Дайджест

Крест над Волгой

Крест над Волгой
Под огромным крестом, что возвышается на крутом берегу Самарской Луки, покоится прах нашего земляка потомственного дворянина, героя России Алексея Люпова.

…Лет семьдесят-восемьдесят назад об этом торжественно-мрачном черном кресте с часовней на высоком берегу Волги в двух километрах от старинного села Ермаково не знал практически никто. Ну, стоит и стоит себе огромный черный крест, далеко видный над рекой. Кто здесь похоронен и похоронен ли вообще — такие вопросы официально краеведами не поднимались. А неофициальных сведений и подавно не было. Похоже, что часовня поставлена до революции, поскольку после нее часовен вовсе не ставили. Поэтому крест использовался проезжими любителями поездок «на природу» в качестве объекта для увековечивания эпистол типа «Здесь был Вася». Ну а в часовенку тот Вася забегал по нужде. А поскольку Вась здесь за годы советской власти перебывало немало, нетрудно представить, что здесь творилось…

Так где же «был Вася»?

Лишь году в 83-м на Крестах — так неофициально называлось это грандиозное, но изгаженное сооружение — неофициально же, по зову души, с лопатами и метлами высадились тольяттинские кругосветчики. Высадились, чтобы привести памятник — чей бы он ни был — в божеский вид.

— Тогда командовали кругосветкой Александр Брусникин и Александр Лохмотов, — рассказывал старый кругосветчик Геннадий Мертес. — Место заброшенное, превращенное в общественный туалет, можно сказать. Всей командой взяли лопаты, выгребли все оттуда, а на следующий год Сергей Топоров со своей командой побелили там и покрасили. И это стало кругосветской традицией, мы каждый год стали высаживаться на Крестах — навестить достопримечательность, новичкам показать, навести порядок.

Официально же памятником культуры Кресты были признаны лишь в конце 80-х стараниями работников национального парка Самарская Лука, которые сумели убедить областные власти присвоить часовне статус государственного памятника архитектуры. А потом постепенно, стараниями этих же людей, по крупицам из обрывочных сведений начала вырисовываться интереснейшая и трагическая судьба того, с чьим именем связано создание этого памятника над Волгой. Особая благодарность за эту работу — самоотверженному служителю Самарской Луки Юрию Рощевскому. Именно он со своей командой разыскал сведения о человеке, похороненном под черным крестом.

Кто лежит под черным крестом?

А похоронен там герой Порт-Артура, ученый, изобретатель, наш земляк, потомственный дворянин. Родился он в 1872 году именно в Ставрополе. Родители дали сыну блестящее столичное военное образование. В 22 года стал кадровым офицером и был послан на службу в Порт-Артур, где служил в чине поручика крепостной артиллерии. Как мы знаем, практически всему русскому офицерству этого поколения суждено было погибнуть — не в Крымской войне, так в гражданской, не у расстрельной стенки, так на Соловках. А кто и выжил — так в эмиграции разве жизнь?..

Нашего же земляка Алексея Люпова, как выяснил Юрий Рощевский, миновала гибель в войнах, но судьба настигла его в мирное время…

Первую свою награду, Георгиевский крест, Люпов получил за исключительную храбрость и грамотное военное руководство при штурме крепости Бейтен в Китайской войне. Интересно, что более высокой награды Люпову не полагалось по чину. Однако командования Франции и Германии, проигнорировав невысокий чин Люпова, наградили его национальными орденами. Вероятно, поэтому и российские власти в порядке исключения в обход табели о рангах наградили нашего земляка одним из самых престижных орденов — Равноапостольнольного князя Владимира четвертой степени с мечами и красно-черным бантом. Девизом этого ордена были слова «Польза, честь и слава». К слову, таким же орденом был награжден и известный позднее реформатор Петр Столыпин. То есть, надо полагать, орден Святого Владимира налево и направо абы кому не раздавали. День кавалеров этого ордена праздновали 22 сентября.

На сопках Маньчжурии

В Порт-Артуре года за три-четыре до начала русско-японской войны уже тридцатилетний тогда офицер Алексей Люпов увлеченно и самозабвенно занимался строительством военных укреплений. Похоже, это сугубо мирное занятие захватило его куда более батальных наук. Именно в это время у него были отмечены изобретательские способности, так ярко проявившиеся потом, в мирной жизни.

А пока впереди — позорный для русской армии провал 157-дневной Порт-Артурской военной кампании. В этой войне Люпов командовал батареей 9-дюймовых мортир. И был одним из тех, кто почувствовал себя преданным, когда русское военное начальство сдало Порт-Артур, несмотря на возможность и решимость войск держать оборону. Известно, что год Люпов провел в плену, откуда вышел с туберкулезом правого легкого.

…Кстати, кому из нас, например, известно, что нотная запись знаменитейшего вальса «На сопках Маньчжурии» была впервые опубликована в Самаре в 1907 году, где квартировал тогда Мокшанский полк, оркестр которого впервые и исполнил вальс в память о погибших товарищах?

«Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия»

В Ставрополь Алексей Люпов вернулся в 1906 году. Вернулся, как делает вывод Рощевский, безумно разочарованный в политике, как были разочарованы многие после позорного поражения. Как известно, это синдром всех военных поражений. И, судя по всей дальнейшей его жизни, отставной штабс-капитан решает напрочь отойти и от военной, и от политической деятельности и заняться тем, к чему так неожиданно открылся у него талант: к изобретательству и строительству. Нормальная реакция нормального человека: к чертям политику. Мир, созидательный труд — вот ради чего стоит жить.

О том, как жил последние четыре года своей жизни этот удивительно разносторонний и талантливый человек, можно судить по тому факту, что с 1908 по 1911 год в Министерстве промышленности и торговли им запатентовано 15 изобретений из области авиации, медицины и астрономии.

Именно в это время еще один кавалер ордена Святого Владимира Петр Столыпин пытается провести аграрную реформу с целью стимулировать частное предпринимательство крестьян. «Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия», — говорил Столыпин о набирающем силу революционном брожении. И Люпову были близки его взгляды на развитие общества. Отставной штабс-капитан решает обосноваться на родине, в Жигулях, занявшись хуторским хозяйством.

1911 год становится последним годом жизни для 38-летнего Алексея Николаевича Люпова. Именно в этом году он покупает на Самарской Луке у села Ермаково десятину земли. «Приступает к строительству дома, планирует построить здесь небольшой сахарный завод. Своими руками он копает землю под фундамент, договаривается о материалах. Живет как простой мастеровой. Чтобы быть ближе к месту работы, часто ночует в конторке пристани „Купеческое общество“. Алексей Николаевич увлечен работой. Ему кажется, что можно не думать о социальных бурях. Бывалому вояке, не раз видевшему жестокости военных баталий, брожение в умах людей кажется бурей в стакане воды…», — с любовью пишет о своем герое Юрий Рощевский.

По некоторым сведениям, Люпов намеревался построить в здешних местах стекольный завод, поскольку рядом пролегали овраги с подходящими по качеству песчаниками. У Рощевского это не отмечено, так что за достоверность не ручаюсь… И кто знает, какой была бы Россия сейчас, если бы тогда одержали верх не политики, а люди дела вроде Люпова. Да и сейчас таких людей ой как не хватает, верно?

«Все теперь против нас! Будто мы и креста не носили…»

1 сентября 1911 года — за несколько дней до Дня кавалеров ордена Святого Владимира — в Киеве террорист-революционер смертельно ранит Петра Столыпина. Орден, как раз бывший на нем и принявший пулю, не спас его, а лишь оттянул кончину на несколько дней.

А сразу же после Дня орденоносцев Святого Владимира, в ночь на 25 сентября, двое братьев из Ермакова напали на спавшего на пристани Люпова. Потом на теле убитого насчитали аж 9 глубоких ран от топора. Били по голове, по ребрам, не оставляя никаких шансов выжить. За что? Теперь это вряд ли кто узнает. Лично мне доводилось слышать версию, будто темные братья-разбойники охотились за неким чудодейственным талисманом, якобы привезенным Люповым из дальних стран и приносившим ему богатство. Вот будто бы на тот талисман обзавидовались и… Ничего, естественно, не нашли. У Рощевского же другая версия. Он больше склоняется к политическим мотивам загадочного убийства.

«В это время по России прокатилась гигантская волна убийств и избиений тех, кто пытался встать на путь предложенных правительством реформ, — пишет Юрий Константинович. — В 1906 году сформировалась даже организация «безмотивных террористов», которые организовывали покушения на представителей буржуазии исключительно за их принадлежность к классу «паразитов-эксплуататоров».

Оплакали и похоронили Алексея Николаевича родственники. Они и поставили в складчину часовню и огромный крест на месте его гибели. Крест, кстати, не гниет, не рушится, не поддаваясь ни воде, ни ветрам, ни времени, ни… наскальному творчеству Васи и иже с ним

Ну а дальше все известно.…

P. S. Пожалуй, если бы не далекое от государственных и областных программ подвижничество Юрия Рощевского и его коллег-краеведов, вряд ли мы и до сих пор знали бы что-либо об удивительной и трагической судьбе нашего земляка. Впрочем… в 1990 году финансирование исследовательских работ было прекращено. «Сегодня историко-культурный опорный план Самарской Луки является уникальным, но невостребованным документом, и тысячи людей продолжают лишь гадать о происхождении таинственной часовни, как и о сотнях других достопримечательностей Самарской Луки», — подытожил свое исследование Юрий Рощевский.

Кто знает, может, и будет востребовано когда-нибудь это исследование… Пока же в очередной раз в начале мая Жигулевская кругосветка причалила к волжскому берегу с часовней — навестить и привести памятник в порядок…

Елена Воронцова ИА
«АРиА»

Карта Сайта