Айзенк г: Айзенк Ганс Юрген

Айзенк г: Айзенк Ганс Юрген

Содержание

Как умный Ганс дураков сосчитал – Деньги – Коммерсантъ

Журнал "Коммерсантъ Деньги" №37 от , стр. 47

&nbspКак умный Ганс дураков сосчитал

       Вам нужно взять сотрудника на работу. Перед вами лежит его CV, из которого вы узнаете, где он родился и где учился. Если претендент молод, этим сведения о нем и ограничатся. Ну и как быть? Может, он дурак, псих или вор. Для ответа на эти вопросы серьезные компании используют тесты. Вот интеллект, например, определяют по всемирно известному тесту на IQ Ганса Юргена Айзенка, который уже несколько десятилетий популярен не только у рекрутеров, но и, что называется, в быту. И пусть результаты теста многие считают очень спорными. Бесспорно другое: сам Айзенк был далеко не глупым человеком.

       Профессора Айзенка всю жизнь сопровождали скандалы. Он действительно не лез ни в какие рамки, хотя внешне, анкетно, все выглядело очень благопристойно. Родился в Берлине 4 марта 1916 года в актерской семье — его отец снимался в комедийных фильмах, а мать играла в немых. В 1938 году получил степень бакалавра, в 1940-м — доктора философии. Учился в Германии, работал в Лондоне, был дважды женат и оказался в итоге отцом четырех сыновей и дочери. Написал 84 книги и 1094 статьи. Был почетным членом одних ассоциаций, президентом других, среди которых отнюдь не случайно затесался даже Дельвичский теннисный клуб. Умер два года назад, прожив долгую плодотворную жизнь. Однако на этом "глянец" его биографии и заканчивается.


       
Плейбой и вольнодумец
       Когда Айзенку исполнилось восемнадцать, он вместе с классом пошел слушать Гитлера. Гитлер ему не понравился, хотя в школе, по его словам, он был "единственным нееврейским мальчиком, настроенным против фашизма". Когда он признался в этом, ему набили морду. Морду били чуть ли не всем школьным коллективом, поскольку юный Айзенк был "качком", косая сажень в плечах, да еще и лучшим теннисистом школы. На следующий после избиения день он дал обидчикам достойный ответ, поставив им дюжину фингалов под рукоплескание обожавших его девушек. Скандал, грозивший перерасти в суровое долгоиграющее побоище, удалось с трудом замять: нечего держаться за принципы, считали учителя, через полгода он все равно окончит школу.
       Несмотря на не очень лестные рекомендации, Айзенка, обаятельного и неплохо подготовленного, приняли в Берлинский университет на философский факультет. Там самостоятельность проявлять стало посложнее: приятели и старшие товарищи упорно намекали ему, что неплохо бы вступить в СС. Обстановка вокруг нагнеталась, и мать с отчимом, еврейским режиссером, решили уехать от греха подальше. Сначала во Францию, где Айзенк изучал историю и литературу в Дижонском университете, затем в Англию. Заявившись в Лондонский университет, Айзенк внезапно решил переквалифицироваться в естествоиспытателя и попросился на физфак. В учебной части университета остроносая худосочная инспекторша, с очками на носу и пучком волос на голове с торчащими из него шпильками, раздраженно объяснила ему: после истории и литературы естественной выглядит психология, но не физика. "Черт с ней, с бюрократической глупостью,— решил Айзенк,— психология тоже занимательная штука". Говорят, поскандалил изрядно, но на курс все-таки записался.
       
Внештатный астролог Третьего рейха
       Он закончил университет с отличием, хотя, как позже свидетельствовали его однокурсники, по многим вопросам был ни в зуб ногой — просто умел легко разговаривать на любые темы и производить своей самоуверенностью приятное впечатление на профессуру. С красным дипломом под мышкой он отправился на стажировку в Германию, надеясь своим образом мысли произвести там настоящий фурор. Английские профессора дали ему хорошие рекомендации, окрестив "надеждой будущей науки". Несколько частных колледжей пригласили его даже выступить с лекциями, что весьма лестно для молодого ученого. И Айзенк ринулся.
       Германия бурлила. Общественное мнение было на высшей точке кипения. Кризис, приход фашистов к власти, бурные дебаты о судьбах нации, идеальном генетическом коде, людях будущего, которыми, конечно же, должны стать истинные арийцы. Публичные лекции и дискуссионные клубы собирали гигантские аудитории. Люди жаждали полемики и немыслимых открытий. Молодой, рослый и эффектный Айзенк казался воплощением этой немецкой мечты. Он словно Прометей носился из клуба в клуб, из одного публичного общества в другое, где величественно заседали домохозяйки, амбициозные студенты, неоцененные гении, и проливал свет на проблему проблем: как устроено главное достоинство человека — интеллект. Официальная идеология Германии тех лет подействовала на него как допинг. Разговоры о сверхнации, состоящей из совершенных людей, подготовки к чисткам и селекции самых красивых-умных-здоровых кружили ему голову. Биологи и химики нацистской Германии, Италии, Японии уже начали генетические опыты над людьми. В том числе на мозге. Айзенка потрясают эти эксперименты, он внимательно следит за ними. Даже сам работает в нескольких анатомических лабораториях, анатомирует и взвешивает мозги, пытаясь ответить на мучающий его вопрос: влияет ли размер и вес мозга человека на его умственные способности? Фашизм притягивал его безусловно, хотя сам он всегда отрицал это.
       С особенным рвением он ищет ответы на ключевые вопросы своей жизни и деятельности в астрологических картах: под какими знаками-созвездиями родились гении, какие судьбы в большей степени способствуют раскрытию дарований? На долгие годы астрология становится для него настоящей idee fixe. Он составляет карты, штудирует труды корифеев. В конце тридцатых ведет переписку с многими знаменитыми астрологами Европы и Америки. Собственноручно составляет гороскопы для верхушки Третьего рейха. Перед самым началом войны он направил в рейхстаг письма Геббельсу и Гиммлеру — с их индивидуальными астрологическими картами. Ответа от них он не получил, хотя предостерегал их от грядущего краха, страшных смертей, необдуманной агрессии и насилия. Очевидно, власти сочли его сумасшедшим и всячески содействовали его эмиграции.
       
Человек-термометр
       Он вернулся в Англию и засел за серию статей, глубоко фашистских по духу: о перенаселении планеты и грядущей жестокой борьбе за выживание; об избранных, которые должны стоять во главе человечества; об их аскетическом воспитании и, как следствие, железной воле и железном духе. Айзенк считал демократию чушью и сетовал по поводу губительной приверженности к ней некоторых слабовольных политиков, которые тем самым ведут свои народы к гибели. Его не просто не принимали, его ненавидели. Считали то конъюнктурщиком, то профессором, "сидящим на двух стульях", то просто сумасшедшим.
       То, что он был очень странным человеком, это точно. На свои лекции он, например, приносил кучу всякого хлама: груды градусников, термометров, весов. Говорил: все можно измерить, и мозги тоже. Известны его бесконечные рассуждения о белых древесных сверчках: мол, если к числу стрекотаний, которое это насекомое производит за 15 секунд, прибавить сорок, то получится температура воздуха на данный момент, измеренная в градусах Фаренгейта. Аудитория покатывалась со смеху, когда он уточнял: "Белые древесные сверчки редки, их трудно поймать, они слабо встраиваются в общую систему физических законов, на которой зиждется наша система измерений. Поэтому изобретение термометра было признано всеми как значительное достижение. И для измерения интеллекта мы придумаем свой термометр".
       За упорные поиски "интеллектуального измерителя" коллеги прозвали Айзенка "человеком-термометром". Квартирка, которую он снимал на окраине города, была завалена измерительными приборами всех времен и народов вперемешку с астрологическими картами и книжками про насекомых. Это было и коллекционирование, и страсть, и фетишизм, и немного безумие.
       
Военный доктор
       Вторая мировая война помогла Айзенку. В английские ВВС его не взяли: он принадлежал к вражеской нации и потому был командирован в военный госпиталь в Милл Хилл — больницу в пригороде Лондона — для лечения эмоционально неуравновешенных солдат. Насмотрелся такого, что врагу не пожелаешь: мордобои, самоувечья, агрессия против врачей. Впрочем, работал он и с нормальными ранеными, помогая им после травмы психологически реабилитироваться или учиться полноценно жить с приобретенным увечьем. При этом Айзенк ни на минуту не прекращал занятий наукой. Помогая больным пройти психологическую адаптацию и стуча молоточком по их коленкам, он задает массу вопросов, не относящихся к делу, пытаясь опробовать на пациентах первые тесты, предложенные учеными-психологами ХIХ века. По ночам штудирует их талмуды, днем в госпитале ставит эксперименты. Толстенные тетради исписаны мелким почерком, но толку чуть. Все равно умного солдата от глупого на глаз отличить проще, чем с помощью неуклюжих тестов, предложенных сто лет назад.
       Тем не менее в госпитале Айзенка оценили и оставили работать и после окончания войны, плавно продвигая по служебной лестнице. В то время он уже часто печатался и был замечен не только научным сообществом, но и общественным мнением. Популярность он завоевал легко — подвергнув уничтожающей критике тогдашнего кумира Зигмунда Фрейда (благо Фрейд умер и ответить уже ничего не мог). Айзенк люто ненавидел его. Примерно так же, как и нацисты. "Психотерапия — это просто чушь,— говорил он.— Вот пришел ко мне больной с половым расстройством, я порекомендовал ему посмотреть один фильм — и все у него прошло. Больные с неврозами со временем выздоравливают сами по себе". Он, изучавший мозги, презирал "знаменитого шарлатана", изучавшего половые инстинкты. Он низводил психотерапию, брызгал слюной, приводя контрпримеры, и общественность взирала на это с неподдельным интересом. Нет никакого эдипова комплекса! А есть "художественная литература венского профессора: недаром ему вручили премию Гете, хороший писатель был". В общем, Айзенк претендовал на роль властителя дум, которым был Фрейд. И находился уже в шаге от цели.
       
Изобретатель IQ
       Критика Фрейда и собственные спорные работы принесли ему громкое имя. Его приглашают читать лекции по всей Европе, все аудитории набиты до отказа, публика внимает рассуждениям профессора о природе интеллекта. Оно и понятно — ведь тема касается каждого. Но ответа на главный вопрос — как понять, умнее ты соседа или нет,— Айзенк не дает. До той поры, пока однажды во время подготовки к одной из лекций в Ганновере случайно не обнаруживает работы французского психолога Бине.
       А было так. Айзенк пришел в библиотеку и заказал наобум несколько книг по психологии. Вдобавок к тем, что были нужны. И обалдел. Оказалось, что именно Бине в начале ХХ века был озабочен той же проблемой и даже разработал ряд тестов для определения уровня интеллекта. И многого добился: в 1904-м французское министерство общественного образования по его рекомендации даже создало комиссию, которая должна была решить, как обучать умственно неполноценных детей, посещающих парижские школы. Проблема понятна: отсталых детей надо как-то рассортировать на классы, а для этого оценить их умственные возможности. Бине создал для этого серии задач, которые оценивали уровень сообразительности. Айзенк взял за основу идею Бине (для каждого возраста существует своя норма интеллектуального развития), придумал, как это применить по отношению к взрослым, ввел термин коэффициент интеллекта — и приготовился к славе. И небезосновательно.
       IQ тут же приобрел популярность. Он появился в офисах, конторах и домах в 50-е годы. Тогда, как и теперь, каждому было интересно узнать, как с мозгами у него, у близких, у подчиненных. Это была настоящая сенсация, в один день сделавшая Ганса Юргена Айзенка звездой первой величины. Он получил все мыслимые степени, разъезжал по миру с лекциями по методологии IQ, стал респектабельным состоятельным мужчиной. Ведущие университеты Европы и США покорно стояли в очереди на профессора Айзенка по полгода и более. За лекции ему платили баснословные деньги, снимали номера в лучших отелях, предоставляя эскорт-услуги самих дорогих фирм и развлекая на званых ужинах обществом первых государственных персон. На колкие вопросы аудитории вроде "а у вас самого-то какой IQ?" он умело отвечал: очевидно, высокий, раз я все это придумал. Его книги выходят на всех языках мира гигантскими тиражами. В транспорте все, от студентов до домохозяек, зачитываются его хитами, носящими гордые названия "Многомерность личности", "Использование психологии и злоупотребления в ней", "Закат и гибель империи Фрейда". И все, все поголовно считают IQ.
       
Скандалист
       Многие из лекций великого мэтра вызывали скандалы. В 1971 году, после публикации его статьи "Раса, интеллект и образование", на одном из публичных выступлений Айзенка закидали тухлыми яйцами. За то, что он черным по белому написал: у черных IQ на 15 пунктов ниже, чем у белых, и это объясняется особенностями генетического кода. Европе и США, стремительно проваливавшимся в воронку политкорректности, такой неприкрытый расизм был явно не по нутру. Айзенка называли великим провокатором, enfant terrible 70-х, несмотря на то что он был уже пожилым человеком. Он обожал собственноручно продавать свои книги, вальяжно восседая в больших книжных магазинах на кожаном диване, щедро раздавать автографы и до хрипоты спорить с покупателями. Это развлекало его и очень напоминало дискуссионные клубы его молодости.
       Несколько раз его даже били. Например, весной 1973 года в Сорбонне едва он успел произнести первую фразу лекции, как студенты снесли кафедру и бросились на него с криками: "Расист! Фашист!" Сбили его с ног, разбили очки. У Айзенка хлынула кровь из носа, вызвали полицию, однако он не выдвинул против студентов никакого обвинения. Потому что репутация вольнодумца и скандалиста не предполагала игры по заурядным правилам. О себе он всегда говорил без ложной скромности: "Когда я только начал заниматься психологией, она была совершенно дефективной. Сейчас ее репутация благодаря моим работам полностью восстановлена". В проповедуемых им методах лечения тоже было много провокации и отрицания существующих в психологии стереотипов. "Я считаю,— говорил он,— что, если ребенок бьется головой о стену, достаточно запирать его в комнате на 10 минут каждый раз, когда он начинает выделывать глупости. И болезнь будет вылечена". Мамашам это нравилось — ведь так они и поступали. А психологи бесновались: в таком случае получалось, что все их теории — полная чушь. Особенно их раздражала и вызывала публичные скандалы на конференциях его методика лечения отвращением. Айзенк прописывал пациентам электрошок и психотропные препараты, провоцировавшие удушье. От нежелания подвергаться пыткам больные сразу выздоравливали. Сильным аргументом критикующих было напоминание: "Его расизм и жестокость — от непонятных отношений Айзенка с фашистами. С одной стороны, он бежал от них, с другой — всегда высказывал близкие им идеи".
       
Курить не вредно
       Утихать скандалам Айзенк не давал ни на минуту. Так в середине 70-х он написал статью, где доказывал, что курение абсолютно невредно для здоровья и не провоцирует развития рака (онкологи, как раз тогда, как им казалось, доказавшие эту фатальную связь, перестали с ним здороваться). "Курение и рак легких,— писал Айзенк,— одновременно являются симптомами одного и того же расстройства личности, возможно, генетического происхождения". Увидев такую бурную реакцию — радость курильщиков, неистовство врачей, недоумение домохозяек — и почувствовав всплеск общественного интереса к онкологии, Айзенк написал еще одну статью, которая была немедленно переведена на множество языков и перепечатана даже глянцевыми журналами. "Раком болеют не от сигарет и не от дурной жизни, дело совсем в другом. Тип личности, склонной к заболеванию раком, характеризуется неспособностью выражать эмоции, ощущениями безнадежности, беспомощности и депрессии, а также неправильной реакцией на стресс. Тип личности, склонной к заболеванию коронарных сосудов сердца, в большинстве случаев характеризуется злобой, агрессивностью и враждебностью". Дискуссиям и критике не было конца. "Вам интересно, кто чаще выздоравливает? — задавался Айзенк риторическим вопросом в следующей статье.— Ответ очень прост. Больные, которые хотят сражаться с болезнью, гораздо чаще выздоравливают, чем те, которые ведут себя пассивно. Удивительно, но эти скандалисты, доводящие своих докторов до белого каления, эти суетливые психопаты выживают значительно чаще, чем люди с пристойным поведением. Симпатичные люди умирают значительно чаще".
       К этой же теме он вернулся уже в 90-е годы, опубликовав результаты четырехлетнего исследования, профинансированного американским табачным королем Рейнолдсом, выступившим в поддержку спора о вреде курения и роли личности в истории своей болезни. Исследование подтвердило гипотезы Айзенка. Ученый мир не принял его выводов, заявив, что это подтасовка фактов. Тогда Айзенк предложил поставить эксперимент на себе самом: "Я не знаю, что такое ярость, депрессия или страх, вот и делайте выводы о моих предрасположенностях". Когда его протестировали с помощью электродов, выяснилось, что он спокоен как покойник. Реакции абсолютно нулевые. Решили даже, что оборудование неисправно. Так, полностью подтвердив свою гипотезу о происхождении заболеваний, Ганс Юрген Айзенк умер — 4 сентября 1997 года в возрасте 81 года от рака мозга.
       
МАРИЯ ГОЛОВАНИВСКАЯ, ЕЛЕНА ВАНСОВИЧ
       
------------------------------------------------------
       АЙЗЕНК БЫЛ ПОМЕШАН НА ТРЕХ ВЕЩАХ — НА АСТРОЛОГИИ, КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИИ ИЗМЕРИТЕЛЬНЫХ ПРИБОРОВ И ТЕСТАХ НА IQ. НАСТОЛЬКО, ЧТО ЗАСЛУЖИЛ ДАЖЕ ПРОЗВИЩЕ "ЧЕЛОВЕК-ТЕРМОМЕТР"
       ПОДДЕРЖИВАТЬ ПОПУЛЯРНОСТЬ АЙЗЕНКУ ПОМОГАЛИ ПОСТОЯННЫЕ СКАНДАЛЫ. ТО ОН НАЗЫВАЛ ФРЕЙДА ШАРЛАТАНОМ, ТО ЗАЯВЛЯЛ, ЧТО КУРЕНИЕ НЕ ПРОВОЦИРУЕТ РАКА, ТО УТВЕРЖДАЛ, ЧТО НЕГРЫ ГЛУПЕЕ БЕЛЫХ
------------------------------------------------------
       
Теория
       
У кого какой IQ
       Примерно у половины людей IQ между 90 и 100, у четверти он ниже, у четверти — выше: около 14,5% людей имеют IQ от 110 до 120, 7% — от 120 до 130, 3% — от 130 до 140 и только примерно 0,5% — выше 140. От студентов университетов можно ждать IQ около 125. Для получения диплома с отличием студент, вероятно, должен иметь IQ по меньшей мере 135-140.
       14,5% людей имеют IQ между 80 и 90, 7% — между 70 и 80, остальные — ниже этого уровня. Люди с IQ ниже 70 порой классифицируются в учебниках как умственно неполноценные. Внутри этой группы имеется еще более детальное деление — на дебилов (IQ между 50 и 70), имбецилов (IQ между 25 и 70) и идиотов (IQ ниже 25). Считается, что дебилы могут овладеть трудовыми навыками и нормально вести себя, если находятся под наблюдением. Имбецилы должны жить в специальных медучреждениях, но могут сами себя обслуживать и избегать простых опасностей. Идиоты не могут даже этого.
       Люди с низким IQ плохо справляются с учебными и интеллектуальными занятиями. Причина, разумеется, в том, что интеллект является необходимой предпосылкой успеха и никакая настойчивость не может компенсировать недостатка способностей. Однако очевидно и другое: интеллект является необходимым, но вовсе не достаточным условием успеха.
       
IQ профессиональных групп
       Профессиональная группа IQ
       Администраторы и профессионалы высшей квалификации 153
       Профессионалы менее высокой квалификации 132
       Высококвалифицированные специалисты, священники 117
       Квалифицированные специалисты 109
       Специалисты средней квалификации 98
       Неквалифицированные рабочие 87
       Временные рабочие 82
       Среднестатистический нормальный IQ 100-130
-------------------------------------------------------
       
Практика
       
Где используется тест на IQ
       Тест на IQ кадровые службы западных компаний начали применять в середине 50-х. Тогда профсоюзная активность во всех цивилизованных странах привела к тому, что быстро уволить человека стало невозможно. Сейчас каждая вторая фирма в США и каждая третья в Европе используют этот тест при приеме сотрудников на работу. Довольны таким тестированием не все. В мировой практике известны случаи судебных процессов по делам, связанным с отказом в приеме на работу в связи результатами теста на IQ. В России тест Айзенка стали применять лишь в начале 90-х, с появлением коммерческих структур. IQ-эпидемии у нас пока не наблюдается, хотя тестирование широко применяется в авиакомпаниях, банках, страховых компаниях, рекламных агентствах, PR-службах, охранных структурах, издательствах, а также в конторах, занятых поисками потенциальных супругов.
-------------------------------------------------------
       
Проверьте IQ
       
У вас 30 минут
1. Выберите нужную фигуру из четырех пронумерованных.
       
2. Вставьте слово, которое служило бы окончанием первого слова и началом второго.
ОБЫ (...) КА
       
3. Решите анаграммы и исключите лишнее слово.
       ААЛТЕРК
       КОЖАЛ
ДМОНЧЕА
ШКААЧ
       
4. Вставьте недостающее число.
       
5. Вставьте пропущенное слово.
       БАГОР (РОСА) ТЕСАК
ГАРАЖ (...) ТАБАК
       
6. Вставьте пропущенное число.
       196 (25) 324
325 ( ) 137
       
7. Продолжите ряд чисел.
18 10 6 4 ?
       
8. Решите анаграммы и исключите лишнее слово.
       НИАВД
СЕОТТ
СЛОТ
ЛЕКСОР
       
9. Выберите нужную фигуру из пронумерованных.
       
10. Выберите нужную фигурку из шести пронумерованных.
       
11. Вставьте недостающую букву.
Щ Ц Т П Л ?
       
12. Вставьте слово, которое служило бы окончанием первого слова и началом второго.
МЕ (...) ОЛАД
       
13. Вставьте пропущенное число.
       
14. Вставьте недостающее число.
       4 9 20
       8 5 14
10 3 ?
       
15. Вставьте недостающее число.
       16 (27) 43
29 ( ) 56
       
16. Вставьте недостающие буквы.
       
17. Выберите нужную фигурку из пронумерованных.
       
18. Выберите нужную фигуру из шести пронумерованных.
       
19. Вставьте пропущенное число.
6 11 ? 27
       
20. Вставьте пропущенное число.
       12 (56) 16
17 ( ) 21
       
21. Вставьте пропущенное слово.
       ФЛЯГА (АЛЬТ) ЖЕСТЬ
КОСЯК (....) МИРАЖ
       
22. Вставьте слово, которое служило бы окончанием первого слова и началом второго.
ПРИК (...) ЬЯ
       
23. Решите анаграммы и исключите лишнее слово.
       ЖААРБ
ТЯХА
НУССК
КОДАЛ
       
24. Вставьте слово, которое означало бы то же, что и слова, стоящие вне скобок.
РУКА (.....) ГРОЗДЬ
       
25. Вставьте пропущенную букву.
       А Г Ж
Г З Л
З М ?
       
26. Вставьте пропущенные буквы.
       
27. Выберите нужную фигуру из шести пронумерованных.
       
28. Выберите нужную фигурку из пронумерованных.
       
29. Выберите нужную фигуру из шести пронумерованных.
       
30. Вставьте пропущенное слово.
       КНИГА (АИСТ) САЛАТ
ПОРОГ (....) ОМЛЕТ
       
31. Вставьте слово, которое означало бы то же, что и слова, стоящие вне скобок.
КАРТОЧНАЯ ИГРА (...) СТЕРЖЕНЬ С РЕЗЬБОЙ
       
32. Вставьте пропущенное число.
1 8 27 ?
       
33. Вставьте пропущенное слово.
       ЛОТОК (КЛАД) ЛОДКА
ОЛИМП (....) КАТЕР
       
34. Решите анаграммы и исключите лишнее слово.
       АТСЕН
ТИВОНКР
       РАКЫШ
КООН
       
35. Вставьте пропущенную букву и пропущенное число.
       
36. Вставьте слово, которое означало бы то же, что и слова, стоящие вне скобок.
ЗАЛИВ (...) ЧАСТЬ ЛИЦА
       
37. Вставьте пропущенное слово.
       ПИРОГ (ПОЛЕ) СЛЕЗА
РЫНОК (....) ОСАДА
       
38. Выберите нужную фигурку из шести пронумерованных.
       
       39. Выберите нужную фигурку из шести пронумерованных.
       
       40. Выберите нужную фигуру из четырех пронумерованных.

Комментарии

АЙЗЕНК - это... Что такое АЙЗЕНК?

        Ганс (Eysenck H. J., род. 1916). Известный психолог и психотерапевт. Родился и получил образование в Берлине, однако оставил Германию по политическим мотивам, из-за оппозиции гитлеровскому режиму. Учился в Дижоне (Франция) и Экзетере (Англия), а в 1935 г. поступил на факультет психологии Лондонского университета. В только что сформированном институте он организовал кафедру психологии, совмещая работу профессора университета и психолога в Королевских госпиталях Модели и Беттлхем. Одной из своих основных задач считал выделение клинической психологии в самостоятельную дисциплину. Созданная им кафедра была первой, начавшей обучение медицинских психологов с использованием недавно разработанных методов поведенческой психотерапии.
        Основные исследования А. лежат в области теории личности, исследования интеллекта, социальных аттитюдов, бихевиористской генетики и поведенческой психотерапии. Он рассматривал психологию с точки зрения естественных наук и враждебно относился к гуманистическому, психодинамическому и другим субъективным подходам. А. опубликовал около 600 статей в психологических, биологических, генетических и других научных журналах, а также около 30 книг. Его автобиография издана отдельной книгой.
        Взгляд А. на человека определял направление его мыслей и исследований. Он рассматривал человека как биосоциальный организм, чьи действия детерминированы в равной степени как биологическими (генетическими, физиологическими, эндокринными), так и социальными (историческими, экономическими, общественными) факторами. Он считал, что односторонний подход с акцентом на биологические или социальные факторы препятствует развитию науки. А. настаивал на том, что человек — продукт эволюции, который все еще сохраняет черты, унаследованные от ранних форм жизни миллионы лет назад. Эта точка зрения не всегда была популярна среди ученых, изучающих общество, склонных больше подчеркивать роль социальных факторов, но А. считал ее единственно верной для правильного понимания человека.
        Нервно-психические и психосоматические расстройства рассматривались А. как результат взаимодействия определенных личностных особенностей (предиспозиций) и стрессовых внешних воздействий и условий. В качестве основополагающего личностного фактора, приводящего при неблагоприятных средовых влияниях к нарушениям в психике, выступает нейротизм. Широко известен тест-опросник А. для исследования личностных свойств. А. предлагал в качестве базисных два параметра индивидуальности: «экстраверсию—интроверсию» и «нейротизм — эмоциональную стабильность». Эмпирически им выделены два типа невротических расстройств: истерический невроз, который свойствен лицам холерического темперамента (нестабильным экстравертам), и невроз навязчивых состояний у меланхоликов (нестабильных интровертов). В поведении экстраверты проявляют себя как возбудимые и подвижные, а интроверты — как заторможенные и инертные. Нестабильность — результат неуравновешенности процессов возбуждения и торможения. Тест-опросник имеет три шкалы, две из них соответствуют двум основным параметрам индивидуальности, третья — контрольная шкала лжи.
        В области психотерапии А. является и одним из основоположников поведенческой психотерапии. С точки зрения А., теоретической основой и практической базой поведенческой психотерапии, направленной на изменение в позитивном направлении способов поведения и эмоций человека, являются современные теории научения и их основные законы.

Психотерапевтическая энциклопедия. — С.-Пб.: Питер. Б. Д. Карвасарский. 2000.

Книга "Супертесты IQ" Айзенк Г

Супертесты IQ

Споры о целесообразности тестирования для определения коэффициента интеллекта ведутся уже не одно десятилетие. А пока психологи ломают копья, самый знаменитый исследователь IQ — Ганс Айзенк — разрабатывает все новые и новые супертесты, которые позволяют уже не только познать истинные глубины своего интеллекта, но и измерить скорость мышления. Ганс Айзенк, кроме системы тестирования, рассматривает вполне реальные способы повышения IQ, включающие систему питания, "гимнастику" для ума, а также оценивает влияние генетики на развитие творческих и интеллектуальных способностей.

Поделись с друзьями:
Издательство:
Эксмо
Год издания:
2007
Место издания:
Москва
Язык текста:
русский
Язык оригинала:
английский
Перевод:
Штаерман В.
Тип обложки:
Мягкая обложка
Формат:
84х108 1/32
Размеры в мм (ДхШхВ):
200x130
Вес:
155 гр.
Страниц:
208
Тираж:
5000 экз.
Код товара:
364323
Артикул:
430000000000112843
ISBN:
978-5-699-17295-5
В продаже с:
25.05.2007
Аннотация к книге "Супертесты IQ" Айзенк Г.:
Споры о целесообразности тестирования для определения коэффициента интеллекта ведутся уже не одно десятилетие. А пока психологи ломают копья, самый знаменитый исследователь IQ — Ганс Айзенк — разрабатывает все новые и новые супертесты, которые позволяют уже не только познать истинные глубины своего интеллекта, но и измерить скорость мышления. Ганс Айзенк, кроме системы тестирования, рассматривает вполне реальные способы повышения IQ, включающие систему питания, "гимнастику" для ума, а также оценивает влияние генетики на развитие творческих и интеллектуальных способностей. Читать дальше…

Не шутите с IQ. Как вера в тесты погубила репутацию знаменитого психолога

В книге "Шляпа Волшебника" из цикла о муми-троллях Волшебник предлагает героям загадать любое желание. Когда приходит очередь рассудительного Снорка, он без раздумий выдает: "Вычислительную машину. Такую, чтобы решала, что справедливо, а что несправедливо, что хорошо, а что дурно". Волшебник ответил, что для него это слишком трудно. Возможно, схитрил — ведь такая машина могла принести больше вреда, чем пользы. Книга, кстати, вышла всего через три года после падения нацизма.

Ганс Айзенк понял бы Снорка, как никто другой. Всю жизнь он был одержим вычислениями. Уже в сознательном возрасте собрал дома коллекцию измерительных приборов, приносил их даже на свои университетские лекции. Известны его слова: "Если этого нельзя измерить, значит, этого не существует". Занявшись психологией почти случайно (его не взяли на физфак после курса философии), Айзенк резко нападал на популярный в середине XX века психоанализ, называя его "художественным вымыслом австрийского профессора".

У "австрийского профессора" (то есть Зигмунда Фрейда) и Айзенка, однако, было много общего. Они оба эмигрировали, спасаясь от нацистов (Айзенк родился в Германии). Оба были нерелигиозны. Оба интересовались анатомией мозга. Но в своих выводах они пошли очень разными путями. Фрейд считал, что многое в судьбе человека зависит от раннего жизненного опыта. Именно тогда закладываются неврозы, для лечения которых и нужна психотерапия. Айзенк называл идеи Фрейда мифологией, а психотерапию — ненаучным и бесполезным методом.

Айзенк считал, что характер человека и его судьбу (в том числе способность излечиться от невроза) в большей степени определяет наследственность. Журналистам он приводил в пример своих детей: один рос тихим, погруженным в себя интровертом, другой — наоборот, активным и общительным. В генетику Айзенк, впрочем, не углублялся. Зато много работал со статистическими данными, делая на их основе смелые обобщения. Поначалу этот подход принес ему всеобщее признание. Затем — столь же всеобщее презрение.

На эту тему

Тестовая лихорадка

У тех, кто слышал про Айзенка, это имя чаще всего ассоциируется с тестами IQ — настолько, что его считают их изобретателем. Сам он скромно указывал, что измерять умственные способности начали за пять лет до его рождения. "Понятие IQ возникло тогда, когда было замечено, что по мере взросления ребенок обнаруживает способность решать все более сложные задачи, усваивать все более сложные понятия и идеи, — писал он. — Так родилось понятие "умственный возраст".

На самом деле первый такой тест появился еще раньше — в 1905 году (Айзенк родился в 1916-м). Его разработали французские психологи Альфред Бине и Теодор Симон. Они долго наблюдали за детьми и определили, в каком возрасте ребенок без отклонений демонстрирует те или иные способности. В тесте они предлагали детям задания — например, срисовать фигуры разной степени сложности. По числу решенных заданий вычисляли возраст интеллектуального развития ребенка. Метод оказался очень удобным для распределения детей по классам, и его одобрило Министерство образования Франции.

Айзенк поначалу не занимался интеллектом и набрел на эту тему, по существу, случайно — но уже имея в голове определенную концепцию. Он был большим поклонником идеи Павлова о том, что личностные особенности человека связаны с типом его нервной системы. А в годы обучения на психфаке Лондонского университета он познакомился с психометрикой — дисциплиной, которая давала инструменты для измерения личностных черт.

Айзенк с увлечением искал психологические черты, которые определяют художественные и политические предпочтения. А во время войны у него появился богатый материал для экспериментов. Он начал работать в госпитале, куда поступали солдаты с психологическими расстройствами. Айзенк обнаружил, что люди с определенными чертами личности (точнее, сочетанием черт) справлялись с травмой лучше. Тогда родилась его первая модель личности, построенная на соотношении эмоциональной устойчивости и открытости внешнему миру.

На эту тему

Уже после войны, работая в библиотеке, Айзенк наткнулся на работы Бине — Симона и загорелся идеей приспособить их для своих целей. Он разработал опросник для взрослых из заданий разного типа, которые нужно было выполнить на скорость. Именно публикации Айзенка об измерении интеллекта в 50-х годах принесли ему настоящую славу. Его опросник взяли на вооружение частные фирмы, школы и государственные учреждения. А сам Айзенк стал влиятельным публичным интеллектуалом.

Фашист поневоле

Увлечение "объективными" методами измерения субъективных вещей в конечном счете стоило Айзенку репутации. В конце 1960-х годов его последователь Артур Дженсен опубликовал статью о связи IQ и успеваемости в американской школе. Текст изобиловал статистическими выкладками и расчетами, но его вывод немедленно вызвал скандал. Дженсен утверждал, что повысить успеваемость трудно из-за того, что негритянские дети от природы уступают в интеллекте детям белых американцев.

Айзенк не только встал на сторону Дженсена, но и опубликовал небольшую (160 страниц) книгу "Раса, интеллект и образование". На обложку был помещен чернокожий мальчик. В ней автор прямо заявил, что у афроамериканцев IQ в среднем на 15 пунктов ниже, чем у европеоидов. Больше того, ученый доказывал, что этот показатель не зависит от воспитания, среды и уровня образования. Стало быть, заключал он, интеллект — врожденная характеристика. Показатели афроамериканцев Айзенк объяснял отбором: интеллект захваченных в рабство жителей континента ценился меньше, чем выносливость и сила.

© Chris Ware/Keystone/Getty Images

В одночасье Айзенк из кумира превратился в изгоя. Издательства отказывались печатать его книги. На одной из лекций его закидали тухлыми яйцами. Во время выступления в Сорбонне его побили радикально настроенные парижские студенты с криками "Расист! Фашист!". Ему по почте приходили угрозы убить его детей и подбросить бомбу в его машину. Айзенку стали приписывать симпатии к нацизму в юные годы, вспомнили, что его отец вступил в НСДАП (хотя биограф Айзенка утверждал, что это был скорее вынужденный шаг).

Но Айзенк работал по принципу "собака лает — караван идет". Буквально через несколько лет он выпустил еще одну одиозную работу, в которой подверг критике связь курения с раком. "Курение и рак легких, — писал он, — одновременно являются симптомами одного и того же расстройства личности, возможно, генетического происхождения". Желтую прессу он кормил и совсем провокативными заявлениями, вроде "скандалисты и психопаты выживают значительно чаще, чем приятные в общении люди". 

Дело якобы в том, что психопаты наделены более устойчивой нервной системой, которая одновременно позволяет им плевать на чужое осуждение и бороться с болезнью. Кстати, и здесь жизнь Айзенка подтверждала его мысль: он любил поспорить, невозмутимо реагировал на угрозы и был довольно здоровым человеком — до своей смерти в 81 год от рака мозга.

Ошибки ценой в карьеру

Для критиков у Айзенка был железобетонный аргумент: вы просто не хотите принять факты. Они не сочетаются с вашими убеждениями, с вашей идеологией — поэтому вы бунтуете, парировал он. Но научные выводы не должны зависеть от того, в какую сторону сейчас дует ветер и кто президент. Они опираются только на полученные данные.

На эту тему

Но именно с этим у Айзенка были проблемы. Он слишком доверялся дедуктивному подходу: брал теорию и проверял ее на практике, каждый раз получая подтверждения. Но в таком случае велик риск подогнать выводы под свою схему. Коллеги не раз находили в работах Айзенка необоснованные допущения, логические противоречия и "перескоки" от простой статистической зависимости к причинно-следственной связи. В 2010-х годах расследование, проведенное Королевским колледжем Лондона, выявило в его работах признаки манипуляции данными и сделало вывод, что они "несовместимы с современной наукой". В 2019 году из научных журналов были отозваны 26 его работ, а в 2020 году — еще 14.

Что касается той самой работы о расе и интеллекте, то последующие исследования подтвердили, что гены, связанные с интеллектом, действительно есть. Но их вклад далеко не так велик, как считал Айзенк. А более глубокое понимание популяционной генетики показало, что расовые различия в IQ можно полностью объяснить факторами среды – особенно дискриминацией в обществе, при которой люди с черным цветом кожи на протяжении поколений оказываются лишены возможностей, доступных их белым согражданам. 

Парадокс в том, что Айзенк, превозносивший научную объективность, сам оказался жертвой убеждений. Одно из них состояло в том, что можно измерить интеллект любого человека единой меркой. А затем, взяв результат, оценить по нему умственное развитие — и даже сделать вывод о жизненных перспективах. Сегодня исследования доказали, что интеллект сам по себе — условный термин, и правильнее говорить про когнитивные способности. Например, психолог Джой Гилфорд насчитывает 120 отдельных способностей, которые человек задействует при работе с информацией, и тесты IQ описывают лишь малую часть из них.

Сегодня тестирование IQ носит в основном рекомендательный характер. Например, еще в 1979 году суд Калифорнии запретил использовать IQ-тесты для направления учащихся в классы коррекции. Но сам Айзенк, несмотря на все "заносы", остается одним из самых цитируемых психологов XX века. А его факторная модель личности в улучшенном виде применяется до сих пор. Как говорится, из песни слова не выкинешь.

Антон Солдатов

Г.Ю. Айзенк (1916–1997). Век психологии: имена и судьбы

Г.Ю. Айзенк

(1916–1997)

Однажды на пресс-конференции английскому психологу Гансу Айзенку был задан каверзный вопрос: «А каков ваш коэффициент интеллекта?» Айзенк быстро нашелся: «Должно быть, немаленький, раз уж я его придумал».

Справедливости ради надо заметить, что коэффициент интеллекта, сокращенно – Ай-Кью (Intelligence Quotient – IQ), – вовсе не изобретение Айзенка. Этот числовой показатель умственных способностей предложил немецкий психолог Вильям Штерн в 1912 году, когда Айзенка еще и на свете не было. А измерительные инструменты для оценки ума, ныне именуемые тестами, появились еще раньше (впервые слово «тест» мелькнуло в научной периодике в 1890 г.). Айзенк усовершенствовал эти инструменты, более того – сделал их широко доступными. С его легкой руки измерение IQ из академического таинства превратилось в популярную народную забаву, впрочем – небезопасную (не очень-то приятно узнать, что ты не слишком умен). Естественно, в Айзенка полетели камни (когда не блещешь умом, рука так и тянется к кирпичу), причем порой почти в буквальном смысле – тухлыми яйцами он был однажды закидан безжалостно. Однако народная мудрость учит не обижаться на определенную категорию публики. Айзенк и не обиделся, тем более что к общественному негодованию ему было не привыкать. Вся его карьера просто переполнена скандалами. Он их не провоцировал, просто говорил что думал. Этими своими мыслями и вошел в историю науки.

Ганс Юрген Айзенк родился в Берлине 4 марта 1916 года, в семье, интересы которой были максимально далеки от науки: его мать была киноактрисой, звездой немого кино, снявшейся в 40 фильмах, отец – популярным конферансье. Родители развелись, когда мальчику едва исполнилось два года, и воспитывала его бабушка, которая впоследствии погибла в нацистском концлагере. Сам Айзенк, вопреки всем теориям наследственности (в развитие которых он внес немалый вклад), никакой тяги к артистической карьере не испытывал. Всегда считавшийся талантливым, но не слишком прилежным учеником, он очень рано познакомился с работами Э.Резерфорда и решил, что делом его жизни может стать только физика. По окончании школы в 1934 г. он вознамерился поступать на физическое отделение Берлинского университета. Однако выбор профессионального пути в нацистской Германии был неразрывно связан с выбором политических взглядов. Поступление в университет на столь притягательное для него физическое отделение оказалось возможным лишь при условии вступления в национал-социалистическую партию. Это условие не было обязательным для всех, но от Айзенка, известного независимостью суждений и отличавшегося сильной неприязнью к фашизму, власти потребовали демонстрации лояльности.

В школьные годы Ганс отличался гораздо большей склонностью к спорту, чем к политике. Гитлера юноша впервые увидел на нацистском митинге, куда из любопытства отправился за компанию с одноклассниками. Гитлер ему не понравился, и он даже не счел нужным это скрывать. За что и был нещадно бит товарищами. «Разбираться» с Айзенком набежала целая толпа, ибо иначе справиться с первым спортсменом школы было не так-то просто. На следующий день Ганс, помятый, но не сломленный, по одиночке надавал сдачи своим обидчикам, так что на выпускном вечере почти весь класс сиял свежими синяками. Так еще в юные годы проявилось умение Айзенка держать удар и противостоять агрессивной толпе. Очень полезное умение – учитывая то, что впоследствии он бывал бит неоднократно. Последний раз – в Сорбонне сорок лет спустя, когда высказанные им на лекции идеи показались студентам-радикалам… фашистскими! В тот раз умудренный опытом ученый не стал давать сдачи, не выдвинул против студентов никаких обвинений. Сложившийся образ вольнодумца и скандалиста не предполагал игры по банальным правилам. О себе он без ложной скромности говорил: «Когда я только начал заниматься психологией, она была совершенно дефективной. Теперь ее репутация благодаря моим работам полностью восстановлена». Даже если не обращать внимания на характерную для Айзенка склонность к эпатажу, в этих словах содержится изрядная доля истины.

В психологию Айзенк пришел случайно. Покинув родину, становившуюся все более неуютной, он эмигрировал в Англию и весной 1935 г. блестяще сдал вступительные экзамены в Лондонский университет, намереваясь осуществить свою давнюю мечту – заняться углубленным изучением физики. Но этому намерению не суждено было осуществиться. Выбор факультетов в Лондонском университете жестко определялся тем, какие экзамены сдавались. Айзенк об этом не знал, в Германии правила были другими. Выяснилось, что для специализации по физике им сданы не все необходимые экзамены. Откладывать поступление на следующий год он не мог, так как был сильно стеснен в средствах. Оставалось выбирать из тех факультетов, которым «подходили» сданные экзамены. Таким факультетом оказался психологический. Именно по такой иронии судьбы психология приобрела одного из самых ярких и продуктивных исследователей.

Первые самостоятельные работы Айзенка были посвящены исследованию структуры личности. Еще в сороковые годы оформилась хорошо знакомая психологам триада личностных свойств Айзенка – экстраверсия-интроверсия, нейротизм и психотизм, исследование которой он прекращал до последних дней жизни. Сегодня понятия экстраверсии и интроверсии знакомы многим и даже стали элементами повседневной речи. Экстраверт – человек, преимущественно ориентированный на внешний мир, мир предметов и людей, тогда как интроверт ориентирован в основном на свой внутренний мир, мир своих переживаний и представлений. Экстраверты требуют постоянной стимуляции от внешней среды, они общительны, стремятся к новым впечатлениям, склонны к риску, любят перемены, готовы к быстрым реакциям. Для них характерна раскованность поведения, оптимизм, веселость, а также вспыльчивость, некоторая агрессивность, поверхностность в восприятии людей и явлений. Интроверты, наоборот, стимулы жизненной активности черпают изнутри, живут своим богатым внутренним миром. Они замкнуты, малообщительны, медлительны, серьезны, сдержанны, любят порядок, склонны к самосозерцанию, дружат преданно, но с немногими, избегают шумных компаний.

Другая характеристика подразделяет людей по параметру эмоциональной устойчивости на тревожных (нестабильных), то есть повышенно чувствительных к неудачам и ошибкам, склонных к самообвинениям, постоянно стремящихся к совершенствованию, – и эмоционально стабильных, то есть уравновешенных, стрессоустойчивых.

Строго говоря, и эти понятия были введены в научный обиход задолго до Айзенка, их еще в 20-е годы предложил Карл Густав Юнг в своей знаменитой работе «Психологические типы». Но именно благодаря Айзенку они получили широкую популярность, проникли в разговорную речь, так что многие именно Айзенка считают их изобретателем. Основная же заслуга Айзенка состоит в том, что им был создан практичный опросник для выявления этих личностных черт. Широко растиражированный множеством популярных изданий, этот опросник является ныне одним из самых известных психологических тестов.

Другим юношеским увлечением Айзенка, как это ни странно для ученого, стала астрология. Впрочем, это древнее учение не обошли вниманием многие психологи – тот же Юнг стремился найти в гороскопах рациональное зерно. Еще в тридцатые годы Айзенк составил гороскоп самому Гитлеру и всей нацистской верхушке. Однако отосланные им гороскопы остались без ответа. Еще бы – ведь в отличие от штатных астрологов рейха Айзенк предрекал нацистским бонзам ужасный конец.

В дальнейшем, вопреки скепсису коллег, Айзенк сохранил это увлечение и даже попытался подвести под него научную базу. Им была проведена серия экспериментов с помощью его собственного личностного опросника. В 1978 г. в «Журнале социальной психологии» Айзенк опубликовал статью о связи зодиакального знака с основными характеристиками личности. В результате масштабного исследования ему удалось установить совершенно определенную статистическую зависимость: Овен, Близнецы, Лев, Весы, Стрелец и Водолей являются преимущественно экстравертами, а Телец, Рак, Дева, Скорпион, Козерог и Рыбы – интровертами. При этом Рак, Скорпион, Рыбы являются более эмоциональными, чем другие знаки Зодиака.

Совсем недавно отечественным психологом В.Н. Дружининым было проведено похожее исследование и также выявлена определенная зависимость, однако… совсем не та, что была установлена Айзенком. Возможно, новые исследования откроют нам новые точки соприкосновения психологического и астрологического знания о человеке. Но так или иначе, необходимо отдать должное смелости Айзенка, впервые отважившегося на эти поиски. В кругу ученых мужей эта попытка авторитета ему не прибавила, зато принесла широкую известность. Впрочем, на безвестность он и раньше не жаловался.

В начале пятидесятых, в пору безраздельного господства фрейдовского психоанализа, Айзенк выступил со статьей, в которой бросил вызов самому Фрейду. Внимательно проанализировав фрейдистскую теорию и результаты аналитической терапии, ученый пришел к сенсационным выводам. По его мнению, доктрина Фрейда принадлежит скорее к области мифологии, нежели науки, ибо ее достоверность невозможно проверить никакими научными методами – любые научно-психологические эксперименты над фрейдистскими конструкциями, в частности Эдиповым комплексом, кончаются полным фиаско. Нет никакого Эдипова комплекса, – считал Айзенк. А есть «художественный вымысел венского профессора – недаром ему вручили премию Гете, хороший был беллетрист». К тому же пациентами Фрейда были лишь венские буржуа, страдавшие неврозами. Выводы, полученные в наблюдениях над ними, Фрейд распространил на все человечество, а это Айзенк считал неоправданным и слишком смелым обобщением. Да и сама психоаналитическая терапия, по его мнению, крайне малоэффективна. Похожих результатов можно добиться с помощью простого вдумчивого самоанализа. Лечение у психоаналитика занимает долгие месяцы, порой годы, а за это время большинство неврозов проходят и вовсе без всякого вмешательства.

Характерно, что у самих психоаналитиков не находится никаких конструктивных возражений на критику в свой адрес. Зато ими изобретен беспроигрышный контраргумент: «Вы, видно, сами страдаете тяжелыми комплексами, раз так агрессивно от них защищаетесь». Этот довод особенно раздражал Айзенка, поскольку, по его мнению, являлся абсолютно некорректным в научной полемике.

Небезынтересно, что за прошедшие полвека в адрес психоанализа накопилось еще множество убийственных обвинений, а неуклюжая отповедь фрейдистов так и осталась их единственным оправданием. Об этом нелишне было бы знать нашим доморощенным фрейдистам, приобщившимся к психоанализу на волне запоздалой моды. По крайней мере, Айзенка почитать им следовало бы. Ведь в его рассуждениях куда больше здравого смысла и научной корректности, чем в фантазиях о детской сексуальности. Впрочем, психоанализ – очень доходная профессия (это и у нас уже многие уяснили). И неудивительно, что призывы Айзенка к научному здравомыслию только прибавили ему врагов.

Взамен долгосрочной, громоздкой, дорогостоящей и малоэффективной аналитической психотерапии Айзенк предлагал так называемую поведенческую терапию – нехитрый метод, основанный по поощрении желательного поведения и наказании нежелательного. Он прописывал пациентам электрошок и психотропные препараты, провоцировавшие удушье. От нежелания подвергаться пыткам больные сразу выздоравливали. Понятно, что и этот метод вызвал бурю общественного негодования. Айзенк в ответ спокойно ссылался на полученные впечатляющие результаты. Под страхом неприятностей человек воздерживается от нежелательного поведения и постепенно это входит у него в привычку. Чего и требовалось добиться! Может оно и негуманно, зато эффективно! Гораздо эффективнее, чем всякие душеспасительные разговоры…

Но самые острые дебаты вызвали работы Айзенка по психологии интеллекта и измерению умственных способностей. По его мнению, человеческий ум – качество врожденное и лишь в очень малой степени, процентов на двадцать, подверженное влиянию воспитания и среды. Вывод неутешителен: коли от природы ума недостает, то уже и вряд ли прибавится. Но Айзенк пошел еще дальше. В статье «Раса, интеллект и образование» черным по белому написал: коэффициент интеллекта чернокожих в среднем на 15 баллов ниже, чем у белых, и это объясняется особенностями генетического кода. Истерия политкорректности в ту пору еще не достигла своего пика, но столь откровенное суждение уже тогда пришлось по вкусу не всем. На его опровержение были брошены лучшие умы, которые заняты изобретением контраргументов по сей день. Мол, тесты для измерения IQ используются неправильные, да и сам IQ – не безупречный показатель ума. Вот только статистическая закономерность – вещь упрямая, ее так никому опровергнуть не удалось. Фактически Айзенк просто назвал вещи своими именами. И заслужил репутацию расиста! Наученные его опытом, политкорректные нынешние психологи предпочитают замалчивать щекотливую тему, а то и вовсе выдавать черное за белое. Результат – катастрофическое обесценивание интеллекта. Сегодня стало просто неловко быть умнее кого-то другого – вдруг этот другой обидится! Правда, в наших краях заморская эпидемия пока не распространилась, книга Айзенка «Узнайте ваш IQ» идет нарасхват, а некоторых по прочтении даже радует. Немногих, правда…

Айзенк словно намеренно подстегивал общественное негодование. Так, в середине семидесятых он написал статью, в которой доказывал, что курение безвредно для здоровья, по крайней мере – вовсе не провоцирует развитие рака (онкологи, как раз тогда, как им казалось, доказавшие эту фатальную связь, перестали с ним здороваться). «Курение и рак, – писал Айзенк, – связаны лишь тем, что одновременно выступают симптомами одного и того же личностного расстройства. Тип личности, склонной к курению, а также к заболеванию раком, характеризуется неспособностью адекватно выражать эмоции, беспомощностью и депрессивными настроениями, неправильной реакцией на стресс».

К этой теме он вернулся в начале девяностых, получив крупный грант от американского табачного короля Рейнольдса, кровно заинтересованного в подтверждении его гипотезы. Скептикам Айзенк предложил поставить эксперимент на себе самом: «Я не знаю, что такое ярость, депрессия и страх, вот и делайте выводы о моей предрасположенности». Тестирование в самом деле выявило его исключительную уравновешенность и стрессоустойчивость. Увы, курильщиков это вряд ли сможет утешить. Вопреки своей гипотезе Ганс Юрген Айзенк умер 4 сентября 1997 года от рака.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Медицинский вестник Северного Кавказа :: Научно-практический журнал

[Психиатрия]
Агаркова Елена Викторовна; Губарева Любовь Ивановна; Колодийчук Елена Владимировна; Ермолова Любовь Степановна;

Изучены особенности функционирования центральной нервной системы и проявления агрессивных черт личности у 102 представителей разных типов темперамента в возрасте 18–22 лет. Использованы физиологические и психологические методы исследования: хронорефлексометрия на компьютерном приборе УПФТ-1/30 «Психофизиолог», «Личностный опросник Айзенка», «Опросник Басса – Дарки».

Наибольшей враждебностью обладают меланхолики и холерики, наименьшей – флегматики. Наиболее высокие показатели агрессивности выявлены у холериков; снижение индекса агрессивности наблюдали в ряду: меланхолики → сангвиники → флегматики. Достоверно значимые различия выявлены и по отдельным шкалам агрессии. Выявлена конституциональная зависимость между уровнем агрессии, враждебности, раздражительности, чувства обиды, вины и подвижностью нервной системы, соотношением процессов возбуждения и торможения, скоростью и точностью выполнения простых и сложных сенсомоторных актов, уровнями развития дифференцировочного торможения, активации и функциональных возможностей центральной нервной системы.

Скачать

Список литературы:
1. Айзенк, Г. Ю. Структура личности / Г. Ю. Айзенк. – СПб. : Ювента ; М. : КСП+, 1999. – 464 с.
2. Батаршев, А. В. Психология индивидуальных различий: от темперамента к характеру и типологии личности / А. В. Батаршев. – М. : Владос, 2000. – 312 с.
3. Либин, А. В. Дифференциальная психология: На пересечении европейских, российских и американских традиций / А. В. Либин. – М. : Смысл, 2000. – 549 с.
4. Мерлин, B. C. Очерк интегрального исследования индивидуальности / B. C. Мерлин. – М. : Педагогика, 1986. – 256 с.
5. Нартова-Бочавер, С. К. Дифференциальная психология / С. К. Нартова-Бочавер. – М. : Ижица, 2002. – 160 с.
6. Небылицын, В. Д. Функциональные состояния нервной системы человека и ее основные свойства / В. Д. Небылицын // Психофизиологические исследования индивидуальных различий. – М. : Наука, 1976. – 460 с.
7. Павлов, И. П. Общие типы высшей нервной деятельности животных и человека / И.П. Павлов // Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных. – М. : Наука, 1973. – С. 447–467.
8. Gubareva, L. I. Endocrine determinants of the formation of character traits in men with a criminal stereotype behavior / L. I. Gubareva, E. V. Buhantsova, O. A. Achverdova // International Journal of Psychop-hysiology. – Amsterdam – Boston – New York est.: ELSEVIER. – 2012. – Vol. 85, Is. 3. – P. 376.
9. Gubareva, L. I. Stress resistance and temperament / L. I. Gubareva, H. V. Agarkova // Stress and Behavior: 19-th Multidisciplinary International Conference of Biological Psychiatry. – St. Petersburg, 2013. – P. 52.

Ключевые слова: центральная нервная система (ЦНС), зрительно-моторная реакция, тип темперамента, агрессия

Айзенк Ганс Юрген это

Ханс Юрген Айзенк родился в Берлине 4 марта 1916 г , его родители были актерами отец снимался в комедийных фильмах, а мать играла в немых. Когда Айзенку было 3 года, его родители разошлись Высшее образование Ханс Юрген получил за границей, сначала в Париже, в Дижонском университете, а затем - в Лондонском Во Франции он занимался историей и литературой, но потом его интересы изменились, и в итоге он остановил свой выбор на психологии. В 1938 г он получил степень бакалавра, в 1940-м - доктора философии Во время учебы он очень увлекся астрологией, внимательно изучал астрологические карты гениев, пытаясь найти в них нечто общее, понять, какие судьбы в большей степени способствуют раскрытию дарований В конце 1930-х гг. он вел переписку со знаменитыми астрологами Европы и Америки Его интересовал фашизм, он собственноручно составил гороскопы для некоторых представителей верхушки Третьего рейха Некоторые из них, составленные для Геббельса и Гиммлера, он даже отправил в рейхстаг Айзенк предостерегал их от необдуманной агрессии, насилия и грядущего краха, однако ответа не получил После получения высшего образования Айзенк вернулся в Германию, где очень интересовался проводимыми в то время генетическими опытами фашистов Молодой ученый и сам провел несколько исследований человеческого мозга, пытаясь определить наличие зависимости между размерами мозга и интеллектом личности Вскоре Айзенк эмигрировал в Англию, где стал читать лекции В это время он выпустил целый ряд статей, посвященных предстоящей человечеству борьбе за выживание, созданию избранных людей и их воспитанию. Темы этих работ явно были навеяны Айзенку идеологией фашизма, в результате в научном мире сложилось весьма определенное отношение к ученому: его взгляды и теории не принимались. В то время он задался мыслью измерить человеческий интеллект и на лекциях демонстрировал огромное количество различных измерительных приборов: градусников, термометров, весов. Часто его слова вызывали смех, Ай-зенка считали если и не безумным, то уж точно очень странным. За страсть измерять все коллеги прозвали его «человек-термометр». Во время Второй мировой войны Айзенк работал в военном психиатрическом госпитале Милл Хилл, где оказывал психологическую помощь военным, перенесшим тяжелые стрессы и травмы. При этом он продолжал заниматься своими исследованиями, испытывал на пациентах различные тесты, созданные различными психологами XIX в. Он много и усердно работал, однако не мог получить никаких практических результатов. После войны Айзенк продолжал работать в госпитале, благодаря чему получил возможность пробовать на пациентах новые создаваемые им тесты. Его исследования, а также его активная критика учения Фрейда сделали его популярным. Айзенк пытался объяснить природу интеллекта. Он считал, что уровень интеллекта во многом определяется наследственностью, а развитие его в течение жизни не вносит никаких значительных изменений. Однако Айзенк не мог создать конкретного способа исследовать его. Решающую роль сыграли работы французского психолога А. Бине, случайно попавшиеся на глаза Айзенку. Бине создал серии задач, предназначенные для определения уровня сообразительности детей. На основе результатов этих тестов французское министерство образования организовывало обучение умственно неполноценных детей. Айзенк переработал тесты, созданные французом для детей, применил их ко взрослым и создал свою методику определения коэффициента интеллекта (IQ). Этот метод немедленно завоевал огромную популярность и стал использоваться повсюду. Айзенк много путешествовал, читал лекции по методологии IQ во многих университетах мира. Он стал состоятельным человеком, получил различные ученые звания и степени. В 1946 г. Айзенк стал директором Института психиатрии в Лондоне. Его работы «Измерение личности» (издана в 1947 г.), «Использование психологии и злоупотребления в ней». «Закат и гибель империи Фрейда» завоевали огромную популярность. Айзенк считал, что при лечении психических расстройств традиционные виды терапии, а в особенности психоанализ практически не эффективны. Он приводил примеры больных, выздоровевших самостоятельно значительно быстрее, нежели при применении психоанализа. Фрейда он считал лишь талантливым писателем, всячески отвергая его научные теории. Сам он приветствовал методику лечения отвращением как наиболее эффективную. По мнению Айзенка, детей, которые устраивают истерики, нужно запирать в комнате на 10 мин, для того чтобы все прошло. Пациентам, страдающим психическими заболеваниями различной степени, он прописывал электрошок и психотропные препараты, вызывающие удушье. От нежелания подвергаться такому крайне неприятному лечению больные быстро выздоравливали. Естественно, такие методы вызывали раздражение и возмущение не только психологов, но и общественности в целом. Айзенка упрекали в жестокости и применении фашистских методов при лечении В 1971 г. Айзенк опубликовал статью «Раса, интеллект и образование», которая вызвала огромнейший общественный резонанс как в Европе, так и в Америке. В ней он провел мысль о том, что у представителей негроидной расы уровень интеллекта (IQ) на 15 пунктов ниже, чем у европеоидов, и это объясняется особенностями генетического кода. Естественно, что такие взгляды Айзенка провоцировали различные бурные реакции. Весной 1973 г. в Сорбонне во время чтения лекции он даже был избит. Когда он начал говорить, студенты бросились на него с криками: «Расист! Фашист!» Его сбили с ног, разбили очки. Была вызвана полиция, однако Айзенк не выдвинул против студентов никакого обвинения. Вероятно, тем самым он решил поддержать свою репутацию вольнодумца и скандалиста. В середине 1970-х гг. Айзенк написал ряд статей, в которых вывел свою теорию связи различных заболеваний и типов личности. Так, например, по его мнению, курение не вредно для здоровья и не провоцирует рака легких, это симптомы одного и того же расстройства личности, возможно, генетического происхождения. Тип личности, формирующийся при этом, характеризуется неспособностью выражать эмоции, а также неправильной реакцией на стресс. К заболеваниям сердца склонны люди, чей тип личности можно охарактеризовать как злобный, агрессивный и враждебный Также в своих статьях Айзенк определил тип личности людей, более склонных к выздоровлению. По его мнению, это больные, которые «хотят сражаться с болезнью», скандалисты, люди с неуживчивым характером, подверженные влиянию эмоций. В начале 1990-х гг. Айзенк провел исследование, профинансированное американским табачным промышленником, который поддержал взгляды ученого на курение. Это исследование подтвердило гипотезы Айзенка, однако не было воспринято ученой общественностью. Тогда он предложил поставить эксперимент на себе самом. Когда его протестировали с помощью электродов, выяснилось, что в течение всего опыта он оставался совершенно спокоен, реакции были абсолютно нулевые. Экспериментаторы, проводившие опыт, решили даже, что оборудование неисправно. Айзенк подтвердил, что он не испытывает ни страха, ни депрессии, ни ярости. Ханс Юрген Айзенк умер 4 сентября 1997 г. в возрасте 81 года от рака мозга, тем самым полностью подтвердив свою теорию происхождения заболеваний. Ханса Юргена Айзенка называли великим провокатором, «ужасным ребенком» 1970-х, несмотря на то что он был уже пожилым. Он был очень необычным человеком, чье творчество и образ жизни вызывали много споров и возмущений. За свою жизнь он написал 45 книг и 600 научных статей. Он очень любил сам продавать свои книги, по-хозяйски восседая в книжных магазинах, раздавая автографы своим поклонникам, и до хрипоты спорить с покупателями. Многие научные открытия ученого не были приняты в научном мире, однако они всегда находили отклик среди общественности. Применение результатов знаменитых тестов Айзенка на определение уровня интеллекта и сейчас является спорным, однако в определенных кругах они весьма популярны.

Теория интеллекта Ганса Айзенка и то, что она о нем раскрывает

Основные моменты

Для Айзенка g было биологическим фактом с широкими социальными последствиями.

Социальный климат 1960–2000 годов был враждебен свидетельствам биологического интеллекта.

К 2000 году исследования подтвердили его утверждения о наследственности g и социальных последствиях.

Кадры критиков пренебрегли новыми доказательствами с постоянно развивающимися, спонтанными уловками.

Исследования показывают, что с 2000 года г широко распределяется как в головном мозге, так и в геноме.

Abstract

Ганс Айзенк был аналитиком, объективным, независимым экспериментатором. Он олицетворял биологическую перспективу Лондонской школы психологии Гальтона-Спирмена, которую он возглавлял на протяжении многих десятилетий. Его первая (1939 г.) и последняя публикации (1998 г.) были посвящены разведке. Вернувшись к этой теме в 1960-х годах, он сформулировал, протестировал и обнародовал теорию о том, что общий интеллект ( g ) является биологическим феноменом с широкими социальными последствиями.Я изучаю состояние теории Айзенка, достижения в этой области и социальную реакцию на них в 1960–1970-х, 1980–1990-х годах и с 2000 года. Моя точка зрения - это точка зрения социолога, который, проверяя альтернативные теории социального неравенства, был неумолимо втянутый в разведывательную литературу, политические дебаты по поводу справедливости при отборе сотрудников и непосредственное наблюдение за спорами, которые он испытал. Учебники Айзенка 1979 и 1998 годов по разведке отмечают развитие его теории и подтверждающие данные в течение первых двух периодов.Они демонстрируют значительные познания в философии и истории науки, а также в природе научных споров. Достижения в области интеллекта с 2000 года, в частности, в области нейровизуализации и молекулярной генетики, подтверждают его биологическую перспективу. Это было спорно при его жизни, потому что он намного опередил свое время.

Ключевые слова

Ханс Дж. Айзенк

Лондонская школа психологии

Интеллект

g фактор

Теория интеллекта

Биологическая психология

Научная полемика

Социальное неравенство

Рекомендуемые статьи (Цитирующие статьи) полный текст

© 2016 Elsevier Ltd.Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирование статей

Краткая переработанная анкета Айзенка: издание на хинди (EPQRS-H)

Аннотация

Справочная информация:

предрасположенность к чувствам и поведению (Matthews, Deary, & Whiteman, 2003).

Материалы и методы. экстраверсия, психотизм и ложь.Анкета была сначала переведена на хинди, а затем переведена обратно. Впоследствии в нем приняли участие 202 студента (78 мужчин и 124 женщины) из индуистского университета Бенарас. Оценивалась внутренняя непротиворечивость шкалы.

Результатов:

Полученные данные подтверждают удовлетворительные психометрические свойства шкал экстраверсии, невротизма и лжи. Однако шкала психотизма оказалась менее удовлетворительной.

Заключение:

Можно предположить, что благодаря удовлетворительным показателям внутренней согласованности EPQRS-H является надежной шкалой для измерения различных личностных качеств.

Ключевые слова: EPQR - Краткость, Экстраверсия, Невротизм, Психотизм, Оценка Лжи

В своей предварительной версии теория личности Айзенка включала измерения невротизма-стабильности и экстраверсии-интроверсии; впоследствии к теории было добавлено измерение психотизма (Lewis et al ., 2002). Поскольку измерение экстраверсии представляет социальность и импульсивность, люди в этом измерении были определены как наслаждающиеся социальным взаимодействием, энергичные и предпочитающие социальные ситуации одиночеству.Было высказано предположение, что измерение невротизма указывает на эмоциональную нестабильность и реактивность, и что люди, получившие высокие баллы по этому параметру, склонны быть тревожными, депрессивными, чрезмерно эмоциональными, застенчивыми и иметь низкую самооценку. Параметр психотизма выделяет более причудливые характеристики личности, такие как отстраненность, холодность, бесчувственность, абсурдность и неспособность сопереживать другим (Eysenck & Eysenck, 1975).

С момента развития теории личности Айзенка были разработаны различные меры для оценки различных черт личности.Одним из следствий этого процесса стало постепенное увеличение их длины. Ранняя медицинская анкета Модсли (MMQ) содержит 40 пунктов (Eysenck, 1952), личностный опросник Модсли (MPI) содержит 48 пунктов (Eysenck, 1959), личностный опросник Айзенка (EPI) содержит 57 пунктов (Eysenck & Eysenck, 1964a), Опросник личности Айзенка (EPQ) содержит 90 вопросов (Айзенк и Айзенк, 1975), а Пересмотренный опросник личности Айзенка (EPQR) содержит 100 вопросов (Айзенк, Айзенк и Барретт, 1985).Это увеличение длины можно объяснить введением дополнительного измерения личности в схему Айзенка (Eysenck & Eysenck, 1976) и психометрическим принципом, согласно которому большая длина увеличивает надежность (Lord & Novick, 1968). В особенности невротизм и экстраверсия проявляются в большинстве моделей черт личности (Matthews et al ., 2003). Важной частью валидации любой модели личности, основанной на чертах характера, и связанного с ней инструмента измерения является исследование ее применимости к другим культурам.Обычно это делается двумя способами: эмическим и этическим. Emic Research обычно использует лексику местной культуры для исследования структуры и содержания терминов, связанных с личностью (Saucier & Goldberg, 2001). Этическое исследование применяет личностные меры, разработанные в одной культуре, к новым культурам и спрашивает, демонстрируют ли они ту же психометрическую структуру, надежность и валидность (McCrae, 2001). Большой объем этических исследований был проведен по анкете личности Айзенка. Исследование проводилось в основном на оригинальном EPQ с 90 предметами.В целом его психометрическая структура была хорошо воспроизведена по крайней мере в 34 странах (Barrett & Eysenck, 1984; Barrett, Petrides, Eysenck, & Eysenck, 1998).

Хотя все эти анкеты были надежными и действительными, тем не менее, использование длинных тестов имеет некоторые практические недостатки. В частности, они вызывали определенные проблемы в клиническом применении из-за своей длины. Следовательно, потребность в более коротких шкалах личности привела к более коротким версиям упомянутых инструментов.Одной из таких более коротких личностных шкал является Пересмотренный вопросник личности Айзенка - краткая форма (EPQR-S; Eysenck et al ., 1985). EPQR-S включает 48 пунктов и 4 подшкалы: Экстраверсия (12 пунктов), Невротизм (12 пунктов), Психотизм (12 пунктов) и Ложь (12 пунктов). Подшкала лжи - это контрольная шкала, в которой вся шкала проверяется на предвзятость социальной желательности. Айзенк и др. . (1985) сообщили о достоверности для мужчин и женщин 0,84 и 0,80 соответственно для невротизма, 0.88 и 0,84 для экстраверсии, 0,62 и 0,61 для психотизма и 0,77 и 0,73 для шкалы лжи. EPQR-S в настоящее время используется довольно широко (Aleixo & Norris, 2000; Blagrove & Akehurst, 2001; Chan & Joseph, 2000; Chivers & Blagrove, 1999; Creed, Muller, & Machin, 2001; Francis, 1999; Francis & Wilcox, 1998; Glicksohn & Бозна, 2000; Гликсон и Голан, 2001; Халамандарис и Пауэр, 1999; Линтон и Винер, 2001; Мартин и Киркалди, 1998; Роббинс, Фрэнсис и Ратледж, 1997).

В кросс-культурном исследовании Фрэнсис, Браун и Филипчалк (1992) сравнили психометрические свойства EPQR-S в четырех англоязычных странах среди 685 студентов бакалавриата, в том числе 59 мужчин и 153 женщины в Англии. 57 мужчин и 92 женщины в Канаде, 51 мужчина и 81 женщина в США и 53 мужчины и 139 женщин в Австралии. Согласно этому исследованию, краткая шкала экстраверсии достигла альфа-коэффициентов 0,78, 0,83, 0,85 и 0,87 в четырех выборках. По краткой шкале невротизма альфа-коэффициенты равны 0.79, 0,80, 0,81 и 0,83 в четырех образцах. Шкала лжи работала хуже, чем шкалы экстраверсии и невротизма, но оказалась адекватной. Краткая шкала лжи достигла альфа-коэффициентов 0,65, 0,66, 0,70 и 0,71. Однако для шкалы психотизма альфа-коэффициенты были очень низкими (0,33–0,52).

Хотя EPI, EPQ и EPQR были первоначально разработаны в Англии, а затем распространились на другие англоязычные области, межкультурное расширение этой области исследования личности быстро привело к переводу и тестированию инструментов на языках, не говорящих по-английски. среды (Барретт и Айзенк, 1984; Айзенк и Айзенк, 1983).Например, Фрэнсис и его сотрудники (Francis, Lewis, & Ziebertz, 2006) разработали немецкое издание EPQR-S. Аналогичным образом, Ivkovic et al . (2007) разработали и проверили психометрические свойства в хорватском издании EPQR-S.

На этом фоне целью настоящего исследования было изучить психометрические свойства перевода EPQR-S на хинди для взрослых, говорящих на индийском хинди в колледжах.

ОБСУЖДЕНИЕ

Настоящее исследование было направлено на оценку внутренней согласованности перевода EPQR-S на хинди.Подшкалы экстраверсии и невротизма перевода EPQR-S на хинди достигли удовлетворительных альфа-коэффициентов, значительно превышающих 0,7, уровень, рекомендованный Клайн (1993). Шкала лжи с альфа-коэффициентом 0,624 также очень близка к критерию Клайна 0,7. Однако шкала психотизма показала плохие результаты с альфа-коэффициентом всего 0,238.

При общей оценке можно предположить, что благодаря удовлетворительным показателям внутренней согласованности EPQRS-H является надежной шкалой для измерения различных личностных качеств.Что касается низких коэффициентов внутренней согласованности подшкалы психотизма, различные исследования, проведенные в других странах, также обнаружили аналогичные результаты (Francis et al ., 1992, 2006; Ivkovic et al ., 2007; Katz and Francis, 2000; Lewis et al ., 2002). Поэтому был сделан вывод, что низкая альфа-оценка шкалы психотизма не связана с переводом на хинди (что эта подшкала может быть проблематичной). В то же время эти данные подчеркивают необходимость дальнейших исследований и разработок для получения более надежного краткого индекса психотизма.

Тот факт, что выборка исследования включала участников колледжа из индийского университета, подтверждает психометрические свойства (то есть надежность) EPQRS-H. Было бы полезно повторить исследование с гетерогенной выборкой и изучить его отличительную ценность в клинической популяции. В будущем также следует предпринять попытку исследовать временную согласованность и факторную валидность EPQRS-H с большей выборкой.

Краткая переработанная анкета Айзенка: издание на хинди (EPQRS-H)

Аннотация

Справочная информация:

Растет консенсус относительно достоверности черт человеческой личности как важных предрасположенностей к чувствам и поведению (Matthews, Дири и Уайтман, 2003 г.).

Материалы и методы. экстраверсия, психотизм и ложь. Анкета была сначала переведена на хинди, а затем переведена обратно. Впоследствии в нем приняли участие 202 студента (78 мужчин и 124 женщины) из индуистского университета Бенарас. Оценивалась внутренняя непротиворечивость шкалы.

Результатов:

Полученные данные подтверждают удовлетворительные психометрические свойства шкал экстраверсии, невротизма и лжи. Однако шкала психотизма оказалась менее удовлетворительной.

Заключение:

Можно предположить, что благодаря удовлетворительным показателям внутренней согласованности EPQRS-H является надежной шкалой для измерения различных личностных качеств.

Ключевые слова: EPQR - Краткость, Экстраверсия, Невротизм, Психотизм, Оценка Лжи

В своей предварительной версии теория личности Айзенка включала измерения невротизма-стабильности и экстраверсии-интроверсии; впоследствии к теории было добавлено измерение психотизма (Lewis et al ., 2002). Поскольку измерение экстраверсии представляет социальность и импульсивность, люди в этом измерении были определены как наслаждающиеся социальным взаимодействием, энергичные и предпочитающие социальные ситуации одиночеству. Было высказано предположение, что измерение невротизма указывает на эмоциональную нестабильность и реактивность, и что люди, получившие высокие баллы по этому параметру, склонны быть тревожными, депрессивными, чрезмерно эмоциональными, застенчивыми и иметь низкую самооценку. Параметр психотизма выделяет более причудливые характеристики личности, такие как отстраненность, холодность, бесчувственность, абсурдность и неспособность сопереживать другим (Eysenck & Eysenck, 1975).

С момента развития теории личности Айзенка были разработаны различные меры для оценки различных черт личности. Одним из следствий этого процесса стало постепенное увеличение их длины. Ранняя медицинская анкета Модсли (MMQ) содержит 40 пунктов (Eysenck, 1952), личностный опросник Модсли (MPI) содержит 48 пунктов (Eysenck, 1959), личностный опросник Айзенка (EPI) содержит 57 пунктов (Eysenck & Eysenck, 1964a), Опросник личности Айзенка (EPQ) содержит 90 вопросов (Айзенк и Айзенк, 1975), а Пересмотренный опросник личности Айзенка (EPQR) содержит 100 вопросов (Айзенк, Айзенк и Барретт, 1985).Это увеличение длины можно объяснить введением дополнительного измерения личности в схему Айзенка (Eysenck & Eysenck, 1976) и психометрическим принципом, согласно которому большая длина увеличивает надежность (Lord & Novick, 1968). В особенности невротизм и экстраверсия проявляются в большинстве моделей черт личности (Matthews et al ., 2003). Важной частью валидации любой модели личности, основанной на чертах характера, и связанного с ней инструмента измерения является исследование ее применимости к другим культурам.Обычно это делается двумя способами: эмическим и этическим. Emic Research обычно использует лексику местной культуры для исследования структуры и содержания терминов, связанных с личностью (Saucier & Goldberg, 2001). Этическое исследование применяет личностные меры, разработанные в одной культуре, к новым культурам и спрашивает, демонстрируют ли они ту же психометрическую структуру, надежность и валидность (McCrae, 2001). Большой объем этических исследований был проведен по анкете личности Айзенка. Исследование проводилось в основном на оригинальном EPQ с 90 предметами.В целом его психометрическая структура была хорошо воспроизведена по крайней мере в 34 странах (Barrett & Eysenck, 1984; Barrett, Petrides, Eysenck, & Eysenck, 1998).

Хотя все эти анкеты были надежными и действительными, тем не менее, использование длинных тестов имеет некоторые практические недостатки. В частности, они вызывали определенные проблемы в клиническом применении из-за своей длины. Следовательно, потребность в более коротких шкалах личности привела к более коротким версиям упомянутых инструментов.Одной из таких более коротких личностных шкал является Пересмотренный вопросник личности Айзенка - краткая форма (EPQR-S; Eysenck et al ., 1985). EPQR-S включает 48 пунктов и 4 подшкалы: Экстраверсия (12 пунктов), Невротизм (12 пунктов), Психотизм (12 пунктов) и Ложь (12 пунктов). Подшкала лжи - это контрольная шкала, в которой вся шкала проверяется на предвзятость социальной желательности. Айзенк и др. . (1985) сообщили о достоверности для мужчин и женщин 0,84 и 0,80 соответственно для невротизма, 0.88 и 0,84 для экстраверсии, 0,62 и 0,61 для психотизма и 0,77 и 0,73 для шкалы лжи. EPQR-S в настоящее время используется довольно широко (Aleixo & Norris, 2000; Blagrove & Akehurst, 2001; Chan & Joseph, 2000; Chivers & Blagrove, 1999; Creed, Muller, & Machin, 2001; Francis, 1999; Francis & Wilcox, 1998; Glicksohn & Бозна, 2000; Гликсон и Голан, 2001; Халамандарис и Пауэр, 1999; Линтон и Винер, 2001; Мартин и Киркалди, 1998; Роббинс, Фрэнсис и Ратледж, 1997).

В кросс-культурном исследовании Фрэнсис, Браун и Филипчалк (1992) сравнили психометрические свойства EPQR-S в четырех англоязычных странах среди 685 студентов бакалавриата, в том числе 59 мужчин и 153 женщины в Англии. 57 мужчин и 92 женщины в Канаде, 51 мужчина и 81 женщина в США и 53 мужчины и 139 женщин в Австралии. Согласно этому исследованию, краткая шкала экстраверсии достигла альфа-коэффициентов 0,78, 0,83, 0,85 и 0,87 в четырех выборках. По краткой шкале невротизма альфа-коэффициенты равны 0.79, 0,80, 0,81 и 0,83 в четырех образцах. Шкала лжи работала хуже, чем шкалы экстраверсии и невротизма, но оказалась адекватной. Краткая шкала лжи достигла альфа-коэффициентов 0,65, 0,66, 0,70 и 0,71. Однако для шкалы психотизма альфа-коэффициенты были очень низкими (0,33–0,52).

Хотя EPI, EPQ и EPQR были первоначально разработаны в Англии, а затем распространились на другие англоязычные области, межкультурное расширение этой области исследования личности быстро привело к переводу и тестированию инструментов на языках, не говорящих по-английски. среды (Барретт и Айзенк, 1984; Айзенк и Айзенк, 1983).Например, Фрэнсис и его сотрудники (Francis, Lewis, & Ziebertz, 2006) разработали немецкое издание EPQR-S. Аналогичным образом, Ivkovic et al . (2007) разработали и проверили психометрические свойства в хорватском издании EPQR-S.

На этом фоне целью настоящего исследования было изучить психометрические свойства перевода EPQR-S на хинди для взрослых, говорящих на индийском хинди в колледжах.

ОБСУЖДЕНИЕ

Настоящее исследование было направлено на оценку внутренней согласованности перевода EPQR-S на хинди.Подшкалы экстраверсии и невротизма перевода EPQR-S на хинди достигли удовлетворительных альфа-коэффициентов, значительно превышающих 0,7, уровень, рекомендованный Клайн (1993). Шкала лжи с альфа-коэффициентом 0,624 также очень близка к критерию Клайна 0,7. Однако шкала психотизма показала плохие результаты с альфа-коэффициентом всего 0,238.

При общей оценке можно предположить, что благодаря удовлетворительным показателям внутренней согласованности EPQRS-H является надежной шкалой для измерения различных личностных качеств.Что касается низких коэффициентов внутренней согласованности подшкалы психотизма, различные исследования, проведенные в других странах, также обнаружили аналогичные результаты (Francis et al ., 1992, 2006; Ivkovic et al ., 2007; Katz and Francis, 2000; Lewis et al ., 2002). Поэтому был сделан вывод, что низкая альфа-оценка шкалы психотизма не связана с переводом на хинди (что эта подшкала может быть проблематичной). В то же время эти данные подчеркивают необходимость дальнейших исследований и разработок для получения более надежного краткого индекса психотизма.

Тот факт, что выборка исследования включала участников колледжа из индийского университета, подтверждает психометрические свойства (то есть надежность) EPQRS-H. Было бы полезно повторить исследование с гетерогенной выборкой и изучить его отличительную ценность в клинической популяции. В будущем также следует предпринять попытку исследовать временную согласованность и факторную валидность EPQRS-H с большей выборкой.

Краткая переработанная анкета Айзенка: издание на хинди (EPQRS-H)

Аннотация

Справочная информация:

Растет консенсус относительно достоверности черт человеческой личности как важных предрасположенностей к чувствам и поведению (Matthews, Дири и Уайтман, 2003 г.).

Материалы и методы. экстраверсия, психотизм и ложь. Анкета была сначала переведена на хинди, а затем переведена обратно. Впоследствии в нем приняли участие 202 студента (78 мужчин и 124 женщины) из индуистского университета Бенарас. Оценивалась внутренняя непротиворечивость шкалы.

Результатов:

Полученные данные подтверждают удовлетворительные психометрические свойства шкал экстраверсии, невротизма и лжи. Однако шкала психотизма оказалась менее удовлетворительной.

Заключение:

Можно предположить, что благодаря удовлетворительным показателям внутренней согласованности EPQRS-H является надежной шкалой для измерения различных личностных качеств.

Ключевые слова: EPQR - Краткость, Экстраверсия, Невротизм, Психотизм, Оценка Лжи

В своей предварительной версии теория личности Айзенка включала измерения невротизма-стабильности и экстраверсии-интроверсии; впоследствии к теории было добавлено измерение психотизма (Lewis et al ., 2002). Поскольку измерение экстраверсии представляет социальность и импульсивность, люди в этом измерении были определены как наслаждающиеся социальным взаимодействием, энергичные и предпочитающие социальные ситуации одиночеству. Было высказано предположение, что измерение невротизма указывает на эмоциональную нестабильность и реактивность, и что люди, получившие высокие баллы по этому параметру, склонны быть тревожными, депрессивными, чрезмерно эмоциональными, застенчивыми и иметь низкую самооценку. Параметр психотизма выделяет более причудливые характеристики личности, такие как отстраненность, холодность, бесчувственность, абсурдность и неспособность сопереживать другим (Eysenck & Eysenck, 1975).

С момента развития теории личности Айзенка были разработаны различные меры для оценки различных черт личности. Одним из следствий этого процесса стало постепенное увеличение их длины. Ранняя медицинская анкета Модсли (MMQ) содержит 40 пунктов (Eysenck, 1952), личностный опросник Модсли (MPI) содержит 48 пунктов (Eysenck, 1959), личностный опросник Айзенка (EPI) содержит 57 пунктов (Eysenck & Eysenck, 1964a), Опросник личности Айзенка (EPQ) содержит 90 вопросов (Айзенк и Айзенк, 1975), а Пересмотренный опросник личности Айзенка (EPQR) содержит 100 вопросов (Айзенк, Айзенк и Барретт, 1985).Это увеличение длины можно объяснить введением дополнительного измерения личности в схему Айзенка (Eysenck & Eysenck, 1976) и психометрическим принципом, согласно которому большая длина увеличивает надежность (Lord & Novick, 1968). В особенности невротизм и экстраверсия проявляются в большинстве моделей черт личности (Matthews et al ., 2003). Важной частью валидации любой модели личности, основанной на чертах характера, и связанного с ней инструмента измерения является исследование ее применимости к другим культурам.Обычно это делается двумя способами: эмическим и этическим. Emic Research обычно использует лексику местной культуры для исследования структуры и содержания терминов, связанных с личностью (Saucier & Goldberg, 2001). Этическое исследование применяет личностные меры, разработанные в одной культуре, к новым культурам и спрашивает, демонстрируют ли они ту же психометрическую структуру, надежность и валидность (McCrae, 2001). Большой объем этических исследований был проведен по анкете личности Айзенка. Исследование проводилось в основном на оригинальном EPQ с 90 предметами.В целом его психометрическая структура была хорошо воспроизведена по крайней мере в 34 странах (Barrett & Eysenck, 1984; Barrett, Petrides, Eysenck, & Eysenck, 1998).

Хотя все эти анкеты были надежными и действительными, тем не менее, использование длинных тестов имеет некоторые практические недостатки. В частности, они вызывали определенные проблемы в клиническом применении из-за своей длины. Следовательно, потребность в более коротких шкалах личности привела к более коротким версиям упомянутых инструментов.Одной из таких более коротких личностных шкал является Пересмотренный вопросник личности Айзенка - краткая форма (EPQR-S; Eysenck et al ., 1985). EPQR-S включает 48 пунктов и 4 подшкалы: Экстраверсия (12 пунктов), Невротизм (12 пунктов), Психотизм (12 пунктов) и Ложь (12 пунктов). Подшкала лжи - это контрольная шкала, в которой вся шкала проверяется на предвзятость социальной желательности. Айзенк и др. . (1985) сообщили о достоверности для мужчин и женщин 0,84 и 0,80 соответственно для невротизма, 0.88 и 0,84 для экстраверсии, 0,62 и 0,61 для психотизма и 0,77 и 0,73 для шкалы лжи. EPQR-S в настоящее время используется довольно широко (Aleixo & Norris, 2000; Blagrove & Akehurst, 2001; Chan & Joseph, 2000; Chivers & Blagrove, 1999; Creed, Muller, & Machin, 2001; Francis, 1999; Francis & Wilcox, 1998; Glicksohn & Бозна, 2000; Гликсон и Голан, 2001; Халамандарис и Пауэр, 1999; Линтон и Винер, 2001; Мартин и Киркалди, 1998; Роббинс, Фрэнсис и Ратледж, 1997).

В кросс-культурном исследовании Фрэнсис, Браун и Филипчалк (1992) сравнили психометрические свойства EPQR-S в четырех англоязычных странах среди 685 студентов бакалавриата, в том числе 59 мужчин и 153 женщины в Англии. 57 мужчин и 92 женщины в Канаде, 51 мужчина и 81 женщина в США и 53 мужчины и 139 женщин в Австралии. Согласно этому исследованию, краткая шкала экстраверсии достигла альфа-коэффициентов 0,78, 0,83, 0,85 и 0,87 в четырех выборках. По краткой шкале невротизма альфа-коэффициенты равны 0.79, 0,80, 0,81 и 0,83 в четырех образцах. Шкала лжи работала хуже, чем шкалы экстраверсии и невротизма, но оказалась адекватной. Краткая шкала лжи достигла альфа-коэффициентов 0,65, 0,66, 0,70 и 0,71. Однако для шкалы психотизма альфа-коэффициенты были очень низкими (0,33–0,52).

Хотя EPI, EPQ и EPQR были первоначально разработаны в Англии, а затем распространились на другие англоязычные области, межкультурное расширение этой области исследования личности быстро привело к переводу и тестированию инструментов на языках, не говорящих по-английски. среды (Барретт и Айзенк, 1984; Айзенк и Айзенк, 1983).Например, Фрэнсис и его сотрудники (Francis, Lewis, & Ziebertz, 2006) разработали немецкое издание EPQR-S. Аналогичным образом, Ivkovic et al . (2007) разработали и проверили психометрические свойства в хорватском издании EPQR-S.

На этом фоне целью настоящего исследования было изучить психометрические свойства перевода EPQR-S на хинди для взрослых, говорящих на индийском хинди в колледжах.

ОБСУЖДЕНИЕ

Настоящее исследование было направлено на оценку внутренней согласованности перевода EPQR-S на хинди.Подшкалы экстраверсии и невротизма перевода EPQR-S на хинди достигли удовлетворительных альфа-коэффициентов, значительно превышающих 0,7, уровень, рекомендованный Клайн (1993). Шкала лжи с альфа-коэффициентом 0,624 также очень близка к критерию Клайна 0,7. Однако шкала психотизма показала плохие результаты с альфа-коэффициентом всего 0,238.

При общей оценке можно предположить, что благодаря удовлетворительным показателям внутренней согласованности EPQRS-H является надежной шкалой для измерения различных личностных качеств.Что касается низких коэффициентов внутренней согласованности подшкалы психотизма, различные исследования, проведенные в других странах, также обнаружили аналогичные результаты (Francis et al ., 1992, 2006; Ivkovic et al ., 2007; Katz and Francis, 2000; Lewis et al ., 2002). Поэтому был сделан вывод, что низкая альфа-оценка шкалы психотизма не связана с переводом на хинди (что эта подшкала может быть проблематичной). В то же время эти данные подчеркивают необходимость дальнейших исследований и разработок для получения более надежного краткого индекса психотизма.

Тот факт, что выборка исследования включала участников колледжа из индийского университета, подтверждает психометрические свойства (то есть надежность) EPQRS-H. Было бы полезно повторить исследование с гетерогенной выборкой и изучить его отличительную ценность в клинической популяции. В будущем также следует предпринять попытку исследовать временную согласованность и факторную валидность EPQRS-H с большей выборкой.

Краткая переработанная анкета Айзенка: издание на хинди (EPQRS-H)

Аннотация

Справочная информация:

Растет консенсус относительно достоверности черт человеческой личности как важных предрасположенностей к чувствам и поведению (Matthews, Дири и Уайтман, 2003 г.).

Материалы и методы. экстраверсия, психотизм и ложь. Анкета была сначала переведена на хинди, а затем переведена обратно. Впоследствии в нем приняли участие 202 студента (78 мужчин и 124 женщины) из индуистского университета Бенарас. Оценивалась внутренняя непротиворечивость шкалы.

Результатов:

Полученные данные подтверждают удовлетворительные психометрические свойства шкал экстраверсии, невротизма и лжи. Однако шкала психотизма оказалась менее удовлетворительной.

Заключение:

Можно предположить, что благодаря удовлетворительным показателям внутренней согласованности EPQRS-H является надежной шкалой для измерения различных личностных качеств.

Ключевые слова: EPQR - Краткость, Экстраверсия, Невротизм, Психотизм, Оценка Лжи

В своей предварительной версии теория личности Айзенка включала измерения невротизма-стабильности и экстраверсии-интроверсии; впоследствии к теории было добавлено измерение психотизма (Lewis et al ., 2002). Поскольку измерение экстраверсии представляет социальность и импульсивность, люди в этом измерении были определены как наслаждающиеся социальным взаимодействием, энергичные и предпочитающие социальные ситуации одиночеству. Было высказано предположение, что измерение невротизма указывает на эмоциональную нестабильность и реактивность, и что люди, получившие высокие баллы по этому параметру, склонны быть тревожными, депрессивными, чрезмерно эмоциональными, застенчивыми и иметь низкую самооценку. Параметр психотизма выделяет более причудливые характеристики личности, такие как отстраненность, холодность, бесчувственность, абсурдность и неспособность сопереживать другим (Eysenck & Eysenck, 1975).

С момента развития теории личности Айзенка были разработаны различные меры для оценки различных черт личности. Одним из следствий этого процесса стало постепенное увеличение их длины. Ранняя медицинская анкета Модсли (MMQ) содержит 40 пунктов (Eysenck, 1952), личностный опросник Модсли (MPI) содержит 48 пунктов (Eysenck, 1959), личностный опросник Айзенка (EPI) содержит 57 пунктов (Eysenck & Eysenck, 1964a), Опросник личности Айзенка (EPQ) содержит 90 вопросов (Айзенк и Айзенк, 1975), а Пересмотренный опросник личности Айзенка (EPQR) содержит 100 вопросов (Айзенк, Айзенк и Барретт, 1985).Это увеличение длины можно объяснить введением дополнительного измерения личности в схему Айзенка (Eysenck & Eysenck, 1976) и психометрическим принципом, согласно которому большая длина увеличивает надежность (Lord & Novick, 1968). В особенности невротизм и экстраверсия проявляются в большинстве моделей черт личности (Matthews et al ., 2003). Важной частью валидации любой модели личности, основанной на чертах характера, и связанного с ней инструмента измерения является исследование ее применимости к другим культурам.Обычно это делается двумя способами: эмическим и этическим. Emic Research обычно использует лексику местной культуры для исследования структуры и содержания терминов, связанных с личностью (Saucier & Goldberg, 2001). Этическое исследование применяет личностные меры, разработанные в одной культуре, к новым культурам и спрашивает, демонстрируют ли они ту же психометрическую структуру, надежность и валидность (McCrae, 2001). Большой объем этических исследований был проведен по анкете личности Айзенка. Исследование проводилось в основном на оригинальном EPQ с 90 предметами.В целом его психометрическая структура была хорошо воспроизведена по крайней мере в 34 странах (Barrett & Eysenck, 1984; Barrett, Petrides, Eysenck, & Eysenck, 1998).

Хотя все эти анкеты были надежными и действительными, тем не менее, использование длинных тестов имеет некоторые практические недостатки. В частности, они вызывали определенные проблемы в клиническом применении из-за своей длины. Следовательно, потребность в более коротких шкалах личности привела к более коротким версиям упомянутых инструментов.Одной из таких более коротких личностных шкал является Пересмотренный вопросник личности Айзенка - краткая форма (EPQR-S; Eysenck et al ., 1985). EPQR-S включает 48 пунктов и 4 подшкалы: Экстраверсия (12 пунктов), Невротизм (12 пунктов), Психотизм (12 пунктов) и Ложь (12 пунктов). Подшкала лжи - это контрольная шкала, в которой вся шкала проверяется на предвзятость социальной желательности. Айзенк и др. . (1985) сообщили о достоверности для мужчин и женщин 0,84 и 0,80 соответственно для невротизма, 0.88 и 0,84 для экстраверсии, 0,62 и 0,61 для психотизма и 0,77 и 0,73 для шкалы лжи. EPQR-S в настоящее время используется довольно широко (Aleixo & Norris, 2000; Blagrove & Akehurst, 2001; Chan & Joseph, 2000; Chivers & Blagrove, 1999; Creed, Muller, & Machin, 2001; Francis, 1999; Francis & Wilcox, 1998; Glicksohn & Бозна, 2000; Гликсон и Голан, 2001; Халамандарис и Пауэр, 1999; Линтон и Винер, 2001; Мартин и Киркалди, 1998; Роббинс, Фрэнсис и Ратледж, 1997).

В кросс-культурном исследовании Фрэнсис, Браун и Филипчалк (1992) сравнили психометрические свойства EPQR-S в четырех англоязычных странах среди 685 студентов бакалавриата, в том числе 59 мужчин и 153 женщины в Англии. 57 мужчин и 92 женщины в Канаде, 51 мужчина и 81 женщина в США и 53 мужчины и 139 женщин в Австралии. Согласно этому исследованию, краткая шкала экстраверсии достигла альфа-коэффициентов 0,78, 0,83, 0,85 и 0,87 в четырех выборках. По краткой шкале невротизма альфа-коэффициенты равны 0.79, 0,80, 0,81 и 0,83 в четырех образцах. Шкала лжи работала хуже, чем шкалы экстраверсии и невротизма, но оказалась адекватной. Краткая шкала лжи достигла альфа-коэффициентов 0,65, 0,66, 0,70 и 0,71. Однако для шкалы психотизма альфа-коэффициенты были очень низкими (0,33–0,52).

Хотя EPI, EPQ и EPQR были первоначально разработаны в Англии, а затем распространились на другие англоязычные области, межкультурное расширение этой области исследования личности быстро привело к переводу и тестированию инструментов на языках, не говорящих по-английски. среды (Барретт и Айзенк, 1984; Айзенк и Айзенк, 1983).Например, Фрэнсис и его сотрудники (Francis, Lewis, & Ziebertz, 2006) разработали немецкое издание EPQR-S. Аналогичным образом, Ivkovic et al . (2007) разработали и проверили психометрические свойства в хорватском издании EPQR-S.

На этом фоне целью настоящего исследования было изучить психометрические свойства перевода EPQR-S на хинди для взрослых, говорящих на индийском хинди в колледжах.

ОБСУЖДЕНИЕ

Настоящее исследование было направлено на оценку внутренней согласованности перевода EPQR-S на хинди.Подшкалы экстраверсии и невротизма перевода EPQR-S на хинди достигли удовлетворительных альфа-коэффициентов, значительно превышающих 0,7, уровень, рекомендованный Клайн (1993). Шкала лжи с альфа-коэффициентом 0,624 также очень близка к критерию Клайна 0,7. Однако шкала психотизма показала плохие результаты с альфа-коэффициентом всего 0,238.

При общей оценке можно предположить, что благодаря удовлетворительным показателям внутренней согласованности EPQRS-H является надежной шкалой для измерения различных личностных качеств.Что касается низких коэффициентов внутренней согласованности подшкалы психотизма, различные исследования, проведенные в других странах, также обнаружили аналогичные результаты (Francis et al ., 1992, 2006; Ivkovic et al ., 2007; Katz and Francis, 2000; Lewis et al ., 2002). Поэтому был сделан вывод, что низкая альфа-оценка шкалы психотизма не связана с переводом на хинди (что эта подшкала может быть проблематичной). В то же время эти данные подчеркивают необходимость дальнейших исследований и разработок для получения более надежного краткого индекса психотизма.

Тот факт, что выборка исследования включала участников колледжа из индийского университета, подтверждает психометрические свойства (то есть надежность) EPQRS-H. Было бы полезно повторить исследование с гетерогенной выборкой и изучить его отличительную ценность в клинической популяции. В будущем также следует предпринять попытку исследовать временную согласованность и факторную валидность EPQRS-H с большей выборкой.

(PDF) Теории личности Х. Дж.Айзенк и Дж. А. Грей: сравнительный обзор

Пикеринг А. Д., Дх

Аз, А. и Грей Дж. А. (1995). - Личность и подкрепление: исследование с использованием задачи изучения лабиринта.

Личность и индивидуальные различия, 18, 541 ± 558.

Пивик Р. Т., Стельмак Р. М. и Билсма Ф. В. (1988) .- Личность и индивидуальные различия в спинномозговой мотонейрональной возбудимости.

Психофизиология, 25, 16 ± 24.

Познер, М. И., и Райхл, М.Э. (1994). Образы ума. Нью-Йорк: Американская научная библиотека.

Познер, М. И., и Ротбарт, М. К. (1991). Механизмы внимания и сознательный опыт. В Д. Милнер и М. Рагг (ред.),

нейропсихология сознания. Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

Revelle, W. (1993). Индивидуальные различия в личности и мотивации: `` Некогнитивные '' детерминанты когнитивной деятельности. In

A. Baddeley & L. Weiskrantz (Eds.), Внимание: отбор, осведомленность и контроль.Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Ревелл, В. и Лофтус, Д. А. (1992). Значение эффектов возбуждения для изучения действия и памяти. В S.-A

Ê. Кристиансон (ред.),

Справочник эмоций и памяти: исследования и теория. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Ревелл, В., Хамфрис, М.С., Саймон, Л., и Гиллиланд, К. (1980). - Интерактивный эффект личности, времени суток и времени суток: тест

модели возбуждения. . Журнал экспериментальной психологии: Общие, 109, 1-31.

Richards, M., & Eves, F. (1991) .- Личность, темперамент и защитная реакция сердца. Личность и индивидуальные различия, 12,

999 ± 1004.

Роббинс, Т. У. (1986). Психофармакологические и нейробиологические аспекты энергетики обработки информации. В Г. Р. Дж.

Хоккей, А. В. К. Гайяр и М. Г. Х. Коулз (ред.), Энергетика и обработка информации человеком. Дордрехт: Мартинус Нийхо.

Рустинг, К. Л., и Ларсен, Р.J. (1995) .- Настроения как источники стимуляции: отношения между личностью и желаемыми состояниями настроения.

Личность и индивидуальные различия, 18, 321 ± 329.

Рустинг, К. Л., & Ларсен, Р. Дж. (1997). Экстраверсия, невротизм и восприимчивость к положительному и отрицательному воздействию: тест двух теоретических моделей. Личность и индивидуальные различия, 22, 607 ± 612.

Shigehisa, T., & Symons, J. R. (1973). - Влияние интенсивности визуальной стимуляции на слуховую чувствительность по отношению к личности.Британский

Journal of Psychology, 64, 205 ± 213.

Шигехиса Т., Шигехиса П. М. Дж. И Саймонс Дж. Р. (1973). - Влияние интервала между слуховыми и предшествующими зрительными стимулами на слуховую чувствительность. Британский журнал психологии, 64, 367 ± 373.

Смит, Б. Д. (1983). - Экстраверсия и электродермальная активность: пробуждение и перевернутое У. Личность и индивидуальные различия,

4, 411 ± 419.

Смит, Б. Д., Клайн, Р., Линдгрен, К., Ферро, М., Смит, Д. А., & Неспор, А. (1995). - Латерализованная обработка эмоций -

союзно лабильных экстравертов и интровертов: центральные и вегетативные эффекты. Биологическая психология, 39, 143-157.

Смит, Б. Д., Рипма, К. Б., и Уилсон, Р. Дж. (1981). - Исчезновение и спонтанное восстановление электродермальной ориентации. Журнал исследований личности, 15, 233-240.

Снайдер, М.(1992). Мотивационные основы поведенческого подтверждения. В М. П. Занна (ред.), Достижения экспериментальной социальной психологии,

chology, Vol. 25. Нью-Йорк: Academic Press.

Spence, K. W. (1964). - Уровень тревожности (влечения) и эффективность при кондиционировании век. Психологический бюллетень, 61, 129-139.

Стельмак Р. М. (1981). Психофизиология экстраверсии и невротизма. В Х. Дж. Айзенке (ред.), Модель личности. Берлин:

Springer-Verlag.

Стельмак, Р.М. (1990) .- Биологические основы экстраверсии: Психофизиологические данные. Журнал личности, 58, 293 ± 311.

Стелмак, Р. М., Кэмпбелл, К. Б., и Белл, И. (1993a). - Экстраверсия и стволовые слуховые вызванные потенциалы во время сна и бодрствования -

полнота. Личность и индивидуальные различия, 14, 447 ± 453.

Стелмак, Р. М., & Хулихан, М. (1995) Потенциалы, связанные с событиями, личность и интеллект: концепции, проблемы и доказательства. В D. H.

Saklofske & M.Зейднер (ред.), Международный справочник личности и интеллекта. Нью-Йорк: Пленум.

Стелмак, Р. М., Хулихан, М., и МакГарри Робертс, П. А. (1993b) .- Личность, время реакции и связанные с событием потенциалы. Журнал

личности и социальной психологии, 65, 399 ± 409.

Stelmack, R. M., & Wilson, K. (1982). Экстраверсия и влияние частоты и интенсивности на слуховой ствол мозга вызвали ответную реакцию

. Личность и индивидуальные различия, 3, 373 ± 380.

Стенберг Г. (1992) .- Личность и ЭЭГ: возбуждение и эмоциональное возбуждение. Личность и индивидуальные различия, 13, 1097 ±

1113.

Stenberg, G. (1994). Экстраверсия и P300 в задаче визуальной классификации. Личность и индивидуальные различия, 16, 543 ± 560.

Стенберг, Г., Рисберг, Дж., Варкентин, С., и Розен, И. (1990). - Региональные паттерны коркового кровотока, отличающие экстравертов от

интровертов. Личность и индивидуальные различия, 11, 663 ± 673.

Swickert, R.J. (1996). Связь между слуховыми вызванными реакциями ствола мозга и экстраверсией, импульсивностью и общительностью.

Докторская диссертация, Университет Оклахомы, 1990 г. Erences: Обзор. Личность и личность

Отличия, 16, 671 ± 684.

Текче, Дж. Дж. (1972) .- Условные негативные изменения и психологические процессы в человеке.Психологический бюллетень, 77, 73-108.

Тайер Р. Э. (1989). Биопсихология настроения и возбуждения. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Тайер Р. Э. (1996). Происхождение повседневных настроений. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Г. Мэтьюз, К. Гиллиланд / Личность и индивидуальные различия 26 (1999) 583 ± 626 625

Frontiers | Теория личности Айзенка и роль фоновой музыки в выполнении когнитивных задач: мини-обзор противоречивых результатов и новая перспектива

Влияние фоновой музыки на выполнение когнитивных задач

Появился всплеск коммерческих приложений, обещающих улучшить концентрацию и внимание пользователей за счет воспроизведения специально разработанной музыки в фоновом режиме.Основная идея проста: воспроизведение фоновой музыки активизирует ваш мозг и помогает лучше справляться с когнитивными задачами. Однако у этой идеи есть несколько проблем. Например, даже если музыка специально разработана для освобождения когнитивных ресурсов, маловероятно, чтобы каждый человек извлекал одинаковую пользу при выполнении когнитивной задачи. Музыкальное произведение, которое благотворно влияет на выполнение когнитивных задач для одного человека, вполне может не иметь никакого эффекта или даже вредно для другого. Является ли поиск фоновой музыки, которая улучшает выполнение когнитивных задач, отвлекающим маневром? Не обязательно, если - в качестве первого шага - мы сможем идентифицировать и лучше понять нейронные основы, которые улучшают выполнение когнитивных задач в целом.В качестве второго шага мы можем начать спрашивать, каковы характеристики музыки, необходимые для изменения нейронной активации человека определенным образом. Поскольку межличностные различия играют важную роль в этом стремлении, доказательства в пользу и против теории личности Айзенка будут рассмотрены, прежде чем будет представлена ​​новая точка зрения.

Хотя влияние фоновой музыки на выполнение когнитивных задач изучается психологами и педагогами более семидесяти лет (Fendrick, 1937), до сих пор не выявлено четких результатов.С одной стороны, фоновая музыка по сравнению с тишиной оказалась полезной для понимания прочитанного (Kiger, 1989), изучения иностранной лексики (de Groot, 2006; Kang and Williamson, 2014), пространственной и лингвистической обработки (Angel et al., 2010), IQ-тесты (Cockerton et al., 1997), пространственные и числовые рассуждения (Miller and Schyb, 1989), задачи визуального поиска (Crust et al., 2004) и успеваемость студентов на уроках психологии. (Шрайбер, 1988). С другой стороны, было обнаружено, что фоновая музыка по сравнению с тишиной ухудшает когнитивные способности, оказывая пагубное влияние на понимание прочитанного (Fendrick, 1937; Henderson et al., 1945; Этау и Птасник, 1982; Фернхэм и Брэдли, 1997; Авила и др., 2012; Thompson et al., 2012), вербальная память (Iwanaga and Ito, 2002; Woo and Kanachi, 2005; Cassidy and MacDonald, 2007), зрительная память (Furnham and Bradley, 1997), последовательное воспроизведение цифр (Nittono, 1997; Alley и Грин, 2008), задачи Струпа (Паренте, 1976; Кэссиди и Макдональд, 2007), свободное владение письмом (Рансделл и Гилрой, 2001), а также логические рассуждения и ассоциативное обучение (Кроуфорд и Страпп, 1994). Тем не менее, другие исследования показали, что фоновая музыка вообще не оказывала существенного влияния на выполнение когнитивных задач (Henderson et al., 1945; Freeburne и Fleischer, 1952; Фернхэм и Алласс, 1999; Пул и др., 2003; Элли и Грин, 2008; Шлиттмайер и Хельбрюк, 2009 г .; Томпсон и др., 2012). Недавний метаанализ влияния фоновой музыки на когнитивные, аффективные и поведенческие реакции взрослых, по-видимому, подтверждает тенденцию к общему нулевому эффекту (Kämpfe et al., 2011).

Без теоретических исследований, направленных на изучение межличностных различий, эти противоречивые результаты неудивительны. Для решения этой проблемы многие ученые использовали теорию личности Айзенка (Eysenck, 1967) в качестве теоретической основы для своих исследований.Хотя существует несколько межличностных различий, которые влияют на влияние фоновой музыки на выполнение когнитивных задач - от личностных качеств до музыкального вкуса и возраста, - одно межличностное различие, которое широко изучалось, - это экстраверсия.

Согласно определенному аспекту теории личности Айзенка, экстраверсия может быть описана и объяснена лежащим в основе корковым возбуждением. Сообщается, что у экстравертов уровень коркового возбуждения ниже, чем у интровертов.Таким образом, теория Айзенка предсказывает, что интровертам требуется небольшая внешняя стимуляция или совсем не требуется ее для достижения оптимального уровня когнитивных способностей, тогда как экстравертам требуется сравнительно большая внешняя стимуляция. Внешняя стимуляция, превышающая оптимальный порог, должна приводить к снижению когнитивных функций в соответствии с законом Йеркса-Додсона (Yerkes and Dodson, 1908). Таким образом, внешняя стимуляция от умеренного до высокого уровня должна привести к снижению когнитивных способностей интровертов, но не экстравертов.

Использование фоновой музыки в качестве источника внешней стимуляции, которая, как было показано в нескольких исследованиях, увеличивает возбуждение у участников (Thompson et al., 2001; Jones et al., 2006; Schellenberg et al., 2007), исследователи эмпирически протестировали Теория Айзенка, исследуя производительность интро- и экстравертов при выполнении различных когнитивных задач.

Действия интровертов и экстравертов в когнитивных задачах с фоновой музыкой и тишиной

Как показывают следующие исследования, существует значительное количество свидетельств в пользу теории личности Айзенка.Сообщая о явном перекрестном взаимодействии между экстраверсией и фоновым состоянием (тишина, простая музыка или сложная музыка), Фернхэм и Алласс (1999) показали, что выполнение интровертами двух тестов памяти - немедленное и отсроченное вспоминание визуальных объектов - было наилучшим во время тишина и беднейшие со сложной музыкой, тогда как экстраверты лучше всего справлялись со сложной музыкой и хуже всего - во время тишины. Однако большинство доказательств, подтверждающих теорию личности Айзенка, свидетельствует о пагубном влиянии музыки на производительность интровертов, а не о ее благотворном влиянии на производительность экстравертов по сравнению с тишиной.Например, тестируя интровертов и экстравертов во время тишины или с поп-музыкой на заднем плане, Фернхэм и Брэдли (1997) обнаружили, что интроверты, которые проводили тест памяти в тишине, работали лучше, чем интроверты, которым была представлена ​​поп-музыка. Те же авторы также показали, что интроверты, выполняющие задание на понимание прочитанного, хуже справляются с музыкой по сравнению с тишиной, тогда как экстраверты не показали никакой разницы. Другие исследования предоставили аналогичные результаты для задач на понимание прочитанного: Даусис и МакКелви (1986) сообщили, что интроверты хуже справляются с рок-н-ролльной музыкой в ​​фоновом режиме по сравнению с тишиной, тогда как экстраверты не различаются в этих двух условиях.Фернхэм и Стрбак (2002) показали, что интроверты хуже справляются с музыкой или офисным шумом на заднем плане по сравнению с тишиной, тогда как у экстравертов не было обнаружено никакой разницы между этими тремя состояниями. Другие познавательные задачи дали сопоставимые результаты. Интроверты показали линейное снижение производительности от тишины к простой, а затем и к сложной музыке в задаче пространственного мышления (Furnham and Allass, 1999), а Кэссиди и Макдональд (2007) показали, что по сравнению с тишиной присутствие очень возбуждающей музыки с отрицательным аффектом - а также с наличием фонового шума - приводили к худшей результативности интровертов по сравнению с экстравертами в задаче Струпа.Другое исследование (Dobbs et al., 2011) показало, что экстраверсия была важным предиктором производительности в абстрактной задаче мышления и в тесте общих когнитивных способностей, когда музыка или шум присутствовали в фоновом режиме. Чем более интровертным был участник, тем хуже его результаты в этих условиях, особенно во время шума, в то время как выполнение задания в тишине не выявило каких-либо или только очень слабых дифференциальных эффектов. Дополнительные косвенные доказательства были предоставлены Кроуфордом и Стрэппом (1994), которые протестировали выборку студентов, сообщающих, что обычно учатся с фоновой музыкой или без нее.Те, кто учился без фоновой музыки, показали линейное снижение производительности в задании на ассоциативную память от тишины до инструментальной, а затем вокальной музыки, тогда как те, кто учился с фоновой музыкой, не продемонстрировали четкой закономерности. В соответствии с теорией личности Айзенка, последняя группа получила значительно более высокие баллы по шкале экстраверсии, чем те, кто учился без фоновой музыки.

Несмотря на то, что эти исследования формируют значительный объем доказательств в пользу теории личности Айзенка, есть также несколько исследований, которые не подтвердили его теорию.Тестируя интро- и экстравертов, ни Фернхэм и др. (1999), ни Авила и др. (2012) обнаружили значительную взаимосвязь между экстраверсией и фоновым условием - вокальной музыкой, инструментальной музыкой или тишиной - в любом из следующих тестов: задачи на понимание прочитанного, логическое рассуждение, задание на кодирование, числовой тест или тест по диаграммам (см. Также Furnham, Allass, 1999; Kou et al., 2017). Чаморро-Премузич и соавт. (2009) находят такой эффект взаимодействия в логических рассуждениях или вербальных задачах.Отсутствие взаимодействия между экстраверсией и фоновым условием было дополнительно подтверждено в арифметических задачах и воспроизведении прозы (Furnham and Strbac, 2002), а предполагаемое взаимодействие также отсутствовало в различных задачах памяти: немедленном, отсроченном и свободном воспроизведении словесных элементов (Кэссиди и MacDonald, 2007), а также немедленное вспоминание визуальных объектов (Furnham and Bradley, 1997).

Хотя учет межличностных различий жизненно важен при изучении влияния фоновой музыки на выполнение когнитивных задач, противоречивые результаты, похоже, предполагают, что экстраверсия, измеренная только с помощью стандартных вопросников, не приводит к убедительным результатам (см. Обзор в таблице 1).Пытаясь распутать эти неоднозначные результаты, исследователи рассмотрели более объективный способ оценки межиндивидуальных различий, то есть изучение того, что Айзенк считал основной причиной различий в экстраверсии: корковое возбуждение (для обзора см. Matthews and Gilliland, 1999).

Таблица 1. Исследования, в которых проверяется способность интро- и экстравертов выполнять когнитивные задачи в различных фоновых условиях.

Экстраверсия и корковое возбуждение в альфа- и бета-диапазонах ЭЭГ

Сам Айзенк (Hagemann et al., 1999) предположили, что различия в экстраверсии отражаются на базальном уровне коркового возбуждения, предполагая, что экстраверты обладают более низким базальным уровнем по сравнению с интровертами. Обычно корковое возбуждение измеряется на электроэнцефалограмме как сила альфа. Исследователи давно придерживаются мнения, что низкая мощность альфа (8–13 Гц) связана с высокой умственной активностью (Ray and Cole, 1985; Schmidtke and Heller, 2004). Другими словами, более высокая мощность альфа-сигнала является индикатором неактивного нейронного состояния.Хотя Рэй и Коул (1985) утверждали, что эта модель возбуждения упрощает реальные механизмы, предоставляя доказательства того, что сила альфа связана с процессами внимания, тогда как мощность бета (14–35 Гц) - обычно связанная с бодрствованием и бдительностью - отражает эмоциональные или когнитивные процессов, альфа-мощность все еще часто используется в качестве меры коркового возбуждения, возможно потому, что сам Айзенк (1994, стр. 167, цитируется в Matthews and Gilliland, 1999) считал ЭЭГ, и особенно альфа-мощность, «стандартным показателем коркового возбуждения. возбуждение.”

Утверждения Айзенка имеют эмпирическую поддержку. Например, в исследовании, измеряющем базальное корковое возбуждение у одних и тех же участников три раза в течение нескольких недель, чтобы свести к минимуму отклонения, вызванные внешними факторами, такими как время суток или эмоциональные события, Хагеманн и его коллеги (Hagemann et al., 2009 ) показали, что экстраверты демонстрируют большую альфа-силу (т. е. меньшую корковую возбудимость), чем интроверты. Аналогичным образом Gale et al. (1969) сообщили о большей активности в нижнем альфа-диапазоне (7.5–10,5 Гц) у экстравертов по сравнению с интровертами во время базового измерения коркового возбуждения с закрытыми глазами, а также большей альфа-мощности с использованием грубого фильтра (8–13 Гц) во время умеренных уровней внешней зрительной стимуляции. Попросив участников сопереживать положительным и отрицательным выражениям лица при записи данных ЭЭГ, Gale et al. (2001) снова показали большую альфа-мощность в нижнем (8–10 Гц), но не в верхнем (10–12 Гц) диапазоне у экстравертов по сравнению с интровертами. Больше поддержки теории личности Айзенка исходит от Smith et al.(1995), которые сообщили, что интроверты проявляют меньшую активность в альфа-диапазоне (т. Е. Большее возбуждение коры головного мозга), чем экстраверты, при предъявлении положительных, отрицательных или нейтральных невербальных слуховых стимулов.

С другой стороны, Beauducel et al. Предоставили лишь слабые доказательства в пользу теории Айзенка. (2006), которые не обнаружили значительного эффекта у экстравертов во время 40-минутного монотонного задания на бдительность. Кроме того, используя исходные показатели коркового возбуждения, ни Hagemann et al. (1999), ни Шмидтке и Хеллер (2004) не смогли найти взаимосвязь между альфа-силой и экстраверсией.Более того, Мэтьюз и Амеланг (1993) не обнаружили связи между альфа-силой и экстраверсией ни в одном из трех экспериментальных условий по отдельности - тишина с закрытыми глазами, зрительная фиксация и ментальная арифметика с закрытыми глазами - ни при усреднении по ним.

Взятые вместе, эти результаты показывают, что мощность альфа может быть не самым подходящим частотным диапазоном в качестве индикатора коркового возбуждения, особенно во время исходных уровней возбуждения. Возможно, лучшая альтернатива, но менее понятная мера возбуждения коры головного мозга - это бета-мощность, предложенная Рэем и Коулом (1985).В нескольких исследованиях бета-мощность использовалась в качестве индикатора возбуждения или активности коры головного мозга (Gale et al., 1969; Matthews and Amelang, 1993; Cardenas et al., 1997; Rangaswamy et al., 2002; Gram et al., 2005). Что касается коркового возбуждения и экстраверсии, здесь уместны три исследования. Gale et al. (1969) сообщили о большей бета-мощности у экстравертов, чем у интровертов, во время базового измерения корковой активности с закрытыми глазами. Точно так же Мэтьюз и Амеланг (1993) обнаружили положительную корреляцию между экстраверсией и бета-мощностью в условиях умеренной внешней стимуляции.Важно отметить, что эти два вывода противоположны тому, что можно было ожидать, основываясь на теории личности Айзенка. Поскольку предполагается, что высокая бета связана с высоким кортикальным возбуждением, можно было бы ожидать, что экстраверты покажут на бета-мощность на меньше, чем интроверты. Мэтьюз и Амеланг предполагают, что это предположение - высокий бета-коэффициент, связанный с высоким кортикальным возбуждением - может быть ошибочным, и предполагают, что на высокое корковое возбуждение также может указывать низкая бета-мощность. Тем не менее, есть по крайней мере одно исследование, которое показывает прогнозируемую взаимосвязь.Gram et al. (2005) тестировали интро- и экстравертов в течение 2-минутных исходных условий с открытыми глазами. В соответствии с теорией личности Айзенка авторы показали, что экстраверты обладают большей альфа-силой и меньшей бета-силой, чем интроверты. Различие между двумя группами явно присутствовало в более высокой полосе пропускания бета (26–39 Гц), но менее отчетливо в низком бета-диапазоне (13-25 Гц), предполагая, что могут потребоваться более тонкие бета-фильтры, чтобы найти предполагаемую взаимосвязь между бета-активностью и экстраверсия.

Подводя итог, должно было стать очевидным, что в настоящее время не существует четкой связи между экстраверсией и корковым возбуждением. Хотя сила альфа традиционно использовалась в качестве индикатора коркового возбуждения, чтобы различать интро- и экстравертов, это может быть не самым подходящим нейронным коррелятом коркового возбуждения. Учитывая противоречивую литературу о влиянии фоновой музыки на выполнение когнитивных задач, связь между экстраверсией, альфа-силой и выполнением задачи неясна.Что может прояснить эту ситуацию, так это бета-мощность как индикатор коркового возбуждения, хотя роль бета-мощности для выполнения когнитивных задач, не говоря уже о ее взаимосвязи с фоновой музыкой, все еще плохо изучена.

Новая перспектива: музыка, бета-версия и производительность когнитивных задач

Имеются данные о том, что бета-мощность увеличивается во время когнитивных задач, например, в тесте на устойчивое внимание (Molteni et al., 2007) или во время чтения и вычитания (Fitzgibbon et al., 2004). Более того, недавнее исследование предоставило доказательства того, что большая бета-мощность связана с улучшенными когнитивными функциями. Küssner et al. (2016) показали, что бета-мощность предсказывает количество правильно запоминаемых слов в задаче изучения иностранной лексики. ЭЭГ измерялась в тишине перед учебным заданием, что указывает на важность уровня коркового возбуждения до для учебного задания. Авторы также использовали фоновую музыку, чтобы вызвать корковое возбуждение у экстравертов и интровертов, но не нашли доказательств в пользу теории личности Айзенка.

Влияние бета-мощности на выполнение когнитивных задач открывает новые вопросы. Во-первых, нам нужно лучше понять роль бета-мощности в выполнении когнитивных задач. Из-за того, что Айзенк сосредоточил внимание на мощности альфа-диапазона, многие ученые использовали альфа-мощность, а не бета-мощность для оценки коркового возбуждения, пренебрегая более высокими частотными полосами в сигнале ЭЭГ. Чтобы эмпирически исследовать, предсказывает ли бета-мощность производительность, можно измерить бета-мощность в качестве предиктора в регрессионной модели с производительностью когнитивных задач в качестве переменной результата.Во-вторых, если бета-мощность окажется значимым предиктором производительности - возможно, даже в различных типах когнитивных задач - логическим последующим вопросом будет: как мы можем повысить бета-мощность перед этими задачами? Вместо того, чтобы слушать музыку в фоновом режиме во время познавательной задачи, которая может улучшить или не улучшить производительность, может быть целесообразно исследовать, может ли короткий период сосредоточенного прослушивания музыки стимулировать наш мозг, возможно, с помощью повышенной мощности бета-излучения, чтобы наша производительность в последующей познавательной задаче улучшается.Есть даже некоторые свидетельства того, что (целенаправленное) прослушивание музыки может повысить бета-мощность (Nakamura et al., 1999), что можно отслеживать в экспериментальных установках с помощью методов биологической обратной связи ЭЭГ (Egner and Gruzelier, 2004). Однако необходимы дополнительные исследования, чтобы установить условия, при которых прослушивание музыки влияет на бета-мощность, включая тип музыки, текущее настроение слушателя и, возможно, социальные факторы. Аналогичным образом, стабильные и временные межличностные различия, контекстные особенности и тип задания будут оставаться важными факторами для прогнозирования выполнения когнитивных задач.Но, возможно, сфокусированное прослушивание музыки может помочь нам «оказаться в зоне», недоступной для фоновой музыки.

Авторские взносы

Автор подтверждает, что является единственным соавтором данной работы, и одобрил ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

переулок, т.Р., и Грин, М. Э. (2008). Относительное и воспринимаемое влияние нерелевантной речи, вокальной и неголосовой музыки на рабочую память. Curr. Psychol. 27, 277–289. DOI: 10.1007 / s12144-008-9040-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Авила К., Фернхэм А. и Макклелланд А. (2012). Влияние отвлекающей знакомой вокальной музыки на когнитивные способности интровертов и экстравертов. Psychol. Музыка 40, 84–93. DOI: 10.1177 / 0305735611422672

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Beauducel, A., Броке Б. и Лью А. (2006). Энергетические основы экстраверсии: усилие, возбуждение, ЭЭГ и производительность. Внутр. J. Psychophysiol. 62, 212–223. DOI: 10.1016 / j.ijpsycho.2005.12.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карденас В. А., Гилл П. и Фейн Г. (1997). На подавление P50 человека не влияют вариации бодрствования. Biol. Психиатрия 41, 891–901. DOI: 10.1016 / S0006-3223 (96) 00186-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кэссиди, Г.и Макдональд Р.А.Р. (2007). Влияние фоновой музыки и фонового шума на выполнение заданий интровертами и экстравертами. Psychol. Музыка 35, 517–537. DOI: 10.1177 / 0305735607076444

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чаморро-Премузич, Т., Свами, В., Террадо, А., и Фернхам, А. (2009). Влияние фоновых слуховых помех и экстраверсии на выполнение творческих и когнитивных задач. Внутр. J. Psychol. Stud. 1, 2–9.DOI: 10.5539 / ijps.v1n2p2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кроуфорд, Х. Дж., И Стрэпп, К. М. (1994). Влияние вокальной и инструментальной музыки на зрительно-пространственную и вербальную производительность, определяемое путем изучения предпочтений и личности. чел. Индивидуальный. Dif. 16, 237–245. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (94) -7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Краст, Л., Клаф, П. Дж., И Робертсон, К. (2004). Влияние музыки и отвлечения на производительность визуального поиска участников с высокой и низкой интенсивностью аффекта. Восприятие. Mot. Навыки 98, 888–896. DOI: 10.2466 / pms.98.3.888-896

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Даусси, Л., и МакКелви, С. Дж. (1986). Музыкальные предпочтения и влияние музыки на тест на понимание прочитанного для экстравертов и интровертов. Восприятие. Mot. Навыки 62, 283–289. DOI: 10.2466 / pms.1986.62.1.283

CrossRef Полный текст | Google Scholar

де Гроот, А. М. Б. (2006). Влияние характеристик стимула и фоновой музыки на изучение и забывание словарного запаса иностранного языка. Lang. Учиться. 56, 463–506. DOI: 10.1111 / j.1467-9922.2006.00374.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Доббс, С., Фернхэм, А., Макклелланд, А. (2011). Влияние фоновой музыки и шума на результаты когнитивных тестов интровертов и экстравертов. Заявл. Cogn. Psychol. 25, 307–313. DOI: 10.1002 / acp.1692

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эгнер Т. и Грузелье Дж. Х. (2004). ЭЭГ Биологическая обратная связь компонентов низкого бета-диапазона: частотно-зависимые эффекты на переменные внимания и связанные с событиями потенциалы мозга. Clin. Neurophysiol. 115, 131–139. DOI: 10.1016 / S1388-2457 (03) 00353-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Этауг, К., и Птасник, П. (1982). Влияние обучения музыке и послевузовского расслабления на понимание прочитанного. Восприятие. Mot. Навыки 55, 141–142. DOI: 10.2466 / pms.1982.55.1.141

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айзенк, Х. Дж. (1967). Биологическая основа личности .Спрингфилд, Иллинойс: Томас.

Google Scholar

Фендрик П. (1937). Влияние отвлечения музыки на эффективность чтения. J. Educ. Res. 31, 264–271. DOI: 10.1080 / 00220671.1937.10880749

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фитцгиббон, С. П., Поуп, К. Дж., Маккензи, Л., Кларк, К. Р., Уиллоуби, Дж. О. (2004). Когнитивные задачи увеличивают мощность гамма-ЭЭГ. Clin. Neurophysiol. 115, 1802–1809. DOI: 10.1016 / j.clinph.2004.03.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Freeburne, C. M., and Fleischer, M. S. (1952). Влияние отвлечения музыки на скорость чтения и понимание. J. Educ. Psychol. 43, 101–109. DOI: 10,1037 / ч0054219

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фернхэм А. и Алласс К. (1999). Влияние музыкального отвлечения различной сложности на когнитивные способности экстравертов и интровертов. Eur.J. Pers. 13, 27–38. DOI: 10.1002 / (sici) 1099-0984 (199901/02) 13: 1 <27 :: aid-per318> 3.0.co; 2-R

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фернхэм А. и Брэдли А. (1997). Музыка во время работы: дифференциальное отвлечение фоновой музыки на результаты когнитивных тестов интровертов и экстравертов. Заявл. Cogn. Psychol. 11, 445–455. DOI: 10.1002 / (sici) 1099-0720 (199710) 11: 5 <445 :: aid-acp472> 3.0.co; 2-r

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фернхам, А., и Стрбак, Л. (2002). Музыка отвлекает так же, как шум: различное отвлечение фоновой музыки и шума на когнитивных тестах интровертов и экстравертов. Эргономика 45, 203–217. DOI: 10.1080 / 00140130210121932

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фернхэм А., Трю С. и Снид И. (1999). Отвлекающее влияние вокальной и инструментальной музыки на результаты когнитивных тестов интровертов и экстравертов. чел.Индивидуальный. Dif. 27, 381–392. DOI: 10.1016 / S0191-8869 (98) 00249-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гейл А., Эдвардс Дж., Моррис П., Мур Р. и Форрестер Д. (2001). Экстраверсия – интроверсия, нейротизм – устойчивость, ЭЭГ-индикаторы позитивного и негативного эмпатического настроения. чел. Индивидуальный. Dif. 30, 449–461. DOI: 10.1016 / S0191-8869 (00) 00036-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hagemann, D., Hewig, J., Walter, C., Шанкин, А., Даннер, Д., Науманн, Э. (2009). Положительные доказательства гипотезы возбуждения Айзенка: комбинированное исследование ЭЭГ и МРТ с несколькими измерениями. чел. Индивидуальный. Dif. 47, 717–721. DOI: 10.1016 / j.paid.2009.06.009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hagemann, D., Naumann, E., Lürken, A., Becker, G., Maier, S., and Bartussek, D. (1999). Асимметрия ЭЭГ, диспозиционный настрой и личность. чел. Индивидуальный. Dif. 27, 541–568. DOI: 10.1016 / S0191-8869 (98) 00263-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хендерсон М. Т., Крюс А. и Барлоу Дж. (1945). Исследование влияния отвлечения музыки на эффективность чтения. J. Appl. Psychol. 29, 313–317. DOI: 10,1037 / ч0056128

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонс, М. Х., Уэст, С. Д., Эстелл, Д. Б. (2006). Эффект Моцарта: возбуждение, предпочтение и пространственное исполнение. Psychol. Эстетика Творчество Искусство S1, 26–32.DOI: 10.1037 / 1931-3896.S.1.26

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кэмпфе, Дж., Седлмайер, П., и Ренкевиц, Ф. (2011). Влияние фоновой музыки на взрослых слушателей: метаанализ. Psychol. Музыка 39, 424–448. DOI: 10.1177 / 0305735610376261

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Канг, Х. Дж., И Уильямсон, В. Дж. (2014). Фоновая музыка может помочь в изучении второго языка. Psychol. Музыка 42, 728–747. DOI: 10.1177 / 0305735613485152

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кигер, Д.М. (1989). Влияние музыкальной информационной нагрузки на задание на понимание прочитанного. Восприятие. Mot. Навыки 69, 531–534. DOI: 10.2466 / pms.1989.69.2.531

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коу С., Макклелланд А. и Фернхэм А. (2017). Влияние фоновой музыки и шума на результаты когнитивных тестов китайских интровертов и экстравертов. Psychol. Музыка. DOI: 10,1177 / 0305735617704300. [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кюсснер, М.Б., де Гроот, А. М. Б., Хофман, В. Ф., и Хиллен, М. А. (2016). Бета-мощность ЭЭГ, но не фоновая музыка, позволяет прогнозировать оценку запоминания в задаче изучения иностранной лексики. PLoS ONE 11: e0161387. DOI: 10.1371 / journal.pone.0161387

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мэтьюз Г. и Амеланг М. (1993). Экстраверсия, теория возбуждения и перформанс: исследование индивидуальных различий в ЭЭГ. чел. Индивидуальный. Dif. 14, 347–363. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (93)

-N

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мэтьюз, Г., и Гиллиланд, К. (1999). Теории личности Х. Дж. Айзенка и Дж. А. Серый: сравнительный обзор. чел. Индивидуальный. Diff. 26, 583–626.

Google Scholar

Миллер, Л. К., и Шиб, М. (1989). Облегчение и вмешательство фоновой музыкой. J. Music Ther. 26, 42–54. DOI: 10.1093 / jmt / 26.1.42

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Молтени, Э., Бьянки, А. М., Бутти, М., Рени, Г., и Зукка, К. (2007). «Анализ динамического поведения ритмов ЭЭГ во время теста на постоянное внимание», в статье , представленной на 29-й ежегодной международной конференции IEEE Engineering in Medicine and Biology Society (Лион).

Google Scholar

Накамура, С., Садато, Н., Оохаши, Т., Нишина, Э., Фувамото, Ю. и Ёнекура, Ю. (1999). Анализ взаимодействия музыки и мозга с одновременным измерением регионального мозгового кровотока и бета-ритма электроэнцефалограммы у людей. Neurosci. Lett. 275, 222–226. DOI: 10.1016 / S0304-3940 (99) 00766-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Паренте, Дж. А. (1976). Музыкальные предпочтения как фактор, отвлекающий от музыки. Восприятие. Mot. Навыки 43, 337–338. DOI: 10.2466 / pms.1976.43.1.337

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пул, М. М., Колстра, К. М., и Воорт, Т. Х. А. (2003). Влияние фонового радио и телевидения на выполнение домашних заданий старшеклассниками. J. Commun. 53, 74–87. DOI: 10.1111 / j.1460-2466.2003.tb03006.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рангасвами, М., Поржеш, Б., Чорлиан, Д. Б., Ван, К., Джонс, К.А., Бауэр, Л. О. и др. (2002). Бета-мощность в ЭЭГ алкоголиков. Biol. Психиатрия 52, 831–842. DOI: 10.1016 / S0006-3223 (02) 01362-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рансделл, С. Э., и Гилрой, Л. (2001). Влияние фоновой музыки на текстовую обработку текста. Comput. Гм. Behav. 17, 141–148. DOI: 10.1016 / S0747-5632 (00) 00043-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рэй, У. Дж., И Коул, Х.W. (1985). Альфа-активность ЭЭГ отражает требования к вниманию, а бета-активность отражает эмоциональные и когнитивные процессы. Наука 228, 750–752.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Шелленберг, Э. Г., Наката, Т., Хантер, П. Г., и Тамото, С. (2007). Воздействие музыки и познавательной деятельности: тесты детей и взрослых. Psychol. Музыка 35, 5–19. DOI: 10.1177 / 0305735607068885

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шлиттмайер, С.J., и Hellbrück, J. (2009). Фоновая музыка как снижение шума в офисах открытой планировки: лабораторное исследование влияния производительности и субъективных предпочтений. Заявл. Cogn. Psychol. 23, 684–697. DOI: 10.1002 / acp.1498

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шмидтке, Дж. И., и Хеллер, В. (2004). Личность, аффект и ЭЭГ: прогнозирование паттернов региональной мозговой активности, связанной с экстраверсией и невротизмом. чел. Индивидуальный. Dif. 36, 717–732. DOI: 10.1016 / S0191-8869 (03) 00129-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шрайбер, Э. Х. (1988). Влияние музыки на успеваемость студентов. Восприятие. Mot. Навыки 66, 338–338. DOI: 10.2466 / pms.1988.66.1.338

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит Б. Д., Клайн Р., Линдгрен К., Ферро М., Смит Д. А. и Неспор А. (1995). Латерализованная обработка аффекта у эмоционально лабильных экстравертов и интровертов: центральные и вегетативные эффекты. Biol. Psychol. 39, 143–157. DOI: 10.1016 / 0301-0511 (94) 00968-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Томпсон, В.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *