Аллюзия что это: Недопустимое название — Викисловарь

Аллюзия что это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества

Аллюзия — (от лат. allusio — шутка, намек) — стилистическая фигура, намек на историческое событие или литературные произведения, которые предполагаются общеизвестными; служит одним из способов помещения произведения в поле литературной традиции, которая при этом принимается или оспаривается (ироничная аллюзия). Так, в «Записках из подполья» словосочетание «пленять черкешенок» содержит аллюзию на «Бэлу» Лермонтова, а «Хрустальный дворец» — на Лондонскую Всемирную выставку 1851 г. и одновременно на коммунистические дворцы Н.Г. Чернышевского («Что делать?»: «Четвертый сон Веры Павловны»).

Аллюзивным может быть заглавие произведения, имя персонажа, предметная деталь, жест, фраза и даже отдельное слово («тварь дрожащая» — аллюзия на пушкинские «Подражания Корану»).

В «Преступлении и наказании» лейтмотив Лазаря посредством ряда аллюзий связывается с ситуацией Раскольникова (нравственная смерть и Воскресение). В «Идиоте» через систему евангельских аллюзий, подчеркивающих сходство Мышкина с Христом, манифестируется скрытый романный миф (судьба героя — эквивалент посещения нашего мира Иисусом Христом). В «Бесах» нигилизм изображен как болезнь нации, Россия уподоблена бесноватому, которого исцелил Христос; прямыми отсылками к скрытому романному мифу служат эпиграфы из Евангелия и из стихотворения Пушкина «Бесы». В «Братьях Карамазовых» Иван отвечает на вопрос о Мите: «Разве я сторож брату моему?» (14; 211). Это цитата из Библии — ответ Каина Богу (Бытие, 4, 9), но в то же время аллюзия на мистерию Байрона «Каин». Достоевский порою склонен прояснять некоторые из своих аллюзий. Когда Иван Карамазов бросает в черта стакан с водой, черт насмешливо комментирует: «Вспомнил Лютерову чернильницу!» (Лютер в замке Вартбург швырнул чернильцу в докучавшего ему черта). Углубленное чтение Достоевского требует анализа его аллюзий, для этого нужно изучать литературный, культурный и исторический контекст его творчества, от Библии до газеты. Часть этото контекста забыта литературоведами. Так, например, сцена сожжения ста тысяч в «Идиоте» — аллюзия на скандал, который закатила баварскому королю его фаворитка, танцовщица Лола Монтес, бросив в камин его подарок — жемчужное ожерелье (и старый король вытащил его из огня голыми руками). Доказательством аллюзорной связи сцены из романа с этим скандалом является тот факт, что Лола Монтес гастролировала в Петербурге в годы молодости Достоевского и была выслана полицией за то, что при исполнении качучи швырнула в партер свою подвязку; что Людовик Баварский был порабощен Лолой и сделал ее графиней; что произвол Лолы Европа считала причиной баварской революции 1848 г.; что она была самой знаменитой женщиной Европы, а ее имя стало в России нарицательным для обозначения взбалмошной и эксцентричной красавицы (см. повесть А.В. Дружинина «Лола Монтес»). Без знания эпохи Достоевского не прочитываются его аллюзии, а это ограничивает наше понимание его творчества.

Назиров Р.Г.

Аллюзия в стилистической конвергенции Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

УДК 811.111 ’38

Н. Д. Белоножко N. D. Belonozhko

Аллюзия в стилистической конвергенции Allusion within stylistic convergence

В статье рассматривается аллюзия в составе стилистической конвергенции как приём выразительности художественной речи. Дается подробный анализ примеров из современной художественной литературы. В частности, описываются случаи слияния аллюзии с эпитетом, сравнением, метафорой и перифразом. Анализ примеров демонстрирует большой выразительный потенциал аллюзивной конвергенции.

The article considers allusion used within a stylistic convergence as an expressive means of the language of belles-lettres. It provides a detailed analysis of the examples from the contemporary literature. In particular, it describes the cases in which allusion is combined with epithet, simile, metaphor and periphrasis. The observation demonstrates the high expressive potential of allusive convergence.

Ключевые слова: аллюзия, стилистическая конвергенция, диктема, эпитет, сравнение, метафора, перифраз.

Key words: allusion, stylistic convergence, dicteme, epithet, simile, metaphor, periphrasis.

Слово «аллюзия» происходит от латинского allusio, что переводится как «шутка, намёк». Это широко используемая «стилистическая фигура, содержащая явное указание или отчётливый намёк на некий литературный, исторический, мифологический или политический факт, закреплённый в текстовой культуре или в разговорной речи» [16]. Однако, несмотря на высокую частоту использования данного стилистического приема, и немалого количества работ, посвященных его изучению, существует множество расхождений в трактовке аллюзии у разных авторов. Проанализируем несколько словарных статей, посвященных аллюзии.

А. П. Квятковский трактует аллюзию как «намёк, употребление в речи или в художественном произведении ходового нарицательного

© Белоножко Н. Д., 2012

выражения, являющегося намёком на известный исторический, литературный или бытовой факт» [7, c. 14]. Словарь С.П. Белокуровой предлагает схожее определение: «сознательный авторский намёк на общеизвестный литературный или исторический факт, а также известное художественное произведение». Автор при этом подчёркивает, что «аллюзия всегда шире конкретной фразы, цитаты, того узкого контекста, в который она заключена, и, как правило, заставляет соотнести цитирующее и цитируемое произведение в целом, обнаружить их общую направленность (или полемичность)» [1, c. 15]. Словарь литературоведческих терминов под редакцией К.А. Шигаповой определяет аллюзию как «намек на предполагающееся известным (взятое из литературы) высказывание, личность, ситуацию или предмет (Hinweis auf eine als bekannt vorausgesetzte (literarische) Formulierung, eine Person, eine Situation oder einen Ge-genstand) [15, с. 4]. Как видно из приведенных толкований, тематическая атрибуция аллюзии может ограничиваться ссылками лишь на исторические события и литературные произведения, но может и включать намеки на известных личностей, бытовые ситуации и даже предметы.

Что касается временной соотнесённости, в одних определениях аллюзия лимитирована ссылками на факты прошлого, в других подобное сужение временных рамок отсутствует, к тематическим источникам аллюзии причисляются факты современной жизни общества.

Мнения лингвистов расходятся и относительно намеренности употребления. Исследователь Л. А. Машкова не проводит принципиального различия между «сознательным воспроизведением формы и содержания более ранних произведений и теми случаями, когда писатель не осознаёт факта чьего-либо непосредственного влияния на своё творчество…» [10, c. 9]. А. С. Евсеев, напротив, отмечает, что аллюзия-приём непременно должна включать намерение автора, то есть она должна быть осознанной, произвольной [5, c. 7].

В связи с неопределённостью границ аллюзии, возникает проблема её размежевания с такими близкими понятиями, как цитата, реминисценция, римейк, центон и некоторыми другими, самой трудной из которых является разграничение аллюзии и цитаты. И. Р. Гальперин в качестве основных критериев разграничения

предлагает указание источника и точное повторение исходного высказывания в случае цитирования, в то время как при аллюзиро-вании могут наблюдаться деформации источника [4, с. 187].

Чтобы решить проблему тематической атрибуции аллюзий, мы предлагаем разграничивать ее узкое и широкое значение. В узком смысле аллюзия — это косвенная ссылка на какой-либо художественный текст. Назовём её «литературная аллюзия». В этом случае она становится одним из проявлений феномена интертекстуальности -свойство текстов включать в себя другие тексты, реализуя таким образом преемственность культурного наследия различных поколений, ибо, как отмечает И.П. Ильин, «…всякий текст является реакцией на предшествующие тексты» [6, с. 186].

В широком смысле аллюзию следует понимать как ссылку на культурно-исторические продукты, относящиеся к разным эпохам и составляющие культурный фонд языка: исторические события, известные личности, песни, фильмы, рекламные слоганы, речи политиков и общественных деятелей, анекдоты, научные изобретения, а также незначительные происшествия, на время приковавшие всеобщее внимание.

Среди основных функций, которые выполняет аллюзия в составе текста, можно выделить следующие.

Оценочно-характеризующая функция помогает раскрыть внутренний мир персонажей, дать оценку их поступкам, а также событиям, описываемым в произведении.

Использование ссылок на исторические факты и личности воссоздает дух эпохи, в которую разворачивалось действие произведения. Так аллюзия осуществляет окказиональную функцию. Достаточно вспомнить всем известный роман Маргарет Митчелл «Унесенные ветром», где действие происходит на фоне гражданской войны в США в 1861-1865 гг. В произведении встречается множество имен генералов, битв и других реалий, связанных с этим историческим событием.

В своей текстоструктурирующей функции аллюзия осуществляет внутритекстовую связь. «Текст представляет собой формирование знаково-тематическое: в тексте осуществляется

раскрытие определенной темы, которое объединяет все его части в информационное единство» [3, с. 70]. Аллюзия помогает в скрепле-

нии художественного произведения и одновременно вносит дополнительную информацию извне.

Предсказательная функция аллюзии проявляется в том, что она даёт читателю подсказку о возможном развитии сюжета путем соотнесения данного произведения с другим или с какой-либо известной историей или событием.

Аллюзия как стилистический прием обладает высоким экспрессивным потенциалом, который усиливается, когда аллюзия сочетается с другими стилистическими приемами, то есть составляет часть стилистической конвергенции.

Основоположником понятия «конвергенция стилистических приемов» является М. Риффатер, называвший конвергенцией «.скопление в одном месте нескольких независимых стилистических приемов» [11, с. 88]. Однако совместная встречаемость стилистических приемов не единственный фактор образования стилистической конвергенции. Обязательным условием является общность выполняемой ими функции.

Так, в «Словаре риторических приемов» Т.Г. Хазагерова и Л.С. Шириной конвергенция трактуется как «средство усиления выразительности, состоящее в концентрации в каком-либо отдельном месте текста пучка изобразительных и выразительных средств, участвующих в реализации одной и той же стилистической функции» [13, с. 237].

Приведенные определения оставляют нерешенным вопрос о границах «отдельного участка текста» — какова его максимальная величина, для того чтобы считать сконцентрированные в нем приемы стилистической конвергенцией? Г. А. Копнина под таким участком понимает предложение — в этом случае мы имеем дело с «сосредоточенной конвергенцией». Исследователь также выделяет «рассредоточенную конвергенцию» — «взаимодействие фигур в пределах нескольких предложений, сложного синтаксического целого, а также в пределах нескольких сложных синтаксических целых, объединенных композиционно» — и «текстовую конвергенцию» -«взаимодействие стилистических фигур на протяжении всего текста», причем «во всех случаях взаимодействие стилистических фигур происходит на основе выполнения ими единой стилистической функции» [8, с. 100-101]. Хотя автор предлагает подобную класси-

фикацию лишь для конвергенции стилистических фигур (частный вид стилистической конвергенции — синтаксическая конвергенция), мы считаем, что под нее подпадают все виды стилистической конвергенции.

Таким образом, первостепенное значение для образования конвергенции имеет, безусловно, единство выполняемой стилистическими приемами функции. Стилистические приемы, сконцентрированные в одном участке текста, но выполняющие разные функции, Г. А. Копнина называет «дивергенцией» и отмечает, что подобное «скопление наблюдается в коммуникативных единицах, больших, чем предложение» [8, с. 88].

Сходными с конвергенцией являются также «многочленный стилистический прием», определяемый Н. С. Маториной как «.континуум одночленных стилистических приемов, характеризующихся сходством образующей эти стилистические приемы модели и семантической родственностью создающих их лексических единиц.». [9, с. 29], а также «развернутый стилистический прием» -«способность стилистического приема совмещать в своей структуре другие стилистические приемы» [там же, с. 31]. Развернутый стилистической прием, по сути, представляет собой устойчивую форму стилистической конвергенции, также как и хиазм, сочетающий в себе синтаксический параллелизм, перестановку по принципу зеркальной симметрии, лексический повтор и антитезу, и анаподотон, включающий в себя парентезу и следующий за ней лексический повтор.

Основными функциями конвергенции являются выдвижение на первый план важных черт сообщения, обеспечение связности и цельности текста путем установления связей между его частями, образование эстетического контекста, придание экспрессивности [12, с. 6].

Все вышеперечисленные функции конвергенции реализуются в рамках диктемы — минимальной тематической единицы текста. Дик-тема передает ряд рубрик информации, каждая из которых имеет большую или меньшую значимость в зависимости от характера текста. Поскольку функцией любого стилистического приема является достижение стилистического эффекта, то в диктеме, включающей в себя конвергенцию, основными видами передаваемой информации являются «импрессивная, реализующая коннотацию целевого воз-

действия на слушающего», и «эстетическая, формирующая аспект художественно-образного выражения мысли» [2, с. 64]. Кроме того, через конвергенцию диктема осуществляет одну из своих функций -функцию стилизации, заключающуюся в «выявлении в диктеме, а через нее и в целом тексте необходимой суммы стилистических показателей» [там же, с. 63].

Конвергенция классифицируется по разным признакам: по характеру расположения ее компонентов в тексте, количеству компонентов, с точки зрения качественной характеристики стилистических приемов, составляющих конвергенцию. При большей или меньшей схожести классификаций у разных авторов, противоречие возникает относительно понятий «стилистическая конвергенция» и «синтаксическая конвергенция».

И.А. Соловейчик-Зильберштейн рассматривает их как виды одного рода, признавая при этом, что «часто крайне сложно найти грань между синтаксической и стилистической конвергенцией» [12, c. 7]. Это и неудивительно, так как любой стилистический прием создает определенный стилистический эффект, который становится частью общего стилистического эффекта, производимого конвергенцией нескольких стилистических приемов.

Г.А. Копнина отмечает, что «в большинстве случаев о стилистической конвергенции говорят тогда, когда в осуществлении единой стилистической функции участвуют средства разных уровней: лексические, синтаксические, фонетические» [8, c. 61]. Сама же автор определяет стилистическую конвергенцию как понятие общее, а синтаксическую — как одну из разновидностей стилистической конвергенции [там же, c. 60]. Этой точки зрения мы придерживаемся и в нашей статье.

Говоря об аллюзии в стилистической конвергенции, стоит, прежде всего, отметить, что аллюзия представляет собой тропеический стилистический прием, где «первичное значение слова или фразы, которое предполагается известным (то есть аллюзия) служит сосудом, наполняющимся новым значением» (… the primary meaning of the word or phrase which is assumed to be known (i.e. the allusion) serves as a vessel into which new meaning is poured) [4, с. 187].

Вбирая в себя другие тропеические стилистические приемы, семантический и экспрессивный потенциал аллюзивного слова мно-

гократно возрастает. В составе стилистических фигур аллюзия усиливает производимый ими стилистический эффект.

Одним из основных стилистических приемов, с которыми сочетается аллюзия, является сравнение. Такой «сплав» используется главным образом в характерологической функции — для описания внешности и характера героев художественных произведений, а также характеристики их поступков и других событий. Например: “Aren’t you goin’ down to watch?” asked Dill.

“I am not. ‘t’s morbid, watching a poor devil on trial for his life. Look at all those folks, it’s like a Roman carnival.” [20, p. 159].

Суд над Томом Робинсоном герой сравнивает с римским карнавалом. Римский карнавал представлял собой мир «вверх дном»: «крестьяне переодевались в королей, ремесленники заделывались епископами, слуги отдавали приказы своим хозяевам, бедные подавали милостыню богатым, мальчики били своих отцов, а женщины маршировали в доспехах» «peasants imitating kings, artisans masquerading as bishops, servants giving orders to their masters, poor men offering alms to the rich, boys beating their fathers, and women parading about in armor» [14, с. 97]. Каждый мог вести себя так, как ему заблагорассудится, выделывать любые сумасбродства. Точно таким и представляла себе судебный процесс Мисс Моди — спектаклем, лишенным смысла, где все носят маски, скрывающие истинное положение вещей. Еще пример:

The big cop spread his arms like Samson preparing to pull down the temple and grasped the sides of the desk [19, p. 49].

К сравнению добавляется гипербола, создающая комический эффект: полицейский, намеревающийся поднять стол, предстает в образе ветхозаветного героя Самсона, собирающегося сокрушить храм.

Характерным для современных писателей является использование аллюзии в качестве эпитета:

You’ve got a fine arm, Jim. You’ve got a Bedser arm on you. Let’s go down to the pitch. You bowl. I bet [17, p. 244].

Речь идет о двух игроках в крикет — отце и сыне. Отец оценивает мастерство своего сына, сравнивая его с профессиональным английским игроком в крикет Сэром Алеком Виктором Бедсером, считающимся одним из лучших игроков Англии 20 века. Имя собственное в качестве эпитета гораздо выразительнее любого нарицательного эпитета, так как вызывает у читателя, особенно у того,

21

кто хорошо знаком с манерой игры этого спортсмена, вполне конкретный образ.

Иногда аллюзия включается в ряд эпитетов, дополняя, уточняя или завершая создаваемый образ:

“Praise Jesus, thank you, Lord!” he bellowed in his rolling, trembling Jimmy Swaggart voice [19, p. 54].

Джимми Суэгарт — американский пастор-пятидесятник, преподаватель, музыкант, телеведущий и телеевангелист. Читатель, не знакомый с его манерой пения, может частично сложить о ней представление благодаря «словам-подсказкам» «trembling» и «rolling», хотя изначально намерением автора было завершение образа аллюзией на хорошо известную американскому читателю личность.

Весьма распространенным является употребление аллюзии в составе перифраза — стилистического приема, представляющего собой новое, оригинальное наименование предмета или процесса путем выделения какого-либо присущего им качества. В отличие от обычного перифраза, так же как и в случае с эпитетом и сравнением, данная его разновидность создает более конкретный и точный образ, поскольку задействовано не имя нарицательное, которое может вызвать у разных читателей разные образы, а реально существующий объект с вполне определенными свойствами и особенностями. Писатель выбирает из богатого культурного фонда человечества объект, способный, по его мнению, наиболее полно и точно отразить сущность описываемого им предмета или явления и с помощью ссылки на этот объект направить воображение читателя в нужное русло, но при условии, что читатель хорошо представляет себе источник аллюзии. Например:

The name Ewell gave me a queasy feeling. Maycomb had lost no time in getting Mr. Ewell’s views on Tom’s demise and passing them along through that English Channel of gossip, Miss Stephanie Crawford [20, p. 241].

Как известно, Ла-Манш (English Channel) — это пролив, разделяющий северное побережье Франции и остров Великобритания. Это также путь, по которому Великобритания ведет торговлю с европейским континентом. Другими словами, это линия связи между разными пунктами. Мисс Стефани Кроуфорд, подобно Ла-Маншу, служила каналом связи между жителями своего города и по этому каналу активно распространяла сплетни. Сравнение героини с про-

ливом создает ощущение масштабности происходящего, центральную роль Мисс Кроуфорд в осуществляемой ей деятельности.

Иногда автор развивает образ источника, тем самым придавая ему динамику, оживляя его:

High color bloomed in her cheeks. Her eyes narrowed. The corners of her mouth turned down. Her face was suddenly no longer beautiful, not even pretty; the light on it was pitiless, changing it into something that was ugly but all the same striking, compelling. Dennis realized for the first time why they called it the monster, the green-eyed monster [18, p. 225].

Dennis didn’t answer, and after a moment he could almost see the monster turn around and wrap its scaly tail around itself and steal out of her face [18, p. 226].

Аллюзивный перифраз “the green-eyed monster” (то есть ревность), взятый из пьесы Шекспира «Отелло», уже прочно вошел в состав языка и представляет собой, так называемый традиционный, словарный или языковой перифраз. Автор оживляет застывший образ, описывая действия «зеленоглазого монстра»: «.he could almost see the monster turn around and wrap its scaly tail around itself and steal out of her face». Перекликаясь в сознании читателя, оба произведения создают многогранный образ ненависти, дополненный авторской инновацией.

Подобное может наблюдаться и в случае со стертыми аллю-зивными метафорами:

Either way, if any milk of human kindness had ever run in his veins, it had curdled to sour cream long ago [18, p. 13].

«Бальзам прекраснодушия» — всем известное выражение из пьесы Шекспира «Макбет» приобретает новую жизнь в романе Стивена Кинга, который выводит на первый план прямое значение слова «milk», создавая неповторимый яркий образ.

Таким образом, аллюзия конкретизирует образ, создаваемый другими стилистическими приемами, помогая писателю управлять воображением читателя, ограничивая его рамками источника аллюзии, тем самым наиболее точно передавая свое видение персонажа или события, свое отношение к ним. Основными приемами, с которыми сочетается аллюзия, являются эпитет, сравнение, метафора и перифраз. В случае со стертыми метафорами и перифразом автор путем преобразования и внесения своих инноваций может оживить застывший образ, создаваемый этими приемами, придать ему динамику.

Список литературы

1. Белокурова С.П. Словарь литературоведческих терминов. — СПб.: Паритет, 2006. — 320 с.

2. Блох М.Я. Диктема в уровневой структуре языка // Вопросы языкознания. — 2000. — №4. — С. 56-67.

3. Блох М.Я. Теоретические основы грамматики. — М.: Высшая школа, 2005. — 239 с.

4. Гальперин И.Р. Стилистика английского языка: учеб. — 3-е изд. — М.: Высш. школа, 1981. — 334 с.

5. Евсеев А.С. Основы теории аллюзии. (На мат. рус. яз): автореф. дис. … канд. филол. наук / А.С. Евсеев. — М., 1990. — 18 с.

6. Ильин И.П. Стилистика интертекстуальности. Теоретические аспекты / И.П. Ильин // Проблемы современной стилистики: сб. науч.-аналит. ст. / АН СССР. — М., 1989. — С. 186-207.

7. Квятковский А.П. Словарь поэтических терминов / под ред. С.М. Бонди. 2-е изд. — Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. — 240 с.

8. Копнина Г. А. Конвергенция стилистических фигур в современном русском литературном языке (на материале художественных и газетно-публицистических текстов): дис. … канд. филол. наук. — Красноярск, 2001. — 289 с.

9. Маторина Н.С. Информационный потенциал стилистических конвергенций (на материале англо-американской художественной прозы): дис. . канд. филол. наук. — М., 1989. — 208 с.

10. Машкова Л.А. Литературная аллюзия как предмет филологической герменевтики: автореф. дис. … канд. филол. наук. — М., 1989. — 24 с.

11. Риффатер М. Критерии стилистического анализа // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. IX. Лингвостилистика. — М., 1980. — С. 69-95.

12. Соловейчик-Зильберштейн И.А. Стилистическая конвергенция в ранней прозе Бориса Пастернака: автореф. дис. … канд. филол. наук. — М., 1995. — 22 с.

13. Хазагеров Т.Г., Ширина Л.С. Общая риторика: Курс лекций; Словарь риторических приемов / отв. ред. Е.И. Ширяев. — Ростов н/Д., 1999. — 320 с.

14. Muir, Edward. Ritual in Early Modern Europe. Cambridge: Cambridge University Press, 2005. — 320 с.

15. Sabine Fischer-Kania. Glossar literaturwissenschaftlicher Grundbegriffe / Словарь литературоведческих терминов / под ред. К.А. Шигаповой. — Казань, 1998. — 102 с.

16. Википедия: свободная энциклопедия. URL: http://ru.wikipedia.org

Источники

17. George, Elizabeth. Playing for the Ashes. — Random House Publishing Group. — NY. — 1995. — 704 p.

18. King, Stephen. Christine. — A Signet Book. — NY. — 1983. — 503 p.

19. King, Stephen. Desperation. — A Signet Book. — NY. — 1996. — 547 p.

20. Lee, Harper. To Kill a Mockingbird. — Grand Central Publishing. — NY, Boston. — 1995. — 281 p.

Разница между аллюзией и иллюзией — Разница Между

Аллюзия и иллюзия — два литературных термина, которые часто путают ученики. главное отличие между аллюзией и иллюзией является то, что аллюзия — это литературный прием, в котором автор делает краткую

Главное отличие — аллюзия против иллюзии

Аллюзия и иллюзия — два литературных термина, которые часто путают ученики. главное отличие между аллюзией и иллюзией является то, что аллюзия — это литературный прием, в котором автор делает краткую и неявную ссылку на место, личность, событие или идею культурного, исторического, политического или литературного значения в то время как иллюзия — ошибочное восприятие реальности.

Что такое аллюзия

Аллюзия — это литературное устройство, в котором автор делает краткую ссылку на известного исторического или литературного деятеля или событие или литературное произведение. Эта ссылка не описывает человека или предмет, на который она ссылается подробно; это просто мимолетный комментарий. Хотя этот вид комментариев добавлен намеренно, только читатели, которые имеют предварительные знания о человеке или предмете, могут ссылаться на использование аллюзии в работе.

Аллюзия — распространенная фигура речи, используемая даже в наших повседневных разговорах. Вот несколько примеров из ежедневной речи:

Она не знала, что открыла Ящик Пандорыс ее вопросами. — Намек на греческого мифологического персонажа Пандоры

Он настоящий Ромео — Намек на Шекспира Ромео и Джульетта

Это место похоже на райский сад — Намек на сад Божий в книге Бытия

Примеры аллюзий в литературе

«Мой друг, ты бы не сказал с таким высоким интересом

Детям, жаждущим отчаянной славы,

Старая ложь: Dulce et decorum est

профессионал Патрия Мори.

Уилфред Оуэн, «Dulce et decorum est» — намек на Оды iii.2.13 римского поэта Горация

«Другой век увидит золотой колос

Закрой уклон и кивни партеру,

Глубокие урожаи хоронят всю его гордость,

И, смеясь, Церера вернет землю.

«Послания нескольким лицам» Александра Папы — намек на Деметру, богиню пшеницы и зерна

«Когда царь Копетуа любил девицу-нищенку!

Он не слушает, он не шевелится, не шевелится;

«Ромео и Джульетта» Шекспир — намек на легенду о «Короле и нищей»

Намек на греческую мифологию можно найти во многих литературных произведениях.

Что такое иллюзия

Термин аллюзия часто путают с иллюзией. Иллюзию можно описать как ошибочное восприятие реальности. Это что-то вводящее в заблуждение и открытое для неверного толкования. Когда ваши и мои чувства обманывают вас, создается иллюзия. Например, подумайте о мираже; мираж создает иллюзию воды, но это не реально.

В литературе иллюзия может быть чем-то, что переживает персонаж.

Например, в шекспировском «Макбете» внешняя дружелюбная и честная натура Макбета и леди Макбет по отношению к королю Дункану — просто иллюзия

«Похоже на невинный цветок,

Но будь змеем под ним.

Иллюзия против реальности также является общей темой во многих литературных произведениях. Это выдающаяся тема в «Ожидании Годо» Самюэля Беккета, «Великого Гэтсби» Ф. Скотта Фицджеральда, «Макбета» Шекспира, «Гамлета», «Зимней сказки» и т. Д.


Разница между аллюзией и иллюзией

Определение

ссылка является краткой ссылкой на человека, место, предмет или идею исторического, культурного, литературного или политического значения.

иллюзия ошибочное восприятие реальности.

категория

ссылка это литературное устройство.

иллюзия Против реальности это общая тема в литературе.

Изображение предоставлено:

Изображение 1 от Рафаэля — веб-галерея искусств (общественное достояние),

АЛЛЮЗИЯ | Энциклопедия Кругосвет

АЛЛЮЗИЯ, наличие в тексте элементов, функция которых состоит в указании на связь данного текста с другими текстами или же отсылке к определенным историческим, культурным и биографическим фактам. Такие элементы называются маркерами, или репрезентантами аллюзии, а тексты и факты действительности, к которым осуществляется отсылка, называются денотатами аллюзии. Аллюзию, денотатом которой являются «внетекстовые» элементы, т.е. события и факты действительного мира, иногда называют реминисценцией.

Денотатом аллюзии могут служить не только вербальные (т.е. словесные) тексты, но и «тексты» других видов искусств, прежде всего живописные. Подобные аллюзии носят название интермедиальных. Так, в Поэме без героя А.Ахматовой выстраивается аллюзия к визуальному ряду картины С.Боттичелли: Вся в цветах, как «Весна» Боттичелли, / Ты друзей принимала в постели.

От цитации текстовая аллюзия отличается тем, что элементы претекста (т.е. предшествующего текста, к которому в данном тексте содержится отсылка) в рассматриваемом тексте оказываются рассредоточенными и не представляющими целостного высказывания, или же данными в неявном виде. Следует отметить, что неявность часто рассматривается как определяющее свойство аллюзии, и поэтому имеется тенденция к использованию этого термина лишь в том случае, если для понимании иллюзии необходимы некоторые усилия и наличие особых знаний. При этом данные элементы текста-донора, к которым осуществляется аллюзия, организованы таким образом, что они оказываются узлами сцепления семантико-композиционной структуры текста-реципиента.

С этой точки зрения показательно стихотворение П.Вяземского Простоволосая головка, где игривая девушка и ее «головка» аллюзивно сравниваются с поэзией А.Пушкина и ее музой:

Все в ней так молодо, так живо,

Так не похоже на других,

Так поэтически игриво,

Как Пушкина веселый стих.

<…>

Она дитя, резвушка, мальчик,

Но мальчик, всем знакомый нам,

Которого лукавый пальчик

Грозит и смертным, и богам.

В данных строках очевидно соотнесение с текстом Евгения Онегина, где содержится фрагмент шалун уж заморозил пальчик. Однако в пушкинском тексте расстановка актантов (участников ситуации) совсем иная: Шалун уж заморозил пальчик: / Ему и больно и смешно, / А мать грозит ему в окно…, а слово мальчик, появляющееся у Вяземского и рифмующееся со словом пальчик, содержит отсылку уже к другому тексту Пушкина – поэме Домик в Коломне, где речь идет о четырехстопном ямбе (Мальчикам в забаву / Пора б его оставить) – том стихотворном размере, которым написан Евгений Онегин. Таким образом, Вяземский на основе разрозненных элементов пушкинских текстов создает некоторое новое стиховое единство, играя на перестановке актантов исходного текста и выдвигая на первый план семантику «детскости» и «веселости» Пушкина. В свою очередь, эти строки Вяземского, снова с заменой субъекта описываемого действия, стали импульсом для уже новых аллюзий в романе Дар В.Набокова:

Можно спорить о том, что есть ли кровь в жилах нашего славного четырехстопника (которому еще Пушкин, сам пустивший его гулять, грозил в окно, крича, что школьникам отдаст его в забаву), но никак нельзя отрицать, что в пределах, себе поставленных, свою стихотворную задачу Годунов-Чердынцев правильно разрешил.

Однако у Набокова аллюзия становится уже явно метатекстовой (построенной как «текст о тексте»), поскольку в ней одновременно обыгрываются и пушкинские строки, и строки Вяземского. Такая организация создает в новом тексте приращение смысла не только за счет того, что маркеры аллюзии устанавливают связь с текстами-источниками, но и за счет того, что в смысловом поле нового текста «внешний текст» (денотат аллюзии) сам трансформируется, изменяя всю семиотическую ситуацию внутри того текстового мира, в который он вводится.

Текстовая аллюзия может создавать и «псевдобиографическую» основу реминисцентного отношения. Так, используя семантическую основу пушкинских строк Иных уж нет, а те далече, / Как Сади некогда сказал (которые сами являются переводной цитатой из Саади), А.Кушнер в стихотворении Вместо статьи о Вяземском меняет их денотацию (первый раз это сделал Пушкин по отношению к тексту Саади). Кушнер соотносит «уход друзей» уже с жизненной ситуацией Вяземского, что заставляет его не повторять в точности слова Пушкина, а лишь воспроизводить морфологическую сторону пушкинского текста, на фоне которой порождаются новые смыслы: Друзья уснули, он осиротел: / Те умерли вдали, а те погибли.

Аллюзивными элементами, соединяющими факты жизни и тексты о них, могут становиться и географические названия (топонимы). Так, Е.Евтушенко, откликаясь на смерть Ахматовой, очень точно играет на противопоставлении Ленинград – Петербург, заданном в стихотворении Ленинград Мандельштама (в тексте Петербург, я еще не хочу умирать…): Она ушла, как будто бы навек / Вернулась в Петербург из Ленинграда. Образный потенциал строк Евтушенко раскрывается через соединительную функцию заглавий, которая образует «петербургский интертекст», проходящий через всю русскую литературу. В 20 в. среди многочисленных Петербургов начала века, в том числе романа А.Белого (1914), выделяется Последняя петербургская сказка (1916) В.Маяковского. Определение «петербургский», по мнению В.Н.Топорова, задает единство многочисленных текстов русской литературы поверх их жанровой принадлежности. Название же Мандельштама Ленинград несет в себе семантику «перерыва традиции», потерю памяти поэтического слова. Поэтому И.Бродский, осмысляя в 1990-х годах образ Петербурга в Нью-Йорке, уже однозначно называет свое эссе Ленинград (или Переименованный город).

Возможностью нести аллюзивный смысл обладают элементы не только лексического, но и грамматического, словообразовательного, фонетического, метрического уровней организации текста; целям выражения этого смысла могут служить также орфография и пунктуация. Показателен пример Ю.Тынянова, приводимый им в статье О пародии: «По мелочности речевых знаков пушкинский язык представляет собой совершенно условную систему, своего рода арго, тайный язык. Существовало в пушкинском кругу, например, словцо „кюхельбекерно», образованное от фамилии, словцо, ономатопоэтически означающее не совсем приятные ощущения». И в одном письме (к Гнедичу, в 1822) Пушкин пишет: «Здесь у нас молдаванно и тошно, ах боже мой, что-то с ним делается – судьба его меня беспокоит до крайности – напишите мне об нем, если будете отвечать». Таким образом, сам способ словопроизводства (ср. у Пушкина: И кюхельбекерно и тошно) стал здесь маркирующим знаком, и одного лишь повторения подобного словопроизводства в слове молдованно оказалось достаточно для того, чтобы, не называя Кюхельбекера, поставить вопрос о нем в форме местоименного субститута он.

Маркерами аллюзии могут быть и элементы орфографии (ср. у В.Пелевина в рассказе Девятый сон Веры Павловны: «Павловна на другой день вышла изъ своей комнаты, мужъ и Маша уже набивали вещами два чемодана»), и архаичные лексико-грамматические формы (например, в Перуне, Перуне… Н.Асеева (1914): Чтоб мчались кони, / чтоб целились очи, – / похвалим Перуне / владетеля мочи), которые отражают временной разрыв между текстом-реципиентом и текстами-источниками. Подмена современных форм на древние, например инфинитива на аорист (одну из форм прошедшего времени, имевшуюся в старославянском и древнерусском языках), придает аллюзивному выражению вневременной характер: ср. Проблемы вечной – бысть или не бысть – / Решенья мы не знаем и не скажем… (М.Щербаков; используемая автором форма бысть воспринимается современным читателем как некая архаическая форма инфинитива, каковой она на самом деле никогда не была и употребляться в функции инфинитива не могла).

Способностью нести аллюзивный смысл обладают и даты, введенные в художественный текст. Так, оказывается, что Отчаяние (1932) В.Набокова заканчивается датой 1 апреля, проставленной в дневнике героя, роман же Дар (1937) этой датой открывается (первого апреля 192… года). 1 апреля также день рождения Н.Гоголя по новому стилю, и в своей числовой «шифровке» Набоков отчасти следует гоголевской расстановке дат, прежде всего в Записках сумасшедшего; и наконец, 1 апреля – это дата рождения Ивана Петровича Белкина, воображаемого автора Истории села Горюхина, в которой Пушкин использовал прием введения в основной текст других текстов различных жанров. Именно такая структурная организация впоследствии стала ведущим композиционным приемом романов Набокова.

Иногда основой аллюзивного отношения оказывается сама техника построения фразы, строфы или целостной композиции. Таким образом, как маркером, так и денотатом аллюзии становится непосредственно языковая структура текста, причем нередко происходит взаимодействие различных уровней текстовой организации. Установка на параллелизацию графической или синтаксической конструкции в поэзии почти всегда имеет глубинную подоплеку. Так, у А.Еременко в стихотворении Мы поедем с тобою на «А» и «Б»… фоном для многочисленных лексико-семантических отсылок к текстам Мандельштама служит структурная параллель к Стихам памяти Андрея Белого:

Часто пишется «мост», а читается – «месть»,

и летит филология к черту с моста.

Ср. у Мандельштама:

Часто пишется казнь, а читается правильно – песнь,

Может быть, простота – уязвимая смертью болезнь?

Благодаря этой параллели каркасом для новых семантических наслоений становится не только сам текст Мандельштама, но и вся литературная традиция серебряного века русской литературы. Значит, аллюзии, задаваемые в конкретных текстах, важны не только сами по себе: они выстраивают вокруг данного текста определенное «интертекстуальное поле» и вписывают его в историко-культурную традицию.

Структурный параллелизм может быть маркером аллюзии сюжетного уровня. Так, в романе В.Набокова Камера обскура раздосадованный изменой своей подруги герой произносит фразу (…пускай она ко мне прибли, прибли, бли, приблитиблися), аналогичную по своей словообразовательной и фонетической имитационной оформленности той, которую произносит о себе в третьем лице взволнованный Каренин перед своей женой Анной (Вам все равно, что он пеле… педе… пелестрадал).

Расшифровка аллюзий, как и любого интертекстуального отношения, предполагает наличие у автора и читателя некоторых общих знаний, порою весьма специфических. Нередко писатели в своих произведениях строят аллюзии, апеллируя к текстам, написанным на разных языках и принадлежащим разным литературам, что осложняет поиски денотата аллюзии. Так, В.Набоков, по образованию энтомолог, играя на одинаковости названий бабочек и героев мифов и чередуя их латинское и кириллическое написание, вводит в свои произведения сочетания, части которых одновременно представляют собой и поэтические аллюзии. Одна из бабочек в Даре получает название Orpheus Godunov; первая часть названия соотносится с именем поэта-певца Орфея, вторая, воспроизводящая первую часть фамилии героя и одновременно фамилию русского царя, вынесенную в заглавие пушкинской трагедии Борис Годунов, при латинском написании парадоксально высвечивает корень God ‘Бог’, имя же героя Дара – Федор в переводе с греческого означает ‘божий дар’. Параллельно в романе обыгрывается строка Пушкина («жреца» Аполлона – бога искусств): Тут Аполлон – идеал, там Ниобея – печаль…, относящаяся одновременно и к бабочкам, и богам: и рыжим крылом да перламутром ниобея мелькала над скабиозами прибрежной лужайки, где в первых числах июня (ср. день рождения Пушкина – 6 июня) попадался изредка маленький «черный аполлон». Цвета «черный» и «белый», овеществленные в «африканском жаре» и русском «снеге», также все время играют у Набокова: поэтому «черный аполлон» соотносим в рамках Дара с Пушкиным –«гением-негром», «который во сне видит снег». Следовательно, аллюзии в определенном тексте могут образовывать своеобразные парадигмы, в которых значение каждого члена определяется его соотношением с другими членами.

Аллюзия примеры из художественной литературы. Аллюзия как стилистический прием в поэтическом тексте

allusio «намёк , шутка ») — стилистическая фигура , содержащая указание, аналогию или намёк на некий литературный, исторический, мифологический или политический факт , закреплённый в текстовой культуре или в разговорной речи. Материалом при формулировке аналогии или намёка, образующего аллюзию, часто служит общеизвестное историческое высказывание или какая-либо крылатая фраза .

В том числе могут использоваться библейские сюжеты. Например, название фильма «В. Давыдов и Голиаф » отсылает к широко известному библейскому сюжету про Давида и Голиафа .

В других случаях могут использоваться названия более ранних произведений. Например, доктор Джеймс Типтри-младший дебютировала в научно-фантастической литературе рассказом «Рождение коммивояжёра» (1968), в названии которого видна аллюзия, отсылающая читателя к названию пьесы американского драматурга Артура Миллера «Смерть коммивояжёра » (1949), а в названии российского сериала «Всегда говори „всегда“» — аллюзия на фильм о Джеймсе Бонде «Никогда не говори „никогда“ » [ ] .

В отличие от реминисценции , чаще используется в качестве риторической фигуры , требующей однозначного понимания и прочтения.

Нередко возникают сложности с употреблением термина «аллюзия», а именно с выбором управления . С одной стороны, определение аллюзии как намёка подсказывает пишущему управление с предлогом на (аллюзия на что-то ). С другой стороны, аллюзия как отсылка предполагает, что будет употреблён предлог к (аллюзия к чему-то ).

Литература

В создании произведений русские и западные классики применяли различные средства и приемы. В начале прошлого века в мировой литературе начала проявляться тенденция к символичности, иносказанию. Такие особенности не только присутствуют в современной прозе, но и являются сегодня предметом пристального изучения литературоведов. Художественными фигурами, на которые исследователи обратили особое внимание в XX веке, стали аллюзии. Что это такое? Для чего они нужны? И какие формы могут иметь аллюзии?

Происхождение термина

Совсем недавно литературные теоретики сформулировали определение аллюзии. Что это за явление, ранее мало кто задумывался, и не потому, что мастера художественного слова не применяли его. Примеры аллюзии встречаются уже в поэзии Средневековья. Скорее, дело в том, что до начала прошлого века литературоведение не развивалось столь активно.

В современной филологии этот термин используется для обозначения одного из стилистических приемов. В переводе с латинского языка он значит «намекать». Аллюзия — это художественный образ, который автор заимствует в библейских сюжетах, античной или средневековой мифологии или в произведениях других писателей. Цель такого заимствования — провести параллель между собственным литературным творением и уже созданным до него широко известным произведением. Таким образом, можно сказать, что автор, используя уже имеющийся образ, «намекает» на его сходство с героем, сюжетом или идеей своего романа, новеллы или повести.

Виды аллюзии

С помощью таких стилистических приемов автор может ссылаться не только на общеизвестное литературное произведение, но и на какой-либо исторический факт. Различные элементы из библейских или мифических сюжетов могут играть роль аллюзии. Что это за художественное явление, ответить в рамках одной статьи невозможно. Этой теме посвящают труды многие литературные исследователи, каждый из которых предлагает свою трактовку и классификацию. Чтобы получить общее понятие об аллюзии, следует привести несколько примеров из литературы и классифицировать их по основному признаку, а именно — источнику, из которого она может быть заимствована. Итак, подобные художественные образы могут быть:

  • мифологическими;
  • библейскими;
  • историческими;
  • литературными;
  • философско-эстетическими.

Применяются аллюзии для образования сюжета, раскрытия образа героя или идеи автора. Находиться они могут в заголовке произведения или в его концовке. Также эти могут занимать медиальную позицию.

«В круге первом»

Аллюзия в романе Александра Солженицына находится в заголовке произведения. В своей «Божественной комедии» Данте Алигьери сформировал строгую структуру загробного мира, разделив его на девять кругов. Грешная душа, согласно сюжету поэмы итальянского автора, оказывается в одном из них. Но каждый из кругов соответствует тяжести совершенных при жизни проступков. В первом находятся самые безобидные грешники, чья вина весьма сомнительна: некрещеные младенцы, добродетельные, но некрещеные люди. В романе Солженицына дантовский первый круг взят в качестве аллюзии. Что это за иносказательный прием и какую функцию он выполняет, можно понять, вспомнив слова автора: «Дороже всего в мире осознавать, что не участвуешь в несправедливости». Герои русского писателя наказаны, страдают, подобно обитателям первого круга итальянского философа, безвинно и являются жертвами огромной страшной системы.

Шекспировские аллюзии

Элементы, позаимствованные из творчества Уильяма Шекспира, активно используются в произведениях современных авторов, прежде всего англоязычных. Одной из таких аллюзий является образ черного принца из романа Сюжет этого произведения является предысторией к легенде о принце Датском.

Английский писатель проводит параллель между героями своего романа «Коллекционер» и шекспировскими персонажами из трагедии «Буря». Как в первом, так и во втором случае символы занимают медиальную позицию.

А что касается произведений русской классической литературы, то ярким примером аллюзии на образы из творчества английского драматурга служит повесть Лескова «Леди Макбет Мценского уезда».

Другие художественные аллюзии

Выбор источника аллюзий зависит от времени, в котором живет автор, от его идей. В романе «Мастер и Маргарита» присутствуют повсюду иносказания, тонкие намеки на библейские образы и сюжеты. Произведение Булгакова порождает множество вопросов и загадок. Но ссылки автора культового произведения XX века на «Фауста» Гете очевидны. Имя главной героини — основная аллюзия. Любви и теме мимолетного счастья посвятил Булгаков главную сюжетную линию, которая также является интересным предметом изучения критиков в силу обилия в ней образов немецкого поэта.

Реминисценция является более общим понятием. Использование различных образов и элементов из известного может принимать различные формы. Стилистический прием, которому посвящена эта статья, подразумевает наиболее однозначное прочтение.

Аллюзия и реминисценция в общем понимании являются почти синонимами. Великие персонажи и сюжеты, возможно, уже созданы. Современным авторам остается лишь переосмыслить их и перенести в наше время. И стоит сказать, что подобные используются не только в литературе, но и в кино. Пример из советского кинематографа — кинолента «Дети дон Кихота». Главный герой этого фильма совершает добро, не ожидая награды. Он отдается работе со всей душой, не обращая внимания на насмешки. Поступки его могут показаться безумными простым обывателям. Но эти безумства благородны. И в этом сходство киногероя с персонажем Сервантеса.

Как известно, термин «аллюзия» — это довольно старое определение, которое появилось во многих европейских странах уже в XVI веке. Но тем не менее, если не учитывать древние корни использования данного слова в зарубежной литературе и языкознании, активно начинает изучаться само явление лишь в конце прошлого века.

Значение слова

Аллюзия — это своеобразная отсылка к известным высказываниям в литературной, разговорной и ораторской речи. Она относится также к фактам исторической или политической жизни, довольно часто к художественным произведениям. Взято из греческого «аллюзия», синоним — шутка, намек.

Аллюзия в литературе

Само по себе слово используется в литературоведении.

Ученные определили, что аллюзия — это стилистическая фигура, которая содержит отчётливый намёк или явное указание на некоторые литературные, исторические, мифологические или политические факты, закрепленные в разговорной речи или текстовой культуре. Такой элемент называется маркером, или репрезентантом аллюзии, а факты и тексты действительности, к которым отсылка осуществляется, называют денотатами аллюзий.

Литературоведы определяют аллюзию как косвенное указание при помощи слов или словосочетаний на какие-либо факты. Такие обращения могут быть связаны и с событиями повседневной человеческой жизни.

Наряду с афоризмами, цитатами и различными стилевыми вкраплениями аллюзия может быть основным маркером, а значит в любом тексте языковым способом олицетворения категории интертекстуальности. Также аллюзия может быть средством расширения переносов качеств и свойств библейских, мифологических, исторических, литературных персонажей и событий на те, о которых в данном высказывании идет речь.

Структура аллюзии

Если говорить о составе, то аллюзия может быть выражена словом, словосочетанием или крупными по конструкции и объёму словесными образованиями.

Ученные выделяют следующие виды: аллюзии — сверхфразового единства, аллюзии — абзацы, аллюзии — прозаические строфы, аллюзии — строфы, аллюзии — художественные произведения, аллюзии — главы. Языковеды утверждают, что последняя аллюзия — это архитектоническая. Ее представляют объемным художественным произведением, которое повторяет особенности расположения частей других литературных текстов. Но в мировой литературе известен только один пример данного рода аллюзии — дублирующий «Одиссею» Гомера Д. Джойс, написавший «Уллис».

— (от лат. alludere намекать). Фигура риторическая, заключающая намек на какой нибудь предмет, не названный прямо. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. АЛЛЮЗИЯ [фр. allusion намек Словарь иностранных слов русского языка

аллюзия — и ж. allusion f., лат. allusio. 1690. Лексис. лат. Риторическая фигура. Намекание, навод, наведение, назнаменование. Ян. 1803. лит. намек на какой л. известный факт как стилистический прием в литературе. Сл. 18. Докторы, когда к больному приходят … Исторический словарь галлицизмов русского языка

Намек, околичности Словарь русских синонимов. аллюзия см. намёк Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 … Словарь синонимов

— (намек) риторическая фигура, заключающаяся в ссылке на историческое событие или литературное произведение, к рые предполагаются общеизвестными. Таковы напр. выражения: Пиррова победа, Демьянова уха и т. п. Иногда А. представляет целую выдержку из … Литературная энциклопедия

— (от лат. allusio шутка намек), стилистическая фигура, намек посредством сходнозвучащего слова или упоминания общеизвестного реального факта, исторического события, литературного произведения (слава Герострата ср. Герострат) … Большой Энциклопедический словарь

И; ж. [от франц. allusion намёк]. Стилистический приём, заключающийся в использовании намёка на реальные общеизвестные факты, события. Политические, литературные аллюзии. * * * аллюзия (от лат. allusio шутка, намёк), стилистическая фигура, намёк … Энциклопедический словарь

Аллюзия — (от лат. allusio намёк) прием отсылки к какому либо художественному произведению, эстетическому факту, известному социальному событию, историческому обстоятельству или лицу. Аллюзии могут быть шутливыми, ироническими, сатирически… … Эстетика. Энциклопедический словарь

— (от лат. allusio шутка, намёк) в художественной литературе, ораторской и разговорной речи одна из стилистических фигур: намёк на реальный политический, исторический или литературный факт, который предполагается общеизвестным. В качестве… … Большая советская энциклопедия

Ж. Стилистический приём, заключающийся в использовании намёка на реальный общеизвестный, политический, исторический или литературный факт. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

Аллюзия, аллюзии, аллюзии, аллюзий, аллюзии, аллюзиям, аллюзию, аллюзии, аллюзией, аллюзиею, аллюзиями, аллюзии, аллюзиях (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») … Формы слов

Книги

  • Аллюзия любви , Бовуар С., Сартр Ж.. Авторы этой книги – известные философы XX века. Симона де Бовуар — французская писательница, философ, подруга Жан-Поля Сартра и в тоже время идеолог феминистского движения. Жан-Поль Сартр –…
  • Золотая ослица , Елена Черникова. Роман-аллюзия о любви и посмертной жизни, написан женщиной, в России, на отечественном мужском материале…

Здравствуйте, уважаемые читатели блога сайт. Сегодня мы расскажем о таком малоизвестном термине в русском языке и литературе, как АЛЛЮЗИЯ.

Слово это имеет латинские корни и в дословном переводе «allusio» означает «намек» или «шутка ».

Аллюзия — это…

Аллюзия – это стилистический прием, который содержит указание или аналогию на некий исторический, мифологический, политический или литературный факт, который общеизвестен и уже давно стал частью культуры или разговорной речи.

Чтобы лучше понять, о чем идет речь, сразу приведем пример . Часто вы слышали фразу «Силен как Геракл»? Здесь явная отсылка к герою древнегреческих мифов.

Геракл – сын бога Зевса, он обладал нечеловеческой силой и совершил 12 подвигов, например, держал небо на своих плечах или победил огромного льва, разорвав ему пасть руками. И когда мы слышим подобное сравнение «силен как Геракл», мы понимаем, что человек действительно очень сильный.

Примеры популярных аллюзий


Очень часто примеры аллюзий можно найти в крылатых выражениях и поговорках :


Главное, не путать аллюзию с цитатой . Последнее – это точное воспроизведение чьего-то изречения, мысли.

Например, фраза «Жребий брошен» имеет отсылку к уже упомянутому Юлию Цезарю. Но , а не аллюзия, хотя само словосочетание достаточно широко используется многими и в повседневной речи.

Аллюзии в литературе

Многие авторы в своих произведениях пользуются этим стилистическим приемом. Он позволяет им кратко охарактеризовать характер персонажей, их поступки или ситуацию в целом. Причем образ получается гораздо более красочный , чем если бы все это описывали своими словами.

А бывает, что писатели берут строчки какого-то известного произведения и немного их переиначивают, вкладывая в известные выражения совсем другой смысл. Например, знаменитая реплика Чацкого в монологе «А судьи кто?» — из «Горе от ума» Грибоедова:

И мир Отечества нам сладок и приятен…

Мало кто знает, что Грибоедов использовал строки другого русского поэта – Гавриила Державина:

Мила нам добра весть о нашей стороне
Отечества и дым нам сладок и приятен.

И что интересно, у Державина эта фраза имеет явный положительный оттенок. Он открыто гордится своим Отечеством, чтобы с ним и внутри него не происходило. А вот Грибоедов устами Чацкого, наоборот, высмеивает это слепое поклонение. Кстати, то же самое намного позже сделает и Владимир Маяковский, используя все те же слова:

Такого Отечества такой дым разве так уж и приятен?

А бывает так, что аллюзии используются в названии литературных произведений . Яркий пример – роман Александра Солженицына «В круге первом». Ведь здесь явная отсылка к Данте и его «Божественной комедии», где ярко расписаны все круги Ада.

У Данте каждый круг предназначен для определенных грешников в зависимости от тяжести их деяний. Так вот, в первом круге находятся самые безобидные, чья вина и вовсе может показаться сомнительной. Например, Данте поместил туда некрещеных младенцев, а также хороших, но опять же некрещеных взрослых.

И Солженицын уже в названии романа указывает, что герои его произведения – люди, которые ни в чем не виноваты. Они жертвы, которые попали под жернова огромной системы. И действительно, в романе «В круге первом» идет речь об ученых, которых заперли в «шарашках» как заключенных и заставили работать на государство.

Вместо заключения

Аллюзия – это красивый прием, который позволяет человеку не только украсить речь, но и блеснуть эрудицией. Ведь она подразумевает наличие определенных знаний.

Главное, чтобы собеседник, к которому обращаются, тоже был интеллектуально подкован . Иначе он может просто не понять, о чем ему говорят.

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога сайт

Вам может быть интересно

Антураж — это способ создания нужного впечатления Ассонанс — это единство гласных ЛОЛ — что это такое и что значит lOl в интернете Как удалить свою страницу на Одноклассниках
Кек — что это значит на сленге Вконтакте и других интернет-сообществ Что такое эгоизм и эгоцентризм — в чём между ними разница Кто такой фрик и чем занимаются эти люди Что такое патч — для чего они нужны, могут ли нанести вред и какие патчи различают Главные и второстепенные члены предложения — тотальный разбор Что такое декларация, зачем она нужна и где применяется Тропы — это секретное оружие русского языка Медиана — это золотое сечение треугольника

1.1 Аллюзии и их характеристика. Античные (библейские) аллюзии в современной английской литературе

Похожие главы из других работ:

«Евгений Онегин» А.С. Пушкина в творческой судьбе М.Ю. Лермонтова

1.2 Творческое развитие Лермонтова-поэта в контексте влияния Пушкина: заимствования, реминисценции, аллюзии, параллели и антитезы.

В лермонтовской энциклопедии выделяется два этапа творчества Лермонтова: 1) 1828-1832 гг. — юношеский период; 2) 1834-1841 гг. — зрелый период. Исследователи В.В. Афанасьев, С.Н. Ермоленко, Н.И. Якушин и др…

«Чужое» слово в художественном тексте (на материале романа Т. Толстой «Кысь»)

2.2.2 Аллюзии в романе «Кысь»

Одним из самых заметных семантических приемов в произведении становится прием аллюзии. Аллюзия (от лат. аllusion — намек, шутка) — в литературе, ораторской и разговорной речи отсылка к известному высказыванию, факту литературной, исторической…

Аллюзия как стилистический прием в поэтическом тексте

ГЛАВА 1. Теоретические аспекты исследования стилистического приема аллюзии

Аллюзия как стилистический прием в поэтическом тексте

§1.1 Определение стилистического приема аллюзии в научной литературе

Известно, что термин «аллюзия» появляется во многих европейских языках уже в XVI веке. Но, несмотря на давнюю традицию использования этого слова в зарубежном литературоведении и языкознании…

Аллюзия как стилистический прием в поэтическом тексте

§2.2 Аллюзии в произведениях ирландского поэта и драматурга Шона ОКейси.

Если в произведениях У.Б.Йейтса преимущественно используются аллюзии на образы национальной мифологии и фольклор, то в пьесах другого ирландского поэта и драматурга Ш.ОКейси преобладают аллюзии на реальные исторические события, лица…

Аллюзия как стилистический прием в поэтическом тексте

§2.3 Литературные аллюзии в стихотворениях Р.Лоуэлла

Аллюзия является константной чертой индивидуального стиля Лоуэлла, так как присутствует на всех этапах творчества писателя. Каждый его сборник изобилует большим количеством ссылок и аллюзий. Более того…

Античные (библейские) аллюзии в современной английской литературе

Глава 2 Новое религиозное сознание и библейские аллюзии в современной английской литературе

Античные (библейские) аллюзии в современной английской литературе

2.1 Библейские аллюзии и образ Саймона в романе Уильяма Голдинга «Повелитель мух»

Уильям Голдинг на протяжении всего своего творчества размышлял над проблемами добра и зла, человеческой природы, бытия Бога. Все эти вечные вопросы заключались им в форму философско-аллегорических романов, полных библейских мотивов и образов…

Античные (библейские) аллюзии в современной английской литературе

2.2 Библейские аллюзии в ранней прозе Р. Киплинга

Р. Киплинг принадлежит викторианской эпохе. Это время, когда Библия была частью массового сознания. Знание библейских сюжетов означало принадлежность к западной цивилизации. Члены англо-индийского сообщества чувствовали это…

Образ покинутой возлюбленной: Гипсипила и Дидона

Характеристика источника

Из биографии Гомера точно известно только его имя. Никто не знает, когда Гомер родился, жил и когда он умер. Более того, никто не может с уверенностью сказать, жил ли он вообще, а если и жил, то был ли он единственным автором «Илиады» и «Одиссеи»…

Особенности вторичных текстов

1.1.1 Цитаты, аллюзии, афоризмы

Цитата — широко распространенное явление. Цитата — это воспроизведение компонентов претекста с сохранением той предикации (описания некоторого положения вещей), которая установлена в тексте-источнике. Цитирование бывает как дословным…

Пространственная организация текста в поэме А. Ахматовой «Без героя»

Глава 2. Историко-культурные реминисценции и аллюзии как составляющие хронотопа в поэме

М. Бахтин называет хронотопом существенную взаимосвязь временных и пространственных отношений, художественно освоенных в литературе. Бахтин М. Формы времени и хронотопа в романе // Очерки по исторической поэтике. М., 1979…

Развитие классицизма в русской литературе XVII-XIX вв.

1.Характеристика классицизма

Для этого направления характерны высокая гражданская тематика, строгое соблюдение определенных творческих норм и правил. Классицизму, как определенному художественному направлению, свойственно отражать жизнь в образах идеальных…

Развитие образного мышления, фантазии и воображения на уроках литературы

1.3 Характеристика воображения

Воображение — это особая форма человеческой жизни, стоящая отдельно от остальных технических процессов и вместе с тем занимающая промежуточное положение между восприятием, мышлением и памятью…

Сравнительная характеристика литературы Эпохи Просвещения и Сентиментализма

2. Сентиментализм и его характеристика

Сентиментализм (франц. sentimentalisme, от англ. sentimental, франц. sentiment — чувство) — умонастроение в западноевропейской и русской культуре и соответствующее литературное направление в XVIII и в начале XIX века…

Аллюзия » Детская энциклопедия (первое издание)

Иллюстрация Г. Нарбута к басне И. А. Крылова «Волк на псарне».

Часто можно услышать или прочесть, что, например, в басне И. А. Крылова «Волк на псарне» под Волком подразумевается Наполеон. На иллюстрации Г. И. Нарбута Волк даже изображен с наполеоновской треуголкой, а ловчему приданы черты сходства с Кутузовым. Однако если бы смысл басни к этому и сводился, перед нами была бы простая аллегория. Тогда, не зная о Наполеоне, мы просто не смогли бы прочесть эту басню. Но «Волк на псарне», как и всякая басня, имеет обобщенно-нравственный смысл и лишь намекает на события Отечественной войны 1812 г. Такой намек называется аллюзией (от лат. allusio — шутка, намек).

В первой главе романа «Евгений Онегин» А. С. Пушкин намекает на свою ссылку, маскируя это бытовым тоном так, как будто ведется разговор о здоровье: «Но вреден север для меня». Эта аллюзия однопланова: речь идет о ссылке, и только о ней. Чаще, однако, аллюзия соединяет два разных смысла. Когда в «Борисе Годунове» царь говорит: «Противен мне род Пушкиных мятежный,» — это относится и к событиям «смутного времени», и к судьбе самого поэта, к событиям XIX в.

Аллюзии часто носят политический характер, когда при помощи намека указывается на то, что по цензурным условиям нельзя высказать прямо. Порою они складываются в целый язык (см. Эзопов язык). Однако к этому роль аллюзии как литературного приема не сводится. При помощи тонких намеков ведется литературная полемика, иногда же таким способом маскируются обстоятельства личной жизни автора. Так, согласно гипотезе Ю. Н. Тынянова, в ряде стихов Пушкина «зашифрована» его «утаенная любовь» к Е. А. Карамзиной. Адрес Татьяны в седьмой главе «Евгения Онегина» («У Харитонья в переулке») содержит автобиографическую аллюзию — это адрес самого Пушкина в годы детства.

Иллюстрация Г. Нарбута к басне И. А. Крылова «Стрекоза и Муравей».

Иногда аллюзии пронизывают весь текст произведения. Например, в романе В. А. Каверина «Скандалист, или Вечера на Васильевском острове» почти все вымышленные персонажи сопоставимы с реальными людьми — литераторами и филологами 1920‑х гг. Большую роль играют аллюзии в исторических романах и драмах, когда изображаемая историческая ситуация соотносится с ситуацией современной. Это особенно характерно для освоения античных сюжетов драматургами классицизма.

Аллюзии нередко присутствуют в произведениях на исторические темы. Так, трагедия классицизма, черпавшая сюжеты из античности («Сид» П. Корнеля, «Федра» Ж. Расина и др.), всегда была сориентирована на то, что зритель воспримет эти сюжеты как современные. Эта особенность во многом характерна и для зарубежной драмы XX в. (исторические пьесы Б. Шоу и др.)

Аллюзии на литературные произведения относятся к области реминисценции. Однако аллюзия может быть одновременно и литературной, и политической. В стихотворении М. Ю. Лермонтова «Умирающий гладиатор» при описании толпы зрителей появляются слова «надменный временщик». Они повторяют начало сатиры К. Ф. Рылеева «К временщику», т. е. представляют собой аллюзию литературную. В то же время цитата из стихов казненного декабриста — это, несомненно, и политический намек.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Allusion: что это такое и как эффективно использовать | от ProWritingAid

Источник: Unsplash

«Она определенно не мать Тереза, — сказал Джон.

Читая это предложение, вы сразу понимаете, что Джон думает, что человек, о котором он говорит, не является принципиальным человеком. Фактически, используя Мать Терезу в качестве ориентира, вы многое узнаете как о Джоне, так и о том, как он относится к этой женщине. Вы сразу же узнаете его мнение и в зависимости от того, что будет до и после этого комментария, вы узнаете больше о Джоне и о том, как он думает.

И вы получаете всю эту информацию из простой намек.

Намек — это литературный прием, который придает смысл вашей работе, ссылаясь на человека, место или предмет, которые считаются общеизвестными. Это может быть отсылка к произведению искусства или литературы, известному человеку, популярному месту, историческому событию, культурной норме и т. Д., Которые читатели используют, чтобы понять ваш смысл.

Вместо того, чтобы говорить: «Она была любящей, доброй, щедрой и бескорыстной и посвятила свою жизнь помощи тем, кому не повезло», можно написать: «Она соперничала с Матерью Терезой.«Это краткий способ дать вашим читателям мгновенное понимание. Многие писатели ссылаются на мифологию, Шекспира и другую литературу, чтобы побудить читателей конкретизировать их смысл.

Мы используем аллюзию в повседневной речи, когда используем такие фразы, как «Не открывай ящик Пандоры», «Это ее 15 минут славы» или «Я застрял в уловке-22». Когда намек возникает в обычной речи, вы точно знаете, что имеет в виду человек, и ему не нужно объяснять их значение.

Примеры литературных намеков включают:

  • Название The Sound and the Fury Уильяма Фолкнера, которое отсылает к шекспировскому Macbeth .
  • Шекспир ссылается на свой собственный Юлий Цезарь в Гамлете .
  • Вальден Торо ссылается на Олимп из греческой мифологии, сравнивая природу с горой Олимп, где жили боги.

Намек также может быть неуловимым, иногда его используют как предзнаменование. В этом примере используется исторический контекст, чтобы предсказать поражение:

  • Грядущий день окажется Ватерлоо Артура.

Иногда намек ускользает.Например, Джеймс Джойс был намеренно не известен, поэтому некоторым людям так трудно довести его работу до конца.

Когда Джозеф Конрад написал следующий отрывок в Сердце тьмы , он имел в виду греческую мифологию:

  • Две вязальные женщины увеличивают его тревогу, глядя на него и всех других моряков с сознательным безразличием. Их жуткий вид предполагает, что они знают, что произойдет, но им все равно.

«Две вязальные женщины» намекают на судьбы в греческой мифологии и на то, как они связывают человеческую жизнь.Это предвещает грядущее жуткое и ужасающее путешествие.

Вы можете легко упростить более сложные мысли и эмоции, сославшись на общие ссылки. Когда писатели ссылаются на мифологию, они привносят в свои работы мистическое и волшебное. И когда они ссылаются на Библию, например, называя кого-то «добрым самаритянином», они привносят религиозный подтекст.

Вы можете называть кого-то «Скруджем» или «Ромео», чтобы узнать их персонажей для ваших читателей. А донкихотский , что означает экстравагантный или нереалистичный, является прямым намеком на Дон Кихота, персонажа Сервантеса.Намеки могут улучшить ваше письмо, придавая дополнительный смысл, или вы можете использовать их иронично для сравнения двух несходных вещей. Это отличный инструмент для выявления невысказанных предположений и предубеждений.

Одна вещь, которую следует отметить при использовании намеков, заключается в том, что вы перекладываете ответственность за понимание своего смысла на своих читателей. Тщательно подбирайте намеки, чтобы не заставлять читателей слишком усердно разбираться в том, что вы пытаетесь сказать.

Теперь, когда вы понимаете аллюзию, вы можете заметить ее повсюду, а не только в литературе.Подумайте об «ахиллесовой пяте» человека или о «Эйнштейне».

Какая ваша любимая аллюзия? Сообщите нам в комментариях ниже, как вы используете намек в повседневной речи и письме.

Что такое аллюзия в поэзии?

Важность аллюзий

При чтении важно не упускать из виду намеки. Вы, вероятно, сейчас думаете про себя: «Зачем беспокоиться, если эти ссылки появляются так быстро?» Намеки — это быстрый и простой способ для авторов донести смысл до читателя.

Например, автор может сравнить действие с открытием Ящика Пандоры. Это намек на греческий миф. Кто бы ни открыл Ящик Пандоры, выпустит в мир все злые дела. Ссылаясь на ящик Пандоры, автор в основном говорит: «Сделай это, и будут довольно ужасные последствия». Как видите, как читателю важно получить аллюзию, чтобы понять смысл автора!

Вы также можете рассматривать намеки как личную шутку между автором или поэтом и читателем.Некоторым поэтам нравятся тонкие намеки. Они знают, что многие из их читателей не поймут, о чем они говорят! Если вы уловите некоторые из более незначительных намеков, вы можете считать себя частью элитного клуба аналитических динамо-машин!

Примеры аллюзий в поэзии

Аллюзии — популярный литературный прием в мире поэзии. Как и в романах или других произведениях прозы, стихи содержат всевозможные отсылки к другим литературным произведениям, местам, людям, мифологии и Библии.

«Пустошь»

Т.С. «Пустошь» Элиота — исключительно длинное стихотворение. В результате он полон различных намеков. Один из первых намеков Элиота связан с другим литературным произведением:

«Мадам Сосострис, знаменитая ясновидящая, / тем не менее сильно простудилась …»

Мадам Сосострис относится к ясновидящей (человек, который может видеть и предсказывать будущее) из романа автора Олдоса Хаксли Crome Yellow , написанного в 1921 году.

Позже в стихотворении Элиот ссылается на несколько мест, которые действительно существуют:

«Под коричневым туманом зимней зари / Толпа хлынула по Лондонскому мосту, так много, / Я не думал, что смерть уничтожила так много». / Выдыхали короткие и нечастые вздохи, / И каждый смотрел прямо перед своими ногами. / Потекла вверх по холму и вниз по Кинг-Уильям-стрит, / туда, где святая Мария Вулнот хранила часы … »

Лондонский мост, Кинг-Уильям-стрит и Саит Мэри Вулнот (церковь) — все они расположены в Лондоне, Англия.

«Все заросли хитрым мхом»

Поэма Эмили Дикинсон «Все заросли хитрым мхом» очень короткая, но в ней все же есть намек на другую писательницу. Одна строка стихотворения гласит:

«Маленькая клетка« Каррер Белл »/ В тихом« Хаворте »заложена».

Кто именно такой «Каррер Белл»? Это яркий пример прямого намёка, который требует от читателя осведомленности. «Каррер Белл» относится к писательнице Шарлотте Бронте. Как и многие другие женщины ее времени, Бронте изо всех сил пыталась опубликовать свою работу.Она использовала псевдоним «Каррер Белл» (мужское имя), чтобы опубликовать некоторые из своих сочинений. Вы можете узнать Шарлотту Бронте, но вам нужно быть большим ее поклонником, чтобы узнать одно из ее псевдонимов!

Роберт Фрост

Поэт Роберт Фрост делает много библейских ссылок в своих произведениях, как прямых, так и косвенных. В стихотворении Фроста «Ничто из золота не может остаться» является прямым намеком:

«Итак, Эдем погрузился в печаль»

Эдем относится к ветхозаветному саду, где жили первый мужчина (Адам) и первая женщина (Ева).Как гласит библейская история, Еву уговорила змея съесть запретный плод. В результате действий Евы и она, и Адам отпали от благодати, и Эдем больше не рай на Земле.

Фрост делает более тонкую библейскую ссылку в стихотворении «После сбора яблок»:

«Моя длинная двухконечная лестница вонзается в дерево / К небу все еще …»

Эта линия кажется не справочной, не так ли? Звучит так, будто Фрост говорит о действительно высокой лестнице! Фактически, эта первая строка стихотворения является намеком на библейский рассказ «Лестница Иакова» о парне, которому снится лестница, которая ведет его к порогу Бога.На протяжении всего стихотворения Фрост использует падение яблок с деревьев, чтобы намекнуть на падение Эдемского сада.

«Второе пришествие»

Поэма Уильяма Батлера Йейтса «Второе пришествие» (название относится ко второму пришествию Иисуса Христа!) Включает косвенный намек на греческую мифологию:

». . где-то в песках пустыни / фигура с телом льва и головой человека … »

Вы можете догадаться, что это за мифическое существо? Если вы угадали сфинкса, значит, вы правы! Согласно греческому мифу, сфинкс был невероятно хитрым существом.

Краткое содержание урока

Намек — это литературный прием, который позволяет очень быстро отсылать к человеку, месту, предмету, событию из истории или другому литературному или текстовому произведению. Намеки — это краткие упоминания, которые не получают особых пояснений от автора. Авторы и поэты используют аллюзии как быстрый способ придать смысл своему письму; например, ссылка на ящик Пандоры означает, что действия человека будут иметь ужасные последствия. Писатели обычно ссылаются на:

  • Литература, например Т.Упоминание С. Элиотом мадам Сосострис в «Пустоши»
  • Значимые места, как Т.С. Ссылка Элиота на Лондонский мост, улицу Кинга Уильяма и святую Марию Вулнот в «Пустоши»
  • Важные люди, такие как упоминание Эмили Дикинсон «Каррер Белл» (псевдоним Шарлотты Бронте) в «Все заросшие хитрым мхом»
  • Библия, как и ссылка Роберта Фроста на Эдем («Ничто, золото не может остаться») и на Лестницу Иакова («После сбора яблок»).
  • Греческая мифология, как упоминание сфинкса Уильямом Батлером Йейтсом во «Втором пришествии»

Что такое аллюзия в литературе? Определение, примеры литературных аллюзий — Woodhead Publishing

Намек — это случайное или косвенное указание на человека, место или значимый предмет.Аллюзия не описывает и не предоставляет каких-либо подробностей о том, на что была сделана ссылка, и обычно предполагается, что читатель или аудитория знают ссылку и могут понять ее важность.

Что такое аллюзия?

Проще говоря, намек — это отсылка к чему-то другому. В литературе намек часто используется для обозначения важных культурных предметов или деталей. Наиболее часто упоминаемая книга — это Библия.

Аллюзия не описывает то, на что ссылаются, из-за тенденции к тому, чтобы это было культурно значимым или, по крайней мере, широко понимаемым аудиторией.Таким образом, аллюзия в значительной степени зависит от способности читателя обладать уже существующими знаниями или иметь возможность более глубоко заглянуть в намек.

Текущие примеры аллюзии

Многие повседневные речевые фразы на самом деле являются отсылками к литературе и популярной культуре.

Рассмотрим следующие примеры:

  • «С этим вопросом она открыла ящик Пандоры». Это относится к греческому мифу «Ящик Пандоры», в котором Пандора открыла ящик, высвобождающий страдания в мир.Этот намек используется для обозначения любого случая, когда кто-то создает ситуацию для неприятностей.
  • «Этот ребенок — обычный Эйнштейн». Имеется в виду известный ученый Альберт Эйнштейн. Подобное утверждение было бы использовано для обозначения того, что ребенок невероятно умен, ссылаясь на одного из самых известных ученых.
  • «Не будь таким Скруджем!» Это то, что вы, вероятно, услышите в праздничный сезон. Он отсылает к книге Чарльза Диккенса «Рождественская история ». Персонаж Эбенезер Скрудж ненавидел Рождество и был несчастным и злобным на протяжении всего сезона.Такое заявление описало бы кого-то, кто не в праздничном настроении.

Важность аллюзии

Аллюзия может относиться либо к чему-то совершенно отдельному от произведения, в котором оно происходит (внешняя аллюзия), либо может относиться к чему-то, что произошло ранее в написании (внутренняя аллюзия). Оба типа намеков служат для того, чтобы помочь авторам выделить важную информацию, не вдаваясь в подробности.

Более того, аллюзия может помочь упростить способ изображения сложных идей или человеческих эмоций.Это работает, позволяя писателю использовать что-то, что уже существует, для концептуализации идеи, вместо того, чтобы создавать для этого совершенно новый контекст, метафору или даже аллегорию. Такие действия могут отвлекать от основной мысли или неотложных идей, поэтому намек дает возможность добавить контекст, не отклоняясь от того, что имеет непосредственное отношение к делу.

Примеры аллюзий в литературе


Поэт Книга Джона Мильтона Потерянный рай является прекрасным примером аллюзии из-за множества ссылок на Библию и персонажей Библии.

Первого непослушания человека и плод

От запретного дерева, вкус смертного которого

Смерть принесла в мир и все наши горести,

С потерей Эдема до одного великого человека

Восстановите нас и верните блаженное место,

Пойте небесную музу, что на тайной вершине

Из Ореба или Синаина вдохновил

Тот пастырь, который первым научил избранное семя…

Еще одна классика, полная религиозных намеков, — это Данте Алигьери « Инферно », который описывает ад в формате литературного рассказа:

И я — голова моя подавлена ​​ужасом — сказал:
«Учитель, что я слышу? Кто такие
те люди, которые так побеждены своей болью? »
И он мне: «Этот жалкий путь
идут жалкие души тех
, которые жили без позора и без похвалы.
Теперь они смешались с трусливыми ангелами,
компания тех, кто не был мятежником
и не был верен своему Богу, но стоял отдельно.
Небеса, дабы не умалилась красота их,
изгнали их вон, и глубокий ад не примет их —
даже нечестивые не могут хвалиться ими.

Джозеф Конрад Сердце тьмы ссылается на судьбы из греческой мифологии. Судьбы были силами, которые сплетали нити жизни и контролировали, когда нужно оборвать нить конкретного человека.Вяжущие женщины ссылаются на Судьбы и помогают создать зловещую атмосферу:

Мне стало немного не по себе. Вы знаете, я не привык к таким церемониям, и в атмосфере было что-то зловещее. Как будто меня втянули в какой-то заговор — я не знаю — что-то не так; и я был рад выйти. Во внешней комнате две женщины лихорадочно вязали черную шерсть. Приходили люди, и младший ходил взад и вперед, представляя их. Старушка села на стул […].На голове у нее было накрахмаленное белое платье, на щеке была бородавка, а на кончике носа висели очки в серебряной оправе. Она взглянула на меня поверх очков. Стремительная и равнодушная безмятежность этого взгляда обеспокоила меня. Два юноши с глупыми и веселыми лицами направлялись к ней, и она бросила на них тот же быстрый взгляд беззаботной мудрости. Казалось, она все знает о них и обо мне тоже. Меня охватило жуткое чувство. Она казалась сверхъестественной и роковой.

Резюме: Что такое аллюзия в литературе?


Аллюзия — это литературный прием, используемый для обозначения чего-то другого с целью усиления смысла.Аллюзия может использоваться либо для обозначения идеи или темы за пределами текущего текста, либо для ссылки на что-то, что произошло ранее в том же тексте.

В любом случае аллюзия помогает контекстуализировать предмет, не заставляя автора тратить время на полное объяснение идеи своими словами.

определение аллюзий по The Free Dictionary

Упоминание о другой возможности поговорить с ним и предположение, что Менон может оказать афинскому народу услугу, умиротворив его, являются очевидным намеком на суд над Сократом.В каждом слове и жесте он видел намеки на свое счастье. Эти намеки на вашу одинокую жизнь настолько ужасны, моя дорогая, что я уничтожил ваше письмо; достаточно разбить сердце, только взглянув на нее. В этой книге есть несколько намеков на Китай, все они были написаны до того, как я был в Китае, и не предназначены для того, чтобы читатель воспринял их как географически точные. Слушая аргументы своего брата с профессором, он заметил, что они связывают эти научные вопросы с теми духовными проблемами, что временами они почти касаются последних; но каждый раз, когда они приближались к тому, что казалось ему главным, они сразу же поспешно отступали и снова погружались в море тонких различий, оговорок, цитат, намеков и обращений к авторитетам, и ему с трудом удалось понял, о чем они говорили.Считается, что сцена этой истории и большая часть информации, необходимой для понимания ее намеков, достаточно очевидны для читателя в самом тексте или в сопровождающих его примечаниях. Затем он снова поднялся на ноги, поднялся на кафедру, и возобновил свою речь, не делая никаких намеков на инцидент. Даже досада, вызванная его недавним приключением, исчезла из его разума; и он мог присоединиться к душевному смеху, который любой намек на это вызвал у мистера «Я думаю, сударыня, о намеке этого дерзкого джентльмена, которого вы арестовали, на герцога Бекингемского — на его, которого вы позволили убить — герцогине де Шеврез, которую вы позволили сослать, — герцогу де Бофору, которого вы заключили в тюрьму; Который я стою к вам.- Казобон, — сказала леди Четтам самым величественным тоном, — я надеюсь, вы не думаете, что в моем упоминании о миссис был какой-то намек на вас. это обилие литературных поворотов и намеков у Теккерея; едва ли есть предложение, но оно напоминает ему, что он находится в обществе большой литературной толпы, кто все прочитал и может высмеивать или пародировать жизнь направо и налево от литературы, всегда на своем Я воздержался от подробностей ради Магдалины и не упомянул о письме миссис Хьюстон.

Как использовать намек в своем письме

Если вам нужен уникальный способ эффективно передать эмоцию или концепцию в своем творческом писательском проекте, вы можете попробовать литературный прием: аллюзию.

В этом блоге мы собираемся:

  • Поговорите об аллюзиях и о том, что они используются для
  • Посмотрите несколько примеров намеков в разных формах
  • Узнайте, как использовать аллюзии в нашем собственном письме

Что такое аллюзия?

Аллюзия — это фигура речи, которая косвенно относится к чему-то или кому-то из другого текста без особого упоминания этого.Намек — это не то, на чем непосредственно сосредоточено внимание в тексте — это больше похоже на то, что автор упоминает мимоходом, ожидая, что читатель заметит и поймет его на основе общих знаний или обычного опыта.

Использование аллюзии — это способ упростить передачу эмоции или концепции. Связывание новой ситуации с ситуацией, предметом или человеком, с которым читатель уже должен быть знаком, является творческим сокращением этой связи.

Общие аллюзии — это отсылки к персонажам и событиям в Библии, в греческой мифологии и в классических литературных произведениях, таких как Шекспир.Эти цифры и события достаточно хорошо известны, и большинство читателей поймут намек на них.

Намек отличается от ссылки тем, что ссылка является прямой, а намек — косвенной.

Есть два основных типа намеков: внутренние и внешние.

Внешний намек относится к чему-то за пределами рассказа — отдельному тексту другого автора.

Внутренний намек относится к чему-то внутри рассказа — автор ссылается на то, что они упоминали ранее.

Получайте пассивный доход полный рабочий день
от продажи книг

Класс творческого писателя: как написать и опубликовать художественную книгу

Обучается автором бестселлеров с ЛЕТНИМ опытом, делающим ТОЛЬКО ЭТО! Изучите новейшие фантастические маркетинговые тактики, подробное описание алгоритма Amazon, примеры из практики и многое другое.

Примеры аллюзий

Давайте посмотрим на несколько различных форм, которые могут принимать намеки.

Многие намеки принимают форму отсылки к персонажу.Оно могло быть косвенным, как в речи Мартина Лютера Кинга младшего «У меня есть мечта»: Пять десятков лет назад великий американец, в символической тени которого мы стоим сегодня, подписал Прокламацию об освобождении.

Он явно имеет в виду Авраама Линкольна, но ему не нужно называть его имя. Мы знаем это из его ссылки на Геттисбергское обращение Линкольна («Четыре десятка и семь лет назад») и из упоминания Прокламации об освобождении.

Но иногда писатели прямо ссылаются на персонажа по имени.

Вы можете услышать «Скруджа» от кого-то с кислым отношением или эгоистическими наклонностями. Это намек на книгу Чарльза Диккенса «Рождественская песнь », книгу, с которой знакомо большинство американских читателей.

Возможно, вы читали рассказ, в котором персонаж назвал другого персонажа чужим именем:

  • «Эйнштейн» может быть прозвищем, которое кто-то использует для очень умного персонажа (или очень тупого, если они используют его саркастически).
  • «Брут» или «Иуда» могут использоваться, если кого-то предали.
  • «Нимрод» может использоваться для персонажа, который является отличным охотником (или очень плохим охотником).
    Интересный факт : Багз Банни использовал имя Нимрод (библейский охотник), чтобы высмеивать Элмера Фадда. Поскольку аудитория не поняла отсылку, они взяли контекстные подсказки и дали «нимроду» определение, сродни «глупый» или «неуклюжий». В современном сленге именно так употребляется слово «нимрод». Это хороший пример того, что может случиться, если вы используете намек, который недостаточно известен вашей аудитории.
  • «Ромео» часто используется для обозначения влюбленного или очаровательного персонажа. «Джульетта» также обычно используется для женского эквивалента.

Вот еще несколько примеров:

«Монтэг перестал есть… он увидел, как их улыбки Чеширского кота прожигали стены дома». — это цитата Рэя Брэдбери в 451 по Фаренгейту, отсылающая к Алисе в стране чудес. Он не объясняет, кто такой Чеширский кот — он просто надеется, что читатель поймет.

Вся книга Лев, колдунья и платяной шкаф К.С.Льюиса является намеком на библейскую историю о распятии Иисуса.

Намек настолько распространен, что становится клише, когда кто-то «несет мир на своих плечах». Возможно, вы даже не узнаете в нем намек, поскольку он так широко используется. Это относится к Атласу, греческому богу, изображенному на портретах и ​​скульптурах, держащему земной шар.

Как видите, намек принимает множество форм, и каждая из них выполняет свою работу.

Как использовать намеки в письме

Помимо возможности устанавливать более тесные связи с меньшим количеством слов, вы можете использовать аллюзию для ощущения исключительности, которое она дает — читатели, которые понимают, о чем вы говорите, будут чувствовать себя ближе к истории и писателю, чувствуя, что они в- -знаю.

Намеки также могут придать тексту определенную легитимность, если основать его на вселенной с другим хорошо известным или иным образом успешным литературным произведением.

Так как же использовать аллюзии в собственном письме?

Вот несколько рекомендаций, которым вы можете следовать:

  1. Будьте осторожны, не намекайте на что-то очень неясное. Суть аллюзии в том, что большинство вашей аудитории ее поймет. Если это невозможно нишевая, она теряет ценность.
  2. Помните, о чем вы говорите! Если вы намекаете на что-то современное, например, на человека, который жив сегодня, вы рискуете, что этот намек плохо постареет.Например, намёки на Вуди Аллена или Майка Тайсона не могли быть восприняты так же, как они были до разоблачения своих преступлений.
  3. Старайтесь не использовать намек, если ваш читатель этого не понимает, вся сцена или строка не имеют смысла. Вы не можете сделать никаких намеков или ссылок, которые бы понял КАЖДЫЙ читатель — просто убедитесь, что предложение или сцена все еще имеют смысл, даже без внутренних знаний. (Подумайте о Багз Банни, использующем «Нимрод». Большинство зрителей этого не понимали, но они знали, что это было оскорблением.)

Намеки отлично подходят для более быстрого установления связи между вашим объектом и читателем, приправления вашей истории захватывающей и знакомой ссылкой и придания легитимности, основывая ваш текст на той же вселенной, что и успешные медиа. Используйте их осторожно, как и все остальное в вашем тексте, и наслаждайтесь преимуществами!

Раскрытие информации: некоторые из приведенных выше ссылок могут содержать партнерские отношения, то есть без дополнительных затрат для вас Self-Publishing School может получать комиссию, если вы переходите по ссылке, чтобы совершить покупку.

Allusion English III. Намек… Что это? Ссылка на исторического или литературного деятеля или события. АЛЛЮЗИЯ — это косвенная ссылка на другую идею,

.

Презентация на тему: «Аллюзия на английском языке III. Аллюзия… Что это? Отсылка к историческому или литературному деятелю или событию. НАЗНАЧЕНИЕ — это косвенная ссылка на другую идею», — стенограмма презентации:

ins [data-ad-slot = «4502451947»] {display: none! important;}} @media (max-width: 800px) {# place_14> ins: not ([data-ad-slot = «4502451947»]) {display: none! important;}} @media (max-width: 800px) {# place_14 {width: 250px;}} @media (max-width: 500 пикселей) {# place_14 {width: 120px;}} ]]>

1 Аллюзия Английский III

2 Намек… Что это? Ссылка на исторического или литературного деятеля или события.АЛЛЮЗИЯ — это косвенная ссылка на другую идею, человека, место, событие, произведение искусства и т. Д., Используемое для усиления смысла произведения, в котором оно появляется. Часто путают с иллюзией (что является ложным восприятием), аллюзия — это литературный термин, обозначающий ссылку в одном литературном произведении на другое литературное произведение. В телешоу Симпсонов постоянно упоминаются (некоторые могут сказать, крадут) фильмы, музыку, литературу и т. Д. В сцене, где директор Скиннер находится в своем офисе, он внезапно поворачивается к своему окну и смотрит на старый, жуткий дом, пока рассказывает о мучительных отношениях с матерью.Это намек на персонажа Нормана Бейтса из фильма «Психо».

3 Примеры намеков Другим примером намеков может быть «Любовь девушки к сладкому была ее ахиллесова пята», имея в виду воина в греческой мифологии Ахиллеса, которому можно было причинить вред, только если что-то ударило его по пятке, потому что его окунули в волшебную воду, когда он был младенцем. когда мать держала его за пятку. Единственная слабость Ахиллеса — это его пяточка, поэтому ссылка на ахиллесову пятку означает падение или слабость, в данном примере слабость к сладкому.

4 Еще примеры … Примером намёка может быть: «Сью не хотела терпеть проклятие Евы, поэтому она выбрала эпидуральную анестезию». Намек здесь — Проклятие Евы, и он представляет собой Бога, дающего Еве проклятие мучительных родов (Бытие 3:29). ) «На убийце была печать Каина, когда он преследовал своего брата» — имеется в виду библейская история: Каин и Авель.

5 Последний пример. Дождь шел так долго, что кажется, будто он шел уже 40 дней и ночей.(Это отсылка к известному событию Ноева Ковчега.)

6 Ваша задача… Посмотреть видео Pink «Stupid Girls». Какие примеры аллюзий можно найти в видео. http://www.youtube.com/watch?v=BR4yQF ZK9YM http://www.youtube.com/watch?v=BR4yQF ZK9YM Испытайте себя, чтобы найти примеры намеков в сегодняшнем задании по чтению! Обсудим это ближе к концу урока.


25+ примеров аллюзий из литературы и жизни

Лучшие примеры аллюзий в литературе, кино, телевидении и беседах демонстрируют, почему этот литературный прием настолько силен.

Намеки не только привлекают внимание и создают чувство общего понимания, но мы не можем помочь вплетать их в наши творения.

Вероятно, вы используете намеки чаще, чем думаете.

И что бы вы ни упоминали в своей истории, статье, сценарии, речи или разговоре, вы хотите, чтобы ваша аудитория почувствовала эту искру узнавания.

Итак, какие хорошие намеки вы можете использовать, чтобы их привлечь?

Что такое аллюзия?

Проще говоря, аллюзия — это ссылка на что-то вне момента, в котором происходит ваша сцена, песня или высказывание.

Внешний намек (который есть в большинстве случаев) относится к чему-то за пределами вашего рассказа, но знакомому вашему читателю.

Внутренний намек относится к чему-то более раннему в вашем рассказе, что, как вы надеетесь, заметил ваш читатель.

TL; DR; намек подобен тонкой ссылке на что-то.

Общие сведения о намеках

Полезно иметь рабочее определение намека.

Но чтобы по-настоящему понять намеки, вам нужно увидеть их в контексте и получить представление об их истории как о литературном приеме.

Рассказчики используют аллюзии все время и веками. Если они могут вызвать воспоминания в своем читателе, они смогут глубже вовлечь их в сцену.

Читатель улавливает намек, узнает ссылку и больше ощущает себя инсайдером — кем-то с общими знаниями. Кроме того, любые мысленные образы, которые приходят в голову в результате аллюзии, помогают связать историю с собственным опытом читателя.

Какими бы распространенными они ни были, важно различать аллюзии и другие литературные приемы, например следующие:

  • Аллегория — когда персонаж символизирует реальную проблему, ценность или происшествие
  • Аналогия — когда два не связанных между собой объекта сравнение, чтобы показать сходство
  • Архетип — универсальная идея, символ, образец или тип персонажа, используемый в рассказе
  • Цитирование — прямая ссылка на соответствующего автора или источник по имени
  • Предсказание — косвенная ссылка на то, что произойдет позже
  • Пародия — подражание автору или стилю с намерением высмеять
  • Pastiche — подражание автору или стилю с намерением прославить

Как распознать аллюзии

Чтобы распознать аллюзию и отличить ее от подобных литературных приемов, держите следует иметь в виду (особенно с внешними намеками):

  • Намеки относятся к сомам все, что коллеги / аудитория, вероятно, будут знать о
  • В отличие от предзнаменований, аллюзия относится к чему-то, что уже произошло.
  • В отличие от архетипов, упомянутая вещь не является общеизвестной или вневременной
  • Течение времени может сделать намеки менее эффективными; знакомство не гарантируется.
  • Ссылки не требуют и не предлагают дополнительных пояснений.

Авторы используют намеки, исходя из предположения, что большинство, если не все их читатели знакомы с тем, на что они ссылаются.

И в некоторых случаях — например, отсылки к библейским историям или к римской или греческой мифологии — ссылки сохраняют свою силу с годами.

Не все намеки хорошо выдерживаются.

Но приведенные ниже примеры относятся к событиям, историям и персонажам, которые до сих пор занимают видное место в нашей коллективной памяти.

25 примеров аллюзий

Мы сгруппировали следующую коллекцию примеров аллюзий по типам. В зависимости от вашего прошлого и интересов, некоторые из них могут быть вам более знакомы, чем другие.

Намеки в классической мифологии

Намеки на греческую и римскую мифологию довольно хорошо состарились на протяжении веков. Намекните на греческого или римского бога или мифа, и те, кто разделяет эти знания, обращают более пристальное внимание.

Спросите себя, кажутся ли вам знакомыми какие-либо из следующих примеров.

  1. «В эти выходные он проводит свою ежегодную Вакханалию. Появляется большая часть района. У остальных полицейские на быстром наборе.

Намек на Вакха / Диониса — бога вина и веселья — позволяет читателю (и соседям) знать, чего ожидать от вечеринки.

  1. Девиз компании Midas Tire: «Доверяйте прикосновению Midas».

Девиз отсылает к мифологическому королю Мидасу, прикосновение которого могло превратить что угодно (или кого угодно) в золото. Компания Midas Tire использует этот намек, чтобы передать идею о том, что какой бы проект они ни коснулись, он «превратится в золото», то есть приведет к наилучшему результату для их клиентов.

  1. «Многонациональная политика мэра отражала политику его самых щедрых сторонников».

Здесь говорящий ссылается на греческого бога Протея, который мог изменять свою форму по желанию.Другой мифологический персонаж, использованный подобным образом, — двуликий римский бог Янус.

Библейские намеки

На самом деле Библия является источником множества намеков, которые мы используем в повседневной речи.

Вот некоторые из наиболее знакомых вам, наверное, слышали (или использовали сами):

  1. «Вот он снова идет, играет Доброго Самаритянина».

Этот намек ссылается на популярную библейскую историю, описывающую человека, который старается изо всех сил помочь незнакомцу.

  1. «Думаю, это просто мой крест».

Этот библейский намек ссылается на распятие Иисуса и означает бремя, которое нужно нести, или страдание, которое нужно принять или терпеть.

  1. «У твоего отца терпение Иова!»

И, наконец, эта ссылка на библейского персонажа, Иова, описывает человека, проявившего крайнее терпение перед лицом необычных проблем.

Примеры аллюзий в поэзии

Аллюзии в поэзии могут быть либо краткими ссылками, либо расширенными параллелями, которые продолжаются на протяжении всего произведения — или для значительной его части.

  1. «Ничто золото не может остаться» (1923) Роберта Фроста

«Затем лист опускается на лист.

Так впал в печаль Иден ,

Итак, рассвет заходит в день.

Ничто золото не может остаться ».

Фрост кратко упоминает Эдемский сад в Библии, чтобы убедить его в том, что даже рай не может длиться вечно.

  1. Все заросло хитрым мхом »Эмили Дикинсон

« Все поросло хитрым мхом,

Все вкраплениями сорняков,

Маленькая клетка « Currer Bell »

Haworth ».

Каррер Белл — это псевдоним Шарлотты Бронте, которая умерла и была похоронена в английской деревне Хауорт. Дикинсон написал это стихотворение как дань уважения Бронте в четвертую годовщину ее смерти.

  1. «Поэма, написанная копией Беовульфа» Хорхе Луиса Борхеса

«В разное время я спрашивал себя, какие причины

побудили меня учиться, пока наступила ночь,

без особого внимания. надежда на удовлетворение,

язык тупых англосаксов .

Вся поэма зависит от того, насколько аудитория знакома с историей Беовульфа — ее происхождением и значением для мировой литературы.

  1. «Имя» Ады Лимон

‘Когда Ева прогуливалась среди

животных и дала им имя —

соловей, красноплечий ястреб,

краб-скрипач, лань

Интересно, хотела ли она когда-нибудь

, чтобы они ответили, посмотрела в

их огромные чудесные глаза и

прошептала: «Назовите меня, назовите меня.’”

Намек на Еву из книги Бытия не является библейски точным; суть в том, чтобы взять известного персонажа и спросить: «А что, если…»?

Примеры исторических аллюзий

История полна интересных персонажей, некоторые из которых более известны, чем другие. Следующие ниже примеры выделяют лишь некоторые цифры и события, которые все еще привлекают наше внимание.

  1. Убить пересмешника (1960) Харпер Ли

«Мы бедные, Аттикус?»

Аттикус кивнул.«Мы действительно».

Нос Джема сморщился. «Неужели мы так же бедны, как Каннингхэмы?»

«Не совсем. Каннингхэмы — сельские жители, фермеры, и авария ударила по ним больше всего ».

Когда персонаж Аттикус Финч упоминает «обвал», он имеет в виду обвал фондового рынка 1929 года, который привел к Великой депрессии.

  1. Star Trek (оригинальная серия) отсылает к событиям холодной войны.

Создатель, Джин Родденберри, хотел создать эпизоды, намекающие на самые острые социальные и политические противоречия 1960-х годов — гонку ядерных вооружений, войну во Вьетнаме, сексуальное освобождение и расовые отношения.

  1. Моби Дик (1851) Херман Мелвилл

Китобойный корабль 19 века в истории назван Pequod, , что отсылает к индейскому племени пекотов. Первоначальная аудитория Мелвилла, вероятно, была знакома с войной пекотов 1636–1637 годов, которая почти привела это племя к исчезновению.

В данном случае название корабля было намеком и предзнаменованием.

Примеры аллюзий в литературе

Литературные аллюзии обычно относятся к классическим литературным произведениям, мифологическим или религиозным персонажам или историческим персонажам и событиям.

Рассмотрим следующие примеры литературных аллюзий:

  1. Шекспира Гамлет

«Посмотри, какая благодать восседала на этом лбу,

Кудри Гипериона , перед 133 Юпитера. Сам,

Глаз, как Марс «угрожать и командовать…»

Шекспир использует мифологические аллюзии, чтобы показать восхищение Гамлета своим убитым отцом, сравнивая последнего с тремя богами в римской мифологии.

  1. Сердце тьмы Джозеф Конрад

« две вязальные женщины увеличивают его беспокойство, глядя на него и всех других моряков с равнодушным видом .

Их жуткий вид предполагает, что они знают, что произойдет (мужчины умирают), но им все равно «.

Перед этой цитатой Конрад описывает вязавших женщин как «охранников двери тьмы», имея в виду судьбы греческой мифологии, которые прядут, измеряют и перерезают нити жизни.

  1. Оглянись в гневе (пьеса 1957 года) Джона Осборна

«Я полагаю, что люди нашего поколения не могут больше умирать за добрые дела.

У нас было все, что было сделано для нас, в тридцатые и сороковые годы , когда мы были еще детьми.

Не осталось добрых, смелых дел.

Если случится большой взрыв и все мы погибнем, это не поможет старомодному грандиозному замыслу.

Это будет просто для Brave New-ничего-очень-большое-спасибо. »

Хотя он никогда прямо не ссылается на Вторую мировую войну, Осборн явно намекает на нее здесь, объясняя относительную нецелесообразность своего поколения.

Примеры аллюзий в кино и телевидении

Нетрудно найти примеры аллюзий как в фильмах, так и в телесериалах, как вы увидите из немногих, перечисленных ниже.

  1. Выходной день Ферриса Бьюллера (1986)

Когда Кэмерон покидает Ferrari своего отца на стоянке в Чикаго, он не видит, как камердинер берет его на прогулку и взлетает по дороге к дому. Мелодия на тему «Звездные войны », отправляясь в собственное приключение.

  1. Бестолковые (1995)

Подростковая комедия — это, по сути, современный пересказ романа 1815 года « Эмма», Джейн Остин, хотя даже зрители, незнакомые с оригиналом, могли насладиться фильмом на его экране. собственный.

  1. Ангел серия (1999–2004 гг.)

В одном из эпизодов Ангел (которого играет Дэвид Бореаназ) описывает картину Мане с изображением французского поэта и критика Бодлера:

«Итак, Бодлер, … интересный парень.В году в своей поэме «Вампир» он написал: «Ты, внезапно, как нож, вошел в мое сердце». Он, э-э, твердо верил, что злые силы окружили человечество. А некоторые даже предположили, что стихотворение было о настоящем вампире. (Он смеется). Ах да, Бодлер на самом деле немного выше и намного пьянее, чем он здесь изображен.

Намеки в массовой культуре

Намеки на поп-культуру бывают разных типов:

  • Намеки в поп-культуре, которые ссылаются на другую поп-культуру
  • Намеки в поп-культуре, которые ссылаются на что-то иное, чем поп-культура
  • Намеки в повседневной речи , маркетинг или развлечения, которые ссылаются на поп-культуру
  1. Доктор Кто , Сезон 2: Эпизод № 12: «Армия призраков»

В этом эпизоде ​​Доктор (играет Дэвид Теннант), говорит: « Кому ты позвонишь? », а его спутница, Роуз Тайлер, отвечает:« Охотники за привидениями! », намекая на фразу торговой марки из известной франшизы фильма (а также на песню).

  1. «История любви» Тейлор Свифт

«… Что ты был Ромео , ты был бросал камешки

, и мой папа сказал:« Держись подальше от Джульетта »…»

песня отсылает к главным героям шекспировского ромео и Джульетты. Ромео пробрался в сад за окном Джульетты, бросая камешки, чтобы привлечь ее внимание.

  1. Реклама Kraft Mac’N’Cheese с рэпером Vanilla Ice

Не только Kraft продавала свой продукт через рэпера, знакомого с возрастной группой, которая, скорее всего, будет его покупать; рекламный ролик также продвигал новую пасту Kraft в форме черепахи-ниндзя, напоминая зрителям о роли Vanilla Ice в фильме «Черепахи».

  1. «We Didn’t Start the Fire» Билли Джоэла

Если вы никогда раньше не слышали эту песню, послушайте ее. Почти каждое слово является прямым намеком на крупное историческое событие 20 века.

Давайте посмотрим на последний стих перед финалом:

«Колесо фортуны, Салли Райд, суицид из хэви-метала»

Иностранные долги, бездомные ветеринары, СПИД, крэк, Берни Гетц

Подкожные инъекции на берегу, Китай в условиях военного положения

Рок-н-ролл, кола-войны, я больше не могу »

Понимаете, что я имею в виду?

Намеки в повседневной речи

Вы, наверное, слышали некоторые вариации следующих примеров:

  1. «Вау, Эйнштейн… Спасибо за подсказку.”

Использование сарказма + намек на Альберта Эйнштейна, историческую личность, признанную гением.

  1. «Стрелы Амура работают, только если у тебя есть сердце».

Мифологический намек на римского бога Купидона.

  1. «Вам не нужно нести всю тяжесть мира на своих плечах».

Ссылаясь на греческого бога Атласа

Вы, наверное, можете подумать о других. Мы постоянно соединяем вещи и используем эти связи в наших разговорах и письмах, чтобы сблизить людей.

Как использовать аллюзии в своем письме

Теперь у вас есть некоторое представление о , почему вы хотели бы использовать аллюзии в своей работе:

  • Чтобы создать чувство родства с вашими читателями
  • Чтобы передать большое идеи или связать свою историю с ними
  • Чтобы добавить слоев к вашей истории и ее персонажам
  • Чтобы взаимодействовать с работами, которые ваши читатели уже знакомы с
  • Чтобы продемонстрировать свою культурную грамотность или бросить вызов вашим читателям

Но, может быть, вы ‘ Я еще не уверен, только , как использовать их в своем собственном письме.Вот несколько проверенных временем идей для начала:

  • Создайте персонажа, напоминающего известного персонажа или архетипа.
  • Создайте историю, похожую на любимую классику, но в современной интерпретации.
  • Ссылайтесь на известную работу, чтобы противопоставить ее вашей.
  • Используйте несколько намеков определенного типа, чтобы заинтересовать читателя.
  • Практикуйтесь в использовании аллюзий в качестве подсказок для творческого письма.

Чем больше вы намекаете на известные произведения, события и персонажей, тем легче установить контакт со своей аудиторией, завоевать доверие и утвердиться в качестве авторитета.

Используйте эту вневременную литературную технику наилучшим образом, и ваши произведения навсегда останутся в памяти ваших читателей.

И чем мощнее становится ваше письменное портфолио, тем больше людей вы привлечете своими великолепными словами.

Какой главный вывод из этих примеров аллюзий?

Теперь, когда вы просмотрели все 25+ примеров намеков, какие типы вы хотели бы исследовать или использовать чаще?

Что вам особенно нравится, когда вы ловите их на чужой работе?

Как видно из приведенных выше примеров намеков, все писатели, в том числе копирайтеры, блоггеры, поэты и рассказчики, используют аллюзии, чтобы привлечь внимание читателей и выделиться среди конкурентов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.