один из родителей.

Исследования Боулби в области развития и развития детей привели его к выводу, что сильная привязанность к лицу, обеспечивающему уход, обеспечивает необходимое чувство безопасности и основательности.Без таких отношений Боулби обнаружил, что большая часть энергии развития расходуется на поиски стабильности и безопасности. В общем, те, у кого нет таких привязанностей, боятся и менее охотно ищут и учатся на новом опыте. В отличие от этого, ребенок с сильной привязанностью к родителю знает, что у него есть, так сказать, «резервная копия», и, таким образом, склонен быть более предприимчивым и стремиться получить новый опыт (который, конечно, жизненно важен для обучения и развития).

Здесь есть некоторая основа в наблюдательной психологии.Ребенок, который сильно привязан к лицу, осуществляющему уход, удовлетворяет и учитывает несколько своих самых неотложных потребностей. Следовательно, они могут проводить гораздо больше времени, наблюдая и взаимодействуя с окружающей средой. Таким образом, их развитие облегчается.

Для Боулби роль родителя как опекуна со временем возрастает, чтобы удовлетворить особые потребности привязанного ребенка. На раннем этапе эта роль должна быть закреплена и обеспечивать постоянную поддержку и безопасность в годы становления.Позже эта роль станет доступной, поскольку ребенок нуждается в периодической помощи во время своих экскурсий во внешний мир. 1

Мэри Эйнсворт

Мэри Эйнсворт разработала многие идеи, изложенные Боулби в своих исследованиях. В частности, она определила существование того, что она называет «поведением привязанности», примерами поведения, которые демонстрируют незащищенные дети в надежде установить или восстановить привязанность к отсутствующему в настоящее время воспитателю.Поскольку такое поведение встречается у детей единообразно, это убедительный аргумент в пользу существования «врожденного» или инстинктивного поведения у человеческого животного.

Исследование проводилось путем изучения широкого круга детей с различной степенью привязанности к родителям или опекунам от сильных и здоровых привязанностей до слабых и слабых связей. Затем дети были отделены от своих опекунов, и их ответы были соблюдены. Дети с сильной привязанностью были относительно спокойны, и казалось, что они уверены, что их опекуны скоро вернутся, тогда как дети со слабой привязанностью будут плакать и демонстрировать большие страдания, когда их вернут родителям.

Позже в том же исследовании дети подвергались преднамеренно стрессовым ситуациям, во время которых почти все они начали демонстрировать особые виды поведения, которые были эффективны в привлечении внимания их опекунов - яркий пример поведения привязанности. 2

Хазан и Бритва

Ранее одним из основных ограничений теории привязанности было то, что она действительно изучалась только в контексте детей младшего возраста. В то время как исследования детей часто играют важную роль в области психологии развития, в идеале эта область должна быть направлена ​​на развитие всего человеческого организма, включая этап взрослой жизни.В 1980-х Синди Хазан и Филлип Шейвер смогли привлечь к себе много внимания, когда обратили теорию привязанности на отношения взрослых. 3

В своих исследованиях они смотрели на несколько пар, изучали природу привязанностей между ними, а затем наблюдали, как эти пары реагировали на различные стрессоры и раздражители. В случае взрослых кажется, что сильная привязанность все еще очень важна. Например, в случаях, когда у взрослых была слабая привязанность, были чувства неадекватности и отсутствия близости со стороны обеих сторон.Когда вложения были слишком сильными, возникали проблемы с взаимозависимостью. Отношения функционировали лучше всего, когда обеим сторонам удалось сбалансировать близость с независимостью. Как и в случае с развивающимися детьми, идеальная ситуация казалась привязанностью, которая функционировала как надежная основа для общения и получения опыта в мире.

Критика Теории Привязанности

Одна из наиболее распространенных критических замечаний теории привязанности заключается в том, что незападные общества склонны приводить убедительные контрпримеры.Например, в Папуа-Новой Гвинее или Уганде идея о том, что ребенок тесно связан с лицом, осуществляющим уход, несколько чужда, и обязанности по воспитанию детей более равномерно распределены среди более широкой группы людей. Тем не менее, создаются «хорошо приспособленные» члены общества, что указывает на то, что, по крайней мере, в этих обществах действует какой-то другой механизм вместо привязанностей, которые так необходимы западным детям.

Оценка
  • Теория привязанности утверждает, что сильная эмоциональная и физическая привязанность по крайней мере к одному первичному лицу, осуществляющему уход, имеет решающее значение для развития личности.
  • Джон Боулби впервые ввел этот термин в результате своих исследований, связанных с психологией развития детей из разных слоев общества.
  • Мэри Эйнсворт провела это исследование, обнаружив существование «поведения привязанности» - поведения, проявляющегося с целью создания привязанности во времена, когда ребенок испытывает растерянность или стресс.
  • Хазан и Шейвер (1987) использовали «Викторину любви», чтобы продемонстрировать применимость теории привязанности к взрослым романтическим отношениям.
  • Теория привязанности оказала глубокое влияние на политику по уходу за детьми, а также на принципы базовой клинической практики для детей.
  • Критики теории привязанности указывают на отсутствие родительской привязанности во многих незападных обществах.
Отзывы
  1. Боулби, Джон. вложения и потери . 1969.
  2. Айнсворт, М. «Младенчество в Уганде: забота о детях и рост любви». Балтимор: издательство Университета Джона Хопкинса, 1967.
  3. Hazan, C. & Shaver, P. «Привязанность как организационная основа для исследования близких отношений». Психологическое расследование . 5 1-22, 1994.
,
ТЕОРИЯ ПРИЛОЖЕНИЯ ДЖОНА БОУЛБИ, Введение в теорию привязанности Джона Боулби, Социальное поведение ребенка

ТЕОРИЯ ПРИЛОЖЕНИЯ ДЖОНА БОУЛБИ

В результате освоения данной темы студент должен:

знать

• Понятие привязанности и его влияние на развитие Дж. Боулби;

• Типы навесного оборудования и их характеристики;

• влияние типа привязанности на дальнейшее развитие человека;

сможет

• Проанализируйте поведение ребенка с точки зрения типа показанной привязанности;

владеют

• Навыки анализа практического применения теории J.Боулби.

Введение в теорию привязанности Джона Боулби

Английский психиатр и психоаналитик Джон Боулби, создавая свою теорию, исходил из психоанализа Фрейда и поэтому обратил особое внимание на первые годы жизни человека, когда мать и ребенок находятся в особом взаимодействии, которое во многом определяет дальнейшее развитие ребенка. Однако, если, с точки зрения З. Фрейда, ребенок направлен на мать как на источник удовлетворения его потребностей, то J.Боулби считал, что уже в таком раннем возрасте у ребенка есть все предпосылки для включения в общественную жизнь.

Социальное поведение ребенка

По словам Дж. Боулби, дети очень зависят от взрослых и поэтому должны иметь специальные поведенческие механизмы, которые гарантировали бы присутствие опекуна.

Такое поведение характерно для маленьких детей, потому что в подростковом возрасте происходит резкая переориентация ребенка: если ребенок нацелен на близкого взрослого и зависит от него (и поэтому боится всего нового), то для подростка особенный притяжение дается незнакомому объекту.

Для маленького ребенка отъезд родителей - катастрофическое событие - это прямая угроза жизни. Поведенческие механизмы, направленные на удержание взрослого, включают плач, улыбку, цепляние, сосание и следование. На самом деле, ребенок уже родился с набором способов, которые позволяют ему привлекать внимание взрослого. Однако только в конце первого года жизни этот набор трансформируется в систему привязки, которая связывает параметр близости с безопасностью. Первоначально Дж. Боулби предполагал, что этот механизм срабатывает в ситуации угрозы (опасности) и перестает функционировать в случае, если ситуация рассматривается как безопасная.Действие механизма определяет поведение привязанности. Каждый ребенок оценивает каждую ситуацию с точки зрения наличия в ней чего-то интересного, привлекательного и, наоборот, пугающего. В случае, когда окружающая среда воспринимается ребенком как интересная и не вызывает у него страха, потребность в близости со взрослым, к которому она привязана, уменьшается, и ребенок спокойно проводит исследование. Если обстановка кажется пугающей, зрительный контакт больше не может удовлетворить ребенка, и ему нужна близость со взрослым.Наибольший интерес представляют ситуации, в которых ребенок, с одной стороны, интересуется ситуацией, а с другой - страхом. В этом случае малыш обращается к взрослому в качестве источника информации. Сторонники теории привязанности полагают, что именно феномен эго лежит в основе феномена социальной референтности. В своих работах Дж. Боулби пытался объяснить причины беспокойства у ребенка из-за даже кратковременного отсутствия матери, а также описать особые процессы, которые отбирают сигналы, запускающие поведение привязанности.

Джон Боулби утверждал, что на первых порах социальные реакции малышей не отличаются разборчивостью. Таким образом, дети будут улыбаться любому человеку или плакать о заботе любого человека. Однако в возрасте от трех до шести месяцев дети сужают фокус своих реакций на нескольких знакомых людей, формируют явное предпочтение одному человеку (фигура привязанности) и затем начинают относиться с подозрением к незнакомым людям. Вскоре дети становятся более мобильными и, как следствие, активно борются за сохранение главной фигуры привязанности.

тематических картинок

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *