Агрессия в психологии: что это в психологии. Причины, виды, способы борьбы

Агрессия в психологии: что это в психологии. Причины, виды, способы борьбы

Содержание

Агрессивное поведение | EUROLAB | Психическое здоровье

Слово «агрессия» имеет латинские корни («нападение»). Как свидетельствует статистика, дети и взрослые с каждым годом становятся всё более агрессивными. Это связано в основном с увеличивающимся ритмом жизни, психологическими нагрузками и плохим графиком сна и отдыха. Агрессивное поведение может возникать как из-за особенностей характера и воспитания человека, так и по причине психических заболеваний.

Агрессивное поведение — деструктивные поступки и высказывания, которые приводят к психологическому и физическому ущербу того лица или группы лиц, на которое оно направлено. Беспричинная агрессия может говорить о том, что в организме нарушен гормональный баланс, в части случаев это проявление болезни Альцгеймера. Причин может быть масса, потому нужно обследование квалифицированными специалистами. Чем раньше будет проведена диагностика, тем более высокий шанс на устранение причин без последствий для самого человека и для окружающих, в том числе для самых близких.

Причины

Психические и психологические причины агрессивного поведения у взрослых и подростков:

  • употребление снотворных лекарств
  • злоупотребление препаратами из группы антидепрессантов
  • проблемы на работе
  • неполадки в личной жизни
  • отсутствие отдыха при интенсивной рабочей загруженности

Мотивы агрессии могут быть такие:

  • враждебные (гнев, ненависть, ярость, эмоциональный срыв)
  • патологические (это следствия психических нарушений: галлюцинации, бред, психозы)
  • авторитарные (связанные со стремлением к власти, человек стремится быть выше окружающих, контролировать их и подчинять)
  • гедонистические (агрессия приносит человеку удовлетворение: моральное или физическое)
  • психической саморегуляции (агрессия помогает человеку обрести психологический комфорт и внутреннюю гармонию)
  • отрицания (агрессивное поведение в таких случаях — способ нарушения существующих правил, норм, законов)

Отдельно некоторые исследователи рассматривают мотивы следования, приобретения и достижения, защитные мотивы агрессии.

Теории агрессивного поведения

Таких теорий существует множество. Наибольшее распространение получили теории Эриха Фромма, Зигмунда Фрейда и Конрада Лоренца. Агрессию делят на 4 категории:

  • потребность, которая вызвана внешними факторами (этот механизм объясняется фрустрационной теорией)
  • врожденная особенность (объясняется теорией влечения)
  • форма поведения в обществе
  • познавательные и эмоциональные процессы

Агрессия у детей

Статистика свидетельствует, что в последние годы школьники, особенно младших классов, становятся всё более агрессивными. У них появляется агрессивное поведение, направленное как на одноклассников и друзей, так и на учителей и родителей. Среди наиболее актуальных причин называют:

  • пребывание в нестабильном психологическом климате в семье (родители не ладят между собой, проявляют агрессию к своему сыну или дочери)
  • плохое воспитание (когда один день ребенку что-то разрешают, а на второй день немотивированно наотрез отказывают в это же; это вызывает непонимание ребенка и злость)
  • плохая успеваемость в школе
  • ссоры и отсутствие общего языка с одноклассниками
  • предвзятое отношение учителя, воспитателя
  • излишняя требовательность учителя, куратора, родителей

Агрессивное поведение у ребенка 2 лет может быть спровоцировано запретом чего-либо. Когда они не получают желаемого, может начаться истерика или проявления агрессии. Дети такого возраста еще не понимают, что их поведение имеет определенный результат, который может существенно отражаться на окружающих. Например, они могут толкнуть другого ребенка, не понимая, что тот может удариться головой или даже сломать себе что-либо. Агрессивных детей в возрасте 2 лет лучше не ругать. Объясните ему, в чем он был не прав, какие последствия несут его поступки. При истерике постарайтесь переключить его внимание на что-либо.

Также агрессия у детей 2 лет может говорить о том, что они испытывают базовые физические потребности, о которых пока не могут сказать (или не могут даже их осознать). Например, ребенок может хотеть пить, кушать, спать, отдыхать.

В три года у ребенка наступает первый возрастной криз. Нельзя проявляться ответную агрессию, нужно действовать спокойными разговорами, объяснениями ситуации. Если это не помогает, нужно обязательно обратиться на консультацию к квалифицированному детскому психологу.

Агрессивное поведение дошкольников может иметь такие возможные причины:

  • биологические
  • наследственные, особенности характера
  • соматические болезни
  • патологии головного мозга

В 7 лет у ребенка наступает еще один криз становления личности. Поступая в первый класс, они сталкиваются с новыми ограничениями. Отсюда может исходить грубость по отношению к родителям, ссоры с друзьями и товарищами, игнорирование просьб и приказов учителя. Если родители в ответ на такое поведение будут кричать на ребенка, наказывать его, это приведет к усугублению криза.

Агрессию у ребенка 7 лет может спровоцировать нездоровый психологический климат в семье, физические наказания за проступки и низкую успеваемость, жестокие компьютерные игры, постоянный просмотр фильмов, где герои проявляют агрессию (в основном это триллеры и боевики), установки воспитания (когда ребенка учат в ответ на агрессию от другого ребенка самому действовать агрессивно, прибегая к физическим методам).

Агрессивное поведение школьников может быть связано с навязыванием ощущения элитности родителями. Дети из богатых семей требуют к себе повышенного внимания со стороны учителей, почета и даже поклонения со стороны одноклассников. Они чувствуют свою избранность, считают себя «выше других». Когда окружающие нарушают их иллюзию, не подтверждают имеющиеся установки, у ребенка начинается агрессивное поведение.

Формы агрессивного поведения

Выделяют две формы агрессивного поведения по методу проявления:

  • вербальная (выссказывания)
  • физическая

Вербальной агрессией называют поведение, когда человек, находясь в нормальном психическом здоровье или с патологией, оскорбляет, унижает и угрожает другим словами. Этот вид агрессии, в свою очередь, бывает прямым и косвенным.

Физическая агрессия делится на три подвида:

  • символическая (угрозы и запугивания)
  • косвенная (нанесение материального ущерба)
  • прямая (действия, которые наносят физический вред человеку или группе лиц)

Отдельно рассматривают реальную форму агрессивного поведения. Это нанесение физических травм людям или животным. Любая агрессия всегда противоречит нормам и правилам морали в обществе. Агрессия является в большинстве случаев формой реакции на проблему. Она вызывает фрустрацию, стресс и другие негативные последствия.

Агрессивно-пассивное поведение

Агрессивно-пассивное поведение — реакция на существующую или выдуманную проблему, которая характеризуется попыткой человека не проявлять негатив, недовольство, а скрыть его от окружающих. К этому поведению относят откладывание важного для своей жизни решения. Агрессивно-пассивные люди рассматривают себя в роли жертв. Часто у них есть зависимости и страх принимать какие-либо решения, особенно важные.

На пассивно-агрессивное (или агрессивнол-пассивное) поведение могут указывать такие фразы человека:

  • как скажешь; Ok
  • я не злюсь
  • я не знал, что вы имеете в виду сделать это прямо сейчас
  • да иду уже!; ну сейчас!
  • я думал/думала, ты знаешь
  • вы просто хотите, чтобы всё было идеально (когда он не выполняет порученное задание достаточно хорошо и получает замечания)
  • вы хорошо это сделали как для человека с вашим образованием / уровнем интеллекта / опытом работы и пр.
  • ну конечно, я был бы счастлив
  • почему ты так расстроился?
  • я же просто пошутил!

Агрессия мужчин и женщин

Исследователи говорят о том, что к агрессивному поведению больше склонны парни и мужчины, чем девушки и женщины. Мужчины часто жестоко обращаются с животными и детьми. Это связано с тем, что в мужском организме выше уровень гормона под названием «тестостерон». Чем больше его в организме, тем больше склонен человек к злобе и агрессии. Мужчины проявляют в основном агрессию физического вида, а женщины ограничиваются вербальной формой агрессивного поведения.

Гендерные различия агрессивного поведения изучали такие исследователи:

  • Бьорквист
  • Лагерспец
  • Харрис
  • Джентри и т. д.

Отличие агрессии двух полов заключается в установках относительно такого поведения. Мужчины в основном мало испытывают чувство вины, имеют низкий уровень тревожности. Женщины, наоборот, думают о том, как среагирует жертва на их поведение, не проявит ли она ответную агрессию, не будет ли слишком подавлена и расстроена и т. п.

Агрессия в понимании мужчин является средством достижения целей. Для женщин агрессивное поведение является способом снять стресс, успокоиться. Это в большинстве случаев кратковременные вспышки гнева. Различия в агрессивном поведении мужчин и женщин обусловлено несколькими причинами. Первая — генетический фактор. Агрессивные мужчины в древности имели больше шансов на доминирование и размножение. С помощью агрессии они побеждали других претендентов на выбранную женщину. Ученые Вершур, Кенрик и Садалла, проведя исследования, сделали вывод, что стремление мужчины к доминированию позитивно оценивается женщинами и считается привлекательной особенностью.

Различия в агрессии обоих полов продиктовано также культурным и социальным факторами. Женщины считаются более общественными созданиями, они склонны сопереживать и дружить. А мужчины показывают свою уверенность в себе, склонны демонстрировать силу. Женщины оценивают большинство поступков как пагубные и ведущие за собой тревогу или чувство вины.

Объекты агрессии

Первый тип агрессивного поведения, который стоит рассмотреть, это «рыцарство». Эксперименты ученых Мукерджи, Колсаваллы, Нанджи и Канекары продемонстрировали, что агрессия, направленная на женщину, особенно исходящая мужчины, считается недопустимой. Мужчины, которые действовали в этом эксперименте агрессивно, воспринимались женщинами как более аморальные, чем те, кто проявляется агрессию, направленную на мужчин.

Женщины вызывают у мужчин меньшую агрессию, потому что особы мужского пола воспринимают их как неопасные объекты. Исследования показали, что в случае необходимости мести мужчина будет мстить другому мужчине более жестоко, чем женщине.

«Антирыцарство» — вторая форма агрессии мужчины. Исследователи Томпсон, Ричардсон, Романовски и Голин свидетельствуют, что мужчины проявляют агрессию к женщине чаще всего тогда, когда она вызывает у них специфические страхи. К данным страхам относят, прежде всего, чувство собственного достоинства мужчин. Когда женщина демонстрирует, что считает их слабыми или немужественными, это вызывает самый большой уровень агрессии.

Характеристика агрессивного поведения

Агрессивное поведения может проявиться даже у очень маленьких детей, когда ребенок не получает что-либо желаемое. Агрессию могут спровоцировать 3 фактора:

  • биологический
  • психологический
  • социальный

Биологический фактор:

  • инфекционная болезнь
  • получение черепно-мозговой травмы
  • употребление психотропных веществ
  • алкоголь
  • наркотические вещества
  • наследственные особенности

Психологический фактор:

  • зависимость
  • мнительность
  • тревожность
  • импульсивность
  • эмоциональная неустойчивость
  • эгоцентризм

Социальный фактор:

  • асоциальный круг общения
  • влияние коллег
  • влияние друзей
  • влияние семьи

 Выделяют такие особенности именно агрессивного поведения:

  • оскорбления
  • унижение чести и достоинства другого человека
  • шантаж
  • порча имущества
  • склонность к физическому воздействию
  • рукоприкладство/драки

Агрессивное поведение педагога

Причинами агрессивного поведения учителей, воспитателей, кураторов, тренеров могут быть:

  • низкий уровень профессионализма
  • профессиональное выгорание
  • снижение престижа профессии учителя
  • агрессивное поведение нескольких/многих учеников класса и пр.

Агрессия педагога негативно отражается на детях, которые в принципе нигде больше не сталкиваются с гневом, криком и оскорблениями, кроме как в школе. Такие дети с большой вероятностью получат психологическую травму или, как минимум, негативный жизненный опыт. Это отразится на их восприятии всех учителей и тренеров в будущем, на восприятии лиц одного с их учителей пола, на моральных установках и т. д.

Если вы обнаружили, что педагог вашего ребенка склонен к агрессивному поведению (включая словесную агрессию), нужно поговорить с ним один на один, или подключив к этому делу еще одного-двух родителей. Ни в коем случае не скандальте, и не пытайтесь выяснять отношения с учителем прилюдно. Если после разговора педагог не сделает выводы и будет проявлять агрессию, нужно сообщить об этом директору школы. Агрессивным людям не место в педагогической системе.

Агрессия после инсульта

Агрессивное поведение является характерным последствием перенесенного инсульта. Причина заключается в изменениях психофизического состояния. Пациенты характеризуются беспричинными изменениями настроения, вспыльчивостью, раздражительностью. Родственники должны иметь терпение, чтобы с ним общаться. Важным условием выздоровления является покой и положительные эмоции.

Коррекция агрессивного поведения

Агрессивное поведение в части случаев можно скорректировать своими силами, но иногда нужно прибегать к очной помощи специалистов. Различны методы коррекции агрессии у детей, подростков и взрослых. Для снижения агрессии у детей актуальны такие действия:

  • правильная организация распорядка дня и досуга ребенка
  • активные занятия физкультурой, спортом, танцами
  • профилактика переутомления
  • нормализация режима сна и бодрствования

Что касается психологических методик коррекции агрессивного поведения у детей, актуален целый их ряд. Первая методика называется «игрушка в кулаке». Малыша просят закрыть глаза, в руку ему кладут игрушку и просят сильно сжать ее. После чего малыша просят открыть глаза и проверить, что зажато в его ладошке. Вторая актуальная методика называется «мешочек гнева». В тканевый мешочек небольших размеров насыпают крупу или песок с небольшими камушками. Ребенку можно его пинать, бить, кидать, когда он чувствует в себе приплыв злости, гнева, раздражения.

Факторы снижения агрессивности

Могут быть использованы такие стратегии для коррекции агрессивного поведения у детей:

  • ориентация на переживания и эмоции окружающих
  • на стимуляцию и демонстрацию гуманных чувств у агрессивного ребенка и жертвы
  • переживание чувства радости и гордости, когда ребенок овладел собой, не проявляет агрессивности
  • переключение ребенка с переживания чувства неуспеха и агрессивного поведения
  • отреагирование чувства обиды у агрессивного ребенка и того, на кого направлено его агрессивно поведение
  • моделирование ситуации неуспеха с целью преодоления чувства неуспеха и т. д.

Для коррекции агрессии у взрослых можно использовать специальные психологические методики, если у самого агрессора есть желание меняться. Если желание небольшое, непостоянное или его нет, стоит мотивировать человека обратиться на очную консультацию к психологу или психотерапевту. Только регулярная практика поможет скорректировать свое поведение на благо себе и окружающим.

Понятие "агрессия" в психологии

Подробности
Категория: Каталог статей
Дата публикации
Просмотров: 8915

Агрессия в психологии определяется как особый вид поведения, который направлен исключительно на нанесение вреда, как живым людям, так и неживым объектам. Как правило, такое проявление служит реакцией на разного рода психические или физические фрустрации, дискомфорт,стрессы. В некоторых случаях агрессия может быть использована для достижения некой цели, например, для самоутверждения или получения некоего статуса.

Если мотивированная агрессия (имеющая причину) – это вполне естественное проявление человеческой натуры, то немотивированная агрессия (безпричинная) – это уже серьезный повод обратиться к психотерапевту.

Приступы агрессии: как победить?

Многим людям приступы агрессии, или, проще говоря, вспыльчивость, сильно мешают жить. Рассмотрим несколько способов укротить свою натуру:

  • выпейте стакан воды;
  • сконцентрируйтесь на дыхании, вдыхайте и выдыхайте медленно;
  • отвлекитесь, вспомните о чем-то хорошем;
  • мысленно посчитайте от 10 до 1;
  • расслабьте тело – лицо, руки, ноги, отойдите от проблемы;
  • ущипните себя несколько раз.

Если такие методики вам не помогают – это повод для обращения к профессионалу. Только психотерапевт сможет разобраться с причинами и найти решение проблемы.

Физическая агрессия -

- использование физической силы против физического объекта, другого лица, социальной группы.   Физическая  агрессия проявляется определёнными и наблюдаемыми со стороны психомоторными актами, нередко представленными той или иной их последовательностью (толчки, удары, избиения, истязания и др)

Первая - физическая агрессия по отношению к себе (её поведенческие признаки: царапает, щипает себя, рвет волосы, бьет себя, разбивает кулаки, бросается на пол, наносит себе поверхностные раны и ожоги, наносит себе серьезные повреждения).

Вторая - физическая агрессия по отношению к предметам (её поведенческие признаки: индивид хлопает дверьми, рвет одежду, бросает вниз вещи, пачкает стены, ломает вещи и бьет стекла, разводит огонь, портит ценное имущество).

Третья - физическая агрессия, направленная на окружающих (её поведенческие признаки: индивид замахивается для удара, хватает противника за его одежду, угрожает ему недвусмысленными жестами, бьет, таскает его за волосы; нападает, причиняя легкие повреждения; причиняет серьезные увечья).

 

 

Вербальная агрессия 

- символическая форма агрессии в виде причинение психологического вреда с использованием преимущественно вокальных (крик, изменение тона) и вербальных компонентов речи (инвектива, оскорбления и т.  п.). Выражается при помощи лексов агрессии (см.). При этом факт причинения вреда должен быть реальным и заведомо очевиден как для агрессора для агрессора, так и его жертвы

Вербальная агрессия может быть открытой или скрытой. Открытая вербальная агрессия проявляется явным намерением причинить коммуникативный урон адресату и выражается в очевидных унизительных формах (ругательства, крики). Подобное поведение нередко имеет тенденцию переходить в физическую агрессию, когда агрессор беспардонно вторгается в личное пространство адресата (см. трансферы агрессии). Скрытая вербальная агрессия – это систематическое и уничижительное давление на адресата, но без открытого проявления враждебных эмоций.

Вербальная агрессия заставляет вас испытывать чувство обиды, подавленность, гнев, не исключен вариант, что вы не замедлите с ответной реакцией. Так, вербальному насилию вы можете поддаться и в результате невежливого обслуживания вас в магазине. Часто нефизическая агрессия встречается между супругами, родителем и детьми.

Как справиться с вербальной агрессией?

Если вы чувствуете, что стали жертвой агрессора, попытайтесь взять себя в руки и не отвечать грубостью. Этим лишь усугубите положение, создав ненужные конфликты. В случае, когда кажется, что еще немного и на вас обрушится вербальная агрессия, мысленно поместите себя в стеклянный колпак, через который негатив собеседника не повлияет на ваше умиротворенное состояние.

 

Невербальная агрессия представляет собой ряд сигналов, свидетельствующих об агрессивном настрое вашего собеседника. Иными словами, язык жестов показывает намерения последнего относительно вашей личности.

Косвенная агрессия 

- агрессивные действия, представленные в скрытой, замаскированной форме. Они опосредованно направлены на определённое лицо (группу, потомство, норму культуры, нравственный принцип, религиозную догму и др.)  – подлинную жертву агрессии. Примерами косвенной агрессии могут быть вандализм, клевета, недоброжелательные слухи и проч. Особый род косвенной агрессии, с точки зрения «зелёных», представляет экологический ущерб. Лица, наносящие его, обычно осознают, что урон природе, который они наносят, угрожает в первую очередь будущим поколениям, но  самим вредителям важнее мотивы собственного обогащения  или какие-то иные, столь же личные или узко-групповые. Иногда, косвенной агрессией называют действия, характеризующиеся их ненаправленностью и неупорядоченностью, такие, как взрывы ярости или битье кулаками по столу (Мещеряков, Зинченко, 2004). При этом направленность таких действий тщательно скрывается или не осознается самим субъектом агрессии.

НЕГАТИВИЗМ

Негативизм(англ. negativism; от лат. negatio — отрицание)- лишенное разумных оснований сопротивление субъекта оказываемым на него воздействиям. Понятие негативизм первоначально употреблялось лишь в отношении патологических явлений, возникающих при некоторых формах психических заболеваний. У психически больных Н. может проявляться не только по отношению воздействий др. людей, но и в связи с действием внутренних импульсов (задержками речи, движений, некоторых физиологических отправлений).

В настоящее время это понятие приобрело более широкое значение: оно употребляется в педагогике и психологии для обозначения любого, кажущегося немотивированным сопротивления чужому влиянию. Н. возникает как защитная реакция на воздействия, которые вступают в противоречия с потребностями субъекта. В этих случаях отказ от выполнения требования - способ выхода из конфликта и освобождением от его травмирующего влияния. Чаще всего Н. встречается у детей по отношению к требованиям взрослых, предъявляемым без учета потребностей детей. Негативизм усиливается при состояниях утомления или перевозбуждения н. с. (см.Негативизм детский).

Формой Н. является упрямство, за которым стоит мотив самоутверждения. Негативизм и упрямство объединяет то, что они возникают на основе субъективных состояний человека, при игнорировании им объективно существующих целей (ср. Настойчивость).

 

Понятие вербальной и невербальной агрессии: что такое косвенная, определение

Вербальная агрессия – это словесные оскорбления, негативное высказывание одного человека в адрес другого. В обывательском языке она называется руганью. Нападающий имеет одну цель – унизить оппонента, подчинить его своей воли.

Словесные конфликты не менее опасны, чем физическое противоборство

Определение в психологии

Регулярные оскорбления способны понизить самооценку человека, вызвать у него негативные мысли и депрессию. Невербальная агрессия выражается интонацией, мимикой, жестами. В таком случае нападающий делает угрожающее лицо и принимает соответствующую позу.

Вербальная агрессия – это словесные оскорбления. Они могут выражаться в разной форме: крики, угрозы, уничижительные высказывания, и это неполный перечень вариантов.

Основная особенность заключается в том, что при конфликте не используется физическая сила. Но от этого воздействие не становится менее пагубным.

В чем опасность

Агрессивность, даже словесная, опасна для носителя. Она истощает ресурсы нервной системы, заставляет переживать, и происходит снижение уровня навыка коммуникации.

Особенно плохо агрессивный человек уживается в семье. Он может специально оскорблять или унижать родственников. Это сильно сказывается на качестве и крепости уз, особенно с партнером.

Вербальная агрессия проявляется в виде угроз, оскорблений, обвинений и т.п. Индивид осознанно делает так, чтобы унизить, сделать больно другому. Сплетни и клевета тоже относятся к видам нападения.

Отличия от невербальной агрессии

Невербальная агрессия – это физическое воздействие, а также угрожающая мимика, поза, жесты. Она может выражаться в попытке кинуть в другого человека любым предметом.

Невербальная агрессия несет в себе угрозу для жизни, так как в запале индивид может начать драться

Полностью защититься от такого воздействия невозможно, так как любая форма агрессии присуща социуму. Со словесными оскорблениями можно встретиться на улице, работе, в учебном заведении.

Причины появления

У человека злость появляется из-за защитных механизмов психики. Простой вариант – индивид стремится всеми силами отстоять свою правоту. Иногда причинами всему становятся нервное перенапряжение, стресс, усталость.

Важно! К вербальной агрессии склонны люди с низким уровнем культуры, аморальные и асоциальные.

Поведение человека может меняться на протяжении всей жизни. Иногда у него могут размываться границы морали и нравственности. Отягчающие факторы – наркотическая и алкогольная зависимости, неблагополучная семья. В подростковом возрасте дети больше склоны к агрессии из-за гормональных скачков и сепарации от родителей.

В редких случаях такое поведение появляется из-за дебюта психических расстройств. Тогда возникают проблемы с эмпатией, самокритикой, начинается деструктивное поведение.

Иногда вербальная агрессия является следствием переутомления. Человек копит в себе негативные эмоции, набирает их и подавляет. В итоге любая мелочь может спровоцировать взрыв.

Больше всего к этому склонны люди сангвинического и холерического темпераментов. У этих типов нервной системы процессы возбуждения преобладают над процессами торможения. Поэтому человек может легко заводиться и тяжело успокаиваться.

Агрессивный тип личности может развиваться на фоне кризисной ситуации. При отсутствии своевременной помощи все может перейти в стадию саморазрушения: алкоголизма, наркомании и т.п.

Прямая и косвенная агрессия

Вербальная агрессия бывает двух видов. Прямая форма направлена на оппонента, она имеет мощное воздействие. Жертвами становятся те, кто не способен дать отпор. В психологии такое поведение называют виктимным.

Прямая форма более непредсказуемая и может перетекать в невербальное нападение

Противостоять такому типу агрессии тяжело. Особенно уязвимы перед ним дети. Ребенок теряется от таких нападок, ему становится страшно, и он начинает нервничать.

Косвенная агрессия носит скрытый характер. Это может значить, что нападающий распускает слухи, сплетни, клевету и иную порочащую информацию. Подобный вид не наносит прямого ущерба, но косвенная агрессия может уничтожить репутацию жертвы. Особенно сильно это сказывается на медийных и популярных личностях. Избавиться от дурной информации практически невозможно, особенно из-за распространения интернет-ресурсов.

Важно! Выделение типа агрессии нужно для того, чтобы научиться противостоять негативному воздействию.

Две формы вербальной агрессии могут очень по-разному влиять на жертву. Кто-то равнодушно переносит крики и оскорбления, зато переживает из-за сплетен.

Иногда противостояние может выражаться в пассивной форме. Агрессор отказывается вступать в разговор и демонстративно не обращает внимания. Еще один вариант – индивид не защищает другого, когда того активно критикуют.

Гендерное проявление агрессии не имеет научных подтверждений. В обывательском смысле считается, что женщины больше склонны к вербальным нападкам, на самом деле мужчины тоже нередко так поступают. Некоторые ученые считают, что все дело в развитии социума. Применять силу запрещено законом, остается выплескивать злость словесно.

Как справиться

Существует несколько способов, которые помогут противостоять агрессии. Они придут на помощь при столкновении с хамством на работе или улице. Прежде всего, нужно не реагировать. Не стоит давать никакой реакции: ни положительной, ни отрицательной. Игнорирование – лучший вариант для того, чтобы остановить нападающего.

Нужно не просто молчать, а не показывать эмоции, это уже сложнее. Перестать воспринимать слова на свой счет не так легко. Преодоление себя начинается с признания права другого человека высказывать свое мнение, даже если оно негативное.

Если агрессор не получает эмоциональной подпитки, то ему сложнее продолжать активные нападки. Есть еще один вариант противостояния. Услышав приказы и оскорбления от человека, индивид должен спросить себя: обязан ли он следовать его указаниям, если нет, то можно спокойно спросить, почему агрессор приказывает.

Если нападающий выбирает тактику игнорирования, то можно поступить следующим образом. Право молчания оставляют за ним, но подчеркивается важный аспект: подобное поведение ничего не даст.

Надежные личностные границы являются лучшей защитой от нападения. Для этого развивают самооценку, уверенность в себе и абстрагируются от людей.

Нельзя давать родителям или другим индивидам нажимать на чувства долга и ответственности

Если агрессор применяет тактику запугивания, то стоит задуматься: действительно ли это принесет вред жертве? В случае отрицательного ответа можно не переживать.

Важно! При нападках нужно уметь разделять границы своей и чужой ответственности.

Определение вербальной агрессии играет важную роль для сохранения душевного равновесия. Если человек знает, с кем он может столкнуться в жизни, ему легче вырабатывать механизмы самозащиты. Полностью избегать встреч с агрессорами не удастся, но можно снизить ущерб от них.

Видео

виды и способы борьбы » Наша Психология

Многие из нас довольно часто сталкиваются со злостью, агрессией и гневом по отношению к ним. В результате конфликты и агрессивное поведение все чаще возникают между людьми. Что еще хуже, что агрессия довольно часто проявляется у родителей по отношению к детям. Таким образом они пытаются ими манипулировать и управлять.

Столкновение с агрессией может быть чрезвычайно неприятным. Поэтому многие общественные организации и различные компании признают, что их сотрудники не должны подвергаться насилию или агрессии со стороны своих клиентов. Они ясно дают понять, что не допустят агрессии по отношению к их персоналу. Так что, если ваша работа заключается в общении с людьми, тогда убедитесь, что в вашей организации есть правила и политика по борьбе с агрессией, и никогда не бойтесь использовать ее на практике.

На самом деле любой человек должен уметь держать себя в руках, и не должен проявлять злость и гнев по отношению к другим людям. Потому что агрессивное поведение только обострит ситуацию и усложнит решение проблемы. Мы подготовили статью, в которой будут представлены советы по управлению агрессией, а также рассмотрим типы и виды агрессии.

Содержание статьи

Типы агрессивного поведения

Типы поведения, которые можно считать агрессивными включают в себя:

  • Крики;
  • Ругань;
  • Личные оскорбления и обзывания;
  • Расовые или сексуальные комментарии;
  • Устные угрозы;
  • Угрожающие жесты;
  • Оскорбительные телефонные звонки, письма или онлайн-сообщения;
  • Сарказм.

Активная и пассивная агрессия

Агрессивное поведение может проявляться различными способами. Но его формы обычно подразделяются на две категории: активная и пассивная. Обе формы являются враждебными. Активную агрессию не трудно обнаружить, она выражается открыто и часто довольно громко, а в крайних случаях яростно. Активная агрессия — это попытка сохранить чувство собственного достоинства за счет кого-то другого. Даже очень мягкие и спокойные люди, когда им угрожают, могут стать активно агрессивными.

Такие люди склонны к громким разговорам, конфликтам с членами семьи, на работе и даже в церквях. Они склонны тратить много враждебной энергии на мелкие вопросы, а малейшее разногласие приводит к свирепости и гневу с их стороны. Эти чувства часто коренятся в глубоком чувстве неуверенности.

Пассивная агрессия — это попытка контролировать или ранить другого человека, при этом избегая открытого конфликта. Она может быть такой же разрушительной, как и активная, и зачастую даже более разрушительна. При этом с пассивными агрессорами бороться намного сложнее.

Как распознать агрессию

Есть ряд признаков того, что кто-то может быть более расположен к агрессии. К ним относятся как физические, так и поведенческие изменения. Эти признаки включают в себя:

  • Сжатые зубы/челюсти;
  • Потоотделение;
  • Мышечное напряжение;
  • Повышенный тон голоса;
  • Беспокойство;
  • Покрасневшее лицо;
  • Учащенное дыхание;
  • Громкая речь или крик;
  • Ругань/словесные оскорбления;
  • Сжатые кулаки;
  • Пристальный взгляд.

Почему люди становятся агрессивными?

Люди, когда становятся злыми, могут испытывать ряд физических и эмоциональных ощущений, такие как: сухость во рту, учащенное сердцебиение и учащенное дыхание. Это результаты выброса адреналина в организм (гормона борьбы, испуга и бегства). Адреналин в определенных ситуациях может быть полезен. Например, если вы столкнетесь с саблезубым тигром, то адреналин определенно поможет вам подготовить ваше тело к бегству. Тем не менее, он менее полезен, когда вы сталкиваетесь с человеком, который говорит вам что-то неприятное.

Точные причины агрессивного поведения будут сильно отличаться от человека к человеку, и многое зависит от ситуации. Однако существует ряд факторов, которые могут повысить вероятность агрессии, к ним относится то, что человек:

  • Более агрессивен по своей природе;
  • Получил выгоду от предыдущего агрессивного поведения;
  • Считает, что его цели будут быстрее достигнуты посредством агрессивного поведения;
  • Чувствует угрозу или бессилие;
  • Испытывает физическую боль;
  • Находится в состоянии физиологического возбуждения. Такое возбуждение может быть вызвано физическими упражнениями, стрессом, предыдущим спором и многими другими вещами;
  • Человек часто наблюдает за агрессивным поведением окружающих;
  • Находится под давлением друзей или сверстников;
  • Часто оправдывается.

Многие люди просто становятся агрессивными, потому что чувствуют себя некомфортно. Это может быть из-за того, что они находятся в незнакомом месте или в незнакомой ситуации, и беспокоятся о том, что может произойти. Большинство людей не хотят становиться злыми и агрессивными. К этому приводят определенные обстоятельства.

Как справляться с агрессией

Чтобы развить понимание агрессивного поведения, людям важно осознать свои собственные чувства. А также и то, как они реагируют на агрессию. Как внутри себя, так и со стороны других. Слушание людей и общение с ними, как с людьми, может помочь ослабить агрессию.

Если вы собираетесь эффективно бороться с агрессией, важно, чтобы вы понимали и могли управлять своими собственными эмоциональными решениями. Вам также нужно знать, какое поведение или человек заставляет вас злиться и проявлять негативное поведение. Вам необходимо избегать этих ситуаций, и научиться контролировать свои эмоции.

Также следующие простые инструменты, такие как глубокое дыхание, могут помочь «обуздать» враждебные чувства. Некоторые техники вы можете практиковать ежедневно. Либо будете использовать их автоматически, когда находитесь в напряженной ситуации.

9 советов, чтобы справиться с агрессией

  1. Начните глубоко дышать. Правильное дыхание во многих случаях помогает справиться с агрессией.
  2. Смех и позитивное настроение также помогают бороться с негативными мыслями. Вы можете вспомнить какую-то веселую ситуацию, либо смешной анекдот. И в целом старайтесь все время поддерживать позитивное отношение к жизни и к другим людям.
  3. Для того, чтобы «обуздать» агрессивное поведение, медленно повторяйте успокаивающие слова или фразы, такие как «расслабиться» и «успокоиться». Повторяйте их, глубоко дыша при этом.
  4. Визуализируйте расслабление и успокоение.
  5. Незатяжные упражнения, похожие на йогу, помогут расслабить ваши мышцы, и вы будете чувствовать себя намного спокойнее.
  6. Если вы и ваш романтический партнер склонны к ссорам, когда вечером после работы обсуждаете ваши проблемы, возможно, вы просто устали и вам нужно отдохнуть. Попробуйте перенести время обсуждения важных вопросов на утро, либо на выходные дни.
  7. В том случае, если вы понимаете, что не можете справиться со своими эмоциями. Тогда постарайтесь переключиться на что-то другое, либо просто уйти от этой ситуации. Будет намного лучше, если вы просто пойдете и прогуляетесь по парку, возле моря, либо посидите в тихом и уютном месте.
  8. Старайтесь не кричать и говорить тихим голосом, если между вами и другим человеком возник конфликт, либо вы с кем-то ссоритесь.
  9. Чаще занимайтесь спортом и физическими упражнениями, таким образом весь ваш негатив будет находить другой выход. Ключевым моментом является то, что вам не нужно копить в себе все эти негативные чувства. В результате благодаря спорту и физическим нагрузкам, злость и агрессия будут находить более правильный выход.
Подпишись на наш Telegram
Понравилась статья? Поделитесь в соц. сетях или оставьте комментарий!
Об авторе
Milena

Пишу для вас на самые актуальные и востребованные темы. Следите за нашим ресурсом, будет много полезных статей. Добавляйте сайт в закладки и делитесь с друзьями.

Павел Корниенко, психолог - Психотерапевтическая работа с агрессией

Психические механизмы и психодраматические варианты работы

Павел Корниенко

Опубликована: Материалы 11-й Московской психодраматической конференции. 2014 г.

 

Оглавление

 

Введение

Эта статья посвящена переживанию, с которым мы сталкиваемся едва ли не чаще чем со всеми остальными, — переживанию агрессии. И так как оно безусловно является неотъемлемой частью нашей жизни, то нам и нашим клиентам полезно про него знать как можно больше.

Эта статья задумывается мной, как своеобразная «карта-схема» по психотерапевтической работе с агрессией. Я буду исходить из того, что полезно выделять разные виды агрессии, которые по-разному устроены, в разных случаях появляются и с которыми необходимо по-разному работать. В статье будут описаны как некоторые полезные и необходимые любому человеку свойства агрессии, и некоторые ее опасные варианты. Далее  в тексте, я буду пользоваться словами «агрессия» и «раздражение» как синонимами.

 

Два слова об агрессии и ее истоках

Агрессия —  это психофизиологическая подготовка организма к активным действиям, направленным на «противостояние чему-то» и совершение этих действий. Физиологическими проявлениями этой подготовки являются — изменение биохимических реакций организма, изменение деятельности внутренних органов и систем, перераспределение кровоснабжения мышц и органов, изменение позы за счет изменения тонуса различных групп мышц, подготовка мышц к дальнейшим двигательным реакциям.

Эволюционно агрессия появилась в живом мире очень давно, и за время своего существования, взяла на себя большое количество разных функций. Вот неполный список функций агрессии в животном мире:

  • Территориальное поведение
  • Защита себя в критических ситуациях
  • Защита потомства
  • Регуляция взаимодействия полов
  • Регуляция статуса особи в социальной группе

Многое из этого, было унаследовано и человеком. Но для эволюции очень характерно, вновь и вновь использовать уже созданные механизмы для новых целей.  Плюс, для самой человеческой психики характерно использовать созданные эволюцией механизмы как элементы, из которых собирается высшие психические функции. Все это дает нам большое разнообразие разных видов и функций агрессии, которые мы можем найти у человека.

 

Явление «остановленной агрессии»

Как уже говорилось,  агрессия — это подготовка организма к активным действиям. И почти всегда, вне зависимости от конкретного вида агрессии, если после ее активации — никаких действий не смогло произойти — мы получаем эффект «остановленной агрессии». А остановка действия, в свою очередь, только усиливает переживание — и в психотерапии мы часто сталкиваемся с такой остановленной агрессией. Когда мы работаем в психотерапии с любым видом агрессии клиента, мы в любом случае должны «поддерживать процесс переживания» агрессии: признавая право клиента на это переживание, считая это  переживание важным, расспрашивая про него и некоторой степени «присоединяясь» к нему.

Более сложный вопрос в другом — всегда ли надо предлагать клиенту усиливать его переживание агрессии, например, попросив клиента «выразить его» телесно или словесно. И если делать это —  то, как именно? Ответ на вопрос зависит от того, с каким видом агрессии мы имеем дело. В каком-то смысле, этому и будет посвящена статья.

 

Психотерапевтическая работа с агрессией

В чем может заключаться работа психолога с переживаниями агрессии? Если мы попробуем перечислить наиболее частые виды этой работы, то они будут таковы:

  • Поддержка агрессии клиента, в тех местах, где она была бы полезна и конструктивна
  • Помощь клиента в «деконструкции агрессии», когда агрессия дискомфортна или разрушительна
  • Переживание/завершение агрессии возникшей в человеке, но остановленной или подавленной
  • Помощь клиенту в совладении с агрессивным поведением, развитие его возможностей саморегуляции
  • Обучение клиента лучше разбираться в своих переживаниях, не поддерживая редукцию до агрессии

В этой статье мое внимание в первую очередь будет сконцентрировано на первых трех видах работы.

 

Разные виды агрессии, их функции и особенности психотерапевтической работы

В основании этой статьи лежит идея о разных видах агрессии. И именно из понимания их отличий вытекает мой анализ и практические выводы. Я для себя в работе разделяю следующие виды агрессии:

  • Социальная агрессия («регулирование отношений/дистанции между людьми»).
    • Раздражение, направленное на получение нужной эмоциональной реакции
    • Раздражение, прерывающее дискомфортный межличностный контакт
    • Агрессия в ситуации конкуренции и борьбы за статус
    • Групповое агрессивное воодушевление против других
  • Агрессивная критическая реакция
  • Агрессия «несогласия с ситуацией»
  • Агрессия «прерывающая психический процесс»

В этом тексте я уделю внимание не всем видам социальной агрессии. «Агрессию в ситуации конкуренции и борьбы за статус» и «агрессивное групповое воодушевление против других», я пока оставлю за кадром.

 

Раздражение, направленное на получение нужной эмоциональной реакции

Этот вид агрессии очень распространен, фактически именно к этому виду относится подавляющая часть людского раздражения на своих близких и на большинство других людей. К этому типу относятся почти все «злюсь на мужа», «злюсь на ребенка», «разозлилась в магазине». Если просить человека выразить это раздражение в виде телесного действия, то чаще всего это бывает либо «импульсивное, обиженное отталкивание», либо, еще чаще, желание «потрясти» взяв за плечи.

Эта агрессия не направлена на разрушение другого или делание ему больно, она направлена на то, чтобы другой «наконец понял», «пришел в себя», «стал нормальным». Это понимание «цели агрессии» принципиально важно для практики — потому что, если мы имеем дело с агрессией этого вида и, например, терапевт предлагает взять батаку и «выразить ее» — то в такие моменты агрессия у клиента закономерно пропадет. Пропадет, т.к. основная потребность клиента — это стремление к нужному ему эмоциональном контакту. И хорошо, если терапевт не продолжит настаивать на телесном выражении.

А вот предложение клиенту представить, что он «трясет за плечи» этого человека (это можно сделать и психодраматически), напротив, часто хорошо принимается клиентом и продвигает его от переживания раздражения, к переживаниям обиды и «ранености». Вы можете пробовать это мысленно — потрясите за плечи кого-то из ваших близких, на кого раздражены сегодня — скорее всего вы сразу почувствуете, как вы станете смягчаться по отношению к нему. А разворачивая переживания обиды и «ранености» вместо раздражения, переживая их и выражая их словами, можно понять в какой эмоциональной реакции от другого, нуждается наш клиент и помочь ему восстановиться.

Для этого вида агрессии довольно характерно пропадать при прямом контакте глазами с антагонистом. И напротив увеличиваться, когда клиент рассказывает об антагонисте в третьем лице. Это тоже наводит на мысли, что переживание такой агрессии просто прерывает  переживание «боли» и «эмоциональной ранености» клиента в этих отношениях. И основным для клиента является желание сохранять эмоциональную связность, добиться желаемой эмоциональной реакции, а вовсе не желание разорвать отношения.

Таким образом, сталкиваясь с раздражением этого вида, нам надо лишь немного поддержать переживания раздражение, через эмоциональное присоединение терапевта или 10 секундное, не слишком агрессивное телесное действие — и мы обычно уже видим, как начинают проявляться более «теплые» эмоциональные процессы, которые и полезно далее разворачивать.

 

Раздражение, прерывающее дискомфортный межличностный контакт

Значительно более редким видом агрессии, является агрессия, направленная на прерывание дискомфортных отношений. Этот вид агрессии можно проиллюстрировать сценой, в которой один человек смотрит прямо на другого и говорит например так:

  • Я не хочу иметь с тобой ничего общего.
  • Мне не подходит, то что делаешь ты.
  • Я хочу жить отдельно от тебя, дай мне уйти.

Этот вид агрессии, направлен на увеличение «дистанции» между людьми, на «изменение отношений» там где это уже необходимо. В отличие от раздражения предыдущего вида, в этом случае контакт глазами с антагонистом в психодраматическом действии, только усиливает интенсивность переживания. Более того, такой контакт глазами и необходим для более полного проживания этого типа агрессии. Если вы представите, что смотрите в глаза некому человеку и прочитаете вновь реплики-примеры из этого абзаца, вы почувствуете это.

Выражение этого раздражения, сопровождается совершенно особенной внутренней работой клиента. Ему нужно, внутри себя «решиться проявить раздражение», «решиться посмотреть в глаза», «решиться на разрыв отношений», «решиться вступить в конфликт». И именно в точке, когда клиент смотрит в глаза и словесно и эмоционально выражает свое намерение разорвать контакт — в этот момент происходит его работа и переживается максимальный уровень эмоционального напряжения.

Психодраматически эта работа реализуется так,  клиенту предлагается встать напротив антагониста, посмотреть на него и решиться «выразить свое решение разорвать контакт» в виде прямых реплик антагонисту, после чего, директор не делает обмен ролями, а последовательно спрашивает клиента:

  • Что ты переживаешь, после того как произнес это?
  • Как изменились твои ощущения в теле?
  • Переживаешь ли ты это как хорошее для тебя?

Когда клиент подтверждает происходящее как полезное и правильное, и проходит немного времени — он часто может опознать в себе переживание грусти. Делать ли директору дальше обмен ролями или не делать — это сложный вопрос, на него нет универсального ответа, т.к. обмен ролями в этот момент, может, как продвинуть протагониста, так и запутать. В общем виде, обмен ролями будет полезен и конструктивен в следующих случаях:

  • После теплой контактной реплики протагониста, например, «Мне жаль что получилось так». Когда есть надежда, что антагонист хотя бы немного тепло откликнется.
  • После теплой «объясняющей» реплики, например, «Прости, но для меня так будет лучше». Когда есть надежда на хотя бы небольшое понимание или принятие со стороны антагониста.

Осталось лишь добавить, что, так как внутренняя работа клиента заключается в его «смелости разорвать существовавший контакт» и происходит она в эмоциональном слое прямой коммуникации, то маловероятно, что терапевту будет полезно предлагать какое-то телесное отреагирование или проживание для агрессии клиента. Особенно принимая во внимание, внутреннее содержание этого вида агрессии чаще всего бывает: «я хочу разорвать или изменить наши отношения, но не хочу причинить тебе вред».

 

Агрессивная критическая реакция

Агрессивной критической реакцией называется особый вид агрессии, метафорой которой могут быть слова «агрессия загнанного в угол». Это то, что может пережить человек попавший в ситуацию нападения на него превосходящего по силам противника, когда он не может убежать или обезопасить себя. Для этого вида агрессии характерно импульсивное отталкивание и нанесение ударов без расчета их силы и часто без стремления к точному попаданию.

В полной мере мы можем встретиться с этого типа реакцией работая с разными ситуациями физического или сексуального насилия. Небольшие отблески критической реакции можно наблюдать, например, в ситуациях неожиданного нарушения физических границ клиента — появления кого-то неприятного очень близко рядом с собой.

Если в ситуации в которую попал клиент у него был отчетливый импульс к такого рода физическому действию, но он был подавлен или не в полной мере реализован, то остановленная реакция может оказаться одной из причин вызывающей психические последствия у клиента. Такого рода остановки могут давать: фоновое телесное напряжение, переживание своей беззащитности, агрессивные мысли и подавленное состояние с риском развития депрессивных проявлений. Причем львиная часть потенциальных сложностей, может быть вызвана даже не самим фактом остановки агрессивной реакции, а тем, что когда агрессивная реакция «выиграла в борьбе побуждений» в психике человека, то она тем самым может заблокировать другие побуждения, например сильные аффекты страха и паники. Например, может так получиться, что человек уже не может остановить свою «критическую реакцию агрессии», в то время как основное переживание в его теле — это страх, а если это так, то «контакт» именно со страхом был бы целительным.

Есть риск стимулировать критическую реакцию клиента и в психотерапии. Например, скорее всего, будет вредным такой сценарий: спровоцировать клиента выдать агрессивную критическую реакцию для «защиты себя». Это сделать довольно просто, разыграть ситуацию вновь, усилить, телесно растормошить клиента интенсивными воздействиями и поддержать агрессию клиента групповой сплоченностью. Такой опыт может быть не только банальной ретравматизацией клиента, но иметь и дополнительные негативные последствия в том, что агрессивная критическая реакция будет глушить более тихие переживания, в которых есть большой терапевтический потенциал. А некоторое количество такого опыта, может сформировать устойчивый паттерн примитивного агрессивного реагирования в стрессовых ситуациях. Подобного рода негативные последствия могут быть и от простой  поддержки терапевтом агрессивного выражения его критических реакций.

Несмотря на все вышесказанное, в ситуации если у клиента в критической ситуации был остановленный агрессивный импульс, то порой в терапии полезно дать клиенту его «доделать» и прожить. Терапевтическая цель тут будет в том, чтобы импульс завершился раз уже был запущен. И как только клиент это сделает и «выдохнет», будет правильным продолжить работу про те его переживания и импульсы, которые не смогли реализоваться немного раньше, в результате чего клиент оказался «загнанным в угол» и выдал уже критическую реакцию.

 

Раздражение «несогласия с ситуацией»

Довольно часто клиенты испытывают переживание раздражения в момент, когда случилось что-то, что не должно было случиться. Оно обычно переживается как раздражение, которое направляется на ситуацию, на самого себя или на других «ответственных» лиц. Это раздражение часто  сопровождается мыслями о том, как все было хорошо до того как это произошло.

Процесс, который лежит в основе этих переживаний, можно обозначить словами «раздражение/несогласие с тем, что произошло». Это похоже на желание «увидеть все по-старому», как будто психика с помощью раздражения защищается от новой информации, которая создает слишком дискомфортные переживания.  Но парадоксально, что  именно усиление и проживание этого раздражения почему-то меняет переживания клиента. Как будто более полное его проживание, делает какой-то «перезапуск» процесса восприятия, или наоборот, раздражение завершается и больше не мешает восприятию увидеть новую картину.

Терапевтической работой с этим видом агрессии, будет помощь клиенту сильнее прожить свое раздражение на произошедшее, но злиться как бы «на факт события», а не на себя или других. Злиться на то, что «это произошло в принципе». А между всплесками раздражения, может быть, сожалеть о том, что упущено, «плакать о том, как надо было». Этот процесс сам по себе через недолгое время должен дать ощущение «да случилось, неприятно, но случилось» — некоторое «принятие» ситуации. Ключевым местом этой стратегии является поддержка ненаправленного раздражения (не направленного на себя или других), а вся прочая работа становится доступной после этой.

Можно высказать предположение, что когда это раздражение «направляется на себя», то оно задевает личность клиента и в ответ возникает некоторое желание защититься — а это переживание в свою очередь блокирует раздражение, чем не дает ему хорошо проживаться. А когда мы сдвигаем раздражение «с себя» на «факт события» и поддерживаем его телесное проявление, то тем самым мы даем ему возможность пережиться и завершиться.

Про работу с этим видом агрессии еще хочется сказать, что в моем опыте именно для нее особенно характерно «застревание в теле». И в этом смысле, телесная включенность при ее проживании особенно важна. Часто клиенту сложно найти подходящую позу или движение для этого раздражения. Терапевт может попробовать помочь ему, например, показав на себе движение «раздраженного удивления» — раскрытая поза с развернутыми вовне ладонями, руки делают движение от плеча (сначала руки согнуты в локтях) вниз. Это может помочь клиенту начать поиск подходящего для него движения и активировать застывшие телесные процессы.

После окончания этой работы, часто бывает важно сделать что-то, восстанавливающее хорошее самоотношение человека.  Тут можно сказать метафорой, что это восстановление хорошего самоотношения необходимо, т.к. агрессия направленная на себя довольно быстро наносит ущерб позитивному самоотношению, и нам надо на терапии «восстановить повреждения от этого ущерба». Это подробнее описано в статье про работу сто стыдом и виной.

 

Смешение разных типов агрессии

Наиболее сложный для работы случай — это вариант, когда у человека одновременно активированы разные виды агрессии. Например, в ситуации «словесной дуэли», в которой два человека обмениваются оскорблениями, — может содержаться одновременно и борьба за статус, и раздражение, направленное на получение нужной эмоциональной реакции, и агрессивная критическая реакция, выражаемая в жестоких «словесных ударах».

Проблем тут несколько. Во-первых, в такой ситуации, человеку сложно правильно опознать, что с ним происходит и чего он хочет. А во-вторых, разные виды агрессии начинают влиять друг на друга и «склеиваться» в единый процесс. Например, когда человек начинает «тормозить» свою агрессию (скажем, из-за жестокости приходящих ему в голову идей) — он тормозит все виды агрессии одновременно, а некоторые из них могли бы быть для него сейчас очень полезны. И наоборот, когда человек начинает стимулировать себя к выражению раздражения, он, например, может усилить у себя агрессивную критическую реакцию и этим еще больше дезориентировать себя.

Оптимальной же стратегией работы с такой  недифференцированной агрессией я вижу следующее:

  • Поддержание оптимального для эффективной работы сознания уровня переживания раздражения. Когда раздражение не подавлено и не излишне интенсивно.
  • Последовательной выделение внутри недифференцированной агрессии ее отдельные виды, из которых она складывается и проживание их по отдельности.

 

Телесная и двигательная работа с агрессией

Телесное растормаживание переживания агрессии

Как уже говорилось, часто мы имеем дело с уже остановленной агрессией у наших клиентов. Одним из наиболее эффективных средств для оживления остановленных переживаний клиента является опора на  телесные и двигательные процессы. Предложение клиенту выражать себя через жесты и движения,  часто помогает ему восстановить контакт с переживаниями. Основные техники терапевта здесь таковы:

  • Заметив небольшие характерные движения клиента, терапевт может попросить их усилить и повторить несколько раз, замечая появляющиеся чувства.
  • В сложных местах, терапевт может предложить клиенту выразить свои переживания движением или добавить жест к словам, которые он говорит. Это часто помогает точнее понять, что именно клиент хочет выразить словами и что именно он чувствует.
  • Замершая поза клиента, может признаком эмоциональной или двигательной остановки. Терапевт может вчувствоваться и предположить, как появилась эта поза — какие движения и переживания к ней привели.

В этой работе терапевту важно уметь самому хорошо выражать раздражение с помощью поз и жестов, чтобы двигаться и искать подходящие позы вместе с клиентом.

 

Телесное завершение действий

Напомним, что агрессия — это запуск химической активации организма и запуск физической подготовки к действию. Запуск физиологической реакции  — автоматическое, рефлекторное действие — он не регулируется сознательно. И то и другое может запуститься и будучи не доведенным до конца — не завершиться. Таким образом, если агрессивная реакция была запущена и остановлена, то на телесном уровне мы будем иметь мышечную готовность к совершению действий и некоторую постоянную химическую поддержку этой готовности. При невысокой значимости события, ответом на которое была эта реакция, и редкой повторяемости подобных ситуаций, физическое состояние через некоторое время придет в норму. Агрессия же, которая уже запустилась в человеке, но была остановлена или подавлена и не смогла быть прожитой в естественной среде, часто требует отдельной психотерапевтической работы.

Цель такой работы — не проживание агрессивных эмоций, а разблокирование застывшего мышечного паттерна — завершение незавершенных движений. Эта работа состоит в последовательном разворачивании телесных импульсов остановленных при первичном переживании. Вот основные принципы этой работы:

  • Найденные побуждения к действиям клиенту необходимо совершать медленно — это способствует лучшей активизации психики и мышц.
  • При необходимости, терапевт может дать ощущение сопротивления клиенту, необходимое для лучшего проживания действия.
  • Клиенту необходимо повторять движение несколько раз до появления у него ощущения «уф, сделал».

Реализация такой психотерапевтической работы может помочь телу и психике довести начатое до завершения, и тем самым нормализовать состояние клиента.

 

«Прерывающие» свойства агрессии

Агрессивное переживание, когда она запускается в психике человека, обладает важным свойством прерывать другие психические процессы — из этой ее особенности рождаются ее полезные и вредные свойства.

Автоматическое агрессивное переживание, может быть привычным способом человека останавливать в себе любые другие дискомфортные переживания: стыда, ужаса, тревоги и других. Простым примером родственного процесса может быть ситуация, когда человек «храбриться» в дискомфортной для него ситуации — и всем известно, что, несмотря на огромную распространенность этого способа, обычно он все равно не снимает внутренней тревоги человека. Хотя, безусловно, лучше иметь этот способ в своем арсенале, чем не иметь никаких способов.

В психотерапии же временами нам приходится сталкиваться с негативными последствиями этой защитной стратегии. Когда психика человека начинает «злоупотреблять» этим механизмом, мы можем иметь два последствия. Во-первых психика может пытаться прервать и вытеснить за свои пределы слишком сильные и травматичные переживания — что не приносит результата, а только увеличивает степень психической дезадаптации клиента. А во-вторых, человек может переставать осознавать те переживания, которые прерывает/вытесняет его агрессия — а это уменьшает вероятность правильной «обработки» и завершения этих переживаний.

Работа психотерапевта с такими проявлениями довольно плохо поддается алгоритмизации. Тут я ограничусь лишь примером показывающим суть этой работы, в ситуации, когда такого рода психический процесс не зашел еще слишком далеко. В простых случаях, неплохо работает такая последовательность реплик клиенту:

  • Агрессия — очень важное чувство, и оно никогда не приходит без причины. А приходит оно тогда, когда что-то очень важное для человека оказывается под ударом и нуждается в защите. Попробуй подумать, что важное для тебя, эта агрессия пришла защитить? Что за боль заставляет тебя так сильно защищать себя? Что за уязвимость тут скрыта?

Но «прерывающими» свойствами агрессии можно пользоваться и на пользу клиенту. Например, с помощью агрессии можно пробовать прерывать многие дисфункциональные психические процессы. В этой стратегии, мы поддерживаем клиента в развитии небольшого агрессивного переживания в нужное мгновение его жизни. Например, классический психодраматический ход — ответить возмущением своему «внутреннему ругающему голосу» и тем самым прервать его «гегемонию» — это полезное использование именно этого механизма.

 

Заключение

Я, естественно, не могу претендовать на полноту или неопровержимость описанного, но надеюсь, что читателю удалось выхватить из этой статьи интересные для себя идеи. Буду рад откликам и замечаниям!

 

Литература

 

Павел Корниенко / Психотерапевтическая работа с агрессией: психические механизмы и психодраматические варианты работы / v1-050

 

Агрессия (СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ) iResearchNet

Определение агрессии

В спорте и в бизнесе термин «агрессивный» часто используется, когда более точным будет термин «напористый, восторженный или уверенный». Например, агрессивный продавец - это тот, кто очень сильно пытается вам что-то продать. В психологии термин агрессия означает нечто иное. Большинство социальных психологов определяют человеческую агрессию как любое поведение, направленное на причинение вреда другому человеку, который хочет избежать этого.Это определение включает три важных особенности. Во-первых, агрессия - это поведение. Вы можете это увидеть. Например, вы можете увидеть, как человек стреляет, наносит удар, бьет, шлепает или проклинает кого-то. Агрессия - это не эмоция, которая возникает внутри человека, например чувство гнева. Агрессия - это не мысль, которая возникает в чьем-то мозгу, например, когда человек мысленно репетирует убийство, которое собирается совершить. Вы можете видеть агрессию. Во-вторых, агрессия преднамеренная. Агрессия не случайна, например, когда пьяный водитель случайно наезжает на ребенка на трехколесном велосипеде.Кроме того, не все намеренные действия, причиняющие вред другим, являются агрессивными. Например, стоматолог может намеренно дать пациенту укол новокаина (и укол больно!), Но цель состоит в том, чтобы помочь пациенту, а не причинить ему вред. В-третьих, жертва хочет избежать вреда. Таким образом, опять же, стоматологический пациент исключается, потому что пациент не стремится избежать вреда (фактически, пациент, вероятно, записался на прием за несколько недель вперед и заплатил за это!). Самоубийство также будет исключено, потому что человек, который совершает самоубийство, не хочет избежать вреда.Садомазохизм также будет исключен, потому что мазохисту нравится, когда садист причиняет ему вред.

Мотивы агрессии могут быть разными. Рассмотрим два примера. В первом примере муж застает свою жену и ее любовника вместе в постели. Он достает из шкафа свое охотничье ружье, стреляет и убивает обоих. Во втором примере «киллер» использует винтовку, чтобы убить другого человека за деньги. В этих двух примерах мотивы совершенно разные. В первом примере мужчиной движет гнев.Он приходит в ярость, когда видит, что его жена занимается любовью с другим мужчиной, поэтому стреляет в них обоих. Во втором примере киллер, похоже, руководствуется деньгами. Наверное, киллер не ненавидит свою жертву. Он может даже не знать свою жертву, но он все равно убивает этого человека из-за денег. Чтобы уловить различные типы агрессии, основанные на разных мотивах, психологи проводят различие между враждебной агрессией (также называемой аффективной, гневной, импульсивной, реактивной или ответной агрессией) и инструментальной агрессией (также называемой проактивной агрессией).Враждебная агрессия - это «горячее», импульсивное, гневное поведение, мотивированное желанием причинить кому-либо вред. Инструментальная агрессия - это «холодное», преднамеренное, расчетливое поведение, мотивированное другой целью (например, получение денег, восстановление своего имиджа, восстановление справедливости).

Одна из трудностей с разграничением враждебной и инструментальной агрессии состоит в том, что мотивы агрессии часто смешаны. Рассмотрим следующий пример. 20 апреля 1999 года, в 110-ю годовщину со дня рождения Адольфа Гитлера, Эрик Харрис и Дилан Клиболд поступили в свою среднюю школу в Литтлтоне, штат Колорадо (США), с оружием и боеприпасами. Они убили 13 студентов и ранили еще 23, прежде чем направить оружие на себя. Харрис и Клиболд неоднократно возмущались и провоцировались спортсменами в их школе. Однако они спланировали бойню более чем на год вперед, исследовали оружие и взрывчатые вещества, сделали чертежи своих планов и провели репетиции. Был ли это акт враждебной или инструментальной агрессии? Трудно сказать. Вот почему некоторые социальные психологи утверждают, что пора избавиться от различия между враждебной и инструментальной агрессией.

Еще одно различие - между перемещенной и прямой агрессией. Смещенная агрессия (также называемая эффектом «пинка собаки») включает подмену цели агрессии: у человека есть импульс атаковать одного человека, но вместо этого он атакует другого. Прямая агрессия предполагает нападение на человека, который вас спровоцировал. Люди вытесняют агрессию по нескольким причинам. Непосредственное нападение на источник провокации может быть невозможно из-за недоступности источника (например, провокатор покинул ситуацию) или из-за того, что источником является нематериальный объект (например,g. , высокая температура, громкий шум, неприятный запах). Страх возмездия или наказания со стороны провокатора также может препятствовать прямой агрессии. Например, сотрудник, которому начальник делает выговор, может отказаться от ответных мер, потому что он не хочет потерять работу.

Насилие - это агрессия, целью которой является нанесение серьезного физического вреда, например, травма или смерть. Например, намеренное столкновение одного ребенка с трехколесным велосипедом является актом агрессии, но не актом насилия. Умышленное нанесение одним человеком ударов, ног, стрельбы или ножевых ранений другому человеку является актом насилия.Таким образом, все насильственные действия являются агрессивными, но не все агрессивные действия являются насильственными; только крайние.

Агрессия врожденная или приобретенная?

На протяжении десятилетий психологи обсуждали, является ли агрессия врожденной или приобретенной. Теории инстинктов предполагают, что причины агрессии являются внутренними, тогда как теории обучения предполагают, что причины агрессии являются внешними. Зигмунд Фрейд утверждал, что мотивационные силы человека, такие как секс и агрессия, основаны на инстинктах.В своих ранних работах Фрейд предлагал стремление к чувственному и сексуальному удовлетворению в качестве основного человеческого инстинкта, который он назвал эрос . Однако, увидев ужасы Первой мировой войны, Фрейд предположил, что у людей также есть деструктивный инстинкт смерти, который он назвал thanatos .

По словам Конрада Лоренца, ученого, лауреата Нобелевской премии, агрессивное поведение как у людей, так и у других людей происходит из агрессивного инстинкта. Этот агрессивный инстинкт предположительно развился в ходе эволюции, потому что он способствовал выживанию человеческого вида.Поскольку борьба тесно связана со спариванием, агрессивный инстинкт помогал гарантировать, что только самые сильные особи передадут свои гены будущим поколениям.

Другие психологи предположили, что агрессия не является врожденным побуждением, как голод, в поисках удовлетворения. Согласно теории социального обучения Альберта Бандуры, люди учатся агрессивному поведению так же, как они учатся другому социальному поведению - на собственном опыте и наблюдая за другими. Когда люди наблюдают и копируют поведение других, это называется моделированием.Моделирование может ослабить или усилить агрессивную реакцию. Если модель вознаграждается за агрессивное поведение, у наблюдателей усиливается агрессивная реакция. Если модель наказывается за агрессивное поведение, агрессивная реакция наблюдателей ослабляется.

Споры между природой и воспитанием часто вызывают больше тепла, чем света. Многие эксперты по агрессии выступают за золотую середину в этой дискуссии. Очевидно, что у обучения есть своя роль, и люди могут научиться вести себя агрессивно.Учитывая универсальность агрессии и некоторые ее особенности (например, молодые люди всегда являются наиболее агрессивными людьми), а также недавние результаты исследований наследственности, агрессия также может иметь врожденную основу.

Некоторые факторы, связанные с агрессией

Расстройство и другие неприятные события

В 1939 году группа психологов из Йельского университета опубликовала книгу под названием «Разочарование и агрессия». В этой книге они предложили гипотезу фрустрации-агрессии, которую они резюмировали на первой странице своей книги следующими двумя утверждениями: (1) «Возникновение агрессивного поведения всегда предполагает наличие фрустрации» и (2) «существование разочарования всегда приводит к той или иной форме агрессии.Они определили разочарование как блокирование целенаправленного поведения, например, когда кто-то толпится перед вами, пока вы ждете в длинной очереди. Хотя они всегда ошибались в использовании этого слова, нельзя отрицать основную истину о том, что агрессия усиливается разочарованием.

Пятьдесят лет спустя Леонард Берковиц модифицировал гипотезу фрустрации-агрессии, предположив, что все неприятные события, а не только фрустрация, заслуживают признания причин агрессии. К другим примерам неприятных событий относятся высокие температуры, теснота, неприятные запахи, пассивное курение, загрязнение воздуха, громкие звуки, провокации и даже боль (например,г., ударяя молотком по большому пальцу).

Все эти неприятные факторы окружающей среды, вероятно, усиливают агрессию, потому что заставляют людей чувствовать себя плохо и сварливыми. Но почему плохое настроение должно усиливать агрессию? Одно из возможных объяснений состоит в том, что разгневанные люди агрессивны, потому что думают, что это поможет им почувствовать себя лучше. Поскольку многие люди считают, что выход - это здоровый способ уменьшить гнев и агрессию, они могут дать выход, набросившись на других, чтобы улучшить свое настроение. Однако исследования неизменно показывают, что излияние гнева на самом деле усиливает гнев и агрессию.

Важно отметить, что, как и разочарование, плохое настроение не является ни необходимым, ни достаточным условием для агрессии. Все люди в плохом настроении не ведут себя агрессивно, и все агрессивные люди не в плохом настроении.

Агрессивные реплики

Оружие . Очевидно, что использование оружия может увеличить агрессию и насилие, но может ли просто увидеть оружие увеличить агрессию? Ответ положительный. Исследования показали, что простое присутствие оружия увеличивает агрессию - эффект, называемый эффектом оружия.

Насилие СМИ . Анализ содержания показывает, что насилие - обычная тема для многих типов СМИ, включая телепрограммы, фильмы и видеоигры. В средствах массовой информации дети становятся свидетелями примерно 10 000 насильственных преступлений в год. Результаты сотен исследований показали, что агрессивные СМИ усиливают агрессию. Величина воздействия агрессивных СМИ на агрессию также не является тривиальной. Корреляция между насилием на телевидении и агрессией лишь немного меньше, чем корреляция между курением и раком легких.Курение представляет собой полезную аналогию для размышлений о последствиях насилия в СМИ. Не все, кто курит, заболевают раком легких, и не все, кто заболевает раком легких, являются курильщиками. Курение - не единственный фактор, вызывающий рак легких, но это важный фактор. Точно так же не все, кто использует агрессивные СМИ, становятся агрессивными, и не все агрессивные люди используют жестокие медиа. Насилие в СМИ - не единственный фактор, вызывающий агрессию, но это важный фактор. Как и первая сигарета, первый просмотренный жестокий фильм может вызвать у человека тошноту.Однако после многократного воздействия человек жаждет все больше и больше. Последствия курения и просмотра насилия накапливаются. Выкуривание одной сигареты, вероятно, не вызовет рак легких. Точно так же просмотр одного жестокого фильма, вероятно, не сделает человека более агрессивным. Но повторяющееся воздействие сигарет и насилия со стороны средств массовой информации может иметь пагубные долгосрочные последствия.

Химические воздействия

Было доказано, что на агрессию влияют многочисленные химические вещества, включая тестостерон, кортизол, серотонин и алкоголь.

Тестостерон . Тестостерон - мужской половой гормон. И у мужчин, и у женщин есть тестостерон, но у мужчин его намного больше. Тестостерон был связан с агрессией. Роберт Сапольски, автор книги «Проблемы с тестостероном», писал: «Удалите источник тестостерона у видов после того, как виды и уровни агрессии обычно резко падают. После этого восстановите нормальный уровень тестостерона с помощью инъекций синтетического тестостерона, и агрессия вернется ».

Кортизол .Второй гормон - имп.

Агрессия в психозах

Большинство людей с психическим заболеванием не склонны к насилию, но некоторые психически больные пациенты совершают насильственные действия. В базе данных PubMed был проведен поиск статей, опубликованных с 1980 по ноябрь 2013 года, с использованием комбинации ключевых слов «шизофрения» или «биполярное расстройство» с «агрессией» или «насилием». По сравнению с населением в целом, риск насилия при шизофрении без сопутствующей зависимости от психоактивных веществ увеличивается примерно в два раза, а с такой сопутствующей патологией - в девять раз.Риск биполярного расстройства по крайней мере такой же высокий, как и при шизофрении. Большая часть насилия при биполярном расстройстве происходит во время маниакальной фазы. Насилие среди взрослых, больных шизофренией, может идти двумя разными путями: один связан с антиобщественным поведением, а другой - с острой психопатологией, особенно гневом и заблуждениями. Клозапин - наиболее эффективное средство лечения агрессивного поведения при шизофрении. Новые данные свидетельствуют о том, что оланзапин может быть вторым по эффективности лечением.Несоблюдение режима лечения значительно увеличивает риск агрессивного поведения, а плохое понимание, а также враждебность связаны с несоблюдением режима лечения. Все большее значение приобретают нефармакологические методы лечения агрессии при шизофрении и биполярном расстройстве. Когнитивно-поведенческие подходы оказываются эффективными в случаях, когда одной фармакотерапии недостаточно.

1. Введение

Многие люди считают, что пациенты психиатрических больниц опасны, а страх перед насилием является наиболее важной частью клейма психических заболеваний.Это убеждение сохраняется, несмотря на то, что большинство психиатрических пациентов на самом деле не склонны к насилию и что они с гораздо большей вероятностью станут жертвами, а не виновниками агрессивного поведения.

Хотя общественный страх перед пациентами преувеличен, среди экспертов существует общее мнение о том, что тяжелые психические заболевания действительно увеличивают риск насилия. Действительно, агрессивное поведение душевнобольных представляет множество проблем. Есть риск травм или смерти жертв и преступников.Уход за агрессивными психиатрическими пациентами является сложной задачей для клинициста. Это вызывает страх, проблемы с контрпереносом и возможное выгорание. Это усложняет усилия всех опекунов. Уход за жестоким родственником эмоционально истощает; Очевидно, очень трудно жить с агрессивным пациентом.

Важно отметить, что насилие влияет на стоимость лечения. Сегодня агрессивное поведение является основной причиной госпитализации, которая может быть продлена, если такое поведение будет продолжаться. Время персонала стоит дорого, и пациентам, склонным к насилию, требуется его много.Наконец, существуют социальные издержки, такие как время, затрачиваемое полицией на работу с агрессивными пациентами в сообществе, и огромный стресс, который испытывают тюрьмы и тюрьмы, где содержатся многие психиатрические пациенты, подвергшиеся насилию.

В этом обзоре исследуются эпидемиология, основные механизмы и пути к насилию, а также управление агрессией при шизофрении и биполярном расстройстве.

2. Методы

В базе данных PubMed был произведен поиск статей, опубликованных с 1980 по ноябрь 2012 года.Для общих поисков агрессии при психозах использовались комбинации ключевых слов «шизофрения» или «биполярное расстройство» с «агрессией» или «насилием». При поиске лечения использовались общие названия лекарств в сочетании с ключевыми словами «шизофрения» или «биполярное расстройство» и «агрессия». Никаких языковых ограничений не применялось. Были включены только статьи, посвященные взрослым. В списках ссылок производился поиск дополнительных статей вручную.

Кроме того, обзор основан на собственных экспериментальных и других исследованиях автора в области насилия при психозах за последние 30 лет.Включены опубликованные и неопубликованные материалы.

3. Определения и методы оценки

Было предложено много определений агрессии [1]. Наиболее полезное и экономное (хотя и несовершенное) определение гласит, что агрессия - это явное действие, направленное на причинение вреда. Этот термин может описывать поведение животных или человека. Человеческую агрессию можно количественно оценить с помощью различных рейтинговых шкал, разработанных для этой цели. Шкала явной агрессии (OAS) [2] и ее модификация (модифицированная шкала явной агрессии (MOAS)) [3, 4] часто используются для раздельной оценки вербальной агрессии и физической агрессии против объектов, против себя и других.Агрессия против себя выходит за рамки этого обзора и здесь не обсуждается. Термин агрессия обычно используется в биомедицинской и психологической литературе.

Агрессивное поведение подразделяется на различные подгруппы. Полезная классификация определяет два подтипа: импульсивная или преднамеренная агрессия. Импульсивная агрессия - это агрессивная реакция на провокацию окружающей среды, которая характеризуется потерей контроля над поведением. Это контрастирует с преднамеренной агрессией, которая определяется как спланированный агрессивный акт, в котором отсутствует спонтанность и поведенческое возбуждение.

Это обсуждение возвращает нас к приведенному выше определению агрессии: «открытое действие , направленное на причинение вреда». Без намерения определение не имело бы смысла: любая непреднамеренная ошибка, приводящая к травме другого человека, была бы ошибочно классифицирована как агрессия. Но некоторые случаи импульсивной агрессии представляют собой реакцию на провокацию, которая происходит так быстро, что у нас могут возникнуть некоторые сомнения в способности нападавшего полностью сформировать намерение за доли секунды.Что еще более серьезно, эта способность может быть нарушена или потеряна в случае интоксикации. У психотических или слабоумных людей способность формировать намерения вызывает сомнения. Что еще более усложняет задачу, мы не до конца понимаем термин «намерение». Таким образом, предлагаемое здесь определение агрессии несовершенно. Но таковы все другие определения, которые были опубликованы. Мы должны помнить об этих недостатках, используя определение агрессии. Более подробное обсуждение этих вопросов можно найти в другом месте [1].

Насилие определяется как физическая агрессия среди людей. Этот термин чаще используется в социологии и криминологии (например, преступление с применением насилия, ). Некоторые авторы используют термины насилие, и агрессия, как синонимы, в зависимости от контекста и стиля.

Насилие, совершаемое психиатрическими пациентами в сообществе, может быть оценено (и определено) с помощью интервью о насилии в сообществе Макартура, которое различает два уровня жестокости: незначительное насилие, соответствующее простому нападению без травм или использования оружия, и серьезное насилие, соответствующее любому нападение с применением смертоносного оружия или повлекшее травму, любая угроза со смертельным оружием в руке или любое сексуальное насилие [5–8].

Определение насильственных преступлений, данное Бюро судебной статистики США, включает убийство, изнасилование и сексуальное насилие, грабеж и нападение (http://www.bjs.gov/index.cfm?ty=tp&tid=31, по состоянию на 11 20 2013 г.).

Ажитация - чрезмерная двигательная и / или вербальная активность. Он может включать словесную агрессию, проявляющуюся в виде угроз, оскорблений или бессвязных криков. Ажитацию можно оценить с помощью возбужденного компонента шкалы позитивных и негативных синдромов (PANSS) [9]. Возбужденный компонент состоит из пяти пунктов PANSS: напряжение, возбуждение, враждебность, нежелание сотрудничать и плохой контроль над импульсами; каждый пункт оценивается от 1 (отсутствует) до 7 (экстремально).

Враждебность означает недружелюбное отношение. Проявления враждебности включают явную раздражительность, гнев, негодование или словесную агрессию. Враждебность оценивается и оперативно определяется с помощью рейтинговых шкал. Наиболее часто используемый метод оценки враждебности - это пункт «враждебность» в PANSS [9] или в краткой психиатрической рейтинговой шкале (BPRS) [10]. Основное клиническое значение враждебности заключается в ее тесной связи с насилием. Пункт «Враждебность» в PANSS оценивается от 1 (отсутствует) до 7 (экстремально).Сообщается, что для каждого увеличения этого 7-балльного рейтинга враждебности шансы серьезной агрессии (оцениваемые с помощью интервью Макартура о насилии в общине) увеличиваются в 1,65 раза () [8] (см. Рисунок 1).


Связь рейтинга враждебности с явной физической агрессией привела к его широкому использованию в качестве косвенного показателя насилия. Враждебность также связана с несоблюдением режима приема лекарств [11] и трудностями психологического лечения. Враждебность мешает терапевтическому альянсу.

Психопатия в настоящее время определяется инструментами оценки, разработанными Хэром и его группой. Пересмотренный контрольный список психопатии (PCL-R) [12] состоит из 20 пунктов. Каждый элемент оценивается по трехбалльной шкале (0 = не применяется, 1 = применяется в определенной степени и 2 = применяется). Пункты суммируются, общий балл от 0 до 40. PCL-R может использоваться как инструмент измерения (с использованием общей оценки) или как категориальный классификатор с использованием пороговой оценки. Рекомендуемый пороговый балл - 30 [12], но иногда используются более низкие пороговые значения [13].

Контрольный список психопатии. Версия для скрининга (PCL: SV) была разработана как более короткий вариант PCL-R, пригодный для введения лицам с серьезными психическими расстройствами [14]. В нем 12 пунктов, которые оцениваются так же, как и в PCL-R. Общий диапазон баллов - 0–24. Пороговый балл для диагностики психопатии составляет 18. Анализ PCL: SV (и PCL-R) выявил два фактора: фактор 1 отражает личные и аффективные характеристики. Некоторые из этих элементов, такие как отсутствие раскаяния и сочувствия, нельзя надежно отличить от притупленного аффекта у людей с шизофренией.Фактор 2 включает поведение, выражающееся в продолжении социально-девиантного, нестабильного образа жизни, и, таким образом, может указывать на тот же синдром, что и диагноз расстройства поведения и антисоциального расстройства личности. В большинстве исследований коморбидности психопатии с шизофренией использовался PCL: SV.

Следует отметить, что антисоциальное расстройство личности в DSM-IV-TR и DSM-5 [15] частично определяется актами насилия, но диагноз может быть поставлен при отсутствии агрессивного поведения.

Попечительский совет Американской психиатрической ассоциации признал многочисленные недостатки нынешней системы классификации расстройств личности DSM-5. Тем не менее было принято решение сохранить существующую систему, чтобы поддерживать преемственность с клинической практикой. В то же время была разработана и представлена ​​альтернативная модель DSM-5 для расстройств личности [15, стр. 761]. Для антисоциального расстройства личности альтернативная система вводит «психопатические признаки» в качестве диагностического признака, а «психопатия» - как «отдельный вариант».«Основные новые альтернативные критерии антисоциального расстройства личности несколько ближе к концепции психопатии Хейра, поскольку они уделяют больше внимания функционированию личности, чем существующая система.

Эти модификации, внесенные в альтернативную модель, представляют собой частичные улучшения по сравнению с текущей системой. Будем надеяться, что работа над этими модификациями будет продолжена, и DSM-6 переключится с текущей модели на новую систему диагностики расстройств личности.

4. Шизофрения
4.1. Распространенность агрессивного поведения при шизофрении

Национальный институт психического здоровья (NIMH) поддержал эпидемиологические исследования в зоне охвата (ECA), эпидемиологическое исследование, которое предоставило оценки распространенности психических расстройств в США [16, 17]. Данные были основаны на структурированных диагностических интервью домохозяйств, проведенных в пяти местах в Соединенных Штатах. Следует отметить, что в этом классическом исследовании использовалась другая выборка и временные рамки, чем в большинстве других исследований.В нем участвовали заключенные, и он проводился в начале 1980-х годов до того, как деинституционализация была полностью завершена и когда антипсихотические препараты отличались от тех, которые используются сегодня.

Опросы включали вопросы, относящиеся к истории насильственного поведения. Анализ этих данных показал, что в течение года распространенность агрессивного поведения составляла 8,4% среди лиц с диагнозом шизофрения и 2,1% среди лиц без каких-либо психических расстройств [18, 19]. Мужчины были более жестокими, чем женщины. Коморбидное злоупотребление психоактивными веществами значительно увеличило распространенность агрессивного поведения при шизофрении.

В ходе лонгитюдного исследования оценивались уровни насилия среди населения при шизофрении, связывая данные общенационального шведского регистра госпитализаций по поводу шизофрении и данные о судимости за период с 1973 по 2006 год [20]. В исследовании приняли участие 80 025 человек, у 8 003 из которых была диагностирована шизофрения. В этой подгруппе шизофрении 13,2% лиц имели записи хотя бы одного насильственного уголовного преступления по сравнению с 5,3% лиц в общей популяции (отношение шансов (OR) = 2.0, 95% доверительный интервал (ДИ) = 1,8–2,2). Риск насилия был особенно повышен у лиц с шизофренией и сопутствующей токсикоманией: у лиц без токсикомании OR = 1,2 (95% ДИ = 1,1–1,4), тогда как при злоупотреблении психоактивными веществами OR = 4,4 (95% ДИ = 3,9–5,0) ) [20].

Для изучения семейного смешения Fazel et al. также исследовал риск насилия среди незатронутых братьев и сестер () пациентов с шизофренией. Повышение риска среди пациентов с коморбидностью злоупотребления психоактивными веществами было значительно менее выражено, когда в качестве контроля использовали здоровых братьев и сестер (28.3% больных шизофренией совершили насильственное преступление по сравнению с 17,9% их незатронутых братьев и сестер; скорректированный OR = 1,8; 95% ДИ = 1,4–2,4; для взаимодействия), что свидетельствует о значительном семейном затруднении связи между шизофренией и насилием [20]. Эти результаты дополнительно обсуждаются в следующем разделе, посвященном генетическим влияниям.

Метаанализ 20 исследований, сравнивающих риск насилия при шизофрении и других психозах с контрольной группой населения [21], подтвердил и расширил рассмотренные выше результаты [20].Мета-анализ включал данные 18 423 человек с диагнозом шизофрения, которые сравнивались с 1 714 904 людьми в общей популяции. Наблюдалось умеренное, но статистически значимое увеличение риска насилия при шизофрении (OR = 2,1, 95% CI = 1,7–2,7) без сопутствующей патологии и OR = 8,9 (95% CI = 5,4–14,7) с сопутствующей патологией злоупотребления психоактивными веществами. Оценка риска насилия среди лиц, злоупотребляющих психоактивными веществами (но без психоза), показала OR 7,4 (95% ДИ = 4,3–1) [21].

Национальное эпидемиологическое обследование алкоголя и связанных с ним состояний (NESARC) было двухволновым проектом, проводившимся в Соединенных Штатах (= 34 653: волна 1: 2001–2003; волна 2: 2004–2005).Индикаторы психических заболеваний в год, предшествующий Волне 1, использовались для прогнозирования насилия между Волнами 1 и 2 [22]. Уровень насилия оценивался по самоотчету в структурированном интервью. Вопреки ранее опубликованным данным, тяжелое психическое заболевание не является независимым предиктором агрессивного поведения. Коморбидное расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ, было одним из независимых предикторов.

Мы повторно проанализировали одни и те же данные NESARC, используя разные методы [23]. Вопреки результатам, полученным Эльбогеном и Джонсоном [22], мы обнаружили, что люди с тяжелым психическим заболеванием с сопутствующей токсикоманией или без нее были значительно более склонны к насилию, чем люди без психических расстройств или расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ.Как и ожидалось, наибольший риск насилия был у лиц с коморбидными психическими расстройствами и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. Мужской пол, история жестокого обращения и пренебрежения в детстве, антиобщественное поведение в семье, пьянство и стрессовые жизненные события также были связаны с насилием [23].

В рассмотренных выше эпидемиологических исследованиях использовались выборки, предназначенные для представления популяций. Однако в других исследованиях использовались образцы, отобранные клинически; то есть, они выбрали людей, которым был поставлен диагноз шизофрения.

В исследование МакАртура по оценке риска насилия было включено 1136 пациентов с психическими расстройствами в трех стационарах в США, и они наблюдали за ними в течение первого года после выписки из больницы, чтобы контролировать их агрессивное поведение [5]. Группу сравнения составили 519 человек, проживающих в одних и тех же кварталах. Для этого проекта был разработан специальный инструмент оценки - интервью о насилии в общине Макартура (см. Выше). Интервью проводилось с испытуемыми и дополнительными информантами.Распространенность насилия в течение года составила 17,9% для пациентов с серьезным психическим расстройством и без диагноза злоупотребления психоактивными веществами и 31,1% для пациентов с серьезным психическим расстройством и диагнозом злоупотребления психоактивными веществами. Результаты не показали значительной разницы между распространенностью насилия со стороны пациентов, не злоупотребляющих психоактивными веществами, и распространенностью насилия среди членов группы сравнения, которые также не злоупотребляли психоактивными веществами. Злоупотребление психоактивными веществами повысило уровень насилия в обеих группах. Методы и интерпретация этого влиятельного исследования вызвали определенные опасения [24].

NIMH поддержал клинические исследования эффективности лечения антипсихотическими препаратами (CATIE) [25], в которых была принята национальная выборка из 1445 пациентов с шизофренией из 57 центров США. Информация о насильственном поведении в течение 6 месяцев до зачисления была собрана с использованием версии интервью MacArthur Community Violence Interview (см. Выше). Результаты показали, что 4% совершили серьезные акты насилия с применением оружия или причинения телесных повреждений другому человеку, а 16% совершили менее серьезные действия, которые можно было бы охарактеризовать как простое избиение, например, пощечины, толчки и толчки [8].Незначительное насилие было связано с одновременным злоупотреблением психоактивными веществами. Женщины были значительно более склонны к насилию, чем мужчины; этот эффект, по-видимому, был приписан группе молодых женщин, злоупотреблявших психоактивными веществами и подвергшихся аресту.

Убийство - это насильственное преступление, о котором почти всегда сообщается в полицию, и его расследование чаще приводит к установлению личности преступника по сравнению с другими преступлениями. Финской полиции удалось раскрыть около 95% всех убийств, совершенных за несколько десятилетий.Установлена ​​распространенность различных психических расстройств среди 693 финских преступников, совершивших убийства [26]. Распространенность шизофрении и шизофреноформных психозов составляла 6,4% среди правонарушителей мужского пола и 6,0% среди женщин. Первичный или вторичный диагноз алкоголизма выявлен у 32,9% правонарушителей мужского пола и 32,1% женщин. При сравнении распространенности шизофрении и шизофрениформных психозов у ​​правонарушителей с населением в целом, скорректированное по возрасту OR = 9,7, 95% ДИ = 7,4–12,6 для мужчин и 9,0, 95% ДИ = 3.6–22,2 для женщин.

Другие данные свидетельствуют о том, что женщины с диагнозом шизофрения могут подвергаться большему риску совершения убийства, чем их коллеги-мужчины. Исследование 1087 преступников, совершивших убийства (осужденных или освобожденных от ответственности) в Австрии [27], показало, что 4,3% правонарушителей мужского пола и 13,5% женщин страдали шизофренией. Коморбидное злоупотребление психоактивными веществами / зависимость было диагностировано у 46,3% мужчин (39% алкоголя и 24,4% безалкогольных) и 11,8% женщин-шизофреников (5,9% алкоголя и 11,8% безалкогольных). Сравнение риска шизофрении или шизофреноформного расстройства у правонарушителей с населением в целом в Австрии показало ОШ с поправкой на возраст у мужчин 5.85, 95% ДИ = 4,3–8,0; у женщин OR = 18,4, 95% ДИ = 11,2–31,6 [27]. Для мужчин и женщин, вместе взятых, доля правонарушителей с шизофренией или шизофрениформным расстройством (с или без употребления алкоголя или сопутствующей патологии) составила 5,3%, OR = 8,8, 95% CI = 6,6–11,5. Для без этой сопутствующей патологии соответствующие числа составили 3,8%, OR = 7,1, 95% CI = 5,1–9,8. Цифры для субъектов с сопутствующей алкогольной патологией были значительно выше.

Проанализированы психиатрические диагнозы 2005 лиц, осужденных за убийство или покушение на убийство в Швеции [28].Было обнаружено, что 8,9% преступников, совершивших убийство, страдали шизофренией, 2,5% - биполярным расстройством и 6,5% - другими психозами. Следует отметить, что 47,5% правонарушителей, располагающих полной информацией, имели первичный или вторичный диагноз расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ. Мета-анализ 10 исследований показал, что риск убийства при психозе максимален во время первого эпизода до начала лечения [29].

Таким образом, шизофрения может быть связана с несколько более высоким риском убийства, чем менее серьезным насильственным поведением.Однако следует соблюдать осторожность при сравнении исследований убийств с другими исследованиями риска насилия при психических заболеваниях. Следует отметить, что, за исключением Schanda et al. [27], исследования убийств не представляют отдельных оценок риска убийства при шизофрении без сопутствующей патологии злоупотребления психоактивными веществами. Эта сопутствующая патология высока у преступников, совершивших убийство, и может быть причиной значительной доли дисперсии риска. Возможны гендерные различия в риске убийства у пациентов с шизофренией, но доказательства недостоверны (обратите внимание на большой ДИ для OR у женщин в Schanda et al.исследование [27]). Повышение риска при первом эпизоде ​​психоза хорошо подтверждается и подчеркивает необходимость раннего лечения и наблюдения.

При интерпретации данных о распространенности и риске, рассмотренных выше, важно помнить, что они в основном применимы к пациентам с шизофренией, проживающим в сообществе. За исключением исследования ECA [18, 19], госпитализированные и заключенные пациенты не участвовали в этих оценках. Агрессивное поведение - частая причина госпитализации и ареста больных шизофренией.Таким образом, оценки распространенности и риска насильственного поведения в обществе снижаются из-за постоянного вывоза наиболее агрессивных пациентов с шизофренией в больницы и тюрьмы. Во многих случаях насилие продолжается внутри этих учреждений [30, 31]. Кроме того, важно отметить, что только некоторые случаи агрессивного поведения приводят к судебному преследованию. Следовательно, исследования, основанные на самоотчетах, следует отличать от исследований, основанных на убеждениях.

Таким образом, оценки распространенности агрессивного поведения у пациентов с диагнозом шизофрения различаются в зависимости от степени тяжести насилия.Распространенность серьезного насилия, совершаемого пациентами с шизофренией, проживающими в общинах, в США за шесть месяцев составляет примерно 4%. Пациенты с шизофренией, не имеющие сопутствующей патологии злоупотребления психоактивными веществами, примерно в два раза чаще совершают насильственные действия, чем их сверстники в общей популяции, и примерно в девять раз чаще, если эта сопутствующая патология присутствует. Таким образом, злоупотребление психоактивными веществами является основным фактором риска насилия при шизофрении. Дальнейшие усилия по третичной профилактике и лечению шизофрении должны быть нацелены на диагностику и систематическое лечение коморбидного расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ.

4.2. Коморбидность шизофрении и психопатии / антисоциального расстройства личности

Исследования на заключенных установили, что одна психопатия (без какой-либо сопутствующей патологии) связана с агрессивным поведением [32]. Мета-анализ с участием 15 826 человек показал, что PCL-R имеет умеренный эффект в прогнозировании межличностного насилия [33]. Другой метаанализ показал аналогичный результат [34].

PCL: SV вводили 26 пациентам с стойким насилием и 25 соответствующим пациентам, не прибегающим к насилию, у всех с диагнозом шизофрения или шизоаффективное расстройство [35].Средний балл психопатии у агрессивных пациентов был выше, чем у ненасильственных. Более высокие показатели психопатии были связаны с более ранним возрастом начала заболевания и большим количеством арестов как за насильственные, так и ненасильственные преступления.

Связь между коморбидностью шизофрении / психопатии и насилием была рассмотрена с помощью оценок на PCL-R, которые использовались для проверки гипотезы о том, что психопатия предсказывает насильственный рецидив в группе судебно-медицинских экспертов Швеции из 202 насильственных преступников-мужчин с шизофренией.Психопатия была тесно связана с насильственным рецидивом [13].

Интересно, что у финских преступников-убийц, больных шизофренией (), средний балл по PCL-R был на ниже , чем у сравниваемой выборки преступников, совершивших убийства без шизофрении [36].

Связь между психопатией и насилием была подтверждена на выборке из 94 австралийских мужчин с диагнозом расстройства шизофренического спектра [37]. Прогностическая достоверность показателей PCL-R оставалась значительной после контроля злоупотребления психоактивными веществами.

В нескольких исследованиях изучалась относительная роль психопатии, психотических симптомов и других факторов в развитии агрессивного поведения. Один из них оценил вклад психоза, расстройства импульсного контроля и психопатии в нападения, совершаемые стационарными пациентами с шизофренией или шизоаффективным расстройством [38]. Полуструктурированное интервью было направлено на выяснение причин нападений со стороны нападавших и жертв. Консенсусные оценки показали, что примерно 20 процентов нападений были напрямую связаны с положительными психотическими симптомами.Факторный анализ выявил два связанных с психозом фактора, один из которых связан с положительными психотическими симптомами, а другой - с психотическим замешательством и дезорганизацией, а также третий фактор, который дифференцирует импульсивные нападения от психопатических [38].

В исследовании, проведенном на английском языке, были оценены 33 склонных к насилию и 49 ненасильственных судебно-медицинских пациентов с использованием нейропсихологических задач и измерений психотических симптомов и психопатии (PCL: SV) [39]. Группа «агрессивных» имела значительно более высокие оценки психопатии.Факторы личности (фактор 1 PCK: SV), а не симптомы и нейропсихологическая функция предсказывали насилие [39].

В многоцентровом исследовании изучались корреляты антисоциального расстройства личности среди 232 мужчин с шизофреническими расстройствами и коморбидным антисоциальным расстройством личности [40]. Сравнение мужчин с антисоциальным расстройством личности и без него не выявило различий в течении или симптоматике шизофрении. Напротив, люди с антисоциальной коморбидностью совершили значительно больше преступлений и значительно больше ненасильственных преступлений, чем люди без этой коморбидности.Среднее общее число из насильственных и преступлений составило 5,1 (SD = 8,6) для пациентов с антисоциальной коморбидностью и 1,9 (SD = 3,0) без антисоциальной коморбидности; ,. Это значение не было исправлено для множественных сравнений; значимость была потеряна после поправки Бонферрони [40].

Таким образом, коморбидная психопатия или антисоциальное расстройство личности у пациентов с шизофренией или шизоаффективным расстройством ассоциируется с агрессивным поведением. Это повышение риска статистически не зависит от сопутствующих расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, и от тяжести психотических симптомов, которые также повышают риск.

Как указано выше в разделе, посвященном определениям и методам оценки, Фактор 2 PCL: SV может индексировать образец агрессивного поведения с детства, который фиксируется диагнозом расстройства поведения в детстве. Недавние результаты визуализации показывают, что шизофрения, которой предшествует расстройство поведения, представляет собой отдельный подтип шизофрении [41].

4.3. Факторы риска и пути к насилию при шизофрении

Факторы риска насилия можно классифицировать несколькими способами.Один из них - это классификация в зависимости от временной близости к насильственному событию: проксимальные факторы в некоторой степени действуют как триггеры, тогда как роль дистальных факторов менее прямая. Другая классификация основана на модифицируемости фактора: статические факторы, такие как генотип и демография, изменить нельзя, тогда как динамические факторы, такие как симптомы, можно изменить. Последняя классификация несколько более клинически ориентирована.

4.3.1. Статические факторы

К этим факторам относятся возраст, пол, генетические факторы, жестокое обращение в детстве, развитие расстройства поведения в детстве, история ареста и осуждения, а также история виктимизации взрослых.

Имеются убедительные доказательства того, что молодой возраст является фактором риска насилия среди населения в целом, а также среди пациентов с психотическими расстройствами [1, 42]. Как упоминалось в предыдущем разделе о распространенности, влияние пола несколько неоднозначно. В большом недавнем обзоре сообщается, что мужской пол умеренно связан с насилием у психотических пациентов (OR = 1,6, 95% CI = 1,2–2,1) [43]. Этот систематический обзор и метарегрессия проанализировали 110 исследований с участием 45 533 психотиков, 87.8% из них была диагностирована шизофрения. В общей сложности 8 439 из этих лиц (18,5%) были склонны к насилию [43].

Генетические влияния. В выборке, не относящейся к пациенту, наследуемость агрессивности составила приблизительно 50% [44]. В крупном эпидемиологическом проекте, сосредоточенном в первую очередь на риске насильственных преступлений среди пациентов с шизофренией, был генетический компонент для изучения семейного смешения [20]. Этот проект был рассмотрен в разделе о распространенности. Главный генетический результат заключался в том, что вариабельность риска насилия зависела от степени родства между пациентом и контрольной группой.По сравнению с несвязанными общими популяционными контролями риск насильственных преступлений у лиц с шизофренией и насильственными преступлениями был увеличен примерно в 4 раза. Однако у здоровых братьев и сестер уровень злоупотребления психоактивными веществами был выше, чем у неродственного населения в целом. Таким образом, увеличение риска шизофрении с сопутствующей патологией злоупотребления психоактивными веществами по сравнению с этими братьями и сестрами было существенно снижено с 4 до примерно 2 раз. Это сокращение предполагало семейное смешение этой ассоциации.Неясно, произошло ли это семейное смешение из-за генетической предрасположенности или ранних экологических воздействий [20].

Усилия по изучению молекулярных основ генетических влияний в этой области были сосредоточены на нейротрансмиттерах и их генах. Усиление центральной дофаминергической или норадренергической функции способствует агрессивному поведению в большинстве исследований на животных [45]. Наркотики, увеличивающие центральную дофаминергическую передачу, такие как амфетамины и кокаин, могут вызывать психоз с агрессивным поведением [1].Кроме того, препараты, снижающие норадренергическую активность (такие как пропранолол), обладают антиагрессивным действием на человека [46, 47]. Таким образом, большинство доказательств предполагает, что катехоламины обычно усиливают насилие.

Однако информация о генетическом влиянии насилия при шизофрении ограничена. Большая часть молекулярно-генетической работы в области шизофрении и насилия сосредоточена на катехол-O-метилтрансферазе (COMT), одном из ферментов, участвующих в катаболизме катехоламинов; амины в головном мозге.Функциональный однонуклеотидный полиморфизм включает замену Val (валин) на Met (метионин) в кодоне 158 гена COMT. Аллель Val в этом локусе ассоциирован с высокой ферментативной активностью, тогда как аллель Met ассоциирован с низкой ферментативной активностью. Гомозиготность по аллелю Met вызывает снижение активности COMT в 3-4 раза по сравнению с гомозиготами Val; гетерозиготы обладают промежуточной активностью.

Самцы гетерозиготных мышей с нокаутом COMT демонстрируют повышенное агрессивное поведение [48].Когда линии мышей ранжировали по их агрессивности, ранжирование коррелировало с экспрессией гена COMT в гиппокампе: чем ниже уровень экспрессии, тем агрессивнее штамм [49]. Таким образом, в соответствии с усиливающими эффектами катехоламинов на агрессию, низкая экспрессия COMT связана с повышенной агрессией на животных моделях. На основании результатов, обсужденных выше, было бы уместно предположить, что в целом полиморфизм COMT будет оказывать такое влияние на людей, что аллель Met будет ассоциироваться с усилением агрессивного поведения.

COMT первоначально исследовался как ген-кандидат на шизофрению, и в этом контексте впервые была протестирована связь полиморфизма COMT с насилием у пациентов с шизофренией. Первоначальные исследования ассоциации дали обнадеживающие результаты [50, 51], после чего последовали многочисленные попытки репликации. К настоящему времени опубликованы два метаанализа таких ассоциативных исследований. Одно из них включало 15 исследований с участием 2370 человек с шизофренией [52]. Доказательства значительной связи между наличием аллеля Met и насилием были обнаружены таким образом, что риск насилия у мужчин увеличивался примерно на 50% для тех, у кого есть хотя бы один аллель Met, по сравнению с гомозиготными людьми Val (диагностическое OR = 1.45; 95% ДИ = 1,05–2,00; ,). У женщин не было обнаружено значимой связи между наличием аллеля Met и насилием [52].

Метаанализ, проверяющий ту же связь в 14 исследованиях, был независимо проведен другой группой [53]. Аналогичным образом было обнаружено, что аллель Met158 гена COMT значительно повышает риск агрессивного поведения при шизофрении. Взятые вместе, эти результаты могут иметь потенциальное значение для фармакогенетики шизофрении. В будущих исследованиях можно будет проверить полезность этой генетической информации для индивидуального лечения.

Жестокое обращение в детстве. В классическом когортном исследовании 908 судебных дел о жестоком обращении с детьми и пренебрежении вниманием Уидом установил, что жестокое обращение в детстве увеличивает риск правонарушений, преступного поведения взрослых и насильственного преступного поведения [54]. Тем не менее, она отметила, что большинство лиц, подвергшихся насилию и пренебрежению, не становятся правонарушителями, преступниками или агрессивными. Взаимодействие между жестоким обращением в детстве и полиморфизмом МАОА, описанное выше [55], частично объясняет различия во влиянии жестокого обращения на агрессивное поведение [56].Более поздние отчеты подтверждают связь между жестоким обращением в детстве и преступным насилием среди взрослых у людей без шизофрении [57, 58].

Доказательства этой связи при шизофрении более предварительные, хотя люди с шизофренией сообщают о большем количестве невзгод в детстве, чем контрольная группа [59]. Физическое насилие в детстве было одним из факторов, связанных с возникновением случаев агрессивного поведения среди 183 пациентов-мужчин судебно-психиатрической больницы, у 106 из которых была диагностирована шизофрения [30].Группа из 60 психотических пациентов мужского пола, законно содержащихся в судебно-медицинском отделении, была оценена на предмет насилия в анамнезе; участников также спросили о любых случаях жестокого обращения в детстве, употреблении психоактивных веществ, приверженности лечению и текущих сведениях о психических заболеваниях [60]. Множественный регрессионный анализ показал, что история жестокого обращения в детстве была связана с серьезностью насилия независимо от употребления психоактивных веществ, приверженности лечению и понимания (бета = 0,18,) [60]. В группе из 28 пациентов с шизофренией, перенесших насилие в анамнезе, 46% испытали жестокое обращение с детьми и / или пренебрежение ими [61].Физическое (OR = 2,2, 95% CI = 1,5–3,1) или сексуальное насилие в детстве (OR = 1,9, 95% CI = 1,5–2,4) было умеренно связано с насилием [43].

Таким образом, аналогично убедительным свидетельствам среди населения в целом, указывающим на связь между жестоким обращением в детстве и агрессивным поведением во взрослом возрасте, есть данные, указывающие на то, что эта связь также существует у психотических пациентов. Взаимодействие между генами и окружающей средой, которые влияют на риск агрессивного поведения, изучались среди населения в целом.

Проблемы поведения в детстве. Мужчины, у которых диагностирована шизофрения, имеют повышенный риск развития расстройства поведения в возрасте до 15 лет. В исследовании изучались последствия расстройства поведения среди 248 взрослых мужчин с шизофренией или шизоаффективным расстройством [62]. Участники оценивались при выписке из больницы и повторно в течение последующих двух лет. В зрелом возрасте диагноз и симптомы расстройства поведения были связаны с увеличением числа ненасильственных и насильственных уголовных преступлений после корректировки диагнозов расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ.В течение 2-летнего периода последующего наблюдения диагноз расстройства поведения и количество симптомов расстройства поведения были связаны с агрессивным поведением, с учетом пожизненных диагнозов расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, злоупотреблением психоактивными веществами, измеренным объективно и субъективно, и соблюдением режима лечения. В течение двухлетнего периода наблюдения ни диагноз расстройства поведения, ни количество симптомов расстройства поведения не были связаны с уровнями положительных и отрицательных симптомов, соблюдением режима лечения, употреблением психоактивных веществ или повторной госпитализацией.Таким образом, похоже, что расстройство поведения представляет собой отдельное коморбидное расстройство, протекающее вместе с течением шизофрении и повышающее риск агрессивного поведения независимо от психотических симптомов [62].

Эти результаты имеют значение для понимания этиологии и лечения. Если связь между историей расстройства поведения и агрессией при шизофрении не зависит от коморбидного расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ, и лекарств, то «уменьшение расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ, снизит агрессивное поведение только среди пациентов, не имевших в анамнезе агрессивного поведения до начала шизофрении. .Среди взрослых с шизофренией и расстройством поведения в анамнезе для снижения уровня насилия могут быть необходимы методы лечения, направленные на снижение агрессивного и антиобщественного поведения, в дополнение к лечению расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ »[63]. Эти последствия для лечения еще предстоит проверить экспериментально.

Результаты, представленные группой Ходжинса, согласуются с доказательствами, предполагающими, что насилие среди взрослых с шизофренией может происходить по крайней мере двумя различными путями: один связан с преморбидными состояниями, включая антисоциальное поведение, а другой - с острой психопатологией шизофрении.Эти доказательства были получены в результате повторного анализа данных CATIE [64]. Распространенность насилия была выше среди пациентов с проблемами поведения в детстве, чем среди пациентов без этого анамнеза (28,2% против 14,6%;). В группе проблем с поведением насилие было связано с употреблением психоактивных веществ на уровнях ниже диагностических критериев. Положительные психотические симптомы были связаны с насилием только в группе без проблем с поведением. Приверженность антипсихотическим препаратам была связана со значительным снижением уровня насилия только в группе без проблем с поведением в анамнезе.В группе проблем с поведением уровень насилия оставался выше и существенно не отличался между пациентами, которые принимали лекарства, и теми, кто не принимал [64].

История насильственного и преступного поведения. Прошлое насилие - один из самых сильных предикторов насилия в будущем [1]. Подробное подтверждение этого правила было предоставлено в недавнем анализе, показывающем, что история нападений, тюремного заключения, ареста и осуждения за любое преступление демонстрирует сильную связь с агрессивным поведением, с OR ≥ 4.2 [43].

Большинство преступников с диагнозом шизофрения получают свою первую судимость до первого психотического эпизода [65]. В исследовании изучалось совершение правонарушений среди 301 человека, пережившего первый эпизод психоза [66]. Результаты показали, что 33,9% мужчин и 10,0% женщин были судимы по уголовным делам, а 19,9% мужчин и 4,6% женщин были осуждены как минимум за одно тяжкое преступление. Это увеличивало их риск агрессивного поведения в будущем. Эти результаты имеют важное значение для понимания, предотвращения и лечения насильственного поведения у психотических пациентов.

Виктимизация взрослых. Взаимосвязь между виктимизацией и правонарушением рассматривалась в нескольких исследованиях. У лиц, у которых было диагностировано серьезное психическое заболевание, судимость в прошлом была связана с ограблением (,), угрозой применения оружия (,) и избиением (,) [67].

Связь между виктимизацией и преступностью была исследована на выборке из 331 принудительно госпитализированного пациента с тяжелым психическим заболеванием [68]. То, что вы стали жертвой преступления, значительно предсказывало насилие со стороны пациентов, независимо от возраста и употребления психоактивных веществ (OR = 1.76 [95% ДИ = 1,11–2,79],).

Логистическая регрессия использовалась для оценки двумерной связи между насилием по отношению к другим и насильственной виктимизацией. OR = 7,12 [69]. Пациенты с серьезным психическим заболеванием, обвиняемые в совершении уголовного преступления, с большей вероятностью (OR = 4,80 [95% ДИ = 3,71–6,20]), чем пациенты, не являвшиеся правонарушителями (= 2413), имели записи о насильственной виктимизации, и более вероятно (OR = 3,07 [95% ДИ = 2,55–3,69]), чтобы иметь запись о ненасильственной виктимизации с учетом влияния возраста, пола и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ [70].Таким образом, установлена ​​связь между виктимизацией и агрессивным поведением пациентов с серьезными психическими заболеваниями.

4.3.2. Динамические факторы

К этим факторам относятся психотические симптомы, сопутствующие расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, и психопатия, отсутствие понимания и несоблюдение режима лечения. Некоторые из этих факторов, которые находятся во временной близости к насильственному нападению, действуют как триггеры. Немедленная провокация окружающей среды, интоксикация и текущие клинические симптомы имеют значение.

Экологическая провокация может быть реальной. Исследование с использованием видеозаписей взаимодействия между стационарными психиатрическими пациентами показало, что угрожающее и назойливое поведение нападавших и жертв предшествовало 60% нападений [71]. Когда персонал психиатрического стационара просит что-то сделать (или прекратить делать), они могут ответить нападением на сотрудника. На самом деле такая ситуация была названа сотрудниками наиболее частой причиной нападений на психиатрическое отделение строгого режима [72].Тем не менее, нападавшие в том же исследовании указали, что их дразнили или «прослушивали» как наиболее частую причину. Некоторые из этих «подслушивающих устройств» могли быть бредовыми.

Отравление. Как неоднократно обсуждалось в предыдущих разделах, коморбидные расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, существенно повышают риск насилия у лиц с диагнозом шизофрения. Острая интоксикация - один из механизмов этого эффекта. Пьянство - модель употребления алкоголя, которая с наибольшей вероятностью приводит к интоксикации, - в значительной степени была связана с насилием при анализе данных NESARC, упомянутых ранее [23].Недавнее злоупотребление алкоголем было умеренно связано с насилием у психотических пациентов (OR = 2,2, 95% CI = 1,6–2,9) в недавнем метаанализе факторов риска насилия при психозе [43].

Лица, страдающие шизофренией, которые также злоупотребляют наркотиками, с большей вероятностью могут стать агрессивными под воздействием алкоголя [73]. Кроме того, распространенность коморбидности между шизофренией и любым употреблением психоактивных веществ или зависимостью в течение жизни оценивалась в 47,0% (OR = 4,6), а аналогичные цифры для злоупотребления алкоголем или зависимости составили 33.7% (OR = 3,3) [74]. Эти данные были получены на основе 20 291 интервью в исследовании ECA, упомянутом ранее в разделе о распространенности. Таким образом, пациенты с шизофренией могут быть более уязвимы к острым эффектам алкоголя и с большей вероятностью злоупотреблять алкоголем, чем представители населения в целом.

Текущие клинические симптомы. Текущие клинические психотические симптомы играют роль в развитии агрессивного поведения при шизофрении. Как описано в предыдущем разделе, примерно 20% нападений, совершаемых психотическими стационарными пациентами, связаны с положительными психотическими симптомами [38].Положительные симптомы шизофрении были связаны с повышенным риском насилия, тогда как отрицательные симптомы демонстрировали противоположную взаимосвязь [8]. В крупном метарегрессивном исследовании связь между положительными симптомами и насилием была очень скромной (OR = 1,2, 95% CI = 1,0–1,5), тогда как отрицательные симптомы не влияли на насилие [43]. Командные галлюцинации с целью причинить вред другим могут увеличить риск насилия, хотя уровень соблюдения таких команд варьируется [75, 76].

Психически больные пациенты иногда угрожают убить, и такие угрозы должны оцениваться клиницистами.Австралийское исследование обратилось к этой проблеме [77]. В общей сложности 613 человек, осужденных за угрозы убийством, ранее контактировали с государственными службами психического здоровья на момент совершения этого преступления. Последующие обвинительные приговоры группы были установлены 10 лет спустя с использованием базы данных полиции. В течение 10 лет 44% угрожавших были осуждены за дальнейшие насильственные преступления, включая 19 (3%) убийств. Те, кто имел в прошлом психиатрические контакты (40%), имели более высокий уровень (58%) последующего насилия.Убийство было наиболее частым среди лиц, которым угрожала шизофреническая болезнь. Шестнадцать угрожающих (2,6%) покончили с собой, а трое были убиты. Таким образом, это исследование выявило высокий уровень нападений и даже убийств после угроз убийства [77].

Сообщалось, что группа бредовых психотических симптомов - так называемые симптомы «угроза / контроль над контролем» (TCO) приводила к насилию [78, 79]. Эти симптомы возникают из-за таких вопросов, как «преобладают силы, находящиеся за пределами вас», «мысли, вложенные в вашу голову» и «люди, которые желали вам зла».

Анализ данных исследования Макартура по оценке риска насилия [5] показал, что, хотя заблуждения могут спровоцировать насилие в отдельных случаях, они не увеличивают общий риск насилия. Ранний анализ показал, что в этом исследовании симптомы угрозы / контроля не были связаны с агрессивным поведением [80].

Однако, когда тот же набор данных MacArthur был повторно проанализирован с использованием методов, которые учитывали временную близость симптомов к насильственным событиям, результаты показали взаимосвязь между конкретными заблуждениями и насилием [81].Бредовые идеи включали в себя слежку (OR = 1,62, 95% CI = 1,06–2,47,), отслеживание (OR = 1,90, 95% CI = 1,29–2,80,), построение графика против (OR = 1,70, 95% CI = 1,14–2,52,), находясь под контролем человека / силы (OR = 1,92, 95% ДИ = 1,24–2,97,), вставляя мысли (OR = 1,63, 95% ДИ = 1,00–2,66,) и обладая особыми дарами / мощности (OR = 1,95, 95% CI = 1,31–2,92,). Все эти заблуждения были связаны с гневным аффектом (). Включение гнева в модель значительно ослабило основные эффекты (за исключением грандиозных заблуждений), указывая на косвенный путь.Таким образом, временная близость важна при исследовании отношений между бредом и насилием. Гнев из-за заблуждения является ключевым фактором в этом пути [81]. В настоящее время все шире признается важность временной близости для исследования причин насилия [23].

Аналогичные результаты были получены той же группой исследователей с использованием данных исследования первого эпизода психоза в Восточном Лондоне [42]. Участниками были 458 пациентов с первым эпизодом психоза в возрасте от 18 до 64 лет.Пациенты были клинически обследованы и обследованы по поводу их явного агрессивного поведения при появлении психотических симптомов в течение 12-месячного периода до интервью. Распространенность насилия составила 38% в течение 12-месячного периода, а 12% выборки были вовлечены в серьезное насилие. Гнев был единственным аффектом из-за заблуждений, который был положительно связан с насилием. Три широко распространенных заблуждения продемонстрировали пути к серьезному насилию, опосредованному гневом из-за бредовых убеждений: преследование, слежка и заговор.Таким образом, гнев из-за заблуждений является ключевым фактором, объясняющим связь между насилием и острым психозом [42].

Пациенты с первым эпизодом психоза, ранее судимые по уголовным делам до обращения в службы охраны психического здоровья, показали ухудшение результатов нейропсихологических исследований по сравнению с их коллегами, не совершавшими правонарушений. У правонарушителей был значительно более низкий IQ, чем у не правонарушителей, как текущих, так и преморбидных. Правонарушители также отличались значительно более низкими показателями вербального обучения и кратковременного речевого воспроизведения, визуальной памяти воспоминаний, измерения зрительно-пространственного восприятия и организации и трех субтестов WAIS, цифрового символа, который оценивает скорость обработки и словарный запас. и понимание, которые определяют вербальный интеллект [66].

Недостаток понимания. Проспективное исследование 63 стационарных пациентов с диагнозом шизофрения или шизоаффективное расстройство предоставило, вероятно, первую строгую демонстрацию связи между проницательностью и насилием [82]. Аналогичные наблюдения относительно непонимания болезни и правовых последствий их болезни были описаны в выборке из 115 агрессивных пациентов с шизофренией, находящихся в тюрьме или судебной психиатрической клинике [83].

В немецком национальном регистре преступности был произведен поиск записей об уголовных преступлениях, совершенных 1662 пациентами с шизофренией, пролеченными в период с 1990 по 1995 год в немецкой больнице.Был проведен анализ для определения предикторов преступного поведения в дальнейшем, и была оценена психопатология. Шестьдесят два (3,7%) пациента были осуждены за правонарушения, связанные с телесными повреждениями, в течение 7–12 лет после выписки. Значительно более высокие показатели судимости и рецидивизма были обнаружены среди пациентов с недостаточной проницательностью при выписке. Анализы также показали значительно более высокий риск ненасильственных и насильственных преступлений у пациентов с синдромом враждебности при поступлении и выписке. Уровень преступного поведения у пациентов с депрессивным синдромом был значительно ниже [84].

В исследовании лиц, содержащихся под стражей до суда, которое было описано в разделе о жестоком обращении в детстве [60], нарушение понимания (отсутствие осведомленности о психическом заболевании) было в значительной степени связано с тяжестью заявленного насилия, и эта связь статистически не зависела от последствия употребления психоактивных веществ, приверженности к лечению и жестокого обращения с детьми. Пациенты с шизофренией без сопутствующей токсикомании или расстройств оси II () были набраны для турецкого исследования насилия [85].Насилие в анамнезе, более низкая самоанализ, худшее понимание и серьезность иллюзий были значимыми предикторами насилия по сравнению с 47 пациентами, склонными к насилию, и 86 пациентами, не склонными к насилию.

В исследовании 168 психотических пациентов (86 с шизофренией и 43 с биполярным расстройством) в Испании было обнаружено, что пациенты с плохой проницательностью проявляли более высокую враждебность и нарушение контроля над импульсами; эти переменные были оценены как элементы PANSS [86]. Авторы предположили, что отсутствие понимания было основной проблемой, ведущей к усилению враждебности и нарушению контроля над импульсами.Недостаток понимания был умеренно связан с насилием в большом метарегрессионном анализе (OR = 2,7, 95% CI = 1,4–5,2) [43].

Однако исследование 209 пациентов с шизофренией показало, что, хотя инсайт был связан с агрессией в однофакторном анализе, эта связь больше не была значимой после контроля оценок психопатии и положительных симптомов [87].

Таким образом, преобладание доказательств связывает насилие у психотиков с их нарушением понимания психических заболеваний.Этот эффект может быть косвенным, опосредованным снижением приверженности к лечению, которое связано с плохим пониманием.

Несоблюдение режима лечения. Несоблюдение режима лечения антипсихотическими препаратами является серьезной проблемой при лечении шизофрении. Менее 50% больных шизофренией привержены лечению [88, 89]. Несоблюдение режима лечения было связано с ухудшением симптомов, включая агрессивное поведение [90]. Несоблюдение режима лечения было умеренно связано с насилием в большом исследовании метарегрессии (OR = 2.0, 95% ДИ = 1,0–3,7) [43]. Несколько удивительно, что влияние несоблюдения психологической терапии на насилие оказалось значительно сильнее (OR = 6,7, 95% CI = 2,4–19,2) [43]. Следует отметить, что только три исследования неприсоединения к психологической терапии использовались для расчета OR, тогда как девять исследований использовались для несоблюдения режима лечения.

Коморбидность злоупотребления алкоголем или другими наркотиками с плохой приверженностью к лечению еще больше повышает риск агрессивного поведения среди лиц с тяжелыми психическими заболеваниями [91].Как обсуждалось в предыдущем разделе, нарушение понимания может привести к снижению приверженности. Канадские исследователи отметили, что плохое понимание было одним из предикторов плохой приверженности к лечению в выборке из 200 пациентов с первым эпизодом психоза [92]. Более того, побочные эффекты лекарств, такие как паркинсонизм, увеличение веса и потеря либидо, могут дополнительно снизить желание пациентов принимать лекарства [88].

В то время как несоблюдение режима лечения определенно повышает риск насилия, враждебность также, по-видимому, способствует развитию несоблюдения режима лечения у пациентов с шизофренией или шизоаффективным расстройством [11].Однако рост враждебности может быть результатом неадекватного лечения или неадекватной антипсихотической реакции, что приводит к нежеланию пациента продолжать лечение.

Антисоциальное расстройство личности / психопатия, возможно, также влияет на приверженность к медикаментозному лечению. Об этом свидетельствует тот факт, что агрессивное поведение, арест или заключение в анамнезе были тесно связаны с несоблюдением режима лечения в большом проспективном натуралистическом исследовании пациентов с шизофренией [93].

В исследовании CATIE [25] более высокий уровень понимания на исходном уровне был значительно связан с более низким уровнем симптомов шизофрении при последующем наблюдении и более позитивным отношением к лечению, что, в свою очередь, было связано с лучшей приверженностью к медикаментозному лечению [94].

Взаимосвязь между проницательностью, враждебностью и приверженностью была изучена в ходе ретроспективного анализа данных, полученных в Европейском исследовании первого эпизода шизофрении (EUFEST) [95]. EUFEST было рандомизированным однолетним открытым испытанием, в котором сравнивали эффективность галоперидола, амисульприда, оланзапина, кветиапина и зипразидона при первом эпизоде ​​шизофрении, шизоаффективного расстройства или шизофрениформного расстройства. Первичным критерием результата было прекращение лечения по всем причинам. Вторичные меры включали PANSS и шкалу Hayward [96], показатель приверженности.

В ходе повторного анализа были изучены сопутствующие и прогностические ассоциации, чтобы определить, изменяется ли приверженность к лечению в зависимости от враждебности и отсутствия понимания [97]. Прогнозирующая ассоциация враждебности и недостатка понимания (оцениваемых по пунктам PANSS) с несоблюдением режима лечения (шкала Хейворда) была статистически значимой через один месяц лечения (рис. 2).


Таким образом, несоблюдение режима лечения имеет центральное значение среди путей к насилию при шизофрении.Это тесно связано с расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ. Кроме того, нарушение понимания и, вероятно, усиление враждебности - это одни из симптомов, нарушающих приверженность. Кроме того, сопутствующие антисоциальные особенности связаны с несоблюдением режима лечения.

4.4. Лечение агрессивного поведения при шизофрении
4.4.1. Атипичные нейролептики

В настоящее время атипичные нейролептики являются основным средством лечения агрессивного поведения при шизофрении.

Арипипразол сравнивался с плацебо в пяти рандомизированных двойных слепых исследованиях пациентов с шизофренией или шизоаффективным расстройством, а галоперидол использовался в качестве средства сравнения в трех из этих исследований.Мета-анализ этих пяти исследований показал, что арипипразол значительно превосходил плацебо, но не галоперидол, в снижении враждебности [98].

Клозапин - наиболее эффективное, основанное на фактических данных средство для лечения пациентов с шизофренией, проявляющих агрессивное поведение. Доказательства превосходства клозапина в антиагрессивном действии частично основаны на рандомизированных двойных слепых контролируемых исследованиях. В одном исследовании сравнивали клозапин, галоперидол, оланзапин и рисперидон у 157 резистентных к лечению пациентов с диагнозом шизофрения или шизоаффективное расстройство [99].Баллы по пункту «Враждебность» PANSS использовались в качестве зависимой переменной в анализах, которые продемонстрировали превосходную эффективность клозапина по сравнению с рисперидоном и галоперидолом [100]. Однако ни рисперидон, ни оланзапин не превосходили галоперидол.

Дальнейший анализ того же испытания [99] изучал случаи явной физической агрессии [101]. Результаты продемонстрировали превосходство клозапина над галоперидолом, но этот эффект стал значительным только через 24 дня лечения, когда была достигнута эффективная доза клозапина - около 500 мг / день.Принципиальным ограничением этого испытания [99] было то, что пациенты не отбирались за проявление насилия.

В более недавнем двойном слепом рандомизированном контролируемом исследовании клозапин, оланзапин и рисперидон сравнивали у 110 пациентов с диагнозом шизофрения или шизоаффективное расстройство, из которых были отобраны как как склонные к насилию [102]. Эффективность клозапина в снижении количества и тяжести агрессивных инцидентов была выше, чем у оланзапина, который, в свою очередь, превосходил галоперидол.

Многочисленные обсервационные исследования и неконтролируемые исследования показали превосходную антиагрессивную эффективность клозапина у психотических пациентов [103–107].Эти исследования и аналогичная литература обсуждаются в [108, 109].

Хотя его антиагрессивная эффективность твердо установлена ​​[110, 111], клозапин не подходит или эффективен не для всех пациентов [112]. Возможно, до 50% пациентов не реагируют на клозапин [113]. Пациенты, агрессивное поведение которых продолжается, несмотря на лечение клозапином, иногда имеют в анамнезе расстройство поведения и коморбидное расстройство личности [64, 114].

Кроме того, как упоминалось выше, клозапин не полностью эффективен в период повышения дозы [101].Основной риск клозапина - агранулоцитоз, который развивается примерно у 1% пациентов в течение первых трех месяцев лечения [115]. Это требует регулярного мониторинга количества лейкоцитов, что является одной из причин, по которой пациенты иногда отказываются или прекращают прием клозапина. Наконец, некоторые пациенты не могут получать или продолжать лечение клозапином из-за медицинских противопоказаний или побочных эффектов.

Оланзапин эффективен против враждебности [99] и явной физической агрессии [102] у пациентов с длительной шизофренией.Оланзапин был менее эффективен против агрессии, чем клозапин [102]. В исследовании CATIE [25] его влияние на снижение уровня насилия в течение первых 6 месяцев исследования не отличалось от других атипичных антипсихотиков [116].

Однако, когда были проанализированы эффекты лечения на баллы пунктов враждебности PANSS, полученные в течение 18-месячной фазы 1 исследования CATIE, были обнаружены значительные различия между видами лечения (,). Оланзапин значительно превосходил перфеназин и кветиапин через 1, 3, 6 и 9 месяцев.Он также значительно превосходил зипразидон на 1, 3 и 6 месяцах и рисперидон на 3 и 6 месяцах [117]. Эти результаты были аналогичны результатам, полученным в исследовании EUFEST [95], где оланзапин превосходил галоперидол, кветиапин и амисульприд по своему действию против враждебности [118].

Кветиапин снижает враждебность и агрессию в открытых исследованиях [119, 120]. Эти наблюдения были подтверждены ретроспективным анализом рандомизированных двойных слепых исследований, демонстрирующих превосходный антиагрессивный эффект кветиапина по сравнению с плацебо у пациентов с шизофренией [121].У пациентов с CATIE антиагрессивные эффекты кветиапина были аналогичны другим атипичным нейролептикам, но были слабее, чем у перфеназина [116].

Рисперидон показал превосходство над плацебо в снижении враждебности в ретроспективном анализе рандомизированного двойного слепого исследования [122]. Снижение враждебности и агрессивного поведения было замечено как эффект рисперидона в открытых исследованиях шизофрении [123, 124]. Другие сравнения рисперидона с различными антипсихотиками в рандомизированных исследованиях не показали значительных различий в антиагрессивных эффектах [116].

Эффекты зипразидона на враждебность были изучены с использованием данных рандомизированного открытого исследования, сравнивающего зипразидон с галоперидолом при шизофрении и шизоаффективном расстройстве [125]. Постфактум анализ показал, что оба препарата снижали враждебность; зипразидон превосходил галоперидол только в течение первой недели исследования [126]. Антиагрессивный эффект зипразидона у пациентов с CATIE существенно не отличался от других антипсихотических средств [116].

Таким образом, клозапин является наиболее эффективным антипсихотическим средством для снижения враждебности и агрессии у пациентов с диагнозом шизофрения или шизоаффективное расстройство.Однако его использование в клинической практике ограничено его побочными эффектами, особенно риском агранулоцитоза. Оланзапин по эффективности против враждебности уступает клозапину, но превосходит другие антипсихотические средства. Другие атипичные нейролептики также эффективны, и, по-видимому, между ними нет серьезных различий с точки зрения антиагрессивной активности.

4.4.2. Другие лекарства

Адренергические бета-адреноблокаторы продемонстрировали антиагрессивные свойства [127–131], но сердечно-сосудистые побочные эффекты, такие как снижение артериального давления и частоты пульса, возникающие при дозах, необходимых для антиагрессивного эффекта, ограничивают их клиническое применение по этому показанию.Бета-адреноблокаторы были вытеснены нейролептиками. Тем не менее антипсихотические препараты не всегда эффективны и имеют собственные побочные эффекты. Таким образом, эффективность дополнительных бета-адреноблокаторов при лечении постоянно агрессивных пациентов с шизофренией требует дальнейшего изучения.

Недавно опубликованные метаанализы, указывающие на связь между полиморфизмом гена катехол-о-метилтрансферазы (COMT) и насилием при шизофрении [52, 53], указали на роль катехоламинов в патогенезе насилия при шизофрении.Таким образом, эти метаанализы могут вновь разжечь в будущем интерес к влиянию на норадренергическую систему в качестве потенциального лечения агрессивного поведения при шизофрении.

Противосудорожные препараты широко используются для дополнительного лечения агрессивного поведения у пациентов с шизофренией. Однако эмпирические данные, подтверждающие эффективность этого лечения, отсутствуют. Хотя оно может быть эффективным у отдельных пациентов, такое лечение необходимо контролировать и отменить, если оно не дает положительных результатов или развиваются побочные эффекты [132].

4.4.3. Нефармакологическое лечение

Фармакологическое лечение агрессивного поведения при шизофрении имеет переменную эффективность. Этиологическая гетерогенность этого поведения (и, вероятно, самой шизофрении) играет роль в этой вариабельности ответа на лечение [133, 134]. Как обсуждалось выше, наличие в анамнезе расстройства поведения и текущая коморбидность с антисоциальным расстройством личности или психопатией представляют собой альтернативные пути к насилию при шизофрении [64]. Агрессивное поведение у пациентов с шизофренией с этими проблемами может не быть напрямую вызвано психозом, и поэтому вероятность ответа на антипсихотические препараты ниже.

Несоблюдение режима лечения представляет собой критически важный предел эффективности фармакологического лечения. Несоблюдение фармакологического лечения и злоупотребление психоактивными веществами повышают риск рецидива и насилия при шизофрении [60, 134, 135].

Стандартные программы психиатрического лечения, основанные только на фармакологических подходах, поэтому имеют ограниченный успех в сокращении рецидивистского насильственного и преступного поведения. Некоторые исследования показывают, что гражданское обязательство в амбулаторных условиях может снизить уровень насилия в таких случаях [136].

Различные программы когнитивно-поведенческой терапии были разработаны для пациентов, склонных к рецидиву насилия и преступников. Одна из таких программ действует в государственной больнице Нью-Йорка, где лечатся тяжелые психические заболевания. Курс обучения когнитивным навыкам является основным компонентом программы. Включены программы злоупотребления психоактивными веществами. Программа имеет эффект после выписки из больницы: ее выпускники демонстрируют снижение показателей ареста и повторной госпитализации, а также улучшение приверженности к лечению [137

Социально-психологические теории агрессии - Психологический блог Ashbourne College

СОЦИАЛЬНЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ АГРЕССИИ

Психологи выдвинули ряд теорий, объясняющих агрессию с точки зрения социальных или психологических факторов.К ним относятся:

Склонность людей имитировать агрессивное поведение других (иногда называемое моделирование ), особенно когда такое поведение считается либо безнаказанным, либо каким-то образом вознагражденным.

Идея о том, что чувство социальной, экономической или политической несправедливости может привести к агрессивному поведению (иногда называемое относительной депривацией )

Идея о том, что лица, которые в некотором роде анонимны, т.е. носят униформу или находятся в толпе, могут вести себя более агрессивно, чем лица, которые четко идентифицируются как личности.Это называется теорией деиндивидуализации

Кроме того, существует ряд других теорий, таких как теория возбуждения , десенсибилизация, растормаживание, теория передачи возбуждения, теория относительной депривации и социальный конструктивизм , которые пытались объяснить агрессию с точки зрения социальной психологии

ТЕОРИЯ СОЦИАЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ

Теория социального обучения возникла из работ Габриэля Тарда (1912)

Обучение - это:

относительно постоянное изменение поведения, связанное с опытом.

Классический бихевиоризм = непосредственный опыт (классическая / оперантная обусловленность

Необихевиоризм = косвенный / косвенный опыт (обучение через наблюдение через моделирование)

Теория социального обучения утверждает, что мы учимся агрессии в основном через наблюдение за значимыми людьми вокруг нас = моделируя людей, которые похожи (возраст / пол) или более высокий статус (родители / учителя).

Согласно Tarde ключевые характеристики имитации:

1.Поведение ролевых моделей (фиксированная - нулевая сумма)

2. Копирование поведения более высокого статуса (переменная)

3. Степень контакта с образцом для подражания (переменная)

4. Степень понимания поведения (переменная)

Tarde = это способы, которыми действия других могут влиять на социальное поведение и реакцию.

Тард сочетает в себе логику социальной и когнитивной психологии с социальной когнитивной перспективой человеческого поведения.

Поведение, мотивированное внутренними психологическими факторами / социально-средовыми факторами:

Связь индивидуального и социального окружения = взаимный детерминизм

SLT состоит из четырех основных процессов:

1. Внимание = наблюдение - наблюдение за поведением

2. Удержание = схема когнитивного процесса - сохранение поведения

3. Воспроизведение = поведение - поведение копирования

4.Мотивация = состояние - наличие причины для отображения поведения

Сильные стороны:

SLT помогает в объяснении несоответствий в агрессивном поведении - когда мы учимся действовать / или не - или быть агрессивными в зависимости от различных ситуаций / контекстов

Объяснение SLT на основе исследования = «Исследования куклы Бобо»

Согласно Бандуре (1973), большая часть поведения, включая агрессию, приобретается.

«Конкретные формы агрессивного поведения, частота, с которой оно проявляется, и конкретные цели, выбранные для атаки, в значительной степени определяются факторами социального обучения»

Цели

Эти три элемента социального обучения были продемонстрированы Бандурой в исследовании детей и куклы Бобо.В этом исследовании было обнаружено, что воздействие агрессивной модели приводило к имитации определенных действий, как правило, к повышению уровня агрессии, и агрессия была направлена ​​на ту же цель.

Процедуры

Маленькие дети наблюдали, как взрослые агрессивно ведут себя по отношению к кукле Бобо. Взрослый ударил куклу кулаком и молотком. Через 10 минут детей перевели в другую комнату, где были игрушки, в том числе молоток и кукла Бобо. Других детей, которые либо наблюдали, как модель ведет себя неагрессивно, либо не видели никакой модели, также вводили в комнату.Попав в комнату, за ними наблюдали через одностороннее зеркало и оценивали их агрессию.

Выводы

Дети, которые наблюдали, как модель ведет себя агрессивно, были более агрессивными и имитировали именно те виды поведения, которые они наблюдали, по сравнению с детьми, которые либо не видели модели, либо наблюдали, как взрослый (модель) ведет себя неагрессивным образом.

Бандура (1965) провел дальнейшее исследование агрессивного поведения, на этот раз представив схемы подкрепления.

Процедуры

Одна группа детей просто посмотрела фильм, в котором взрослая модель бьет и бьет куклу Бобо. Вторая группа наблюдала такое же агрессивное поведение взрослой модели, но на этот раз модель была вознаграждена другим взрослым за свое агрессивное поведение, дав ему сладости и напиток. Третья группа наблюдала такое же агрессивное поведение, но модель была наказана другим взрослым, который предупредил его не вести себя агрессивно в будущем.

Выводы

Те дети, которые видели модель, были вознаграждены, а те, кто видел модель, не награждали и не наказывали, вели себя гораздо более агрессивно по отношению к кукле Бобо, чем те, кто видел модель наказанной.Все дети были вознаграждены за то, что имитировали столько поведения модели, сколько они могли вспомнить. Таким образом, дети во всех трех группах продемонстрировали сопоставимые уровни обучения с помощью наблюдений, но те, кто видел наказание за модель, с меньшей вероятностью применили это обучение к своему собственному поведению.

Оценка

Оба эксперимента четко продемонстрировали эффект моделирования

Твердо установлена ​​важность схем подкрепления в увеличении или сдерживании агрессивного поведения.

Бандура преувеличил степень, в которой дети имитируют поведение моделей.Дети с большой вероятностью будут имитировать агрессивное поведение по отношению к кукле, но они гораздо реже имитируют агрессивное поведение по отношению к другому ребенку.

Бандура постоянно не отличал реальную агрессию от драки, и вполне вероятно, что большая часть агрессивного поведения, наблюдаемого Бандурой, была только дракой (Durkin, 1995).

Кукла Бобо представляет интерес для маленьких детей, потому что у нее утяжеленная основа, и она отскакивает обратно, когда ее сбивают с ног.Его новизна важна для определения его эффективности. Камбербэтч (1990) сообщил, что дети, которые не знали куклу, в пять раз чаще имитировали агрессивное поведение по отношению к ней, чем дети, которые играли с ней раньше.

Наконец, существует проблема характеристик спроса. Это подсказки, используемые участниками, чтобы понять, о чем идет речь. В эксперименте участники пытаются угадать, что им следует делать. Это заставляет их искать сигналы, которые могут им помочь, и они используют эти сигналы или требуемые характеристики, чтобы направлять свое поведение.Поскольку эксперименты нацелены на создание одинаковых условий для всех участников, все участники будут использовать одни и те же сигналы, и, следовательно, все они в конечном итоге будут вести себя так, как это можно предсказать из постановки эксперимента.

Как указал Дуркин (1995, с. 406):

«Где еще в жизни пятилетний ребенок может найти сильного взрослого, который действительно показывает вам, как выбить из манекена, а затем дает вам возможность попробовать это самостоятельно?

Таким образом, эксперимент с куклой Бобо давал подсказки, которые «приглашали» участников вести себя определенным предсказуемым образом.

ПРЯМОЕ И КОСВЕННОЕ УСИЛЕНИЕ

Суть теории социального обучения состоит в том, что новое поведение усваивается косвенно, а также посредством прямого подкрепления (традиционная теория обучения: классическая и оперантная обусловленность). Косвенное подкрепление (заместительное подкрепление) приводит к наблюдательному обучению. Заместительное подкрепление происходит, когда другой человек получает вознаграждение за определенные действия, и это повышает вероятность того, что наблюдатель будет имитировать эти действия.Подражатель вряд ли повторит такое поведение сразу же, но может в подходящий момент в будущем воспроизвести это поведение. Таким образом, говорят, что наблюдательное обучение имело место, и поведение может быть имитировано или смоделировано позже. Это означает, что модель должна храниться внутри, и подразумевает участие когнитивных процессов. Это отход от традиционной теории обучения, которая отвергает участие в обучении любых когнитивных факторов. При имитации агрессии люди с большей вероятностью будут имитировать поведение другого человека, если:

• Модель похожа на себя, например, того же пола или возраста.

• Модель воспринимается как обладающая желательными характеристиками или вызывает восхищение, как в случае рок-звезды или впечатляющего учителя.

• У человека низкая самооценка.

• Человек сильно зависит от других.

• Армирование прямое, видимое и немедленное

Дети больше всего реагируют на прямое вознаграждение, когда они видят модель в действии, и меньше всего на снятую модель, особенно на мультипликационного персонажа (Bandura et al, 1963). Также может применяться косвенное наказание, ведущее к снижению реакции.

Кроме того, социальное моделирование может снизить вероятность ответа, потому что другой ответ был усилен. Это было продемонстрировано в исследовании Уолтерса и Томаса (1963), которые набирали участников для исследования влияния наказания на обучение. Участники работали в парах, один якобы разучивал задание (на самом деле этот человек был сообщником экспериментаторов). «Истинному» участнику велели шокировать ученика после каждой допущенной ошибки.После каждой ошибки участнику давали возможность выбрать уровень шока для следующего испытания. Перед экспериментом всем участникам был показан фильм. Было обнаружено, что те участники, которые смотрели сцену насилия, выбрали более высокую интенсивность шока, чем те, кто смотрел сцену из фильма без насилия. Это пример растормаживания. Участники наблюдали в фильме социально неприемлемое поведение, и это ослабило просоциальное поведение, которое они усвоили ранее.Другими словами, их склонность к просоциальному поведению была расторможена или разучена в результате моделирования.

Сводка

КЛЮЧЕВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ - Бандура, Росс и Росс (1961)

В первом эксперименте участвовали: 72 ребенка-участника = разные группы детей: экспериментальная группа - взрослая модель под наблюдением пинают / ударяют куклу Бобо / контрольная группа - наблюдали неагрессивное поведение = после - разные группы помещали в игрушечную комнату с куклой Бобо - их поведение не наблюдалось.

Они обнаружили, что дети, которые были свидетелями агрессивного поведения, чаще проявляли агрессию.

Методологические вопросы:

Эксперимент имел четко определенный способ кодирования поведенческих реакций детей на измеримый результат.

Лабораторные исследования - искусственная среда / не имеет экологической обоснованности

Поведение детей - возможно, породило характеристики спроса (желание «доставить удовольствие экспериментатору»)

Этические вопросы:

Конфиденциальность - имена участников остаются частными - но фильмы, широко доступные в Интернете экспериментов, предполагают нарушение конфиденциальности

Отсутствие информированного согласия - родители / опекуны детей не были полностью проинформированы + дети не знали бы, что их снимают.

Исследование имеет убедительную ценность для объяснения того, как дети копируют посредством имитации ролевых моделей / влияния средств массовой информации на агрессию, например влияния поведения со стороны телевидения. личности / знаменитости: например, два мальчика (10/11 лет) убили мальчика Джейми Балджера, который смотрел фильм ужасов / насилия "Детская игра 3" перед убийством.

Исследование

Бандуры фокусирует внимание общества на силе СМИ - в областях агрессии и других связанных областях, например здоровье (анорексия / булимия)

Критика навязанной этики / обобщения - путем предположения, что процессы обучения одинаковы для людей во всех странах / культурах повсеместно.

Культурная предвзятость = Бандура: западный исследователь, работающий в западном обществе.

Детерминистский подход - предположить, что ребенок пассивно впитывает наблюдаемое поведение и имитирует его без логического обдумывания его последствий.

РАЗДЕЛЕНИЕ

Теория 2.

Деиндивидуализация

Процесс снижения самооценки / осознания - в ситуациях, когда идентификация личности затруднена / невозможна = e.г. ребенок с игрушечной маской / индивидуальный футбольный болельщик среди большой толпы болельщиков / отдельный человек на переполненной музыкальной арене.

Ситуации, в которых индивидуальная идентификация ограничена, обеспечивают снижение нормальных стандартов поведения / запретов - Сингер, Браш и Люблин (1965): Групповая ситуация -> Снижение запретов -> Изменение нормальных стандартов поведения / антисоциального поведения:

Милгрэм (1964/1965) - исследование ситуационных детерминант деструктивного послушания = обнаружено, что участники с большей вероятностью подвергали более высокий уровень поражения электрическим током, когда они не могли видеть / быть видимыми своей жертвой.

Похоже на это исследование:

Зимбардо (1969) - исследование показало эффект снижения подавления:

Он использовал студенток-студенток в «исследовании обучения». Женщины-участницы играют учителя / марионетку играют ученика. «Студент» должен выполнить ряд заданий / в случае неправильного выполнения = учитель ударил «ученика» электрическим током.

Половина участников была одета в большие лабораторные халаты / капюшоны, чтобы закрыть лицо / никогда не называлась по имени = деиндивидуализированная группа.

Другая группа носила свою обычную одежду / получила большие именные бирки / официально представилась друг другу.

Все участники могли видеть «студентку» / им сказали, что она «честная» или «тщеславная / критическая». Независимо от описания, деиндивуированные участники провели в два раза больше шоков, чем индивидуализированные.

Ограничения:

Гендерная предвзятость - нельзя универсально обобщить результаты, когда использовались только женщины-участники.

Отсутствует экологическая обоснованность - искусственная установка - действия могут не соответствовать реальной ситуации.

Этические вопросы - касающиеся психологических последствий эксперимента для участников.

Динер (1979) = натуралистическое наблюдение за 1300 детьми, которые «обманывают или угощают» в США, показало, что дети в больших группах / в костюмах с большей вероятностью будут выполнять антиобщественные действия, например воровство денег / сладостей. - группа «снижает возможность идентификации личности» - поведение может отклоняться от нормальных моральных стандартов

Факторы, влияющие на деиндивидуализацию:

Всегда ли физическая анонимность ведет к деиндивидуализации? Униформа медсестер кабинет

Снижение самосознания Бессознательные, деиндивидуализированные люди менее сдержаны, менее саморегулируются, с большей вероятностью действуют, не задумываясь о своих собственных ценностях, и более отзывчивы к ситуации, чем застенчивые люди

Потеря самосознания и предчувствия оценки; встречается в групповых ситуациях, которые способствуют анонимности и отвлекают внимание от личности

Размер группы: большее количество людей ведет к большей анонимности

Исследование физической анонимности: женщины в белых халатах и ​​капюшонах наносили «жертвам» больше поражения электрическим током, чем женщины, которые были на виду и носили большие именные бирки

Физическая анонимность Исследование конфет на Хэллоуин: в ночь на Хэллоуин наблюдали за детьми.Им сказали взять одну конфету, и экспериментатор вышел из комнаты.

Деиндивидуализация Потеря самосознания и опасения оценки; встречается в групповых ситуациях, которые способствуют анонимности и отвлекают внимание от личности

Деиндивидуализация:

Деиндивидуализация Потеря самосознания и опасения оценки; встречается в групповых ситуациях, которые способствуют анонимности и отвлекают внимание от личности

Ограничения:

Основная проблема этой теории = не дает объяснения факту - не все толпы / группы совершают агрессивные действия:

Доказательства, связанные с деиндивидуализацией и антисоциальным поведением, но данные также свидетельствуют о том, что деиндивидуализация может привести к «просоциальному» поведению =

Gergen et al.(1973) - исследование, в котором снижение уровня индивидуализации не привело к агрессивным действиям = в темной комнате - большинство участников были вовлечены в интимный контакт / по крайней мере, наполовину обнимались / около 80% группы чувствовали сексуальное возбуждение.

Сказать, что агрессия вызвана снижением запретов, является узким / детерминированным:

Postmes and Spears (1998) = метаанализ более 60 исследований, посвященных деиндивидуализации = отсутствие последовательного исследования в поддержку сдерживания аргументов / антисоциального поведения, которое с большей вероятностью будет наблюдаться в больших группах / переполненных ситуациях, когда сохраняется анонимность.= Они предполагают изменение поведения людей в больших группах - большее влияние «групповых норм».

Связав эту теорию с группами, например футбольное хулиганство слишком стереотипно: Marsh et al. (1978) = обнаружил, что группа, которая может показаться антисоциальной, на самом деле состоит из нескольких разных групп, занимающих разные места в статусной «иерархии» / агрессия была скорее ритуализированной, чем физической.

Оценка:

Runciman (1966) = утверждает, что агрессивное поведение может быть вызвано относительной депривацией - воспринимаемой разницей между тем, что у вас есть, и тем, что, по вашему мнению, у вас должно быть.

Dollard et al. (1939) = утверждает, что агрессия является результатом накопления фрустрации (психоанализ) / присутствия внешних сигналов (бихевиоризм), которые сигнализируют об агрессивности.

Социальные теории не принимают во внимание потенциальные биологические факторы, влияющие на агрессию: генетические / биохимические или нейроанатомические причины.

Нравится:

Нравится Загрузка ...

Агрессия

Папа убивает другого отца на молодежном хоккейном матче

В 2002 году жюри в составе девяти женщин и трех мужчин признало 44-летнего Томаса Хунту виновным в непредумышленном убийстве в результате избиения 40-летнего Майкла Костина.Смертельная драка между двумя отцами произошла после хоккейной тренировки, которую двое их сыновей посетили в Рединге, штат Массачусетс, 5 июля 2000 года.

Двое мужчин начали драться после спора из-за грубой игры во время хоккейных упражнений, в которых участвовали их сыновья. Было много свидетелей инцидента, в том числе сын Хунты, а также трое сыновей Костина.

12-летний сын Хунты сказал, что видел, как Костин прыгнул на спину его отца, но он также сказал, что Хунта стояла на коленях над Костином и била его, и что он кричал, чтобы его отец остановился.

Как сообщил судмедэксперт, на теле Костина было нанесено множество травм, в том числе обширное мозговое кровотечение.

Прокурор Шейла Калкинс описала драку, сказав, что

«Он был на нем сверху, оседлав его ... и ударил его по левой стороне головы».

Хунте было трудно сохранять самообладание на месте свидетеля, говоря суду, что он действовал из соображений самообороны и не знал, насколько сильно он ранил Костина.Собственный отец Костина и несколько других членов его семьи сказали, что простили Хунту, отметив, что они хотят оставить инцидент позади.

Если вы пойдете в кино сегодня вечером, вы можете выбрать один из наиболее жестоких фильмов, в котором вы увидите изображения нападений, похищений, убийств, изнасилований, войн или казней. Если вы включите телевизор или зайдете в Интернет, вы, скорее всего, увидите новостные репортажи о реальных событиях - о новых нападениях, похищениях, убийствах, изнасилованиях, войнах и казнях.В самом деле, кажется, что с каждым днем ​​насилия становится все больше и больше, и все мы живем в постоянном страхе терроризма с применением оружия массового уничтожения. Мы также больше страдаем от агрессии в повседневной жизни. Когда мы садимся в наши машины, мы можем стать жертвой агрессивного вождения со стороны других водителей или играть в жестокие видеоигры, которые предполагают… ну, еще больше убийств и убийств. Даже расслабляясь за просмотром спортивных передач по телевизору, мы увидим насилие, поскольку бейсболисты намеренно бьют друг друга фастболом, а хоккеисты начинают жестокие кулачные драки.

Действительно, статистика насилия отрезвляет на многих уровнях (Dutton, Boyanowsky, & Bond, 2005; Staub, 1989). С точки зрения войн, геноцида и массовых убийств, 20-й век был самым жестоким из всех веков человеческого существования, и 21-й век выглядит столь же жестоким. Только в 2006 году в Соединенных Штатах было совершено более 15 000 убийств, 100 000 изнасилований и миллион нападений. Жестокое обращение с детьми является обычным явлением - по оценкам, более миллиона детей подвергаются физическому насилию и более 150 000 подвергаются сексуальному насилию каждый год в Соединенных Штатах. Состояния.Сексуальное насилие также является серьезной проблемой. В Соединенных Штатах более 20% студенток колледжей сообщают о попытках изнасилования или о фактическом изнасиловании (Koss, Gidycz, & Wisniewski, 1987). Большинство студенток и около трети студентов колледжей говорят, что они испытали принудительный сексуальный контакт (Struckman-Johnson & Struckman-Johnson, 1998). А агрессия проявляется даже у детей, которые регулярно дерутся и запугивают других детей в школе.

Хотя мы утверждали, что люди обычно заботятся о других - что у них есть основное желание принять их, позаботиться о них и помочь им, - жестокие события, которые нас окружают, представляют проблему для этого предположения.Если люди в целом хорошие и так сильно заботятся о других, то как кто-то может убить другого человека, не говоря уже о том, чтобы участвовать в взрыве террориста-смертника или даже в геноциде? Означают ли агрессивные события, что люди по своей природе агрессивны, агрессивны и враждебны, или это необычные события, сформированные в большей степени особенно экстремальными социальными ситуациями, которые не отражают нормальный характер людей?

Мы ответим на эти вопросы, рассмотрев основные принципы агрессии - с точки зрения аффекта, познания и поведения, а также с точки зрения общих целей защиты себя и установления контакта с другими.(В данном случае, однако, преобладает первая цель.) Агрессия встроена в самые глубокие и самые старые части нашего мозга, но все же стимулируется и контролируется социальными, ситуативными и культурными переменными. В этой главе мы изучим причины агрессии и сделаем несколько предложений о том, как мы можем уменьшить ее. Что наиболее важно, мы увидим, что - в соответствии с нашим анализом человеческого поведения в более общем плане - агрессия связана не столько с целью причинения вреда другим, сколько с целью защиты себя.

10.1 Определение агрессии

Цели обучения

  1. Дайте определение агрессии и насилию, как это делают социальные психологи.
  2. Отличите эмоциональную агрессию от инструментальной.

Агрессия - это слово, которое мы используем каждый день, чтобы охарактеризовать поведение других и, возможно, даже самих себя. Мы говорим, что люди агрессивны, если они кричат ​​или бьют друг друга, если они подрезают другие машины в пробке или даже когда они в отчаянии бьют кулаками по столу.Но другие вредные действия, такие как травмы, которые получают спортсмены во время грубой игры или убийство вражеских солдат на войне, не могут рассматриваться всеми как агрессия. Поскольку агрессию очень трудно определить, социальные психологи (а также многие другие люди, включая юристов), судьи и политики, потратили много времени, пытаясь определить, что следует и не следует считать агрессией. Это заставляет нас использовать процессы каузальной атрибуции, чтобы помочь нам определить причины поведения других.

Социальные психологи определяют агрессию Поведение, направленное на причинение вреда другому человеку, который не хочет, чтобы ему причиняли вред. как поведение , направленное на причинение вреда другому человеку, который не хочет, чтобы ему причиняли вред (Baron & Richardson, 1994). Поскольку это связано с восприятием намерения, то, что с одной точки зрения выглядит как агрессия, может не выглядеть так с другой, и одно и то же вредное поведение может быть или не быть агрессивным в зависимости от его намерения.

Вы можете видеть, что это определение исключает некоторые виды поведения, которые мы обычно считаем агрессивными.Например, футбольный полузащитник, который случайно сломает руку другому игроку, или водитель, случайно сбивший пешехода, по нашему определению не будет проявлять агрессию, потому что, хотя вред был причинен, не было намерения причинить вред. Продавец, который пытается совершить продажу через повторяющиеся телефонные звонки, не агрессивен, потому что он не намеревается причинить вред. (Мы должны сказать, что это поведение является «напористым», а не агрессивным.) И не все намеренные действия, причиняющие вред другим, являются агрессивными.Стоматолог может намеренно сделать пациенту болезненную инъекцию обезболивающего, но цель состоит в том, чтобы предотвратить дальнейшую боль во время процедуры.

Поскольку наше определение требует от нас определения умысла преступника, будет определенная интерпретация этих умыслов, и между вовлеченными сторонами вполне могут возникнуть разногласия. Правительство США воспринимает разработку Северной Кореей ядерного оружия как агрессивную, потому что правительство считает, что это оружие предназначено для причинения вреда другим, но Северная Корея может рассматривать эту программу как продвижение самообороны.Хотя игрок, чья рука сломана в футбольном матче, может приписать враждебное намерение, другой игрок может заявить, что травма не предназначалась. В рамках правовой системы присяжных и судей часто просят определить, был ли вред причинен преднамеренно.

Социальные психологи используют термин «насилие» - агрессия, цель которой - причинить серьезный физический вред, например, травмы или смерть. сослаться на агрессию , которая причиняет серьезный физический вред, например телесные повреждения или смерть, в качестве своей цели .Таким образом, насилие - это разновидность агрессии. Все насильственные действия являются агрессивными, но только действия, направленные на причинение серьезного физического ущерба, такие как убийство, нападение, изнасилование и грабеж, являются насильственными. Похлопать кого-то по лицу может быть жестоким, но называть людей именами будет только агрессивно.

Тип или уровень намерения, лежащий в основе агрессивного поведения, создает различие между двумя основными типами агрессии, которые вызваны очень разными психологическими процессами.Эмоциональная или импульсивная агрессия Агрессия, которая возникает только при небольшом количестве предусмотрительности или намерения и определяется в первую очередь импульсивными эмоциями. относится к агрессии, которая возникает лишь с небольшим количеством предусмотрительности или намерения и определяется в первую очередь импульсивными эмоциями . Эмоциональная агрессия - это результат крайне негативных эмоций, которые мы испытываем в то время, когда мы агрессивны, и на самом деле не предназначена для получения каких-либо положительных результатов. Когда Сара кричит на своего парня, это, вероятно, эмоциональная агрессия - она ​​импульсивна и проявляется в пылу сию минуту.Другими примерами являются ревнивый любовник, который поражается в ярости, или спортивные болельщики в моем университете, которые после того, как наша баскетбольная команда выиграла национальный чемпионат NCAA, зажгли костры и уничтожили машины вокруг стадиона.

Инструментальная или когнитивная агрессия Преднамеренная и спланированная агрессия, направленная на то, чтобы причинить кому-то вред, чтобы получить что-то. С другой стороны, агрессия является преднамеренной и запланированной . Инструментальная агрессия более когнитивная, чем аффективная, и может быть совершенно холодной и расчетливой.Инструментальная агрессия направлена ​​на то, чтобы причинить кому-то вред, чтобы получить что-то - например, внимание, денежное вознаграждение или политическую власть. Если агрессор считает, что есть более простой способ достижения цели, агрессия, вероятно, не произойдет. Хулиган, который бьет ребенка и крадет его игрушки, террорист, убивающий мирных жителей, чтобы получить политическую известность, и наемный убийца - все это хорошие примеры инструментальной агрессии.

Иногда трудно отличить инструментальную агрессию от эмоциональной, но все же важно попытаться это сделать.Эмоциональная агрессия обычно рассматривается как убийство второй степени в правовой системе США, чтобы отличать ее от когнитивной инструментальной агрессии (убийство первой степени). Однако вполне может быть, что вся агрессия хотя бы частично носит инструментальный характер, потому что она служит некоторым потребностям преступника. Поэтому, вероятно, лучше всего рассматривать эмоциональную и инструментальную агрессию не как отдельные категории, а как конечные точки в континууме (Bushman & Anderson, 2001).

Социальные психологи соглашаются, что агрессия может быть как словесной, так и физической.Следовательно, оскорбления в адрес парня определенно, согласно нашему определению, агрессивны, так же как и нанесение ударов. Физическая агрессия Агрессия, которая предполагает причинение физического вреда другим. агрессия, которая включает причинение физического вреда другим людям - например, нанесение им ударов, ударов ногами, ножевых ранений или стрельбы по ним. Нефизическая агрессия Агрессия, например критика или распространение слухов, не причиняющая физического вреда другому. агрессия, не связанная с физическим ущербом .Нефизическая агрессия включает вербальную агрессию (крик, крик, ругань и обзывание) и относительную или социальную агрессию , которая определяется как намеренное нанесение вреда социальным отношениям другого человека, например, сплетни о другом человеке, исключая других наша дружба или «молчаливое обращение» с другими (Crick & Grotpeter, 1995). Невербальная агрессия также проявляется в форме сексуальных, расовых и гомофобных шуток и эпитетов, цель которых - причинить вред людям.

Список, следующий за этим абзацем (адаптированный из Archer & Coyne, 2005), представляет некоторые примеры типов нефизической агрессии, которые наблюдались у детей и взрослых. Одна из причин, по которой люди могут использовать нефизическую, а не физическую агрессию, заключается в том, что она более тонкая. Когда мы используем эти техники, нам, возможно, удастся избежать неприятностей - мы можем вести себя агрессивно, не показываясь другим агрессивным.

Агрессивное поведение | Определение и обучение пациентов

Что такое агрессивное поведение?

Агрессивное поведение может причинить физический или эмоциональный вред другим.Это может быть как словесное, так и физическое насилие. Это также может быть связано с нанесением вреда личному имуществу.

Агрессивное поведение нарушает социальные границы. Это может привести к разрыву ваших отношений. Это может быть очевидное или скрытное. Случайные вспышки агрессии обычны и даже нормальны при определенных обстоятельствах. Однако вам следует поговорить со своим врачом, если вы часто или периодически проявляете агрессивное поведение.

При агрессивном поведении вы можете чувствовать себя раздражительным и беспокойным.Вы можете чувствовать себя импульсивным. Вам может быть трудно контролировать свое поведение. Вы можете не знать, какое поведение социально приемлемо. В других случаях вы можете действовать агрессивно намеренно. Например, вы можете использовать агрессивное поведение, чтобы отомстить или кого-то спровоцировать. Вы также можете направить агрессивное поведение на себя.

Важно понимать причины вашего агрессивного поведения. Это может помочь вам решить эту проблему.

Многие вещи могут повлиять на ваше поведение. К ним могут относиться:

  • физическое здоровье
  • психическое здоровье
  • структура семьи
  • отношения с другими людьми
  • рабочая или школьная среда
  • социальные или социально-экономические факторы
  • индивидуальные черты
  • жизненный опыт

Как взрослый, вы можете действовать агрессивно в ответ на негативный опыт.Например, вы можете стать агрессивным, когда чувствуете разочарование. Ваше агрессивное поведение также может быть связано с депрессией, тревогой, посттравматическим стрессовым расстройством или другими психическими расстройствами.

Причины агрессивного поведения, связанные со здоровьем

Многие психические расстройства могут способствовать агрессивному поведению. Например, эти состояния включают:

  • расстройство аутистического спектра
  • синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ)
  • биполярное расстройство
  • шизофрения
  • расстройство поведения
  • прерывистое взрывное расстройство
  • посттравматическое стрессовое расстройство
  • посттравматическое стрессовое расстройство 857

    Повреждение мозга также может ограничить вашу способность контролировать агрессию.Вы можете получить повреждение головного мозга в результате:

    • инсульта
    • травмы головы
    • определенных инфекций
    • определенных заболеваний

    Различные состояния здоровья по-разному способствуют агрессии. Например, если у вас аутизм или биполярное расстройство, вы можете действовать агрессивно, когда чувствуете разочарование или не можете говорить о своих чувствах. Если у вас расстройство поведения, вы намеренно будете действовать агрессивно.

    Агрессия у детей может быть вызвана несколькими факторами.К ним могут относиться:

    • плохие навыки взаимоотношений
    • основные проблемы со здоровьем
    • стресс или разочарование

    Ваш ребенок может имитировать агрессивное или агрессивное поведение, которое он видит в своей повседневной жизни. Они могут привлечь внимание к этому со стороны членов семьи, учителей или сверстников. Вы можете случайно поощрять это, игнорируя или поощряя их агрессивное поведение.

    Иногда дети набрасываются из-за страха или подозрений. Это чаще встречается, если у вашего ребенка шизофрения, паранойя или другие формы психозов.Если у них биполярное расстройство, они могут действовать агрессивно во время маниакальной фазы своего состояния. Если у них депрессия, они могут действовать агрессивно, когда чувствуют раздражение.

    Ваш ребенок может также действовать агрессивно, когда ему трудно справиться со своими эмоциями. Им может быть особенно трудно справиться с разочарованием. Это часто встречается у детей с расстройством аутистического спектра или когнитивными нарушениями. Если они расстраиваются, они могут быть не в состоянии исправить или описать ситуацию, вызвавшую их разочарование.Это может заставить их действовать.

    Дети с СДВГ или другими деструктивными расстройствами могут проявлять недостаток внимания или понимания. Они также могут казаться импульсивными. В некоторых случаях такое поведение можно считать агрессивным. Это особенно актуально в ситуациях, когда их поведение социально неприемлемо.

    Агрессивное поведение среди подростков - обычное дело. Например, многие подростки ведут себя грубо или иногда ссорятся. Однако у вашего подростка могут возникнуть проблемы с агрессивным поведением, если он будет регулярно:

    • кричать во время споров
    • вступать в драки
    • запугивать других

    В некоторых случаях они могут действовать агрессивно в ответ на:

    • стресс
    • давление со стороны сверстников
    • злоупотребление психоактивными веществами
    • нездоровые отношения с членами семьи или другими людьми

    Половое созревание также может быть стрессовым временем для многих подростков.Если они не понимают или не знают, как справиться с изменениями в период полового созревания, ваш подросток может действовать агрессивно. Если у них есть психическое заболевание, оно также может способствовать агрессивному поведению.

    Чтобы справиться с агрессивным поведением, вам необходимо определить его основные причины.

    Может быть полезно поговорить с кем-нибудь о переживаниях, которые заставляют вас чувствовать себя агрессивно. В некоторых случаях вы можете узнать, как избежать неприятных ситуаций, изменив свой образ жизни или карьеру. Вы также можете разработать стратегии, как справляться с неприятными ситуациями.Например, вы можете научиться общаться более открыто и честно, не проявляя агрессии.

    Ваш врач может порекомендовать психотерапию для лечения агрессивного поведения. Например, когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) может помочь вам научиться контролировать свое поведение. Это может помочь вам развить механизмы преодоления. Это также может помочь вам понять последствия ваших действий. Другой вариант - беседа. Это может помочь вам понять причины вашей агрессии. Это также может помочь вам справиться с негативными чувствами.

    В некоторых случаях врач может прописать лекарства для лечения вашего агрессивного поведения. Например, они могут прописать противоэпилептические препараты (AED), такие как фенитоин и карбамазепин. Если у вас шизофрения, болезнь Альцгеймера или биполярное расстройство, вам могут прописать стабилизаторы настроения. Они также могут посоветовать вам принимать добавки с жирными кислотами омега-3.

    Ваш план лечения будет варьироваться в зависимости от основных причин вашего агрессивного поведения. Поговорите со своим врачом, чтобы узнать больше о вашем состоянии и вариантах лечения.

    Если вы не справляетесь со своей агрессией, она может привести к более агрессивному и жестокому поведению. Однако существуют варианты лечения агрессивного поведения. Следование рекомендованному врачом плану лечения может помочь вам обрести контроль, прежде чем вы нанесете вред себе или другим.

    Агрессивное поведение редко случается без причины. Выявление первопричин агрессивного поведения может помочь вам избежать ситуаций, которые его вызывают. Поговорите со своим врачом, чтобы узнать, как определить и лечить основные причины вашего агрессивного поведения.

    Q:

    Как лучше всего определить, когда агрессивное поведение любимого человека является оскорбительным, а не нормальной эмоциональной реакцией?

    Анонимный пациент

    A:

    К сожалению, на этот вопрос нет простого ответа. В цикле оскорблений обидчик часто заявляет: «Я не имел этого в виду» или просит прощения, извиняется и т. Д. Как правило, оскорбительное поведение происходит практически без провокации. Однако, если агрессивность рассматривается в рамках того, что можно было бы ожидать в ситуации, когда агрессия может быть нормальным явлением, это может быть отличным показателем.Например, если кому-то физически угрожает кто-то другой, имеет смысл, что этот человек будет реагировать агрессивно. Также необходимо учитывать частоту агрессивного поведения. Если агрессия постоянно и часто проявляется по отношению к интимному партнеру с минимальными провокациями или без них, то это, скорее всего, насилие, а не нормальная эмоциональная реакция.

    Тимоти Дж. Легг, доктор философии, PMHNP-BC Ответы отражают мнение наших медицинских экспертов.Весь контент носит исключительно информационный характер и не может рассматриваться как медицинский совет.

    Frontiers | Эндогенный окситоцин, вазопрессин и агрессия у домашних собак

    Введение

    Агрессивное поведение собак вызывает серьезную озабоченность по причинам, связанным как с общественным здоровьем, так и с благополучием животных. По оценкам, в США собаки кусают около 4,5 миллионов американцев ежегодно, причем примерно половина из этих укусов приходится на детей (Центры по контролю и профилактике заболеваний, 2003; Gilchrist et al., 2008). Помимо этого воздействия на человеческие жизни, агрессия (по отношению к людям или другим собакам) также является одной из наиболее частых причин, по которым собак отправляют в приюты для животных (Salman et al., 1998), причем около 2 миллионов из этих собак подвергаются эвтаназии. ежегодно (Patronek et al., 1996). Несмотря на эти широко признанные опасения, мы относительно мало знаем о психологических и биологических факторах, лежащих в основе агрессии собак.

    Агрессия - это адаптивная, но иногда патологическая форма социального поведения, которая может быть мотивирована широким спектром психологических состояний.Агрессия собаки может быть результатом когнитивных оценок социальной среды, которые приводят к страху, гневу или хищническим мотивам, и люди могут различаться по своей склонности выражать или подавлять поведенческие реакции на эти эмоции. Биологические механизмы, которые способствуют агрессивному поведению, разнообразны, и разные формы агрессии могут быть опосредованы разными нейробиологическими субстратами (Panksepp and Zellner, 2004).

    Предыдущие исследования биологии агрессии собак были сосредоточены преимущественно на роли андрогенов и серотонинергической системы.Хотя тестостерон положительно связан с агрессией у многих видов (Archer, 1988), исследования андрогенов и агрессии у собак в основном не дали результатов. Например, в некоторых исследованиях гонадэктомия (которая приводит к снижению выработки андрогенов) была связана с умеренным снижением агрессии кобелей как по отношению к другим собакам, так и к людям (Neilson et al., 1997), тогда как в других кастрированных собаках было обнаружено, что это больше агрессивный (Guy et al., 2001). Результаты по серотонинергической системе были более последовательными, чем по андрогенам.В частности, некоторые собаки с историей агрессии характеризуются низким уровнем серотонина или метаболитов серотонина - как в крови, так и в спинномозговой жидкости (CSF) - и это открытие особенно выражено в линиях, склонных к агрессии (Reisner et al., 1996; Haug , 2008; Rosado et al., 2010; León et al., 2012; Amat et al., 2013). Из-за ингибирующего действия серотонина на агрессию одним из распространенных вмешательств для агрессивных собак было увеличение доступности серотонина с помощью селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (SSRIs; Haug, 2008).Хотя и тестостерон, и серотонин могут играть важную роль в регулировании агрессии, исследования с участием других видов млекопитающих показывают, что окситоцин и аргинин-вазопрессин также играют важную роль в подавлении и облегчении агрессивного поведения (Carter, 1998; Caldwell et al., 2008; Albers , 2012). Однако мало исследований изучали связь между этими нейропептидами и агрессивным поведением собак.

    Окситоцин (ОТ) и аргинин-вазопрессин (AVP) - это тесно связанные нонапептиды с широким спектром воздействия на социальное поведение, когнитивные функции и стрессовые реакции (Carter, 1998; Goodson and Bass, 2001; Carter et al., 2008; Дональдсон и Янг, 2008 г.). Хотя биологические эффекты ОТ и АВП могут быть сходными во многих случаях, в других они антагонистичны (Neumann and Landgraf, 2012). Что касается аффективных состояний и социального поведения, ОТ подавляет симпатоадреналовую ось, снижает тревожность и может способствовать аффилиативному поведению. Напротив, AVP увеличивает активность симпатоадреналовой кислоты, является анксиогенным и в некоторых случаях способствует агрессии (Ferris, 1992; Carter, 1998). Однако оба пептида могут иметь эффекты, которые зависят от пола и вида и зависят от места действия в мозге, а также от характеристик рецептора (Kelly and Goodson, 2014).Более того, оба пептида способны связываться с рецепторами друг друга, и предполагается, что динамический баланс между ОТ и АВП опосредует широкий спектр эмоциональных состояний и социального поведения (Neumann and Landgraf, 2012).

    Недавние исследования с собаками подчеркнули роль ОТ в аффилиативном поведении и положительных аффективных состояниях. Например, у собак наблюдается повышение ОТ после дружеского взаимодействия с человеком (Odendaal and Meintjes, 2003; Rehn et al., 2014; Nagasawa et al., 2015; MacLean et al., 2017b) или другие приятные переживания (Mitsui et al., 2011; Beetz et al., 2012). Недавно полиморфизм гена рецептора окситоцина ( OXTR ) был связан с социальным поведением собак, направленным на человека (Kis et al., 2014; Oliva et al., 2016b), а собаки, получавшие интраназальный ОТ, были зарегистрированы для проявляют повышенное аффилированное поведение как по отношению к людям, так и к другим собакам (Romero et al., 2014; Nagasawa et al., 2015; но см. Hernádi et al., 2015). Наконец, было зарегистрировано, что введение ОТ улучшает некоторые аспекты общения между собакой и человеком (Oliva et al., 2015), в том числе когнитивные навыки, которые могут быть сходными у людей и собак (MacLean and Hare, 2015; MacLean et al., 2017a). Таким образом, текущие данные показывают, что ОТ как облегчает, так и отвечает на некоторые типы аффилиативного и кооперативного социального взаимодействия у собак.

    Хотя не было исследований, посвященных изучению роли AVP в агрессии собак, данные, полученные от других видов млекопитающих, предполагают, что AVP играет важную роль в регуляции агрессии по отношению к незнакомым людям. Например, ранние исследования AVP и агрессии показали, что микроинъекция AVP в гипоталамус золотых хомячков приводила к усилению агрессии по отношению к незнакомым особям, тогда как хомяки, получавшие антагонист AVP, демонстрировали дозозависимое уменьшение укусов и латентности при атаке незнакомых особей (Ferris и Potegal, 1988; Ferris, 1992; Ferris et al., 1997, 2006; Альберс, 2012). Хотя эти результаты были воспроизведены у нескольких других видов (Bester-Meredith et al., 2005; Gobrogge et al., 2007), другие эксперименты показывают, что AVP может как способствовать, так и подавлять агрессию, в зависимости от места действия в мозге. или половые факторы (Kelly and Goodson, 2014; обзор в Albers, 2015), и AVP может иметь решающее значение для некоторых форм аффилиативного поведения (Carter et al., 1995). В отличие от этих исследований на грызунах, которые касались локальных функций AVP, исследования на людях измеряли AVP в спинномозговой жидкости (CSF) или на периферии, чтобы оценить потенциальные связи между общими циркулирующими уровнями AVP и социальным поведением.Что касается агрессии, Coccaro et al. (1998) измерили AVP в спинномозговой жидкости человека и обнаружили положительную связь между AVP и историей агрессии, а исследования интраназального введения AVP у мужчин привели к снижению восприятия дружелюбия на незнакомых лицах (Thompson et al., 2006).

    Взятые вместе, эти результаты предполагают, что ОТ может играть большую роль в аффилиативном социальном поведении, анксиолизе и подавлении агрессии, тогда как AVP, хотя и критически важен для образования связей и родительского поведения, может играть большую роль в анксиогенезе и агрессии.Чтобы изучить связь между ОТ, АВП и агрессивным поведением у собак, мы провели два исследования, в которых собаки индивидуально подвергались воздействию различных стимулов: (1) трехмерные модели собак, (2) видеоизображения других собак и / или ( 3) угрожающий человек, и мы записали результирующие агрессивные реакции. Были определены свободные (несвязанные) и общие (свободные + связанные) концентрации ОТ и АВП в плазме, которые использовались в качестве предикторов поведения в этих условиях. Сначала мы провели серию методологических исследований для проверки протоколов подготовки образцов для измерения ОТ и АВП в плазме собак (ПОВ).В эксперименте 1 мы сравнили поведение и концентрации ОТ / АВП у двух групп собак: «случайная группа» - собаки, набранные из-за их известной истории агрессии по отношению к незнакомым сородичам, - и «контрольная группа» - собаки без предшествующего анамнеза. агрессии по отношению к сородичам, которые были сопоставлены с случаями на основе породы, пола и возраста. Этим собакам подвергались реалистичные трехмерные модели собак, а также проецируемые на видео стимулы с изображением собак, ведущих различные неагрессивные формы поведения.В эксперименте 2 мы сравнили концентрации гормонов в популяции собак-поводырей, которые были селективно выведены для аффилиативного и неагрессивного поведения, и собак-компаньонов, протестированных в эксперименте 1. Мы также протестировали собак-помощников с помощью видеостимулов, использованных в эксперименте 1, а также при оценке темперамента, во время которой собаки были представлены реалистичной трехмерной модели собаки и незнакомому человеку, который приблизился к собаке в угрожающей манере.

    Общие методы экспериментов 1–2

    Образцы

    окситоцина анализировали с использованием коммерчески доступных наборов для твердофазного иммуноферментного анализа (ELISA) от Arbor Assays (K048) и Cayman Chemical (500440).Набор Arbor Assays использовался для всех анализов, за исключением измерения свободного ОТ в популяции собак-поводырей в Эксперименте 2. Это изменение было реализовано, потому что концентрации свободного ОТ, измеренные с помощью набора Arbor Assays в Эксперименте 1, были близки к нижнему пределу Обнаружение и последующие анализы в нашей лаборатории показали, что свободный ОТ в плазме крови собак обнаруживался в лучшей области стандартной кривой с помощью набора Cayman Chemical. Все образцы вазопрессина анализировали с использованием коммерчески доступного набора для ELISA от Enzo Life Sciences (ADI-900-017A).

    Недавние данные свидетельствуют о том, что ОТ прочно связывается с белками плазмы, что может препятствовать его обнаружению в плазме (Martin and Carter, 2013; Martin, 2014; Brandtzaeg et al., 2016). Учитывая его структурное сходство с OT и наличие дисульфидного мостика, вероятно, что AVP обнаруживает сходные паттерны связывания. Недавно мы показали, что процедура восстановления / алкилирования и осаждения белков (R / A PPT), которая высвобождает связанный ОТ из белков плазмы, позволяет обнаруживать гораздо более высокие концентрации ОТ, и подтвердили этот подход с помощью плазмы собак, проанализированной с помощью ELISA. (Brandtzaeg et al., 2016). Благодаря стадии осаждения белка, этот процесс также устраняет влияние матрицы, обычно наблюдаемое при работе с чистой плазмой. Здесь мы использовали этот подход как для OT, так и для AVP (см. SOM).

    Для измерения свободных ОТ и АВП все образцы были обработаны с использованием твердофазной экстракции (ТФЭ), как описано в дополнительных материалах (SOM). Мы ожидали, что образцы, обработанные с использованием твердофазной экстракции (ТФЭ), должны улавливать «свободные» концентрации пептидов, отражающие острую активность во время исследования, тогда как образцы, полученные с помощью R / A PPT, должны представлять общие концентрации ОТ и AVP и обеспечивать биомаркер долгосрочных индивидуальных различий (свободные и связанные концентрации; Brandtzaeg et al., 2016).

    Эксперимент 1

    Эксперимент 1 представлял собой исследование случай-контроль, в котором собак с историей агрессии (далее - случаи) по отношению к незнакомым собакам при ходьбе на поводке («агрессия на поводке») сравнивали с подобранной контрольной группой (далее «контроль») без анамнеза. агрессии. Мы решили специально изучить агрессию на поводке, потому что мы стремились изучить агрессивное поведение в строго контролируемом контексте, в котором все собаки могут находиться на фиксированном расстоянии от контролируемого стимула, используемого для вызова агрессивных реакций.Все испытания проводились в Ветеринарном центре здоровья и благополучия Колледжа ветеринарной медицины Университета штата Северная Каролина.

    Метод

    Субъекты

    случаев было набрано через рассылки по электронной почте, связанные с собаками, и через дрессировщиков собак, специализирующихся на случаях агрессии с поводком. Материалы для вербовки обращались к владельцам собак, которые обычно рычат, рычат или бросаются на незнакомых собак на поводке. Лица, проявившие интерес к исследованию, участвовали в первоначальном телефонном скрининге, чтобы убедиться, что их собака проявляет хроническую агрессию по отношению к другим незнакомым собакам и соответствует критериям включения, описанным ниже.Когда случаи соответствовали критериям включения, соответствующие контрольные группы (на основе породы, пола и возраста) были набраны из базы данных владельцев домашних животных, поддерживаемой Duke Canine Cognition Center. Владельцы контрольных собак участвовали в первоначальном скрининге, чтобы убедиться, что их собака не агрессивна по отношению к незнакомым сородичам, и что собаки соответствуют основным критериям включения. В некоторых случаях владельцы собак отменяли свои встречи после того, как один из членов диады случай-контроль был протестирован или назначен, и в этом случае мы сохранили данные от несоответствующего субъекта и отнесли эту собаку к ближайшей группе случай-контроль на основе пола, возраста. , и порода.В случаях, когда точное соответствие породы было невозможно, мы пытались сопоставить субъектов на основе группы породы.

    Всем владельцам предложили бесплатное ветеринарное обследование, общий анализ крови (CBC) и панель биохимии сыворотки их собаки в обмен на участие. Чтобы иметь право на участие, субъекты должны были быть в возрасте от 1 до 9 лет, весом от 4,5 до 70 кг, стерилизованными или стерилизованными, а также иметь современную вакцинацию от бешенства. Собаки исключались из участия, если у них были хронические заболевания, история агрессии по отношению к людям или знакомым собакам в домашнем хозяйстве, отклонения от нормы результатов клинического анализа крови или химического анализа или если они получали психоактивные препараты в течение последних 30 дней.Всего 46 собак начали исследование, но три субъекта были впоследствии исключены либо из-за невозможности сбора крови во время ветеринарного осмотра ( N = 2), либо из-за отклонений в результатах клинического анализа крови ( N = 1). Демографические данные субъектов для сопоставленных случаев и контроля показаны в Таблице 1. Все владельцы собак подписали документы об информированном согласии до участия и процедур тестирования в соответствии с правилами, установленными Комитетом по уходу и использованию животных в Университете штата Северная Каролина (протокол №: 14 -184-О).

    Таблица 1 . Демографические данные участников эксперимента 1.

    Аппараты и стимулы

    Схема испытательной комнаты показана на рисунке 1. Комната для испытаний была разделена на две части стеной шкафов для хранения документов (высотой 1,22 м) с зазором 1,7 м в этой стене, чтобы испытуемые могли видеть стимулы, представленные в другой. половина комнаты. Через этот промежуток был повешен непрозрачный занавес, чтобы испытуемые могли видеть другую сторону комнаты только в периоды предъявления стимула.Владельцы сидели на стуле в 2,5 м от перегородки с резиновым ковриком, примыкающим к этому стулу, где собаки были размещены в начале исследования. Все собаки носили поводок длиной 1,25 м, прикрепленный к шейному ошейнику, чтобы они могли свободно перемещаться в пределах фиксированного радиуса от исходного положения во время теста. Видеостимулы проецировались с помощью видеопроектора NEC (модель VT695; присутствует только во время видеопроб) на белый плакат размером 1 × 1,5 м, расположенный в 1,5 м за проемом в перегородке комнаты.Звуковые колонки были расположены за этим плакатом таким образом, чтобы звуки подавались непосредственно за областью, где были представлены визуальные стимулы. Все испытания были сняты с помощью двух видеокамер высокого разрешения, одна из которых была расположена в задней части комнаты и фиксировала презентации стимулов и собаки (сзади), а другая - из щели в центре комнаты, которая фиксировала поведение собаки. (ориентирован на морду собаки). Эта вторая камера была основным углом, используемым для всего поведенческого кодирования.

    Рисунок 1 . Схема испытательной комнаты для эксперимента 2 (не в масштабе).

    Трехмерные стимулы состояли из реалистичных моделей собак трех разных размеров (маленький - Джек Рассел терьер; средний - Шетландская овчарка; большой - Староанглийская овчарка) и трех неодушевленных предметов (контрольные стимулы) сопоставимого размера (желтый прямоугольник, черный мешок для мусора, наполненный бумагой, надутый синий мяч для йоги). Перед предъявлением каждого стимула мы проигрывали короткий (~ 2 с) слуховой стимул, чтобы привлечь внимание собаки к области, в которой будет представлен визуальный стимул.Для моделей собак эти стимулы были звуками лая, соответствующими размеру тела конкретной модели, а для контрольных стимулов эти звуки были произвольными звуковыми эффектами. Видеостимулы (каждые 15 с) состояли из видеозаписей DOGTV (компании, производящей цифровой контент, оптимизированный для зрения собак). В клипах для собак были изображения собаки, которую выгуливали на поводке, собаки, отдыхающей в траве, и двух играющих собак. Контрольные клипы включали изображения воды, бегущей по скалам, и панорамы полога леса или цветов.К этим клипам был добавлен аудиоконтент, так что все контрольные клипы содержали мягкую инструментальную музыку, а клипы для собак включали звук пыхтения собаки или вокализацию игры собаки. Аудио для собачьих клипов было отредактировано в цифровом виде, чтобы звуки и визуальные образы были синхронными.

    Процедура

    Ветеринарный осмотр и дополнительная информация

    После планирования исследовательского визита всем участникам была предоставлена ​​электронная ссылка для заполнения анкеты поведения и исследований собак (C-BARQ), проверенного и надежного инструмента для измерения различных аспектов поведения собак, который использовался в предыдущих исследованиях собачья агрессия (Duffy et al., 2008; van den Berg et al., 2010). По прибытии клиентов проводили в тихую комнату для консультаций, где ветеринарный техник собирал справочную информацию о поведении и истории болезни собаки, а клиенты подписывали документы об информированном согласии. Затем собак отвели в ближайшую смотровую комнату, и лечащий ветеринар провел физический осмотр и собрал первый образец крови, который будет использоваться для общего анализа крови, химического анализа и анализа свободного и общего ОТ и АВП. По завершении экзамена собаки и их владельцы были доставлены в испытательную комнату, где главный экспериментатор (E1) объяснил процедуру и дал инструкции по обращению с собакой во время теста.Владельцев попросили прижать поводок собаки к фиксированной точке на подлокотнике стула и воздерживаться от взаимодействия с собакой во время тестовых испытаний, независимо от поведения собаки.

    Трехмерные стимулы

    В начале каждого испытания занавес закрывали, чтобы собаки не могли наблюдать за действиями на стороне экспериментатора. E1 расположился за занавеской со стимулом, а второй экспериментатор (E2) проиграл аудиоклип, чтобы привлечь внимание собаки.Затем E2 открыл занавес с помощью шкива, и собаки наблюдали E1 и стимул в течение 15 с, после чего занавес закрылся. В качестве стимула для собак E1 держал поводок, обвитый петлей вокруг шеи модели, и нежно гладил собаку. Что касается контрольных стимулов, E1 выполнял схожие движения (например, касаясь или похлопывая коробку и сумку, или вращая и слегка подпрыгивая по мячу). E1 смотрел на стимул на протяжении всего испытания и избегал зрительного контакта с субъектом. Было проведено шесть испытаний, и тип стимула (модель собаки, контрольный объект) чередовался между испытаниями.Мы использовали два фиксированных порядка предъявления стимулов (порядок 2 был обратным порядку 1), и порядок стимулов был уравновешенным внутри групп (случай и контроль) и согласован в рамках согласованных пар случай-контроль. Примеры процедуры и ответов испытуемых показаны в фильме S1.

    Видео стимулы

    По завершении последнего трехмерного стимула занавес был оставлен открытым, E1 покинул зону тестирования и запустил видео. Как и в случае трехмерных стимулов, порядок видеостимулов чередовался между клипами с изображением собак и контрольными клипами (сцены природы), и мы использовали два порядка предъявления стимулов, которые были уравновешены, как описано выше.Каждый клип отделялся 10 с, в течение которых экран был черным. По завершении финального видеостимулятора собак отводили в ближайшую смотровую комнату и собирали второй образец крови для оценки изменений свободных ОТ и АВП после воздействия тестовых стимулов.

    Оценка и анализ

    Из видео мы закодировали каждое испытание на продолжительность лая и рычания, а также на количество раз, когда собака бросалась на раздражитель или поднимала верхнюю губу в агрессивном проявлении.Вздыбленные волосы (эректильные волосы на спине собаки) не могли быть закодированы из-за неоднородности типа шерсти в этой разнообразной выборке, что не позволяло проводить сопоставимые измерения по субъектам. Все испытания были закодированы двумя независимыми наблюдателями, слепыми к гипотезам, и межэкспертное согласие было превосходным по всем параметрам (лай: R = 0,95; рычание: R = 0,98; выпад: R = 0,95, приподнятая губа: R = 0,89). Предварительный анализ выявил гораздо более сильные реакции на трехмерные стимулы, чем на видеостимулы, при этом очень немногие собаки демонстрируют агрессивные ответы на последние (таблица 2).Таким образом, наш анализ поведения во время теста был ограничен испытаниями, включающими трехмерные стимулы. Перед анализом оценки каждого испытуемого были усреднены по трем тестовым испытаниям с использованием стимулов собак (т.е. исключая испытания с контрольными объектами), и все данные были стандартизированы путем преобразования в z-баллы (в пределах каждой поведенческой категории). Поскольку приподнятая губа наблюдалась только у одной собаки, эта переменная была исключена из анализа. С целью создания сводного индекса агрессивного поведения мы провели анализ основных компонентов с помощью z-баллов для лая, рычания и выпада.Первый главный компонент был положительно загружен всеми тремя переменными, на него приходилось 54% дисперсии, и баллы по этому компоненту использовались в качестве основного показателя агрессии (далее «составной балл агрессии»).

    Таблица 2 . Различия в поведении между испытуемыми (собака) и контрольными (не собака) условиями с трехмерными и видеопроекциями.

    Гормональные предикторы статуса случай-контроль оценивались с использованием условной логистической регрессии (Gail et al., 1981). Если не указано иное, сравнения поведения между наблюдательной и контрольной группами проводились с использованием линейных или обобщенных линейных смешанных моделей с идентификатором пары для каждой согласованной пары в качестве случайного эффекта. Для гормонального анализа мы включили пол, возраст, массу тела и аналитическую пластину как ковариаты, а для поведенческого анализа мы включили пол, возраст и массу тела как ковариаты. Во всех случаях отдельные предикторы модели оценивались в структуре сравнения моделей с использованием теста отношения правдоподобия для определения изменения правдоподобия при добавлении в модель отдельных переменных.Данные по гормонам были преобразованы в журнал, чтобы лучше соответствовать предположениям параметрического анализа, а затем преобразованы в баллы z , чтобы облегчить интерпретацию коэффициентов регрессии. Все анализы проводились на языке R и в среде для статистических вычислений (R Core Team, 2017).

    Сбор образцов и анализ гормонов

    Все образцы крови собирали в вакуумные контейнеры, содержащие K3 EDTA, центрифугировали в течение 20 минут при 3000 об / мин, а отделенную плазму разделяли на аликвоты по 1 мл и замораживали при -80 ° C до анализа.Образцы из совпадающих случаев и контролей обрабатывали на одном планшете. Мы проанализировали свободные ОТ и АВП в образцах, собранных как до, так и после эксперимента, чтобы оценить краткосрочные изменения высвобождения пептидов. Однако пробы до и после анализа сильно коррелировали (ОТ: R = 0,69; AVP: R = 0,67) без значительных изменений во времени в обеих группах (SOM). Таким образом, мы сообщаем результаты только по образцам до тестирования ниже, а дополнительные анализы, включающие образцы после тестирования, и изменения во времени сообщаются в SOM.Общие ОТ и АВП измерялись только в предтестовых выборках, поскольку эта мера была предназначена для обеспечения более долгосрочного и более стабильного измерения индивидуальных различий.

    Результаты

    Поведение

    В целом, собаки демонстрировали значительно больше времени на лай и рычание и значительно чаще бросались на стимул, когда были представлены трехмерные собаки, по сравнению с трехмерными контрольными объектами (парные тесты t- , таблица 2). Напротив, видеостимулы вызывали очень мало ответов в обоих условиях, и поведение не варьировалось в зависимости от того, была ли на видео изображена другая собака или контрольный контент (таблица 2).Таким образом, анализ поведения во время эксперимента сосредоточен исключительно на испытаниях, включающих трехмерные стимулы.

    Пациенты и контрольные группы значительно различались по их ответам на стимулы собак: случаи, когда лая, рычания и выпады были больше, чем в контрольной группе, а также более высокие суммарные показатели агрессии (рис. 2). Эти поведенческие различия были характерны для тестовых испытаний (в которых были представлены модели собак), и поведение групп не отличалось во время контрольных испытаний (лай: χ 2 = 1.30, df = 1, p = 0,25; рычание: χ 2 = 1,34, df = 1, p = 0,25; выпад: χ 2 = 0,04, df = 1, p = 0,84).

    Рисунок 2 . Различия в поведении между случаями и контрольными группами при столкновении с реалистичными трехмерными моделями собак. Случаи и контроль достоверно различались для всех показателей (pc1: χ 2 = 13,75, df = 1, p <0,01; кора: χ 2 = 8,74, df = 1, p <0.01; рычание: χ 2 = 6,27, df = 1, p = 0,01; выпад: χ 2 = 7,80, df = 1, p <0,01). PC1 представляет собой баллы по первому основному компоненту в анализе основных компонентов, включая лай, рычание и выпад. * p <0,05.

    Свободный окситоцин и вазопрессин

    Условная логистическая регрессия показала, что в случаях до теста уровни свободной AVP были значительно ниже, чем в контрольной группе (Рисунок 3; Таблица 3), но что концентрации свободных OT не различались между группами (Рисунок 3; Таблица 3).В частности, увеличение свободного AVP на одно стандартное отклонение было связано с отношением шансов 0,08 попадания в случай по сравнению с контрольной группой. Случаи имели тенденцию иметь более высокие отношения свободного ОТ: АВП, но это различие не было значимым (Рисунок 3; Таблица 3). Используя C-BARQ в качестве меры агрессии вне экспериментального контекста, мы наблюдали аналогичные результаты. В частности, собаки, которые, как сообщалось, были более агрессивными по отношению к другим собакам, характеризовались значительно более низкими уровнями свободного AVP в плазме (SOM).

    Рисунок 3 . Концентрации свободного и общего окситоцина (OT) и вазопрессина (AVP) в плазме, а также соотношение OT: AVP у собак с историей агрессии (случаи) и соответствующей контрольной группы (без истории агрессии). Случаи имели значительно более низкий уровень свободного AVP в плазме и значительно более высокий уровень общего AVP в плазме. * p <0,05.

    Таблица 3 . Результаты моделей условной логистической регрессии в эксперименте 1.

    Общий окситоцин и вазопрессин

    В отличие от анализа концентраций свободных пептидов, условная логистическая регрессия показала, что в случаях общий AVP был значительно выше, чем в контроле (рисунок 3; таблица 3).Увеличение AVP на одно стандартное отклонение было связано с отношением шансов 4,5 для случая по сравнению с контрольной группой. Ни общее ОТ, ни общее соотношение ОТ: АВП не различались между группами (Рисунок 3; Таблица 3). Наконец, используя общие концентрации пептидов в качестве предикторов оценок C-BARQ, общий AVP был положительно связан с более высокими уровнями агрессии, направленной на собак (SOM).

    Обсуждение

    Наблюдатели и контроли значительно различались по своей реакции на трехмерные модели, причем случаи демонстрировали более высокий уровень агрессии, чем контрольные.Поскольку сходные поведенческие различия не наблюдались, когда испытуемым предъявлялись контрольные стимулы, это предполагает, что агрессивные реакции были как специфическими, так и социальными по своей природе и, предположительно, были вызваны правдоподобием моделей. Однако следует отметить, что не во всех случаях агрессивно реагировали на модели собак (SOM), несмотря на то, что эти собаки были набраны специально из-за сообщений владельцев о хронической агрессии по отношению к незнакомым сородичам. Следовательно, хотя модельные собаки могут быть полезным инструментом для исследовательских целей, реакция на эти неодушевленные модели вряд ли будет идеально коррелировать с поведением в реальном мире (Шабеланский и др., 2015).

    Концентрации

    AVP (но не OT) до теста значительно различались между пациентами и контролями. Однако направление этой разницы зависело от того, учитывались ли только концентрация свободного пептида или общая концентрация пептида, и этот вопрос мы еще рассмотрим ниже. В частности, случаи характеризовались более низким уровнем свободной AVP, но более высоким уровнем общего AVP. Напротив, ни один из показателей ОТ не отличался существенно между случаями и контрольной группой. Это открытие дополнительно подтверждает идею о том, что, будучи структурно и функционально связанными, АВП может быть более тесно связана с агрессией, чем ОТ.

    Различия между случаями и контролем в этом исследовании могут отражать нетипичные характеристики популяции случаев, контрольной популяции или того и другого. В частности, в то время как случаи были набраны из-за истории агрессии по отношению к другим собакам, мы требовали, чтобы контрольная группа не демонстрировала заметной агрессии по отношению к сородичам, что, возможно, создавало контраст между собаками на крайних концах континуума поведения. Чтобы выяснить, характеризовались ли собаки в контрольной группе аномально низким уровнем страха или агрессии по отношению к людям или другим собакам, мы сравнили баллы C-BARQ для этих собак с общим распределением для домашних собак, описанным в Hsu and Serpell (2003).Средние показатели C-BARQ для контрольных субъектов в эксперименте 1 попали в межквартильный диапазон для больших выборок домашних собак, что позволяет предположить, что контрольные субъекты не были атипичными в отношении этих поведенческих черт.

    Наконец, важно отметить, что, хотя в этом эксперименте использовалась схема случай-контроль, были некоторые ограничения в нашей способности подбирать субъектов в зависимости от породы и возраста (пол был успешно сопоставлен для всех групп). В частности, в некоторых случаях, когда точное совпадение пород было невозможно, мы подбирали субъектов на основе породной группы и морфологических характеристик (например,г., масса тела). Точно так же во многих случаях не удалось точно сопоставить возраст, но в среднем парные случаи и контрольная группа не различались по возрасту более чем на 1,5 года. Таким образом, хотя мы получили разумные группы случаев и контроля, будущие исследования могут выиграть от более точного сопоставления этих параметров.

    Эксперимент 2

    Эксперимент 2 оценил гормональные предикторы изменчивости социального поведения в популяции собак-кандидатов в помощники, протестированных в Canine Companions for Independence (CCI) в Санта-Роза, Калифорния.Кроме того, мы сравнили уровни эндогенных ОТ и АВП между этой популяцией и популяцией домашних собак, изученных в Эксперименте 1. Поскольку эта популяция собак-поводырей находилась под активным отбором на дружелюбный и неагрессивный темперамент более 40 лет, мы ожидали, что если ОТ и AVP играют решающую роль в формировании этих черт, тогда эта популяция может проявлять уникальные нейроэндокринные характеристики по сравнению с популяцией домашних собак.

    Метод

    Субъекты

    Тридцать собак-кандидатов из CCI участвовали в эксперименте 2.Демографические данные по всем субъектам представлены в таблице 4.

    Таблица 4 . Демографические данные субъектов эксперимента 2.

    Процедура

    Все собаки-поводыри участвовали в начальном тесте темперамента (разработанном и реализованном CCI), который включал в себя два социальных события (угроза незнакомцу и незнакомая собака), которые были записаны на видео для целей этого исследования. Более широкий тест на темперамент проводился на собаках, выгуливающих заранее заданный путь, который включал множество потенциально отвлекающих, пугающих или угрожающих стимулов.Сразу после этого теста темперамента собак также тестировали с видеостимулами, использованными в эксперименте 1. В дополнение к этим поведенческим тестам, воспитатели щенков выполнили оценку C-BARQ для большинства этих субъектов на основе поведения собаки в возрасте 1 года. (C-BARQ не может быть получен для некоторых собак, которые были выращены в рамках тюремной программы по выращиванию щенков). Кровь брали у всех собак в рамках обычного ветеринарного осмотра за 1 день до поведенческого теста.

    Угрожающий незнакомец (TS)

    В тесте с угрозой незнакомца проводник подвел собаку к человеку (TS), сидящему на скамейке в куртке с капюшоном и держащему трость.Когда собака приблизилась, TS встал, ударил тростью по земле, крикнул в сторону собаки угрожающим тоном и прошел 2 метра в сторону собаки. Во время подхода TS проводник оставался неподвижным с собакой на поводке в течение ~ 10 с, чтобы наблюдать за реакцией собаки. Затем проводник призвал собаку приблизиться к человеку, идя вперед с поводком. Как только собака оказалась на расстоянии вытянутой руки от TS, TS снял с нее капюшон, поставил трость на колени и дружески поздоровался с собакой.

    Незнакомая собака

    В испытании с незнакомой собакой субъекты столкнулись с трехмерной реалистичной моделью собаки (древнеанглийская овчарка, идентичная модели из эксперимента 1), когда они шли (на поводке, с инструктором) по тротуару. Этот тротуар огибал здание снаружи, так что модель впервые стала видна с расстояния ~ 10 м. Дрессировщики сначала привели собак к точке в 6 м от модели, затем развернулись и вернулись на расстояние 10 м от модели.Затем дрессировщики и собаки сделали два дополнительных подхода на расстояние 3 и 0,6 м от модели, каждый раз поворачиваясь и уходя на ~ 5 шагов от модели перед следующим подходом. На четвертом и последнем подходах собакам разрешалось свободно осматривать модель перед переходом к следующему пункту теста темперамента.

    Видео стимулы

    Видеостимулы и процедура были идентичны эксперименту 1.

    Оценка и анализ

    Все испытания оценивались по видео двумя независимыми наблюдателями.

    Видео стимулы

    Лай, рычание, рычание и выпад были закодированы, как в эксперименте 1. Однако наблюдались только лай и рычание, и только у одной собаки, поэтому поведенческие реакции на видеостимулы были исключены из последующего анализа.

    Угрожающий незнакомец

    Из видео мы закодировали, лают ли собаки, рычат, рычат или бросаются на угрожающего незнакомца (TS). Мы также классифицировали первоначальную реакцию собаки на TS на одну из следующих четырех категорий: (1) собака сопротивлялась проводнику, и ее нелегко уговорить на TS, (2) собака сопротивлялась проводнику, но ее легко уговорить на TS, ( 3) Собака уверенно двигалась к ТС рядом с проводником, (4) Собака уверенно двигалась к ТС перед проводником.Наконец, мы использовали следующие классификации реакций собак на TS после того, как он снял капюшон и поздоровался с собакой (выздоровление): (1) собака не оправилась от угрозы и продолжала избегать TS после изменения поведения, (2) Собака оставалась пугливой, но была готова поприветствовать и тронуть TS. (3) Собака очень хотела поприветствовать TS и не выказывала никаких признаков страха или колебаний. Согласие между экспертами было отличным по всем параметрам (лай: каппа = 1; рычание: каппа = 1; рычание: каппа = 1, начальная реакция: R = 0.97, восстановление: R = 0,91), но выпад не наблюдался, поэтому был исключен из анализа. В целях анализа лай, рычание и рычание были объединены в единую общую оценку агрессии. Поскольку каждая переменная была закодирована как бинарная мера (1: присутствует, 0: отсутствует), совокупный показатель агрессии был рассчитан как сумма лая, рычания и рычания для каждой собаки (диапазон 0–3).

    Незнакомая собака

    Из видео мы закодировали, лают ли собаки, рычат или рычат на незнакомую собаку.Мы также классифицировали подход собаки к незнакомой собаке (UD) на одну из следующих четырех категорий: (1) Собака сопротивлялась проводнику при приближении к UD и ее нелегко уговорить на UD (2) Собака сопротивлялась проводнику при приближении к UD, но ее легко уговорить в сторону UD (3) Собака уверенно приближалась к UD, но была легко перенаправлена ​​от UD хендлером (4) Собака уверенно приближалась к UD, и хендлер с трудом перенаправил ее от UD. Был только один случай лая и рычания и ни одного случая рычания, поэтому эти переменные были опущены до анализа.Согласие между экспертами по методу подхода было хорошим ( R = 0,88).

    C-BARQ

    Как и в эксперименте 1, мы оценили связь между уровнями пептидов в плазме и оценками C-BARQ для показателей, относящихся к страху и агрессии со стороны человека и собаки.

    Статистический анализ

    Из-за ограниченной вариабельности и высокого перекоса в поведенческих показателях все поведенческие показатели были дискретизированы на две квантильные группы, соответствующие низкому и высокому баллам по каждому показателю, с использованием пакета Hmisc (Harrell, 2015) в среде R для статистических вычислений (R Core Команда, 2017).Связь с уровнями пептидов в плазме была проверена путем подбора обобщенных линейных моделей, предсказывающих поведение как функцию ОТ, АВП и пола. Индивидуальные предикторы модели оценивались в структуре сравнения моделей с использованием теста отношения правдоподобия для определения изменения правдоподобия при добавлении в модель отдельных переменных. Для сравнения популяций мы включили пол в качестве ковариаты в анализ. Данные по гормонам были преобразованы в журнал перед анализом, чтобы лучше соответствовать предположениям параметрического анализа, а затем стандартизированы для облегчения интерпретации коэффициентов регрессии.

    Сбор образцов и анализ гормонов
    Образцы

    были собраны и обработаны, как описано в эксперименте 1. Образцы собак-поводырей были первоначально проанализированы на наличие свободных ОТ и АВП с использованием тех же методов, что и в эксперименте 1, чтобы позволить прямое сравнение концентраций свободных ОТ и АВП у собак-помощников и домашних собак. Большинство образцов собак-помощников ( N = 19) были обработаны на тех же планшетах, что и образцы домашних собак, что позволило провести прямое сравнение между этими группами. Одиннадцать образцов собак-помощников были проанализированы на планшете, не содержащем образцов домашних собак, поэтому для контроля межаналитической дисперсии мы исключили эти образцы из сравнения популяций для свободных ОТ и АВП.Для сравнения в группе собак-поводырей все образцы были повторно проанализированы на одном планшете, чтобы обеспечить наиболее прямые сравнения в этой популяции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *