Амбивалентная привязанность: Амбивалентный тип ненадежной привязанности | Психолог Александра Павловская – Теория привязанности — Википедия

Амбивалентная привязанность: Амбивалентный тип ненадежной привязанности | Психолог Александра Павловская – Теория привязанности — Википедия

Амбивалентный тип ненадежной привязанности | Психолог Александра Павловская

Вася соскучился по Маше, он рад ее видеть, он «голоден» по любви и вниманию и он начинает критиковать, агрессировать, всячески «кусать» Машу.

В какой-то момент она или проявляет агрессию к нему в ответ, и тогда он немного успокаивается, как будто бы получив подтверждение того, что его заметили и ценят.

Либо, в большинстве случаев, Маша уходит. Вася страдает и агрессирует еще больше.

Что происходит? Почему Вася так себя ведет? Как это сказывается на его отношениях?

Давайте попробуем разобраться более детально.

Основные стили привязанностей ребенок получает в детском возрасте.

Это как колея, дорога для отношений и чувств, которую прокладывают для него мама и папа, дедушка и бабушка.

Значимые взрослые передают малышу то, что умеют делать сами. Он вырастает, и у него в наборе « по умолчанию» оказывается несколько привычных типов поведения с близкими людьми.

Амбивалентный тип привязанности – это когда человек выражает негатив, критику, обесценивает и кошмарит того, в ком он нуждается.

«Бьет, значит любит» и «утонешь, домой не приходи» — яркие иллюстрации амбивалентного (противоречащего импульсу) отношения к значимому человеку.

Какой человек заинтересуется и останется в предложенном стиле отношений?

Тот, у кого достаточно выражен мазохистический радикал.

Тот, кто очень низко ценит себя: кому еще я нужна кроме него?

Тот, кого вырастили как нарциссическое расширение родителя с аналогичным стилем привязанности.

Тот, кто не будет участвовать в отношениях эмоционально, а продолжит в них оставаться ради какой-то своей выгоды, по необходимости.

Если описанные типы личности не являются мечтой для человека с амбивалентным типом привязанности, то у него есть выбор:

— оставаться в одиночестве,

— менять свои представления о том,  с кем он хочет быть в отношениях (сильно снижать свои притязания),

— менять свой привычный стиль близких отношений.

Если вы узнали себя как человека с амбивалентным типом привязанности, то, наверное, легко ответите на вопрос: от кого вы ему научились?

Кто так же себя вел: мама? Папа? Любимый дед?

Теперь обратите внимание на его партнера – то есть, того человека, который терпел (или не терпел) негативное отношение к себе, обесценивание и вечное недовольство.

Как на ваш взгляд, какие причины были, чтобы оставаться в таком стиле отношений?

Хотите ли вы для себя партнера, который будет похож по некоторым личностным качествам на того, кто примет и выдержит негатив, недовольство, обесценивание, критику?

Если да – то каким дополнительным ресурсами нужно обладать, чтобы такого человека привлечь и удержать его интерес в отношениях?

Люди с амбивалентным (негативным) стилем привязанности, как правило, сами очень плохо относятся к любому недовольству в свой адрес.

Они хотят получать восторг, признание, любовь, поддержку, понимание, сочувствие и заботу.

Но не готовы ценить их, и тем более не желают искренне и открыто показывать свое теплое отношение к близкому человеку.

Теория привязанности и отношения, которые повторяются., Психотерапия – Гештальт Клуб

Привязанность — это психологическая модель поведения, которая описывает динамику отношений. Краткосрочных и долгосрочных. Имеет свои корни в прошлом опыте в детстве. Определяет возможность человека связываться с разными людьми и имеет разные виды.

Это одна из граней отношений, которая определяет, как люди реагируют на боль в них или при разлуке с любимым.

 

Привязанность к значимому взрослому в детстве — это то, что будет влиять на способность человека развивать базовое доверие к себе, миру и важным людям.

Английский психиатр и психоаналитик Джон Боулби первый, кто обнаружил в своих исследованиях важность для ребенка привязанности к взрослому, что дает возможность ему выжить и адаптироваться к миру. В присутствии отзывчивого и внимательного взрослого ребенок может на него опираться как на надежную базу и исследовать мир. Привязанность у ребенка формируется даже с холодными, отвергающими родителями таким образом, что он подстраивается. Разные факторы влияют на формирование различных паттернов привязанности.

Благодаря эксперименту психолога Мэри Эйнсворт — «Незнакомая ситуация», ей удалось выделить 4 основных способа привязанностей.

 

Безопасная (надежная) привязанность — это дети, которые могут положиться на значимых взрослых с уверенностью, что их потребности в близости, эмоциональной поддержке и защите будут удовлетворены.

У взрослых с таким типом привязанности много различных безопасных отношений. Это люди, которые могут строить близкие отношения. У них есть страхи, опасения, стыд и чувства, но уровень доверия к миру достаточно высокий, поэтому они могут с этим справляться. Они уверенны в себе, в своих отношениях и партнерах. И способны проверять страхи об мир и сохраняют способность к изменениям. Они чувствуют себя комфортно в близости, но остаются при этом независимыми. И балансируют между. Такие люди решают задачи высокого порядка, чем уровни безопасности.

В эксперименте — это дети, которые замечают, когда мама уходит, могут плакать, но отпускают и способны вступать в отношения с миром, играть с другими взрослыми. Когда мама возвращается — рады видеть. То есть позволяют маме уходить, принимают, когда возвращается, и повторно с ней связываются. Это самый опорный и здоровый способ привязанности.

 

2. Избегающая привязанность (тревожно-избегающая) — сформировалась в ответ на дистантность, холодность или отвержение матери.

Такие люди очень недоверчивы в отношениях. Могут говорить откровенно о себе и воспринимаются как открытые, контактные личности, но ощущение рядом с ними недосвязи. Прикосновения до конца невозможны. Если приближаться, они будут отдаляться. Не очень связываются с людьми. Это независимые, самодостаточные люди, которые могут сами со всем справляться и не нуждаются в близких отношениях.

Может быть пустота или стыд в месте привязанности. У них желание вообще не испытывать чувства. Боятся уязвимости и отвержения, поэтому всегда держат дистанцию.

Опыт в отношениях — лучше было бы в них не находиться. Это дети, которые поняли, что потребность в близости приводит к разочарованию, и стараются избегать ее.

Дети принимают такие решения, когда родители очень хотят поглотить, слишком опекали — хочется убежать. Или, наоборот, когда совсем не было отклика или реакции на их потребности, где сформировалась апатия к отношениям. Ребенок что-то просит в отношениях, а родители заняты другим. Дальше он не вступает в близкие отношениях, предпочитает не сливаться.

У таких людей нет безопасного ощущения в отношениях, есть страх поглощения.

В эксперименте у таких детей нет уверенности, что заботящийся человек включенный и доступный. Почти не плачут, когда мама уходит. Сами по себе играют. Когда мама приходит, они замечают, но продолжают играть. У таких детей нет движения к отношениям.

3. Амбивалентный вид привязанности (тревожно-устойчивый) — очень нуждаются в привязанности и связанности с другими. Формируется, когда ребенок не уверен, что мать будет рядом, когда она понадобиться. Не чувствует себя спокойно и в безопасности рядом с ней.

Такие люди могут очень стремительно приближаться и так же стремительно отдаляться. Нет середины. Испытывают и проверяют отношения на прочность.

Если вы винитесь перед таким человеком, они будут бить туда и проверять вас. Подтверждать свою теорию, что никто их не выдерживает.

Это пограничные люди — очень нуждаются в связанности, но так же сильно отталкивают, чтобы ты возвращался. Они провоцирует на прекращение отношений. Такие люди вырастают очень неуверенными в себе и в своих отношениях с другими людьми. Всегда ищут подтверждения взаимности, становясь чрезмерно зависимыми. Проявляют высокий уровень недовольства собой и партнером. Могут быть эмоционально экспрессивны, беспокойны и импульсивны в отношениях.

В эксперименте: когда мама уходит, такие дети плачут и очень тяжело переносят разлуку. У них слабый или отсутсвующий интерес к игре, не стремятся никуда, потому что не чувствуют себя в безопасности. Если их кто-то берет на ручки, начинают бить того, кто взял. Когда мама возвращается — они рады, что вернулась, но не принимают ее и не прощают, злятся. К игре не могут вернуться.

Ищут везде близость и привязанность, во всем мире, но делают так, что не могут построить отношения. Или так, что это невозможно. Страх быть поглощенным и отверженным одновременно.

 

4. Дезорганизующая привязанность — самый сложный тип привязанности, который связан с серьезными психологическими травмами. Такие люди на психотическом уровне организации строят отношения. Они делают нечто, что не будет вами осознанно и что не будет иметь вербального смысла, но будет менять вас. Это люди, которые в детстве испытали много насилия.

Которые наперед знали, как им подстроиться под взрослого. Если папа прийдет пьяный, они уже знают, что будет дальше, и заранее совершают какие-то действия. Это дети, которые научаются выживать и живут инстинктами. Очень чувствительны. Они знают любую вашу реакцию, что умолчали и имели ввиду. Люди, которые могут меня встретить с моей животной частью или поднимают ее во мне. Разоблачают, раздевают, и рядом с ними можно переживать ужас.

Они не могут выдержать контакта, потому что очень его чувствуют.

Любое приближение переживают как прикосновение к сочившейся ране.

В эксперименте, когда мама покидает, они всегда непредсказуемо откликаются на исчезновение. Могут выгибаться, биться об пол, замирать. Один и тот же ребенок, который ведет себя каждый раз непредсказуемо. Рептильный мозг говорит — БЕГИ ОТ. Лимбический — беги к маме, и эти два желания всегда разрывны.

Вид привязанности формируется с рождения до 5 лет. Особенно уязвим в паттернах до 3 лет. Способ связанности отображается и запоминается в теле, и дальше опыт воспроизводится на телесном уровне и повторяется каждый раз в отношениях. И мы по этим паттернам, знакомой схеме выстраиваем отношения с важными людьми.

Способы привязанности могут быть смешанными.

Несмотря на устойчивые, сформированные модели взаимоотношений, трансформировать привязанность можно, если меняются условия, среда, опыт вокруг и внутри. Это можно делать также с помощью долгосрочной терапии. Где есть возможность научиться выстраивать длительные отношения и здоровую привязанность.

 

Ребенок отличается от взрослого тем, что он не может выбирать и ему необходимо выжить. А взрослый может выбирать, менять свою среду существования, людей вокруг, трансформироваться внутри.

Невозможность выбора — это детское поведение, стабилизация на одном состоянии с авторитетным взрослым и, соответственно, привязанностью.

Во взрослом возрасте и в терапии можно работать над движением, поиском и обнаружением чего-то еще в мире. Не оставаться в стабильности. Но для этого необходим ресурс и опора.

Важно развивать базовую устойчивую привязанность, которая будет безопасной — это очень опорно. Например, в клиент-терапевтических отношениях. Где терапевт стабильный, безопасный, которому можно доверять. Или же вспомнить отношения или человека, который любил и поддерживал. Был рядом. Вспомнить его любящие глаза. Это могла быть бабушка/дедушка или тетя/дядя. Опираясь на эти отношения, поддержку, двигаться дальше и исследовать мир.

Дальше ищем ресурсы, вспоминаем все свои навыки, умения, сильные стороны, чтобы научиться доверять себе. Это дает способность опереться на себя и двигаться дальше к миру, наращиванию доверия к нему. Что приводит к возможности построить безопасные, стабильные отношения с другими людьми.
Менять свой привычный способ привязанности. 

Амбивалентный тип привязанности: что с этим делать

Мне нравится 86 0

22 Октября 2019

Тревожно-амбивалентный стиль привязанности у ребёнка формируется в семьях с периодическими вспышками гнева. Ребёнок не понимает, в какой момент ждать агрессии. Он не может положиться на поддержку родителей. Когда она нужна, её или нет, или она замещается ещё большим потоком ярости.

У детей такого типа привязанности часто появляются энурезы, энкопрезы и фобии. Дети демонстрируют высокий уровень тревожности. Ребёнок очень страдает от отсутствия взрослого, но при появлении чаще всего его отталкивает. Иногда дети с этим стилем привязанности словно приклеиваются ко взрослым, игнорируя появляющиеся интересы к играм или новым объектам в окружении.

Родитель то заласкивает ребёнка, то агрессивно нападает. Часто второго родителя нет или он не участвует в процессе воспитания.

При тревожно-амбивалентном типе привязанности дети теряют интерес к исследовательской деятельности, их любознательность стремительно угасает и с годами может абсолютно затухать. А потом мама такого ребёнка будет ругать его за отсутствие интереса к школе и обучению, который сами же родители и уничтожили в первые годы жизни. Нужно хорошо понимать, что любознательность и потребность в развитии не находятся под контролем ребёнка. Сколько бы вы его ни ругали, ни наказывали, без серьёзной работы с психологом он не справится. К сожалению, редко кто из родителей задаётся вопросом, куда делись природная любознательность ребёнка и его стремление всё исследовать.

При сложностях с обучением у детей с подобным стилем привязанности никто не пытается найти основную, глубинную причину потери биологической потребности к развитию. Поэтому ребёнок оказывается в своей тревоге и чувстве неполноценности под обстрелом недовольства родителей, учителей и детских насмешек. Тревога усиливается, блокируя остатки способностей к обучению и концентрации внимания.

Дети этого типа привязанности часто провоцируют родителей на агрессивный выпад. Любое внимание лучше никакого. Им будет бесконечно тревожно, но бессознательная часть снова и снова будет толкать на поступки, приводящие родителя в бешенство. Подростками такие дети будут усиленно протестовать. В глубине их сознания засело чувство «меня никто не любит, я никому не нужен». Они не способны думать о том, к чему приведет их поведение.

В такой ситуации есть только одно решение — родительская терапия. Яростные вспышки родителей влияют на характер ребёнка и самостоятельно с ними справиться невозможно. Это один из самых разрушительных способов общения с детьми. И вины мамы в этом нет. Есть необходимость долгой, болезненной терапии характера, чтобы остановить цепочку передачи такого типа взаимодействия из поколения в поколение.

Это непростой путь к самому себе, к гармонии в отношениях с самим собой и со своей семьёй.

Мне нравится 86 0

Комментировать

Теория привязанности. Почему мы строим отношения по одним и тем же схемам

Первым ученым, обнаружившим, что для ребенка жизненно важна привязанность к заботящемуся о нем взрослому, стал английский психиатр и психоаналитик Джон Боулби, заинтересовавшийся этологией — наукой о генетически обусловленном поведении животных и людей. Если абстрагироваться от всех сантиментов, связанных с детско-родительской любовью, становится понятно, что она несет важную функцию для выживания вида: будет очень хорошо, если родители не съедят или хотя бы не убьют собственное потомство, что требует некоторых дополнительных усилий со стороны природы (например, поэтому во время родов и в период кормления у женщины повышается уровень окситоцина, отвечающего за эмоциональную привязанность к ребенку).

Психоаналитики считали, что младенец поддерживает отношения с матерью просто ради удовлетворения физических нужд, Боулби же добавил к этому социальную составляющую. Привязанность к значимому взрослому — это полигон, на котором оттачивается способность завязывать социальные отношения и определяется степень базового доверия к миру. На это у ребенка есть примерно два года — в возрасте до двух месяцев младенцы улыбаются, лепечут и плачут, чтобы привлечь внимание любого взрослого, с двух до шести они учатся различать взрослых и выбирают среди них наиболее значимого, а после шести месяцев начинает формироваться устойчивая привязанность. Поскольку младенец чисто технически не может выйти из отношений с родителями, ему приходится адаптироваться к любому отношению со стороны взрослого, в том числе к холодности, отвержению или непредсказуемому поведению. Разделявшая идеи Боулби психолог Мэри Эйнсворт в 1960-х и 1970-х годах исследовала то, как этот опыт влияет на паттерны привязанности. Ее знаменитый эксперимент получил название «Незнакомая ситуация»: вначале за младенцами и их матерями наблюдали в домашних условиях, оценивая то, как мать реагирует на разные «позывные» со стороны ребенка. В возрасте от года до полутора лет малышей с матерями приглашали в специально оборудованную лабораторию, где моделировали разные ситуации: присутствие матери и разделение с ней, а также появление незнакомца. Исследователей интересовало, насколько ребенка будет тревожить отсутствие матери, насколько смело он будет готов исследовать новую ситуацию, как будет реагировать на чужого человека и последующее возвращение матери. По итогам Эйнсворт выделила четыре основных типа привязанности:

  • Надежный. Такие дети уверены, что мать может удовлетворить их потребности, и тянутся к ней за помощью при столкновении с чем-то неприятным. При этом они чувствуют себя достаточно защищенными, чтобы исследовать окружающую среду, понимая, что взрослые непременно придут на помощь в случае опасности. В будущем такой ребенок будет ценить любовь и доверие, но при этом останется достаточно самостоятельным и уверенным в себе.

  • Тревожно-устойчивый. Он формируется, когда ребенок не уверен, что мать или другой значимый взрослый будет рядом, когда он понадобится. Поэтому такие дети обостренно реагируют на разлуку, настороженно относятся к чужим и не очень готовы действовать самостоятельно, потому что не чувствуют себя в полной безопасности. Интересно, что у такого ребенка формируется неоднозначная реакция на возвращение матери: он и рад этому возвращению, и зол на то, что его бросили. Такие дети вырастают неуверенными в себе и в своих отношениях с другими людьми, часто они слишком сильно нуждаются в подтверждениях взаимности.

  • Тревожно-избегающий. Это самые независимые дети, которые не особенно расстраиваются из-за отсутствия матери. Такие младенцы рано столкнулись с холодом или отвержением со стороны опекающих взрослых. В отличие от предыдущего типа, здесь у ребенка не возникает избыточной потребности во внимании и заботе — наоборот, он перестает их ждать. Эти дети усваивают, что потребность в близости приводит к разочарованию, и стараются в дальнейшем обходиться без нее.

  • Дезорганизованный. Такие дети демонстрируют противоречивое поведение, они то тянутся к взрослым, то боятся, то бунтуют. Как правило, такой стиль поведения связан с серьезными психологическими травмами.

А что дальше?

Как показывают американские исследования (например, вот это), эти ранние типы привязанности влияют на формирование отношений со сверстниками. Если с ребенком не происходит ничего, рвущего сложившийся шаблон, эти модели поведения закрепляются. В 1980-х ученые Сидни Хазан и Филипп Шейвер зашли еще дальше и распространили теорию привязанности на взрослые романтические отношения — исходя из той логики, что гармоничные отношения в паре, так же как и отношения ребенка со значимым взрослым, — это безопасная база, которая помогает справляться с вызовами окружающей среды. У взрослых также выявили четыре типа привязанности, соответствующие детским моделям из классификации Мэри Эйнсворт.

Взрослые с надежным типом привязанности чаще других строят здоровые и сбалансированные романтические отношения. Они способны высоко ценить как себя, так и другого человека, формируют прочные связи, но остаются самодостаточными и не впадают в зависимость от партнера.

Тревожные недооценивают себя и переоценивают партнера, они часто склонны к созависимым отношениям и постоянно ищут подтверждения собственной значимости. К сожалению, такой стиль построения отношений в какой-то степени поощряется культурой: мы часто романтизируем всепоглощающую, жертвенную любовь, помещающую объект привязанности в центр Вселенной. С точки зрения психологов, такое «отношениецентричное» поведение — признак патологии, да и сам объект удушающей любви часто не в восторге от того, что стал чьим-то Вронским или Беатриче.

Избегающе-отвергающие — противоположность предыдущих: они считают себя самодостаточными и в идеа

ТИПЫ ПРИВЯЗАННОСТИ - привязанность к ребенку - запись пользователя Eлена (Ledesigner) в сообществе Психология в категории Библиотека. Статьи, очерки, полезная информация.

Типы привязанности были впервые исследованы и описаны в конце 1960- гг. американо-канадским психологом Мэри Эйнсворт в ходе эксперимента «Незнакомая ситуация». В течение 72 часов исследователи наблюдали за мамами и детьми первого года жизни у них дома, обращая особое внимание на стиль взаимодействия в системе мать-дитя. Затем в возрасте 12 месяцев их приглашали в лабораторию, где за детками наблюдали в ситуации разделения с мамой (мама и малыш заходили в комнату, где уже находился незнакомец, мама начинала играть с малышом, а потом выходила, на последнем этапе малыш вообще оставался в комнате один). М. Эйнсворт выделила несколько типов реакции малышей.

1. Безопасная (надежная) привязанность. Выражается в том, что с мамой ребенку хорошо, поскольку она чутко реагирует на его потребности и удовлетворяет их. Если мама уходит, малыш беспокоится, расстраивается, но потом достаточно легко отвлекается на игрушки и интересные занятия. Когда же мама возвращается – он кидается к ней на руки, быстро успокаивается, а затем продолжает свои дела. Это говорит о сильной потребности в близости с ней. Считается и подтверждается жизнью, что детки с «безопасной привязанностью» более активны, открыты, самостоятельны, интеллектуально развиты и верят в свои силы. Ведь у них вырабатывается чувство, что они защищены, у них есть надежный тыл («надежная база» - по выражению М. Эйнсворт). Они уверены в постоянстве и доступности родителя, поэтому могут расслабиться и исследовать окружающий мир.

Наиболее важный фактор для формирования надежной привязанности – эмоциональная доступность мамы, ее сензитивность, способность откликаться на сигналы малыша, устанавливать с ним зрительный контакт, синхронизировать действия, вести диалог. Большое значение имеют также личные качества мамы – уверенность в себе и правильности собственных действий (и способность не терять эту уверенность в трудных ситуациях), доверие к себе и людям, умение регулировать свое состояние, расставлять приоритеты, выстраивать отношения.

2. Амбивалентная (сопротивляющаяся) привязанность. Выражается в том, что даже в присутствии мамы малыш тревожен и не уверен в себе. Когда мама уходит, эта тревога повышается еще больше. Когда мама возвращается, малыш бежит к ней, но не для того, чтобы обнять, а чтобы выразить свою обиду – укусить, ударить. Поведение таких детишек все время двойственно. Они одновременно и отчаянно добиваются контакта, и сопротивляются ему. То ластятся, то сердито отталкивают родителя и сами страдают от этого. Такой тип привязанности формируется на фоне напряженности, непоследовательности, непредсказуемости мамы, которая то чрезмерно внимательна к ребенку, то игнорирует, то взрывается и обижает его, делая и то, и другое, и третье в зависимости от своего настроения, лишая тем самым ребенка возможности понять, можно ли на нее положиться, будет ли она рядом, если понадобится?

Взрослея, «амбивалентные» детки сохраняют внутреннюю тревожность и зависимость. Часто они чувствуют себя одинокими, никому ненужными. А иногда неосознанно «цепляют» родителей, стараясь раздражить их и спровоцировать на наказания, чтобы быть в центре внимания.

3. Избегающая привязанность. Выражается в том, что такие малыши выглядят очень уверенными и самостоятельными, но при этом их контакты с мамой редки, они их даже избегают. На уход и приход мамы они вообще никак не реагируют, оказываясь у нее на руках, отстраняются, как бы отрицая какие-либо чувства к ней. Эта безразличная, сдержанная, даже отвергающая манера («мне никто не нужен») – на самом деле способ защитить себя, попытка забыть о своей потребности в матери, которая – как выясняется – неотзывчива, нечувствительна и скупа на проявления любви. Мамы «избегающих» деток, как правило, редко берут их на руки, не выражают эмоций, часто оставляют на попечение других людей, активно вмешиваются в игры, говоря «что нужно» и «как правильно».

Вырастая, такие дети стремятся эмоционально отгородиться от «ранящего» мира, не могут поверить другим настолько, чтобы установить с ними близкие, доверительные отношения. Внешне они выглядят подчеркнуто независимыми, даже самонадеянными, однако глубоко внутри сильно неуверенны в себе. Их «черствость», эмоциональная недоступность, критичность, установка «никому нельзя доверять», неумение сострадать, раскрыться даже перед самыми близкими людьми – все та же защита, уходящая корнями в раннее детство. Они ведут себя так для того, чтобы никогда больше не испытывать запредельную боль отвержения.

4. Дезорганизованная привязанность. Ее еще называют «выжженная душа». Этот тип не был описан у Эйнсворт. Выражается в том, что при уходе матери ребенок застывает, а при ее возвращении убегает от нее. «Дезорганизованный» тип отношений характерен для детей, которых систематически бьют, над которыми издеваются. В таких семьях часто встречается крайне жёсткий, даже жестокий отец и слабая мать, неспособная защитить ребёнка. Либо такие дети растут у депрессивных матерей, которые большую часть времени вообще никак не реагируют на ребенка, а когда реагируют – то агрессивно. Детям с этим типом привязанности свойственны хаотические, непредсказуемые эмоции и реакции.

5. Симбиотическая привязанность (смешанный тип). Такие детки не отпускают мам от себя ни на шаг, постоянно привлекают к себе их внимание, проверяют включенность, заглядывают в глаза («а ты точно-точно меня любишь?»), очень болезненно реагируют на то, что мама отворачивается от них, общается с кем-то еще.
Симбиотическая привязанность формируется, как правило, в семьях с очень тревожными мамами, которые ориентируются на некие «правильные» представления о воспитании, стараются избежать ошибок и уверены в небезопасности окружающего мира. У них самих очень сильная сепарационная тревога и необходимость в постоянном подтверждении: только со мной моему малышу будет хорошо. Однако при этом на потребности ребенка они отвечают лишь при прямом зрительном контакте и выраженных сигналах в виде, например, плача. Дети у таких мам тоже вырастают тревожными. Им трудно отделиться от мамы и понять, кто они на самом деле.

Что здесь еще хотелось бы отметить? Сформированный в младенчестве тип привязанности – не вечный, он динамичен и может меняться в зависимости от различных факторов. Например, заботливая бабушка, внимательная, неравнодушная няня способны «развернуть» ребенка с избегающей привязанностью, дав ему опыт безопасной близости, доступности и тепла. И наоборот, надежный тип привязанности может по мере взросления ребенка приобретать черты амбивалентной или избегающей из-за травматичной разлуки с мамой, конфликтов в семье, разводов, многочисленных переездов или утраты близких родственников.
Тем не менее, это та основа, на которой затем происходит дальнейшее развитие психических процессов и личности ребенка.

Как я уже говорила, мы переносим сложившуюся модель привязанности на отношения с другими людьми. Т.е. чему научились в детстве, с тем и живем, то и воссоздаем – с партнерами, друзьями, детьми (продолжение следует).

Ирина Чеснова, http://chesnova.livejournal.com/104630.html

как установить ник в контакте

4 стиля привязанности у детей

Экология жизни. Дети: Именно благодаря формирующейся привязанности ребёнок приспосабливается к матери, к её реакциям, а у матери в ответ...

Исследования привязанности начались с теории Фрейда о любви, но отцом теории привязанности принято считать другого исследователя.

Джон Боулби, посвятив привязанности обширные исследования, охарактеризовал её как «устойчивую психологическую связь между людьми». В дополнение к этому он счёл, что привязанность имела важное значение для эволюции: она помогала  выжить.

«Склонность образовывать сильные эмоциональные связи с другими есть основной элемент человеческой природы» (Боулби, 1988).

Какой бывает привязанность у детей

Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

У младенца возникновению привязанности способствует врождённая необходимость связи с человеком, который обеспечивает удовлетворение его биологических потребностей в тепле, пище, физической защите.

Не менее важным для нормального развития ребёнка и его привязанностей является психологический комфорт, который формирует у ребёнка чувство защищённости и доверия к окружающему миру.

Таким образом, именно благодаря формирующейся привязанности ребёнок приспосабливается к матери, к её реакциям, а у матери в ответ на демонстрацию «отношенческой» активности младенца формируется устойчивая привязанность к нему с адекватным желанием заботиться о ребёнке.

Этот постулат описывает значимость зрелости материнского поведения, как основы формирования привязанности у ребёнка, что равноценно базису его психического здоровья.

Именно поэтому так важен опыт первого года жизни, он является определяющим для психологического, социального и личностного развития ребёнка на протяжении всей его дальнейшей жизни в результате закрепления чувства экзистенциальной безопасности и навыков решения сложных ситуаций и является основой психического здоровья растущей личности.

Ниже будут приведены основные стили привязанности, но важно оговориться, что стили привязанности, сформированные в детстве, не обязательно идентичны тем, что проявляются во взрослой жизни, здесь большую роль играет промежуточный опыт и то, каким он будет у человека.

4 стиля привязанности у детей

Надежный стиль

Дети с этим стилем привязанности обычно сильно расстраиваются, когда их покидают взрослые, и счастливы, когда те возвращаются. Когда они напуганы, то будут искать утешение именно у взрослых. Несмотря на то, что эти дети могут утешиться в присутствии других людей, они явно предпочитают родителей  незнакомым людям.

Родители детей с надёжным стилем привязанности, как правило, больше играют со своими детьми. Кроме того, эти родители более оперативно реагируют на потребности своих детей, чем родители детей с избегающим стилем.

Исследования показали, что дети с надёжным стилем менее разрушительны, менее агрессивны и проявляют большую зрелость, чем дети с тревожно-амбивалентным или избегающим стилем привязанности.

Взрослые с надёжным стилем привязанности имеют доверительные и долгосрочные отношения. Таких людей характеризуют высокая самооценка, наслаждение близкими отношениями, стремление к социальной поддержке и способность поделиться чувствами с другими людьми.

Тревожно-амбивалентный стиль

В процессе диагностики видно, как такие дети очень сильно огорчаются после ухода матери, а после её возвращения цепляются за нее, но практически сразу же её отталкивают.

В незнакомой ситуации эти младенцы держатся близко к матери, беспокоясь по поводу её местонахождения, при этом практически не занимаются исследованиями пространства.

Они приходят в крайнее волнение, когда мать покидает комнату, и проявляют заметную амбивалентность по отношению к ней, когда она возвращается (то приближаясь к ней, то сердито отталкивая её).

Амбивалентность взаимоотношений с матерью проявляется в том, что ребёнок постоянно демонстрирует двойственное отношение к близкому взрослому — «привязанность–отвержение» — попеременно, а иногда практически одновременно.

Часто такая форма поведения приобретает черты негативной невротической привязанности, когда ребёнок постоянно, но неосознанно «цепляет» родителей, стараясь раздражать их и провоцируя родителей на наказания, в поиске «суррогата» привязанности, эрзац-внимания: необходимости разрешать постоянно возникающие проблемы вследствие неадекватного поведения ребёнка.

Такой тип привязанности формируется в результате пренебрежительно-гиперопекающего типа воспитания.

Амбивалентный, тревожно-сопротивляющийся тип привязанности характерен для детей, чьи родители непоследовательны. Они то «заласкивают» ребёнка, то взрываются, обижают его, часто несправедливо наказывают, бьют, делая и то, и другое бурно и без объективных причин. Этим родители (преимущественно мать, так как отец часто в таких случаях либо отсутствует, либо не принимает участия в непосредственном воспитании ребёнка) лишают ребёнка возможности как понять родительское поведение и приспособиться к нему, так и осознать родительское отношение к себе.

Избегающий стиль

Дети с избегающим стилем привязанности стремятся избегать родителей и воспитателей. Это избегание часто особенно заметно после периода разлуки.

Эти дети не способны отказаться от внимания родителей, но и не ищут заботы или контакта.

Дети с избегающей привязанностью не оказывают предпочтения родителям перед совершенно незнакомым человеком.

В зрелом возрасте они, как правило, испытывают трудности с интимными и близкими отношений. Эти люди не вкладывают эмоции в отношения и мало огорчаются, когда они заканчиваются. Они часто избегают близости с помощью отговорки (например, работы) или могут фантазировать о других людях во время секса.

Исследования также показали, что взрослые с избегающим стилем привязанности более склонны к случайному сексу; они неспособны поддержать партнеров в стрессовых ситуациях, разделить с ними чувства, мысли и эмоции.

Дезорганизованный стиль

Дети с этим стилем привязанности выказывают отсутствие чёткой модели поведения. Их действия и ответы на поведение воспитателей часто непредсказуемы — они могут как избегать контакта, так и оказывать сопротивление. Эти дети часто смущены присутствием взрослого или выказывают опасение.

Мэйн и Соломон (1986) предположили, что фактором, определяющим формирование этого стиля привязанности может быть непоследовательность со стороны родителей, жестким воспитанием или физическими наказаниями.

Позже Мэйн и Гессе (1990) утверждали, что такие родители своим поведением вызывают в ребёнке страх и неуверенность: когда ребёнок чувствует одновременно заботу и угрозу со стороны родителей, он начинает путаться.

Вырастают такие дети во взрослых, которым не нужно, чтобы их любили, им нужно чтобы их боялись.опубликовано econet.ru. Если у вас возникли вопросы по этой теме, задайте их специалистам и читателям нашего проекта здесь.

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Типы привязанности, Психология – Гештальт Клуб

Типы привязанности были впервые исследованы и описаны в конце 1960 годов американо-канадским психологом Мэри Эйнсворт в ходе эксперимента "Незнакомая ситуация".

В течение 72 часов исследователи наблюдали за мамами и детьми первого года жизни у них дома, обращая особое внимание на стиль взаимодействия в системе мать-дитя. Затем в возрасте 12 месяцев их приглашали в лабораторию, где за детками наблюдали в ситуации разделения с мамой (мама и малыш заходили в комнату, где уже находился незнакомец, мама начинала играть с малышом, а потом выходила, на последнем этапе малыш вообще оставался в комнате один).

М. Эйнсворт выделила несколько типов реакции малышей.

1. Безопасная (надежная) привязанность. 

Выражается в том, что с мамой ребенку хорошо, поскольку она чутко реагирует на его потребности и удовлетворяет их. Если мама уходит, малыш беспокоится, расстраивается, но потом достаточно легко отвлекается на игрушки и интересные занятия. Когда же мама возвращается – он кидается к ней на руки, быстро успокаивается, а затем продолжает свои дела. Это говорит о сильной потребности в близости с ней. Считается и подтверждается жизнью, что детки с "безопасной привязанностью" более активны, открыты, самостоятельны, интеллектуально развиты и верят в свои силы. Ведь у них вырабатывается чувство, что они защищены, у них есть надежный тыл ("надежная база" – по выражению М. Эйнсворт). Они уверены в постоянстве и доступности родителя, поэтому могут расслабиться и исследовать окружающий мир.

Наиболее важный фактор для формирования надежной привязанности – эмоциональная доступность мамы, ее сензитивность, способность откликаться на сигналы малыша, устанавливать с ним зрительный контакт, синхронизировать действия, вести диалог. Большое значение имеют также личные качества мамы – уверенность в себе и правильности собственных действий (и способность не терять эту уверенность в трудных ситуациях), доверие к себе и людям, умение регулировать свое состояние, расставлять приоритеты, выстраивать отношения.

2. Амбивалентная (сопротивляющаяся) привязанность. 

Выражается в том, что даже в присутствии мамы малыш тревожен и не уверен в себе. Когда мама уходит, эта тревога повышается еще больше. Когда мама возвращается, малыш бежит к ней, но не для того, чтобы обнять, а чтобы выразить свою обиду – укусить, ударить. Поведение таких детишек все время двойственно. Они одновременно и отчаянно добиваются контакта, и сопротивляются ему. То ластятся, то сердито отталкивают родителя и сами страдают от этого. Такой тип привязанности формируется на фоне напряженности, непоследовательности, непредсказуемости мамы, которая то чрезмерно внимательна к ребенку, то игнорирует, то взрывается и обижает его, делая и то, и другое, и третье в зависимости от своего настроения, лишая тем самым ребенка возможности понять, можно ли на нее положиться, будет ли она рядом, если понадобится?

Взрослея, "амбивалентные" детки сохраняют внутреннюю тревожность и зависимость. Часто они чувствуют себя одинокими, никому ненужными. А иногда неосознанно "цепляют" родителей, стараясь раздражить их и спровоцировать на наказания, чтобы быть в центре внимания.

3. Избегающая привязанность. 

Выражается в том, что такие малыши выглядят очень уверенными и самостоятельными, но при этом их контакты с мамой редки, они их даже избегают. На уход и приход мамы они вообще никак не реагируют, оказываясь у нее на руках, отстраняются, как бы отрицая какие-либо чувства к ней. Эта безразличная, сдержанная, даже отвергающая манера ("мне никто не нужен") – на самом деле способ защитить себя, попытка забыть о своей потребности в матери, которая – как выясняется – неотзывчива, нечувствительна и скупа на проявления любви. Мамы "избегающих" деток, как правило, редко берут их на руки, не выражают эмоций, часто оставляют на попечение других людей, активно вмешиваются в игры, говоря "что нужно" и "как правильно".

Вырастая, такие дети стремятся эмоционально отгородиться от "ранящего" мира, не могут поверить другим настолько, чтобы установить с ними близкие, доверительные отношения. Внешне они выглядят подчеркнуто независимыми, даже самонадеянными, однако глубоко внутри сильно неуверенны в себе. Их "черствость", эмоциональная недоступность, критичность, установка "никому нельзя доверять", неумение сострадать, раскрыться даже перед самыми близкими людьми – все та же защита, уходящая корнями в раннее детство. Они ведут себя так для того, чтобы никогда больше не испытывать запредельную боль отвержения.

4. Дезорганизованная привязанность. 

Ее еще называют "выжженная душа". Этот тип не был описан у Эйнсворт. Выражается в том, что при уходе матери ребенок застывает, а при ее возвращении убегает от нее. "Дезорганизованный" тип отношений характерен для детей, которых систематически бьют, над которыми издеваются. В таких семьях часто встречается крайне жёсткий, даже жестокий отец и слабая мать, неспособная защитить ребёнка. Либо такие дети растут у депрессивных матерей, которые большую часть времени вообще никак не реагируют на ребенка, а когда реагируют – то агрессивно. Детям с этим типом привязанности свойственны хаотические, непредсказуемые эмоции и реакции.

5. Симбиотическая привязанность (смешанный тип).

Такие детки не отпускают мам от себя ни на шаг, постоянно привлекают к себе их внимание, проверяют включенность, заглядывают в глаза ("а ты точно-точно меня любишь?"), очень болезненно реагируют на то, что мама отворачивается от них, общается с кем-то еще.

Симбиотическая привязанность формируется, как правило, в семьях с очень тревожными мамами, которые ориентируются на некие "правильные" представления о воспитании, стараются избежать ошибок и уверены в небезопасности окружающего мира. У них самих очень сильная сепарационная тревога и необходимость в постоянном подтверждении: только со мной моему малышу будет хорошо. Однако при этом на потребности ребенка они отвечают лишь при прямом зрительном контакте и выраженных сигналах в виде, например, плача. Дети у таких мам тоже вырастают тревожными. Им трудно отделиться от мамы и понять, кто они на самом деле.

Что здесь еще хотелось бы отметить? Сформированный в младенчестве тип привязанности – не вечный, он динамичен и может меняться в зависимости от различных факторов. Например, заботливая бабушка, внимательная, неравнодушная няня способны "развернуть" ребенка с избегающей привязанностью, дав ему опыт безопасной близости, доступности и тепла. И наоборот, надежный тип привязанности может по мере взросления ребенка приобретать черты амбивалентной или избегающей из-за травматичной разлуки с мамой, конфликтов в семье, разводов, многочисленных переездов или утраты близких родственников.

Тем не менее, это та основа, на которой затем происходит дальнейшее развитие психических процессов и личности ребенка.

Как я уже говорила, мы переносим сложившуюся модель привязанности на отношения с другими людьми. Т.е. чему научились в детстве, с тем и живем, то и воссоздаем – с партнерами, друзьями, детьми.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о